На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека





Библиотека советских детских книг
Охотников В. «Наследники лаборанта Синявина». Иллюстрации - Генрих Вальк. - 1965 г.

Охотников В. «Наследники лаборанта Синявина».
Иллюстрации - Генрих Вальк. - 1965 г.


DjVu



HAШA PEKЛAMA
Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.



  BAШA БЛAГOTBOPИTEЛЬHOCTЬ
  ПOOЩPИTЬ KOПEEЧKOЙ


 

Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

 

      ОТ АВТОРА
     
      Говорят, что будто бы ушли в далёкое прoшлoе длинные зимние вечера, когда в уютном семейном кругу кто-либо из взрослых рассказывал, а ребята слушали какую-нибудь интересную и длинную-длинную историю.
      Говорят, что взрослые теперь очень заняты, а ребята и того больше: столько у всех важных и неотложных дел.
      По-моему, это не совсем верно. И ребята не так уж без передышки заняты важными делами, и у взрослых время найдётся.
      Возьмём, к примеру, Ивана Петровича Курочкина. Он ведь очень занятой человек. И хоть сравнительно молодой, а уже кандидат технических наук, известный изобретатель, руководит большой лабораторией, председатель какой-то комиссии и член подкомиссии и... не перечислить даже все должности и общественные нагрузки Ивана Петровича. А всё же находит время! Выберет вечер, позовёт своих ребят и говорит:
      — Свистать всю команду наверх!
      — Есть свистать наверх! — отвечают ребята, а сами кубарем вниз, по лестнице, поскольку квартира на седьмом этаже, а лифт смонтирован по последнему слову техники, автоматический: вверх — везёт, а вниз — потрудитесь сами, старинным способом.
      Полная комната набивается! Откуда столько?
      Некоторые, например, всего несколько минут назад гоняли по двору деревянную «свинку», у других были дела ещё интереснее. A вот теперь сидят и слушают. И завтра согласны прийти, и послезавтра -только позови!
      Иван Петрович считается крупным специалистом в области полупроводников. Слышали такое слово: «полупроводники»? Слово это, прямо скажем, и выговаривается трудно, и неопределённость какая-то в нём чувствуется: не проводники ведь, а полупроводники. А между тем, если внимательно следить за газетами, можно заметить, что слово это встречается всё чаще и чаще. Что же оно означает и почему ему уделяется столько внимания?
      Признаюсь, что, только посидев у Ивана Петровича несколько вечеров, когда он рассказывал ребятам интереснейшую историю своего детства, я наконец выяснил, что же такое полупроводники и почему учёные так заинтересовались ими.
      История, которую рассказывал Иван Петрович, была полна тайн и приключений. Я старался не пропустить ни одного слова. И, несмотря на то, что в ней рассказывалось о необыкновенных, почти фантастических событиях, нельзя было усомниться в её правдивости и достоверности: всем ребятам — не только из нашего дома, но даже из двух соседних и того, что напротив, через улицу, прекрасно известно, что от кого-кого, а от Ивана Петровича Курочкина ни одного слова неправды никогда не услышишь.
      ...Произошло это давно, когда в нашей стране только начали появляться первые советские тракторы и автомашины, когда участникам этих удивительных событий, Ване Курочкину и его двум школьным товарищам Вале Синявину и Пете Побединскому, было по двенадцать-тринадцать лет, не более.
      Попробую пересказать эту историю как сумею.
      А если в ней будет что-либо не так, пусть уж простят меня ребята из нашего дома, из двух соседних итого, что напротив, через улицу.
     
     
      ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
     
     
      ГЛАВА ПЕРВАЯ Старинный портрет
     
      Старинный портрет не давал Вале покоя. Рано утром, когда Валя просыпался, и в вечернем полумраке, когда, приходилось ложиться, строгие глаза прадеда словно глядели на него в упор.
      Это была небольшая, порыжевшая от времени фотография, на которой прадедушка Вали, Александр Пафнутьевич Синявин, человек могучего телосложения, с окладистой бородой и в старомодном длинном сюртуке, был снят за письменным столом с причудливой резьбой и пузатыми ножками.
      Валя знал, что его прадед был необыкновенным человеком. он слышал даже, что с прадедушкой связана какая-то странная история.
      Александр Пафнутьевич, служивший До революции лаборантом при физическом кабинете Московского университета, чуть не погиб во время какого-то взрыва, а спустя некоторое время он, человек железного здоровья, скоропостижно умер за тем самым письменным столом, который изображён на фотографии. Но что это был за взрыв и какое он имел отношение к смерти прадеда всё это было покрыто тайной.
      Вале очень хотелось разгадать эту тайну. Ведь недаром он увлекался историей и был одним из самых прилежных учеников, когда на уроках речь заходила об археологических находках, о старинных папирусах и расшифрованных иероглифах. Нет, во что бы то ни стало он должен был проникнуть в тайну тех необычайных и, конечно же, исторических событий, которые произошли с его прадедом много лет назад.
      Именно это намерение Вали и привело к тому, что вскоре он сам и его товарищи оказались участниками удивительных событий.
      Валя вместе с матерью, Верой Михайловной, и старшим братом, Сергеем, жили на территории Энергопромышленного института, в учительском корпусе. Это большое трёхэтажное здание, как и учебные помещения, мастерские, лаборатории и студенческие общежития, было расположено среди довольно обширного парка.
      Вера Михайловна преподавала в этом институте экономическую географию, а старший брат Вали, Сергей, учился на третьем курсе.
      Между Сергеем и Валей было мало общего.
      На округлом, чуточку веснущатом лице Вали нередко можно было заметить не по летам серьёзное выражение. Задумчивый и медлительный, он улыбался широко и добродушно, но несколько застенчиво, особенно когда разговаривал со взрослыми.
      Худощавый и порывистый Сергей, казалось, всегда был чем-то возбуждён и встревожен. Выражение его подвижного лица часто менялось, взгляд быстро перебегал с предмета на предмет, словно он торопился ничего не упустить и не оставить без внимания. Лишь при разговоре Сергей обязательно смотрел в упор на своего собеседника.
      Сергей не только не разделял Валиного увлечения историей, но и относился к нему с явным пренебрежением. Он ещё со школьной скамьи мечтал стать знаменитым конструктором и изобретателем. Поэтому, когда однажды, войдя в комнату, Сергей увидел, что Валя, сняв со стены портрет прадеда, обследует его со всех сторон с помощью лупы, он сурово нахмурил брови.
      — Ты что вздумал? — строго спросил Сергей. — Вешай обратно, пока не увидела мама!
      — Да я так только... интересуюсь — смущённо пролепетал Валя, что-то торопливо пряча в карман.
      — А в кармане что? — спросил Сергей.
      — Ничего особенного. Перочинный ножик... Тут вот на обратной стороне имеется год, месяц и число... одним словом, дата. Только она очень грязная. От мух, что ли... Так я хотел ножичком немного...
      Сергей отнял портрет и, водворив его на место, строго приказал больше к нему не прикасаться. Он прочёл брату наставительную лекцию о том, что «пора взяться за ум и заинтересоваться чем-либо более существенным... В общем, заключил он, — чего ты прицепился к покойнику? Кому это нужно!» Но Валя и не подумал отказаться от своих исторических исследований.
      «Как же добыть новые сведения об Александре Пафнутьевиче? — размышлял он. — Неужели ничего другого кроме того, что уже известно, не удастся узнать?»
      А известно Вале было немного. Александр Пафнутьевич Синявин, родом из крестьян, умелец и самоучка, служил в своё время в Московском университете лаборантом при физическом кабинете. Это было давно, когда в университете читал лекции знаменитый русский учёный Столетов, открывший миру явления фотоэффекта, благодаря чему впоследствии стало возможным изобретение звукового кино, телевидения, сложных самоуправляемых электрических автоматов и многих других замечательных устройств.
      Вместе со Столетовым в то время в университете работал его друг и помощник, не менее знаменитый Иваи Филиппович Усагин, изобретатель трансформатора, без которого теперь не обходится ни одна дальняя электропередача и ни один совершенный электрический прибор.
      Александр Пафнутьевич был близко знаком с этими знаменитыми людьми и помогал им в работе. Кроме того, он работал и самостоятельно над каким-то изобретением в области электричества.
      Но вот на тридцать восьмом году жизни с ним приключилось несчастье. В физических классах университета произошёл взрыв. Александр Пафнутьевич был ранен и попал в больницу. Причины взрыва так и остались невыясненными.
      Александр Пафнутьевич обладал очень крепким здоровьем, и уже через неделю он настолько поправился, что потребовал выписки из больницы. Врачи отнеслись к требованию больного не слишком доброжелательно. Они посоветовали ему немного подождать. Но Александр Пафнутьевич настаивал на своём и пообещал, прежде чем пойти на службу, полежать некоторое время дома.
      Неизвестно, оттого ли, что Александр Пафнутьевич не послушался совета врачей, или по другой причине, но скончался он так скоропостижно, что его жена, женщина очень религиозная, не успела даже пригласить священника для совершения обряда причастия. Он умер за письменным столом, сразу, как только уселся работать, ещё не успев разложить перед собой нужные бумаги. Случилось это ровно через пягь дней после выхода из больницы.
      Вот почти всё, что было известно в семье Синявиных об Александре Пафнутьевиче.
      Правда, ещё и сейчас была жива младшая дочь Александра Пафнутьевича, Полина Александровна, по мужу Чиликина, но узнать у неё какие-либо новые подробности о работе её отца было совершенно невозможпо. Ей перевалило за девяносто лет, она очень плохо слышала и разговаривала мало.
      Валя очень любил бабушку полю и нередко навещал её на даче, где она жила безвыездно много лет.
      С некоторых пор Валю одолевала одна навязчивая мысль: ему казалось, что письменный стол с точёными, пузатыми ножками, тот самый, за которым Александр Пафнутьевич изображён на портрете, он как будто бы где-то видел... вероятно, очень давно, когда был совсем маленьким. Может быть, на даче у бабушки Полины? У неё много старинной мебели, среди которой есть и вещи, ранее принадлежавшие её отцу. Но куда же девался этот стол теперь? Почему его не видно на даче? Непонятно...
      И вот в одно из воскресений Валя направился в гости к бабушке, чтобы разрешить интересовавший его вопрос.
      Пришлось приложить немало усилий для того, чтобы старушка наконец поняла, что от неё требуется.
      — Он, милый мой, сломался! — сказала она — Ножка у него отвалилась. А у нас, как видишь, тесно... так вот и я говорю, что он давно уже в сарае лежит. Антиквары разные сколько раз за ним приходили, да я не продала. Жалко...
      — А можно на него посмотреть? — прокричал Валя над самым ухом старушки.
      — Конечно, возьми его, милый, к себе! Так и передай маме: пусть присылает за столиком хоть завтра...
      Валя принялся объяснять, что письменный стол у него с братом есть, очень хороший, но ему просто интересно взглянуть на предмет, старинная фотография которого висела возле его кровати.
      — Вот-вот! И я так думаю продолжала старушка. — Поставите рядом с кроватью... Исправить ножку .вы и сами с Сергеем сможете... А так столик очень хороший... старинная работа...
      — Я говорю, бабушка, что столик нам не нужен! — повторил Валя.
      — Вот и хорошо! — обрадовалась старушка. — Так я и знала, что вы рукодельные! В моего покойного отца пошли. Он очень любил сам мастерить... Каких только инструментов у него не было! И столярные и слесарные... А этот самый письменный стол он как купил, так сразу давай что-то в нём переделывать по-своему. Какие-то ящички мастерил, перегородки... А если вам некогда его чинить, то я и сама приглашу столяра...
      Последние слова, произнесённые бабушкой, имели большое значение в событии, последовавшем в этот же день. Но во время разговора Валя не обратил на них никакого внимания. Он побежал в сарай, чтобы осмотреть стол. Василиса Егоровна, домработница, много лет живущая у бабушки, проводила Валю. Открывая скрипучие двери сарая, Василиса Егоровна сказала:
      — Если этот стол да отремонтировать как следует, то его тебе на всю жизнь хватит... Смотри только не испачкайся.
      Среди зимних оконных рам, разных ящиков и прочих предметов, какие очень часто можно встретить в сарае, Валя наконец увидел стол и не сразу его узнал. На нём лежал совершенно изодранный овчинный полушубок, подол которого свисал вниз, к самому полу. Рядом с овчиной на столе Валялись всевозможные склянки и банки, а также гитара с оторванным грифом. Всё это было покрыто изрядным слоем пыли.
      При первом же прикосновении стол пошатнулся и с треском повалился набок. Оказывается, Валя нечаянно задел коленом деревянную доску, служившую подставкой вместо сломанной ножки. С грохотом полетела на пол вся стеклянная посуда.
      От стола отскочила какая-то рейка, которую Валя тут же поднял с пола и прислонил к стене. С большим трудом ему удалось снова подпереть стол доской, так, чтобы он принял правильное положение.
      «Может быть, действительно взять его к нам домой? — подумал Валя, стирая пыль со стола. — Правда, он большой и займёт много места, но зато будет очень интересно: старинная фотография прадедушки, работающего за тем самым столом, который находится тут же в комнате...» Валя понимал, что решить этот вопрос самостоятельно, без согласия матери и старшего брата, он, конечно, не может. Да и вряд ли Сергей согласится сменить маленький, но очень удобный для работы столик на этот довольно ветхий и громоздкий стол. Однако мысль о том, чтобы перевезти старинный стол к себе домой, была так заманчива, что Валя решил не отказываться от неё и при первом же удобном случае поговорить об этом с родными.
      Как и говорила бабушка, ящики письменного стола имели сложную и хорошо продуманную систему деревянных перегородок. Некоторые из них, видно не приклеенные, а державшиеся только на пазах, повыскакивали из своих мест, по-видимому, только что, во время падения стола.
      Но что это? Сквозь узенькое отверстие паза, из которого выскочила перегородка, виднеется что-то белое по всей вероятности, бумага.
      Валя попробовал вытянуть ящик из стола, но оказалось, что он не вынимается. Пришлось заглянуть снизу. Никакой бумаги там не было. Неужели у этого ящика двойное дно?
      Предположение оказалось правильным. Ящик действительно был с двойным дном. Однако, как ни старался Валя разгадать секрет, каким образом открывается тайник, ему это не удалось. Наконец после долгих усилий он сумел чуть отогнуть верхнюю доску, так что в образовавшуюся щель можно было с трудом просунуть пальцы.
      Один за другим на столе начали появляться плотные листы бумаги, исписанные карандашом.
      Валя ликовал: конечно, ему удалось обнаружить очень интересный документ! Может быть, это дневник прадеда? Или какое-нибудь завещание? Вот здорово!
      Валя торопился, слишком резко дёргал листы и некоторые из них порвал. Но самое неприятное было то, что, извлекая рукопись из стола, часть страниц он засунул дальше, в глубь потайного ящика, так, что зацепить их теперь было уже невозможно.
      Не ломать же ящик и таким путём доставать ускользнувшие страницы... Да и к чему торопиться! Извлечь остальные страницы можно будет потом, а сейчас надо ознакомиться с теми, что уже имеются. Вале не терпелось рассказать о своей находке маме, брату и товарищам.
      Бабушка выслушала взволнованное объяснение Вали, потрясавшего перед ней пачкой бумаги, и, видно, ничего не поняв, сказала:
      — Разной ненужной бумаги в сарае много... Так передай маме — пусть присылает за столиком...
      И Валя, попрощавшись с бабушкой, помчался домой.
     
     
      ГЛАВА ВТОРАЯ Оставил ли наследство Александр Пафнутьевич?
     
      Вечером оба брата, закрывшись в своей комнате, при свете настольной лампы трудились над изучением рукописи прадеда, с трудом разбирая слова с буквами «ять» и твёрдыми знаками на конце.
      Вначале Сергей не разделял восторга младшего брата и к найденному документу относился с некоторым любопытством, но без всякого волнения. Однако по мере того, как ребята углублялись в чтение, Валя заметил, что брат начал проявлять признаки беспокойства. Он торопливо перебирал пачку, стараясь обнаружить недостающие страницы, огорчался, если они не находились, и то и дело возвращался к уже прочитанному.
      По дороге домой Валя, конечно, успел просмотреть часть рукописи. Страницы были перепутаны, некоторых, судя по нумерации, не хватало. Но даже из того, что он смог разобрать, Валя заключил, что всё это необычайно интересно. Особенно взволновали валю несколько строк, которые были последними на одной из страниц:
      К сожалению, всё это закончилось для меня трагически.
      Когда я отпер дверь и со свечой вошёл в комнату Ивана Филипповича, то сразу же заметил, что у той стены, которая отделяла его комнату от помещения, где я производил опыты, стоит...
      Вале очень хотелось узнать, что именно стояло у стены в той комнате, куда зашёл прадед, и какое это имело отношение к трагическому случаю, на который намекалось в записях. Может быть, тут речь шла о взрыве, из-за которого Александр Пафнутьевич попал в больницу? В поисках ответа на этот вопрос Валя ещё и ещё раз просматривал все имеющиеся страницы и, лишь внимательно сверив их нумерацию, понял, что ищет напрасно. Страница с этими загадочными строчками была последней из тех, что ему удалось раздобыть. На остальных говорилось о чём-то техническом, для Вали малодоступном. Так же непонятны были маленькие карандашные рисунки, кое-где разбросанные среди текста.
      — Наверно, он писал в постели, после того, как вышел из больницы. Видишь, какие неровные строчки? — осторожно высказывал своё предположение Валя, когда Сергей досматривал уже последнюю страницу.
      — Подожди. Не мешай... Сам вижу... — отмахнулся Сергей.
      Валя притих и принялся наблюдать за лицом брата, очень сосредоточенным и возбуждённым. Конечно, обидно, что ему непонятна суть этих записей — судя по всему, очень важных, но обнаружил их всё-таки он.
      Наконец Сергей закончил чтение, бережно сложил бумаги в пачку и принялся в раздумье расхаживать по комнате.
      — Слушай, Валька! — обратился он к брату. — Дело серьёзное! Оказывается, наш прадед работал над очень интересной и важной проблемой в области электротехники. Понимаешь? Проблема эта ещё до сих пор нигде в мире не разрешена. Понимаешь? И, судя по всему, Александру Пафнутьевичу удалось разрешить эту проблему... На этих страницах говорится о... о неслыханном, о гениальном открытии! — продолжал Сергей с жаром. — Всё дело в сочетании материалов, которое нашему прадеду случайно удалось открыть... Понимаешь?
      И чертёж имеется! Собственно говоря, не чертёж, а рисуночек... Но до чего всё просто! Впрочем, всё гениальное обязательно просто. Ты сиди тихо, а я постараюсь как следует разобраться...
      Сергей снова придвинул к себе листы рукописи.
      Осторожно, чтобы не помешать брату, склонился над столом и Валя.
      Вот что было написано на пожелтевших страницах, лежавших на столе перед братьями:
      ...было отмечено с прискорбием. Но думал ли я, что эта неудача -последняя! Подозревал ли, что уже к вечеру следующего дня меня ожидает радость несказанная, словно дарованная мне в награду за упорство, выше человеческих сил стоящее, и тягости разочарований...
      Подумать страшно... Ведь существуют в природе тысячи самых различных химических соединений. Если брать их по два, во всевозможных сочетаниях, то сочетаний этих наберётся более нескольких десятков миллионов. Сколько же самых продолжительных человеческих жизней нужно, чтобы, перепробовать путём опытов все эти сочетания! Найти два вещества, сочетание которых даст желанный эффект...
      Просто не верится, что открытие это сделано именно, мною, хоть и в результате тяжких трудов, но всё же скромных и не столь значительных, коих открытие это достойно... Когда вспоминаю, что теперь электрическую энергию можно будет добывать очень просто, дёшево, в большом количестве, без всяких динамомашин и паровых двигателей, — непосредственно от тепла горящего топлива, — то у меня и по сию пору кружится голова, а руки дрожат от радости... Избыток электрической силы, дешёвой и общедоступной, проникнет во все уголки России. Да простит мне будущий читатель этих мемуаров непоследовательность изложения, а также сердечную горячность, которой, как считают некоторые учёные, не должно быть места в изложении вопросов строго научных.
      Да и сам я сетую на себя за это! Надо ведь торопиться — закончить мемуары как можно скорее, до полного выздоровления, так как после выхода на службу передо мной стоит задача применить открытие на практике.
      Да, работа очень трудная! Сколько будет вначале неверящих людей!
      Первыми, кому я собираюсь продемонстрировать свои опыты, будут, конечно, Александр Григорьевич Столетов и Иван Филиппович Усагин. Они помогут. Признаться, не терпится уже и сейчас сообщить им радостную весть! Да, видно, придётся дождаться выздоровления. Ещё не поверят. Пусть уж вначале убедятся воочию... Однако ближе к, делу...
      Итак:
      Сернистый свинец и железо составляют ту пару, которая позволяет непосредственно и полностью превращать энергию тепла в электричество.
      Батарея, в которой я применил указанную выше пару, построена просто; по прежнему образцу; с маленькими видоизменениями, изображёнными на рисунке. Палочки сернистого свинца вытачивались мною из природных кристаллов. Железная проволока бралась обычная, мягкая. Батарея подогревалась простой газовой горелкой.
      Сборку всего опытного устройства я закончил около двенадцати часов пополуночи, когда ни в соседних комнатах лабораторного помещения, да и вообще во всём этаже никого не было. Вскоре после того как, была зажжена горелка и батарея начала разогреваться, я увидел, как стрелка присоединённого к батарее вольтметра быстро передвинулась и начала указывать на присутствие большого напряжения...
      Величина этого напряжения превзошла все результаты, достигнутые кем-либо от приборов подобного рода. Я подсчитал, что всярешительно вся энергия тепла, вырабатываемого горелкой, целиком превращается в электрическую энергию.
      Теперь я должен рассказать о тех событиях, которые заставили меня прервать свои опыты и лечь в больницу.
      Дело в том, что я уже давно замечал, будто бы за стеной, в соседней комнате, раздаётся какой-то шум. Это мне показалось странным. Мне хорошо было известно, что в этой комнате, выделенной Ивану Филипповичу для проведения опытов с трансформаторами, сейчас никого не должно быть. Однако, лелея надежду, что Иван Филиппович, несмотря на поздний час, неожиданно вернулся в своё помещение и что можно будет немедленно показать ему своё открытие, я торопливо выел в коридор.
      К моему удивлению, дверь в соседнюю комнату оказалась запертой. Между тем из-за дверей совершенно явственно слышался всё тот же шум. На мой громкий стук и призывы открыть дверь никто не откликнулся. Это показалось мне ещё более странным. Я бегом бросился к дежурному швейцару за ключом...
      К сожалению, всё это закончилось для меня трагически...
      Когда я отпер дверь и со свечой вошёл в комнату Ивана Филипповича, то сразу же заметил, что у той стены, которая отделяла его комнату от помещения, где я производил опыты, стоит...
      — Кто же всё-таки там стоял? — спросил Валя брата. Сергей встал из-за стола и, приподняв абажур лампы, направил свет на стену, где висел портрет прадеда.
      — Кто стоял или что стояло в той комнате,— задумчиво проговорил он, делая ударение на слове «что», — пока нам с тобой неизвестно... Удивительное дело, продолжал он, не отрывая глаз от портрета, — в те времена и при том уровне техники...
      — Вот видишь! — торжествующе заявил Валя.
      — И опыт очень простой... — продолжал Сергей, водворяя на место абажур и подсаживаясь к брату. — Завтра же можно будет повторить его в учебной лаборатории. Собственно говоря, это даже моя прямая обязанность — повторить опыт. Понимаешь? Я рассматриваю найденные документы как наше наследство некоторым образом...
      — Ну конечно. Сначала сами изучим, а уже потом передадим в музей.
      — Ну и глупый же ты! — вдруг рассердился Сергей, снова принимаясь расхаживать по комнате. — Я говорю, что изобретение прадеда становится, в некотором роде, нашим наследством. Мы... то есть я, конечно, ты ещё мал и в электротехнике не разбираешься... я обязан продолжить дело нашего прадеда и довести его до конца. Новая электрическая аппаратура, решающая мировую проблему электроэнергетики, так и будет называться: аппаратура Синявиных -Александра и Сергея — прадеда и правнука.
      — Вот будет здорово! — обрадовался Валя. — Знаешь что, Серёжа? Давай завтра вместе поедем к бабушке! Она давно тебя не видела и спрашивала, куда ты исчез. Вместе достанем оставшиеся в столе страницы. Здесь ведь записи обрываются на самом интересном месте. Видишь, прадедушка вошёл в какую-то комнату со свечкой и чего-то там увидел у стенки. Дальше он, наверно, описывает, что там с ним произошло. Вероятно, такого случая в истории никогда ещё не было...
      — Погоди ты! — прервал Валю Сергей. — Тут идёт речь о мировом перевороте в области электротехники, а ты — история, история... Соображаешь ли ты, что вскоре, может быть, не нужны будут никакие электростанции? Электричество будет получаться проще простого! Горит себе печь и нагревает совсем несложное устройство, которое чуть ли не каждый сможет соорудить у себя дома. Никаких тебе сложных и дорогих машин! Огромная экономия топлива! Электроэнергия станет, может быть... может быть... ну, в десять раз дешевле! Но всё это произойдёт, если я доведу дело, начатое прадедом, до победного конца. Ну... и введу усовершенствования, конечно... Да, собственно говоря, зачем перед тобой распространяться? Ты пока ещё мало что в этом соображаешь, подрастёшь поймёшь.
      — Ишь какой! Я нашёл рукопись, а ты...
      — Ну, прости, прости. Ты действительно сделал такое огромное дело, а я... это самое... Давай лучше подружески посоветуемся и распределим, кому чем заниматься. Значит, так... Ты с утра идёшь на дачу к бабушке и достаёшь остальные страницы. Может быть, из них и мне кое-что пригодится. Понимаешь? Потом сядешь писать, что тебе хочется: биографию прадедушки, исследовать там... А я, знаешь, что решил? Надо будет взять к себе в помощники Николая Карцева. На нашем курсе он самый толковый студент. И вообще парень хороший, честный. Ты не возражаешь?
      — Нет, — тяжело вздохнув, ответил Валя.
      — Вот и чудесно! — продолжал Сергей, усаживаясь рядом. — Я покажу Николаю эти три страницы, посоветуюсь с ним. Ещё нужно будет сходить к заведующему учебными лабораториями, Виктору Николаевичу Побединскому, и попросить разрешения провести в лаборатории кое-какие опыты. Понимаешь?
      — Понимаю, — снова вздохнул Валя.
      * * *
      Утром следующего дня Сергей разыскал в канцелярии заведующего учебными лабораториями института и обратился к нему с просьбой разрешить произвести «кое-какие» опыты. Однако Виктор Николаевич Побединский, хорошо известный в институте, как человек, любящий точность во всех вопросах, наотрез отказался допустить студента в лабораторию, если тот не объяснит, что именно он собирается там делать.
      Сергей ещё некоторое время пытался уговорить заведующего, но вскоре убедился, что это совершенно бесполезно. Виктор Николаевич был твёрд:
      — Может быть, ты пожар там устроишь. Откуда я знаю? — заявил он смущённому студенту.
      Сергей понял, что придётся поделиться своей тайной с заведующим учебными лабораториями, и тут же, после короткого пояснения, передал ему в руки три наиболее важные страницы рукописи.
      К удивлению Сергея, Побединский, дважды внимательно прочтя документ, сказал довольно спокойно:
      — Очень забавно... Только вот что... Ты действителнно веришь, что при помощи описанного устройства можно целиком и полностью превращать тепловую энергию — электрическую?
      — А вы как думаете, Виктор Николаевич? — упавшим голосом спросил Сергей.
      — По-моему, ничего не получится. В опыты твоего прадеда, по всей вероятности, вкралась какая-то ошибка, которая и ввела его в заблуждение. Если бы, друг мой, так просто решалась проблема прямого и экономного преобразования тепловой энергии в электрическую, то, уверяю тебя, она была бы давно решена. А то ведь ещё до сих пор учёные бьются над этим вопросом! Правда, за последнее время начали интересоватья свойством так называемых «полупроводников» и пророчить им большое будущее в технике. Сернистый свинец, указанный в записке, — это как раз один из полупроводников...
      Но всё равно... едва ли проблема преобразования тепла в электричество решается так просто!
      — Но ведь в мемуарах написано ясно. И мне кажется, что нет никаких оснований думать, что мой прадедушка ошибся или... пошутил... — защищался Сергей. — Александр Пафнутьевич просто не успел из-за неожиданной смерти опубликовать своё открытие. Согласитесь, что это так естественно, Виктор Николаевич! А мне, как видите, вроде по наследству досталось...
      Заведующий учебными лабораториями посмотрел на взволнованного студента и, немного подумав, сказал:
      — Хорошо! Пусть будет по-твоему. Разрешение на проведение опытов дам. Попробуй-и убедись сам. Кстати, работа в лаборатории тебе будет полезна во всех отношениях. Да... вот ещё что: записки своего прадеда храни бережно. Интереснейший материал для истории русской техники прошлого века.
      «И тут только насчёт истории беспокоятся!» — подумал Сергей, раздосадованный скептическим отношением к открытию прадеда.
      Через несколько часов Сергей Синявин и его товарищ, однокурсник Николай Карцев, явились в учебную лабораторию и сразу же приступили к опытам, кстати, очень несложным и не требующим какой-либо длительнои подготовки. А к вечеру этого же дня выяснилисьдва очень интересных обстоятельства.
      Прежде всего оказалось, что небольшая опытная установка студентов, собранная наспех и не слишком тщательно, вопреки предсказанию опытного и безупречно разбирающегося во всех вопросах электротехники педагога, Побединского, вдруг заработала самым сказочным образом, точно так, как указывалось в найденных записях...
      Почти одновременно с этим Сергею стало известно, что старинный стол, в котором остались страницы обнаруженных записей, никому не нужный, ветхий и поломанный стол, простоявший в сарае без всякого употребления много лет, — куда-то исчез.
     
     
      ГЛАВА ТРЕТЬЯ Представим на минуту, что эту тайну удалось открыть
     
      В чём же заключалось изобретение Александра Пафнутьевича, лаборанта Московского университета, умершего ещё в конце прошлого века? О чём свидетельствовали пожелтевшие страницы плотной бумаги, исписанные размашистым почерком?
      В начале прошлого века физики обнаружили очень интересное явление. Оказалось, что если скрутить две какие-нибудь проволоки, но обязательно из разных металлов — например, железной и медной, а затем нагревать в пламени горелки, то на свободных концах проволок появится электрическое напряжение.
      Этот очень простой физический Опыт был встречен учёными всего мира с большой радостью. Его повторяли всюду и ему бесконечно удивлялись. Уж очень заманчивым казалось всё это несложное устройство, названное термоэлементом, позволяющее получать электрическую энергию нагреванием проволок...
      Учёные тщательно исследовали Это явление. Прежде всего было установлено, что различные сочетания металлов дают различные электрические напряжения. Например, при одинаковой температуре нагревания от термоэлемента из железной и медной проволоки получается одно напряжение, а от термоэлемента из железной и никелевой — другое, значительно большее.
      В те дАлёкие времена, когда учение об электричестве ещё только формировалось как самостоятельный раздел физики, было установлено, что наилучшие результаты даёт термоэлемент, сделанный Из таких довольно редких металлов, как висмут и сурьма. Попытки найти ещё лучшее сочетание и таким образом построить более совершенный термоэлемент на протяжении многих лет ни к чему не приводили. А учёным и практикам зарождавшейся тогда электротехники этого очень хотелось.
      Действительно, если бы удалось найти такое сочетание металлов или их сплавов, чтобы построенный из них термоэлемент давал достаточно высокое напряжение, то можно было бы очень просто получать большое количество электроэнергии, пригодное уже для практических целей.
      Разве можно сравнивать термобатарею, например, с динамомашиной! Для того, чтобы динамомашина давала ток, обязательно требуется двигатель, вращающий ось динамо. Поневоле получается сложная и длинная цепь, по которой должна пройти свой путь тепловая энергия дров или угля, сжигаемых в топке паровой машины, прежде чем превратится наконец в электрическую энергию.
      Только представьте себе, что это за цепь! Горящее топливо нагревает воду в паровом котле. Пар приводит в движение поршни и шатуны, вращающие, в свою очередь, маховые колёса. Дальше энергия передаётся по бесконечному ремню от маховика паровой машины к шкиву динамомашины. Сколько различных преобразований и сколько, следовательно, потерь по пути! Казалось бы, проще нагревать в топке кончики проволок и получать от них электрический ток. В этом случае не нужны были бы ни паровые, ни иные двигатели, устройства сложные, с двигающимися и вращающимися частями, которые требуют за собой большого ухода, смазки, ремонта. С помощью термоэлементов можно было бы получать электроэнергию непосредственно от тепла сгораемого топлива, без всяких промежуточных машин, надёжно и совершенно бесшумно.
      Так казалось многим учёным. Но... всё упиралось, как выражаются инженеры, в «коэффициент полезного действия» — способность того или иного энергетического устройства с большими или меньшими потерями преобразовывать один видэнергии в другой.
      Учёные измерили и подсчитали, что самые экономные из всех термоэлементов, сделанные из металлов висмута и сурьмы, могут превратить в электричество только одну или две десятых процента энергии топлива, идущего на их нагревание! К сожалению, все другие испробованные сочетания металлов, все построенные из них термоэлементы вырабатывали совершенно ничтожное количество электрической энергии по сравнению с количеством топлива, затрачиваемого на их нагревание. Даже самые старинные паровые машины на электростанциях, пожирающие уйму угля, дров и торфа, казались совершенством по сравнению с самыми лучшими термоэлектрическими батареями.
      Паровые машины, установленные на электростанциях, тоже не отличаются экономичностью: всего только пять или восемь, а редко десять — двенадцать процентов энергии сжигаемого топлива они превращают в электричество. Но ведь и пять процентов — это в пятьдесят раз больше, чем одна десятая процента! Следовательно, термоэлектрический способ получения электричества, как-бы он ни был прост, в пятьдесят раз менее выгодный. Многие годы учёные и изобретатели всего мира тщетно пытались создать такой термоэлемент, который хоть как-нибудь мог конкурировать с паровой машиной и другими двигателями, применяемыми на электростанциях. Но всё было напрасно. Осуществление заманчивой идеи встречало на своём пути непреодолимые препятствия: металлов и сплавов существует в природе много, все они были перепробованы в самых различных сочетаниях, и оказалось, что лучшие результаты по-прежнему даёт уже давно известный термоэлемент из висмута и сурьмы. Также давно было известно, что от этого «лучшего» термоэлемента можно получить лишь ничтожное количество электрической энергии.
      Вскоре некоторые изобретатели новых термоэлементов смирились с досадной мыслью о невозможности применить термоэлектричество для практической цели.
      Однако уже после того, как были бесплодно испробованы все существующие в природе металлы, сплавы и всё оказалось тщетным, ещё оставалось много изобретателей, не желающих бесславно покидать поле сражения с природой.
      Одним из таких и был, очевидно, Александр Пафнутьевич Синявин.
      А как было бы хорошо, если бы эту замечательную, простую идею можно было бы осуществить! Попробуем представить себе, о чем мечтали изобретатели во времена Александра Пафнутьевича, когда электротехника только зарождалась, а электрическое освещение было недоступной роскошью.
      ...Длинный зимний вечер. Топится печь, и слышно, как весело потрескивают горящие дрова. Что это за свет озаряет уютную комнату? Почему такой яркий, немигающий? Особая, усовершенствованная керосиновая лампа? Хозяин с гордостью поясняет, что свет электрический.
      — Откуда? Каким образом? Неужели у вас в подвале стоит гальваническая батарея? Вы рискнули пойти на такие расходы?! — поражаются гости.
      Тут надо пояснить, что во времена Александра Пафнутьевича многие изобретатели пытались разрешить проблему электрического освещения также с помощью гальванических батарей, тех самых, что теперь применяются только карманных электрических фонариках, батарейных радиоприёмниках и в устаревших телефонных аппаратах. Гальванические батареи — очень дорогой источник электроэнергии. Электричество в них получается за счёт расходования такого ценного металла, как цинк, а срок жизни работающей батареи ограничен небольшим количеством часов.
      -Никакой гальванической батареи у меня нет! И паровой электростанции также! — с гордостью объясняет хозяин квартиры. — Извольте убедиться... Вот к этой печке, которая, как вы видите, сейчас топится, приспособлено очень простое устройство... Прошу полюбоваться! Называется — термобатарея. Тут электричество получается за счёт тепла. Никаких расходов на освещение! Ведь печь, согласитесь сами, всё равно надо топить!
      Мечты электротехников нашего времени выглядят несколько иначе.
      ...Вот мощная термоэлектрическая электростанция, дающая электроэнергию промышленным предприятиям, городам, колхозам. В её светлых и просторных залах уже не видно огромных паровых котлов, сложных и дорогостоящих машин. Каменный уголь, торф и дрова загружаются тут в маленькие топки специальных термобатарей, простых, занимающих мало места и несложных даже на вид.
      Тишина царит в залах термоэлектрической станции. Тут нет быстро мелькающих шатунов паровых машин, нет колёс, своими массивными спицами рассекаюших воздух, не хлопают приводные ремни, не слышно грозного гудения паровой турбины, колесо которой вращается с такой скоростью, что если бы оно каким-то образом вырвалось из турбины и покатилось по земле, не снижая скорости, то донеслось бы из Москвы в Ленинград за какие-нибудь три-четыре часа...
      Только глухое гудение могучего пламени, бушующего в топках, приглушённое толстыми стенами термобатарей, чуть слышится в залах этой замечательной фабрики электроэнергии.
      Выйдем с вами во двор и осмотрим подсобные помещения, полагающиеся каждой электростанции. Почему мы не видим больших бункеров, куда засыпается топливо? Почему нет широких навесов и вместительных складов, где обычно хранятся запасы угля, дров или торфа? Ведь электростанция, которую мы сейчас осматриваем, вырабатывает огромное количество электроэнергии.
      Ответ на этот вопрос очень простой: тут термоэлектрическая станция. Она расходует топливо экономно, почти в пять-шесть раз меньше, чем обычная, при той же выработке электроэнергии. Здесь установлены такие термоэлементы, которые большую часть тепловой энерии, заключённой в топливе, превращают в электричество.
      Покинув термоэлектростанцию, мы садимся с вами в красивую, обтекаемой формы автомашину. Почему не слышно, как шофёр заводит мотор, нажимая на педаль стартёра? Оказывается, что в этой машине нет бензинового мотора. Это термоавтомобиль. В топке небольшой термобатареи, скрытой под капотом машины, горит нефть, распыляемая форсункой. Электричество, вырабатываемое термобатареей, приводит в движение небольшие электромоторы, соединённые с колёсами.
      Шоссе, по которому почти бесшумно катит наш термоавтомобиль, пересекает железная дорога. Мимо нас мчится термоэлектрический паровоз. Над нашими головами проносится термоэлектрический самолёт.
      Да, многие машины и устройства совершенно преобразились бы, если бы удалось решить проблему прямого и экономного преобразования тепловой энергии в электрическую...
      Что это виднеется справа от дороги? Для чего на ровной площадке установлены огромные зеркала?
      Какие великаны должны в них смотреться? Нет, эти зеркала не для великанов. В них отражается солнечный свет сотни «зайчиков» от этих зеркал ложатся на специальное термоэлектрическое устройство и нагревают его. Это — солнечная электростанция. Тут световая и тепловая энергия солнца при помощи термоэлементов непосредственно и просто превращается в самую удобную для людей энергию — в электричество.
      . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
      Если разобраться в записях Александра Пафнутьевича, тех, что недавно попали в руки его правнука, студента энергопромышленного института Сергея Синявина, то даже, несмотря на недостающие страницы, нам станет ясно, что покойный очень много работал именно над проблемой термоэлектричества.
      Александр Пафнутьевич жил и работал в то время, когда совсем недавно зародившаяся электротехника, как говорится, ещё становилась на ноги. Электрическое освещение казалось многим сказочным чудом, а обыкновенный выключатель, позболяющий зажигать и гасить сразу несколько лампочек, -поразительным, почти фантастическим приспособлением. Что же касается теоретических знаний об электричестве, то в те времена ещё только формировались подлинно научные взгляды, объясняющие это замечательное явление природы.
      В стенах Московского университета, на глазах Александра Пафнутьевича, работал тогда знаменитый русский физик Александр Григорьевич Столетов. Быть может, скромному лаборанту приходилось принимать участие в замечательных опытах Столетова, при помощи которых учёный удивил весь мир, перекинув прочный мост между такими явлениями, как свет и электричество. Вероятно, Александр Пафнутьевич не раз присутствовал в маленькой, хорошо затемнённой комнате и с волнением следил за стрелкой электроизмерительного прибора, присоединённого к несложной лабораторной установке Столетова.
      Многим казалось тогда удивительным, что электрический ток может проходить прямо по воздуху, между металлической пластинкой и решёткой, как только на них упадёт мощный луч света. Но стрелка электроизмерительного прибора безотказно и тотчас же сигнализировала о появлении тока, лишь только вспыхивал свет. Это устройство было первым в мире фотоэлементом «электрическим глазом», благодаря которому стало возможным впоследствии изобретение звукового кино, телевидения, сложных самоуправляемых электрических автоматов, счётчиков и браковщиков готовых изделий, передвигающихся по ленте конвейера, надёжных аппаратов для измерения силы света и многих других замечательных устройств.
      Вместе со Столетовым в университете работал Иван Филиппович Усагин, изобретатель первого в мире трансформатора, позволяющего преобразовывать напряжение электрического тока. Очень возможно, что Александру Пафнутьевичу приходилось даже помогать Ивану Филипповичу и они вдвоём наматывали толстую изолированную проволоку на покрытую ржавчиной пачку железных пластин.
      Всё это могло быть, конечно. Но нам совершенно достоверно известно лишь следующее:
      Имея перед глазами такие замечательные примеры, как работы Столетова и Усагина, Александр Пафнутьевич, будучи безусловно человеком одарённым, решил и сам испробовать свои силы.
      В обнаруженных записях, над которыми Александр Пафнутьевич работал, по-видимому, дома, сразу после выхода из больницы и незадолго до своей кончины, рассказывалось о многочисленных опытах, проделанных покойным лаборантом ради изобретения совершенно нового типа термоэлемента.
      Отличительной чертой его смелых исследований было то, что он оставил в покое уже основательно изученные сочетания разных металлов, над чем так долго и тщетно бились многие изобретатели термоэлементов, и принялся испытывать различные окиси металлов и соли. Все эти вещества, как известно, плохо проводят электричество, значительно хуже, чем металлы, почему и, названы были издавна полупроводниками. Казалось бы, какой смысл делать термобатарею из материала, плохо проводящего электричество? Как будет протекать ток через такую батарею? Какое сопротивление встретит ток на своём пути?
      Но Александр Пафнутьевич упорно шёл своим путём. В числе объектов его исследований были, например, перекись марганца, окислы магния, сернокислые соединения свинца, окись меди и многие другие химические соединения. Из перечисленных материалов он прессовал длинные столбики или вырезал их из природных кристаллов, а затем собирал свои термобатареи, пользуясь для соединения столбиков проволокой из различных металлов. В записях говорится, что Александру Пафнутьевичу удалось получить более высокие электрические напряжения, чем давали самые лучшие, уже известные термоэлементы только из металлических проволок. Однако и эти электрические напряжения были явно недостаточными, чтобы воспользоваться новыми термоэлементами для практических целей.
      Но вот — если верить записям — случилось чудо... Наступил момент, когда опытная термобатарея из сернистого свинца и железной проволоки вдруг заработала не так, как обычно, а во много раз лучше. Если только безоговорочно и полностью верить записям Александра Пафнутьевича, то приводимый им факт говорил ясно о том, что проблема прямого и экономного преобразования тепловой энергии в электрическую была решена Александром Пафнутьевичем полностью.
      Вот почему крайне обидно, что какой-то странный шум, донёсшийся из соседнего помещения, заставил Александра Пафнутьевича прервать свои замечательные опыты. И очень жаль, что не хватает следующих страниц, в которых, быть может, говорится о том, что произошло с изобретателем в соседней комнате.
     
     
      ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ Странный шум помогает опыту
     
      Студентам Сергею Синявину и Николаю Карцеву не пришлось затрачивать слишком много усилий, чтобы быстро воспроизвести опыт Александра Пафнутьевича.
      Николай знал, что подходящие для опыта палочки из прессованного сернистого свинца имеются в готовом виде — Валяются без дела в шкафу химической лаборатории. Кроме них, для опыта требовались сущие пустяки: мягкая железная проволока, хорошие плоскогубцы, напильники, спиртовая горелка и электроизмерительный прибор. Работа закипела быстро. Студенты начали прикреплять железную проволоку к концам матово-серебристых столбиков. Затем образовавшуюся длинную цепочку из палочек и проволок разрезали на части и свернули в кольца. Кольца складывались одно на другое и скреплялись между собой при помощи асбестового шнура изоляции, не боящейся высокой температуры. Всё устройство, укреплённое на лабораторном штативе, стало напоминать по своему внешнему виду ёжика: у него ва все стороны торчали, словно иголки, острые концы обрезанных проволок.
      Николай Карцев явно сомневался в том, что эта устройство поможет решить вековую проблему электратехники — проблему прямого и экономного преобразавания тепловой энергии в электрическую, но тем не менее без возражений взялся помочь своему товарищу.
      Этот добродушный юноша, коренастый и черноволосый, с таким цветом лица, что всегда казалось, будто бы он только что загорал на солнце, никому не мог отказать в просьбе, если только она была хоть как-нибудь выполнима.
      Во время перерыва, который студенты устроили себе незадолго до испытания почти готовой термобатареи, Николай не поленился зайти в институтскую библиотеку, чтобы порыться там в специальных книгах и журналах. Он любил точность, строгую систему в любом деле и не мог понять, как это Сергей не удосужился заглянуть в библиотеку, прежде чем приступить к опытам.
      В результате, как только студенты снова встретились в лабораторной комнате, между ними Возник не слишком приятный разговор.
      — Мы, кажется, занимаемся детскими игрушками, Серёжа! — добродушно улыбаясь, провозгласил Николай. — Ведь наши учёные уже давно интересуются термобатареями из полупроводников — в частности, из сернистого свинца. Научные споры идут! Один академик доказывает, что полупроводникам принадлежит огромное будущее и можно будет построить батарею с коэффициентом в три и четыре процента. Другие возражают. Идёт напряжённая теоретическая и, опытная работа. А мы с тобой? Хотим подкрутить проволоку к сернистому свинцу без всякой, так сказать, теоретической основы и получить сто процентов полезного действия. Смаху решить мировую проблему!
      — Подожди... Коля... Что ты говоришь?
      — А то, что ты слышишь! — продолжал Николай, усаживаясь на стул. Сочетание сернистого свинца и железа, как термоэлектрическая пара, давно изучается. С его помощью никаких «особых и необыкновенных» результатов, переворачивающих мировую электротехнику, так, сразу, не получишь. Твой прадедушка действительно в чём-то ошибся. И тебя, грешного, ввёл в заблуждение... Да подожди, ты не огорчайся особенно! Тебе же и Виктор Николаевич то же самое говорил, так ты бы тогда и огорчался...
      — А это мы ещё посмотрим! — возразил Сергей, взволнованно расхаживая по комнате. — Все ошибаются! И мой прадедушка мог ошибиться, и автор того, что ты читал, тоже не святой...
      — Да ты не волнуйся! Ещё ничего не потеряно. Термобатарея почти готова. Скоро приступим к испытаниям... Убедишься сам. Только должен честно тебя предупредить, что я лично ни в какие такие «особые» результаты не верю. Хоть сердись, хоть не сердись...
      ...Студенты молча приступили к работе.
      Дела оказалось намного больше, чем предполагали вначале. По настоянию Сергея, заметившего какую-то неточность, пришлось почти заново перемонтировать чуть ли не всю термобатарею. Николай выполнял всё безропотно и очень добросовестно. Ему казалось, что именно так должен поступать настоящий товарищ.
      Наконец всё было готово, и светло-голубое пламя спиртовой горелки начало лизать дно цилиндра-ёжика — только что собранной термобатареи.
      Оба студента сразу же впились глазами в чёрную стрелку электроизмерительного прибора, к которому была присоединена исследуемая установка.
      В комнате с высокими окнами, заставленной лабораторными столами, воцарилась напряжённая тишина.
      — Кажется, начинает двигаться... — с трудом сдерживая волнение, произнёс Сергей.
      — Это ты просто трясёшь стол. Не облокачивайся на него так! — заметил Николай.
      Однако уже через несколько минут оба экспериментатора увидели, как стрелка медленно поползла по шкале. Термобатарея начала вырабатывать электрический ток...
      — Двадцать миллиампер... Двадцать пять миллиампер... Что-то стала задерживаться... Тридцать миллиампер... Уже тридцать миллиампер... — дрожащим от волнения голосом сообщал Сергей. — Тридцать три миллиампера!.. Тридцать три... Тридцать три... Всё ещё тридцать три...
      К сожалению, вести счёт дальше не потребовалось. Стрелка, с большим трудом добравшись до тридцати трёх миллиампер, остановилась как вкопанная...
      — Тридцать три миллиампера, — ещё раз повторил Сергей упавшим голосом.
      — Да, действительно тридцать три... — вздохнув, сказал Николай. Миллиампер — это одна тысячная доля ампера, значит, наша батарея вырабатывает тридцать три тысячных ампера и ни капли больше...
      — Странно, что так мало. — пробормотал Сергей. — Ты не находишь, что странно?
      — Очень возможно... — неуверенно ответил Николай, который с самого начала не сомневался в том, что термобатарея, собраннай из железных проволочек и палочек сернистого свинца, не может дать более сильный ток.
      Долго возились студенты, без конца усовершенствуя свой опытный прибор, то и дело заглядывая в записи Александра Пафнутьевича. Всё было напрасно: термобатарея по-прежнему давала очень слабый ток.
      — Интересно всё-таки, что это был за шум «в виде жужжанья низкого тона», из-за которого твой прадедушка бросил интереснейший опыт и побежал в соседнюю комнату? — склонившись над рукописью Александра Пафнутьевича, проговорил Николай. Он сказал это только для того, чтобы хоть чем-нибудь отвлечь товарища от мрачных мыслей.
      Но Сергей рассердился.
      — Причём тут какой-то шум! — с досадой сказал он.
      — А при том, — ответил Николай, — что все явления в природе, как тебе известно, находятся во взаимосвязи при объяснении неизвестных явлений или каких-либо процессов надо всегда помнить об этом.
      Он хотел сказать ещё что-то, но в этот момент оба студента вдруг отчётливо услышали слабый шум, какое-то гудение низкого тона.
      — Вот и к нам в лабораторию проник подозрительный шум, — пошутил Николай. -Следовательно, по примеру Александра Пафнутьевича, нам пора кончать опыты... — И он прощальным взглядом окинул лабораторным стол.
      То, что он увидел, было невероятным! Стрелка измерительного прибора, до сих пор указывавшая на присутствие тока всего лишь в тридцать три миллиампера, вздрогнула и, быстро набирая скорость, поползла по шкале.
      Через какую-нибудь долю секунды стрелка ушла за шкалу и даже с лёгким щелчком стукнулась об ограничтель — настолько сильным оказался электрический ток, который неожиданно начала вырабатывать термобатарея.
      — Ты видишь?! — радостно закричал Сергей, бросаясь к столу.
      — Вижу... Совершенно невероятное дело... — пробормотал Николай, оставаясь от изумления на месте.
      — А ты не верил! Э-э-эх, ты!
      — Действительно... Да я и сейчас просто не верю. Вдруг ни с того ни с сего... Как-то странно всё это.
      — Николай! — торжественно провозгласил Сергей. — Ты присутствуешь при гениальном открытии! Понимаешь? Теперь я покажу этим скептикам!
      — Подожди радоваться, чудак! Надо сначала разобраться, отчего так получилось. Странно ведь, что ни с того ни с сего, — пробовал успокоить своего друга Николай.
      — А мне всё равно, отчего получилось! Разберёмся потом. Важен сам факт. Понимаешь? Повторяю: я... то есть мы сделали открытие. Это ведь самое главное! Понимаешь?
      — Может быть, сообщить о случившемся Виктору Николаевичу? Он поможет нам разобраться.
      — Ни в коем случае! Я не согласен! — горячо запротестовал Сергей. — К чему его тревожить в такое позднее время? Это неудобно... И вообще имей ввиду, что я запрещаю говорить до поры до времени кому-либо о результатах опыта. Всё должно оставаться в секрете. У меня на этот счёт особые соображения...
      В это время в дверь постучали. У порога появился Валя и провожавший его усатый вахтёр из институтской охраны.
      Сергей быстро выключил измерительный прибор.
      — Серёжа! Знаешь, что случилось? — начал Валя, робко переступая порог. -Стол-то исчез из сарая нашей бабушки... И никто не знает, куда он девался. А на полу мы нашли вот этот кусочек, оторванный от рукописи. Ты прочти. Тут всего несколько строк насчёт изобретения... — Валя подал брату измятый и грязный клочок бумаги.
      Сергей молча взял обрывок. Вот что с большим трудом ему удалось разобрать:
      «...теряя самообладание. И хорошо сделал, что не покинул своего поста немедля после случившегося со мной. Именно благодаря этому, как говорится — по горячему следу, мне удалось уяснить, что успех моего опыта зависел ещё и от внешнего воздействия — влияния через довольно толстую каменную стену так же, не обрати внимания на странный шум, я бы не узнал и не увидел...»
      — Куда же девался стол? Мне обязательно нужно достать остальные страницы, -строго сказал Сергей, обращаясь к Вале.
      — Товарищи! — вмешался вахтёр. — Уже время кончать работать. Давно пора! Чего это вы сидите так поздно? Не полагается!
     
     
      ГЛАВА ПЯТАЯ Исчезновение стола
     
      Что же произошло на даче у бабушки, Полины Александровны Чиликиной? Каким образом старинный письменный стол, очень ветхий, со сломанной ножкой, малопривлекательный с виду, вдруг исчез из сарая, в котором он простоял много лет? Кому мог понадобиться этот музейный экспонат? .
      Рано утром, за завтраком, перед тем как отправиться к бабушке, Вале пришлось выслушать, как старший брат, волнуясь, объяснял матери необыкновенно важное значение обнаруженных вчера документов.
      Вера Михайловна, которая хорошо знала, что Сергей склонен к преувеличениям, не перебивала сына. Слабо разбираясь в электротехнических проблемах, она не считала себя вправе спорить с Сергеем. Едва заметно улыбаясь, она молчала и лишь тогда только, когда Сергей принялся развивать теорию о «наследстве» изобретения, строго взглянула на сына и сказала:
      — По-моему, в этом вопросе ты что-то путаешь. Почему изобретение прадеда ты хочешь считать именно своим наследством?
      — В самом хорошем смысле этого слова, мама! Я же не говорю о наследстве как о ценности, принадлежащей только мне! — забеспокоился Сергей, ставя на блюдце стакан с чаем. — Обстоятельства складываются так, мама, что только мне полагается довести до конца дело прадедушки. Кроме того, всякое открытие или изобретение можно легко скомпрометировать, если отнестись к нему по-казённому. А я буду бороться за его реализацию от всей души! Это же так естественно!
      Валя молча слушал разговор старшего брата с матерью и торопился поскорее допить чай: надо было немедленно отправляться на дачу к бабушке и достать из письменного стола оставшиеся там страницы.
      Однако случилось так, что своё намерение Вале не удалось выполнить сразу. Виноватыми в этом оказались Ваня Курочкин и Петя Побединский — ровесники и друзья Вали, которых он встретил на дворе.
      — Ты куда? — заинтересовался Петя Побединский, круглолицый рыжеватый мальчик с наголо остриженной головой, племянник заведующего учебными лабораториями Виктора Николаевича Побединского.
      — Ого! Если бы ты только знал! — таинственно ответил Валя.
      — За мороженым? — высказал предположение Ваня Курочкин, сын уборщицы Степаниды Афанасьевны, мальчик широкоплечий и коренастый.
      Валя хотел было молча последовать дальше, чтобы подчеркнуть таким образом необычайную важность дела, по которому он торопится, но ему стало жаль своих друзей.
      — Вы, ребята, не сердитесь, — начал он дружелюбно. — Дело очень серьёзное. Тут вчера такое произошло... Одним словом, я сделал одно историческое открытие. Только это пока что тайна!
      — Какое? Историческое? — заулыбался рыжеволосый Петя.
      — А что ты смеёшься?!
      — А что же мне, плакать, что ли?
      — Не ссорьтесь, ребята, — примирительно вставил Ваня.
      — Ты что, хочешь, чтобы я рассказал, в чём дело? Да ? — сказал Валя. — Но я же говорю тебе, что это тайна!
      — И никакой тайны у тебя нет, и ничего ты рассказать не можешь! насмешливо ответил Петя, пожимая плечами.
      — Ах, не могу? Хорошо! Так вот: я вчера в сарае у бабушки нашёл в старом письменном столе такой исторический документ, что о нём... ты сам скоро услышишь! — не выдержал Валя. — Его написал наш прадедушка. Знаменитый изобретатель. Там такое описывается... такое... да что с тобой говорить! Одним словом, важное изобретение! Вот. Соображаешь?.. А сейчас я опять иду на дачу к бабушке, чтобы хоть весь стол сломать, а достать из него оставшиеся там страницы... — закончил Валя, понижая голос и насторожённо оглядываясь по сторонам.
      — Вот это интересно! — уже совершенно другим тоном заговорил Петя, вынув руки из карманов и почему-то скрестив их на груди.
      — А что за изобретение? — деловито спросил Ваня. Он очень любил технику и интересовался сущностью изобретения. Ему было досадно, что Валя так и не может толком всё объяснить. Петю же Побединского, с огромным удовольствием читавшего всевозможные приключенческие повести, волновало лишь само происшествие, и он расспрашивал главным образом о том, как было устроено потайное отделение в столе.
      — Ты уверен, что, когда ты доставал бумагу, за тобой никто не следил? -мрачно спросил он.
      — Нет, никто.
      — И всё-таки нам придётся пойти с тобой. Мало ли что! Ты даже не представляешь, какие опасности могут встретиться на твоём пути! — продолжал Петя.
      — Какие?
      — Всякие! — категорически заявил Петя. — Ты же говоришь, что это важные документы, значит, за ними могут охотиться преступники, которые хотели бы завладеть этим ценным изобретением, — фантазировал Петя. — Тебе, Ваня, придётся зайти домой и взять Кудлу. Без собаки отправляться нельзя. Может быть, нам придётся идти по следу! Да, моя большая лупа у тебя? Возьми обязательно! Шерлок Холмс в таких случаях никогда не расставался с лупой...
      Ребята направились к дому Вани Курочкина, чтобы, по совету Пети, захватить собаку и лупу. Валя понимал, что всё это только лишняя потеря времени, но Петя умел даже самому обычному делу придать оттенок игры с тайной и приключениями, и потому с ним было весело.
      Чёрного и кудлатого щенка Ване подарила позапрошлой весной Петина тётя, жена заведующего учебными лабораториями Побединского, Вероника Аркадьевна. Ваня не очень симпатизировал этой женщине. Она носила слишком пёстрые платья, говорила как-то в нос и плохо произносила букву «р». По глубокому убеждению Вани, неумение произносить букву «р» было у неё действительно от природы, а что же касается произношения в нос, то Ваня уверял, будто бы Вероника Аркадьевна просто «ломается», потому что он слышал, как она кого-то ругала совершенно естественным голосом.
      Вручая Ване свой подарок, Вероника Аркадьевна объяснила, что щенок очень породистый, и посоветовала назвать его каким-нибудь красивым и звучным именем — например, Гиацинта. Однако, несмотря на все старания Вани и его товарищей, имя Гиацинты почему-то не воспринималось глупым щенком. Как-то мать Вани, замахнувшись на Гиацинту мокрым веником, ни с того ни с сего обозвала её «Кудлой». С тех пор эта кличка прочно утвердилась за ней: на неё она откликалась с большой охотой.
      Завидев ребят, Кудла пришла в буйный восторг. Она прыгала и пыталась лизнуть кого-нибудь в лицо, как будто заранее предвкушала интересную прогулку.
      Ребята совсем было собрались отправиться в путь, но Петя вдруг вспомнил, что ему обязательно надо забежать домой и предупредить тётю: она всегда очень сердится, когда он уходит далеко без спросу. Пришлось возвращаться обратно к учительскому корпусу.
      Все эти задержки начинали уже беспокоить Валю. Ведь нужно торопиться на дачу к бабушке, а он болтается с товарищами по парку уже более часа! Но он, конечно, не мог предвидеть, что последствия всех этих задержек могут таким роковым образом повлиять на исход экспедиции за историческими документами, иначе он бросился бы бежать к бабушке один со всех ног.
      Наконец ребята вышли через калитку из парка и направились мимо поселковых домиков к виднеющемуся невдалеке лесу. Впереди бежала Кудла, помахивая свёрнутым в колечко пушистым хвостом.
      В тенистом и прохладном лесу пришлось тоже чуточку задержаться. У Пети появилось желание проверить, хорошо ли Кудла ищет по следу среди берёзовых стволов и ореховых кустарников. Во дворе и в парке, в котором росли только сосны, она проделывала это неплохо. Ваня принялся спорить с Петей, защищая честь своего пса и доказывая, что любая перемена обстановки не должна ничего изменить, если только собака обучена хорошо.
      Несмотря на протесты Вали, тут же стали производить опыты. Ваня закрывал глаза вырывающейся Кудле ладонями, а Петя убегал далеко в чащу леса, делая сложные зигзаги между кустами, и там прятался. Вслед за этим по команде Вани: «ищи!» — Кудла бросалась по следу, низко опустив голову, учащённо посапывая и отфыркиваясь. Неизменно она находила Петю, который поджидал Кудлу, скрестив руки на груди.
      Проверка повторялась несколько раз, пока, наконец, Петя не согласился, что у Кудлы есть нюх.
      — Замечательный нюх! — торжественно проговорил Ваня, похлопывая собаку по мохнатой спине.
      — С такой действительно не пропадёшь, — согласился Петя.
      — Ребята, пошли скорее! — взмолился Валя. Ребятам предстояло перейти через мостик, устроенный из трёх брёвен в том месте, где ширина маленькой речушки Пигалицы не превышала нескольких метров. С одного боку узенького мостика были перила из крупных, плохо обтёсанных жердей, заметно лоснящихся там, где за них чаще всего держались руками. На середине мостика стояла босая девочка лет десяти, в коротком красном платьице, и тихо всхлипывала.
      — Ребята, девчонка плачет! Надо это... утешить! — сказал Петя.
      — Кто обидел? — деловито спросил Ваня.
      — Свечи урони-ии-ла... Утонули они... — всхлипнула девочка.
      — Как же утонули? — удивился Валя. — Восковые и парафиновые свечи не тонут, это я сам видел.
      — А у меня были железные свечи... в газету завёрнутые...
      — Ребята, она сошла с ума! Наверно, от горя. Вы же слышите, что она говорит про железные свечи. Разве такие бывают? — авторитетно заявил Петя. Ну, утешайся скорее, а то нам некогда.
      — Бывают железные... — снова всхлипнула девочка. — У меня отец на грузовике шофёром работает, а там железные свечи для мотора... Папа послал меня за ними в город, а я вот... уронила, и теперь они утонули... — и принялась вытирать глаза красной косынкой.
      — Уже утешается, можно идти, — заметил Петя и направился было дальше. Но Ваня решил принять более близкое участие в судьбе затонувших автомобильных свечей.
      — Сколько было? — деловито спросил он и, получив ответ, что четыре, принялся торопливо раздеваться, что-бы лезть в воду.
      Его примеру последовал Валя: он тоже начал снимать рубашку. Петя понял, что не может отстать от товарищей, уже спускавшихся к воде. Однако перед тем как раздеться, он счёл нужным заявить незнакомке:
      — Вот что... Ты тут временно не реви. Потому что мне придётся от тебя отойти.
      — Дело, ребята, не шуточное! Без свечей ни один автомобильный мотор работать не может. Разве только дизельный... — понизив голос, от чего он стал чуточку сиплым, проговорил Ваня, влезая в воду.
      Поиски затонувших свечей заняли более часа. Дно было илистым, и даже самое легчайшее прикосновение к нему вызывало столько мути, что вода становилась совершенно непрозрачной. Приходилось ждать, пока медленное течение унесёт взбаламутившуюся воду. Больше всех портил дело Валя. После того как он нырял, вода становилась особенно мутной. Мимо, через мостик, проходили люди и нередко вслух удивлялись, почему мальчики выбрали такое неудобное место для купанья.
      Наконец общими усилиями свечи были найдены.
      Дальше шли уже вместе с девочкой, так как оказалось, что она живёт тоже в Красильникове.
      Девочка, которую звали Машей, вначале очень боялась Кудлы и пряталась от её настойчивых попыток познакомиться поближе за спины ребят. Но вскоре, убедившись в миролюбивых намерениях собаки, сама начала заигрывать с ней, размахивая красной батистовой косынкой. Кудла решила, что если уж играть, то играть надо как следует, и, вырвав косынку Из рук Маши, помчалась с ней по полю.
      Несмотря на все старания, Кудлу долго не удавалось поймать. Не помогали даже грозные окрики Вани. Трепать в зубах развевающийся по ветру кусок красной материи собаке, видно, понравилось настолько, что она даже забыла о своей дрессировке. Она успокоиласиь лишь тогда, когда ребята остановились возле грузовои автомашины — уже совсем рядом с Красильниковым.
      Маша узнала по номеру грузовик, на котором работал её отец. Её смутило то обстоятельство, что в кабине автомашины, стоящей на обочине просёлочной дороги, никого не было.
      Ребята начали осматривать машину со всех сторон, строя различные догадки и предположения.
      — Вероятно, закипел радиатор и твой отец пошёл с ведром за водой, — заявил Ваня, с видом знатока ощупывая нос грузовика.
      Петю интересовало, что находится в кузове.
      — Наверно, очень ценный груз. — предположил он. — Если бы было какое-нибудь барахло, то его не стали так тщательно прикрывать брезентом. Ведь дождя-то нет!
      Его любопытство было столь велико, что он даже поднялся на подножку кабинки водителя и заглянул в кузов через борт: с этой позиции видна была щель между складками серовато-зелёного брезента. Возмущённый Валя стащил его вниз с подножки за ногу.
      Маша заявила, что она останется у грузовика ждать отца. Ребята простились с ней и тронулись дальше. Теперь они были близко от цели своего путешествия: всего в ста метрах, не более, начинались первые постройки местечка Красильниково.
      Вскоре, оставив своих товарищей у калитки, Валя торопливо вошёл в хорошо знакомый домик. Он нашёл бабушку дремлющей в кресле с полузакрытыми глазами.
      — Давненько ты не был... — пробормотала старушка.
      — Вчера был, бабушка! Вчера! Вы ещё собирались мне столик подарить! -прокричал Валя.
      — И правда вчера... Вот память, прости господи... А столик-то уже успели отремонтировать?
      — Как — отремонтировать? — удивился Валя.
      — Вот видишь, милый, как память меня подводит... Столик-то увезли только что, а я уже спрашиваю...
      — Какой столик? Кто увёз? — прокричал Валя. — Я говорю про тот, что стоит в сарае, бабушка!
      — Как пришёл сюда столяр... да начал спрашивать про тот письменный стол, что в сарае стоит, так я сразу же поняла, что он прислан от вас... Вспомнила, что обещала тебе подарить...
      Валя замер от неожиданности и удивления. Всё это было очень странно...
      — Кто увёз столик, бабушка? Кто? — заволновался Валя.
      — Чего ты кричишь... Чай, не глухая... Несмышлёный какой ты, прости господи... Ещё Василисы Егоровны дома не было, так я попросила его самого сходить в сарай... Да он совсем недавно уехал... Небритый такой, в гимнастёрке... А Василиса Егоровна так и не приходила...
      Сколько ни пытался Валя узнать ещё какие-нибудь подробности об этом очень странном происшествии, ничего не получилось.
      Полина Александровна уже устала, её клонило ко сну. Так бабушка и не смогла рассказать Вале о том, как утром, когда она, по обыкновению, дремала в своём мягком кресле, на пороге комнаты появился незнакомый ей человек, плохо выбритый, в сапогах и гимнастёрке военного образца, подпоясанной широким ремнём.
      — Извините за беспокойство... Я пришёл к вам насчёт письменного стола, -проговорил он сиплым голосом, с любопытством оглядывая комнату.
      — Что, милый? — удивилась старушка.
      — Просили заехать насчёт стола! Где его можно посмотреть?
      Полина Александровна тихонько закивала головой. Она вспомнила и сообразила, в чём дело; это, конечно, человек, присланный от Синявиных за письменным столом, который она пообещала. подарить.
      — Вот какая оказия, прости господи... Домработницы-то нет дома... Помочь тебе некому... — вслух забеспокоилась старушка. — Стол в сарае... Вот не знаю, заперт он или нет...
      — Тогда, может быть, вы разрешите посмотреть?
      — Иди, милый... Иди посмотри... А если сарай не заперт, то и забирай стол... Зачем тебе терять время... Василиса Егоровна только к обеду вернётся... Наверно, сарай открыт... Он у нас днём обычно не запирается...
      — Значит, договариваться сейчас не будем? Так доверяете? — спросил человек в гимнастёрке, удивлённо и немного подозрительно взглянув на старушку.
      Но Полина Александровна или не расслышала, или не поняла вопроса. Короткий, только что произошедший разговор достаточно её утомил, и она лишь шевельнула рукой, указывая, что посетитель может идти...
      Ничего этого старушке так и не удалось рассказать внуку.
      Валя сделал ещё одну робкую попытку поговорить с бабушкой, но, убедившись, что это совершенцо бесполезно, прокричал над самым её ухом:
      — Я домой пойду, бабушка! До свидания!
      Валя нашёл своих друзей возле калитки. Тут же вертелась и Кудла с красной косынкой в зубах. Когда она успела возвратиться к грузовику и совершить это чёрное дело, ребята и не заметили.
      — Стол исчез! — сообщил Валя мрачно.
      Некоторое время ребята молчали, поражённые этой новостью. Первым заговорил Петя.
      — Я предупреждал вас! Я говорил! — возбуждённо ораторствовал он, победоносно поглядывая на товарищей. — Стол похищен преступниками! Они, конечно, охотились за этими ценными бумагами, которые были в столе...
      — Не мешало бы обследовать сарай на всякий случай, — заметил Ваня.
      Это предложение показалось Вале вполне разумным. Может быть, бабушка что-то путает и стол благополучно стоит в сарае на прежнем месте!
      Но бабушка на этот раз ничего не напутала: стола в сарае не было. Лишь запылённые склянки, гитара с разломанным грифом и рваный овчинный полушубок валялись рядом с тем местом, где ещё так недавно стоял таинственно исчезнувший стол.
      Немного освоившись с полумраком, Валя заметил на полу обрывок какой-то бумаги. Он решил, что это, может быть, клочок рукописи, и на всякий случай спрятал в карман. Затем Валя подошёл к стене, у которой он поставил вчера отскочившую от стола деревянную планку с резными украшениями на одной стороне. Она оказалась на месте. Валя решил, что её, конечно, необходимо взять с собой, так как она может пригодиться при ремонте стола, если, конечно, он найдётся.
      Возвращаться домой ребята решили прежней дорогой. Мало вероятности, что грузовик всё ещё стоит на прежнем месте. А Маша продолжает поджидать возле него своего отца. Но ведь надо же попытаться вернуть ей косынку, украденную Кудлой!
      Машины на обочине дороги не оказалось. Но когда ребята проходили мимо того места, где она раньше стояла, Петя вдруг остановился, хлопнул себя изо всех сил ладонью по лбу и торжественно произнёс:
      — Ребята! Знаете, что я вспамнил? Ой-ой-ой! Ну-ка, Ваня, дай-ка сюда эту планку!
      — Чего ты? Говори толком, не ойкай! — недовольно проговорил Ваня, протягивая ему планку от стола.
      — Клянусь чем хочешь... — произнёс Петя, внимательнно осмотрев планку и даже для чего-то понюхав её, — клянусь чем хочешь, на этом грузовике я видел тот самый стол, который мы ищем, — помните, когда я ещё заглянул под брезент? Я тогда подумал, что это какой-то ящик, но теперь я точно припоминаю, что это был стол как раз под цвет этой планки. А теперь мы упустили похитителей, и след их может быть навеки потерян,— закончил Петя.
      — Вечно ты со своими фантазиями! — недовольно проговорил Ваня. -»Похитители», «Потерян след»! — передразнил он Петю. — А я думаю, что на этом грузовике стол и отвезли к нам в институт. Вот и всё.
      Однако, когда ребята вернулись домой, выяснилось, что подозрительность Пети была на этот раз не напрасной. Стола, посланного бабушкой в подарок, в квартире Синявиных не оказалось. И Валя немедленно пошёл разыскивать Сергея, работающего в лаборатории, чтобы сообщить ему эту новость.
     
     
      ГЛАВА ШЕСТАЯ Петя готовится к жестокой борьбе с антикварами
     
      Петя проснулся рано. Сквозь прикрытые ставни пробивался яркий солнечный свет. Петя поспешно сбросил одеяло и вскочил с кровати.
      Быстро одевшись, он принялся торопливо расхаживать по комнате, наморщив лоб и о чём-то размышляя. По всему было видно, что Петя задумал дело необычайно серьёзное и ответственное. Рассеянность, овладевшая Петей, была при этом столь велика, что он даже зацепил и опрокинул жестяную миску кота Гладиолуса, когда, стараясь не шуметь, пробирался через столовую, чтобы взглянуть на стенные часы и определить, сколько ещё остаётся мучиться до завтрака.
      Из спальни послышался недовольный, сонный голос тёти Вероники:
      — Что ещё там такое?
      Возвращаясь в свою комнату на цыпочках, Петя искренне пожалел, что он живёт в настоящую минуту не дома, а у дяди. Дома всё было бы гораздо проще! Можно было бы разбудить маму, потребовать завтрак и сразу же приняться за выполнение только что задуманного гениального плана. А в крайнем случае, раз дело такое серьёзное и срочное, исчезнуть из дому, не позавтракав. Но здесь, у дяди, приходилось мириться со строгими порядками.
      Отец и мать Пети были геологами. Этой замечательной и романтической профессией своих родителей Петя очень гордился. Ещё бы! Ведь они почти каждое лето уезжают в далёкие экспедиции, путешествуют по ещё неизведанным пустыням, карабкаются по высоким горам, спускаются в глубокие ущелья, и, конечно, им приходится бывать в таких местах, где ещё не ступала нога человека! Все это не обходится без разных приключений, рассказы о которых Петя очень любил.
      Лишь одно неудобство было связано с этой замечательной профессией родителей. Чуть ли не каждое лето они оба уезжали и, несмотря на просьбы Пети, не соглашались взять его с собой. Вот почему Пете приходилось часто проводить лето у дяди.
      Вообще тут было неплохо. Дядя и тётя относились к Пете, как к родному сыну. Только вот тётя, уж чрезмерно любящая чистоту и порядок, иногда, донимала Петю необычай но повышенными требованиями. Она чаще, чем полагается, заставляла мыть руки и каждый раз, когда Петя возвращался со двора, осматривала его костюм таким пристальным и подозрительным взглядом, что Пете действительно начинало казаться, будто бы его штаны очень грязные и требуют немедленной чистки.
      Вот с дядей куда проще! Он всегда очень весёлый, любит шутки, и с ним можно совершенно свободно говорить и советоваться по любым вопросам.
      С трудом дождавшись завтрака, Петя со вздохом уселся за стол.
      — Куда ты так спешишь? Хочешь подавиться? Ешь, как люди: игра от тебя никуда не уйдёт, — заметила тётя Вероника.
      — Очень важное дело... — невнятно проговорил Петя, с трудом пережёвывая кусок булки.
      — Это какое же? — заинтересовался дядя.
      — Я придумал, как найти старинный стол... Тот, что вчера исчез вместе с документами... Его похитили преступные антиквары. Могу спорить! Валя рассказывал, что они давно за столом охотятся... один из них — небритый.
      — Всё пвонятно. Шерлок Холмс, исчезнувшее сокровище и всё такое прочее, -улыбнулся Виктор Николаевич.
      — И собаку возьмём... Кудла вчера, знаешь, какие чудеса показывала в лесу! Предмет для понюшки у нас имеется: это машин платок! А у машиного отца выясним, куда он отвёз стол. а кроме того...
      Петя, как видно, собрался тут же выложить свой тщательно разработанный план, но его бесцеремонно оборвала тётя. Прежде всего ей очень не понравилось слово «понюшка», принадлежащее, по её мнению, к грубому жаргону. Дядя стал доказывать, что слово это не таит в себе ничего плохого и употребляется при разговоре в самом приличном обществе. Например: «пропал ни за понюшку табака».
      — А что это у вас за непонятная игра? Почему надо искать стол? -подозрительно поглядывая на Петю, спросила Вероника Аркадьевна.
      Только тут Петя сообразил, что его замечательный план может с треском рухнуть. Разве тётя Вероника отпустит его из дому, узнав, в чём дело? Петя так заволновался, что перестал даже на минуту жевать.
      Но хорошо всё-таки иметь такого дядю, который не только разбирается во всех тонкостях юной души своего племянника, но и согласен прийти ему на помощь в трудную минуту.
      — Поиски исчезнувшего стола? Да что же ты, матушка, не знаешь разве? Это очень популярная в настоящее время детская игра. Что-то вроде знакомой тебе палочки-выручалочки, только ещё более занимательная! — проговорил он весело, незаметно подмигивая Пете.
      Однако, когда кончился завтрак и Петя на время остался с дядей наедине, разговор принял несколько другой оборот.
      — Ты действительно собираешься вмешиваться в это дело? — тихо спросил Виктор Николаевич, внимательно глядя на племянника.
      — А что ж тут такого особенного? — непринуждённо ответил Петя, стараясь скрыть тревогу.
      — Всё дело в том, — продолжал дядя, — что Сергей Синявин обязательно поднимет, или уже поднял, на ноги всю милицию посёлка, где живёт его бабушка. Вот почему мне кажется, что ребятам неудобно вмешиваться в это дело... Ещё позовут вас как свидетелей... к чему всё это?
      — Да мы незаметно... сами по себе... — дрогнувшим голосом сказал Петя. Это будет вроде игры в сыщики. понимаешь? А потом, ведь нужно разыскать девочку Машу и вернуть ей косынку. Это даже наш долг. Разрешишь, дядя?
      — Ладно, — помолчав, произнёс Виктор Николаевич, не глядя на Петю. -Косынку, конечно, надо вернуть девочке...
     
     
      ГЛАВА СЕДЬМАЯ Встреча с небритым бандитом
     
      Петя и Валя застали Ваню в кровати. Он лежал, заложив руки за голову, и мысли его, казалось, были далеко.
      Ваня тоже проснулся очень рано, потому что находился под впечатлением вчерашних событий. Вчера вечером он вместе с Валей присутствовал при разговоре Сергея Синявина и Николая Карцева и узнал наконец подробности об изобретении прадеда Синявина. Проснувшись, Ваня размечтался о том, как, усовершенствовав и приспособив термобатарею для сельскохозяйственных работ, он привезёт её в далёкую родную деревню...
      Валя и Петя ворвались в его комнату как раз тогда, когда поражённые колхозники прислушивались к гудению молотилок и веялок, приводимых в движение электромоторами, работавшими от Ваниной термобатареи.
      — Вставай скорей! Тут Петя такое придумал!.. — закричал Валя, стягивая с него одеяло.
      — Кудлу сегодня уже кормили? — строго спросил Петя.
      — Наверное, ещё нет. А что? — ответил Ваня, одеваясь.
      — Вот и хорошо, что не кормили. Пусть будет злее... А я, на всякий случай, взял для неё несколько кусочков сахара, — проговорил Петя, похлопывая ладонью по своему карману.
      Спустя полчаса друзья по знакомой лесной тропинке направлялись к местечку Красильниково.
      Впереди шёл Петя с длинной палкой от стола, которую Валя нашёл вчера в сарае. Вдохновитель и командир экспедиции Петя потребовал, чтобы Валя обязательно прихватил её с собой для «понюшки». Планку эту командир нёс под мышкой, наперевес, словно пику, изготовленную к бою.
      За Петей следовал Валя. Больше всех огорчённый исчезновением стола, он мало верил в какие-либо положильные результаты похода.
      Шествие замыкал Ваня. Он хоть и гордился своей Кудлой и считал её одной из умнейших собак, тем не менее втайне очень волновался: сумеет ли Кудла выдержать экзамен?
      Что же касается самой Кудлы, та она совершенно не подозревала о такой важной роли, которая ей предназначалась, и беспечно бежала рядом, высунув язык и часто останавливаясь, чтобы обнюхать приглянувшиеся ей кусты или пеньки.
      Вскоре друзья подошли к маленькому бревенчатому мостику, у которого они вчера повстречали девочку Машу. Петя обратил внимание на две бумажные лодки, медленно плывущие по течению. Одна из них совершенно размокла и держалась на воде боком.
      — Смотрите, ребята! — весело проговорил Петя, не упускавший ни одного подходящего случая, когда можно было пофантазировать. — Эти два судна принадлежали, наверно, пиратам. Они потерпели кораблекрушение у необитаемого острова. Может быть, в их трюмах хранятся слитки золота!
      — Опять ты сочиняешь... — недовольно пробормотал Ваня.
      Любитель приключений, только что высоко оценивший проплывающие мимо суда, вдруг схватил камни и начал топить еле державшиеся на воде бумажные каравеллы.
      Ребята перешли мостик и быстро направились вдоль берега.
      Вот наконец и то место, где стояла грузовая автомашина.
      — Начнём сразу. Отдыхать будем позже! — деловито скомандовал рыжеволосый начальник экспедиции.
      Но, к сожалению, из того, что было «начато сразу», ничего не получилось. Как ни старался Петя тыкать в нос Кудле красную Машину косынку, сколько ни предлагал ей понюхать планку от стола, строго приговаривая: «Ищи! Ищи! Искать, Кудла! Искать!» — собака только доверчиво виляла хвостом и с удивлением посматривала на ребят. Потом, видно, вспомнив, что гонять по полю с косынкой в зубах не так уж скучно, она вырвала её из рук Пети и помчалась в сторону посёлка, высоко подпрыгивая на всех четырёх лапах.
      — Безобразие! — заявил Петя.
      — Действительно, — хмуро согласился Валя.
      — Я так и думал, что ничего не получится. Кроме предметов, нужен ещё след, — заметил Ваня.
      Однако начальник экспедиции не хотел сдаваться.
      — Ребята, знаете что? — сказал он немного смущённо. — Давайте пройдёмся по посёлку и будем спрашивать, не знает ли кто девочку Машу, которая ходит в красном платье. А?
      — Наверно, тут много их ходит в красных... — сказал Валя.
      — И которых Машами зовут, тоже много, — добавил Ваня.
      — Это ничего! — убеждал предводитель. — Переберём десять красных Маш, а на одиннадцатой остановимся, если узнаем, конечно... Только предупреждаю: дело это серьёзное! Негодяи, которые утащили стол, легко могут догадаться, что мы разыскиваем... Не боитесь?
      Петя хорошо знал, что его товарщи, конечно, «ничего не боятся», и потому им будет неудобно отклонить его смелое предложение.
      На улицах посёлка встречалось много девочек, но все они, как назло, были одеты в белые, светло-зелёные, голубые, коричневые и других цветов платья.
      Когда же ребята спрашивали у них о Маше в красном платье, у которой отец шофёр, никто про такую девочку ничего не знал.
      Безрезультатно пробродив по улицам посёлка более часа, ребята порядком устали. Всё складывалось так, что задуманное дело приходилось бросать. А тут ещё тучи затянули всё небо. Вокруг стало темно и мрачно. На лицо уже падали первые капли дождя.
      Но вот неожиданно произошла странная вещь. Проходя мимо одного двора, внутри которого виднелся старый, покосившийся домик, Петя обратил внимание, что у ворот стоит какой-то человек в синей гимнастёрке, в галифе военного покроя и внимательно наблюдает за ним. Лицо человека было небритое и потому показалось Пете даже немного страшным. Может быть, это показалось ещё и потому, что человек пристально и явно недоброжелательно глядел на Петю в упор.
      Смелый и находчивый руководитель экспедиции отвернулся от настойчивого взгляда небритого человека и прошёл мимо с таким видом, будто бы его это совсем не касается.
      Однако позади вдруг раздался немного сиплый голос:
      -Эй, ребята!
      Мальчики остановились и оглянулись.
      — Подойдите-ка сюда. Есть дело, — откашлявшись, угрюмо проговорил небритый.
      — А что вам нужно, дядя? — робко спросил Петя, не двигаясь с места.
      Человек медленно стал приближаться к ребятам.
      — Да так, ничего особенного... — сказал он, подозрительно осматривая Петю.— Ты где живёшь? Здешний? — спросил он, как показалось Пете, зловещим тоном и протянул руку к планке от стола, которую Петя держал под мышкой.
      — Я... да... нет, собственно, мы тут к одной девочке пришли... в гости, -заволновался Петя.
      — Так, та-а-ак... — угрюмо протянул незнакомец, забирая планку срезными украшениями. — А это откуда?
      — Не знаем!.. Честное слово, не знаем!.. Нашли вот тут, недалеко... дрожащим голосом почему-то начал врать Петя.
      — Ага... Значит, нашли... Так, та-а-ак... Недалеко, говорите?
      — Вы, может быть, думаете, что мы ищем чего-нибудь? — жалким голосом вдруг пробормотал Петя.
      — Чего? — строго переспросил незнакомец.
      — Ну может быть, вы думаете... — начал было Петя, но Валя дёрнул его за рукав, и он осёкся на полуслове, не окончив фразы.
      — От чего эта планка, мне хорошо известно, — продолжал сурово незнакомец. -Раз вы заявляете мне, что нашли, то я заявляю вам, что как раз её ищу. Так что разрешите взять? В претензии не будете?
      Не дождавшись ответа от оторопевших ребят, небритый человек молча повернулся и направился к своим воротам, унося драгоценную планку.
      — Это он... это один из бандитов... антикваров, которые украли стол. Наверно, самый главный, — дрожащим от волнения голосом говорил Петя, когда ребята торопливо шли по улице, направляясь к даче Валиной бабушки. — Пусть бабушка поскорее позовёт милицию, если Сергей не успел ещё заявить! Всё-таки мы сделали большое дело, обнаружив место, где скрывается этот бандит. Правда, ребята?
      Ребята шли молча, на Петину речь никто не откликнулся.
      — Я хорошо заметил, где он живёт! — продолжал Петя. — Правда, всё получилось здорово? Теперь уж они никуда от нас не уйдут. Я считаю, что нам просто повезло!
      Но восторга начальника экспедиции ,никто не разделял.
      — «Здорово»! «Повезло»! — передразнил Ваня мрачно. — Эх, ты!
      — Действительно, Петя... некрасиво получилось. — добавил Валя. — Зачем же ты ему планку отдал? Теперь у нас вообще ничего от стола не осталось. Разве у этого типа её отнимешь?
      — А насчёт бандитов — это все твои фантазии.
      — Конечно, а тут дело серьёзное — не игра.
      — А вы тоже хороши! Стояли как в рот воды набрали! Что же я, по-вашему, один должен был с ним драться? — защищался любитель приключений.
      Только одна Кудла бежала рядом смирным и совершенно безразличным видом. Красную косынку Маши она давно уже где-то потеряла. Она и не подозревала, что встреча с незнакомым небритым человеком кончилась для её друзей так плачевно.
     
     
      ГЛАВА ВОСЬМАЯ В бой вступают серьёзные силы
     
      Сергей Синявин и Николай Карцев торопливо вошли в кабинет начальника Красильниковского отделения милиции. За письменным столом сидел человек среднего роста в милицейской форме.
      — Садитесь, товарищи! Что скажете? — проговорил начальник, продолжая быстро что-то строчить в блокноте длинным, остро заточенным карандашом.
      — У нас очень важное дело! Очень важное! — отчеканил Сергей, присаживаясь на краешек заскрипевшего под ним стула.
      Начальник мельком взглянул на посетителей и тотчас же снова принялся быстро писать.
      — Я слушаю вас. Говорите! -бросил он.
      — Товарищ начальник! Ведь я же объяснил вам, что дело у нас не личное какое-нибудь. Я попросил бы вас отнестись к нам более внимательно... — немного обиженно сказал Сергей.
      — А вы не беспокойтесь, товарищ, я слушаю внимательно,— и на этот раз не отрываясь от блокнота, сказал начальник.
      — Из сарая моей бабушки украден старый письменный стол... — сердито и громко проговорил Сергей, поднимаясь со своего места.
      — Понятно... Украден... — машинально повторил начальник, внимательно просматривая исписанную им страницу.
      — Старый, почти развалившийся и никому не нужный! — всё так же громко добавил Сергей.
      Удивлённый таким заявлением, начальник отделения оторвался наконец от своих бумаг.
      — Никому не нужный, говорите? Так зачем же его красть? — спросил он.
      — У меня был прадедушка... — начал было Сергей, но задержался, видимо собираясь с мыслями.
      — Это у каждого был, — нетерпеливо заметил начальник отделения, пододвигая блокнот.
      — Товарищ начальник! — забасил Николай. — В этом столе находились документы!
      — Очень важные для меня лично и вообще... Так сказать, невзирая на ветхость стола... и даже на то, что он простоял в сарае без всякого употребления много лет, эти документы лично мне крайне необходимы... вот, послушайте! — взволнованно начал Сергей.
      Начальник снял телефонную трубку и начал набирать номер.
      — Сергиенко, это ты? — закричал он. — Что, что?.. Так... Так... Не был говоришь?.. Ясно... Ясно... Да подожди ты! Я тебе позвонил по другому делу... — начальник повернул трубку так, что она, продолжая находиться возле уха, приняла горизонтальное положение, и обратился к посетителям: — Побыстрее говорите свой адрес и приметы стола...
      Сергей вышел из кабинета начальника милиции совершенно неудовлетворённый. ему казалось, что история с похищением стола должна необычайно обеспокоить и взволновать решительно всех. Что именно должны были делать эти взволнованные и обеспокоенные люди, Сергей не представлял. но то, как спокойно отнёсся к этому, например, начальник милиции, казалось ему недопустимым.
      А мама? Она отнеслась к сообщению об исчезновении стола совершенно без всякого волнения. конечно, Сергей и не ждал, что она упадёт в обморок или начнёт метаться по комнате. но так, без малейшей доли хотя бы какого-нибудь испуга сказать, что тут, по-видимому, какое-то недоразумение, — это, знаете, тоже не дело.
      Бабушке ещё можно было простить: как ни бился Сергей, приехавший вместе с Николаем рано утром на дачу, старушка спокойно утверждала одно и то же:
      — Отправила к вам с человеком, которого вы сами прислали. С него и спрашивайте.
      Когда бабушка после пятиминутного разговора, по свому обыкновению, устала и от неё уже ничего нельзя было добиться. Сергей и Николай отправились в поселковое отделение милиции.
      Сергею казалось, что тут-то уж сразу поймут всю необычайную важность происшествия и примут немедленно самые решительные и эффективные меры.
      А на самом деле всё получилось как-то буднично. начальник выслушал их между делом. По наблюдениям Сергея, он совсем не взволновался и не проникся приличным для подобного необычайного случая уважением. Поручил дело по телефону какому-то подчинённому и посоветовал посетителям справиться завтра.
      Сергей решил написать подробное заявление. Тогда начальник почувствует больше ответственности. А то он, кажется, собирается отделаться шуточками...
      Попросив у дежурного милиционера лист чистой бумаги, Сергей уселся за стол и принялся сочинять подробное заявление. Николай помогал ему.
      Дело клеилось плохо. в приёмную приходили люди, что-то спрашивали у дежурного и мешали сосредотсчиться. кроме того, дежурный милиционер, человек чуткий и доброжелательный, расхаживая по комнате, то и дело пытался вступить в разговор с обеспокоенными чем-то молодыми людьми.
      — Это у вас права отобрали? — спрашивал он задумчиво, закуривая папиросу. — Нет. Все наши права и обязанности при нас, — улыбаясь, отвечал Николай.
      Вдруг дверь кабинета начальника неожиданно отворилась.
      — А, вы ещё здесь? — обрадовался начальник отделения. — вот и прекрасно ваш письменний стол, исчезнувший из сарая, уже обнаружен.
      — Как? Так быстро? — удивился Сергей.
      — Через час стол будет доставлен на дачу. о подробностях узнаете там же, у сержанта милиции Сергиенко. в случае ещё каких-либо недоразумений — прошу заходить, — чуть улыбаясь, проговорил начальник отделения.
     
     
      ГЛАВА ДЕВЯТАЯ Всё оказалось просто, но записи исчезли...
     
      Ребята расположились на веранде бабушкинои дачи, притихшие и озабоченные. Узнав от бабушки, что Сергей и Николай ушли в милицию и должны вот-вот вернуться, ребята решили подождать их тут.
      Валя уселся в плетёное кресло и, подперев голову обеими руками, задумавшись, смотрел в одну точку. Ваня устроился в углу, откуда сквозь яблоневые ветви, заслонявшие застеклённую веранду, была хорошо видна бегавшая по саду Кудла.
      Бабушка Поля терпеть не могла в комнате ни кошек, ни собак. В особенности собак. Когда-то, очень давно, собака загрызла её любимого попугая. Вот почему Валя поспешил захлопнуть застеклённые двери перед носом Кудлы, как только она попыталась его просунуть, завидев ребят.
      Петя не находил себе места. Он то присаживался на краешек старого дивана, то со вздохом поднимался и начинал молча расхаживать, глубоко засунув руки в карманы, то снова садился.
      — Возмутительно! — наконец нарушил он общее молчание. — Только подумайте, как они нахально действуют — мало того, что они завладели старинным столом, им ещё потребовалась планка от этого стола, и они её отнимают среди белого дня! Скорее бы Сергей привёл сюда милицию — я им всё расскажу.
      — Да брось ты! — хмуро проговорил ваня, поднимаясь и подходя вплотную к застеклённым дверям. «они, они», а кто такие «они»?
      — По-моему, антиквары, — задумчиво сказал Валя. — стол — старинный и хорошей работы. вот они и охотятся за ним уже давно. мне бабушка рассказывала, сколько их приходило покупать стол. конечно, она им не продала, потому что стол этот — память об отце. вот они и решили украсть, знаете, какие сумасшедшие среди них бывают?
      — А может быть, кто-нибудь пронюхал насчёт изобретения? — высказал предположение Ваня.
      Петя поднялся и снова начал расхаживать по веранде. он был всё-таки твёрдо уверен, что его настоящее призвание — это разгадывать тайны, загадочные истории, раскрывать преступления... недаром же он прочёл столько книг о гениальных сыщиках и хитрых бандитах, до поздней ночи просиживая над этими старыми замусоленными и потрёпанными книгами, нередко без обложек и названий...
      не беда, что Петю и его товарищей постигла маленькая неудача. не беда, что встреча с этим небритым незнакомцем окончилась столь плачевно. разве на пути , самых отважных героев, искателей приключений, не возникали препятствия, разве их не постигали неудачи? в результате же герои всегда побеждали!
      — Нет, прав всё-таки Валя. Тут вся суть в антикварах... — наконец глубокомысленно изрёк Петя. — Я ещё раз всё продумал. Я уверен, что это они украли стол. Главная их цель — похищать старинные вещи из музеев и сараев. а изобретение для них — ерунда! вот посмотрите — они даже выбросят оставшиеся там страницы на помойку. но я думаю, что не всё ещё потеряно. Правда?
      Пете никто не ответил, и он снова уселся на своё место.
      — Да, ребята, обидно будет, если конец описания изобретения так и пропадёт, — вздохнув, сказал Валя. — разве теперь снова изобретёшь?
      — А почему его нельзя изобрести заново? — вдруг оживился Ваня.
      — Не так-то просто... — недоверчиво заметил Валя.
      Петя собирался тоже высказать своё мнение поэтому поводу, но вдруг сквозь стёкла веранды он увидел нечто такое, отчего глаза его сделались круглыми, и он, раскрыв рот, только знаками мог показать ребятам, чтобы они посмотрели в сад.
      Каково же было удивление ребят, когда они увидели, как через открытые ворота два человека вносят огромный письменный стол. один из них, тот, что, оглядываясь по сторонам, пятился задом, был тот самый небритый, в синем костюме военного покроя, который час назад отобрал у Пети планку с резными украшениями.
      — Стол... узнаю... он самый... — растерянно проговорил Валя.
      — Вот это номер! — сказал Ваня, глянув в сторону Пети.
      — иш-шш-е! — зашипел Петя, обретший наконец дар речи. — Надо подслушать, о чём они говорят...
      Ребята замерли, прижавшись к чуть приоткрытым дверям. Неизвестные разговаривали, стоя недалеко от крыльца.
      — ...и начинает стучать по пальцам. Стучит себе да стучит... — тихо говорил один из них, видно продолжая разговор.
      — А случалось у тебя так, чтобы пальцы совсем хрустнули? — послышался сиплый, уже знакомый голос небритого.
      — Это редко бывает. В моей практике не приходилось... — ответил собеседник небритого.
      — Так ты можешь идти, — проговорил небритый,тут я и сам справлюсь.
      — Ладно... Посмотрю, нет ли дома стрекозы. Делать ей сейчас всё равно нечего: можно будет послать. Пойду...
      — Значит, всё будет в точности, как мы уговорились! — крикнул ему вдогонку небритый.
      — Запоминайте, ребята! — прошептал Петя. — Собирается куда-то послать какую-то стрекозу. Это, наверно, кличка их сообщницы...
      — Выдумываешь ты всё... — прошептал Ваня.
      — Выдумываю? Да? Ты что, не слышал, как они о пальцах говорили? Не понял разве, о чём?
      — По-моему, надо просто выйти и поговорить, — сказал Валя.
      Послышались знакомые голоса. к небритому приближались Сергей к Николай.
      — Вы будете товарищ Кудымов? — спросил Сергей, подходя к небритому, стоявшему у крыльца рядом со столом.
      — Я, — послышался ответ.
      — Как же так нелепо получилось? — продолжал Сергей. — Нам сержант милиции уже всё рассказал, но мне хочется услышать объяснение ещё и от вас. Вы знаете, как мы переволновались! Такой нелепый случай — даже придумать трудно!
      — А что ж тут особенного! — откашлявшись, начал небритый. — Встречает меня на улице Василиса Егоровна, домработница, значит, и говорит: так, мол, и так. «решила моя хозяйка подарить своему внуку старый письменный стол, тот, что в сарае валяется. Зашёл бы ты к нам, кудымыч, да посмотрел, — говорит. — нужно срочно этот стол подремонтировать». -»хорошо, — говорю, — зайду на свободе».
      — Так вы хотя бы потом сообщили, что взяли стол, — пробасил недовольным голосом Николай.
      — Кому сообщать-то? — удивился столяр. — Ведь хозяйка сама велела мне взять стол из сарая. а теперь что ж получается? Приходит ко мне милиционер и спрашивает: « ы взял стол из сарая на даче Чиликиных?» — «Я, — говорю, ремонтировать взял». — «Почему без спросу?» — «как же так?» — отвечаю. ну и пошёл разговор. Пришлось объяснять. вообще за подобное подозрение любой человек в суд имеет право жаловаться. а я, как инвалид гражданской войны, контуженный в голову, в особенности... -закончил столяр с явной обидой в голосе.
      — Вы уж простите, товарищ Кудымов! — забеспокоился Сергей. — Повторяю, что всё получилось настолько нелепо — придумать трудно.
      Ребята воспринимали разговор каждый по-своему. Валя весело улыбался, довольный таким благополучным исходом. Ваня немного насмешливо поглядывал на Петю. а Петя хмуро и явно подозрительно продолжал смотреть на небритого столяра, стоя в своей излюбленной позе, скрестив на груди руки.
      — Работы тут было немного, — продолжал Кудымов. — столярной — сущая мелочь! вот только с лакировкой просто мученье! Политура старинная, такой теперь не подобрать. У меня сын в местной артели игрушек работает. Каких только у них лаков и красок там нет! Даже светящаяся в темноте краска имеется. А вот подобрать соответствующего лака так и не смог. о же самое с оторванной планкой. разве такую резьбу по дереву возьмётся теперь кто-нибудь делать? хотел было ставить обыкновенную, гладко полированную, да вот случайно увидал у этого парнишки настоящую, от этого стола. только вот непонятно: как она к нему попала? — закончил столяр, указывая на Петю.
      — Товарищ Кудымов, — обратился Сергей к столяру, — вы не находили в столе... в нём должно быть небольшое потайное отделение... одним словом листы бумаги. они-то как раз нам больше всего нужны.
      — Как же! Особое отделение в правом среднем ящике действительно имеется. секретер — по старинному названию. Был поломан — это верно, но я исправил, как полагается. можете посмотреть.
      — А бумаги, которые в нём лежали, вы, конечно, сохранили? — насторожённо спросил Сергей, подходя к столу.
      — Конечно! — с гордостью ответил столяр. — Все предметы, какие только оказались случайно неубранными, лежат вот здесь, в большом среднем ящике: это, значит, карандашная резинка, три большие пуговицы от пальто, две открытки, одна с видом вулкана везувия, а другая с голубочками, — всё в полной сохранности! Пожалуйста, посмотрите!
      Небритый столяр взялся за резную деревянную ручку и быстро открыл ящик. сделал он это небрежным движением, желая показать, что исправленный им ящик скользит в своих пазах гладко и совершенно легко.
      — Всё в порядке! — торжествующе проговорил Сергей, доставая из ящика хорошо знакомые листы плотной бумаги. — но... Позвольте, что же такое? -забеспокоился он сразу же, перелистывая страницы. — ут ничего не написано... чистая бумага... то есть как же так... это вся бумага? Больше не было?
      — Точно, вся. Другой не было. И открыток только две: одна с вулканом, а вторая с голубочками, — ответил столяр немного обиженно.
      К столу приблизился Валя. Он взял из рук брата пачку бумаги и принялся ощупывать её точно так, как это делают покупатели, выбирающие в магазине материю.
      — Ну что же ты молчишь? — не утерпел Сергей.
      — Тут не вся бумага... Оставшаяся пачка была значительно толще. а кроме того, я видел, что страницы были исписаны, — заявил Валя, растерянно поглядывая то на брата, то на столяра.
      — А зачем мне ваша бумага! Что вы, в самом деле, граждане! — сообразив, в чём дело, окончательно обиделся и вспылил небритый столяр.
      Его возмущение было столь велико, что он, махнув рукой, повернулся и молча направился к выходу из сада. И, только вспомнив о расчёте, остановился и сказал:
      — Насчёт денег, видно, придётся зайти в другой раз, когда будет Василиса Егоровна. потому что с хозяйкой договариваться трудно, а вы тоже чудные люди... Да провались она пропадом, ваша бумага! Инвалида гражданской войны Кудымова весь посёлок знает ...
      И ещё раз махнув рукой, Кудымов быстро удалился.
      — Ты хорошо помнишь, что в столе оставались исписанные страницы? Или, может быть, тебе это показалось? — строго глядя на младшего брата, спросил сергей.
      — Помню хорошо... Хотя нет, не совсем уверен... — забормотал Валя, насупив лоб. — Бумаги было больше, это точно... а может быть, мне тоже показалось...
      — Растяпа! — со вздохом проговорил Сергей, швыряя на стол чистые и никому не нужные листы.
      — Значит, выходит, что я всё-таки прав! — заявил Петя.
      — Насчёт чего? — рассеянно спросил Сергей. — А насчёт того, что этот небритый дядька только делает вид, что он столяр, и притворяется простачком! взволнованно заговорил Петя. — а на самом деле он не столяр и даже не антиквар... он просто из шайки обыкновенных бандитов...
      — Что ты мелешь? — дивился Николай.
      — А вот увидите, что я прав! — самоуверенно продолжал Петя. — спросите ваню и спросите валю... мы всё слышали из засады, как этот «столяр» спрашивал у своего товарища: «хрустят ли пальцы, когда по ним стучат и они ломаются?» И у них есть сообщница — стрекоза.
      — Отстань ты со своими мальчишескими глупостями! Нам сейчас не до них! раздражённо заметил Сергей, начиная быстро выдвигать и вставлять обратно подряд все ящики письменного стола.
      — Пете всё чудятся страшные тайны и всякие там загадочные истории -вот ему и обидно, что всё кончилось так просто, — пояснил Ваня.
      Он, конечно, не мог предполагать, что даеко ещё не всё кончилось и что в новых неожиданных событиях, последовавших в этот же день, юному любителю приключений — Пете — предстоит играть почётную роль.
     
     
      ГЛАВА ДЕСЯТАЯ Крик в лесу, пальцы в свёртке и торжество Пети
     
      Ребята возвращались с бабушкиной дачи прежней дорогой, вдоль речонки Пигалицы. После долгих поисков злополучного стола они порядком устали и потому плелись довольно медленно. Кроме того, сытный обед, которым их угостила бабушка, подействовал на всех умиротворяюще и создал благодушное настроение.
      Приближался вечер, но жара ещё не спала, и ребята , то и дело поглядывали на гряду темнеющего невдалеке прохладного леса, мечтая поскорее до него добраться.
      Молчание нарушил Петя.
      — А по-моему, ребята. — начал он, — дело всё-таки обстоит не так просто. Этот небритый дядька — личность подозрительная. Во всём нужно ещё как следует разобраться...
      Его прервал Ваня. Засучивая рукава своей рубашки и с грозным видом приблизившись к Пете, он заявил, что ему надоели всякие фантазии и что пора этому положить конец.
      — Оставь его в покое, — проговорил Валя, хватая Ваню за рукав. — Что ты пристаёшь к нему? Не знаешь, с кем имеешь дело? Пусть думает как хочет.
      Дальше опять шли молча. Однако рядом с лесом, там, где речушка Пигалица разливалась широко и её песчаные берега были удобным местом для купанья, Петя предложил окунуться и немного полежать на песке.
      Раздевшись, все трое с разбега бросились вводу, вздымая искрящиеся на солнце брызги. Петя притащил к берегу упирающуюся Кудлу и, ухватив её за передние лапы, поволок за собой.
      Накупавшись, ребята вышли на берег и улеглись на горячий песок, подложив под голову свои трусы и рубашки. Только Кудла, несмотря на уговоры, не хотела ложиться. Слоняясь рядом, она то и дело продолжала встряхиваться, и от мельчайших брызг, слетающих с её мокрой шерсти, возникало радужное облачко.
      Жара начала спадать.
      Но ребятам не хотелось уходить от реки. Уж очень приятно было лежать на тёплом песке и молча смотреть в голубое небо, где белые облака, обгоняя друг друга, принимали самые причудливые очертания.
      — Вы не видали, ребята, — начал разговор Ваня, как недавно над парком пролетел какой-то самолёт? Так быстро, только — жжжж! — и нет его!
      — Как стрела, — определил Петя, просеивая сквозь пальцы золотисто-желтоватый песок.
      — Какая там стрела! Это раньше так говорили: летит быстро, как стрела. А теперь даже автомобиль может ехать по асфальтированной дороге быстрее, чем стрела, которую в древности пускали из лука. Это мне Афанасий Степанович говорил.
      — Какой Афанасий Степанович? -спросил Петя.
      — Афанасий Степанович Гром — мастер, который в институтских мастерских работает.
      — А сделают когда-нибудъ так, чтобы автомобиль летал? Вот едет себе по дороге, а впереди, предположим, разрушенный мост. Ра-а-аз!!! — Петя швырнул в Кудлу горсть песка. — и машина переносится по воздуху!
      — Сделают, — убеждённо сказал Ваня. — Обязательно сделают! Хочешь -она по земле идёт, хочешь — под водой. И по воздуху может летать, как самолёт и под землёй пробирается, как крот, совершенно запросто...
      — Про это тебе тоже Афанасий Степанович рассказывал? — спросил недоверчиво Петя.
      — Может быть, и он. Не всё ли равно... — ответил Ваня. Он собирался сообщить ещё что-то, как вдруг из лесу, совсем рядом, послышался громкий и отчаянный лай Кудлы. Было такое впечатление, словно собака на кого-то нападает.
      Ребятам показалось, что среди отрывистого тявканья они услышали чей-то жалобный голос.
      — Что это значит? — встревожился Петя, вскакивая.
      — Кудла! Кудла! Сюда! — закричал Ваня, но лай не прекращался.
      — Бежим! Это неспроста! — скомандовал Петя, прыгая на одной ноге, а второй стараясь попасть в развевающуюся по ветру штанину.
      Ребята помчались напролом через кустарники, по лесу, перепрыгивая через пни и ложбины.
      Возле большого дерева они увидели прижавшуюся к нему девочку в красном платье. Ребята сразу же узнали в ней Машу. Она отмахивалась от Кудлы только одной рукой. Второй Маша прижимала к груди какой-то свёрток.
      Первым подбежал к Маше Ваня.
      — Чего ты испугалась? — проговорил он. — Кудла же играет с тобой!
      — Вот ещё новость! — обиделась Маша. — Буду я ещё бояться вашей собаки! Просто мне сейчас некогда с ней играть, а потом, она у вас противная и невоспитанная: мою красную косынку куда-то затащила, — закончила девочка очень спокойно, недружелюбно поглядывая на вырывающуюся из рук Вани Кудлу.
      Валя принялся было очень подробно объяснять Маше, как он и его товарищи хотели вернуть ей красную косынку и как собака снова её утащила, а затем потеряла, но девочка перебила его, заявив, что косынки ей совсем не жалко.
      Маша присела на пень и положила рядом на траву свой бумажный свёрток. Кудла тотчас же навострила уши и сделала попытку снова приблизиться.
      Унять и отогнать собаку Ване удалось с большим трудом.
      — А что у тебя в свёртке? — заинтересовался Петя.
      — Пальцы, — ответила Маша.
      — Как — пальцы? Какие пальцы? — насторажибаясь, спросил Петя.
      — Вот какой ты любопытный! Объясняй ему ещё, какие... Старые пальцы! Один совсем треснутый, — ответила Маша, хитро улыбаясь.
      Петя вспомнил подслушанный разговор, небритого незнакомца в саду. В его воображении тотчас же возникли картины одна страшнее другой.
      Но тут Кудла, пользуясь тем, что на неё никто не обращает внимания, подкралась к Машиному свёртку и, схватив его зубами, помчалась, задрав хвост, через поляну, поминутно оглядываясь, словно приглашая девочку следовать за ней.
      — Ой, держите её! — закричала Маша.
      Ребята дружно бросились за Кудлой. Однако догонять и ловить её совсем не пришлось. В зубах собаки осталась только разорванная бумага, с которой она скрылась в кустах, а содержимое свёртка вывалилось.
      -На, полюбуйся на палец! — насмешливо проговорил Ваня, поднимая с травы и показывая Пете маленький цилиндрический столбик, на стальной и хорошо отполированной поверхности которого играли солнечные блики.
      — Я, например, сразу сообразил, о каких пальцах идёт речь, но решил посмотреть, догадаешься ты сам или нет...
      — А как он мог догадаться? — спросил Валя. — Я, например, тоже не знаю, что это за штуки.
      — Эх ты, Петька — Шерлок Холмс! — сказал Ваня. — Технику надо лучше знать, вот что! А то говорят тебе, например, «свечи», а ты, чудак, понятия не имеешь, что, кроме обычных восковых, существуют ещё электрозапальные, для бензиновых моторов. Тебе говорят — «пальцы», а ты и думаешь, что они бывают только на руках. А это вот как раз стальной палец от автомобильного двигателя. Такие пальцы сидят в поршнях, что ходят внутри цилиндров мотора. Понимаешь? На пальцах держатся шатуны, которые вращают коленчатый вал. А ещё, знаешь, что на поршнях находится? Кольца! Не подумай, что такие, какие твоя тётя носит.
      — Откуда ты всё это знаешь? — угрюмо спросил Петя. — опять Афанасий Степанович рассказывал?
      — А я в гараже видел, как разбирали автомобильный мотор. Пальцы в нём износились и начали стучать. А со стучащими пальцами ездить нельзя — мотор может совсем испортиться.
      — Вот о чём и говорил твой небритый! — сказал Валя.
      — Конечно, — подтвердил Ваня, — только мы тогда не догадались, потому что нам было ни к чему...
      Когда все четыре пальца наконец были найдены, Маша завернула их в лопуховые листья и, простившись, ушла.
      Собственно говоря, ребятам было с ней по пути. Но Петя заявил, что ему необходимо задержаться в лесу. На самом деле Пете было неловко перед Машей. Да и перед товарищами тоже. Что же это такое получается? Девчонка в технике разбирается больше его.
      Усевшись на пне, на котором недавно сидела девочка, Петя задумался. Позже он неоднократно вспоминал этот момент и очень гордился тем, что не пошёл с Машей. Действительно, если бы Петя не задержал ребят на полянке, то неожиданного происшествия, проливающего свет на историю с исчезновением документов, могло и не случиться. Увлекаясь и желая приписать себе более значительную роль, Петя даже уверял, что он будто бы «кое-что подозревал и предвидел» и только поэтому остался сидеть на пне.
      А случилось вот что.
      Петя молча сидел на пеньке. Ваня и Валя лежали рядом на траве, о чём-то тихо между собой беседуя. По полянке бродила Кудла всё ещё с остатками разорванной бумаги в зубах.
      — Иди сюда, Кудла, — машинально позвал Петя.
      Собака приблизилась.
      — Брось эту гадость... — сказал Петя, поглаживая Кудлу по голове.
      И вот тут-то произошло нечто совершенно неожиданное. Валя посмотрел на измазанный, замасленный и разорванный клок бумаги, валяющийся на траве, осторожно взял его в руки и сказал:
      — Ребята! А ведь это, кажется... знаете, какая бумага?
      — Какая? — с безразличным видом спросил Петя, вставая с пенька.
      — Та самая! Старинная бумага из стола прадедушки. Посмотрите, какая она плотная! Сколько её Кудла ни таскала, а всё ещё держится...
      — Подожди, подожди... — заинтересовался Петя, помогая Вале расправить и сложить в одно целое разорванный и замасленный, исписанный карандашом лист.
      — Почерк моего прадедушки! — волнуясь, проговорил Валя. — Да я же хорошо знаю эти страницы! Точно такие я вытащил из письменного стола... А потом мы вместе с Сергеем изучали...
      — Аг-г-га!!! Значит, я был прав! Теперь верите мне? Верите? -заволновался Петя. — Что я говорил? Этот небритый — всё-таки подозрительная личность. Он, конечно, и спрятал ценные бумаги, а стол вернул, чтобы... чтобы замести следы. Ясно? Нам надо действовать!.. Ребята!!! Я придумал! Ура! — завопил он вдруг так громко, что даже Кудла, лежащая рядом, подняла голову и, навострив уши, два раза тявкнула.
     
     
      ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ Тайна воздействия на расстоянии
     
      Не предупредив никого из домашних, Сергей Синявин, вернувшись от бабушки, ушёл в лабораторию и заперся там.
      «Конечно, очень обидно, что история с недостающими страницами записей прадеда кончилась неудачей. Но приходить в отчаяние не из-за чего, — решил Сергей. Ведь первый же опыт с термобатареей дал такие блестящие результаты. Просто растяпа Валька всё напутал с этим столом и меня поставил в дурацкое положение».
      Сергей зажёг спиртовку и приступил к наблюдениям за своей термобатареей. Стрелка измерительного прибора медленно поползла по шкале. Достигнув тридцати трёх миллиампер, стрелка остановилась.
      «Пока всё идёт правильно, — подумал Сергей. — Через несколько минут батарея сразу даст сильный ток. « Но прошло несколько минут, полчаса, час стрелка прибора по-прежнему оставалась на цифре «тридцать три».
      Уже совсем под вечер Сергея разыскал Николай, и они вдвоём принялись возиться с термобатареей, проделывая различные опыты — к сожалению, по-прежнему безрезультатные.
      Быть может, потому, что в вестибюле лабораторного корпуса дежурил не слишком строгий вахтёр, студенты засиделись совсем допоздна, дольше того времени, когда полагалось покинуть лабораторию. И нужно сказать: тут им определённо посчастливилось. В тот самый момент, когда оба собрались идти домой и Сергей уже наклонился к термобатарее, чтобы задуть голубое пламя спиртовки, странное явление, которое они наблюдали вчера, вновь повторилось.
      Откуда-то издалека послышалось знакомое гудение, и стрелка амперметра поползла вверх. Термобатарея опять начала вырабатывать электрический ток большой силы.
      — Я только этого и ждал... — нервным шёпотом произнёс Сергей, не отрывая глаз от круглого электроизмерительного прибора с блестящим никелированным ободом.
      — Кажется, действительно на работу термобатареи влияет этот шум... Странно... — также шёпотом произнёс Николай.
      — Да-да... Точно, как описано у прадеда, — не поднимая головы, сказал Сергей.
      — Дело, как видно, серьёзное...
      — Конечно, серьёзное! И очень несложное притом! Остаётся только узнать, что это за шум, влияющий на работу термобатареи, и величайшая проблема современной электротехники будет лежать у моих ног! Ключ уже у меня в руках! В сущности, теперь даже можно наплевать на недостающие страницы. Остаётся только поблагодарить прадедушку.
      — Подожди! Чего это ты так непочтительно... — попробовал перебить своего товарища Николай.
      Но Сергей не слушал его и продолжал всё так же возбуждённо:
      — Ты только подумай, чем всё это пахнет! Величайший переворот в электротехнике! Величайший переворот в электротехнике! Моё имя станет известным повсюду! Величайшая сенсация в научном мире!
      — Перестань, наконец! С ума ты сошёл! — не вытерпел Николай. -Перестань дурака валять! Давай лучше подумаем о деле... Я предлагаю сейчас же позвать сюда Виктора Николаевича.
      Однако предложение Николая призвать на помощь заведующего учебными лабораториями, как и в прошлый раз, вызвало со стороны Сергея резкий протест.
      — Сами разберёмся. Обязательно разберёмся сами! — заявил он твёрдо и решительно.
      В этот момент прекратился откуда-то доносившийся шум и одновременно с этим резко уменьшился ток, вырабатываемый термобатареей.
      Несмотря на позднее время, Сергей настаивал немедленно заняться обследоВанием причины шума, который появляется в тот момент, когда опытная установка начинает работать самым изумительным образом.
      Николай понял, что противиться желанию своего товарища совершенно невозможно. Да, кроме того, неожиданный результат опыта, пусть кратковременный и очень странный, конечно, требовал к себе настоящего и очень серьёзного внимания. Дело, в которое никто не верил, могло обернуться теперь совсем иначе.
      И вообще было интересно, что всё это значит. Почему примитивная и невзрачная на вид термобатарея, наспех построенная студентами, батарея, представляющая собой лишь чуть видоизменённый образец уже известных и вырабатывающая при нагреВании лабораторной спиртовкой совсем слабый электрический ток, вдруг начинает работать ни с того ни с сего совершенно иначе? неужели на неё действует в этом случае «что-то постороннее, находящееся за стеной»?
      в том, что на работу электрического прибора может оказывать влияние «что-то постороннее», никакого отношения к этому прибору не имеющее, не было ничего сверхъестественного. Николай припомнил случай с французским физиком Бранли, описанный во многих учебниках физики.
      в конце прошлого века молодой французский физик Бранли защищал диссертацию на учёную степень. Его научная работа была не слишком сложной и называлась «электропроводимость порошков».
      Бранли должен был изучить, как различные порошкообразные массы пропускают через себя электрический ток и какое при этом оказывают сопротивление прохождению тока.
      И вдруг выяснилась совершенно неВероятная вещь, показавшаяся в то время многим таинственной...
      Как известно, металлы — это хороший проводник электрического тока. Одни из них лучше проводят ток, другие — хуже. в этом случае принято говорить, что одни металлы оказывают меньше сопротивления электрическому току, а другие больше. Физики давно измерили сопротивление всех существующих на земле металлов и составили специальную таблицу, которая так и называется: «таблица электрического сопротивления металлов». Выяснилось, что лучше всех проводит электричество серебро, а затем, чуть хуже, — красная медь. Делать электрические провода из серебра, конечно, невыгодно, серебро — драгоценный металл, поэтому стали изготовлять различные проволоки и электрические кабели из красной меди.
      А как проводят электрический ток порошки из тех же металлов? Ведь порошок — это не сплошной металл, а тысячи мельчайших крупинок, соприкасающихся друг с другом. Электрическому току приходится в этом случае идти уже не по сплошной металлической массе, а преодолевать множество маленьких контактов между крупинками.
      Изучением этого вопроса и занимался физик Браили. он брал стеклянные трубочки, насыпал в них различные порошки и, пропуская через них электрический ток, наблюдал с помощью электроизмерительного прибора, как этот ток проходит.
      Почти в самом начале своих опытов физик столкнулся с очень загадочным и совершенно необъяснимым явлением. он заметил, что металлический порошок, помещённый в стеклянную трубочку, ведёт себя как-то странно. в одно время дня он плохо проводит электрический ток, а в другое — лучше. ничего не менялось на лабораторном столе физика, к трубке с порошком никто не прикасался, не передвигал её, а стрелка электроизмерительного прибора вдруг ни с того ни с сего в определённое время начинала качаться и указывать, что сопротивление порошка изменилось, через него уже проходит ток более сильный, чем несколько минут назад.
      Физик стал брать для своих опытов порошки из самых различных металлов, и оказалось, что они почти все подчиняются этому странному закону: в определённые часы дня, на некоторое время, без видимой причины изменяют своё сопротивление.
      В лабораторию молодого физика стали приходить многие учёные, чтобы собственными глазами посмотреть на это странное явление. Всех очень интересовал вопрос, в чём тут дело. Что влияет на порошок? И почему именно в определённые часы? а самым таинственным казалось то, что в воскресные дни явления этого не замечалось.
      Искать разгадку причины за стеной лаборатории, конечно, Никому не приходило в голову, а она таилась именно там, вернее даже — за несколькими стенами старинного здания Парижской академии наук.
      Как-то молодой физик, уже потерявший надежду найти объяснение этому загадочному явлению, просматривал в канцелярии толстую журнальную тетрадь, в которой велись записи всех опытов, производящихся по всем лабораториям академии. Перелистывая тщательно разграфлённые страницы, он вдруг обратил внимание на интересное совпадение. как раз в те самые часы, когда у него с порошками творилось нечто неладное, в другой лаборатории производились опыты с большой индукционной катушкой.
      Трудно было поверить, что между порошком, мирно покоящимся в стеклянной трубке, и проволочной катушкой, находящейся за несколькими стенами, может быть какая-то взаимосвязь. но часы, когда катушка работала, удивительно точно совпадали с явлением, происходящим в лаборатории молодого физика. И самое удивительное было то, что по воскресеньям, когда индукционная катушка, судя по графику, совсем не работала, с порошком ничего не происходило: его сопротивление было постоянным и не изменялось.
      ВзволноВанный этим загадочным совпадением, молодой учёный направился в лабораторию, где стояла большая индукционная спираль.
      В то время индукционная катушка, или, как её иногда называют, индукционная спираль, была редкостью. Это теперь её можно увидеть почти в каждом физическом кабинете средней школы. А там, где её нет, учащиеся даже сами могут изготовить под руководством педагога этот несложный, но очень интересный физический прибор. с его помощью электрический ток от батареи или от электрической сети можно превратить в ток настолько высокого напряжения, что между проводниками с треском прыгают огромные фиолетовые искры — от десяти сантиметров до метра длиной. Просто маленькие молнии! а когда находишься рядом с работающей катушкой, то чувствуешь, как воздух насыщается озоном — точно так, как это бывает во время грозы в лесу или в поле.
      Молодой учёный зашёл в чужую лабораторию именно в тот момент, когда находившаяся там индукционная спираль работала. Он увидел, как огромные сине-фиолетовые искры с монотонным жужжанием сыплются на железный лист, лежащий на лабораторном столе. в комнате пахло озоном и чем-то жжёным. ут испытывали различные изоляторы: как они пробиваются очень высоким электрическим напряжением.
      «какая же может быть связь между этой искрой и лежащей совсем в другой комнате стеклянной трубкой с серебряным порошком?» — подумал физик.
      Общими усилиями учёных, пришедших на помощь молодому физику, наконец удалось установить, что связь эта существует.
      Оказалось, что электромагнитные волны, всегда образующиеся там, где проскакивает электрическая искра, проникают сквозь толщу воздуха, сквозь стены, сквозь стеклянную трубку, в которой заключён металлический порошок, и оказывают на него особое действие. отдельные крупинки порошка как бы плотнее «слипаются» между собой, и весь порошок начинает значительно лучше проводить электрический ток.
      с той поры стеклянная трубка, наполненная металлическим порошком, стала известна в физике под назВанием «трубка Бранли». с её помощью можно было воспроизвести интересный физический опыт, показывающий влияние невидимых электромагнитных волн на проводимость металлического порошка.
      Однако приспособить эту забавную трубку для каих-либо практических целей долго никто не мог. Да и не пытался даже! олько гениальный русский учёный, изобретатель радио александр степанович Попов обратил внимание на эту трубку, когда конструировал свой первый в мире радиоприёмник.
      в таком виде, как её сделал Бранли, трубка для радиоприёмника, конечно, не годилась. Попову пришлось сильно видоизменить её и усовершенствовать. но тем не менее русский изобретатель всегда отдавал должное заслугам французского учёного, труды которого могли приблизить исторический день изобретения радио.
      Даже один этот интересный пример из истории техники, когда работа одного прибора оказывала влияние на работу другого, говорил о том, что в результатах опытов студентов не было ничего таинственного и неожиданного. Необходимо было только немедленно разобраться в том, что это был за шум, с появлением которого маленькая термоэлектрическая батарея неожиданно начинала вырабатывать очень сильный ток.
      Оба студента понимали, что медлить нельзя, надо сразу же обследовать весь лабораторный корпус. ведь «что-то», повлиявшее на результаты опытов с термобатареей, могло измениться. если где-то, в одной из комнат здания, производятся какие-либо опыты или работает какая-нибудь машина, то уже час спустя или даже ещё скорее люди могут уйти, и тогда очень трудно будет узнать, что именно повлияло на работу маленькой термоэлектрической батареи.
      Но когда Николай снова предложил пригласить Виктора Николаевича, сергей наотрез отказался.
      — Вообще не следует привлекать лишнего человека к этому делу, — заявил Сергей.
      — То есть как лишнего? Я тебя не понимаю! — возмутился Николай. -Заведующий учебными лабораториями — лишний! ему хорошо известно, что сейчас делается во всем лабораторном корпусе, и вообще он может помочь нам разобраться.
      — Всё это верно. Но понимаешь... — Сергей остановился и продолжал уже немного смущённо: — Понимаешь, какое дело... Изобретение всё-таки по наследству досталось мне от прадедушки... а дело, как ты видишь, получается очень серьёзное... Появятся лишние люди, которых...
      — Что ты за ерунду говоришь, Сергей! — пробасил Николай, насупив брови. Откуда у тебя вдруг такое? Значит, и мне надо уйти!
      — Нет-нет! — спохватился Сергей. — Ты мой друг. Ты уже помогал мне много... И вообще ты меня не так понял! Я сейчас нервничаю и потому, может быть, не точно выражаю свои мысли. Ну, одним словом, приятно, когда правнук изобретателя доводит дело своего прадеда...
      Сергей запнулся, не зная, как закончить свою мысль.
      — Ты действительно нервничаешь, — спокойно заметил Николай.
      — Вот-вот! — обрадовался Сергей. — Я нервничаю ещё потому, что нельзя терять ни одной секунды, а мы торчим тут без дела. Пойдём немедленно! Надо поскорее обследовать весь корпус...
      — Только как это сделать?.. — задумался Николай. — Без разрешения Виктора Николаевича неудобно... И вообще я не могу представить себе, что в такой поздний час тут кто-то работает. Почти уверен, что все комнаты закрыты. Как мы в них попадём?
      — Это как раз несложно. Надо пойти к дежурному шахтёру. Ключи он даст. Ему известно, что Побединский разрешает нам тут работать почти в любое время. Пойдём скорее! Сначала надо посмотреть, не открыты ли какие-нибудь комнаты...
      Притворив за собой дверь, Сергей запер её на ключ. Сделал он это тщательно, проверив несколько раз, хорошо ли держит замок.
      Длинный коридор, под высоким сводчатым потолком которого редко горели маленькие лампочки, встретил студентов гулким эхом их собственных шагов.
      Все двери были закрыты, только откуда-то издалека сышалось приглушённое ворчанье.
      — А это что такое? — почему-то шёпотом спросил Сергей, настораживаясь.
      — Это снаружи... Давай подойдём к окну... — тихо пробасил Николай.
      Через высокое окно в конце коридора был виден двор. Он слабо освещался несколькими лампочками, чуть раскачивающимися на столбах от ветра. Вдали, по асфальтироВанной дороге из города в институт, тянулись два острых луча, качающихся вверх и вниз. И каждый раз, как только они нащупывали растущие вдоль дороги деревья, листья вспыхивали серебристо-молочным светом, и затем быстро гасли и растворялись в темноте.
      — Это грузовик приближается, он и шумит, — сказал Сергей по-прежнему шёпотом.
      Откуда-то издалека, по-видимому с нижнего этажа, послышались хлопанье дверей и чьи-то шаги.
      — Мы ведём себя, как мальчишки. Надо или разбудить Виктора Николаевича, или идти спать недовольным голосом пробубнил Николай, отходя от окна.
      Когда студенты спустились по лестнице со второго этажа, их встретил дежурный вахтёр.
      — Заработались, молодые люди! Я уже собирался идти вас разыскивать. Только что из двадцать седьмой и двадцать девятой комнат ушли, а вы последние остались на втором этаже, — проговорил он, зевая и побрякивая связкой ключей.
      — Из двадцать седьмой и двадцать девятой только что ушли? -переспросил Сергей.
      — Совершенно верно. Тоже засиделись неизвестно зачем... — ответил вахтёр, зевнув ещё раз. — Вот я и смотрю, — продолжал он, медленно направляясь к входным дверям. — С первого этажа — от двух комнат ключей ещё нет. И во втором этаже — в одной ещё занимаются.
      И для чего, скажите, это делается? Дня, что ли, мало?
      — Товарищ дежурный, тут вот какое очень серьёзное дело... — начал Сергей. — Мы работаем над одним важным изобретением...
      — Понимаю, понимаю, — согласился вахтёр.
      — Нам немедленно нужны ключи от двадцать седьмой и двадцать девятой комнат, одним словом...
      — Не понимаю. Вы же во втором этаже, в сорок третьей работаете?
      — Видите ли, какое дело, — вступил в разговор Николай. — Мы только что наблюдали очень интересное и даже загадочное явление...
      — Понимаю, понимаю... — утвердительно кивнул головой вахтёр.
      — Нужно посмотреть, что делается в комнатах на нижнем этаже. Обязательно! — заволновался Сергей.
      — А вот этого не понимаю... — развёл руками вахтёр.
      — Тут вот в чём дело, — продолжал Николай. Между электрическими приборами иногда может существовать индуктивная взаимосвязь, даже на большое расстояние...
      — Понимаю, понимаю, — моргая глазами, снова согласился вахтёр.
      — Значит, вы понимаете, зачем нам ключи от двадцать седьмой и двадцать девятой? — спросил Сергей.
      — Нет, не понимаю. Вам разрешено работать только в сорок третьем, которая на втором этаже.
      — Товарищ вахтёр! Быть может, из этих комнат к нам на второй этаж попала какая-нибудь индукция: электрическая или электромагнитная... А может быть, какое-нибудь излучение...
      — Всё прекрасно понимаю! Всё!
      — И я сын Веры Михайловны Синявиной, преподавательницы, работающей в институте. Неужели мне нельзя доверить ключи?
      — А вот этого, дорогой товарищ, я не понимаю! Если вы сын преподавательницы, то по-вашему выходит, что можете нарушать существующие порядки? Так, что ли? Да будь тут хоть сын самого директора института, товарища Дудниченко, то я ему отвечу то же самое: не понимаю, да и всё!
      * * *
      Возвратившись домой, Сергей нашёл на своём письменном столе Валину записку следующего содержания:
      Серёжа! Пишу тебе вкратце.
      Эту страничку мы отняли у собаки Кудлы. А она отняла её у девочки Маши. Машины стальные пальцы были завёрнуты в эту бумагу. Они потерялись, и мы их долго искали в траве. Тут и выяснилось, что Маша — дочь водителя грузовика, на котором перевозился бабушкин стол.
      Валя.
      Рядом с запиской лежал замасленный и порВанный лист, у которого не хватало нескольких оторВанных клочьев.
      Разобрать написанное было необычайно трудно. То немногое, что Сергею удалось всё-таки прочесть, оказалось малопонятным.
      ...он очень благоволил. ИВан Филиппович всегда отличался точностью, аккуратностью и завидной памятью. Следовательно, оставить сей прибор без присмотра...
      Дальше была вырВана часть страницы.
      ...железные листы нагрелись до такой степени, что когда я неосмотрительно прикоснулся к ним рукой, то от неожиданности...
      Продолжение строчки было, видно, совершенно изжёВано зубами собаки.
      ...А в первую голову то, как сохранить сей уникальный экземпляр, столь дорогой для ИВана Филипповича. Ведь его энергическая подготовка к Промышленно-художественной выставке, имеющей быть в Москве не позже...
      Дальше можно было разобрать лишь некоторые слова:
      «...кузнецы...» «престиж...» «...в будущем смелые, честные и любознательные потомки, умеющие бороться за справедливость...»
      Сергей не стал будить валю, как ему хотелось вначале, чтобы узнать от него подробности появления этой страницы. Раздевшись, он потушил свет и улёгся спать. Слишком уж много волнений было за сегодняшний день.
     
     
      ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ Почти «всадник без головы»
     
      Утром следующего дня Николай Карцев вошёл в переднюю квартиры Побединского и остановился возле дверей в нерешительности.
      Вероника Аркадьевна окинула его с головы до ног пристальным взглядом. Отметив с неудовольствием, что вошедший был без головного убора, без галстука, в ковбойке с засученными до локтя рукавами, Вероника Аркадьевна, не очень любившая, когда студенты приходили к её мужу по какому-нибудь делу на квартиру, сухо попросила вошедшего подождать и скрылась за дверью.
      Николай почувствовал себя неловко. Он был от природы очень застенчив.
      В шумной компании товарищей Николай чаще молчал и редко пытался завладеть её вниманием. Поэтому у людей, не знакомых с характером Николая, в первые минуты могло составиться представление о нём, как об очень необщительном человеке.
      На свете существовала лишь одна компания, в которой Николай всегда себя чувствовал свободно и иепринужденно, — это ребячья компания. Вот почему товарищи, наблюдавшие часто, с каким энтузиазмом разглагольствует Николай среди обступивших его подростков, говорили ему, что он по призванию педагог, а совсем не инженер.
      Пока Николай стоял в прихожей, раздался ещё один звонок. Вероника Аркадьевна открыла дверь и пропустила Ваню. Омотрев внимательно его костюм, а в особенности начищенные до блеска ботинки, она предложила ему следовать дальше, в комнату Пети. По-видимому, Ваня, товарищ её племянника, был в этом доме свой человек и порядки знал.
      — Виктор Николаевич просит вас немного подождать, — сказала Вероника Аркадьевна Николаю. — Он очень занят. Пойдёмте, я укажу вам место, где вы можете посидметь. — И она провела Николая в столовую, где он уселся на краешек мягкого кресла.
      За дверью смежной комнаты слышался оживлённый разговор Пети и Вани. Николаю очень хотелось пойти туда, но он не знал, можно ли это сделать без разрешения строгой хозяйки дома. Он обрадовался, когда дверь отворилась и оттуда высунулась рыжая голова Пети.
      — Дядя Коля! Вы уже знаете, что с помощью Кудлы нам удалось обнаружить вчера ещё одну страницу? — спросил Петя торжественно.
      — Знаю, — ответил Николай.
      — Значит, тут дело всё-таки нешуточное! — продолжал Петя.
      — Да как тебе сказать... — начал было Николай.
      Но Вероника Аркадьевна, воспользовавшись небольшой паузой, спросила его:
      — Отчего это наша молодёжь любит ходить в ковбойках?
      Николай улыбнулся, собираясь что-то ответить, но тут вмешался Петя.
      — Тётя, а я знаю, почему! — сказал он, продолжая стоять в дверях. -Потому что ковбойку носят ковбои. В этом слове сразу чувствуется что-то такое... необыкновенное: пампасы, прерии...
      — Ты так думаешь? Возможно, что ты прав, — проговорила Вероника Аркадьевна.
      — А ты знаешь, — сказал Николай, — что «кау» в переводе на русский язык это «корова», а «бой» это «мальчик». Следовательно, слово «ковбой» обозначает «коровий мальчик». Иначе говоря, пастух...
      Вероника Аркадьевна ничего не ответила и куда-то вышла. Что же касается Пети, то лингвистическое сообщение Николая его явно разочаровало.
      В комнату вошёл Виктор Николаевич. Поздоровавшись с гостем, он извинился, что не мог пригласить его к себе в кабинет, поскольку там ещё не убрано.
      — Невероятная вещь, Виктор Николаевич... — начал Николай, смущаясь и не зная, куда девать руки. — Термобатарея иногда как-то странно работает...
      — В чём же заключается эта странность? — спросил Побединский, присаживаясь к столу.
      — Дело в том, что она неожиданно начинает вырабатывать такую мощность, что стрелка измерительного прибора чуть не гнётся. и всё это ттроисходит при очеiть странных обстоятельствах, в тот самый момент, когда откуда-то, из-за стены, слышится жужжанье.
      — Жужжанье? — переспросил Побединский.
      — Вчера это произошло, как и в первый раз, поздно вечером... Сидим мы... кругом тихо. Вдруг слышим, как где-то что-то жужжит. Я посмотрел на стрелку электроизмерительного прибора и увидел собственными глазами...
      — Позвольте... — перебил Виктор Николаевич. — Значит, вы утверждаете, что ваша маленькая термобатарея начала вырабатывать более сильныи ток, чем ей полагается? Действительно странно... Затем, вы говорите, что прибор действует только тогда, когда где-то вдали слышится какой-то шум. Так? Это уже совсем странно.
      — Виктор Николаевич, — горячо заговорил Николай, которому показалось, что в голосе профессора прозвучали нотки недоверия, -взаимосвязь между работой термобатареи и отдалённым шумом, который появляется в здании, — кажется, на первом этаже, — совершенно очевидная вещь! К сожалению, была уже ночь и в лабораторном корпусе почти никого не было. А вахтёр не разрешил нам обследовать здание...
      Тихонько скрипнула дверь. Николай оглянулся и увидел сквозь щель между дверными створками Петю, который слушал разговор с расширенными от удивления глазами. Сзади стоял Ваня, очень серьезныи и сосредоточенный.
      — Какая же тут может быть взаимосвязь? На расстоянии... Через стены... проговорил как бы про себя Виктор Николаевич. — И откуда мог проникнуть этот шум?.. Совершенно абсурдная вещь...
      — Я вспомнил, Виктор Николаевич, открытие Бранли, когда за несколькими стенами работала индукционная катушка и влияла на проводимость металлических порошков, находившихся совсем в другой комнате. Ведь тогда тоже многим казалось таинственным и необъяснимым, что стрелка электроизмерительного прибора начинала ни с того ни с сего колебаться в определённые часы.
      — Да, да... Это верно... — подтвердил Побединский. — Некоторым реакционным учёным того времени даже хотелось увидеть в этом явлении связь с господом богом, поскольку в воскресные дни оно не наблюдалось. А потом выяснилось, что индукционная катушка, находившаяся совсем в другом конце здания Парижской Академии наук, по воскресеньям не работала. История с открытием бранли — вещь понятная, — продолжал Виктор Николаевич. — Просто в те времена люди плохо представляли себе, что такое радиоволны, и совсем не знали, что они влияют на металлические порошки.
      — Значит, тут не радиоволны, а что-либо другое, — заметил Николай.
      — Что другое? Вы же всё-таки студент второго курса и, насколько мне известно, хорошо знаете физику. Что может быть другое? Космические лучи? Радиоактивное излучение? Во-первых, как они могут повлиять на работу термобатареи? Это же чепуха! А во-вторых, откуда им взяться в нашей учебной лаборатории? — рассуждал Побединский.
      — В нашем веке, даже не очень давно, Виктор Николаевич, были сравнительно неожиданно открыты принципы радиолокации. И даже, я бы сказал, при некоторых странных обстоятельствах, — возразил Николай.
      — Нет, позвольте, позвольте! Что вы подразумеваете
      под понятием «странные обстоятельства»? Давайте вспомним и разберёмся...
      Петя, на которого разговор о странном или таинственном всегда действовал возбуждающим образом, уже давно находился возле приоткрытых дверей и внимательно слушал. Рядом с ним стоял Ваня.
      И ребята познакомились с интереснейшим эпизодом из истории техники.
     
      * * *
     
      Как-то изобретатель радио Александр Степанович Попов производил опыты на морских судах в открытом море. На одном корабле был установлен радиопередатчик, а на другом — приёмник. Корабли удалялись друг от друга, снова сближались, и в течение всего этого времени радиосвязь действовала безотказно. Моряки, для которых в то время радиосвязь была новинкой, не могли нарадоваться, как быстро и чётко передаются невидимые сигналы с одного корабля на другой. Но вот произошла досадная заминка. Радиосвязь вдруг оборвалась, и наладить её никак не удавалось. Забеспокоились моряки: ведь любая связь годится в морском, а тем более в военно-морском деле лишь в том случае, когда она действует совершенно безотказно. Значит, непригодно для них изобретение Попова! Совсем недалеко друг от друга стоят корабли, а переговариваться не могут.
      И вот тут Александр Степанович Попов обратил внимание, что между кораблями, на которых были установлены передатчик и приёмник, проходит третий — бронированный крейсер.
      Каково же было удивление Александра Степановича и всех присутствующих при опытах, когда радиосвязь восстановилась сама по себе, как только третий, случайно проходивший мимо корабль ушёл дальше! Неужели он заслонял радиоволны и не позволял им достигнуть радиоприёмника?
      Пришлось с помощью сигнальных флажков позвать обратно ушедший в море крейсер и заставить его пройти прежним путём. Оказалось, что предположение Александра Степановича верно. Металлическая броня крейсера отражает радиоволны, словно зеркало свет. Изобретатель радио тут же сказал, что это явление можно будет использовать в будущем для того, чтобы в темноте и в тумане обнаруживать на далёком расстоянии вражеские корабли при помощи радиоволн, которые они отражают.
      В то время радиотехника только зарождалась, и немедленно осуществить новую идею изобретателя радио было трудно. Но спустя много лет радиоинженеры вспомнили о ней — и вот при каких интересных и загадочных обстоятельствах.
      Проводилось испытание маленьких коротковолновых передатчиков и приёмников. Для такой работы нужна большая и ровная площадка. Радиоинженеры решили, что лучше всего воспользоваться большим аэродромом: места там много. И вот на одном конце аэродрома они установили радиопередатчик, а на другом испытываемый радиоприёмник.
      Вначале всё шло хорошо. Аппаратура работала вполне исправно. Человек у радиоприёмника сидел перед электроизмерительным прибором и записывал в блокнот показания стрелки.
      Но вдруг ни с того ни с сего произошла непонятная вещь. Стрелка прибора, которой полагалось стоять на месте, вдруг вздрогнула и начала качаться.
      Испытатели всполошились: что же это такое? Значит, аппратура работает плохо, портится! В чём причина?
      Но только они собрались искать причину неисправности, как колебание стрелки прекратилось само собой. Однако настоящим испытателям успокаиваться в этом случае было нельзя: ведь если один раз испортилось, то, следовательно, может испортиться опять.
      Осмотрели внимательно свои аппараты. Всё оказалось в полном порядке. И только успели они это сделать, как стрелка электроизмерительного прибора опять стала качаться.
      Так повторялось в течение дня много раз. То стрелка стояла на месте как вкопанная, а то вдруг без всякой причины начинала болтаться -иногда сильно, а иногда слабо.
      Сотрудники, производящие испытание, в раздумье расхаживали возле своей аппаратуры и старались сообразить, чем объяснить это загадочное явление. А вскоре явление показалось им не только загадочным, но даже и таинственным.
      Один из присутствующих заметил, что стрелка начнает чуть-чуть колебаться, как ни странно, именно тогда, когда сотрудники двигаются, расхаживают рядом по полю. Наблюдавший за стрелкой человек попросил приствующих на секунду замереть на месте. Конечно, удивились, но странную просьбу выполнили. Наблюдатель увидел, что стрелка тоже при этом замерла...
      Но в тот самый момент, когда все, недоумевая, стояли неподвижно, к месту испытания стал приближаться какой-то человек. Это был подросток, посыльный, срочно разыскивающий одного инженера, чтобы вручить ему телеграмму. Он мчался по аэродромному полю во всю прыть, одной рукой поддерживая сумку, болтавшуюся у него через плечо, а другой размахивая телеграммой. Человек, наблюдавший за стрелкой, увидел... как а начала колебаться. По мере того как посыльный приближался, она раскачивалась всё сильнее и сильнее.
      — Стрелка двигается оттого, что по полю бежит человек!!! — закричал наблюдатель за электроизмерительм прибором.
      Все присутствующие начали следить за стрелкой. Она, действительно качалась всё время, пока бежал подросток. А как только он очутился рядом и его попросили остановиться и замереть на месте, остановилась и замерла стрелка.
      Всё это было просто удивительно! Как мог бегущий по полю человек — бегущий далеко от приёмника и передатчика — так повлиять на испытываемую аппаратуру? Стараясь не шевелиться, люди продолжали стоять у прибора и пристально смотрели на стрелку. Нет ли тут какой-нибудь ошибки?
      И в какой-то момент им показалось, что они нашли, бесспорное доказательство неисправности аппаратуры.
      Никто не двигался, люди буквально затаили дыхание, а таинственная стрелка начинала понемногу качаться...
      — Вероятно, кто-то из нас всё-таки шевельнулся, — тихо сказал руководитель испытаний. — Давайте замрём как следует...
      Но всё было напрасно. Стрелка раскачивалась всё сильнее и сильнее.
      Присутствующие видели, что по аэродромному полю при этом Никто не ходит.
      Спустя несколько минут послышался отдалённый гул, и маленькая движущаяся точка отчётливо обозначиласъ на облачном небе. Стрелка при этом закачалась ещё сильнее.
      — Неужели наша аппаратура чувствует приближение самолёта с такого расстояния? — высказал кто-то предположение, показавшееся многим совершенно фантастическим.
      Действительно, трудно было представить, что самолёт, которого ещё не видно и не слышно, влияет на маленькую чёрную стрелку.
      Однако вскоре все убедились, что именно так. Радиоинженеры разобрались, что в этом явлении, казавшемся вначале загадочным, действуют отражённые от человека или от самолёта радиоволны.
      Заработали радиоконструкторы, радиоинженеры-изобретатели, и вскоре на свет появился новый замечательный прибор, названный радиолокатором. Этот почти сказочный аппарат позволяет видеть сквозь туманы и ночную мглу, не летят ли далеко, за сотни километров, вражеские самолёты, не появился ли в море неприятельский корабль. А при помощи радиолокатора, установленного на самолёте, можно наблюдать на специальном экране очертания берегов рек и морей, и даже пустая консервная банка, покачивающаяся на волнах, будет обнаружена при помощи радиолокатора с самолёта сквозь густые облака с большой высоты.
     
      * * *
     
      После разговора профессора и студента, который ребята подслушали из соседней комнаты, Петя как-то сразу охладел к своей идее о возобновлении поисков пропавших документов, несмотря на то что ещё с утра сегодня он готовился отправиться в путь по заранее разработанному сложному плану.
      Теперь Пете больше всего на свете захотелось побывать в лабораторном корпусе, где начинали разворчиваться такие интересные события. Судя по разговору, дядя и Николай собирались вскоре пойти туда.
      Воображению Пети представлялись какие-то гудящие аппараты и даже радиоволны, которые он как-то видел на обложке научно-популярной книги, где они были изображены в виде чёрных кругов, расходящихся вокруг антенны радиопередатчика.
      Оказывается, в мире техники тоже существуют «тайны», которые надо «раскрывать»!
      — Ты читал Майн Рида «Всадник без головы»? — спросил Петя.
      — Читал, конечно, — ответил Ваня. — А что?
      — А то! — сказал Петя. — Здесь тайны почище, чем в этой книжке. Ну, например, эта самая... как её... индукционная катушка, ну та, что таинственно действовала через стены... Наверно, огромная? Ты знаешь, какая она?
      — Конечно, знаю, — спокойно ответил Ваня.
      — Может быть, её обнаружат и у нас, в лабораторном корпусе?
      — Там их, наверное, даже несколько, — заметил Ваня.
      — Неплохо было бы хоть на одну посмотреть...
      — Вот чудак! Через два года ты будешь изучать её устройство на уроке физики. Ничего особенного в ней нет! Я хоть сейчас могу сам сделать такую катушку, только бы достать тонкую иэолированную проволоку.
      — Рассказывай! — усомнился Петя.
      — И термобатарею могу сам сделать, — задорно заявил Ваня. -Проволочки из разных металлов скрутить, да и только...
      — Термобатарею? О которой Николай рассказывал?
      — Ну, может быть, не такую, а попроще. И будет от неё гореть маленькая электрическая лампочка...
      — Это ты уж слишком воображаешь!
      Ваня открыл было рот, чтобы привести какие-нибудь солидные доказательства, как неожиданно к нему пришёл на помощь Николай, слушавший весь разговор.
      — И термобатарею и катушку индукционную, конечно, вы сами сможете смастерить, — проговорил он.
      В это время в гостиную вошёл Виктор Николаевич и предложил студенту отправиться в лабораторию.
      — Ваня... Знаешь что? — прошептал Петя торопливо. — Может быть, не сразу пойдём в Красильниково, а попросим дядю взять нас с собой?
      — Обязательно! — обрадовался Ваня.
      Виктор Николаевич, к удивлению Вани, совсем не раздумывая, тотчас же дал согласие. Он не возражал даже прихватить Валю, поскольку всё равно Николай должен был зайти за Сергеем Синявиным.
      Таким образом, трое друзей неожиданно попали в лабораторный корпус длинное кирпичное двухэтажное здание, молчаливо хранившее в себе тайну, которую предстояло раскрыть.
     
     
      ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ Поиски загадочной причины
     
      К лабораторному корпусу шли через парк по широкой песчаной аллее.
      По всему парку разносился громкий скрипучий звук, как от езды несмазанной коляски. Это каталась на детском педальном автомобиле дочь директора института — Лена, девочка лет десяти.
      Провожая взглядом проехавшую мимо роскошную модель автомобиля, с никелированными фарами и какой-то красной эмблемой на радиаторе, Ваня спросил:
      — Дядя Коля, а можно ли установить термобатарею на... вон таком детском автомобиле? Поставить её под капот, а сзади присоединить к колёсам маленький электромотор. Подогревать термобатарею можно сухими еловыми шишками: пусть себе потихоньку тлеют, как в самоваре, их у нас в парке много.
      — Да ты, я вижу, изобретатель! — пробасил Николай. — Что ж, попробуй может, что-нибудь и выйдет.
      Виктор Николаевич решил по дороге заглянуть в мастерскую, находившуюся в том же здании, что и лаборатория.
      Студенты и ребята остались ждать возле дверей, откуда нёсся монотонный шум работающих станков и тяжёлые удары молотка по металлу. Только Ваня, постояв немного в раздумье, к удивлению Пети и Вали, вдруг перешагнул через порог с видом человека, который тут бывал уже не раз.
      И действительно, через открытые двери Петя и Валя увидели, как к Ване подошёл какой-то человек с маленькой козлиной бородкой, в синем комбинезоне, сапогах и, по-свойски стукнув его по плечу, о чём-то с ним заговорил.
      — Это кто такой? Чего тебе там было нужно? — заинтересовались они, когда Ваня возвратился.
      — Мастер Афанасий Степанович Гром. Мне нужно было договориться с ним насчёт одного дела... Насчёт проволоки, в общем, — ответил небрежно Ваня почему-то чуть сиповатым голосом, видно желая казаться в эту минуту более взрослым.
      Виктор Николаевич вышел наконец из мастерской, и все поднялись на второй этаж.
      Вот и комната, где Сергей производил свой опыт с термобатареей. С глубочайшим уважением и нескрываемым интересом Петя осматривал помещение, где, как он слышал, наблюдалось какое-то необыкновенное, из ряда вон выходящее и даже «таинственное» явление. Всё тут казалось ему загадочным и даже подозрительным. Вот наглухо прикреплённый к стене застеклённый шкаф, на верху которого стоит коробка из оцинкованного железа, а от неё идёт красиво гофрированная на изгибах широкая труба и тянется по потолку через всю комнату.
      — Что это? — тихо спросил Петя. — По-моему, вентиляция... В этом шкафу, наверно, варят что-нибудь такое... едкое, — шепнул Ваня.
      — А эти чёрные шнуры зачем протянуты под потолком и вдоль стен? — не унимался Петя.
      — Чудак! — улыбнулся Ваня. — Какие же это шнуры! Разве не видишь, что они привязаны к белым фарфоровым роликам: это толстые изолированные провода... По ним может идти ток большой силы...
      Петя осматривал разбегающимися глазами аппараты и машины на лабораторных столах. Их много. Некоторые из них покрыты лаком, другие — какой-то очень красивой чёрной краской, с мельчаишим узором, напоминающим работу Деда Мороза на оконных стёклах. На приборах — блестящие рукоятки и кнопки. А у некоторых круглые застеклённые окошечки, обведённые никелированным ободком. За стеклом виднеются чёрные стрелки, упирающиеся своими острыми концами и деления с цифрами.
      Всё это представлялось Пете не только таинственным, но и величественным. Ему вдруг показалось даже странным, что у него раньше не возникало такого ощущения, когда он смотрел на какие-либо аппараты и приборы.
      В то время как Петя бродил между лабораторными столами, Ваня и Валя не отходили от взрослых и внимательно прислушивались к каждому их слову.
      Студенты показали Виктору Николаевичу свою опытную термобатарею.
      Ваня не заметил ничего особенного или сложного в маленькой модели, стоявшей на лабораторном столе перед Виктором Николаевичем. Ведь и по объяснению Николая и по научно-популярной книжке, куда Ваня успел недавно заглянуть, выходило так, что термобатареи очень просто делаются из скрученных, свинченных или склёпанных между собой проволочек или пластинок обязательно разнородных металлов. Тут же разница была лишь в том, что соединялись между собой не разнородные металлы, а какие-то, толщиной в палец, серые столбики и медные проволоки. Кусочек проволоки, прикрученный к концу одного столбика, шёл к концу второго, а от другого конца этого столбика — к следующему. Получалась зигзагообразная цепочка. Она была свёрнута в спиральные круги, образующие стопку цилиндрической формы, из которой торчали кончики палочек, обмотанные проволокой.
      — А что это белое... Между палочками? — спросил Ваня.
      — Негорючий картон из асбеста. Для изоляции, — скороговоркой ответил Николай.
      — Ты ещё в этом ничего не понимаешь, и вообще не мешай нам тут! — так же быстро, но уже с совершенно другой интонацией, пренебрежительно и строго, добавил Сергей, зажигавший спиртовую лампочку.
      Ваня обиженно отодвинулся от стола. Это он-то не понимает, что такое изоляция?! Сколько раз ему приходилось обматывать липкой изоляционной лентой оголённые места провода, когда он мастерил радиоприёмник! Или хотя бы взять асбест. Этот хрупкий картон, который можно даже истереть между пальцами в белый порошок, не раз побывал у Вани в руках. Как-то он, помогая Афанасию Степановичу Грому чинить электрический утюг, даже вырезал для него из асбестового картона пластинку.
      — Серёжа, ты зачем обидел Ваню? — заступился за своего товарища Валя, укоризненно глядя на старшего брата.
      — И ты ещё тут!.. — раздражённо проговорил Сергей. И, повернувшись к Виктору Николаевичу, сказал жалобным голосом: — Я не понимаю, зачем здесь эти мальчики? Они просто мешают. Тут ведь не игрушки, а очень серьёзное дело...
      — Очень серьёзное, — согласился Виктор Николаевич. — И тем не менее... продолжал он, пододвигая свой стул ближе к столу, — тем не менее пусть остаются, хотя бы для того, чтобы вы учились вести себя спокойно и прилично при любых обстоятельствах...
      — Постараюсь, Виктор Николаевич, — ответил Сергей сдержанно, подставляя горящую спиртовку под дно термобатареи. Не более чем через десять секунд притихшие ребята увидели, как вздрогнула стрелка электроизмерительного прибора и поползла в сторону, чуть покачиваясь.
      По мере того как нагревалась термобатарея, всё дальше уходила стрелка. Наконец она замерла на месте.
      — Здорово!.. — прошептал Петя, видно забывший про неприятность, случившуюся три минуты назад сего товарищем.
      — Тише... Потом я тебе всё объясню... На, возьми, — также шёпотом проговорил Николай, обернувшись.
      В руках у Пети очутилась длинная леденцовая конфета, завёрнутая в красную бумажку. Но Петя даже не попытался её развернуть.
      — Ток нормальный для термобатареи такого типа и размера. И вы оба утверждаете, что он становился значительно больше? — проговорил Побединский, задумчиво постукивая пальцами по клеёнке лабораторного стола.
      — Конечно! Это было так неожиданно... Неужели вы не верите? Лишь только послышался этот звук, стрелка прибора прыгнула так, что чуть не сломалась, отскочив от предохранительного упора, — сказал Сергей.
      — А может быть, вам всё это показалось? Уж очень загадочное явление...
      — Нет, Виктор Николаевич. Мы видели оба. Явление действительно наблюдалось в тот момент, когда откуда-то донёсся звук, — почтительно подтвердил Николай.
      — Что за звук! Каким образом он мог повлиять на вашу модель? Просто чепуха какая-то... Давайте попробуем разобраться... Вы говорите, что в это время работали внизу, в двадцать седьмой и двадцать девятой комнатах? — поднимаясь со стула, спросил Побединский, как показалось Пете, насторожённо.
      Сердце у Пети забилось. Быть может, вскоре произйдет нечто необычайно интересное! Петя понял, что сейчас пойдут искать какую-то машину, которая таниственным образом влияет на термобатарею. Воображение Пети нарисовало сложный механизм, со множеством колёс и шестерёнок, почему-то шагающий по комнате на трёх стальных ногах, как марсианский посланник из фантастического романа «Борьба миров». А из стеклянных глаз «марсианина» льются фиолетовые потоки каких-то особых лучей, которые, проникая сквозь стены, заставляют ежикообразную термобатарею Сергея работать совсем иначе, чем ей полагается по земным законам физики.
      В двадцать седьмой комнате действительно стояла очень сложная на вид машина, но, конечно, не похожая на «марсианскую». Однако когда машину привели в действие, то она показалась Пете ещё более таинственной, чем недавно нарисованная в его воображении.
      Вначале ничего особенного не происходило. Влючили рубильник, и одновременно с появившимся гудением за двумя круглыми застеклёнными окошечками вспыхнул дрожащий голубой свет. Кто-то из присутствующих заметил, что какой-то «ртутный выпрямитель» уже работает. Но когда Виктор Николаевич взял со стола небольшой металлический кружочек с дыркой посередине и, подвесив его на железный прут с крючком на конце, поднёс к машине, то тут же произошла совсем неожиданная вещь. Петя увидел, как задымилось масло, обгорающее на кружочке, затем он стал синим, а несколько секунд спустя он вдруг раскалился так, что с него даже посыпались искры.
      «Как же это произошло? — удивлённо думал Петя. — Ведь кружочек ни к чему не прикасался. Он и сейчас висит в воздухе. От машины не пышет жаром, как от кузнечного горна, и вообще нигде не видно огня».
      — Это высокочастотная закалочная установка... — начал было объяснять Николай, заметив, что Петя смотрит с нескрываемым любопытством.
      Но Николая позвал Сергей, и они оба побежали на второй этаж, чтобы посмотреть, не оказывает ли влияние работающая в этой комнате аппаратура на их термобатарею.
      — Тебе интересно, что это такое? — немного удивлённо спросил Виктор Николаевич, обращаясь к племяннику.
      — Ещё бы! — ответил Петя, переступая с ноги на ногу.
      — Тогда слушай, — начал Побединский, чуть улыбаясь и не выпуская из рук прут с раскалённым кружком. — В этой машине действует электрический ток, который меняет своё направление несколько миллионов раз в секунду. Такой ток называется в электротехнике током высокой частоты. Если к проволочной катушке, через которую проходит этот ток, поднести... А ещё лучше — вставить внутрь неё какой-нибудь металлический предмет... То он может нагреться до того, что даже расплавится. Вот эта катушка... Видишь? Я как раз держу над ней кружочек из железа. Сама катушка холодная — можешь даже потрогать её, — а металл от неё раскалился. Прикоснись к катушке, не бойся...
      Петя робко приблизил руку, в которой всё ещё продолжала болтаться конфета, н прикоснулся тыльной стороной ладони к толстым медным ниткам. Они действительно были холодные.
      — А как же... Это самое передаётся? Ведь я видел, что кружочек не прикасается, а раскалился... — пробормотал Петя.
      — Ты хочешь спросить, как передаётся энергия от катушки к кружочку? Сквозь воздух, на расстоянии. Внутри катушки и вокруг неё образуется невидимое электромагнитное поле высокой частоты, для которого ни воздух, ни стены не служат препятствием.
      Что такое «электромагнитное поле», Пете, конечно, было непонятно, но то, что оно «невидимо» и действует таким потрясающим образом «на расстоянии», произвело на него сильное впечатление.
      — А для чего такая машина? — осторожно спросил Ваня.
      — Сейчас расскажу. Для закалки стальных деталей часто нужно нагреть их быстро, да ещё так, чтобы раскалилась только поверхность, а середина оставалась холодной. Вот и пользуются в этом случае таким аппаратом, недавно изобретённым советскими инженерами. Как только стальная деталь, подвешенная на несколько секунд внутри катушки, нагреется, она сразу падает в воду. Получается такая хорошая и прочная закалка, какой при помощи обычного способа с огнём ни за что не получить.
      В это время вернулись Сергей и Николай.
      — Ничего не заметно. Термобатарея работает так же, как и раньше, -немного разочарованно заявил Сергей.
      — Я так и знал. Ну что же? Пойдёмте в двадцать девятую, — чуть улыбаясь, проговорил Виктор Николаевич, направляясь к дверям.
      Долго ходили ребята из одной комнаты в другую.
      Они видели замечательные электрические машины и аппараты. Некоторые из них прнводились в действие, чтобы проверить, не влияет ли их работа на термобатарею Сергея. Но всё было напрасно. Сергей и Николай, часто бегавшие в комнату, где находилась их опытная модель, каждый раз возвращались с одним и тем же сообщением: всё остаётся по-прежнему.
      Петя очень близко принимал к сердцу всё происходящее. Его волновали поиски «таинственного» устройства, упорно скрывающегося в бесконечных комнатах огромного здания учебной лаборатории. Только было обидно, что не всё оказывалось доступным его пониманию. Дядя не часто пускался в подробное объяснение, как в двадцать седьмой комнате, а Николай был очень занят.
      Наконец Виктор Николаевич, выйдя в коридор, попросил студентов зайти к нему в кабинет, как он выразился, «для серьёзного разговора», а ребятам предложил идти по своим делам.
      Пете стало вдруг так обидно, что поиски «таинственной» причины кончились и, по-видимому, безрезультатно, что он даже уронил на пол конфету, которую, сам того не замечая, всё время таскал с собой за бумажный хвост.
      — Подними конфету, — прошептал Ваня. Но было уже поздно. На конфету нечаянно наступил Сергей, и она, тихо хрустнув, рассыпалась на блестящие стекловидные крупинки, которые так и остались лежать на полу.
     
     
      ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ Преступление «босоногого адмирала»
     
      В течение нескольких дней, пока происходили все вышеописанные события, Валя, Петя и Ваня совсем забыли про своих товарищей. Они забыли решительно обо всём, что не было связано с поисками исчезнувших документов.
      Вот и теперь, снова направляясь на дачу в Красильниково, они даже не сочли нужным остановиться, проходя мимо ватаги знакомых ребят, гонявших футбольный мяч по лужайке.
      Разыскать Машу оказалось теперь делом нетрудным. Ребята встретили её у ворот дома, как раз напротив которого и состоялось их первое знакомство со столяром Кудымовым.
      — Маша, — начал Петя ещё издали, — нам почти всё известно! Признавайся, откуда у тебя та самая бумага, в которую были завёрнуты пальцы? Помнишь, в лесу?
      Девочка немного испуганно посмотрела на Петю, но, встретив сочувственные взгляды Вани и Вали, успокоилась и сказала смущённо:
      — А я и не помню... Зачем это вам?
      — Маша! — торжественно продолжал Петя. — Тут дело серьёзное, и ты должна вспомнить... Иначе знаешь, что будет?
      — Да отстань ты от меня! Чего ты в самом деле забеспокоилась девочка. Мало ли кругом Валяется бумаги... А эту... Кажется, я у сестрёнки взяла. Она играла с ней...
      — Тогда пусть сестрёнка скажет, где она взяла эту бумагу, -проговорил Валя как можно более добродушно.
      Маша предложила ребятам подойти вместе к калитке её дома и самим поговорить с сестрой.
      Через три минуты у калитки появилась крохотная девочка, беловолосая, в коротеньком белом платьице и с куклой в руке, фарфоровая голова которой была повёрнута задом наперёд.
      — Она ещё маленькая, — предупредила Маша, ~ и говорит плохо.
      Петя присел на корточки и, достав из кармана сложенный вчетверо лист бумаги, спросил:
      — Девочка, где ты взяла вчера вот такую бумагу? Скажи, пожалуйста! Мы тебе конфету дадим, — продолжал он, стараясь придать своему лицу как можно более ласковое выражение.
      Маленькая Паня застеснялась и уткнулась носом в колени сестры.
      — Хочешь конфету? Только скажи, где ты взяла вчера бумажку?
      — Дай! — отчётливо проговорила Паня, быстро поворачивая голову. Но, не увидев в руках у Пети обещанной конфеты, нахмурилась и отвернулась снова.
      — Ну, что ты тут поделаешь! — сокрушённо заметил Петя, приподнимаясь.
      В эту минуту Паня явно осмелела и, оторвавшись от сестры, потянула руку к листику бумаги со словами, звучащими, как приказание:
      — Делай лодичку!
      — Ой, ребята, знаете, что я вспомнила? — спохватилась Маша. — Надо спросить босоногого адмирала.
      — Какого адмирала? — строго осведомился Петя.
      — Босоногого! — повторила Маша. — У нас тут живёт рядом мальчишка такой, Витькой зовут, так он только и делает, что пускает по речке бумажные лодки. Всё время с засученными штанами ходит и босой вот потому и называется босоногим адмиралом.
      — Веди к адмиралу! — скомандовал Петя.
      — Ви-ить-ка! — крикнула Маша в открытые окна соседнего домика. -Выйди-ка на минуточку!
      На крыльце появился мальчик лет семи, в белой перепачканной рубашке и в тёмных брюках, одна штанина которых была засучена выше другой. Он грыз большое яблоко. На незнакомых ребят смотрел с пренебрежительным и независимым видом. Узнав, что от него требуется, он долго ещё жевал яблоко и наконец ответил:
      — В кудымовском заборе дырка есть. Так я всегда без спросу хожу к нему, он не ругается... Вот и взял у него бумагу, она под навесом валялась, где мастерская.
      — А столяр видел, как ты брал бумагу? — спросил Ваня.
      — Зачем?.. — удивился Витька.
      — Как — зачем? Может быть, бумага нужная! — не вытерпел Валя.
      Витька ещё немного пожевал яблоко и лишь потом, предварительно выплюнув шкурку, сказал:
      — А он знает, что я ничего нужного в жизнь не возьму. Гляжу, лежит возле верстака подходящая для лодок — такая, что и в жизнь не размокнет.
      — Ох, и попадёт же тебе! — сказал Валя.
      — Тише! — скомандовал Петя. — Не перебивайте меня... Ты слышал... продолжал он, обращаясь к Витьке, — слышал, что тебе попадёт?
      На лице кораблестроителя появилось искреннее изумление. Он даже перестал жевать.
      — За что попадёт?
      — За бумагу! — зловеще объяснил Петя.
      — Ну да-а-а... А я нужную не брал. За чистую — другое дело, могло попасть. А я только исписанную взял, — пояснил Витька.
      Смелый кораблестроитель, потирая одну босую ногу о другую, представил все исчерпывающие сведения: лодок получилось ровно девять штук. Из них только одну он подарил маленькой Пане — Машиной сестрёнке, когда шёл с ребятами к речке. И очень жаль, что она тут же её развернула. Остальные благополучно были спущены на воду и поплыли вниз по течению довольно быстро. Расстрелять и полностью уничтожить вражескую флотилию с помощью камней не удалось: прозевали момент. Только какой-то Сенька, самый меткий попадала, удачно сшиб два корабля. Но они всё равно, после того как опрокинулись, превратились в подводные лодки и поплыли дальше.
      — Эх, ты! А ещё адмирал... Представляешь... Какое государственное преступление ты совершил! — нахмурился Петя. — Всё описание важного изобретения под воду пустил! Говори: всю бумагу на лодки переделал?
      — Всю! — деловито ответил «адмирал» и тут же с сожалением добавил: -ещё бы такой достать...
      Больше ничего не оставалось делать. Надо было как можно скорее попробовать спасти то, что затоплено нсзадачливым «адмиралом». И Петя скомандовал немедленно отправиться на поиски.
      Однако Валя счёл нужным, перед тем как уйти, подробно объяснить Маше и «адмиралу», какую ценность представляют собой даже размокшие остатки бумаги. Он попросил их, в случае если найдут, обязательно спрятать или немедленно доставить в город.
      Петя согласился, что мера эта разумна, и написал на клочке бумаги свой адрес.
      Шли медленно, внимательно присматриваясь к обоим берегам. Каждая подозрительная мелочь немедленно подвергалась тщательному осмотру. А между тем солнце уже начинало клониться к западу и нужно было торопиться.
      Ваня вспомнил, что две совершенно размокшие лодки они видели, когда проходили через мостик. Петя ещё говорил ребятам в шутку, что это остатки потерпевших крушение кораблей. Если бы они тогда знали, из какого драгоценного материала сделаны эти бумажные корабли, то не разрешили бы Пете кидать в них камни.
      Уже совсем недалеко от леса, там, где русло расширялось и течения почти не было заметно, ребята вдруг увидели, что недалеко от берега, среди редких водорослей, на поверхности воды плавает какой-то белый листок.
      — Это он, ребята! — торжественно объявил Петя, расстёгивая рубашку и собираясь ринуться в воду.
      Но Петю предупредил Ваня. Пока Петя раздевался, Ваня быстро сбросил ботинки и, закатав штаны выше колен, полез в воду спасать исторический документ. Вода в этом месте доходила только до колен.
      — Она? — почти в один голос спросили Валя и Петя. Когда Ваня, осторожно стряхнув воду, принялся рассматривать страницу.
      — Кажется, она... Только с двух сторон исписанная.
      — Карандашом? — заволновался Ваня.
      — Карандашом... Только почему-то с обеих сторон... А почерк похож -крупный.
      Ребята уселись на песок и принялись изучать мокрый документ. Прежде всего трудно было определить, на какой стороне начало, а на какой продолжение. Но Петя, мельком заметив, что на одной стороне страница не дописана до конца, сразу же авторитетно заявил, что начинать чтение следует с обратной стороны.
      Следы карандаша кое-где заметно стёрлись.
      Петя начал читать, сопровождая отдельные фразы комментариями.
      — «...Когда я увидел эту машину, то у меня даже дух захватило», — с трудом прочёл он первую строчку и тут же заметил: — Это, значит, ту машину, что действовала на термобатарею на расстоянии. Понимаете? Вот здорово! Как раз то, что нужно! ...»Когда её хобот поворачивался...» — Какой же это хобот? заинтересовался Ваня.
      — Не мешай! — рассердился Петя. -»Когда её хобот поворачивался... То на расстоянии...» Вот видите! Тут сказано — на расстоянии! Значит, я прав! снова прервал чтение Петя.
      — А дальше что? — забеспокоился Ваня. — А дальше... Тут не видно. Совсем стёрлось. Ну, это не важно, пропустим одну строчку. Слушайте следующую: «все тут работают с огоньком. Каждый старается. Поневоле думаешь, как хорошо жить в такой стране, где самые смелые и самые большие мечты...»
      Петя прервал чтение, так как дальше было неразборчиво, и задумался.
      — Это про каких же людей мой прадедушка говорит? Наверно, про учёных Столетова и Усагина. Он ведь вместе с ними работал... — неуверенно проговорил Валя. — И потом, про какие это самые светлые и самые большие мечты он говорит?
      Следующее, что удалось разобрать Пете, было:
      — «Обычно, когда происходит взрыв, то...» Ребята, — заволновался Петя, это он пишет насчёт того взрыва, от которого чуть сам не погиб... Правда ведь, Валя?
      — Согласен... Только вообще как-то странно... — задумчиво ответил Валя, вспоминая все обрывочные сведения об истории с Александром Пафнутьевичем.
      — Тут придётся пропустить довольно много, но зато дальше всё пойдёт как по маслу, — заявил Петя, осторожно перевернув страницу. — Слушайте! «...Камни от взорванных скал идут на укладку плотины. И тут наши творят чудеса. Перевыполняют норму на двести-триста процентов! Я очень счастлив, дорогие родные и дорогие друзья, что попал прямо со школьной скамьи на эту грандиозную всенародную стройку. Всего не расскажешь! Увидимся — тогда узнаете больше. Ваш любящий сын Толя. Привет всем с Днепростроя!» Петя с разочарованным видом положил чужое письмо на песок и, поднявшись, молча принялся отряхивать свои штаны от прилипшего песка.
      — Осторожнее! Не сори на письмо, — заметил Валя, бережно поднимая бумагу.
      — А зачем оно тебе? — спросил Петя.
      — Чудак!.. Это ведь тоже исторический документ. Его писал человек, который собственными глазами видел всё это. Как тебе не понятно! Надо сохранить это письмо.
      — Ну вот ещё... — рассеянно ответил Петя.
      — А я его буду беречь, — задумчиво продолжал Валя, осторожно складывая теперь уже чуть подсохшую бумагу. — Может быть, этот Толя станет каким-нибудь знаменитым строителем. Ты же читал, как он пишет?
      ...Ребята ещё долго бродили вдоль речки, внимательно осматривая берега. Они уже давно прошли хорошо знакомый бревенчатый мостик и углубились в лес. Солнце, склонившееся к горизонту, с трудом проникало сюда, и от маленькой речонки уже тянуло сыростью.
      Только когда уже возвращались назад, Валя заметил под кустиком ольхи, растущей у самой воды, небольшую белую лодочку. Осторожно развернув её, ребята убедились, что на этот раз они нашли то, что искали. Несмотря на длительное пребывание в воде, бумага оставалась плотной. Она была исписана графитовым карандашом только с одной стороны, точно так, как и остальные страницы документа.
      К сожалению, совсем стемнело и прочесть что-либо было невозможно. Ребята заторопились домой.
      Недалеко от ворот институтского парка ребята ещё застали всё ту же весёлую ватагу, продолжавшую в сгустившихся сумерках гонять футбольный мяч.
      Ваня подошёл к долговязому капитану одной из команд и начал о чём-то с ним говорить. Догнав Петю и Валю, уже подходивших к воротам парка, Ваня сообщил, что он договорился с ребятами и они согласны пойти на поиски исторических бумажных лодок в любое время.
     
     
     
      ЧАСТЬ ВТОРАЯ
     
     
      ГЛАВА ПЕРВАЯ Проект электрического автомобиля с самоварной трубой
     
      Петя появился в дверях, пятясь задом. Его руки были заняты таким количеством различных предметов, что иначе нельзя было притворить за собой дверь. Когда же Петя повернулся, задевая при этом тяжёлую портьеру. Глазам Вероники Аркадьевны предстало невероятное зрелище: Петя был нагружен какими-то катушками, кусками жести и ещё множеством непонятных предметов. Из карманов его куртки торчали молоток и плоскогубцы.
      Вероника Аркадьевна замечала не раз, что с мальчиком последнее время творится нечто неладное. Несколько дней назад он, например, появился на пороге гостиной с мотком какой-то проволоки под мышкой. Позже Вероника Аркадьевна случайно заметила, как Петя нёс к себе квадратный кусок фанернон доски правда, чистый, но обрезанный неряшливо, так что на его рёбрах торчала колючая бахрома. И вот сегодня, перед обедом...
      — Что это такое? Ты совсем сошёл с ума? — спросила Вероника Аркадьевна, откладывая в сторону книгу.
      — Это материал для опытов... — смутившись, ответил Петя.
      — Кузнечные клещи? Разве им место в приличном доме? — продолжала тётя, поднимаясь с дивана.
      — Это не клещи. Тем более не кузнечные. Это плоскогубцы, тётя!
      Петя робко продвигался вперёд, чтобы наконец шмыгнуть в дверь своей комнаты. Но тётя преградила ему путь:
      — Объясни-ка мне толком: ты что, собираешься стать кузнецом?
      — Нет, изобретателем. А в кузнеце тоже ничего такого плохого нет. Если потребуется, то и стану...
      Тётя чуть не упала на диван. Она всплеснула руками, чтобы Петя понял, насколько она удивлена и огорчена.
      Вслед за этим Вероника Аркадьевна произнесла речь. Пете хотелось возразить, но ему никак не удавалось вставить хотя бы слово. По мнению тёти, выходило, что только рабочим полагается иметь дело с отвёртками и с разными клещами, а тем, кто готовится к интеллигентному труду (слово «интеллигентный» тётя склоняла и спрягала в самых различных вариантах), прикасаться, к этим инструментам совсем не нужно и даже вредно.
      — Подумай над этим как следует! — закончила Вероника Аркадьевна.
      — Хорошо, — покорно ответил Петя, думая о том, как бы тётя не запретила пронести в комнату драгоценный материал.
      Но всё обошлось благополучно. Раздался звонок, и тётя пошла открывать дверь, не сказав больше ни слова.
      В передней Вероника Аркадьевна встретила Степаниду Афанасьевну -Ванину маму, которая приходила в квартиру Побединских делать уборку.
      Хозяйка дома поздоровалась со Степанидой Афанасьевной не очень-то приветливо. Ещё бы! Ведь это, конечно, под влиянием её сына Петя начал интересоваться стамесками, отвёртками, клещами...
      — Скажите, дорогая... — начала Вероника Аркадьевна, провожая Степаниду Афанасьевну на кухню, что это ваш Ваня всё время мастерит? Он что, собирается, окончив школу, поступать на завод?
      — И не говорите, Вероника Аркадьевна. Верно: мастерит всё время! ответила уборщица. — Просто не нарадуюсь, когда гляжу, как он работает! Другие ребята всё больше собак гоняют нли футбольньгй мяч, а мой уж такой трудолюбивый!
      — Может быть, он уже зарабатывает деньги? — насторожённо спросила Вероника Аркадьевна.
      — Ччто вы, какие деньги! — удивилась и даже обиделась уборщица. — Для собственной надобности мастерит. Говорит, что будто бы изобретает — Очень странно... — пожала плечами Вероника Аркадьевна.
      — «Для чего ты всё это делаешь? — спрашиваю, — продолжала Степанида Афанасьевна. — Какая от этого польза?» А он, знаете, что отвечает? «Сейчас, мама, конечно, это вроде игра. А на самом деле от того, что я мотаю разные катушки из медной проволоки да из жести паяю коробочки, когда-нибудь будет большая польза. У меня, говорит, к этому есть призвание. Может быть, сейчас ничего полезного придумать и не удастся, но зато, мама, получается вроде практики. А когда вырасту, буду изобретать ещё лучше».
      — Скажите пожалуйста! — удивилась Вероника Аркадьевна. — А ему кто-нибудь помогает из взрослых? Я просто не понимаю, как это можно...
      — Помогает! Ещё как помогает! — просияла уборщица. — Может быть, знаете Афанасия Степановича Грома? Тот, что механиком в мастерских учебной лаборатории работает? Это большой приятель моего покойного мужа. Вместе они в гражданскую войну воевали... Так вот, как встретит меня Афанасий Степанович. Так всегда о сынишке спрашивает. «Как поживает твой изобретатель? — говорит. Почему вчера в мастерскую не зашёл? Всё, что он просил, я ему уже приготовил», скажет. Так что даже очень ему помогает! Затем студент тут у нас есть такой. В третьем корпусе общежития проживает, Николаем его зовут. Заходит иногда к нам. Забавный такой! А потом... Иду я как-то с ведром и шваброй по парку... Это, значит, ко второму корпусу иду... Вдруг вижу, как мой Ваня рядом с вашим супругом... Это, значит, с Виктором Николаевичем... Вместе прохаживаются и беседуют. «Ты о чём это с Виктором Николаевичем говорил?» — спрашиваю я его уже дома, вечером. «Советовался насчёт одного изобретения», — отвечает. «Да как же ты посмел приставать со своими глупостями к профессору?» — спрашиваю. А он, знаете, что отвечает? «Виктор Николаевич — человек очень хороший и сам говорит, чтобы к нему обращались за советами...».
      — Вот что, дорогая, — прервала Вероника Аркадьевна словоохотливую уборщицу. — С моей точки зрения, всё это не путь к тому, чтобы стать изобретателем. А наш Петя тоже за последнее время начал увлекаться этими глупостями. Он форменным образом превратил свою комнату в кузницу. Наносил туда разной дряни... Чего-то пилит... Я попрошу вас вынести куда-нибудь весь этот хлам. Лучше это сделать незаметно, когда его не будет дома, — закончила она тоном, не допускающим возражений, и с величественным видом удалилась из кухни.
      «Интеллигентная, а простых вещей не понимает, — подумала про себя Степанида Афанасьевна. — Может быть, мальчик тоже изобретателем хочет сделаться...» Степанида Афанасьевна твёрдо решила не убирать из комнаты Пети его инструменты и материалы, не поговорив предварительно по этому поводу с Виктором Николаевичем. Случай представился ей очень скоро. Она встретила профессора в коридоре, как только он возвратился домой.
      — Виктор Николаевич... — начала уборщица, смущаясь, шёпотом заговорщика. Супруга ваша — для чистоты и порядка, конечно, — приказала выбросить все Петины инструменты. А по-моему, это нехорошо. Ведь мальчик работает! Если бы он сильно сорил в комнате, тогда другое дело. А ведь он, насколько я замечаю, делает всё аккуратно. И газетку подстелит и мусор за собой уберёт.
      Побединский внимательно выслушал уборщицу и пообещал разобраться.
      В тот же день к Пете явились Валя и Ваня.
      — Во-оо что достал! Ты даже не поверишь! — торжественно проговорил Ваня, потрясая пачкой каких-то серых цилиндриков, связанных проволокой.
      — Я знаю, что это такое. Это — угли. Я же видел один раз, как ты разбирал батарейку от карманного фонаря. Только там были маленькие, а это, наверно, от большой батареи, — деловито проговорил Петя.
      — Чудак ты! — с искренним сожалением ответил Ваня, укладывая свой груз на ту часть стола, которая предназначалась для «лабораторного оборудования». Разве угли такие? Они чёрные! А эти палочки, видишь, серые и на них даже, видишь, маленькие блёсточки, как у сахарного песка. Знаешь, что это такое? Эти палочки спрессованы из сернистого свинца. Есть такое химическое соединение свинца и серы...
      — Эти палочки, — вступил в разговор Валя, — точно такие, как у Сергея в его термоэлектрической батарее.
      — Как же вы их достали? — обрадовался Петя.
      — Встретил я Николая, — начал рассказывать Ваня. — Ну, конечно, опять зашёл разговор о том, что мы собираемся строить термобатарею. Я ему рассказал про проволоку, ту, что нам подарил Афанасий Степанович. А он вдруг и говорит: «зачем вам, ребята, делать батарею из медных и железных проволок? Работать она, конечно, у вас будет, но электрический ток вы получите от неё слабый. Возьмите столбики из сернистого свинца, те, что мы с Сергеем применили для своих опытов. Соединять их между собой можно будет железной проволокой. Только поаккуратнее это делайте — столбики хрупкие». Я, конечно, спрашиваю, где же мы возьмём эти столбики. А он отвечает: «в учебной химической лаборатории как-то давно ещё для чего-то напрессовали их огромное количество. А сейчас они только место в шкафу занимают. Ведь мы с Сергеем почему так быстро опытную термобатарею сделали? — говорит. -Потому, что случайно узнали об этих никому не нужных столбиках и воспользовались ими. Понимаешь? Пусть, говорит, Петя попросит своего дядю». Иду я, значит, к тебе. Вдруг навстречу — Виктор Николаевич...
      — Это мы его уже вместе встретили, — вмешался Валя, — и вместе попросили...
      — И он разрешил вам взять? — спросил Петя.
      — Разрешил?! Сам пошёл снами в лабораторию и собственноручно выдал. Вот! продолжал Ваня. — Мы теперь запросто сможем сделать точно такую же термобатарею, как у Сергея. Там ведь ничего сложного нет. Всё дело в этих палочках, которые у нас уже есть. Понятно тебе? А соединить их проволочками совсем пустяк.
      — И у нас... Это самое... Тоже, значит, будет временами получаться электрический ток большей силы, чем полагается? Может быть, мы первые раскроем таинственную причину, которая влияет на термобатарею Сергея! — заволновался Петя.
      — Этого я не знаю, — сухо ответил Ваня. — Мне точно известно только одно: термобатарея из палочек сернистого свинца и железной проволоки даёт ток во много раз больший, чем термобатарея из медных и железных проволочек. От неё у нас сможет гореть небольшая электрическая лампочка и даже, может быть, небольшой электромоторчик будет работать.
      — Ну, а дальше что? — спросил Петя. — Что будет потом, когда электромоторчик завертится или лампочка загорится?
      — Чудак, ведь это же так интересно! — ответил Ваня. — Будем переделывать термобатарею, чтобы лампочка горела от неё ещё лучше.
      — Это конечно... — со вздохом согласился Петя после некоторои паузы.
      — А я буду всё записывать в специальный дневник, — тоже без особой радости заявил Валя.
      Ваня был огорчён тем, что его товарищей больше привлекает результат действия термобатареи, а не самый процесс её изготовления.
      Ему, например, прежде всего была приятна возможность построить термобатарею собственными руками.
      Вдруг Петя подскочил на своём стуле и с такой силой ударил кулаком по столу, что лежавшие на нём две железные пластинки подпрыгнули и задребезжали.
      — Идея! — закричал он. — А про детский педальный автомобиль мы забыли? Помните... Ну тот, что мы видели в парке, когда все шли открывать тайну в учебной лаборатории? Ваня ещё спросил Николая, можно ли на него поставить термобатарею. Мы сделаем термобатарею побольше, поставим её на этот автомобиль... — продолжал Петя, -приладим к колёсам маленький электромоторчик... И будем ездить на нём по парку! Всем на удивление!
      — Правильно! Замечательная мысль! — обрадовался Ваня.
      — А почему, Петя, ты говоришь, что всем на удивление? — спросил Валя. Откуда будут знать, что этот автомобиль особый? Со стороны ведь термобатарея и электромотор видны не будут. Ещё подумают, что мы крутим педали...
      — Что ты, Валя! Очень даже будет видно! — заявил Ваня. — Мы ведь решили топить свою термобатарею сосновыми шишками, как самовар. Значит, у нас должна быть труба, из которой будет валить дым. Понятно?
      Дальше возникли сомнения по поводу того, отдаст ли Лена Дудниченко свой педальный автомобиль на растерзание молодым изобретателям.
      — Она девчонка, в общем, неглупая, — рассуждал Петя. — Неужели не поймёт, что мы оказываем ей большую честь? Когда толпы ребят... А может быть, и взрослые даже... Будут бегать за нашим термоэлектрическим автомобилем, то все, конечно, начнут спрашивать: кто изобрёл? Ваня Курочкин, Валя Синявин и Петя Побединский. А чей автомобиль? Лены Дудниченко. Сколько чести для неё будет!
      — И всё-таки может не дать, — сомневался Ваня.
      — Я объясню ей, что буду вести дневник с описанием всех выдающихся событий, связанных с изобретением, — заявил Валя. — Этот дневник... В будущем, конечно... Может быть, удастся опубликовать в каком-нибудь историческом журнале, и её имя прославится на всю страну. Думаю, что на это она, конечно, пойдёт...
      — В крайнем случае, — сказал Петя грозно, — явимся к ней как-нибудь вечером, когда она будет одна! Дома, в чёрных масках и потребуем... — он стукнул кулаком по столу, отчего стопка железных пластинок, лежавшая на краю, с грохотом свалилась на пол.
      Дверь открылась, и на пороге появилась разгневанпая Вероника Аркадьевна.
      — Почему такой ужасный шум? — строго спросила она. — Что это за кузница в приличной квартире?!
      Ваня торопливо снял со стола принесённую им связку серых палочек.
      В этот момент в дверях неожиданно появилась Маша, по-прежнему в красном платьице. За ней робко жался к дверям «адмирал Витька», пустивший по речке бумажную флотилию из исторических документов. Маша держала в руке хорошо знакомый измятый лист , из которого, судя по следам сгибов, делалась лодка.
     
     
      ГЛАВА ВТОРАЯ Трагедия эгоиста
     
      Сергей сииявин проснулся очень рано. Ручные часы, лежавшие рядом на стуле, показывали половину шестого. Несмотря на это, Сергей тотчас же принялся одеваться.
      Слабый утренний свет с трудом пробивался сквозь белые занавески, и в комнате царили полумрак и тишина. Слышно было только сонное дыхание Вали. Одевшись, Сергей подошёл на цыпочках к письменному столу, постоял возле него в нерешительности несколько секунд, затем приблизился к кровати брата. Отсюда лучше всего был виден портрет Александра Пафнутьевича, выделявшийся тёмным прямоугольником на фоне светлой стены.
      С самого раннего детства Сергей мечтал стать учёным и обязательно совершить какое-нибудь выдающееся открытие. Каким именно учёным он станет ив какой области науки будет сделано открытие, он не знал, но почему-то представлял, что произойдёт это неожиданно для него самого.
      Подобному представлению о работе учёных и изобретателей очень способствовала старинная книжка, попавшая как-то Сергею в руки. Автор книги с упоением говорил о «счастливцах», которым в жизни «повезло» сделать изобретение или научное открытие, и сравнивал их даже с удачливыми искателями кладов.
      Позже Сергей, конечно, понял, что случайность в научной и изобретательской работе играет очень маленькую роль. Понял, что тут, как и во всяком деле, на первом месте стоит упорный и самоотверженный труд. Но книга, прочитанная в детстве, оставила в его душе заметный след. Иногда он спрашивал себя: «нахожусь ли я в числе счастливых людей, которым удастся сделать в жизни какое-нибудь большое научное открытие или изобретение? Посчастливится ли мне стать знаменитым изобретателем, или я буду рядовым инженером, когда окончу институт?» Сергей сердился, когда ловил себя на подобных мыслях, однако они нет-нет, да лезли в голову, особенно при каких-нибудь временных неудачах.
      Стоя перед портретом прадеда, Сергей думал о странной, но по всем признакам «счастливой» случайности, выпавшей на его долю. Действительно, термобатарея работает от какого-то воздействия со стороны точно так, как об этом намекалось в записях Александра Пафнутьевича. Теперь он, Сергей, студент второго курса, стоит на пороге открытия, имеющего мировое значение. И разве можно считать день, потраченный на изготовление маленькой модели термобатареи по указаниям записей прадеда, за какой-нибудь тяжёлый и упорный труд? Конечно, случайность подтолкнула его к славе.
      «Хотя нет, не только случайность, — думал Сергей, стараясь разглядеть в полумраке знакомые черты своего прадеда. — Тут ещё сыграло роль и моё упорство. Ведь никто не отнёсся серьёзно к найденным записям! Только я один добивался того, чтобы воспроизвести опыт. Теперь я подлинный наследник изобретения не только на правах родственника, но и по заслугам...»
      Сергей долго стоял перед портретом... Он представлял себе экстренное заседание Академии наук, созванное в чрезвычайном порядке по поводу нового, необыкновенного открытия в электротехнике.
      Вот он, скромный студент, поднимается по лестнице к массивной кафедре. В зале седовласые старцы и ещё молодые, но все без исключения знаменитые учёные, хорошо известные всей стране. Он смущается и не знает, с чего начать. Быть может, для того чтобы быть скромным и честным до конца, надо прежде всего сказать следующее:
      «Уважаемые товарищи академики! Моя заслуга тут маленькая. Я не ставил себе цель найти способ преобразования тепловой энергии в электрическую, не работал упорно и целеустремлённо над этой проблемой и не тратил никаких сил. Заслуга моя лишь в том, что я настоял повторить опыт своего прадеда, который почти все считали сомнительным, и случайно, по счастливому стечению обстоятельств, получилось то, о чём вы, вероятно, уже всё знаете. Мы установили, что простая и, в сущности, давно всем известная термобатарея, обычно перерабатывающая ничтожный процент тепловой энергии в электричество, вдруг начинает работать совершенно иначе в том случае, если...»
      На этом мечта Сергея резко оборвалась. Отчего несложная термобатарея иногда замечательно работает, а иногда не работает, он пока ещё не знает.
      — Сегодня займусь как следует и не уйду из лаборатории, пока не выясню причины, — тихо проговорил Сергей и оглянулся, чтобы убедиться, не разбудил ли брата.
     
      * * *
     
      Придя в лабораторию, Сергей, прежде чем приняться за работу, самым тщательным образом закрыл за собой дверь на ключ.
      Сергею казалось, что одиночество ему необходимо, как воздух. Он мечтал, как будет приятно наконец остаться в лаборатории наедине со своим прибором, совершенно без посторонних.
      Он работал с утроенной энергией. Но всё было тщетно: термобатарея по-прежнему давала слабый электрический ток.
      Провозившись безрезультатно со своей термобатареей несколько часов, Сергей вдруг почувствовал какую-то смутную тоску. Мрачной показалась ему освещённая слабым светом настольной лампы лабораторная комната, а малейший шорох, отчётливо раздающийся среди полной тишины, каким-то необычайно резким.
      Постепенно в сознании Сергея начала вырисовываться назойливая мысль, что так работать нельзя, что одному всё равно сделать ничего не удастся.
      Может быть, позвать всё-такй Николая и признаться ему, что во многом он прав?
      Дело в том, что в последнее время отношения между Сергеем и Николаем стали портиться.
      Началось всё со спора о понятии «наследник». Сергей утверждал, что он является наследником прадеда по изобретению не столько в смысле материальной ценности такового, а будто бы он прямой и единственный наследник «по славе и почёту». Из его слов выходило, что только ему, Сергею, полагается в первую очередь пользоваться опытом и достижением прадеда и продолжать работу над изобретением. Только ему, правнуку, получившему «в наследство» записи прадеда, надлежит разделить славу изобретения.
      Николай смеялся и говорил, что всё это ерунда. Он доказывал, что такого рода «наследников» в социалистической стране не должно быть.
      — Ведь изобретение моего прадеда не обнародовано! — горячился Сергей. Мне достались личные записи моего прадеда. Их ведь можно рассматривать, семейную реликвию. В конце концов, я имел право не говорить никому об этих записях, а приступить к опытам будто бы по собственной идее.
      — Тогда это было бы жульничество, обман общестнного мнения, — кратко заявил Николай.
      С этого момента в отношениях между Сергеем и Николаем появились натянутость и отчуждённость, несмотря на то, что Николай по-прежнему приходил в лабораторию и помогал Сергею.
      Дело было не только в Николае, которого Сергей считал чрезмерно тихим, скромным и не способным «на дальний и высокий полёт». С некоторых пор Сергей стал замечать, что отношение к нему изменилось и со стороны Виктора Николаевича, человека очень чуткого и доброго. Иногда во время встреч он начинал заводить разговоры о морали и долге советского изобретателя. К чему эти разговоры? И вёл их Виктор Николаевич так, словно хотел осторожно выпытать у Сергея его настоящее мнение по этому вопросу.
      По этому же поводу заводили с ним беседу и некоторые товарищи по курсу. Разговаривал с Сергеем и секретарь комсомольской организации Толя Дубравин.
      — Интересно, Серёжа, — спросил он, — что для тебя кажется важнее: слава изобретателя или само изобретение?
      — Не понимаю, о чём ты говоришь, — ответил Сергей.
      — Ну, слушай, — продолжал Дубравин. — Предположим, что у тебя будет такой — чисто условный выбор двух — также условных — случаев: в первом случае твоё изобретение тебя очень прославило, но почему ещё не приносит пользы стране. Во втором случае ты должен поделить свою славу между другими изобретателями, и твоя личная слава от этого станет меньше, но реализация изобретения выиграет. Первый или второй случай ты предпочитаешь?
      — К чему этот вопрос? — обиделся Сергей. — Конечно, я предпочту второй случай.
      Сергею стало казаться, что ему просто все завидуют и потому относятся к нему не слишком доброжелательно.
      Может быть, поэтому Сергею было так неприятно слышать, как показалось ему, довольно бестактное заявление Николая.
      — Знаешь, что я решил, Серёжа? — сказал недавно ему Николай.-Собираюсь в будущем, когда кончу институт, целиком посвятить себя вопросу прямого и экономичного преобразования тепловой энергии в электрическую. Это будет основной моей научной работой. Признаться, я этой проблемой очень сильно увлёкся. У неё огромные перспективы в области народного хозяйства. А подготавливаться к этой работе начну уже сейчас. Может быть, моя институтская дипломная работа так и будет называться: «к вопросу прямого и экономичного преобразования тепловой энергии в электрическую». Хочешь, будем специализироваться по этой теме вместе?
      Сергей прекрасно понимал, что любое изобретение, уже после того как оно сделано и признано всеми, всё равно требует упорного труда большого коллектива инженеров для всесторонней реализации. С этой точки зрения в заявлении Николая не было ничего обидного для Сергея. Пусть себе Николай Карцев, так же как и Петров или Иванов, готовится стать специалистом по внедрению нового термоэлектрического способа получения электроэнергии. Но разве не нахальство предлагать ему, Сергею Синявину, вместе со своим прадедом открывшему первую страницу в этой области, специализироваться по этой теме вместе!
      Кроме того, Сергей хорошо знал своего товарища и совершенно отчётливо представил, что он собирается делать. Николай, конечно, будет вести многолетние и кропотливые исследования в области термоэлектричества на основе полупроводников. Тысячи систематических опытов! Тысячи математических расчётов! Медленно, шаг за шагом, как говорится, «терпением и потом», он будет докапываться до решения этой проблемы. И, может быть, докопается когда-нибудь в будущем... Но ведь в этом нет никакой необходимости! Ему, Сергею, совершенно случайно, без всяких трудов уже удалось решить эту проблему. Значит, Николай не верит в это? Разве то, что от маленькой опытной термобатареи уже получался сильный электрический ток (он же ведь видел собственными глазами), ничего ему не говорит?
      Но сегодня, когда Сергей сидел один, запершись в лаборатории, он вдруг почувствовал, что во всей этой истории многое неладно. Может быть, действительно рано было гордиться и радоваться случайным результатам опытов? Прошло много дней с тех пор, как ночью вздрогнула стрелка амперметра и вместо обычного тока, вырабатываемого его термобатареей, вдруг на мгновенье появилась повышенная электрическая мощность. С тех пор ничего не изменилось и дело не подвинулось ни на шаг.
      Прежде всего оказались совершенно безрезультатными самые тщательные поиски внешней причины, которая могла бы временно влиять на работу термобатареи. Выли приведены в действие всевозможные машины и аппараты, находившиеся в лабораторном корпусе. Выли исследованы все помещения. Виктор Николаевич Побединский пропустил даже какое-то заседание, на котором обсуждался первый проект плана предстоящего учебного года, и занимался с Сергеем чуть ли не весь день, выполняя все его капризы. Наконец Побединский взмолился и полушутя полусерьёзно заявил, что разве только какое-нибудь особое космическое излучение, ещё не открытое наукой, могло подействовать на термобатарею. Но на следующий день он появился в лаборатории под вечер и заявил, весело потирая руки:
      — Ну, дорогой изобретатель! Я, кажется, догадался о причине странного поведения вашей термобатареи.
      — Какая же, Виктор Николаевич? — обрадовался Сергей.
      — Очень простая. Настолько простая, что вам, будущему инженеру и начинающему изобретателю, не мешало бы собственными усилиями её обнаружить. Берётесь немного понаблюдать и подумать? Хватит у вас терпения? Или всё-таки помочь вам?
      Последние слова — «помочь вам» — насторожили Сергея. А вдруг в самом деле причину всё-таки легко найти самому? Тогда надо любезно отказаться от помощи заведующего учебными лабораториями. Ведь потом могут говорить, что без Виктора Николаевича Сергей сам не догадался бы и ничего не сделал.
      И Сергей заявил Виктору Николаевичу, чго будто бы и сам кое о чём уже догадывается и будет даже полезно, если Виктор Николаевич ему ничего не подскажет. Побединский спросил, не потребуется ли ему что-нибудь для опытов, и удалился, желая всяческих удач.
      Вот почему сегодня в лаборатории Сергей сидел один, закрывшись на ключ.
      Ещё и ещё раз испытывал Сергей свою термобатарею. Однако самые тщательные исследования не давали никаких результатов.
      Под влиянием обуревавших его чувств Сергей невольно возвращался к мысли о предложении Побединского. Не прибегнуть ли, в самом деле, к его помощи?
      Но вдруг раздался знакомый сухой щелчок — стрелка прибора показывала присутствие очень сильного тока — тока необычайной мощности! Даже больше той, которую он наблюдал как-то вместе с Николаем.
      Сергей замер и начал прислушиваться: не слышно ли странного звука, который раньше обязательно сопровождал это таинственное явление? Нет. Кажется, не слышно... А впрочем, как будто бы что-то слабо жужжит... или даже стучит.
      Сергей бросился в своей термобатарее и принялся тщательно её обследовать. Всё было по-прежнему, и не было никаких причин, почему бы она вдруг снова начала вырабатывать ток необычной силы.
      Сергею захотелось закричать, позвать кого-либо, чтобы необыкновенное чудо увидел ещё кто-нибудь.
      Вдруг в дверь раздался громкий, настойчивый и бесцеремонный стук. В тот же момент явление исчезло. Чёрная стрелка амперметра рывком соскочила вниз шкалы и, покачавшись немного, замерла на месте. Термобатарея снова вырабатывала слабый ток.
      «Что за наваждение? — думал Сергей, отпирая дверь. — Прямо как нарочно: стоит кому-нибудь появиться — и термобатарея начинает вырабатывать слабенький ток».
      В дверях показалась Степанида Афанасьевна.
      — Насилу достучалась. Чуть дверь не сломала! — сказала она недовольным голосом. — Вот возьмите... Это Виктор Николаевич вам прислал. Просил ещё передать, что бумагу эту нашли девочка и мальчик и на квартиру к нему принесли. На речке нашли, что ли...
      Сергей взял из рук уборщицы заклеенный почтовый конверт и быстро распечатал его. Внутри оказался вчетро сложенный лист измятой бумаги. Сергей сразу же узнал его: это была ещё одна страничка рукописи его прадеда.
     
     
      ГЛАВА ТРЕТЬЯ Тень пансиона благородных девиц
     
      Вероника Аркадьевна вошла в кабинет своего мужа с твёрдым намерением серьёзно поговорить о Пете.
      Вчера... Просто стыдно вспомнить! Когда она сделала замечание ребятам, он, вместо того чтобы её поддержать, явившись на шум в Петину комнату, решительно всё испортил. Он принялся беседовать с Петиными друзьями об их жестянках, проволочках и прочем хламе, которому в приличной профессорской квартире не должно быть и места.
      — Виктор, нам необходимо объясниться... — начала она, усаживаясь на диван.
      — Это ты, наверно, насчёт вчерашнего? С удовольствием, — ответил Побединский.
      — Воспитание детей требует, чтобы взрослые в их глазах были единодушны. Нельзя допускать, когда я говорю одно, чтобы ты утверждал совсем другое.
      — Согласен полностью. Единодушие родителей или лиц, которые отвечают за воспитание — в данном случае мы с тобой в отношении Пети, — самый идеальный и даже обязательный фактор с педагогической точки зрения.
      — Так почему же ты не поддержал меня вчера? Наш Петя, вместо того чтобы читать книги, начал заниматься какой-то чепухой. Ведь я должна была ему об этом казать?
      — Прости, дорогая, что единодушия не получилось. Я понимаю, что это очень вредно с педагогической точки зрения, но, к сожалению, я был вынужден так поступить. То, что собиралась сделать ты, принесло бы ещё больший вред. Ты утверждаешь, что Петя, вместо того чтобы читать книги, начал заниматься, как ты выразилась, «чепухой»... А интересовалась ли ты, какими именно книгами преимущественно увлекается наш Петя? Разве не ты отбирала у него этой весной замусоленную и изодранную книжку «Смерть под тремя ножами»? Думала ли ты, что у нашего Пети всё ещё нет даже малейшего интереса к какой-нибудь профессии или области знаний? А уж пора, матушка...
      — Я тысячу раз просила не называть меня «матушкой»! Разве ты не понимаешь сам, что это звучит ужасно? — поморщилась Вероника Аркадьевна.
      — Прости, прости великодушно... Опять забыл! Хотя повторяю тебе уже в сотый раз, что в старинном русском слове «матушка» не вижу ничего плохого или оскорбительного. Да и возраст у нас таков...
      Последняя фраза совсем обидела Веронику Аркадьевну. Она принадлежала к той категории пожилых женщин, которые любой разговор о возрасте принимают за личное оскорбление.
      — Значит, ты не возражаешь, чтобы наш Петя избрал себе профессию кузнеца? — гневно заявила она, поднимаясь с дивана. — Мальчик начинает возиться со стамесками, отвёртками и разными там щипцами, а ты этому даже потакаешь?
      Виктору Николаевичу с трудом удалось успокоить свою супругу и усадить её обратно на диван. Но ещё более тяжёлая задача была впереди.
      Вероника Аркадьевна воспитывалась когда-то в так называемом институте благородных девиц — дореволюционном учебном заведении закрытого типа, куда даже не всякие дворянские дети принимались. Как видно, именно оттуда она вынесла и умудрилась сохранить надолго многие черты дореволюционного «благородства», как, например, принебрежительное отношение к любому физическому труду. Она усматривала в нём только неприятную повинность, к сожалению, выпадающую на долю многих людей. Поэтому даже вид таких часто встречающихся в обиходе вещей, как молотки, плоскогубцы, отвёртки и самые обыкновенные гвозди, вызывал у неё чувство отвращения. Она даже несколько насторожённо относилась к слову «инженер» и не слишком желала, чтобы её любимый племянник принадлежал в будущем к этой профессии. Впрочем, «настоящий» инженер представлялся ей с выхоленными и изнеженными руками и почему-то всегда в белоснежном кителе, который обычно носят в жаркую погоду.
      — Мне кажется, что на Петю оказывает дурное влияние сын уборщицы, Ваня, заявила она, продолжая разговор с мужем.
      — К сожалению, дорогая, Ваня на голову выше нашего Пети. Это очень способный и интересный мальчик, — ответил Виктор Николаевич.
      — Но ведь ему место только в какой-нибудь мастерской! Он всё время что-то мастерит...
      — Очень хорошее место. Я не возражал, если бы и наш Петя надумал туда поступить. Человек, предварительно поработавший в мастерской или на заводе, всегда может стать ценным инженером.
      — Ты окончательно сошёл с ума! — категорически заявила Вероника Аркадьевна.
      Трудно было Виктору Николаевичу объяснить своей супруге, что физический труд — почётный труд в нашей стране. Что настоящий инженер — это совсем не белоручка, а человек, умеющий на деле показать рабочему, как нужно работать у того или иного станка. Что не только инженер или техник, а любой культурный человек должен интересоваться современноа техникой. Мало того, у него должны быть навыки в обращении с простейшими инструментами и машинами.
      — Но вся эта возня с плоскогубцами, отвёртками и прочими молотками — одним словом, с техникой — отнимает у детей массу времени! Подумал ли ты, что это может отразиться на успеваемости в школе? Я уверена, что твои настроения не разделяет ни один педагог... — вдруг вспомнила Вероника Аркадьевна.
      Вместо ответа Виктору Николаевичу оставалось лишь глубоко вздохнуть. Некоторые педагоги действительно не понимали тогда, зачем нужны детям элементарные знания в области техники.
      — Вот видишь! — восторжествовала Вероника Аркадьевна. — Ты молчишь. Ты прекрасно знаешь, что настоящие педагоги, — Вероника Аркадьевна сделала ударение на слове «настоящие» — не разделяют твою точку зрения! Как же можно разрешать Пете возиться... Ну, с этим самым... Чем они там занимаются...
      Виктор Николаевич начал объяснять, что мальчики, которые с ранних лет пробуют собирать радиоприёмники и тому подобные вещи, занимаются совсем не игрушками. Это будущие изобретатели и конструкторы проходят первую щколу мучительных исканий и дерзаний, пусть часто наивных по-детски, но всегда полезных в будущем. В качестве примера Виктору Николаевичу даже пришлось привести случай из биографии изобретателя радио Александра Степановича Попова и рассказать о том, как двенадцатилетний Саша Попов устроил запруду на маленьком ручейке, протекавшем мимо его дома, и соорудил крохотную электростанцию с мельничным колесом и динамомашиной, изготовленными собственными руками.
      Только в одном Вероника Аркадьевна была, пожалуй, отчасти права. Она спрашивала, почему мальчики должны заниматься своим техническим творчеством дома? Почему на столе, предназначенном для книг, должны стоять старые консервные банки и валяться мотки проволок?
      Виктор Николаевич ответил, что неплохо, если основная работа юных изобретателей протекает на детских технических станциях, однако запретить им иметь у себя дома небольшой набор инструментов нельзя. Кстати Виктор Николаевич вспомнил, что ближайшая детская техническая станция находится далеко и было бы хорошо организовать таковую на территории института.
      Трудно было Виктору Николаевичу! Очень трудно было разговаривать со своей супругой по поводу почётной роли детского технического творчества и о необходимых элементарных политехнических знаниях для любого человека в нашей стране.
      Но ещё труднее было Веронике Аркадьевне понять своего мужа. Она ушла из кабинета расстроенная и недовольная.
     
     
      ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ Петя берётся в два счёта уговорить гордячку
     
      Всю тяжесть дипломатических переговоров с обладательницей шикарного автомобиля Леной Дудниченко, конечно, взял на себя Петя. Он уверял товарищей, что в подобных случаях к девчонкам требуется особый подход, а особенно к таким гордячкам, как эта дочка директора института.
      Встреча произошла в парке, возле шестигранной беседки, на куполообразной крыше которой был флюгер — ржавый железный петух, который клювом указывал, откуда дует ветер, и, поворачиваясь, чуть скрипел.
      Дипломатическая миссия в составе трёх юных изобретателей и Кудлы смело двинулись на сближение с девчонкой, которая шла навстречу им по аллее с раскрытой книгой в руках. Наивная Кудла, не понимавшая ответственности момента, задрав хвост, бросилась вперёд.
      — Позови Кудлу... Она может всё испортить... — зашептал Петя, обращаясь к Ване.
      Однако, несмотря на все старания ребят, Кудла продолжала мчаться прямо к Лене.
      Вообще с Кудлой за последнее время было много хлопот и неприятностей. Взять хотя бы такую историю: шляясь где-то на задворках химической лаборатории, она умудрилась вымазаться какой-то липкой краской, и к собачьей шерсти беспрерывно приклеивалась всевозможная дрянь. По совету преподавателя химии, пришлось смывать эту краску особой жидкостью — «грушевой эссенцией», которая сильно пахла чем-то приторно вкусным. Даже спустя несколько дней любому человеку, проходящему мимо Кудлы, могло померещиться, что он подошёл к кондитерской фабрике, где делают конфеты и пирожные.
      Но это было ещё полбеды. Кондитерски-парфюмерный запах почему-то необычайно понравился индюкам и индюшкам, в изобилии бродившим по так называемой «дикой» части парка. Неизвестно, то ли этим изнеженным птицам аромат грушевой эссецции напомнил пряное благоухание тропических растений их родины, или по какой-либо другой причине, но только всё индюшиное племя стало упорно ходить за собакой объединённым стадом. А один раз, когда собака, скрываясь от назойливого преследования птиц, забежала в парадный подъезд, перед фасадом профессорского корпуса выстроилось шесть надувшихся и распустивших веером хвосты индюков, а за ними не менее тридцати индюшек. И люди, проходившие мимо, удивлялись, строя различные догадки о причине столь необычайной птичьей демонстрации.
      Лена Дудниченко похлопала Кудлу по спине и спокойно поздоровалась с подошедшими ребятами.
      После небольшой паузы Петя спросил:
      — Почему ты катаешься на педальном автомобиле? Ты ведь не маленькая.
      — Ну и что же! — холодно ответила Лена. — Автомобиль этот тоже не маленький, а для физкультуры полез неё велосипеда...
      — Но почему он у тебя едет так медленно и со скрипом? — продолжал Петя. Потому что не смазан! Это раз. Кое-где появилась ржавчина, и её необходимо очистить — это два. А самое главное, знаешь, что?
      — Не знаю... — проговорила Лена, не понимая, к чему клонит Петя.
      — Твою машину надо разобрать и почистить. Хочешь, мы это сделаем? Давай нам автомашину на несколько дней, и ты её потом просто не узнаешь! — объявил Петя.
      — И не подумаю! — ответила девочка. — Вы чего-то хитрите, а машина у меня и без того уже сломана.
      И Лена направилась к беседке, прижимая книгу к груди. Только Кудла проводила её несколько шагов. Ребята же так и застыли на месте.
      — Вот что значит директорская дочка!.. Задаётся... — тихо пробормотал Петя, недружелюбно поглядывая на две чёрные косички, болтавшиеся за спиной неприступной хозяйки автомашины.
      — Надо было бы ей рассказать, в чём тут дело... Объяснить, что это с научной целью, — уныло высказал своё мнение Ваня. — Тогда бы она согласилась. Может быть, мне попробовать?
      Петя и Валя даже не обратили внимания на последние слова товарища. Им прекрасно было известно, что Ваня вообще робеет при разговоре с девочками. Что хорошего может выйти у него с такой гордой особой, да к тому же дочкой директора института!
      Поэтому, когда Ваня, почему-то отряхивая по пути пыль с рукавов своей рубашки, неторопливо направился к беседке, куда скрылась «гордячка», они молча уселись на скамейку, не надеясь на успех Ваниных переговоров. Только Кудла, постояв с минуту в нерешительности, последовала за Ваней.
      У входа в беседку Ваня остановился. Остановилась и Кудла, поглядывая то на хозяина, то на девочку, сидящую за круглым столиком с раскрытой книгой в руках.
      — Не дам автомашину! И разговаривать не о чем! — вдруг заявила директорская дочка, не глядя на Ваню, и, не отрываясь от книги, решительно тряхнула своими косичками.
      — И не надо... — хмуро ответил Ваня. — Я и не для того сюда пришёл, добавил он после небольшой паузы.
      Кудла лениво вошла в беседку и принялась поочерёдно обнюхивать все шесть углов.
      — Отчего это вдруг конфетами запахло? — спросила Лена, поднимая голову.
      — Это у нас пёс так пахнет, — пробормотал Ваня, — облокачиваясь плечом на выкрашенный зелёной краской деревянный столбик.
      — Может быть, вы его только конфетами кормите?
      — Да, — ответил Ваня, не расположенный рассказывать сейчас длинную историю.
      — Странно... — заметила девочка.
      — Действительно... — согласился Ваня, поглядывая на свою собеседницу исподлобья.
      Лена собралась было снова углубиться в книгу, но Ваня предупредил её намерение.
      — А вы знаете, как устроен троллейбус? — спросил он мрачным голосом. Вот, смотрите сюда, — проговорил Ваня, быстро наклоняясь и поднимая с земли кусочек обломанной ветки. — Вот это у него колёса... А вот это кузов... продолжал он, принимаясь чертить на песке, которым был посыпан пол беседки.
      И чем дальше говорил Ваня, тем смелее он становился. Он с увлечением рассказывал о том, как большой электромотор крутит колёса троллейбуса, и потому этот по существу электрический автомобиль быстро катится по дороге. Жаль только, что электрический ток для питания электромотора приходится подавать по проводам, подвешенным вдоль дороги. По его мнению, было бы гораздо удобнее, если бы электричество вырабатывалось каким-нибудь устройством в самом троллейбусе — тогда бы он мог ехать куда угодно.
      Лена внимательно слушала Ваню, упёршись локтями в колени и подперев щёки ладонями. Только Кудла ужасно мешала юному изобретателю создавать на песке свой фундаментальный проект будущего термоэлектрического транспорта. Она уже два раза пробежала по чертежу, оставляя на нём следы своих лап.
      Ваня рассказал о намечаемом строительстве опытной термобатареи и о там, что не мешало бы её установить на какой-нибудь тележке (о педальной автомашине Ваня умышленно не упоминал), приспособить к колёсам этой тележки какой-нибудь маленький электромотор и попробовать на ней покататься.
      За всё время, пока Ваня говорил, сидя на корточках, его слушательница не проронила ни слова. Может быть, поэтому то, что он от неё услышал, поразило его необычайно.
      — А у меня маленький электромоторчик есть, — вдруг заявила она совсем не хвастливо, а скорее мечтательно.
      — Ну-у-у! Откуда он у тебя? — удивился Ваня.
      — А это старший брат его достал, не знаю откуда. Только электромоторчик мне очень понравился... Он такой лакированный, одним словом... Брат долго с ним ничего не делал, и я попросила подарить его мне. Он у меня прессом служит для гербария.
      — На сколько вольт? — деловито осведомился Ваня.
      — Не знаю. Надо будет спросить у брата.
      — Ну и что же теперь с ним будет? — всё так же запросто спросил Ваня, испытующе вглядываясь в смуглое лицо обладательницы такой невероятной ценности, как электромоторчик.
      Глаза их встретились, и Лена улыбнулась. Заулыбался и Ваня.
      — Электромотор, конечно, я тебе подарю... И машину дам. Папа возражать не будет... Я ведь думала, что машина вам нужна просто так, покататься. Но только и электромотор и машину дам при одном условии...
      Ваня приоткрыл было рот, чтобы высказать простое предположение, на одно мгновение возникшее в его голове: «дам при условии, что буду сама кататься на ней, сколько хочу...», но вовремя воздержался — что-то подсказало ему, что девочка ответит иначе. И он не ошибся.
      — Дам при том условии, — проговорила Лена, не спуская с Вани глаз, — что вы разрешите мне в чём-нибудь помогать вам. Ты не думай, что я ничего не умею делать! Я брату всегда помогаю, когда он строит свои приёмники и передатчики. Он у нас радиолюбитель. Все катушки ему мотаю. А недавно даже научилась паять электрическим паяльником! Мама сшила мне рабочий комбинезон, как у брата, чтобы во время работы не пачкала платья... Чего ты на меня так смотришь? Может быть, ты думаешь, что этим только мальчишки должны заниматься? Как бы не так... Я, когда вырасту, обязательно инженером буду...
      Через двадцать минут теперь уже четыре изобретателя катили по песчаной аллее роскошный, но скрипучий педальный автомобиль на дутых резиновых шинах, переправляя его к сараю Вани, под ржавой и дырявой крышей которого намечалось сосредоточить проектное бюро, экспериментальную лабораторию, небольшую мастерскую, а также сборочный цех нового изобретательского предприятия. На мягком сиденье машины покачивался маленький лакированный электромотор.
      Когда машину вкатили в сарай, Ваня с гордостью начал показывать Лене это замечательное помещение, вполне пригодное, по его мнению, для осуществления в нём любого изобретения.
      Вот чуточку качающийся столик; на нём лежат столбики из сернистого свинца и много разной проволоки основа будущей термобатареи. Есть некоторые инструменты, среди которых хоть и ржавый, но зато довольно увесистый молоток. Афанасий Степанович подарил Ване маленькие тиски и ножовку.
      — Тут очень уютно и даже не слишком темно, заявила Лена. Ей казалось, что нужно обязательно сказать Ване что-нибудь приятное и подбадривающее.
      Ване вдруг показалось, что от этих слов весь сарай словно озарился на мгновение ярким сиянием.
      Ребята посовещались немного и решили разойтись. Сегодня всё равно делать было нечего. Афанасий Степанович мог посетить их лабораторию и осмотреть машину только завтра, после работы. Да, кроме того, Лене нужно было скоро идти домой по каким-то неотложным делам.
      Ребята проводили её через двор и долго стояли у калитки, наблюдая, как она идёт по аллее.
      — Вот это девчонка!.. — мечтательно проговорил Ваня, восторженно глядя вслед удаляющейся фигурке. — Технику любит! Вы только подумайте...
      — Мне она тоже очень понравилась, — сказал Валя.
      — И мне,-заявил Петя.
     
     
      ГЛАВА ПЯТАЯ Рассказ о полупроводниках
     
      Иногда Сергею казалось, будто нечто невидимое, неосязаемое и загадочное издевается над ним. Термобатарея то начинала работать самым необычным образом, то действие её прекращалось, как только он собирался кого-либо позвать или приступить к исследованию этого удивительного явления.
      Один раз Сергей пригласил в лабораторию трёх товарищей однокурсников. В условленное время они явились в сопровождении ещё нескольких студентов, которых он не звал. Среди них был секретарь комсомольской организации Толя Дубравин.
      Ребята пришли шумной толпой и расселись по стульям, загадочно улыбаясь и весело переговариваясь между собой. Сергею с трудом удалось призвать уж слишком беспечную, как ему казалось, компанию к порядку и настроить её на серьёзный лад.
      Но сколько ни сидели приглашённые, вздыхая и с любопытством поглядывая на своего товарища — гениального изобретателя, унаследовавшего гениальное изобретение, — так ничего и не высидели. Термобатарея вырабатывала только слабый ток, и «явления» не наблюдалось.
      Постепенно все началн расходиться. Последним ушёл Толя Дубравин. Похлопав Сергея по плечу, он сказал:
      — Судьба изобретателей — одиночек, как правило, очень печальна, Серёжа!
      — Да, вообще, конечно... — смущённо пробормотал в ответ Сергей, которому было очень досадно и обидно.
      Но ещё более досадно и обидно стало через несколько минут после того, как шаги Толи Дубравина затихли в коридоре. Термобатарея вдруг заработала, как только он остался один.
      Удивительное дело, почему это так долго и устойчиво она работает? Такого ещё никогда не было. Уже прошло больше часа...
      Сергей выходит из комнаты и торопливо идёт по длинному коридору. Он останавливается перед чуть приоткрытой дверью с номером сорок четыре и долго стоит перед ней в нерешительности.
      Дело в том, что в комнате номер сорок четыре работал Николай.
      С той поры, как обиженный наследник изобретения дал ему понять, что больше не нуждается в его помощи и собирается сам освоить наследство прадеда, Николай перестал ходить в лабораторную комнату, где Сергей производил опыты. А спустя несколько дней Сергей узнал, что заведующий учебными лабораториями Виктор Николаевич Побединский разрешил Николаю работать самостоятельно в другом помещении.
      Сергею даже более или менее точно было иззестно, чем занимается его прежний помощник. Николай хотел за время, остающееся до начала учебного года, произвести ряд исследований в области полупроводников.
      И вот Сергей стоит перед чуть приоткрытой дверью комнаты, где работает Николай.
      Но что это? С кем это Николай говорит, словно читает лекцию? Сергей осторожно заглядывает в дверную щель и видит: вооружённый мелом, перед чёрной доской стоит его бывший друг, а рядом расположились на стульях Ваня, Петя, Лена и его собственный брат Валя.
      «Типичный балаган, который он любит устраивать в парке! А теперь тут устроил...» — мелькает в голове Сергея досадливая мысль. Ему обидно, что дети мешают зайти и обратиться к Николаю. А вдруг Николай ответит отказом? И тогда будет неудобно перед ребятами.
      Сергей уже собрался было уйти, но, заинтересовавшись тем, что говорит Николай, решил немного задержаться у дверной щели.
      — А где их добывают, эти самые половинчатые проводники? — послышался голос Пети.
      — Не половинчатые проводники, а по-лу-проводники! Сам ты половинчатый! под сдержанный смех остальных слушателей поправил Ваня.
      — Совершенно верно. Полупроводники... — забасил Николай, — они встречаются в земле в готовом виде, а иногда их делают химическим путём, искусственно. Вот уголь — это полупроводник. Сернистый свинец — полупроводник. Окись меди полупроводник. Да их много! Всех я даже не вспомню. Но какими удивительными свойствами они обладают! Сейчас, ребята, эти свойства только начинают исследовать учёные, чтобы применить их в технике... Если бы вы могли как следует представить, какое будущее открывается перед техникой уже на основе самых первых исследований! Прямо — сказка...
      Уже сейчас поверхность металла, покрытая полупроводником, оказывается, ловит свет! Да, солнечный свет, попадая на полупроводниковую поверхность, превращается в электрический ток. Сейчас подобные приборы, называемые фотоэлементами, пока ещё очень маленькие, и электрический ток от них получается слабый. Но что помешает сделать их в будущем большими и действующими экономично? Представьте себе крышу дома, сплошь покрытую фотоэлементами... Какую же огромную энергию солнечных лучей они превратят в даровую электрическую энергию! Ведь откуда мы берём энергию на земле? Всё даёт только солнце... Листья растений, поглощают солнечную энергию, она скапливается в дереве, хранится там, а затем, когда мы топим печи, солнечная энергия появляется в виде тепла... И каменный уголь, и торф — всё это остатки растений, ловивших когда-то солнечную энергию в далёкие, прошлые времена... Что же установили учёные? Оказывается, листья растений только один процент одну сотую часть энергии, посылаемой солнцем — могут скопить в растении, а девяносто девять сотых отражается и уходит бесследно... А фотоэлементы? Есть все теоретические предпосылки, ребята, сделать фотоэлементы такими, что они в десять раз экономнее будут работать, чем растения. В десять раз больше мы будем получать энергии от солнца, и при этом заметьте — сразу в виде электричества. Разве это не сказка? Но сказка эта превратится в быль и, может быть, скоро...
      Теперь возьмите другой случай применения полупроводииков. Это термобатареи, которыми вы интересуетесь и даже строите сами. Ведь раньше, когда термобатареи делались из металла, они только долю процента тепловой энергии, скрытой в топливе, превращали в электричество. Но вот появились первые попытки сделать термобатареи из полупроводников. Сразу стало намного больше превращаться тепла в электричество! Но вы учтите, что исследование свойств полупроводников, серьёзное и подлинно научное, началось только недавно. Но уже сейчас наши советские учение берутся утверждать, что с помощью полупроводников можно сделать такую термобатарею, что она будет работать экономнее существующих паровых машин. Простые и надёжные устройства заменят сложные машины на электростанциях... Но вы это уже знаете. Разве это не сказка?.
      Теперь вспомним ещё про одно интересное применение полупроводников. Каждый из вас видел обыкновенный детекторный радиоприёмник. Вы знаете, что там есть несложное устройство, называемое детектором. Как оно сделано? В чашечке укреплён кристалл, а к нему прикасается металлическая проволочка. Только и всего. Просто? Но как работает детектор, учёные долго не знали. Им известен был только факт, что детектор, как говорится, выпрямляет ток, пропускает его только в одном направлении. А это и нужно, чтобы электрические колебания, принятые антенной радиоприёмника, можно было услышать в телефоне. Почему же детектор выпрямляет переменный электрический ток и делает его постоянным, текущим в одном направлении? Что за причина? Оказывается, тут дело в свойствах полупроводников... Ведь кристаллики в чашечках детектора — это же обычно полупроводники. В детекторы ставят тот же уже известный вам сернистый свинец, цинкит — минерал такой и кристаллы из других минералов. Все это полупроводники...
      И только недавно наши советские учёные взялись изучать свойство полупроводников — пропускать электрический ток в одном направлении и задерживать в другом — выпрямлять, одним словом... И, оказывается, можно построить очень экономично действующие и простые.выпрямители из полупроводников. Выпрямители, нужные всюду в современной электротехнике. И в маленьких радиоприёмниках, и в сложных аппаратах для телемеханики — в технике управления машинами на расстоянии, и в различных «умных» машинах...
      А вот всего несколько лет назад нашему советскому радиолюбителю Олегу Лосеву удалось обнаружить ещё одно замечательное свойство полупроводников свойство, готовящее настоящую революцию в области радиотехники. Радиотехника уже пережила одну революцию: это было изобретение радиолампы. Каждый из вас видел хрупкий стеклянный баллон, из которого выкачан воздух, а внутри смонтировано сложное устройство. Именно радиолампа позволила осуществить передачу человеческой речи и музыки, создать газету без бумаги и расстояния радио. Именно радиолампа позволила посылать и принимать радиосигналы на огромном расстоянии. Радиолампа стала совершенно неотъемлемой частью любого радиоприбора, будь то передатчик или радиоприёмник. Но радиолампа не только сложна по устройству и дорога по изготовлению, но ещё и не всегда надёжна в работе. От сотрясений рвутся волоски внутри стеклянного баллона, перегорают нити накаливания, запрятанные в этом же баллоне. За радиолампой надо следить и беспокоиться, чтобы её нить была накалена элекрическим током до определённой температуры: маленькая температура — плохо работает радиолампа; слишком большая — нить перегорает... Но всё это приходится терпеть радиотехникам. Нельзя обойтись без радиолампы. Нечем заменить радиолампу!
      И вот нашему радиолюбителю Лосеву удалось обнаружить странное явление... Оказывается, детектор при определённых условиях может генерировать беспрерывные электрические колебания. Как же так? Ведь это в состоянии делать только радиолампа. Значит, такой детектор может и усиливать радиосигналы, как радиолампа? И повели учёные кропотливую работу, изучая новое свойство детектора, а в сущности — новое свойство полупроводников, так как в любом кристаллическом детекторе работает полупроводник...
      Я повторяю, что совсем ещё недавно учёные занялись изучением полупроводников и начали разрабатывать теорию, без которой немыслима практика. Но уже сейчас видно, что скоро настанет время, когда хрупкие и дорогие радиолампы можно будет заменить крохотным устройством из полупроводников, по размеру не больше конфеты, и устройство это не будет бояться тряски, не будет требовать электрической энергии, как радиолампа для накала нити, и тогда появятся радиоприёмники, помещающиеся в кармане, а по мощности — как современные размером со шкаф. И необязательно будет присоединять их к электрической сети...
      А как нужны будут такие полупроводниковые устройства, заменяющие радиолампы, на заводах для автоматических станков! Как необходимы такие устройства, не боящиеся тряски, на самолётах и кораблях! Разве это не сказка? Да, это сказка теперь, но если упорно работать, преодолевать трудности, разгадывать тайну, полупроводников, то...
      Долго стоял за дверью Сергей, слушая взволнованную речь Николая.
      «Странный он парень, — думал Сергей о своём товарище. — Когда отвечает перед профессором, то, знает или не знает, всё равно жмётся — мнётся и производит такое впечатление, будто и говорить не умеет. А тут, перед ребятами, словно сказку рассказывает...» Заметив, что ребята собираются уходить, Сергей отошёл в сторону, чтобы с ними не встретиться, и постучал в дверь лишь тогда, когда шумная ватага промчалась по коридору.
     
     
      ГЛАВА ШЕСТАЯ Тайна взрыва в лаборатории XIX века
     
      Николай искренне обрадовался приходу Сергея Синявина:
      — Заходи, Серёжа!.. У меня недавно ребята были... Только что ушли... Присаживайся. Вот стул...
      Но Сергей вместо ответа на приглашение сказал:
      — Если ты немедленно пойдёшь ко мне, то сможешь кое-что увидеть.
      Через минуту оба торопливо шли по коридору.
      ...Лучше было бы совсем не звать Николая! Стрелка электроизмерительного прибора, покачиваясь, указывала на слабый ток. «Явление», так устойчиво продолжавшееся более часа, исчезло.
      — Серёжа, мне нужно тебе кое-что сказать... — начал Николай, продолжавший стоять у дверей. — Тут над тобой уже смеются и подшучивают...
      — Кто смеётся? — сразу же вспылил Сергей. — И пусть себе смеётся! Посмотрим, кто будет смеяться последним...
      — Да подожди, не горячись! Выслушай меня внимательно. Правда, я обещал ничего не говорить, но, быть может, лучше сказать тебе насчёт этой шутки... Дружеской, конечно...
      — Ничего не хочу слышать! — ещё больше вскипел Сергей. — Плевать мне на то, кто и как шутит по моему адресу! Понятно? Теперь это явление я наблюдаю почти каждый день...
      — Так вот насчёт этого «явления», как ты его называешь, я и хочу тебе кое-что сказать, — смущённо проговорил Николай. — Ведь над тобой, знаешь, как шутят...
      — Ничего не хочу слышать! — перебил Сергей. — Я не нуждаюсь в твоих доносах и... Прошу оставить меня в покое!
      Лицо Николая помрачнело:
      — Я хотел тебе сказать... Впрочем, как хочешь. Быть может, для того, чтобы ты понял и вынес кое-какой урок... До свидания, — пробормотал он, скрываясь за дверью.
      И тут, как будто издеваясь над ним, буквально спустя минуту после ухода Николая чёрная стрелка электроизмерительного прибора снова вздрогнула, и её острый кончик пополз вдоль шкалы.
      Просто поразительно, как ему не везёт! Хоть бы это произошло пятью минутами раньше! Ведь теперь не пойдёшь ещё раз звать Николая.
      Сергей искренне обрадовался, когда раздался стук в дверь. Быть может, это вернулся Николай или пришёл кто-нибудь другой? В конце концов, Сергею теперь было решительно всё равно. Важно, что кто-то зайдёт сейчас в лабораторию и будет свидетелем «явления».
      На пороге появилась Степанида Афанасьевна с большим зелёным конвертом в руке.
      — Опять к вам долго стучать приходится! — заявила она недовольным голосом.
      — Степанида Афанасьевна! — обрадовался Сергей. — Прошу вас... Подойдите сюда! Вы видите вот этот прибор?
      — Ну, вижу... — ответила уборщица, медленно приближаясь.
      — Смотрите внимательно вот сюда, — продолжал Сергей, указывая пальцем в круглое стекло.
      — Ну, и что же тут?
      — Видите, на каком делении шкалы качается стрелка?
      — Вы таким голосом говорите, словно собираетесь невидаль показать. И что в этом особенного? Таких приборов у нас тут много. А как начнёшь пыль с них стирать, то у каждого стрелки качаются. От тряски, должно быть, сами по себе и качаются.
      — Опять прежняя чертовщина! — вдруг воскликнул Сергей: он увидел, как стрелка поползла вниз по шкале и «явление» прекратилось.
      — А вот мой сын, Ваня, — продолжала Степанида Афанасьевна, — недавно принёс в сарай какой-то старый прибор, похожий на этот. Со стрелкой, значит. Я спрашиваю его: «где ты взял?» А он говорит, что ваш приятель Николай... Это, значит, студент... Попросил для него на время у Виктора Николаевича. А посмотрели бы вы, что они развели у меня в сарае! Почище вашей лаборатории. Это, значит, мой Ваня — он у них за главного,затем племянничек Виктора Николаевича и ваш братец. И директорская дочка с ними заодно. Даже как-то непривычно смотреть... Ей бы в куклы ещё играть, а она вырядилась в комбинезон с застёжками и тоже с молотком да плоскогубцами... Я ей говорю: «Подбери хоть косы, бесстыдница! Уж тогда совсем на мальчишку будешь похожа, и никто смеяться не будет». А Ванька мой только о ней дома и разговаривает. Да всё хвалит, хвалит! Прямо как будто невесту себе какую нашёл, дурак, с таких лет... «Она, мама, говорит, и паять оловом умеет, и с напильником обращаться, и в электричестве разбирается... Мы, говорит, мама, хотим переделать её автомобиль с простого игрушечного на обыкновенный электрический».
      — На обыкновенный электрический? — усомнился Сергей.
      — Ну да! Говорит, на электрический. Вот какую игру в нашем сарае затеяли! Мой Ваня объясняет, что будто сосновыми шишками топить свой электрический автомобиль собираются. Ну, просто же смех берёт! Игрушки-то пошли у теперешних ребят совсем не те, что в прежнее время.
      — Позвольте, Степанида Афанасьевна... Всё, что вы рассказываете, это очень интересно. Но что общего между горящими сосновыми шишками и электричеством? вдруг спохватился Сергей.
      За последнее время он редко видел младшего брата, а если видел, то почти не разговаривал с ним. Поэтому ему ничего не было известно о затее ребят превратить детский педальный автомобиль в термоэлектрический.
      Но уборщица ничего не смогла ему сказать по поводу странной связи между сосновыми шишками и электричеством. Её волновала и беспокоила совершенно другая сторона дела.
      — Ведь в прошлое-то время никто из взрослых и внимания на такие детские игры не обращал! — продолжала она. — А теперь... Даже смешно подумать... И Афанасий Степанович, механик из мастерской, часто заходит да чего-то приносит в сарай. И ваш приятель... Это, значит, студент Николай... Очень часто навещает. И ещё один молодой парнишка повадился... Вот забыла, как его звать.... Он вместе с Афанасием Степановичем в мастерской работает. А ребята знай себе всё мастерят и мастерят. Может, и вы зайдёте к ним да посмотрите?
      — Я очень занят, Степанида Афанасьевна, — недовольным голосом проговорил Сергей, начиная подумывать, как выпроводить из комнаты словоохотливую уборщицу.
      — Это верно. Что верно, то верно... — со вздохом согласилась Степанида Афанасьевна. — И днями и вечерами тут просиживаете.
      — Так нужно,— буркнул Сергей, нетерпеливым движением поднимаясь со стула.
      Но уборщица не поняла, что ей пора удалиться, и продолжала с прежней энергией:
      — Спрашиваю я директорскую дочку: «А отец и мать знают, что ты тут у нас с грязными молотками возишься?» — «Знают, — отвечает. — Папа даже собирается прийти и посмотреть, как мы тут работаем». «Вот наказание! — думаю. — Что, если и в самом деле директор в мой сарай заглянет?» Там, конечно, у меня чисто и убрано. Я даже маленький коврик принесла ребятам — это, значит, для того, чтобы на колени им становиться, — но всё-таки сарай — он и есть сарай. Разве в нём большой порядок наведёшь? Так я, знаете, что потом решила? Если и правда придёт директор, так я ему прямо и скажу: «Как вам не стыдно, скажу, товарищ Дудниченко! Почему вы допускаете, чтобы дети свои игрушечные изобретения в таком сарае делали? Разве нельзя отделить, товарищ Дудниченко, какое-нибудь приличное помещение? Поставить верстаки, инструментов дать, и пусть там дети со всего института собираются и занимаются себе на здоровье...» — Вы зачем, собственно говоря, сюда пришли? — наконец не выдержал Сергей. — Я ведь всё-таки занят!
      И только тут по довольно сердитому тону, каким пронзнес Сергей последнюю фразу, Степанида Афанасьевна поняла, что наболтала больше, чем следует. Надо было бы давно уйти.
      — Вот возьмите, — немного обиженно проговорила она, протягивая студенту зелёный конверт. — Это вам Виктор Николаевич велел передать. Опять какой-то мальчишка на берегу нашёл и его племяннику Пете принёс. А я пойду — не буду вам мешать...
      Сергей не сразу вскрыл конверт. Он вспомнил историю с предыдущей страницей, тоже присланной Виктором Николаевичем, которую нашёл у реки босоногий мальчишка Витька — самый главный виновник исчезновения недостающих страниц. Сергей возлагал на неё большую надежду, а оказалось, что данных технического характера в ней нет.
      Правда, она, дополняя другие страницы, проливала свет на случай со взрывом, от которого пострадал Александр Пафнутьевич.
      Это оказалась интересная история! Младший брат всем её рассказывал в собственном, вольном переложении и очень гордился своим прадедом.
      Заинтересовался историей и Виктор Николаевич. Он внимательно ещё раз просмотрел всю пачку найденных страниц и сказал Сергею:
      «Вы должны гордиться своим прадедом — это был замечательный человек!» Сергей и впрямь гордился поступком Александра Пафнутьевича, но жалел только, что полные технические данные изобретения прадеда не были у него в руках.
      Вот вкратце история со взрывом, от которого пострадал Александр Пафнутьевич, — история хоть и восстановленная по обрывочным сведениям в записях, но безусловно достоверная.
      Оказывается, лаборант Московского университета Александр пафнутьевич Синявин «повредил себе здоровье, — как он сам выразился в своих записях, благодаря чрезмерной горячности своего характера...»
      В комнате, куда Александр Пафнутьевич зашёл ночью, стоял большой опытный образец трансформатора, построенный знаменитым изобретателем трансформаторов Иваном Филипповичем Усагиным для освещения предстоящей Всероссийской промышленно-художесвенной выставки в Москве.
      Изобретатель очень тщательно готовился к этой выставке, без конца испытывая и проверяя свои трансформаторы. В комнате, куда зашёл Александр Пафнутьевич, по-видимому, и стоял один из них.
      Но вот произошло несчастье, предвидеть которое неопытным электротехникам того времени было, конечно, трудно.
      Однажды в середине дня опыты с трансформатором приостановились, так как местная маленькая электростанция, расположенная в подвале университета, прекратила подачу тока из-за какой-то неисправности. Узнав, что сегодня, а быть может, и завтра электростанция работать не будет, сотрудники Усагина ушли, не отключив, по неопытности, провода, присоединённые к трансформатору. Оголённые провода замкнулись. Пока в сети не было тока, ничего страшного не могло произойти, поэтому так спокойно ушли сотрудники.
      Но случилось так, что электростанция вечером этого же дня заработала. Неисправность была устранена, и станцию запустили для пробы. Трансформатор Усагина начал «гореть». Произошло хорошо теперь всем известное «короткое замыкание». Запрыгали сначала частые искры, а затем они слились в единое ослепительное пламя электрической дуги. Начала гореть изоляция и плавиться медь.
      Александр Пафнутьевич сразу понял, что драгоценной модели трансформатора грозит гибель, если в течение каких-нибудь нескольких секунд не принять решительные меры.
      И он принял эти меры, рискуя остаться слепым или обожжённым...
      Не зная в точности, как и где можно отключить трансформатор, и не имея ни секунды времени, чтобы разобраться в этом, Александр Пафнутьевич схватил острогубцы-кусачки и принялся «перекусывать» ими толстый медный провод.
      Яркая вспышка, образовавшаяся в месте разрыва провода, обожгла руки, лицо, глаза...
      Лаборант потерял сознание... Почему же подробности этой трагической истории не были никому известны в университете? Почему из поколения в поколение они не дошли до ныне здравствующих потомков Александра Пафнутьевича? Что заставляло Александра Пафнутьевича молчать и даже прятать свои записи в потайное отделение письменного стола?
      На эти вопросы существовал точный ответ, изложенный на одной из страниц.
      Время тогда было совсем иное, чем сейчас. Электротехника только зарождалась, и многим эта новинка казалась не только интересной, но и опасной для жизни. Ещё не были как следует разработаны меры предосторожности при обращении с этой невиданной силой природы, и в газетах, особенно провинциальных, нередко появлялись нелепые, преувеличенные и очень смешные сообщения, вроде следующего:
      Новые жертвы электричества
      Вчера вечером господин г. О. Потасонский, известный и уважаемый в городе крупный коммерсант, возвращаясь из ресторана домой, нечаянно наступил, в потёмках на электрический провод, упавший с телеграфного столба. Господин Потасонский вовремя спохватился и энергичным движением отдёрнул свою ногу.
      К счастью, он отделался лишь тем, что, растянувшись на животе, испачкал в грязи белую пикейную жилетку, а также свою чёрную полуфрачную пару.
      Шедший с ним под руку купец первой гильдии Душкин, более от естественного испуга, нежели от действия электрической силы, тоже упал ниц. Находясь в приятном хмельном состоянии, он, продолжая лежать в грязи, совершенно законно стал исступлённо кричать, призввая на помощь полицию. Собравшаяся толпа, высказывая своё возмущение электричеством, помогла пострадавшим подняться.
      Спрашивается: доколе городская управа будет разрешать подвеску телеграфных проводов вдоль главных улиц, по которым ходят почтенные люди нашего города?
      Теперь нам, конечно, смешно читать подобное газетное сообщение, а раньше оно принималось всерьёз. Теперь любой школьник знает, что через телеграфные провода идёт ток низкого напряжения, и он нисколько не опасен для жизни людей или животных. Но в те времена под словом «электричество» прежде всего подразумевали такое устрашающее и всем хорошо знакомое явление, как гроза, молния. И потому всего, что было связано со словом «электричество», боялись.
      Иван Филиппович Усагин должен был демонстрировать на выставке изобретённый им трансформатор. Каково же было бы отношение посетителей выставки к новому изобретению, если бы распространился слух, что от него чуть не погиб человек! Ведь людям в те времена трудно было разобраться, как и при каких обстоятельствах он чуть не погиб и виновато ли в этом изобретение Усагина. Поняли бы одно: чуть не погиб да и только. Значит, изобретение опасное!
      А вот Александр Пафнутьевич, следуя славной традиции отечественных учёных, совершил два самоотверженных, героических поступка: рискуя жизнью, бросился спасать чужое изобретение и затем, находясь в больнице почти при смерти, он никому не открыл тайны происшествия с ним, чтобы чужое изобретение не было скомпрометировано перед невежественными богачами и промышленниками, решавшими в то время судьбу всякого изобретения...
      Вот почему так же тщательно прятал Александр Пафнутьевич свои записи в специально им самим же сделанное потайное отделение стола.
      Александр Пафнутьевич, хоть и настоял на том, чтобы его выписали из больницы, чувствовал себя неважно. Он торопился закончить мемуары, в которых успех своих опытов с термоэлектричеством связывал с шумом, услышанным в соседней комнате, — тем самым шумом, который, как мы видим, быть может, послужил даже причиной его кончины...
      Что же нового содержит страница, которую только что принесла Степанида Афанасьевна? Может быть, именно здесь описывает Александр Пафнутьевич таинственную причину, заставлявшую его термобатарею показывать такие блестящие результаты?
      Сергей всё ещё ходит по комнате с конвертом и не решается его вскрыть. Ему кажется, что это страница последняя... Странно, что она нашлась... А что, если в ней нет ничего дельного?
      Но вот он садится на стул. Распечатывает конверт. И что же видит? Не одна страница, а целых четыре!
      Четыре измятые, изжёванные, пробывшие длительное время в воде, но на них ещё хорошо видны строки знакомого почерка прадеда...
     
     
      ГЛАВА СЕДЬМАЯ Индюки вмешиваются в научное испытание, а Петя на глазах у всех проявляет нежность к тёте
     
      И хорошо, что Петю перестали чересчур волновать воображаемые «тайны» и «приключения.
      А вот Виктор Николаевич в последнее время начал вести себя довольно странно. Дядя и племянник как бы поменялись ролями.
      С чего бы это Виктор Николаевич стал так часто уединяться в своём кабинете с тремя студентами, тщательно запирая за собой дверь на ключ? Почему разговор там вёлся полушёпотом? Раньше этого никогда не было. И будто бы Петя не видел, как приходившие к дяде студенты нередко таинственно перемигивались и переговаривались между собой и умолкали, как только Петя появлялся рядом.
      Раньше Петя обязательно подкрался бы к дверям и подслушал, о чём шепчутся «заговорщики». Но теперь ему просто некогда было думать о подобных вещах. Работа в сарае-лаборатории требовала много забот и поглощала всё его внимание.
      Вот, например, сегодня. Не мешало бы разобраться, почему один из «заговорщиков», долговязый студент, то и дело шныряет из дядиного кабинета в кухню и там что-то моет под водопроводным краном. И что это он торопливо спрятал в карман, как только Петя заглянул на кухню?
      Но Петя как раз очень спешил, чтобы не опоздать к началу первого испытания термоэлектрического автомобиля.
      Когда Петя подошёл к грубо сколоченным дверям сарая-лаборатории, распахнутым настежь, то увидел, что весь коллектив юных изобретателей был уже в сборе. Засучив рукава рубашки выше локтей, возле машины хлопотал Ваня. Глаза его возбуждённо блестели, а голос слегка дрожал и немного даже охрип от волнения. С покрасневшим, радостным лицом по сараю ходил Валя. Он держал небольшой открытый блокнот и длинный, только что заточенный карандаш «Пионер N1». В своём синем комбинезоне с большим количеством серебристых застёжек «молния» на корточках перед машиной сидела Лена. На узеньком ремешке, надетом на шею под косы, болтался фотоаппарат «Пионер N2». Возле сарая бродила Кудла в надежде на предстоящую прогулку.
      — Ну что же, товарищи, начнём? — заметно стараясь сдержать волнение, проговорил Ваня, как только последний член изобретательского коллектива показался в дверях.
      — А всё окончательно проверили? — строго осведомился Петя.
      — Всё! Всё! Уже всё... — одновременно ответили Валя и Лена.
      — Напрасно без меня. Надо ещё раз. Это не помешает, — всё так же строго заявил Петя, приближаясь к машине.
      — Давайте выкатим автомобиль во двор, — предложила Лена. — Пока будете ещё раз проверять, я вас всех сфотографирую. А то в сарае света мало.
      — Да-да! Обязательно надо сфотографировать этот исторический момент! обрадовался Валя.
      И когда Ваня с Петей начали подталкивать машину к дверям, он тотчас же прижал к животу свои блокнот и записал:
      «Около пяти часов дня термоэлектрический автомобиль в первый раз выкатили из сарая».
      Подражая Ване, Петя засучил рукава и принялся внимательно осматривать автомашину, хорошо освещённую тёплыми лучами предвечернего солнца.
      .Вот термобатарея — очень грубое на вид, ежикоподобное устройство. Представьте себе толстый цилиндр почти в полметра высотой, стенки которого ощетинились кончиками железных проволок так, что и прикоснуться к ним страшно. Это устройство проволоками же привязано к капоту машины перед самым сиденьем водителя, если прибавить, что над всем этим гордо возвышается чуть поржавевшая самоварная труба, то картина будет полная. Однако конструкторы этой странной на вид машины были далеки от мысли, что творение их рук может производить на посторонних удручающее впечатление. Наоборот, оно казалось им красивым и даже эффектным!
      Сколько с термобатареей было мучений! Железные проволочки вначале не хотели плотно держаться на серых палочках сернистого свинца. Долго пришлось биться изобретателям, пока они научились прикручивать как следует проволоку плоскогубцами. Так, на Петином счету было семь переломившихся пополам хрупких палочек! Даже у Вани, привыкшего обращаться с плоскогубцами, — три! Только Лене удавалось работать настолько аккуратно, что ни одной драгоценной палочки она не переломила. Чтобы не пришлось просить у Виктора Николаевича дополнительные палочки, продолжение этой работы было поручено одной Лене.
      А как трудно было собрать цепочку из палочек и проволочек в цилиндрическую форму, выгнутую Афанасием Степановичем из кровельного железа! Так же нелегко было установить самоварную трубу, которая упорно не лезла в приготовленное для неё отверстие. Однако, как ни странно, когда страшную термобатарею вынесли во двор и словно в самоваре разожгли в ней сухие сосновые шишки, маленькая электрическая лампочка, присоединённая к ней, вдруг загорелась. Просто не верилось глазам! Несмотря на то что юные изобретатели собрали термобатарею собственными руками, всё же казалось, что перед ними чудо.
      С электромотором тоже было много возни. Даже опытный механик Афанасий Степанович долго вздыхал, примеряя электромотор и соображая, как его лучше закрепить.
      Но теперь всё это позади. Термобатарея установлена, педали, первобытным способом приводившие автомашину в движение, сняты. Под сиденьем находится прикрученный железной проволокой красиво отлакированный электромотор. На фанерном щитке возле руля красуется чёрный пластмассовый выключатель — важная деталь пуска и остановки машины.
      Последний хозяйский осмотр вполне удовлетворил Петю. По его мнению, можно было смело приступать к испытаниям. Его немного беспокоило отсутствце у машины тормозов, и поэтому он счёл своим долгом ещё раз (вероятно, уже десятый по счету) предостеречь своих товарищей:
      — Надо быть осторожными, ребята! Тот, кто первый сядет за руль, ни в коем случае не должен снимать руки с выключателя! Как увидит, что машина разгоняется слишком быстро, та-а-ак моментально раз выключить! Понимаете?
      Произнося это, Петя совершенно отчётливо представлял, как он смело правит крохотной машиной, одной рукой сжимая рулевую баранку, а другой держась за выключатель. В ушах бешено свистит встречный ветер и быстро-быстро мелькают мимо деревья, постройки, люди...
      Положив свой блокнот на капот машины и присев на корточки, Валя записал:
      «Ваня загружает в топку термобатареи первые сосновые шишки. Он собрал их про запас очень много. Лена щёлкнула фотоаппаратом. Она запечатлевает исторический момент. Уже идёт дым из трубы от шишек, которые разгораются почему-то плохо».
      Однако, несмотря на то что волнение и непривычка писать в блокноте на весу мешали Вале вести свои исторические записи более или менее толково, интересно всё-таки привести их хотя бы частично. Они красочно отражают картину первого испытания термоавтомобиля. Вот небольшие отрывки:
      «Опасаясь, как бы разогнавшийся термоавтомобиль не врезался на большой скорости в забор, мы выкатили его в парк и поставили на широкой и длинной аллее...» «Кудла опять привела за собой пять индюков, и они, прогуливаясь по аллее, будут мешать быстрому движению машины. Лена пытается их отогнать, но бесполезно. Петя погнался за ними с хворостиной, но они вскоре опять вернулись прямо на аллею. Тогда Петя заявил, что грубое вмешательство индюков в испытание может всё испортить. Стоит только чуть придавить колесом, как изобретение будет окончательно скомпрометировано...»
      «Шишки разгорелись и дымят уже меньше. А раньше даже Кудла, подбежавшая понюхать машину, два раза чихнула...»
      «Долго спорили, кому первому сесть за руль. Каждый хотел уступить товарищу. Начали считаться. Лена сжулила, спутала рифму, когда выходило на неё, хотя по глазам было видно, что ей тоже хочется сесть первой. Снова к аллее подошли индюки, готовые каждую секунду кинуться под колёса машины...»
      «За руль наконец сел Петя. Мы все на всякий случай отошли в сторону. Индюков тоже отогнали...»
      «Когда Петя повернул выключатель, то машина даже не тронулась с места. Ваня говорит, что всё дело в электрическом напряжении, которое, видно, слабое. А когда мы подтолкнули машину, то она покатилась. Но остановилась. Ваня очень опечален, но его успокаивает Лена. Петя тоже сидит за рулём мрачный. Кроме того, на лице у него копоть от дыма...»
      «Кроме индюков, нам начали мешать ещё мальчишки. Они хуже, потому что подсмеиваются...»
      «Ваня сказал, что электрическое напряжение получается слабое оттого, что очень плохо горят шишки. А когда машина сильно разгонится, то от встречного ветра они разгорятся. А пока что посоветовал на термобатарею чем-нибудь помахивать...»
      «У Лены и у Вани нашлись носовые платки. Начали махать. А Петя, сидящий за рулём, даже наклонился и начал дуть. Но закашлялся от встречного дыма...»
      «И всё-таки наш Ваня — гениальный изобретатель! Всё получилось так, как он сказал. Мы дружно подтолкнули машину, и она медленно покатилась вперёд. Ура! Ура! (это все кричали «ура»...) «
      «С небольшой горки машина покатилась ещё быстрее. За ней побежала Кудла, а позади мы и мальчишки. Индюков, бежавших между соснами по сторонам аллеи, мы не трогали, так как некоторые из них на ходу махали крыльями и, по мнению Пети, создавали небольшой дополнительный ветер...»
      «Петя тоже гениальный изобретатель. Он хитро придумал. Он привязал на верёвку Кудлу сзади машины. Это — как приманку для индюков, чтобы махали крыльями на термобатарею. Зря все смеются. Конечно, машина пошла быстрее!..»
      «Оказалось, что машина катилась быстрее оттого, что с горки. А Кудла обозлилась на индюков, погналась за ними и потянула машину за собой. Машина стукнулась об сосну так, что от неё в одну сторону отлетел электромотор, в другую — Петя, с лицом, чёрным от сажи. Подбежавшая Петина тётя всё время хочет упасть в обморок...»
      «Подошедший Николай всех успокаивает. Он говорит, что, несмотря на аварию по вине индюков и Кудлы, машина показала блестящие результаты, но её надо ещё усовершенствовать. Взволнованный Петя, чтобы успокоить рыдающую тётю, обнял её нежно, отчего почти вся тётя тоже почернела от сажи. Всем стало грустно...»
     
     
      ГЛАВА ВОСЬМАЯ История о том, как покойный Александр Пафнутьевич пристыдил своего правнука, не поднимаясь из гроба
     
      На свете нет ничего таинственного. Известно, что самое странное и непонятное явление может быть рано или поздно объяснено, каким бы таинственным и странным оно ни казалось.
      Это прекрасно знал студент второго курса Сергей Синявин, но...
      Однако, прежде чем поговорить об этом «но», необходимо сказать, что Сергей сидит в лаборатории и всё ещё читает недавно принесённые Степанидой Афанасьевной драгоценные страницы, исписанные знакомым иочерком прадеда, с буквами «ять» и твердьпми знаками на конце слов.
      Нельзя сказать, что при чтении этих страниц у студента «волосы на голове поднялись дыбом» или как нибудь иначе выразился испуг и душевное смятение. Нет. Хотя и были причины...
      Вот что писал покойный Александр Пафнутьевич:
      «...Милостиво соблаговолить соизволили.
      Теперь настал час приоткрыть завесу над тайной, прямого и зкономичного превращения в электричество; сиречь со всею скрупулёзностью описать технические основы сего изобретения для использования моими законными наследниками; в честность и порядочность коих я глубоко верю...»
      Когда Сергей прочёл эти первые строки, то у него — от радости даже ёкнуло сердце. Наконец-то! Теперь уже нет сомнения, что дальше последует толковое описание.
      И ещё как-то даже забавно выглядят слова прадеда: «для использования моими законными наследниками». Прямо к нему адресовано.
      И Сергей торопливо принялся читать дальше вполголоса:
      -»Чтобы, разгадать какую-нибудь тайну природы, и объяснить непонятное явление, нужно прежде всего овладеть как следует всеми научными знаниями, какие только соприкасаются с данной областью науки или техники. Засим требуется от человека, посвятившего себя исканиям, чтобы он умел трудиться самоотверженно и упорно. Пусть не надеется он на счастливую случайность в своих исканиях — это недостойно подлинного искателя новых путей в науке и технике. И результатов никаких не будет. Только труд, упорный и систематический труд, поможет ему собрать обильный урожай на ниве открытий и изобретений, а также вкусить радость творчества. Пусть бездельник в науке, рассчивающий на счастливую случайность, вроде как на получение наследства, и не думает о славе. Если таковой бездельник сунет в науку свой грязный нос, то, кроме бесславия и насмешки наблюдающих сие, его ничего не ждёт...»
      Сергей перевёл дух и оторопело оглянулся по сторонам. Он словно хотел убедиться, что его никто не подслушивает. Особенно ему не понравились такие выражения, как: «бездельник, рассчитывающий на случайность, вроде как на получение наследства», «сунет в науку свой грязный нос». Поэтому дальше Сергей продолжал читать уже про себя:
      «Чтобы разобраться в каком-нибудь непонятном научном явлении или сделать изобретение, мало одних только знаний. И большие стремления к изобретению и открытиям тоже помогут мало. Нужно, чтобь, изобретателя обязательно окружали коллеги. Их помощь всегда в тысячу раз полезнее, чем одиночество изобретателя, хоть будь он сто раз гениальным. И горе тому изобретателю, который в эгоистических целях, боясь поделиться славой, лишает себя друзей — коллег. Последним человеком является тот изобретатель, который о собственной славе думает более, нежели о полезности своего изобретения для народа. Он подобен свинье из басни Крылова, не знающей, где растут жёлуди ибо никакие одиночки сами по себе, без народа, без его труда, без преемственности культуры прошлого, созданной народом, не могут ничего изобрести, а тем более осуществить изобретение.
      Какое же наследство я оставляю своим потомкам?
      1. Унаследуйте мою любовь к труду и упорным исканиям в области прогресса науки и техники на благо народа.
      2. Возьмите, как пример, мою самоотверженность в помощи коллегам.
      3. Не забудьте прихватить и мою скромность.
      Что же касается моего изобретения в области преобразования тепловой энергии в электричество, то по сему поводу могу сообщить следующее:
      Опыты, подобные моим, делались одновременно со мной многими изобретателями. Но в наше время ещё мало было накоплено научных знаний, ещё не было фундамента, чтобы изобретение сие родилось на свет. Для устройства термобатарей часто наугад брались различные вещества, в том числе и полупроводники, физические свойства коих ещё не были исследованы. И потому случайные и кратковременные результаты не могли быть объяснены научно и оставались для нас загадкой. В частности, моя термобатарея из сернистого свинца и железа дала сильный электрический ток (что послужило поводом думать о решении проблемы) именно в тот момент, когда в соседней комнате вспыхнула электричесая дуга на горящем трансформаторе.
      Вот отсюда, учитывая современные знания о полупроводниах. И делай выводы. Любезный...»
      На этом месте Сергей остановился и совершенно машинально протёр глаза. И было от чего. Дальше оказалось написанным такое, что и поверить трудно... Шутка ли сказать! Своим старомодным языком прадед писал следующее:
      «...Делай выводы, любезный мой правнук Сергей».
      Едва ли кому-либо из правнуков приходилось получать такое обращение от прадеда, давно лежащего в могиле... Увлёкшись чтением, Сергей даже не сразу сообразил, в чём дело. И только через несколько секунд оторопелого состояния он вдруг понял, что прадед обращается к нему по имени. Да, по имени! Тут оставалось предположить только одно из двух: или покойный каким-то образом безошибочно предвидел, что у него будет правнук, по имени Сергей, или... впрочем, глупо думать, что Александр Пафнутьевич обращается к нему из того самого «потустороннего мира», где будто бы продолжает здравствовать его душа, наблюдая за земными делами.
      Пробормотав «тут какая-то ерунда...», Сергей принялся читать дальше.
      «А вообще, далёкий потомок мой, ничтоже сумняшеся могу изречь следующее:
      Какой ты мой наследник? Что хорошего ты от меня унаследовал? Поведение твоё отменно глупо и смех вызывает утробный у коллег твоих по учёбе. О жалкий эгоист! Зачем ты прогнал от себя бескорыстного отрока, студиоза Николая? Зачем ты, несчастный, заперся в лаборатории учебной, предаваясь там бдению в одиночестве, отвергая помощь товарищей, коим уже давно известно, что за таинственное, в заблуждение тебя вводящее, явление ты наблюдаешь и в чём его физическая суть? Чтобы одному тебе досталась слава? О ирод! Забыл ты, что всякое изобретение — дело общественное, о чём надо думать прежде всего, не пренебрегая ничьей помощью в интересах дела?
      Исправляйся, несчастный, иначе все отвернутся от тебя окончательно, и тогда чёрта лысого видать тебе царство славы и товарищеского уважения!
      Аминь».
      Сергей поднялся из-за стола. Он, конечно, понял, что над ним подшутили товарищи. Но как ловко! До чего точно подделан почерк прадеда! Где они достали соответствующую бумагу? Как здорово её обработали, чтобы она казалась побывавшей в воде! Ведь до слов «делай выводы, любезный май правнук Сергей» он совсем не подозревал, что читает шутливое послание, и вникал в каждую фразу... на самом деле предназначенную специально для него.
      Слабый, почти еле слышный щелчок заставил Сергея перевести свой взгляд на круглый электроизмерительный прибор. Стукнулась об ограничитель чёрная стрелка. Прибор начал показывать присутствие сильного тока.
      Что же это такое? Ведь термобатарея сеачас не работает. Под ней не горит синее пламя спиртовки, тепловую энергию которого термобатарея должна превращать в электричество. Откуда же, в таком случае, появился электрический ток? Ведь провода измерительного прибора присоединены только к термобатарее и больше ни с чем не соприкасаются. Значит, и раньше так было. Не термобатарея вырабатывала сильный ток, а он появлялся откуда-то извне! Значит, никакого особо эффективного преобразования тепловой энергии в электричество и не было. Значит, ошибка! Значит, зря Сергей думал, что у него в руках почти находится ключ к решению важной технической проблемы — проблемы прямого и экономного преобразования тепловой энергии в электричество. Его термобатарея может работать ничуть не лучше, чем любая термобатарея — например, та, что под руководством Николая сделали ребята для детского автомобиля. Она может превращать только небольшую часть тепловой энергии в электричество. А сильный ток, который временами наблюдал Сергей, получался не за счёт работы термобатареи, а благодаря непонятному явлению, к преобразованию тепла в электричество никакого отношения не имеющему.
      Но что это за явление?
      Сергей быстро подошёл к столу и перелистал страницы. Искать нужное место долго не пришлось.
      «...Отвергая помощь товарищей, коим уже давно известно, что за таинственное, в заблуждение тебя вводящее, явление ты наблюдаешь и в чём его физическая суть...» — прочёл он, водя пальцем по шершавой и сильно измятой бумаге.
      Многое теперь стало ясным Сергею. Он вспомнил предупреждение Николая, что над ним подсмеиваются товарищи. Он понял, что они внимательно наблюдали за его поведением. И не они одни, но и Виктор Николаевич. Наверное, и другие преподаватели.
      Оставаться в лаборатории было незачем, и Сергей начал собираться, чтобы уйти. Куда?
      «Может быть, к ним?»— неожиданно мелькнуло в голове у Сергея: он имел ввиду товарищей, подшутивших над ним.
      Сергей почувствовал, что обижаться, собственно, не за что. Наоборот, ему захотелось увидеть их, и увидеть как можно скорее. Захотелось узнать, что же это за странное явление, которое в своё время наблюдал его прадед.
      Увидеть и... Кажется, поблагодарить их за своеобразный дружеский урок.
     
     
      ГЛАВА ДЕВЯТАЯ Второе испытание
     
      Прошло время, и наступил наконец день второго испытания термоэлектрического автомобиля.
      Кто из присутствующих волнуется больше всего, определить трудно. Если, например, посмотреть на Петю, суетящегося возле термоэлектрического автомобиля, то может показаться, что больше всего волнуется именно он. А если перевести взгляд на Валю, стоящего посреди песчаной аллеи со своим блокнотом, то по его раскрасневшемуся лицу можно заключить, что он волнуется ещё больше. Вот Ваня хорошо умеет скрывать волнение, и его лицо только чуть бледнее обычного.
      А как изменился термоавтомобиль, вокруг которого хлопочут ребята! Это уже не та страшная машина с ржавой самоварной трубой впереди. Без трубы, конечно, нельзя, и она есть, но посмотрите, какая маленькая! Её короткий хвостик едва заметно торчит сзади машины.
      А где же термобатарея — ежикоподобное, колючее устройство? Почему её не видно? Да потому, что она тоже видоизменилась и усовершенствовалась. Теперь она спрятана под капот автомобиля. И сделано это неспроста: во-первых, термобатарея не должна пылиться, иначе попробуйте её протереть тряпкой, такую колючую!
      Во-вторых, она не должна пугать своим видом прохожих, чтобы не отбить у них, таким образом, светлую мечтуо великом будущем термоэлектрического транспорта. Юные изобретатели теперь всё учли. Посмотрим на электромотор. Где он? Опять подвязан железной проволокой? Нет. Укреплён по всем техническим правилам — судите сами — хомутами, болтами и шплинтами.
      А что это за ручка справа, перед сидением водителя?
      — Это — тормоз. Настоящий тормоз, действующй! И радует глаз смелый полёт фантазии изобретателей, применивших для этого тормоза изящную рукояткуот мясорубки и некоторые наиболее ответственные детали от старой швейной машины.
      Термоавтомобиль дымит гораздо меньше, чем в первый раз. Ребята снабдили свою машину иным топливом: теперь уже не шишками, а хорошо просушенным углём, который даёт гораздо больший жар, и термобатарея вырабатывает больше тока, чем от плохо разгоравшихся шишек...
      Можно было бы рассказать и ещё о некоторых усовершенствованиях термоэлектрического автомобиля. Но, к сожалению, нет времени. Ваня, которому выпал жребий первым вести сегодня машину, садится за руль.
      На генеральное испытание термоавтомобиля собралось посмотреть много народу. Вот Виктор Николаевич, задумчивый, но явно довольный всем происходящим.
      Рядом с ним — мастер учебных мастерских Афанасий Степанович Гром, в кожаной, блестевшей на солнце кепке, чему-то хитро улыбающийся. Поодаль стоят Николай Карцев, Сергей Синявин и Толя Дубравин в окружении группы студентов. Степанида Афанасьевна, принарядившаяся, тоже подошла к толпе зрителей и, сияя, глядит на ребят. Вероника Аркадьевна стоит рядом с директором института товарищем Дудниченко, широкоплечим и смуглым человеком, отцом Лены. Со всех сторон сбегаются мальчишки.
      Вот, пожалуй, и всё. Больше описывать некого. Да! Конечно же, среди присутствующих носится Кудла. Она, очевидно, предчувствует, что для её друзей наступает ответственный момент. Индюков нет. И хорошо что их нет.
      По заранее разработанному плану, перед самым пуском машины Петя, как наиболее храбрый, должен был произнести речь. Готовились к ней сообща, а Валя записывал тезисы. Но вышло всё как-то по-иному. Вместо длинной и вдохновенной речи Петя сказал, смущаясь:
      — Это вот термоэлектрический автомобиль... Вот сейчас он поедет... Он, конечно, очень маленький, но это ничего. А когда выучимся и станем инженерами, то будем строить уже настоящие, большие... И не только автомобили! Самолёты, электростанции, корабли, паровозы... — Петя запнулся.
      — Тракторы забыл, — шёпотом подсказал Валя.
      — Да, и тракторы! Пусть на термоэлектричестве от соломы работают...
      Кто-то зааплодировал. Петя повернул голову и увидел улыбающуюся тётю. Это она захлопала в ладоши. Петя окончательно смутился и махнул рукой Ване, чтобы он начинал.
      Во время Петиной речи Валя и Лена усиленно разжигали угли, так что они накалились докрасна.
      Щёлкнул выключатель, и машина бесшумно покатилась по песчаной аллее. Затем она скрылась, за поворотом. А минуты через две, не более, появилась снова.
      — Какая милая игрушка! Вы не находите? — восхищённо проговорила Вероника Аркадьевна, обращаясь к директору института.
      — Это для нас с вами игрушка. А для ребят это очень серьёзное дело, дорогая Вероника Аркадьевна.
      — О-о-о! Конечно... — продолжила было Вероника Аркадьевна.
      Но ей помешала Степанида Афанасьевна. Она, по мнению Вероники Аркадьевны, видно, не отдавала себе отчёта, с кем собирается разговаривать.
      — Товарищ директор! — обратилась она к директору совсем запросто. — Почему это наши дети должны изобретать в моём сарае? Что же, мы теперь такие бедные, что и помещения им выделить не можем? Вы думаете, детям удобно в тёмном сарае работать?
      — Это вы насчёт детской технической станции? — спросил директор.
      — Пусть технической, по-вашему.
      — Вы правильно говорите. Действительно, районная техническая станция далеко и нам пора обзавестись своей. Вопрос давно назрел.
      — А раз назрел, так чего же на него смотреть! — заявила Степанида Афанасьевна.
      Вероника Аркадьевна даже чуть попятилась назад. Ей казалось, что уборщица уж слишком непочтительно разговаривает с директором.
      К удивлению Вероники Аркадьевны, директор не только не обиделся, а, улыбаясь, ответил:
      — Вы правы, степанида афанасьевна! Помещение давно можно выделить. Средства и материалы имеются. А мы тянем и никак не раскачаемся... Вот с людьми у нас хуже обстоит дело. Нужно найти человека, чтобы мог всё организовать, как полагается...
      — Да уж с людьми действительно трудно! — согласилась уборщица. — Все, конечно, заняты. У всех дела.
      — А почему бы, например, вам, Вероника Аркадьевна, не заняться в порядке общественной нагрузки организацией детской технической станции? — сказал вдруг Дудниченко.
      — Что вы! — всплеснула руками Вероника Аркадьевна. — Я не инженер. Я в технике ничего не смыслю.
      — Вам помогут знающие люди. Тут ничего сложного нет, — настаивал директор. — Неужели, по-вашему, для такого дела, как организация небольшой детской технической станции, требуется обязательно инженер?
      — К сожалению, мой Петя разбирается в технике больше, чем я, — волновалась Вероника Аркадьевна, однако явно польщённая неожиданным предложением. Впрочем, я подумаю... Надо будет ещё посоветоваться с мужем, — закончила она, отыскивая глазами Виктора Николаевича.
      Торжественная демонстрация продолжалась не слишком долго. Похвалив юных изобретателей, взрослые стали постепенно расходиться. Только ребята, обступив машину, наперебой задавали изобретателям разные волнующие их вопросы и при этом обязательно старались потрогать термоэлектрическую машину руками.
      — Всё дело тут в термоэлектрической батарее, — солидно объяснял Ваня. Она даёт ток от горящего угля. Это, братцы, знаете, какая интересная штука! В будущем мы её всюду применять станем. Например, со всех самолётов поснимаем бензиновые моторы и поставим электрические с термобатареями.
      — Ну да... Кто это вам разрешит? — усомнился кто-то.
      — А мы ведь тогда станем инженерами, — пояснила Лена.
      — В истории техники так и бывает! — вмешался Валя, размахивая своим блокнотом. — вдруг появляется какое-ибудь новое изобретение, и всё переворачивается. И все старые машины переделываются по-новому. Важно только всё записывать как следует, чтобы будущие изобретатели не повторяли разных прежних ошибок...
      — А разве не бывает таких машин, что лучших даже не надо? — послышался вопрос.
      Тогда Петя прищурил глаза и проговорил сурово:
      — Да вы что, ребята!.. Маленькие? Не понимаете, что всякую, даже наилучшую технику надо всё время двигать вперёд! А то она, знаете... Застынет!.. Заплесневеет!.. Чего там ещё? Устареет!.. Замрёт!.. Умрёт!.. Одним словом, от жизни отстанет... Ясно?! — закончил он, рассердившись на того, кто позволил себе усомниться в этой истине, ставшей для самого Пети понятной только недавно.
     
      * * *
     
      На другой день во время утреннего чая у Побединских состоялся следующий разговор.
      — Не понимаю нашего директора...— говорила Вероника Аркадьевна. — Вчера, представь себе, предлагает мне: «Вы человек культурный, так почему бы вам в порядке общественной нагрузки не помочь организовать детскую техническую станцию?» Это же просто смешно! Выходит, что если человек культурный, так он обязательно должен интересоваться техникой. Не понимаю...
      Виктор Николаевич улыбнулся, внимательно посмотрел на жену и сказал:
      — К сожалению, дорогая, ты не одинока в этом вопросе. У нас ещё встречается немало людей, которые, не только не интересуются техникой, но и относятся с к ней, я бы сказал, несколько пренебрежительно. Считая, что они даже в элементарных вопросах техники ничего не поймут, люди эти не удостаивают её своим вниманием. Удобно и просто, дорогая! Удобно и просто маскировать большую ущербину в культурном развитии...
     
     
      ГЛАВА ДЕСЯТАЯ Глава, в которой рассказывается, что за странное явление наблюдал Сергей
     
      Все эти события происходили давно.
      Много изменилось в нашей стране с тех пор. Сейчас, наверно, трудно найти такого студента, каким был Сергей Синявин. И такие, как Вероника Аркадьевна, редко встречаются. Уже не возникает споров, нужно ли ребятам с малых лет интересоваться техникой, производством, учиться держать инструменты в руках.
      Далеко шагнули вперёд наука и техника. Многое из того, что казалось мечтой, стало былью.
      Советским учёным удалось глубоко изучить тайну полупроводников и найти им важное применение в народном хозяистве.
      С помощью полупроводников уже удалось сделать фотоэлемент — «электрический глаз», который ловит свет солнца и превращает его в электрическую энергию. Интересно, что почти в десять раз экономнее работает это устройство, придуманное человеком, чем природные уловители, солнечной энергии — листья растений.
      Уже появились радиоприёмники, радиолокаторы, телевизоры и другие радиоустройства, у которых хрупкая и сложная радиолампа заменена крохотными кристаллами полупроводников; аппаратура стала работать надёжнее и меньше потреблять электроэнергии.
      Появились простые и надёжные термобатареи, изготовленные из полупроводников.
      Советским учёным удалось сконструировать и внедрить в промышленное производство небольшие полупроводниковые термобатареи, в которых около четырёх — пяти процентов тепла превращается в электричество. Если вспомнить, что приблизительно такой же экономичностью обладали электростанции с паровыми машинами, то станет ясно, как далеко шагнула наука в этой области.
      Уже можно увидеть выпущенные нашей промышленностью, работающие на угле, торфе, керосине термобатареи, от которых ярко горят электрические лампочки, действуют радиоприёмники и передатчики.
      Всё это сейчас... А может быть, настанет и такое время, когда появятся ещё более совершенные термобатареи и наравне с атомными электростанциями возникнут могучие термоэлектрические. Появятся термопаровозы, термотракторы, термосамолеты, термоавтомобили — всё, о чём мечтали юные герои этой книги.
      Что же произошло с опытами Александра Пафнутьевича Синявина? Почему он нашёл возможным считать, что проблема прямого и экономичного преобразования тепла в электричество им решена?
      К сожалению, точного ответа на этот вопрос не удалось найти в неоконченных мемуарах лаборанта. Ясно только одно, что в измерения Александра Пафнутьевича вкралась какая-то ошибка — нередкий спутник всяких опытов, как сложных, так и простых.
      Можно предположить, например, следующее.
      Когда рядом, за стеной, испортился трансформатор и между витками его обмоток начали прыгать электрические искры, то они, конечно, возбудили вокруг себя радиоволны. Теперь каждому радиолюбителю хорошо известно, что такое искрящие контакты в плохой электропроводке: от треска и грохота невозможно отстроиться. Можно предположить также, что какой-нибудь плохой контакт в термобатарее, между стальной проволокой и столбиком сернистого свинца, оказался «детектором», то есть приёмником электромагнитных волн (многим радиолюбителям приходилось иметь дело с детектором из стальной пружинки и кристалликом сернистого свинца).
      «Передатчик» — в данном случае искрящий трансформатор — был совсем рядом, и потому нет ничего удивительного в том, что электроизмерительный прибор большой чувствительности, присоединённый к термобатарее, показал присутствие дополнительного напряжения и этим ввёл лаборанта в заблуждение.
      Это было давно... Но что за странные вещи происходили уже в наше время, при опытах правнука Александра Пафнутьевича, студента Сергея? Почему и ему показалось, что проблема прямого преобразования тепла в электричество уже почти решена?
      От всякого, кто производит опыты, обязательно требуется очень внимательное отношение к обстановке, в которой производятся опыты. Нужно учитывать всё, что может помешать опыту или исказить его результаты. К сожалению, второпях Сергей забыл про это правило... И с ним произошёл курьёзный случай.
      Монтируя свою термобатарею, Сергей совсем не обратил внимания на то, что под столом стоит большой лабораторный электромагнит, а рядом с ним аккумулятор, приводящий его в действие. Не обратил внимания и на то, что провода от электромагнита и аккумулятора лежат на столе, рядом с термобатареей. Случилось так, что оголённые концы этих проводов замкнулись и большой электромагнит, стоящий под столом, пришёл в действие.
      На беду Сергея, измерительный прибор, подключённый к термобатарее, оказался старинного типа, так называемый «электромагнитный», как известно, резко меняющий свои показания, если к нему поднести магнит или даже кусок железа. Совершенно понятно, что могучий электромагнит повлиял на измерительный прибор, отклонил его стрелку в положение, указывающее на высокое напряжение. Как только (видно, от тряски стола) концы проводов разомкнулись и электромагнит перестал действовать, «явление» тотчас же прекратилось.
      Позже студенты, товарищи Сергея, сообразив, в чём дело, решили подсмеяться над незадачливым эгоистом, считающим себя «наследником изобретения». Они незаметно провели провода от электромагнита и аккумулятора в соседнюю комнату и включали их, когда находили нужным. Именно в это время Сергей, не желающий ничего знать, кроме своего «гениального открытия», и наблюдал явление, казавшееся ему «необыкновенным».
     
      * * *
     
      Через день после демонстрации ребятами маленького термоавтомобиля в кабинете директора института происходило бурное заседание. Обсуждался вопрос, как и где устроить для институтского городка детскую техническую станцию. Появлялось то одно, то другое затруднение. Горячо настаивали на немедленной организации станции представители институтского комитета комсомола. Именно они больше всего и поднимали шум.
      — Стыдно будет! — настаивал секретарь комсомольской организации Толя Дубравин, размахивая при этом руками так, что сидевшему рядом с ним Николаю Карцеву приходилось следить, как бы ему не попало по голове. — Стыдно! У детей появляется огромный интерес к технике. Потребность к самостоятельному техническому творчеству. Смотрите, даже термоавтомобиль построили! А как важно, чтобы у нас росли не только почтенные наблюдатели достижений науки и техники, но и дерзновенные искатели новых путей к техническому прогрессу... Пусть с малых лет увлекаются романтикой борьбы за новые изобретения, открытия, рационализаторские предложения!
      И детская техническая станция была открыта.
      Остаётся сказать всего несколько слов о судьбе трёх юных героев этой книги.
      Кем стал Ваня Курочкин, читателю известно из предисловия. Валя Синявин историк, он специализировался по вопросам истории отечественной науки и техники. Петя Побединский — конструктор специальных самолётов. Говорят, что он никому не доверяет испытание своей машины и всегда первым поднимается на ней в воздух.
      Друзья часто собираются вместе. Они с удовольствием вспоминают о своих похождениях и приключениях. И особенно нежно о первом своём детище электрическом автомобиле с самоварной трубой.

      ЕЩЁ РАЗ ОТ АВТОРА
      Сижу я в кабинете Ивана Петровича Курочкина. Он только что закончил чтение рукописи вот этой книги. От кого же, как не от рассказчика и живого участника всех описанных событий, получить отзыв, совет, помощь!
      — Вот вы, писатели, — назидательно говорит Иван Петрович, — часто любите пользоваться, как говорится, «художественным вымыслом». А мы, научные работники, этого не любим. У нас достоверность и точность — прежде всего! Вот почему я считаю, что вашу книгу, написанную по моему рассказу, приятно будет держать в руках. В каждую её строчку можно сразу поверить.
      — Ещё бы! Вот мой сынишка, — с гордостью заявляю я, — настолько поверил, что уже притащил откуда-то чуть поржавевшую самоварную трубу и готовится строить термобатарею для велосипеда...
      Признаться, я ждал, что Иван Петрович обрадуется и тут же похвалит несомненные способности моего сына. Но получилось наоборот. Иван Петрович вдруг смутился, заёрзал в кресле, а потом глубоко вздохнул.
      — Говорите, трубу уже притащил? Термобатарею для велосипеда строить хочет? — задумчиво переспросил он.
      — Да вот намеревается...
      — Тогда позвольте, позвольте... — забеспокоился Иван Петрович, — этого как раз я не учёл. Видите ли, в чём дело, — продолжал иван Петрович, ещё более смущаясь. — Термоавтомобиль мы действительно строили. Сосновые шишки в самодельной термобатарее в самом деле разжигали. И дым из самоварной трубы валил изрядный, это верно... А вот насчёт того, что мы запросто ездили на своей машине по парку, так тут уж простите... Видите ли... Когда рассказывал, то, представьте себе, увлёкся и допустил... Ради интереса, конечно... Небольшой художественный вымысел... Наша машина двигалась иногда! Но не быстрее черепахи. Вот с горки — тогда быстрее, конечно... Так что зачем ребятам строить такую?
      Наступило молчание.
      — Но всё равно польза от нашей затеи была большая, — продолжал знаменитый конструктор. — Мы многому тогда научились, привыкли обращаться с инструментами, узнали, какое упорство необходимо изобретателям... А что ещё можно требовать от ребят этого возраста, увлечённых какой-либо технической идеей? Настоящего изобретения? Нет! Достаточно того, что они готовятся стать настоящими изобретателями в будущем... Припишите, пожалуйсга, это в конце вашей книги! — потребовал Иван Петрович.
      И я приписал, как видите. А что мне оставалось делать? Всем ребятам из нашего дома, из двух соседних и того, что напротив, через улицу, хорошо известно, что раз Иван Петрович что-либо просит, так, значит, это нужно сделать и никаких разговоров быть не может...

 

 

ТРУДИМСЯ ДЛЯ ВАС, НЕ ПОКЛАДАЯ РУК!
ПОМОЖИТЕ ПРОЕКТУ МАЛОЙ ДЕНЕЖКОЙ >>>>

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru