На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

Седугин А. Вика и Алик. Илл.— Л. Гладнева. — 1959 г.

Арсений Александрович Седугин

Вика и Алик

Илл.— Л. Гладнева

*** 1959 ***


DjVu


ПОЛНЫЙ ТЕКСТ

      Меня зовут Вика, а моего брата — Алик. Мы очень похожи друг на друга. Только Алик — мальчик, а я — девочка.
      Раз пришла к маме одна знакомая и спрашивает:
      — Ну, как твои дети живут? Не шалят?
      Мама вздохнула и говорит: — Всякое бывает.
      Вот что с нами бывает!
     
      ХВОСТ
     
      Алик съел своё печенье, на котором была нарисована корова.
      А теперь просит у меня:
      — Вика, будь добренькой, дай мне твоё печенье.
      — Зачем? — спросила я.
      — Хочу срисовать твою корову, — говорит Алик.
      Я немножко подумала и дала ему своё печенье. Норову он нарисовал, а вот хвост приделал заячий. Потому что пока рисовал, отгрыз коровий хвост и
      забыл, какой он.
      Вот посмотрите, какая смешная получилась корова!
     
      ВЕЖЛИВЫЙ ВОЛК
     
      Однажды мама ушла на работу. Мы с Аликом остались одни.
      Я говорю:
      — Алик, давай с тобой играть в волка и козлят.
      А он сразу: — Чур, я волк!
      — Ну, хорошо, — говорю, — пусть ты — волк, а я тогда козлёнком буду.
      Алик вышел в коридор. Я заперла дверь на ключ.
      — Ну, — говорю, — просись теперь домой.
      Алик как застучит в дверь и говорит страшным голосом:
      — Эй, ты, козлёнок, отворяй дверь, твоя мама коза пришла.
      Я отвечаю тихо, ласново, как настоящий козлёнок:
      — У моей мамы не такой голос. А ты — волк, я тебе не открою.
      Тогда Алик разозлился и говорит:
      — Эй, ты, козлятина, отвори скорей.
      — Нет, Алик, ты как следует попроси, вежливо.
      — Очень нужно просить. Я сам знаю, что делать. Ты не учи.
      — А я не учу, я просто так говорю.
      — Ну, отворяй, Вика, скорей! Если сейчас не откроешь, знаешь, что тебе будет... — начал угрожать Алик.
      — Ах, так! Очень я напугалась. Ты невежливый волк, и я тебя вообще не пущу.
      Алик помолчал и говорит так ласково-ласково:
      — Пусти меня, козлёнок, а то в коридоре холодно. Жалко мне стало Алика, и я открыла ему дверь. Он
      тогда так вежливо говорит: — Спасибо, козлёнок. "То-то", — подумала я.
     
      СОСУЛЬКИ
     
      Мама взяла нас за шарфики и, как маленьких лошадок, вывела во двор.
      — Гуляйте, дети! — сказала мама.
      Но мы не стали гулять, мы начали ловить снежинки. А потом... потом мы съели всего по одной сосульке.
      Мама узнала об этом. И, конечно, по алькиным глазам.
      Мама сказала:
      — Теперь будете сидеть дома до тех пор, пока не растают сосульки.
      Вот мы и сидим дома уже второй день и ждём, когда же солнышко все сосульки съест.
      Нам нисколько не жалко. Пусть ест.
      Не такие уже они и вкусные!
     
      КАПУСТКА
     
      Мы собрались гулять. Вдруг выходит Алик из другой комнаты, весь растрёпанный, и говорит:
      — Угадай загадку: сорок одёжек и все без застёжек!
      — Подумаешь, — говорю я, — конечно, капустка.
      — Ха-ха-ха, это Алик, а не капустка.
      — Это почему? — спрашиваю я его.
      — А я все пуговицы расстегнул.
      Мама посмотрела на Алика и говорит:
      — Неправильная загадка, потому что хороший кочан капусты аккуратный — листочек к листочку, а ты весь растрёпан.
      Да, видно, не так-то просто придумывать загадки.
     
      КРУГОМ ВИНОВАТ
     
      Алик таскал кота за хвост, нарисовал себя на столе и съел полбанки варенья сразу.
      Мама говорит Алику:
      — Это ты напроказил?
      Алик опустил глаза и молчит.
      Тогда мама сказала:
      — Ты, Алик, кругом виноват. Придётся тебя наказать.
      Алик вертит головой и вокруг себя смотрит — притворяется будто не понимает, кто виноват.
      Тогда мама рассердилась и подвела его к зеркалу.
      — Посмотри!
      И Алик сразу понял, кто виноват, потому что к его носу прилипла целая вишня.
      Сегодня на улице сильный мороз.
      Мама говорит Алику:
      — Алик, повяжи шарф, а то простудишься!
      — Не хочу, он колючий и кусается.
      — Алик, ну зачем ты упрямишься, ведь он совсем мягкий, — говорит мама.
      — Нет, он кусачий.
      Тогда мама рассердилась и говорит:
      — Просто, Алик, ты упрямый, как козёл.
      — Нет, я не козёл.
      А я посмотрела на Алика и говорю:
      — По-моему тоже, Алик не козёл...
      Тут Алик нагнул голову и как топнет ногой:
      — Нет, я козёл!
      Я, конечно, понимаю, что Алик не козёл, но всё-таки он очень упрямый человек.
     
      ДВА МЕДВЕДЯ
     
      Не успела я уложить плюшевого мишку спать, как Алик говорит:
      — Мишке пора гулять.
      Мы поспорили.
      Я схватила Мишку за ногу, а Алик за уши. Мы долго тянули Мишку в разные сторбны и разорвали.
      Мы с Аликом думали, что так у нас выйдет два медведя, а получилось ни одного.
     
      АРТИСТ
     
      К новогодней ёлке Алику купили маску кота.
      Алик взял папину чёрную шляпу и приделал к ней зелёное пёрышко с маминой шляпки.
      Ещё Алик надел старые бабушкины валенки и стал, как настоящий кот в сапогах.
      Он ходил очень важно, громко мяукал и махал своей шляпой.
      Алика все очень хвалили, и новый год прошёл весело.
      Но с тех пор Алик изменился. Со взрослыми он разговаривает по-прежнему — тоненьким голоском, а со мной — толстым, и смотрит не на меня, а куда-то в сторону.
      Я спросила у Алика:
      — Почему ты со мной так разговариваешь?
      — Потому, что теперь я — артист, — ответил Алик, приподнявшись на цыпочках.
      Я сказала:
      — Ах, так, — и ушла играть с другими ребятами.
      Остался Алик один и заплакал: видно, скучно быть таким важным.
     
      СНЕЖНЫЙ КОМ
     
      — Тук-тук-тук! — постучали в дверь. Мама открыла.
      В комнату вкатился снежный ком.
      — Что это? — строго сказала мама.
      А я сразу догадалась и говорю:
      — Так ведь это наш Алик! Он, наверно, лазил по сугробам.
      Отряхнули мы Алика от снега, раздели и положили в постель.
      Сейчас Алик пьёт горячий чай с малиновым вареньем.
      Мне завидно.
      Вдруг Алик расчихался. Он чихнул три раза подряд.
      Мама говорит, что Алику придётся поставить горчичники, чтобы не заболел.
      Нет, мне ни капельки не завидно!
     
      АПЕЛЬСИННЫЕ ДОЛЬКИ
     
      Мама нам оставила две конфеты. Называются они апельсинные дольки. Алику — красную, а мне — жёлтую.
      Алик взял и съел обе.
      Мне очень грустно.
      — Радуйся! — говорю я ему.
      А он плачет.
      Видно ему тоже невесело.
     
      КАК МЫ ИГРАЛИ В ЛОШАДКИ
     
      — Давай играть в лошадки, — сказал Алик.
      — Давай, — говорю я.
      Алик встал на четвереньки, я села на него верхом, и мы поехали. Объехали мы так всю комнату.
      — Теперь ты вези меня по всей комнате, — сказал Алик.
      А комната у нас болыиая-большая. И тогда я сказала:
      — Алик, я совсем забыла... Помнишь, когда мама уходила, она сказала: «Не катайтесь друг на друге».
      Алик подумал и сказал:
      — А почему ты раньше не вспомнила? Это нечестно.
     
      ПОСПЕШИЛИ
     
      Мы собрались гулять, и вдруг пошёл дождь. Сперва заплакала я, а потом — Алик. Пока мы плакали, дождь прошёл, и теперь светит солнышко. Мы с Аликом решили: больше никогда не будем реветь раньше времени.
     
      РЕБЯТИШЕК ДВОЕ, А МАМА — ОДНА
     
      Нас двое, а мама — одна.
      Не может ведь она сразу и мести, и совок держать. Поэтому Алик подметает, а я держу совок.

 

 

ТРУДИМСЯ ДЛЯ ВАС, НЕ ПОКЛАДАЯ РУК!
ПОМОЖИТЕ ПРОЕКТУ МАЛОЙ ДЕНЕЖКОЙ >>>>

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Борис Карлов 2001—3001 гг. = БК-МТГК = karlov@bk.ru