На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Техническая книга Радиоспектакли Детская библиотека

Русские сказки. Илл. Чарушин, 1947

Русские сказки

«Про зверей»

Илл.— Е. Чарушин

*** 1947 ***


PDF



Прислала Я. В. Кузнецова.
_______________

 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

СОДЕРЖАНИЕ

Курочка ряба 3
Козлята и волк 4
Петушок и бобовое зёрнышко 6
Девочка и лиса 8
Репка 11
Лиса и рак 13
Мужик и медведь
Лиса и кувшин 16
Петушок и курочка 17
Лиса и журавль 19
Лиса и козёл 21
Колобок 23
Заюшкина избушка 27
Лиса и тетерев 34
Ворона и рак З6
Коза-дереза 37
Журавль и цапля 48
Лиса и собаки 46
Теремок 47
Лисичка-сестричка и серый волк 50
Кот и лиса 53
Кот, козёл да баран 58
Собака и волк 62
Лиса и дрозд 65
Три медведя 67
Кот и петух 71


      КУРОЧКА РЯБА
     
      Жили себе дед да баба. Была у них курочка ряба. Снесла курочка яичко, — яичко не простое, а золотое.
      Дед бил, бил, — не разбил. Вабя била, била, — не разбила. Мышка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось.
      Плачет дед, плачет баба, а курочка кудахчет:
      — Не плачь, дед, не плачь, баба, — снесу я вам яичко другое, не золотое, а простое.
     
     
      КОЗЛЯТА И ВОЛК
     
      Жила-была коза. Сделала она себе избушку в лесу и наплодила деток. Каждый день уходила коза за кормом в лес. Сама уйдёт, а деткам велит крепко-накрепко запереться и никому дверей не открывать.
      Воротится коза, постучится рожками в дверь и запоёт:
     
      — Козлятушки, детятушки!
      Отомкнитеся, отопритеся,
      Ваша мать пришла,
      Молочка принесла!
     
      Я, коза, во бору была,
      Ела травку шёлковую,
      Пила воду студёную.
      Бежит молочко по вымечку,
      Из вымечка но копытечкам,
      С копытечек во сыру землю.
     
      Козлятки услышат мать и отопрут двери. Мать покормит их и опять уйдёт в лес, а козлятки запрутся крепко-накрепко и ждут мать.
      Подслушал козу волк. Как только коза ушла в лес, волк к избушке и завыл толстым голосом:
     
      — Вы детушки, вы батюшки!
      Отопритеся, огворитеся,
      Ваша мать пришла,
      Молока принесла:
      Полны бока молока,
      Полны рога творога,
      Полны копытца водицы!
     
      А козлятки отвечают:
      — Слышим, слышим, не матушкин голос! Паша матушка поёт тонким голосом и не так причитает.
      Не отворили козлятки волку. Постоял, постучал он и ушёл.
      Вот приходит коза и стучится:
     
      — Козлятушки, детятушки!
      Отомкнитеся, отопритеся,
      Ваша мать пришла,
      Молочка принесла!
     
      Я, коза, во бору была,
      Ела травку шёлковую,
      Пила воду студёную.
     
      Бежит молочко по вымечку,
      Из вымечка по копытечкам,
      С копытечек во сыру землю.
     
      Козлятки впустили мать и рассказали ей, как к ним волк приходил.
      Коза покормила их и пуще прежнего наказала никого не впускать:
      — А то придёт опять волк, — он вас съест.
     
     
      ПЕТУШОК И БОБОВОЕ ЗЁРНЫШКО
     
      Жил-был петушок и курочка. Петушок всё торопился, всё торопился, а курочка знай себе приговаривает:
      — Петя, не торопись. Петя, не торопись.
      Клевал как-то петушок бобовые зёрнышки, да второпях и подавился. Подавился, не дышит, не слышит, словно мёртвый лежит.
      Перепугалась курочка, бросилась к хозяйке, кричит:
      — Ох, хозяюшка, дай скорей маслица петушку горлышко смазать: подавился петушок бобовым зёрнышком.
      Хозяйка говорит:
      — Беги скорей к коровушке, проси у неё молока, а я ужо собью маслица.
      Бросилась курочка к корове.
      — Коровушка, голубушка, дай скорее молока, из молока хозяюшка собьёт маслица, маслицем смажу петушку горлышко, подавился петушок бобовым зёрнышком.
      — Ступай скорей к хозяину, пусть он принесёт мне свежей травы.
      Бежит курочка к хозяину.
      — Хозяин! Хозяин! Дай скорей коровушки свежей травы, коровушка даёт молочка, из молочка хозяюшка собьёт маслица, маслицем я смажу петушку горлышко: подавился петушок бобовым зёрнышком.
      — Беги скорей к кузнецу за косой.
      Со всех ног бросилась курочка к кузнецу.
      — Кузнец, кузнец, дай скорей хозяину хорошую косу. Хозяин даст коровушке травы, коровушка даст молока, хозяюшка даст мне маслица, я смажу петушку горлышко: подавился петушок бобовым зёрнышком.
      Кузнец дал хозяину новую косу, хозяин дал коровушке свежей травы, коровушка дала молока, хозяюшка сбила масла, дала маслица курочке.
      Смазала курочка петушку горлышко. Бобовое зёрнышко проскочило. Петушок вскочил и во всё горло закричал:
      «Ку-ку-реку!»
     
     
      ДЕВОЧКА И ЛИСА
     
      Жил-был старик со старухой. У них была внучка Алёнушка.
      Собрались подружки итти в лес по ягоды и пришли её звать с собой. Долго старики не отпускали внучку. Потом согласились, только приказали ей не отставать от подруг.
      Ходят девушки по лесу, собирают ягоды. Деревне за деревце, кустик за кустик, Алёнушка и отстала от подруг. Они аукали её, аукали, а девочка не слыхала.
      Уж стало темно. Подружки ушли домой. Осталась Алёнушка одна. Влезла на дерево, стала горько плакать, приговаривать:
      — Ау! ау! Алёнушка! Ау! ау! голубушка! У дедушки, у бабушки была одна внучка Алёнушка. Её девушки в лес заманили, заманивши, покинули.
      Идёт медведь и спрашивает:
      — О чём ты, девочка, плачешь?
      — Как мне, батюшка-медведюшка, не плакать? Я одна у дедушки, у бабушки внучка Алёнушка. Меня девушки в лес заманили, заманивши, покинули.
      — Сойди, я тебя домой отнесу!
      — Нет, я тебя боюсь, — ты меня съешь.
      Медведь и ушёл от неё. А Алёнушка опять принялась плакать, приговаривать:
      — Ау! ау! Алёнушка! Ау! ау! голубушка!
      Идёт волк и спрашивает:
      — О чём ты, девочка, плачешь?
      — Как мне, волк, не плакать? Я одпа у дедушки, у бабушки внучка Алёнушка. Меня девушки в лес заманили, заманивши, покинули.
      — Сойди, я тебя домой отнесу!
      — Нет, я тебя боюсь, — ты меня съешь.
      Волк убежал, а девочка опять плачет, причитает:
      — Ау! ау! Алёнушка! Ау! ау! голубушка!
      Бежит мимо лиса, спрашивает:
      — О чём ты, девочка, плачешь?
      — Как мне, лисонька, не плакать? Полна у дедушки, у бабушки внучка Алёнушка. Меня девушки в лес заманили, заманивши, покинули.
      — Сойди, я тебя домой отнесу!
      Девочка с дерева сошла, села на спину к лисе, и помчалась лиса с ней на деревню. Прибежала к дому и стала хвостом стучаться в калитку.
      — Кто там?
      — Это я, лиса, принесла вам внучку Алёнушку.
      — Ах ты, наша дорогая, войди в избу. Где нам тебя посадить? Чем тебя угостить?
      Принесли молока, яиц. Не знают, чем лису и потчевать.
      Наелась лиса и убежала в лес.
     
     
      РЕПКА
     
      Посадил дед репку. Выросла репка большая-пребольшая.
      Стал дед репку из земли тащить: тянет-потянет, — вытянуть не может.
      Позвал дед бабку. Бабка за дедку, дедка за репку, — тянут-потянут, вытянуть не могут.
      Позвала бабка внучку. Внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, — тянут-потянут, вытянуть не могут.
      Кликнула внучка Жучку. Жучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, — тянут-потянут, вытянуть не могут.
      Кликнула Жучка Машку. Машка за Жучку, Жучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за ренку, — тянут-потянут, вытянуть не могут.
      Кликнула Машка мышку. Мышка за Машку, Машка за Жучку, Жучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, — тянут-потянут, — вытащили репку!
     
     
      ЛИСА И РАК
     
      Встретила лиса рака и говорит ему:
      — Давай с тобой перегоняться?
      — Ну что ж, лиса, давай.
      Начали перегоняться.
      Как только лиса побежала, рак уцепился ей за хвост.
      Добежала лиса до места, а рак не отцепляется.
      Обернулась лиса посмотреть, далеко ли рак ползёт, вильнула хвостом, рак отцепился и говорит:
      — А я тебя давно тут жду!
     
     
      МУЖИК И МЕДВЕДЬ
     
      Подружился мужик с медведем. Вот и вздумали ппи вместе репу сеять. Посеяли и начали уговариваться, кому что брать. Мужик говорит:
      — Мне корешки, а тебе. Мишка, вершки.
      Выросла у них репа. Мужик взял себе корешки, а Мише отдал вершки. Видит Мишка, что ошибся, и говорит мужику:
      — Ты, брат, меня надул. Когда будем в другой раз сеять, уж меня так не проведёшь.
      На другой год говорит мужик медведю:
      — Давай, Миша, опять вместе сеять.
      — Давай, только теперь ты себе бери вершки, а мио отдай корешки, — уговаривается Миша.
      — Ладно, — говорит мужик, — Пусть будет по-твоему.
      И посеял пшеницу.
      Добрая пшеница уродилась. Мужик взял себе вершки, а Мише отдал корешки.
      Намолотил он пшеницы, намолол муки, напёк пирогов. А медведь опять ни с чем.
      С тех пор перестали медведь с мужиком дружбу водить.
     
     
      ЛИСА И КУВШИН
     
      Вышла баба на поле жать и спрятала в кусты кувшин с молоком. Подобралась к кувшину лиса, всунула в него голову, молоко вылакала. Пора бы и домой, да вот беда — головы из кувшина вытащить не может.
      Ходит лиса, головой мотает и говорит:
      — Ну, кувшин, пошутил, да и будет! Отпусти же меня, кувшинушка. Полно тебе баловать, — поиграл, да и будет!
      Не отстаёт кувшин, хоть что ты хочешь!
      Рассердилась лиса:
      — Погоди же ты, — не отстанешь честью, так я тебя утоплю!
      Побежала лиса к реке и давай кувшин топить.
      Кувшин-то утонуть — утонул, да и лису за собой утянул.
     
     
      ПЕТУШОК И КУРОЧКА
     
      Жили-были дедушка и бабушка; были у них петушок и курочка. Захотелось курочке и петушку в лес за орехами итти. Они и говорят бабушке:
      — Бабушка, бабушка, пусти нас за орехами.
      — Идите, — говорит бабушка.
      Пошли петушок с курочкой в лес. Шли, шли и увидели большую кудрявую орешину. Петушок и говорит:
      — Лети, курочка, на орешину.
      — Нет, петушок, ты лети.
      Петушок фррр... и полетел. Сидит на ветке и щёлкает орешки, а курочка просит:
      — Петушок, петушок, кинь мне орешек.
      Петушок кинул орех — не докинул. Другой кинул — перекинул. Третий кинул — курочке в глаз попал. Села курочка на дорожку и плачет.
      Шёл той дорогой дедушка и спрашивает:
      — Курочка, курочка, что ты плачешь?
      — Как мне не плакать, петушок мне глазок выбил.
      — Петушок, петушок, ты зачем курочке глазок выбил?
      — Мне орешина портки порвала.
      — Орешина, орешина, ты зачем петушку портки порвала?
      — Да меня козы обглодали.
      — Козы, козы, вы зачем орешину обглодали?
      — Нас пастух не пасёт.
      — Пастух, пастух, ты зачем коз не пасёшь?
      — Меня хозяйка блинами не кормила.
      — Хозяйка, хозяйка, ты зачем пастуха блинами не кормила?
      — У меня свинья опару пролила.
      — Свинья, свинья, ты зачем у хозяйки опару пролила?
      — У меня волк поросёнка унёс.
      Волк, волк, ты зачем у свиньи поросёнка унёс?
      — Я есть захотел, голоден был.
     
     
      ЛИСА И ЖУРАВЛЬ
     
      Подружилась лиса с журавлём. Вот вздумала лиса угостить журавля и пошла звать его к себе в гости:
      — Приходи, журавль! Приходи, дорогой. Уж вот как я тебя угощу!
      Идёт журавль на званый обед. А лиса наварила каши и размазала её по тарелке. Подала и потчует:
      — Покушай, мой голубчик, сама стряпала!
      Журавль хлоп-хлоп носом по тарелке. Стучал, стучал, — ничего не попадает. А лиса лижет себе да лижет кашу. Так всю кашу сама и скушала.
      А как съела лиса кашу, и говорит:
      — По обессудь, гость дорогой. Больше потчевать нечем.
      — Спасибо, лисонька, и на этом. Приходи же теперь ты ко мне.
      На другой день приходит лиса к журавлю. А журавль наготовил окрошки, наклал её в высокий кувшин с узким горлышком.
      Поставил кувшин на стол и говорит:
      — Кушай, лисонька! Право, больше потчевать нечем.
      Лиса вертится около кувшина. И так зайдёт, и этак, и лизнёт-то его, и понюхает, всё ничего не достанет. Не лезет голова в кувшин. А журавль стоит на высоких ногах да длинным носом из кувшина окрошку таскает. Клевал да клевал, пока всё не поел.
      — Ну, не обессудь, лисонька, больше угощать нечём, — говорит.
      Пошла лиса домой, не солоно хлебавши.
      С тех пор и дружба у лисы с журавлём врозь.
     
     
      ЛИСА И КОЗЁЛ
     
      Бежала лиса по дороге, на ворон зазевалась и упала в колодец. Воды в колодце немного, утонуть не утонешь, а выскочить — не выскочишь.
      Сидит лиса, горюет. Что тут делать?
      Вот идёт по той же дороге козёл, головой помахивает, бородой потряхивает, по сторонам поглядывает. От нечего делать заглянул козёл в колодец. Увидал там лису и спрашивает:
      — Здорово, лисонька. Что ты тут делаешь?
      — Да вот отдыхаю. Наверху-то жарко, а тут и прохладно и водицы холодненькой сколько хочешь.
      А козлу давно пить хочется.
      — Да хороша ли вода-то?
      — Вода-то хороша, — отвечает лиса. — Да ты прыгай сюда, — вот и попробуешь. Места нам и двоим хватит.
      Козёл сдуру и прыгнул. Воду замутил, чуть лису не задавил.
      Рассердилась лиса, бранится:
      — Ишь, бородатый, и прыгнуть не сумел, — всю забрызгал.
      Вскочила лиса козлу на спину, со спины на рога, да и вон из колодца. Только козёл её и видел.
      Сидит козёл в колодце. До вечера досидел, не знает, как выбраться.
      Хватился хозяин козла, пошёл искать. Искал, искал, насилу нашёл. Верёвку принёс и козла из колодца вытащил.
     
     
      КОЛОБОК
     
      Жил-был старик со старухою. Вот и просит старик:
      — Испеки мне, старая, колобок.
      — Да из чего испечь-то? Муки нету.
      — Э-эх, старуха! По коробу поскреби, по амбару помети: авось муки и наберётся.
      Старуха так и сделала: по коробу поскребла, по амбару помела, и набралось муки пригоршни с две. Замесила тесто на сметане, скатала колобок, изжарила в масле и положила колобок на окошечко простынуть.
      Надоело колобку лежать, он и покатился с окна на лавку, с лавки на пол, по полу да к дверям. Перепрыгнул через порог в сени, из сеней на крыльцо, с крыльца на двор, со двора за ворота, — дальше, да дальше.
      Катится колобок по дороге, а навстречу ему заяц:
      — Колобок, колобок! Я тебя съем.
      — Нет, не ешь меня, косой! А лучше послушай, какую я тебе песенку спою.
      Заяц уши поднял, а колобок запел:
     
      — Я колобок, колобок,
      По коробу скребён,
      По амбару метён,
      На сметане мешён,
      В печку сажён,
      На окошке стужён.
      Я от дедушки ушёл,
      Я от бабушки ушёл,
      А от тебя, зайца,
      Не хитро уйти!
     
      И покатился дальше. Только его заяц и видел!
      Катится колобок по тропинке в лесу, а навстречу ему серый волк:
      — Колобок, колобок! Я тебя съем.
      — Не ешь меня, серый волк! Я тебе песенку спою, — и запел:
     
      — Я колобок, колобок,
      По коробу скребён,
      По амбару метён,
      На сметане мешён,
      В печку сажён,
      На окошке стужён.
      Я от дедушки ушёл,
      Я от бабушки ушёл,
      Я от зайца ушёл.
      От тебя, волка,
      Не хитро уйти!
     
      И покатился колобок дальше, — только волк его и видел! Катится колобок по лесу, а навстречу ему медведь. Идёт, хворост ломает, кусты пригибает.
      — Колобок, колобок! Я тебя съем.
      _ Ну, где тебе, косолапому, съесть меня.
      Колобок запел свою песпю, а Миша и уши развесил.
     
      — Я колобок, колобок,
      По коробу скребён,
      По амбару метён,
      На сметане мешён,
      В печку сажён,
      На окошке стужён.
      Я от дедушки ушёл,
      Я от бабушки ушёл,
      Я от зайца ушёл,
      Я от волка ушёл.
      От тебя, медведь,
      Не хитро уйти!
     
      И покатился колобок, — только медведь его и видел! Катится, катится колобок, а навстречу ему лиса: — Здравствуй, колобок. Какой ты пригоженький, румяненький!
      А колобок опять запел:
     
      — Я колобок, колобок,
      По коробу скребён,
      По амбару метён,
      На сметане мешён,
      В печку сажён,
      На окошке стужён.
      Я от дедушки ушёл,
      Я от бабушки ушёл,
      Я от зайца ушёл,
      Я от волка ушёл,
      От медведя ушёл.
      От тебя, лиса,
      И подавно уйду!
     
      — Славная песенка! — сказала лиса. — Да то беда, голубчик, что я стара стала, — плохо слышу. Сядь-ка мне на мордочку, да пропой ещё разок.
      Колобок обрадовался, что его песенку похвалили, прыгнул лисе на морду и только запел:
      — Я колобок, колобок...
      А лиса «ам»! — и съела его.
     
     
      ЗАЮШКИНА ИЗБУШКА
     
      Жили-были лиса да заяц. У лисы избушка ледяная, а у зайца лубяная. Вот лиса и дразнит зайца:
      — У меня избушка светлая, а у тебя тёмная! У меня светлая, а у тебя тёмная.
      Пришло лето, у лисы избушка растаяла. Лиса и просится к зайцу:
      — Пусти меня, заюшка, хоть на дворик к себе!
      — Нет, лиска, не пушу, зачем дразнилась.
      Стала лиса пуще упрашивать. Заяц и пустил её к себе на двор.
      На другой день лиса опять просится:
      — Пусти меня, заюшка, на крылечко.
      — Нет, не пущу, зачем дразнилась.
      Упрашивала, упрашивала лиса, согласился заяц и пустил лису на крылечко.
      На третий день лиса опять просит:
      — Пусти меня, заюшка, в избушку.
      — Нет, не пущу, зачем дразнилась.
      Просилась, просилась, заяц пустил её и в избушку. Сидит лиса на лавке, а зайчик на печи.
      На четвёртый день опять лиса просит:
      — Заинька, заинька, пусти меня на печку к себе!
      — Нет, не пущу, зачем дразнилась.
      Просила, просила лиса, да и выпросила, — пустил её заяц и на печку.
      Прошёл день-другой, стала лиса зайца из избушки гнать:
      — Ступай вон, косой. Не хочу с тобой жить!
      Так и выгнала.
      Сидит заяц и плачет, горюет, лапками слёзы обтирает. Бегут мимо собаки:
      — Тяф, тяф, тяф. О чём, заинька, плачешь?
      — Как мне не плакать? Была у меня избушка лубяная, а у лисы — ледяная. Пришла весна, избушка у лисы растаяла. Попросилась лиса ко мне, да меня же и выгнала.
      — Не плачь, зайчик, — говорят собаки. — мы её вы гоним.
      — Нет, не выгоните!
      — Нет, выгоним!
      Подошли к избушке.
      — Тяф, тяф, тяф! Пойди, лиса, вон!
      А она им с печи:
     
      — Как выскочу,
      Как выпрыгну,
      Пойдут клочки
      По заулочкам!
     
      Испугались собаки и убежали.
      Опять сидит зайчик и плачет. Идёт мимо волк:
      — О чём, заинька, плачешь?
      — Как же мне, серый волк, не плакать? Была у меня избушка лубяная, а у лисы — ледяная. Пришла весна, избушка у лисы растаяла. Попросилась лиса ко мне, да меня же и выгнала.
      — Не плачь, зайчик, — говорит волк, — вот я её выгоню.
      — Нет, не выгонишь. Собаки гнали — не выгнали, и ты не выгонишь.
      — Нет, выгоню.
      Пришёл волк к избе и завыл страшным голосом:
      — Уыыы... Уыыы... Ступай, лиса, вон!
      А она с печи:
     
      — Как выскочу,
      Как выпрыгну,
      Пойдут клочки
      По заулочкам!
     
      Испугался волк и убежал.
      Вот заяц опять сидит и плачет. Идёт старый медведь. — О чём, заинька, плачешь?
      — Как же мне, медведушко, не плакать? Выла у мепя избушка лубяная, а у лисы — ледяная. Пришла весна, избушка у лисы растаяла. Попросилась лиса ко мне, да меня же и выгнала.
      — Не плачь, зайчик, — говорит медведь, — я её выгоню.
      — Нет, не выгонишь. Собаки гнали, гнали — не выгнали; серый волк гнал, гнал — не выгнал. И ты не выгонишь.
      — Нет, выгоню.
      Пошёл медведь к избушке и зарычал:
      — Рррр... ррр... ступай, лиса, вон!
      А она с печи:
     
      — Как выскочу,
      Как выпрыгну,
      Пойдут клочки
      По заулочкам!
     
      Испугался медведь и ушёл.
      Опять сидит заяц и плачет. Идёт петух, несёт косу.
      — Ку-ку-реку! Заинька, о чём ты плачешь?
      — Как же мне, Петенька, не плакать? Была у меня избушка лубяная, а у лисы ледяная. Пришла весна, избушка у лисы растаяла. Попросилась лиса ко мне, да меня же и выгнала.
      — Не горюй, заинька, я тебе лису выгоню.
      — Нет, не выгонишь. Собаки гнали, гнали — но выгнали, серый волк гнал, гнал — не выгнал. Старый медведь гнал, гнал — не выгнал. А ты и подавно но выгонишь.
      — Нет, выгоню.
      Пошёл петух к избушке:
     
      — Ку-ку-реку!
      — Ку-ку-реку!
      Иду на ногах,
      В красных сапогах,
      Несу косу на плечах:
      Хочу лису посечи.
      Пошла, лиса, с печи!
     
      Услыхала лиса, испугалась и говорит: — Одеваюсь...
      Петух опять:
     
      — Ку-ку-реку!
      Иду на ногах,
      В красных сапогах,
      Несу косу на плечах:
      Хочу лису посечи.
      Пошла, лиса, с печи!
     
      А лиса говорит: — Шубу надеваю. Петух в третий раз:
     
      — Ку-ку-реку!
      Иду на ногах,
      В красных сапогах,
      Несу косу на плечах:
      Хочу лису посечи.
      Пошла, лиса, с печи!
     
      Испугалась лиса, соскочила с печи, да бежать. А заюшка с петухом стали жить да поживать.
     
     
      ЛИСА И ТЕТЕРЕВ
     
      Бежала лиса по лесу, увидала на дереве тетерева и говорит ему:
      — Терентий, Терентий, я в городе была.
      — Бу-бу-бу, бу-бу-бу, была так была.
      — Терентий, Терентий, я указ добыла.
      — Бу-бу-бу, бу-бу-бу, добыла так добыла.
      — Чтобы вам тетеревам не сидеть по деревам, а век бы гулять по зелёным лугам.
      — Бу-бу-бу, бу-бу-бу, гулять так гулять.
      Услышала лиса конский топот и собачий лай и спрашивает:
      — Терентий, Терентий, кто там едет?
      — Мужик.
      — Кто за ним бежит?
      — Жеребёнок.
      — А какой у него хвост?
      — Крючком.
      — Ну так прощай, Терентий! Мне домой пора.
     
     
      ВОРОНА И РАК
     
      Летела ворона над рекой. Смотрит, — ползёт рак. Ворона — хап его, и уселась на ветке закусить.
      Видит рак, что приходится пропадать, и говорит:
      — Эх, ворона, ворона, знал я твоего отца и твою мать, — славные были птицы.
      — Угу! — ответила ворона, не раскрывая рта.
      — И братьев и сестёр твоих знал, — что за добрые были птицы!
      — Угу! — ответила опять ворона.
      — Да всё же хоть они и хорошие были птицы, а далеко им до тебя. Разумнее тебя я никого не видал.
      Поправилось вороне, как её хвалят.
      — Ага! — каркнула она во весь рот и упустила рака в воду.
     
     
      КОЗА-ДЕРЕЗА
     
      Жили себе дед да баба. У деда была дочка и у бабы дочка.
      Купил дед козу и послал бабину дочь пасти её.
      Вот бабина дочь целый день пасла, а к вечеру напоила козу и гонит её домой. А дед сидит у ворот и спрашивает у козы:
      — Коза моя, козочка, коза моя милая, наелась ли ты, напилась ли ты?
      А коза отвечает:
     
      — Нет, дедушка, не пила я, не ела,
      А как бежала через мосточек,
      Ухватила кленовый листочек.
      Как бежала через гребельку,
      Ухватила воды капельку.
      Только всего и пила я и ела.
     
      Дед рассердился на бабину дочку и прибил её.
      На другое утро посылает он свою дочку:
      — Гони, дочка, козу в поле, да смотри — накорми, напой хорошенько.
      Вот дедова дочка целый день пасла козу, а к вечеру напоила и гонит её домой.
      Дед опять сидит у ворот и спрашивает:
      — Коза моя, козочка, коза моя милая, наелась ли ты, напилась ли ты?
      А коза опять своё:
     
      — Нет, дедушка, не пила я, не ела,
      А как бежала через мосточек,
      Ухватила кленовый листочек.
      Как бежала через гребельку,
      Ухватила воды капельку.
      Только всего и пила я и ела.
     
      Рассердился дед, прибил и свою дочку.
      На третий день дед сам снарядился. Выгнал козу в поле. Пас целый день, а вечером напоил и погнал домой. Дед вперёд козы забежал, сел у ворот и поджидает её.
      Воротилась коза, дед и спрашивает:
      — Коза моя, козочка, коза моя милая, наелась ли ты, напилась ли ты?
      А коза опять своё:
     
      — Нет, дедушка, не пила я, не ела,
      А как бежала через мосточек,
      Ухватила кленовый листочек.
      Как бежала через гребельку,
      Ухватила воды капельку.
      Только всего и пила я и ела.
     
      — Э, так вот ты какая! — сказал дед. Схватил козу за рога и стал бить.
      Вырвалась коза от деда и убежала в лес.
      Бежит коза, не оглядывается. Видит — заячья избушка стоит. Вбежала коза в избушку, а зайца дома-то нет. Заперлась коза и забралась на печку.
      Немного погодя приходит зайчик домой. Хвать лапкой — дверь заперта.
      — Кто там? — спрашивает заяц.
      А коза с печи:
     
      — Я коза-дереза,
      За три гроша куплена,
      Полбока луплена.
      Топы-топы ногами,
      Заколю тебя рогами,
      Ножками затопчу,
      Хвостиком замету!
     
      Испугался заяц: какой-такой зверь невиданный в избушке сидит. Сел под берёзкой и плачет. Идёт мимо серый волк и спрашивает:
      — О чём, заинька, плачешь?
      — Как мне, зайке, не плакать: коза-дереза в мою избушку засела и двери заперла. Негде мне, зайцу, жить теперь...
      Волк и говорит:
      — Не плачь, заинька, я этого зверя тебе выгоню. Подошёл волк к зайкиной избушке и спрашивает: — Кто, кто в зайкиной избушке сидит?
      А коза с печи:
     
      — Я коза-дереза,
      За три гроша куплена,
      Полбока луплена.
      Топы-топы ногами,
      Заколю тебя рогами,
      Ножками затопчу,
      Хвостиком замету!
     
      Испугался волк и пустился со всех ног бежать.
      Вот опять сидит зайчик под берёзкой и плачет. Идёт мимо медведь:
      — О чём, заинька, плачешь?
      — Как мне, зайке, не плакать: коза-дереза в мою избушку засела и двери заперла. Негде мне, зайцу, жить теперь.
      Медведь и говорит:
      — Не плачь, заинька, я этого зверя выгоню. Подошёл медведь к избушке и рявкнул: — Кто, кто в избушке сидит?
      А коза с печи:
     
      — Я коза-дереза,
      За три гроша куплена,
      Полбока луплена.
      Топы-топы ногами,
      Заколю тебя рогами,
      Ножками затопчу,
      Хвостиком замету!
     
      Испугался медведь, никогда о таком звере не слыхивал, никогда такого зверя не видывал, и убежал в лес.
      Сидит заяц опять под берёзкой, сидит горько плачет. Летит мимо пчёлка:
      — О чём, заинька, плачешь?
      Рассказал пчёлке заика про своё горе. А ~ Н0 ГОРЮЙ. заинька, я тебе помогу, — сказала пчёлка.
      — Где тебе, пчёлка, помочь! Волк гнал козу — не выгнал. Медведь гнал — не выгнал. Где тебе выгнать!
      А пчела прилетела к зайкиной избушке и спрашивает:
      — Кто, кто в избушке живёт?
      А коза о печи:
     
      — Я коза-дереза,
      За три гроша куплена,
      Полбока луплена.
      Топы-топы ногами,
      Заколю тебя рогами,
      Ножками затопчу,
      Хвостиком замету!
     
      Не испугалась пчёлка, начала вокруг избушки летать, во все щели заглядывать. Жужжала, жужжала, нашла дырочку, пролезла в избушку да как ужалит козу в бок!..
      Коза в дверь, да в лес! Только её и видели.
      Обрадовался зайчик, вбежал в избушку и стал в ней жить.
     
     
      ЖУРАВЛЬ И ЦАПЛЯ
     
      Летела сова, весёлая голова. Вот она летела-летела и села, хвостом повертела, по сторонам посмотрела и опять полетела. Летела-летела и села. Села, посидела, хвостом повертела, по сторонам поглядела и опять полетела...
      Это присказка, сказка впереди.
     
      Жили-были на болоте журавль да цапля. Построили они себе по концам болота избушки.
      Журавлю показалось скучно жить одному, и задумал он жениться: «Дай пойду посватаюсь к цапле».
      Пошёл журавль. Тяп, тяп, — семь вёрст болото месил. Приходит и говорит:
      — Дома ли цапля?
      — Дома.
      — Выдь за меня замуж.
      — Нет, журавль, не пойду за тебя замуж: у тебя ноги долги, платье коротко, сам худо летаешь и кормить-то меня тебе нечём. Ступай прочь, долговязый!
      Журавль, как не солоно хлебавши, ушёл домой.
      Цапля после раздумалась и сказала:
      — Чем жить одной, лучше пойду замуж за журавля.
      Приходит к журавлю и говорит:
      — Журавль, возьми меня замуж!
      — Нет, цапля, мне тебя не надо! Не хочу жениться, не беру тебя замуж, — уходи от меня!
      Цапля заплакала со стыда и воротилась назад.
      Журавль раздумал и сказал:
      — Напрасно не взял я за себя цаплю, ведь одному-то скучно, пойду теперь и возьму замуж.
      Приходит и говорит:
      — Цапля! Я надумал на тебе жениться, пойди за меня?
      — Нет, журавль, не пойду за тебя.
      Пошёл журавль домой.
      Тут цапля раздумалась: «Зачем отказала? Что одной-то жить? Лучше за журавля пойду». Приходит свататься, а журавль не хочет.
      Вот так-то и ходят они по сию пору по болоту; один к другому сватаются, да никак не поженятся.
     
     
      ЛИСА И СОБАКИ
     
      Бежала лиса по полю. Откуда ни возьмись, выскочили собаки и погнались за ней.
      Лиса ну бежать! Бежала, бежала, да под пенёк в нору в ушла.
      Сидит в норе и говорит сама себе:
      — Ушки, ушки, что вы делали?
      — Мы слушали да слушали, чтобы собаки лисоньку не скушали.
      — Ножки, ножки, что вы делали?
      — Мы бежали да бежали, чтоб собаки лисоньку не поймали.
      — Глазки, глазки, что вы делали?
      — Мы смотрели, да смотрели, чтоб собаки лисоньку не съели.
      — А, ты, хвост, что делал?
      — Я по пням, по кустам, по колодам зацеплялся.
      — А, ты вот какой? Так нате же, собаки, ешьте мой хвост.
      Собаки ухватились за хвост и вытащили лису. Еле жива ушла от них.
     
     
      ТЕРЕМОК
     
      Стоял в поле теремок. Прилетела муха-горюха и стучится:
      Терем-теремок! Кто в тереме живёт?
      Никто не отзывается. Влетела муха-горюха и стала в нём жить.
      Прискакала блоха-попрыгуха:
      — Терем-теремок! Кто в тереме живёт?
      — Я муха-горюха, а ты кто?
      — А я блоха-попрыгуха.
      — Ступай ко мне жить.
      Прыгнула блоха-попрыгуха в теремок, и стали они жить вдвоём.
      Прилетел комар-пискун:
      — Терем-теремок! Кто в тереме живёт?
      — Я муха-горюха да блоха-попрыгуха, а ты кто?
      — А я комар-пискун.
      — Ступай к нам жить.
      Стали они жить втроём.
      Прибежала мышка-порышка:
      — Терем-теремок! Кто в тереме живёт?
      — Я муха-горюха, блоха-попрыгуха да комар-пискун, а ты кто?
      — А я мышка-норышка.
      — Ступай к нам жить.
      Стали они жить четверо.
      Прискакала лягушка-квакушка:
      — Терем-теремок! Кто в тереме живёт?
      — Я муха-горюха, блоха-попры-гуха, комар-пискун да мышка-но-рышка. А ты кто?
      — А я лягушка-квакушка.
      — Ступай к нам жить.
      Стали жить пятеро.
      Прискакал зайка-поплутайка:
      — Терем-теремок! Кто в тереме живёт?
      — Я муха-горюха, блоха-попрыгуха, комар-пискун, мышка-порышка, лдгушка-квакушка, а ты кто?
      — А я зайка-поплутайка.
      — Ступай к нам жить.
      Стало их шестеро.
      Прибежала лисичка-сестричка:
      — Терем-теремок! Кто в тереме живёт?
      — Я муха-горюха, блоха-попрыгуха, комар-пискун, мышка-норышка, лягушка-квакушка да зайка-поплутайка, а ты кто?
      — А я лисичка-сестричка.
      — Ступай к нам жить.
      Стало их семеро жить.
      Пришёл к терему серый волк — из-за кустов хватыш.
      — Терем-теремок! Кто в тереме живёт?
      — Я муха-горюха, блоха-по-прыгуха, комар-пискун, мышка-норышка, лягушка-квакушка, зайка-поплутайка да лисичка-сестричка, а ты кто?
      — А я серый волк — из-за кустов хватыш.
      — Ступай к вам жить.
      Стали жить-поживать.
      Пришёл к терему медведь, стучится:
      — Терем-теремок! Кто в тереме живёт?
      — Я муха-горюха, блоха-нопрыгуха, комар — пискун, мышка-норышка, лягушка-квакушка, зайка-поплутайка, лисичка-сестричка да волк — из-за кустов хватыш, а ты кто?
      — А я медведь — всех давишь. Лягу на теремок — всех раздавлю!
      Испугались они, да все из терема прочь!
      А медведь ударил лапой по терему и разбил его.
     
     
      ЛИСИЧКА-СЕСТРИЧКА И СЕРЫЙ ВОЛК
     
      Проголодалась лиса, бежит по дороге и смотрит по сторонам, нельзя ли где чем-нибудь поживиться. Видит она, везёт мужик на санях мёрзлую рыбу. Забежала лиса вперёд, легла на дорогу, хвост откинула, ноги вытянула... ну. дохлая да и полно! Подъехал мужик, посмотрел на лигу и говорит:
      — Славный будет воротник жене на шубу.
      Взял лису за хвост и швырнул в сани, закрыл рогожею, а сам пошёл подле лошади.
      Недолго пролежала лисонька: проделала в санях дыру и давай в неё рыбу выкидывать... Рыбку за рыбкой, повыкидала всю, а потом и сама из саней потихоньку вылезла.
      Приехал мужик домой.
      Ну, старуха, — говорит он, — какой воротник привёз я тебе на шубу.
      — Где?
      — Там на возу, — и рыба, и воротник.
      Подошла баба к возу: ни воротника, ни рыбы.
      Тут дед смекнул, что лисичка-то была не мёртвая: погоревал, погоревал, да делать нечего.
      Лиса перетаскала всю рыбу к себе в нору, села у норы и рыбку кушает. Видит она — бежит волк. От голода у него бока подвело.
      — Здравствуй, сестрица! Что кушаешь?
      — Рыбку. Здравствуй, братец.
      — Дай мне хоть одну.
      — Налови сам, да и кушай.
      — Я не умею.
      — Эка, ведь я же наловила! Ты, братец, ступай на речку, опусти хвост в прорубь, сиди да приговаривай: «Ловись, рыбка, и мала, и велика. Ловись, рыбка, и мала, и велика». Рыба к тебе сама на хвост нацепится. Да смотри, сиди подольше, а то не наловишь.
      Волк и пошёл на реку, опустил хвост в прорубь и начал приговаривать:
      — Ловись, рыбка, и мала, и велика. Ловись, рыбка, и мала, и велика!
      Долго сидел волк у проруби, — всю ночь не сходил с места. Хвост его и приморозило. Попробовал приподняться: не тут-то было!
      — Эка, сколько рыбы привалило, и не вытащить, — думает волк.
      Смотрит, а бабы идут за водой. Увидели волка и кричат:
      — Волк, волк! Бейте его! Бейте!
      Прибежали и начали колотить волка, кто коромыслом, кто ведром, кто чем попало.
      Волк прыгал, прыгал, оторвал себе хвост и пустился без оглядки бежать.
      «Хорошо же, — думает волк, — уж я тебе, лиса, отплачу».
      А лисичка-сестричка, покушавши рыбки, захотела попробовать ещё что-нибудь стянуть. Забралась она в избу, где бабы блины пекли, да попала головой в кадку с тестом. Вымазалась и убежала.
      Бежит, а волк ей навстречу:
      — Так-то ты учишь меня, лиса! Всего меня исколотили.
      — Эх, — говорит лисичка-сестричка, — у тебя хоть кровь выступила, а у меня мозги. Мне больней твоего; еле плетусь.
      — И то правда, — говорит волк, — где тебе итти. Садись уж на меня, — я тебя довезу.
      Лисичка села волку на спину, он её и понёс.
      Сидит лиса, да потихонечку и говорит:
      — Битый небитого везёт! Битый небитого везёт!
      Что ты там, лисонька, говоришь?
      — А я говорю: битый битого везёт.
      — Так, милая, так!
     
     
      КОТ И ЛИСА
     
      Был у мужика кот, да такой проказник — просто беда! Надоел он мужику. Снёс его мужик в лес, да там и оставил. Бродил-бродил кот по лесу, а навстречу ему лиса. Увидела она кота и дивуется: «Сколько лет в лесу живу, а этакого зверя не видала». Поклонилась коту и спрашивает:
      — Скажи, добрый молодец, кто ты такой? Как тебя по имени звать?
      А кот спину выгнул, усы растопорщил и говорит:
      — Я из сибирских лесов Кот Котофеевич.
      — Пойдём ко мне в гости, Кот Котофеевич.
      Привела лиса кота в свою нору, и стали они вместе жить.
      На другой день отправилась лиса за припасами, а кот дома остался. Бежит лиса, а навстречу ей волк:
      — Где ты, лисонька, пропадала?
      — А я заму яс вышла.
      — А за кого?
      А есть таков — из сибирских лесов Кот Котофеевич.
      — А как бы мне посмотреть его?
      — Можно. А только Кот Котофеевич у меня сердитый, коли кто не по нем, сейчас съест. К нему без подарков нельзя итти. Приготовь подарок, да приходи познакомиться.
      Идёт лиса дальше, а навстречу ей медведь.
      — Где ты, лисонька, пропадала? Давно тебя не видно.
      — А я замуж вышла.
      — А за кого?
      — А есть таков — из сибирских лесов Кот Котофеевич.
      — А как бы мне посмотреть его?
      — Можно. А только Кот Котофеевич у меня сердитый, коли кто не по нем, сейчас съест. К нему без подарков нельзя итти. Приготовь что-нибудь, да приходи познакомиться.
      Принёс волк барана, а медведь притащил целого быка.
      — Здравствуй, брат Михаил Иванович, — говорит волк.
      — Здравствуй, брат Левон. Что, не видал лисицы с Котом Котофеевичем? — спрашивает медведь.
      — Нет, брат, давно дожидаюсь.
      — Ступай зови.
      — Нет, не пойду, Михаил Иванович. Сам иди, ты посмелей меня.
      — Нет, брат Левон, и я не пойду.
      Вдруг, откуда ни возьмись, бежит заяц. Медведь как крикнет:
      — Иди-ка сюда, косой!
      Заяц испугался, прибежал.
      — Ну, косой, знаешь, где лиса живёт?
      — Знаю, Михаил Иванович.
      — Ступай скорей, да скажи лисе, что Михайло Иванович с братом Левоном Ивановичем давно уже ждут её с Котофеем Котофеевичем. И подарки принесли.
      Заяц пустился во всю прыть к лисе. А медведь и волк стали думать, где бы им спрятаться. Медведь говорит:
      — Я полезу на сосну.
      — А мне куда деваться? — спрашивает волк. — Ведь мне на дерево не забраться. Спрячь меня куда-нибудь, Михайло Иванович.
      Медведь положил волка в кусты, завалил его сухими листьями, а сам влез на сосну и поглядывает, не идёт ли Котофей Котофеевич.
      Заяц прибежал к лисе и говорит:
      — Михайло Иванович с братом Левоном Ивановичем прислали сказать, что давно готовы, — ждут тебя с Котофеем Котофеевичем и подарки принесли.
      — Ступай, косой, скажи — сейчас будем.
      Вот идёт кот с лисой. Медведь увидел их и шепчет волку:
      — Ну, брат Левон, идёт лиса с Котофеем Котофеевичем. Какой же он маленький!
      А кот увидал быка, шерсть на нём взъерошилась, начал он рвать мясо зубами и когтями, а сам урчит: «Мяу, мяу».
      А медведю со страху слышится: «Мало, мало»!
      «Не велик зверь, а прожористый, — думает медведь. — Нам четверым не съесть, а ему одному мало!»
      Захотелось и волку посмотреть на Котофея Котофеевича, да через листья не видно. Стал он нос высовывать, а кот услыхал, что листья шевелятся, подумал, что это мышь. Как кинется, — и вцепился в волчью морду.
      Волк вскочил и пустился бежать. А кот испугался его и прыгнул на сосну, где медведь сидел.
      Испугался медведь — думает и до него дело дошло. Кинулся с дерева на землю, вскочил, да бежать.
      А лиса им вслед кричит:
      — Вот погодите! Задаст вам Котофей Котофеевич!
      С той поры все звери в лесу стали кота бояться.
     
     
      КОТ, КОЗЁЛ ДА БАРАН
     
      Жили-были в одном дворе кот, козёл да баран. Жили они дружно: сена клок, — и тот пополам, а коли вилы в бок, — так одному коту Ваське. Он такой вор и разбойник: каждый час на промысле, и где что плохо лежит, — туда и глядит.
      Вот однажды лежат себе козёл и баран и разговаривают промеж себя.
      Откуда ни возьмись котишка-мурлышка, серый лобишка, идёт да таково жалостно плачет. Козёл да баран спрашивают:
      — Кот-коток, серенький лобок, о чём ты плачешь, на трёх ногах скачешь?
      Отвечает им кот:
      — Как мне не плакать? Била меня баба, била, уши выдирала, ноги поломала, да ещё удавку на меня припасала.
      — А за что же на тебя такая беда приключилась? -спрашивают козёл да баран.
      Эх, да за то, что нечаянно сметанку слизал.
      И опять заплакал кот-мурлыка.
      — Кот-коток, серый лобок, о чём же ты ещё плачешь?
      — Как мне не плакать? Баба меня била, била да приговаривала: придёт ко мне зять, где будет сметанки взять? Придётся колоть козла и барана.
      Заревели тут козёл и баран:
      — Ах ты, серый кот, бестолковый твой лоб, за что ты нас-то загубил?
      Стали втроём думать: как быть и что делать, и порешили всем втроём бежать.
      — А что, средний, брат баранок, — спрашивает кот-мурлыка, — крепок ли у тебя лоб? Попробуй-ка о ворота.
      Баран с разбегу стукнулся о ворота лбом: покачнулись ворота, да не отворились.
      Поднялся старший брат — козёл, разбежался, ударился лбом, и ворота отворились.
      Пыль столбом поднимается, трава к земле приклоняется, бегут козёл да баран, а за ними скачет на трёх ногах кот-серый лоб.
      Устал он и просит названных братьев:
      — Старший брат да средний брат, не оставьте меньшого братишку на съедение зверям.
      Взял козёл посадил кота на себя, и понеслись они опять по горам, по долам, по сыпучим пескам.
      Долго бежали, — и день и ночь, пока в ногах сил хватило.
      Вот пришли они на скошенное поле, а на том поле стога, что города, стоят. Остановились козёл, баран да кот отдыхать. А ночь была осенняя, холодная.
      «Где огня добыть?» думают козёл да баран; а котишка-мурлышка уж добыл бересты, обернул козлу рога и велел им с бараном стукнуться лбами.
      Стукнулись козёл с бараном лбами, да так крепко, что искры из глаз посыпались: береста так и загорелась.
      — Ладно, — сказал серый кот, — теперь обогреемся. — И зажёг стог сена.
      Не успели они обогреться, — глядь приходит к ним незванный гость, Михайло Иванович.
      — Пустите, — говорит, — братцы, обогреться да отдохнуть: что-то мне неможется.
      — Добро пожаловать, Михайло Иванович. Откуда, брат, идёшь?
      — Ходил на пасеку, да подрался с мужиками, оттого и хворь приключилась. Иду к лисе лечиться.
      Стали вчетвером тёмную ночь коротать: медведь под стогом, мурлыка на стогу, а козёл с бараном у огня.
      Заснули медведь, козёл да баран. Дремлют, а котишка-мурлышка один не спит и всё видит. И видит он, — идут семь волков серых, восьмой волк белый, и прямо к огню.
      — Фу-фу, — говорит белый волк козлу да барану. — Какой такой народ здесь? Давайте силу пытать.
      Заблеяли тут козёл да баран, а котишка-серый ло-бишка и говорит:
      — Ах ты, белый волк, над волками начальник, не серди ты нашего старшего: он уж очень сердит! Как расходится, — никому не сдобровать. Или не видишь у него бороды? В ней-то и сила: бородой он зверей побивает, а рогами только кожу снимает. Лучше с честью подойдите да попросите: хотим мы с твоим меньшим братишкой поиграть, который под стогом лежит.
      Волки поклонились козлу, обступили Мишку и ну с ним заигрывать. Вот медведь крепился-крепился, да как хватит лапой по волку. Завыли волки и, поджав хвосты, убежали.
      А козёл и баран подхватили Мурлышку на спину и скорее домой.
      — Полно, — говорят, — без пути таскаться. Ещё не в такую беду попадёшь.
      А старик со старухой были рады-радёшеньки, когда козёл с бараном вернулись.
     
     
      СОБАКА И ВОЛК
     
      Выла у хозяина собака — Серко. Пока была собака молода и сильна, хозяин кормил её, а как состарилась, сил не стало, так и прогнал её со двора.
      Идёт Серко по полю, а навстречу ему волк.
      — Чего ты тут бродишь? — спрашивает волк.
      А Серко в ответ:
      — Да что, брат, — пока был силён, кормил меня хозяин, а как состарился. — и прогнал он меня.
      — Плохо твоё дело, — говорит волк. — А хочешь, я так сделаю, что хозяин снова кормить будет?
      — Сделай, голубчик. Может, и я тебя когда чем отблагодарю.
      — Ну, слушай. Как выйдет хозяин с женой на поле жать, да положит хозяйка ребёночка под копну, так ты поблизости ходи, чтобы я знал, где то поле. Я схвачу ребёнка и понесу, а ты выскакивай, кидайся на меня и отнимай ребёнка. Я будто испугаюсь, брошу его, а ты его хозяйке неси.
      Вот вышли хозяин с женой на поле жать. Хозяйка положила ребёночка под копну. Сама жнёт, а на ребёнка поглядывает.
      Вдруг волк изо ржи как выскочит. — ухватил ребёнка и потащил. Серко на него как кинется. — лает, хватает! А хозяин кричит:
      — Серко, лови! Серко, отнимай!
      Отпустил волк ребёнка, а Серко поднял и тащит хозяйке.
      Хозяйка ребёнка подхватила, а хозяин вынул из сумы ковригу хлеба, отрезал ломоть и даёт Серку. Пошли вечером домой и Серко с собой зовут.
      Дома хозяин и говорит жене.
      — Жена, вари галушек побольше, да салом заправь пожирней.
      Сварила жена галушки; сел хозяин за стол в Серко посадил.
      — Ну, клади нам, жена, — будем ужинать.
      Положила жена в миску галушек, а муж набрал их в чашку, да подул, чтоб Серко не обжёгся, и дал собаке.
      Так и зажил Серко у хозяина лучше прежнего.
      Вот и думает Серко: «Надо теперь мне волка отблагодарить, что помог мне так».
      А тут хозяева стали дочь замуж выдавать, стали пир пировать. Серко и пошёл за волком в поле. Нашёл волка и говорит ему:
      — Приходи под вечер к плетню. Я тебя в избу проведу, — хозяева пируют, тебя не заметят. Вот и накормлю тебя на славу.
      Дождался волк вечера и пришёл туда, куда Серко велел. А у хозяев уж веселье идёт.
      Вышел Серко к волку, привёл его в избу и посадил под стол.
      Схватил Серко со стола ковригу хлеба, — и под стол. Схватил кусок мяса, — тоже под стол.
      Увидели гости, закричали, хотели собаку бить, а хозяин говорит:
      — Не бейте Серко: он какое добро мне сделал, — ребёнка от волка спас, — теперь я его по самую смерть кормить буду.
      Хватает Серко со стола, что получше, и всё волку. Наелся волк с голодухи, развеселился и говорит:
      — Весело мне, Серко, — буду теперь песни петь.
      — Не пой, волк, — худо тебе будет. Лучше я тебе вина принесу.
      Выпил волк, ещё больше развеселился, да как завоет.
      Тут хозяин и гости испугались, из-за стола повыскакали, кричат, хотят волка бить. А Серко на волка навалился, будто загрызть хочет, а сам его к дверям да к дверям толкает.
      Хозяин кричит:
      — Не бейте волка, ещё Серко убьёте! Серко сам с волком справится!
      Вывел Серко волка из избы, провёл в поле и говорит:
      — Ну, прощай, волк. Ты мне добро сделал, и я тебе отплатил, как мог.
      Так они и распрощались.
     
     
      ЛИСА И ДРОЗД
     
      Упала лиса в яму, а над этой ямой стояло дерево, а на дереве вил гнездо дрозд.
      Лисица сидела-сидела в яме, всё на дрозда смотрела и говорит ему:
      — Дрозд, дрозд, что ты делаешь?
      Гнездо вью.
      Для чего тебе гнездо?
      Детей выведу.
      — Дрозд, накорми меня. Если не накормишь, я твоих детей поем.
      Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу ему накормить. Полетел в село, принёс ей курицу. Лисица курицу съела и говорит опять:
      Дрозд, дрозд, ты меня накормил?
      Накормил.
      — Ну, напой же меня!
      Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу напоить. Полетел в село, принёс ей воды Напилась лисица и говорит:
      — Дрозд, дрозд, ты меня накормил?
      — Накормил.
      — Ты меня напоил?
      Напоил.
      Вытащи меня из ямы!
      Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу вынимать. Вот начал он палки в яму метать. Набросал столько, что лисица выбралась по палкам из ямы и возле самого дерева легла, протянулась.
      — Ну, — говорит, — накормил ты меня, дрозд?
      — Накормил.
      — Напоил ты меня?
      — Напоил.
      — Вытащил из ямы?
      — Вытащил.
      — Ну, рассмеши же меня теперь!
      Дрозд горевать, дрозд тосковать, как лисицу рассмешить.
      Я, — говорит, — полечу, а ты, лиса, иди за мной.
      Полетел дрозд в село, сел на ворота, а лисица под ворота. Дрозд начал кричать:
      — Бабка, бабка, дай пирога! Бабка, бабка, дай пирога! Услыхали собаки, выскочили и прогнали лису.
     
     
      ТРИ МЕДВЕДЯ
     
      Одна девочка ушла из дому в лес. В лесу она заблудилась и стала искать дорогу домой, да не нашла, а пришла в лесу к домику.
      Дверь была отворена: она посмотрела в дверь, видит, — в домике никого нет, и вошла.
      В домике этом жили три медведя. Один медведь был отец, звали его Михаил Иванович. Он был большой и лохматый. Другой была медведица. Она была поменьше, и её звали Настасья Петровна. Третий был маленький медвежонок, и звали его Мишутка.
      Медведей не было дома, — они ушли гулять по лесу.
      В домике было две комнаты. Девочка вошла в первую комнату и увидала на столе три чашки с похлёбкой. Первая чашка очень большая, была Михайлы Пвановичева; вторая чашка, поменьше, была Настасьи Петровны; третья, синенькая чашечка, была Мишуткина. Подле каждой чашки лежала ложка: большая, средняя и маленькая.
      Девочка взяла самую большую ложку и похлебала из самой большой чашки. Потом взяла среднюю ложку и похлебала из средней чашки, потом взяла маленькую ложку и похлебала из синенькой чашечки. И Мишуткина похлёбка ей показалась лучше всех.
      Девочка захотела сесть и видит у стола три стула: один большой — Михайлы Ивановичей, другой поменьше — Настасьи Петровны и третий маленький, с красненькой подушечкой — Мишуткин.
      Она полезла на большой стул и упала; потом села на средний стул, — на нём было неловко; потом села на маленький стульчик и засмеялась, — так было хорошо.
      Она взяла синенькую чашечку на колени и стала есть. Поела всю похлёбку и стала качаться на стуле.
      Стульчик проломился, и она упала на пол. Она встала, подняла стульчик и пошла в другую горницу.
      Там стояли три кровати: одна большая — Михайлы Ивавовичева, другая средняя — Настасьи Петровны, третья — Мишенькина.
      Девочка легла в большую, — было слишком просторно; легла в среднюю, — было слишком высоко; легла в маленькую, — кроватка пришлась ей как раз впору, и она заснула.
      А медведи пришли домой голодные и захотели обедать.
      Большой медведь взял свою чашку, заглянул и заревел страшным голосом:
      — Кто хлебал в моей чашки?
      Настасья Петровна посмотрела свою чашку и зарычала не так громко:
      — Кто хлебал в моей чашке?
      А Мишутка увидал свою пустую чашку и запищал тонким голосом:
      — Кто хлебал из моей чашки и всё выхлебал?
      Михайло Иванович взглянул на свой стул и зарычит страшным голосом:
      — Кто сидел на моём стуле и сдвинул его с места?
      Настасья Петровна взглянула на свой стул и зарычала не так громко:
      — Кто сидел на моём стуле и сдвинул его с места?
      Мишутка взглянул на свой сломанный стульчик и пропищал:
      — Кто сидел на моём стуле и сломал его?
      Медведи пришли в другую горницу.
      — Кто ложился на мою постель и смял её? — заревел Михайло Иванович страшным голосом.
      — Кто ложился на мою постель и смял её? — зарычала Настасья Петровна не так громко.
      А Мишенька подставил скамеечку, полез в свою кроватку и запищал тонким голосом:
      — Кто ложился на мою постель?
      И вдруг он увидел девочку и завизжал так, как будто его режут.
      — Вот она! Держи! Держи! Вот она! Ай-я-яй! Держи!
      Он хотел её укусить.
      Девочка открыла глаза, увидала медведей и бросилась к окну.
      Оно было открыто, девочка выскочила в окно и убежала. И медведи не догнали её.
     
     
      КОТ И ПЕТУХ
     
      Жила старуха, были у неё коровушка, кот да петушок. Коровушку старуха доила, кота молочком поила, а петушку зёрен сыпала, — ешь сколько хочешь.
      Хорошо жилось коту да петушку, да не стерпели — напрокудили: кот сметану слизал, а петушок на огород забрался, все гряды разрыл.
      Увидала старуха, кота оттрепала, а петуха хворостинкой из огорода выгнала.
      Обиделись кот да петух.
      — Не хотим со старухой жить: пойдём в лес, избу поставим да станем годовать.
      Сговорились. Пошёл сначала кот. Всё справил: избу поставил, печку сложил.
      Какова зверюшка, такова и избушка: двери соломинкой подпираются.
      Приходит кот за петухом:
      — Пойдём, брат Петя, всё готово, и печка складена, только дров нарубить надо.
      Пошли кот с петухом. Всё обошли, осмотрели. Хороша изба у кота сложена, хороша и печка. На нетопленной ночевали, — дров нет.
      На утро и говорит кот петушку:
      — Пойду я, Петя, дрова рубить, а ты на печке сиди, не выглядывай: лиса недалечко живёт, — не стащила бы тебя.
      Ушёл кот. Дверь соломинкой заложил, а петух на печи остался.
      Сидит он. Скучно петушку. А лиса тут как тут. Уселась под окошком и запела:
     
      — Петушок, петушок,
      Петя, красный гребешок!
      Маслена головушка,
      Шёлкова бородушка.
     
      Что ты рано встаёшь?
      Что ты громко поёшь?
      Нам всем спать не даёшь.
     
      А Петька на печке:
     
      — Ко-ко-ко! Ко-ко-ко!
      Не боюсь никого!
      Когда хочу, тогда пою.
      Тебе какое дело?
     
      С печки соскочил, крылья распустил, хочет с лисой драться. А лисица опять своё. Петух к двери... Дверь на запоре... Он на окно:
     
      — Ко-ко-ко! Ко-ко-ко!
      Не боюсь никого!
      Когда хочу, тогда пою.
      Тебе какое дело?!!
     
      Высунулся петух из окна, а лиса его за головушку, за шёлкову бородушку, на спину перекинула, да в лес и потащила.
      Плачет петушок, кричит:
     
      — Котя-коток,
      Родименький браток!
      Несёт меня лиса
      Во тёмные леса,
      По запутанным дорогам,
      По кривым поворотам,
      По-за кустикам,
      По-за кочечкам,
      По-за серым камешкам,
      Хочет меня съесть!
     
      Кот услыхал... Кот прибежал... Спина дугой, хвост трубой, глаза горят, когти выпущены... Ну лису царапать!
      Лиса биться, лиса трепыхаться... Вилась, билась, а петушка отпустила.
      Подхватил кот петушка, да домой бежать. Прибежал, говорит петушку:
      — Зачем не терпел, зачем на лису сунулся? Хорошо я прибежал, а то бы смерть тебе.
      На утро кот опять собирается дрова рубить. Петушку наказывает:
      — Смотри, Петя, терпи, лисе не откликайся, на печку садись, крылышком укройся.
      Ладно, коток! Ладно, браток! Буду терпеть, на печке сидеть.
      Ушёл кот. Две соломинки на дверь наложил. А петушок на печке сидит, крылышком укрылся. Сидит не шелохнётся. А лисица тут как тут. Под окошком сидит, ту же песенку поёт:
     
      — Петушок, петушок!
      Петя, красный гребешок!
      Маслена головушка,
      Шёлкова бородушка.
     
      Что ты рано встаёшь?
      Что ты громко поёшь?
      Нам всем спать не даёшь.
     
      Терпит петушок. На печке сидит, тихонько приговаривает:
     
      — Ко-ко-ко! Ко-ко-ко!
      Не боюсь никого!
      Когда хочу, тогда пою.
      Тебе какое дело?
     
      А лисица всё своё, да всё громче, да задорней. Не вытерпел петушок обиды, с печки соскочил, крылья распустил, во весь голос завопил:
     
      — Ко-ко-ко! Ко-ко-ко!
      Не боюсь никого!
      Когда хочу, тогда пою.
      Тебе какое дело?!!
     
      Да к окну, да с лисицей в драку. А лисица его за головушку, за шёлкову бородушку. На спину перекинула, да в лес бежать.
      Плачет петушок, во весь голос кричит:
     
      — Котя-коток,
      Родименький браток!
      Несёт меня лиса
      Во тёмные леса,
      По запутанным дорогам,
      По кривым поворотам,
      По-за кустикам,
      По-за кочечкам,
      По-за серым камешкам,
      Хочет меня съесть!
     
      Кот услыхал... Кот прибежал... Спина дугой, хвост трубой, глаза горят, когти выпущены! Ну лисицу царапать!
      Вилась лисица, билась, а петушка отпустила. Подхватил кот петушка, да домой.
      Прибежал, петуху выговаривает:
      — Зачем не терпел? Хорошо я услыхал да прибежал, не то бы смерть тебе.
      На утро кот топор берёт, дрова рубить собирается, петушку наказывает:
      — Смотри, Петя, терпи. Лисе не откликайся. На печку садись, носом в уголок уткнись, глазки закрой, крылышком укройся.
      — Ладно, коток. Ладно, браток. Вуду терпеть, на печке сидеть, в уголок смотреть.
      Ушёл кот. Дверь на три соломинки заложил. Петушок на печке сидит, носком в уголок, закрыл глазок и крылышком укрылся. А лисица тут как тут. Под окошком сидит, громко таково говорит:
     
      — Петушок, петушок,
      Петя, красный гребешок!
      Маслена головушка,
      Шёлкова бородушка.
     
      Что ты рано встаёшь?
      Что ты громко поёшь?
      Нам всем спать не даёшь.
     
      А петушок на печке головушку прижимает, не слушает. Пуще лисица поёт, дразни! петушка. Не терпится петушку, бормочет под крылышком тихонько:
     
      — Ко-ко-ко! Ко-ко-ко!
      Не боюсь никого!
      Когда хочу, тогда пою!
      Кому какое дело?
     
      Лисица дразнит петушка пуще прежнего. Петушок из-под крыла голову высунул, погромче приговаривает:
     
      — Ко-ко-ко! Ко-ко-ко!
      Не боюсь никого!
      Когда хочу, тогда пою!
      Кому какое дело?!
     
      Ой, не терпится петушку! На лавку вскочил, с лавки на белый пол, к дверям бежит, двери на запоре. Петушок к окну, орёт, вопит во всю глотку:
     
      — Ко-ко-ко! Ко-ко-ко!
      Не боюсь никого!
      Когда хочу, тогда пою!
      Кому какое дело?!!
     
      Да с лисицей в драку. А лисица цап его за головушку, за шёлкову бородушку, на спину перекинула, да в лес и потащила.
      Петушок кричал, петушок кота звал. А кот-браток далеко был, ничего не слыхал.
      Пришёл кот с работы, а петушка в избушке нет. Погоревал, погоревал кот и пошёл петуха выручать. Купил кот себе кафтан, красные сапожки, шапочку, сумку и гусли; нарядился гусляром, пошёл к лисицыной избушке и запел:
     
      — Стрень-брень, гусельки,
      Золотые струночки!
      Дома ли Лисафья
      Со своими детками:
     
      Один сын Терентьюшка,
      Другой Мелентьюшка,
      Третий Алёшка-паренёк.
     
      Одна дочь Чучелка,
      Другая Полчучелка,
      Третья Подмети-Шесток,
      Четвёртая Подай-Челнок.
     
      Послала лиса петуха посмотреть, кто там поёт. Вышел петушок. Как увидал кота, чуть было от радости не закричал:
      — Ку-ку-реку!
      Подхватил кот петушка, да бегом домой к старухе.
      Увидала старуха кота и петуха, обрадовалась.


        _____________________

        Распознавание текста и ёфикация — БК-МТГК.

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Техническая книга Радиоспектакли Детская библиотека

 




Борис Карлов 2001—3001 гг. karlov@bk.ru