На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиКнижная иллюстрация





Библиотека советских детских книг
Курлат И. Настоящие мальчишки. Илл.— Г. Вальк. — 1969 г.

Иосиф Борисович Курлат

Настоящие мальчишки

Иллюстрации — Генрих Оскарович Вальк

*** 1969 ***



DjVu

ПРОСЬБА ссылаться на страницы, но не на ФАЙЛЫ!

 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>


 

Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________


ПОЛНЫЙ ТЕКСТ КНИГИ

 

Иосиф Курлат — автор нескольких стихотворных книг для детей: «Село облако на крышу», «Гостеприимная песенка», «Беспокойный сосед», «Звёздный мальчик».
      «Настоящие мальчишки» — новая книга стихов Иосифа Курлата. Это стихи о смелых, честных ребятах — о юном вьетнамском разведчике, о героях Парижской коммуны, об отважном Андрюхе Петрове, который в годы революции стал коммунистом.
      В книге напечатаны также стихи о конструкторе, о детском враче, о полярнике — о благородных людях, увлечённых споим делом, не умеющих унывать.
      Есть в книге и большой раздел весёлых стихов.
      Напишите, понравились ли вам стихи, напечатанные в этой книге. Отзывы посылайте по адресу: Москва, А-47, ул. Горького, 43. Дом детской книги.



СОДЕРЖАНИЕ

Весёлый завод
Весёлый завод... 5
Родная земля ... 7
Настоящие мальчишки... 10
Баллада об Андрюхе Петрове, коммунисте
Ленинского призыва... 12
Легенда про разведчика...19
Сердце Пальмиро Тольятти...21
Пшеничное зерно
Беспокойный сосед...31
Каменный доктор...35
Путь отважных...38
Зелёная ода...40
Пшеничное зерно ...44
Стихи про особое свойство...45
Лунные дорожки...49
Когда за окном — непогода... 52
Ночной гость... 56
Космическая баллада...58
Красивый обычай... 63
Берёзка ...65
Шестью восемь
Неугомонный...69
Красивая кошка... 71
Неграмотный козёл...72
Мама всё умеет...73
Травоядный волк... 74
Собака и хозяин... 76
Шестью восемь... 77
Отчего кричит сова... 79
Заячий сон... 80
Рыба-кит...82
Дельфины на каникулах... 83
Медузы...84
Перед штормом... —
Лесной связист...85
Длинные брюки... 86
Зазнайка поневоле... 88
Плохие гости... 89
Храбрая синица...91
Спящие ветры...92
Слонёнок...93
Заботливый отец... —



      ВЕСЁЛЫЙ ЗАВОД
     
      Нам лица
      Дождинки умыли,
      Нам ветер их вытер,
      И вот
      Мы строим
      Единственный в мире
      Огромный
      Весёлый
      Завод.
      Здесь будут не танки и пушки
      Рождаться в глубокой тиши,
      А куклы, конфеты, игрушки
      И книги для вас,
      Малыши!
      Вон там,
      Где монтируют арки
      По сложным проектам,
      Должны
      Различные делать подарки
      Для маленьких граждан страны.
      Торжественно будут
      Ребятам
      Вручаться в пакетах они
      Не только по праздничным датам,
      А просто в хорошие дни:
      Подарок в честь первого снега
      И в честь молодого леска,
      Скатившейся звёздочки с неба,
      Колючих усов колоска!
      Был день
      Интересен и ярок?
      Ты друга нашёл невзначай?
      На площади Главной
      Подарок
      Под сводный оркестр
      Получай!
      Берите, ребята, что нужно!
      Живите, не зная нужды,
      Красиво, достойно и дружно,
      Без мелочных ссор и вражды.
      Будильником
      В каждой квартире
      Нас солнце на стройку зовёт.
      Возводим
      Единственный в мире
      Огромный
      Весёлый
      Завод.
     
      РОДНАЯ ЗЕМЛЯ
     
      Я шёл по дороге,
      Я шёл по тропе,
      По стёжке
      И просто
      По влажной траве.
      По тропкам,
      По сопкам,
      На север и юг,
      На запад,
      Восток,
      Напрямик и вокруг
      Я шёл босиком
      И в больших сапогах.
      Я солнцем, рекою
      И лесом пропах.
      Дорога манила
      Меня, весела,
      Ведя от села
      До другого села.
      По рощам, равнинам,
      Оврагам, буграм
      Шагал я,
      Открытый
      Дождям и ветрам.
      Я шёл по болоту,
      По камню, по мху.
      А голоден был —
      Затевал я уху,
      Грибами питался
      И ягоды ел —
      От пищи такой
      Хоть бы кто растолстел!
      Лесные поляны
      Давали мне кров.
      Пугал я в дремучей
      Тайге комаров,
      Валежник и сучья
      Таскал для костра
      И песни с друзьями
      Певал до утра.
      С зари до зари
      По дорогам пыля,
      Я понял:
      Прекрасна
      Родная земля,
      Земля, за которую
      В грозном бою,
      Коль надо,
      И жизнь
      Не жалеют
      Свою!
     
      НАСТОЯЩИЕ МАЛЬЧИШКИ
     
      Дрожал
      От бесчисленных взрывов
      Сайгон,
      Сверкала за вспышкою
      Вспышка.
      Выл этою ночью
      В Сайгоне пленён
      Тринадцатилетний
      Мальчишка.
      — Листовки, скажи,
      У кого получал?
      Снабдил тебя кто
      Автоматом? —
      Но мальчик в ответ
      Лишь угрюмо молчал —
      Он был настоящим
      Солдатом.
      Когда ж заалела
      Заря за горой,
      Подкравшись к тюремным
      Воротам,
      Он встретил
      Последний свой час
      Как герой —
      Мальчишка тот был
      Патриотом.
      Народ отстоит
      И свободу и честь
      В боях,
      В контратаках разящих,
      Когда у народа
      Отважных не счесть
      Мальчишек таких
      Настоящих!
     
      БАЛЛАДА ОБ АНДРЮХЕ ПЕТРОВЕ,
      КОММУНИСТЕ ЛЕНИНСКОГО ПРИЗЫВА
     
      1
      Какие намело сугробы,
      До пояса, невпроворот,
      В тот день,
      Когда за красным гробом
      Шёл,
      Не скрывая слёз,
      Народ!
      Каймою чёрной обгорели
      Тугие крылья кумача...
      А люди шли —
      Они смотрели
      В лицо родное Ильича.
      О чём-то тучи совещались,
      И снова сыпал, сыпал снег...
      А люди шли —
      Они прощались
      С великим Лениным навек.
      Они наследниками стали
      Его забот, его идей...
      Костры на улицах пылали,
      Но не могли согреть людей.
      2
      Сидит в партийном комитете
      Товарищ Русов за столом.
      Коптилка маленькая светит,
      Бросая тени под углом.
      Вчерашний рядовой рабочий,
      Кузнец с завода Ногина,
      Товарищ Русов озабочен,
      Сверяя в списках имена.
      Неторопливый, неречистый,
      Он принял нынче на бюро
      Десятки новых коммунистов
      И всем сказал своё:
      — Добро!
      Невозместимую потерю
      Они старались возместить...
      — Товарищ Русов!
      Там, у двери,
      Малец какой-то к вам.
      Впустить?
      И вот,
      Сбивая снег с ушанки
      И с кацавейки
      На паркет,
      Мальчонка,
      Сирота с Таганки,
      Вошёл в партийный комитет,
      Тряхнул копной своею русой,
      Нестриженой, считай, что год.
      — Как звать? —
      Спросил мальчишку Русов.
      — Петров Андрюха, — молвил тот.
      — Зачем явился?
      — Записаться
      Хочу в большевики у вас.
      — А сколько лет тебе?
      — Тринадцать
      Вчера исполнилось как раз.
      — Кто твой отец?
      — Он был расстрелян
      Офицерами у Орла.
      — А мама где?
      — На той неделе
      Она от тифа померла...
      — Небось голодный?
      Вот краюха,
      Бери, я завтра получу!
      — Краюха что, — сказал Андрюха. —
      Я жить по-новому хочу.
      Слыхал в народе я,
      Что Ленин
      Дорогу верную нашёл.
      Да вы пишите без сумлений —
      Не на готовое пришёл.
      Не дрогну я, не буду трусом,
      Коль грянет бой или гроза...
      — Алёхин! —
      Кликнул друга Русов
      И глянул мальчику в глаза.
      «Дитя, — подумал он, — эпохи,
      Тебе не в бой, а за букварь...»
      — Машину вызови, Алёхин, —
      Сказал негромко секретарь. —
      В детдом свези его, к Гаркуше.
      Накинь на хлопца мой башлык.
      Ну что ж, до скорого, Андрюша.
      Бывай, товарищ большевик!
      4
      Подобно красногрудым птицам,
      Летели дни...
      В тринадцать лет
      Петров считал себя партийцем,
      Хоть и не видел
      Партбилет.
      Как бы имея порученье
      От партии, от Ильича,
      Он постигал наук значенье,
      Свалив неграмотность с плеча.
      Ему запомнилось собранье
      В пропахшем нефтью гараже:
      Прошло пять зим,
      Пять вёсен ранних,
      И он — член партии уже!
      Такое время было:
      Сшиблись
      Два мира в схватке роковой,
      И коммунисты не ошиблись,
      Взяв мальчугана в лагерь свой.
      Он не подвёл их,
      Все помехи,
      Как пни,
      С азартом корчевал.
      И если срывы были в цехе —
      Он в нём дневал и ночевал.
      В Петрова целил из обреза
      Пшеницу прятавший кулак.
      Но парень был как из железа:
      Смерть не брала его никак.
      На Волховстрое и Магнитке
      Работал он в мороз и в зной,
      И магистрали, словно нитки,
      Тянулись за его спиной.
      Он первым шёл в любые бури
      Глухими тропами тайги.
      Он в Комсомольске-на-Амуре
      Едва не умер от цинги.
      А в сорок первом, у Оскола,
      Когда он поднялся, высок,
      Ему попал стальной осколок
      От мины вражеской в висок.
      Но смерть Петрова лишь задела:
      Он выжил.
      И войну добил.
      И принялся опять за дело.
      И снова там, где трудно, был.,
      Призыва Ленинского крестник —
      Его недаром любим мы:
      Живёт он с нами,
      Как ровесник
      Той,
      Сердцу памятной,
      Зимы,
      Когда сутуло по сугробам,
      От слёз не видя ничего,
      Народ советский
      Шёл за гробом
      Вождя родного своего.
      5
      Всё позади: разор, разруха
      И беспросветность нищеты —
      Благодаря тебе,
      Андрюха,
      И тысячам таких,
      Как ты.
      И нам бы жизнь прожить красиво
      В борьбе, в трудах, среди ветров,
      Как коммунист ТОГО призыва
      Андрей
      Степанович
      Петров!
     
      ЛЕГЕНДА ПРО РАЗВЕДЧИКА
     
      Враги вели разведчика
      Угрюмо на расстрел,
      А он шагал, посвистывал,
      По сторонам смотрел.
      Ещё вчера эсэсовский
      Палач его пытал,
      Но парень, пытки выдержав,
      На долю не роптал.
      В последний путь ведёт его
      Могильщиков отряд,
      А он седому облаку,
      Весне и солнцу рад,
      И этой белой рощице,
      И тихой речке той,
      Где луч в воде полощется,
      Как окунь золотой...
      Шагает он, молоденький,
      Припомнив, как давно
      Уже видал подобное
      С ребятами в кино:
      Вели парнишку белые
      К обрыву на расстрел,
      Но эскадрон чапаевский
      Спасти его успел.
      Картину эту видел я.
      Запомнилось и мне:
      Враги лежат порублены,
      А парень — на коне...
      Последний путь для недругов
      И короток и крут:
      Вот партизаны смелые
      На мушку их берут.
      Врагам свой злобный умысел
      Свершить не суждено —
      Пусть будет всё, товарищи,
      Как в старом том кино!
      На этом не кончается
      Легенда про бойца:
      У дружбы и у верности
      Не может быть конца!
     
      СЕРДЦЕ ПАЛЬМИРО ТОЛЬЯТТИ
     
      1
      От солнца щедрого
      Хмельной,
      Он разговаривал
      С волной.
      Ему,
      Сединам вопреки,
      Хотелось сбросить
      Башмаки
      И босиком бежать
      К леску
      По золотистому
      Песку.
      Хотелось в море —
      На рачков
      С причала
      Наловить бычков.
      И поварихам отнести
      Морского серебра
      В горсти.
      Хотелось
      Летнею порой
      С горластой этой
      Детворой
      У моря
      В прятки поиграть:
      — Внимание,
      Иду искать...
      Он у воды
      Сидел один
      И раб волны,
      И господин,
      Седоволосый и большой,
      С почти мальчишеской
      Душой.
      Нетрудно
      Угадать сейчас,
      О чём он думать мог
      В тот час:
      О детстве,
      Жизни и борьбе.
      И обо мне.
      И о тебе.
      Как маки,
      Галстуки горят
      К линейке горн
      Зовёт ребят.
      Уже все знают,
      Что в Артек
      Приехал этот
      Человек
      К тому мальчишке,
      И к тому,
      Как в гости к детству
      Своему.
      Не забывал он
      Никогда
      Смешные детские
      Года,
      Хотя познал потом
      И труд,
      И тюрем жёсткий
      Неуют,
      И голод,
      И глаза шпиков,
      И сталь
      Нацеленных штыков.
      ...Трубит
      Сигнальный сбор
      Г орнист.
      Идёт к линейке
      Коммунист.
      И каждый пионер
      Готов
      Ему вручить
      Букет цветов,
      И алый галстук
      Повязать,
      И слово
      Попросить сказать,
      3
      Вот подошёл
      К трибуне он
      И улыбнулся
      В микрофон.
      И вмиг улыбка та
      Ко мне
      Дошла по радио-
      волне.
      Он начал речь
      Примерно так:
      — Прислушайтесь,
      Как бьются в такт
      В грзди ребёнка
      И бойца,
      Полны надеждами,
      Сердца.
      Скажзг вам, дети,
      Что давно
      Я с вами всеми
      Заодно:
      За солнце,
      За счастливый смех,
      За школы и дворцы —
      Для всех.
      Судьбою щедрой
      Нам дана
      Борьба одна
      И цель одна.
      Так отдадим же
      До конца
      Высоким помыслам
      Сердца!
      Костёр торжественный
      Зажжён,
      И гость
      Толпою окружён.
      На сцене,
      В отблесках костра,
      Поёт и пляшет
      Детвора.
      Швырнув охапку дров
      В огонь,
      Он поднял медленно
      Ладонь —
      Поправить галстук
      На груди...
      Но что случилось?!
      Погляди:
      Наш гость
      За сердце
      Взялся вдруг...
      И замер
      Танцевальный круг.
      И гулко вздрогнула
      Гора
      В неё ударили
      Ветра.
      И мощным грохотом,
      Вольна,
      Ветрам ответила
      Волна.
      И кто-то,
      Выронив флажок,
      Огнём костра
      Кумач прожёг...
      5
      В тот вечер
      Не играл горнист
      В тот вечер
      Умер
      Коммунист.
      Ушёл от нас с тобой
      Навек
      Большой и добрый
      Человек.
      Людей по-ленински
      Любя,
      Он жил для них,
      Не для себя.
      Вся жизнь его
      Была борьбой
      За лучший мир,
      За нас с тобой.
      Устало сердце
      У бойца...
      Но станут
      Детские сердца
      В круговороте
      Наших дней
      Стучать уверенней,
      Сильней.
      Судьбою щедрой
      Нам дана
      Борьба одна
      И цель одна.
      И отдадим мы
      До конца
      Высоким помыслам
      Сердца.
     
      ПШЕНИЧНОЕ ЗЕРНО
     
      БЕСПОКОЙНЫЙ СОСЕД
     
      Жил у нас за стеной
      Беспокойный сосед:
      До утра не гасил
      Электрический свет,
      Всё по комнате гулком
      Ходил и ходил
      И одну за другой
      Папиросы курил.
      Называли соседа
      У нас чудаком,
      И смеялись над ним,
      И шутили тайком:
      «Не от мира сего,
      Он какой-то чудной...
      Хоть разок бы устроил
      Себе выходной!»
      Но сосед всё ходил,
      Бормотал и курил,
      На бумаге какие-то
      Схемы чертил.
      Приходили к соседу
      Друзья по ночам,
      Поклонялись каким-то
      Сверхмощным печам.
      Пели песни под утро,
      Встревожив весь дом...
      Все терпели такого
      Соседа с трудом.
      Были рады жильцы,
      Услыхав его бас:
      — До свиданья!
      Я еду
      Работать в Донбасс.
      До свиданья!
      Я еду
      К сверхмощным печам,
      О которых не раз я
      Мечтал по ночам.
      До свиданья!
      Не помните лиха,
      Друзья! -
      И ушёл,
      По перилам
      Ладонью скользя.
      В комнатушке его
      Поселился другой.
      Гасит вовремя свет
      У себя за стеной.
      Аккуратный —
      В одиннадцать
      Ляжет в кровать,
      И ни слова уже
      До утра не слыхать.
      Ни о чём не поспорит
      Ни с кем ни за что,
      Не приходит к соседу
      Шумливый никто.
      Разобраться,
      Так он —
      Человек ничего...
      Но у нас почему-то
      Не любят его.
      Может, в этом повинен
      Газетный портрет,
      На котором смеётся
      Наш бывший сосед?
     
      Он стоит у печи
      Весь в зарницах огня
      И с улыбкой задорной
      Глядит на меня.
      Словно он задаёт мне
      С портрета вопрос:
      «Как, товарищ, дела?
      Что повесил вдруг нос?»
      Я к стене приколю
      Тот газетный портрет...
      Был хорошим соседом
      Наш бывший сосед.
      Пусть вернётся он к нам,
      Пусть не спит он ночей —
      Стало скучно у нас
      Без сверхмощных печей!
     
      КАМЕННЫЙ ДОКТОР
     
      В каменном кресле,
      Хмур и сердит,
      Каменный доктор
      В раздумье сидит.
      Доктор, который
      Похож на бойца,
      Доктор, лечивший
      Ребячьи сердца.
      Камень — ботинки.
      Камень — халат.
      Каменный профиль.
      Каменный взгляд.
      В каменном кресле
      Доктор сидит...
      Что же он хмурится,
      Что ж он сердит?
      Кажется мне:
      Не закроет он век,
      Болен пока
      Хоть один человек.
      Кажется:
      Слышит
      Профессор в тиши,
      Как снова его
      Зовут малыши.
      И грозная ночь
      Наконец настаёт:
      Каменный доктор
      С кресла встаёт!
      Тропкой знакомой
      Идёт до угла.
      Вот он со скальпелем
      Встал у стола.
      Каменный доктор
      Шепчет:
      — Пора,
      Дайте мне маску
      Скорее, сестра!
      Кажется мне,
      Что лежит на столе
      Самый последний
      Больной на земле.
      Капли текут
      По гранитному лбу —
      Доктор вступает
      Со смертью в борьбу.
      Длится она
      Не минуты — века...
      Но у профессора
      Воля крепка.
      В окна стучится
      Рассвет голубой —
      Кончен со смертью
      Решающий бой!
      Доктор проходит
      Вдоль тихих палат.
      Камень — ботинки.
      Камень — халат.
      В кресло садится,
      Стар и сутул.
      Веки закрыты —
      Доктор уснул.
      Мимо неслышно
      Идите, друзья:
      Спит Человек —
      Беспокоить нельзя.
      Цветы положите
      На пьедестал...
      Каменный доктор
      Очень устал.
     
      ПУТЬ ОТВАЖНЫХ
     
      Памяти Владимира Комарова
      Мы все пути на глобусе
      С походным рюкзаком
      Проехали в автобусе,
      Протопали пешком.
      От берега до берега
      Знаком нам этот мир:
      Ахтырка и Америка,
      Ямайка и Каир.
      Мы знаем, что за пристанью,
      За городом лежит...
      А Млечный Путь таинственно
      Над головой бежит.
      Звезда пятиконечная,
      В дороге нам свети:
      Пойдём теперь
      По Млечному
      Извечному
      Пути!
      Глаза у нас, как лазеры,
      И компасы — сердца.
      Мы всю Луну облазаем
      С начала до конца!
      Метеориты дерзкие
      Пусть целят в нас,
      Остры:
      На Марсе пионерские
      Мы разведём костры!
      Орбиты эти новые
      Над миром проложив,
      Мы станем
      Комаровыми,
      И в нас он будет жив!
      Всё ближе звёзды светятся
      Летим среди комет.
      И машет нам Медведица
      Мохнатой лапой вслед.
     
      ЗЕЛЁНАЯ ОДА
      1
      Нет нынче на оды
      Ни спросу, ни моды,
      Но дерево стоит
      Торжественной оды!
      Из дерева сделаны
      Парта и стол,
      Стропила на крыше
      И в комнате пол.
      Из дерева всё:
      И для солки кадушка,
      И школьный пенал,
      И смешная игрушка,
      Телеги, вагоны,
      Речные суда.
      Деревья несут
      На плечах провода.
      Коль в стужу бывало
      Нам холодно с вами,
      Мы в доме топили
      Сухими дровами,
      И весело в печке
      Трещали они,
      Под солнцем в лесу
      Разогретые пни.
      В посёлке и в городе,
      В поле, в деревне —
      Повсюду деревья,
      Деревья,
      Деревья!
      Чтоб с нами, с людьми,
      Не случилось беды,
      Они часовыми
      Стоят у воды.
      2
      А вырастить дерево
      Очень непросто,
      Чтоб стройное было,
      Высокого роста,
      Чтоб листья — с ладошку,
      Чтоб ночью и днём
      Различные птахи
      Возились на нём.
      Грустны и печальны
      Погосты порубок,
      Где каждый росток
      Беззащитен и хрупок:
      Ни птиц, ни деревьев,
      Ни лис, ни зайчат —
      Лишь пни,
      Как могильные камни,
      Торчат.
      Вокруг ни грибов,
      Ни орехов, ни ягод —
      И всё это сделано
      Меньше, чем за год,
      Но много должно
      Совершиться чудес,
      Пока здесь опять
      Не появится лес!
      3
      Нам небо отличную
      Дарит погоду,
      И время, ребята,
      Заканчивать оду:
      На улине, в школе,
      В саду, у крыльца
      Пусть каждый посадит
      По два деревца.
      Пусть станет их больше,
      Кудрявых, зелёных,
      Дубов и акаций,
      Берёзок и клёнов,
      Платанов и яблонь,
      Черешен и слив,
      Роскошных каштанов,
      Задумчивых ив.
      Над речкой, на площади,
      В парке, у школы
      Пускай раздаётся
      Их гомон весёлый.
      Пусть радостно славят
      Служители муз
      Деревьев с людьми
      Благородный союз!
      Добрый, светлый мир давно
      С радостью приемлю
      Я, пшеничное зерно,
      Брошенное в землю.
      Изо всех я сил кричу:
      — Солнце,
      Пашню грея,
      Потащи меня за чуб
      Кверху поскорее!
      Дождь! Водою напои!
      Не зевайте, люди:
      Эти зёрнышки мои —
      Каравай на блюде!
      Пусть косынки зарябят
      Во поле лучами:
      Накормите всех ребят,
      Люди, калачами!
      Я, удел свой не кляня,
      Вам скажу без злости:
      Вы потом опять меня
      В эту землю бросьте.
      Вновь весной я закричу,
      Робкий, изумлённый:
      Потащи меня за чуб,
      Солнце,
      За зелёный!
      Люди,
      Пусть во имя вас
      Это всё творится:
      Я хочу сто тысяч раз
      В жизни повториться!
      В редакции дали
      Заданье позту —
      Стихи написать
      О герое в газету:
      — Найдите его
      В комбинате «Химстрой»,
      Но чтоб обязательно
      Был он — герой!
      У нас, у поэтов,
      Такая работа:
      Берём авторучку
      И пару блокнотов
      И к людям шагаем,
      Плывём и летим —
      Сказать своё слово
      О жизни хотим.
      Работа такая —
      Других не труднее,
      Коль любишь её
      И подружишься с нею...
      — Согласен! — редактору
      Молвил поэт
      И утром на стройку
      Помчался чуть свет.
      Работала там
      На укладке бетона
      Бригада одна —
      Коваленко Платона.
      В ударном труде
      Задаёт она тон:
      Конечно, герой
      Коваленко Платон!
      Отправив в траншею
      Бетона лавину,
      Платон разогнул
      Богатырскую спину
      И робко сказал:
      — Крановщик Пастухов
      Скорей подойдёт вам
      Для ваших стихов... —
      В дорогу поэт
      Отправляется снова
      Туда, где виднеется
      Кран Пастухова:
      Ударник труда,
      Коммунист молодой,
      Наверное, он -
      Из героев герой!
      Но нехотя кран
      Пастухов выключает.
      Он с явным смущеньем
      Поэта встречает:
      — Поверьте, вам нужен
      Другой человек —
      Вожак верхолазов,
      Григорий Нарбек.
      У неба,
      Почти неприметные
      Глазу,
      Качаются
      В люльках своих
      Верхолазы.
      По шатким ступеням
      Держась за скобу,
      Взобрался поэт,
      Наконец, на трубу.
      Отвага нужна,
      Покоряя высоты,
      Монтировать в небе
      Кирпичные соты.
      Но слышит и здесь
      От Нарбека поэт:
      — Героев у нас,
      К сожалению, нет.
      Позавтракав плотно
      И силы утроив,
      Поэт на площадках
      Всё ищет героев,
      Но сварщик Семёнов
      И плотник Дикой
      Ему отрицательно
      Машут рукой.
      Особое свойство
      Герои имеют:
      Совсем о себе
      Говорить не умеют -
      О друге готовы
      Поведать они,
      А сами всегда
      Остаются в тени...
      Кругом ночная тишина,
      Лишь волны мирно фыркают.
      На небе полная луна
      Матросской бескозыркою.
      Стоят солдаты-тополя
      И кипарисы юные.
      На море, брызгами пыля,
      Легли дорожки лунные.
      По ним,
      Сорвавшись с якорей,
      Покинув комнат гавани,
      Скользят бесшумно сны детей
      К фрегатам дальних плаваний.
      На вахту мальчики встают,
      И, мамам неподвластные,
      Суда уверенно ведут
      В края разнообразные.
      Серёжа — истый волк морской —
      На мачту влез по лесенке.
      — Не страшно! —
      Машет он рукой
      И распевает песенки.
      А Юра с трубкою в зубах
      На капитанском мостике,
      И ветер, что грозой пропах,
      Уносит дыма хвостики.
      Схватил аквалангист Степан
      Подводное оружие
      И прыгнул прямо в океан:
      Акула обнаружена!
      — Э-гей,
      Кому в беде помочь?
      — Э-гей,
      Кто в нас нуждается? —
      Ах, сколько подвигов за ночь
      Мальчишками свершается!
      Но глянет солнца луч в окно,
      И теми же дорожками
      Сны побегут домой,
      Смешно
      Перебирая ножками.
      Спокойно встали поутру
      Беспечные родители:
      Они б ругали детвору,
      Но...
      Ничего не видели!
      Когда за окном — непогода
      И ветер гудит в проводах,
      Я думаю:
      Вот уж полгода
      Отец мой
      В арктических
      Льдах.
      Я думаю:
      В Арктике — вьюга,
      И кануло солнце во тьму.
      В краю том, наверное, туго
      Без солнца отцу моему.
      Уходит отец мой в сугробы
      С винтовкой своей за плечом:
      Берёт он из проруби
      Пробы,
      Шкалу освещая лучом.
      Земля в полушубок одета.
      Приборы — и те колбасят.
      И матовый градусник
      Г де-то
      На цифре застыл
      «Шестьдесят».
      По тропкам,
      Нечётким и льдистым,
      Окончив задание дня,
      Отец мой шагает
      К радистам
      И трубкой дымит у огня.
      По просьбе настойчивой мамы
      Он шлёт нам из нескольких слов
      Короткие радиограммы:
      «Дрейфую. Скучаю. Здоров».
      И как я ему благодарен,
      Когда от него,
      От отца,
      Н ам ящик почтовый подарит
      Одно или два письмеца.
      Отцовский простуженный голос
      Опять зазвучит в тишине,
      Загадочный Северный полюс
      Вплотную придвинув ко мне.
      И вижу я:
      Без одежонок,
      Следов оставляя черту,
      Весь белый,
      Бежит медвежонок
      С серебряной рыбой во рту.
      И край тот,
      Суровый и нежный,
      Слепящий своей белизной,
      Нам с мамой покажется нежной,
      Немного смешною страной.
      Про мелочи
      Пишет дотошно.
      Про подвиги —
      Нет ни словца...
      Я думаю:
      Это нарочно.
      И я понимаю отца.
      Он хочет,
      Чтоб в доме уютном
      Осенней ненастной порой
      Мы с мамой не знали,
      Как трудно
      На льдине бывает
      Порой.
      Но мама грустит без причины,
      Про книги забыв и шитьё.
      Единственный в доме мужчина,
      Я должен утешить её!
      Я маме,
      Как дальнее эхо,
      Мужские слова говорю:
      — Отец только на год уехал,
      Вернётся домой к январю.
      Два месяца — это не много,
      Ты стойкою будь до конца!
      Вот я подрасту и в дорогу
      Отправлюсь по следу отца.
      И ждать нас обоих
      Придётся
      Тебе из страны ледяной. —
      И мама в ответ мне смеётся:
      — Спасибо,
      Утешил, родной!
     
      НОЧНОЙ ГОСТЬ
     
      Мёл снежок.
      С отвагою шальною
      На дворе пощипывал мороз.
      Я бежал по скверу,
      И за мною
      Увязался
      Весь продрогший
      Пёс.
      Вспомнилась мне станция у Волги:
      Сорок первый...
      Хлеба нет и сил...
      Словом, я
      Без колебаний долгих
      В дом его,
      Как гостя,
      Пригласил.
      Молоком отпаивал горячим.
      Постелил на кухне, у огня.
      Пёс хвостом стучал:
      Он по-собачьи,
      Как умел,
      Благодарил меня.
      Мы отныне видеться желаем!
      Я — к нему,
      А пёс — ко мне спешит,
      Прыгает у ног
      С весёлым лаем,
      Шерстью о штаны мои
      Шуршит.
      Брось, не надо!
      Поспокойней можешь?
      Не скачи по талой по воде!
      Ты мне тоже
      Как-нибудь поможешь,
      Если вдруг я
      Окажусь в беде.
     
      КОСМИЧЕСКАЯ БАЛЛАДА
     
      1
      В известных романах
      Уэллса и Верна
      О будущем многое
      Сказано верно.
      Наука и техника
      В нынешнем мире
      Почти что в любой
      Поселились квартире.
      Зажжётся огонь
      Голубой на экране —
      И мы то в Москве,
      То в Баку, то в Иране.
      Приёмник зелёным
      Глазком нам посветит —
      Расскажет про всё,
      Что случилось на свете.
      3
      За шахматным столиком
      Робот суровый
      У мастера партию
      Выиграл снова.
      Восторг в его сердце
      Железном клокочет:
      Теперь обыграть он
      Гроссмейстера хочет!
      4
      Машины находят
      Руду за Уралом.
      Они сочиняют
      Стихи и хоралы.
      И так же таинственны,
      Как логарифмы,
      Их первые эти
      Созвучья и рифмы.
      Выходит, i? романах
      Уэллса и Верна
      Угадано многое
      Точно и верно.
      Но есть и такие
      В тех книгах страницы,
      С которыми я
      Не могу согласиться.
      Допустим, ребята,
      Что Марс обитаем.
      Мы сядем в ракету
      И к Марсу слетаем.
      Пусть всё там не так,
      Как у нас,
      Я не спорю:
      Пусть бегают в воздухе?
      Ходят по морю!
      Гипотезу я
      Принимаю любую:
      Зелёное солнце!
      Траву голубую!
      Но если в расцвете
      Там мысли сиянье,
      То, значит, похожи
      На нас марсиане!
      6
      Не верю в чудовищ:
      Не злые уроды
      Дворцы воздвигают,
      А люди,
      Народы!
      Музеи и школы,
      Каналы, дороги
      Не могут,
      Не могут
      Создать осьминоги!
      7
      Откроем же смело
      Тяжёлые люки:
      — Смотрите на наши
      Рабочие руки!
      Где молот и серп?
      Мы покажем с охотой,
      Как люди земные
      Умеют работать!
      8
      Работы язык --
      Он везде одинаков.
      Привет, марсианин
      По имени Аков!
      И ты, марсианка
      По имени Юсья,
      Не бойся меня,
      Как тебя не боюсь я!
      9
      Рассеются
      Общих ошибок
      Туманы,
      И время допишет
      Стихи и романы.
      На звёздных тропинках,
      Доверясь судьбе,
      Мы с вами отыщем
      Подобных себе.
      И верю я в то,
      Что за Млечным Путём
      Не недругов мы,
      А друзей обретём!
      Два лебедя белых
      Летели на юг.
      Мелькали под ними
      То роща, то луг.
      Два облака нежных,
      Воздушны, легки,
      Летели они
      Над изломом реки.
      Летели и громко
      Трубили о том,
      Что снова весною
      Вернутся в свой дом.
      Вернутся в края
      Матерей и отцов
      И выведут вновь
      Длинношеих птенцов.
      Но там,
      Где у вётел
      Плескалась вода,
      Ждало их несчастье,
      Ждала их беда.
      Безжалостно щёлкнул
      Зубами металл,
      И лебедь один
      Головой замотал.
      Он замертво рухнул
      На землю ничком,
      Уставившись в небо
      Застывшим зрачком.
      Метался растерянно
      Лебедь другой,
      В полёте крыло
      Прогибая дугой.
      Снижался и вновь
      Набирал высоту,
      И крик его слышен
      Был всем за версту.
      С подругою рядом,
      Пронзив синеву,
      Он камнем упал
      На густую траву.
      — Ах, как романтично! —
      Приятель сказал,
      Когда я об этом
      Ему рассказал.
      Красивый обычай,
      Готовый сюжет...
      Приятель жалеет,
      Что он — не поэт:
      — Такому учиться
      У птиц не грешно! —
      И грустно
      Мне слушать его,
      И смешно.
      И стыд не проходит
      В душе
      За людей,
      Способных стрелять
      Из ружья в лебедей...
     
      БЕРЕЗКА
     
      Расплакавшись горько
      О чём-то.
      Попав ненароком в беду,
      Берёзка уткнулась
      В плечо мне
      У всех тополей на виду.
      Настоящие мальчишки
      Ко мне она —
      Как к чародею,
      Что с тайнами леса
      Знаком,
      А я так неважно
      Владею
      Негромким лесным
      Языком...
      И с нами бывает
      Такое:
      Споткнёшься,
      В беду попадёшь
      И к другу на миг
      Г оловою,
      Забыв обо всём,
      Припадёшь.
     
      ШЕСТЬЮ ВОСЕМЬ
     
      НЕУГОМОННЫЙ
     
      Весной лимон я
      Посадил
      У своего окошка.
      Я от него не отходил,
      Как от сметаны
      Кошка.
      Я землю щедро
      Удобрял
      По правилам науки.
      Я каждый день
      Лопату брал,
      Ведро и тяпку
      В руки.
      И под окошком, у крыльц
      Когда кончалось лето,
      Возник росточек деревца
      Не больше шпингалета.
      А от него,
      Коль нет плодов,
      Конечно, веет скукой...
      Таков итог
      Моих трудов
      В содружестве с наукой!
      Я всех друзей наприглашал
      Авансом в гости —
      К чаю.
      И вот, выходит, оплошал:
      Сижу один, скучаю.
      Но день прошёл,
      И говорю,
      Как сказку про мочало,
      Друзьям своим,
      Что повторю
      Весь опыт я
      Сначала.
      Не говорю я,
      А пою
      В лад с вешними ручьями:
      Я всех ещё вас
      Напою
      Лимонными чаями!
      Наприглашаю
      Весь район:
      Ведь я —
      Неугомонный...
      Я посажу
      Такой лимон,
      Чтоб он давал
      Лимоны!
      Ну и кошка!
      Что за ножка,
      Что за ушки,
      Что за мех!
      Хоть ленивая немножко,
      Но зато красивей всех.
      Эта кошка — просто чудо:
      Как мурлыкает легко!
      Как она лакает с блюда
      С белым хлебом молоко!
      Как зажмуривает глазки,
      Выгибая свой хребет!
      Только мыши без опаски
      Забираются в буфет,
      Всё подряд грызут в кладовке
      От темна и дотемна...
      К этой кошке — мышеловка
      Обязательно нужна!
     
      НЕГРАМОТНЫЙ КОЗЕЛ
     
      Идёт козёл по городу —
      Остричь желает бороду.
      Хоть много дней с утра в пути,
      Но всё одно и то же:
      Он парикмахерской найти
      На улице не может.
      Ему бы вывеску прочесть,
      Что парикмахерская здесь,
      Но мимо он идёт опять —
      Ведь не умеет он читать!
      Ему б прохожего спросить —
      Он не умеет говорить!
      Неграмотный, неученный,
      Бредёт козёл измученный
      По городу,
      По городу
      И тащит свою бороду!
      Сынок,
      Придя из школы,
      Сказал однажды
      Маме:
      — Сумеешь расписаться
      С закрытыми глазами?
      — А разве это трудно?
      По-моему, сумею...
      — Тогда возьми
      Дневник мой
      И распишись скорее!
     
      ТРАВОЯДНЫЙ ВОЛК
     
      Может,
      Сладкое что съел,
      Может, просквозило —
      Зуб у волка заболел,
      Вся щека заныла.
      Сжалился над волком
      Дятел.
      — Эй, — кричит ему, —
      Приятель!
      Если хочешь — помогу. — -
      Отвечает волк:
      — Бегу.
      Но смотри, любезный,
      Чтоб было безболезненно!
      Дятел сунул клюв-пинцет
      В пасть ему —
      Готово:
      Дёрнул раз — и зуба нет,
      Дёрнул — нет другого.
      — Что ты делаешь?
      Родной...
      — Третий тоже
      Зуб больной!
      Вырвал дятел
      У него
      Все клыки
      До одного.
      Этот волк
      В лесу теперь
      Самый мирный
      Хищный зверь.
      Собака у ворот
      Торчит,
      Прохожим улыбается.
      Она не лает,
      Не рычит
      И даже
      Не кусается.
      Но не спеши,
      Свернув с пути,
      Ты в этот старый дом
      Войти —
      Тут череп,
      Крест из двух костей,
      А рядом надпись
      Для гостей:
      Мол, во дворе
      Не пёс — яга,
      Входи, коль жизнь
      Не дорога!
      Не верьте,
      Это клевета:
      Смирней кота
      Собака та,
      А просто в доме,
      За стеной,
      Хозяин сам,
      Как пёс цепной.
      Сеню вызвали к доске.
      Сеня мел крошит в тоске.
      Бедный Сеня чуть не плачет:
      Шестью восемь — сорок пять?
      Не решается задача,
      Всё не сходится опять!
      И вот тут-то, словно галка,
      Через класс летит шпаргалка:
      Не забыл про Сеню друг!
      Сеня взял её,
      Но вдруг
      Видит Сеня:
      Хмур и строг,
      Сдвинул брови пе-да-гог.
      Он из-за стола встаёт,
      Прямо к мальчику идёт!
      Сеня в страхе приуныл
      И шпаргалку... проглотил!
      Прозвенел в тиши звонок —
      Сеня первый за порог.
      И с тех пор на все вопросы,
      Лишь коснись любой из тем,
      «Шестью восемь — сорок восемь!»
      Отвечает Сеня всем.
      — Есть ли ножик?
      — Шестью восемь...
      — Твой ли ёжик?
      — Сорок восемь!
      — Как погода?
      — Шестью восемь...
      — Нет ли йода?
      — Сорок восемь!
      «Шестью восемь — сорок восемь!»
      Он других не знает слов.
      Помогите!!!
      Очень просим
      Всех известных докторов.
      Отчего кричит сова
      Ночью разные слова?
      Как услышишь в роще:
      — У-ухх! —
      Так захватит
      Сразу дух.
      Крикнет,
      Будь она неладна,
      Сразу станешь
      Сам не свой...
      Видно,
      В чаще непроглядной
      Очень страшно
      Ей самой!
      Ходит заяц по лесу
      В куртке, в сапогах,
      С золочёным поясом,
      С палочкой в руках.
      Как взмахнёт ресницами,
      Как сожмёт кулак:
      Обморок с лисицами,
      У волков — столбняк.
      Все глядят с тревогою:
      До чего суров!
      Ну, а он не трогает
      Ни волков, ни львов.
      Пусть себе побегают —
      Жаль детей и жён!
      Нежными побегами
      Лакомится он.
      Завтракает вкусными
      Блюдами косой:
      Хрупкою капустою,
      Сочною травой...
      Солнце улыбается
      Зайцу на заре.
      Заяц просыпается
      У себя в норе.
      Палки нет и пояса —
      Только серый мех.
      Вновь он скачет по лесу
      И боится всех.
      Под мостом, под мостом
      Обнаружен кит с хвостом,
      С чёрными глазами,
      С длинными усами,
      Кровожадный, страшный, злой,
      Преогромный — вот какой!
      Эй, друзья, кому охота,
      Прекращайте шум и гам:
      Будет славная охота —
      Выходите к берегам!
      Все бегут,
      И только Лёшка
      Без движения стоит:
      Говорит, что это — кошка,
      Это кошка, а не кит!
      Все вернулись ко двору,
      Всем испортил он игру.
      Из таких детей, ребята,
      Вырастают бюрократы!
      Изогнув изящно
      Спины,
      Споря с ветром и волной,
      Кувыркаются дельфины
      Дружной стайкой
      Озорной.
      То исчезнут
      В белой пене,
      То взлетят
      На пик волны,
      Словно в цирке на арене
      Акробаты-прыгуны.
      Хорошо им так бодаться
      С морем в солнечные дни...
      Й не трудно
      Догадаться:
      На каникулах
      Они!
      Они —
      Н и рыба
      И ни мясо:
      Они —
      Б есформенная
      Масса.
      И я признаться
      Не боюсь,
      Что сам немного
      Их
      Боюсь...
     
      ПЕРЕД ШТОРМОМ
     
      Что-то грозное
      Вершится
      Нынче в море
      Там и тут:
      Стало море
      Петушиться —
      Гребешки на нём
      Растут.
      Пахнет в воздухе бедою.
      И на нас с тобой,
      Лихи,
      Заклевать грозя
      Водою,
      Скачут волны —
      Петухи.
     
      ЛЕСНОЙ СВЯЗИСТ
     
      В тёмной курточке
      Связиста,
      Просыпаясь на заре,
      Близорукий,
      Неказистый,
      Клювом бьёт он
      По коре:
      — Тёти! Дяди! Папы! Мамы!
      Приходите поскорей!
      Получайте телеграммы
      От сынов и дочерей!
      Все довольны, рады очень
      На поляне шум и смех:
      Всем пришло по паре строчек
      Телеграммы есть для всех.
      У зверей сияют
      Лица.
      Грустным ходит
      Только крот:
      В город
      Сын ушёл
      Учиться,
      А домой вестей не шлёт...
      Это дело — не простое.
      Дятлу крот — не брат, не сват
      Но связист и сам
      Расстроен,
      Словно в чём-то
      Виноват.
      Говорит кроту он
      Нежно:
      — Не волнуйтесь, дядя крот!
      Мальчик ваш —
      Сынок прилежный,
      Завтра вам
      Письмо придёт!
     
      ДЛИННЫЕ БРЮКИ
     
      По Садовой,
      По Неглинной,
      Т ихо листьями
      Шурша,
      В настоящих
      Брюках длинных
      Петя ходит
      Не спеша.
      Почему, как задавака,
      На меня он поглядел?
      Потому что он впервые
      Брюки
      Длинные
      Надел!
      Моряка у сквера встретил,
      Два колхозника прошли —
      Все в таких же,
      Как у Пети,
      В длинных брюках до земли!
      Вот так диво,
      Вот так штука!
      Петя ходит
      В длинных брюках!
      Осмелев, в округе птицы
      Станут мальчика любить:
      В длинных брюках
      Не годится
      Из рогатки галок бить!
      И в трамвай на остановке
      В двери он войдёт, как все:
      В длинных брюках
      Ведь неловко
      На трамвайной колбасе!
      Да, грехи когда-то были...
      Но конец приходит им:
      Петю словно подменили,
      В длинных брюках
      Стал другим!
      По Садовой,
      По Неглинной,
      Горд собой,
      Едва дыша,
      В длинных брюках,
      Как мужчина,
      Петя ходит не спеша.
      Жирафу бедному
      С укором
      Осёл и тот
      С утра твердит,
      Что, возвышаясь
      Над забором,
      Он сверху вниз
      На всех глядит.
      — Жираф, как выскочка,
      Зазнался,
      Его давно
      Пресечь пора:
      От коллектива
      Оторвался
      На метра эдак
      Полтора!
      А ты
      Не заражайся
      Злобой.
      Гляди:
      В глазах его — тоска...
      С такою шеей
      Сам попробуй
      Глядеть на мир
      Не свысока!
      Мама просит Костю:
      — Ты помыл бы шею —
      К нам приедут гости! —
      Он не спорит с нею.
      Гости?
      Ну так что же —
      Для гостей не жалко!
      Весело по коже
      Бегает мочалка.
      Наклонивши голову,
      Молча терпит Костя:
      Очень это здорово,
      Если в доме гости!
      Будет Косте можно
      Скушать без помехи
      Лишнее пирожное
      С грецкими орехами.
      Мама будет хвастать
      Сыном то и дело:
      — Он такой глазастый,
      Он такой умелый!
      Костя от волнения
      Станет шмыгать носом:
      Не дитя,
      А гений —
      Миша Ломоносов!
      В новое одетый,
      Мальчик ждёт обеда.
      А гостей всё нету.
      Г ости не приедут.
      За окном темнеет...
      Звёзды в небе выжжены...
      Мальчик с чистой шеей
      Всё сидит,
      Обиженный.
      Южный берег
      Ей не снится:
      В снеговом краю
      Берёз
      Бойко тенькает
      Синица —
      Не берёт её
      Мороз.
      Ей с природою самою,
      Что сугробы намела,
      Спорить выпало зимою,
      Хоть она
      Ещё мала.
      Иди и не сворачивай
      Тропинкою лесной —
      Тут ветры спят калачиком
      Под старою сосной.
      Лежат они, усталые,
      Во мху среди опят
      И, словно дети малые,
      Тихонечко сопят.
      Но если вдруг наступишь ты
      Им на пушистый хвост,
      То встанут вдруг,
      Насупившись,
      Они во весь свой рост.
      Не разобравшись сослепу,
      Начнут сердито дуть...
      Тут ветры спят под соснами
      Ты осторожным будь!
      Все зовут слонёнка
      Крошка —
      Даже года нет ему,
      И за день совсем немножко
      Он съедает потому:
      Три фабричные хлебины,
      Ящик свежих огурцов,
      Всяких фруктов две корзины
      И полпуда леденцов.
      А ещё дают в зверинце
      Дети слонику гостинцы:
      Кто — банан,
      А кто — конфету.
      Слоник пищу ест и эту.
      И слониха над корытом
      Вертит радостно хвостом,
      Что с подобным
      Аппетитом
      Скоро станет
      Сын слоном!
     
      ЗАБОТЛИВЫЙ ОТЕЦ
     
      Целый день с рассвета
      На бахче за речкой
      Загорают дыни —
      Хвостики колечком.
      А меж ними ходит,
      Мягко улыбаясь,
      Словно детский доктор,
      Длинноногий аист.
      Он следит, чтоб солнце
      Не сожгло им кожу:
      Поглядит — и кверху
      Животом положит.
      Обгоревшим спины
      Молочаем смажет
      Или просто слово
      Ласковое скажет...
      Станет гаснуть солнце,
      За гору спускаясь,
      И домой с работы
      Возвратится аист.
      И своим детишкам,
      Что с утра не ели,
      Принесёт лягушек
      В кожаном портфеле.

 

На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиДетская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru