НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

>
<p> </p>
<h3>Анатолий Иванович Мошковский<br>«Синева до самого солнца»<br>Иллюстрации - Генрих Вальк. - 1982 г.</h3>
<table><tr><td bgcolor=#0C222E>
<p align=
DJVU


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...

Выставлен на продажу домен
mp3-kniga.ru
Обращаться: r01.ru
(аукцион доменов)



 

 

Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

      Синева до самого солнца, или повесть о том,
что случилось с Васей Соломкиным у давно потухшего вулкана


      ОГЛАВЛЕНИЕ

      Глава 1. Вася Соломкин ...3
      Глава 2. Машинка стучит и стучит..8
      Глава 3. Обгон ... 15
      Глава 4. Стреляный воробей ...24
      Глава 5. Мимо!.. 30
      Глава 6. Алька и его семейство ...36
      Глава 7. Конвоир ...40
      Глава 8. Надувная лодка ...46
      Глава 9. Ира... 51
      Глава 10. Торговцы и покупатели ... 56
      Глава 11. «Ни с места! Вперёд! Урра!» 63
      Глава 12. Спецзадание ...66
      Глава 13. Самое главное — тир .68
      Глава 14. На рыбацком дворе 73
      Глава 15. Мальчишка с пистолетом 77
      Глава 16. Бесплатный натурщик 83
      Глава 17. Какой-то там Коковихин 89
      Глава 18. Золотые ворота . . 93
      Глава 19, Кто первым увидит дельфина!96
      Глава 20. Крепость на скале ... 100
      Глава 21. Скука . 106
      Глава 22. Далеко не детская история 112
      Глава 23. Очки 115
      Глава 24. Матрацный капитан 123
      Глава 25. Осколок стекла 126
      Глава 26. Кольцо ... 131
      Глава 27. Юбилейный...137
      Глава 28. Папка ... 142
      Глава 29. Обломки ... 149
      Глава 30. Океан любви...156
      Глава 31. Значит, так надо...161
      Глава 32. Морской велосипед ... 164
      Глава 33. Хищники ... 166
      Глава 34. Надо ехать!...170
      Глава 35. Камнепад ... 173
      Глава 36. Секретное совещание ...180
      Глава 37. Никогда раньше ... 186
      Глава 38. В Львиной бухте... 194
      Глава 39. Мститель... 202
      Глава 40. Десять из девяти возможных 205
      Глава 41. Последние мазки... 212

 

      Глава 1. Вася Соломкин
     
      На берегу пруда сгрудились ребята. Хохот и крики затихли. Все внимательно смотрели на Саньку. Вот-вот опять чего-нибудь выкинет…
      Плотный, лобастый, в потрёпанных джинсах, он сидел, уперев одну ногу в землю, на побитом велосипеде и глядел на тропинку, уходившую вниз к дощатому мостку. Вдруг Санька вскинул голову и улыбнулся толстыми, добродушными губами:
      - Эй вы, народ! Хотите, прыгну с мостка на велосипеде?
      - Ты что, рехнулся? - усмехнулся один.
      - Заливай, да знай меру! - отозвался другой.
      - Слабо, не прыгнешь! - подначивал третий, и лишь один мальчишка, светловолосый и худенький, с широкими, полными любопытства глазами, Вася Соломкин, крикнул сорвавшимся от волнения голосом:
      - Сань, не надо… Разобьёшься!
      - Это я-то? Раз-зойдись!
      Санька оттолкнулся от земли, пригнулся и, бешено вращая педали, ринулся вниз. Влетел на мосток, оторвался от него, промчался метра три в воздухе и вломился в неподвижную гладкую воду. Исчез с головой, и Васино сердце оборвалось и вслед за Санькой с велосипедом тоже упало куда-то вниз. На пруду поднялся настоящий шторм: взбаламученная коричневая вода плеснулась на берега, низко положила растущую кое-где осоку.
      Санька тотчас вынырнул. По шейку в воде, по-прежнему улыбаясь и отплёвываясь, пошёл к берегу, таща на плече велосипед. Вася влюблённо смотрел на него. Потом забегал, запрыгал, закричал. Пусть взрослые что хотят говорят про Саньку, а второго такого нет и быть не может!
      Санька вылез на берег. С него лило. К джинсам и рубахе прилипли звёздочки ряски и водоросли. Ребята обступили Саньку, загалдели, заспорили.
      - Как у вас здесь шумно и хорошо… Здравствуйте!- послышался знакомый, единственный в мире голос.
      Вася вздрогнул, оглянулся и кинулся к маме. Целых пять дней не видел он её. Мама положила сумки на траву, потрепала Васины лохматые волосы, мельком заглянула в глаза - убедилась, что всё в порядке,- удержалась, не поцеловала. Вася считал себя большим и стеснялся.
      Мама заметила кое-какие перемены: соломенные волосы ещё больше выгорели, на щеке появилась косая царапина, на измятой и перепачканной рубахе-на плече - внушительная дыра.
      Мама перевела взгляд на Саньку.
      - Не ушибся?
      - Не для того прыгал… Я хотел бычков попугать!
      - А я думала - проверить храбрость.
      - А чего её проверять? - Санька весело посмотрел на неё.- Это же, тётя Валя, пустяк, вот если бы с высокого трамплина…
      - Неуёмный ты парень… Вася, помоги мне.
      Вася покорно взял авоську и пошёл впереди мамы. Он был очень рад её приезду, но как не хотелось ему уходить сейчас от ребят и от Саньки… И чтобы поскорей вернуться, Вася едва не бегом бросился к дому.
      Однако его догнал и больно стеганул по ушам Санькин голос:
      - Васенька, пора кушать и собираться на юг! Родителей надо слушаться!
      Вася услышал за спиной смех ребят и весь зарделся, вспотел от несправедливости, а ещё и оттого, что не нашёлся что ответить.
      Он почувствовал, что Санька жалеет и осуждает его. Да, Вася в самое ближайшее время должен мотать на этот ненавистный юг. Как не хотелось уезжать отсюда к морю, в выжженный солнцем посёлок у огромной чужой горы. Чего там хорошего? Пыль, жара, безделье… Там и небо не такое, как здесь, и деревья шумят по-другому, и запахи незнакомые, и даже бабочки летают не так, как здесь.
      Вася быстро шёл впереди мамы и хмурил светлые брови.
      Взяли взрослые такую манеру - возить своих горячо любимых детишек на черноморский курорт, и не «дикарём», не в какой-то там храбро прилепившийся к скале домик, а в дом отдыха. Там всё строго по расписанию, и трижды в день в одно и то же время нужно таскаться в столовую: опоздаешь - не накормят; там взрослые часами валяются на раскалённой гальке; там они, короче говоря, убивают попусту время. Наказание, а не отдых!
      По дороге мама закидывала Васю вопросами:
      - Ну как вы здесь? Все живы-здоровы? Ничего не случилось?
      - Всё в порядке,- скучно ответил Вася, открывая калитку.
      Он ждал, когда мама наконец заговорит об отъезде. Папа был сейчас в Мурманске, а через неделю они должны были уезжать. Вот бы случилось что-нибудь такое, чтобы поездка не состоялась…
      - Вчера получила от папы телеграмму,- сказала мама, и сердце у Васи притихло и напряглось от ожидания.- Он задерживается. Там у него какое-то ЧП, и вернётся он не в воскресенье, а в понедельник. Так что, Васенька, поедем его встречать.
      К ночи брызнул мелкий дождик. Вася лежал под одеялом, слушал его вкрадчивый шорох и думал, как много надо успеть ему. Во-первых, забраться с Санькой в секретный блиндаж-землянку, посидеть на скамье у стены и, осторожно высунув в отверстие стереотрубу с системой зеркал, посмотреть, что делается на земле; во-вторых, нужно ещё раз порасспросить его о Кутузове и Нахимове - Санька всё Знает и умеет не только бросаться на велосипеде в пруд. И третьих, надо ещё предпринять с ним боевую вылазку - поймать ёжика, который жил где-то неподалёку от них: на садовых участках развелась тьма-тьмущая мелких диверсантов - мышей, и ёжик нужен был позарез.
      Утром, наскоро поев, Вася кинулся искать Саньку. Ну и денёк это был! Они до посинения купались в пруду и ловили бычков-ратанов - скользкие, колючие, те, изгибаясь, вырывались из рук; обстругали рубанком несколько пахучих сосновых досок для недостроенного корабля со штурманской рубкой; плавили свинец на закопчённой печке и сами при этом замечательно закоптились! А потом на дикой скорости, точно в последний раз, носился Вася по бетонке на велосипеде… Вот это была жизнь!
      А на следующий день, в воскресенье, они сидели с Санькой в блиндаже и при неровном свете спиртовки разговаривали. Санька по привычке покусывал толстые губы и весело выкатывал жаркие глаза. Вдруг он вздохнул:
      - Ни на что не хватает времени, даже почитать некогда: сегодня в пять утра улизнул из дому и в лесу на пеньке читал о Тиле Уленшпигеле… Ночи бы не спал! Зачем эти ночи?
      Вася слушал его, и неожиданно к нему пришло решение: не нужно ему никуда уезжать. Он спрячется в этом блиндаже, Санька будет носить ему еду и воду, а потом, когда опасность минует, Вася выйдет из укрытия, и его прекрасная жизнь будет продолжаться в прежнем темпе.
      - Сань,- шепнул Вася,- а я не поеду с ними, а останусь здесь. Как ты думаешь?
      Санька улыбнулся.
      - Не пройдёт номер…' И под землёй найдёт мама своего драгоценного ребёнка.
      - Как же мне быть, Сань? Не хочу я туда!
      - Мало ли что ты не хочешь. Кого это волнует? Они хотят, и всё.
      - А я? - Васю стала потихоньку наполнять обида.
      - Что «я»? Я же сказал, что ты никто, пока ты ребёнок… Ты, Васька, пока что только рядовой, а они - высший комсостав, начальство, вот и слушай их и беспрекословно выполняй приказы!
      - А ты бы что сделал? Поехал бы?
      - Ни в какую. Нашёл бы какой-нибудь выход.
      - А какой? Скажи!
      - Маленький ты ещё, Вася… Да и надоело мне здесь - спина заболела гнуться… Пошли наверх!
      Они вылезли на свет, аккуратно заложили дёрном секретный вход, и скоро Санька пошёл обедать, а Вася остался один. Он стоял на широкой, поросшей ромашками и колокольчиками полянке и думал: «Почему он не сказал, как мне быть? Сам не знает? Или не верит, что у меня что-нибудь получится?»
      Над цветами порхали красные и синие в голубых разводах бабочки, деловито прожужжал тяжёлый полосатый шмель. Тонкие белокожие берёзки на фоне тёмных ёлочек выглядели нарядно и празднично, точно собирались в гости. И Вася вдруг почувствовал тоску и безнадёжность: придётся и на этот раз ему уехать!
      И неожиданно для себя Вася сказал:
      - Ну всего, бабочки, и вы, берёзки… Там я вас не увижу… И вы, бычки в пруду, и ты, Санька, прощай…
      Вечером мама вышла на крылечко, посмотрела на участок с зелёными грядками и яблоньками и сказала:
      - Пора, Вася, едем…
      Будто заноза вошла в Васино сердце, но вида он не подал.
     
      Глава 2. Машинка стучит и стучит
     
     
      Пыльный дребезжащий автобус доставил их к железнодорожной платформе, электричка с дробным стуком увезла в Москву, а утром Вася с мамой встречали на вокзале прибывающий из Мурманска поезд.
      Из вагона легко вышел папа с обшарпанным чемоданчиком. Заметив их в толпе, он радостно, как мальчишка, заулыбался - лицо у него было, как и у Васи, широкое, и очки почему-то сразу запотели. К сердцу Васи волной прихлынуло тепло, и он уже не думал ни о чём другом, кроме как о папе. Папа обнял и сильно прижал к себе одной рукой маму, другой - Васю. Васю он не только прижал, но и приподнял и несколько шагов пронёс по перрону, приговаривая: «Ну и вытянулся, ну и тяжеленный стал… Рука сейчас отвалится!»
      Вася болтал ногами, со смехом вырывался, и ему было очень хорошо. Папа шёл, то и дело поглядывая на него: на маму взгляд, на Васю - два. - Долго ты странствовал на этот раз! - сказала мама в вагоне метро, не спуская с папы своих серых, широко распахнутых и счастливых, с чуть подведёнными ресницами глаз.- Похудел, загорел. Трудная была командировка?
      - Не из лёгких. Что-то давно мне не попадаются лёгкие. Решаю неразрешимые проблемы.
      Вася улыбнулся. Всё-таки очень не хватало ему эти недели папы!
      - Никто тебя, Саша, не просил решать эти проблемы - сам взялся и не жалуйся,- сказала мама.
      - Верно, Валя, сам…-ответил папа.- А что мне оставалось делать? Не мог я не ввязаться в драку. На карту поставлена честь и судьба человека… И не плохого, а можно сказать, замечательного!
      «Что за драка? Что случилось с этим человеком?»- мельком подумал Вася.
      А папа, не замечая шума и толкотни в вагоне, защищал маму плечами от пассажиров, с жаром продолжал рассказ.
      Папа всегда такой, когда возвращается из командировки,- взбудоражен и несколько дней рассказывает маме о ней, и пока не «отпишется», ничто другое не волнует его…
      Когда они вышли из метро и подходили к своему дому, папа озабоченно сказал:
      - Успеть бы с очерком: ведь пять деньков осталось до отъезда.
      - Я уже и билеты на поезд купила,- напомнила мама,- и резиновую шапочку для тебя, а для Васи новые плавки.
      Папа съездил в редакцию, вернулся и ушёл в свою комнату, сплошь заставленную полками с книгами, журналами, справочниками, заваленную пожелтевшими, обтрёпанными подшивками газет. Мама не раз порывалась навести там порядок, но папа не разрешал и сердился: там был его, а не мамин порядок.
      В этой комнате на письменном столе находилось главное «орудие труда» папы - пишущая машинка «Эрика». Без её металлического стука, то ритмично-спокойного, то прерывисто-лихорадочного, неровного, нельзя было представить папину жизнь. Итак, папа ушёл в свою комнату, и тотчас в ней воинственно застучала машинка, и стучала до вечера, до прихода мамы. Вася послонялся по двору в поисках приятелей - никого не было, все разъехались,- вернулся, а папа всё стучал и стучал. Вася никогда не читал его очерков и репортажей - они печатались в журналах непривычно мелким шрифтом и предназначались не для детей. Да и, признаться, некогда • было читать. За ужином папа был молчалив, ничего не спрашивал - всё, видно, думал о своём.
      Когда Вася проснулся, за окнами пылало огромное солнце, раздавался радостный птичий щебет, а стук за стеной всё ещё был слышен, правда, не такой частый и воинственный, как вчера, а редкий, сомневающийся, спотыкающийся. Усталый.
      - Нельзя так, Саша,- сказала мама за чаем.- На усталую голову ничего путного не напишешь. Отдохни.
      - На юге отосплюсь… Ох, как я там отосплюсь за весь год! - Папа вдруг засмеялся.- Ты с Васькой будешь бултыхаться в море, а я - дрыхнуть. Непробудно!
      - Ну как продвигаются твои дела? - спросила на третий день мама.
      - Так себе, Валюша… Зашиваюсь! Скорей всего, мне не удастся поехать с вами. Катите с Василием без меня.
      - Ты это всерьёз говоришь? - Узкие мамины брови, светлые, как у Васи, сурово сошлись -на переносице.- Так вот знай: никуда мы без тебя не поедем. Разбейся, а успей.- Мамины брови разошлись, и она улыбнулась.- Ты меня поддерживаешь, Вася?
      Вася кивнул, а сам притих. Лишь сердце где-то в глубине его забилось тугими длинными толчками. Значит, вопрос до конца не решён и они ещё могут не поехать?
      И только Вася представил себе всё это, как на него наплыло большегубое Санькино лицо с шальными глазами, придвинулся влажный шум леса за оградой их участка и стремительный свист велосипедных шин на бетонке…
      Вне себя от радости Вася замурлыкал под нос. Потом его мурлыканье перешло в пение. Он кинулся в комнату, схватил заряженный пистонной лентой-обоймой пистолет и стал беспощадно палить из него и бегать по коридору. Будто Санька был рядом и они прочёсывали лес в поисках вражеских парашютистов.
      В коридоре запахло сожжённой бумагой и серой. Вася так громко топал, кричал и палил, что из комнаты выглянул папа.
      - Ты чего разошёлся? Решил выкурить меня из дому?
      - Прости, па, больше не буду!
      К щекам прихлынул острый жар. Как же так получилось? Ведь папа может подумать, что Вася рад, что папе не хватает времени… Ехать он не хочет, да, этого Вася не скрывает, но пусть у папы всё будет хорошо, а ещё лучше - отлично!
      За вечерним чаем папа угрюмо покачал головой:
      - Всё. Не уложился. Завтра отвезу в редакцию то, что успел.
      Вернувшись, он швырнул портфель и сказал маме:
      - Твоя взяла… Не хотел ехать, а придётся. Наш главный гонит меня отдыхать: дал ещё семь дней, на юге должен доработать и прислать…
      Вася юркнул в комнату и, сжавшись в комочек, сидел на корточках и с горечью думал: «Ну и пусть едут, пусть! Они одни поедут, одни, без меня, а я куда-нибудь сбегу, спрячусь. Санька не помог, так я сам что-нибудь соображу… Хватит с меня!»
      Упрашивать родителей не брать с собой - бесполезно: сколько раз уже просил! Надо сделать вид, будто ничего не имеешь против, а в самый последний момент-именно в самый последний, когда уже поздно что-нибудь изменить - улизнуть от родителей. Сам папа не раз говорил ему: каждый мальчишка должен уметь постоять за себя, а иначе какой же ты мальчишка.
      Верно. Так оно и есть. Вот Вася и докажет это папе. Завтра же!
      В открытый чемодан летели Васины майки и трусы, а он в холодном ознобе ходил возле мамы и набирался решимости: «Пусть собираются, пусть укладывают мои вещи - нельзя робеть и поддаваться на разные там чувства, иначе из тебя ничего не получится!»
      Вася уже во всех деталях разработал план операции. Как только родители станут запирать дверь, надо сказать, что он пойдёт вперёд, броситься вниз по лестнице и спрятаться в подвале. Пусть-ка найдут, когда времени в обрез! А если подвал будет на замке, можно переждать у Женьки Маш-кина. Потом уехать к бабушке и дать родителям телеграмму, чтобы не волновались за своего драгоценного ребёнка. И если папа когда-нибудь попытается его пристыдить за всё это, сказать: «Ты же сам учил меня быть посмелей и посамостоятельней!» И нечего будет папе ответить ему.
      Папа уже затягивал ремни на чемоданах, мама кинула на руку плащ и проверила, везде ли выключен свет. Наступал самый ответственный в Васиной жизни момент. Решился! Пальцы его мелко подрагивали. Несколько раз он даже икнул, и мама стала подозрительно посматривать на него.
      - Ты что, Вася?
      - Что я? Ничего я!
      - Попей на дорогу воды - помогает,- сказал папа.
      - Не хочу я никакой воды! - Вася кинулся к двери, однако мама преградила ему дорогу, подняв с пола кожаную сумку с ремнями.
      - Помоги нести сумку… Видишь, сколько вещей.
      И Вася остановился. И продел в ремни руки.
      …Поезд мчался по рельсам, и в тишине их купе был отчётливо слышен однообразно-ритмичный стук колёс: на юг, на юг, на юг! Вася смотрел в окно, сплющив о стекло маленький, усеянный веснушками нос, и ненавидел себя: его продуманный во всех деталях секретный план не стоил и ломаного гроша! Надо было заранее убежать… Вот бы удивилась и всплеснула руками бабушка Надежда, увидев его перед калиткой участка: «Ты что, Васенька, не уехал? Отпустили?» «Можешь считать, что и так…» - равнодушно ответил бы он. А Санька, встретив его у Мутного пруда, звучно стукнул бы себя кулаком по лбу: «Ты что это? Раздумал покататься на дельфине? Наплевал на скалы и кипарисы?» «Ага,- спокойно ответил бы ему Вася,- осточертело мне там вот так…», и Санька удивлённо уставился бы на него.
      Всё это могло бы случиться, если бы он был порасчётливей и потвёрже. Не сумел. И всё дальше и дальше с неумолимым железным грохотом уносил его поезд. Вася безучастно смотрел на грозные танки «Т-34» на постаментах, с задранными в небо орудиями возле Орла и уже не гадал: а есть в них двигатели? А орудия выстрелят, если их зарядить снарядами? Он уже не провожал взглядом, вставая на цыпочки, установленный где-то под Мценском гвардейский миномёт «катюшу» с наклонными рельсами, по которым когда-то скользили в небо всё испепеляющие мины.
      Угрюмо глядел он на оголтелых мальчишек, которые вгоняли мяч в ворота, сложенные из старых чёрных шпал. И не было ему никакого дела до диковинных белых срезов высоких холмов у Белгорода, до мелких волн гнилого, серовато-жёлтого Сиваша, до штабелей выпаренной соли и однообразных солончаковых степей, мелькавших за пыльными стёклами вагона…
      Папа сидел у столика возле окна и листал мурманские блокноты.
      Мама поправляла у зеркала причёску.
      - Эх море-море! - сказала она.- Не верится: и двух часов не пройдёт, как мы увидим синеву до самого солнца, накат, брызги, услышим постукивание гальки. А какие агаты и сердолики найдём мы после шторма! Найдём ведь, Васенька?
      - Можешь искать, а я тут при чём?
      - Да зачем Ваське твои агаты и сердолики? - тут же вмешался папа.- Мы с ним слазим на верёвке в кратер бывшего вулкана…
      - А он есть, да? - отчуждённо спросил Вася: пусть родители не думают, что он так легко примирился с этой поездкой.- Сам же говорил, кратер погрузился в море миллионы лет назад!
      - В общем, ты прав,- ответил папа, словно не заметив его тона,- основная часть кратера ушла в море (а может, там и происходило извержение), но кое-что и сохранилось. Специально для нас с тобой. И если мы не окажемся робкими, сможем попробовать. Или ещё что-нибудь придумаем и такое выкинем - навсегда запомнится!
      - А что там можно выкинуть? - презрительно фыркнул Вася.- Я терпеть не могу…
      - Безделья? И я не могу! На этот раз всё будет по-иному. Вот увидишь. Всё ведь от нас зависит.
      - Всё, да не всё,- буркнул Вася. Он заранее знал, как пойдёт их жизнь там. День за днём, час за часом… С маленькими вариантами и поправками, как любят выражаться взрослые.
      - А ты не забыл, что там будет Ира? - напомнила мама.- С дедушкой.
      - Только- и думаю об этом! - Вася сердито сдвинул брови и, как ни странно, чуть успокоился. Эта Ира жила в их подъезде и была очень весёлая и очень красивая - даже смотреть в лицо как-то неловко, особенно когда случалось вдвоём подниматься в лифте: ей на пятый этаж, а Васе на седьмой. И Вася старался не смотреть ей в глаза, уж очень они у неё несерьёзные, ну и… Ну и, конечно - никуда от этого не денешься,- очень красивые. И всё время Ира бегает и поёт. И Васе однажды сказала в подъезде: «А ты чего такой серьёзный? Приходи когда-нибудь не по делу, а просто так, в гости… Поиграем». «Приду»,- с горящими от смущения щеками выдавил Вася. Короче говоря, Ира в Кара-Дагском - это совсем неплохо. Но самое лучшее, что ждало его там, так это, бесспорно, тир с мишенями на стенке и пневматическими ружьями на прилавке! Вася всегда с удовольствием бегал в него и метко стрелял…
      Почти целые сутки уже стучал по рельсам поезд. Сверкнуло на горизонте узкой полосой море, и появились корабли. Море было далеко, и скоро оно перестало быть видным, но корабли остались. И казалось, что они стоят на суше. Удивительно! Начались пригороды Феодосии с кипарисами, санаториями, пляжами…
      Пассажиры с чемоданами, продвигаясь к выходу, толкали Васю в спину и бока. Он терпел, не отходил от окна и смотрел на скучно-серую гальку, усеянную людьми в плавках и купальниках.
      - Видно, водичка ледяная! Одни смельчаки в море! -сказал за спиной папа. Вася промолчал. Это было ясно и без слов.

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru