На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека





Библиотека советских детских книг
Алембекова Н. «Сказки с хитринкой». Иллюстрации - С. Забалуев. - 1976 г.

Алембекова Н. «Сказки с хитринкой».
Иллюстрации - С. Забалуев. - 1976 г.


DjVu

 

СОДЕРЖАНИЕ

Н Алембекова О чём рассказывают эти сказки 5
Наговорная водица Русская сказка 9
Святые «помогли» Украинская сказка 12
Мулла с колокольчиками Абхазская сказка 13
Вдова и корова Армянская сказка 16
Дары аллаха Татарская сказка —
Каждому своё Литовская сказка 22
Старик, быки, шапка и поп Грузинская сказка —
О чём нельзя спрашивать Еврейская сказка 27
Солдат на исповеди Русская сказка —
Табиб по наследству Таджикская сказка 29
Перехитрил Татарская сказка 31
Как обжора легенду рассказывал Чеченская сказка 33
Аллах с падишахом заодно! Таджикская сказка —
Обманщик Калмыцкая сказка 36
Как святые сметану ели Украинская сказка 38
Пёс шахсеванского хаджи Азербайджанская сказка 41
Бог и хомут Белорусская сказка 43
Как попасть в рай Туркменская сказка 44
Святой осёл Казахская сказка 46
Барашек муллы Узбекская сказка 50
Знахарь Русская сказка —
Как заработать милость аллаха Азербайджанская сказка 56
Волшебный цветок Татарская сказка, 57
«Справедливое» решение Башкирская сказка 61
Как свинью хотели украсть Литовская сказка 63
«Водица, водица, помоги исцелиться!» Белорусская сказка 67
Святой дух Русская сказка —
Зачем же ставить памятник? Чеченская сказка 69
Что кому снилось Украинская сказка70
Кто дал бедняку богатство? Киргизская сказка 71
Умный или глупый? Еврейская сказка 76
Ясновидец Кумыкская сказка 77
Молится тот, кто без дела, постится тот, кто без хлеба Туркменская сказка 80
Дьякон — безбородый обманщик Грузинская сказка 81
Признак глупости Таджикская сказка 85
Как попа охотиться учили Карельская сказка 86
Толкователь снов Казахская сказка 88
Чудотворец Узбекская сказка 89
Светопреставление и шашлык Таджикская сказка 90
Чьи коровы? Русская сказка 91
Аллах и мера пшеницы Туркменская сказка 95
Смелый охотник и шаман Чукотская сказка 96
Трусливый Ваня Русская сказка 99
Тулпар Казахская сказка 100
«Делите сами!» Башкирская сказка 104
Галдан и Баир Бурятская сказка 105

      О ЧЁМ РАССКАЗЫВАЮТ ЭТИ СКАЗКИ
     
      Много сказок существует на свете: одни рассказывают о добрых и злых волшебниках, другие — о необыкновенных приключениях и подвигах славных богатырей, третьи весело и остроумно высмеивают глупость, невежество, жадность, обман...
      Вспоминая своё детство, Максим Горький писал: «...сказки няньки и песни бабушки внушили мне смутную уверенность, что есть кто-то, кто хорошо видел и видит всё глупое, злое, смешное... кто-то очень умный и смелый».
      Это народ, умный и смелый, в своих сказках, пословицах и поговорках смеётся и над царями, и над богами, и над попами... Борется с ними острым и метким словом.
      И у каждого народа есть антирелигиозные сказки, направленные против бога, религии и её служителей.
      Во все времена религия одурманивала сознание народа, сковывала его волю, внушая мысль о бессилии перед всемогущим богом.
      Об этом писалось и в священных книгах, об этом твердили и «посланцы божий» на земле— попы, ксёндзы, муллы, раввины, шаманы и прочие священнослужители.
      Тем, кто верует в бога, они сулили прекрасную жизнь... после смерти, в раю. А тех, кто осмеливался ослушаться, не повиноваться «божьему велению», пугали адом, страшными загробными муками.
      Народ видит алчность, лицемерие, продажность и лживость своих «духовных отцов» — священников.
      Он верит не им, а в силу своего разума, в крепость своих рук.
      Мудрая латышская пословица говорит: «Кто служит богу, тот не работает, а кто работает, тому незачем молиться».
      И своё истинное отношение к религии, к её служителям народ выражает в сатирических, насмешливых сказках. Поэтому главный герой народных сказок — будь то честный крестьянин, смекалистый батрак или храбрый охотник — всегда одерживает верх над жадным, злым, глупым попом, муллой или шаманом, подвергает их всеобщему позору, выставляет на посмешище.
      Вот жадный поп задумал обмануть мужика, отнять у него единственную корову (мало ему своих семи!), а сметливый мужик сам попа перехитрил (русская сказка «Чьи коровы?»). В башкирской сказке «Делите сами!» простой крестьянин проучил сразу семерых мулл.
      Народ не верит и в чудеса, которые творят «посланцы божий» на земле.
      Высмеивая небесные знамения и вещие сны, насмехаясь над «святым духом» и «ясновидцами», народ тем самым отрицает не только веру в бога, но и самого бога.
      Сказки беспощадны и к тем, чья голова забита молитвами, постами да священными книгами.
      Жил в одной татарской деревне крестьянин Хисам-агай. Целыми днями молился он, не вставая с молитвенного коврика... До чего он домолился, как проучила его умная Зейнаб, вы узнаете из сказки «Дары аллаха».
      А в еврейской сказке «Умный или глупый?» высмеивается некий «умник», который вздумал на себе проверить изречение из священной книги.
      «Сказка — ложь, да в ней намёк — добрым молодцам урок». Так пусть же и сказки о различных суевериях, также входящие в этот сборник, послужат уроком для тех, кто ещё верит в существование домовых, верит снам и ворожбе, в чудодейственную силу «святой» водицы.
      Суеверие — признак слабости человека, неуверенности в собственных силах.
      Трусливый мальчик из русской сказки испугался... теста в кадке. «Тесто подходит, пузыри пускает и пыхтит — пых да пых... а Ваня-то думал, что это домовой...»
      А вот старушка поверила в чудотворную силу «водицы наговорной», которую ей вынес в ковшичке «старец низенький, щупленький, седая бородушка клинышком». А была ли та водица чудотворной? Подумайте сами.
      Бесконечно разнообразны сказки о проделках ловких и хитрых обманщиков.
      Созданные разными народами, сказки эти едины в своём резком отрицании невежества и темноты. Поэтому без всякой жалости смеётся народ над теми, кого дурачат, обманывают «святые отцы», «ясновидцы» и прочие служители, отмеченные «божьей благодатью». Вот «чудотворец» из узбекской сказки дурачит невежественных дехкан; в таджикской — табиб, знахарь, «лечит» больных, а в русской— хитрый мужичок, про прозвищу Жучок, ворожит и гадает...
      Не слепое подчинение судьбе и божьим предначертаниям, не надежду на счастливую загробную жизнь, а борьбу за счастье, за прекрасную жизнь здесь, на земле, утверждают мудрые народные сказки.
      Включённые в этот сборник сказки создавались и на обширных русских просторах, и на берегах тихих украинских речек, и на Кавказе, и на Чукотке. Их сочиняли и рыбаки Прибалтики, и скотоводы Средней Азии, и охотники Карелии.
      Весёлые и забавные, умные и лукавые сказки составляют эту книжку. Потому-то она и названа— «Сказки с хитринкой».
      Н. Алембекова
     
     
      НАГОВОРНАЯ ВОДИЦА
      Русская сказка
     
      Жили в одной деревне старик со старухой. Плохо они жили — всё бранились да ссорились. Бывало, старик скажет старухе слово, а она ему — два! Он ей пять, а она ему — десять! Так слово за слово и побранятся, поссорятся! А из-за чего поссорились-побранились — и сами не знают!
      — Да с чего же мы браниться-то начали, старуха? — спросит, бывало, старик.
      — Да всё ты виноват, неладный, всё ты! — отвечает ему старуха.
      — Нет, ты, старая, виновата, всё ты! — не уступает ей старик.
      — Не я, а ты! Ты, а не я! — кричат они оба разом.
      Начнут виноватого искать да и снова побранятся. Такой крик поднимут, что хоть вон беги!
      Ссорились старик со старухой да бранились, а соседи слушали да терпели. Терпели соседи, терпели да и говорят как-то старухе:v
      — Сходила бы ты, Маремьянушка, к старцу на гору. На горе тут старец один живёт, на водицу шепчет. Водица-то наговорная — людям помогает. Может, и вам водица-то поможет — ссориться-браниться перестанете. Сходила бы, Маремьянушка!
      Послушалась старуха добрых людей да и пошла к старцу на гору. Подошла она к его избёнке, в окошко постучала. Вышел из избёнки старец — низенький, щупленький, седая бородушка клинышком.
      Рассказала Маремьянушка старцу про нелады со стариком своим.
      Выслушал её старец, вошёл в избёнку и вынес старухе водицы в ковшичке. Вынес он водицу в ковшичке и пошептал на ту водицу, Пошептал старец на водицу и вылил её в скляночку. Отдаёт скляночку старухе и говорит:
      — Возьми-ка, голубушка, эту водицу, А как домой придёшь да старик твой скажет тебе слово бранное, ты и хлебни из скляночки. Хлебни водицы и во рту держи. Не плюнь, не глотни — всё во рту держи! Держи водицу во рту, пока твой старик не угомонится! Все нелады ваши и пройдут!
      Поблагодарила Маремьянушка старца, взяла скляночку с наговорной водицей и домой пошла. Пришла старуха домой — только за порог ступила, старик и начал её бранить. Бранится старик на старуху: мол, ходит старуха невесть где и самовара не ставит, ничем его не поит, не потчует!
      Тут старуха водицу-то из скляночки и хлебни! Хлебнула старуха водицы и во рту держит, как старец велел. Глядит старуха — замолчал старик! Обрадовалась старуха, стала самовар ставить. Стала самовар-то ставить да и загреми трубой! Снова старик забранил старуху. Бранится старик на старуху, что нескладная, мол, у него старуха — не тем концом, видно, руки у неё воткнуты.
      Обидно старухе эдакие слова-то слушать, да делать нечего. Снова хлебнула старуха водицы из скляночки. Хлебнула старуха водицы и во рту держит, как старец велел. Глядит старуха — замолчал старик!
      Так с тех пор и повелось у них: старик браниться начнёт — старуха за скляночку хватается. Глядишь, и замолчит старик. Так и перестали они браниться-ссориться! Радуется старуха да удивляется, как водица наговорная со стариком справилась! Радуется Маремьянушка да соседям хвалится: помогла, мол, водица-то наговорная! Ох, как помогла!
     
      СВЯТЫЕ «ПОМОГЛИ»
      Украинская сказка
     
      Как-то зимой ехал мужик по дороге. Ехал он, ехал, и застала его метель. Замело дорогу. Мужик и не знает, куда ехать. Лошадь сбилась с пути и попала в овраг. Никак из оврага не выберется — совсем из сил выбилась.
      Испугался мужик и стал молиться Николаю-угоднику. Помолился мужик, да не помогла ему молитва. Не может лошадь из оврага выбраться!
      Помолился тогда мужик деве Марии — матери божьей. И эта молитва не помогла — не может лошадь из оврага вылезти! Совсем обессилела лошадь, и мужик устал. Уж и не знает он, какому ещё святому помолиться. И вспомнил мужик о сорока мучениках. И помолился этим святым. Помолился мужик и крепко лошадь кнутом хлестнул. Лошадь рванулась и навалилась на одну оглоблю. Навалилась лошадь на оглоблю и сломала её. Рассердился мужик и громко закричал:
      — Эх, дурни, дурни! Зачем же вы все сорок на одну оглоблю навалились? Надо бы вам разделиться, тогда не случилось бы этой беды. Святые, святые, а глупые!
      ? -
     
      МУЛЛА С КОЛОКОЛЬЧИКАМИ
      Абхазская сказка
     
      В далёкие времена жил один бедняк. И вот однажды пошёл бедняк в дальнее селение — на заработки.
      Проработал он в этом селении год и заработал сто рублей. Обрадовался бедняк и решил остаться здесь ещё на год. Но куда спрятать заработанные деньги, кому отдать на хранение сто рублей? Долго раздумывал бедняк. Вдруг он вспомнил про муллу [Мулла — мусульманский священник], который жил в том же селении.
      У того муллы на руках были нацеплены колокольчики. На каждом пальце по колокольчику.
      Спросили как-то люди у муллы: зачем он эти колокольчики к пальцам подвесил? Отвечал людям мулла:
      — Колокольчики эти я подвесил затем, чтобы не задеть ни одного мелкого божьего создания! Ведь повсюду летают комары, бабочки, букашки и таракашки. Не будь колокольчиков — я мог бы задеть их пальцами и нанести им вред. А мои колокольчики предупреждают эти создания об опасности, и они разлетаются! Ни одного божьего творения я не смею обидеть!
      Вспомнил бедняк про этого муллу и решил отдать ему на хранение свои сто рублей.
      Прошёл ещё один год. Собрался бедняк в дорогу, в родной дом. Пришёл он к мулле с колокольчиками и просит вернуть ему сто рублей. Удивился мулла.
      — Какие сто рублей? — воскликнул он. — Я не брал у тебя никаких денег! И откуда у такого оборванца, как ты, могут быть деньги?
      Долго кричал мулла и размахивал руками, А на руках звенели все его десять колокольчиков.
      Испугался бедняк гнева «праведного» муллы, понурил голову и ушёл ни с чем. Вышел бедняк из дома муллы, сел у дороги и залился слезами. Шла по дороге какая-то женщина с маленькой девочкой, увидела она бедняка и спросила:
      — Почему ты плачешь и кто обидел тебя?
      Рассказал ей бедняк про свои сто рублей и про муллу с колокольчиками. Выслушала женщина бедняка, задумалась, а потом сказала:
      — Приходи завтра в полдень в дом муллы. Он отдаст тебе твой деньги.
      На другой день в полдень пришла эта женщина к мулле с колокольчиками.
      — О мулла! — сказала она. — Я много слышала о твоей праведности и справедливости, вот потому и пришла к тебе. Мой муж — богатый купец. Сегодня он отправился в далёкий город за товаром. Остались дома я да наша маленькая дочка. Я очень боюсь разбойников и грабителей. Прошу тебя, о мулла, прими от меня на хранение пятьсот рублей.
      Мулла обрадовался и важно произнёс:
      — Хорошо поступаешь, дочь моя! Лучшего места для хранения таких денег ты и не найдёшь!
      Протянула женщина мулле узелок. Задрожали у муллы руки от жадности, и затряслись на них все десять колокольчиков.
      В это время вошёл в дом бедняк и снова попросил у муллы свои деньги. На этот раз мулла не стал спорить с бедняком, Боялся он, что женщина передумает и не отдаст ему на хранение свои пятьсот рублей. Досадно стало мулле. Но делать нечего — пришлось вернуть бедняку деньги. Взял бедняк свои деньги и вышел из дому.
      Только мулла с колокольчиками протянул руку за деньгами женщины, как вбежала в дом маленькая дочка этой женщины. Вбежала девочка в дом и закричала радостно, что отец вернулся с дороги. Услышав эту весть, женщина стала приплясывать. Мулла тоже начал танцевать, звеня всеми своими десятью колокольчиками. Удивилась женщина и сказала:
      — О мулла, я танцую потому, что вернулся мой муж! А отчего танцуешь ты?
      — От твоей хитрости, о женщина! — отвечал мулла, — Мы оба танцуем, но это не значит, что оба радуемся.
      Засмеялась женщина и вышла из дома муллы. На улице её ожидал бедняк. Стал благодарить он женщину, а она сказала ему:
      — Я нарочно придумала рассказ о муже и пятистах рублях. Если бы не моя хитрость, мулла не отдал бы тебе твой деньги. Ты же впредь не обольщайся льстивыми речами и звоном колокольчиков!
      Отправился бедняк в дорогу, а женщина вернулась в свой дом. И оба они радовались. Порадуемся и мы вместе с ними.
     
      ВДОВА И КОРОВА
      Армянская сказка
     
      Жила одна вдова. Был у вдовы пасынок [Пасынок — неродной сын.]. Жили они бедно-бедно.
      У вдовы была корова. У пасынка — осёл.
      Пасынок крал корм у коровы и давал своему ослу. Узнала об этом вдова, стала молиться и просить бога:
      — Господи, господи, убей осла! Убей осла, господи!
      Скоро у вдовы подохла корова. Бедная женщина горько заплакала и сказала:
      — О господи! Неужели ты не смог отличить осла от коровы?
     
      ДАРЫ АЛЛАХА
      Татарская сказка
     
      Жил, говорят, в одной деревне очень набожный человек — Хисам-агай [Агай — дядя, а также обращение к старшему по возрасту мужчине.]. День и ночь сидит он на молитвенном коврике — всё молится.
      Обращается к аллаху и восклицает:
      — О аллах! Спаси и помилуй меня от бед и напастей! Ниспошли мне счастья и богатства! Ниспошли мне дары свои, о всемогущий аллах!
      Смотрела на него жена, смотрела и сердилась — ведь коврик не поле, на нём хлеба не посеешь, молитвами сыт не будешь! Слушала Зейнаб, слушала, как муж молится, о чём аллаха просит, да и говорит однажды:
      — Ох и проучу я тебя, бездельника! Рассердился Хисам-агай на жену и закричал:
      — Не мешай моим молитвам!
      Ничего не ответила ему Зейнаб, но решила посмеяться над Хисам-агаем.
      Однажды Хисам-агай прервал свои молитвы, запряг лошадь и уехал в поле пахать. В полдень Зейнаб понесла ему в узелочке еду. Идёт она мимо реки и видит: сидят на берегу рыбаки и рыбу ловят.
      — Удачи вам! Богатого улова! — пожелала рыбакам женщина.
      — Спасибо! — отвечают рыбаки. — Подожди немного — не вытащим ли мы рыбки на твоё счастье!
      Закинули рыбаки сеть в воду и вытащили много-много рыбы. Обрадовались рыбаки и отдали половину улова жене Хисам-агая. Поблагодарила их женщина, завернула рыбу в платок и поспешила в поле.
      А Хисам-агай ждёт не дождётся жены — очень он устал с непривычки да и проголодался сильно. Но вот пришла наконец Зейнаб и отдала мужу узелок с едой. Хисам-агай за еду принялся, а Зейнаб домой пошла. Тут и придумала она одну хитрость. Идёт Зейнаб по пашне, вынимает рыбу из платка и незаметно в борозду кидает.
      А Хисам-агай поел, посидел немного и снова пахать начал. Идёт за сохой и видит — рыба в борозде лежит! Удивился Хисам-агай, подобрал рыбу и дальше пошёл. Видит — опять рыба валяется. И ещё! И ещё! Тогда Хисам-агай обрадовался очень и закричал жене вслед:
      — Погляди-ка, Зейнаб! Аллах ниспослал мне свои дары! Видно, дошли до всевышнего мои усердные молитвы! Аллах накидал мне с неба рыб в борозду!
      Взглянула Зейнаб на «дары аллаха» и притворилась, будто очень удивлена. А Хисам-агай отдал ей рыб и сказал:
      — Иди поскорее домой и зажарь этих небесных рыб к моему возвращению!
      Пришла Зейнаб домой, почистила всю рыбу, посолила её и спустила в погреб. А для Хисам-агая лапши наварила.
      Вечером приехал с поля Хисам-агай, Сел он за стол — жареной рыбы дожидается, А жена ставит перед ним большую миску с лапшой,
      — А где же рыба? — спрашивает Хисам-агай,
      — Какая рыба? — удивляется жена.
      — Да та самая, которую я в поле подобрал!—говорит Хисам-агай.
      Отвечает ему Зейнаб:
      — Опомнись, Хисам! Бывает ли в поле рыба?! Откуда ей там взяться!
      — Мне её аллах ниспослал за молитвы мои усердные! Я эту рыбу тебе отдал и велел зажарить к моему возвращению! — кричит Хисам-агай,
      — Не видала я никакой рыбы! — кричит Зейнаб. — Если твой аллах побросал тебе рыбу, пусть он и зажарит её для тебя!
      Долго спорили муж с женой. Скоро на их крики даже соседи сбежались.
      — Что случилось у вас? — спрашивают, — Отчего вы оба так кричите?
      — Нашёл я в поле несколько рыб. Отдал их жене и велел зажарить к моему возвращению! — рассказывает им Хисам-агай. — А жена говорит, что не видала никакой рыбы!
      — Да разве рыба водится в поле? — удивляются соседи.
      — Если аллаху угодно, то и в поле рыба может появиться! — отвечает Хисам-агай.
      «С ума сошёл наш Хисам-агай», — думают соседи. Связали они его по рукам и ногам и уложили на постель, а потом привели муллу.
      Мулла важно сказал:
      — Видно, в него вселился джинн! [Джинн — злой дух.] Молитвами и заклинаниями нужно изгнать джинна!
      Услыхал эти слова Хисам-агай и говорит:
      — Подожди, хазрет [Хазрет — вежливое, почтительное обращение к мулле.], молиться да заклинать! Ты лучше скажи, может ли по воле аллаха рыба появиться в поле? Я говорю, что аллах всесилен, а вот они не верят!еРастерялся мулла. Не знает, что и отвечать Хисам-агаю. «Если сказать, что по воле аллаха рыба может и в поле появиться, тогда ведь надо будет эту рыбу найти! А где ж её искать? — думает мулла. — Тогда люди и меня сочтут глупцом — станут надо мной смеяться. А если сказать, что не может рыба в поле очутиться, значит, признать бессилие аллаха. Тогда мне никто и верить не станет, и в мечеть больше ходить не будут!»
      Молчит мулла. И говорит тогда Хисам-агай:
      — Наверное, хазрет, и ты не веришь в силу аллаха всевышнего? Какой же ты тогда мулла?!
      Совсем тут мулла испугался и говорит торопливо:
      — Надо поскорей выгнать из тебя джинна! Это он говорит твоими устами!
      И мулла принялся быстро шептать над Хисам-агаем свои молитвы и заклинания — джинна из него изгонять. Хисам-агай лежал молча. Видит мулла, что Хисам-агай притих, и говорит:
      — Развяжите его! Видно, оставил его джинн! Теперь уж он выздоровеет!
      Сказал так мулла и вышел поскорее из дома Хисам-агая.
      Когда ушёл мулла и разошлись соседи, Хисам--агай задумался, а потом и говорит жёне:
      — Что же это со мной случилось?
      — Посмешищем стал ты, Хисам, со своими рыбами! — отвечает ему жена.
      — Может, я и вправду с ума сошёл! — не унимается Хисам-агай. — Я ведь отдал тебе несколько рыб...
      Смеётся Зейнаб:
      — Отдал! Только ты думаешь, что их тебе аллах с неба послал! А это я их сама в борозду покидала! Говорила я, что проучу тебя. Вот и проучила! Перестань молиться, Хисам, а то и вправду с ума сойдёшь!
     
      КАЖДОМУ СВОЁ
      Литовская сказка
     
      Однажды под рождество ходил ксёндз [Ксёндз — католический священник.] по селу и проверял, как крестьяне молитвы знают. Вот пришёл ксёндз в дом одного богатого крестьянина. Вся его семья собралась в доме, только батрака нет. Сидит батрак в амбаре и зубья для бороны строгает. Велел ксёндз и батрака в дом позвать. Пришёл батрак, Ксёндз и стал его спрашивать:
      — Кто мир сотворил? Кто грехи искупил? Много вопросов задаёт ксёндз, а у батрака на все вопросы один ответ: «Не знаю!»
      Рассердился ксёндз и стал бранить батрака. Слушал батрак, слушал да и спросил у ксёндза:
      — А знаешь ли ты, господин ксёндз, сколько зубьев в бороне?
      — Не знаю! — отвечал ксёндз. — Зачем мне знать?
      — А мне для чего знать про твоих богов? — сказал тогда батрак. — Каждому своё, господин ксёндз!
     
      СТАРИК, БЫКИ, ШАПКА И ПОП
      Грузинская сказка
     
      Было то или не было — жили старик и старуха, И была у них пара быков.
      Жили они так, жили, но вот пришли тяжёлые времена, голодают старики, и быков кормить нечем. Вот и решили старик со старухой продать быков. Отвёл однажды старик быков на ярмарку в город. Народу на ярмарке много, старика покупатели окружили. И все быков хвалят. Уж очень хороши были быки! Скоро подошёл к старику поп и спрашивает:
      — Сколько стоят твой быки, старик? Отвечает старик попу:
      — Дай мне, святой отец, столько за моих быков, сколько они стоят. Ведь ты не обманешь меня, божий человек?
      — Как я могу обмануть тебя, старик? Хорошую, божескую цену дам я тебе за твоих быков. Клянусь создателем нашим, господом богом! Бери за них пять рублей!
      Согласился старик и продал попу пару своих быков за пять рублей. Вернулся старик домой. Спрашивает его старуха:
      — За сколько ты наших быков продал? Отвечает ей старик:
      — Продал я наших быков попу за пять рублей.
      — Вай мэ [Вай мэ — горе мне.] и ушам моим! Что слышу я? — закричала старуха. — Видно, ты с ума сошёл, старик! Быки наши не меньше пятидесяти рублей стоят! Обманул тебя поп!
      Говорит тогда старик своей старухе:
      — Поп — божий человек. Он наместник бога на земле. И дал он мне за быков божескую цену. Не станет меня обманывать поп.
      Старуха не унимается — кричит на старика, ругает его. Целую неделю бранилась старуха.
      Задумался старик: «Может, и вправду обманул меня поп?»
      Думал старик, думал, и вот однажды взял он эти проклятые пять рублей и снова пошёл на ярмарку в город. Купил он там себе новую шапку, надел её на голову и дальше пошёл. Идёт старик по ярмарке и встречает того самого попа-обманщика. Подходит к попу, здоровается с ним и спрашивает:
      — Хороши ли мои быки, святой отец?
      — Хороши твой быки, очень хороши. Дай бог тебе добра, старик! — отвечает ему поп.
      И сказал тогда старик:
      — Рад я, святой отец, что быки мои тебе понравились. И за твой добрые слова хочу я теперь угостить тебя. Приходи сегодня вечером в большой духан. Сам приходи и гостей с собою приводи.
      Обрадовался жадный поп и побежал гостей созывать.
      А старик пошёл в большой духан, самый лучший в городе, и заказал самые вкусные кушанья, самые дорогие вина. Отдал старик духанщику деньги и сказал:
      — Когда гости мои насытятся и настанет время платить за угощение, я сниму свою шапку и спрошу тебя: «Заплачено, хозяин?» — а ты отвечай: «Заплачено».
      Скоро и вечер настал. Пришёл в большой духан поп и гостей своих привёл. Тут и дьякон и дьячок... Десять человек привёл с собою поп на даровое угощение.
      Старик усадил их всех за стол и стал угощать. Пили гости, ели, веселились. Вот настало время с духанщиком расплачиваться. Старик снял с головы свою шапку и говорит духанщику:
      — Заплачено, хозяин?
      — Заплачено! — отвечает духанщик и кланяется старику и его гостям.
      Удивились гости. Спрашивает поп у старика:
      — Скажи мне, старик, что это за чудо такое — ты ведь ничего не заплатил духанщику, а он ответил тебе: «Заплачено».
      Отвечает попу старик:
      — Заплатила за всё моя чудесная шапка.
      У попа от жадности глаза разгорелись. Говорит он старику:
      — Продай мне твою чудесную шапку!
      Говорит так поп, а сам думает: «Обманул я старика один раз, обману и во второй». Просит поп старика продать ему свою шапку, да старик не соглашается. Долго просил поп, наконец старик согласился.
      — Так и быть, продам я тебе свою чудесную шапку. Божескую цену прошу за неё пятьдесят рублей! — сказал он.
      Обрадовался поп и не стал торговаться со стариком. Отдал он старику пятьдесят рублей и схватил шапку.
      Продал старик попу свою шапку и довольный домой вернулся.
      И поп радуется. «Хитро, — думает, — обманул я старика». Не терпится попу-обманщику испытать чудесную шапку — задаром поесть-попить в духане.
      Пригласил поп гостей в большой духан, самый лучший в городе. Пришли гости — пили, ели, веселились. Настала пора и с духанщиком расплачиваться.
      Снял поп шапку с головы и говорит духанщику:
      — Заплачено, хозяин? Молчит духанщик, удивляется. Снова поп спрашивает:
      — Заплачено, хозяин? Молчит духанщик, удивляется, Снова и снова говорит поп:
      — Заплачено, хозяин?
      Рассердился наконец духанщик, закричал:
      — О чём ты толкуешь, поп? Пили вы все, ели, веселились, а денег не заплатили. Плати деньги, а то я побью тебя палкой!
      Не знает поп, что и сказать — денег ведь у него не было, на чудесную шапку он понадеялся. Делать нечего — пришлось гостям самим с духанщиком расплачиваться.
      Расплатились гости и стали над попом насмехаться.
      Скоро весь город узнал про «чудесную» шапку попа, и все смеялись над ним.
      Наглотался поп стыда, что дыму. Вот как ловко старик отомстил попу-обманщику.
     
      О ЧЁМ НЕЛЬЗЯ СПРАШИВАТЬ
      Еврейская сказка
     
      Учитель в хедере [Хедер — еврейская религиозная начальная школа для мальчиков.] рассказывал своим ученикам о сотворении мира. Взял он в руки священную книгу-талмуд и прочитал:
      — «Вначале сотворил бог небо и землю».— Прочитал это учитель и сказал:— Портной шьёт костюм из сукна, сапожник шьёт башмаки из кожи. А из чего же бог сделал небо? На это есть ответ в талмуде: «Бог смешал огонь и воду и из этой смеси сотворил небо».
      Выслушали ученики своего учителя, и один мальчик спросил:
      — Господин учитель, а из чего же бог сделал огонь и воду?
      Рассердился учитель и строго сказал:
      — Не смей задавать греховных вопросов!
     
      СОЛДАТ НА ИСПОВЕДИ
      Русская сказка
     
      Жил да был в одном селе поп. Очень он деньги любил. Бывало, придут к попу крестьяне исповедоваться, в грехах своих каяться — так он с них за исповедь меньше гривенника никогда и не брал.
      Пришёл однажды к этому попу исповедаться прохожий солдат и даёт попу пятак. Рассердился поп и закричал:
      — Да как ты смеешь своему духовному отцу медный пятак давать? Ведь я один за вас, грешных, богу молюсь, а вам и гривенника жалко!
      Взмолился солдат:
      — Помилуй, батюшка! Нет у меня больше денег! Не воровать же мне!
      — А ты укради да продай, а деньги мне принеси. Принесёшь деньги и покаешься — я тебе все грехи и отпущу! — сказал поп и прогнал солдата.
      Так и ушёл солдат от попа без исповеди. Стал солдат из церкви выходить, видит: стоит у дверей палка, а на палке шапка висит — дорогая, бобровая. Взял солдат эту шапку, отнёс в трактир и продал за гривенник. Получил солдат тот гривенник и снова к попу пришёл.
      — Принёс гривенник? — спрашивает поп,
      — Принёс, батюшка! — отвечает солдат.
      — А где же ты взял этот гривенник? — спрашивает поп.
      — Грешен я, батюшка! Украл шапку и продал, а деньги вот тебе принёс! — отвечает солдат.
      Взял поп тот гривенник и стал солдата исповедовать, Исповедал поп солдата и сказал ему:
      — Да простит тебя бог! А я тебя прощаю и освобождаю от всех грехов твоих.
      Ушёл солдат. Скоро и поп домой собрался. Собрался поп домой, а шапку свою бобровую никак не найдёт. Стоит у дверей палка, а шапки на палке нет. Делать нечего — пошёл поп домой без шапки. Нагоняет он по дороге того солдата и спрашивает:
      — Скажи-ка мне правду, солдат,— не мою ли ты шапку бобровую украл да за гривенник и продал?
      — Не знаю, батюшка, чья та шапка бобровая была, да только снял я её с палки, что у церковных дверей стояла! — отвечает солдат попу.
      — Да как же ты смел мою шапку украсть, грех такой сотворить?— закричал он.
      — Да ведь ты, батюшка, сам меня украсть научил, сам и грех тот простил! — сказал солдат и пошёл своей дорогой.
     
      ТАБИБ ПО НАСЛЕДСТВУ
      Таджикская сказка
     
      В одном кишлаке заболел табиб [Табиб — знахарь, лекарь.]. Пришли к нему дехкане [Дехкане — крестьяне.] и говорят:
      — Да продлит аллах твою жизнь, о табиб! Но ведь всё в руках всевышнего — аллах может и тебя позвать к себе. Ты можешь умереть. Кто же тогда станет лечить нас? Посвятил ли ты своего сына в свою науку? Передал ли ты ему свои книги?
      — О нет, — вздохнул табиб. — Боюсь, что сын мой не сможет овладеть этой мудрой наукой. Но пусть будет по-вашему — я расскажу сыну всё, что знаю сам, а счастье пусть ему даст аллах!
      Когда дехкане ушли, табиб позвал к себе сына.
      — Сын мой, — произнёс табиб, — слушай меня со вниманием. Всю жизнь я был табибом, но, говоря по правде, я ничего не смыслю в науке врачевания. Всю жизнь я обманывал людей. Лечил я их вот как, Когда я приходил к больному в дом, то зорко осматривал всё вокруг — искал остатки той пищи, которую ел этот больной. Если я видел арбузные корки, то говорил больному: «Зачем же ты ел арбуз? Тебе вредно есть арбуз — вот ты и заболел! Лечить тебя я буду, но выздоровление твоё зависит лишь от самого аллаха!» Затем я давал больному какое-нибудь лекарство. Если больной выздоравливал — слава аллаху! Родственники больного давали мне деньги. Если же он умирал — значит, на то была воля аллаха всевышнего. И тогда родственники умершего говорили: «Ведь табиб не виноват, он узнал причину болезни и дал лекарство. Больной умер по воле аллаха всевышнего!» Жители нашего кишлака очень мне верили. Не знаю, сын мой, сможешь ли ты быть таким табибом, как я. Завещаю тебе своё место. Да поможет тебе аллах!
      Табиб вскоре умер. Сын занял место отца и стал табибом.
      И вот однажды новоявленного табиба позвали к больному дехканину. Табиб вошёл во двор больного и зорко осмотрелся вокруг. Осмотрел всё и заметил ослиный подседельник. Затем табиб вошёл в дом, подошёл к больному и важно произнёс:
      — О! Ты тяжко болен. Ты съел осла, а это очень вредно!
      Услышав такие слова, родственники больного тут же выгнали невежду из дома.
     
      ПЕРЕХИТРИЛ
      Татарская сказка
     
      Давным-давно это было. Отправились как-то в дорогу два муллы и крестьянин. Шли они, шли и остановились отдохнуть. Крестьянин развёл огонь и стал варить кашу. Когда каша сварилась, он продавил в ней ямку посредине и положил туда масла. Сели есть, Тут один мулла схватил ложку и сказал:
      — Путь, начертанный нам аллахом, проходит во-от как!
      С этими словами он ткнул ложку в самую середину каши и повёл масло в свою сторону, Увидев это, второй мулла сказал:
      — А вода на мельницу моего отца текла во-о-о-т та-ак!
      Сказал это мулла, ткнул ложку в середину каши и повёл масло в свою сторону, Тогда крестьянин быстро перемешал кашу с маслом и воскликнул:
      — А когда наступит конец света, во-от как всё перемешается!
      Промолчали муллы и принялись за кашу. Потом все снова тронулись в путь. Шли, шли и остановились на ночлег. А был у них с собой один варёный гусь на троих. Вот муллы и говорят крестьянину:
      — Давайте ляжем спать. Тому, кто увидит самый интересный сон, и достанется весь гусь целиком!
      Легли они спать. Проснулись наутро и принялись сны свои рассказывать. Один мулла сказал:
      — Я видел во сне себя. Будто надел я зелёный чапан [Чапан — верхняя праздничная одежда муллы.], большую белую чалму и отправился пешком в Мекку [Мекка — город в Саудовской Аравии, который у мусульман считается священным.] — поклониться святым местам.
      Выслушали рассказ этого муллы и сочли сон хорошим.
      Стал другой мулла рассказывать:
      — Приснилось мне, что я превратился в большого белокрылого лебедя и тоже полетел к святым местам.
      И этот сон сочли хорошим. Тогда крестьянин сказал:
      — А я видел во сне вас обоих. Один из вас надел зелёный чапан, большую белую чалму и ушёл в Мекку — поклониться святым местам. Другой обернулся большим белокрылым лебедем и тоже полетел к святым местам. И подумал я тогда: ведь путь в святые места далёкий, муллы ещё не скоро вернутся, а гусь может испортиться до их возвращения. Подумал я так и съел гуся, досточтимые муллы!
      Так находчивый крестьянин провёл двух хитрых мулл.
     
      КАК ОБЖОРА ЛЕГЕНДУ РАССКАЗЫВАЛ
      Чеченская сказка
     
      Бедняк Омар выдавал замуж свою дочь. Позвал он на сговор муллу Мурата. Мулла Мурат прочёл молитву и поспешил сесть за стол. Сели за стол и другие гости. Хозяева подали угощение. Мулла Мурат ел за семерых. Увидал это бедняк Омар и испугался: если мулла будет так есть, другие гости останутся голодными! И тогда Омар попросил муллу рассказать гостям легенду о святом, упавшем в пропасть. Легенда эта была длинная-предлинная. «Начнёт мулла легенду рассказывать — про еду и позабудет!» — подумал бедняк.
      Но мулла не стал тратить времени на рассказ:
      — Святой упал в пропасть, его вытащили! Велик и благословен аллах! — изрёк он и снова набросился на еду.
     
      АЛЛАХ С ПАДИШАХОМ ЗАОДНО!
      Таджикская сказка
     
      Рассказывают, что однажды Афанди [Афанди (Ходжа Насреддин) — любимый герой сказок народов Востока, остроумный, весёлый мудрец.] дал падишаху какой-то мудрый совет. Падишах так обрадовался, что воскликнул:
      — О Афанди, проси у меня что хочешь!
      — О падишах!— сказал тогда Афанди.— Подари мне мешочек золота, чтобы хоть остаток дней своих я прожил безбедно!
      Услыхал падишах просьбу Афанди и нахмурился — стало ему жалко мешочка с золотом! Ничего не сказал он Афанди, подозвал своего главного визиря [Визирь — высший сановник в некоторых странах Ближнего Востока.] и шепнул ему что-то. Визирь вышел из покоев падишаха и скоро вернулся с мешочком в руках. Взял падишах этот мешочек и подал Афанди. Мешочек был очень тяжёлый, и был он запечатан падишахской печатью. Поблагодарил Афанди падишаха и вернулся домой. Ещё с порога Афанди закричал:
      — Радуйся, жена! Отныне и до конца дней своих мы будем жить безбедно! Посмотри, что я получил в дар от падишаха! Да прославится его щедрость!
      Афанди сорвал с мешочка падишахскую печать и опрокинул его на коврик. Из мешочка посыпались мелкие камешки. Удивилась жена Афанди и воскликнула:
      — О Афанди, зачем ты принёс в дом эти камешки?
      — Падишах обещал мне мешочек золота. Я получил от него этот мешочек и думал, что несу в свой дом золото! Разве я так глуп, чтобы приносить в дом камни? — сказал Афанди.
      — И падишах не так глуп, чтобы дарить тебе столько золота! Нужно не у падишаха просить золота, а у аллаха! — сказала жена.
      Вышел тогда Афанди во двор, воздел руки к небу и стал молиться:
      — О всемогущий аллах, милостивый и милосердный! Пошли мне золота из своей сокровенной казны!
      Долго молился Афанди. Скоро и вечер пришёл. За вечером наступила ночь. Афанди всё молился. Но аллах не посылал ему золота из своей сокровенной казны.
      «Может быть, я очень тихо молюсь и аллах не слышит моей молитвы?» — подумал Афанди и начал громко выкрикивать свою просьбу. Афанди кричал так громко, что проснулся его сосед. Вышел он во двор, заглянул через дувал [Дувал — глинобитный забор.] и увидел Афанди. Афанди громко молился аллаху. Рассердился сосед, поднял с земли обломок кирпича и бросил в Афанди. Кирпич упал рядом с Афанди. Афанди радостно закричал:
      — О жена! Неси скорее сюда светильник! Аллах услыхал мою молитву и послал мне золота!
      Жена Афанди вынесла во двор светильник. Увидал Афанди обломок кирпича и с горечью сказал:
      — Оказывается, и аллах с падишахом заодно!
     
      ОБМАНЩИК
      Калмыцкая сказка
     
      У одного бедного калмыка умерла мать-старушка. Пришёл калмык к гэлюнгу [Гэлюнг — буддийский священник, монах.] и позвал его в свою кибитку помолиться над умершей.
      Бедняк горюет, а гэлюнг радуется. Ведь недаром народ говорит: «Сайгак жиреет на хорошем корму, а гэлюнг богатеет, когда покойников много».
      Взял гэлюнг с собой своего ученика — манджика и отправился в кибитку калмыка. По дороге гэлюнг поймал степного мышонка, отдал его манджику и сказал:
      — Как только я запою молитву, ты выпускай мышонка: будто это душа умершей. Хозяин подумает, что молитвой я изгнал из кибитки душу умершей, и даст мне дорогой подарок.
      Вот пришли гэлюнг и манджик в кибитку калмыка. Начал гэлюнг петь молитвы. А манджик стоит, не шелохнётся — мышонка не выпускает. Пел гэлюнг молитвы, пел и наконец вместо молитвы затянул:
      — Мы-ышо-он-ка вы-пус-ка-ай! Мы-ышо-он-ка вы-пус-ка-ай!
      А манджик ему в ответ:
      — Я мы-ышо-он-ка раз-да-ви-ил! Я мы-ышо-он-ка раз-да-ви-ил!
      Рассердился гэлюнг и пропел:
      — То-оль-ко вы-ый-дем мы-ы от-сю-да-а, Те-бя си-иль-но на-ка-жу-у!
      А манджик не растерялся и поёт в ответ:
      — Все-ем ка-ал-мы-ка-ам рас-скажу-у, Ка-ак об-ма-ны-ыва-ешь и-их!
      Послушал калмык такую «молитву» и всё понял. Рассердился он и выгнал их из своей кибитки.
     
      КАК СВЯТЫЕ СМЕТАНУ ЕЛИ
      Украинская сказка
     
      Жил у одного попа работник по имени Иван. Давно Иван у попа служил, честно работал и отдыха не знал. Иван-то честно на попа работал, да только поп работника своего не любил — плохо кормил его да плохо пойл. Богато жил поп — всего у него было. много. Щедрые подношения получал поп от своих прихожан — и сливки, и масло, и сметану!
      Увидал однажды Иван, куда попадья миску со сметаной поставила, и решил полакомиться. Как ночь наступила и хозяева спать легли, работник взял миску со сметаной и наелся досыта.
      Наутро попадья заметила — кто-то ночью сметану ел, и пожаловалась попу. Поп на Ивана накинулся.
      — Ты, Иван, сметану съел? — спрашивает.
      — Не ел я, батюшка, вашей сметаны! — отвечает работник.
      — Да кто ж тогда съел? Не святые ведь! — кричит поп.
      — Да, может, батюшка, и святые! — отвечает Иван.
      Ночью снова Иван сметаны досыта наелся. Наелся он досыта, взял миску и пошёл в церковь.
      Пришёл работник в церковь, подошёл к образам святых и сметаной их обмазал. И миску пустую там же оставил.
      Наутро снова попадья жалуется попу: мол, совсем пропала миска со сметаной. Рассердился поп, позвал Ивана и закричал:
      — Опять ты сметану съел?
      — Не ел я, батюшка, вашей сметаны! — отвечает Иван,
      — Да кто ж тогда съел? Не святые ведь! — кричит поп.
      — Да, может, батюшка, и святые! — отвечает Иван.
      Пошёл поп в церковь обедню служить. Пришёл он в церковь и видит — все святые в сметане измазаны!
      «И вправду, оказывается, святые сметану-то едят!» — подумал. И принялся он бранить святых да колотить! Побранил поп святых да побил, потом обтёр их своей рясой и начал обедню служить. Отслужил поп обедню и домой воротился.
      Наутро снова поп в церковь пошёл. Вошёл он в церковь и удивился — ни одного святого не было на месте! Удивился поп, перепугался, бросился домой бежать! Прибежал поп домой, спрашивает работника:
      — Не видал ли ты, Иван, куда святые подевались?
      А ведь образа-то сам Иван ночью на чердаке спрятал.
      — Ушли они, батюшка, совсем из церкви ушли! Уж не обиделись ли они на тебя? — отвечает Иван.
      Выбежал поп на улицу. Видит, женщина с вёдрами идёт. Спрашивает у неё поп:
      — Куда они пошли, не видала ли?
      Женщина думает, что поп про крестьян спрашивает, которые недавно мимо неё прошли, и отвечает:
      — Как не видать, батюшка! Видала! На горку они пошли!
      Побежал поп на горку, да трудно ему бежать — ряса длинная мешает! Вернулся тогда поп домой и говорит своему работнику:
      — Беги скорее, Иван! Святые на горку пошли! Приведи их обратно!
      Усмехнулся Иван и отправился на горку. Посидел там с крестьянами, поговорил с ними о том о сём да и назад воротился.
      — Ну как, Иван, — спрашивает поп, — вернутся ли святые?
      Отвечает попу Иван:
      — Вернутся, батюшка, коли заплатишь им хорошо. Просят святые по три рубля за каждого, а за Николая-угодника и все шесть. Да ещё они, батюшка, угощения просят — поставь для них стол на дворе. А на столе чтобы вареники были да галушки со сметаной! Наедятся святые, тогда и в церковь вернутся!
      Дал поп работнику деньги — велел святым передать. Попадья принялась угощение готовить. Приготовила попадья угощение, накрыла стол на дворе, и стали они с попом святых ждать. Ждали они, ждали, а святых всё нет как нет! Скоро и ночь пришла, а святые всё не идут! Поп с попадьей спать пошли, а работнику велели святых поджидать.
      Только поп с попадьей ушли, работник сел за стол, наелся вареников да галушек со сметаной досыта. Потом пошёл Иван на чердак, достал оттуда образа святых, отнёс их в церковь и по местам расставил.
      Наутро спрашивает поп у своего работника:
      — Ну как, Иван, вернулись ли святые-то?
      — Вернулись, батюшка, вернулись! — отвечает Иван.
      Пошёл поп в церковь, глядит — и вправду, все святые на своих местах стоят! Обрадовался поп.
      Вот как хитрый работник проучил жадного и глупого попа.
     
      ПЁС ШАХСЕВАНСКОГО ХАДЖИ
      Азербайджанская сказка
     
      Жил когда-то в Шахсеване один хаджи [Хаджи — человек, совершивший паломничество (путешествие) в Мекку.] Богатым был этот хаджи. Много было у него золота и серебра. На его обширных пастбищах паслись большие стада овец и коров. По лугам гуляли табуны его лошадей.
      И был у этого хаджи огромный пёс Воздар. Воз-дар был верным другом хаджи и лучшим его помощником. Пёс охранял стада и табуны своего хозяина. Очень любил хаджи своего Воздара — ласкал и холил его.
      Но однажды случилось большое несчастье в доме хаджи: Воздар подавился костью и сдох. Сильно горевал хаджи — он посыпал голову пеплом, рвал на себе роскошные одежды, заливался горючими слезами! Потом позвал хаджи муллу, щедро одарил его и просил похоронить Воздара по всем мусульманским обычаям. Пса завернули в белый саван, отнесли его с большими почестями на кладбище и положили в могилу — мордой в сторону Мекки, как и подобает праведному мусульманину. А мулла над его могилой читал Коран [Коран — книга, почитаемая священной у мусульман.] — три дня и три ночи подряд! Потом хаджи справил богатые поминки. Семь дней кормил и пойл хаджи всех неимущих, бедных и нищих, семь дней раздавал он милостыню, чтобы люди помянули в своих молитвах имя его верного, незабвенного друга пса Воздара.
      Много и долго говорили в народе о похоронах пса шахсеванского хаджи. Слух об этом достиг ушей самого великого имама [Имам — духовный глава мусульман.].
      Сильно разгневался великий имам и закричал в ярости:
      — Какое святотатство! Поругана вера пророка! Поруган шариат [Шариат — свод мусульманских законов.], осмеяно имя самого аллаха! О нечестивец! Как осмелился этот хаджи хоронить поганого пса на мусульманском кладбище и читать священный Коран над его могилой?! Горе ему! Горе!
      И повелел великий имам оседлать для себя самого быстроногого скакуна. Сел имам на коня и в сопровождении пышной свиты отправился в Шахсеван, чтобы достойным образом наказать нечестивого хаджи.
      Услыхал шахсеванский хаджи о приезде великого имама и сам вышел ему навстречу. С большим почётом принял хаджи великого имама. Он поклонился ему до земли, поцеловал край его одежды и почтительно сказал:
      — О великий имам! Опора и честь нашей веры! Выслушай меня, твоего покорного раба! Меня постигло ни с чем не сравнимое горе! Сдох мой верный и храбрый пёс Воздар! Мой Воздар был не только верным и храбрым псом, но и праведным мусульманином! Он почитал мулл и имамов! А перед смертью завещал тебе, о великий имам, пятьдесят самых крупных и жирных баранов!
      — О дорогой хаджи! — воскликнул великий имам.— Не называй его псом, назови его братом, назови его другом моим! Во имя аллаха, милостивого и милосердного, покажи мне могилу этого достойного мусульманина! Я поклонюсь его праху и прочитаю над ним священный Коран.
     
      БОГ И ХОМУТ
      Белорусская сказка
     
      Однажды в одно дальнее белорусское село приехал поп. Собрал поп крестьян и спросил у них, знают ли они, что значит святая троица. Крестьяне отвечали, что ничего про троицу не знают.
      Стал поп объяснять крестьянам:
      — Знайте, люди, что бог един в трёх лицах: бог-отец, бог-сын, бог — дух святой! Поэтому-то он и называется святой троицей! Поняли?
      Молчат крестьяне. Тогда поп объяснил им так:
      — Вот возьмём, к примеру, хомут. В нём и войлок, и дерево, и кожа — тоже троица! А название этой троице одно — хомут! Поняли теперь?
      — Поняли, поняли, — закричали крестьяне в один голос, — что бог, что хомут — одно и то же!
     
      КАК ПОПАСТЬ В РАЙ
      Туркменская сказка
     
      Послушайте-ка, что рассказывают про поэта Ке-мине [Кемине — литературный псевдоним туркменского поэта Мамедвели (род. в 70-х годах XVIII в., умер в 1840 г.).] и его духовного наставника ишана [Ишан — высшее духовное лицо.] Эрали.
      Ишан Эрали очень любил читать проповеди о блаженствах рая и муках ада. Он обращался к дехканам и возглашал:
      — О мусульмане! Слушайте меня со вниманием! Всех нас когда-нибудь аллах призовёт к себе — мы умрём, Умрём и попадём на тот свет. А на том свете есть рай и есть ад. Попасть в рай очень трудно! Чтобы попасть в рай, нужно сначала миновать ад. Ад кишит огнедышащими змеями и злыми скорпионами. Над адом лежит узенький мостик, мостик, который тоньше волоса и острее кинжала! О правоверные мусульмане! Чтобы благополучно перейти этот мостик и стать достойными райской жизни на том свете—совершайте побольше богоугодных дел на этом свете! Жертвуйте же побольше баранов и коз в пользу аллаха и его служителей! Ваши жертвы помогут вам перейти мостик над адом и попасть в рай. Ах, как хорошо в раю!
      Однажды среди дехкан, слушавших проповедь ишана, был и Кемине. Услыхал он слова ишана о блаженствах рая и муках ада, усмехнулся и подумал: «Если угождать ишану, то и последнего ишака лишишься». Потом Кемине громко спросил у чабана, сидевшего рядом с ним:
      — Скажи-ка, отец, когда легче провести стадо баранов и коз через мост — когда их много или когда их мало?
      — Когда баранов и коз много, они все толпятся на мосту и сбрасывают с него друг друга. Даже самого чабана могут столкнуть! Чем меньше стадо, тем легче провести его через мост! — отвечал поэту старый чабан.
      — Вы слышали, братья? — обратился Кемине к дехканам.— Если хотите попасть в рай — не жертвуйте ни баранов, ни коз! Они столкнут вас с мостика, и вы упадёте прямо в ад! А если уж так хорошо в раю, пусть достопочтенный ишан оставит этот беспокойный мир и поторопится на тот свет!
      Дехкане засмеялись словам своего любимого поэта, а ишан Эрали стал с досады кусать свою бороду.
     
      СВЯТОЙ ОСЁЛ
      Казахская сказка
     
      Давно это было. У самой переправы через реку Чу была могила какого-то святого. Кто был этот святой, когда он умер, никто в народе не знал. Знал об этом только старый дервиш [Дервиш — мусульманский монах.] Колжан-ата, который жил около этой могилы. Колжан-ата никому не рассказывал про святого. Даже его верный ученик, Сабит, никогда не осмеливался спросить про этого святого.
      У переправы через реку всегда было много людей, и каждый приходил поклониться могиле святого. Каждый, кто приходил к могиле, заходил и к старому дервишу. Колжан-ата лечил людей разными травами и заклинаниями. Он предсказывал судьбу. Старый дервиш благословлял всех, кто отправлялся в далёкое путешествие. Усердно молился Колжан-ата, а люди приносили ему щедрые подаяния.
      Однажды Сабит сказал своему учителю:
      — Благослови теперь и меня, досточтимый отец. Я хочу отправиться в далёкое путешествие. Хочу посетить святую Мекку и поклониться могиле самого пророка Мухаммеда.
      Благословил Колжан-ата своего ученика и подарил ему старого, дряхлого осла. Поблагодарил Сабит своего учителя, попрощался с ним, сел на осла и уехал.
      Шесть дней ехал Сабит, а на седьмой день старый осёл споткнулся, упал на дорогу и сдох. Сильно опечалился Сабит. Сел он около мёртвого осла и стал горько плакать. Долго плакал Сабит. Вдруг он увидел, что едут по дороге какие-то всадники. Испугался Сабит — как бы эти люди не подумали, что он сам убил осла! Стащил он осла с дороги и забросал его камнями. Сам сел рядом и снова начал плакать. Скоро подъехали к нему всадники. Увидали они человека в одежде дервиша и спросили его, почему он так горько плачет.
      И ответил им тогда Сабит — ученик старого дервиша:
      — О люди! Большое несчастье постигло меня. Шёл я в город пророка — святую Мекку — вместе со своим лучшим другом. Долго шли мы пешком и сильно устали. И друг мой не выдержал испытаний и умер от усталости. Вот сижу я теперь у его могилы и плачу от горя!
      — Видно, большой праведник был твой друг, если ты так сильно горюешь,— сказали всадники Са-биту.
      Бросили они Сабиту несколько золотых монет и поехали дальше по дороге, а Сабит остался сидеть у могилы осла.
      Доехали всадники до ближайшего аула и рассказали жителям о Сабите и его умершем друге. Услыхали жители, что недалеко от их аула похоронен праведник, и решили пойти поклониться его могиле. Старики аула — аксакалы решили, что праведник этот был святой, если умер в дороге по пути в святую Мекку! «Сам великий аллах послал нам его,— подумали аксакалы,— ведь до сих пор в наших местах не было ни одной святой могилы!»
      Подумали так старики, собрали всех жителей своего аула и пришли к могиле осла. Поклонились люди могиле и сказали Сабиту:
      — О друг святого праведника! Выслушай нашу просьбу. Мы просим тебя остаться навсегда у могилы твоего друга! Мы построим тебе жилище, мы будем кормить, поить и одевать тебя! Оставайся здесь жить и охраняй могилу святого! Да благословит тебя сам великий аллах!
     
      Сабит остался жить у могилы осла. Много богомольцев приходило к могиле «святого». Сабит принимал их богатые и щедрые подношения. Скоро сам Сабит стал лечить больных, предсказывать судьбу и благословлять людей, отправлявшихся в далёкое путешествие. Всё больше и больше паломников приходило к могиле. Всё обильнее становились их приношения.
      Разбогател Сабит.
      Прошло несколько лет. Однажды могилу посетил сам Колжан-ата, старый дервиш. Увидав своего ученика Сабита, он сказал ему:
      — Слава о тебе и могиле твоего святого друга достигла моих ушей. Я приехал, чтобы поклониться праху твоего святого друга и замолить перед аллахом свои тяжкие грехи! Но расскажи мне прежде: кем же при жизни был твой святой друг?
      И покаялся Сабит своему старому учителю, и рассказал ему всю правду о своём «святом» друге. Рассмеялся Колжан-ата и сказал Сабиту:
      — О! Ты оказался достойным моим учеником, сын мой!
      Тогда Сабит задал своему учителю вопрос, который никогда не осмеливался задавать раньше. Он спросил у Колжан-ата:
      — Скажи мне, о досточтимый отец, кем был при жизни тот святой, на могиле которого живёшь ты?
      — Мой святой был матерью твоего святого!—отвечал старый дервиш.
     
      БАРАШЕК МУЛЛЫ
      Узбекская сказка
     
      То ли было, то ли не было. Рассказывают, что был в одном кишлаке праздник — курбан-байрам. Собрался в мечети народ. Мулла Шарип сказал дехканам;
      — Слушайте меня, правоверные: сегодня у мусульман большой праздник! Сегодня праздник жертвоприношения. Режьте своих баранов и раздавайте мясо своим ближним — родным и соседям! Каждый кусок баранины станет вашим просителем пред лицом всемилостивого аллаха! Режьте баранов, замаливайте свои грехи пред всевышним!
      Жена муллы — Зарифа была в мечети и тоже слышала слова муллы. Прибежала она домой и зарезала единственного барашка и раздала мясо соседям.
      Скоро вернулся и сам мулла Шарип. Узнал он, что жена зарезала барашка, и стал ругать Зарифу:
      — Ах ты глупая женщина! Зачем же ты зарезала нашего единственного барашка? В мечети-то я говорил не про нашего, а про чужих барашков!
     
      ЗНАХАРЬ
      Русская сказка
     
      Жил-был один мужичок по прозвищу Жучок. Бедным был тот мужичок да хитрым. И задумал Жучок разбогатеть хитростью. Украл он однажды несколько кусков холста у одной старухи. Украл холстину и спрятал её в овине, на самом краю деревни. Ищет старуха пропажу, ищет, плачет-убивается. Плачет старуха, убивается, нигде холстины нет—как в воду канула!
      А Жучок сидит себе в своей избе, посмеивается. Посмеивается мужичок, соседям своим хвастается: мол, гадать-ворожить умеет!
      Услыхала старуха про этого мужичка и пришла к нему. Поворожить просит, погадать, где холстина её спрятана.
      — Ладно, — говорит мужичок,— поворожу. А что ты мне за это дашь?
      — Пуд муки да фунт масла! — отвечает ему старуха.
      Стал мужичок гадать-ворожить и сказал старухе, где холст её спрятан. Пошла старуха в овин на самом краю деревни и нашла свою пропажу. Обрадовалась старуха, хорошо знахаря отблагодарила — пуд муки ему принесла да фунт масла.
      Скоро украл тот мужичок коня с барского двора. Украл коня и привязал в лесу. Узнал барин о краже и послал скорее слуг своих за мужичком-знахарем. Погадал-поворожил мужичок и сказал барину, где конь его спрятан. Пошли барские слуги в лес и привели своему барину пропавшего коня. Обрадовался барин, много денег дал знахарю. Так и живёт мужичок, по прозвищу Жучок, — сам украдёт, сам же и погадает-поворожит. Найдётся пропажа — знахарю деньги дают да подарки разные. Хорошо стал жить мужичок, богато.
      Жил так мужичок, не тужил, но скоро беда случилась. Пропало у царя кольцо — золотое, обручальное. Ищут кольцо, ищут, нигде найти не могут. Вот и доложили царю про того знахаря знаменитого, И послал царь своих слуг за мужичком. Испугался мужичок, опечалился: «Как же я кольцо-то найду, ведь не я его крал у царя, откуда же мне знать, где спрятано оно — золотое, обручальное?»
      Привезли мужичка к царю во дворец. Царь и говорит ему:
      — Поворожи-ка мне, мужичок, погадай. Если отгадаешь до утра, где моё кольцо, — награжу тебя щедро. Если не отгадаешь — то вот мой меч, а твоя голова с плеч!
      Услыхал это мужичок и ещё пуще испугался, опечалился.
      Отвели царёвы слуги мужичка в отдельную комнату и оставили его там до утра. Сидит знахарь в отдельной комнате, думает: «Какой же я утром ответ дам царю, когда не знаю я, где кольцо спрятано? Видно, не миновать мне смерти». Думал так знахарь, думал, и задумал он убежать из царского дворца. «Вот как только пропоют на ранней заре третьи петухи, я и убегу», — решил он. Сидит себе мужичок и не знает, что кольцо-то царское — золотое, обручальное — украли у царя трое его слуг: лакей, кучер да повар. Услыхали эти слуги про знахаря знаменитого, испугались. «Как бы знахарь этот не дознался про нас да и не рассказал царю, что, мол, мы кольцо украли — золотое, обручальное. Не миновать тогда нам страшной смерти», — думают они,
      Вот и пробрались лакей, кучер да повар к той комнате, где мужичок сидел. Подошёл сначала к дверям лакей и стал слушать, не говорит ли что-нибудь знахарь знаменитый. Тут как раз первый петух пропел. Мужичок и сказал:
      — Вот и первый! Слава тебе господи! Услыхал лакей эти слова, испугался очень и говорит:
      — Пропали мы, братцы! Ведь узнал меня знахарь. «Вот и первый! Слава тебе господи!» — сказал он.
      Тут к дверям кучер подошёл и тоже стал подслушивать. Скоро запел и второй петух. Мужичок и сказал:
      — Вот и второй! Слава тебе господи! Остаётся ещё одного ждать!
      Услыхал кучер эти слова, испугался очень и говорит:
      — Эх, братцы! Ведь и меня узнал знахарь! Пропали мы!
      Сказал тогда повар:
      — Ну, братцы! Теперь я пойду подслушивать. Если и меня знахарь узнает, пойдём тогда мы все втроём к нему и бросимся в ноги. Бросимся в ноги и станем его просить-умолять, чтобы не выдавал он нас царю, не рассказывал ему, что, мол, это мы украли кольцо — золотое, обручальное.
      Сказал так повар, подошёл к дверям и стал подслушивать.
      Тут как раз и третий петух пропел. Знахарь перекрестился и сказал:
     
      — Слава тебе господи. Вот и третий! Пора мне! Услыхал повар эти слова, кинулся к лакею с кучером и говорит:
      — Ведь и меня узнал он, братцы. Пойдёмте к нему скорее да в ноги бросимся — просить-умолять его станем!
      Вошли тут все трое в ту комнату, где мужичок сидел, бросились ему в ноги, стали его просить-умолять:
      — Не губи нас, знахарь, не выдавай царю! Вот тебе его кольцо — золотое, обручальное!
      Обрадовался знахарь несказанно, а слугам этим царским сказал:
      — Ладно, братцы, прощаю вас. Не стану про вас царю рассказывать.
      Поблагодарили мужичка царские слуги и ушли. А мужичок поднял в комнате половицу и бросил под пол кольцо царское — золотое, обручальное.
      Скоро и утро настало. Вот и спрашивает царь у мужичка:
      — Ну как, знахарь, дознался ли ты, где кольцо моё — золотое, обручальное?
      — Дознался, царь-батюшка, дознался!— отвечает ему мужичок. — Кольцо твоё под пол закатилось Вели своим слугам половицу поднять.
      Подняли тут царские слуги половицу и вынули из-под пола кольцо царское — золотое, обручальное. Обрадовался царь и щедро наградил мужичка. Щедро наградил царь мужичка да и накормить его велел яствами всякими, напоить его винами заморскими. Напоили мужичка, накормили и домой провожать стали, А царь в то время в саду своём гулял. Поймал он в саду жука да и спрятал в кулаке. Держит царь в своём кулаке жука, а сам у знахаря спрашивает:
      — Ну-ка, знахарь знаменитый, отгадай-ка ты, что у меня в руке?
      Испугался тут мужичок да и говорит шёпотом:
      — Эх, Жучок-Жучок! Попался ты царю в кулачок!
      Удивился царь. Ведь он не знал, что мужичка того Жучком прозвали! Не знал царь, что мужичок про себя это сказал: «Эх, Жучок-Жучок! Попался ты царю в кулачок!»
      Удивился царь, ещё больше мужичка наградил да с честью и домой отпустил.
      И поехал мужичок, по прозвищу Жучок, в свою деревню. Едет он и радуется, что от смерти чудом спасся, что в живых остался.
      Вот ведь какие знахари-то бывают!
     
      КАК ЗАРАБОТАТЬ МИЛОСТЬ АЛЛАХА
      Азербайджанская сказка
     
      Было или не было, сидел у дороги один бедный старик и плакал.
      Увидел его прохожий с чуреком [Чурек — пресная лепёшка, хлеб.] в руках. Подошёл он к старику и спросил:
      — О чём ты плачешь, бедный старик?
      — Я плачу от голода, добрый человек, — отвечал ему старик.
      Услыхал прохожий эти слова, сел у дороги и тоже начал плакать.
      Скоро подошёл к ним крестьянин и спросил:
      — О чём вы плачете, люди?
      — Я плачу от голода, добрый человек! — отвечал крестьянину старик.
      — А я плачу от жалости к этому старику! — отвечал крестьянину прохожий. — Я ведь мусульманин, и аллах велел нам жалеть страждущих и голодных. Вот я и плачу вместе с этим бедняком. И аллах наградит меня за это своей милостью!
      — Вместо того чтобы плакать с этим бедняком, ты лучше накорми его чуреком, — сказал прохожему крестьянин. — И аллах наградит тебя своей милостью!
      — Нет, — отвечал крестьянину прохожий, — я не дам старику чурека. Ведь за него я заплатил деньги, а милость аллаха я хочу получить даром.
     
      ВОЛШЕБНЫЙ ЦВЕТОК
      Татарская сказка
     
      Жил на свете Закир-мулла.
      Всю жизнь мечтал этот мулла разбогатеть.
      И вот однажды услыхал он про волшебный цветок — цветок папоротника. Говорили, будто папоротник цветёт в самой середине лёта, ровно в полночь.
      И если пойти в эту ночь в тёмный лес, найти тот цветок и взять его в рот, то станешь невидимкой.
      Услыхал об этом Закир-мулла, и захотел он найти тот чудесный цветок. Да только трусливым был мулла — боялся он ночью в тёмный лес идти. Да и как не бояться! Ведь в самую полночь нужно забраться в заросли папоротника, очертить на земле круг и сесть в его середину. Сидеть нужно неподвижно и молитвы про себя читать — нечистую силу отгонять.
      Очень боялся Закир-мулла один в тёмный лес идти. А был у муллы работник — смелый и бесстрашный джигит — молодой парень по имени Халим. Вот и решил мулла позвать Халима с собой в тёмный лес. Рассказал мулла джигиту про чудесный цветок и молитвам его научил.
      Скоро настала та волшебная ночь, когда папоротник цветёт. Взял мулла палку, взял Коран, и отправились они с Халимом в тёмный лес.
      Пришли в тёмный лес и нашли заросли папоротника. Мулла очертил на земле круг и сел в его середину, а работнику сказал:
      — Ты, Халим, тоже садись на землю и молись. А как увидишь жёлто-красный цветок, сорви его скорее и мне отдай!
      Халим отошёл от муллы подальше, очертил на земле круг и сел в его середину. Сидел джигит, сидел, да скоро надоело ему сидеть. Улёгся он на земле и заснул крепким сном.
      Халим спит, а Закир-мулла сидит неподвижно, мо-литвы читает и глаз с папоротника не сводит. Вдруг мулла увидал жёлтый опавший лист. Смотрел мулла, смотрел, и показался ему этот лист жёлто-красным цветком папоротника.
      Вскочил мулла с земли, схватил тот жёлтый сухой лист и положил его в Коран. Обрадовался мулла и прошептал:
      — Слава аллаху! Аллах оказал мне свою милость — послал мне счастье на старости лет!
      Скоро и рассвет настал.
      Разбудил Закир-мулла своего работника, и отправились они в обратный путь.
      И стал мулла бранить Халима:
      — Эх ты, лежебока! Проспал своё счастье! Если бы ты не спал, и тебе аллах оказал бы свою милость! Я всю ночь не спал и нашёл своё счастье. Вот возьму теперь этот волшебный цветок в рот и стану невидимкой. Тогда войду я в любую лавку, наберу товаров и разбогатею. Если бы ты не спал, и ты разбогател бы.
      — Эх, хазрет! — отвечал Халим. — Если бы люди богатели от того, что не спят по ночам, я уже давно стал бы богачом, А разбогатеешь ли ты от того, что не спал одну ночь, никто ещё не знает!
      — Я-то разбогатею! — закричал мулла. — Ведь чудесный цветок теперь в моих руках!
      — А испытал ли ты, хазрет, волшебную силу этого цветка? — спросил у муллы Халим.
      Услыхал мулла эти слова, выхватил из Корана жёлтый сухой лист, положил его в рот и спрашивает Халима:
      — Ну, лежебока, видишь ли ты теперь меня?
      Работник очень хорошо видел своего хозяина, но решил посмеяться над ним.
      — Ой! — закричал Халим.— Где ты, хазрет? Я не вижу тебя! Уж не шайтан ли унёс тебя?
      — Не бойся, — важно сказал мулла, — я здесь, рядом с тобой! Только я стал невидимкой.
      — Тогда ты и вправду разбогатеешь, хазрет, — сказал Халим. — Глядишь, и мне станет легче жить у тебя.
      — Глупец! — воскликнул Закир-мулла. — Когда я стану богачом, тебе работы прибавится!
      Сказал так мулла и ткнул работника палкой в бок.
      — Видишь ли меня, лежебока? — спросил он,
      — Нет, хазрет, не вижу! — отвечал Халим. Мулла радостно засмеялся.
      Всю дорогу Закир-мулла насмехался над своим работником, бранил его. То вперёд забежит мулла, то отстанет и всё норовит ткнуть Халима своей палкой.
      Шли они так, шли и дошли до широкой и глубокой реки. Через реку был мост. Первым на мост взошёл Халим. Мулла пошёл сзади и снова ткнул джигита палкой. Да так сильно, что Халим чуть было в воду не свалился! Рассердился тут Халим и закричал:
      — Эй, хазрет, хватит тебе шутить! Если б вместо тебя здесь был другой человек и я видел бы его, то я проучил бы его вот та-ак!
      С этими словами Халим так сильно толкнул муллу, что Закир-мулла сразу же свалился в реку. Упал
      Закир-мулла в реку вместе с палкой, Кораном и чудесным цветком.
      А работник домой вернулся.
      Спросили его люди:
      — Где же Закир-мулла?
      Отвечал Халим тем людям:
      — Хазрет нашёл цветок папоротника, положил его в рот и стал н е в и д и м к о й!
     
      «СПРАВЕДЛИВОЕ» РЕШЕНИЕ
      Башкирская сказка
     
      Шли однажды по дороге два человека и волокли за уши овцу. Шли они и громко спорили между собой.
      Скоро попался им навстречу мулла.
      — Куда это вы идёте, братцы? — спрашивает он. — И о чём вы спорите?
      — В суд мы идём, хазрет!— отвечают ему эти люди. — Каждый из нас считает эту овцу своей! Вот мы и идём в суд — пусть там нас рассудят!
      Услыхал эти слова мулла, посмотрел на жирную овцу и воскликнул:
      — Зачем же вам, дети мои, идти в суд? Вы ведь мусульмане, и ваш спор можно разрешить по законам шариата!
      — О мулла! — обрадовались спорщики. — Рассуди нас по справедливости!
      — Ладно, — отвечал мулла, — я разрешу ваш
      спор, как велит шариат, только отпустите сначала эту бедную овечку.
      Только люди отпустили овцу, как мулла тут же схватил её и сказал:
      — Теперь у вас нет овцы, и вам больше незачем ссориться! — Сказал так мулла и быстро пошёл прочь, уводя за собой овцу,
      — Вот, оказывается, каков суд по шариату! — горестно вздохнули люди и понуро побрели по дороге.
     
      КАК СВИНЬЮ ХОТЕЛИ УКРАСТЬ
      Литовская с казна
     
      Ехали как-то по селу ксёндз и органист [Органист — музыкант, играющий на органе. В католическом храме (костёле) богослужение сопровождается музыкой, исполняемой на органе.]. Заметил ксёндз во дворе у одного крестьянина большую-пребольшую, жирную-прежирную свинью. И захотел ксёндз взять эту свинью себе. Вот он и говорит органисту:
      — Укради-ка ты эту свинью. По-братски с тобою поделимся!
      Сговорились они. Ксёндз в костёл ушёл — обедню служить. Органист в телегу сел и поехал свинью красть. Подъехал он к дому того крестьянина, лошадь с телегой у ворот оставил, а сам в хлев пробрался. Только было он хотел свинью ухватить, а она как завизжит, как захрюкает! Услыхал это хозяин, к хле-ву побежал. Испугался органист и кинулся к воротам.
      Крестьянин кричит:
      — Держи вора!
      Органист и про лошадь позабыл, и про телегу — знай себе бежит. Прибежал он в костёл и встал у органа. Ксёндз в это время обедню служил. Увидал он, что органист в костёл прибежал. Долго ещё до конца обедни, а ксёндзу не терпится про свинью узнать. Вот он и пропел вместо молитвы:
      — Привёз ли ты хрю-хрю-скум?
      Органист ему в ответ:
      — Хрю-хрю-скум не взял, и-го-го потерял! Рассердился ксёндз. Наскоро закончил обедню,
      благословил молящихся и подозвал к себе органиста. Рассказал ксёндзу органист, как он свинью крал. Выслушал ксёндз его рассказ да и говорит:
      — Идём скорее к тому крестьянину лошадь мою выручать,
      Пошли. Скоро увидали они и дом того крестьянина. А около дома озеро было. Плохая слава была у этого озера. Рассказывали, будто в озере этом утонул когда-то злой человек, и теперь он выходит по ночам из воды, приносит людям несчастье. Вот подошли ксёндз с органистом к дому крестьянина.
      Встречает их крестьянин, здоровается с ними почтительно.
      Ксёндз и говорит ему:
      — Мы пришли помочь тебе, брат. Слыхали мы, что в озере нечистая сила водится, людям и скоту зло приносит. Слыхали мы, что и к тебе нечистая сила заходит, на свинье твоей по ночам ездит. Вот и пришли мы это озеро освятить, нечистую силу прогнать.
      Слушает крестьянин ксёндза, удивляется.
      — Видно, доброе дело сила нечистая делает, если на свинье моей по ночам ездит, а свинья от этого ещё больше да ещё жирнее становится! — говорит ксёндзу крестьянин.
      Услыхал ксёндз эти слова, рассердился и закричал:
      — Замолчи, брат! Сама нечистая сила говорит твоими устами! Знай же: если привяжется бес к человеку или скотине, так уж не отстанет, пока его ксёндз своими молитвами не прогонит. Не верь, брат, что нечистая сила тебе добро делает. Бес всегда сначала добрым прикидывается, а потом и погубит! Я тебе добра желаю!
      Испугался крестьянин, стал просить ксёндза силу нечистую из озера прогнать, спасти его, и семью, и скотину от этакой напасти.
      — Освятите озеро, господин ксёндз! Прогоните нечистую силу! Я хорошо заплачу вам, — сказал крестьянин.
      Тут ксёндз покропил водичкой дом крестьянина, молитву прочитал да и на берег озера отправился.
      Там он берег водичкой покропил и молитву прочитал — озеро освятил.
      Кончил ксёндз озеро святить да и потребовал у крестьянина сто рублей за святое дело.
      Отдал крестьянин ксёндзу сто рублей.
      Взял ксёндз деньги да и говорит:
      — Ведь мой органист приезжал уж к тебе сегодня на моей лошади. Он хотел посмотреть твою свинью, одержимую нечистой силой. Пока органист свинью осматривал, много времени прошло, пора было ему в костёл идти, обедню со мною вместе служить. Вот он и убежал, даже лошадь с телегою у твоих ворот позабыл. Приведи-ка сюда, братец, мою лошадь с телегой, нам ехать пора.
      Привёл крестьянин лошадь с телегой да ещё и прощения у органиста попросил за то, что вором его обозвал.
      Вот как свинью крали да нечистую силу из озера прогоняли.
     
      «ВОДИЦА, ВОДИЦА, ПОМОГИ ИСЦЕЛИТЬСЯ!»
      Белорусская сказка
     
      Жила-была в деревне богомольная старушка. И вот однажды старушка захворала. Позвала она внука, дала ему бутыль и послала к попу за святой водицей. А было это весной — снег растаял, вода везде разлилась. Шёл парнишка, шёл и дошёл до поповского дома. А перед домом — канава, в канаве — вода. Канава большая, а парнишка маленький — не может он канаву перепрыгнуть. Не попасть ему в поповский дом. Что делать? Думал парнишка, думал и придумал: опустил он бутыль в канаву, набрал воды и принёс домой.
      Пьёт старушка воду да приговаривает:
      — Водица, водица, помоги исцелиться!
      Выпила старушка воду, и будто легче ей стало. Повеселела она, думает: «Святая водица помогла!»
     
      СВЯТОЙ ДУХ
      Русская сказка
     
      Жил-был поп. Приход у попа был маленький, народ в приходе бедный. А каков приход — таков и доход. Мало доходу было у этого попа.
      Стал поп думать, как бы ему разбогатеть. Думал он, думал и говорит однажды своему работнику:
      — Поймай-ка ты мне голубя.
      Поймал работник голубя и отдал его попу — хозяину своему.
      Вот пошёл поп в церковь и объявил своим прихожанам:
      — Слушайте меня, православные! Мне от бога видение было — в воскресенье в нашем храме чудо случится — явится пред нами дух святой в образе голубином!
      В субботу вечером зовёт поп своего работника и говорит ему:
      — Встань-ка ты завтра пораньше, возьми голубя и ступай в церковь. Войдя в церковь, спрячься за большие образа и жди. А как отслужу я обедню да возглашу трижды: «Пошли нам, господи, духа святого в образе голубином!» — ты и выпускай голубя. Только смотри никому об этом не рассказывай!
      Настало воскресенье. Много народу собралось в церкви — всем хочется святого духа повидать! Входят люди в церковь, свечки покупают, в кружку церковную монеты бросают.
      Поп радуется.
      Скоро поп обедню отслужил и возгласил:
      — Пошли нам, господи, святого духа в образе голубином!
      Один раз возгласил, другой раз возгласил. Вот уж и третий раз призвал поп святого духа, а голубя всё нет как нет!
      Тут из-за больших образов поповский работник показался и сказал громко:
      — Святого духа кошка съела!
      Услыхали это люди, на попа сильно рассердились. Поняли они, что поп обмануть их хотел. И с тех пор люди в этом приходе перестали попу верить и в церковь ходить.
     
      ЗАЧЕМ ЖЕ СТАВИТЬ ПАМЯТНИК!
      Чеченсная сказка
     
      Мулла Магомед сказал однажды людям своего селения:
      — О правоверные, мне трудно молиться аллаху за ваших умерших родственников — на их могилах нет памятников, и я не знаю, кто где похоронен. Поставьте же памятники на могилах, а мне принесите по одному барану, и я помолюсь за упокой души умерших.
      Поставили горцы памятники на могилах своих родственников и принесли мулле Магомеду по одному барану.
      Все горцы поставили памятники на могилах своих родственников, только мулла Магомед не поставил памятника на могиле своей матери. Удивились горцы и спросили.
      — Почему же ты, мулла Магомед, не поставил памятника на могиле своей матери?
      И ответил мулла Магомед:
      — Зачем же мне ставить памятник? Ведь теперь только могила моей матери осталась на кладбище без памятника, и мне всегда будет легко найти её.
     
      ЧТО КОМУ СНИЛОСЬ
      Украинская сказка
     
      Была как-то лётом сильная засуха на Верховине. Во всех храмах попы служили молебны, дождя у бога просили. Молились, молились, а дождя так и не намолили.
      В одной церкви после молебна поп сказал крестьянам:
      — Снился мне, православные, сам пан бог. И сказал мне господь, что засуха послана вам в наказание за грехи ваши. Засуха — кара господня за неверие ваше да за безбожие!
      Выслушали крестьяне попа и молча по домам разошлись.
      На другой день идёт поп по улице, а навстречу ему крестьянин Михаиле Идёт Михайло мимо попа и даже шапки не снимает.
      Рассердился поп на Михаила и закричал:
      — Что же ты не здороваешься со мной, шапки не снимаешь?
      А Михайло ему и отвечает:
      — Да я, батюшка, не верю вам больше!
      — Почему же ты не веришь мне? — удивляется поп.
      Говорит Михайло попу:
      — Да вот, батюшка, приснились вы мне нынче ночью, И сказали вы мне во сне, чтобы не верил я больше — ни словам вашим, ни молитвам» Вот я и не верю!
      — Неправда, — закричал поп, — не морочь мне голову! Не мог я говорить этого ни во сне, ни наяву! Кто же снам верит!
      Засмеялся Михайло и сказал:
      — А зачем же вы нам головы морочите — сны свои про господа бога рассказываете?
     
      КТО ДАЛ БЕДНЯКУ БОГАТСТВО!
      Киргизская сказка
     
      Жили старик со старухой. Беднее их никого не было в аиле [Аил — киргизское селение.]. Бедно жили они, но своего единственного сына, Осмона, отдали в учение к мулле. «Выучится мальчик читать-писать — всегда себе кусок хлеба заработает да и нам поможет», — думали старики.
      Проучился мальчик три месяца. И вот однажды мулла сказал ему:
      — Пора твоим родителям заплатить мне за твоё обучение. На пустую чашку и молитва не читается. Я знаю, что вы — бедные люди, но ведь и у бедняка должна быть совесть, Я три месяца учил тебя и платы не спрашивал. Все другие ученики платят мне: каждую пятницу они приносят мне подарок — джу-малык. Если завтра ты не принесёшь джумалык, больше и не приходи учиться.
      Осмон вернулся домой сильно опечаленный: он очень хотел учиться, но знал, что его родителям нечем заплатить мулле. Рассказал Осмон родителям про разговор с муллой и заплакал. И старик со старухой сильно опечалились.
      — Нам нечего дать мулле в подарок, сынок! — сказал старик. — Есть у нас один-единственный серый вол, на котором я вожу в город дрова для продажи. Если мы отдадим мулле серого вола, то сами умрём с голоду. Скажи мулле, что мы не можем сейчас заплатить ему. Вот выучишься ты, станешь человеком, тогда и расплатишься.
      Услышал Осмон слова отца и заплакал ещё сильнее.
      — Я не пойду к мулле без подарка, отец. Мулла прогонит меня! Мне будет стыдно перед другими учениками. Они станут смеяться надо мной! — сказал мальчик.
      Рассердился старик и сказал с гневом:
      — Бери тогда нашего серого вола — нашего единственного кормильца! Бери! Отдай его мулле!
      Осмон решил, что отец и вправду велит ему отвести вола к мулле. Побежал мальчик на пастбище и погнал серого вола к юрте муллы.
      На другой день рано утром собрался старик по дрова, а вола нет. И тогда Осмон рассказал отцу, что он отвёл серого вола мулле в подарок. Промолчал старик и пошёл к мулле.
      Вошёл старик в богатую белую юрту муллы и сказал, утирая горькие слёзы:
      — Почтённый мулла, мы бедные люди. Мой сын, Осмон, очень хочет учиться, но нам нечем платить за его обучение. Мальчик по глупости привёл вам нашего единственного кормильца — серого вола, Без вола мы совсем пропадём. Верните нам его, почтённый мулла!
      — Да, старик, твой сын привёл мне вчера серого вола в уплату за три месяца обучения. И вол отправился по пути, начертанному ему судьбой. Я продал его. Если тебе нечем платить за обучение сына, пусть Осмон больше ко мне не приходит. Если придёт — я прогоню его! Я никого не обучаю даром и никому не возвращаю полученных мною подарков! Уходи, старик!
      Сказал так мулла и отвернулся от бедняка.
      И пошёл старик в свою бедную юрту. Стали они со старухой думать, как дальше жить, как с голоду не умереть. Долго думали старики, до самой ночи думали они, да так ничего и не придумали. Легли они спать. Увидел старик удивительный сон. Приснился ему святой хаджи Заки в белоснежной чалме. Хаджи Заки сказал старику: «О бедняк, оставь свой аил, оставь свою семью. Иди в город и сядь там у большой мечети, около моей могилы. Сиди там и жди своего счастья!» Сказал и исчез.
      Проснулся старик и рассказал своей старухе вещий сон. И решил старик идти в город, как велел ему святой хаджи. Долго отговаривала его жена, да не послушался её старик, стал в дорогу собираться. Делать нечего — пришлось старухе отдать старику последнюю лепёшку.
      Долго шёл старик до города. Дошёл наконец. Разыскал он большую мечеть, сел у могилы святого хаджи Заки и стал ждать своего счастья. К могиле святого подходили богатые богомольцы и смеялись над нищим стариком. Стыдно было старику и голодно. Долго сидел он у могилы святого хаджи Заки, долго ждал своего счастья, да так и не дождался.
      Вернулся старик в родной аил и вошёл в свою бедную юрту. «Какой я несчастный,— думал старик.— Все обманывают меня. Мулла продал моего единственного кормильца — серого вола. Приснился мне святой хаджи Заки и обещал мне счастье. Святой в белоснежной чалме обманул меня во сне. А когда я ещё был молодым — меня обманул бай [Б а й — богач.] по прозвищу Саран-бай—«скупой бай». Много лет я работал на этого бая, не жалея сил. Я честно трудился, но бай так и не отдал мне обещанных пяти кобылиц. Очень скупым был этот бай. Рассказывали, что бай не захотел оставить своим сыновьям накопленных богатств и зарыл всё золото в землю. Саран-бай давно умер и унёс с собой свою тайну. И до сих пор никто не знает, где зарыто золото скупого бая. Сыновья его давно уехали из этих мест, так и не найдя отцовского клада», И тут старик вспомнил, как однажды бай велел ему вырыть глубокую-преглубокую яму у подножия высокого холма. Велел бай вырыть яму, да только не сказал, зачем нужна была ему эта яма. «Может, золото спрятано в той самой яме?» — подумал старик, Подумал так бедняк и очень обрадовался. Дождался он ночи, взял кетмень и отправился к подножию того высокого холма. Подошёл старик к холму, нашёл то место, где он когда-то яму вырыл, и начал копать.
      Копал бедняк, копал и выкопал большой кувшин. Кувшин был полон золота! Взял бедняк этот кувшин и принёс в свою юрту. Разбудил он свою жену, разбудил своего сына Осмона и показал им кувшин, полный золота. И сказал бедняк:
      — Я надеялся на совесть Саран-бая, я надеялся на милосердие муллы, я надеялся на вещий сон, да пустыми оказались все мои надежды! Никто не дал мне богатства, никто не дал мне счастья. Я сам нажил своё богатство, я сам достиг своего счастья. Скупой бай присвоил себе мой труд, да земля честно сохранила его. Это золото — плата мне за мой тяжёлый труд, плата за мои страдания! На это золото мы сможем купить не только серого вола, но и серого иноходца. И Осмон наш будет учиться и станет настоящим человеком!
      Радовался старик, радовались вместе с ним его жена и сын их Осмон.
     
      УМНЫЙ ИЛИ ГЛУПЫЙ
      Еврейская сказка
     
      Один талмудист [Талмудист — толкователь Библии (священной книги). В переносном смысле — человек, не умеющий самостоятельно думать и действовать.] решил узнать, умный он или глупый. Думал он, думал, как это проверить, и вот что придумал:
      «Прыгну-ка я с самого высокого забора. Если ушибусь — я умный. Если же останусь невредимым— я глупый. Ибо сказано в нашей священной книге--талмуде: «Дураков охраняет бог».
      И прыгнул талмудист с самого высокого забора, и сильно ушибся. Сильно ушибся талмудист и подумал: «Видно, очень умный я, если так сильно ушибся! Был бы я глупый, бог спас бы меня от ушибов!»
     
      ЯСНОВИДЕЦ
      Кумыкская сказка
     
      В одном ауле жил шейх [Шейх — глава мусульманской религиозной общины.] Исмаил.
      «Нет человека безгрешней шейха Исмаила, нет человека благочестивей его!» — говорили о нём горцы. Все приходили к нему за советами, все приносили ему богатые подарки. Шейх благословлял приходивших к нему людей и говорил: «Аллах поможет вам, если будете усердно молиться и по тысяче раз в день произносить «бисмиллах» — «во имя аллаха»!»
      Пришёл однажды к шейху и самый бедный крестьянин этого аула — Касым. Касым не принёс шейху дорогого подарка. Он принёс шейху Исмаилу свою единственную курицу. Взял шейх курицу, благословил Касыма и сказал:
      — Будь моим мюридом — последователем. Ты будешь учеником моим и помощником в святых делах моих. Если станешь мне во всём повиноваться, аллах наградит тебя своей милостью, и после смерти своей ты попадёшь прямо в рай!
      Согласился Касым, и стал он мюридом шейха Исмаила.
      Всю чёрную работу выполнял Касым в доме шейха. Сам шейх ничего не делал, сидел в своей сакле, перебирал чётки [Чётки — шнурок с бусами.], читал Коран и принимал от крестьян богатые подарки.
      Однажды шейх Исмаил отправился в соседний аул. Шёл с ним и Касым. Когда стали они проходить мимо кладбища, шейх начал что-то шептать и отплёвываться. Касым спросил у него:
      — Что это значит, о благочестивый шейх?
      — Здесь похоронен один старый горец, он не верил в мою святость, он был гяуром — неверным. Вот теперь я вижу, в каком страшном огне горит его душа, вижу, как он мучается, лёжа в своей могиле.
      Удивился Касым, услышав слова шейха, но ничего ему не сказал.
      Пошли они дальше. Вдруг шейх остановился, замахнулся на кого-то своей палкой и закричал:
      — Кыш, проклятые, кыш! Уходите вон! Снова удивился Касым и спросил:
      — Что значат твой слова, о благочестивый шейх? И кому ты угрожаешь своей палкой? Ведь около нас нет ни одной живой души — только горы!
      Отвечал тогда шейх Исмаил своему мюриду:
      — Тебе аллах не дал дара ясновидения — ты и не видишь дальше гор. А я вижу, что творится за высокими горами, за глубокими морями, за далёкими пустынями. Я увидел, что в священную Каабу [Кааба — священный храм мусульман в Мекке.] забежали собаки. И я прогнал их из дома аллаха!
      Ещё больше удивился Касым, услышав эти слова, но ничего не сказал он шейху.
      На другой день Касым рассказал своим соседям, что шейх Исмаил не только святой, но ещё и ясновидец. Услышали об этом соседи Касыма, удивились и решили проверить, вправду ли шейх Исмаил стал ясновидцем. Крестьяне собрали немного риса, немного изюма, немного масла, отдали всё это Касыму. Касым приготовил сладкий плов и позвал шейха Исмаила в гости в свою бедную саклю. И соседи Касыма пришли к нему. Касым поставил перед каждым гостем по миске дымящегося плова. У всех крестьян поверх риса лежала горка изюма. Только в миске шейха Исмаила не было изюма. Рассердился шейх Исмаил и сказал своему мюриду, бедняку Касыму:
      — Как не стыдно тебе, Касым! Ты позвал меня в гости, а угощаешь меня хуже, чем этих простых крестьян, у них в мисках поверх риса лежит изюм, а в моей миске нет изюма!
      — О благочестивый шейх! — сказал тогда бедняк Касым. — Вчера ты увидел, как мучается в своей глубокой могиле нечестивый горец. Вчера ты увидел собак за высокими горами, за глубокими морями, за далёкими пустынями. Неужели сегодня ты не видишь изюма под тонким слоем риса! Ведь ты — ясновидец, шейх Исмаил!
      Шейх Исмаил разгрёб ложкой рис в своей миске и увидел изюм. А гости стали громко смеяться над «ясновидцем». И ушёл пристыжённый шейх из дома Касыма.
      С тех пор Касым перестал верить святому шейху Исмаилу и перестал быть его мюридом. И все горцы этого аула перестали верить шейху Исмаилу и прогнали его.
     
      МОЛИТСЯ ТОТ, КТО БЕЗ ДЕЛА, ПОСТИТСЯ ТОТ, КТО БЕЗ ХЛЕБА
      Туркменская сказка
     
      Пришёл однажды Кемине к ишану Эрали и сказал:
      — Помогите мне, таксыр [Таксыр — господин.]. Я голодаю. Жена моя и дети мои тоже голодны. Для нас пост наступил раньше времени. У нас не осталось ни одного зёрнышка пшеницы. Дайте мне хоть несколько батманов [Батман — старинная мера веса.] зерна до нового урожая. Помогите мне, таксыр,
      — О Кемине, я помогу тебе перейти мостик, ведущий в рай... — важно начал ишан.
      — О таксыр! — перебил его Кемине. — Если вы говорите о конце света, то в моей кибитке он уже наступил. Мне не нужно переходить по мостику, ведущему в рай. Мне нужно немного хлеба. Немного хлеба — ив моей кибитке будет настоящий рай!
      Ничего не ответил ишан Эрали. Он углубился в свои священные книги и стал бормотать молитвы. Ишан Эралй молился, но так и не дал Кемине зерна. Верно говорят: «Не жди от клячи резвости, от ишака милости!»
      Ушёл Кемине от ишана и обратился к своему соседу —простому дехканину. Кемине попросил у соседа в долг пять батманов пшеницы, а сосед дал Кемине пятьдесят батманов пшеницы! Поблагодарил Кемине дехканина и воскликнул:
      — Вот где, оказывается, течёт Амударья! А я не знал этого и хотел напиться из грязного источника!
     
      ДЬЯКОН — БЕЗБОРОДЫЙ ОБМАНЩИК
      Грузинская сказка
     
      Было да и не было ничего — жил один дьякон, безбородый обманщик. И был он такой плут, такой обманщик, что в его селении никто ему не верил. И решил тогда дьякон пойти по свету — попытать счастья. Долго ли шёл он, коротко ли, а дошёл он до одной деревни. В той деревне жил поп — скупой, жадный да завистливый. Всех крестьян деревни, своих прихожан, обобрал он до нитки. И жил поп богато — в большом доме, с попадьей и дочкой своей.
      Пришёл безбородый в эту деревню и стал у крестьян про их попа расспрашивать. Узнал безбородый, что поп один в церкви служит, дьякона у него нет — умер недавно. Разузнал всё безбородый, пришёл к попу и говорит ему:
      — Дошёл до меня слух, святой отец, что дьякона вашего призвал господь. Вот и пришёл я к вам издалека. Дьякон я и священное писание хорошо знаю. А зовут меня Бичико по прозвищу Этакий Хуже Этакого.
      Поп взял дьякона Бичико к себе на службу. И уговорились они так: три года будет дьякон служить в церкви вместе с попом и станет жить в доме попа, а поп будет ему отдавать треть всех доходов с прихожан. И поп не может прогнать дьякона раньше, чем через три года. А если и захочет поп прогнать дьякона раньше этого срока, то должен ему тогда поп отдать половину своего дома, половину своего прихода и половину всего своего богатства.
      Уговорились, и стал дьякон Бичико, по прозвищу Этакий Хуже Этакого, у попа жить.
      Прожил он у попа один год. Не нарадуется на него поп — дьякон службу церковную знает, служит честно, попу не перечит.
      Жил так дьякон у попа, жил, да скоро надоела ему честная жизнь. И решил дьякон рассердить попа. Так рассердить, чтобы поп его из дому выгнал. А если выгонит поп дьякона раньше срока, то должен поп по уговору отдать ему половину своего дома, половину своего прихода и половину всего своего богатства.
      Вот ведь что задумал Бичико—Этакий Хуже Этакого!
      Скоро настало рождество. Поп с дьяконом отслужили праздничную обедню в церкви да и домой собрались. Сильный мороз в тот день был. Поп с дьяконом замёрзли совсем. Вот поп и говорит безбородому:
      — Беги-ка ты, Бичико, домой раньше меня. Беги и разожги дома такой огонь, чтобы мне уже от ворот жарко стало!
      Побежал дьякон. Прибежал он в поповский дом да и поджёг клеть, что во дворе стояла. Тут как раз и поп к воротам подошёл. От самых ворот ему стало жарко! Сильно рассердился поп. Хотел было он тут же прогнать дьякона, да про уговор вовремя вспомнил. Промолчал поп. Только не стал он с тех пор звать дьякона по имени. Стал поп называть безбородого его прозвищем. А ведь прозвище его было Этакий Хуже Этакого!
      А дьякон всё не унимается — старается попа рассердить. Скоро пасха настала. Напился поп церковного вина и заснул мёртвым сном. Взял тогда дьякон бритву, подкрался к попу и выбрил ему полголовы и полбороды. Сделал это дьякон и спрятался.
      Проснулся поп, увидал себя в зеркале и сразу понял, кто так над ним подшутил, перед людьми опозорил. Сильно разгневался поп и побежал дьякона искать. Бежит поп по улице, задыхается и спрашивает у своих прихожан:
      — Не... видали... ли... вы... дети... мои... Этакого? Смотрят прихожане на полуобритого попа и смеются в лицо своему духовному отцу:
      — Нет, батюшка, этакого мы ещё не видали! — отвечают они.
      Бежит поп дальше и снова спрашивает у встречных:
      — Не... видали... ли... вы... дети... мои... Хуже Этакого?
      Смеются люди и отвечают:
      — Мы ещё никогда не видали хуже этакого!
      Весь свой приход обежал поп, да так и не нашёл безбородого дьякона Бичико по прозвищу Этакий Хуже Этакого.
      Вернулся поп домой, а безбородый обманщик уже попа поджидает да про уговор напоминает.
      «Видно, не суждено мне избавиться от этого дьякона, — решил поп. — Бог с ним, пусть он вместо меня станет попом в этом приходе!»
      Сказал так поп и на следующий же день обвенчал свою дочь с безбородым дьяконом. И отдал он дьякону всё своё имущество и весь свой приход ему передал. Так дьякон Бичико, по прозвищу Этакий Хуже Этакого, стал попом.
     
      ПРИЗНАК ГЛУПОСТИ
      Таджиксная сказка
     
      Жил мулла. Борода у муллы была длинная, а голова маленькая.
      И вот однажды прочитал этот мулла в книге:
      «Глуп тот, у кого длинная борода и маленькая голова».
      Прочёл и испугался. Испугался, что его ученики могут увидеть в книге это изречение. Тогда ведь они сочтут глупцом своего учителя и будут насмехаться над ним!
      Что делать с маленькой головой, он не знал. «А ведь бороду-то и подкоротить можно», — решил догадливый мулла.
      Зажёг мулла свечу, зажал рукой бороду и стал подпаливать её кончик на пламени свечи. Вдруг пламя охватило всю бороду муллы, брови его и ресницы и даже волосы на маленькой голове!
      Мулла так обжёг себе лицо, что стыдно стало ему и людям-то показаться. Заперся мулла у себя в доме, взял ту мудрую книгу и на полях ее, против злосчастного изречения, написал:
      «Изречение это проверено на деле, и в нём не может быть сомнения!»
     
      КАК ПОПА ОХОТИТЬСЯ УЧИЛИ
      Карельская сказка
     
      Жил один дьякон. Часто он на охоту ходил, большую добычу с охоты приносил. Попу завидно стало, Вот он и говорит дьякону:
      — Научи-ка и меня охотиться!
      — Да я бы научил, только ружья у тебя нет, — отвечает дьякон.
      — А мне ружьё и не нужно, Я с собой на охоту Евангелие — священную книгу возьму, буду на неё птиц приманивать, а ты их стрелять будешь, — говорит поп.
      — Ладно, — согласился дьякон. — Да только давай ещё с собою и настоящего охотника позовём. Вдруг ты много птиц приманишь, Боюсь, что я один не справлюсь.
      Пошли они и настоящего охотника с собою взяли. Далеко в лес зашли. Вот охотник и говорит:
      — Я тут дороги не знаю, как бы не заблудиться,
      — Да я дорогу найду с помощью слова божьего! — отвечает охотнику поп.
      Ещё дальше в лес зашли они. Охотник много птиц настрелял, дьякон — поменьше, а поп так ни одной и не приманил на Евангелие. Смеётся над попом охотник:
      — Что же ты ни одной птички не приманил своей книгой?
      — Да не ту книгу я в спешке из дому взял, — отвечает поп.
      Шли они, шли и заблудились. Охотник и говорит попу:
      — Ну, выведи нас на верную дорогу с помощью слова божьего!
      — Да ведь божье слово как раз в той книге записано, которую я дома позабыл! — отвечает охотнику поп.
      И задумал тогда охотник проучить попа-лгуна. Ходили они по лесу, ходили и увидали вдали огонёк. Подошли ближе — дом стоит. Тут охотник и говорит попу:
      — Будут тебя хозяева за стол сажать, ты сразу не садись, жди, когда три раза позовут тебя. По здешним обычаям попы только после третьего приглашения за стол садятся.
      Вошли они в дом. Хорошо встретили их хозяева, за стол позвали. Дьякон и охотник сели за стол, а поп стал второго и третьего приглашения ждать. А хозяева молчат, ничего ему больше и не говорят. Дьякон с охотником поели-попили, а поп голодным остался. Легли все спать.
      Поп охотнику жалуется:
      — Очень я есть хочу, что же мне делать?
      — Видел я под лавкой горшок с варёными ягодами, возьми их и съешь! — говорит ему охотник.
      Полез поп под лавку, вытащил горшок и съел все ягоды.
      — Руки у меня теперь в ягодном соке — увидят утром хозяева, вором меня назовут. Что же мне делать? — говорит поп.
      — Видел я под другой лавкой кадку с водой, вот и вымой руки! — говорит охотник.
      Полез поп под лавку и сунул руки в кадку, А в кадке-то смола оказалась.
      — Руки у меня теперь в смоле — увидят утром хозяева, вором меня назовут. Что же мне делать? — спрашивает поп охотника.
      — Видел я в углу корзину, там тряпки какие-то лежат. Возьми их и оботри свои руки! — отвечает попу охотник.
      Подошёл поп к корзине и сунул в неё руки, А в корзине-то пух оказался. Так и прилип к смоле!
      Настало утро. Увидели хозяева, что у попа руки в смоле да в пуху, вором его назвали и из своего дома прогнали.
      Так охотник попа проучил. С тех пор поп на охоту больше не просился.
     
      ТОЛКОВАТЕЛЬ СНОВ
      Казахская сказка
     
      Пришёл однажды к Бердибек-мулле один бедный кочевник и сказал ему:
      — О мулла, я видел тебя во сне. Приснилось мне,
      что все бедные кочевники нашей степи отдали тебе своих баранов и ты стал очень богатым. Растолкуй мне этот сон, о мулла!
      — Это хороший сон, — отвечал мулла. — Сам аллах напоминает тебе о том, что должен ты принести мне в жертву барана!
      Делать нечего — пришлось бедняку отдать мулле своего барана.
      Прошло несколько дней, и бедный казах снова пришёл к Бердибек-мулле.
      — О мулла, — сказал он, — я опять видел тебя во сне. Приснилось мне, что ты роздал своих баранов всем бедным кочевникам нашей степи. Растолкуй мне этот сон, о мулла!
      Выслушал Бердибек-мулла бедняка, зевнул и произнёс:
      — Мало ли какая чушь могла присниться тебе!
     
      ЧУДОТВОРЕЦ
      Узбекская сказка
     
      Жил человек по имени Сейфи. Сейфи слыл чудотворцем.
      В один из дней зимы Сейфи отправился в странствие. За ним последовало много верующих. Пришли странники в один кишлак. Сейфи тайком намылил себе руки и высушил их, не смывая. Затем он начал читать дехканам проповедь. Сейфи прославлял аллаха, пророка, имамов и мулл.
      Потом Сейфи попросил принести себе снега и воскликнул:
      — О мусульмане! Если я говорил правду, пусть этот снег в моих руках обратится в пену! Если же я говорил ложь, пусть снег обратится в чистую воду!
      Сейфи размял в руках снег. Снег растаял в намыленных руках и обратился в пену. Верующие были изумлены чудодейственной силой Сейфи.
      На следующий день Сейфи снова собрал дехкан и снова обратился к ним с проповедью.
      Затем он снова попросил принести себе снегу и воскликнул:
      — О мусульмане! Если я говорил правду, пусть этот снег в моих руках обратится в чистую воду! Если же я говорил ложь, пусть снег обратится в пену!
      Сейфи размял снег в своих руках. Снег растаял и обратился в чистую воду. Верующие снова были изумлены чудодейственной силой Сейфи.
      Так и ходил «чудотворец» Сейфи из кишлака в кишлак и обманывал доверчивых дехкан.
     
      СВЕТОПРЕСТАВЛЕНИЕ И ШАШЛЫК
      Таджикская сказка
     
      Пришли однажды к Афанди несколько мулл и сказали:
      — О Афанди! Настаёт конец света! Завтра светопреставление! Пойдём, Афанди, к реке, зарежем там твоего единственного барана и сделаем из его мяса жирный и вкусный шашлык! И съедим мы этот шашлык во славу аллаха!
      Афанди хитро улыбнулся и согласился. Взял Афанди своего барана и пришёл вместе с муллами к реке. Муллы сняли свои одежды и начали купаться, а Афанди стал разжигать костёр. Разжигал Афанди костёр, разжигал — огонь не разгорается. Схватил тогда Афанди одежду мулл и бросил её в огонь, Увидали это муллы и закричали:
      — Что ты делаешь, Афанди? Зачем же ты сжигаешь наши одежды?
      — А для чего вам ваши одежды? — отвечал им Афанди, — Ведь завтра светопреставление!
     
      ЧЬИ КОРОВЫ
      Русская сказка
     
      Жил-был в одной деревне поп. Богато жил поп—> семь коров было у него, В той же деревне жил мужик по имени Степан. Бедно жил мужик — всего одна корова была у него. Одна корова была у Степана, да удойная.
      Поп был богатым и завистливым. Ведь поповские глаза что волчья пасть — ненасытные. И захотел поп отнять у мужика его удойную корову, «Тогда станет у меня восемь коров!» — думал поп.
      Однажды осенью в праздник пришли люди в церковь. И Степан пришёл. Поп обедню отслужил, вынес из алтаря священную книгу и стал читать:
      — «Кто отдаст своему духовному отцу одну корову, тому бог воздаст седмерицею. Одна корова приведёт за собой ещё семь коров!»
      Услыхал эти слова Степан и задумался: «Может, сделать мне так, как священное писание велит? Что проку водной корове — на всю мою семью и молока-то не хватает. Может, и вправду смилуется бог и одна моя корова приведёт за собой ещё семерых?»
      И отвёл Степан свою корову к попу. Обрадовался поп и похвалил мужика за послушание.
      Всю зиму прожил Степан без коровы. Всю зиму семья его голодала.
      Скоро и весна настала. Стали люди выгонять своих коров на пастбище. Выгнал и поп своих коров. А вечером пастух привёл стадо в деревню. Стали коровы по своим дворам расходиться. И та корова, которую Степан попу отдал, пришла во двор своего прежнего хозяина. А за нею и все поповские коровы во двор вошли. Увидал это Степан, удивился: «Неужто, — думает, — сбылось слово божье? И за одну корову господь послал мне ещё семь коров?» Взял мужик да и загнал всех коров в свой хлев.
      А поп ждал своих коров, ждал да отправился искать их по деревне. Зашёл поп и к Степану. Видит он, что мужик всех его коров в свой хлев загнал. Разгневался поп да как закричит:
      — Зачем же ты, мужик, чужих коров в свой хлев загнал? Отдай мне моих коров!
      Отвечает тогда попу Степан:
      — У меня, батюшка, чужих коров нет. Все коровы мои. Мне их бог послал. Моя коровушка привела за собой ещё семерых! Ведь ты сам, батюшка, читал нам: «Кто отдаст своему духовному отцу одну корову, тому бог воздаст седмерицею. Одна корова приведёт за собой ещё семь коров!» Вот бог и смилостивился — воздал мзде седмерицею!
      — Мои это коровы! — кричит поп. — Нет, мои! — отвечает мужик. Долго спорили поп со Степаном, Наконец говорит поп мужику:
      — Бог с тобой! Возьми себе обратно свою корову, а моих семь тане верни!
      Тут уж Степан смекнул, ято поп тогда обманул его: нарочно священное писание читал, чтобы выманить у мужика его последнюю корову, И задумал Степан проучить жадного да завистливого попа. Не отдавать ему его коров!
      — Не верну, батюшка, все коровы мои! — отвечает мужик.
      Тогда поп пожаловался на мужика самому архиерею. Подал поп архиерею прошение да денег дал. Узнал об этом Степан послал архиерею холста. Не знает архиерей, как и рассудить спорящих! А поп с мужиком сидят в доме у архиерея — ответа дожидаются. Думал архиерей, думал да и говорит им:
      — Ступайте-ка вы сейчас домой, а завтра снова ко мне приходите. Кто из вас раньше придёт, тому и коровы достанутся!
      «У попа ведь лошади свои, он-то первым и приедет в город, — думает архиерей. — А мужик пока доплетётся!»
      Выслушал поп слова архиерея, сел на своих лошадей и домой вернулся. Вернулся домой и велел попадье чуть свет себя разбудить.
      Выслушал Степан слова архиерея и смекнул, что до завтра ему и до деревни не добраться, не то что обратно в город возвратиться. И остался мужик в доме у архиерея. Пробрался он незаметно в его покои да и спрятался там.
      На другой день чуть свет приехал на своих лошадях поп. Только поп в двери постучался, а мужик уж тут как тут — навстречу ему выходит, усмехается. Увидал поп Степана и чуть не лопнул от злости. Архиерею тоже досадно стало, что мужик их обоих так провёл. Да делать нечего — пришлась архиерею присудить всех коров мужику.
      Думал поп мужика обмануть, да не вышло. Недаром народ говорит: «Плохо попу, если прихожане умнее его!»
     
      АЛЛАХ И МЕРА ПШЕНИЦЫ
      Туркменская сказка
     
      Однажды поздним вечером Кемине колол дрова в своём дворе. Вдруг топор слетел с топорища. Искал его Кемине, искал, но никак не мог отыскать в темноте.
      — Хоть бы аллах помог найти, — проворчал Кемине и добавил: — За меру пшеницы...
      И как раз в эту минуту под руку ему попалась пустая окара [Окара — небольшая деревянная миска для зерна.].
      — О аллах! — воскликнул Кемине. — Когда тебя просишь помочь — тебя нет, а стоит только что-нибудь пообещать — ты тут как тут! Ведь я только заикнулся про меру пшеницы, а ты уже явился со своей чашей.
     
      СМЕЛЫЙ ОХОТНИК И ШАМАН
      Чукотская сказка
     
      В одном стойбище жил охотник Рыкергав. Рыкергав был очень смелым охотником. Рыкергав всегда приносил с охоты большую добычу.
      В том же стойбище жил шаман Рырультет. Шаман был ленивым и жадным. Шаман всегда сидел в своей яранге и бормотал заклинания. Шаман никогда не ходил на охоту, шаман ел мясо оленя и нерпы, которое приносили ему люди стойбища. Хорошо жил шаман Рырультет.
      Собрал однажды шаман всех людей стойбища и сказал им такие слова:
      — Слушайте, что скажу я — Рырультет, шаман. Над нами живёт кэле — злой дух. Зовут кэле — Никъэен. Это могучий, всевидящий и всеслышащий дух. Никъэен знает всё о каждом из вас. Вы не почитаете его — не даёте ему лучших кусков мяса. Кэле Никъэен в обиде на вас, народ стойбища! Если вы не будете почитать кэле, он нашлёт на вас страшные болезни, и вы умрёте. Бойтесь кэле Никъэена — злого духа! Почитайте кэле Никъэена! Пусть каждый оленевод принесёт для Никъэена по целому оленю.
      Пусть каждый береговой чукча принесёт для Никъ-эена по целой нерпе. Я буду пробовать мясо, принесённое вами, и потом отдавать его кэле. Кэле Никъ-эен съест это мясо и станет добрым. Кэле Никъэен не будет насылать на вас страшные болезни. Кэле Никъэен даст вам удачную охоту. Запомните мои слова, чукчи, и сделайте так, как требует кэле Никъэен — злой и могучий дух, живущий над нами!
      И принесли оленеводы по целому оленю.
      И принесли береговые чукчи по целой нерпе.
      Шаман Рырультет сидел в своей яранге и пробовал мясо оленей и нерпы. Очень хорошо зажил шаман Рырультет.
      Все люди стойбища принесли для кэле мясо. Смелый охотник Рыкергав не принёс для кэле мяса. Сердился на смелого охотника шаман Рырультет. Говорил шаман Рырультет: кэле Никъэен разгневан на охотника, кэле нашлёт страшную болезнь на охотника, кэле лишит охотника удачной охоты.
      Много дней прошло.
      Однажды пришёл смелый охотник Рыкергав в ярангу шамана. Увидал его шаман Рырультет и злобно рассмеялся.
      — Ты пришёл, Рыкергав. Ты один не принёс мяса для кэле Никъэена. Кэле Никъэен очень разгневан на тебя. Кэле накажет тебя, кэле нашлёт на тебя страшную болезнь. Кэле лишит тебя удачной охоты.
      Сказал тогда смелый охотник Рыкергав:
      — Ты, шаман Рырультет, давно грозил мне. Давно говоришь ты, что кэле Никъэен накажет меня. Много дней прошло, Я жив, и охота моя удачна, Я приношу с охоты много мяса. Я раздаю это мясо сиротам. Я раздаю это мясо старикам. Я раздаю это мясо тем, кто сам не может охотиться. Я кормлю людей и сам себе добываю пищу. Я не прошу пищи у других. А ты, шаман Рырультет, никогда не ходишь на охоту. Ты ешь мясо, которое приносят тебе охотники стойбища. Ты всё время сидишь в своей яранге и обманываешь народ. Ты грозишь народу местью кэле Никъэена. Никто никогда не видел этого кэле. Пусть придёт к нам твой кэле — мы посмотрим на него и поговорим с ним. Позови своего кэле Никъэена, злого и могучего духа, живущего наверху!
      И посмотрел тогда охотник Рыкергав на небо.
      И шаман Рырультет посмотрел. Никого не было на небе. Не было наверху злого и могучего духа — кэле Никъэена.
      Сказал смелый охотник Рыкергав шаману Ры-рультету:
      — Многих людей обманул ты, шаман Рырультет. Больше тебе не удастся обманывать народ стойбища. Больше никто не поверит тебе, шаман Рырультет.
      И ушёл смелый охотник Рыкергав из яранги шамана.
      И больше не приходил. И больше никто не приходил в ярангу шамана. Больше никто не верил шаману.
      Всё.
     
      ТРУСЛИВЫЙ ВАНЯ
      Русская сказка
     
      Жил-был мальчик Ваня. Остался он однажды один в избе. Лежит на печке и от страха трясётся — даже шороха боится. Вдруг слышит он — дышит кто-то у печки, а кто — не поймёт.
      Испугался Ваня, думает, домовой его пугает. Спрыгнул парнишка с печки. Спрыгнул с печки да на кочергу^ наступил. Кочерга его по лбу и стукнула! Ещё пуще Ваня испугался. Думал, домовой его ударил. Испугался он и к дверям кинулся. Выбежал Ваня из избы, дверью хлопнул. Отдышался, хотел дальше бежать, а дверь его не пускает. Закричал тут Ваня:
      — Ой, ой, ой! Домовой меня держит, из избы не выпускает!
      Услыхали Ваню люди, прибежали.
      Прибежали, посмотрели — кто же это Ваню держит, из избы не выпускает? Посмотрели и увидали — развязался у Вани лапоть да за порог и зацепился.
      Вот кто Ваню-то держал, из избы не выпускал!
      Открыли люди дверь, вошли в избу. Вошли в избу, подошли к печке. У печки кочерга валяется, да на лавке кадка с тестом стоит. Тесто подходит, пузыри пускает и пыхтит — пых да пых!
      Вот кто у печки-то дышал, вот какой «домовой» Ваню-то испугал!
      Посмеялись люди над мальчиком да и проявили его с тех пор «трусливый Ваня».
     
      ТУЛПАР
      Казахская сказка
     
      Жил в одном ауле парень по имени Отежан. Умный да ловкий, хитрый да умелый был Отежан. Умелым был Отежан, но бедным. И решил Отежан наняться в работники к богатому мулле.
      Мулла этот был толстый и рыжий. Взял он Оте-жана в работники и сказал:
      — Работай, Отежан, не ленись! Платы с меня пока не спрашивай — придёт время, и я щедро награжу тебя! Моё слово — слово муллы, а слово муллы— твёрже камня!
      Усердно работал Отежан и отдыха не знал. Прошёл год. Позвал рыжий мулла работника в свою юрту и сказал ему:
      — Я доволен тобою, Отежан. Будь и ты доволен мною! Получай свою плату!
      Сказал так мулла и протянул Отежану дынное семечко.
      — О мулла, ты, видно, шутишь! — сказал Отежан.— Я проработал у тебя целый год, не зная отдыха. Я работал усердно, и ты обещал щедро наградить меня. А ведь слово муллы — твёрже камня!
      — Глупец! — воскликнул рыжий мулла. — Весною ты посадишь это зёрнышко, и к осени оно даст тебе плод. От этого плода ты получишь сто семян, Ты посадишь эти семена и получишь сто плодов! И в каждом плоде — по сто семечек! Через десять лет ты станешь первым богачом в нашей степи!
      Не стал Отежан спорить с рыжим муллой.
      Взял Отежан дынное семечко и вышел из юрты рыжего муллы.
      Посадил Отежан дынное семечко и стал плода ждать.
      К осени выросла из этого зёрнышка большая-пребольшая, жёлтая-прежёлтая, душистая дыня.
      Срезал Отежан дыню со стебля и понёс на базар продавать.
      Идёт Отежан по дороге, а дыню в руках несёт. Смотрит на неё и любуется! Идёт Отежан по дороге, а навстречу ему бай. Спрашивает бай:
      Ты куда идёшь, парень?
      — На базар, — отвечает Отежан.
      — А что это ты продавать несёшь, парень? «Видно, глуп этот бай, если, глядя на дыню, спрашивает, что я несу», — думает Отежан.
      Отвечает Отежан баю:
      — Есть у моего отца крылатый конь — Тулпар. Тулпар снёс вот это яйцо. Скоро из этого яйца должен вылупиться жеребёнок! Вот и несу я это яйцо на базар — продавать!
      Обрадовался бай и говорит Отежану:
      — Продай мне яйцо!
      — Купи! — говорит Отежан.
      — А сколько ты просишь за яйцо Тулпара? — спрашивает бай.
      — Пятьдесят золотых монет! — отвечает ему Отежан.
      Глупый бай не стал торговаться. Отдал он Отежану пятьдесят золотых монет, схватил дыню, завернул её в полу своего халата и побежал по дороге.
      Бежал бай, бежал да и споткнулся. Дыня упала и покатилась по дороге. Покатилась дыня по дороге, ударилась о куст и разлетелась на мелкие кусочки, А под кустом заяц спал. Проснулся заяц, испугался, выскочил из-под куста и побежал что есть мочи, Увидал зайца бай и решил, что это из яйца жеребёночек вылупился. Подобрал бай полы халата и погнался за зайцем. Бежит бай за зайцем и кричит:
      — Подожди, жеребёночек! Подожди!
      Чем громче кричит бай, тем быстрее бежит заяц. Так бай и не догнал зайца.
      Отежан тем временем в свой аул вернулся. Радуется Отежан, всем про глупого бая рассказывает и пятьдесят золотых монет показывает.
      Узнал про удачу Отежана и рыжий мулла. Позвал он парня в свою юрту и сказал:
      — Я рад, Отежан, твоей удаче, но почему ты до сих пор не принёс мне моей доли? Я дал тебе дынное семечко, и ты посадил это семечко на моей земле. Ведь вся земля в ауле — моя! И на моей земле выросла эта чудесная дыня. Ты должен мне за мою землю двадцать пять золотых монет.
      «Кто поднимет гору, тот переспорит муллу», — говорят мудрые.
      Не стал Отежан спорить с муллой, бросил ему монеты и сказал:
      На, мулла, возьми! И запомни мои слова: попадёшься ты когда-нибудь шайтану [Шайтан — дьявол, нечистая сила.] на аркан за свою жадность!
      Сказал так Отежан и вышел из юрты рыжего муллы. Тут увидел он того самого глупого бая, которому дыню продал. Бай тоже увидел Отежана и закричал:
      — О дорогой! Ты как раз и нужен мне! Большая беда случилась у меня — я уронил яйцо Тулпара, яйцо разбилось, выскочил из него жеребёночек и ускакал от меня; не видал ли ты моего жеребёночка?
      — Как же, видел!—отвечал баю Отежан.— Твой жеребёночек забежал в эту юрту. А чтобы ты его не узнал, он прицепил себе длинную рыжую бороду, а на голову навертел белую чалму!
      Глупый бай тут же бросился в юрту. В юрте увидал он рыжего муллу. Мулла ползал на четвереньках и подбирал с полу золотые монеты.
      — Вот ты где спрятался, проклятый жеребёнок! — закричал глупый бай. — Теперь уж ты не убежишь!
      Накинул тут бай на муллу аркан и потащил его вон из юрты. Тащит бай муллу, а мулла упирается. Рассердился бай и стал хлестать муллу камчой [Камча — плеть.]. Закричал от боли мулла и понял, что сбылись слова Отежана. Бьёт бай муллу камчой и приговаривает:
      — Стой, жеребёночек, стой! Вертится мулла вокруг бая и кричит:
      — Отпусти меня, шайтан, отпусти!
      Весь аул сбежался на их крики. Смотрят люди и смеются, а громче всех смеялся Отежан.
     
      «ДЕЛИТЕ САМИ!»
      Башкирская сказка
     
      Один бедный крестьянин продал свою последнюю десятину земли семи муллам. Съехались муллы на этот клочок земли и перессорились между собой.
      — Моя эта земля! — кричит один, — Мне её продали!
      — Нет, моя эта земля! — кричит другой. — Я купил её!
      — Моя! Моя! — кричат и остальные.
      Кричали муллы, кричали, спорили они, спорили да и пришли к тому крестьянину.
      — Как же ты, безбожник, посмел обмануть нас? — накинулись они на него. — Как ты смел продать одну десятину сразу семерым? Кто научил тебя?
      — Да вы сами меня и научили! — говорит им бедняк.
      — Как это мы тебя научили? — спрашивают муллы.
      — А вот так, — отвечает крестьянин. — Ведь вы сами всё время твердите в мечети: «Великий аллах создал землю из семи слоев! Каждый сотворенный аллахом слой приносит человеку пользу!» Вот я и продал свою семислойную десятину вам семерым, досточтимые муллы. Делите теперь её сами как знаете! Зачем же спорить и понапрасну ссориться?
     
      ГАЛДАН И БАИР
      Бурятская сказка
     
      Жили два брата.
      Старший, Галдан, был кроткий да тихий. Галдан жил чужим умом и мечтал стать богатым человеком.
      Младший, Баир, был удалой да храбрый, жил своим умом и мечтал стать уважаемым человеком.
      Однажды сказал Галдан Баиру:
      — Поедем-ка, брат, к ламам [Лама — монах, священник у буддистов-ламаитов.], в монастырь. Ламы ближе всех к богам, ламы могут научить нас, как правильно жить надо! Поедем, Баир!
      — Поедем, Галдан! — согласился Баир, — Дорога нас тоже чему-нибудь научит.
      Сели братья на коней и поехали.
      День ехали. Два дня ехали. Три дня ехали. На четвёртый день увидали они двух стариков. Сидят старики у дороги и в шахматы играют.
      Слезли братья с коней, поздоровались со стариками и стали смотреть. Галдан посмотрел-посмотрел да и говорит брату:
      — Пора нам ехать, Баир! Поедем, Баир! Отвечает брату Баир:
      — Поезжай, Галдан! А я ещё посмотрю! Сел Галдан на коня и поехал дальше, Баир у дороги остался.
      Приехал Галдан в монастырь к ламам. Стал учиться у них. Три года учился Галдан. Узнал он у святых лам все-все законы, выслушал все-все их советы, Записал всё в толстую книгу и поехал домой. Ехал Галдан, ехал и доехал до того места, где с братом расстался. Смотрит Галдан и видит: те же два старика у дороги сидят и в шахматы играют. Около стариков его брат Баир сидит, а конь его рядом пасётся.
      Слезает Галдан со своего коня, здоровается и говорит брату:
      — Я три года в монастыре жил. У святых лам законам учился. Все-все законы у них узнал, все-все советы их выслушал, в толстую книгу записал. Теперь спокойно стану жить-поживать, богатство наживать, А ты, Баир, где был? Чему ты за три года научился?
      Отвечает ему Баир:
      — Я никуда не ездил. Три года у дороги просидел. В шахматы играть научился. Теперь домой поедем.
      Поехали братья домой. Ехали они, ехали, смотрят — у самой дороги юрта стоит. Слезли братья с коней и в юрту вошли. В юрте старик со старухой сидят и в два голоса плачут, слезами заливаются. Поздоровались с ними братья и спрашивают:
      — Почему вы так громко плачете? О чём вы так горюете?
      Отвечают им старик со старухой:
      — Большое горе у нас! Есть в нашем краю хан — злой и жестокий. И любит он в шахматы играть. Хорошо хан в шахматы играет — никто его обыграть не может! Каждое утро хан требует к себе во дворец одного юношу из народа и велит с ним в шахматы играть. А проигравшему хан отрубает голову. Никто не может обыграть хана! У нас есть единственный сын. Завтра его очередь к хану идти, в шахматы с ханом играть. Завтра наш сын должен умереть! Вот какое горе у нас. Что делать нам теперь? Дайте совет.
      Сказали так старик со старухой и снова заплакали в два голоса — сильнее прежнего.
      Взял тогда Галдан свою толстую книгу и стал искать в ней совета святых лам. Долго искал он, И ночь прошла, а он ищет, И утро настало, а он ищет. Нашёл наконец.
      И сказал Галдан старику и старухе:
      — Слушайте совет святых лам! — Сказал так Галдан и стал читать по толстой книге: — «Только судьба знает, что ожидает человека. Человек не может изменить намеченного судьбой, надо подчиняться судьбе!» Вот что советуют вам святые ламы. Надо вам, добрые люди, подчиниться судьбе! — воскликнул Галдан,
      И сказал тогда Баир:
      — Не надо вам подчиняться судьбе, добрые люди! Назовите мне имя вашего сына — я за него пойду к хану!
      Не хотят старик со старухой имя своего сына называть.
      — Зачем тебе губить себя! — говорят они Баиру.
      — Я не погублю себя, — отвечает им Баир,— я в шахматы играть с ханом буду, проиграть хана заставлю!
      Стал Галдан брата отговаривать, но не слушает его Баир. И Галдан один уехал домой. И свою толстую книгу с собою увёз.
      Долго старик со старухой не хотели называть Баиру имени своего сына. Сказали наконец.
      Пришёл Баир в ханский дворец. Назвал он страже имя сына старика и старухи. Пропустила его стража к хану. Вошёл Баир к хану, поздоровался с ним.
      Спрашивает хан у Баира:
      — Зачем пришёл, знаешь?
      — Знаю!
      — С кем в шахматы играть будешь, знаешь?
      — Знаю!
      — А про саблю золотую знаешь?
      — Не знаю.
      Показал хан Баиру острую саблю. Висит сабля на стене, золотом поблёскивает!
      — Видишь? — спрашивает хан,
      — Вижу! — отвечает Баир.
      — Это волшебная сабля, — говорит хан, — сама проигравшему голову срубает!
      — Неужто и ханскую голову срубить осмелится? — спрашивает Баир.
      Рассердился хан.
      — Я никогда не проигрываю! — закричал он в гневе.
      Сели они играть в шахматы.
      Хорошо играет хан, а Баир играет ещё лучше! Чувствует хан, что проигрывает юноше. Взглянул хан на саблю. Сабля на стене качается, вот-вот со стены соскочит.
      Сидит хан над шахматами, думает. И так думает, и этак думает, а сабля всё сильнее на стене раскачивается, вот-вот со стены соскочит!
      Думал хан, думал и придумал.
      — Давай ничью делать! — говорит он Баиру.
      — Нельзя, великий хан! — отвечает ему Баир. — Если ничью сделаем, сабля обоим головы срубит. Жалко мне будет, если из-за моей глупой головы ханская голова пропадёт. Думай ещё, великий хан, думай! А я пока домой поеду.
      Ничего не ответил Баиру хан. Уехал Баир. А хан всё думает. И день думает, и два дня думает, и три дня думает. На четвёртый день умер хан. Так ничего и не придумал!
      А Баир домой приехал. И стал он жить — ни плохо, ни хорошо. Только всю жизнь его народ уважал.

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru