На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Техническая книга Радиоспектакли Детская библиотека

Прозрачный слоник

Семён Семёнович Гарин

Прозрачный слоник

Илл.— А. Лурье

*** 1960 ***


PDF



Прислала Я. В. Кузнецова.
_______________

 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

      ОГЛАВЛЕНИЕ
     
      Как слоник попал в суп
      Добрые памятки
      Папа рассказывает
      Хлеб-соль со стола не сходит
      На станции соль
      Соль идёт!
      Посылка из Донбассаб


      КАК СЛОНИК ПОПАЛ В СУП
     
      Всё началось за обедом.
      — Ну и ну! — сказал папа, попробовав суп.
      Мама испугалась:
      — Что случилось?
      Она тоже попробовала суп и тоже поморщилась.
      — Какой ужас! — сказала мама.
      А маленькая Лиза, уткнувшись в тарелку, старательно черпала суп, но ко рту подносила пустую ложку. Крупные слёзы текли по щекам девочки и капали в тарелку.
      — Вот так штука, — сказал папа. — И без того суп пересолен, а она ещё добавляет слёзы. Так-так-так! — вдруг запел он. — А кто нашкодил?
      Лиза всхлипнула.
      — Я хотела... — сказала она. — Я только чуть-чуть, самую маленькую чуточку. А он взял и весь упал!
      — Ничего не пойму! — удивился папа. — Кто упал? Куда упал?
      — Слоник упал, маленький... Прямо в кастрюлю! — И слезы потекли так быстро, что пришлось убрать в сторону тарелку.
      — Слоник упал в кастрюльку? Вот интересно! — засмеялся папа. — Всякие едал супы, а из слона — впервые!
      — Ничего не вижу смешного, — сказала мама. — Испорчен обед.
      — Не беда, — успокоил папа. — Будем сыты. Надеюсь, наша стряпушка на второе не зажарила своего резинового крокодила?
      Он достал платок, вытер щеки дочери. Но щеки опять стали мокрые — девочка очень жалела слониху-маму и слона-папу. Ведь они остались без детеныша.
     
      ДОБРЫЕ ПАМЯТКИ
     
      Прозрачные слонята появились в доме совсем недавно, когда папа вернулся из очередной командировки. Обычно из каждой поездки папа привозил интересные вещи. Он называл их добрыми памятками.
      Вся полочка над папиным письменным столом заставлена чудесными вещами. Чего только там нет! И камни-самоцветы с Урала, и куски медной руды из Казахстана, и букет первой пшеницы с целины Алтая, и красивые стальные кубики из Сибири, и засушенный краб с Дальнего Востока. Страна наша очень богата, и каждый её уголок чем-нибудь да славится.
      Собираясь в Донбасс, папа сказал:
      — Привезу кусочек угля.
      Лиза удивилась:
      — Уголь? У нас во дворе целая гора!
      — Гора, да не та, — сказал папа. — Наш уголь бурый, добыт под Москвой. А донецкий уголёк чёрный, совсем не такой. Вот увидишь.
      Но вместо уголька папа привёз трёх прозрачных слоников.
      Лиза тотчас решила, что самый большой — слон-папа, поменьше — слониха-мама, а совсем маленький — их детёныш.
      — А почему они прозрачные? Они из стекла? — спросила девочка.
      — Нет, не из стекла, — улыбнулся папа.
      Лиза никак не могла отгадать, из чего сделаны слоники.
      Тогда папа сказал:
      — А ты попробуй.
      — Как попробовать?
      — Очень просто — лизни слоника, он чистый.
      Лиза нерешительно высунула кончик языка и осторожно лизнула хобот самого маленького слоника.
      — Ой! — крикнула девочка. — Солёный, как соль!
      — Верно, — сказал папа. — Это и есть соль. Самая настоящая, как в нашей солонке. Только в солонке соль мелкая, молотая, а слоник вырезан из куска каменной соли. Этих слоников сделал мой новый друг, Иван Тарасович, донецкий шахтёр. Ты только посмотри, какой он мастер: слоники будто живые!
      — Пала, расскажи про соль! — попросила Лиза. — Как её добывают.
      — Хорошо, — сказал папа, — как-нибудь расскажу.
      Через несколько дней мама ушла в магазин, а дочке поручила присмотреть за супом.
      Кастрюля стояла на маленьком огне и сердито отдувалась паром. Лиза подумала, что мама забыла посолить суп, и решила похозяйничать. Она сняла крышку с кастрюли и слегка — самую чуточку — окунула в суп маленького слоника. От пара слоник сразу стал мокрым и выскользнул из рук.
      А что случилось потом — вы уже знаете: прозрачные слоники остались без детеныша.
     
      ПАПА РАССКАЗЫВАЕТ
     
      Папа достал с полки большого слоника и спросил дочку:
      — Как ты думаешь, сколько лет могла пролежать под землей соль, из которой сделали этого слоника?
      — Десять, — ответила Лиза.
      — Нет, больше.
      — Шестнадцать?
      — Еще больше.
      — Сто? — спросила Лиза и на всякий случай добавила: — Или целую тыщу?
      Папа сказал:
      — Если ты научишься считать до целого миллиона, и то не сосчитаешь.
      — Сколько же? — спросила девочка.
      — Очень много’ — сказал папа. — Даже представить трудно: четыреста миллионов лет, вот сколько! Только, пожалуйста, не вздумай считать, а то, пока сосчитаешь, у меня отрастет борода до пояса... — Потом папа сказал: — В те очень далекие времена наша земля была совсем не такой, как сейчас. Всюду были моря, океаны. — И вдруг неожиданно спросил: — А какая вода в море?
      — Соленая, — ответила Лиза. — Помнишь, я попробовала?
      — Как же! По твоему лицу было видно, что она такая же вкусная, как твой знаменитый суп. Так ведь? Если пересоленный суп долго кипятить или дать ему отстояться, то вся соль останется на дне кастрюли...
      — И можно будет опять сделать слоника? — обрадовалась Лиза.
      — Пожалуй... Но для этого соль должна стать твердой, каменной.
      Папа рассказывал:
      — И вот миллионы лет назад на дне моря осело много-много соли. Целые горы. Прошли ещё миллионы лет, море высохло. испарилось, а соль осталась. Ветры принесли песок, землю, прикрыли соль. На этой земле вырастали леса, потом снова погибали, потом наслаивалась новая земля и вырастали другие леса... Под огромной тяжестью соль превратилась в твёрдый камень. Её так и называют каменной. А добывают её из-под земли, как уголь, в глубоких шахтах.
      — А как же слоник?
      — Не торопись. Всё расскажу своим чередом.
     
      ХЛЕБ-СОЛЬ СО СТОЛА НЕ СХОДИТ
     
      Папа рассказывал подробно. Он хотел, чтобы его дочка знала как можно больше — и как добывают уголь.
      и как плавят чугун и варят сталь, и как ловят в морях рыбу, и как выращивают хлеб, и как строят автомобили и дома. Сам папа вырос в другое время, и о таких интересных вещах ему никогда не рассказывали; он не знал даже и половины того, что знают нынешние ребята.
      — Как ты думаешь, — спросил папа, сколько соли нужно человеку, чтобы он был здоровым?
      — Чуть-чуть, — ответила Лиза. — Щепотку.
      — Это верно, — сказал папа. — Самую маленькую чуточку! Всё хорошо в меру: и шалить, и суп солить... Но щепотка соли нужна для одного раза. Так? А знаешь, сколько таких щепоток наберётся, скажем, только за один гол? Из этой соли можно было бы сделать штук пятьдесят таких слонят, как тот малыш, который попал в суп. Без соли человек не может жить. Потому и говорят в народе: «Хлеб-соль со стола не сходит!» И ещё говорят: «Сколько ни думай, а лучше хлеба-соли не придумаешь». Дорогих гостей обычно встречают хлебом-солью, а самых добрых и гостеприимных людей называют хлебосольными. Теперь подумай: если за стол не садятся без соли, сколько же её нужно добыть для такой большой страны, как наша? Много, очень много нужно добыть. Для этого и строят шахты и добывают соль глубоко под землёй. В одной такой шахте я побывал с Иваном Тарасовичем, который подарил мне на добрую память прозрачных слоников.
     
      НА СТАНЦИИ СОЛЬ
     
      Обычно через Донбасс проходят чёрные составы, заполненные каменным углем. А тут в жаркий летний день будто снег выпал: всё бело кругом. Длинные поезда будто снегом наполнены, на железнодорожных путях тоже поблёскивают нетающие снежинки, а подальше виднеются снежные холмы.
      «Ах, вот оно что, — это соль!» — говорят пассажиры, когда поезд проходит мимо станции Соль.
      Такое название ей дали не зря. Вокруг так же много соли, как много угля около других донецких станций.
      Круглые сутки, днем и ночью, добывают под землей каменную соль.
      Папа отправился в шахту вместе с горняком Иваном Тарасовичем. И папу тоже нарядили, как горняка, в костюм из толстой парусины, дали высокие сапоги.
      Вошли в клеть — так называется машина, похожая на лифт в больших домах, — и Иван Тарасович крикнул:
      — Внимание! Спуск!
      И тут папа почувствовал, что куда-то летит. Сначала ему показалось, что он летит кверху, а на самом деле клеть быстро спускалась под землю. Мелькали брёвна в стенах шахты, взлетали электрические лампочки, трудно было дышать.
      — Это с непривычки, — сказал Иван Тарасович. — Приехали! — И открыл двери клети.
      Они очутились на такой глубине, будто спустились на землю с крыши семидесятиэтажного дома. Вот сколько земли наросло на том месте, где когда-то было морское дно!
      Во многих шахтах бывал папа — и в угольных, и там, где добывают железную и медную руду. А вот в такую белую шахту попал впервые.
      — Наша шахта — красавица? — с гордостью сказал Иван Тарасович. — Пойдемте, покажу вам работу моего отца. Он тоже был горняком.
      Свернули направо, прошли по длинному проходу, очутились в просторной пещере.
      — Вот она, работа моего отца, — сказал Иван Тарасович. — Полюбуйтесь!
      Папа увидел фигуру высокого старика, высеченную из соли. Старик весь белый — и лицо белое, и борода, и длинный пиджак, и шапка, и палка, на которую он опирался. Лицо злое, сердитое. Кажется, вот-вот старик прикрикнет: «Кто такие? Зачем явились? А ну — марш отсюда!»
      — Это бывший хозяин шахты, — сказал Иван Тарасович. — Он приказал моему отцу вырезать его фигуру из глыбы соли в тысячу пулов. Мой отец хорошо вырезал, и меня научил... Хозяин был хитрый, жадный. Он хотел, чтобы рабочие всегда помнили о нём, боялись его- Вот и поставил свою фигуру на самом видном месте. Бывало, идёшь на работу — тогда и дети добывали соль, — и всё посматриваешь на белого старика. Страшно! Хорошо, что прошли те времена! От них одна фигура эта только и осталась — всё остальное в шахте новое.
      В тот день папа увидел много интересного. Он видел, как горняки просверливают отверстия в соляном пласте, взрывают соляные горы и скалы.
      Гром гремел под землёй? После каждого взрыва столько было навалено соли, что и на ста поездах не увезёшь.
      Повсюду лежали глыбы соли. Они были похожи на ледяные горы, что плавают в далёких северных морях. Казалось, вот-вот появится белый медведь, или мокрый тюлень, или усатый морж. Папа взбирался на эти тёплые льдины и вспоминал своё плавание в Ледовитом океане.
      Горняки разбуривали соляные глыбы, машины грузили соль в вагончики, и длинные поезда уходили из шахты — «на-горА». как говорят горняки.
     
      СОЛЬ ИДЁТ!
     
      Да, пожалуй, в этом подземном царстве больше машин, чем людей. Больше их и наверху.
      Одни машины сверлят соляной пласт, долбят его, подрезают, разгребают куски соли железными лапами, другие нагружают соль, третьи разгружают.
      Одни машины размалывают соль крупно — она называется кухонной, другие размалывают очень мелко, и эта соль — столовая, которая со стола не сходит, как и хлеб.
      Машины развешивают соль, насыпают её в большие мешки, и в маленькие бумажные кулёчки, и в коробки, на которых нарисованы веселые поварята в белых колпаках, с большими ложками — поварешками в руках. Уж эти поварята знают, как посолить суп, чтобы он был вкусный...
      Поезда с солью уходят и уходят, а навстречу им идут и идут порожние вагоны. Погрузка соли не прекращается.
      Иван Тарасович рассказывал папе:
      — Трудно было горнякам без машин. Все делали руками: и пласт долбили, и соль грузили, и тяжелые вагонетки толкали. Сейчас работа весёлая! Мы добываем много соли... Вот и еще один поезд отправился. Счастливого пути!
      И старый горняк помахал шапкой поезду, который отошел от станции Соль.
     
      ПОСЫЛКА ИЗ ДОНБАССА
     
      Прошла неделя, а за ней и другая.
      Лиза часто подходила к полке, рассматривала прозрачных слоников.
      Она утешала их:
      — Папа написал Ивану Тарасовичу. Он добрый, он пришлет нового слонёнка.
      Она даже поцеловала в хобот слониху-маму, а потом долго облизывала солёные губы.
      Иногда девочка смотрела на свет сквозь прозрачных слоников, и ей казалось, что она видит подземные дворцы, белые горы и скалы, злого старика хозяина и длинные-предлинные поезда, везущие снежно-белую соль.
      Когда звонили, она первой выбегала в коридор, чтобы встретить почтальона. Почтальон приносил газеты и письма, а весточки из Донбасса всё не было.
      И все-таки весточка пришла.
      Это была тяжёлая коробка, оклеенная разными почтовыми марками.
      — Сколько супов пересолим! — шутил папа, распаковывая посылку.
      В ней оказалось несколько пакетиков, перевязанных цветными ленточками.
      Из первого пакета показался задорный петух — вот сейчас закукарекает во всё горло; в другом пакете находился заяц-беляк с прозрачной морковкой в лапах; в третьем и четвёртом были такие же слонята, как прозрачный малыш, попавший в суп, и другие зверушки.
      Лиза бережно поставила новых слоников рядом с мамой-слонихой и слоном-папой.
      Она радовалась:
      — Теперь у них есть сынок и дочка! И ещё сколько зверушек — целый зоопарк!
      А папа сел писать письмо в Донбасс.
      От себя и от своей дочки он написал большое-большое спасибо за подарок Ивану Тарасовичу и попросил его передать благодарность другим горнякам за добро, которое они своим трудом приносят всем людям.

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Техническая книга Радиоспектакли Детская библиотека

 




Борис Карлов 2001—3001 гг. karlov@bk.ru