НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Полетаев С. «Волшебная трубка капитана». Иллюстрации - Н. Цейтлин. - 1977 г.

Полетаев С. (Самуил Ефимович Миримский)
«Волшебная трубка капитана»
Иллюстрации - Наум Иосифович Цейтлин. - 1977 г.


DJVU


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...


 

Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

 

 

Скачать текст «Волшебная трубка капитана»
в формате .txt с буквой Ё - RAR

 

      Оглавление

      От автора
      Глава 1 ЗАВТРАК ДИОГЕНА
      Глава 2 О ПИРАТАХ, МИКРОБАХ И БЕССМЕРТИИ
      Глава 3 «ТРУДНЫЕ» ДЕТИ
      Глава 4 СЛУЧАЙ В ПУСТЫНЕ (Из воспоминаний капитана)
      Глава 5 ОПЯТЬ «КОЖАНЫЙ» ЧЕЛОВЕК
      Глава 6 «КАПИТАН ТАИНСТВЕННОГО СУДНА…»
      Глава 7 НЕПРЕДВИДЕННАЯ ОСТАНОВКА
      Глава 3 ОТЧЕГО ДДНЬКЕ БЫЛО ГРУСТНО
      Глава 9 ЖИВАЯ ПОСЫЛКА (Из воспоминаний капитана)
      Глава 10 ЧЕЛОВЕК ЗА ШКАФОМ (Из воспоминаний капитана. Продолжение)
      Глава 11 МАЛЬЧИК С ФОТОГРАФИИ
      Глава 12 ЮБИЛЕЙНАЯ
      Глава 13 ВОЛШЕБНАЯ ТРУБКА КАПИТАНА

 

      Когда вышла моя книга «История двух беглецов», я решил, что навсегда расстался с ее героями – Данькой, Диогеном и псом Мурзаем. Они попали в надежные руки капитана, и можно было не беспокоиться об их дальнейшей судьбе. Но я ошибся…
      Однажды летним жарким днем, увидев мальчишек, науськи-вающих на прохожих собачонку, я вспомнил вдруг своих героев: где-то они сейчас? Как проводят летние каникулы? А вдруг они так же забавляются от скуки, вроде этих ребят? И я понял: не успокоюсь, пока не напишу новой книги и сам не узнаю про их летнюю жизнь. Я поспешил домой и тут же сел за работу.
      Мне не надо было раздумывать, куда они поедут: ведь капитан обещал их зачислить в команду катера «Веселые пескари». Значит, путешествие! Но какое путешествие? Кто, кроме них, окажется в команде? Поладят ли «пескари» между собой? Недаром капитан брал с собой только «трудных» ребят!
      Часто бывает, придумываешь героям одно, а они давай сопротивляться и навязывать совсем другое. Долго я возился с ними– выходил из себя, ругался, но в конце концов мы поладили и, можно сказать, вместе написали повесть про экспедицию, которая…
      Впрочем, не стану раскрывать секретов экспедиции, а скажу только, что в этом путешествии ребята, очень разные и в самом деле «нелегкие», хорошо узнали друг друга, и крепко привязались к капитану, человеку уже немолодому, прожившему большую жизнь, полную удивительных событий и необыкновенных встреч.
      Так вот и появилась повесть «Волшебная трубка капитана» – книга совершенно самостоятельная, хотя в то же время она и является продолжением «Истории двух беглецов».
     
     
      Глава 1
      ЗАВТРАК ДИОГЕНА
     
      Небольшой старый катер, ярко выкрашенный в голубой цвет, с белыми буквами по корме и на единственном спасательном круге – «Веселые пескари» – стоял, пришвартовавшись к полузатопленному причалу. Речка была тихая, по берегам торчали из воды толстые стебли камышей, между ними шныряли стайки мальков, водяные жуки, а иногда всплескивала и крупная рыба. Камышовка-сверчок, крохотная птица с бурой спинкой, светлым брюшком и полосатой головкой, качалась на высоком тростнике и щебетала: «Цы-цы-цы? Зерр-зерр?», что в переводе на человеческий язык означало: «Кто вы? Откуда?»
      Вот уже вторую неделю пробивалось суденышко по узким рукавам и протокам небольшой среднерусской реки, проплывая мимо редких деревень, старых церквушек, лесов и заливных лугов. Это был непуганый край, который словно бы спал и видел древние сны, когда люди промышляли охотой и рыбной ловлей, трепали пеньку и занимались лесным пчеловодством. А между тем дело происходило в наше время, и «Веселые пескари» совершали научную экспедицию, изучая жизнь малых рек, а также собирая в пути археологические, исторические и всякие иные сведения. И возглавлял ее капитан Милованов, почетный член географического общества, автор множества книг.
      В то утро, с которого начинается наша повесть, команда во главе с капитаном, встав на заре, ушла на дальние вырубки, куда вели скрытые в траве каналы – следы когда-то существовавшей системы осушения. На катере остались двое «пескарей» – Саша Охапкин, по кличке Диоген, и Рубик Ману-кянц – самый ученый человек в команде. Диоген, выполнявший обязанности кока, сидел на палубе, свесив ноги за борт, и сонно следил за поплавком. Рыба то и дело попадалась на крючок, но это не очень радовало его: попробуйте изо дня в день питаться рыбой да рыбой! А в ахтерпике – корабельной кладовке – только и осталось провианта, что консервы, сухари, мука, сахар и соль. Вот и готовь завтраки и обеды так, чтобы команда была довольна!
      В это время над катером пролетела ласточка. Она прошуршала крылышками совсем близко и нырнула за борт, а потом откуда-то снизу послышался писк. Диоген попытался было рассмотреть, кто там пищит, но ничего не увидел и только подумал, что хорошо бы вместо ласточек, которые вертятся тут без всякого дела, летали над катером цыплята: поймал бы сразу несколько штук – и на камбуз! Вернутся ребята из похода, увидят жареных цыплят и удивятся. «Ну и кок у нас! – скажут они. – Знали, кого выбирать!» А Диоген смутится и скажет скромно: «Чего уж там! Ешьте на здоровье. Только ножку оставьте для Рубика».
      – Эй, Рубик, ты не проголодался? – крикнул Диоген.
      Рубик не отозвался. Он стоял по колени в воде, опоясанный широким брезентовым ремнем с пробирками для насекомых, и держал наизготовку сачок. Сейчас над ним хоть из пушки пали – все равно не услышит, так он был поглощен своим делом.
      Ну, однако, пора было уже всерьез приниматься за завтрак. Диоген стряхнул с себя сонное оцепенение, смотал удочку, спустился в кормовую каюту и открыл ахтерпик. Открыл и оторопел от неожиданности: в ахтерпике кто-то уже побывал – пакеты разорваны, рассыпаны мука и сахарный песок. Значит, кто-то из ребят, собираясь в поход, решил подкрепиться! Хороши же «экскурсии натощак», как эти походы окрестил капитан!
      Диоген закряхтел от досады – он не терпел, когда кто-либо лазил в его владения. Он опустился на карточки, чтобы собрать в пакет рассыпанный песок, и вдруг застыл от любопытства: из пакета вылезал муравей с крупинкой сахара, зажатой в челюстях.
      Это был рыжий муравей с лакированным брюхом, с длинными гусарскими усами, торчащими в стороны, как пики. Очень красивый муравей! Но интересно, куда этот воришка тащит сахар?
      Поднявшись со своей добычей по внутренней стенке ахтерпика, муравей выполз на бровку люка, постоял, шевеля усами, и пополз к рубке. Вот так так!
      Не теряя муравья из виду, Диоген выбрался из люка и увидел, как навстречу ползет по палубе другой муравей, такой же рыжий, только без сахара. Муравьи деловито обнюхали друг друга и расползлись в разных направлениях: муравей без сахара – к люку, а тот, что с сахаром, нырнул под ящик, стоявший на носу катера.
      Диоген подождал немного, думая, что муравей выползет обратно, но муравей не показывался. Тогда он поднял ящик и увидел банку – обыкновенную стеклянную банку, набитую хвойной трухой. Но это была не просто труха, а труха, перемешанная с сахарным песком и муравьями. Значит, вот кто совершил налет на ахтерпик!
      – Ах вы, дырлы смурлы! – закричал Диоген, сжимая кулаки. – Ах вы, смурлы крак!
      Это был маракузянский язык, собственный язык Диогена, который, кроме него, никто не понимал. Язык, который требовал немедленных действий. Диоген схватил банку, развернулся и швырнул ее в реку. Оставляя за собой длинный хвост, банка шлепнулась в воду и окатила Рубика брызгами. Но Рубик, поглощенный своими паучками, не шелохнулся. Банка забулькала, пуская пузыри. Из пузырей стали выскакивать муравьи, уносясь по течению. Иным из них удавалось задержаться возле Рубиковых ног, целая цепочка их поползла вверх по ноге, забираясь под шортики. Рубик стал чесаться и прыгать. Но, даже прыгая, он не отрывался от дела, стараясь поймать паучка, который все ускользал и наконец исчез неизвестно куда.
      Рубик поправил пояс с пробирками, похожий на охотничий патронташ, огляделся и только теперь обнаружил на ноге муравья. И не одного, а нескольких. И не только на себе, но и в воде. Их было полчище, целая армия!
      – Откуда здесь муравьи? – спросил он, поправляя очки на носу и осторожно перебирая ногами, чтобы не стряхнуть с себя муравьев, которые могли захлебнуться в воде. – Ты не знаешь, откуда здесь муравьи? Может, это какие-то водоплавающие? – спросил он с удивлением. – Что ты думаешь об этом, Саша? Может, это муравьи-амфибии?
      Что думал об этом Диоген? Да ничего об этом не думал. Он думал о завтраке для ребят. И о том, что скажет капитан, если завтрака не будет. Пропади они пропадом, эти амфибии!
      – Амфибии! – проворчал Диоген. – Если тебя сбросить в воду, ты тоже станешь амфибией…
      Рубик не обратил внимания на слова Диогена. Он даже и не расслышал их как следует.
      – Может, у них миграция? – спросил он, как бы рассуждая сам с собой. – Может, это водяные муравьи, еще неизвестные науке?
      Диоген начал злиться: время идет, а этот очкарик отвлекает его от дела.
      – Лапцуй их в дрын мурец, твоих муравьев! – закричал Диоген по-маракузянски. – Смурлы крак твоим муравьям!
      Рубик уставился на Диогена, моргая своими длинными черными ресницами, которые едва не касались стекол очков. Он ничего не понял. Может, он ослышался? Может, Диоген что-то знает про муравьев?
      – Что? Что ты сказал?
      – А то, что они весь сахар изгадили! Кто теперь за сахар отвечать будет, а?
      – Какой сахар? Почему отвечать?
      Рубик словно проснулся. Размахивая сачком, он торопливо вскарабкался на катер, оттолкнул Диогена и опустился на корточки возле ящика, где суетились муравьи.
      – Где б-банка? – спросил Рубик, заикаясь от волнения. – Здесь с-стояла банка. Где б-банка с муравьями, я тебя спрашиваю?
      – На дне!
      Рубик уронил сачок, стиснул кулачки и прижал их к груди. Глаза его расплылись за очками, как большие чернильные кляксы, а губы забубу-кали, силясь произнести какие-то слова.
      Только теперь до Диогена дошло, что это были не просто муравьи, не какие-нибудь там муравьи-дикари, а муравьи, специально выдрессированные для каких-то Рубиковых научных целей. Сразу понятными стали и этот ящик, и банка с хвоей, и это шествие муравьев к ахтерпику и обратно. О, какая же он шляпа! Диоген понял свою ошибку, но признаться в ней и повиниться было свыше его сил.
      – Что их, муравьев, на свете больше нету? Да я их целый мешок тебе натаскаю. И не простых, а в полосочку с бантиком. Подумаешь, ценность какая!
      – Знаешь, кто ты такой? – спросил Рубик дрожащим голосом.
      – Кто?
      – Шан тга, – вот ты кто!
      – Шант… как, как?
      – Шан тга!
      Диоген не знал, должен ли он обижаться на это слово, но то, что он сам обидел Рубика, было ясно. И очень, между прочим, неприятно, потому что Рубик был человеком добрым и справедливым. А теперь вот плакал»
      – Ну и что это значит, твое «шан тга»? – спросил Диоген уже менее запальчиво.
      – Это очень нехорошее слово… Оно по-армянски значит… ну…
      – Ну? Да не бойся, говори!
      – Это… ну… собачий сын! – смутился Рубик и опустил глаза.
      «Господи, – подумал Диоген и даже рассмеялся. – До чего же он вежливый, этот Рубик!»
      – Разве я знал, что это ученые муравьи? Отвечай – знал?
      – Нет, – всхлипнул Рубик и отвернулся.
      – Ну вот. А ты сразу ругаться.
      – Я хотел выяснить, могут ли ужиться в банке разные муравьи…
      – А чего им не ужиться, – удивился Диоген. – Что они, хищники?
      – Еще какие хищники! У них знаешь какая борьба между разными видами! А муравьи одного вида помогают друг другу. Между прочим, – Рубик перешел на таинственный шепот, – ты заметил у муравьев светлые спинки?
      – От муки, наверно. – Диоген тоже перешел на шепот. – Здесь была мука.
      Рубик презрительно вздернул губу.
      – Я их покрасил: крупных – белой краской, а мелких – голубой. А голубых не видел?
      – Не помню…
      – Это потому, что от голубых ничего не осталось, – печально вздохнул Рубик. – А было их столько же, сколько белых. Они, понимаешь, погибли в борьбе за существование…
      Рубик был главным зоологом экспедиции, но занимался больше всего насекомыми – ловил бабочек, пчел, мух и жучков, усыплял их и складывал в конверты и картонные коробки. Он когда-то поссорился с родителями, которые выбросили коллекцию сушеных червей, а потом ходили в школу и просили классного руководителя повлиять на него – Рубик плохо учился, к тому же из-за его научных увлечений были всякие неприятности. Когда он принес однажды в целлофановом пакете рыжих тараканов и стал дрессировать их, тараканы расползлись по квартире, пролезли к соседям, и те ходили куда-то жаловаться. Но зато здесь, на катере, капитан ему ничем не докучал, и Рубик мог теперь заниматься наукой сколько угодно.
      По правде говоря, Диогена муравьи нисколько не волновали. Он хотел доставить Рубику удовольствие и только делал вид, что это страшно интересно. А на самом деле – все это ерунда. Хотя для Рубика они, конечно, имели большое значение – это Диоген теперь понимал. Только надо, чтобы он скорее забыл про своих дурацких муравьев. Но вот как это сделать? У Диогена даже уши задвигались от умственного напряжения.
      – А хочешь, я тебе подарю… – загорелся он, вытаскивая из кармана маленький ножик и поднося его к самым глазам Рубика. – Ты думаешь, это простой ножик? Как бы не так!
      Мальчики склонились над ножиком и некоторое время рассматривали его очень сосредоточенно. У Диогена слегка дрожала рука, словно это был не ножик, а хрустальная ваза, которую он мог уронить.
      – Ножик, между прочим, если хочешь знать, с титаном. Вот тут написано даже: «ти-тан»…
      Когда мальчики насытились зрелищем этого необыкновенного богатства, Диоген вздохнул и оглядел Рубика счастливыми глазами человека, которому ничего не жаль для лучшего друга.
      – Ну, что скажешь? – спросил он, сияя от доброты. – Где-нибудь видел еще такой ножик?
      Однако лицо Рубика не выражало ничего, кроме растерянности. Может быть, по своей близорукости он просто не разглядел ножика и не разобрался в его качествах? Тогда надо объяснить ему.
      – Не ржавеет – это раз! – терпеливо начал
      Диоген и загнул палец на левой руке. – Всегда блестит, как новенький, – два! – Он загнул второй палец. – Точить только раз в год – три! Но главное – титан! Знаешь, какой это редкий металл? Встречается реже, чем золото, а сталь от него становится как алмаз!
      Диоген расхохотался от распиравшей его щедрости, но Рубик почему-то не улыбнулся и отнесся к ножику с полным равнодушием. Ему вдруг стало скучно с Диогеном, который загорался от каких-то пустых ножиков с титаном, а на муравьев, которые могли сделать целый переворот в науке, было наплевать.
      Рубик горько вздохнул и отвернулся. Тогда Диоген спохватился и подумал, .что, пожалуй, он несколько перехвалил свой подарок – всего-то-навсего два рубля десять копеек в любом хозяйственном магазине! Есть о чем говорить! Он опустил ножик в карман и стал решать, как бы загладить свою оплошность и по-настоящему осчастливить Рубика. Ясное дело – осчастливить такого ученого человека, как Рубик, можно не ножиком, а какой-нибудь редкой букашкой, мошкой там или, скажем, выдающейся ласточкой…
      – А… хочешь… ласточку? – закричал Диоген.
      В самом деле: как это ему сразу в голову не пришло про ласточку? Никому не нужную ласточку, которая могла бы сделать Рубика счастливым человеком.
      Однако Рубик раскусил Диогена за время путешествия. Этот неуклюжий толстяк только и думал, что о еде, и ни о чем другом не мог говорить, а к тому же еще хвалился, что работает больше всех, прямо изнемогает от работы, никаких рук не хватает, чтобы все успеть. А ведь Диоген был не только коком, но и ботаником экспедиции, хотя до сих пор не раскрыл ни одной ботанической книжки, не сорвал ни одной травки. Пустой он все-таки человек, думал Рубик и грустно смотрел на реку, где еще недавно плавали муравьи, а сейчас вместо них качались пузырьки, соломинки и листья.
      Рубик, однако, плохо еще знал Диогена. Диоген не имел такой привычки – отступать от своих слов. Он вежливо, но цепко взял своей крепкой рукой Рубика за плечо и повел его к корме. У края он отпустил его, а сам разлегся на палубе.
      И тут же из-под борта выпорхнула ласточка – настоящая белобрюхая, сизокрылая ласточка с длинным раздвоенным хвостом.
      Диоген не ожидал такого чуда и какое-то время лежал, хлопая глазами и не зная, что сказать. Когда же Рубик очнулся от оцепенения, Диоген вскочил и завопил изо всех сил:
      – Ну что?! Что я тебе говорил?!
      Мальчики улеглись на корме, чтобы рассмотреть под нею пепельно-черное гнездо, из которого торчали жадно распахнутые клювы птенцов. Диоген совал в клювы мизинец и смеялся, как от щекотки, а ласточка трепетала крылышками, издавая тревожный писк.
      – Не шуми, дурочка! – уговаривал ее Диоген. – Что мы, хищники какие-нибудь? Ишь раскричалась!
      – Давай не будем их трогать, – сказал Рубик, отодвигаясь от края. – Ведь она доверяет людям. Разве стала бы она выводить здесь птенцов, если бы не доверяла?
      Только сейчас до Диогена в полной мере дошло, какой он угадай-волшебнйк! Он поднялся с палубы и стал раздуваться от своего всемогущества. Крохотный катер закачался под его великанскими ногами, а голова поднялась над лесом и достала до облаков.
      Диоген набрал побольше воздуха в грудь, чтобы ошарашить Рубика… он еще сам не знал чем – может, крылатой коровой, а может, обезьяной на велосипеде, но в это время послышался знакомый лай. Это из леса мчался пес Мурзай, а за ним – Данька с копьем в руке. Сзади шагали капитан и Марк, а следом тащился Ваня с тяжелым рюкзаком.
      – Почему я не вижу на камбузе дыма? – спросил Марк.
      Диоген сразу похудел на глазах. Он хотел что-то сказать, открыл рот, но слова разбежались в разные стороны.
      – Тише, братва, – сказал Марк, поднимая указательный палец. – Наш кок думает. Он прикидывает, чем кормить нас: судаком в тесте или макаронами по-флотски?
      Команда рассеялась по палубе. Иван с грохотом вывалил из рюкзака камни. В экспедиции он выполнял обязанности геолога – набивал целлофановые пакеты почвенными образцами и собирал минералы. Он заглянул в ведро, где вяло шевелились плотвички и голавли, и сглотнул слюну – от голодухи подвело живот, а судаком в тесте, тем более макаронами по-флотски, здесь и не пахло.
      – М-да, – промычал он, посмотрев на Диогена, как на пустое место.
      Данька выгреб из карманов какие-то черепки – археологические ценности, которые он собирал как историк экспедиции. Он молча заглянул Диогену в глаза, проникнув» до самого мозжечка. Данька был телепат и умел читать чужие мысли, а голова Диогена, его одноклассника, была для него как открытая книга. И он увидел, что вместо завтрака в голове трепыхались совсем другие мысли, но какие, Данька не сумел разобрать, потому что Диоген словно бы спал и мысли его, возникая, тут же лопались, как пузырьки на болоте.
      – Проснись! – сказал Данька, посылая в его мозжечок телепатический приказ.
      Диоген вздрогнул и огляделся. Огляделся – и увидел капитана. Капитан пощипывал усы – он их отращивал с недавних пор – и с любопытством поблескивал очками. Стояла тишина, такая тишина, что слышно было, как растет трава, а в небе плывет облако.
      – Что прикажете с ним делать? – спросил Марк.
      Капитан уважительно поглядел на Марка, своего помощника и рулевого, на его командирский планшет и широкий флотский пояс, сверкавший от значков и наклепок.
      – Ты уж сам распорядись, – сказал капитан, всем своим видом подчеркивая авторитет своего помощника.
      – Хорошо, – сказал Марк, нахмурив брови.– Но сперва пусть доложит, как он выполнил вчерашнее задание…
      И тут все вспомнили, что Диогену было поручено выписать на листе бумаги ядовитые растения, какие могут встретиться в пути, и повесить в каюте для всеобщего сведения, чтобы зря не совать в рот, как это любят некоторые ребята. Но Диоген, конечно, забыл про это так же, как и про завтрак. Тучи собирались над его головой, и никто его не жалел. Только Рубик переминался с ноги на ногу, виновато поглядывая на Диогена.
      – Ты, кажется, хочешь что-то сказать? – спросил капитан.
      – Я? – Рубик смутился. – А у нас… вывелись птенцы…
      Все переглянулись. Речь шла о Диогене и о том, что он не выполнил задания Марка, а Рубик ни к селу ни к городу вспомнил о каких-то птенцах.
      – Может, это сам Диоген вывел птенцов? – спросил Марк.
      – Но ведь он их первый увидел! – обиделся Рубик.
      – Ха, пусть покажет своих птенцов!
      И тогда Диоген очнулся. Очнулся и воспарил. Он поднялся выше облаков, сделал круг над катером и упал коршуном у самой кромки борта.
      – Да вот же они!
      И тут, подтверждая его слова, взлетела ласточка, словно это сам Диоген выпустил ее из своего рукава. Она покружилась над катером и улетела, наверно, за кормом, а внизу пищали птенцы, разевая огромные клювы. Все смотрели на Диогена, как на фокусника.
      Больше всех почему-то удивился капитан. В наше время, когда столько всяких чудес, ребята вообще ничему не удивляются, а капитан, может быть, оттого, что он родился в то время, когда было еще мало чудес, никак не мог успокоиться. Шутка ли, прямо на катере, под ногами у команды, вывелись птенцы. Вот почему, пока ребята готовили завтрак, он то и дело на цыпочках подходил к краешку палубы, поправлял очки на носу и осторожно заглядывал вниз, наблюдая, как ласточка кормит своих ненасытных детей.
      – Вот вам и Диоген! – воскликнул он наконец. – Кок, конечно, пока еще не первого разряда, но несомненно ответственный человек! Неизвестно чем, но обязательно порадует. Не завтраком, так ласточками, а это тоже чего-нибудь да стоит, не правда ли, друзья? А насчет задания не беспокойтесь – я повторяю, он вполне ответственный человек… Любопытно все-таки: сколько ласточке надо сделать вылетов, чтобы накормить этих обжор?
      Капитан не подозревал, что Рубик, усевшись в рубке, засек время и уже ведет научный подсчет…
     
     
      Глава 2
      О ПИРАТАХ, МИКРОБАХ И БЕССМЕРТИИ
     
      После завтрака Диоген куда-то исчез. Его поискали в ближайших кустах, аукали, свистели, кричали, но Диогена и след простыл. Марк, рассердившись, дал долгий гудок к отправлению. И тогда из лесу как ни в чем не бывало показался Диоген с ведром, набитым какой-то травой. В лице его не было ни капли смущения.
      – В чем дело, Охапкин? – спросил Марк. – Почему из-за тебя мы должны терять драгоценное время?
      – А вот в чем! – сказал Диоген и протянул ведро с травой. – Сам же сказал, чтобы я собрал ядовитую траву!
      Дело в том, что Диоген так расчувствовался от похвалы капитана, что решил исправиться. Это было невероятно. Даже не верилось. Больше всех удивился Марк. Он вытащил из ведра пучок травы и недоверчиво уткнул в нее нос. Глаза у него сделались испуганные. Трава упала на палубу.
      – Это что такое?
      Ребята сгрудились над ведром.
      – Думаю, что это крапива, – сказал Рубик с важным видом.
      И он был прав, как всегда. Вместо ядовитых растений, таких, как красавка, белена или дурман, бедняга Диоген и вправду набрал обыкновенной крапивы. Разве может быть что-нибудь ядовитей, рассудил он резонно, если от нее до сих пор горели и чесались руки?
      – Я считаю, что такой горе-ботаник нам не нужен, – гневно сказал Марк. – Снимем с него эту нагрузку, пусть занимается основным своим делом – как следует кормит команду…
      Из толстого жизнерадостного ребенка Диоген на глазах у команды превратился в жалкого заморыша, словно из него, как из резиновой игрушки, выпустили воздух. Прямо двадцать два несчастья! Мало того, что чуть не уморил команду голодом, так еще крапивой насмешил. Действительно горе-ботаник! У ребят чесались руки поколотить его.
      Капитан задумчиво пощипывал свои усы, следил за ребятами и, кажется, не соглашался с ними. Когда страсти не на шутку разгорелись, он вдруг присел на корточки и с глубочайшим интересом стал рассматривать крапиву. Ребята притихли и тоже склонились над ведром. Капитан вытащил стебелек и стал рассматривать его на свет. Ребята стали тесниться, чтобы тоже рассмотреть стебелек. Интересно, что здесь увидел капитан? Но капитан не торопился. Он растер листочек и понюхал. Лицо его выражало необыкновенное удовольствие.
      – Пахнет, что ли? – спросил Марк.
      – Не то чтобы пахнет, но растение в высшей степени ценное, – сказал капитан и осторожно вставил стебелек обратно в ведро.
      – А что в крапиве такого ценного?
      Капитан поднялся, отряхнул руки и удивленно уставился на Марка.
      – Разве ты не знаешь, что в крапиве много питательных веществ и витаминов?
      Марк пожал плечами – он впервые слышал об этом.
      – И не знаешь, что из нее получают, волокно для грубых тканей и веревок?
      Марк даже слегка отступил – таким осуждающим был тон капитана, словно это был великий грех – не знать таких простых вещей.
      – И даже не слыхал, что из крапивы можно приготовить отличные щи?
      Марк совсем стушевался. А капитан притянул Диогена к себе и ласково погладил его по голове.
      – Я считаю, что мы должны отметить находчивость нашего кормильца. Шутка ли, прокормить такую ораву! А он думает еще и о том, чтобы еда была разнообразной и содержала витамины. Молодец!
      Но капитан на этом не остановился. Он стал с увлечением рассказывать про всякие съедобные растения: дикий лук, чеснок, сныть, манник, канадский рис, свербигу, желтую кубышку и многое другое, что годится в пищу. И еще о том, как люди спасались в неурожайные годы. И что вообще человек, хорошо знающий природу, никогда не пропадет. А что это так – доказал Робинзон, превративший необитаемый остров в цветущее хозяйство. Капитан, улыбаясь, все время посматривал на Диогена. И всем стало казаться, что Диоген и есть Робинзон. И человек, который нигде и никогда не пропадет.
      Из жалкого заморыша Диоген снова превратился в толстого и жизнерадостного ребенка, готового на подвиг ради человечества. Теперь он мог бы спасти не только малые реки, но и большие. И еще обсадить берега хоть бамбуковым лесом. Пусть капитан только попросит! Но капитан не стал просить его тут же спасти все реки, а как бы невзначай придвинул к нему складной стульчик и попросил что-нибудь сыграть.
      Диоген учился в музыкальной школе и скучал без музыкальных занятий. Часто без всякого смысла он барабанил ладонями по перилам, ложками по кастрюлям или пальцами по зубам. И всем изрядно надоедал. А тут капитан вдруг сам попросил его что-нибудь сыграть.
      Диоген не заставил себя упрашивать. Он уселся на ящик, дал по стульчику барабанную дробь и вдруг запел хриплым голосом простуженного рыбака:
     
      На далеком севере
      Ходит рыба-кит…
     
      Он оглядел команду, как опытный хормейстер, и все, как один, подхватили:
     
      Кит!
      Кит!
      Кит!
     
      Диоген одобрительно тряхнул головой и заорал еще громче:
     
      А за ней на сейнере
      Ходят рыбаки…
      Но…
     
      И команда послушно грянула:
     
      Нет кита!
      Нет кита!
      Нет, кита не видно!
      Вот беда, вот беда –
      До чего обидно!
     
      – Талант, талант! – сказал капитан, вытирая платочком глаза. – И кто бы мог подумать! Ну и распотешил ты нас! Тебе за это леденец!
      Капитан вытащил из кармана коробку с леденцами, с которой никогда не расставался, чтобы отучить себя от курения, но это пока ему не удавалось. Жестом скупца он отделил один-единственный леденец и торжественно, как большую награду» вручил Диогену. Но Диоген не стал его есть, а спрятал в карман, как золотую олимпийскую медаль. Леденец – это был высший знак капитанского одобрения, и вся команда теперь уже с завистью смотрела на Сашку.
      – Ну, кто еще хочет заработать леденец? – спросил капитан.
      Никто, конечно, не рассчитывал перещеголять Диогена, в котором открылся такой талант, но леденец от капитана – это что-нибудь да значит! Только вот в чем бы таком отличиться? И тогда Марк, который с трудом переносил чужую славу, задумчиво посмотрел вдаль, как-то странно поежился и сказал, ни к кому не обращаясь:
      – А через пятнадцать минут мы подойдем к острову Могила…
      Все помолчали: об этом острове никто не слыхал.
      – Чья там могила? – спросил Диоген, чувствуя, что о его музыкальной славе все сразу забыли, заинтересованные таинственным островом Могила.
      – Чтобы знать, надо читать старинные книги, – сказал Марк, будто он всю жизнь только и делал, что читал старинные книги. – Так вот, когда я сидел в библиотеке, изучая наш будущий маршрут по книгам времен царя Ивана Грозного, – сочинял он без зазрения совести: все хорошо знали, что ни в какие библиотеки он не ходил и никаких особых книг не читал, – я прочел в одной из них, что на острове Могила, который встретится нам через пятнадцать минут, прошу засечь время, жили пираты, которые грабили купеческие суда, а награбленное добро прятали в пещерах. Есть такой слух, что клады там сохранились до сих пор, но пока никто их не нашел. Но главное не в этом, а в том, что… Вы слушаете меня? Главное в том, что на острове Могила живут потомки древних пиратов и до сих пор занимаются своим страшным делом, только у них, как вы сами понимаете, не бердыши и пищали времен Ивана Грозного, а водолазные костюмы и подводные пушки, которыми они пробивают обшивки судов и пускают их на дно…
      У мальчиков вытянулись лица.
      – Это у них такие пиратские гены в организме, – объяснил Марк и обвел ребят «пиратскими» глазами, словно прикидывал, кому из них, первому придется оказаться на дне. – Вообще-то говоря, нам бы надо на всякий случай подготовиться к встрече. Что ты скажешь, Ваня, если мы воспользуемся твоей геологической коллекцией и забросаем бандитов минералами? Кстати, мы освободимся от балласта и сможем легче уйти… Хотя остров Могила и банда пиратов, пускающая на дно корабли, если здраво поразмыслить, – совершеннейшая дичь, сапоги всмятку, турусы на колесах, явная чепуха и баланда, которую любил травить Марк, все стали задумчиво поглядывать на сыроватые берега, сумрачные от лесных чащоб, где почему бы и в самом деле не могли жить потомки пиратов?
      Но вот катер вышел из речной протоки, сжатой черными стенами хвойных лесов, и сразу открылись луга, заросшие желтым лютиком и белоснежной ромашкой, и даже на полном ходу было слышно, как стрекочут в прибрежных травах кузнечики, и видно было, как беспечно порхают стрекозы, а у лесной опушки усердно трудится гусеничный трактор, толкая перед собой зеленую гору из березок, елочек и кустов. И тогда все рассмеялись. Страх, который Марк нагнал на команду, рассеялся как дым.
      – Недурно, – похвалил капитан, вытащил из коробки леденец, однако раздумал и спрятал его обратно, видимо решив, что леденец будет слишком большой наградой и что верх остается пока за Диогеном. – Все выглядит весьма правдоподобно, но вот насчет пиратских генов он, по-моему, переборщил, хотя тут и есть над чем подумать. Что на этот счет скажет наш уважаемый Рубик?
      Все уставились на Рубика, который был в команде чем-то вроде справочного бюро по научной фантастике, астрологии, букашкологии и другим не менее серьезным наукам, но Рубик в это время перелистывал книгу Фабра о жизни насекомых, с которой не расставался, и был так ею поглощен, что, казалось, ничего не слыхал.
      Но, как выяснилось, это было не так.
      – Эти ваши банды и гены – просто детские сказки, – сказал он. – Если бы еще что-нибудь про переселение душ, а то про всякие банды-баланды…
      – Это какое переселение? – спросил Диоген.
      – Самое обыкновенное: я переселяюсь в тебя, а ты в меня…
      Ребята переглянулись. «Я в тебя, ты в меня. Ты в меня, а я в тебя» – чего уж проще! Но Рубик не остановился на этом. Он сказал, что люди могут превращаться не только в других людей, но и в разные живые существа, например, в коров, собак или мышей. И даже в мух. В Индии это давно умеют. А скоро люди смогут превращаться даже в микробов.
      – Вот до чего может дойти человек, у которого на уме одни только насекомые, – сказал Марк и покрутил пальцем у виска. – Все-таки объясни, что это такое, твое переселение?
      Рубик отодвинул книгу Фабра и уставился на Марка: не шутит ли тот? Но Марк как будто не шутил – он и вправду ничего не знал о переселении душ.
      – Ты что-нибудь слыхал о раздвоении личности? – спросил Рубик. – Нет? Очень жаль. Об этом давно все знают. Сколько угодно есть людей, которые могут чувствовать себя, как два разных человека. Утром, например, как ребенок, а вечером как старик. И даже говорить на разных языках : скажем, на русском и французском. Неужели не слыхал?
      Ребята в растерянности уставились на капитана: может, капитан слыхал что-нибудь о раздвоении и переселении? Но капитан молчал. Тогда не выдержал Диоген:
      – А зачем человеку превращаться в микроб? Какая ему польза?
      – О, какое мракобесие! – застонал Рубик, хватаясь за голову. – Раньше все мракобесы так рассуждали: зачем микроскопы? Зачем телескопы? Какая от них польза? Разве от этого больше будет еды? Тебе неинтересно про переселение душ, так ты и рассуждаешь, как мракобес!
      Диоген сразу же стушевался: не хватало ему еще и мракобеса, достаточно с него того, что его обзывали и Хрум-хрумом, и Пирожком, и Жиртрестом – как кому в голову взбредет! Рубик был страшно обидчивый человек. Лицо его и шея покрылись красными пятнами.
      – Иван, принеси ему воды, пусть успокоится, – сказал Марк и погладил Рубика по плечу, но Рубик отшвырнул его руку в страшном гневе.
      Не избежать бы крупного скандала, если бы не Данька, обладавший гипнотическим талантом. «Рубик, успокойся! – стал внушать ему Данька, телепатическим взглядом проникая в его мозжечок. – А теперь возьми себя в руки! Вот так! Тихо! Еще тише! Порядок!»
      Рубик сразу остыл. Он был очень отходчив. И потом, сердился он вовсе не на Марка или Диогена, а только на их взгляды. А против Диогена, имевшего такой выдающийся музыкальный талант, к тому же открывшего ласточек на катере, он вообще ничего не имел.
      – Хорошо, – сказал Рубик, поглаживая взъерошенный затылок и совершенно не догадываясь, откуда в него вошло спокойствие. – Я тогда объясню, и вам станет ясно, для чего переселение душ. Представьте, что появилась неизвестная болезнь. И люди умирают от нее, как мухи. И никто не знает, как от нее спастись. И может погибнуть все человечество. Теперь представь, – обратился он к Марку, – что ты министр здравоохранения и от тебя зависит жизнь всех людей, что ты будешь делать?
      – Это я министр? – удивился Марк, не ждавший такого почета.
      – Да, ты министр. Что ты будешь делать, чтобы спасти людей?
      – Может быть, сослать больных на остров, чтобы они не заражали других?
      – Хорошо, – согласился Рубик с терпением наставника, знающего, куда он ведет ученика. – А дальше что?
      – Дальше надо собрать умных докторов и посоветоваться…
      – Но ты же министр! – закричал Рубик, опять выходя из себя. – Ты же самый умный человек! Поэтому тебя и сделали министром!
      – Все же надо запросить научные центры, – сказал Марк, несколько сбитый с толку. – Мало ли что – министр!
      – О, бюрократ! – застонал Рубик и некоторое время даже молчал, не находя нужных слов. – Но ведь, пока ты будешь запрашивать научные центры, бюрократ ты несчастный, все люди умрут! Все человечество умрет!
      Ребята растерялись: а вдруг и в самом деле умрет все человечество? Даже капитан задумался и покачал седой своей головой – положение!
      – Вообще зря ты его сделал министром, – сказал капитан и погладил Рубика по взъерошенной макушке. – Надо скорее спасать человечество. Так что лучше сам назначь себя министром и скажи, что делать…
      Рубик сразу успокоился. Он пригладил встрепанную макушку и прправил очки. Он не удивился, что его назначили министром.
      – Очень просто: я превращусь в микроба, чтобы попасть в организм больного человека, и там все разузнаю!
      Мальчики уставились на капитана – все-таки он больше всех жил на этом свете и был единственным человеком, который мог бы сейчас сказать что-то вразумительное. Капитан внимательно вгляделся в Рубика, представляя, наверно, что тот уже превратился в микроба, крохотного такого микроба с взъерошенным хохолком на макушке.
      – Но… как же ты расскажешь о том, что узнал? Разве микробы могут рассказывать?
      Рубик рассмеялся счастливым смехом хитреца, который все рассчитал наперед.
      – Так я бы снова стал человеком! Переселяться можно туда и сюда сколько угодно!
      – Это упрощает дело, – сказал капитан. – Если снова стать человеком, тогда – конечно. Тогда и Диоген согласится побывать в шкуре микроба. Согласишься?
      Диоген был готов на что угодно ради капитана, готов был реки повернуть в обратную сторону, осушить все болота, переловить всех браконьеров, уничтожающих природу, но стать микробом? Увольте!
      – А чего я не видел в шкуре микроба? – обиделся Диоген. – Мне и в своей шкуре не плохо.
      – Ну не ты, тогда другой, – усмехнулся капитан, – желающие всегда найдутся. И проблема сразу снимается – истребление микробов силами других микробов не представляет никакого труда. Так я тебя понял?
      – Ну конечно! – воскликнул Рубик. обрадованный сообразительностью капитана. – Кому же не ясно?
      – Вот только, – помедлил капитан, – я хотел бы задать тебе один вопрос…
      – Пожалуйста, – великодушно разрешил Рубик.
      – А это самое переселение, как ты думаешь, скоро можно будет осуществить?
      Рубик наморщил лоб и стал шевелить губами, производя какие-то расчеты.
      – Думаю, лет через двенадцать-пятнадцать. Пятнадцать – это максимум, – сказал он твердо.
      – Ну тогда спасибо. Ты меня очень порадовал. Я надеюсь, что еще доживу.
      – Конечно, доживете, – заверил Рубик. – И вообще люди скоро придумают бессмертие, – добавил он, чтобы еще более осчастливить капитана. – Это вопрос не очень далекого будущего…
      – Тогда еще один вопрос… А как ты понимаешь бессмертие?
      На этот раз Рубик задумался несколько дольше, чем обычно. Вопрос оказался слишком сложным. Рубик потрогал книгу Фабра, но отодвинул ее. Там едва ли можно было найти ответ. Он стал теребить свой нос, пытаясь таким образом помочь процессу мышления. Капитан переводил взгляд с одного на другого: а вы что думаете на этот счет?
      Диогену снова не терпелось отличиться, а поскольку своих мыслей о бессмертии у него не было, он уставился на Даньку, настроив свои музыкальные уши на подсказку. Но Данька про бессмертие еще никогда не думал, а только вспомнил, как однажды одна старушка во дворе сказала другой: «Бессмертие в наших детях». И только он об этом вспомнил, как Диоген закричал:
      – А вот одна старушка сказала: бессмертие в наших детях!
      Данька изумленно поглядел на Диогена: вот это да! Впрочем, удивляться было нечего: однажды Диоген по его телепатической подсказке наизусть читал на уроке большой отрывок из «Мцыри», а тут он стоял почти рядом и специально подслушивал его мысли, чтобы снова заработать леденец!
      – Да, да, – сказал капитан задумчиво, – в словах старушки что-то есть.
      В это время Рубик оставил в покое свой нос и поднял на капитана сверкающие мыслью глаза.
      – Бессмертие – это знаете что?.. – Он сделал паузу. – Это когда человек делает открытие в науке! Если открыть новый закон, тогда не страшно умереть, тогда ты все равно останешься, правда?
      – Да, да, – согласился капитан, – в этом тоже что-то, безусловно, есть. А вот как быть людям, которые не открывают новых законов? Или тем, у кого нет детей?
      Ребята опять задумались, но в голову ничего путного не приходило.
      – Может быть, есть какое-то бессмертие и для них? – спросил капитан, переводя глаза с одного на другого. – Может, для них оно в том, чтобы просто хорошо и честно прожить свою жизнь и оставить о себе добрую память? Ты согласен со мной, Даня?
      Данька почувствовал странное беспокойство. Глаза его стали рассеянными и невидящими. Он согласен, конечно, и со старушкой, и с Рубиком, и с капитаном. Но в то же время он догадывался, что есть еще и другое бессмертие, но вот какое именно, пока еще толком не знал. Чувствовал, что есть, но не находил подходящих слов. И капитан понял, что Данька думает о чем-то важном, но не торопится свои мысли облекать в случайные слова. Он вытащил из коробки леденец, сдул с него крошки и вручил Даньке, хотя тот так ничего и не произнес.
      – Это тебе аванс, – сказал капитан. – А Рубику, так и быть, выдадим самый большой леденец. За то, что своими микробами навел нас на такую замечательную тему. Об этом, между прочим, скажу вам по секрету, думали и думают лучшие умы человечества. Ну, кто еще в нашем диспуте хочет сказать свое слово?
      Все обернулись в сторону рубки, где рядом с Марком сидел Иван. Иван слышал весь разговор о пиратах, генах и бессмертии, но участвовать в нем не собирался. Марк открыл дверь рубки и вытолкнул Ваню «на ринг». Плечистый, сутуловатый от тяготившей его силы, он мог легко расшвырять шайку хулиганов, но говорить был не мастер.
      – Тише, Чапай думать будет!
      – Иван, не робей!
      Ваня беспомощно улыбался, не зная, чего хотят от него. Он так сконфузился, что Даньке стало его жалко. Ивана надо было выручать. И, набрав воздуха в грудь, Данька уставился в Ванин затылок и послал в мозжечок сильный телепатический сигнал: «Ваня, не тушуйся!»
      – А я не тушуюсь, – сказал Ваня, не понимая, откуда в него влетело это слово.
      «Молодец, Ваня! Точка!» – молча похвалил его Данька.
      – Точка! – повторил за ним Ваня, кивая головой.
      – С запятой? – спросил Марк, подмигивая.
      «Без всякой запятой, а просто точка!» – подсказывал Данька.
      – Просто точка! – повторил послушно Ваня.
      – Вот и я говорю: с запятой, – сказал Марк, издеваясь.
      «Ваня, спроси его: а щелбана не хочешь?» – подсказывал Данька.
      – А щелбана не хочешь? – спросил Ваня сдвигая брови.
      – Вас понял! Вас понял! – заюлил Марк, чувствуя, что ему несдобровать.
      «Ну теперь все!» – вздохнул Данька.
      – Все! – сказал Ваня, успокаиваясь.
      – А я что говорю? Конечно, все, – согласился Марк.
      Капитан молча наблюдал всю эту сцену и хмурился. Ему не нравилось, что над Ваней смеются.
      – Маловато вы еще знаете Ивана…
      Ребята в самом деле еще плохо знали друг друга, а Ваню – меньше всех.
      Его родители погибли от взрыва в котельной, когда ему не было и десяти лет. Из детского дома, куда его отправили, он сбежал и долго бродяжничал, кочевал по родичам, жил одно время у лесника на кордоне, а когда ему исполнилось четырнадцать лет, вернулся домой. Однако не поладил с теткой, хранившей квартиру, пропадал на улице, пока не попал на учет в детскую комнату милиции. Оттуда-то и взял его к себе капитан и определил механиком на катер «Веселые пескари».
      Ваня умел малярить, плотничать, слесарить и вскоре стал на катере незаменимым человеком. К капитану он привязался, как к родному отцу. И капитан жалел его, пожалуй, больше, чем других. Иван, видно, крепко помнил своих погибших родителей и всю свою неистраченную детскую любовь к ним перенес на капитана. Он готов был за него в огонь и воду. Только один капитан знал, какая нежная душа жила в этом рано повзрослевшем подростке.
      Данька не удивился тому, что Ваня оказался так восприимчив к телепатическим приказам. Не он один! А вот то, что капитан не разделяет веселья Марка, Данька почувствовал первый. И ему стало неловко и стыдно за Марка, который самодовольно ухмылялся, радуясь, что посадил Ивана в калошу.
      Данька теперь нисколько не сомневался в своем телепатическом могуществе. На Диогене, Руби-ке, Иване он испробовал его, теперь оставалось проверить только на Марке. Данька глубоко вздохнул, уставился Марку в затылок и сказал про себя: «Повернись, невежда, к Ване и попроси у него прощения, нахал!»
      Марк, стоявший у штурвала, не шелохнулся.
      Данька напрягся и проник в самую глубину мозжечка: «Извинись, говорю тебе, а то хуже будет!»
      Но Марк и не поежился даже.
      Данька устал от напряжения и расслабился. В самом деле, отчего Марк не поддается? Может, он толстокожий и нечувствительный?
      Рулевой, помощник капитана, Марк почему-то пользовался особым его расположением. Капитан иногда подолгу не вылезал из берлоги – так он называл каюту, и тогда никто не видел, когда он вставал и когда засыпал. Он уходил в свои блокноты и книги, словно в изолятор с толстыми стенами, в который не проникали никакие звуки. И в эти долгие его «отлучки» всеми делами на катере заправлял Марк. Чем же он заслужил такую честь? Откуда появился здесь? Почему так доверял ему капитан?
      Личность Марка заинтриговала Даньку необыкновенно. И это было похоже на жажду, которую нужно немедленно утолить…
     
     
      Глава 3
      «ТРУДНЫЕ» ДЕТИ
     
      Данька был историком экспедиции, но больше всего увлекался топонимикой – изучением географических названий. Палуба, рундуки, ящики – все было забито Ваниными минералами, коллекциями Рубика, а топонимика не требовала много места – заполняй себе карточки с указанием топонима, его вида и происхождения и храни их в обычных конвертах.
      Особенно нравилось Даньке гадать, как произошли названия. Сидит над карточкой и вдруг рассмеется: деревню назвали Дракино. Наверно, жили там одни забияки – не пахали, не сеяли, не жали, а только и делали, что с утра до вечера дрались на кулачках и ходили с разбитыми носами – потеха!
      Много разных смешных названий занес Данька в свои карточки: Собачий Перелаз, Тараканий Брод, Куриная Лапа, Свистуны. Запишет – и сразу представит, как тараканы гуськом перебираются через ручей, а собаки толкутся возле шатучих мостков и злобно огрызаются. А почему Свистуны? Может, в деревне был такой обычай – устраивать конкурсы на лучший художественный свист?
      Данька не ленился на остановках расспрашивать рыбаков, бакенщиков, паромщиков, жителей прибрежных сел, почему место называется так, а не иначе, откуда пошло название и кто его придумал. Он переписывал ответы в карточки, пытался найти объяснения непонятным названиям, а иногда спускался к капитану и обсуждал с ним редкие топонимы. Капитан поощрял Данькино увлечение и говорил, что если Данька составит толковый топонимический словарь маршрута, то он, капитан, выдвинет его кандидатом в члены географического общества.
      Но это к слову. А сегодня топонимика Даньке в голову не шла – все его мысли были заняты Марком, на которого он посматривал сквозь стеклянную дверь рубки. За что же все-таки ему такой почет и уважение? За какие такие заслуги?
      Марк носил капитанскую фуражку с золотым крабом, широкий флотский ремень сверкал от значков и наклепок, он то и дело стряхивал пылинки с яркой, в павлиньих разводах, рубашки, из-под которой виднелась тельняшка, и чистил пилочкой длинные ногти. Нет, в самом деле: чего это он вознесся над всеми?
      Личность Марка казалась загадочной, и во что бы то ни стало надо было в ней разобраться. Поговорить с капитаном, что ли? Капитан наверняка знает о нем такое, чего не знает никто.
      Боясь потревожить капитана и оторвать его от работы, Данька постоял немного, набираясь храбрости, потом осторожно спустился в каюту, но… капитан спал. Спал днем, во время стоянки, что иногда с ним случалось. На полу валялись раскрытая книга и фуражка, наполненная тыквенными семечками. Ими, как и леденцами, он пытался отучить себя от курения. Капитан топорщил усы и отдувался, словно плыл под водой, – ему, наверно, что-то снилось, но вдруг он шумно вздохнул, поднял книгу с пола и как ни в чем не бывало стал читать ее, изредка протягивая руку к фуражке и беря из нее тыквенные семечки. Он даже не заметил Даньку, который тихо, на носках, поднялся на палубу и увидел Ивана.
      Может, Иван расскажет что-нибудь о Марке? Одетый в обляпанный краской комбинезон, Иван висел в малярной люльке почти над самой водой и работал толстой кистью, замазывая на борту ржавые пятна. Красил он без всякой идеи. Просто махал рукой как бог на душу положит, размазывая голубую краску вкривь и вкось. Данька посмотрел внимательно на его мазню и расстроился. Разве можно так мазюкать?
      Он вздохнул – и вот уже мысленно влез в люльку, уселся рядом с Иваном и стал показывать, как надо класть краску. Иван одобрительно качал головой и удивлялся, до чего же красиво рисует Данька. Из-под кисти так и вылетали гнутые синие волны, а поперек их качались водоросли, среди которых мелькали, удирая от мраморной щуки, желтые пескари. Вот они прячутся за корягу и ждут, а щука с разгону ударяется в корягу, так что искры летят. «Ну, погоди!» – кричит щука, распахнув свою волчью пасть, а пескари так и покатываются со смеху, держась за бока.
      – Ты что? – спросил вдруг Иван.
      – Ничего, – ответил Данька.
      – Ну и не стой над душой, а займись делом. Швабру возьми и палубу освежи…
      Нет, с Иваном не поговоришь. Не такой он человек, чтобы отрываться от дела. Мало того, что сам день-деньской вкалывает, так еще и других заставляет! Его и уважали, собственно говоря, толькб за физическую силу, умение ходить на руках, таскать тяжести, а также за страшный аппетит. На конкурсе силачей и едоков он наверняка взял бы первое место. Данька отвернулся от Ивана и вспомнил про Диогена – вот с кем стоит поговорить! Диоген стоял у ахтерпика на четвереньках и колдовал: выгребал крошки и отправлял в рот. В ахтерпике был идеальный порядок.
      Диоген поднял голову и стряхнул крошки с подбородка.
      – На, – сказал он, сунув Даньке комок слипшихся карамелек, и полез головой в ахтерпик, чтобы продолжить санитарную чистку.
      Ясно: Диоген, когда он занят таким важным делом, все равно ничего не услышит. Единственный человек в команде, с которым можно сейчас поговорить по интересующему его вопросу, был, несомненно, Рубик. Данька уважал его за большие знания и умение разбираться в людях. Не может быть, чтобы мудрый Рубик чего-нибудь интересного не знал про Марка.
      В кормовой каюте, куда спустился Данька, Ру-бика не было. Странно, где же Рубик? В капитанской каюте он не мог быть – это точно. В рубке он тоже не мог находиться – Марк туда никого не пускал. Не в люльке же он с Иваном! Непонятно, катер такой небольшой, а человек пропал. Не утонул ли случайно? Очень просто – загляделся на ласточек и свалился в воду. И сейчас барахтается там и, может быть, уже не дышит.
      Но тут Данька услышал кряхтенье. Из-под койки торчали ноги. Ноги почесались друг о друга.
      – Это ты, Рубик? – воскликнул Данька, страшно обрадованный.
      – Я, а что?
      Рубик вылез из-под койки с большой лупой в руке. Он был опоясан, как всегда, патронташем для насекомых и походил сейчас на счастливого охотника, подстрелившего утку или по крайней мере перепелку. Он осторожно разжал ладонь – на ней лежал кусочек коры или камешек.
      – Хочешь посмотреть? – спросил он таким тоном, будто это птица, которая могла еще вдруг ни с того ни с сего улететь.
      Данька взял лупу и вежливо посмотрел в нее.
      – Это гнилушка, – торжественно сказал Рубик. – Она уже не светится, поэтому я не мог ее найти. А чтобы снова засветиться, она должна полежать на солнце. Ты знаешь, о чем я подумал?
      – Не знаю, – сказал Данька, чувствуя, что он не сможет сразу заговорить о Марке, а должен будет выслушать лекцию о гнилушках.
      – Вот бы здорово заряжать гнилушку светом от прожектора в тысячу ватт! Что ты скажешь на этот счет?
      – Я как-то не думал об этом, – сказал Данька без всякой радости. – А для чего это тебе?
      – Чтобы установить, сколько времени гнилушка набирает свет, а потом сколько светит сама! Понимаешь, как это важно?
      – Понимаю, – сказал Данька, думая о том, как бы повернуть разговор на Марка. – А для чего ей надо светиться?
      – Вот в этом весь вопрос! – с жаром воскликнул Рубик, мечтая, наверно, сделать на гнилушках какое-то бессмертное открытие. – Я все время бьюсь над этим. Глубоководные рыбы светятся потому, что там, на дне океанов, вечная темнота. А зачем, зачем свет гнилушке?
      У Даньки слегка закружилась голова. Он вздохнул, закрыл глаза и увидел, как вместе с Рубиком, вооруженные аквалангами, выдыхая струйки пузырьков, они погружаются все глубже в подводное царство, огибая коралловые рифы, держа путь в черные пещеры, где живут электрические скаты и угри. Так бы, наверно, они и остались в пучине, если бы вдруг среди снующих рыб Данька не увидел светящиеся карамельки, похожие на рыбок-прилипал, и сразу не вынырнул с Рубиком на поверхность.
      Данька вытащил из кармана карамельки, разлепил их и очистил от крошек.
      – Давай, чья дольше будет таять, – сказал Данька, радуясь случаю отвлечься от гнилушек.
      – Давай, – согласился Рубик.
      Рубик был чемпион по сосанию карамелек. Он мог продержать карамельку во рту два часа и даже больше. Марк, с которым он не раз состязался, прозвал его профессором леденцовых наук, и Рубик действительно понимал в карамельках толк. Круглые, например, сосались скорее, чем прямоугольные, а рижские таяли быстрее, чем ленинградские. Он выигрывал карамельные поединки, и это неудивительно: пока карамелька лежала во рту и таяла, он в это время всегда думал о чем-нибудь другом и забивал про нее.
      Вот и сейчас, держа карамельку под языком, но совершенно забыв о ней, Рубик с огромным увлечением развивал перед Данькой свою идею использования искусственных гнилушек как источника света в пещерах и разных там подземных гротах, а также в заполярных широтах, где, как известно, бывают долгие ночи…
      Рубик понес такой вздор о гнилушках, что у Даньки стало кисло во рту, несмотря на карамельки. Он мучился от своей деликатности, не решаясь перебить, потому что Рубик был очень впечатлительный и нервный, – так говорили его родители капитану, когда отпускали в путешествие. Они даже ухитрились переговорить со всеми членами команды, в том числе и с Данькой, умоляя щадить ребенка, и Данька помнил о своем обещании щадить и никак не мог оборвать Рубика, чтобы перевести разговор на Марка.
      И вдруг – небывалое дело! – Рубик сам вспомнил о нем. Он умел, оказывается, думать сразу о нескольких вещах, но говорить о них предпочитал в порядке их важности. Персону же Марка он не считал такой важной, чтобы говорить о нем раньше, чем о гнилушках. Но каким образом Рубик догадался, о чем все время думал Данька? Может, Рубик тоже телепат, и еще более чуткий, чем Данька?
      – Вообще-то говоря, лучше с Марком не связываться. Он никого не признает, даже родителей, – сказал Рубик, как будто мгновение назад они толковали не о гнилушках, а именно о Марке. – Ты время засек? – Рубик оттопырил языком щеку, демонстрируя Даньке свою редкую способность помнить сразу о многих вещах. – По-моему, уже прошло минут пятнадцать. Кисленькие расходятся во рту быстрее, чем сладкие, а больше всего держатся «Театральные», потому что у них форма кирпичика и меньше трущейся поверхности, Все это можно доказать при помощи…
      – А почему он родителей не признает? – перебил Данька, боясь, как бы Рубик не пустился в долгие рассуждения о карамельках.
      – У него отец профессор, мать учительница, но почему-то живут не вместе, не знаю почему. Марк жил у мамы, потом у отца, потом бросил учиться, попал в плохую компанию и чуть не угодил в тюрьму. Хорошо, что мать знакома с капитаном, она упросила взять Марка в команду. Сейчас Марк вообще не ходит ни к отцу, ни к матери, переселился к капитану и живет у него, как приемный сын. – Рубик внимательно посмотрел на Даньку, взвешивая, можно ли ему доверить что-то очень важное, и, видимо решив, что можно, сказал: – Если хочешь знать, с моими родителями тоже очень нелегко. Вообще-то объективно они хорошие люди, очень любят меня, но я бы тоже, наверно, бросил их, если бы это было только возможно. Я однажды убежал от них на целый день и прятался в детской библиотеке, так с мамой обморок случился, а папа чуть не умер. Я у них поздний ребенок, и они очень меня берегут. Они боятся «нервного перенапряжения» – смешно, да? – и потому прячут мои коллекции, отбирают книги, так что мне приходится по ночам читать с фонариком под одеялом. И я все это должен терпеть. Если бы я не был такой терпеливый, я бы давно их бросил. Ну, а Марк не такой! Он однажды жил на чердаке. Его целую неделю искали. К нему начальник ЖЭКа по лестнице влез, а он от него убежал по крыше. Пришлось пожарную команду вызывать. Вообще Марк дикий – он никого не боится. Его капитан и держит при себе на всякий случай…
      – Какой случай?
      – Вдруг бандиты нападут, хулиганы какие-нибудь. Он знает разные приемчики. И вообще, между нами…
      Рубик понизил голос до шепота. Глаза у Дань-ки стали большие. Рубик действительно знал о Марке, чего на катере никто не знал.
      – Он кого-нибудь… – спросил Данька, чувствуя легкий холодок в животе.
      – Кто сказал, что… – Рубик огляделся по сторонам, боясь даже произнести страшное слово. – Это моя мама говорила что-то такое, что он может… а я откуда знаю? Прежде чем отпустить меня, мама решила, понимаешь, навести справки о команде и что-то такое узнала, потому что они с папой долго спорили, отпускать меня или нет. Мама была против, но папа сказал, что теперь неудобно перед Гогелашвили из Пицунды, куда мы летом ездили отдыхать…
      – А кто такой Гогелашвили?
      – Как, ты не знаешь Гогелашвили? – удивился Рубик. – Это же известный в Пицунде цветовод. Он большой друг капитана. Он выращивает особенные цветы, нюхать их приезжают люди из разных стран, а потом делают духи, которые пахнут, как цветы Гогелашвили. Мы жили с ним на одной улице, и Гогелашвили теперь тоже большой мой друг, – с гордостью произнес Рубик. – Ну, а с родителями я натерпелся – ой, даже не спрашивай! Они так пристали ко мне, чтобы я не бегал на улицу, когда дождик, сидел на веранде, когда солнце, не ходил один к морю, что я в конце концов рассердился и убежал к Гогелашвили. И прятался у него несколько часов. Там меня родители нашли и устроили скандал. Даже грозили, что пошлют в Армению к тете Варсэник. У нее нет своих детей, так она все время воспитывает дядю Ашота, но дядя Ашот уходит с утра на работу, и целый день ей нечего делать, так вот она хочет, чтобы родители послали меня к ней. Она их ругает, что они не умеют воспитывать. В общем, Гогелашвили тогда сказал им, что если они хотят, чтобы я вырос здоровым и жил до ста лет, так он может порекомендовать меня своему хорошему другу, капитану. «Если, – сказал он, – капитан согласится взять его в свою команду, то сделает с вашим сыном такое, что вы его потом не узнаете, а то ваш ребенок, – сказал он, – больше похож на мокрую курицу, чем на мальчика». Это он так про меня сказал, – с важностью уточнил Рубик. – Разве ты не знаешь ничего про Гогелашвили? Его же все в Пицунде знают…
      – Ну, а что же твоя мама узнала про Марка? – нетерпеливо спросил Данька.
      – Она сказала, что надо совсем свихнуться, чтобы отпускать меня с таким бандитом, как Марк…
      – Так и сказала? – удивился Данька.
      – Ну да, так и сказала. Она и не такое может сказать. Но, между нами говоря, она немножечко права. Конечно, Марк не бандит, но все же не легкий человек. Между прочим, курит с девяти лет.
      – И что же в этом такого?
      – Конечно, ничего в этом такого нет, но мама испугалась, что я тоже начну курить. Ну как это тебе нравится?
      – М-да, – промычал Данька, не зная, что на это сказать.
      – Но это что! Он знаешь на какие штуки способен? Однажды угнал чужой мотоцикл. Ты разве не слыхал об этом?
      – Нет.
      – У него, понимаешь, страсть ко всякому транспорту – мотоциклам там, автомашинам, кораблям. Капитан заметил это и сделал его рулевым. Марк с Ваней всю весну провели на катере, готовили его в плавание…
      – Это я знаю.
      – Вообще капитан ведь берет в команду только таких, у которых… ну… дефекты. Вот у меня, например, – физическое развитие…
      Данька осмотрел Рубика. Худенький, в очках, с патронташем для насекомых, он и в самом деле не выглядел богатырем. Но какой дефект у него, у Даньки? Он за собой не знал дефектов.
      – А у меня какой? – спросил Данька.
      – Но ты, кажется, тоже бегал от мамы, – замялся Рубик.
      – Бегал, ну и что? – еще осторожнее спросил Данька. – Разве это дефект?
      – Разве я говорю – дефект? Ты совсем нормальный человек… А… а почему же ты все-таки сбежал?
      В другое время Данька, может быть, и рассказал бы, как они с Диогеном нашли пса Мурзая, как они спасали его от «кожаного» человека. И еще многом другом – о том, например, как учитель Автандил Степанович решил помочь маме сделать из Даньки человека и так допек его своим воспитанием, что Данька не вытерпел, подбил Диогена, и они вместе сбежали на необитаемый остров и пережили немало приключений, пока не попали к капитану. История эта была еще свежа в памяти, но Даньке было сейчас не до воспоминаний.
      – Твоя мама и про меня что-нибудь узнавала? – спросил Данька, оглянувшись: не подслушивает ли кто-нибудь?
      – Ну да, она же ходила ко всем родителям и про всех расспрашивала…
      – Знаешь что, – рассердился Данька, – у тебя мама сама с дефектом!
      – Конечно! – обрадовался Рубик. – А я что говорю? Ты прав, очень даже прав! Если бы я не был таким терпеливым… – Рубик вдруг опечалился и вздохнул: – Но им тоже нелегко со мной. Я, если хочешь знать, очень трудный ребенок! – Рубик сказал это с горечью, в которой, однако, чувствовалась гордость. – Во-первых, я плохо ем. Во-вторых, я вообще не как все дети. В-третьих, у меня много троек…
      – У тебя тройки? – не поверил Данька.
      – Ну конечно! – сказал Рубик. – Столько скучных вещей приходится в школе учить, еще скажи спасибо, что у меня тройки, а не двойки!
      Насчет троек и еды Данька не мог согласиться с родителями Рубика. Разве ценность человека определяется тем, сколько он съедает и какие получает отметки? Если так рассуждать, тогда всем обжорам и отличникам надо ставить памятники на их родине, а между тем среди них есть немало порядочных зануд. Рубик несомненно выдающийся человек, и он еще докажет это.
      Данька вытащил карамельку изо рта. Рубик тоже вытащил. Они сравнили: у Даньки был жалкий обсосок, а у Рубика конфета еще сохраняла первоначальную форму, хотя, конечно, похудела. Данька признал свое поражение и нисколечко не огорчился. Проиграть такому человеку, как Рубик, очень почетно. Он, Данька, еще когда-нибудь вспомнит, с какой замечательной личностью познакомился в плавании. Это когда Рубик станет знаменитым ученым вроде Фабра или астронома Амбарцумяна.
      И вдруг Данька подумал: а что, если о таком выдающемся человеке, как Рубик, никто не узнает? Ведь это будет так несправедливо! Нет, обязательно надо прославить Рубика, но как это сделать, Данька еще не знал. Он проникался к Руби-ку все большим уважением. Такой хлипак на вид, а как разбирается в людях! Интересно, а что он думает о Диогене?
      – Диоген? Он гениальный ленивый человек, – сказал Рубик, не задумываясь. – Только из него может ничего не получиться.
      Рубик, вечно занятый своими козявками, все, оказывается, замечал и во всем разбирался. Нет, если кто гениальный, то это Рубик! Интересно, а что он скажет об Иване?
      – Обыкновенная дурандасина, – сказал Рубик и махнул рукой, словно не о чем было говорить.
      Данька почему-то огорчился за Ваню. Но, видимо, Рубик был прав – не всем же быть выдающимися людьми. Данька с сожалением посмотрел на Ваню, который по-прежнему усердно трудился, осторожно обводя кистью место, где находилось ласточкино гнездо. За несколько дней птенцы уже успели заметно подрасти, и ласточка смотрела на Ивана, не проявляя никакого беспокойства. Ваня был добрый, и она, наверно, чувствовала, что он не сделает ей зла.
      – Значит, дурандасина? – спросил Данька, надеясь, что Рубик передумает и скажет о нем что-нибудь другое.
      Но Рубик пожал плечами, не понимая, о чем тут толковать.
      – Разве такой человек сделает открытие? – сказал он. – Для этого надо иметь кое-что вот здесь, – и он стукнул себя по голове.
      В это время внизу послышались кряхтенье и вздохи. Из открытого иллюминатора выползло сердитое облачко табачного дыма, а вслед за облачком показался сам капитан с трубкой в зубах. Он внимательно посмотрел на Рубика, потом на Дань-ку, будто не узнавал их, будто они были какие-то случайные люди, неизвестно как затесавшиеся в команду. Вот как посмотрел на мальчиков капитан. Данька почувствовал холодок в груди от странного капитанского взгляда. Но может, взгляд показался таким от дыма, который застилал его лицо? В самом деле: когда дым рассеялся, капитан вполне добродушно сказал:
      – Может, зайдете всей командой ко мне в гости?
      Ребята спустились в каюту. Капитан перекладывал на столике бумаги, щурил глаза и попыхивал трубкой. Дым, разворачиваясь кольцами, поднимался к потолку, качался там некоторое время, потом опускался, закручивался воронкой и уходил в иллюминатор…
      Так было всегда, когда капитан раскладывал на столе мелко исписанные листки из книги воспоминаний, которую писал во время плавания. Ребята знали, что капитан волнуется. Он усиленно дымил своей трубкой, пока они тихо рассаживались…
     
     
      Глава 4
      СЛУЧАЙ В ПУСТЫНЕ
      (Из воспоминаний капитана)
     
      Чем дальше автоколонна углублялась в пустыню, тем тревожнее приходили вести: то где-то угнали отару овец, а чабанов на медленную смерть побросали в старый» колодец, то разграбили кишлак и расстреляли активистов, а где-то отравили арык, и начался падеж скота…
      На третий день участников пробега встретили женщины и, плача, рассказали, как басмачи украли пятилетнего малыша, сына башлыка – председателя кишлацкого Совета. Мать, молодая еще женщина, с глазами, выжженными горем, путаясь в юбках, долго бежала за уходящей колонной и кричала:
      – Керимка мой! О, Керимка!
      Воздух становился терпким от страха. Давно миновала гражданская война, по Туркмении совершали свои первые пробеги советские машины, а между тем в пустыню еще не пришел мир. Как волки рыскали в пустыне басмачи, вселяя в жителей ужас и смятение. Вопли женщины, потерявшей сына, звучали в ушах Ивана как тяжкий укор. Теперь, крутя баранку, он цепко глядел по сторонам: в каждой кочке виделся ему притаившийся басмач, а в завитках песка мерещились всплески летящих копыт.
      – Ну, попадетесь вы мне, гады! – говорил он, нащупывая рукою гаечный ключ.
      После полудня автомашина сбавила ход. Иван остановил ее.
      – Помочь, Ваня? – спрашивали шоферы, высовываясь из кабин.
      – Езжайте, догоню! Тут делов-то пустяк.
      Повреждения, однако, Иван не нашел. Колонны машин уже не было видно. Из-за барханов, вырастая, как привидения, приближались конники. Они двигались медленно, то истончаясь в воздухе, то сгущаясь, колеблемые жарким ветром, пока совсем близко не послышались голоса.
      Чернобородые, с тюрбанами на головах, всадники окружили Ивана.
      – Салям алейкум!
      – Аллах помогай!
      – Что стоял?
      – Догоняй свой конь!
      – Ай, беда! Ай, беда!
      Всадники раскачали машину, вытащили ее из песка и прокатили несколько метров.
      – Конь не слушай – плохой конь.
      – Резать мясо такой конь!
      – А где купил такой ишак?
      – Ох, беда! Ай, беда!
      Что за люди? Откуда свалились? Свои или чужие? И почуяло сердце – чужие. Заметалась душа в тоске, набок сбило все мысли. Стал Иван прощаться с молодой своей жизнью, поминать матушку и отца… Как вдруг с удивлением услышал в себе тихий, чуть хрипловатый голосок: «Не горюй, браток, время еще твое не пришло. Главное – виду не подавай, что сдрейфил. Авось да небось еще и дашь стрекача. А пока смотри да оглядывайся!»
      И сразу же Ивана страх отпустил. Пригляделся он к басмачам: люди как люди, в полосатых платьях похожи на женщин, машине рады, как дети игрушке. Даже смех его разобрал. А на него глядя, и басмачи смеются.
      Тут подъехал к машине чернобородый старик на белом коне и ударил в кабину камчой.
      – Пора балбала кончать, – сказал он сдавленным горлом и скользнул по Ивану неподвижными глазами. – Заводи конь – и поехали!
      – Отъехались! – сказал Иван добродушно. – Не пойдет конь, пока не напьется!
      Басмачи загалдели. Главный бородач понимающе усмехнулся и спросил:
      – Кумыс твой конь пить будет?
      – Моему коню керосин нужен, а не кислый кумыс…
      – А где карасин, шайтан тебя забирай! –
      Басмач оскалил желтые зубы и замахнулся нагайкой.
      Отшатнулся Иван, оторопел слегка, да опять тот голос услышал в себе: «А ну шугани его покрепче!»
      – Худо будет! – спокойно сказал Иван, посмотрев на свой тяжелый кулак. – Так бы я и ждал тебя, балда твоя борода, если б керосин весь не вышел. А плетку спрячь!
      Удивился старый басмач и отступил от Ивана – убивать его было тому не с руки.
      – Аллах да будет с тобой! Нет карасий – поедешь верблюд, – сказал он, пряча нагайку за пояс. – Худайберды скажет: ай, хороший, скажет, бакшиш! Карасин достанем, атаман будешь возить…
      Из-за бархана привели верблюда, желтого, как сама пустыня, и несколько басмачей приарканили к нему автомашину и погнали вперед. Иван сидел в кабине, подкручивал руль и уныло глядел, как верблюд тяжело вытаскивает ноги из сыпучего песка. Иван думал о неволе, которая ждет его у банд-атамана Худайберды, самого свирепого волка пустыни…
      Вскоре в пустыню пришла ночь. Из-за барханов выползли Железный Кол и Большая Медведица и встали на свои дозорные места, освещая путь каравану. Свет дня убегал и таял в темноте, а там, впереди, загорались живые огни.
      Караван въезжал в развалины старого кишлака. На кострах шипели чайники и казаны, пахло жиром и мясом, блеяли овцы и бараны. Как почетного аксакала, Ивана под локотки вывели из машины, посадили у костра, дали обмыть руки и поднесли пиалу.
      – Кушай, Иван, бешбармак, сил много-много надо. Утром Керимке башку долой – дальше пойдем!
      «Беда, ой, беда-то какая!» – подумал Иван про малыша, и мать его с глазами, черными от горя, словно бы встала перед ним на колени и молила: «О, Иван, спаси сыночка!»
      Сильно оголодал и высох от жажды Иван, но кусок в горло не шел, все о мальчонке думал. Что делать? Как быть? Опять было впал в тоску. Да не время было тосковать. Чуял: надо выход искать.
      Иван встал, приложил руки к груди и поклонился сидевшим вокруг басмачам.
      – Рахмат вам, спасибо, значит, за пищу, а теперь дозвольте мне пойти до коня своего и поспать…
      Басмачи посовещались по-своему, поплевали жвачкой в костер и согласились. От костра отделился рослый басмач и пошел за Иваном.
      – Ты Иван, я Дурахман! Ты ходи туда, я ходи туда. Ты делай ночь, я шакал прогоняй!
      «Стало быть, караульщик», – догадался Иван и пошел по развалинам, вглядываясь в чужие лица и вслушиваясь в чужую речь. Кони мотали головами, блеяли овцы, суетились женщины, поднося мужчинам еду. Сзади осторожно следовал Дурахман.
      Но Иван не торопился. Он останавливался, похлопывал себя по животу, зевал, а сам остро вглядывался, словно кого-то искал. И вдруг сцепился взглядом с тощим стариком, сидевшим на краю кибитки, как ворон. Иван подался к нему, но старик злобно заверещал, заглушая детский сонный голосок. Иван отшатнулся и попал в объятия Дурахма-на, вырвался и заторопился прочь, споткнулся обо что-то мягкое и услышал теплое дыхание верблюда.
      – Спи, Иван! – Дурахман подтолкнул его к машине. – Аллах ночь дал спать, а утром ехать будем. Спи!
      На развалинах догорали костры, искры улетали в черное небо, превращаясь в звезды, в мерцающем их стаде ярко и недвижно горел Железный Кол, держа на привязи Большую Медведицу. И понял тогда Иван, что жизнь его попала в петлю, впереди не светит ничего, кроме плена.
      Время текло, уходя в песок вместе с пустыми мыслями, от которых ничего не могло измениться. Неотвратимая надвигалась судьба: звезды погаснут, поднимется на горизонте солнце, настанет утро – и совершится казнь. Вздернут голову мальчишки на копье, и караван двинется дальше в пустыню.
      – Лучше смерть! – сказал Иван в сердцах и рванул на себе ворот.
      Рванул и застыл – опять тот голос услышал в себе: «А теперь делом займись-ка». – «Каким же делом?» – спросил Иван. «Товарищей своих догонять». – «Как же их догонять, когда кругом басмачи?» – «Думать надо», – не унимался голос. «Все мозги истолок думаючи, да, видать, – не судьба», – загоревал Иван. «Язык твой гугнявый, умишко корявый. Ты что, забыл про огневые палочки? «
      Ивану стало жарко. Как же он сразу не вспомнил? Пошарил рукою под сиденьем… Вот они – шершавые, наждачные, огневые! Вытащил сигнальные ракеты и швырк из кабины, держась за живот.
      – Куда, Иван?
      – Ой, лихо мне, Дурахман! Ой, лихо! – застонал Иван, согнувшись в три погибели. – Обкормился я поганой пищей. Дозволь присесть возле тебя!
      – Ходи вон! – завопил басмач, отскакивая.– Пустынь большая, ходи вон!
      – Ой, хурды-бурды в животе! Ой, лихо мне!
      – Сты-ры-лять буду! Отойди, шайтан! Пустынь ему мало!
      Иван уполз за бархан, раскурил огоньком шнуровочку и бросил тлеть на песок, а сам, держась за живот, потрусил обратно. Не успел добежать до машины, как из-за бархана вырвался свет. И всполыхнулось небо. В огневом смерче заметались кони, люди, верблюды. Барханы заколыхались жарким пожаром.
      «Вот, браток, и пришла твоя минута!» Иван подобрался сзади к Дурахману. Тот стоял на коленях с воздетыми руками, умоляя о спасении. «Эх, жаль мне тебя, Дурахман, а ничего не поделаешь!» Стукнул его гаечным ключом, обвязался Дурахмановой чалмой и с воплями «А-ла-ла!» ринулся к знакомой кибитке.
      Подняв руки, встал перед ним старый басмач и зашипел испуганно, но Иван отбросил старика прочь. Тот покатился по земле, разматываясь из своих одежд, вскочил в одних исподних шальва-рах, раскидав седые космы волос.
      – Виноват, обознался, – сказал Иван, признав в нем старуху. – А только ты мне, старая карга, не перебегай дорогу и не доводи до греха…
      Иван обхватил завернутого в кошму, легкого, как ягненок, малыша и побежал к машине, не чуя под собой ног. И сильно удивился, увидев, как машина самоходом катит из кишлака, переползая через бархан. Это верблюд, испугавшись криков и стрельбы, уходил в пустыню, таща машину за собой.
      Затолкав мальчонку в кабину, Иван схватился за руль и закричал что есть силы:
      – Хррр! Хррр!
      Верблюд разогнался так, что ветер захлестал в окошке. И тут случилось чудо: фыркнул раз-другой и ровно загудел мотор. Сильно обрадовался Иван, но вдруг подумал: а что теперь с верблюдом делать? Взялся было за топор, чтобы обрубить канат и отпустить верблюда на волю, но опять в нем зашелестел знакомый голос: «Экой же ты дурень, братец! Кто же добрую скотину гонит со двора? А вдруг завязнешь снова в песке, кто тебя вытянет, гусь ты лапчатый?»
      Большая Медведица давно скрылась за барханом, на смену медленно поднималось солнце, и бежали, оставляя длинные тени в песках, автомашина и верблюд. Едва машина начинала буксовать, верблюд легко, как возок, выгребал ее из песка.
      А между тем Керимка давно уже вылез из кошмы, таращил на Ивана черные глазищи и упрямо старался отобрать у него руль. Хоть и маловат росточком, а умишком оказался быстрый – сразу ухватил связь между движениями рук и петляньем колес, и прыгал на сиденье, желая править машиной, которую видел впервые.
      – Что ж ты тянешь к себе и к себе? – сердился Иван. – Она и будет, как дурная кошка, вертеться вокруг своего хвоста, а нам ехать надо вперед. Не рви, не рви! Дай-ка я тебе нос вытру! Эх, касатик, то-то мамка будет рада, как увидит тебя! А ты, гляди, башковитый! На губах молоко не обсохло, а в шоферском деле смекаешь! И откуда в тебе это, а? Объясни мне такое явление…
     
     
      Глава 5
      ОПЯТЬ «КОЖАНЫЙ» ЧЕЛОВЕК
     
      Когда в полдень катер прибыл в старинный городок, «пескари» решили размяться и разошлись по его улицам и переулкам. Каждый занимался чем хотел. Иван, например, пошел на портовую свалку, чтобы поживиться там какой-нибудь трубкой или гайкой для крытого навеса, который он сооружал на палубе, потому что от его коллекций в каютах уже некуда было деваться. Из походов он приносил камни не иначе как пудами.
      Данька в это время, обвешанный фотоаппаратами, ходил вокруг старинной церквушки. Осмотрев с разных сторон, он стал ее фотографировать, а также делать в блокноте зарисовки с изразцов, украшенных фантастическими птицами. Его сосредоточенный и важный вид собрал толпу зевак.
      – Позвольте обратить ваше внимание, – сказал один старичок, принимая Даньку, очевидно, за молодого ученого, – что эта церковь конца семнадцатого века, а между тем на ней нет таблички, что она охраняется государством. Разве это порядок?
      Данька согласился, что непорядок, и обещал написать куда надо, а также послать фотографию, но куда именно, он не стал уточнять, потому что и сам еще не знал. Старичок одобрительно кивал головой. Однако, когда Данька попросил его встать у входа в церковь, чтобы сфотографировать ее, как говорят, для масштаба, тот наотрез отказался.
      Диоген тоже не терял времени даром – он ходил с Мурзаем по магазинам, закупая продукты. Пока он стоял в очереди, Мурзай воспитанно дожидался его на улице, а потом с очень ответственным видом тащил в зубах тяжелую сумку. Такое необыкновенное зрелище привлекло внимание местных мальчишек. Они, наверно, подумали, что в город приехал цирк с дрессированными животными, а толстый и неуклюжий Диоген – дрессировщик и клоун.
      Не оставались без дела также капитан и Рубик. Прихватив с собой рюкзак, они обошли все киоски, а потом долго пропадали в книжном магазине, роясь там в отделе букинистических и уцененных книг. Капитан имел привычку накупать на стоянках всякую редкую литературу и нашел в лице Рубика активного помощника. После книжных закупок им еще предстояло зайти в аптеку и обновить запас лекарств. Хотя из ребят никто еще пока ни разу не болел, но капитан, как врач экспедиции (он добровольно взял на себя эту обязанность), считал, что время от времени надо решительно выбрасывать старые лекарства и покупать новые. Особенно интересовался он лекарственными травами, считая их лучшим профилактическим средством от всех известных болезней. Он просил Диогена варить разные отвары из подорожника, полевого хвоща и мяты, пил их с огромным удовольствием и заставлял пить ребят, рассказывая о них всякие чудеса.
      Что касается Марка, то он, как потом выяснилось, пропадал на базаре, торгуясь с бабами и ничего не покупая, – такая у него была привычка, отчасти вызванная тем, что у него не было собственных денег. И это было прискорбно, ведь каждый молодой человек, обращающий внимание на свою внешность, нуждается в собственных деньгах.
      Когда Диоген и Данька, встретившись на пристани, вернулись на катер, сопровождаемые Мурзаем с тяжелой сумкой в зубах, Марк был уже в рубке вместе с каким-то незнакомцем, очевидно с новым приятелем, с которым он повстречался на базаре. Вообще Марк очень быстро сходился с людьми, а этот был старше его раза в три, но все равно они были на «ты», как будто вместе съели пуд соли.
      Нового приятеля Марка звали Робинзон, но только не Крузо, о котором написана известная книга, а Робинзон Евсеевич Мотыльков, никому не известный садовод в кожаной куртке и кожаной шляпе. На круглом сытом лице его красовались короткие черные усы – впрочем, не усы, а единственный ус, торчавший вверх и немного вбок, как дорожный указатель, случайно сбитый машиной. Непонятно, куда делся второй ус, возможно, парикмахер сбрил его по ошибке, но так или иначе единственный ус придавал Робинзону слегка замаскированный вид, и это сразу же насторожило Даньку, у которого было чутье на всяких подозрительных людей. Даньке показалось даже, что он где-то встречал человека в кожаной куртке, но больше всего удивило его поведение Мурзая, который вдруг без всякого повода заволновался, уронил сумку, чего с ним раньше никогда не случалось, поджал хвост и трусливо скрылся в каюте. Такое внезапное бегство пса не могло остаться незамеченным – гость вышел из рубки и взял Даньку за пуговицу курточки.
      – Я ему сделал что-нибудь плохое? – спросил он, огорченно моргая своими круглыми неподвижными глазами, словно собирался заплакать. – Может, я его обидел, а?
      – Это он просто боится новых людей.
      – Но все-таки я его ничем не обидел?
      Данька не знал, что ответить на эти назойливые вопросы. Он растерянно топтался на месте и очень обрадовался, когда капитан и Рубик, нагруженные книгами, показались на пристани.
      Капитан не стал справляться, что это за человек, откуда он здесь, кто его пустил на катер и все такое, – не в его правилах было навязывать команде свое мнение и проверять. На приветствие гостя он молча кивнул, коротко оглядел поверх очков и спустился в каюту, чтобы заняться разборкой книг.
      Проводив капитана настороженным взглядом, гость тут же расправил плечи и стал расхаживать по палубе, деловито щупать борта, рассматривать образцы минералов, целлофановые пакеты с землей, обнюхивать удочки и сохнущие на веревке тельняшки, словно проверял их на прочность и качество. Гость отлично понимал: спросить, кто он такой, а тем более проверить документы ребятам было неудобно. Да и, расхаживая по пристани, они, конечно, видели, что многие здесь знают Робинзона Мотылькова – ему кивали, с ним здоровались, а он помахивал кожаной шляпой, как это делают известные артисты, когда поклонники провожают их из театра.
      Вскоре «Веселые пескари» снялись с якоря, но гостя это не смутило, он не стал кричать: «Эй, постойте, дайте сойти!», а спокойно остался на катере, с большим интересом наблюдая, как Марк лавирует среди судов.
      – Что, порядок? – кричал Марк, похлопывая рукою по штурвалу. – Неплохой тебе попался рулевой, а?
      – Об чем речь, дорогой! Ясное дело!
      – Морской болезнью не страдаешь?
      – Бог миловал!
      – Ну держись тогда!
      Марк сделал крутой маневр. Мотыльков замахал руками, покатился к корме и наверняка вылетел бы за борт, если бы не попал в руки Ивана. Отдышавшись, он тихо спросил Ивана:
      – У него все на месте, а?
      – Вроде все, – усмехнулся Иван.
      – А ящики не полетят в воду, как думаешь?
      Только сейчас Данька обратил внимание на ящики, в беспорядке рассованные среди имущества экспедиции. Иван перенес их на корму и привязал канатом. От тяжести катер поднял нос и шлепал теперь, прыгая с волны на волну, как дельфин. При каждом рывке гость тревожно открывал рот и хватался рукой за единственный ус, словно боялся, что ус оторвется и улетит. Несомненно, это был сухопутный человек и вел себя как чудак. Когда над ящиками начинали кружить чайки, он махал на них шляпой и кричал «Кыш!», как на кур.
      Теперь Данька не сомневался, что он прежде видел его, – чем-то неуловимо знакомы были его круглые рыбьи глаза, вкрадчивые жесты и обходительная повадка, однако, как ни напрягался Данька, ничего не мог вспомнить. Тогда он решил поговорить с Марком, который, конечно, что-то знал о Робинзоне. Наверняка даже знал! Данька направился к рубке, взялся за ручку дверцы, но вдруг почувствовал на своем плече руку гостя.
      – Ты меня уважаешь? – спросил Робинзон, высоко вздернув ус над губами, что должно было означать улыбку. – Если уважаешь, так я очень прошу тебя, не в службу, а в дружбу, подыши пока свежим воздухом, отгоняй птиц, а я с человеком потолкую…
      Робинзон Мотыльков бочком просунулся в рубку и теперь уже не вылезал оттуда. Он что-то нашептывал Марку и успевал при этом оглядываться на Даньку и бодро кивать: гони, дескать, чаек, не подпускай!
      Когда вдали показалась пристань, Робинзон вышел из рубки и стал крутиться возле Ивана, преданно заглядывая– ему в глаза.
      – Экую же силу бог тебе дал! – удивлялся он. – Не поможешь, а? Тебе – раз плюнуть, а хорошим людям – большая будет радость…
      На причале дожидались старик и мальчик с грузовой тележкой. Иван погрузил в нее два ящика и помог вкатить в гору, а вскоре тележка скрылась за товарными складами, и катер пошел дальше. Робинзон, с некоторым беспокойством следивший за погрузкой, теперь ласково похлопывал Ваню по плечу:
      – С тобой, братишка, не пропадешь. От души уважаю!
      На следующем причале операция с ящиками повторилась. Теперь их ожидал инвалид в автоколяске, не проронивший ни слова, пока Иван привязывал ящики к багажнику, а когда коляска укатила в лес, Робинзон Мотыльков стал еще благодушнее.
      – Ну, спасибо, век буду тебе благодарен, крепко ты меня выручил…
      – Да чего там, – отмахивался Ваня, не понимая, за что тут благодарить.
      Но Робинзон не унимался, стал горячо убеждать, что люди должны помогать друг другу, и что сам он тоже никогда не откажет хорошему человеку, и что лучше иметь сто друзей, чем сто рублей, и что для друга последний кусок отдашь и так далее. Он так и сыпал пословицами, пока Ваня не заскуч.ал и не задвигал челюстями, скрывая зевок.
      – А не пора ли нам животишки побаловать? – спохватился Робинзон, потирая руки. – Для поднятия духа, так сказать, и бодрости телесной?
      В саквояже, который он принес на камбуз, оказались колбаса, сыр, крутые яйца, лук, чеснок, лавровый лист, перец, две бутылки, завернутые в папиросную бумагу, но главным продуктом были сырые шашлыки – деликатесы, о которых «пескари» и не мечтали.
      Робинзон повязался фартуком Диогена, зажег газовую плитку на баллонах и стал поджаривать шашлыки на сковородке. Он томно закатывал глаза, блаженно нюхал запах жареного лука, ноздри его трепетали, весь он так и дергался, словно сам поджаривался на сковородке.
      Диоген суетился возле Робинзона, совершенно завороженный его расторопными движениями, и абсолютно не чувствовал телепатических взглядов, которые бросал на него Данька. Впрочем, Данька и сам был под властью какого-то гипноза, исходившего от Робинзона, может быть, поэтому сигналы, которые он посылал, не достигали цели.
      – Ну-с, – сказал Робинзон, обводя мальчиков слезящимися от дыма глазками. – А кто же позовет сюда капитана? На угощение, так сказать?
      Он уставился на Даньку, и Данька, чувствуя непонятную власть его взгляда, тут же спустился в –каюту и застал там полный беспорядок. Капитан возился с плоской пишущей машинкой, прочищая буквы ваткой, смоченной одеколоном, пальцы его, нос и щеки были черны, старая, пропитанная краской лента размотавшимся клубком валялась по всей каюте.
      – Вас приглашает на угощение… Робинзон Евсеевич…
      – Робинзон Евсеевич? – Капитан, очень похожий сейчас на трубочиста, оторвался от машинки, поправил очки на носу. – Не имею чести быть знакомым.
      – Но ведь как же… его же Марк привел… Они приятели…
      – Приятели? Ну раз приятели, так пусть и угощаются… –
      – А нам как же?
      – Это уж я, право, не знаю. Решайте сами…
      – А что ему сказать про вас?
      – Хм… Ну скажи что-нибудь… Ну вроде у меня разгрузочный день, решил похудеть, так сказать. Пожалуй, так и скажи, а что еще придумаешь? А я повожусь еще немного с машинкой..
      Это было странно, потому что капитан был большим любителем вкусно поесть, никогда не делал разгрузочных дней и вовсе не был толстяком. Данька не стал говорить про разгрузочный день, чтобы не смущать команду, а сказал, что капитан очень занят и никак не может прийти. Это озадачило ребят. И насторожило.
      – Вот так петрушка, – сказал Робинзон и почесал затылок. – Даже выпить, получается, не с кем. Может, ты, Иван, поддержишь компанию?
      – У нас сухой закон, – пробурчал Иван.
      – Раз закон, тогда о чем говорить!
      Мотыльков налил себе полный стакан, обиженно чокнулся с бутылкой, выпил сам с собой и чуть повеселел. Потом налил второй стакан и повеселел еще больше. После третьего стакана глаза у него остановились, а усик поднялся вверх. Ребята ели шашлыки и тревожно поглядывали на двери: не появится ли капитан?
      И вдруг все вздрогнули: Робинзон хлопнул кулаком по столу так, что звякнули стаканы. Круглые глаза его плавали, как рыбы в аквариуме, усик прыгал на губе.
      – Я ему что плохое сделал? Он почему меня не уважает? – кричал Робинзон, потрясая кула ками. – Какие такие дела у него? Эй, капитан, иди сюда, вино пить будем! Мое вино! Я угощаю, не бойся!
      Иван встал из-за стола, огромный и сутулый, как медведь.
      – Ты что, брат, расшумелся, а?
      Он подвернул правый рукав тельняшки. В каюте сразу стало тихо и тесно. Робинзон задумчиво поглядел на Ванин кулак, потом на свой, уловил разницу и сразу завял.
      – Вас понял! – сказал он, икнул, свалился на койку и тут же захрапел.
      Данька не стал доедать свою порцию – он схватил Диогена, втолкнул его на трап, ведущий в капитанскую каюту, и жарко задышал ему в лицо.
      – Понял, кто это?
      – Кто?
      – Не узнал?
      – Кого?
      – Так это же «кожаный» человек!
      Глаза у Диогена стали большими от страха. Он сразу вспомнил, как в прошлом году «кожаный» человек украл у них Мурзая, как Данька спас его, как они прятали Мурзая в подвале и в конце концов убежали вместе на необитаемый остров. Сколько было приключений, пока они не попали к капитану! Так это тот самый «кожаный» человек?
      Диоген стал трусливо оглядываться, словно собираясь удрать. Но вдруг успокоился и облегченно вздохнул, выпуская из себя страх.
      – У «кожаного» человека не было усов!
      Диоген был прост, как овечка.
      – Так это же маскировка! Разве не видно, что ус приклеенный?
      Диоген опять испугался, но, впрочем, тут же успокоился. И даже рассмеялся.
      – Так Мотыльков же садовод!
      – Тшшш! – зашипел Данька, оглядываясь. – Он сказал, а ты уши развесил! Он тебе скажет, что космонавт, так ты ему тоже поверишь? Он на таких лопухов, как ты, и рассчитывает. Прикинулся садоводом, чтобы втереться в доверие и снова украсть Мурзая, а ты и поверил, разиня! Не заметил разве, как Мурзай все прячется и места себе не находит?
      Мальчики, по правде сказать, изрядно взвинтили себя, и неизвестно, что бы они надумали делать с «кожаным» человеком дальше, если бы в это время снизу не показался капитан, чумазый, как кочегар, и проницательно не посмотрел на них своими совиными глазами.
      – Вы что же тут пробку создаете? – спросил он строго. – Может, пройдете наверх или спуститесь вниз?
      Мальчики потоптались, не зная, куда идти – вверх или вниз. Видно, до капитана долетели какие-то обрывки их разговоров.
      – Ну ладно, катитесь наверх, а мне сюда пришлите Марка на собеседование. За штурвал, скажите, пусть встанет вместо него Иван.
      О чем говорили капитан и Марк, мальчики не слышали. Но когда Марк после «собеседования» поднялся наверх, его трудно было узнать – от него шел пар, от обычной уверенности его не осталось и следа. Он добрел кое-как до каюты, где после обеда отдыхал Робинзон Мотыльков, и прокричал вниз вежливым голосом, на этот раз обращаясь к нему на «вы»:
      – Вы не спите, Робинзон Евсеевич? Вы меня слышите, товарищ Мотыльков? Можно вас потревожить немножко? Я очень прошу вас выйти ко мне на пару слов…
      Мотыльков долго не отзывался. Потом послышались кряхтенье, стук и зевки. Наконец он выбрался наверх, слегка очумелый от сна, и, покачиваясь, прошел на корму.
      – Ну что еще? – спросил он, усаживаясь на скрипучий ящик.
      – Вы меня, конечно, очень извините за мою несознательность, но я должен вам кое-что вернуть, – сказал Марк, засовывая в карман его кожаной куртки какую-то смятую бумажку. – И очень прошу вас запомнить: вы мне не давали, а я у вас не брал. Будем как джентльмены, договорились?
      Мотыльков окончательно проснулся. Глаза его посветлели от гнева.
      – Ты меня спутал с кем-то, детка, – сказал он, однако бумажки не стал возвращать.
      – Ну зачем же так, – сказал Марк укоризненно. – Я хочу как лучше, а вы сразу же в бутылку.
      – Это я… в бутылку?! Да ты кто такой, дуроплет ты этакий, чтобы так разговаривать со старшими?
      – Прошу вас, не поднимайте шума, Робинзон Евсеевич. Наш капитан почетный член географического общества, а вы здесь шумите, как ломовой извозчик…
      – Ну, знаешь… – Мотыльков чуть не задохнулся, ища подходящего слова. – За такие выражения можно и по физиономии схлопотать…
      – Очень извиняюсь, – продолжал Марк так же тихо, не обращая внимания на угрозу, – но капитан просил помочь вам сойти на ближайшей пристани. Я очень сожалею, конечно, примите мое сочувствие, но ничего не поделаешь. Капитан очень расстроился… На ближайшей пристани со всем к вам уважением…
      – Да я на твоего капитана, если хочешь знать… – Робинзон плюнул на палубу и шаркнул штиблетом. Он все еще был пьян, и ему хотелось скандала. – Да я… сейчас поговорю с ним по-свойски…
      Он поднялся с ящика и пошел, качаясь, вперед, но Марк встал на его пути.
      – Я очень вам не советую, Робинзон Евсеевич, так расстраиваться…
      – Пошел вон от меня, дворняжка!
      Мотыльков отстранил Марка, но Марк поймал его за полу кожаной куртки и притянул к себе резким движением. Теперь в лице его не было миролюбия, рыжие глаза его потускнели, стали холодными и дерзкими.
      – Видите вон тот островок… с кустиком? – сказал он сдержанно и тихо. – Так вот, уважаемый Робинзон Евсеевич, вам, кажется, придется сейчас слезть там, если не хотите спокойно доплыть до пристани…
      – Брысь! – рявкнул Мотыльков. – Я ему сейчас скажу пару-другую слов, понимаешь!
      – В таком случае я снимаю с себя ответственность за все, что произойдет дальше, – сказал Марк, нервно потирая руки, – потому что вам сейчас придется иметь дело не с кем-нибудь, а с трижды мастером спорта… Эй, Иван, ты слышишь меня? Возьми курс на остров, Робинзон Евсеевич хочет сойти…
      – Все! – закричал Робинзон визгливым голосом. – Кончилось мое терпение! Кричи караул, собака!
      Мотыльков пошел на Марка, грозно раздуваясь. Он размахнулся – и это был бы, наверно, крепкий удар, если бы Марк не успел увернуться. От собственного взмаха Робинзон завертелся как юла, кожаная шляпа слетела с головы и шлепнулась в воду. – Я сейчас… Я вас всех тут сотру, понимаешь…
      – Ваня, я его честно предупредил, ты слышал сам. Так вот, я очень прошу тебя – помоги ему достать головной убор!
      Ваня не торопясь вышел из рубки, обошел Мотылькова сзади, вежливо поднял его под мышки, понес к борту и выбросил вслед за шляпой.
      – Остудись, дорогой!
      Робинзон оказался хорошим пловцом. Отфыркиваясь, он поплыл вперед и вскоре достиг прекрасного островка с березами и кустами, стекавшими зеленой лавой к воде. Он выскочил на берег, пробежал туда-сюда по песчаной кромке, сделал несколько энергичных приседаний, вытряхнул воду из ушей и закричал, приставив ладони ко рту:
      – Ящики! Ящики!
      Ящики не заставили себя ждать – они полетели в воду, сперва погружаясь в нее, но потом выскакивая, как торпеды. Мотыльков бесстрашно бросался навстречу, кричал, грозил, посылал проклятья, но при этом неутомимо делал свое дело– осторожно выталкивал их на берег.
      В это время из каюты выскочил Мурзай с сумкой в зубах, и ребята не сразу признали, что это саквояж Робинзона. Мурзай выпустил саквояж, но снова схватил его, стал таскать по палубе, рвать и трепать.
      – Мурзай, фу! – закричал Ваня, вырывая саквояж.
      Марк разглядывал длинный ноготь, который он любовно выращивал. Ноготь оказался слегка поврежденным в результате непредвиденного объяснения с гостем. Это очень расстроило Марка. Он поднял глаза на Ваню, державшего саквояж и не знавшего, что с ним делать.
      – Ваня, верни Робинзону Евсеевичу все его имущество, – сказал Марк многозначительно. – Ты меня понял, Ваня?
      Ване не пришлось объяснять – он развернулся вполоборота, раскрутился в другую сторону, как метатель диска, и красиво выбросил pyкy вперед. Саквояж птицей полетел на остров. Бегавший по берегу Мотыльков подпрыгнул в воздухе, как вратарь, и ловко поймал саквояж. Кажется, он был неплохим спортсменом.
      – Теперь все, – сказал Ваня, отряхивая руки.
      Он был недоволен, что его отрывают от дела, и снова взялся ладить крытый навес для своих коллекций, а Данька и Диоген, так и не успевшие ввязаться в драку, с восхищением смотрели на него, завидуя его силище. Нет, Ваня был человек! Окажись он на месте шофера Ивана, который спас в пустыне мальчонку, он бы тоже не сдрейфил в плену у басмачей. Может, капитан и называл шофера Иваном в честь их бесстрашного Вани, хотя рассказывал, конечно, о себе.
      Горячка, охватившая Даньку и Диогена, не коснулась только Рубика. Он, кажется, вообще ничего не заметил: сразу же после обеда забрался под койку и в глубокой темноте занимался своими гнилушками. Зато Мурзай усердствовал больше всех. Он метался по палубе, склонялся над бортовой кромкой, делая вид, что готов броситься в воду, догнать и растерзать на мелкие части ловца собак, от которого спас его когда-то Данька…
      Когда необитаемый остров, на котором поселился новый Робинзон, скрылся из виду, на палубу вышел капитан. Он был отмыт, весь благоухал одеколоном, сиял чистотой и благодушием, но дым из трубки, которую он курил, не предвещал ничего хорошего. Дым поднимался кольцами в небо, разваливался на облака, собирался в тучу, а туча на глазах разбухала и снижалась. Трубка вспыхнула искрами, и раздался гром.
      – Вот что, голубчики, – сказал капитан, обращаясь к Диогену и Даньке, – снимите с Марка фуражку и пояс и отведите его на гауптвахту. Часов пять пусть посидит и подумает. А ты, Ваня, постой за штурвалом.
      Данька и Диоген сняли с Марка фуражку и пояс, сверкавший от наклепок и значков. Марк не сопротивлялся, на лице его не было обычной иронической улыбки. Туча в это время развалилась на облака, облака собрались в кольца и втянулись в капитанскую трубку.
      И сразу посветлело. И все увидели нового Марка. Лишившись фуражки и пояса, он из рулевого превратился в обыкновенного, ничем не выдающегося человека. Мальчики повели его на гауптвахту. Вид у него был такой несчастный, что стало жаль его. Диоген решил слегка утешить бывшего рулевого и отнес ему банку сгущенки и печенье. Рубик тоже посочувствовал Марку и передал на гауптвахту несколько книг.
      Поев сгущенки с печеньем, Марк раскрыл одну из книг, заинтересовался и стал читать, а это случалось с ним не часто. И, если правду сказать, то, наверно, все к лучшему? Ведь если ты никуда не можешь пойти, а рядом книги и есть время почитать и подумать, и если ты способен к наукам,– да ты очень скоро станешь образованным человеком и даже ученым!
      Так что ничего удивительного, если много лет спустя весь мир узнает имя прославленного ученого Марка Леонидовича Цыбульского – выдающегося ученого пока еще неизвестно каких наук…
     
     
      Глава 6
      «КАПИТАН ТАИНСТВЕННОГО СУДНА…»
     
      После полудня, когда солнце, разомлев от жары, затянулось легкими облаками, а реки превратилась в застывшее стекло, катер подошел к пристани портового поселка. Дремавший на носу Мур-зай проснулся и громко залаял. От причала отделилась моторная лодка и пошла наперерез «Веселым пескарям». В лодке сидел юный широкоплечий лейтенант милиции, а возле него – человек в кожаной шляпе, очень похожий на Мотылькова, просто вылитый Робинзон, если бы не единственный ус, торчавший совсем в другую сторону. Наверно, Мурзай и в самом деле принял его за Робинзона, но это никак не мог быть Робинзон, потому что настоящий Робинзон Евсеевич Мотыльков в это время находился на необитаемом острове. Скорее всего, это был какой-то очень близкий родственник Мотылькова, родной брат или, в крайнем случае, двойник, что иногда бывает в природе. Катер и моторная лодка сошлись бортами.
      – «Веселые пескари»?– спросил лейтенант голосом, неожиданно тонким для его могучей фигуры.
      – Они самые, – подтвердил Иван, высовываясь из рубки.
      – А где у вас главный «пескарь»?
      Мурзай, повизгивая, спрятался за ребят. Из каюты, опираясь на трость, поднялся капитан. Он поправил очки и уставился на лейтенанта, любуясь его крутыми плечами и краснощеким лицом.
      – Так что требуется узнать, кто вы такие, – сказал лейтенант и смущенно прокашлялся.
      Капитан одобрительно кивнул и продолжал молчать.
      – И чем, стало быть, занимаетесь… – совсем смутился лейтенант.
      Но капитан продолжал молчать, еще более дружелюбно разглядывая лейтенанта, наслаждаясь его замешательством и юношеской застенчивостью. Лейтенант, видимо, очень пришелся ему по душе.
      – Извините, если что не так… – совсем оробел лейтенант.
      – Нет, пожалуйста, пожалуйста, – поспешил на выручку капитан. – Видите ли, у нас весьма обширная программа. Экспедиция наша комплексная, так сказать, но главное…
      Человек с одним усом взмахнул руками и вдруг закричал знакомым голосом:
      – Это они – экспедиция? Бандиты, вот кто они, понимаешь, а не экспедиция!
      – Вами был выброшен за борт гражданин Мотыльков, – сказал, приходя в себя, лейтенант, – и оставлен без всякой помощи на острове с нанесением ему материального ущерба…
      – Пятьсот двадцать рублей тридцать семь копеек! – закричал Мотыльков.
      Теперь не было сомнения, кто этот человек, но каким образом он оказался раньше их на пристани, а также почему усик торчал совсем в другую сторону?
      – Теперь вам будет каюк! – кричал Робинзон Мотыльков. – Крышка, сумка и сухарь, понимаешь! – Он впился в лейтенанта круглыми глазами. – У нас есть закон или нет? Скажи, у нас есть такой закон, чтобы обижать честных людей? За что хотят меня погубить, я тебя спрашиваю, лейтенант?
      Лейтенант, отступавший под натиском Мотыль-кова и наконец прижатый к краю лодки, вдруг рассердился :
      – Гражданин Мотыльков, успокойтесь! И не поднимайте шума на весь районный центр. Вас рыбнадзор снял с острова, спас, можно сказать, а вы еще не довольны. Обстановка ясная, будем действовать соответственно уставу. А теперь не мешайте работать, – сказал лейтенант и обратился к капитану: – Позвольте ваши документы!
      Лейтенант взял у капитана паспорт, спрятал в планшет и пригласил его последовать на пристань, где их ожидала милицейская машина…
      Ребята спустились в капитанскую каюту, подавленные случившимся. Они растерянно оглядывались по сторонам. Койка еще хранила вмятины от капитанского тела. На полу валялась груда газет, журналов и книг, не дочитанных капитаном. Из пишущей машинки торчал недопечатанный лист. В воздухе держался крепкий дух флотского табака.
      Все здесь дышало воспоминаниями о днях, проведенных с капитаном. А капитана не было. Ничтожный человек в кожаной шляпе и с единственным усом, торчавшим в разные стороны – когда в одну, когда в другую, – оговорил капитана! Похититель собак, проникший на катер под видом садовода, упек его в милицию!
      И сразу пусто и скучно стало на катере, словно из него ушла душа. Все пытались что-то делать, но работа не клеилась. Данька переписывал на карточки топонимы и не мог понять, отчего приток называется «Чечевицей», а курган – «Заячьим Хвостом». Иван стесывал молотком и зубилом образцы минералов, но действовал так неосторожно, что образцы крошились. Рубик возился с коллекциями, но вместо бабочек в треугольные конвертики складывал ос и шмелей. Диоген перелистывал поваренную книгу, думал об обеде, ко на глаза почему-то попадались одни бисквиты и кремы.
      Так продолжалось бы долго, если бы в каюте не появился Марк. По случаю чрезвычайного происшествия он отменил свою гауптвахту. Теперь он автоматически становился старшим в команде. Так он решил. Он вытащил из-за пазухи сигарету и демонстративно закурил. Раз капитана не было, какой смысл таиться?
      – Это я во всем виноват, – сказал он, выпуская дым.
      – Конечно, это же не твоя личная яхта, чтобы приглашать на нее кого попало, – сказал Рубик.
      – Да если бы и твоя, зачем нужен тебе этот жулик? – возмутился Данька. – Кто плохой с одним человеком, тот никогда не будет хороший с другими…
      – Да, да, – подхватил Рубик, – и я давно заметил : такие люди никогда не бывают хорошими – они только делают вид, что хорошие, пока ты им нужен…
      Марк смотрел куда-то мимо ребят, подергивал головой и оттягивал воротник рубашки. Ему было душно. В другое бы время он не стерпел такой критики, но сейчас покорно выслушал ребят, а когда все высказались, выбросил сигарету за борт, подтянул пояс и решительно сказал:
      – План такой: мы идем к милиции. Иван остается на улице. Я захожу к начальнику и начинаю разговор. Начальник, конечно, ни в какую. Тогда что делает Иван? Иван затевает драку с первым прохожим…
      – Ну? – мрачно удивился Иван.
      – Слушай дальше. На шум все бросаются на улицу. Начальник, естественно, тоже. И вот, пока Ваня обрабатывает одного, другого, третьего, я проникаю…
      – Нет, не надо этого, – сказал вдруг Данька, сказал спокойно, уверенно и властно, и все уставились на него.
      – Что не надо? – удивился Марк.
      – Ничего не надо делать, – сказал Данька и провел рукой перед глазами, словно фокусник. – Все будет в порядке…
      – Что в порядке? – вскинулся Марк, страшно раздосадованный, что его оборвали на полуслове.
      – Капитана скоро освободят. И привезут на машине обратно.
      – А ну марш отсюда! – рассердился Марк. – Тоже мне пророк нашелся!
      Правду сказать, заявление Даньки сбило настроение Марка. И посеяло сомнение в других. Теперь уже никто не принимал всерьез боевой операции, которую он предлагал, хотя и Данькиным словам никто особенно не поверил.
      – Раз вы такие умные, оставайтесь на катере, а я сам пойду и поговорю с начальником. Если с капитаном случится что-нибудь плохое, я за себя не ручаюсь. Я тогда потребую очной ставки с Робинзоном и так его разрисую, что родные дети не узнают, а родная мама встанет из гроба, посмотрит на него и снова умрет…
      Марк решительно выскочил наверх, но тут же быстренько спрятался в кормовую каюту.
      К причалу подрулила милицейская машина, и знакомый лейтенант принялся вытаскивать из нее коробки и свертки, а вслед за ними вылез капитан в широчайшем бриле.
      Ребята застыли на палубе в разных позах, словно их поразила каменная болезнь. Никто не верил глазам. Даже Данька был потрясен. Он, конечно, знал, что наделен сверхъестественной способностью угадывать, но на этот раз его предсказание исполнилось как-то слишком быстро.
      – Ну что молчите, друзья? – спросил капитан, поднимаясь на катер. – Иль не рады?
      – Значит, вас отпустили? – спросил Рубик.
      – Как видишь.
      – И с вами ничего не сделали?
      Капитан оглядел себя, словно проверяя, все ли на месте.
      – Вроде бы все в порядке…
      Впрочем, ребята еще не очень верили, что все действительно обошлось благополучно, потому что, кто его знает, может, лейтенант приехал, чтобы допросить ребят или сделать на катере обыск?
      – А вас насовсем отпустили? – спросил Рубик.
      – Да вот у лейтенанта спросите. Как, Дмитрий Иванович, насовсем?
      Лейтенант поставил коробки на палубу и прокашлялся в кулак.
      – Это как команда будет себя вести. Если нарушать не будете, то отпустим…
      Ребята переглянулись – о чем разговор!
      – А… а что с Мотыльковым?
      – Гражданина Мотылькова Робинзона Евсеевича немного подержим, – сказал лейтенант. – До полного выяснения обстоятельств, так сказать. А теперь позвольте пожелать вам благополучного плавания и успехов в вашей замечательной экспедиции. Эх, мне бы годков десяток сбросить, я бы с вами… это самое… Ну, бывайте!
      И он пожал всем руки крепким, мужским рукопожатием.
      Как только катер отвалил от пристани, Диоген и Рубик стали помогать капитану разбирать коробки и свертки. Данька ожидал, что все отметят его блестящее предвидение, но никто об этом не вспомнил. Дело в том, что капитан любил делать сюрпризы и самые невероятные подарки, так что все были поглощены покупками, даже Марк с тоскливым любопытством смотрел в иллюминатор. Бриль величиною с беседку, в тени которого могла укрыться команда в жаркий день, был подарком капитана самому себе. Ивану достался портативный насос с брандспойтом, который можно было приспособить как душ, – давняя мечта команды. Даньке преподнесли целый набор карт и путеводителей – ему как историку экспедиции все это было просто необходимо. Диоген стал обладателем клеенчатого передника и кухонного набора из ножа, дуршлага, половника, ситечка, шумовки, лопатки и двурогой вилки. Рубику вручили меховую жилетку, шерстяные носки и толстый том энциклопедического словаря. Не был забыт и Мурзай– ему достались поводок, намордник и резиновый мяч, который он тут же стал гонять по палубе и уронил в речку, так что Ивану пришлось оставить штурвал и нырять за ним.
      – А это Марку, – сказал капитан, вынимая сверток, перевязанный шелковой ленточкой. – Кто возьмется передать?
      Данька выхватил подарок. Ему хотелось первым порадовать Марка, пострадавшего из-за Робинзона. Спускаясь по трапу, Данька не вытерпел, развернул подарок и невольно рассмеялся – это был дамский маникюрный набор с пилками и ножничками : намек на длинные ногти, которым Марк уделял много внимания. Марк не стал рассматривать подарок, повернул Даньку к себе и дал чувствительного пинка.
      Данька еле сдержался, чтобы не зареветь. Было не так больно, как обидно. Нахальное лицо Марка плавало перед глазами, так что хотелось ударить. А он-то, Данька, пожалел его! И какой же это гадкий человек! Недаром Рубик говорит, что от такого можно всего ожидать. И как мог капитан назначить его своим заместителем?
      Нет, надо открыть капитану глаза! Пусть знает, что за человек, этот Марк!
      Данька повернулся, чтобы выйти, но столкнулся с капитаном. Тот как раз спускался в каюту, держа в руках фуражку с золотым крабом, широкий флотский ремень в значках и наклепках и командирский планшет.
      – Забирай свои отличия, – сказал он Марку.
      – Но я еще не отсидел гауптвахты, – сказал Марк, краснея.
      – Будем считать, что тебя освободили досрочно… Там, наверху, ты сейчас нужнее. Ваню надо сменить – у него своих дел полно…
      Марк был очень сконфужен, но все же чувствовалось, что он доволен. Он надел фуражку, затянул пояс и сразу преобразился: из обыкновенного мальчишки опять стал важным командиром. Данька удивился, до чего же форма меняет облик человека, и никак не мог поверить, что такой бравый моряк мог дать ему грубого пинка – и за что?
      – Ты, кажется, недоволен подарком? – спросил капитан, поняв сразу, что между ребятами что-то произошло.
      – Что вы, что вы! – запротестовал Марк. – Я о таком подарке давно мечтаю, но никто, кроме вас, об этом не догадался.
      – Рад удружить тебе, голубчик. Печально, конечно, что пришлось посадить тебя на гауптвахту. Но, сам понимаешь, – дисциплина!
      Данька подался было, чтобы уйти и не слышать, как тут прощают его обидчика, да еще находят, что он незаменим, но капитан как бы невзначай загородил своим телом проход, а потом обнял Даньку, привлек его к себе и усадил рядом. И как-то так получилось, что Данька сразу забыл про обиду на Марка. Видно, капитан ценил его неспроста. В самом деле: если бы Марк не был рулевым и не руководил экспедицией, то как бы капитан мог заниматься своими важными трудами? Марк чувствовал вину перед Данькой и ерзал на месте. И тут капитан повернулся к Даньке. Глаза его за очками были огромные, как колеса, зрачки сузились от острого любопытства.
      – А что, дружок, правда, что ты пишешь стихи? – спросил он, чуть отодвигаясь, чтобы получше рассмотреть его.
      Данька похолодел от волнения. Зто была правда, но как капитан догадался об этом?
      – Не бойся, мы здесь люди свои, – сказал капитан, оглянувшись на Марка.– Не выдадим тебя…
      Данька успокоился. И почувствовал приятное головокружение. Да, действительно он сочинял стихи, но еще не верил, что это всерьез. Это началось недавно и совсем случайно, как будто даже без желания с его стороны. Утром однажды, когда все еще спали, он вышел на палубу и замер: из-за деревьев поднималось солнце, пробиваясь сквозь ветви тысячами огненных брызг и осколков. Он чуть не задохнулся тогда от незнакомого чувства, охватившего его. Небо было таким высоким и» чистым, река так красиво извивалась среди дубрав, а птицы так радостно кричали, что захотелось скорее всех разбудить, пока все не исчезло, и он, стискивая кулаки, забормотал какие-то слова и сам не сразу понял, что это стихи.
      Но все же как капитан отгадал, что он сочиняет стихи? Может, случайно подслушал тогда? Или обнаружил тетрадку, которую Данька хранил под койкой?
      – Не может быть, – сказал Марк, искоса оглядывая Даньку. – Это кто-то наплел на него…
      – Нет, это правда, – твердо сказал капитан. – Ведь ты в самом деле пишешь' стихи?
      Даньке стало жарко от смущения и в то же время захотелось рассеять сомнения Марка.
      – Да, – признался Данька и опустил глаза.
      – Вот видишь, – обрадовался капитан, с укором глянув на Марка. – Конечно, пишет! Я так и чувствовал! А может, ты прочтешь нам что-нибудь?
      Но Данька молчал и почти не дышал: единственные, как ему казалось, хорошие стихи, которые он написал, были о капитане, но они очень похожи на стихи Багрицкого, которые он знал наизусть. А вдруг капитан догадается об этом и разоблачит его?
      – Нет, лучше я почитаю вам стихи одного известного поэта, – сказал Данька, поднимая глаза.
      – А какого, если не секрет? – спросил Марк.
      – Лучше мы сами попробуем отгадать, – предложил капитан.
      Марк плотнее прикрыл дверь, чтобы никто не подслушивал, а Данька, слегка заикаясь, срывающимся голосом стал читать очень быстро и невнятно, от волнения пропуская строчки:
      Кто мудрее стариков окрестных,
      Кто видал и кто трудился больше?..
      Их сжигало солнце Гибралтара,
      Им афинские гремели волны…
      – Не торопись, – сказал капитан, откинувшись к стене и скрестив руки на груди в позе глубочайшего внимания.
      Данька сразу же успокоился, и стихи, звучные, упругие и таинственные, закачали его на своих волнах.
     
      Горький ветр кремнистого Ассама
      Волосы им ворошил случайно…
      И спокойной важностью сияя,
      Вечером они сошлись в трактире,
      Чтоб о судне толковать чудесном!
      Там расселись старики, поставив
      Ноги врозь и в жесткие ладони
      Положив крутые подбородки…
     
      – Мощь! – выдохнул Марк и уткнул подбородок в ладонь – так сильно потрясли его стихи, а Данька, бросив на него благодарный взгляд, поднял голос до звенящего накала:
     
      Заскрипела дверь, и грузный грянул
      В доски шаг, и налетел веселый
      Ветер с моря, снег и гул прибоя…
      И, осыпан снегом и овеян
      Зимним ветром, встал пред стариками
      Капитан таинственного судна…
     
      В этом месте Марк уставился на капитана, который сидел все так же неподвижно, прикрыв глаза и слегка покачивая головой в такт стихам. Марка ошеломила страшная догадка: а не сам ли Данька сочинил стихи, прикрываясь каким-то «известным поэтом»? Он смотрел теперь на Даньку с изумлением. А Даньку нес суровый вихрь торжественных и могучих слов:
     
      Рыжекудрый и огромный, в драном
      Он предстал плаще, широколобой
      И кудлатой головой вращая.
      Рыжий пух, как ржавчина, пробился
      На щеках опухших, и под шляпой
      Чешуей глаза окоченели…
     
      – Чешуей глаза окоченели, – повторил Марк, потрясенный корявой, грубой силой этих простых и прекрасных слов, и долго еще не верил, что эти стихи написал не Данька, а Багрицкий. Но все равно слава поэта осенила своим крылом Даньку, и теперь в глазах Марка Данька стоял где-то рядом с Багрицким, будто Данька был его сыном или внуком или по крайней мере учеником.
      Когда Данька кончил читать стихи, Марк – небывалое дело! – повел его в рубку и предложил постоять за штурвалом.
      – Слушай, а что, если я попрошу тебя переписать для меня стихи про капитана? – Марк глядел на Даньку, словно Данька был волшебник. – Как это сказано там: «Ноги врозь и в жесткие ладони положив крутые подбородки…» Так, что ли?
     
     
      Глава 7
      НЕПРЕДВИДЕННАЯ ОСТАНОВКА
     
      Много дней «Веселые пескари» шли по малым рекам, заплывали в старицы и затоны, останавливались у лесных опушек, застревали в болотистых протоках, где из камышей, хлопая крыльями, взлетали кряквы, а в густых зарослях ивняка мелькали косули и лоси.
      Но вот лесные угодья стали редеть, на реке заплескала большая волна, вдали показались сооружения из камня, и как-то после полудня катер прибился к судам, длинной очередью стоявшим у шлюзовых ворот. Медленно и шумно раздвинулись бетонные створы, суда один за другим вошли в темный мрачный коридор и долго стояли на месте, стиснутые мокрыми стенами, пока бурлящая вода, накачиваемая снизу, поднимала их все выше и выше, словно это был какой-то необыкновенный водяной аттракцион. Когда же раздвинулись передние створы, суда один за другим вышли на вольный простор и разбрелись по разливу воды – такому широкому, что его иначе и нельзя было назвать, как только море. «Веселые пескари» помчались вперед, оставляя за кормой длинные волны – усы.
      Данька и Диоген, стоявшие на носу, замерли от восторга, глядя на мир, в котором не было ничего, кроме неба, воды и синеющей на горизонте полоски леса.
      Увидев чаек, летевших на катер, Диоген закричал изо всех сил:
      – Здравствуйте, птицы! Здравствуйте!
      – Ты чего раскричался? – удивился Данька.
      – А помнишь Стасика? Стасика Яснова, который с мамой плыл на теплоходе?
      Диоген был страшно взволнован. Он живо вспомнил, как весной, сбежав из дому, они с Данькой приехали в речной порт и проникли без билетов на теплоход. И оказались на такой же большой воде, как сейчас. Но Данька, спустившись в кочегарку, не знал, что творилось тогда с Диогеном, а Диоген, спрятавшись с Мурзаем среди рюкзаков и мешков, здорово струхнул, когда поднялась волна. Он то катился куда-то вниз, пока палуба не выравнивалась, то стремительно летел к небу и каждый раз чуть не плакал, прощаясь с жизнью. И так продолжалось бы долго, если бы вдруг он не увидел спокойно стоявших у борта женщину и мальчика на костылях. Это были мать и сын. Мать поддерживала сына сбоку, а он, повиснув на костылях, бесстрашно бросал чайкам кусочки булки и кричал: «Здравствуйте, птицы! Здравствуйте!» А когда булка кончилась и чайки устремились к другому теплоходу, мальчик махал им рукой и кричал: «До свиданья, птицы! Да свиданья!»
      Они мало были вместе, Диоген и Стасик, но успели подружиться и полюбить друг друга. А когда прощались, и теплоход уже отходил от причала, Стасик, стоявший у борта, рванулся к Диогену, и худенькое лицо его сморщилось, и он заплакал. И Диоген, толстый, неуклюжий, тоже заплакал как маленький, потому что понял: больше они никогда не встретятся, и, может быть, никогда уже не будет у него такого преданного друга, как Стасик. А ведь могли стать как родные братья!
      Вот о ком вспомнил Саша Охапкин, когда катер, пройдя шлюз, выбежал на широкий простор воды, над которой с криком летали чайки…
      Вскоре показался вдали большой порт, и, по мере того как «Веселые пескари» приближались к нему, все громче скрипели подъемные краны, все натужнее визжали лебедки, все явственнее слышалась музыка из окон домов. Но среди разных звуков, покрывая все другие, вдруг раздались хриплые и грозные, как морской прибой, повелительные слова:
      – Катеру «Веселые пескари»… ри… ри… Подойти к причалу… чалу… чалу… Повторяю… ряю… ряю… «Веселые пескари»… ри… ри… Вы слышите меня… ня… ня?
      Из люка высунулась седая голова капитана. Толстые стекла его очков вспыхивали от солнечных зайчиков.
      – Кто вызывает?
      – Понятия не имею, – ответил Марк из рубки.
      – Может, ты нарушил правила движения?
      – Я? Да чтоб мне с места не сойти!..
      Наспех одевшись, капитан вышел на палубу.
      Он ощупал карман, где хранились документы, посмотрел на причал: там стояла милицейская «Волга» с черным рупором, откуда неслись грозные призывы. Мурзай метался по палубе и лаял. Данька и Диоген загнали его в каюту, велели молчать и на всякий случай прикрыли мешком, как незаконный груз.
      Марк подвалил катер к причалу, хотя здесь не предвиделось никакой остановки. Капитан одернул китель, поправил фуражку и спустился на берег.
      И тут произошло нечто из ряда вон выходящее. Из милицейской «Волги» выскочил спортивного вида франтоватый майор, стремительно приблизился к капитану, выставил перед собой руки и чуть пригнулся, чтобы захватить, очевидно, мертвым кольцом, но капитан, в прошлом известный борец и самбист, не был застигнут врасплох. Он отступил на шаг, поймал майора за руку и развернул его спиной к себе. Затем схватил его поперек пояса и понес на катер со всей невозмутимостью человека, занятого ответственным делом.
      – Полюбуйтесь, – сказал капитан, поставив майора на палубу.
      Ребята окружили майора и стали смотреть, как он, не обращая ни на кого внимания, засовывает копну волос под беретку и мизинцем подправляет подведенные тушью ресницы.
      Ну конечно же, это был не просто майор милиции, а еще и женщина. Майор одернул китель и огляделся.
      – А где же Саша? – спросил он.
      И тогда всем стало ясно, что это не просто майор милиции и не просто женщина, а единственная на всем свете Варвара Петровна Охапки-на, ответственный работник ГАИ, гроза всех нарушителей автомобильного движения; иначе говоря, тетя Варя, мама Саши Охапкина.
      А между тем Саша куда-то исчез. Вот только что был здесь, вертелся возле Мурзая, а сейчас провалился неизвестно куда. Тетя Варя огляделась вокруг, вопросительно уставилась на капитана, но лицо капитана было бесстрастно, как море в безветренную погоду.
      – С ним что-нибудь случилось?
      Мальчики переглянулись. Марк сделал сочувственное лицо.
      – Разве вы не получили телеграммы? – спросил он.
      – Телеграммы?
      Румянец сполз с тети Вариных щек. Брови дрогнули, ресницы задрожали. Ребята с недоумением глядели на Марка: что за телеграмма? Откуда?
      – Так он же щуку в реке утопил! – заорал Марк. – Сам поймал, а потом утопил! Разве вы не получили телеграммы? А ну-ка, ребята, ведите его на расправу!
      Мурзай с громким лаем выскочил из каюты, откуда вскоре вылез Диоген. Он стоял перед Варварой Петровной в клеенчатом фартуке, низко опустив голову. В лице его не было ни радости, ни удивления по случаю встречи с мамашей. Все члены команды были люди как люди, настоящие матросы, все жили сами по себе, без помощи родителей и нянек, и только на него одного свалилась мамочка, чтобы узнать, как живет-поживает ее бесценный сыночек: не болит ли горлышко? не обижает ли кто? не схватил ли насморка? Диоген видеть ее не мог! Эх, сдунуть бы ее сейчас с палубы, чтобы улетела обратно домой!
      Но тетя Варя не улетала. Несмотря на майорское звание, увы, она не отличалась от обыкновенных мам. Она обхватила его голову руками и стала целовать. Целовать при всех, как грудного младенца! Диоген готов был провалиться сквозь землю от этих нежностей. Он готов был бухнуться в воду и превратиться в щуку. Хоть сейчас он улетел бы ласточкой куда глаза глядят, только бы не стоять перед ребятами, которые смотрели, как его облизывают, а он не может даже удрать. Но мальчики, кажется, завидовали ему.
      – Нахал! – сказал Марк. – Как вам это нравится, он еще недоволен! Он еще нос воротит, негодяй!
      Марк подмигнул одному и другому и стал потирать руки. Трудно было устоять, когда он начинал потирать руки, затевая каверзу. Даже Рубик дрожал от охватившего его возбуждения.
      – Капитан, можно взять майора Охапкину на приемчик?
      Капитан не шелохнулся, и это было понято как разрешающий знак.
      – Братва, налетай!
      Однако тетя Варя недаром служила в милиции. И не напрасно ее учили самбо. С капитаном ей было трудно, конечно, но с ребятами совсем другое дело.
      Первым с воплем отлетел Марк – к нему был применен болевой прием.
      Данька чуть не вылетел за борт.
      Рубик уполз на четвереньках.
      Мурзаю в общей свалке тоже досталось – ему отдавили лапу.
      И лишь когда в борьбу вступил Иван, чаша весов склонилась в пользу ребят.
      Вот когда опомнился Диоген! Он стал протискиваться к маме, чтобы спасти ее от полного разгрома, но не тут-то было! Его отпихивали руками и ногами, не давая подступиться. Он схватил мамину беретку, по и беретку у него отняли. От маминого рукава отлетела пуговица, но и пуговица досталась не ему, а Мурзаю.
      И не уйти бы тете Варе от позорного поражения, если бы не капитан.
      – Как-то неудобно получается, – сказал он, – все на одного!
      Капитан растолкал ребят, отобрал тетю Варю и посадил ее рядом с собой:
      – Рассказывай!
      – Ой, не спрашивайте! Прямо не верится, что все так удачно получилось. Везем ребят на республиканский слет, а у меня своя забота – вас в дороге перехватить и письма передать…
      – Давненько не было вестей с Большой земли, – обрадовался капитан.
      Мальчики заволновались.
      – Только учтите, даром не отдаю. Итак, первый… – Тетя Варя вытащила из планшетки письмо. – Рубик Манукянц!
      Рубик залез под койку, достал картонную коробку, извлек оттуда треугольный пакетик с бабочкой.
      – Это обыкновенная капустница, – сказал он, вручая свой подарок как великую драгоценность, – у меня их несколько штук. Только, пожалуйста, очень прошу вас, не помещайте ее вместе с другими насекомыми, чтобы не повредить.
      – Спасибо, что надоумил, – улыбнулась тетя Варя. – Я как раз собираюсь завести коллекцию насекомых.
      Рубик взял письмо и побледнел. На конверте он узнал почерк тетушки Варсэник и подумал, что она потребовала от родителей забрать его из экспедиции и немедленно послать в Армению: как известно, дядя Ашот целый день на работе, детей у них нет, так что тетушке некого воспитывать, и она давно уже просила прислать ей Рубика на воспитание. Хорошенькое дело! Как же он бросит свои коллекции, незаконченные дела и ребят, с которыми успел сдружиться?
      Рубик засунул письмо в меховую жилетку и сгорбился, как старичок.
      – Вы послушайте, что было! Нет, вы послушайте! – сказала тетя Варя, сочувственно глядя на Рубика. – Его мама под самый наш отъезд приехала к нам в ГАИ и что бы вы думали привезла? Не угадаете! Целую машину ящиков и свертков и стала требовать, чтобы я все это ему, – она указала пальцем на Рубика, – отвезла, а то он, видите ли, бедненький, отощал с голодухи. Ну, пришлось, извините меня, отказать мамаше – не в голодные края уехали!
      – А что там в ящиках? – задумчиво спросил Диоген.
      – А кто их там знает, не заглядывала…
      – Может, ты знаешь, Рубик?
      – Наверно, кишмиш, урюк, орехи… Что еще тетя Варсэник может прислать из Армении?
      У ребят стали постные лица. Зато у Рубика свалился камень с души – и без кавказских подарков проживут, а что в письме тетушки Варсэник, ему теперь было совсем неинтересно.
      Марк выкупил письмо, подарив тете Варе значок с флотского ремня. Иван не ожидал привета от тетки, но все же и он получил свой конверт и вручил тете Варе зеленый камень-глауконит. А Дань-ка преподнес тете Варе старую немецкую гранату с длинной деревяннрй ручкой – одну из самых ценных своих исторических находок. Что касается Диогена, получившего записку от отца, то он угостил Варвару Петровну пирогом с грибами.
      – А что, очень даже недурно, – похвалила тетя Варя. – Неужели сам испек, сыночек?
      Диоген скромно потупил глаза.
      – Чем-то он хоть кормит вас, для примера? По книжечке готовит или придумывает?
      – Придумывает, – сказал Данька. – На днях угостил нас турнепсом с вареньем…
      – В самом деле? Это на него похоже. Он с вареньем что угодно съест!
      – А еще угостил нас пирожками из каштанов, – сказал Рубик, и это была чистейшая выдумка, которой от него никто не ожидал, потому что он отличался величайшей правдивостью и не умел шутить. И все оттого, что избавился от ссылки к тетушке на Кавказ!
      – Неужто? Представляю, какая гадость…
      Ребята стали придумывать блюда одно хитрее другого.
      – А еще были еловые шишки с майонезом!
      – Что там шишки! Он кекс из опилок испек!
      – А шашлык из свеклы? Тоже он!
      – А пельмени из лягушек?
      Тут уж сам Диоген не вытерпел и тоже включился в конкурс остряков.
      – А щи из соломы? Это тоже все я придумал. А вы еще ели и облизывались!
      – Боже мой, как вы все съедаете! – смеялась тетя Варя. – Вот отцу расскажу, так он не поверит, что сын у нас такой талантливый!
      – Мальчики, вы очень глупо хвалите кока – шашлык, опилки, лягушки! – вмешался Марк. – И не стыдно так унижать человека? А кто придумал бульон из воспоминаний? А коктейль из вздохов? А гоголь-моголь из улыбок?
      Тетя Варя захлопала в ладоши.
      В это время с неба вдруг загромыхало:
      – Майор Охапкина, докладываю обстановку: через пятнадцать минут ребята кончают обедать, пора готовиться к отъезду…
      – Слышу, слышу, Егор Кузьмич!
      Тетя Варя вскочила с места, схватила под руку Марка, увлекла его в угол и стала о чем-то шептаться. Как ребята ни прислушивались, разобрать ничего не могли. Марк при этом поглядывал на капитана и кивал.
      – А почему капитану нет письма? – спросил Данька.
      – Ему пишут, – загадочно сказала тетя Варя.
      – Как же они пишут? – спросил Диоген.
      – Вот пристали! Откуда я знаю? Пишут – и все тут. И капитан скоро получит.
      Из желто-синей «Волги» на причал вышел подполковник-усач. Он стал разевать рот, как сом, но его никто не слышал. Тогда он снова залез в машину, и с неба опять загромыхало:
      – Напоминаю вам, майор Охапкина, про вашу диспозицию…
      – И так вот, поверите, всю дорогу только и знает, что про график движения и диспозицию!
      – Товарищ майор, имейте в конце концов совесть!
      – Бегу, бегу, Егор Кузьмич! Боже мой, не даст посидеть!
      Тетя Варя бросилась рассматривать фотографии на стенах, где были дети возле палаток, с удочками, с рюкзаками, у костра и в лодках.
      – А вот и я! – похвасталась она, показывая на белобрысую девчушку. – А вот и Александр! – Тетя Варя ткнула в фотографию, с которой глядел ушастый мальчишка с чуть выпученными, обиженными глазами.
      – Майор Охапкина! – донеслось с берега.
      – О, Егор Кузьмич, какой же ты зануда, боже мой! – Тетя Варя заткнула уши пальцами, чтобы защититься от грома, а гром, отгрохотав, прекратился, и тогда она отомкнула уши и обняла капитана.
      – Ну, до скорого свиданья! – Губы у тети Вари дрогнули, она отвернулась и медленно пошла к «Волге».
      Автобусы, увозившие ребят на республиканский слет, давно уже скрылись в далекой загородной дымке, истаяли в воздухе летящие кварталы светлых домов, за горизонт упали подъемные краны и тонкий шпиль речного вокзала, а «пескари» все еще стояли на корме и махали руками. И Диоген – усерднее всех…
     
     
      Глава 3
      ОТЧЕГО ДДНЬКЕ БЫЛО ГРУСТНО
     
      На другой день после отъезда Варвары Петровны Диоген встал раньше всех – ну когда это бывало? – надел резиновые сапоги и – благо катер стоял у причала – ушел в лес за грибами. Вернувшись, он приготовил завтрак, пока все еще спали, только один капитан не спал, смотрел и глазам своим не верил: неужели это и в самом деле Охап-кин? А потом – по собственному почину, никто его не заставлял – Диоген устроил выставку ядовитых грибов под названием: «Какие грибы нельзя собирать!»
      Наколов на прутики бледные и мраморные поганки, красные и пантерные мухоморы, всякие там желчные и сатанинские грибы, он закрепил их на борту катера, так что грибы красовались, отпугивая чаек и привлекая внимание встречных судов, а съедобные грибы: опята, маслята, лисички, подберезовики и боровики – пошли в котел.
      Команда ела грибы, облизывалась и нахваливала Диогена. Даже Рубик, который питался преимущественно конфетами, остался доволен. За последнее время он явно раздобрел и округлился, так что сейчас родители, вполне возможно, увидев его, не узнали бы. И все это, между прочим, заслуга всеми уважаемого кока.
      Раньше Диоген, бывало, чуть не спал на ходу, лоботрясничал, удирал с камбуза, запаздывал с едой и не только не считал себя виноватым, а еще и всех ругал бездельниками, жаловался, что никто ему не помогает, грозил, что уйдет и пусть живут, как хотят, а теперь Диогена просто не узнать. Подменили человека – и все!
      Жизнерадостность так и клокотала в Диогене. А энергия не находила себе применения. Не было на катере предметов, мимо которых он прошел бы, не сыграв на них барабанной дроби. Палуба, стены, кастрюли, ящики и даже ребячьи спины шли в ход, превращаясь под его руками в барабаны. Он то и дело щелкал языком, фыркал губами и пел на маракузянском языке:
      Трэшка – чага – вимпапур,
      Доре – кушка – лопай – кур!
      Веселость его передавалась всем ребятам, кроме Даньки. Отчего-то Данька – он и сам не знал отчего – вдруг загрустил. Он целыми часами слонялся по катеру, брался было за свои дела – перекладывал с места на место снарядные осколки, черепки и другие археологические находки, рылся в карточках с топонимами, но все валилось у него из рук. Стал проявлять фотопленку, но перепутал проявитель с фиксажем и загубил редкие кадры: Иван, стоящий рядом с березкой на карнизе разрушенной церкви, Рубик с живым ужом на плече, ласточка, кормящая птенцов.
      Оставив свои дела, Данька подсаживался к Марку, смотрел в бинокль, но ни лосиха и лосенок, глядевшие на катер из ольшаника, ни клин журавлей, ни, стайка белочек, гонявшихся друг за другом вокруг соснового ствола, не вызывали в нем радости и оживления. Он взялся было потрошить Диогену красноперок, ельцов и голавлей для сушки и вялки, но и рыба наводила на него тоску.
      Рубик был захвачен новым увлечением. Он стал собирать лесные корешки. На стоянках он бегал в лес и натаскивал кучу хвороста, выбирая из него самые уродливые веточки и отростки. Свои находки он показывал Даньке и, горячась, убеждал его, что это не просто веточки, а жуки, стрекозы и пауки. Но Данька ничего похожего в них не находил. С глаз его будто бы исчезли волшебные очки, через которые раньше он видел все радостным и одушевленным.
      Даже капитан, неутомимо стучавший на машинке, не вызывал интереса. Что он там сочинял? И отчего вдруг крякал и начинал смеяться, а иногда громко говорить, будто с кем-то спорил? Раньше, бывало, стоило Даньке прислушаться к стуку машинки за стеной, как он тут же представлял, что происходит: то капитан, сжимая рукоятки «максима», стреляет с тачанки в басмачей, то ведет в атаку морских пехотинцев; а сейчас Данька воспринимал только шум и трескотню, которые не рождали никаких картин. Словно с ушей его сняли волшебные наушники, которые преображали все звуки в замечательные истории.
      И никто в команде не догадывался, что с Дань-кой творится. Все занимались своими делами, возились с коллекциями, убирались, чинили одежду, стирали, купались на стоянках, приветствовали криками проходившие мимо лодки и катера, пугали одиноких рыбаков, стоявших над удочками, – мало ли всяких развлечений в пути! И никому, давалось, не было дела до Даньки.
      Но это было не так. Если бы только Данька обратил внимание на Мурзая! А с псом творилось что-то непонятное. Он не лаял на встречные суда, как всегда, не плясал возле Диогена, когда тот вытаскивал из реки щуку или гольца, не прыгал в воду вслед за Иваном, не терся у ног капитана, когда тот выходил подышать влажным ветерком. Мурзай тоже вдруг заскучал. Он неподвижно лежал на корме, иногда вскакивал и тихо скулил, заглядывая Даньке в тоскующие глаза. А когда
      Данька усаживался на баке и бессмысленно смотрел на бегущие берега, ничего не видя перед собой, он, изгибаясь, подползал и клал на Данькины кеды свою рыжую, в крапинках, морду и нервно зевал, обнажая желтые клыки и топорща сивые усы. И порой, совсем по-человечьи, тяжко вздыхал, словно желая спросить: отчего ты печален, Данька?
      Но Данька, охваченный тоской, не видел его печальных глаз, не слышал его человечьих вздохов. И не догадывался, что это его, Данькино, состояние передавалось собаке, телепатические способности которой Данька обнаружил давно. И как же это Данька, благородный и чуткий человек, умевший читать чужие мысли, не замечал, что творится с псом?!
      Однажды после полудня, когда ребята, отобедав, спали в каютах, а Марк вел катер на малой скорости и дремал за рулем, навстречу им проплыл земснаряд, чистивший дно реки и намывавший в старую баржу песок. От причала отделилась лодка и увязалась за катером. На носу ее стоял худощавый парень в низко надвинутой кепке и прикладывал палец к губам – знак Даньке, чтобы он молчал, потом вдруг развернул моток веревки и нахлестом бросил на палубу какой-то предмет.
      Данька не понял, что происходит. Один из ящиков, в которых хранились Ванины минералы, заскользил к корме. Мурзай кинулся к ящику, вцепился зубами в веревку, оторвал ее от ящика, но зато сам, тормозя лапами, пополз к краю борта.
      Между парнем и Мурзаем завязался странный поединок. Парень тянул веревку к себе, а Мурзай изо всех сил упирался и не отпускал ее. Лодка беспомощно потянулась за катером, как на подводке. Но тут Данька опомнился и бросился на помощь.
      – Отпусти! – крикнул он и с трудом разжал Мурзаю пасть.
      В воздухе сверкнул металлический зацеп. Парень плюхнулся на дно лодки и показал кулак. Данька стоял у края палубы, пока лодка не скрылась за мысом.
      Кто был этот парень – браконьер или просто озорник, – осталось загадкой. Но так или иначе, после этого случая Данька как бы прозрел. Он вдруг увидел Мурзая, которого долго не замечал. И понял, какой это друг. Сердце Даньки наполнилось нежностью. Он обхватил его за шею, прижал к себе и почувствовал, как гулко и радостно колотится собачье сердце.
      Данька разволновался и стал вспоминать, как однажды всю ночь искал Мурзая, которого украл «кожаный» человек, и уже под утро нашел ветпункт, куда свозили бездомных собак, проник в барак, где на полу, вдоль стен и по углам, лежали собаки, на которых появление Даньки не произвело впечатления. Иные спали, сбившись, как овцы, иные поднимали морды и зевали, самые же любопытные, встряхиваясь, тянулись к нему.
      «Мурзай! – крикнул Данька. – Мурзай! Мурзай!»
      И тогда из груды собачьих тел, как из-под кучи одеял, поднялся Мурзай и уставился на Даньку слезящимися глазами. Кажется, он его не узнал. Он словно бы ослеп, оглох и потерял чутье. Он дрожал, как тогда в магазине, когда Данька впервые увидел его, будто снова стоял у прилавка, дожидаясь подачки. Сердце у Даньки сжалось от сострадания.
      «Ко мне, Мурзай,!»
      И, словно все это произошло совсем недавно, Данька вспомнил, как Мурзай, признав в нем своего спасителя, издал неуверенный вопль – вопль, от которого окончательно проснулись все эти бездомные Пираты, Шарики и Тузики, все эти вислоухие, тощие и кудлатые дворняги, и все они хором завыли, и столько в их вое было тоски по утерянной свободе, что великодушное Данькино сердце дрогнуло.
      До этого он жалел одного лишь Мурзая, но теперь сердце его стало таким огромным, таким великанским, что в нем уместилась любовь ко всем бездомным собакам мира. Он думал уже не только о Мурзае – надо было спасать всех обиженных, несчастных, беззащитных собак.
      В то историческое утро многим людям – рабочим, шедшим к своим предприятиям; рыболовам, спешившим занять у водоемов самые выгодные места; домохозяйкам, приехавшим на пустырь возделывать свои огороды, – короче говоря, многим жителям, торопившимся по своим ранним делам, в одно и то же время явилось одно и то же видение: в утреннем тумане мимо заброшенных теплиц и ничейных садов бежал долговязый, худенький мальчик, а за ним, растянувшись в цепочку, молчаливо мчалась стая собак. И оттого, что собаки летели, не издавая ни звука, всем показалось, что это мираж – игра тумана, света и тени.
      А потом? Потом собаки разбежались, Данька с Мурзаем стояли перед железнодорожным переездом, дожидаясь, пока пройдет товарный состав, и вагоны долго стучали на стыках, и на иных из них, повторяясь, красовалась сделанная мелом надпись:
      ПРИВЕТ ТЕБЕ, НАДЯ!
      И повторяющийся, торжественный, как клятва, привет неизвестной Наде вызвал в памяти Даньки образ маленькой девочки с белыми бантиками в косичках. И только тогда он понял, что именно она каждое утро задерживалась перед его окном и показывала язык. Именно она очень часто тенью следовала за ним по пятам, а он по своей рассеянности никогда, никогда ее не замечал.
      Когда, спрятав Мурзая в подвале, Данька вернулся домой, на пороге его поджидала мама с сумочкой в руке, одетая в болонью. За ней, скрестив руки на груди, стоял учитель Автандил Степанович. Увидев Даньку, Алла Николаевна чуть побледнела и отступила в глубь прихожей. Автандил Степанович посторонился к стене. Данька с независимым видом прошел на кухню и первым делом включил на полную мощь репродуктор. Он взял помойное ведро, незаметно прихватил колбасы и хлеба и под молчаливыми взглядами взрослых неторопливо направился во двор. На помойке он выбросил мусор, затем, обогнув дом, проник в садик и отнес в подвал еду для Мурзая, после чего вернулся домой. Алла Николаевна и Автандил Степанович стояли в тех же позах, словно восковые куклы, а Данька прошел в комнату и уселся за стол, уставленный разными вкусными вещами: колбасой, сыром и печеньем.
      Взрослые молча прошли за ним и уселись напротив. Алла Николаевна растерянно смотрела на учителя, и на лице ее отражалась борьба двух чувств: она была растрогана тем, что Данька, не успев войти, тут же помчался выносить мусор, но в то же время боялась показать перед учителем свою слабость и сурово хмурилась. Автандил Степанович сцепил пальцы рук в один огромный кулак и смотрел на Даньку изучающим взглядом. Это был взгляд, которым он обычно высматривал в классе ученика, чтобы вызвать к доске. У него была удивительная способность угадывать ученика, не выучившего урока. И он редко ошибался.
      А Данька ел и ничего не слышал. Не слышал, как распекал его Автандил Степанович, как всхлипывала мать, как трещал на кухне репродуктор. Данька смотрел в окно и видел, как в школу бегут ученики, как с балконов кричат мамаши, давая им последние наставления, а тетя Поля из соседнего подъезда бьет в кастрюлю, призывая на кормежку голубей.
      Размахивая портфелями, бежали ребята, и среди них была рыжая девочка с белым бантиком в косичках. Она тащила тяжелый портфель, согнувшись, и непонятно было, как она все-таки бежит, а не падает.
      Данька очень обрадовался, увидев девочку, и сказал ей мысленно: «Привет тебе, Надя!», а девочка споткнулась, выронила портфель и заплакала. Увидев Даньку, она высунула язык, но вдруг смутилась и помчалась так, словно Данька вздумал поймать ее и поколотить…
      Все эти сцены, словно кадры из старого, уже однажды виденного фильма, проносились в памяти одна за другой, пока Данька гладил Мурзая, ворошил его шерсть, и Мурзай благодарно извивался под его рукой и следил за Данькиными глазами. Вдруг, изогнувшись, Мурзай поднялся на передние лапы и лизнул его в лицо. Данька рассмеялся. И сразу понял, отчего ему было так тоскливо все время: просто потому, что, сам об этом не догадываясь, скучал по маме, по Автандилу Степановичу, по Наде и очень жалел, что их не было сейчас здесь. Ему было радостно, но в то же время и печально, потому что радость бывает неполной, если рядом нет родных и друзей. И вдруг нестерпимо, прямо сразу же захотелось написать всем письма и рассказать обо всем, что увидел и пережил. Он, как лунатик, словно под влиянием таинственных сил, отстранил от себя Мурзая, тихо, на цыпочках спустился в каюту, достал тетрадку стихов, потом вышел наверх, уселся под брезентовым навесом и стал думать над первой строчкой…
      И тогда вместо письма, которое пишется прозой, сами собой возникли стихи. Они побежали, полетели, и Данька, торопясь, побежал за ними, стараясь не отставать, он задыхался от бега, и удивлялся, и не верил своим глазам, и тем не менее это было так: стихи рождались сами, и сами по себе перед Данькиными глазами толпились разные картины:
      сосновые боры и дубравы, березовые и липовые рощи, заливные луга и болота;
      из камышовых зарослей вдруг поднялась в воздух цапля;
      над гнездом, прилепившимся к карнизу палубы, кружилась ласточка;
      Рубик прыгал с кочки на кочку, охотясь за стрекозами.
      И даже то вспомнилось, чего с ним не было: по пустыне бежал верблюд, таща за собой машину, а речные пираты в водолазных костюмах подбирались под водой к судам и пускали их на дно. И теперь обо всем этом и о многом другом узнают мама, Автандил Степанович, Надя, Стасик, когда прочтут стихи. А стихи писались быстро и легко, будто это не Данька сочинял, а кто-то невидимый, стоявший за спиной, диктовал их, а Данька только думал, как бы поспеть и не сбиться…
      Когда, счастливый, обессиленный, качаясь от гула в голове, Данька вышел из-под навеса, он чуть не ослеп – так радостно сияло солнце, так весело плясали зайчики на воде, так ошалело кричали над катером чайки. Мурзай прыгал на задних лапах и лез целоваться. И до того было хорошо, что Данька не мог оставаться один. Он спустился в капитанскую каюту и остановился на пороге…
      Капитан сидел перед молчащей машинкой, зажав голову руками, и смотрел на фотографии, лежавшие на каретке, – ушастого мальчишки с обиженными глазами и седой женщины. О мальчике Данька ничего не знал, а седую женщину видел – она приходила провожать «пескарей», когда они отправлялись в плавание. Несколько ее фотографий висело на стенке каюты: на одной она была еще девочкой, с другой – грустно и ласково смотрела красивая девушка, а на третьей была уже седая женщина.
      Это была Юлия Ивановна, жена капитана, которую ребята знали. Раньше она путешествовала вместе с капитаном, а теперь уже не могла.
      И вот сейчас, сжав голову руками, капитан глядел на фотографии, лежавшие перед ним, и Даньке показалось, что капитан тоже вспоминал, наверно, что-то важное из своей прошлой жизни…
      Все еще не видя Даньки, капитан набил трубку табаком, задымил, пуская клубы дыма, поднялся, чтобы открыть иллюминатор, и только тогда заметил его.
      – Это ты, дружок? – Капитан погладил стопку перепечатанных листов и усмехнулся: – Вот, брат, сколько навалял! Прямо дух из меня весь вышел! Больше работать сегодня не могу. Бастую!
      Дым из трубки разворачивался кольцами, расползался по потолку, а потом медленно оседал и выходил в иллюминатор. Точно так, как бывало всегда, когда капитан заканчивал очередную главу своей книги воспоминаний…
     
     
      Глава 9
      ЖИВАЯ ПОСЫЛКА
      (Из воспоминаний капитана)
     
      После полудня в горах пошел дождь, в тумане скрылись ущелья, и теперь казалось, что близка уже ночь. Сандро Гогелашвили улегся в сухой пещерке, натянул бушлат и зевнул. «Э, что увидишь в тумане, если сам находишься в тумане? «
      Никто не стоял над Сандро с часами в руках, и никому поэтому неизвестно, сколько он дремал: минуту, полчаса или час? Проснулся он не оттого, что кто-то толкнул его и сказал: «Э, Сандро, так не годится, так дело не пойдет!» Разбудил его солнечный луч, ослепивший глаза.
      Дождь еще не прошел, но теперь туман, сползая со склонов, качался где-то внизу, и в просвете облаков виднелось ущелье. Сандро подтянул автомат к изголовью и протер глаза. Тропа в ущелье была живая. Она то сжималась, то растягивалась как змея.
      «Есть подозрение, что я еще сплю, – подумал Сандро. – Надо проверить». Сандро выдернул волосок из курчавой бороды и скривился от боли, установив таким образом, что это не сон, а также, безусловно, не атмосферное явление или мираж. Ясно при этом было, что тропа передвигается вверх. Медленно, но передвигается в сторону небольшой, окруженной скалами долины, где отсиживалась горстка черноморцев, заброшенных в горы печальной севастопольской судьбой. Кто же в таком случае мог пробираться вверх в этот час, когда пора уже думать о сне? Первое – заблудившиеся вражеские солдаты. Это хороший вариант, подумал Сандро, потому что, ничего не ведая, они подползут на близкое расстояние и попадут в засаду – это уж точно. Второе – горно-егерские стрелки, специально сброшенные с самолета. Тогда хуже, потому что разные там «эдельвейсы», как они себя называют, – опытные вояки и сейчас ловко могли изображать собой калек или бредущих сдаваться в плен смертельно усталых солдат. Все это успел перебрать в голове старшина Гогелашвили, пробираясь в долину, чтобы доложить обо всем комиссару.
      – Так что, товарищ комиссар, надо собирать белье, мыло и веники. Ты спросишь: для чего? Гогелашвили на это скажет: будет хорошая баня! Возьми свой дальнозоркий бинокль и сам увидишь, какой острый глаз у Сандро…
      Комиссар захватил с собой двух черноморцев– Петра Синицу и Костю Панина. Теснясь на площадке, укрытой выступом скалы, они по очереди заглядывали вниз.
      – Что-то ты, Сандро, сплоховал, – сказал Петр Синица. – Тут простым глазом видно, что это отара овец. А вон пастух сзади идет…
      – Вы оба путаете, – заявил Костя Панин. – То ишаки тащат какую-то кладь. Это колхозники едут на местный базар.
      Сандро Гогелашвили воздел руки и закричал, гневно сверкая глазами:
      – Какой базар?! Война идет, а он базар придумал! Сейчас из-за этих ишаков пулеметы ударят, так что караул кричать не успеешь. Базар придумал!
      Шум улегся, но в горах от споров ничего не изменилось. Рассудительный Костя Панин сказал:
      – Я так считаю, товарищ комиссар, что надодать парочку выстрелов, тогда картина станет ясной…
      – Это серьезная мысль, – согласился Гогелашвили. – Товарищ комиссар, разреши употребить патрон…
      Комиссар молча лежал за каменным выступом и подкручивал бинокль с единственным уцелевшим окуляром. Он протирал стекло рукавом, дышал на него, снимал очки, прилаживал бинокль к глазу и снова надевал очки.
      – Разреши, товарищ комиссар, – попросил Гогелашвили. – У меня глаз – алмаз!
      Комиссар бескозыркой утирал потную шею и кряхтел, словно решал в уме сложную задачу. Видимая простым глазам толпа продолжала двигаться, не делая попыток замаскироваться или уползти за обрыв. Какая ловушка могла скрываться за этой процессией? Об этом и думал комиссар, пока черноморцы спорили, высказывая разные предположения. Когда они замолкли, исчерпав запасы своего воображения, комиссар встал, стянул с себя бушлат, бескозырку, снял ботинки, и теперь в очках, босой, в одних штанах мог сойти за кого угодно – беженца, старого учителя, пасечника, рыболова, только не за бойца. Хромая, опираясь на палочку, он спустился вниз.
      В каких-нибудь полчаса развеялись все фантазии бойцов: не горные стрелки, не мирные крестьяне, не пастухи, перегонявшие овец, а ребятишки мал мала меньше, связанные веревкой, шли один за другим по тропе. Они не шли, а, скорее, ползли, подгоняемые своим вожаком – мальчиком лет двенадцати. Изможденный, с каким-то безжизненным огнем в глазах, он злобно кривил губы, когда бойцы, отвязав веревку, понесли на руках малышей к себе на стан. Он исподлобья следил, как снимали с них рванину и развешивали ее над кострами, потом закутывали в шинели и разносили по сторожкам – у каждого был свой закуток на случай дождя. Голые, грязные, со вспученными животами, с тонкими плетями рук и ног, они представляли собой зрелище, непривычное даже для фронтовиков. До самой ночи варилось дод сводами скал нехитрое варево, перевязывались болячки, готовился ночлег. Вожак прислушивался к разговорам, но глаза затаенно и равнодушно смотрели мимо. На вопросы он не отвечал.
      – Русский не знаешь? Грузинский не знаешь? – кипятился Сандро. – Украинский тоже не знаешь? Вай! Сколько народов у нас, и ни одного переводчика ему не найдешь. А может, ты просто хитришь?
      Утром, когда все спали, комиссар из своей сторожки услышал возню и увидел, как вожак вытаскивал ребят из укрытий и заставлял одеваться. Он что-то тихо и напористо внушал малышам, и те послушно протягивали руки. Если бы не вмешательство бойцов, он связал бы их веревкой и, наверно, увел.
      Мальчишки понимали отдельные русские слова, и бойцам удалось узнать скорбную историю дошкольного детского дома, не успевшего эвакуироваться из фронтовой полосы. Воспитательница и врач увели ребят в горы в надежде пробиться к своим, но попали в немецкую засаду. Многие ребята погибли вместе с воспитательницей, врача немцы забрали с собой, но он успел, прощаясь, сказать старшему мальчику, сыну погибшей воспитательницы :
      – Ты, Магомед, должен исполнить долг своей матери и вывести ребят к свету.
      Никто не знал, сколько раз вставало и опускалось солнце в горах, сколько раз просыпались и засыпали птицы, пока ребята, связанные, как альпинисты, передвигались, делая частые остановки, питались дикими яблоками и грушами, пили воду из горных ручьев. Усохшие, полуживые, они часто падали, но опять вставали и брели, понуждаемые вожаком, в котором только и держался живой дух, внушенный прощальными словами врача…
      Через несколько дней малыши отъелись и отоспались. От улыбок, от добрых и непонятных слов, от горячей пищи, от крепкого сна исчезли недавние страхи, разыгрался дух озорства и веселья. Они уже различали бойцов и по вечерам, когда те возвращались с постов, разбирали их, как коней, рассаживаясь у них на плечах, точно джигиты.
      Вожак держался в. стороне. Порой он куда-то исчезал, а возвращаясь, подкарауливал кого-нибудь из малышей, уводил его в сторонку, подальше от глаз, и говорил что-то на своем языке. Малыш затихал и ежился под его требовательным взглядом. Вожак вносил смятение в налаженную жизнь ребят.
      Место, где спал комиссар, было опасным – площадка над крутым обрывом, прикрытая каменным козырьком, с нее открывался хороший обзор. Ночью как-то, проверив посты, комиссар вернулся к себе, пролез в каменную нишу и вдруг уткнулся во что-то мягкое. Он было подумал, что это зверек заполз в темноте, но это был мальчонка.
      – Откуда здесь? Кто разрешил?
      Мальчонка спал, и комиссару ничего не оставалось, как придвинуть его к стенке, взбить арчовую подстилку и улечься рядом. Он долго думал тогда о хлопотной обузе, которая свалилась на отряд. Как уберечь ребят? Чем кормить в горах? Как вывести малышей к своим, минуя немецкие заслоны?
      Было еще темно, когда комиссар проснулся от внезапной боли. Кто-то крепко вцепился в ухо – то ли клещ, то ли ночная птица. Но это был мальчонка. Неизвестно отчего проснулся он в самой середине ночи, всхлипывал и дрожал, крепко держась за комиссарское ухо.
      – Отпусти! – прошептал комиссар.
      – Ата, – говорит.
      – Какой тебе ата? Отпусти, говорю!
      – Ата!
      – Чего заладил: «ата» и «ата»? Утром поговорим, а теперь спать не мешай!
      Малышу, наверно, приснилось что-то страшное, он цеплялся за комиссара, как за последнее свое спасение, и успокоился только после того, как комиссар крепко обнял его и стал шептать ласковые слова, похожие на колыбельную песню. Так в обнимку они и провели остаток ночи. Мальчик спал, а комиссар вспоминал своего сына Сашу, в семнадцать лет погибшего под Вязьмой. В те давние времена, когда сын был еще трехгодовалым крепышом, он так же вдруг просыпался ночью от каких-то снов, торопливо топал по холодному полу, спасаясь от страхов, и забирался в самую теплынь родительской постели. До самого утра комиссар разматывал в памяти недолгую жизнь сына и корил себя за то, что не додал ему радостей, ругал себя за вечные разъезды, не оставлявшие времени на семью. Все-то казалось ему, что он виноват перед сыном, а в чем виноват, не мог бы сказать. Давно так горько и сладко не вспоминался сын, как в те предрассветные часы в горах…
      Утром комиссар впервые разглядел Юсупку – большеголового, ушастого мальчишку. В лице его было сложное выражение любопытства, воинственности и озорства, выделявшее его среди ребят. Комиссар отнес его на общий стан.
      Вечером, возвратясь к ночлегу, комиссар увидел, как в глубине возятся трое мальчишек. Юсуп-ка кряхтел, пытаясь вытолкнуть дружков из сторожки, но те, завидев комиссара, сами уползли, а Юсупка вытер мокрые глазищи и рассмеялся: победитель! Видно, дружки польстились на его жилище, но пятилетний захватчик сумел постоять за себя и с этого дня разместился в сторожке как хозяин.
      Теперь он от завоеванного в драке отца не отлипал – куда «ата», туда и он; «ата» в дозор, и он за ним, так что иной раз, чтобы избавиться от него, приходилось прибегать к ремню. Утром, бывало, проснется раньше «аты» и давай перебирать бороду, заглядывать в уши, зубы считать – изучал на нем анатомию. А то еще примеривал бескозырку, нахлобучивал ее на свои торчащие уши, жевал ленту и все пытался звездочку открутить…
      Теперь у каждого бойца был как бы свой сынок, и только один Магомед оставался сам по себе. Видно, горстка черноморцев, окруженных врагами, не казалась ему тем светом, куда надлежало вывести ребят. Он повадился все чаще исчезать, а возвращаясь, шептался с малышами по уголкам.
      Когда в горах началась усиленная канонада, Магомед все-таки увел троих самых крепких мальчишек – скатились по круче, словно канули в пропасть. Это случилось звездной ночью, во время затишья, а через неделю в горах прекратились бои.
      Черноморцы спустились ущельем в долину и в пути нашли четырех беглецов. Мальчики качались над ущельем, как рваное белье. Вздернули их немцы аккуратно – ни ран, ни увечий, просто повесили на той же связке, что служила мальчикам альпинистским канатом в пути. Черноморцы похоронили их, как бойцов, соорудили обелиск из камня, а на могиле оставили бескозырку…
      В санбате, куда сдали оставшихся ребят, было полно раненых. Перед отправкой мальчишки, как водится, поплакали и успокоились. Один лишь Юсупка не хотел расставаться с «атой», цеплялся за него, ревел и даже кусался, когда его хотели увести. Что ж, пришлось бойцу силком отвезти его на узловую станцию, где комплектовалась эвако-колонна, но мальчишка сбежал и наутро снова был в штабе, опухший от слез и синяков.
      Комиссара к тому времени в штабе не оказалось, дежурный отвел мальчишку на кухню, но тот отказался от хлеба и сахара и смотрел на всех волчонком, пока искали «ату». Увидев Юсупку, комиссар налился яростью, снял широкий ремень, но мальчик бросился на пол, захлебываясь от рева. Комиссар разволновался, видя такую привязанность к себе, надел ремень. Юсупка просиял, схватил со стола сахар и стал грызть, сверкая мокрыми глазами.
      В те дни формировалась новая часть, шла боевая подготовка, и у комиссара было много забот. Юсупка путался под ногами и ходил за ним, как цыпленок за квочкой, а порой сидел у него на коленях во время совещаний. Вот тогда-то в комиссаре и созрела окончательно мысль, что Юсупка – его судьба и что, видно, послан ему вместо погибшего сына. Тогда-то и решил он отправить Юсупку к жене. Но как это сделать в суматохе войны?
      Когда Юсупка уснул, комиссар пришил к рубашке лоскут и химическим карандашом нацарапал послание: «Всем военным и гражданским, мужчинам и женщинам, кому попадется этот мальчик по имени Юсуп, – просьба оказать содействие в пересылке его по адресу: Москва, Сорокоустин-ский переулок…»
      Жена работала врачом, он написал ей на адрес госпиталя письмо.
      «Юля, дорогая, прости, что так редко пишу, только недавно выбрались из окружения, где судьба преподнесла нам, мне и тебе, редкий подарок, который я тебе и пересылаю. Мальчишка из детской группы, которую мы спасли от немецкой неволи, и я никак не могу объяснить себе его неистовую ко мне привязанность. Отчаянной войной, кулаками, зубами, мытьем и катаньем он установил на меня какие-то сверхправа, решив, что я и есть его отец, и теперь мне ничего не остается, как примириться с этим произволом, а еще и внушить тебе, что ты его родила… Забирай его, мать! Поскольку, сама понимаешь, таскать его по фронтам не очень сподручно, да и рискованно, единственное, что остается, это послать его живой посылкой в надежде, что добрые люди не дадут ему пропасть, доставят в Москву и передадут в собственные твои заботливые и нежные руки, по которым я так соскучился. Этот темный и дикий человечек, сирота и подкидыш, насколько я догадываюсь, совершенно не знал в своей пятилетней жизни человеческой ласки. Самое хлопотливое то, что он ни слова не знает по-русски, но вообще-то он человек общительный, и, я надеюсь, к моему возвращению я уже смогу с ним калякать. Ждать теперь уже недолго. Обрати внимание на его глаза – нельзя ли показать его глазнику, чтобы снять косину? Судя по его разнузданному любопытству (вот он и сейчас заглядывает через мое плечо, пытаясь разобрать, что это я замышляю против него), в нем должны быть любознательность и способности к учению. Сейчас он дует мне в ухо и носом лезет под самый карандаш. Я предвижу, что из него выйдет великий грамотей. И чего это он скалит зубы и веселится? Не догадывается, что сегодня придется ему горько плакать, расставаясь…
      Комиссар связался со штабом соседней дивизии, где формировался эшелон для отправки в тыл, и ночью, спящего, опечатанного, как посылка, Юсуп-ку отправили с попутной машиной. Несколько дней спустя комиссара с отрядом морских пехотинцев снова высадили в Крыму, где он и воевал до мая сорок четвертого, когда ровно за год до победы немецкие войска были, сброшены с Херсо-несского мыса. Потом, уже в качестве военного журналиста, он катился в нарастающем вале наступления, охваченный радостным чувством близкой победы. Но изредка, раскуривая трубку, он как бы сквозь дым видел ушастое лицо Юсупки, и сладко грезились минуты встречи.
      «Здравствуй! – скажет комиссар, входя в квартиру. – Ты кто такой?»
      «А ты кто?» – скажет Юсупка.
      «Я твой хороший знакомый. Не узнаешь?»
      «Ты мой ата?» – спросит Юсупка.
      «Точно! Ну, давай обнимемся».
     
     
      Глава 10
      ЧЕЛОВЕК ЗА ШКАФОМ
      (Из воспоминаний капитана. Продолжение)
     
      Что же было дальше? Нашли друг друга комиссар и мальчик, подобранный им когда-то в горах? Вот продолжение этой истории…
      Капитан внес чемодан в прихожую, прикрыл дверь и перевернул номерок – знак для соседей, что ты уже дома и, стало быть, можно дверь запереть на «собачку». Да, это был факт, исторический факт, который теперь никому не опровергнуть: кончилась война! Кончилась сразу, будто никакой войны и не было, будто все четыре года были смутным и недобрым сном. И капитан, живой и невредимый, стоял сейчас в прихожей и молча смотрел на жену, похудевшую, в наспех накинутой гимнастерке, с короткой мальчишеской стрижкой вместо длинной когда-то косы, но такую же близкую, будто расстались вчера…
      – Как же так, без звонка? – удивилась ока.
      – А это на что?
      Он подбросил ключ на руке, который хранил всю войну, как талисман, как справку от самой судьбы, что непременно вернется и все найдет на своих местах.
      И верно, в прихожей все было так, как прежде: та же этажерка, криво припавшая к стене, тот же абажур с потолка и та же облысевшая щетка на гвозде.
      – Вот и встретились, мать!
      Капитан поднял жену, подержал на весу и подкинул вверх, как ребенка.
      И внезапно – бам! – раздался звон и распахнулось окно.
      В раме, словно картина какая, стоял взъерошенный мальчишка и смотрел на взрослых гневными глазами. Какой-то тип обнимал его мать, и та не отбивалась и даже не обернулась, когда он объявился в окне.
      – Эй, хватит вам обниматься! – крикнул он и отскочил в кусты сирени.
      И тотчас в комнату влетел камень.
      – Саша! Это же папка. Папка вернулся с войны.
      Но из сада никто не откликался.
      – Вот как встречают победителей, – сказал капитан, протирая очки. – Спрячь камень и сохрани на память…
      Капитан распаковал чемодан, разложил вещи, уставил стол свертками и коробками, на стену повесил трофейный кинжал, так что все эти вещи можно было увидеть со двора, маленького, заросшего сиренью двора в одном из тихих переулков, выходивших на площадь.
      – Вот какой подарочек ты мне прислал, – рассмеялась Юлия.
      – Только без паники!
      Послышался шум. Капитан приложил палец к губам, встал из-за стола, прижался спиной к стене, прислушался, а потом внезапно распахнул дверь и схватил мальчишку за чуб.
      – Я знаю, как их надо ловить…
      Саша стоял бочком к дивану и старательно отводил глаза от стола, а капитан между тем неторопливо снимал с себя широкий армейский ремень.
      – А ты знаешь, мать, о чем я мечтал, между прочим? Еду домой, а сам думаю: хорошо бы открыть дверь, а меня камнем в лоб, так чтобы шишка с кулак! А то ведь всю войну провоевал, а никаких отметин на виду, если не считать ноги – на переправе отдавили, но разве этим похвастаешь?
      Капитан повернулся к Саше и со свистом резанул воздух ремнем.
      – Однако этот стрелок разочаровал меня! Не попасть с такого расстояния – это, знаешь, ни в какие ворота! Придется ему снимать штаны и ложиться на диван.
      Капитан как будто не шутил, серые глаза его за толстыми очками блестели хищно, как у филина, усы шевелились, как намагниченные проволочки. Не дожидаясь расправы, Саша скакнул в спальню и с ходу влетел на шкаф, грохнулся вниз и затаился в углу. Капитан пытался извлечь его оттуда, но не достал.
      – Еще не то увидишь, – сказала жена, выгоняя капитана из спальни.
      – Он от меня все равно не уйдет, – грозил капитан, надевая ремень.
      – А я не выйду отсюда! – кричал Саша.
      – А вот посмотрим, как не выйдешь!
      – А вот и не выйду!
      – Как проголодаешься, выйдешь…
      – А вот и не проголодаюсь!
      – Ну, и сколько же ты без еды проживешь?
      – Сто лет!
      – В самом деле? – удивился капитан.
      – Вы помрете, а тогда я выйду!
      – Вот спасибо, что сто лет будешь ждать моей смерти…
      – Пусть там сидит, – сказала жена. – Хоть буду знать, где он. А то целыми неделями не вижу, не знаю, ел ли он сегодня.
      – Пусть там хоть с голоду помирает, а вот я действительно не ел с утра. Рюмки еще не перевелись в этом доме?
      В комнате стало тихо. Слышно было, как звенят ножи и рюмки.
      – Вот теперь уж точно кончилась война, – сказал капитан.
      – Как же она все-таки кончилась? Для тебя?
      – Не совсем обычно, – сказал капитан.
      Он раскурил трубку, выпустил облако дыма и задумался.
      – Словом, напросился я в последние дни войны в разведку с ребятами. Надо было обследовать лесок, через который должна пройти наша артиллерия. Редактор армейской газеты сказал: «Если достанешь свеженький материал – за мной коньяк. Только дело идет к концу, что там найдешь?» – «Ладно, говорю, готовь коньяк, а я постараюсь». К лесочку прибыли налегке, не прикрываясь, а тут нас немцы встретили таким огнем, что еле ноги унесли. Война кончается, а они, видишь ли, опомнились. И кто бы, ты думала? Не солдаты, не эсэсовцы, а всякий сброд из старших школьников и старичков, непригодных к службе. Такая уж блажь на Гитлера нашла – воевать до последнего немца…
      Капитан разгорячился от воспоминаний, встал из-за стола и прошелся по комнате. В дверях, ведущих в спальню, он остановился и шепотом спросил:
      – Как он там, жив?
      – Наверно, слушает тебя…
      – А может, спит?
      Капитан плотнее прикрыл дверь и стал расхаживать по комнате, рассказывая о событиях недавнего прошлого, все еще сильно волновавших его.
      – Помню, рассердился я страшно. Что же вы делаете, дурни этакие? Вам дается шанс живыми остаться, увидеть мир без войны, а вы стреляете и головой своей рискуете. Да вы же, говорю, материал мне для газеты портите! Что я своему редактору принесу?..
      Дело шло к вечеру, и в комнате стало темно. Пришлось зажечь свет. Капитан постоял у окна, глядя в палисадник, где блестела сирень, облитая теплым электрическим светом.
      – Выбить немцев было нетрудно, через лес можно было пустить танк и взвод автоматчиков.
      В общем, когда распределили, кому с чего начинать, я вдруг представил мертвых немецких мальчишек на лесной поляне, и стало как-то не по себе. Война кончается, а тут опять кровь! От досады не вытерпел я и обращаюсь к бойцам: «Ребята, я у вас человек, можно сказать, посторонний, мне собрать материал и уехать, да больно скучный получается сюжет. Ну, выкурим, как сусликов, ну, очистим лес – что же тут хитрого? Может, говорю, по-умному выкурить их можно?»
      На этом месте капитан вдруг замолчал, и сразу же в спальне послышался шум. Нетрудно было догадаться, что Саша взобрался на шкаф, ожидая дальнейшего развития событий, а события, как назло, не развивались. Взрослые молчали, занимаясь едой. Потом в спальне раздался грохот, на столе зазвенела посуда, но взрослые продолжали есть, не обращая внимания на приоткрытую дверь, в которую просунулся нос – живой, невыносимо страдающий нос.
      – Да впусти ты его, страдальца! – не выдержала Юлия.
      Но дверь уже сама открылась – и на пороге стоял зашкафный житель, весь в пыли, с паутиной в кудрявых волосах.
      – Это что за домовой? Откуда? – удивился капитан..– А ну-ка, мать, умой его…
      Юлия потащила Сашу в ванну, и там послышались возня и шум воды.
      – А как вы фрицев выкурили? – кричал из ванной Саша. – Из пушек бацнули?
      – Мойся, мойся, да мочалкой уши не забудь… Им бы такое чучело показать, они бы сразу лапы кверху!
      Вскоре отмытый до блеска, глазастый, ушастый, Саша сидел за столом, а капитан, пуская дым к потолку, рассказывал, как разведчики снарядили в лесок танкетку.
      – Да не простую, а с музыкой, – добавил он.
      – Так не бывает, – сказал Саша.
      – Ты знай себе слушай, а врать не мешай,– сказал капитан. – А дело было просто: приспособили патефон к громкоговорителю и запустили на весь лес немецкую песенку «Ах, майн либер Августин!». А из люка выставили балаганного шута вроде петрушки – в пестром кафтане, зеленых панталонах и в шляпе с пером. Он стал кричать на весь лес по-немецки, приглашая всех на угощение…
      Саша недоверчиво поднял брови.
      – На войне так не бывает, – сказал он.
      – Ну тебе, видно, лучше знать…
      – Если ты еще раз перебьешь, – сказала Юлия, – убирайся к себе за шкаф.
      Больше Саша не перебивал.
      – В общем, в лесу наступила тишь, – продолжал рассказ капитан, – даже птиц не было слышно. И вдруг – выстрел. Пуля попала в шута. Он свалился вниз, но тут же снова выпрыгнул и стал кричать по-немецки: «В кого стреляете, щенки? Меня все равно не убьете, а сами только головы потеряете!» А в лесу все помалкивают, никто к танкетке не бежит. Видно, крепко задумались: всерьез русские приглашают или выманивают, чтобы потом перебить? Ты бы что сделал на их месте?
      Капитан заглянул Саше в глаза, но тот промолчал.
      – Молчишь? Ну, тогда ешь свой пирог и слушай дальше…
      И рассказал, как все же нашелся храбрец, мальчишка в танкистском шлеме, выскочил из кустов, подбежал поближе, чтобы рассмотреть петрушку, а петрушка опустился в люк и тут же выбросил шоколадную плитку. И тогда из леса стали выскакивать другие юнцы и прыгать перед петрушкой, протягивая руки…
      Капитан развернул конфету и подвинул Саше, но Саша конфеты есть не стал. Он не дышал.
      – Когда кончилось угощение, парнишка, тот самый, что первым подскочил к танкетке, снял с себя шлем и скомандовал по-немецки: «А ну-ка, стройтесь, мальчики!» И тихо добавил по-русски: «Поиграли – и хватит». И тут все увидели, что это не парень, а девушка с черной косой. Это была сестричка из медсанбата, одна из самых отчаянных девушек, каких я встречал на войне…
      Капитан замолчал. Он протирал очки и щурился, что-то вспоминая.
      – Ну, а дальше? – спросил Саша, не веря, что это конец.
      – А дальше – большая точка. В плен их брать не стали, а распустили по домам – дети все-таки…
      Юлия встала, подошла к капитану и обняла его. И Саша, как это ни странно, стерпел такой произвол. Капитан схватил его за чуб и притянул к себе. Потом сграбастал их вместе и усадил на подоконник.
      – А не пойти ли погулять? – сказал он. – Всю войну мечтал: как приеду, пройдусь первым делом по переулкам, в подворотнях постою, облазаю знакомые чердаки. У меня там повсюду были наблюдательные посты…
      – Неплохо придумано! – засмеялась Юлия.– По чердакам лазать – не каждому в голову придет!
      – На чердак! – закричал Саша и подался вперед, чтобы прыгнуть в окно.
      Но капитан и жена перехватили Сашу. Он дрыгал ногами, но его внесли в спальню, где он недавно прятался за шкафом, и уложили в постель.
      – Идем, конечно, – сказала Юлия, раздевая его. – Но для этого надо, чтобы на чердаке чуть-чуть посветлело. Утром полезем туда!
      – Только утром?
      – Но это будет ровно через минуту. Вот заснешь – и сразу настанет утро.
      – Правда?
      – Честное солдатское! – сказал капитан, разглядывая приемного сына своего, бывшего Юсупку, названного Сашей в память о погибшем под Вязьмой сыне Александре.
      Капитан провел рукой по его глазам и тихо скомандовал:
      – Спать!
     
     
      Глава 11
      МАЛЬЧИК С ФОТОГРАФИИ
     
      Последние дни Марк почти не отходил от штурвала. Он снимал катер с якоря ни свет ни заря, сократил стоянки, отменил научные экскурсии.
      – Сидите и разбирайте то, что собрали, – ворчал он. – Бездельники!
      Несколько раз, оставляя за рулем вместо себя Ивана, Марк спускался к капитану, они обсуждали что-то и печатали на машинке какие-то листы, но что это и для чего, «пескари» не знали. И не могли догадаться. И если кто-нибудь заглядывал в каюту, Марк прогонял его. Он явно что-то затевал.
      А вообще-то капитан не вмешивался в ребячью жизнь. И почему Марк так торопился, его не интересовало. Увлеченный работой, он не замечал ни проходивших мимо многоэтажных кораблей, похожих на здания пансионатов, ни пансионатов, похожих на корабли, ни серебристых танкеров, длинных, как гигантские сигары, ни целых заводов на плаву, задевавших кранами облака. Ничего не замечал он на широкой, разлившейся, как море, реке.
      Однажды ребята увидели на берегу человека, махавшего белым платком. Марк дал долгий гудок и подвалил к причалу.
      – Можно увидеть капитана Милованова?
      Это было странно: человек, которого ребята видели впервые, знал про капитана и про то, что должен встретить его именно здесь.
      – Капитан, вас вызывают!
      Пока капитан, кряхтя и зевая, поднимался наверх, незнакомец спрятался в кустах. На палубе капитан огляделся, ничего не понимая. Кто отрывает его от дела? Кому он здесь нужен? Он уже решил, что это какая-то ошибка, и повернулся, чтобы спуститься вниз, но в это время незнакомец показался из кустов.
      Капитан снял очки, протер их и всмотрелся. Усы его дрогнули, а глаза вспыхнули озорным огнем. Он спустился на берег и пошел к незнакомцу, на ходу зачем-то подтягивая рукава. Незнакомец тоже подтянул рукава. Ребята посыпались с катера, как горох.
      И тогда в полной тишине взрослые стали сходиться. Они встретились в центре лужайки и сбросили очки на траву. Затем коротко обнялись, оттолкнулись, как петухи, и, растопырив руки, стали медленно кружиться.
      Ребята обступили борцов.
      – Начинаем спортивную передачу, – объявил Марк и присел на корточки, чтобы удобнее было следить за схваткой. – На ковре чемпион «пескарей» капитан Милованов и… – Марк критически оглядел незнакомца, – молодой, пока никому неизвестный борец, подающий большие надежды…
      Борцы отнеслись к делу серьезно, не собираясь уступать друг другу. Незнакомец попытался с ходу сбить капитана, сделал подсечку, но капитан устоял. Попытка свалить со спины тоже ничего не дала – капитан был устойчив, как дуб.
      – Итак, разведка кончилась, – сказал Марк с видом человека, понимающего толк в борьбе, – сейчас начинается серьезная схватка. Обратите внимание на чемпиона «пескарей»! Он действует пока лишь одной рукой, другую держит в резерве…
      В этот момент незнакомец извернулся как ящерица, обхватил капитана под колени и опрокинул его на траву.
      – Гол! – закричали ребята.
      – Да, финал неожиданный, – печально сказал Марк. – Кто бы мог подумать, что не пройдет и раунда…
      Капитан жестко усмехнулся, слушая детские речи. Он повернулся на бок, крякнул и заклинил голову противника ногами.
      – Элементарная ловушка, – объяснил Рубик, будто предвидел такой оборот, и кинулся с сачком за бабочкой – борцы его перестали интересовать.
      – Вам, товарищ, лучше сдаться, – сказал Диоген, громче всех кричавший «гол».
      – Старик, – прохрипел незнакомец, – я предлагаю ничью…
      Это заявление вызвало смех. Даже Мурзай понял, что это конец, и громким лаем присоединился к всеобщему веселью.
      Иван подал борцам очки. Взрослые тяжело дышали. Мальчики разглядывали незнакомца. Он был ушаст, слегка пучеглаз, отнюдь не молод, хотя волосы с проседью были пострижены по-молодежному челочкой. Все в нем было знакомо, но где и когда он встречался с ребятами, никто вспомнить не мог.
      – Если бы не эти братья, – тяжело отдувался незнакомец, вытирая платочком лицо, – которые… э… так горячо… болели за тебя… то еще неизвестно, кто кого…
      – Слыхали! – сказал капитан, заботливо стряхивая с незнакомца пыль. – Спортом надо заниматься и поменьше пить…
      – Я – пью?! Кроме сухого, давно уже в рот ничего не беру.
      – Ну, а как твой теннис? Ты когда-то неплохо играл…
      – Какой там теннис при моей работе!
      – Ну, а плавание? У тебя был второй разряд…
      – Не сыпь мне соль на старые раны! Плавание при моей загрузке! Вы не знаете, чего он от меня хочет?
      Капитан между тем обошел незнакомца, внимательно разглядывая его по частям.
      – Согнулся, запаршивел… А ну-ка покажи макушку! Так и есть – лысина.
      Незнакомец смущенно поглаживал волосы, уши его, большие, с хорошо развернутыми раковинами, были красны, как кумач. Мальчики смотрели на незнакомца, все более удивляясь его появлению. Кто он все же такой? Как очутился здесь, на реке? Откуда узнал про них? Может, бывший воспитанник капитана? Один только Марк был спокоен, но он вообще мало чему удивлялся – это был его принцип.
      – Знакомьтесь, мальчики, это Александр Милованов – мой сын, и за него мне очень стыдно…
      – Отец, ты конфузишь меня, – сказал Александр, поглядывая на часы. – Но не будем терять драгоценное время, мне надо вас кое-куда отвезти…
      – А куда, если не секрет? – спросил капитан.
      – Бывают, понимаешь, дни, когда можно не задавать таких вопросов, – загадочно сказал Александр. – Надо же когда-нибудь и отдохнуть…
      – И это очень верно, – подхватил Марк. – Ребятам тоже надо немного встряхнуться. Работаем без выходных, можно сказать. У меня просто глаза болят – все вода и вода! И потом… – Марк отозвал капитана в сторону и стал ему на ухо что-то шептать.
      Капитан поднял брови и покосился на ребят.
      – Не рановато ли? Может, подождать?
      – А стоит ли ждать, раз все готово? Взять да и сделать им неожиданно маленький праздник…
      – Ну что ж, захвати, пожалуй…
      Какой «праздник», что «готово», никто ничего не понял, тем более что Марк тут же набросился на Рубика:
      – Оставь, пожалуйста, бабочку в покое! Это прямо какой-то истязатель, а не ребенок: как увидит стрекозу или бабочку, так сам не свой, обязательно надо поймать и усыпить. Он скоро природу превратит в голую пустыню…
      Рубик хотел было затеять с Марком научный спор о том, что значит охранять природу и какое значение имеют для науки бабочки и стрекозы, но Марку было не до диспута – он очень торопился.
      – Вы немного подождите меня, пока я отведу Мурзая и привяжу его покрепче, чтобы никуда не сбежал. Я мигом!
      С катера Марк вернулся с большой кожаной сумкой, неизвестно чем набитой, и едва протиснулся в новенькую «Волгу», в которой уже сидела команда. Машина тут же тронулась, и Александр, сидевший за рулем, стал рассказывать о какой-то машиноиспытательной станции, куда он якобы приехал по делам и случайно от кого-то узнал, будто кто-то видел «Веселых пескарей» на реке, и вот он решил проверить и – надо же случиться такой удаче! – действительно встретился с ними.
      – Все же объясни нам, куда ты нас везешь,– сказал капитан, но Александр сделал вид, что не расслышал, и продолжал рассказывать о МИС, как он нежно называл станцию, все больше увлекаясь рассказом.
      Вначале ребята, правда, не столько слушали его, сколько следили за тем, как он ведет машину. Они боялись, как бы он не врезался в дерево или не опрокинул всех в канаву, но их опасения не оправдались: Александр вел машину легко и красиво, несмотря на очки, которые подпрыгивали на носу, и на оживленную жестикуляцию, словно он сидел не за рулем, а в веселой компании за столом. Он рассказывал о сельскохозяйственных машинах, которые доставляются на станцию с разных заводов страны, испытываются при таких нагрузках, что часто не выдерживают и выходят из строя. Говорил он, пересыпая речь всякими техническими словами, но все равно слушать было интересно, – глаза его блестели, голос прерывался, будто он рассказывал не про станцию, а про охоту на тигров или слонов.
      Но вот показалось поле, до горизонта заставленное машинами, выкрашенными в яркие цвета и похожими на разных тропических птиц – фламинго, павлинов и попугаев.
      – Прямо как в цветном кино, – сказал Марк, желая сделать приятное сыну капитана.
      – Кино? – Александр с благодарностью посмотрел на Марка, словно тот подсказал ему что-то очень важное. – Между прочим, кино здесь тоже есть. Отец, ты не возражаешь, если я отниму у вас несколько минут?
      – Давай, давай! – разрешил капитан, вытащил блокнот, разложил на коленях и начал делать в нем закорючки.
      Он вообще не умел сидеть без дела. Тряская машина, катер, кресло в самолете или дребезжащий столик у вагонного окна были для него таким же рабочим местом, как и просторный письменный стол в кабинете. Он весь погрузился в свой блокнот, словно в погреб, куда не доносились никакие звуки. Между тем в машине начинался интересный разговор.
      – Разве без кино в нашем деле проживешь? – сказал Александр, с воодушевлением оглядываясь на ребят. – Но вы, конечно, можете спросить меня совершенно законно: а какая, собственно, связь между машинами и кино? Но в таком случае позвольте встречный вопрос: а как, каким же все-таки образом проверяли опытные образцы лет десять-двадцать назад?
      – Рубик, ответь, пожалуйста, – сказал Марк. – Извините, он у нас самый умный, знает даже про микробов и получает за это леденцы…
      Рубик в это время подсчитывал общее количество машин в поле и не слышал разговора о кино, а может быть, и слышал, но не считал вопрос достаточно интересным, чтобы отвечать на него.
      – Так все-таки как же? – переспросил Александр, обращая вопрос не к кому-то лично, теперь это было ясно всем, а в воздух, чтобы самому и ответить на него. – А вот как, братья мои: десять-двадцать лет назад у стенда собирались конструкторы, инженеры и наладчики и смотрели за работой образцов в натуре. Хорошо это или плохо? А если надо провести испытание в полевых условиях, как тогда? Что тогда, я вас спрашиваю?
      – Тогда, конечно, хуже, – догадался Марк.
      – Он прав, бесконечно прав! – закричал Александр. – Что может быть хуже, когда люди бегут гуськом, стараясь не отстать от машины и на ходу наблюдая за работой узла? А потом, измученные, собираются в конструкторском бюро и начинают спорить. Каждый доказывает, что он прав, а другой неправ, потому что один увидел так, а другой этак. Что ж тут удивительного? Расхождения неизбежны, человек не машина. Может быть, я чуточку утрирую для наглядности, но суть вам ясна? Вы теперь понимаете, как неудобно проверять работу узлов, бегая за машиной с высунутым языком?
      Солнце в это время ослепило глаза, и поле с машинами потонуло в его рассеянном свете. Александр опустил щиток и замолчал. Дорога повернула, и солнце очутилось теперь за спиной, а это значит, можно продолжать рассказ и спокойно смотреть на машины, отливавшие всеми цветами радуги, так что казалось, будто по полю стройными рядами бегут павлины, страусы, фламинго и какаду, сверкая на солнце оперением.
      – Да, так к чему я это все рассказываю? – продолжал Александр, поправляя щиток. – А к тому, чтобы вам понятно было: в наше время испытательная станция без кино, извините меня, – пережиток. В наше время вас приглашают в зал, высадитесь в кресло и следите за демонстрацией испытаний как машин в целом, так и отдельных узлов. В поле и на заводе. За уборкой и за вспашкой. Ни за кем не надо гнаться. Сиди себе, покуривай и наблюдай, какая скорость, какой режим, какие нагрузки и так далее. Теперь, пожалуйста, высказывайтесь! Кто не согласен? Ты не согласен?
      – Я? – удивился Марк.
      – Да! Ты не согласен?
      – Положим, не согласен. Что мне за это будет?
      – Тогда – стоп! Наш уважаемый коллега считает, что все неправы, он один только прав. У всех куриная слепота, а у него зрение как у орла. Остановите фильм, пожалуйста! А теперь крутите медленной скоростью! Минуточку, минуточку! Посмотрим еще раз внимательно. Вы все еще будете настаивать на своем, коллега?
      – Теперь совсем другое дело, – сдался Марк.
      – То-то!
      Все смеялись. Только капитан не смеялся, поглощенный работой. И не смеялся Рубик, который к этому времени закончил примерный обсчет машин, заполнивших поле. Он пошевелил губами и поднял руку.
      – Пожалуйста, коллега! А ты с чем не согласен?
      – На вашем поле сто двадцать четыре комбайна, двести семнадцать тракторов, тридцать восемь культиваторов, двадцать пять сеялок, четырнадцать люпиноуборочных машин, девятнадцать сушилок и тридцать три веялки, так вот…
      Рубик набрал воздуху, чтобы продолжить фразу, но Александр от изумления выпустил руль, и непонятно было, как «Волга» шла без всякого управления, не съезжая с дороги.
      – Отец, куда я попал, можешь мне объяснить? Ах, извини, ты что-то еще хотел сказать?
      – Я хотел спросить: неужели столько машин будет сломано во время испытаний?
      – Замечательный вопрос! Как тебя зовут? Рубик? Значит, Рубен? У меня есть хороший друг в Ереване – Рубен Мирзоянц…
      Размахивая руками, Александр поворачивался к ребятам лицом и частенько забывал о руле, который вертелся вполне самостоятельно, разумно выбирая дорогу, словно только для того, чтобы оратор мог свободно размахивать руками. И это было похоже на цирковой трюк, когда на велосипеде едут задом наперед, или стоя ногами на седле, или как-нибудь еще, и ребята только диву давались, как это Александр спиною чувствует дорогу и ни разу не опрокинул машину в кювет.
      – А теперь скажите, братья, где вы еще найдете такую страну, где было бы столько рельефов? Скажите: долины у нас есть?
      Диоген, давно уже преданно смотревший на Александра, радуясь, что судьба подбросила им такого выдающегося брата, устал от молчания.
      – Есть! – сказал он.
      – Ну конечно же, есть, дорогой мой! – обрадовался Александр. – Тебя зовут… Саша? И еще Диоген? И еще Охапкин? Постой, постой, не слишком ли много имен? Ну, Саша – это я понимаю, я тоже – Саша, ну а Диоген? Впрочем, не будем отвлекаться, я задам тебе еще один вопрос: как ты думаешь, а для долин нужны специальные машины?
      – Нужны, – не задумываясь, сказал Диоген.
      – Молодец! Вот теперь я вижу, что ты настоящий Диоген! Диоген, Диоген… Это, если не ошибаюсь, древний грек, философ, который жил в бочке?
      – Он самый! – согласился Саша Охапкин.
      – Так вот, не будем отвлекаться, Саша Диоген – Охапкин, ты немножечко теперь отдохни и дай отличиться другим. Теперь я хотел спросить… Тебя как зовут? Даня? Очень приятно, а я Александр. Сколько у меня теперь братьев, всех надо запомнить, никого не перепутать. Ну так вот, Даня, ты мне скажи: а горы у нас есть?
      – Есть, – выскочил Диоген, опередив Даньку, и Александр посмотрел на своего тезку с укоризной.
      – Вы оба молодцы, – сказал он и перевел глаза на Ивана. – А овраги, лесные пустоши, пригодные для обработки, есть у нас?
      Иван усмехнулся и махнул рукой – вопрос показался ему несерьезным. Но Диоген и тут не сплоховал. Он впервые в жизни чувствовал :ебя отличником.
      – Все есть, все!
      – Ты молодец, и я говорил тебе это. Но почему ты не дашь слова сказать другим? Ну так вот, друзья мои, машин нашей стране надо в десять… да что я говорю… в двадцать раз больше того, что мы имеем на сегодняшний день. А что это значит? Это значит, что машины, которые вы видите сейчас перед собой и многие из которых выйдут из строя от предельных нагрузок, всего лишь жалкая капля в океане техники, которая есть у нас. И которая будет. Так что не надо жалеть! Нужно радоваться, что здесь гробится столько техники! Что это значит? А это значит, что зато на полях машины будут крепкие, как боевые танки… Отец, я кончил. Как говорили древние: диксит – я сказал. Спасибо за внимание. Теперь я немножко отдохну, а ты им растолкуй, что такое техническая революция.
      – Постой, мы разве еще не приехали? – спросил капитан, отрываясь от блокнота.
      – Нет еще, – ответил Марк вместо Александра.
      Капитан подозрительно глянул на Марка, но ничего не сказал и поставил в блокноте точку. Александра трудно было узнать: глаза его погасли, уши, нос и детские губы выражали усталость. Какое-то время он молчал, и все подумали, что с ним что-то случилось.
      – Что с тобой? – спросил капитан.
      – А, не спрашивай! Ты думаешь, наверно: какой трепач, расхвастался, как будто не работа у него, а сплошной праздник. А у меня, поверь, нелегкая жизнь. Иной раз бьешься над узлом месяцами, морочишь голову себе и другим. И вот после бессонных ночей, после встреч, совещаний и согласований я добиваюсь внедрения новинки. Ура! Все поздравляют, все довольны… А что дальше? А дальше вот что: случайно заглядываешь в немецкий или английский журнал – и волосы дыбом: караул! Оказывается, этот узел давно уже изобретен! Голова после этого кругом идет!
      Машина вильнула и подпрыгнула. Очки у Александра упали, но он успел одной рукой схватиться за руль, а другой поймать очки на лету. Водворив все на свои места, он беспомощно и горько вздохнул.
      Мальчики смотрели на Александра и жалели. Кого же все-таки он напоминал им? Где они его видели? У кого еще такие обиженные, чуть навыкате, глаза, такие беспомощные уши?
      И вдруг Данька вспомнил. Он толкнул Диогена и посмотрел ему в глаза, и тот сразу вспомнил. Оба они посмотрели на Рубика, и Рубик тоже вспомнил. Тогда все они вместе посмотрели на Марка, но Марк не удивился. Тогда Данька, Диоген и Рубик уставились на Ивана, а Иван долго не мог понять, отчего на него так странно глядят. Но «пескари» так упорно смотрели на него, что наконец и он поднял глаза на Александра и тоже вспомнил.
      Ведь Александр – тот самый лопоухий мальчишка на фотографии, которая висела в капитанской каюте. Те же глаза, чуть навыкате, те же беспомощные уши, те же толстые губы. Да, да, тот самый мальчишка, которого капитан подобрал когда-то на дорогах войны и усыновил. И вот он сейчас перед ними, будто сошел с фотографии, будто выгнали его оттуда за какую-то проказу, и он вздыхает, постаревший мальчик, и о чем-то грустит. О чем он грустит?
     
     
      Глава 12
      ЮБИЛЕЙНАЯ
     
      У здания местной школы, куда подъехала «Волга», «пескари» замешкались. Над входом висел плакат:
      ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, ВЕСЁЛЫЕ ПЕСКАРИ!
      Капитан прочитал приветствие раз, другой, потом посмотрел на Александра.
      – Это как понимать?
      – Отец, пожалуйста, не волнуйся!
      – С чего ты взял, что я волнуюсь?
      – Прошу тебя, будь молодцом!
      – Надо держаться, капитан! – сказал Марк и стал вытаскивать из сумки киноаппарат, на который раньше никто не обратил внимания.
      – Час от часу не легче, – вздохнул капитан, окончательно сбитый с толку.
      «Пескари» вошли в школу и остановились в замешательстве. Вдоль стены, соблюдая равнение, замерла шеренга моряков. Впрочем, не совсем моряков – все были в бескозырках, но одеты по-разному. На фланге, встопорщив усы, стоял плечистый богатырь в щегольском светло-кофейном костюме, с серебристой боцманской дудкой на груди. Он сверкнул жгучими черными глазами в сторону капитана, прижал дудку к усам, издал нежный переливчатый звук, хлопнул каблуком лакированного штиблета и подмигнул стройному майору, которого «пескари» сразу же узнали, – это была Варвара Петровна.
      Установилась тишина, такая тишина, что слышно было, как бежит электричество по проводам, булькает вода в водопроводе, чирикают воробьи за окном и раздаются другие мелкие звуки, которых люди обычно не слышат. И в этой тишине разнеслась громкая команда Варвары Петровны:
      – Сми-и-и-и-ирно!
      Четким шагом она подошла к капитану и вскинула руку к виску.
      – Товарищ капитан! Сводная команда… ваших старых друзей, однополчан, воспитанников, учеников… ну, в общем, и так далее и тому подобное… для торжественной встречи готова!
      – Ясно, – сказал капитан, оглянувшись на Марка, который навел на него киноаппарат, как пистолет. – Хотя, собственно, ничего не ясно. Какая торжественная встреча? По какому случаю?
      – Как? Не знаете, какая сегодня дата?
      – Какая же, если не тайна?
      – Так вы забыли, что сегодня вам исполнилось…
      – Как?! Мне?! Какое сегодня число?
      Капитан огляделся, чтобы на что-то присесть, но в это время, улыбаясь, к нему подошла седая худенькая женщина и обняла его. Это была его жена Юлия Ивановна. Он уткнулся ей в плечо, а она гладила и ласково похлопывала его по затылку.
      – Как же так получилось?
      – Ну разве ты в первый раз забываешь о своем дне рождения?
      – Да, но зачем весь этот парад?
      – Тут уж я не виновата, поверь. Но ты не порть нам праздника, раз уж так получилось…
      Вот когда раскрылась тайна гонки «Веселых пескарей»! Вот куда и зачем торопился Марк, действовавший по уговору с майором Охапкиной.
      Капитан, красный и растрепанный, качаясь, как боксер после нокдауна, пошел вперед, а возле него суетился Марк, треща киноаппаратом. Он бесцеремонно заскакивал то с одной стороны, то с другой, снимая разные сценки: как капитан машет на него рукой, как он вытирает шею платком, как растерянно топчется перед строем, как тетя Варя подводит его к усатому богатырю с глазами, сверкающими как угли.
      – Не узнаете? – спросила она.
      Капитан растерянно топтался перед богатырем.
      – Что-то у меня с головой нынче от жары… Какую погоду обещали на сегодня, а?
      – Насчет погоды не беспокойтесь, – сказала Варвара Петровна, – с институтом прогнозов есть договоренность. Так кто же перед вами, капитан?
      – Личность знакомая, но где же мы встречались? Я живу в Сорокоустинском переулке, дом тринадцать, на тринадцатом этаже, так вы, случайно, не из одного со мною подъезда?
      На лице усача кочевала улыбка – то попадала в глаза, то перескакивала на губы, то дрожала на подбородке, а то прыгала на кадыке, будто усача щекотали, а он изо всех сил сдерживался, чтобы не разорваться на мелкие осколки.
      – Ба, да это же Автандил!
      Данька и Диоген сразу узнали своего учителя. И не очень удивились, увидев его здесь. Ведь капитана знали все на свете. И знал его, конечно, Автандил. Мальчики слегка сдрейфили, будто не выучили урока, а он их может вызвать к доске. Но Автандил Степанович даже не заметил их. Он так громко расхохотался от радости, что задрожали стекла и закачалась лампа на потолке.
      – Ах, боже мой, так ведь и стены рухнуть могут, – сказала тетя Варя, затыкая уши, и Автандил Степанович тут же сконфуженно умолк и спрятался за женщину, до этого незаметно стоявшую сзади него. И это была Данькина мама!
      Увидев ее, Данька страшно испугался. Он испугался, что она сейчас выскочит из строя и начнет при всех целовать его. И тогда он решил тут же загипнотизировать ее – внушить ей мысль, что это не он, Данька, а какой-то неизвестный мальчик. Но тут же понял, что маме, как и всем, теперь не до него, и во все глаза уставился на крупного седого кавказца в бекеше с газырями, в галифе и мягких сапожках.
      Капитан смерил кавказца прищуренным взглядом с головы до ног, потом нажал большим пальцем в бок. Но кавказец и бровью не шевельнул. Тогда капитан чуть подвернул рукав на кителе и ударил кавказца в плечо. Кавказец крякнул, покачнулся, но устоял. Капитан ударил его в другое плечо. Кавказец качнулся в другую сторону, но устоял и на этот раз. Тогда капитан, нарушая строй, обнял кавказца ниже пояса и оторвал его от земли. Но кавказец и на этот раз не шелохнулся, словно это был гранитный памятник. Он даже и на весу держал ноги сомкнутыми, а грудь расправленной, как на параде.
      Капитан поставил его на пол и поправил на нем бескозырку.
      – А ты, Сандро, как сюда попал?
      – Э, не спрашивай, комиссар! Чтобы такое важное событие не дошло до кавказских гор?! Плохо ты знаешь Гогелашвили, если думаешь, что такое событие могло пройти мимо него!
      Кавказец перемигнулся с Александром, потом приветственно помахал рукой Рубику, желая всем показать, что узнал его, несмотря на то что Рубик потолстел и не был похож на того Рубика, которого он знал когда-то в Пицунде. И только после этого Сандро Гогелашвили увидел у самых своих ног Марка, лежавшего на спине с нацеленным на него киноаппаратом.
      – Вай, он не убьет меня из своей пушки? Послушай, комиссар, когда мы с тобой воевали на Кавказе, нам как раз не хватало такой пушки! Было бы сейчас что показать, а им посмотреть! А помнишь…
      – Это все очень интересно, – сказала тетя Варя. – Но вечер воспоминаний будет потом!
      Тетя Варя подвела капитана к плотному человеку с круглым лицом и тонкими усами, спадающими вниз как две запятые.
      Капитан пожал плечами: он не мог узнать, кто перед ним. Он беспомощно огляделся, ища поддержки у бывших своих воспитанников и старых друзей, но те с безжалостным добродушием следили за капитаном и не торопились на помощь. Юлия Ивановна отвернулась, чтобы не видеть его стра даний.
      – Ну и жарко же нынче! – пожаловался капитан.
      – Жарко тебе? А в пустыне тебе не было жарко? Жарко ему здесь!
      – Подожди, подожди, дай подумать! – Капитан снял очки и стал рассматривать лицо толстяка. – Н-да, совсем дела мои плохи… Звать-то тебя как?
      – Так что Султанов будем…
      – Султанов… Султанов… Нет, не припоминаю. Простите меня, голубчик, виноват, не узнаю.
      Капитан разволновался: он страдал от своей беспомощности и не знал, куда деваться от стыда. Толстяк же молодцевато расправил усы и ударил – крепко! – ударил себя кулаком по голове. Да так, что слетела бескозырка с лысой головы.
      – Кто же тогда спас этот котел от басмачей?
      За толстыми стеклами очков глааа капитана расплылись и помутнели.
      – Стало быть, вот эту самую голову басмачи хотели снести?
      – Как видишь! А ты меня не признаешь!
      – Прости великодушно! Какие же мы старые стали с тобой…
      – Зачем старые? Я еще молодой! И ты еще о-го-го!
      Капитан всматривался в толстого лысого башлыка – председателя колхоза – и никак не мог представить, что тот был когда-то крохотным, глазастым малышом. Ведь это было в незапамятные времена, когда пустыни бороздили первые советские автомобили, а по кишлакам и аулам рыскали банды басмачей. Как время бежит!. Прошлое словно бы отделилось от них и жило самостоятельной жизнью, как прекрасная старая сказка, вызывая удивление и печаль, потому что вернуться в прошлое было невозможно.
      – Насмотрелись друг на друга? – улыбнулась Варвара Петровна. – Теперь дальше пойдем, а то, чего доброго, и до вечера не кончим.
      Капитан останавливался перед бывшими детьми, ворчал, жаловался на склероз, упрекал их в том, что они забыли его, хотя и знал, что это неправда, что все помнили и любили его.
      Когда обход был закончен, распахнулась дверь в столовую – оттуда неслись вкусные запахи. Диоген схватил Даньку за руку и ринулся вперед.
      – Это что за беспорядок! – остановила их тетя Варя. – А ну-ка встаньте в строй. А теперь слушай мою команду: налево! За мной шагом марш!
      Марк стоял у входа и трещал киноаппаратом, потом вскочил на подоконник, чтобы схватить общий масштаб движения. Он не жалел себя и старался изо всех сил, чтобы сохранить для потомства торжественное зрелище, устроенное в честь капитана.
      В столовой висела большущая – во всю стену – картина: веселые человечки, взявшись за руки, ведут хоровод вокруг великана в капитанской фуражке, а из трубки, которую он курит, дым выходит витиеватой надписью:
      Нашему капитану – семьдесят!
      Да здравствует капитан!
      – Ну и ну! – сказал капитан, которого вместе с женой усадили во главе стола, уставленного салатами, сырами, колбасами, пирожками, разными бутылками, предназначенными как для детей, так и для взрослых, а также сладкими вещами, которые не снились даже Диогену.
      Когда все расселись, Варвара Петровна объявила, что снимает с себя полномочия и передает их Автандилу Степановичу. Автандил Степанович встал, посвистел в боцманскую дудку, призывая к тишине.
      – Дорогие друзья! – сказал он. – Прежде чем открыть юбилейную сессию, я хотел спросить вас: что заставило всех присутствующих, взрослых и детей, мужчин, а также наших прекрасных женщин, что заставило всех нас бросить свои важные и ответственные дела и приехать сюда со всех концов страны? Как объяснить, что все мы – молодые, среднего возраста и даже седые – чувствуем себя как бы членами одной дружной семьи?..
      Автандил Степанович говорил долго, красиво и с большим подъемом. Пересказать его замечательную речь, посвященную капитану, мы не сможем, потому что не осталось бы места для других замечательных речей, которые говорились после, но и эти речи мы тоже не сможем пересказать, потому что не останется места рассказать обо многом другом, что происходило потом.
      После первых речей взрослые, перебивая друг друга, стали вспоминать о разных проделках, которых было немало в их прошлой жизни. То тут, то там раздавались взрывы смеха. Кто-то вспомнил о том, как тетя Варя, в те годы просто Варька, чтобы доказать, что она не хуже мальчишек, прыгнула с балкона на четырех зонтах. В другом конце стола стали вспоминать, как двое мальчишек решили бежать на Амазонку к индейцам, но были пойманы в лесу под Малаховкой. Автандил Степанович рассказал, как в детстве, похваставшись ребятам, что он фокусник, взял и проглотил чайную ложку. И еще разные вспоминались истории, которые кончались тем, что прыгуны, беглецы, озорники попадали в конце концов к капитану, который учил их читать карту, ходить по компасу и всяким иным корабельным наукам, а летом брал их в походы и научные экспедиции.
      Тут все стали. вспоминать, где бывали, кого встречали, что видели и что узнали, и за столом пошел полный разброд.
      А когда взрослые, наговорившись, немного устали, Автандил Степанович вспомнил о детях.
      – Что же мы, друзья, сами говорим, говорим, а о «пескарях» даже не вспомним? Попросим же рассказать их о своей замечательной экспедиции, что они успели сделать для науки и что собираются делать в дальнейшем. Итак, слово…
      Автандил Степанович обвел своими жгучими глазами одного за другим всех «пескарей», словно выискивая учеников, не выучивших урока. Знавшие о его способности находить и вызывать к доске именно тех, кто не выучил, Данька и Диоген стали смотреть в тарелки и делать вид, что не слышат, но их, к счастью, спас капитан.
      – Можно мне два слова? – спросил он.
      – Не два, а тысячу два! – закричал Автандил Степанович, и за столом сразу, же погасли разговоры.
      Капитан поднялся, седой, красивый и по-юношески крепкий для своих лет, обвел всех сидящих добродушными, пытливыми глазами, чуть задерживаясь на каждом, потом перевел взгляд на картину, изображавшую веселых человечков вокруг великана с трубкой в зубах, и сказал глуховатым голосом, стараясь скрыть волнение:
      – Не знаю, хорош ли повод для веселья, когда человеку семьдесят лет. Не знаю. Над этим надо крепко подумать. Но раз уж так получилось, что здесь собрались старые друзья и всем нам есть что вспомнить, то что же нам делать, как не порадоваться? Порадоваться, что все мы живы и здоровы. И я тоже рад, очень рад, друзья мои…
      Капитан протер платочком запотевшие стекла очков, взял себя в руки и усмехнулся.
      – Конечно, я тоже мог бы вспомнить кое-что о ваших подвигах, но поговорим лучше о нашей смене, то есть о присутствующих здесь «пескарях». Смотрите, как они скромно сидят, как вежливо слушают, каким вниманием светятся их глаза! А ведь они тоже– могли бы кое-что рассказать о своих замечательных делах, не говоря уже о выдающихся проделках…
      Взрослые стали разглядывать «пескарей», будто видели их впервые, а те заерзали на своих местах, стараясь вспомнить, какие же это замечательные дела и выдающиеся проделки имеет в виду капитан.
      – Прежде всего, позвольте доложить, – продолжал капитан, переводя глаза с одного «пескаря» на другого, – что даром время они не теряли. Это не в их правилах. Они трудились. В чем же состояли их труды? Ну, прежде всего они ели и пили, не жалея своих животов, и результат, как видите, налицо: недужных и хворых среди них мы не найдем. Далее, приходилось им немало бегать, купаться, загорать, веселиться и всячески развлекаться, а это тоже нелегкий труд, и об этом они тоже могли бы кое-что рассказать.
      Когда за столом перестали смеяться, капитан продолжал:
      – Мало этого! Кое-что успели они и на поприще наук. Например, им удалось собрать интереснейшую коллекцию исторических и археологических древностей. Сколько их там валялось на нашем пути, костей, черепков, предметов старинного обихода, орудий труда, а вот не поленились, мимо не прошли, отобрали самое ценное. Изучали «пескари» также насекомых, итиц и животных. Не оставили без внимания и растительный мир. Так что если собрать все большие и малые открытия, сделанные экипажем, то, несомненно, получится крупный вклад в целый ряд отечественных наук. Или я, быть может, преувеличиваю?
      – Ни в коем случае! – заявил Марк с другого конца стола.
      – Вот видите, Марк не даст мне соврать, он лично руководил экспедицией, и, насколько мне известно, хорошо руководил. Записи, которые я успел просмотреть, содержат важные наблюдения, о них, я надеюсь, будет подготовлен соответствующий отчет для географического общества, коллективным членом которого являются «Веселые пескари». Но об этом хватит. Если у кого-нибудь возникнут вопросы, прошу обращаться к непосредственному руководителю экспедиции… – Марк при этом встал и раскланялся. – А сейчас, пользуясь случаем, разрешите…
      В это время Марк достал из сумки красную папку и пустил ее по рукам. И тут же прицелился в нее киноаппаратом и трещал, как из пулемета, пока папка плыла на другой конец стола и не попала к капитану. Любопытство за столом достигло крайнего предела, когда капитан не торопясь достал из папки лист с отпечатанным текстом и голубым корабликом в правом углу.
      – Разрешите зачитать…
      – Рубен Манукянц, прошу встать и внимательно слушать! – сказал Марк, наставил на него киноаппарат и сделал короткую очередь, запечатлев навеки растерянный взгляд человека, не знающего, куда спрятаться от всеобщего внимания.
      – Настоящей грамотой, – начал торжественно капитан, – Рубену Манукянцу впредь разре шается – в любое время, везде и в любую погодузаниматься всеми науками, каковые покажутся ему интересными… В обязанность ему вменяется гулять на свежем воздухе не менее трех часов в день… Настоящую грамоту представить для ознакомления родителям Рубена и рекомендовать им относиться к научным занятиям сына с полным одобрением… Далее следует печать и соответствующие подписи…
      После дружных оваций и криков одобрения капитан вручил грамоту Ивану – самому сильному и скромному человеку среди «пескарей», который после окончания вечерней школы, если он того пожелает, может воспользоваться грамотой как рекомендацией в мореходное училище Одессы, Ленинграда, Мурманска или Владивостока.
      Грамоту Даньке Соколову капитан зачитывать не стал, а своими словами сказал, что в ней отмечаются достижения на поприще гуманитарных наук – каких, не уточнил, однако добавил, что в них еще надо усовершенствоваться и если достижения будут достаточно велики, то человечество в свое время о них непременно узнает…
      Данька спрятал грамоту за пазуху. Сердце его при этом так сильно билось, что он совершенно не расслышал, за что же аплодировали Марку, который раскланивался во все стороны, как знаменитый артист, хотя, согласно грамоте, он всего лишь оставался при капитане для дальнейшего прохождения курса навигационных наук.
      – А теперь за выдающиеся успехи в области кулинарного искусства, а также музыкальной эксцентрики грамота вручается Александру Охапкину…
      – Просим! Просим! – закричал Автандил Степанович, все захлопали и тоже закричали:
      – Просим! Просим!
      И тут соседи вытолкнули Диогена на маленькую сцену, он стал оглядываться, не зная, что делать, но встретился взглядом с Данькой, который уже успел прийти в себя и понял, что надо спасать друга и не допустить провала. «Успокойся! – скомандовал Данька, вонзая в Диогена телепатический взгляд. – Начинай!»
      И тогда по мановению волшебной палочки из кухни прилетели кастрюля, ведро, таз и кочерга. В клеенчатом фартуке и белоснежном колпаке, Диоген ловкими движениями поймал кухонные предметы, и сразу загремел веселый оркестр: запели флейты, забили бубны, закудахтал саксофон и залаял контрабас.
      Не дав публике опомниться, Диоген подбросил вверх кастрюлю. Еще одно движение – и вслед за кастрюлей взлетело ведро. Еще движение – и вверх устремился таз. Взмах – прыгнула кочерга.
      Под потолком завертелась-закружилась чехарда: кастрюля – ведро – таз – кочерга! Кастрюля – ведро – таз – кочерга!
      Диоген превзошел все ожидания. Он превзошел себя. Карусель рассыпалась, но и в неразберихе летающих предметов был свой железный порядок, потому что кастрюля упала не как-нибудь, а угодила на голову, как шляпа, а ведро грохнулось не на пол, а уселось верхом на кастрюлю, и только таз со звоном упал на пол, но и он покатился не просто так, а колесом. Диоген погнался за ним, бегал вокруг стола, будто невзначай толкая ногами, как мяч, пока не умчался вместе с тазом на кухню.
      Так все это было на самом деле или разыгралось в чьем-то воображении, не так уж важно. Но зрители были в восторге. Они хлопали, кричали «браво», никак не могли успокоиться, пока Автандил Степанович, вытирая салфеткой крупные капли пота со лба и усов, не объявил перерыв, чтобы женщины убрали со стола и приготовили чай.
      А мы на этом кончаем нашу повесть, предоставив читателям самим вообразить, какие еще речи говорились за праздничным столом, какие вкусные вещи подавались, и о чем шептались ребята, и кто выиграл карамельное пари, которое предложил Рубик, и многое-многое другое, что могло произойти в здании школы, куда привез «пескарей» Александр, действовавший по уговору с майором Охапкиной. Предоставим все это воображению читателей, а сами перейдем к эпилогу, но не к такому эпилогу, когда просто узнаешь о судьбе героев, кто кем стал, кто на ком женился и так далее, а к эпилогу в высшем смысле, который раскроет нам главный смысл нашей повести.
      Итак – эпилог.
     
     
      Глава 13
      ВОЛШЕБНАЯ ТРУБКА КАПИТАНА
     
      К вечеру круто изменилась погода. Еще с минуту назад ярко светило солнце, спокойно надвигались берега, мягко зеленели лесные дали, но вдруг солнце куда-то исчезло, над рекой заклубились лиловые тучи, зашумел влажный ветер и поднял волну. Пришлось спешно поставить на лужайке палатку и окопаться канавкой для стока воды.
      Однако не успели «пескари» разместить вещи и освоиться на новом месте, как небо грохнуло над ними и раскололось на тысячу осколков. Палатка ослепительно вспыхнула и словно поднялась над землей. Одна за другой с оглушительным треском разорвалось еще несколько молний. Палатка качалась в воздухе минуту. А может быть, десять минут. А может быть, час или два, потому что время исчезло. А когда вспышки погасли и стали удаляться по полям и лесам, палатка потемнела и опустилась на землю. Мурзай опомнился и тоскливо завыл, но вой заглох в порыве дождя. Своды брезента прогнулись под натиском ливня, вода клокотала, качая палатку, как лодку в бушующем море.
      Потом наступила настоящая ночь, и ребята попрятались в спальные мешки. Бульканье воды, громыханье грома то уносилось куда-то вдаль, то подступало к самой палатке. И не хотелось ни о чем говорить. До сих пор еще не улеглись волнения встречи, и все, что творилось вокруг, происходило будто во сне. Не верилось, что еще вчера был праздник в честь капитана. Может быть, все это действительно приснилось?
      Вслушиваясь в шелест ливня, Данька вздыхал и думал о том, что пройдет время – год, два, три, и постепенно все забудется, и люди ничего не узнают о капитане Милованове. И тогда он вспомнил про тайную тетрадку – надо написать в нее обо всем, чтобы оставить людям память. Однако тетрадку он забыл на катере и теперь не знал, что делать, потому что стихи уже роились в голове и просились наружу. Волнуясь, он стал их шептать, чтобы запомнить…
      Данька не знал, спал он в ту ночь или нет. Когда он открыл глаза, сквозь своды палатки сочился мглистый рассвет. С тихим стуком падали капли. Данька подумал, что теперь можно пойти за тетрадкой и, пока все еще спят, записать стихи.
      Он выбрался из палатки и ничего не узнал вокруг. Над вздувшимся телом реки клубился туман, с откосов стекали в воду мутные ручьи, в хлопьях грязной пены валялись водоросли, клочья сгнивших сетей и дохлая рыбешка.
      «Веселых пескарей» нигде не было. И не было колышка, к которому он был привязан.
      И тогда, задыхаясь от ужаса, Данька стал бегать вдоль берега. Он падал в грязные вымоины, промок до нитки, продрог, но катера так и не нашел.
      И тогда он подумал, что катер утонул во время ночной грозы. А вместе с ним погибла и заветная тетрадка. И не только тетрадка, но и рукописи капитана, в которых была вся его долгая и, прекрасная жизнь – встречи, путешествия, войны, в которых он участвовал. А это значит, что вместе с катером исчез целый мир, о котором теперь никто не узнает, потому что он существовал только на бумаге, не успев превратиться в книгу для всех.
      Надо было немедленно разбудить капитана.
      Данька кинулся к палатке. Но в палатке капитана не было. Куда же он пропал? А может быть, ночью капитан вышел на берег, увидел тонущий катер, хотел спасти его и тоже утонул?
      Над лесом вылез краешек озябшего солнца. Начинался день, но Данька все еще сидел у входа в палатку и не решался разбудить команду. Ему казалось : пока о несчастье знает только он один, все еще может измениться. Его колотил озноб…
      Так бы продолжалось неизвестно сколько, но внезапно в тумане открылся голубой проем, в него пробились солнечные лучи и осветили дальний залив, в котором покачивался катер…
      Капитан лежал на койке, положив ногу на ногу. Он курил трубку, пуская кольца. В воздухе уже качались два кольца, одно вплывало в другое, и теперь он следил не шевелясь, как новое кольцо догоняет нижнее, медленно втискиваясь в него. Он был очень увлечен своим занятием и не обратил внимания на Даньку. Данька был восхищен искусством капитана и готов был смотреть хоть целую вечность, как распускаются кольца, вползая друг в друга, но все же пора было напомнить о себе.
      – Здравствуйте, – сказал он.
      Капитан скосил на него глаза и опять уставился на новое кольцо, но теперь в воздухе что-то нарушилось – кольцо растянулось и стало распадаться на части.
      – Я хотел вас спросить, – сказал Данька, провожая глазами исковерканный дым, – а где был катер?
      Капитан не ждал столь раннего гостя и был смущен, что его застали за такой праздной забавой.
      – Гм… Катер… Где же ему быть? Висел на сосне.
      – А как он… туда?
      – Элементарно – волной занесло, – сказал капитан.
      – А… как вы его сняли?
      – Экое дело! – сказал капитан. – Надул спальные мешки дымом, приподнял катер над сосной, а потом веревочкой спустил на воду… А ты чего встал ни свет ни заря?
      Данька рассмеялся. И смеялся до тех пор, пока не закашлялся и вдруг не заплакал. То есть он еще не был уверен, что плачет, ему еще казалось, что он смеется, но из глаз текли слезы. И это, наверно, от радости, что все обошлось благополучно.
      Капитан вскочил с койки и подхватил его на руки.
      – Что с тобой, дружок? Не жар ли у тебя? Где ж ты, бедняга, так вымок? А ну-ка прими таблетку…
      Капитан снял с него мокрые джинсы и тельняшку, уложил на койке, растер жесткими ручищами грудь, запеленал простыней, как младенца, засунул в свой спальный мешок и дал еще выпить вонючего отвара из трав. И при этом ворчал, ругая себя старым шкворнем, балаболом и другими разными словами, и от этих слов, от таблетки, которая разошлась по телу, сознание Даньки поплыло и погрузилось в зыбкий сон…
      И тотчас Данька понял, что куда-то бежит. И не один, а с Надей. Взявшись за руки, они скакали по густой траве, но чем дальше, тем трава становилась выше и плотнее, пока не стала огромной, как лес. И Данька почувствовал – теперь надо взлететь. Он поглубже вдохнул в себя воздух, оттолкнулся от земли и полетел вместе с Надей вверх. И так, глубоко вдыхая, они поднимались все выше и выше, пока лес не стал как трава, а река как змейка.
      – Я великий Дан – хозяин неба и всех окружающих пространств! – торжественно сказал Данька и добавил тихо: – А ты кто такая?
      – А я твоя сестра, – сказала Надя. – Потому что мое имя и твое из одних и тех же букв: Даня и Надя.
      – Верно! – обрадовался Данька. – А теперь полетим еще выше!
      Чем выше они летели, тем становилось все холоднее. Надя стала дрожать, и Данька спрятал ее в боковой кармашек. Она легко уместилась там, потому что была крошечной, как воробышек. Но и на дне кармашка она не могла согреться и дрожала, пока не заснула.
      Данька оттопырил кармашек и увидел, что она побелела, на рыжих ресничках блестели снежинки. Тогда он достал свою тайную трубку, точно такую же, как у капитана, закурил ее и начал дышать теплым дымом в кармашек. И Надя стала оживать на глазах. Щеки покраснели, снежинки превратились в капельки. Ока открыла глаза и чихнула.
      – Ага, попался, курильщик несчастный! – закричала она. – Вот расскажу Автандилу Степановичу, он тебе задаст!
      Данька сделал вид, что зашвырнул трубку, а на самом деле спрятал ее за пояс. И тут кого-то заметил внизу.
      Ба, да это же Мурзай!
      Откуда ни возьмись, выскочил Марк. С киноаппаратом наперевес он преследовал Робинзона Мотылько-ва. Но Робинзон улепетывал от киноаппарата, как от огня, вилял в разные стороны и плевался, стараясь попасть в стеклянный глаз, потому что больше всего на свете боялся стать знаменитым – ведь если люди, посмотрев кинокартину, будут узнавать его на улице, тогда конец всем его штучкам, придется заняться честным трудом.
      – Мурзай, фас! – крикнул Данька и бросился наперерез, но Робинзон увильнул и, наверно, скрылся бы навсегда, если бы внезапно не врезался в молнию. Взрыв!
      Но что осталось от Робинзона, ребята рассмотреть не успели, потому что, отброшенные воздушной волной на тысячу километров, вдруг увидели Рубика. Он сидел за летающим столиком и рассматривал комара в микроскоп, а вокруг него бегали его мать и отец, опоясанные широкими ремнями с пробирками, и ловили сачками бабочек и стрекоз.
      – Привет! – крикнул Данька.
      Рубик оглянулся и никого не увидел, потому что Данька и Надя успели отлететь на тысячу километров и чуть было не врезались в верблюда, который на веревке тянул за собой автомобиль. В машине сидели Ваня, Керим Султанов и Александр.
      – Передайте, что скоро будем на месте! – радостно закричал Александр. – А это наш небесный вездеход! Проводим испытания!
      Они куда-то торопились, и Данька чувствовал, что надо тоже торопиться, но куда и зачем, он не знал. Он прибавил скорости, но вдруг Надя отпустила Даньки-ну руку.
      – Я хочу лететь сама, – сказала она. – Я теперь знаю, как летать!
      Надя бесстрашно развела руками, как крыльями, но тут же сбилась с курса, и Даньке пришлось подправлять ее то с одной стороны, то с другой.
      В последнее время Даньке приходилось часто летать, он имел большой опыт и хорошо знал седьмое, самое высокое небо. Но именно легкость полета создавала трудности для новичков, их то и дело заносило в сторону, как сейчас Надю. В конце концов, Даньке пришлось взять ее за руку, они прибавили скорость и оказались перед вертящейся облачной каруселью, на которой сидели все герои нашей повести, а рядом на отдельном облачке, как на сцене, стояли Стасик и Диоген. Стасик играл на гитаре, а Диоген хриплым голосом старого боцмана пел песню о капитане:
     
      Рыжекудрый и огромный, в драном
      Он предстал плаще, широколобой
      И кудлатой головой вращая.
      Рыжий пух, как ржавчина, пробился
      На щеках опухших, и под шляпой
      Чешуей глаза окоченели…
     
      В центре карусели, подняв жезл, стояла тетя Варя в белых перчатках, регулируя движение. Кольцо на глазах распадалось, но снизу появлялось новое кольцо, пассажиры поспешно пересаживались на него, после чего Диоген и Стасик снова начинали песню про капитана. Данька догадался, что облако приводится в движение песней. И тогда он вспомнил о грамоте, которая хранилась у него за пазухой. Он вынул ее, увидел голубой кораблик в правом уголке и смутился. Смутился, потому что Надя успела прочесть…
      – Так ты поэт, значит? – удивилась она. – И ты сочинил песню?
      Эх, как было бы здорово, если бы это было так! Но Данька не мог обманывать Надю.
      – Нет, – сказал он с сожалением. – Но я тоже придумаю песню про капитана. Только потом, когда научусь…
      И Надя сказала, что он напишет еще лучше. Данька же подумал, что написать лучше невозможно, но все же был рад, что Надя верит в него. Он спрятал грамоту с чувством веры и счастья: если Надя будет верить в него, он обязательно, обязательно станет хорошим поэтом!
      – А где же капитан? – спросила Надя.
      – Я знаю где! – сказал Данька. – Он внизу!
      Держась за руки, Данька и Надя стали спускаться вниз. Навстречу им плыли новые кольца – одно, второе, третье. Кольца становились все меньше и тоньше, а в самом низу находилась трубка, которую курил капитан. Он лежал в одних трусах на корме катера, положив ногу на ногу, и пускал в небо кольца дыма. Погода была безветренная, и ему удалось впервые в жизни выдуть семь дымных колец. Седьмое – самое большое – достигало верхнего неба, превращаясь в вертящуюся карусель.
      Капитан увидел Даньку и помахал рукой: дескать, все в порядке, скорее торопитесь наверх, где происходит самое интересное; и они с космической скоростью взмыли на седьмое небо, где у карусели суетился Марк с киноаппаратом, снимая массовые сцены для будущего фильма, который уже имел название:
      «ВОЛШЕБНАЯ ТРУБКА КАПИТАНА».
      Из афиши, огненными буквами сиявшей на облаке, можно было узнать, что фильм ставится по сценарию капитана Милованова, музыку пишет Александр Охапкин, а текст песен сочиняет поэт Даниил Соколов.
      Теперь Данька твердо знал, что это правда, а не сон. Если выйдет фильм, который смогут посмотреть все желающие, тогда и они убедятся, что это правда, а не сон. И в этом фильме можно будет увидеть капитана и всех его воспитанников. И через год, и через десять лет, и через сто. А что это значит? А это значит, что капитан и его воспитанники будут жить всегда. И вообще люди, которые попадают в повести, рассказы, песни и фильмы, никогда не умирают, потому что искусство – это память и бессмертие человечества.
      Данька вспомнил давний разговор о бессмертии, но только теперь смог бы ответить на вопрос капитана, потому что с некоторых пор почувствовал, что становится поэтом. О бессмертии он и думал, держа за руку Надю и торопясь к карусели, которую приводила в действие песня.
      Во время ночной грозы Данька сильно простудился, но капитанская таблетка уже оказывала целебное действие – тело стало легким, а голова словно бы открылась для серьезных и глубоких мыслей…

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru