На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

Леонидзе: Сталин. Детство и отрочество. 1944 г.

Георгий Николаевич Леонидзе

Сталин. Детство и отрочество

Эпопея, книга первая
Перевод с грузинского Г. Цагарели

*** 1944 ***


DjVu


  HAШA PEKЛAMA:
  500 советских радиоспектаклей в MP3 на 9-ти DVD или на карте 64GB  

BAШA ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ:  
РАБОТАЕМ БЛАГОДАРЯ ВАМ  


ПОЛНЫЙ ТЕКСТ КНИГИ

ПРОЛОГ

ГОРЫ

Гора над горой громоздится,
Венчанная тенью орлиной.
Рожденные в хлябях потопа,
Оделись в снега исполины.

То солнце глядит, как в бойницу,
То туч набегает отара,
На рык недобитого барса
Грома откликаются яро…

Рогами сшибаются туры
Под грохот упавшей лавины,
А холод надоблачных высей
Сплавляет разбитые льдины.

* * *

Здесь выросло бойцов немало,
Свободой клявшихся навек.
Здесь в чаше омывал десницу
Отчизне верный человек.

Стервятников сгонял с собратьев —
Кто сам лежал меж них без сил.
Над павшими кружился ворон
И кровь мужей погибших пил.

И если конь ретивый мчался.
Бойца не вынеся из сеч,
В знак рокового поединка
Висел на потной шее меч.

* * *

Здесь силой гордились тигриной
И шашкой, внушающей страх,
Здесь с давних времен прославляли
Клинок, поражавший в боях.

Его и пред смертью вручали
Отважным и славным сынам,
Чтоб смерть отступила от ложа,
Чтоб солнце светило очам.

Священным заветом звучала
Воителей песня в пути:
«Нам день для рожденья назначен
И день, чтоб навек отойти!»

У тех, кто рубеж наш нарушил,
В сраженье ломался кинжал,
А тело погибшего труса
И ворон в полях не клевал.

* * *

Здесь приковали Амирана
К взнесенным в облако скалам.
Уж лучше скованным остаться,
Чем волю подчинить богам!

Он для людей огонь похитил,
Предвидя света торжество,
Учил людей не покоряться
И ненавидеть божество.

Здесь люди поняли у горна,
Что тяжкий молот сталь мягчит,
И, солнце захватив клещами,
Его копали, словно щит.

* * *

В горах затаилась мятежность
Героев, почивших навек…
И часто огонь извергали
Во гневе Эльбрус и Казбек.

Здесь ждали родители сына,
Чтоб им облегчил он удел
И сердцем своим светоносным
Всю землю в сиянье одел.

И гор появился питомец,
Кто мощь Амирана явил,
Кто в узниках жажду свободы,
Оковы разбив, утолил.

Вся свежесть картлийского мая
Его овевала волной,
Чтоб родину он осчастливил
Невиданной вечной весной.

* * *

Здесь первый стан разбил на скатах
Народ, спасавшийся от бед,
Покинув на конях крылатых
Пределы, где владычил хетт.

В пути — невзгоды и увечья,
Смерчи, взметая прах, неслись.
Остались позади Двуречье,
Каппадокия и Галис.

Народ не спасся б от упадка,
Когда бы устрашился гроз.
Но он, как дзелква, мертвой хваткой
Корнями в эту землю врос.

Вот место битв бойцов бывалых,
Подземный ход и свод ворот,
И город, высеченный в скалах,
Где буря зимняя ревет.

* * *

Враг налетал из грозной дали,
И меч долины покорял.
Здесь землю копьями пахали,
Громили каменный Дарьял.

Кровавый град всекался в скалы,
На них — следы до наших дней.
Что в этом крае привлекало
Султанов, шахов и царей?!

Избегнувши уничтоженья,
Свободы дух в стране живет.
От кандалов и заточенья
В ущелья уходил народ.

Хребтов могучие отроги!
Когда вам недруги грозят,
Готовы вы рычать в тревоге,
Как львы, спасающие львят.

СУДЬБА КАРТЛИ

Кто скорбел о нашей жизни
С вековечною борьбой?
Вражью злобу в нашей Картли
Разве видел глаз чужой?
На богатства наши зарясь,
Кто не шел на нас войной?
Гибли мы у врат Европы,
Ордам путь закрыв собой.

Кто скорбел о нашем крае,
Беспощадно разоренном?
Кто в те дни пришел с подмогой,
Вняв хоть раз несчетным стонам?
Наша кровь текла Курою,
Нестихающим Рионом,
И страна в огне тонула,
Как в потоке разъяренном.

Шли враги. Откуда? Сколько?
Как измерить океан?
Мнилось, все смывают ливни,
Села рушит ураган.
А сады уничтожались
Саранчой из дальних стран —
То ватагами османов,
То ордою половчан.

Враг безумствовал, пустыню
Оставляя за собою.
Сколько жалоб мы исторгли,
Обессилены борьбою!
«Меж потоком и пожаром
Мы покинуты судьбою.
Нас пожрать грозится пламя,
А поток — залить водою!»

Но, повергнутый нещадно,
Каждый боль свою скрывал,
В горных дебрях и пещерах
Он убежища искал,
Сберегал и дух, и волю,
Находя приют меж скал,
Но у раненого барса
Слез никто не исторгал!

Скован, но с могучей волей,
Наш народ с седых времен
Дерзновенным Амираном
Был на подвиг вдохновлен.
Гордый мыслью и делами,
С древних гор взирает он,
Дух его в громадах башен
На века запечатлен.

Вот хребет, где турьи тропы,
В высь уйдя, от взоров скрыты,
Стены с каменной резьбою,
Город, выбитый в граните,
Цепью вьющийся орнамент,
Лани, врезанные в плиты,
Тигр с грифоном в поединке,
Тяжкий свод, лозой увитый.

О, седые фолианты,
Где причудлив птиц узор,
Вязь письма и переплетов
Позолоченный убор,
Меч с насечкой золотою,
Круглый щит, слепящий взор,
Циклопические стены
И развалины меж гор!..

Сколько их, чья мысль не меркнет,
Четко врезанная в камень,
Сколько мастеров бессмертных
С чудотворными руками!
Те, чей труд живет поныне
В башне, хронике иль храме,
Отошли, своих творений
Не отметив именами!

Где их кости истлевают, —
Чей поведает рассказ?
Где гробница Руставели,
Возвеличившего нас?!
Кто оплакал прах Бесики?
Где Саба-Сулхан угас?
Вспомним видевших Арагву
Лишь в мечтах, в бессонный час!

Кто исчислит всех, чьи взоры
Грозным мужеством горели, —
Ратоборцев Саакадзе,
С кем враги сойтись не смели,
Зезву — льва в смертельной схватке,
И Шалву Ахалцихели,
И арагвинцев, проливших
Кровь свою в крцанисском деле!

Этот мир неумолимый
Храбрецов беде обрек,
И в залитых кровью свитках
Сколько слез и горьких строк…
Вспомним тех, кто был отравлен
И врагу отмстить не смог,
И сломавшийся со стоном
Саакадзевский клинок!

У народов непреклонных
Не приметишь седины,
Как бы ни были бедою
Их года отягчены!
Веря в солнце, как пристало
Детям солнечной страны,
Шли в бои, как сталь упорны,
Нашей родины сыны!

КРЕПОСТЬ ГОРИ

Стоит твердыня, грозная, седая,
Как ветеран, держащий древний стяг.
Здесь на скале ограда крепостная
Воздвигнута на крови и костях.

Седой оплот несломленной защиты,
Как некий остров, из пучин возрос;
Руины стен и вековые плиты
Взгромождены на сумрачный утес.

Была твердыня огненною торней,
Где с кровью хлеб спекался среди скал.
Здесь Амиран, мятежник непокорный,
Прикован был, но воли все алкал!

* * *

Картлийцев прародитель Уплос
С костями известь тут смешал,
А ныне ящерицы дремлют —
Где кровью обагрялся вал.

Здесь Искандер разбил ворота
И мир потряс, как ветви ив.
Рубили панцири монголы,
Холмы из черепов сложив.

Здесь Митридат с войсками римлян
Тягался, чтобы мертвым лечь.
Здесь на валу в руке араба
Сверкал калифа грозный меч.

Здесь кизилбаши и хазары
Летели на степных конях,
Топтали тяжко нашу землю,
Домчав до нас азийский прах.

Цветы не знали здесь цветенья,
А птицы — гнезд, в тоске крича;
Здесь камни обросли стрелами
И нивы стригла саранча.

Но кто б оставил поле боя,
Клинком врага не поразив,
Не обагрив своею кровью
Истоптанных несжатых нив!

И знамя Картли не склонялось,
Страну спасая от невзгод.
Здесь утвердил свою свободу
Непокорившийся народ.

* * *

Земля сокрыла у стены замшелой
Клинки и стяг страны неборимой.
Воителей немало здесь истлело,
Войска водивших Азии и Рима.

Гибка лоза, и гроздья рдеют, зрея,
И неумолчны рек вспененных вздохи.
Мертв Чингис-хан, и вечен сон Помпея.
Спит Александр. Не встанут диадохи!

ГОРИ — ПРЕДВОДИТЕЛЬ КАРТЛИ

О, город, где зыблются тени
Под зеленью шумных раин,
Колеблемых ветром весенним,
Слетевшим со снежных вершин!

Повисли балконы с резьбою,
Обвитые тонкой лозой;
Дома — с черепицей простою,
С щербатою, дряхлой стеной.

Над городом ломанной глыбой
Твердыня стоит у воды,
А дальше, на рынке — и рыба,
И в грузных корзинах — плоды.

Мужали в труде палаваны,
По праздникам игры вели,
И в Индию шли караваны,
Как к югу летят журавли.

* * *

Отсюда жемчуг шел в палаты Рима,
А в Азию — паласы и шелка.
На масляной кулак неутомимый
Сшибался грозно с мощью кулака.

Скрипит арба, сверкают фаэтоны,
Мацонщики теснятся, как всегда.
С утра у лавок не смолкает гомон,
А ввечеру в пыли бредут стада.

От века здесь щедры земные блага,
Здесь на плоту поет ущелий сын,
И дремлет город, освеженный влагой,
Одетый в тень трепещущих раин.

* * *

Но он не спит, вскипеть готовый, —
Котел над пышущим костром;
Он разорвет свои оковы,
Едва с нагорий грянет гром.

Как отзвук неуемной боли,
Сердца разящий вдовий крик:
— Зураб, тебе страдать доколе?!
— О, мать, все ближе смертный миг!

И словно груз неся столетий,
О сыновьях скорбит она:
Один — в хрустальном Базалети,
Другого погребла стена.

Ужели даль не прояснится,
Чтоб журавли могли лететь?
Пусть станет вновь крепка десница,
Чтоб строить, и писать, и петь!

Давно кирка лежит без дела,
Ржавеет в поле праздный плуг,
Забыт клинок, в пыли кольчуга,
Умолк чонгури нежный звук,
А древний край простерт в бессилье,
Пронзен копьем нещадных мук.

Ответа нет! С ярмом скрипучим
Звучит «Урмули» в лунный час,
И ночь неодолимый сумрак
На башни льет из черных глаз.

И тьмы не сдвинуть ураганам
Иль трубам, что к боям зовут.
Лишь базалетские свирели
Об уповании поют.

Вершин седые веретена
Мотают клочья дымных туч,
Тая грома и пряжу молний
Меж истомленных жаждой туч.

* * *

Издавна был опорой жизни
Картлийский крепкий земледел,
Но он забыл, с дороги согнан,
Как в люди выбиться хотел.

Он может дуб взвалить на плечи,
С нагорий сбросить валуны,
Но свергнуть не решится князя —
Душителя его страны.

Он слышит: «Мужичье — как свиньи!
Лентяй валяется в грязи.
Возьмешь за шиворот — заплачет,
А волю дашь — уже грозит!

Оборван весь, в лохмотьях жалких, —
Но спорить он готов с тобой,
А мы ведь с розовою кровью
И даже с кровью голубой!»

Его пинают беспощадно,
Бьют по зубам — кому не лень.
Под свист кнута несется ропот:
«Как тяжек, господи, мой день!»

* * *

Над пыльным верстаком склоненный,
Измучен люд палящим жаром,
И ветер с гор не льнет прохладой
К изнемогающим амкарам.

Проходят дни в труде всегдашнем,
Чтоб без забот гуляли баре;
В дому — ни лишней корки хлеба,
В деревне — ни зерна в амбаре.

Хоть тяжко, быть покорным надо,
Строгать и шить рукой усталой.
Ручьи должны вливаться в море,
Чтоб море вечно грохотало.

Когда ж рассвет раскроет двери?
Когда весна дохнет прохладой,
Чтобы спасти людей из пекла
Неугасаемого ада?!

* * *

Богатей прибрал умело,
Льстиво княжий нрав хваля,
И господские поместья,
И дворянские поля.

Он прижал к прилавку пузо,
Ястребиный косит глаз,
Очаги крушит и губит,
А спросить — спасает вас.

Златоуст — послушать только!
На прицел карман берет.
Пусть святым Христом клянется,
Пусть хоть братом назовет, —

Он петлю накинет ловко,
Присосется, как паук,
В паутину селянина
Завлекает, будто друг.

«День иной дороже года,
Год иной лишь дню подстать».
Хочет он, — мертвеет город,
Хочет, — оживёт опять.

Дань повсюду собирает,
Простодушие хваля,
Как пожар, он пожирает
Вместе с лозами поля.

* * *

Призрак ночи тает в поле,
Уступает свету мгла,
А с горийских колоколен
Уж звонят колокола.

И гремят, готовясь к строю,
У казарм ряды солдат,
И над древнею землею
На заре штыки блестят.

В грудь бия со скорбью ложной,
Негодует «патриот»,
Озирается тревожно
И в душе шпика клянет.

Тьма еще объемлет землю,
И легко ли света ждать?!
Задыхаясь, время дремлет,
Обращая взоры вспять.

Где желанная свобода?
Царь в ночи нам не дал дня;
Спас от льва, но волкам отдал,
Крестным знаменьем маня.

Мы, закованные, пляшем,
На лице — тоски печать:
Угрожают стягом нашим
Балаганы увенчать.

Нас лишив родного слова,
Сыт захваченной землей,
Торжествует царь, готовый
Всех живых душить петлей.

Но во тьме сквозит пыланье,
Разгораясь горячей;
На клинках у нас сиянье
От прадедовских мечей.

Свет с гробниц восходит к выси, —
То взывает предков прах:
И Аспиндза, и Крцаниси
Оживают вновь в боях.

* * *

В час утра тиховейный
Народ дома покинет,
Цветком оранжерейным
Проследует княгиня.

И семеня вослед ей,
В лечаке, с новой сплетней,
Стремится в городок —
Не женщина, понятно,
Скорей скоропечатня
И уличный листок.

* * *

Крик князя: «Прочь с дороги!»
Такого вы видали?
Грядет помещик строгий
При шашке и кинжале.

То — ураган всесильный,
Чья злоба всем страшна,
Коль нет еды обильной
И рогами — вина.

Дед отражал когда-то
Азийский ятаган,
А этот — завсегдатай
Духанов, бич крестьян.

Заносчивый вития,
Он — «соль» своей страны.
На деньги ль трудовые
Он пьет под визг зурны?

С зурначами он непрочь
Прокутить и день, и ночь.

Угрожает он расправой,
Поклонись не так хоть раз,
Даже конь с холеной гривой
На дыбы встает тотчас.

Со стрекозьим тонким станом
Дворянин спешит, пыля,
С князем свой досуг деля,
И кичится буйным нравом,
Месть кровавую хваля.

Витязь сей с пустым карманом
И с пустою головой
Дом давно уж пропил свой.

Сей любитель полной чаши
И не сеял, и не жал,
Но вгонял до рукояти
В тело ближнего кинжал.

Пусть судьба его слиняла,
Пусть кафтан его не нов, —
Проколоть и муху может
Острием своих усов.

— Налей! Я пью до дна!
Налей еще вина!
Ликуй, наш кров!
Сразим врагов!

* * *

Проходит переулком
Народник космоглавый,
Глася: «Осилив козни,
Восторжествует право!»

Твердит: «В былое канут
И цепи, и заботы,
Как учат по брошюрам
Нас Бюхнер с Молешотом».

У них друзей немало,
Кому в ночах не спится,
В чьих бородах и космах
Гнездо свила бы птица.

О жизни селянина
Они толкуют много
И слезы льют над хатой,
А хата — как берлога.

Оплакивают нивы
И к грозным дням боев
Цырюльников готовят
И франтов-поваров!

Ночами строят планы,
Что совершат свой суд;
Депешу Гарибальди
Восторженную шлют:

«С победой, лев! Целуем!
И мы хотим восстать!»
Ему же и Лиахвы
На карте не сыскать!

* * *

Народ в библиотеке,
А шпик дозор несет.
Не закоулок Гори —
Он Картли в бой ведет!

Опасную крамолу
Таят страницы книг;
Готовит новь к посеву
Таинственный сошник.

И вот раздался голос,
И слушает народ:
— Всю мразь и грязь эпохи
Лиахва унесет!

Уж порохом запахло…
«Как ласточка средь нив,
Весна, весна мелькнула,
Надежды разбудив!»[1]


ДЕТСТВО

РОЖДЕНИЕ

По восточному поверью,
когда рождался великий человек,
на крышу его дома будто бы садился ястреб,
а в небе клекотали орлы.


Не сидел на крыше ястреб
И орлы не клекотали, —
С льдистым бисером на крыльях
Только птахи прилетали.

Не до пиршества хмельного
В хатах, вьюгой заметенных.
Мерзлый снег лежал повсюду,
Словно шерсть на веретенах…

Мальчик в домике родился,
И бегут соседи к тынам —
Встретиться с Виссарионом
И его поздравить с сыном.

Улыбается в постели
Мать, безмолвная от счастья;
Дарят, как велит обычай,
Ей нанизанные сласти.

Бабка, радостью сияя,
Взор склоняет восхищенный…
Так блестит на горном склоне
Клен, закатом озаренный.

* * *

Кочет люльку перескочит:
— Мальчик бодр и зорок будет!
Ласточку к губам подносят:
— Сын красноречивым будет!

Соль кладут у изголовья:
— Мальчик всем приятен будет!
Сахар к сердцу приложили:
— Сын душою чуток будет!

Спать кладут в сиянье лунном:
— Мальчик крепок телом будет!
В люльку сталь кладут литую:
— Сын неколебимым будет!

* * *

— Чье ты золото, мой голубь?
Ты из славного гнезда.
Яхонт! О тебе заботой
Пусть наполнятся года.

Расцветай и стань кудрявым,
Полным бодрости и сил.
— Мать, целуй в ушко младенца,
Чтоб сынок послушным был.

В ледяной воде купая,
Крепость дашь его костям,
Не пои отпитой чашей,
Чтобы рос он по часам!

* * *

Что за судьбы предвещают
Звезд рои и лунный круг?
Гости гладят лоб младенца,
Сгиб колен и кисти рук.

В нем черты отца признали,
Деда — в дни, когда был юн:
— Сын идет дорогой рода,
Как за поводом — скакун.

Вместе с шашкой искупали,
Обнесли вокруг огня:
— Если в хате — злые духи,
Не пробудут здесь и дня!

Малышу лошадку дарят:
— Кто угонится за ним?!
В пламя воду льют из чаши:
— Зло развеется, как дым!

Будьте прокляты, завистник
И таящий злобу враг!
Пепел — в очи, копья — в сердце,
Гром с огнем на ваш очаг!

Сгинь же, сгинь же, дух нечистый,
Как туман летит со скал!
Ты уже вредить бессилен —
Я мальца к груди прижал.

Облегчи, хранитель-ангел,
Для ребенка груз судеб!
Пусть для мира он мужает,
Добывая с детства хлеб.

Мать к груди подносит сына,
Алый рот слился с соском.
В завыванье ветра слышно:
«Солнце в доме и кругом!»

ДЗЕОБА

Весть, что сын в семье родился,
Мигом разнеслась в квартале.
Лишь открыл отец калитку.
Поздравлять амкара стали.

Отложив и пест, и шило,
Кинув на плечи «багдади»,
Трижды колыбель целует
Он с улыбкою во взгляде.

У счастливца молодецки
Полы загнуты за пояс…
На подносе деревянном
Хлеб лежит, луной покоясь.

На столе — вино «Атени»
Ради маленького сына.
Блюда ждут гостей желанных
У цветистого кувшина.

Рыбки, нежные, как сливки,
С голубою чешуёю;
Курица на плоском блюде,
Жир на ней застыл росою.

На дворе гудят метели,
Злые зимние буруны.
Где же злаки с огорода?
Где найдешь ростки тархуна?

Где же ранний лук росистый,
Изумрудный и жемчужный?
Не достать его зимою,
Если веет ветер вьюжный!

Поздравители приходят —
Мастера и земледелы,
В сапогах с налипшим снегом,
С бородой заиндевелой.

Снег стряхнув и сняв папахи,
Поклонившись, молвят чинно:
— Поздравляем с прибавленьем.
Воспитай для Картли сына!

* * *

Садится великан безмолвно,
Боец, чье имя знаменито.
Его плечо — в четыре пяди,
А грудь — из мшистого гранита.

Ходели предлагает другу
Благословенное вино,
Чтоб горечь не гнездилась в сердце,
Михо знакомая давно.

Его кулак, с башку баранью,
Горийцев прославлял в боях;
С Михо тягаться не посмел бы
Архотец крепкий, даже ках!

Бок-о-бок с ним — подобный глыбе,
Эгнаташвили Иакоб.
Кто ни сходился с палаваном,
Тому он памятен по гроб.

Борцов неустрашимых доблесть
Его осилить не могла;
Ему дивились все у храма,
Где тень от купола легла.

Михо на ялике рыбачит,
В реку закидывая сеть.
«Что ж, если славно поработал,
Тебе пойдет на пользу снедь!»

Как ладно скроены ребята!
Любой могуч и крепкогруд.
Сердца, как у детей, правдивы,
Но все ж заботы их гнетут.

* * *

Амкары величавы
В черкесках тьмы черней.
Звенят о чашу чаши
И песни — веселей!

За гроздья наливные
Пьют гости без конца.
Уже звучат дудуки
И бередят сердца.

Отец гостеприимный
Не из семьи скупцов.
Известно, хлебосолы —
Не ниже храбрецов!

— Когда огонь запляшет,
Я знаю, гость спешит.
Когда кричит сорока,
Я знаю, гость спешит.
Друзей улыбкой встречу,
Пусть гость ко мне спешит!

О, гости дорогие,
Не сладок пир без вас!
Что горек хлеб без гостя,
Постиг любой из нас!
А нету вас, и солнце
Не греет в знойный час!

* * *

Дудуки слух ласкают песней,
И произносит тамада
За тостом тост еще чудесней:
— Твой сын да будет юн всегда!

Пусть долг сыновний не забудет,
Окрепнув телом и душой!
Пусть матери опорой будет
И возвеличит край родной!

И чтоб семья почет узнала,
Пускай заветы дедов чтит,
Служа народу, как забрало
И верный в испытаньях щит.

* * *

Волынщик уже на пороге,
Волнующий льется напев, —
Так птичка звенит у дороги,
К весенней поре подоспев.

Волынка над люлькой играла,
Да так, что хоть к сердцу прижми,
И близких она прославляла,
И предков, забытых людьми.

И звонкая песнь не смолкала,
Простые слетали слова;
Их дудка легко рассыпала,
Как белую пыль — жернова.

Как весело тянется ужин! —
Сидят рука об руку все;
А в песне — не слез ли жемчужин
Печаль в первозданной красе?

А в песне и сила стальная,
И горе, что в сердце впилось.
Откуда же удаль такая
С печалью несохнущих слез?!

Напевы звучат, не смолкая,
О радости будущих дней.
Дорога для чаш круговая
В кругу охмелевших гостей.

Селянин

Мой плетень, зачем ты гнешься
Под пятою богача?
Почему так тускло светишь
В бедной хижине, свеча?

Почему дорогу нашу
Заградили глыбы льда?
Неужель темницей будет
Наша родина всегда?

Мы все трудимся, но где же
Хлеб и сладкие плоды?
Почему нужда и голод
Нам достались за труды?

В Грузии девятивратной
Для бесправных нет ворот.
Воронье над нами кружит,
Наше сердце зло клюет.

Черствый хлеб едим с рожденья
И бобов, как манны, ждем.
Пыль с камней нам служит пищей,
А вода из луж — питьем.

Плотовщик

Я багром затоны пеню,
С вала я плыву на вал.
Сна и отдыха не зная,
Словно шест, я тонок стал.

На плоту шагая тесном,
Вижу, будто из тюрьмы,
В светлом утреннем тумане
Стран неведомых холмы.

Я б хотел уплыть далеко,
Не страдать в краю родном
И уже не возвращаться
В закоптелый старый дом!

Кузнец

От зари и до заката
Я кую у горна сталь;
Поседел, но в этой жизни
Буду сытым я едва ль!

Гончар

Глину мну и обжигаю,
Но из кувшинов моих
Вина пенные струились
На пирушках у других.

Портной

Я князей одел в черкески,
От работы взор потух.
Мне ж достались лишь заплаты
На дырявый архалух.

Волынщик

Говорят, что в неком крае
Людям впрок идут труды;
Там земля растит обильно
Хлеб янтарный и плоды.

Небо людям не враждебно,
Мук не знает человек;
Говорят, разбой и зависть
Позабылись там навек.

Там поденщика не встретишь,
Неимущих не гнетут,
Не простерт никто во прахе,
Уважают вольный труд.

Всюду там в почете право
И не стер улыбку гнет;
Если пахарь пашет поле,
Хлеб созревший сам пожнет.

Пахарь

Если было бы возможно
Видеть это хоть во сне!

Плотник

Только птицы побывали
В той индийской стороне…

Старый селянин

Люди, бог, земля и небо
Пребывали древле в мире,
И усатые колосья
Золотились в вольной шири.

А земля в союзе с тучей
Людям благ давала много,
Но однажды делом грешным
Человек прогневал бога.

И господь неумолимый,
В возмущенье горделивом,
Растоптал пятой колосья,
Словно буря, мчась по нивам.

Старый пес, увидя это,
Стал взывать, скуля и лая:
— Пощади пшеницу, боже!
Мир помилуй, умоляю!

Может быть, виновны люди.
В чем моя вина, однако?
И зачем голодной смертью
Умирать должна собака?!

Я всего лишь пес голодный, —
Зерен горсточку хоть мне бы!
Хоть на кончике колосьев
Мне оставь немного хлеба!

Внял всевышний песьей просьбе,
Не лишил его подачки…
С этих дней нам служит пищей
Хлеб, оставленный собачке.

Железнодорожник

Друзья, мы хлеб едим собачий
И еле сдерживаем гнев.
Стригут нас, братья, как баранов,
И загоняют в темный хлев!

Оковы прочь! Вздыхать довольно!
Спасти нас может лишь борьба.
У ног господ валяться хватит,
Познав лихой удел раба.

Иной судьбы добиться может
Вольнолюбивая душа, —
Когда вода прорвет плотину,
Все на пути снесет, круша!

* * *

Принесли гостям любезным
Лозы с данью виноградной;
Но рассказ не умолкает
О судьбине безотрадной.

Об одном твердят: — Достались
Нам несчастья все на свете!
Раны горестного сердца,
Может быть, залечат дети.

Сыновья, мы к вам взываем!
Ждем заслуженной защиты.
Горек хлеб для нас насущный,
Кровью нашею политый.

Нет земли, и плуг заржавел.
Мы нужду до дна испили.
Покосились наши избы,
Не дождавшись изобилья.

Вовсе нас добра лишили,
Захирели мы в работе.
Мы боролись одиноко,
Вы же вместе в бой пойдете!

* * *

Уходит ночь молочная,
Закованная в льдины.
Петушья песнь полночная
Летит к заре рубинной.

Покинув хату дымную,
Шагают гости пьяно;
На снег, на тропку зимнюю
Следы легли туманно.

А стол, людьми покинутый,
Как поле после схватки —
Кувшины опрокинуты
И чаши в беспорядке.

Надеждой успокоена,
Хатенка серебрится:
То месяц глянул воином
Из облачной бойницы.

И туром отбегающим
Гремит порыв метели,
Но ветер нестихающий
Не слышен в колыбели.

Младенец улыбается,
И мать не чует боли,
Любуется, а мается:
Взрастить сынка легко ли?

— Узнает жизнь тревожную
Мальчонок мой — скиталец,
Как галька придорожная
Иль неокрепший палец.

Создатель, долю лучшую
Нам ожидать доколе?!
Трудом себя измучаю,
Чтоб сын учился в школе.

Как люди неученые
Страдают, нам знакомо!
Уж, солнцем позлащенная,
Светлеет кровля дома.

Отец глядит восторженно,
И радость не убудет, —
Работой приумноженной
Для сына хлеб добудет.

— Измучен жизнью старящей,
Слабея понемногу,
Я обрету товарища
И верную подмогу.

Грудь подвязав передником,
Он станет мне опорой,
Чтоб даже привередникам
Слепил, как мастер, взоры.

Работой занят мирною,
Заботясь и о храме,
Взращу я в жертву жирную
Овечку с бубенцами.

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

В бедной хижине амкара
Мать поет над колыбелью.
Песня сладостная схожа
С соловьиною свирелью.

Как певуча иав-нана,
Иав-нана, вардо-нана!
Это голуби воркуют:
Иав-нана, вардо-нана!

Или это куропатки
Тихо вторят вардо-нана?
Люлька зыблется спокойно.
Щеки мальчика румяны.

— Будь для мира слаще меда!
Вардо-нана, иав-нана!
Ты свети ему, как солнце,
Иав-нана, вардо-нана!

Что нам скажет иав-нана,
А за нею вардо-нана?
Зреет нива за поляной,
Как цветы, благоуханна.

Пусть не тронет нив жучок,
Чтоб скосить мой мальчик мог!

Светлый жемчуг и фиалка
Мальчик-с-пальчик мой!
Пусть господь тебя избавит
От судьбины злой!

А еще о чем воркует
Лунной ночью иав-нана?
— Кто взрастил сады и нивы,
Но решил несправедливо,
Обездоленных не грея,
Осчастливить богатея?

Налетит нежданно коршун, —
Как себя убережешь?
У тебя кусок отымут
Когти, острые, как нож!

Песнь взлетает алой розой,
Уносясь с метелью вдаль.
К небу звездочка прильнула.
Вплавясь в синюю эмаль.

БАТОНЕБИ

Что же дорого амкару
В чисто убранной светелке?
Самовар, сундук с тахтою
Да горшки на тесной полке.

Стены из щербатых досок,
Дверь расшатана ветрами…
Потолок в сырых подтеках,
Схожих с лисьими следами.

Ветки вербы и колосья —
На резных столбах балкона,
И великий Руставели,
Над пергаментом склоненный.

Опаляем жаром, мальчик
В колыбели тихо стонет;
Мать, в надеждах разуверясь,
Голову печально клонит.

К облакам восходит песня,
Умоляющая небо:
— На конях своих багряных
Нас почтили батонеби.

Любят ласку батонеби,
Любят, чтобы песнь звучала,
Любят шутки-прибаутки,
Любят яхонты и лалы,

Стол с обильным угощеньем,
Сок янтарный винограда,
И шелкам, как зори, алым
Сердце батонеби радо.

— Не сердитесь, батонеби,
Окажите бедным милость!
Семь сестер и братьев в хате
Над младенцем наклонились.

В малахитовом подвале —
Сок янтарный винограда;
Стройный тополь серебрится,
Там нарциссы за оградой;
Соловьиные свирели
Оглашают кущи сада…

Задремавшего ребенка
С лихорадочным лицом
Уложили в колыбельку,
Укачавши перед сном.

— Чем уважить хворь-батони,
Коль нуждаемся и в хлебе!
Где бедняк парчи добудет
Для гостящих батонеби?

Нет у нас ковров, паласов
И атласных одеял.
Не взыщите, батонеби,
С тех, кто горе лишь знавал!

С виноградника и нивы
Мы не собираем дань.
На тахту мы скромно стелем
Войлок и простую ткань.

На порог положим ситец —
Пусть он сходит за атлас,
И, лоскутьями обвесив,
Ярко мы украсим вас.

Знаем, любите вы розы,
Ароматные плоды.
Я на грош купила сливок
Вместо розовой воды.

Молоко я в долг достану,
Поклонюсь, упавши ниц,
Напеку печений-хрусток,
Дам и крашеных яиц!

Нет у нас огней потешных, —
Вам лампадка свет прольет.
Буду жечь я в плошке масло
С разрешения господ.

О, не будьте слишком строги,
Я вожусь с чужим бельем;
Как малец покинул люльку,
Добываю хлеб шитьем.

Сколько слез я проливала,
Как измучилась душа!
Не взыщите, генацвале,
Пожалейте малыша!


АМИРАНОВА ЛУНА

Ночь черна, как черный ворон,
Ночь, как буйволова кожа.
Тучи черные нависли,
Мысли черные тревожа.

Но нежданно бурку ночи
Взрезал месяц — светлый витязь.
Черной облачной ватаге
Приказав: «Посторонитесь!»

И кудельные туманы
Потянулись вдоль нагорий,
Журавлиной серой стаей
Исчезая на просторе.

В синем небе стройный витязь,
Голубой, светловолосый,
Озаряет и долины,
И гранитные утесы.

В золотистых искрах речка
Вширь раскинутые пашни,
Лес могучий и на склонах
Храмы древние и башни.

На крыльцо дитя выносят, —
То обычай непременный,—
Поглядеть на светлый месяц,
На хранителя вселенной.

Тишь. Но слышится шуршанье
В серебрящихся затонах.
Ночь сверкает светляками,
Роем искорок взметенных.

Небо — словно виноградник,
Звезды — золотые птицы.
Дать бы горлинку в подарок
Детке в час, когда не спится!

Улыбается светилам
Мальчик в ярком лунном свете.
«Солнце — мать, а месяц — папа,
Золотые звезды — дети».

Рад малыш глядеть на купол,
Светом блещущим залитый,
Где проходит витязь-месяц,
Горд несметной звездной свитой.

Мать ребенка подымает,
Обратив лицо к светилу:
— Видишь боженьку, сыночек,
Там — за облаками, милый!

Боженька, боженька,
К сыну явись!
Странствуешь в мире немало.
Боженька, боженька,
К сыну явись!—
Мать умиленно шептала.

Но господь не сходит с неба,
Не растроганный мольбой.
У младенца слезы льются —
Тщетно хочет дотянуться
Он до месяца рукой!

Мать ребенка уложила,
Старый выполнив устав.
Древний месяц дремлет в небе,
Просьбе матери не вняв
И храня суровый нрав.

* * *

Чего же к небу мать взывала
С таким волнением тревожным?
Не для того ли, чтобы мальчик
Узнал мечту о невозможном?

Есть для детей мячи и куклы,
Но есть мечты в подлунной шири.
Уже постиг ребенок смуглый,
Что возвышает в этом мире.

Недосягаемо от века
И неподвластно нашим силам,
Оно чарует человека,
По небу странствуя светилом.

И мальчик негодует, плача,
Что тщетны все его усилья…
Ужели эта незадача
У малыша подрежет крылья?

* * *

Повествуют о прошлом медово,
Как сказители, бабка и мать;
И властительный голос былого
В тишине оживает опять.

Разве месяц не сказочник новый,
Проходящий по светлой стезе?
Погляди, — уж не серп иль подкова,
Полный круг засиял в бирюзе.

Но уж меркнет краса золотая,
Не закончив свой путь голубой.
— Я худею, бледнею и таю!
Человек, что же будет с тобой?

Трепеща перед волею рока,
Не сойдешь с предрешенных путей!
Ночь строптивца сразит так жестоко,
Что и ворон не сыщет костей!

Я не дева, а воин могучий,
Говорю непокорным мужам:
— Я прорезывал темные тучи,
Чтоб светлее пролиться лучам.

Дорожите немеркнущим светом
И сияньем моим в вышине!
Не противясь старинным заветам,
Оставайтесь покорными мне!

* * *

Поднявшись к небесам державно,
Застыл Эльбрус, и дик и глух.
К вершине подойдя недавно,
Увидел узника пастух.

Пастуший хлеб тот взял из торбы
И выжал кровь своей рукой:
— Вот хлеб отцов, добытый в скорби,
Я вам хотел добыть иной!

Молочный хлеб искал я всюду,
С пути не отступая вспять.
Восстань, народ, и хлеб добудешь,
Чтоб в долг у господа не брать.

Слежу издавна за тобою —
И воробей ничтожный сыт;
Ты счастья хлеб возьмешь борьбою! —
И поднял он скалу, как щит.

* * *

У бабки в шерстяной кудели
Сияла лунная кудель,
Отец, и мать, и сын жалели,
Что узник обречен беде.

Бесстрастен небосвод хрустальный,
Кура волной о берег бьет.
Ужель народ многострадальный
Не сокрушит свой давний гнет?!

Как нескончаем стон столетий!
Как смертных муки тяготят!
И человек, скорбя о свете,
В плену у тьмы, как аманат.

Закрыт нам купол первозданный
И бог для нас жалеет свет!
Для огненосца Амирана
Ужели избавленья нет?!

Что скорбь таить в бессильном взгляде?!
Ее ты должен побороть!
Народ! Земля твоя в три пяди,
Но что в сравненьи с ней господь?!

Ты уберег для нас героя.
Пускай поруган он судьбой, —
Он всех святых святее втрое
И благородней, чем любой!

Ты жизнь его берег вехами,
Непокоренный, как и встарь.
Что перед мощными орлами
Господь — земной тюрьмы ключарь?!

* * *

А бабка говорит про беды,
Что людям насылает бог…
И нить полуночной беседы,
Как размотавшийся клубок.

Дитя мечтой — на горном склоне
У речки, затаившей гнев,
Где волн разгневанные кони
Ущелье роют, налетев.

И мальчик видит Амирана,
К скале приросшего спиной;
Но, тверже став упорным духом,
Куда стремится он мечтой?

Людей спаяв единой волей
И для боев объединя,
Из замка он умчал Камару —
Царицу света и огня.
И для ребенка уж не ново,
Что люди стонут, жизнь кляня.

Но начинать борьбу не время —
Игрушки малому подстать;
Рученку положив на темя,
Он будет на коленях спать.

* * *

Яснеет день голубоватый
И вздохи ветра к гнездам льнут.
Петуший крик разбудит хаты,
Засуетится бедный люд.

Идут и к верстакам и к горнам,
Едва часов заслышав бой.
Отец сынишку пальцем тронул,
Не расстающимся с иглой.

Целуя нежно лоб кудрявый,
Расправит каждый волос мать;
А волосы — как-будто травы,
Что любят солнца свет впивать.

Хлеба из торни дышат паром,
А жизнь проходит с каждым днем;
И плачется народ недаром,
Нуждой подавлен и трудом.

Так терпит люд, не сознавая,
Что власть борьбою обретет,
Что вождь, светильник подымая,
На правый путь ведет народ.

Яснеет день. Заря зардела.
Над хатой — золото венца.
И нет сиянию предела,
Лучам ликующим — конца!


КРОВАВАЯ ЗЕМЛЯ

Как-то, с матерью играя,
Перед тем, как задремать,
Сын приник к ее коленям:
— Расскажи мне сказку, мать!

Что поют в полях свирели
Или листья тополей?
Почему пятнисты маки,
Красны лапки голубей?

Расскажи, как смелый мальчик
Стал могучим, как орел,
И, взобравшись в поднебесье,
Дружбу с солнцем он завел?..

Мама молвит: — Слушай сказку!
Хлеб в полях не уродился, Летом засуха была
И быка Никору вскоре
На мученья обрекла.

Воздух пламеннее торни,
В небе тучи ни одной;
И не падала росинка,
Чтоб поить колосья в зной.

А на треснувшие комья
Слезы лились из очей.
Небо гневалось на землю,
Как родитель на детей.

Сад умолкнул соловьиный
И от засухи увял;
Не слыхать в полях «Урмули»,
За трапезой — запевал!

А меж скал ютился в келье
Человек полуседой,
Справедливый, одинокий,
Незлобивый и простой.

Люди келью облепили,
Словно пчелы — сладкий сот:
— Подари несчастным радость,
Дай совет, спаси народ!

Туча с моря тянет влагу,
В море льются воды рек.
Хлеб сгорел, деревья вянут,
Погибает человек.

Видишь, на твоей одежде
Наших горьких слез следы.
О, наставник и спаситель,
Как избегнуть нам беды?

Тот подумал и ответил:
— Голод всяких бед страшней.
Отправляйтесь, мойте землю:
Кровь засохшая на ней.

Люди долго мыли землю
На заброшенных полях;
И остался только камень
В утомившихся руках.

— Лучше нам подняться в горы,
Где безгрешна целина! —
И народ к горам метнулся,
Как гремящая волна.

Не нашли земли без крови,
Не найдя, легли без сил.
Коршун пал на куропатку,
Кровь невинную пролил.

Барс в горах повергнул тура,
Обломавшего рога;
Сильный слабого осилил,
Как могучий дэв — врага…

Вышли к бору, — все напрасно!
Где ни ступят — кровь с землей.
Видно, зверя били в чаще
Оперенною стрелой.

Всюду кровь красней кизила,
Багровела кровью мгла;
Даже венчик медоносный
Кровь пролитая прожгла.

* * *

Люди ужасом объяты —
В мире чистой нет земли!
Но с надеждой непогасшей
То к морям, то к рекам шли.

— Может, там земля святая
Без кровинки где-нибудь?
Но везде беда все та же,
Угнетающая грудь.

Достают песок горстями —
Те же алые следы!
В ил тяжелый засосало
Убиенных у воды.

В грудь себя, стеная, били:
— Всюду с кровью смешан хлеб.
Знать, земля упилась кровью
По велению судеб!

— Мать, зачем же кровь везде?
Нищета зачем везде?

— Слабых сильный обижает.
Куропатку коршун бьет,
Человек дичину ищет,
Человека хищник жрет!

Вдовы, нищие, сироты
Исходили слезный путь;
Всюду князь подвластных мучит,
Не дает передохнуть!

Мир просторен и обилен,
Шаль его не обоймет!
Человека вместе с зверем
Валит с ног извечный гнет.

Потому-то кровь везде,
Голод и нужда везде!

ТО БЫЛО ВРЕМЯ…

О, век последний, многотрудный,
Сам воздух плесневел и стыл!
Но мрак взрывали непробудный
Грома неукротимых сил.

Как ясен Маркса возмущенный
Призыв к восстанью в дни беды!
А над землею пробужденной
Вздымалось пламя, руша льды.

Он ураганам путь прорезал,
Чтоб вековым тиранам пасть,
А век жестокий митральезам
Сердца восставших бросил в пасть.

Но битв ли убоится юный?!
Он может мстить и в дни невзгод.
Знамена уберег коммуны
В страданьях крепнущий народ.

— Мы этот путь начнем сначала
И не воротимся назад!
И клятва новая звучала
В дыму разбитых баррикад.

И мощь строптивцев не скудела, —
Подобной воли не согнуть!
И в мыслях Маркса намечался
Истории великий путь.

А там уж призывает Ленин:
— К победе мы должны прийти!
Мой брат погибший, ты ошибся,
Иные мы найдем пути!

— Народ! Для нового сраженья
Найдешь вождя, найдешь и стяг.
Увидишь ты уничтоженье
Разбитых виселиц и плах!

Кончался век, когда в России
Во мгле лишь льды узрели б вы.
Но люди шли во имя весен
К дворцу монарха у Невы.

Из громозвучного Дарьяла,
Пронзая немоту и мрак,
Властительно гремело слово:
— Мужайтесь, братья, для атак!

И там, где бил врага и камень,
Где боль сердца народов жгла,
Сменялись стоны грозным кличем,
А тишь — призывами орла.

И Карталиния будила
Подземным гулом даль и ширь.
Своих сынов неукротимых,
Друзей, закинутых в Сибирь;
Так голос Юга слился с кличем,
Потрясшим до основы мир.

Перо боролось рядом с пулей,
Страшился гибели лишь раб.
«Героев смерть — заря заката,
А не конец болотных жаб!»[2]

РОДИЛСЯ…

Родился, чтоб юность вселенной
Могла в колыбели расцвесть,
Чтоб всюду рабы восставали,
Чтоб зрела плебейская месть.

Родился… Хоть поздно эпоха
Лицо обратила к судьбе
Воздвигнувших свой Гелиополь,
Призвавших египтян к борьбе,
Чтоб дух несмиряемых Гракхов
Таил возмущенье в себе…

Чтоб вллинов ясная мудрость
Надежду вела сквозь века,
Чтоб древний семит и германец
И в Англии род бедняка,
Чтоб мастер старинного цеха
И мосх у горнила — кузнец
Сквозь пламя упорных восстаний
К свободе пришли наконец.

С Россией восстали грузины;
И тысячи новых бойцов
В Париже и Индии дальней
Громили ограды дворцов.

Но сколько великих пожарищ
Сатрап иль монарх погасил!
О, сколько заглохнувших штормов,
Повстанцев, упавших без сил!

Знамен не исчислить склоненных,
Казненных, смежающих взгляд,
Чья кровь на столбах засыхала
Лилась у дворцовых оград.

Упавший в песок гладиатор
И те, что изведали кнут,
Повстанец средь зарев и дыма,
Что был под яремом согнут,
Провидец в огне инквизиций,
Рабочий и сеятель нив,
И раб, и холоп ожидали
Спасенья, свой гнев затаив…


ОЧАГ

Скрипнет дверь. С работы долгой
В поздний час отец придет;
На его лице довольном
Чуть поблескивает пот.

Не легко пестом латунным
Мять подошву день-деньской!
Но с субботой наступает
Мирный праздничный покой.

Малыша берет на руки:
— Голубок любимый мой!
Яблоко дает, лаская,
И орехи с пастилой.

Взворошив щипцами уголь,
Сядет греться у огня.
Гости люльку окружают,
Малыша к себе маня.

И дудуки заполняют
Скромный комнатный уют:
— Только есть и пить не дело,
Пусть дудуки запоют.

Из пришедших старший — Гиа
В синих клубах табака…
Как кирпичника Сандала
Песнь протяжна и сладка!

* * *

Седовласый дед Гиорги
От живых давно ушел:
У помещика, у князя
Крепостного труд тяжел.

«Крепостным Амилахвари
Хлеб не ссыпать в закрома,
Голубой чохи не справить,
Чтобы шла по ней тесьма.
Не дадут ни поля мне,
Ни мякины на гумне!»

Убежав от бар жестоких,
В Гори дед приют обрел,
Был один ему подмогой
Лишь безрогий старый вол.

Пусть несладко жил Гиорги,
Он не стал душою злей
И смотрел, как гладит ветер
Колос зреющих полей.

С нивы сжатой не подымет
И зерна, хулы боясь:
Надо ж птахам прокормиться,
Ведь немало их у нас!

* * *

И жена, его опора
В жизни трудной и простой,
Лишь один лечак сносила,
Обездолена нуждой.

Сна и отдыха не зная,
На часок смыкала взор.
Полки вытирала чисто,
Подметала тесный двор.

Не метнет к закату пыли,
Ввечеру убрав крыльцо:
Солнце попрекнет, пожалуй, —
«Мне метнули сор в лицо!»

За мальца она молилась,
Перед образом упав;
Петушка ему растила,
Ножку лентой повязав,

* * *

На подносе деревянном
Фрукты щедро подают.
Летним ливнем освеженный
Виноград — как изумруд.

Гиа молвит: — Сон мне снился,
Не забыть его вовек,
Что земля заговорила,
Как разумный человек:

«Гиа, вечно мнущий глину,
Ты воспрянь и смелым будь!
Хватит день и ночь работать,
Время спину разогнуть!

Я тружусь, ращу колосья,
В руку толщиной — лозу,
Наряжаю виноградник
То в шелка, то в бирюзу.

Ствол, грозою опаленный,
Оживляю я водой;
Смелых воинов вскормила
Я пшеницей золотой.

В ранах грудь моя от плуга,
А быки копытом бьют…
Дай мне отдыха немного,
Города рабочих ждут.

Я, как мать, о вас забочусь,
Вас кормлю из года в год.
Дай мне воли и покоя,
Отправляйся на завод!»

— Как мне быть? — вздыхает Гиа,
Жалко торню погасить,
Бросить Картли, дол и горы,
Птиц поющих разлюбить…

Помолчал. Потом добавил:
— Если нашим предкам верить,
То до Лило Джугашвили
Проживали в древней Гери.

От долин далеко жили
Храбрецы с горы орлиной,
Где Лиахва, извиваясь,
Гривой бьется о стремнины.

— Я скажу, — отец промолвил, —
Мы ростки какого дуба…
И присел за стол рабочий,
Из обрубков сбитый грубо.

ПЕРЬЯ ОРЛА

Привычны были нашим предкам
Кирка и серп, и острый плуг,
Долг храбреца, поход тяжелый,
Рубцы к мечам привыкших рук.

В былом того мы достигали,
Что недоступно и ветрам,
Дубы, как воины, ложились,
Сопротивляясь топорам.

В горах отцы открыли руды,
В реке — золотоносный ил;
Наш край обильем урожаев
Снегов обилие затмил.

Он возносил до неба башни,
В боях пролитой кровью горд;
А наши деды отражали
Нашествие азийских орд.

Пасли отары мы на склонах,
Каналы рыли для воды,
На ребрах скал киркою выбив
Неповторимых дел следы.

Мы хлеб с утра до ночи жали
Для наших бар из года в год.
Земле и ливней не хватило б,
Когда б дождем не лился пот!

Нам доставались только корки,
Бобов лишь горстка с давних пор;
И ласточки имели гнезда,
А мы — подобье темных нор…

Склонясь над посохом пастушьим,
Не отдыхали никогда,
Все отнимая, лишь могилу
Не отнимали господа.

* * *

Налогам мы не знали счета,
Чтобы владыку ублажать,
Но всех оброков тяжелее —
Перо орлиное достать.

Мы перья добывали князю,
Чтоб оперенная стрела,
Врага алмазом рассекая,
Его верней разить могла.

— Но для чего же князю стрелы,
Когда имеется кинжал?

— Князь может дом поджечь соседа,
Стрелой метнувши огонек,
Чтобы от кобеля и суки
Не уцелел и шерсти клок,

Чтоб горы обратить в пустыню,
Чтоб вражий лес сгорел дотла,
Чтоб отвоеванной добычи
Вместить и башня не могла!

— Легко ль добыть такие перья?
Ведь хищник выклюет глаза,
Тебе соткут туманы саван,
Настигнет горная гроза.

Орел парит под самым солнцем,
Крыла озолотив лучом;
А у тебя спина и плечи
Исполосованы бичом.

Орлу, пускай он даже связан,
Неведом необорный страх,
Но как дерзать возросшим в рабстве,
С рубцами на худых руках?!

В горах бушуют ураганы,
Обвалы руша с высоты…
И как тебе с орлом тягаться,
Будь даже ловким ловчим ты!

Паши, коси, не уставая!
Коса в семь пядей у тебя.
Золоторунные отары
Паси, с младенчества скорбя!

Сбирай плоды с осенних яблонь,
Взрастив с заботой княжий сад!
Лозу жемчужную взлелеяв,
Снимай медовый виноград!

И что с того, что мир огромен?
Паши чужое поле вновь.
Тягаясь с хищником пернатым,
Пролить напрасно можешь кровь!

Чужие здесь сады и нивы,
И даже полевой цветок,
А мы и без земли и влаги
Взрастали, как олений рог.

Подобно горным водопадам,
Мы сна не знали никогда.
Нас в пепел обратить могли бы
Неистовые господа.

* * *

Где водопады нагорий
В щель загоняет скала,
Он ухватился за крылья
Царственной птицы — орла.

— Дай мне упругие перья,
Я господину отдам.
Хоть залечу в поднебесье,
Барин настигнет и там.

О, уступи, не противься!
Жизнь моя слишком тяжка!
Пять малышей я питаю,
Мать и отца-старика.

— Кем же я буду без крыльев
В небе, где блещут лучи?
Надо мне звезды когтями
Щедро рассыпать в ночи.

С солнцем сдружившийся в небе
Разве опустится вниз?
Перьев орел не уступит,
Гордо взмывающий ввысь!

* * *

Клювом орел защищался,
Кровь проливая на мхи,
И на утесы летели
Клочья дырявой чохи.

В бездну песок осыпался —
Крыльями сброшенный прах;
Трещин края зачернели
На обнаженных пластах.

Так, без свидетелей, бились
Оба — один на один;
А за богатой трапезой
Сытый хмелел господин.

* * *

Горе и слезы в лачуге.
Дети, как птахи в гнезде.
Смерть и орла и безумца
Подстерегает везде!

— Мирно и дружно живите! —
Ветер к строптивцам взывал.
— Оба князей разгромите! —
Звал, громыхая, обвал.

— Перьев лишат и рубахи
Баре! — ледник прокричал.
— Бейте господ! — водопады
Грозно гремели меж скал.

Бились орел с человеком
В остервененье немом.
Жизнью ловец поплатился,
Хищник — могучим крылом.

* * *

Орел упал на голый склон нагорья,
Как с высоты — потухший метеор.
Охотник падал гибкою лозою,
Секущим градом сбитой с гор.

Леса объял неодолимый ужас.
Застыли тени на ковре травы.
И, мнилось, мир взывает возмущенный;
— Зачем тиранам покорились вы?!

* * *

Заря раскалилась жаровней,
Сиянье в горах разлилось;
А ветер лохмотья одежды
До крыши убогой донес.

И мать, причитая, вопила,
Что сгинул единственный сын;
И ветер гудел, налетая,
И путал ей пряди седин.

Чтоб слез не заметили люди,
Папаху надвинул отец…
То в буре, казалось, стонала
Сосна, нагибая венец.

О муже скорбя, о погибшем,
Упав, голосила жена
И вся извивалась от боли,
Как молния в тучах, она…

О, сколько и сотен и тысяч
Героев повергнуто в прах!
Так в Грузии выросли горы
На крови людской и костях.

* * *

Окончен сказ…
Три верных сердца
Охватывает пламя мук.
Молчат, но гнев проходит дрожью
По жилам мускулистых рук.

И помыслы троих едины,
И меч уже готов разить.
Но с кем же будет поединок?
Кого же, проклятого, бить?

Молчат и вслух еще не скажут.
Застыл бровей упрямый лук.
Но на стене метнулись тени
Грозящих барам крепких рук.

ЗАЗА ДЖУГАШВИЛИ

Взошла луна. Кура с Лиахвой
Шумят у Гори, волны мча,
Сверкая в серебристом свете,
Как два скрещенные меча.

И сон увидел спящий мальчик:
Застыли горы в лунной мгле,
На страже став, как великаны,
Издавна верные земле.

Примчался с Гори-Джвари всадник
И, словно буря налетев,
Бесстрашно поражает каджев,
Уже сдержать не в силах гнев.

Малыш, готовый сам сражаться,
Хватает сабли рукоять. —
Сынок, чего тебе не спится? —
С тревогой спрашивает мать.

Но стало гаснуть сновиденье,
Светлеет в небе лунный круг,
И детства омрачить не сможет
Незабываемый испуг.

* * *

— Ясно всем, что мальчик в предка,
Не сдававшегося силе,—
Молвит мать, припоминая
Деда — Зазу Джугашвили.

Заза был неукротимым,
С волей пламенной и смелой.
Говорят, что в бурке Зазы
Сорок восемь пуль засело.

И не раз отважный предок
Вражий меч ломал ударом.
Видно, к материнской груди
Заза припадал недаром!

Увлекал ребенка славой
Дед — питомец горных высей.
Помнит меч его Лиахва,
Помнит траурный Крцаниси.

Зазы род держали в тягле
Геристав и Мачабели,
Чью всегдашнюю жестокость
Подневольные терпели.

Надо было перед князем
Падать ниц, терпя удары,
На-зуб пробовать и травы
Для помещичьей отары.

Не придясь князьям по нраву,
Крикнул дед, еще безвестный:
— Этот мир широк и волен,
Почему же людям тесно?!

* * *

Хаты рушились в деревнях
Под монаршею пятой,—
Царь, прибрав богатства Картли,
Ей удел готовил злой.

И тогда собрал дружину
Заза, местью обуян,
От Лиахвы до Арагвы
Он летал, как ураган.

Род жестоких Цицишвили
В страх повергнул, разъярясь,[3]
Но от петли и Сибири
Он спасался — и не раз!

Может, в рукописях хроник
Нет о Зазе ни строки,
Но, куря чубук, героя
Вспоминают старики…

* * *

У Сосело лоб открытий,
Брови, словно два крыла,
Строги губы, а улыбка
Задушевна и светла.

Нос у мальчика — грузинский
И задорный блеск в глазах;
Взор поистине орлиный,
Хоть и бледность на щеках.

И к тому, он ладно скроен,
Строен телом, закален,
Волей тверд, отважен духом
И, как ртуть, подвижен он!

Милый мальчик, радость близких,
Будь, как дед, несокрушим!
Знать, во сне ты видел предка,
Нареченного «Большим».

Знать, в твоей груди вскипала
Деда пламенная кровь;
С ним роднит тебя и облик
И приподнятая бровь!


КАРТЛИЙСКИЙ САД

Картли — сад в багряных розах,
Разукрашенный эмалью.
Хрусталем сверкают ливни,
Аромат плывет над далью.

Сад горит фазаньей шеей,
Опьяненный влагой мая;
И весна рядится в зелень,
Дол и горы озирая.

Малахитовая завязь
Налита молочным соком,
Разлился румянец яблок,
Словно по девичьим щекам.

Тополь в чоху нарядился,
Как жених, к венцу готовый.
Персик — что ребенок в люльке
В бликах солнца золотого.

Близнецы алее лалов —
Глянцевитые черешни;
И тута стекает медом
С освеженной ветки вешней.

Сад сверкает в волнах ветра
Зеленеющей оградой;
И лозу склоняет низко
Крупный яхонт винограда.

Золотятся абрикосы,
И кизил зардел у ската;
И как уголья в жаровне,
Горячо цветут гранаты.

Звонкий жаворонок в небе
Бьет в ладоши, день встречая;
Земляникой и малиной
Заалело утро мая.

Картли вся — как сад огромный,
Словно пестрое кочевье,—
В изумруды и кораллы
Наряжаются деревья.

* * *

Расцветай пышнее, Картли,
В солнце и пыланье роз!
Ты того взрастила миру,
Кто земле зарю принес.

Ты росой вспоила сына.
Он окреп, свой край любя.
Детство первенца такого —
Ожерелье для тебя!

Словно сталь в багряном горне,
Закалялся детский пыл.
Край, взлелеявший ребенка,
Для боев его растил.

Над тобою золотится
Предрассветный утра час.
На твоем лице, о Картли,
Нежность к сыну разлилась.

И хвала и слава Картли,
Ограждающей собой
Гори древнего подножье,
Словно цепью золотой!


ОТРОЧЕСТВО

ТВОЯ КОЛЫБЕЛЬ

Пик Гори-Джвари высится угрюмо,
Трепещет зной на ветке и стебле;
Бродил он здесь, объятый светлой думой,
Любил читать, разлегшись на земле.

Вершины гор далеких величавы,
Кура несет бодрящий холодок.
Вдали Казбек маячит белоглавый,
Глядит Эльбрус на розовый восток.

Кругом хлебов созревших переливы,
Колосья клонит ветер набегу;
А радуга с расцветкой прихотливой
Возносит над нагорьями дугу.

* * *

Простой старинной люльки
Тепло запомнил ты,
Уют родного крова
И горные хребты;

Куры металл блестящий
И лунные лучи;
Дворы и плот с лучиной
И угольки в печи;

Лиахвы беспокойной,
Преодолевшей плен,
Гремящий гул и гриву
Белокипящих пен;

Реки мятежный вал,
Борьбу с твердыней скал
И отзвук черной бездны,
Хруст гальки и песка,
И влажных гор бока,
Волны удар железный,
Как эхом повторенный
Предсмертный рев быка!

Поток, как конь строптивый,
Весь — в пене, и несет
Коряги и кувшины,
И кровлю, словно плот.
Он, буйный, все преграды
Размечет, унесет…

* * *

Так бунтующие волны
В предрешенный час борьбы
Валуны с горы низвергнут,
Лишь раздастся зов трубы!

Сокрушат препоны реки,
Вырываясь из русла,
Чтоб раскованная Картли
Грудью всей вздохнуть могла.

Даже в капле неприметной
Есть таящийся огонь,
А порой и коготь тигра,—
Только каплю эту тронь!

Непокорная Лиахва
Песнь поет грядущим дням
И для будущего боя
Раздает клинки сынам.

* * *

Страну с начальных дней питала
Куры благословенной грудь;
Волна поила Картли щедро,
К полям прокладывая путь,
В посевы зреющие влагу
Несла, спеша к побегам льнуть.

Растила виноград на склонах,
Поила свежею водой
Поля зеленого маиса,
Початки с влажной бородой.

Сверкали гумна золотые,
Плодов топазы и рубин,
Бродящее стекало сусло
По желобам в большой кувшин.

Кура поит сынов с любовью,
Дарит им живность и вино,
Колеса мельничные крутит,
Как с давних пор заведено.

Выходят рыбари к прибрежью,
И факелы дымят в ночи,
Чтоб в брошенной умело сети
Засеребрились усачи.

Горят костры, взметая искры,
И пар восходит от котлов;
И в сумраке, у шумной речки,
Обильный варится улов.

* * *

Буйвол — дэв черноволосый
Погрузил колени в ил
И, поплыв к водовороту,
В речке воду замутил.

Непокорному упрямцу
Пред водой неведом страх,
Хляби вод рогами вспенив,
Отдувается в волнах,
И сверкающие капли —
Как алмазы, на боках.

У плотов, где волны бьются,
Пригибая стебли трав,
Смуглый мальчик, чужд боязни,
По реке пустился вплавь
И в волнах ныряет ловко,
Вверх ногами мигом став.

* * *

Берёг мальчонок птичьи гнезда,
Что сад, как кошельки, скрывал;
Любил серебряные ивы
И у прибрежий — глыбы скал;
Любил в затонах веток тени
И светляков в ночи весенней,
Свист соловьев в цветущих рощах,
Когда рассвет бодрящий ал…
Он, проходя со звонкой песней,
Подмышкой книжку зажимал.

* * *

Здесь склоны Гори-Джвари помнят
Мальчонка с крутизны прыжок,
Напев свирели тростниковой,
Искусно пущенный волчок.

Летит быстрее острых стрел
С упрямой челкою пострел,
В цель попадает метче всех
И может разом сбить орех.

Проворно скачет, став на пальцы,
В игре «чилика» несравним;
Удар его ремня узнали,
Кто в играх состязался с ним.

Он по успехам — первый всюду
На радость дома своего.
Малыш растет не как другие,
Без дела не найдешь его;
Он к книге тянется, впивает
Героев древних торжество.

Он знает назубок «Арсена»,
Повсюду ищет схожих с ним;
В мечтах он видит Саакадзе
Готовым к сечам боевым;
Он чтит величье моурава
И всех, кто славно пал в бою,
Прославив родину свою.


МАЙ

Майским ливнем освеженная,
Просияла вновь лазурь.
Песня птиц неугомонная
Зазвенела после бурь.

Очарован мальчик песнями:
Это — явь или мечта?
И звенит душа чудесными
Бубенцами неспроста!

Соловья мечтой бессонною
Ищет мальчик без конца,
Но скрывает ветвь склоненная
Среброгорлого певца.

Словно в дивный край влекомые,
Улетают трели ввысь.
— Где ты, птица незнакомая?
Умоляю, отзовись!

Внемлет песне он неведомой,
Птицу ищет он опять.
Ветерок шепнул: — Не ведаю!
А вода: — Могу ли знать?

Мать искала сына малого,
Не сомкнув усталых глаз,
И нашла в кустах, усталого,
Там, где песнь оборвалась.

* * *

Любит он деревья,
Неба синеву,
На лугу — в алмазах
Изумруд-траву.

Шум пахучих веток,
Спелые плоды,
Утреннюю радость
Суши и воды.

Солнце засияло,
С солнцем — веселей,
Рукоплещут листья
Запахом полей.

Радугу бы тронуть,
Подлетев орлом,
Что высоко кружит,
Поводя крылом!

Там просторы шире,
Туч тяжелых нет.
Не затмить и солнцу
Сердца яркий свет!

* * *

Как соловей бессонный,
Сады, он пел для вас!
И голос был хрустален,
Как росы в ранний час.

И в радостном напеве —
Задор и юный пыл.
Заслышав эту песню,
Несчастный счастлив был.

Пусть утро рассыпало
И яхонты, и лал,—
Свет, трепетавший в сердце,
Жемчужиной мерцал!

В той песне затаилась
Вся свежесть новых сил;
И, мнилось, только весны
Малыш в груди носил.

* * *

Черней, чем буйвол, сумрак
И нечем дню помочь;
Гудит на крыше бубен,
«Урмули» льется в ночь.

Над облаками встали
Герои прошлых дней;
И звезды светляками
Роятся все тесней.

А у костра и песни,
И под «цангалу» пляс.
Как ловко пляшет мальчик,
На пальцы становясь!

* * *

Горячатся мальчуганы,
А старшему нет семи;
Для игры ремни посняли
Состязаться пред людьми.

— Вот мои бойцы! — И в сборе
Всё испытанный народ;
И ремень из грубой кожи
По ногам неловких бьет.

Кто сумеет сбить Сосело?
С молодцом не совладать!
Крепко стал мальчонок в круге —
Лучшим игрокам подстать.

Подзадоривает робких,
Чей любимец давний он,
Друг друзьям незаменимый,
Быть заступником рожден.

— Ты держись! — кричит он Грише.
От тебя удачи жду!
И искусные приемы
Применяет на ходу.

— Эй, Котэ! Сико! Гиорги!
Отступленье?… Ни на шаг!
Так! Смелей! Вперед без страха!
Напирайте, — сдастся враг!

Ободрив того, другого
И ремнем ломая строй,
Пальцем щелкает о палец,
Раззадоренный игрой.

— Ну, еще, еще, ребята,
Коль отступим — это стыд!
Пусть противник вступает, —
Храбрецов не победит!

* * *

— Тетенька, чего ты плачешь? —
Смотрят школьники на мать.
Почему она горюет,
Малыши хотят узнать.

— Как не плакать? На крылечке
Самовар разогревала;
Вижу, с балки закоптелой
На пол ласточка упала.

От своих отстала, видно,
Обессилела от стужи…
Горе мне! Отстал, как птенчик,
Мой сынок… Но почему же?

Нелегко устроить в школе
Малыша с другими рядом.
Он — как колос одинокий,
А ему учиться надо…

Ну, теперь скажите, дети,
Разве мать тоскует зря?
Помогите разобраться
Другу в строчках букваря.

Приумолкли мальчуганы:
Другу подсобить не жаль.
— Подсобим! — Котэ воскликнул, —
И забудешь ты печаль!

* * *

Наклонясь, выводит буквы,
Карандаш в руке зажал.
Это дятел ли настукал?
Гусь ли по снегу бежал?

В вязи строк, однако, сила.
Мальчик мал, но он упрям:
В должный срок перо сумеет
Ловко бегать по листам.

Мать, горда успехом сына,
Слезы радостные льет:
Буквы ровные ложатся,
Словно мерно каплет мед.

— Чист и сердцем, и душою,
Соберешь с науки дань,
Благородным человеком
И полезным людям стань!

Будь заступником народа,
Уважай своих родных,
И, как в зеркале, покажет
Мир величье дел твоих.

Будь всегда отважным мужем,
Верен другу будь вдвойне;
Будь во всем благоразумен,
И подымешься в цене!

Счастлив край с народом смелым,
Славный доблестью сынов.
Гордый ствол приносит листья,
Скромный — золото плодов!

* * *

— Солнце, солнце, выйди, выйди,
Не скрывайся за горой!
Видишь, путника в дороге
Губит ветер ледяной…

— Голубочек, спой мне песни
Звонким голосом своим!
И не молкнет дискант сына,
Утешительный родным.

— Хлеб насущный, ежедневный
— Люди в поте достают!
Тут поднялся бык Никора:
— Я берусь за этот труд!

Ангелы исцеловали
Оба глаза у быка,
На рогах зажгли две свечки —
Два зеленых светляка.

* * *

Шел сентябрь, и к школьным партам
Колокольчик школьный звал.
Для учебы снаряженный,
Мальчик маму целовал.

В красной сумке «Дэда-эна»,
Звал звонок издалека.
Колос к колосу склонялся —
Обнимала мать сынка.


АРСЕН

Заиграл в саду мествире,
Держит дудку расписную;
А косматая папаха
Прикрывает бровь седую.

И напев протяжный льется,
К небесам с земли взлетая;
Раскрывая тайны сердца,
Плачет дудка золотая.

Пусть летят слова напева,
Словно нежный звук свирели, —
Мнится, что в волынке тесной
В струях плещутся форели.

Стихли девушки и парни,
А напевы нарастают;
Мнится, что стрелок искусный
Всполошил фазанью стаю.

Чародей ли нижет росы,
Жемчугов считает зерна?
Черной ночью в Черном море
Он достанет волос черный.

— Вина старые — хмельнее,
Песни новые — чудесней…
Раны от господских розог
Сколько раз лечил я песней!

Я пою вам про Арсена,
Не страшась ничьей угрозы.
Если месяц сыплет сахар,
Я на смелых сыплю розы!

И малыш, гонявший мячик,
Обо всем забывший в мире,
С изумленными глазами
Внемлет старому мествире.

Деревянную лошадку
Бросив, слушает сказанья
Про отважного героя,
Испытавшего страданья,

Кто один смелее сотни,
Кто ломал хребты изменам.
Если мать родит ребенка,
Пусть он вырастет Арсеном!

* * *

Соловей в кустах не молкнет,
Все забыв в подлунном мире.
Вот Арсен, подобный тигру,
Словно выпрыгнул из ствири!

В шапке войлочной — тушинке,
Обращается к Сосело:
— Мальчик, матери надежда,
На врага обрушься смело!

Видит мальчик восхищенный
Меч, сверкавший неустанно
У Лиахвы, в диких чащах,
В клубах горного тумана.

Рад, что видит он Арсена,
Чьи слова к возмездью звали,
Не в обители небесной,
Не в бескрайной звездной дали, —

Что земной земным остался,
Недругам народа мстящий.
Если трудно станет людям,
Он спасет клинком разящим.

Крепкорукий, крепкогрудый,
Он — как дуб, взнесенный к тучам.
И Сосело предан сердцем
Только витязям могучим.

* * *

Озаренный доброй славой,
Встал пред мальчиком герой;
Он взирает на Сосело,
Детской вызванный мечтой.

— Дань беру я с богатеев,
Чтобы люди лучше жили.
Я — надежда угнетенных,
Я — Арсев Одзелашвили!

С брюх торговцев в два обхвата
Жира сбавил я немало,
Видел я, что злое время
В прах героев повергало.

Сколько мук, убийств, раззора
Претерпел народ бесправный!
Чтоб не видеть унижений,
В землю уходили травы.

Я мечтал о светлом веке
В золотой от солнца дали;
И не меч один, а сотни
В грудь мою враги вонзали!

Не умру, пока не вспыхнет
Свет над маревом тумана…
Мать одна у нас, одна же
У обоих иав-нана!

* * *

Сосело играет в пирала,
Врага забирает он в плен,
Бедою грозит богатеям,
Как любящий правду Арсен.

Бородка — волокна маиса;
Усы он наводит углем;
И «князя» в пути остановит,
Чей титул ему нипочем:

— А ну-ка, слезай с вороного,
Ищу боевого коня.
Я бедным дарю, отнимая,
И бог не осудит меня!

Он в чащу стремится бесстрашно,
Отважный, как горец в бою,
И вскачь по поляне несется,
Лошадку пришпорив свою.

С Како в заговоре он давнем,
И клятвой упрочена связь;
А встретив врага, не упустит,
Пред схваткой землей причастясь.

Земля ему служит постелью,
А небо — покровом в ночи;
Удача ему предвещает
Невиданной славы лучи.

Мгновенно по горной тропинке
Взлетает, не глядя назад;
А следом едва поспевает
Ватага отважных ребят.

— Веди же нас, Миндиа смелый,
И будь крепконогим, как волк!
Тебе изменить мы не можем
И свято исполним свой долг!

* * *

— Убит Арсен? — и мальчик плачет,
Поникнув в скорби головой.
— Не верю! Мне дороже жизни
И каждый вздох, и волос твой!

Не потемнеет солнце в небе,
Хоть в саван туч его одень!
Ты перепрыгнешь даже бездну,
Как разбежавшийся олень!

У дуба на лесной дороге,
Свинцом предателя пронзенный,
Арсен, с потухшими глазами,
Застыл, коленопреклоненный.

И смерть встречая без боязни,
Глядит печально на Сосело:
— Не могут люди жить без солнца
Под гнетом тьмы оледенелой.

Родятся тысячи и гибнут,
Могилы множа на кладбище,
Чтоб прозябать под вечным небом
И добывать трудами пищу.

А я внимал призыву воли,
Как звону закаленной стали,
Как на костре, сгорал от муки,
Когда сородичи страдали.

Противен — кто, подобно мулу,
Забыв про кнут, один пасется,
Кто деревом с листвою тощей
Клонится над гнилым болотцем.

Стегнув коня, взлететь бы к солнцу!
Не быть в плену у тьмы постылой!
И я иной судьбы достоин,
Ведь солнце мне в глаза светило!

* * *

Все ближе смерть. К груди костлявой
Хотела б молодца прижать,
Но, окроплен водой бессмертья,
В народе он живет опять!

И кудри черные истлели,
И тьма легла в орбиты глаз,
Но добрым именем героя
Народ клянется и сейчас.

И в ясный день, и в непогоду
Стоит он солнцем в вышине;
Его бессмертная отвага
Живет и будет жить в стране!

Его клинок висит на солнце
И взор людей влечет к себе,
Чтоб в должный час украсить пояс
Не отступавшего в борьбе.

Над победителем сияют
И солнце в небе, и луна.
О, разве смерть того осилит,
В чьем сердце жизнь заключена?!

И жив герой в орлином царстве,
На мир взирая с высоты;
Орлы крылами прикрывают
Его, как воина — щиты!

* * *

Расплавилось в ущелье солнце,
Но не смолкает песнь мествире!
Хвостом павлиньим виноградник
Раскинулся в прибрежной шири.

Сады души кропит слезами
Певец — скиталец поседелый.
И слушают сказанья ивы,
И внемлют песням земледелы.

Его слова — как вспышки молний,
Героям нипочем преграды!
— Пока земля в позорном рабстве,
Бессмертья мне, клянусь, не надо!

И мнится, что орлом бесстрашным
Проносится боец могучий.
— Мужи! Врагов своих разите! —
Призывный клич гремит из тучи…

Уже у старца в сумке ствири,
Что вторила его напевам;
Но в мальчике не унимался
Арсена клич, рожденный гневом.


КУЛАЧНЫЙ БОЙ

На масляной неделе
У рынка шум и гам;
Амкары окружили
Горийский древний храм.

Над щелью узких улиц —
Балконы, скаты крыш;
Детей на вязах видишь
И па толпу глядишь.

И, братски состязаясь,
Борясь за честь свою,
Испытывают парни
Здесь кулаки в бою.

Нежданный вымах локтя,
И в челюсть бьет кулак;
Но разве тот мужчина,
Кого осилит враг?!

Кто крепко сшит и скроен,
Тот будет знаменит,
Кто, как хурджин, потрясши,
Соперника сразит.

Кулак тяжел, как молот.
Бойцов неистов пыл.
Сегодня будет видно,
Кто силу накопил.

Кто будет палаваном
И чей сильней удар,—
Сегодня тут, у храма,
Поймет и млад, и стар.

* * *

— Прославленный Птиани,
Победой бой увенчивай!
Противника повергни,
Мой добрый друг застенчивый!

— Любимец мой, Ходели,
Не дрогнешь и над бездною!
Ты кулаком пудовым
Плиту прогнешь железную!

— Боец Эгнаташвили,
Ты, как баржа, придавишь…
Твой ус — залогом верным,
Что свой кулак прославишь!

— А Гоча, схожий с тигром,
Сильнее Амирана.
Соперника повергнув,
Он и не двинет стана!

Не бой, а схватка дэвов!
Удар и вновь удары,
Опасные порою
И тем, кто бьется яро!

Строптивцев поединок;
Упрямо зубы сжаты;
Взлетевши вверх ногами,
Упал боец завзятый!

* * *

Загремело Верхорядье —
Нижнерядцев гонит прочь,
Отступающей ватаге
Нелегко уже помочь!

Победителя зурною
Провожает весь квартал;
Но на шумном перекрестке
Нижний Ряд плотиной стал.

Зурначи из Верхорядья
Смолкли, туш начав едва.
Вызов принял тут Хорвели,
Засучивши рукава.

Вот опять Ходели бьется,
С черной бровью сдвинув бровь;
Крепко дрогалю досталось —
Он не будет биться вновь!

А Ходели в мягких чустах
Наступает, дик и яр;
Мнится, львы колеблют землю;
За ударом — вновь удар!

Кулаки обвиты кожей
Или сложенным платком.
— Мы противников осилим,
А не то — в бою падем!

* * *

С высокой черепичной крыши
Вперил в бойцов Сосело взгляд;
Незыблемы, как башни, эти,
А те уже в пыли лежат.

Тела сраженных победитель,
Повергнув, громоздит кругом;
И мальчуган, живой, как серна,
Мечтает тоже стать бойцом.

— Скорее стать бы палаваном
Да взять противника в тиски,
Мне силу бы, как у Птиани,
Как у Ходели — кулаки!

О, лишь бы стать скорей героем,
Собратьев исцелить печаль!
Любимцем быть всего народа
И крепким волей, словно сталь!

Сосело день и ночь мечтает
Прожить во имя славных дел,
Как побратим — отважный Коба —
Желает мщенье взять в удел.

Когда горийские проселки
Объемлет сумрачная тишь,
Со стрелами и гибким луком
Крадется по тропе малыш.

Стрелу метнувши из засады,
Он крикнет: — Вот награда вам!
Я — Коба! За печаль Иаго[4]
Я жить обидчику не дам!

За двух любимых побратимов
Бороться будет, грозно мстя;
Мечтая постоять за правду,
Отныне счастливо дитя.

ТЮРЬМА ДУШИ

Школу покинули дети,
Белок проворных быстрей.
Школу ли?
Тесные классы —
Камер тюремных мрачней!
Сердце здесь в ссадинах вечных
От ежедневных обид.
Это — тюрьма, где наставник,
Как кизилбаш, им грозит.

Слышится голос урода,
Властный, тупой и нахальный:
— Ты из грузин?
Как печально!
Где ты, растяпа, родился?
— В Грузии.
— Брешешь. В России!
В нашей империи царской!
В нашей империи царской!
В нашей империи царской!
Грузии нет уж давно.
В карцер тебя бы, бревно!
Или каменья дробить!

И мальчонок смотрит хмуро
На учителя
Мучителя.

* * *

Нас в глухих и безъязыких
Превратить хотят уроды,
Заглушить в душе надежды
И отторгнуть от народа,
Чтобы в этой трудной жизни
Знали мы одни невзгоды.

Наш язык давно в загоне,
И любимый, и родной.
Горе, если даже шепот
Педагог услышит твой!
Чтоб беды не приключилось,
Объясняйся, как немой!..

* * *

В церквах обедни служат.
Клони постом колени
И Сирина Ефрема
Не забывай молений!

— Я есмь сиянье миру,
Возрадуйтесь со мною!
Блажен, кто мне внимает,
Не устрашенный тьмою!

Но как темно во храме,
И сердце — как кладбище.
— Блаженны те, что кротки…
Но кротких где отыщешь?!

И кроток только Гиа,
Трудом изнеможенный;
Покорен дед Ниника,
Нуждою разоренный.

Но эти ли блаженны?
Ужели жизнь им в радость?
Не ропщут в мире только
Вкушающие сладость!

* * *

По утрам, едва лишь грянут
Трубы солнца на просторе
И проснувшихся горийцев
Позовут к работе зори, —

Домик вырядив невестой,
Мать в печи раздует пламя
И, отправив сына в школу,
Занимается делами.

Донимает труд поденный,
Тяжко, а работать надо!..
Но маячит ей надежда,
Словно луч над темным садом.

Сына вечером уложит,
День закончив невеселый,
И опять, укутав шарфом,
Поутру отправит в школу.

* * *

Сапожный стол с пестом и шилом.
Отец неутомим в труде.
Он счастлив тем, что равных сыну
Среди картлийцев нет нигде!

Удачи мальчику желают
И школьники, и весь квартал.
В учебе первый,
Первый в хоре,
Он всем примером дружбы стал!

— Мне карту вычертил наславу!
— Задачу для меня решил.
— Меня к учебе приохотил!
— А мне прилежным быть внушил.

— Занятную прочел мне книгу!
— А мне он образцом служил.
— Мне толком разъяснил уроки!
— Меня, как друга, полюбил.

Отец гордится: — Бойкий мальчик!
Он в дедушку пошел, видать!
— Каков пострел! — шепнет учитель,
Восторга не сумев сдержать.

Так рос парнишка, и родные
Гордились сыном неспроста…
И что ни год, росла на доску
У стенки низкая тахта.

ВИСЕЛИЦА

Моя залетная касатка,
Скажи, где Индия твоя?
Ты поздравляешь нас с весною,
Покинув южные края,

И в дни поры благоуханной
Вновь прилетаешь в наши страны.
Твою коричневую грудку
Не Инд ли выкупал в волне?
Тебя сынок мастерового
Ласкал глазами в вышине.

Теплом дохнуло слишком ранним,
Пригрело солнце февраля,
Весна замешкалась в воротах,
А в Картли ждет ее земля.

Вдали на улице раздался
Нежданный рокот барабана,
Затем — тяжелый шаг конвойных,
Оков однообразный звон;
И мальчик смотрит с тайной дрожью,
Суровым зрелищем смущен.

С распятием в руках священник,
За ним — процессии ряды,
Палач, готовый по уставу
Сегодня понести труды.

Конвоя круг. В кругу — пиралы
С поникшей тяжко головой.
Они не раз врагов сражали,
Избегнув пули роковой.

В нагорьях выросшие, оба —
Сыны носивших траур жен;
Один идет с улыбкой слабой,
Другой же, мнится, оглушен.

Какая им владеет дума
Пред наступающим концом?
Он жив еще, но словно распят,
С застывшим, восковым лицом.

А дробный грохот барабана
Сердца пронзает, как кинжал.
И немоты такой и гула
Сосело в жизни не слыхал.

Он пенью птиц внимал недавно,
Гонял задорного телка…
А день февральский, как весенний,
Глядит светло сквозь облака.

Откуда гул, растущий грозно,
Могущий сдвинуть глыбы скал?
Откуда сборище такое?
Толпу такую кто собрал?

На площади — помост высокий,
Три наспех врытые столба…
Народ раздвинулся пред теми,
Чья решена уже судьба.

В толпе — любители такие,
Что сами вздернут, муку для;
И ждут они нетерпеливо:
Когда ж затянется петля?

Народ теснится любопытный
От самых от ворот тюрьмы…
Кто знает, как сжигает пламя
Перед приходом вечной тьмы?!

И мальчик, ужасом объятый,
Глядит, как бы оледенев.
О, как топтал бы этих праздных
Его неутолимый гнев!

А те у места казни стали.
Уже мешки трясет палач.
— О, подарите юным юность! —
То повеленье или плач?

А грудь — как печь, где дышит известь,
Огнем сжигающим горит.
И гул кругом, и дых стесненный,
И разве есть отныне стыд?!

И вот пиралы — под петлею.
Скрипит под ними табурет.
Ужели отняты навеки
Земля, и жизиь, и этот свет?!

* * *

А мальчик сдерживает слезы,
Готовые упасть из глаз,
И он невольно вспоминает
От старших слышанный рассказ:

— Жил некогда добряк безвестный —
Друг злакам и земным плодам.
Он ниву попирать не стал бы,
Хотя б ковры постлали там.

Добряк жалел и каждый колос,
Склонивший стебель перед ним,
Но, кем-то злобно оклеветан,
Добряк был схвачен и судим.

И привели его к помосту,
И вздернули веревкой ввысь,
Но меж столбами чудодейно
Колосья густо поднялись.

И был колосьями поддержан
Простой и добрый человек,—
Так незаслуженных страданий
Чудак неведомый избег.

Под ним колосья не сгибались,
Снопом поднявшись золотым,
Невидимы зевакам праздным,
Жестокосердым и глухим.

И жертву вынули из петли.
На мир беззлобно он глядел
И зажил заново, невинный,
И светлым стал его удел.

* * *

Где же вы теперь, колосья,
Золотевшие в полях?
Трудно стало бедным парням
Одолеть предсмертный страх.

Ведь они пахали землю.
Может, зерен жемчуга,
Ставши стеблями на поле,
Их не выдадут врагам?

Где же, где же вы, колосья?
Надо парням жизнь сберечь!
Не видать златоголовых,
А петля у самых плеч!

— Боже, боже! Мать родная!
Искры слез. Возросший гул.
— Так его! — и кто-то шубу
Деловито застегнул.

— Ну и время! Капитала
Не сберечь для черных дней!
Для таких и петли мало!
Я бы их штыком, ей-ей!

— Не простим!
Запомним это,
Затаивши в сердце гнев!—
Молвил парень в черной блузе,
Боль и ужас одолев.

* * *

Не мальца ль желанье сбылось,
Чтоб герой не погибал?
Смертник, в саван облаченный,
Оборвался и упал.

— Он, видать, невинен, люди! —
Загудел кругом народ.
— Пощадить! Неправы судьи,
Раз могила не берет!

Но палач опять за дело,
И народ теснится зло.
Зреет ярость.
Грудь Сосело
Снова дышит тяжело…

— Этак даже псов не душат
Или брошенных котят!
Если то царя веленье,
Он не меньше виноват!

И подавлен мальчик думой.
Сверстников объемлет страх.
И домой бегут ребята
С первым ужасом в глазах.

* * *

Едва вздремнув, проснулся мальчик
И в гневе он клянет царя.
Учителей тревожит в школе,
Негодованием горя.

— Нас наставляет катехизис,
Что вечен справедливый бог,
Что вездесущ и неизменен,
Непостигаем и высок.

Твердим, что с дней первоначальных,
Неизмерим, неповторим,
Он, всеблагой и всемогущий,
Дарит добро сынам своим.

— Ты прав, дитя!
— Тогда чего же
Людей лишает он щедрот?
Ужель не знает, что пирала
Обида и нужда гнетет?!

— Он знает все!
— Тогда зачем же,
Когда любимцев одарял,
Забыл создатель всемогущий,
Что счастья жаждет и пирал?!

— Дитя! Господь великодушен,
Но он испытывает нас,
Нам предназначив эту землю,
Следя за нами каждый час.

И по заслугам в этом мире
За гробом одаряет он…
— Но ведь создатель мудр от века
И не как смертные рожден.

Зачем всезнающему богу
Людей напрасно искушать?
Раз он дает дыханье грешным,
Ведь им греха не избежать!

А потому…
— Ты, Джугашвили,
Побойся бога! Меру знай!
Чего ты затеваешь споры?
Вопросов праздных избегай!

Учи прилежней катехизис!
Не по годам ты, братец, смел!
Все, сказанное в этой книге,
Вписать создатель повелел…

И мальчик сел, смущен, за парту;
Сомнений не унять ему.
И в возмущенном юном сердце
Звучат слова: — А потому…


ДУМЫ И ПРЕДВЕСТЬЯ

Слушал малыш поученья.
Что это? Голос могил?
Слушал, но детской мечтою
Где-то высоко парил.

Слушает, но не сдается.
Думает тайно: «Не то!»
Чудятся дальние страны,
Где не страдает никто.

Понял, что в школе готовят
Преданных трону навек,
Чтобы льстецы выживали
И погибал человек.

Знает, что, множа напасти,
Мир расколола вражда.
Боль обжигает крапивой
И не пройдет никогда!

Ярость в младенческом сердце,
Гневом пылают глаза;
Ждет он, чтоб толпы восстали
И грохотала гроза.

Парус упругий натянут,
Тучами небо грозит.
Сердце уже пламенеет
И не прощает обид.

И, недовольная жизнью,
Неукротима душа.
Что же Сосело подскажут
Книги — друзья малыша?

* * *

— Чего не спишь еще, мой голубь?
— Другой, как эта, книги нет!
Хотел бы до последней строчки
Прочесть, пока блеснет рассвет.

Стихов певуче-звонких сладость
Впивает мальчик, опьянев.
Он любит древние сказанья
И руставелевский напев.

— О, хевисбер, могучий Гоча,
Моя мечта всегда с тобой!
— Рожденный раз лишь раз погибнет! —
Звучит его ответ простой.

— Но умирать героем должно,
Во имя ближних, мой сынок,
Чтоб весь народ, скорбя о жертве,
Итти за гробом гордо мог.

— Отец! Поверь, что так и будет!
Мне умирать не тяжело! —
И в урагане знамя Гоча
Горит, взметнувшись, как крыло.

— О, хевисбер, народом чтимый,
Скажу, сходя навек во тьму:
— Земли, где кости предков тлеют,
Не отдавайте никому!

Здесь кровь издавна обагрила
Народа страдные пути…
Служа мечом родному краю,
Отчизну жизни предпочти!

* * *

В горах не дрогнет знамя рода,
Потоком движется народ.
То Гоча, обнажив седины,
В поход воителей ведет.

— Пускай погибнет тот мохевец,
Что, словно раб, в пыли падет.
Смерть не страшна! Лишь древо жизни
Цвело б опять из года в год!

— Веди нас за собою, Гоча!
Ворвись, как вихрь, во вражий стан! —
К груди прижал Сосело книгу,
Восторгом пылким обуян.

ЗА ВАМИ СЛОВО, МОЛОДЫЕ!

О, Сопром, любимый всеми,
Друг селян и сельских нив!
У тебя медовый голос,
Ты всегда красноречив.

— Ваш черед, о молодые,
Обнажить для боя меч!
Воронье над нолем кружит,
Где отцам пришлось полечь.

Жизнь — взволнованное море,
Волны буйно мчатся вдаль.
Будьте крепки, словно скалы
Или кованая сталь!

Только благо торжествует!
С давней нам растят поры
Горгасланов и Давидов
Берега родной Куры.

Поседел Ираклий в битвах;
Кровь не сохла на клинке.
Голос скольких, жизнь сложивших,
Раздается вдалеке!

Горы Картли сохранили
Славу предков навсегда.
Храмы, замки и твердыни —
Плод великого труда.

Львы служили нашим предкам,
Не рожденным для цепей,
И земля отчизны нашей
Это — пепел из костей.

Не забудьте же, картлийцы,
Доблесть деда и отца!
Их мечи не устрашили,
Ни смертельный град свинца!

Ваш черед, о молодые,
Вам пути уступим мы!
Пусть нужда вас не пугает
И жестокий лед зимы.

Не одним мечом, а знаньем
Станет край непобедим.
Мы всегда с народом будем
И в напастях отстоим!

Быть с народом, нас вскормившим,
В дни несчастий и труда, —
И тогда душой и телом
С ним сольешься навсегда.

* * *

Они «Како» сегодня учат.
Как увлекателен урок!
О, сколько слез Илья исторгнет
Неотразимой властью строк!

«Владетель крикнул: — Люди, розог! —
И вот седого старика
Приволокли свои же братья.
Жестоко был старик избит,
Кого в селенье каждый чтит.
А я внимал мольбам и стонам
С душой и сердцем возмущенным…
Ни бледность старца восковая,
Ни борода его седая,
Ни воля мудрого творца
От князя не спасли отца!
Я рядом был, но что я мог?!..»[5]

Такая тишь стояла в классе, —
Казалось, что ударит гром.
А голос мальчика звенящий
О дне вещает боевом.

Уже вздувает вены ярость
И зреют новые слова;
В глазах — зловещее сверканье,
Вступает гнев в свои права.

И слезы детские на парты
Стекают из печальных глаз;
Они блестят, как полевые
Цветы в вечерний росный час.

«Когда же над отцом простертым
Я вновь увидел розог взмах,
Безумным гневом ослепленный,
Ружье невольно сжал в руках.

Я с плеч на землю скинул бурку,
Заслышав крик: «Расправьтесь с ним!»
Всадил заряд злодею в сердце;
Свершил я суд, неудержим,
Над ним — губителем моим!»

— Жизнь за него отдать готовы! —
То вторит мальчику весь класс,
И радует ребят притихших,
Что взор мучителя погас.

Зовя людей к священной мести,
Ты учишь праведной борьбе.
Како! Твой путь — дорога наша,
Мы будем подражать тебе!

Служить народу будем, братья!
Беды не отвратить слезой!
В борьбе наставниками станем
И для противников — грозой.


РАЗГРОМИМ КНЯЗЕЙ!

Деревня на пригорке. Хаты.
На каждой — низкая труба.
Оборванные земледелы.
В грязи завязшая арба.

Среди села — усадьба князя,
Чей окрик горных гроз страшней.
Тенистый двор Амилахвари.
В тени чинары — пир гостей.

Большой котел из-под арака
Над разгоревшимся костром.
В котле — дымящаяся туша
С тяжелым, жирным курдюком.

Под сенью старого ореха
Железных вертелов ряды;
Стекая, жир шипит на углях,
Пахучий дым ползет в сады.

А кровь кизиловым потоком
Сухую землю залила;
И, пьяны запахом поживы,
В сокольне бьются сокола.

И коршуном глядит владетель,
Сведя изломом с бровью бровь…
А на горе мелькнуло что-то,
То кроясь, то чернея вновь.

— Без промаха я попадаю!
Бьюсь об заклад! Заряд свинца
Я пропущу, не целясь вовсе,
В круг обручального кольца.

Следите же за этой целью!
Устрою зрелище для вас! —
Привстал владетель, грянул выстрел,
И тень с дорогою слилась.

У хаты — вопль неудержимый:
— О, буйвол мой черноволосый,
Кормилец мой! Стряслась беда!..
Казалось, в предвечернем небе
Скатилась в черный мрак звезда.

В слезах и женщина, и дети:
— За что караешь, господин?
Но князь ответствует сурово:
— Всему хозяин — я один!

И плач не умолкает вдовий,
От слез влажна седая прядь.
А дети смотрят, и бессильны
В печальном сердце боль унять.

* * *

— О, пропади, Амилахвари,
Да будет проклят весь твой род!..
А за селом — хлеба повсюду,
И всюду нивы жнет народ.

И песни льются по долинам,
Сверкают и звенят серпы.
На землю, в трещинах от зноя,
Ложатся грузные снопы.

Лоснится спелая пшеница,
Колосья низко наклонив,
И падают на землю зерна —
Нив золотящихся налив.

* * *

Закат. Прохладой веет ветер,
И от холма — длиннее тень.
В кругу жнецов — горшок с бобами
Под дикой грушей. Кончен день.

Сюда сбежавшиеся дети
Со старших не спускают глаз:
Ясны для них слова Сопрома —
О трудной жизни давний сказ.

И, пот стерев, кусочек хлеба
Крошит в бобы усталый жнец.
За день труда лишь скудный ужин
Ему награда наконец!

Сосо

Ты быстро ешь, я вижу, дядя, —
Ужели от еды отвык?

Жнец

А ты чего дивишься, малый?
Я ем свое. Я не должник!
И этот хлеб заслужен нами,
Ведь мы и бороним и жнем.
И ты бы ел с такой охотой,
Весь день промаявшись с серпом.

Сосо

Кто пашет, боронит и сеет,
Тот заслужил хотя б еды.
Но разве так всегда бывает?
И что тебе дают труды?
Немало в мире дармоедов —
Иной, не сея, сжать успел!

Жнец

Видать, у нас судьба такая,
Да будет проклят наш удел!

Сосо

Не уступайте богатеям
Трудом заслуженный кусок!

Жнец

Сказать легко, но трудно сделать, —
Вот в чем загвоздка, мой дружок!
О нас господь и не подумал,
Когда заканчивал свой труд.
Оброки и земли и неба
Гнетут и гнут издавна нас!

Эйда! Как видно, нам судили
Служить сановным мертвецам.
Но кто сравняет холм с долиной
И кто добудет волю нам?

Пойдут на нас войною вместе
И господин, и царь, и бог.
А справиться борьбой с троими,
Скажи, мальчонок, кто бы мог?

Как хлеба, нас лишают песни,
Жизнь нашу бедную губя!
Звени ж вдали от княжьих замков,
Чтоб не украли и тебя!

* * *

В провалы гор уходит солнце,
Как тигр с охоты — на покой.
Туман густеет бело-синий,
Плывя чадрою над рекой.

Как горлинка в гнезде укромном,
Сомкнувшая усталый взор,
Над Картли дремлет тихий вечер,
Алея на вершинах гор.

* * *

Встают жнецы, в тушинки вдевши
Колосья с золотым зерном.
— Теперь, друзья, веселой песней
Закончив жатву, отдохнем.

Тебя, малыш, за голос хвалят;
Так спой же песню нам опять?
Мы, слушая тебя, готовы
Той песней раны врачевать.

И вот пошли с веселой песней
К своим домам на склоне дня.
Сосо поет. Идут крестьяне,
Серпами светлыми звеня.

«Точу, точу тебя до блеска,
Мой серп, испытанная сталь!»
И песнь Сосело льется звонко:
«Расчисти нам дорогу вдаль!

Посевы жни, чтоб шире стали
И легче — трудные пути!
Ты — наше первое оружье,
Ты дашь нам волю обрести!»

Какая остановит сила
Потоком хлынувший народ?!
«Нагрянем, — начал запевала, —
Нагрянем, и развеем гнет!

Нагрянем на Амилахвари,
Обрушим крыши на господ!»
И вдаль, и вширь летела песня
И грозный славила поход.

* * *

Идут, и с ними — запевала,
Чей взор, как солнце, засверкал.
То песня или клич призывный?
Порыв ли ветра или шквал?

То взрыв ли пламенного сердца,
То рана ли, что с детства жгла?.
А над горийской цитаделью
Скользнула с неба тень орла.

За горный щит уходит солнце
От звезд, родящихся в ночи.
Ну что ж!
Оно взойдет заутра
И широко прольет лучи!




      КОММЕНТАРИИ
     
      Александр — Александр Македонский.
      Амилахвари — грузинская княжеская фамилия.
      Амиран — мифический герой, грузинский Прометей, похитивший у богов огонь и пригвожденный за это к скале на склоне Кавказского хребта.
      Амкары — члены цехового объединения ремесленников, имевшего свое знамя и соблюдавшего своеобразные традиции чести и взаимной поддержки.
      Арак — водка, приготовленная из виноградных выжимок.
      Арсеи — грузинский народный герой Арсеи Одзелашвили, возглавлявший в начале XIХ века крестьянское восстание против царизма и феодалов.
      Архалух — часть грузинской одежды, напомииающая кафтан. Архалух носят под верхней одеждой.
      Архотец — хевсур, представитель грузинского горного племени.
      Аспиидва — населенный пункт на юге Грузии, около Ахалцихе, где в 1770 году грузины одержали блестящую победу над османами.
      «Атени» — сорт вина, обладающий высокими качествами.
      «Багдади» — мужской шелковый платок, служащий украшением. Название происходит от г. Багдада в Месопотамии.
      Базалети — озеро в Восточной Грузии, около г. Душети. На дне этого озера, по преданию, спал отрок-мессия, олицетворяющий собой свободу грузинского народа. На основе этой легенды грузинский поэт Илья Чавчавадзе создал стихотворение «Базалетское озеро».
      Батоиеби (едииственное число — батони) — существа, олицетворяющие, по грузинскому поверью, различные детские болезни (корь, оспу, скарлатину и др.).
      Бесики — известный грузинский поэт XVIII века.
      Бюхнер — философ-материалист, метафизик (1824–1899).
      «В Грузии девятивратной»… — в старую Грузию вело девять дорог, часть которых имела и ворота-заставы.
      Галис — река в Малой Азии, носившая название Кизил Ирмак. Галис служил границей между Персидским и Лидийским государствами.
      Гарибальди — руководитель национально-освободительного движения в Италии.
      Геивцвале — непереводимое ласкательное слово. По смыслу: дай мне заменить тебя в напастях.
      Гористав — св. Георгий; также монастырь, владевший большими угодьями.
      Горгаслан — «Волколев», прозвище, данное врагами за храбрость грузинскому царю Вахтангу, основателю Тбилиси.
      Гори — родина великого Сталина, районный центр Восточной Грузни.
      Горн-Джвари — древний монастырь, расположенный на горе около г. Гори.
      Давид — Давид Строитель, грузинский царь (XII в.), изгнавший арабов из Грузии, разбивший сольджуков и объединивший Грузию.
      Двуречье — обширная область, лежащая между реками Тигр и Евфрат, современная Месопотамия.
      Дзеоба — семейный праздник в честь новорожденного.
      Диадохи — полководцы и наследники Александра Македонского, вступившие в IV веке до н. э. в борьбу друг против друга и способствовавшие этим развалу великой империи, основанной Александром.
      Дудуки — музыкальный инструмент вроде дудки.
      Дэв — мифическое существо, обладающее неодолимой силой.
      «Дэда-эна» — «родной язык» — детский учебник. По этой книге изучали грузинский язык и письмо многие поколения грузин.
      Ефрем Сирин (IV в.) — христианский духовный писатель, автор церковных песнопений.
      «Здесь в чаше омывал десницу…» — речь идет о древнем грузинском обряде, сопровождавшем принесение присяги.
      Зезва — грузинский военачальник и народный герой.
      «Зураб, тебе страдать доколе?» — строка из народной песни. Имеется в виду легенда о Сурамской крепости. По преданию, эту крепость удалось достроить только после того, как жестокий феодал принес богу жертву, замуровав в фундаменте твердыни крестьянского отрока Зураба.
      Зурна — восточный духовой инструмент, издающий резкий звук.
      «Иав-нана, вардо-нана!» — припев колыбельной песни, вроде «баюшки-баю!»
      Ираклий — грузинский царь Ираклий II, жизнь которого прошла в многочисленных войнах с внешними врагами Грузии.
      Искандер — Александр Македонский, прозванный Великим (356–323 г. г. до н. э.).
      Каджи — мифические существа, олицетворяющие злое начало.
      Како — герой поэмы Ильи Чавчавадзе «Разбойник Како».
      Калифы — арабские властители, стоявшие во главе военно-теократического государства, достигшего расцвета в IX веке нашей эры.
      Каппадония — область восточной, гористой части Малой Азии.
      Карталиния — восточная часть Грузии, куда входит составной частью Горийский район.
      Картли — древнее название Грузии, в наши дни — Восточная Грузия.
      Катехизис — систематическое изложение в вопросах и ответах христианского вероучения.
      Ках — житель Кахетви, одной из восточных областей Грузии.
      Кизилбаш — «красная голова» — прозвище иранских воинов.
      Крцаниси — предместье Тбилиси. В 1775 году здесь произошел бой между грузинами я иранскими войсками, наступавшими на столицу Грузии.
      Лечак — часть женского головного убора из тюля и кружев.
      Лиахва — бурная река, впадающая в Куру около г. Гори.
      Лило — селение около Тбилиси.
      Мацонщики — продавцы особо приготовляемого в Грузии кислого молока.
      Мачабели — грузинская княжеская фамилия.
      Мествире — волынщик.
      Миндиа — грузинский народный герой.
      Митридат (около 135—65 г. г. до н. э.) — понтийский царь, оспаривавший у Рима господство над Передней Азией.
      Молешот — физиолог, представитель материалистического мировоззрения (1822–1893).
      Моурав — управитель. В данном случае «великий моурав» — Георгий Саакадзе.
      Палаван — выдающийся силач, борец, выступавший обычно на состязаниях в дни народных празднеств.
      Пирал — человек, бежавший в леса и боровшийся против социальной несправедливости.
      Помпеи (106—47 г. г. до н. в.) — римский военачальник, нанесший поражение Митридату Понтийскому.
      Саакадзе — крупнейший грузинский военачальник и политический деятель начала XVII века, поставивший себе целью сломить могущество феодалов и создать сильную Грузию, объединенную под властью царя.
      Саба-Сулхан — известный грузинский писатель Саба-Сулхан Орбелиани (1658–1725), автор книги «Мудрость лжи», ездивший с дипломатической миссией к французскому королю Людовику XIV.
      «Семь сестер и братьев в хате…» — считалось, что «батонеби» — семь.
      Сопром — грузинский писатель-народник Сопром Мгалоблишвили.
      Сосело — ласкательное от имени Иосеб (Иосиф).
      Ствири — грузинский народный инструмент вроде волынки.
      Тархун — острая съедобная травка.
      Торня — глиняная печь, врытая в землю, предназначенная для выпечки тонко раскатанного грузинского хлеба.
      «Точу, точу тебя до блеск а…» — строки из грузинской песни о серпе, которую поют во время жатвы.
      Уплос — по преданию, родоначальник грузинского народа.
      «Урмули» — аробная песня.
      Хевисбер — старшина рода у грузин-горцев.
      Хетты — предки грузин; могущественный народ, обитавший во втором тысячелетии до нашей эры в Передней Азии.
      «Цангала» — хоровая танцевальная песня.
      Цицишвили — грузинская княжеская фамилия.
      «Чилики» — детская игра.
      Чингис-хан (1160–1227) — монгольский завоеватель, объединивший под своей властью огромные территории Азии и Европы.
      Чоигури — грузинский струнный инструмент, отдаленно напоминающий балалайку.
      Чоха — грузинская верхняя длиннополая одежда с широкими рукавами и газырями.
      Чусты — род обуви, обтягивающий ногу, как перчатка.
      Шалва Ахалцихели — грузинский военачальник.
     
      Примечания
     
      1
      Отрывок из стихотворения Акакия Церетели, написанного в связи с убийством императора Александра II.
      2
      Поэтическое изложение слов Карла Маркса.
      3
      Второй том актов Кавказской археографической комиссии, стр. 556.
      4
      Коба и Иаго — герои одного из романов писателя Александра Казбеги.
      5
      Отрывок из цоэмы Ильи Чавчавадзе «Разбойник Како».

 

 

ТРУДИМСЯ ДЛЯ ВАС, НЕ ПОКЛАДАЯ РУК!
ПОМОЖИТЕ ПРОЕКТУ МАЛОЙ ДЕНЕЖКОЙ >>>>

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

 




Борис Карлов 2001—3001 гг. = БК-МТГК = karlov@bk.ru