НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Немецкая сказка. «Гензель и Гретель» Набор открыток. Иллюстрации - Аскольд Канторов. - 1975 г.

Немецкая сказка. «Гензель и Гретель»
Набор открыток. Иллюстрации - Аскольд Канторов. - 1975 г.


DJVU


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...


 

Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

 

 

 

      ГЕНЗЕЛЬ И ГРЕТЕЛЬ Немецкая народная сказка
      Рассказал Виктор ВАЖДАЕВ

      Далеко отсюда, на краю глухого дремучего леса, в ветхой хижине жил со своей женой бедный дровосек. Было у них двое детей: мальчика звали Гензель, а девочку — Гретель. Но в этом лесу поселилась ведьма. Проведала, что у дровосека детки растут, и решила их съесть. Дождалась, когда дровосека не было дома, прилетела и превратила его жену в белую кошечку, а сама обернулась молодой, красивой, тихой женщиной, — ну, точь-в-точь жена дровосека.
      Лежат в постельке Гензель и Гретель, на белую кошечку но нарадуются, а она с ними сидит, мурлычет, мурлычет, словно говорит, глаз с них, со своих любимых деток не сводит. Плачет у неё душа, а слово сказать — колдовство не позволяет.
      Вернулся домой дровосек, ведьма и его околдовала — он ничего и не заметил. Только и сказал: «Не принёс я домой ни денежки, ни хлеба кусочка! Что теперь с нами будет?» А жена его (ведь на самом-то деле это ведьма была) отвечает: «Ничего, нам, муженёк, не остаётся, как завести детей в лес, да и оставить там. Вот мы от них и избавимся!» — «Что ты говоришь! — сказал дровосек. — Такого я никогда не сделаю!
      Ведь это дети наши любимые!» — «Эх ты, простофиля! — сказала она. — Хотя бы нам двоим живыми остаться, чем всем четверым помереть!»
      А Гензель и Гретель не спали, за дверь спрятались и весь разговор слышали.
      Заплакала Гретель: «Видно нам конец приходит!» — «Не плачь, Гретель! — утешал её братец. — Я что-нибудь да придумаю! Может, пойдём по свету счастье искать, глядишь, заработаем на кусок хлеба и родителям тем поможем». А белая кошечка подошла к ним, ласково так прижалась, в глаза глядит и мурлычет. А потом в дверях остановилась и оттуда словно зовёт-зовёт! «Смотри, сестричка! — прошептал Гензель. — Наша милая кошечка совет подаёт: что должны мы сами из дома уйти, своё счастье искать!»
      Так они и сделали. Утром, когда дровосек отправился в лес, Гензель и Гретель незаметно последовали за ним. Дровосек принялся за работу, а дети потихоньку пошли дальше.
      Шли, шли. И очутились в глухой чаще: ни дорог, ни тропинок тут не было, и бедные дети не знали, куда идти. А день уже кончался. И вдруг навстречу им вышел огромный медведь.
      «Не бойся, сестрица! Я не дам тебя в обиду!» —воскликнул храбрый Гензель — и тут увидел, что медведь хромает. Взял его тяжёлую лапу, а Гретель вытащила из неё большую занозу. На радостях медведь пригласил их к себе домой, досыта накормил и угостил сладким медком.
      Гензель и Гретель рассказали ему свою печальную историю. «Вы пришли ко мне с добром, и я помогу вам», — сказал медведь. Утром проводил их и показал, куда идти: «Там живёт мой друг, мудрый крот. Он и объяснит вам, как дальше поступить».
      Попрощались Гензель и Гретель с медведем и отправились в путь. Шли, шли. День кончается, а дремучему лесу конца нет. Стволы стоят тёмные, ветйи шелестят огромные. Ни души кругом. Как им быть?.. И вот, когда они еле передвигали ноги от усталости, то увидели маленького серенького, симпатичного крота. Он высунулся из своей норки и добродушно поглядывал на них подслеповатыми глазками. Выслушав их, крот сказал: «Лучще самим искать своё счастье, чем ждать, когда вас заведут в лес и бросят. Ведь всяк должен исполнять своё дело. Отдохните у меня. В норе тепло и уютно. А завтра, поутру, отправитесь в путь. Две птицы помогут вам. Одна — через озеро переправит. Но эта задача ещё не задача. Главное: до вечера пЛпеть к тому дереву, где сидит другая прекрасная белая птица. Вот она-то и поможет вам выбраться из леса».
      Пошли Гензель и Гретель дальше. Но путь преградило им широкое озеро. Тут подплыла к ним добрая уточка и перевезла на другой берег. А к вечеру... К вечеру они увидели на толстом суку большую птицу. Она по очереди открывала то один, то другой круглый, как шар, жёлто-золотой глаз. Один открывала, а другой закрывала. То один, то другой.
      «Вот наша птица!» — воскликнула Гретель. — «Что ты? — сказал Гензель. — Она не белая, а жёлто-серая и в пятнах!» — «Ах, Гензель! Сейчас ты увидишь, как ошибаешься! — ответила Гретель. — Посмотри, разве у простых птиц бывают такие красивые уши?» — «Ух-ух! — сказала птица. — Скорее! Я давно жду вас!» И она поднялась с Гензелем и Гретель над деревьями, над лесом, сверкая жёлтыми глазами, под жёлтой луной, которая ярко светила в тёмном небе. И занесла их в самую глушь, и опустилась на поляну, посреди которой стоял домик, а в нём светилось только одно оконце.
      «Ух-ух!» — сказала птица. И исчезла. Теперь-то вы догадались, что совсем не о ней, а о другой птице им говорил мудрый крот!
      Осторожно, взявшись за руки, подошли Гензель и Гретель к домику, а он — кто бы мог подумать! — был из сахара! Крыша из пряников, окна из леденцов! То-то обрадовались дети! Не знали они, что домик принадлежал... ведьме. Она нарочно сделала его пряничным, чтобы заманить детей, особенно тех, которые чересчур любят сладкое. Не верите? Давайте заглянем внутрь домика. Что за шум там? Ого! Это ведьма. Она пляшет на радостях, что её верный слуга филин обманул детей и принёс их сюда.
      Но хватит любоваться ведьмой: сейчас, когда Гензель, отломив кусочек крыши, ел его, а Гретель грызла кусочек окошка — сладкий леденец, — дверь домика медленно отворилась и на пороге его показалась старушка в чепчике.
      «Здравствуйте, детки! — сказала она сладким голосом. — Проходите, заходите, мой дом всегда гостям рад!» — И она ввела их в домик, где уже был накрыт стол с угощениями. С каким удовольствием принялись Гензель и Гретель за еду! А когда наелись, старушка сразу обрела свой настоящий облик.
      Косматая, страшная, с клыками во рту, нос крючком, глаза как уголья, — предстала она пред ними. «Aга! — прокричала ведьма хриплым голосом. — Попались! Теперь вам не уйти!» — И она схватила Генделя и Гретель и потащила вни) по каменной лестнице прямо в подвал. Там она заперла их за железной решёткой и поойещала: «Как только вы отдохнёте с дороги и попракитесь — я вас съем!»
      Каждой утро приходила ведьма и говорила: «А ну-ка, Ген-зель, протяии-ка мне пальчик, я посмотрю, достаточно ли ты пополнел?» А умный Гензель просовывал ей сквозь решётку куриную косточку, и ведьма никак не могла понять, почему это они оба никак не псправляются!.. Наконец она потеряла всякое терпение и, однажды, потащила их наверх, в дом, где в печи полыхало пламя. «А ку, милые детки, полезайте в печь!» — проговорила ведьма, усадив их на лопату, чо Гензель и Гретель упёрлись ногами в печь, и ведьма никак не могла с ними сладить. «Ах, бабушка! —г сказал тогда умный Гензель, — Ты нас так раскормила, что мы никак не пролезем в твою печку!» — «Глупый ты гусь! — рассердилась ведьма. — Да моя печка такая большая, что мяв ней умещусь! — Вот смотрите...» — С этими словами злая ведьма опустила лопату и просунула голову в печь. Ну, тут ни Гензель, ни Гретель не зевали. В один миг подтолкнули ведьму и она очутилась в печке!
      Завыла ведьма. Вспыхнуло пламя. Раздался треск, грохот и... Исчезла печь. Не стало домика. Сгорела ведьма, а вместе с ней исчезло колдовство.
      Ах, как они бежали домой! Ещё бы! Там с нетерпением их ждали любящие родители. Ведь мы знаем, что колдовство рас-колдовалось и вместе с ним расколдовалась белая кошечка, которая с такой любовью смотрела на них тогда и не могла сказать ни одного слова. А сейчас мама будет гладить их шелковистые головки и тоже не вымолвит ни слова, но теперь уже от радости. А добрый, трудолюбивый дровосек тихонько скажет; «Милые вы мои, детки! И верно, лучше пуститься в путь и самим искать своё счастье. Ведь на этой земле всяк должен сам делать своё дело».
     
     
      Издательство «Изобразительное искусство», Москва, 1975.
      Художник А. Канторов. Редактор Т. Лоренс.
      Цветная съёмка А. Макмаевского, Ю. Панкова.
      Литературный редактор М. Абсалямова.
      Технический редактор Л. Простова.
      22 открытки. Цена 72 коп.
     
      Ордена Трудового Красного Знамени Калининский полиграфический комбинат Союлюлиграфпрома при Государственном комитете Совета Министров СССР ГШ делам издательств, полиграфии и книжной торговли г. Калинин, проспект Ленина, 5.

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru