На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека




Мороз и морозец. Илл.— И. Кузнецов. — 1959 г.

Сказки народов Советского Союза

Мороз и морозец

Илл.— И. Кузнецов

*** 1959 ***


DjVu


ПОЛНЫЙ ТЕКСТ КНИГИ

Государственное Издательство детской литературы Министерства Просвещения РСФСР
Орнаментация книги О. Л. Роаенблатт

СОДЕРЖАНИЕ

Петушок — золотой гребешок. Русская сказка в обработке А. Толстого 3
Гуси-лебеди. Русская сказка в обработке М. Булатова 7
Рукавичка. Украинская сказка. Перевод с украинского Е. Благининой 13
Козёл — стеклянные глаза, золотые рога. Белорусская сказка в обработке М. Булатова 16
Весёлый Матти. Карельская сказка в обработке М. Булатова 19
Мороз н Морозец. Литовская сказка в обработке 3. Задунайской 24
Как совы учились петь. Эстонская сказка в обработке 3. Задунайской 27
Лиса я дрозд. Латышская сказка 30
Чудесный клад. Молдавская сказка в обработке М. Булатова 34
Храбрый мальчик. Дагестанская сказка. Запись и пересказ Анны Гарф 38
Коза с кудрявыми ножками. Таджикская сказка в обработке К. Улуг-заде 42
Конь и барс. Казахская сказка в обработке М. Булатова 46
Джейраны. Туркменская сказка. Перевод и обработка О. Эрберга 50
Сто умов н один ум. Киргизская сказка в обработке М. Булатова 53
Кузнечик и муравей. Грузинская сказка в обработке М. Булатова 57
Как Джиртдан увёл детей от страшного дива. Азербайджанская сказка в обработке М. Булатова 60
Змея и рыба. Армянская сказка в обработке Я. Хачатрянца 64
Упрямые козы. Узбекская сказка в обработке М. Булатова 65
Чирки и лис. Эскимосская сказка в обработке Г. Меновщикова 67
Айога. Нанайская сказка. Пересказ Д. Нагишкина 71
Как собака себе товарища искала. Ненецкая сказка 76



      ПЕТУШОК — ЗОЛОТОЙ ГРЕБЕШОК
      (Русская сказка}
     
      Жили-были кот, дрозд да петушок — золотой гребешок. Жили они в лесу, в избушке. Кот да дрозд ходят в лес дрова рубить, а петушка одного оставляют.
      Уходят — строго наказывают:
      — Мы пойдем далеко, а ты оставайся домовничать да голоса не подавай, когда придёт лиса, в окошко не выглядывай.
      Проведала лиса, что кота и дрозда дома нет, прибежала к избушке, села под окошко и запела:
      — Петушок, петушок,
      Золотой гребешок,
      Масляна головушка,
      Шёлкова бородушка,
      Выгляни в окошко,
      Дам тебе горошку!
      Петушок и выставил головку в окошко. Лиса схватила его в когти, понесла в свою нору.
      Закричал петушок:
      — Несёт меня лиса За тёмные леса,
      За быстрые реки,
      За высокие горы...
      Кот и дрозд, спасите меня!..
      Кот и дрозд услыхали, бросились в погоню и отняли у лисы петушка.
      В другой раз кот и дрозд пошли в лес дрова рубить и опять наказывают:
      — Ну, теперь, петух, не выглядывай в окошко, мы ещё дальше пойдём, не услышим твоего голоса.
      Они ушли, а лиса опять прибежала к избушке и запела:
      — Петушок, петушок,
      Золотой гребешок,
      Масляна головушка,
      Шёлкова бородушка,
      Выгляни в окошко,
      Дам тебе горошку.
      Петушок сидит помалкивает. А лиса опять:
      — Бежали ребята,
      Рассыпали пшеницу,
      КурицьГ клюют,
      Петухам не дают...
      Петушок и выставил головку в окошко:
      — Ко-ко-ко! Как — не дают?!
      Лиса схватила его в когти, понесла в свою нору. Закричал петушок:
      — Несёт меня лиса За тёмные леса,
      За быстрые реки,
      За высокие горы...
      Кот и дрозд, спасите меня!..
      Кот и дрозд услыхали, бросились в погоню. Кот бежит, дрозд летит... Догнали лису — кот дерёт, дрозд клюёт... И отняли петушка.
      Долго ли, коротко ли — опять собрались кот да дрозд в лес дрова рубить. Уходя, строго-настрого наказывают петушку:
      — Не слушай лисы, не выглядывай в окошко, мы ещё дальше уйдём, не услышим твоего голоса.
      И пошли кот да дрозд далеко в лес дрова рубить. А лиса тут как тут — села под окошко и поёт:
      — Петушок, петушок,
      Золотой гребешок,
      Масляна головушка,
      Шёлкова бородушка,
      Выгляни в окошко,
      Дам тебе горошку.
      Петушок сидит помалкивает. А лиса опять:
      — Бежали ребята,
      Рассыпали пшеницу,
      Курицы клюют,
      Петухам не дают...
      Петушок всё помалкивает. А лиса опять:
      — Люди бежали,
      Орехов насыпали,
      Куры-то клюют,
      Петухам не дают...
      Петушок и выставил головку в окошко:
      — Ко-ко-ко! Как — не дают?!
      Лиса схватила его в когти и понесла в свою нору, за тёмные леса, за быстрые реки, за высокие горы...
      Сколько петушок ни кричал, ни звал, кот и дрозд не услышали его. А когда вернулись домой, петушка-то нет.
      Побежали кот и дрозд по Лисицыным следам. Кот бежит, дрозд летит... Прибежали к Лисицыной норе. Кот настроил гусельцы и давай натренькивать:
      — Трень-брень, гусельцы,
      Золотые струночки...
      Ещё дома ли Лисафья-кума,
      Во своём ли тёплом гнёздышке?
      Лисица слушала, слушала и думает:
      «Дай-ка посмотрю, кто это так хорошо на гуслях играет, сладко напевает».
      Взяла да и вылезла из норы. Кот и дрозд её схватили и давай бить-колотить. Едва лиса ноги унесла.
      Взяли они петушка, посадили в лукошко и принесли домой.
      И с тех пор стали жить да быть, да и теперь живут.
     
      ГУСИ-ЛЕБЕДИ
      (Русская сказка)
     
      Жили-были муж да жена. Была у них дочка Машенька да сын Ванюшка. Вот раз собрались отец с матерью в город и говорят Маше:
      — Ну, дочка, будь умница: никуда не уходи, береги братца. А мы вам с базара гостинцев привезём.
      Вот отец с матерью уехали, а Маша посадила братца на травку под окном и побежала на улицу, к подружкам.
      Вдруг, откуда ни возьмись, налетели гуси-лебеди, подхватили Ванюшку, посадили на крылья и унесли. Вернулась Маша, глядь — братца нету!
      Ахнула она, кинулась туда, сюда — нигде Ванюшки не видно. Кликала она, кликала — братец не откликается. Стала Маша плакать, да слезами горю не поможешь. Сама виновата, сама и найти братца должна.
      Выбежала Маша в чистое поле, глянула по сторонам. Видит — метнулись вдалеке гуси-лебеди и пропали за тёмным лесом.
      Догадалась Маша, что это они унесли её братца, и бросилась догонять их.
      Бежала, бежала, видит — стоит в поле печка. Подбежала Маша к ней:
      — Печка, печка, скажи, куда гуси-лебеди полетели?
      — Подбрось в меня дровец, — говорит печка, — тогда скажу!
      Маша скорее дровец нарубила, в печку подбросила. Печка сказала, в какую сторону бежать.
      Побежала Маша дальше.
      Видит — стоит яблоня, вся румяными яблочками увешана, ветки до самой земли склонились. Маша к ней:
      — Яблонька, яблонька, скажи, куда гуси-лебеди полетели?
      — Стрясёшь мои яблочки, — скажу, куда гуси-лебеди полетели.
      Стрясла Маша яблоки, яблоня ветки подняла, листики расправила, Маше дорогу показала.
      Бежит Маша дальше и видит: течёт молочная речка — кисельные берега. Маша к ней:
      — Молочная речка — кисельные берега, куда гуси-лебеди полетели?
      — Упал в меня камень, — отвечает речка. — Сдвинь его в сторону — тогда скажу, куда гуси-лебеди полетели.
      Поднатужилась Маша, сдвинула камень. Зажурчала речка, сказала Маше, куда ей бежать, где гусей-лебе-дей искать.
      Бежала, бежала Маша и прибежала к дремучему лесу. Стоит на опушке и не знает, куда теперь идти, что делать. Смотрит — сидит под пеньком ёж.
      — Ежик, ёжик, — спрашивает Маша, — не видал ли ты, куда гуси-лебеди полетели?
      Ёжик говорит:
      — Куда я покачусь, туда и ты иди!
      Свернулся он клубочком и покатился между ёлками, между берёзками. Катился, катился и прикатился к избушке на курьих ножках. Смотрит Маша — сидит в той
      избушке баба-яга, пряжу прядёт. А Ванюшка возле крылечка золотыми яблочками играет.
      Подкралась Маша тихонько к избушке, схватила братца и побежала домой.
      Немного спустя глянула баба-яга в окно: нету мальчика! Кликнула она гусей-лебедей:
      — Скорей, гуси-лебеди, летите в погоню!
      Взвились гуси-лебеди, закричали, полетели.
      А Маша бежит, несёт братца, ног под собой не чует. Глянула назад — увидела гусей-лебедей... Что делать? Побежала она к молочной речке — кисельным берегам. А гуси-лебеди кричат, крыльями хлопают, нагоняют её...
      — Речка, речка, — просит Маша, — спрячь меня!
      Речка посадила её с братцем под крутой бережок,
      от гусей-лебедей спрятала.
      Гуси-лебеди Машу не увидали, мимо пролетели. Вышла Маша из-под крутого бережка, поблагодарила речку и опять побежала.
      А гуси-лебеди заметили её — воротились, летят навстречу.
      Подбежала Маша к яблоне:
      — Яблонька, яблонька, спрячь меня!
      Яблонька заслонила её веточками, прикрыла листочками. Гуси-лебеди покружились, покружились, не нашли Машу и Ванюшку и пролетели мимо.
      Вышла Маша из-под яблони, поблагодарила её и опять пустилась бежать.
      Бежит она, несёт братца, уж недалеко и до дому... Да, на беду, гуси-лебеди снова увидали её — и ну за ней! Гогочут, налетают, крыльями над самой головой машут, — того и гляди, Ванюшку из рук вырвут... Хорошо, что печка рядом. Маша к ней:
      — Печка, печка, спрячь меня!
      Печка её спрятала, заслонкой закрыла.
      Гуси-лебеди к печке подлетели, давай заслонку открывать.да не тут-то было. Сунулись они в трубу, да в печку не попали, только крылья сажей вымазали. Покружились они, покружились, покричали, покричали, да так ни с чем и вернулись к бабе-яге...
      А Маша с Ванюшкой вылезла из печки и пустилась домой во весь дух.
      Прибежала домой, умыла братца, причесала, посадила на лавочку, сама рядом с .ним села.
      Скоро и отец с матерью вернулись из города, гостинцы привезли.
     
     
      РУКАВИЧКА
      (Украинская сказка)
     
      Шёл дед лесом, а за ним бежала собачка. Шёл Шшя дед, шёл, да и обронил рукавичку. Вот бежит мышка, влезла в эту рукавичку и говорит:
      — Тут я буду жить.
      А в это время лягушка — прыг-прыг! — спрашивает:
      — Кто, кто в рукавичке живёт?
      — Мышка-поскребушка. А ты кто?
      — А я лягушка-попрыгушка. Пусти и меня!
      — Иди.
      Вот их уже двое. Бежит зайчик. Подбежал к рукавичке и спрашивает:
      — Кто, кто в рукавичке живёт?
      — Мышка-поскребушка, лягушка-попрыгушка. А ты кто?
      — А я зайчик-побегайчик. Пустите и меня!
      — Иди.
      Вот их уже трое. Бежит лисичка:
      — Кто, кто в рукавичке живёт?
      — Мышка-поскребушка, лягушка-попрыгушка да зай-чик-побегайчик. А ты кто?
      — А я лисичка-сестричка. Пустите и меня!
      Вот их уже четверо сидят. Глядь, бежит волчок — и тоже к рукавичке, да и спрашивает:
      — Кто, кто в рукавичке живёт?
      — Мышка-поскребушка, лягушка-попрыгушка, зайчик-побегайчик да лисичка-сестричка. А ты кто?
      — А я волчок — серый бочок. Пустите и меня!
      — Ну уж— иди!
      Влез и этот, стало их пятеро. Откуда ни возьмись, бредёт кабан:
      — Хро-хро-хро, кто в рукавичке живёт?
      — Мышка-поскребушка, лягушка-попрыгушка, зай-чик-побегайчик, лисичка-сестричка да волчок — серый бочок. А ты кто?
      — А я кабан-клыкан. Пустите и меня!
      Вот беда, всем в рукавичку охота!
      — Тебе ведь и не влезть!
      — Как-нибудь влезу, пустите!
      — Ну что ж с тобой поделаешь, лезь!
      Влез и этот. Уже их шестеро. И так им тесно, что не повернуться! А тут затрещали сучья — вылезает медведь и тоже к рукавичке подходит, ревёт:
      — Кто, кто в рукавичке живёт?
      — Мышка-поскребушка, лягушка-попрыгушка, зайчик-побегайчик, лисичка-сестричка, волчок — серый бочок да кабан-клыкан. А ты кто?
      — Гу-гу-гу, вас тут многовато! А я медведюшка-батюшка. Пустите и меня!
      — Как же мы тебя пустим? Ведь и так тесно.
      — Да как-нибудь.
      — Ну уж иди, только с краешку!
      Влез и этот — семеро стало, да так тесно, что рукавичка, того и гляди, разорвётся.
      А тем временем дед хватился — нету рукавички. Он тогда вернулся искать её. А собачка вперёд побежала. Бежала, бежала, смотрит — лежит рукавичка и пошевеливается. Собачка тогда:
      — Гав-гав-гав!
      Звери испугались, из рукавички вырвались — да врассыпную по лесу! Ну, дед пришёл и забрал рукавичку.
     
     
      КОЗЁЛ — СТЕКЛЯННЫЕ ГЛАЗА, ЗОЛОТЫЕ РОГА
      (Белорусская сказка)
     
      Жила-была бабка-старушка. Распахала она поле, посеяла на поле овёс. Славный вырос овёс — густой, высокий!
      Пошла бабка раз на поле, свой овёс поглядеть. Видит — в овсе козёл бродит: ест овёс, мнёт овёс. Подбежала бабка и говорит:
      — Вон, козёл, из овса! Вон, козёл, из овса!
      А козёл не уходит.
      — Не лезь, — говорит, — бабища-старушища! У меня глаза стеклянные, у меня рога золотые: как бодну, так и дух вон!
      Нечего бабке делать: заплакала и пошла.
      Навстречу ей медведь:
      — Чего, бабка, горюешь?
      Рассказала бабка свою беду — так и так:
      — Как мне не горевать? Повадился в мой овёс козёл, и выгнать его нельзя!
      — Ну, бабка, не горюй! Пойдём, я его выгоню! Пошли они к овсу, медведь и говорит:
      — Вон, козёл, из овса! Вон, козёл, из овса!
      А козёл не уходит.
      — Не лезь, медведь лохматый! У меня глаза стеклянные, у меня рога золотые: как бодну, так и дух вон!
      Испугался медведь и убежал.
      Пошла бабка и плачет.
      Навстречу ей волк:
      — Чего, бабка, плачешь?
      Рассказала бабка волку свою беду — так и так:
      — Как же мне не плакать? Повадился в мой овёс козёл, и выгнать его нельзя!
      — Пойдём, бабка, я его выгоню!
      — Где тебе выгнать — медведь и тот не выгнал!
      — Ну пойдём, покажи мне козла.
      Подошли к овсу, волк и говорит:
      — Вон, козёл, из овса! Вон, козёл, из овса!
      А козёл в ответ:
      — Не лезь, волчище, драный хвостище! У меня глаза стеклянные, у меня рога золотые: как бодну, так и дух вон!
      Волк испугался и убежал.
      Пошла опять бабка и плачет.
      Бежит лисица:
      — О чём, бабка, плачешь?
      Рассказала бабка свою беду и лисице — так и так:
      — Как же мне не плакать? Повадился в мой овёс козёл, и не выгнать его: медведь выгонял — не выгнал, волк выгонял — не выгнал.
      — Ну пойдём, я-то его выгоню!
      Пошли к овсу, лисица и кричит:
      — Вон, козёл, из овса! Вон, козёл, из овса!
      А козёл не уходит:
      — Не лезь, лиска, не подходи близко! У меня глаза стеклянные, у меня рога золотые: как бодну, так и дух вон!
      Испугалась лисица и убежала.
      Идёт бабка и опять плачет, опять горюет.
      Скачет навстречу заяц:
      — Чего, бабка, плачешь? О чём, бабка, горюешь?
      Рассказала бабка и зайцу свою беду — так и так:
      — Как же мне не плакать? Повадился в мой овёс козёл, а выгнать его никто не может: медведь выгонял — . не выгнал, волк выгонял — не выгнал, лисица выгоняла — не выгнала.
      — Ну пойдём, бабка, я тебе помогу!
      Пошли к овсу, заяц и говорит:
      — Вон, козёл, из овса! Вон, козёл, из овса!
      А козёл отвечает:
      — Не лезь, зайчище, рваная губища! У меня глаза стеклянные, у меня рога золотые: как бодну, так и дух вон!
      Испугался заяц и убежал.
      Идёт бабка, заливается, плачет.
      Летит пчела:
      — О чём, бабка, плачешь?
      Рассказала бабка свою беду и пчеле:
      — Как же мне не плакать? Повадился в мой овёс козёл, и выгнать его нельзя,
      — Пойдём, я его выгоню!
      — Где тебе!.. Медведь выгонял — не выгнал, волк выгонял — не выгнал-, лиса выгоняла — не выгнала, заяц выгонял — не выгнал. Где уж тебе, такой маленькой, его выгнать!
      — Пойдём, бабка, покажи мне козла!
      Привела бабка пчёлку к овсяному полю.
      Вот пчёлка подлетела да как ужалит козла в нос!
      Как заблеет козёл! Как побежит! И след простыл!
      Перестал с тех пор козёл в бабкин овёс ходить.
      Стала бабка жить, да поживать, да добра наживать.
     
     
      ВЕСЁЛЫЙ МАТТИ
      (Карельская сказка)
     
      Жили старик со старухой. Было у них два сына. Старшего звали Тойво. Хороший он был, ра-Шят ботящий, только уж очень хмурый. Никогда не
      Ш засмеётся, никогда не запоёт, одно знает — трубку курит, дым пускает. Рыбу на озере ловит — молчит, сосну в лесу рубит — молчит, лыжи мастерит — молчит. За это его и прозвали Тойво-неулнба..
      А младшего звали Матти. Хороший он был парень. Работает Матти — песни поёт, разговаривает — весело смеётся. Умел он и на гуслях-кантеле играть. Как начнёт струны пощипывать, как заиграет плясовую — никто на месте не устоит, у всех ноги сами собой в пляс идут. За это его все и звали Матти-весельчак.
      Поехал раз Тойво в лес по дрова. Отвёл сани в сторону, выбрал хорошую сосну и давай рубить. Пошёл по лесу стук да треск.
      А возле той сосны медвежья берлога была. Проснулся хозяин-медведь:
      — Это кто стучит? Кто мне спать не даёт?
      Вылез из берлоги, глядит: парень сосну рубит, щепки из-под топора во все стороны летят!
      Ух, рассердился медведь!
      — Ты зачем в моём лесу стучишь, спать не даёшь? Зачем куришь-дымишь? Вон убирайся!
      Да как встанет на дыбы, да как хватит Тойво лапой — только куртка затрещала.
      Тойво от страха топор выронил, сам по снегу покатился, перекувырнулся, да прямо в сани и свалился.
      Испугалась лошадь, дёрнула и понесла сани по сугробам, по пням, по полянам, да и вывезла Тойво из лесу. Вот оно как было.
      Приехал Тойво домой — ни дров, ни топора, куртка разорвана и сам еле жив. Ну, да что поделаешь! А дрова-то нужны — печку топить нечем.
      Собрался в лес Матти-весельчак. Взял топор да кантеле, сел в сани и поехал. Едет — играет и песню поёт.
      Приезжает Матти-весельчак в лес и видит: стоит сосна, с одного боку надрублена, а рядом на снегу топор лежит.
      «Эге, да это здесь мой братец Тойво рубил!»
      Отвёл Матти сани в сторону, поднял топор, хотел было сосну рубить, да раздумал.
      «Дай-ка сначала на кантеле поиграю — веселей работа пойдёт».
      Вот он какой был, Матти-весельчак!
      Сел на пенёк, да и заиграл. Пошёл по лесу звон. Проснулся хозяин-медведь:
      — Кто это звенит? Кто мне уши щекочет?
      Вылез из берлоги, видит: парень на кантеле играет, шапка на затылке, брови круглые, глаза весёлые щёки румяные, — сам песню поёт.
      Хотел он на Матти броситься, да не смог: ноги сами так в пляс и просятся — удержу нет!
      Заплясал медведь, затопал, заревел:
      — Ух, ух, ух, ух!
      Перестал Матти играть на кантеле. Перевёл медведь дух и говорит:
      — Эй, парень, научи меня на кантеле играть!
      — Можно, — говорит Матти-весельчак. — Отчего не научить!
      Сунул кантеле медведю в лапы. А у медведя лапы толстые, бьёт он по струнам — ох, как скверно играет!
      — Нет, — говорит Матти, — плохо ты играешь! Надо тебе лапы тоньше сделать.
      — Сделай! — кричит медведь.
      — Ну, будь по-твоему!
      Подвёл Матти медведя к толстой ели, разрубил её топором вдоль и в щель клин вставил.
      — Ну-ка, хозяин, сунь лапы в щель да держи, пока я не разрешу вынуть!
      Сунул медведь лапы в щель, а Матти топором по клину как стукнет! Вылетел клин, медведю лапы-то и прищемило. Заревел медведь, а Матти смеётся:
      — Терпи, терпи, пока лапы тоньше станут!
      — Не хочу играть! — ревёт медведь. — Ну тебя с кантеле твоим, отпусти меня!
      — А будешь людей пугать? Будешь из лесу гнать?
      — Не буду! — ревёт медведь, — Только отпусти!
      — Ну ладно, отпущу.
      Загнал Матти клин в щель, вытащил медведь лапы и скорее в берлогу забрался.
      — Смотри, — говорит Матти, — не забудь своё обещание! Не то приеду — напомню тебе!
      Нарубил Матти полные сани сосновых дров и поехал из лесу. Едет, сам на кантеле играет да песни поёт.. Вот он какой, Матти-весельчак!
      С тех пор медведь на людей перестал нападать. Как услышит голос да стук топора, думает:
      «Уж не Матти ли это приехал?»
      И лежит в своей берлоге тихо да смирно.
     
     
      МОРОЗ И МОРОЗЕЦ
      (Литовская сказка)
     
      Жил на свете, да, видно, и сейчас живёт, старый, седой Мороз. И был у него сын — молодой Морозец.
      Ходил старый Мороз по полям и лесам, в своём хозяйстве порядки наводил. Где надо — снегу подсыплет, где вздумается — метель заметёт. А сынок Морозец посматривает на отцову работу да посмеивается:
      — Эх, стар стал отец, одряхлел совсем! Мне бы волю — я бы такую вьюгу закрутил, что деревья бы закачались! Я бы столько снегу намёл, что и зверю не пройти, и человеку не проехать!
      Раз как-то вышел молодой Морозец погулять. Вдруг видит — едет в санях толстый-претолстый пан. Шуба на нём медвежья, шапка лисья, на ногах сапоги валеные, на руках пуховые рукавицы.
      «Вон как укутался! — думает Морозец. — Старику отцу такого ни за что бы не пронять. А вот от меня не уйти этому пану!»
      И погнался Морозец за санями. Догнал пана и давай его морозить! Пан съёжился весь, шапку на самый нос надвинул, шубу запахнул покрепче. Да толку мало — не отстаёт от него Морозец, во все щёлочки пробирается, со всех сторон поддувает.
      Совсем закоченел пан. И до дому не доехал — замёрз по дороге.
      Ну, а Морозец-то рад. Побежал хвастать отцу:
      — Гляди, старый, какого я толстого пана в медвежьей шубе заморозил!
      — Что и говорить, ты у меня, сынок, молодец-молодцом, — сказал старый Мороз. — С толстым-то паном ты справился, а вот попробуй пронять того мужика — видишь, шагает по дороге?
      Поглядел Морозец — идёт по дороге этакий тощий мужичок. Шубёнка у него еле держится на плечах, и не разберёшь — чего на ней больше: то ли дыр, то ли заплат.
      — С этим-то я живо справлюсь! — засмеялся Морозец. — Только дуну — и поминай как звали!
      А мужик как раз дошёл до своей делянки, взял топор в руки и давай рубить ёлки да сосны.
      tyT-то на него и набросился Морозец. С srot-o бока подует, с другого налетит. А мужик знай себе машет и машет топором. До того разошёлся, что даже пот его прошиб.
      Бьётся, бьётся над ним Морозец — мужику хоть бы что! Он и шубенку распахнул и рукавицы бросил.
      Рассердился Морозец:
      — Ну, я от тебя не отстану! Так или этак, а дойму тебя.
      И забрался в мужиковы рукавицы. Думает: «Пойдёт
      мужик домой, станет надевать рукавицы — тут-то я его и ухвачу за пальцы! Без рук останется».
      Ну ладно. Махал, махал мужик топором, навалил кучу дров, устал наконец. Стал собираться домой. Хотел рукавицы надеть, а они не гнутся, промёрзли насквозь.
      Мужик недолго думая взял топор да обухом по рукавицам — раз, другой, третий. Так намял Морозцу бока, что тот еле жив остался.
      Кое-как доплёлся молодой Морозец до дому. А старый Мороз смеётся:
      — Что, попало тебе? Рано передо мной расхвастался! С моё поживи — узнаешь, кто слаб, кто силён! Иной с виду прост, а попробуй подступись к нему!
     
     
      КАК СОВЫ УЧИЛИСЬ ПЕТЬ
      (Эстонская сказка)
     
      Было время, когда все птицы пели одинаково. От этого получалась большая путаница. Бывало, услышит голубь красивую песенку, подумает, что голубка его разливается. Полетит на голос да прямо в когти коршуну попадётся. Станет красногрудый снегирь сзывать своих птенцов, а на зов его слетаются серые воробьишки... Наконец надоела такая жизнь птицам, и решили они так: сложим все песни в большой сундук и будем тянуть по очереди — кто какую песню вытащит, ту и станет петь весь его род.
      Назначили птицы день, час, место и слетелись со всех концов леса делить песни.
      Одни совы опоздали. Были они большими лентяйками и очень любили поспать. Птицы, пролетая к назначенному месту, позвали двух сов, дремавших на ветке, но те только приоткрыли свои круглые глаза и сказали друг другу:
      — К чему спешить? Самые хорошие песни — подлиннее да потяжелее, они, верно, завалились на дно сундука. Вот и достанутся нам.
      Только к вечеру собрались совы получить свою долю. Заглянули в сундук, а там пусто. Все песни разобрали другие птицы. Так совам ничего и не досталось.
      А разве можно прожить без песен? Друг другу и то не знаешь, как голос подать. Горевали, горевали совы и наконец сказали:
      — Давайте сами придумаем для себя какую-нибудь песенку.
      Но это было не так-то легко. То затянут такое, что у самих уши заболят, а то зальются трелью и уже обрадуются — вот-то хорошо! — да вдруг услышат: то же коленце, но гораздо складнее выводит какой-нибудь жалкий зяблик.
      Совсем приуныли совы. А птицы кругом так и щебечут с утра до вечера, им на зависть.
      Однажды вечерком встретились две подруги-совы в рощице за деревней. Поболтали о том о сём, Заговорили и о своей печальной судьбе. И тут одна из них сказала:
      — Не поучиться ли нам у людей?
      — Вот это дело! — ответила вторая. — Я как раз слыхала, что сегодня на хуторе справляют свадьбу. А на свадьбах, уж верно, поют самые лучшие песни.
      Сказано — сделано. Полетели совы в деревню, прямо на тот двор, где играли свадьбу. Пристроились на яблоне, что росла поближе к избе, и навострили уши. Да, на их беду, никто из гостей не затягивал песню. Надоело совам сидеть на ветке.
      — Видно, и от людей не дождаться нам помощи! — сказали они друг другу и уже собрались было лететь восвояси.
      Но тут скрипнула дверь, распахнулась с шумом, и какой-то весельчак крикнул во весь голос:
      — Уу-ух-уу!
      — Чур, моя песня, чур,— моя! — воскликнула первая сова.
      — Ладно, — ответила её подруга. — Ну и повезло же тебе:
      В это время в конюшне проснулась лошадь. Проснулась и громко зафыркала:
      — Фррр...
      — А вот это моя, моя песня! — тотчас закричала вторая сова.
      И обе весело улетели, чтобы поскорее добраться до ррдного леса и похвастаться своими чудесными песнями перед другими птицами.
      Кому случалось в ночную пору забрести в сосняк, или березняк, или в ельник, тот, верно, слыхал перекличку двух птиц. Одна кричит:
      — Уу! Ух-уу!
      Другая отвечает:
      — Фррр... Фррр... Фрр-рр-рр!
      Это и есть те самые совы, которые в старину летали на свадьбу учиться песням.
     
     
      ЛИСА И ДРОЗД
      (Латышская сказка)
     
      Свил дрозд гнездо на маленькой ёлке. Высидел птенцов, а тут приходит к ёлке лиса и кричит:
      — Все уже сеют, а я ещё сохи не приготовила! Надо эту ёлочку срубить на оглобли для сохи.
      Испугался дрозд, просит, чтобы лиса не рубила ёлку, не разоряла гнездо с малыми детишками. Лиса говорит:
      — Дай мне одного птенца, тогда не стану рубить. Что тут делать дрозду? Приходится отдать лисе птенца, да не знает, которого: всех жалко; какой палец ни укуси — все болят...
      О ту пору, пока оба торговались, подходит бабка-ворана и говорит дрозду:
      — Не тужи, дроздок, пусть рубит! Где ж у неё топор-то?
      Лиса давай бить хвостом по ёлке, да дрозд сразу увидел, что это ему нипочём.
      Рассердилась лиса на умную ворону, захотела её хитростью извести.
      Взобралась на пригорок и притворилась, что подохла.
      Прилетела ворона и — прыг! — лисе на голову. Ну, хитрюга лиса сразу же сцапала ворону.
      Стала тут ворона просить: пусть лиса делает с ней что захочет, да только бы не засовывала в ступицу и не пускала колесо под гору.
      Ну, тут уж лисе захотелось посадить ворону в ступицу. Так она и сделала!
      А ворона с одной стороны ступицы влезла, а с другой вон вылетела. Так и спаслась от лисы.
     
     
      ЧУДЕСНЫЙ КЛАД
      (Молдавская сказка)
     
      Жил когда-то на свете один человек. У него было три сына. Был тот человек старательный и трудолюбивый, никогда без дела не сидел. Работал он с раннего утра до позднего вечера, не зная устали — везде поспевал.
      Сыновья у него были рослые, красивые, сильные, а работать не любили.
      Отец и в поле, и в саду, и дома трудился, а сыновья сидели под деревьями в тени и болтали или ходили на Днестр рыбу ловить.
      — Что же вы не работаете никогда? Почему отцу не помогаете? — спрашивали их соседи.
      — А зачем нам работать? — отвечали сыновья. — О нас отец заботится, он везде сам справляется!
      Так они и жили год за годом.
      Сыновья выросли, а отец постарел, ослабел и не мог уже работать, как прежде. Запустел у них сад бколо дома, заросло поле сорной травой.
      Видят это сыновья, а работать не хотят.
      — Что же вы, сынки, без дела сидите? — спрашивает
      их отец. — Пока я был молод, я работал, а теперь ваша пора пришла.
      — Успеем ещё поработать, — говорят в ответ сыновья.
      Горько стало старику, что сыновья у него такие лентяи.
      Заболел он от горя и слёг в постель.
      Тут уж семья совсем в бедность пришла. Сад весь зарос, одичал, выросли в нём крапива да лебеда, так что из-за них даже дома не было видно.
      Однажды созвал старик своих сыновей и сказал им:
      — Ну, сынки, пришёл мой смертный час. Как вы теперь без меня жить будете? Трудиться вы не любите и не умеете.
      Сжались у сыновей сердца, заплакали они.
      — Скажи нам, отец, что-нибудь напоследок, посоветуй что-нибудь! — попросил старший брат.
      — Хорошо! — сказал отец. — Открою я вам одну тайну. Все вы знаете, что я и покойная ваша мать работали не покладая рук. За долгие годы скопили мы для вас богатство — горшок с золотом. Закопал я этот горшок возле дома, только не помню, в каком месте. Ищите мой клад, и тогда будете вы жить, не зная нужды.
      Простился отец с сыновьями и умер.
      Похоронили сыновья старика, погоревали. Потом старший брат сказал:
      — Что ж, братья, пришли мы в большую бедность, жить нам нечем, не на что даже хлеба купить. Помните, что отец перед смертью говорил? Давайте искать горшок с золотом!
      Взяли братья заступы и стали копать возле самого дома небольшие ямки.
      Покопали они, покопали, но найти горшок с золотом не могли.
      Тогда средний брат говорит:
      — Братья! Если мы так будем копать, то никогда не найдём отцовского клада. Давайте раскопаем всю землю вокруг нашего дома!
      Братья согласились. Снова взялись за свои заступы, вскопали всю землю, но горшка с золотом так и не нашли.
      — Эх, — говорит младший брат, — давайте вскопаем землю ещё раз, да поглубже! Может, отец закопал горшок с золотом глубоко.
      Согласились братья. Очень уж хотелось им разыскать отцовский клад!
      Снова принялись все за работу.
      Копал-копал старший брат, вдруг наткнулась его лопата на что-то большое и твёрдое. Забилось у него сердце, обрадовался он, кликнул своих братьев:
      — Идите скорее ко мне: я отцовский клад нашёл!
      Прибежали средний и младший братья, стали помогать старшему.
      Трудились, трудились и выкопали из земли не горшок с золотом, а тяжёлый камень.
      Обидно им стало, они и говорят:
      — Что же нам с этим камнем делать? Не оставлять же здесь. Отнесём его подальше да бросим в овраг!
      Так они и сделали. Убрали камень и опять принялись землю раскапывать. Целый день работали, о еде, об отдыхе забыли! Перекопали ещё раз всю свою землю. Земля стала пышной и мягкой. А горшка с золотом так и не нашли.
      — Что ж, — говорит старший брат, — раскопали мы землю — не пустовать же ей! Давайте посадим на этой земле виноград.
      — Верно, — говорят братья. — Хоть не даром пропадут наши труды.
      Посадили они виноградные лозы и стали ухаживать за ними.
      Немного времени прошло, разросся у них большой да хороший виноградник. Созрели сочные, сладкие гроздья.
      Собрали братья богатый урожай. Оставили себе сколько нужно, а остальное продали — много денег получили.
      Тогда сказал старший брат:
      — Недаром мы раскопали всю нашу землю: нашли мы в ней драгоценный клад, о котором нам перед смертью отец говорил!
     
     
      ХРАБРЫЙ МАЛЬЧИК
      (Дагестанская сказка)
     
      Жил-был мальчик. Пошёл он в лес. Гулял-гулял и заблудился. А было это высоко в горах. Искал-искал дорогу и устал. Сломил он себе крепкую палку и дальше пошёл. Шёл-шёл и лёг под куст отдохнуть.
      Вот он лёг отдохнуть и видит: по большому дереву громадная змея ползёт. А на дереве гнездо, и в гнезде птенцы.
      Как увидели птенцы змею, закричали они, заплакали:
      — Помогите, помогите!
      Но никто не пришёл к ним на помощь.
      А змея шипит, пасть разинула, язык высунула. Лезет всё выше, подползает всё ближе...
      Мальчик сперва очень испугался, а потом пожалел птенцов, взял свою крепкую палку, размахнулся и ударил змею. Она развернулась, опять свернулась да как прыгнет на мальчика!
      Змея была сильная, толстая и длинная. Змея и мальчик бились очень долго, но мальчик победил.
      Он бросил птенцам змеиное мясо, а сам опять лёг под куст и уснул, потому что он очень устал.
      Вдруг зашумел лес от ветра, ночные звери в норы попрятались, звёзды тучами укрылись.
      Это, широко махая своими могучими крылами, прилетела чудо-птица к своим птенцам.
      Увидала она мальчика, страшным клёкотом заклекотала:
      — Чччеловекк, чччеловекк! Ррразорву еггго!
      — Мама, мама, — заплакали птенцы, — этот человек змею убил, нас накормил!
      Тогда чудо-птица опустилась на землю и распростёрла над мальчиком своё широкое крыло, чтобы ни ветер, ни дождь ему спать не мешали.
      Утром храбрый мальчик проснулся, увидал над собой большое крыло и заплакал.
      — Не бойся, — сказала ему чудо-птица. — Ты моих детей спас, я для тебя теперь что хочешь сделаю.
      — Отнеси меня домой, — попросил мальчик.
      — Садись-ка мне на спину, обними за шею.
      И чудо-птица подняла мальчик^ высоко, унесла далеко и опустила на крышу его родного дома.
      — Будь всегда таким, как сейчас, — сказала она улетая.
     
     
      КОЗА С КУДРЯВЫМИ НОЖКАМИ
      (Таджикская сказка)
     
      Жила-была Коза с кудрявыми ножками. У неб было трое козлят: Алюль, Булюль и Хиштаки Саританур.
      Однажды коза отправилась на пастбище. Перед уходом позвала она детей и говорит:
      — Мой Алюль, мой Булюль, мой Хиштаки Саританур! Я ухожу пастись, принесу вам на рожках травку, на язычке водичку, в вымечке молочко. Заприте дверь на засов и сидите дома.
      Алюль, Булюль, Хиштаки Саританур заперли дверь и остались дома.
      Только скрылась коза из виду, подошла к двери собака, постучала лапой и пролаяла:
      — Мой Алюль, мой Булюль, мой Хиштаки Саританур, отоприте мне дверь!
      Алюль, Булюль, Хиштаки Саританур узнали по голосу, что это не мать, и не открыли дверь.
      Ушла собака ни с чем. Только она ушла, прибежал шакал и завыл:
      — Мой Алюль, мой Булюль, мой Хиштаки Сарита-нур, отоприте скорей!
      Но козлята узнали шакала и не открыли ему дверь.
      Тогда подошёл к двери волк: он стоял за углом дома и всё слышал. Он изменил свой голос и тоненько запел:
      — Алюль мой, Булюль мой, мой Хиштаки Сарита-нур! Поскорее отоприте мне дверь! Принесла я вам на рожках травку, на языке водичку, в вымечке молочко.
      Услыхали козлята эти слова и распахнули дверь.
      Волк вбежал в дом, проглотил всех козлят и ушёл.
      Вечером вернулась с пастбища Коза с кудрявыми ножками. Увидала она открытую дверь, вошла в дом и не нашла ни Алюля, ни Булюля, ни Хиштаки Сари-танура.
      Заплакала коза, запричитала:
      — Алюль мой, Булюль мой, Хиштаки Саританур мой! Где вы? Я принесла вам на рожках травку, на языке водичку, в вымечке молочко.
      Никто не откликался. Долго плакала коза, но горю не помогла.
      «Не собака ли съела моих детей?» — подумала она.
      Взобралась на крышу собачьего дома и постучала ножками: тук-тук!
      Услышала собака стук и спросила:
      — Кто взобрался на мою крышу? Пыль сыплется в мой плов. У меня гости. Мои гости ослепли от пыли!
      Коза отвечала:
      — Я Коза с кудрявыми ножками.
      Это я стучу в твою крышу ногами.
      Ты съела моего Алюля,
      Ты съела моего Булюля,
      Ты съела моего Хиштаки Саританура.
      Выходи на бой, вставай перед моими рогами!
      Испугалась собака, поджала хвост и сказала:
      — Не ела я твоего Алюля,
      Не ела я твоего Булюля,
      Не ела твоего Хиштаки Саританура!
      Не выйду я на бой, не встану перед твоими рогами! Иди к шакалу — наверное, он съел твоих детей.
      Коза пошла к шакалу, взобралась на крышу дома и постучала ножками: тук-тук-тук!
      Услышал шакал стук и спросил:
      — Кто взобрался на мою крышу? Пыль сыплется в мой плов. У меня гости. Мои дорогие гости ослепли от пыли!
      Коза отвечала:
      — Я Коза с кудрявыми ножками.
      Это я стучу в твою крышу ногами.
      Ты съел моего Алюля,
      Ты съел моего Булюля,
      Ты съел моего Хиштаки Саританура!
      Выходи на бой, вставай перед моими рогами!
      Трусливый шакал завыл:
      — Не ел я твоего Алюля,
      Не ел я твоего Булюля,
      Не ел твоего Хиштаки Саританура!
      Иди к волку: это волк их съел!
      Пошла коза к волку, взобралась на крышу волчьего дома, сердито застучала по крыше ногами.
      Волк спросил грубо:
      — Кто взобрался на мою крышу? Пыль сыплется в мой плов. У меня гости. Мои гости ослепли от пыли!
      Еще сильнее застучала коза ногами и грозно закричала:
      — Я Коза с кудрявыми ножками!
      Я стучу в твою крышу ногами!
      Ты съел моего Алюля,
      Ты съел моего Булюля,
      Ты съел моего Хиштаки Саританура!
      Выходи на бой, вставай перед моими рогами!
      Волк отвечал злорадно:
      — Да, я съел твоего Алюля,
      Я съел твоего Булюля,
      Я съел твоего Хиштаки Саританура!
      Выйду к тебе на бой,
      Встану перед твоими рогами!
      Сговорились они, назначили час, когда биться.
      Пошла коза домой, испекла на молоке лепёшки, понесла их кузнецу и попросила:
      — Отточи поострей мне рога!
      Кузнецу понравились сдобные лепёшки, и он отточил козе рога.
      Волк налепил лепёшек из земли, отнёс их кузнецу и сказал:
      — Отточи мне зубы, да поострей!
      Кузнец выбросил волчьи лепёшки и не отточил, а затупил волчьи зубы.
      Вот вышли коза с волком на бой.
      Волк только щёлкал тупыми зубами, а Коза с кудрявыми ножками разбежалась и всадила волку в живот свои острые рожки . А оттуда, живые и невредимые, выскочили Алюль, Булюль и Хиштаки Саританур.
      Обрадовались козлята, запрыгали вокруг матери. И повела детей домой Коза с кудрявыми ножками.
     
     
      КОНЬ И БАРС
      (Казахская сказка)
     
      Жили старик со старухой. Был у них конь, силь-шШШ ный конь, быстрый, красивый.
      Однажды отпустил старик коня в степь пастись. Ходит конь, щиплет траву и вдруг видит — мчится к нему большой барс. Испугался конь, но не подал виду. Спрашивает он барса:
      — Кто ты такой?
      Зарычал барс:
      — Я алла-барс — пёстрый барс, над всеми зверями я старший! А ты кто?
      — А я гнедой конь, над всеми конями, над всеми верблюдами самый старший!
      Удивился алла-барс: не думал он, что есть кто-то равный ему, и говорит:
      — А всё-таки я куда важнее тебя буду!
      — Нет, — отвечает конь, — я важнее!
      Стали они спорить. Долго спорили. Надоело коню спорить, он и говорит:
      — Давай, алла-барс, померяемся с тобой силой! Кто из нас сильнее, тот и важнее!
      — Давай! — отвечает барс. — Только как мы будем нашу силу мерять?
      — А вот как. Кто выбьет из камня искры, тот и сильнее.
      Согласился барс. Стал он первым силу показывать. Бил он, бил лапами о камень, а толку никакого: ни одной искры не выбил!
      — Немного у тебя силы! — сказал конь. Ударил он о камень подкованным копытом, и сразу из камня искры во все стороны посыпались.
      Увидел алла-барс искры, испугался и говорит:
      — Видно, ты и вправду сильнее меня будешь! Поджал он свой длинный хвост и бросился бежать без
      оглядки.
     
     
      ДЖЕЙРАНЫ
      (Туркменская сказка)
     
      Однажды джейраны встретились в пустыне и по-Щ Ш вели разговор о том, как им уберечься от кровожадных зверей.
      Самый старый джейран сказал:
      — Наша беда в том, что мы живём отдельно 4 друг от друга. Если кто-нибудь из нас найдёт сочную траву, скрывает её от других. И если издалека заприметит тигра, то старается сам потихоньку убежать от него, а до других ему и дела мало. Нам нужно жить вместе. Вокруг себя мы будем выставлять надёжных караульных — таких, что не будут дремать. И как только караульные заслышат тигра или волка, так все мы кинемся бежать и спасёмся от них.
      Молодой джейран спросил:
      — А разве караульные смогут жить без сна?
      Старый джейран ответил:
      — Каждый из нас будет по очереди стоять на страже.
      Всем понравился совет старого, умного джейрана, и они порешили ходить вместе, вместе отыскивать сочную траву, чистые колодцы и вместе отдыхать под кустами.
      Их разговор подслушала лисица и обрадовалась.
      «Вот хорошо, — подумала она: — соберётся много джейранов, а караульные обязательно ночью заснут. И если прежде тигр или волк хватали по одному джейрану, то теперь схватят сразу четырёх или пятерых, а тогда и мне тоже кое-что перепадёт».
      Побежала лисица к волку и говорит ему:
      — Братец волк! Я нашла для тебя много добычи, и такую лёгкую, что только успевай хватать её.
      У волка от жадности разгорелись глаза.
      — Какую добычу? Где? — всполошился он.
      Лисица отвечает:
      — Я покажу её, но только с уговором, чтобы ты и мне оставил кусочек.
      Волк согласился.
      Тогда лисица говорит:
      — Неподалёку от моей норы собралось много джейранов. Они щиплют траву, на которую тебе и смотреть противно. Джейраны выставили караульных и по глупости своей доверились им. Ночью все они, сытые, уснут, караульные тоже задремлют, и ты легко сможешь подкрасться к джейранам — сразу схватишь пятерых.
      — Пойдём сейчас же, сестрица! — заторопился волк. — Покажи место, где пасётся много вкусных джейранов!
      Лисица повела волка. Наступила темнота, и волк стал подкрадываться к джейранам. Однако караульные не
      дремали. Они прислушивались к каждому шороху и сразу услышали, как крадётся волк.
      — Уноси ноги! — закричали они и криком разбудили всех спавших.
      Джейраны мигом вскочили и умчались прочь.
      Волк с лисицей пошли по следу джейранов. Но всякий раз, когда они приближались к ним, караульные поднимали переполох, и джейраны перебегали на другое пастбище.
      Всю ночь бродили волк и лисица, но так и не поймали ни одного джейрана.
     
     
      СТО УМОВ И ОДИН УМ
      (Киргизская сказка)
     
      Бежала по степи лисица, встретила журавля:
      — Здравствуй, журавль!
      — Здравствуй, лисица!
      — Давай, журавль, дружить!
      — Давай.
      Стали с того времени лисица и журавль всюду вместе ходить: куда журавль — туда и лисица, куда лисица — туда и журавль.
      Называет лисица журавля другом, а сама не перестаёт хвастаться перед ним. Его корит, себя хвалит:
      — Эй, журавль, сколько у тебя умов?
      — Один у меня ум.
      — Мало у тебя ума! Вот у меня целых сто умов! Как-то раз шли лисица и журавль по степи, разговаривали и вдруг увидели охотника. Что делать?..
      — Прятаться надо! — говорит журавль. — А куда? Стали они оба глядеть по сторонам. Увидели вблизи
      нору. Юркнула лиса в нору, а журавль за нею.
      Только успели спрятаться, подошёл охотник, увидел следы лисицы и журавля и говорит:
      — Вот диво: и лисица и журавль в одну нору влезли! Надо нору раскопать, достать их!
      Положил он ружьё на траву и стал палкой копать нору. Вот-вот раскопает!
      Чует журавль — беда близко, и говорит лисе:
      — Эй, лиса, у тебя ведь сто yмов: придумай, как нам спастись! Не то убьёт охотник и тебя и меня...
      — Ох, журавль, — отвечает лиса, — ничего не могу придумать... Сам думай!
      Журавль и говорит:
      — Вот что я одним моим умом придумал. Когда охотник докопается и вытащит меня, я притворюсь мёртвым. Он бросит меня и станет тебя вытаскивать.
      — Беда! — говорит лисица. — Ты улетишь, а мне пропадать!
      — Нет, — отвечает журавль, — не пропадёшь. Я закурлыкаю и побегу. Охотник станет меня догонять, ты тогда и выбегай скорее из норы!
      — Так и сделаю! — говорит лисица.
      Вот охотник раскопал нору до половины и вытащил журавля. Журавль и не шевельнётся, лежит как мёртвый.
      «Вот, — думает охотник, — журавля достал, да, видно, он задохнулся в норе. Буду теперь лисицу доставать!»
      Бросил он его в сторону, опять стал разрывать нору.
      Вдруг журавль как закричит:
      — Курлы-курлы-курлы! — поднялся и зашагал.
      Жаль охотнику упустить журавля: бросился догонять
      его. А журавль от норы всё дальше и дальше!
      Лисице того только и нужно: выскочила она из норы и пустилась наутёк. Так и ушли оба. Сошлись они после того в степи. Журавль и спрашивает:
      — Где же были твои сто умов, лисица?
      — Ох, журавль, все от страху потеряла! Если бы не твой ум, пропали бы мы оба! Видно, один твой ум дороже всех моих умов!
     
     
      КУЗНЕЧИК И МУРАВЕЙ
      (Грузинская сказка)
     
      Кузнечик с муравьём подружились, побратались и отправились вместе в путь. Пришли к ручью. Кузнечик сказал муравью:
      — Я перепрыгну. А ты, брат муравей?
      — И я перепрыгну! — говорит муравей. Кузнечик скок! — и перескочил на ту сторону, а муравей скок! — и упал в воду. Стала вода уносить бедного муравья. Стал муравей просить кузнечика:
      — Братец кузнечик, помоги — вытащи меня из воды! Кузнечик — прыг, прыг! — прискакал к свинье, стал просить:
      — Свинья, дай мне щетинки! Совью из щетинки верёвку, закину верёвку в воду — вытащу моего братца муравья!
      Свинья говорит:
      — Накорми меня желудями, тогда и бери сколько угодно щетинки.
      Кузнечик — прыг, прыг! — прискакал к дубу и просит:
      — Дуб, дуб, дай мне желудей! Отнесу жёлуди свинье,
      свинья даст щетинки, совью верёвку, закину её в воду — вытащу моего братца муравья!
      Дуб отвечает:
      — Ворон на меня садится, каркает, не даёт мне покоя. Скажи ему, чтобы улетел прочь, тогда и желудей тебе дам.
      Кузнечик — прыг, прыг! — прискакал к ворону и просит:
      — Ворон, ворон, улети с дуба! Дуб даст мне желудей, отнесу жёлуди свинье, свинья даст щетинки, сплету верёвку, закину её в воду — вытащу моего братца муравья!
      Ворон сказал:
      — Принеси мне свежее яичко, тогда и улечу с дуба.
      Кузнечик — прыг, прыг! — прискакал к курице и просит:
      — Курица, курица, дай мне яйцо! Отнесу яйцо ворону, ворон улетит с дуба, дуб даст желудей, отнесу жёлуди свинье, свинья даст щетинки, совью верёвку, закину её в воду — вытащу моего братца муравья!
      Курица сказала:
      — Накорми меня просом, тогда и дам яичко.
      Кузнечик — прыг, прыг! — прискакал к амбару:
      — Амбар, амбар, дай мне проса! Отнесу просо курице, курица даст яйцо, отнесу яйцо ворону, ворон улетит с дуба, дуб даст желудей, отнесу жёлуди свинье, свинья даст щетинки, совью верёвку, закину её в воду — вытащу моего братца муравья!
      Амбар сказал:
      — Мыши меня одолели — грызут со всех сторон. Скажи им, чтобы не грызли меня, тогда и дам проса.
      Кузнечик — прыг, прыг! — прискакал к мышам:
      — Мыши, мыши, не грызите амбар! Амбар даст мне проса, отнесу просо курице, курица даст яйцо, отнесу яйцо ворону, ворон улетит с дуба, дуб даст желудей, отнесу жёлуди свинье, свинья даст щетинки, совью верёвку, закину её в воду — вытащу моего братца муравья!
      Мыши сказали:
      — Скажи кошке, чтобы не ловила нас, тогда и не будем грызть амбар.
      Кузнечик — прыг, прыг! — прискакал к кошке:
      — Кошка, кошка, не лови мышей! Мыши не будут грызть амбар, амбар даст мне проса, отнесу просо курице, курица даст яйцо, отнесу яйцо ворону, ворон улетит с дуба, дуб даст желудей, отнесу жёлуди свинье свинья даст щетинки, совью верёвку, закину её в воду — вытащу моего братца муравья!
      Кошка сказала:
      — Принеси мне молочка, я и не буду ловить мышей.
      Кузнечик — прыг, прыг! — прискакал к корове:
      — Корова, корова, дай мне молока! Отнесу молоко кошке, кошка не станет ловить мышей, мыши не будут грызть амбар, амбар даст мне проса, отнесу просо курице, курица даст яйцо, отнесу яйцо ворону, ворон улетит с дуба, дуб даст желудей, отнесу жёлуди свинье, свинья даст щетинки, совью верёвку, закину её в воду — вытащу моего братца муравья!
      Корова сказала:
      — Принеси мне травы, тогда и дам тебе молока.
      Кузнечик — прыг, прыг! — поскакал в поле, нарвал
      травы и принёс корове. Корова дала ему молока.
      Принёс кузнечик молоко, дал кошке — кошка не стала ловить мышей. Мыши перестали грызть амбар — амбар дал проса. Отнёс кузнечик просо курице — курица дала яйцо. Отнёс яйцо ворону — ворон улетел с дуба. Дуб дал желудей — отнёс кузнечик жёлуди свинье. Свинья дала щетинки — свил кузнечик из щетинки длинную верёвку, прикрепил к ней былинку и закинул в воду:
      — Держись, братец муравей!
      Муравей ухватился за былинку, кузнечик потянул верёвку и. вытащил муравья на берег.
      Отдохнули они и пошли дальше.
     
     
      КАК ДЖИРТДАН УВЁЛ ДЕТЕЙ ОТ СТРАШНОГО ДИВА
      (Азербайджанская сказка)
     
      Жила когда-то одна женщина, и был у неё сынок, такой маленький, что все его называли Джиртданом — малышом.
      Мал ростом Джиртдан, а во всём отцу и матери старается помочь.
      Увидел он однажды, что соседские дети собираются в лес за хворостом. Пришёл к матери и говорит:
      — Я вместе с ребятами за хворостом пойду!
      — Куда тебе! — отвечает мать. — Ты не сможешь и веточку поднять!
      — Сам не смогу — ребята мне помогут! — отвечает Джиртдан.
      Позвала женщина соседских детей, дала каждому по куску чурека с сыром и говорит:
      — Не потеряйте в лесу моего сыночка!
      Пришли ребята в лес, стали собирать хворост.
      И Джиртдан трудится, только нелегко ему ветки поднимать!
      — Надо помочь нашему Джиртдану, — говорят мальчики.
      Собрали они вязанку хвороста и для Джиртдана. Собрали и пошли домой. Принялся Джиртдан свою вязанку тянуть — никак не может с места сдвинуть.
      Уселся он на вязанку и кричит:
      — Не могу я дотащить мою вязанку! Помогите мне!
      Взвалили дети на себя Джиртданову вязанку и пошли.
      Шли они, шли, устали и сели отдохнуть. Заговорились и не заметили, как наступил вечер.
      Потеряли дети в темноте дорогу, не знают, куда идти, что делать. Выбрались они из леса, стали прислушиваться, осматриваться. Слышат — в одной стороне собаки сердито лают. Посмотрели в другую сторону — увидели огонёк.
      Спрашивают дети Джиртдана:
      — Эй, Джиртдан, в какую сторону нам идти: туда ли, где лают собаки, или туда, откуда свет виден?
      Подумал Джиртдан и ответил:
      — Если пойдём в ту сторону, где собаки лают, они нас загрызут. Лучше пойдём на огонёк.
      Отправились дети в ту сторону, где виднелся огонёк. А маленького Джиртдана старший мальчик на спине нёс, чтобы не отстал и не потерялся малыш.
      Долго они шли и пришли к какому-то дому.
      Постучали мальчики в окошко:
      — Пустите нас переночевать!
      Открылась дверь, и вышел из дома страшный, злой великан-див. Увидел он детей и решил их съесть. Притворился див добрым и говорит:
      — Войдите, переночуйте у меня, а утром я вам дорогу укажу!
      Привёл див детей в свой дом, дал им поесть и уложил спать. А сам уселся и стал ждать, когда все уснут.
      Сидел, сидел и спрашивает:
      — Кто спит, а кто не спит?
      — Я не сплю, — отвечает Джиртдан.
      — Почему же ты не спишь? — спрашивает див.
      — Потому что мать каждый вечер кормила меня перед сном яичницей, а ты не накормил! — отвечает Джиртдан.
      Пошёл див, принёс яиц, стал готовить яичницу.
      Приготовил и говорит Джиртдану:
      — Вот тебе яичница, ешь и засыпай!
      Джиртдан поел и лёг, а див опять уселся и стал ждать, когда малыш заснёт. Подождал, подождал и спрашивает:
      — Кто спит, а кто не спит?
      — Я не сплю! — откликнулся Джиртдан.
      — Почему же ты не спишь?
      — Потому что мать каждую ночь приносила мне в решете воду из речки, а ты не принёс!
      Услышал это див, взял решето и пошёл к реке за водой.
      Уселся на берегу, стал решетом воду черпать. «Ну, — думает, — принесу воды, он сразу и уснёт!»
      А Джиртдан разбудил мальчиков и сказал им:
      — Этот див хочет нас съесть. Вставайте, убежим!
      Вскочили дети, выбрались из дома, вышли тихонько к реке. А тут див сидит, решетом воду черпает.
      Обошли его дети тихонько и переплыли на другой берег.
      А маленький Джиртдан у старшего мальчика на плече сидел.
      Сколько див ни опускал решето в реку, никак не мог зачерпнуть им воды.
      Наконец надоело ему это. Закинул он решето и хотел уже вернуться домой.
      И вдруг видит: идут дети по той стороне реки.
      Хотел див за ними броситься, да только дивы через реки дороги не знают, плавать не умеют.
      Стоит он на берегу и кричит:
      — Эй, дети, как вы перешли через реку?
      А Джиртдан отвечает ему с другого берега:
      — Пойди найди мельничный жёрнов и надень себе его на шею. Тогда перейдёшь.
      Див нашёл мельничный жёрнов. Надел себе на шею и бросился в воду.
      Потянул его тяжёлый жёрнов на дно, захлебнулся див и утонул.
      А дети благополучно вернулись домой.
     
     
      ЗМЕЯ И РЫБА
      (Армянская сказка)
     
      3мея и рыба побратались.
      — Сестрица, — сказала змея рыбе, — возьми меня на спину и покатай по морю.
      — Хорошо, — ответила рыба, — садись мне на спину, я покатаю тебя: посмотри, каково наше море.
      Змея обвилась вокруг рыбы, а та поплыла по морю. Не успели они немного проплыть, как змея укусила рыбу в спину.
      — Сестрица, почему ты кусаешь меня? — спросила рыба.
      — Я нечаянно, — ответила змея.
      Проплыли ещё немного, и змея опять укусила рыбу.
      — Сестрица, почему ты кусаешься? — спросила рыба.
      — Солнце помутило мне голову, — ответила змея. Проплыли ещё немного, змея опять укусила рыбу.
      — Сестрица, что это ты всё кусаешь меня?
      — Такой уж у меня обычай, — ответила змея.
      — А знаешь, у меня тоже есть обычай, — ответила рыба и нырнула в глубину моря.
      Захлебнулась змея и утонула.
     
     
      УПРЯМЫЕ КОЗЫ
      (Узбекская сказка)
     
      Жили когда-то в разных селениях две козы: одна белая, другая черная, и обе они были очень упрямые. Вот как-то раз отправились эти козы щипать траву: белая на своём пастбище, чёрная на своём.
      Вечером, когда солнце стало садиться, козы наелись досыта и пошли — белая в своё селение, чёрная в своё.
      Шли они, шли и сошлись на узкой доске. А доска эта была перекинута через глубокий арык.
      Не разойтись козам на доске! Или одной, или другой надо уступить дорогу.
      — Эй ты, чёрная! Посторонись, уступи мне дорогу!-закричала белая коза.
      — Вот ещё! Буду я тебе дорогу уступать! — крикнула чёрная коза. — Сама мне дорогу уступи!
      — Всю ночь простою — не уйду!
      — До утра буду стоять, с места не сдвинусь!
      Долго спорили упрямые козы. Потом затрясли бородами, застучали копытцами — в драку вступили.
      Отошли каждая на три шага, нагнули головы с острыми рогами да как бросятся одна на другую!
      Стукнулись они лбами, сцепились рогами, да обе и свалились в арык. Выбрались козы из арыка и вернулись домой мокрые, грязные.
     
     
      ЧИРКИ И ЛИС
      (Эскимосская сказка)
     
      Однажды хитрый лис шёл по берегу моря и думал: «Нет зверя умнее меня, нет зверя хитрее меня!» По морю плавали уточки-чирки. Увидели они лиса и решили обмануть его. Старший чирок и говорит:
      — Давайте, братцы, лодку из крыльев сделаем! Сядем в два ряда, крыльями внутрь. Пусть лис думает, что это лодка плывёт.
      Так и сделали. Сели в два ряда, распустили крылышки. В середине лодочка получилась, а по бокам — вёсла-крылышки. Плывут чирки, а старший громко кричит:
      — Раз-два, раз-два! Гребите посильнее!
      У лиса глаза от старости слабы стали. Смотрит он на море и видит: лодка плывёт, а на лодке гребцы сидят и дружно вёслами помахивают. Остановился лис и кричит:
      — Э-гей, гребцы! Причаливайте к берегу да подвезите меня немножко! Разве вы не видите, кто по берегу идёт? Ведь это я, хозяин здешних мест. Разве вы не видите, что я устал?
      Подплыли чирки к берегу. Лис влез прямо на середину лодочки. Сел, грудь гордо выгнул, хвост распустил и глаза от удовольствия зажмурил. Лодка быстро отплыла от берега. Вдруг лис слышит голос старшего чирка:
      — Ну, братцы, поплавали, а теперь полетим!
      Не успел лис опомниться, как очутился в воде. Смотрит, а чирки уже далеко. Поплыл лис к берегу. Плывёт и думает: «Обманули меня чирки, опозорили на весь свет».
      Тяжело лису плыть: намокший хвост ко дну тянет. Говорит лис:
      — Хвост мой, краса моя, не подведи — помоги доплыть!
      Стал хвост к берегу править.
      Еле-еле добрался лис до берега; вылез на холмик и стал сушиться на солнышке. А чирки тем временем облетели всю тундру и всем рассказали, как лис в море купался.
      Поглядел лис по сторонам, а кругом собрались разные звери, большие и маленькие, смотрят на него и смеются:
      — Не расскажешь ли нам, уважаемый лис, как чирки искупали тебя в студёном море?
      Встряхнулся тут лис, схватил мокрый хвост в зубы, чтобы полегче было бежать, и бросился со.стыда в тундру. С тех пор перестал лис на морской берег ходить.
     
     
      АЙОГА
      (Нанайская сказка)
     
      Жил один нанаец Ла. Была у него дочка, по имени Айога. Красивая была девочка Айога. Все её очень любили. И сказал кто-то, что красивее до-Дйклж: чери Ла никого нету — ни в этом и ни в каком другом стойбище. Загордилась Айога, стала рассматривать своё лицо. Понравилась сама себе: смотрит — и не может оторваться, глядит — не наглядится. То в медный таз начищенный смотрится, то на своё отражение в воде.
      Ничего делать Айога не стала. Всё любуется собой. Ленивая стала Айога.
      Вот один раз говорит ей мать:
      — Пойди воды принеси, Айога!
      Отвечает Айога:
      — Я в воду упаду.
      — А ты за куст держись.
      — Куст оборвётся, — говорит Айога.
      — А ты за крепкий куст возьмись.
      — Руки поцарапаю.
      Говорит Айоге мать:
      — Рукавицы надень.
      — Изорвутся, — говорит Айога.
      А сама всё в медный таз смотрится: ах, какая она красивая!
      — Так зашей рукавицы иголкой.
      — Иголка сломается.
      — Толстую иголку возьми, — говорит отец.
      — Палец уколю, — отвечает дочка.
      — Напёрсток из крепкой кожи — ровдуги — надень.
      — Напёрсток прорвётся, — отвечает Айога, а сама ни с места.
      Тут соседская девочка говорит:’
      — Я схожу за водой, мать!
      Пошла девочка на реку и принесла воды сколько надо.
      Замесила мать тесто. Сделала лепёшки из черёмухи. На раскалённом очаге испекла.
      Увидела Айога лепёшки, кричит матери:
      — Дай мне лепёшку, мать!
      — Горячая она, руки обожжёшь, — отвечает мать девочке.
      — А я рукавицы надену, — говорит Айога.
      — Рукавицы мокрые.
      — Я их на солнце высушу.
      — Покоробятся они, — отвечает мать.
      — Я их мялкой разомну.
      — Руки заболят, — говорит мать. — Зачем тебе трудиться, красоту свою портить? Лучше я лепёшку той девочке отдам, которая своих рук не жалеет.
      И отдала мать лепёшку соседской девочке.
      Рассердилась Айога. Пошла на реку. Смотрит на своё отражение в воде. А соседская девочка сидит на берегу, лепёшку жуёт. Стала Айога на ту девочку оглядываться, и вытянулась у неё шея: длинная-длинная стала.
      Говорит девочка Айоге:
      — Возьми лепёшку, Айога. Мне не жалко.
      Совсем разозлилась Айога. Замахала на девочку руками, пальцы растопырила, побелела вся от злости — как это она, красавица, надкушенную лепёшку съест! — так замахала руками, что руки у неё в крылья превратились.
      — Не надо мне ничего-го-го! — кричит Айога.
      Не удержалась на берегу, бултыхнулась в воду Айога и превратилась в гуся. Плавает и кричит:
      — Ах, какая я красивая! Го-то-го! Ах, какая я красивая!
      Плавала, плавала, пока по-нанайски говорить не разучилась. Все слова забыла.
      Только имя своё не забыла, чтобы с кем-нибудь её, красавицу, не спутали; и кричит, чуть людей завидит:
      — Ай-ога-га-га! Ай-ога-га-га!
     
     
      КАК СОБАКА СЕБЕ ТОВАРИЩА ИСКАЛА
      (Ненецкая сказка)
     
      Говорят, что собака когда-то одна в лесу жила.
      я И стало ей скучно. Пошла она по лесу — искать себе товарища.
      Шла, шла, и вот навстречу ей бежит зайчик. Собака и говорит:
      — Зайчик, зайчик, давай-ка вместе жить!
      — Что ж, — говорит зайчик, — давай.
      Нашли они местечко в лесу и, как завечерело, легли спать. Зайчик заснул, а собаке не спится — начала она лаять. У зайчика сразу и сон прошёл. Вскочил он и говорит собаке:
      — Чего ты лаешь? Вот услышит волк, придёт и съест нас!
      Замолчала собака, а сама думает:
      «Плохого я себе товарища нашла. Робкое у зайчика сердце. Вот волк, так тот, уж наверное, никого не боится».
      И ушла собака от зайца, пошла искать волка.
      Шла, шла по лесу. Здруг навстречу ей волк бежит. Говорит собака волку:
      — Слушай, волк, давай вместе жить!
      Волк говорит:
      — Что ж, вдвоём веселее!
      Вот завечерело, собрались они спать. Заснул волк, и собака легла. А в самую полночь проснулась собака и залаяла. Испугался волк, сердце у него упало, стал он собаку бранить:
      — Ты чего лаешь? Вот придёт медведь, нас обоих задерёт!
      «Ну, — думает собака, — видно, и волк не очень-то силён, если медведя боится. Зато уж медведь-богатырь всех сильней!»
      Бросила собака волка, пошла медведя искать. Шла, шла она по лесу, и вот навстречу ей медведь. Подошла к нему собака и говорит:
      — Эй, медведь-богатырь, давай-ка вместе жить!
      Согласился медведь. День прожили, ночь настала. Задремал медведь. А собака опять в самую полночь залаяла. Проснулся медведь, струсил, задрожал.
      Принялся он собаку ругать.
      — Молчи ты, — говорит, — чего лаешь? Услышит человек, придёт, убьёт нас.
      «Ну, — думает собака, — и медведь, оказывается, трус! Пойду человека искать».
      И убежала она. Бегала, бегала, весь лес обежала — всё нет человека. Вышла она наконец на опушку леса и села отдохнуть. А человек как раз в лес за дровами шёл. Тут, на опушке, и встретила его собака. Подбежала она к человеку и говорит:
      — Человек, человек, давай вместе жить!
      Человек сказал:
      — Что ж, идём со мной.
      И увёл человек собаку к себе в дом.
      Вот завечерело, человек заснул. В полночь залаяла собака. А человек не встаёт. Громче залаяла собака. Проснулся человек и закричал:
      — Эй, собачка моя, коли ты голодна, так поешь, а мне спать не мешай!
      Тут собака замолчала, поела да спать легла.
      С тех пор собака у человека и осталась. И теперь живёт.



        _____________________

        Распознавание и форматирование — БК-МТГК, 2017 г.


 

 

ТРУДИМСЯ ДЛЯ ВАС, НЕ ПОКЛАДАЯ РУК!
ПОМОЖИТЕ ПРОЕКТУ МАЛОЙ ДЕНЕЖКОЙ >>>>

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Борис Карлов 2001—3001 гг. = БК-МТГК = karlov@bk.ru