На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиКнижная иллюстрация





Библиотека советских детских книг
Вайсберг Л. «Тайна корабельного кладбища. И я плавал по Дунаю». Иллюстрации - И. Ушаков. - 1964 г.

Леонид Маркович Вайсберг
«Тайна корабельного кладбища. И я плавал по Дунаю»
Иллюстрации - И. Ушаков. - 1964 г.


DJVU


 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>


 

Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

 

Скачать текст «Тайна корабельного кладбища. И я плавал по Дунаю»
в формате .txt с буквой Ё - RAR

      СОДЕРЖАНИЕ
      Тайна корабельного кладбища... 3
      И я плавал по Дунаю...127
     
      ТАЙНА КОРАБЕЛЬНОГО КЛАДБИЩА
      Повесть
     
      Глава первая
     
      Была ли у вас когда-нибудь своч собственная тайна? Конечно, не ерундовая, вроде удачливого места для рыбалки или двух патронов, припрятанных от взрослых? А настоящая. Самая настоящая! Ну, такая, чтобы всем завидно было! Если б, конечно, знали...
      Очень приятно иметь такую тайну.
      Думаешь о ней, а вокруг никто ничегошеньки не подозревает. Даже взрослые. Даже самый умный из взрослых. И тогда кажется, что ты самый счастливый человек на свете. Плохо только, что настоящую собственную тайну очень трудно хранить. Да вы, наверное, и сами знаете об одном ее совершенно удивительном свойстве: настоящая тайна как птица в клетке. Сколько ни живет в ней — все на волю рвется. А улетев, сразу перестает быть тайной.
      Ромас Дайлидонис хранил настоящую тайну уже целых два дня. Он думал о ней дома, думал на уроках, думал
      на улице. Думал и загадочно улыбался. Сперва это было очень интересно. Ну, все равно, что разговаривать с чело-веком-невидимкой. Он тебе — вопрос, ты ему — ответ; ты что-нибудь предлагаешь, он сразу соглашается. Но потом Ромке надоело говорить с самим собой. И он стал размышлять о том, кому из друзей можно рассказать о тайне. Нужно было выбрать такого, чтобы умел молчать как рыба и соображать не хуже Шерлока Холмса, к способностям которого Ромка относился с большим уважением.
      Но сразу стало обидно, что кто-то, пусть даже верный друг, узнает о тайне и она перестанет быть его собственной. И Ромка продержался еще день. На этом его выдержка иссякла. Тайна так и рвалась наружу. Заполнив всего Ромку, она уже не умещалась в нем. Вот-вот вырвется, улетит, и тогда...
      Нужно было принимать срочные меры. И Ромка решился. Он шел сейчас к Пятрасу, чтобы раскрыть ему все. Шесть лет сидят они за одной партой. Всякое бывало между ними, но Пятрас ни разу не выдал его. Даже после взрыва в пещере, когда Пятрас едва не распрощался с жизнью.
      Правда, в поселке и без того знали, что затеять такое мог только Ромка. Тогда он искал вокруг поселка стоянку первобытного человека. Дело продвигалось медленно, и Ром ас решил пустить в ход пачку пороха, обнаруженную им дома в кладовке среди всякого старья. Заряд поджигал Пятрас, и его основательно придавило обвалившейся землей.
      Настоящим другом показал он себя и в пиоиерском лагере. Знал, что Ромка собирается тайком пробраться на рыболовный траулер, отплывающий ловить сардину к берегам Африки, но не выдал. Даже помогал ему сушить сухари в дорогу. Только Ромка в последний момент передумал. Началась военная игра, и его назначили главным разведчиком...
      Дом, где живет Ромка, стоит на самом берегу ленивой Уши, чуть ниже моста, через который бежит дорога к причалам и рыбной базе. К Пятрасу нужно идти через весь поселок, за погранзаставу. Живет он в самом конце главной улицы. От дома Пятраса совсем близко до моря и корабельного кладбища.
      Жаркий майский день клонился к вечеру, и с моря, постепенно набирая силу, тянул плотный ветерок. Такой бывает только у моря, да и то редко: ровный, без порывов, словно сплошной стеной двинулся на берег весь воздушный океан. Ромка глянул на небо и озабоченно покачал головой. Высоко над поселком с непостижимой быстротой и легкостью неслись облака. Их гнал с моря другой ветер, куда более сильный, чем тот, что гудел в туго натянутых проводах над головой. Верная примета: быть шторму к ночи.
      Главная улица Жуведры* покрыта асфальтом, и местные жители очень гордятся этим. Ни в одном другом рыбацком поселке янтарного взморья нет такого. Настоящий город. Но дома стоят здесь так далеко друг от друга, что улица походит скорее на шоссе, проложенное между отдельными хуторами.
      *Жуведра — чайка (лит.).
      Ромка с удовольствием шлепал босыми ногами по гладкому асфальту. Основательно прокалило его солнце. Но только ли солнце? А что, если именно тут к самой поверхности земли подходит кипящая лава? Тогда можно будет построить электростанцию. Не простую! А такую, что топливом ей послужит подземное тепло.
      Ромка читал, что такая электростанция уже строится у нас на Камчатке. Правда, там много действующих вулканов, но, пожалуй, можно обойтись и без них. Была бы лава!
      Ромка останавливается и начинает прикидывать, где бы раздобыть бур. Он готов тотчас же приступить к делу. «Нужно только сходить за Пятрасом», — думает Ромка и сразу вспоминает о тайне... Нет, сейчас ему некогда заниматься бурением. Как-нибудь потом.
      Когда Ромка, наконец, добрался до дома Пятраса, ветер уже не пел, а злобно завывал в проводах, срывая с вершин дюн прозрачные облачка песка. Сразу захрустело на зубах.
      Пятрас натягивал во дворе веревки для сушки белья. Встретил он друга неласково:
      — Оправдываться за двойку пришел? Сейчас скажешь, что все знал, но «был не в настроении»? — последние слова Пятрас ловко подделал под голос Ромаса.
      И Ромке вдруг сразу расхотелось делиться с ним тайной. Словно Ромка сам не знает, что надо учить уроки. Но что может он с собой сделать, если тайна не идет из головы?
      Взялся вчера за физику. Раз прочел. Другой. Ничего не запомнил. Вот и получил двойку.
      Когда садился на место, Пятрас (он у них звеньевым) показал ему кулак. Другой бы стал спорить, а Ромка согласно кивнул головой: мол, виноват — исправлюсь. Так нет же, на перемене Пятрас собрал звено и устроил другу разнос. Ромка и тогда не обиделся, хотя совершенно твердо уверен, что критику могут любить только круглые дураки.
      А теперь вот Пятрас снова не дает покоя. Маленький, плотный, он стоит перед долговязым Ромкой и, часто разводя руками, нудно объясняет другу, что тот подвел все звено. Ветер дует Пятрасу в спину, превратив его черные блестящие волосы в забавные рожки. Один, два, три, четы-^ ре, пять...
      — Шесть рогов... Как у трех чертей... Держи расческу! — решительно перебивает Ромка. — Ну, я отчаливаю...
      Тут только Пятрас догадывается спросить, зачем все же пришел к нему Ромка. Может, дело какое?
      — Дело? — пожимает тот плечами. — Клянусь головой осьминога, не было никакого дела. Привет!
      «Клянусь головой осьминога» — любимое Ромкино изречение. Придумал он его сам и втайне очень гордится этим. Ему кажется, что нет клятвы звучнее, как нет среди морских чудищ ни одного страшнее осьминога. Куда там! Эти многорукие или, может, многоногие страшилища ухитрились остановить даже «Наутилус» капитана Немо.
      — Так...
      Но Ромка уже не слышит. Взбежав на дюну за домом Пятраса, он спустился по ее отвесному склону на дорожку, вьющуюся меж песчаных холмов. Ветра здесь не чувствуется. Зато сердито, словно захлебываясь водой и пеной, рокочет море.
      Как же теперь быть? Ромка сходит с дорожки и устало опускается на песок. Нет, кроме Пятраса, он никому не может доверить такую тайну. Ни Викторасу, ни Йонасу, ни Альфредасу. Не подходят они для сверхтайных дел. Быстро растрезвонят всему поселку. И от тайны ничего не останется. А тут такое дело! Может, даже государственного значения...
      Что ж, придется ему раскрывать тайну в одиночку.
      Gh будет молчать месяц, два, три... Пока не узнает всего. И тогда все поразятся его смелости и уму. Ему бз^дет трудно, ох, как трудно... Но он не отступит. Молчать, молчать и еще раз молчать! Это, конечно, почти что невозможно, но Ромка уже все обдумал. Он поднялся с песка и решительно зашагал по дорожке.
      Выйдя к берегу моря, Ромка не узнал его. По широченному пляжу гуляли пенистые волны. Они то бессильно отступали от дюн, то со змеиным шипением снова и снова атаковали песчаные великаны. Во всю мочь светило солнце, но ветер нес с моря мельчайшие брызги, и можно было подумать, что идет дождь. Мальчик с здовольствием подставил лицо солнцу, перемешанному с водой и ветром. Он любит ветер. Любит шторм.
      Но как рыбаки? Все ли мотоботы возвратились с лова? Ведь через час-другой море вздыбится такими валищами, что рыбакам нелегко будет прорваться сквозь них в устье реки. Надо заглянуть в рыбный порт. И Ромка побежал к переправе.
      Переправа в поселке особенная. Прежде ею ведал дедушка Микнявичюс. Целый день он перевозил через Ушу всех, кто хотел попасть из поселка в рыбный порт самым коротким путем. Недавно дедушке определили пенсию, а на лодке укрепили табличку: «Самообслуживание. Переправился — подготовь все для переправы товарища». Это чтоб лодку привязывали и шест на место ставили.
      И ничего — хорошо работает переправа. Только пришлось приспособление к лодке сделать. Чтобы можно было попадать в нее с любого берега. Приспособление совсем простое. Привязали к лодке две длинные веревки. К носу и к корме. Вторые их концы закрепили на противоположных берегах. Вот и вся премудрость. Нет под рукой лодки — подтяни ее с другой стороны за веревку. Все довольны. А дедушка Микнявичюс теперь отдыхает.
      Ромке не пришлось прибегать к помощи приспособления. Прыгнул в лодку и быстро погнал ее шестом через речку. Мальчик любил врезаться в берег с разгона. В этот момент у него было такое чувство, словно он таранит вражеский корабль. Ра-аз! — сильный толчок, и Ромка выскакивает на берег.
      Отсюда до рыбного порта рукой подать. Говорят, что
      на всем побережье нет второй такой стоянки для судов, как в поселке Жуведра. Волнам вход сюда строго-настрого запрещен. Суда, идущие с моря, сначала поднимаются метров триста вверх по Уше. Здесь они сворачивают в широкий канал, который соединяет реку с большим затоном. Затон этот прямоугольной формы. Сразу заметно, что выкопан он людьми. По обоим берегам — причалы. В конце затона рыбная база с холодильником.
      Ромка уже издали понял, что в затоне полно судов. На это у Ромки есть верная примета. Какая? Об этом он никому не говорит. Посмотрит издали па башню холодильника и сразу определяет, много ли в затоне судов.
      Сейчас на башне не было видно ни одной чайки. Значит, рыбаки вернулись с моря. Когда же в затоне пусто, башня так усеяна чайками, что кажется живой. Птицы терпеливо ждут возвраи1ения рыбаков. Ждут иногда сутками. Чайки знают, что им будет чем поживиться.
      Пока Ромка шел к затону, пришвартовались еще две моторные лодки. Рыбаки называли их «дорами». Сколько ни допытывался Ромас, никто не мог обьяснить ему, откуда взялось такое название.
      Рыбаки сгружали рыбу. В эти дни хорошо шла сырть, и лодки были полны трепещущего в лучах заходящего солнца серебра.
      — Ромка, иди к нам!
      Это зовет Гражина Буткуте из шестого «Б». В резиновых сапогах и брезентовом костюме, она помогает отцу укладывать в ящики рыбу.
      Девчонок Ромка не любил. Из-за них одни неприятности. Стукнешь мальчишку — делу конец, стукнешь девчонку — только начало. Плач, слезы, жалобы... Лучше держаться подальше от этих чистюль.
      — Чего надо? — не особенно дружелюбно откликается Ромка.
      — Смотри, какой угрище попался...
      Гражина выпрямляется и поднимает руку с длиннющей рыбой-змеей.
      — Клянусь головой осьминога! — удивляется Ромка. Его неодолимо влечет к себе все необыкновенное, из ряда вон выходящее, будь то огромный угорь или межпланетный корабль. Ребята из класса даже считают, что голова у Ром-
      ки устроена по-особому: в ней накрепко застревают всякие особенные истории и случаи. И скопилось их там столько, что для всего прочего осталось не очень много места.
      Ромка поздоровался с отцом Гражины, потом спрыгнул в лодку. Ноги по самые щиколотки ушли в рыбу. Стали измерять угря.
      — Метр да еще пятьдесят шесть сантиметров! — торжествующе, словно сама поймала, кричит на весь затон Гражина. Лицо ее раскраснелось, каштановые волосы растрепались.
      — Ну, будет хвастать, — добродушно ворчит отец Гражины, проворно заполняя ящики рыбой. — Все и так знают, что ты у меня первоклассная сухопутная рыбачка...
      Продолговатые глаза девочки наливаются обидой.
      — Опять смеешься? А я все равно буду рыбачкой... Вот увидишь! А то еще на капитана выучусь!
      — Вот и хорошо, — совершенно равнодушно отзывается рыбак.
      Ишь, задавашливая девчонка! Ну, ничего, сейчас Ромка осадит ее. Чтобы убедительнее доказать свое превосходство, он рассказывает
      всегда что-нибудь необычайное, только ему известное. И хвастуны тотчас умолкают.
      — А знаешь, есть рыбы, которые карабкаются на деревья? — спрашивает Ромка.
      — Конечно, знаю!
      Это было так неожиданно, что — Ромка может поклясться в этом — слова буквально прилипли у него к языку. А Гражина бойко затараторила:
      — Называются они илистыми прыгунами, живут у берегов Западной Африки...
      — Откуда узнала?
      — Я еще не то знаю...
      И вдруг Ромка понял, что он нашел человека, которого искал. Притом девчонка, знаюищая даже об илистых прыгунах, — это уже почти не девчонка.
      — А хочешь, я тебе одну собственную тайну расскажу? — спросил вдруг Ромка.
      — Откуда взяться у тебя тайне?
      — Есть, да еще какая!
      Он отвел ее на корму лодки, подальц1е от посторонних ушей.
      — Слушай... — только успел сказать он, как с причала раздался голос матери:
      — Ромка, выучил уроки?
      — Я успею...
      — Марш домой!
      В эту минуту Ромка готов был провалиться сквозь землю. Как может мать так обращаться с ним! Да еще при девчонке...
      — Ну, минуточку...
      — Я сказала!
      А уж если мама скажет... И нужно было ей прийти в такой, МОЖ1Ю сказать, исключительный момент...
      — Приходи завтра после уроков на корабельное кладби-ш^е, — скороговоркой выпалил Ромас. — По тропинке от школы...
      И уже издали прокричал:
      — У меня пять уроков!
     
     
      Глава вторая
     
      После уроков Ромка обычно надолго задерживается на школьном дворе. В морозы ребята заливают здесь водой все дорожки. Получается каток. Катайся сколько влезет. С приходом тепла двор превращается в обширный цветник. Каждый класс ухаживает за одной из клумб. Они так и называются: «клумба 5-го «А», «клумба 7-го «Б» — сколько классов, столько и клумб. Даже малыши имеют свои собственные клумбы и грядки. И нужно видеть, как стараются они ни в чем не уступать старшеклассникам.
      Ромасу очень нравятся эти маленькие трудолюбивые человечки из первого-второго классов. В отличие от большинства своих товарищей он никогда не обижает их. Ну, как это можно — и{елкнуть по носу или толкнуть в бок малыша? Если уж у тебя чешутся руки, подойди и дай по шее десятикласснику. Так нет же, к мелкоте цепляются. Понятно, от нее сдачи не получишь...
      Недавно Ромка додумался, как выручить малышей из беды. Подговорил их разбиться на несколько групп, человек по десять, и хорошенько отколотить своих главных обидчиков. Так они и сделали. А Ромка тем временем отвлекал дежурного учителя.
      Помогло! Правда, Андрюс из шестого «А», которому особенно досталось от малышей, собрал друзей и хотел отомстить. Но Ромка сказал ему пару таких слов, что он передумал.
      А как малыши умеют слушать! Окружат Ромку плотным колечком и давай расспрашивать о разных разностях. А ему не жалко — пусть поскорее ума набираются. Только не всегда удается ответить на их вопросы. Уж больно бывают они мудреными.
      В последний раз, например, Алька из первого класса спросил: «Кто сильнее — пять крокодилов или три льва?» Ромас начал рассказывать всякие интересные истории про этих животных. Ребятишки слушали не перебивая. А в конце Алька снова спросил: «Кто сильнее — пять крокодилов или три льва?» И так серьезно, будто Ромка устраивал между ними соревнования. Забавно!
      Но сегодня Ромке не до малышей. Он старается как-нибудь незаметно прошмыгнуть через двор. Только бы никто
      не окликнул, не увязался за ним. Со вчерашнего вечера тайна словно еще подросла, и не было уже никакой возможности носить ее в себе...
      До тропинки, ведущей от школы на корабельное кладбище, ближе всего через калитку. Но Ромка пользуется ею лишь в тех случаях, когда идет домой вместе с товарип^ами. А так у него есть потайной лаз, о котором никто не знает. Ромка оборудовал его в дальнем углу школьного двора, где молодые деревца подступают прямо к высокому глухому забору.
      Проскользнув за деревца, Ромка вынимает из забора два длинных гвоздя и раздвигает доски. Потайной ход открыт. Ничего особенного, но, честное слово, это куда интереснее, чем ходить, как все, через калитку. И вообще лаз у него почти автоматический: проскользнешь в него — и доски закрываются сами...
      Пробежав немного по тропинке, Ромка свернул в кусты. Огляделся. Никто не следовал за ним. Тогда он нагнулся и сдвинул с места прямоугольный кусок дерна. Под ним оказалась фанера, a под фанерой углубление, выложенное обломками кирпичей.
      Это был главный тайник. Ромка готовил его для хранения самых секретных вещей. Но когда сделал, оказалось, что прятать в нем нечего. Лишь один раз лежала здесь стоящая вещь — пачка пороха. Он потом очень жалел, что израсходовал ее на взрыв в пещере. Нужно было еще подержать порох в тайнике. Авось пригодился бы для чего-нибудь более важного.
      Теперь Ромка, отправляясь куда-нибудь, хранит в тайнике портфель с учебниками. Правда, он всякий раз убеждает себя, что прячет в тайнике сверхважные документы, за которыми охотятся враги Советского Союза.
      Однажды, когда у него не было еще тайника, портфель исчез. Вот было чудо расчудесное! Два дня он не делал уроков. Учителя не ругали, даже сочувствовали. Честное слово! А ребята завидовали: в школе ни у кого и никогда - не пропадали портфели.
      Потом портфель нашелся. Обнаружил его у почты колхозный бригадир. Все было в полной сохранности, только на коже повсюду виднелись следы крупных зубов да один угол в грязи.
      Загадка! Правда ведь? Так она и осталась для всех загадкой. Некоторые пытались свалить вину на Ромку, будто он нарочно потерял портфель. Действительно, так могло показаться. Ромка не знал, что и ответить. Выручил Пятрас.
      — По-вашему выходит, что портфель изгрыз тоже Ромка? — спросил он тех, кто требовал разобрать поведение Ромки на сборе отряда.
      Те сразу смолкли. Они считали Ромаса Дайлидониса способным на любую выдумку, но не мог же он действи тельпо изжевать собственный портфель!
      А дело было проще простого. Ромка посмотрел на следы зубов и сразу догадался обо всем. В тот день он не съел колбасу, которую дала ему в школу мама. А после уроков забросил по своему обыкновению портфель в кусты, что росли сразу за его потайным ходом в заборе. Чтоб не мешал. Там-то и разыскала портфель, судя по следам зубов, большая собака. Таскала, жевала, но до колбасы так и не добралась. Жаль, все равно колбаса протухла...
      Но вон и Гражина. Не идет, а прыгает. На одной ноге. Худущая-прехудущая, а все прыгает да прыгает. И откуда только силы у этих девчонок берутся? Вот мыли они недавно у себя в классе полы. Мальчики и девочки вместе. Так через пять минут у Ромки прямо-таки затрещала спина. Другие ребята тоже присели отдохнуть. А девчонки весь класс вымыли и ни разу не пожаловались, что устали. Потом ещё в баскетбол пошли играть...
      — Чего это ты распрыгалась? — ещё издали спросил Ромка.
      — Тренируюсь... Двести пятьдесят два, двести пятьдесят три, двести пятьдесят четыре...
      — Зачем это?
      — Надо... Двести шестьдесят, двести шестьдесят один...
      — Да перестань ты!
      — Двести... Ну вот и сбилась... Пребольпюе тебе спасибо!
      Ромка запомнил, на каком счете она сбилась, но говорить не стал. А то еще до самого моря на одной ноге проскачет.
      — И всегда вы, мальчишки, все портите! — притопнула ногой Гражина. Но долго сердиться она, видимо, не умела, так как сразу же стала рассказывать о соревнованиях в прыжках через прыгалку, которыми увлекается ее класс. — Я уже два раза почти чемпионкой была. Сперва пяти, а потом двух прыжков не хватило. Марите задается, что мне никогда в жизни не догнать ее...
      — Это какая Марите? Мачулайтите? — заинтересовался Ромка.
      — Она...
      Ромка хорошо знает эту девочку. Спортсменка. Высокая. Сильная. Гражина против нее все равно, что салака против лосося.
      — Думаешь победить? — серьезно спрашивает он.
      — Сомневаешься?
      Ромка пожимает плечами.
      — Так ты не сомневайся. — Гражина поднимает камень и, широко размахнувшись, швыряет его далеко вперед.
      «Клянусь головой осьминога, не хуже мальчишки», — отмечает про себя Ромка. Ему все больше нравится эта уверенная в себе девочка. Не ломака. И упорная. Такая, чтоб стать чемпионкой, сто лет тренироваться будет. И станет.
      — Слушай, а когда ты успела занести домой портфель?
      — Вот еще — время терять... Забросила в кусты, и все. На обратном пути возьму.
      Ого! Это уже совсем понравилось Ромке.
      — Полный вперед на Порт-о-Пренс , — командует он.
      — А почему именно на Порт-о-Пренс? — заинтересовалась Гражина, ускоряя шаги.
      — Так я назвал наше корабельное кладбище. Непонятно и таинственно...
      Вот еще... — она часто говорила «вот ещё». — Чего тут особенного, когда такой порт взаправду есть? — увидев, что Ромка обиженно поджал губы, добавила: — Ты лучше скажи: есть у тебя тайна или нет?
      — Клянусь головой осьминога!
      — Так зачем о всякой чепухе разговариваем?
      В это время тропинка вывела их на берег довольно обширной бухты, сплошь заставленной старыми, облупленными судами. Они стояли так плотно, что, перескакивая с одного на другое, можно было обойти почти всю бухту. Лишь посредине, да у входа в бухту сверкали на солнце небольшие озерки чистой воды.
      — Тут все и произошло...
      — На берегу? Где?
      — Не спеши. Это такая тайна, что... — Ромка хмуриг густще брови и многозначительно покачивает головой.
      * Порт-о-Пренс — порт на Гаити.
      — Ладно, замру!
      — Тогда слушай. И не перебивай. А то пропущу что-нибудь. Значит, так. Три дня назад отправился я после уроков на рыбалку. Любимое мое место — у самого входа в бухту. Там катер стоит. «Звездочкой» называется. Я на нем и снасти храню и все прочее. А ловить я люблю на донки. Камбалу. Клюет в том месте — лучше не придумаешь. Только успевай закидывать. У меня на каждой донке по пять крючков. Однажды враз пять камбал вытащил. Не веришь? Честное пионерское! Правда, маленькие попались...
      — Слушай, Ромка, — решительно перебивает девочка, — или ты о тайне говори, или я домой пойду.
      — Так я же рассказываю... Значит, пришел я на катер. Достал из рубки донки. У меня их четыре. Три забросил хорошо, а у последней грузило сорвалось. Стал искать на катере что-нибудь подходяи{ее: болт какой-нибудь или трубку. Но, как назло, ничего не попадалось. Пришлось лезть в машинное отделение. Только спустился по трапу, как на палубе раздались чьи-то тяжелые шаги. Сперва одного человека, потом с соседнего судна перепрыгнул другой... Представляешь?
      — Ага...
      — Я хотел вылезти, но услышал такой разговор, что решил лучше переждать в трюме. Один голос был знакомый.
      Тонкий такой. Но я так и не припомнил, чей он. Второй ^ глухой, простуженный; никогда не слышал.
      «Этот?» — спросил глухой голос.
      «Он самый, Вацис», — ответил знакомый голос.
      «Помню, красавцем был. Бывало, мы на нем со штурм-фюрером Фальке километров по тридцать в час отмахивали».
      «Ума не приложу, как это решился ты в наших местах появиться».
      «Во-первых, я покойник. Может, кто и не поверил, что меня убили, так за десять лет убедились. Я за все это время ближе чем за тысячу километров к нашим местам не приближался. Колесил по России. Год в одном месте, два — в другом. Чтоб не успели приглядеться. Сюда приехал прямо из тайги. В лесорубах ходил, золотишко с лихими ребятами промышлял... Чего глядишь так? Нет, не грабил. Своими руками намывал. В Сибири простора еще хватает, есть где с советской властью разминуться... Это, значит, во-первых. Ну, а во-вторых, захотелось старых дружков повидать. Тебя вот, например», — не то проскрипел, не то засмеялся тот, у которого был глухой голос.
      — Я прижался к переборке и замер, даже дышать боялся, — чистосердечно признается Ромка.
      — Еще бы! — в глазах девочки понимание и сочувствие. — А дальше что?
      — Дальше они зашли в каюту, и я перестал разбирд1ть слова. Сколько они пробыли в ней, не знаю. Мне показалось, часов сто. Потом вернулись на палубу. И я услышал еще.
      «Значит, договорились?» — спросил глухой голос.
      «Да. Желательно бы, однако, задаточек».
      «Держи. Сам понимаешь, денег у меня не густо».
      «И не надо, не надо денег... Я ж человек с понятием... Золотишко мне куда больше подходит...»
      «Все! Помни только, что я покойник. Сделаешь живым, так я тебя быстренько в покойники определю... А сейчас не спеши на берег. Подожди здесь, пока я до него доберусь...»
      — Тот, что грозил, ушел. Потом ушел и второй. Когда я вылез из трюма, их уже-не было видно...
      — Вот это тайна! Всем тайнам тайна! — восхищается Гражина. — Мне первой рассказал?
      — Угу...
      — Здорово! А я бы ни за что не вытерпела целых три дня!
      — Не вздумай болтать...
      — Вот еще... Когда двое знают, можно хоть год молчать... Пошли на «Звездочку». Осмотрим хорошенько все. Может, они следы какие оставили?
      Пройдя немного берегом, они перебрались на рыжий от ржавчины пароход с большущими вмятинами на обоих бортах. Он напоминал сейчас огромную консервную банку. Смятую, никому не нужную. Пароход больше не плавал. Он стоял на дне корабельного кладбища. В трюмах его плескалась вода.
      На палубе топорщился лес причудливо изогнутых прутов и балок. Окна надстроек без стекол, двери печально повис-
      ли на полуотвалившихся петлях. Пробирались по палубе молча. Размышляли.
      — Слушай, Ромка, а кто такой штурмфюрер?
      Ага! Этого она не знает.
      — Фашист. У эсэсовцев чины были такие: штурмфюре-ры, штурмбаннфюреры и всякие другие фюреры...
      — Ну! Идем тогда побыстрее. На «Звездочке» нужно все хорошенько обсудить. — Гражине не терпелось действовать. Ее горячая натура так и рвалась к разгадке тайны. — Далеко еще?
      — Сразу вон за тем теплоходом, — ответил Ромка.
      Но не скоро добрались до него ребята. Ведь место это потому и называется кладбии{ем, что на вечную стоянку сюда приводят отслужившие свой век корабли. Ну, такие, что по старости и ветхости не могут больше плавать по морям-океанам.
      С парохода ребята спустились на длинную баржу. Потом попали на полузатонувший рыболовный траулер. Борт о борт к нему стоял еще один. И только после этого Ромка и Гражина очутились на теплоходе. Когда-то он был выкрашен белой краской. Сейчас она .клочьями трепыхалась на ветру.
      Ромка распахнул двери трехэтажной надстройки.
      — Сюда. Палубой не пройти...
      Гражина зашагала вслед за Ромкой по узкому темному коридору. Ни дверей, ни окон.
      — Служебный ход, — объяснил Ромка.
      — Без тебя знаю...
      Коридор вывел их к левому борту судна. Сейчас они попадут на «Звездочку». Гражина, ловко перепрыгнув через груду балок, обогнала Ромку.
      Но за теплоходом... ничего не оказалось. Ромка даже глаза протер от неожиданности. Был катер — и нет катера. Ромка тупо смотрит на воду. Гражина смотрит на Ромку.
      — Это... это что такое? — говорит он наконец.
      — Ты у меня спрашиваешь? — словно бомба, взрывается Гражина. — Врун ты несчастный! Трепач противный! — глаза ее горят гневом. Никогда еще ее так не обманывали.
      — Да я... Клянусь головой...
      — Молчи, а то снова разоврешься! — Гражине очень хочется хорошенько стукнуть Ромку. Руки сами так и сжались в кулаки. Но нет, она не сделает этого. Слишком большая будет для него честь. А она презирает Ромку. Девочка круто поворачивается и, снова перепрыгнув через груду балок, скрывается в коридоре теплохода...
     
     
      Глава третья
     
      Ромка долго следил, как пробиралась Гражина в путанице судов. Вот девочка уже на берегу. В последний раз мелькнула косынка, и Гражина исчезла из виду. Ни разу не оглянулась... Впрочем, она права. Случись с ним такое, он бы с досады в драку полез.
      Конечно, очень обидно, что Гражина зазря считает его вруном. Но все же, куда девался катер? Ромас вытаскивает из кучи железа длинную проволоку и, распластавшись на палубе у борта теплохода, шарит ею в стоячей воде. Может, катер затонул во время ночного шторма? Вряд ли. Ромка не помнил, чтобы по кладбищенскому заливу когда-нибудь гуляли волны.
      Шарил, шарил. Даже руки устали. Никаких следов. Потом проволока, конец которой он загнул крючком, за что-то зацепилась. И зацепилась намертво. Может, за катер, а может, и нет. Во всяком случае, не за водоросли, которыми густо заросло дно залива.
      Лезть в воду не хочется. Как-никак на дворе только май, а Ромка, по секрету будет сказано, не выносит холодной коды. Об этом никто не знает. Даже Пятрас, который готов купаться в море чуть ли не круглый год. Когда он зовет с собой друга, тому каждый раз приходится что-нибудь выдумывать. Не может же Ромка признаться, что закалка у него подкачала. Нет, не полезет он в воду. Как-нибудь потом.
      «А что, если проволока зацепилась все же за катер? — Ромка с надеждой вглядывается в стоячую воду. — Вот было бы здорово!» Тогда он снова приведет сюда Гражину. Не захочет — заставит силой. Подведет ее к борту теплохода и столкнет в воду. Чтобы сама во всем убедилась.
      Ромка представил себе, какой виноватый вид будет
      у Гражины, когда она выберется из воды, и даже зажмурился от удовольствия. И, конечно же, эта девчонка станет просить у него прощения. Ладно уж, Ромка простит ее...
      Однако надо лезть в воду. Иначе ничего этого не будет. Ромка перебирается с теплохода на ветхий баркас, приткнувшийся к носу судна. Раздевается. Солнце палит вовсю, но с моря тянет прохладный ветерок. Он покрывает кожу множеством пупырышек, дыбит волосики на руках.
      И все же Ромка пересиливает себя. Бр-р-р! Вода холод-нющая. Усиленно работая руками и ногами, чтоб согреться, он плывет вокруг теплохода. Вот и проволока. Торчит из воды, раскачивается, словно щупальце спрута.
      Набрав побольше воздуха, Ромка ныряет. Ничего. Тогда он ныряет еп^е раз и, перебирая руками проволоку, пробует добраться до ее конца. Есть! На дне лежит... бочка. Одинокая бочка среди черно-зеленых подводных зарослей. Проволока попала в ее разорванный бок и прочно засела в нем.
      И тут Ромка сообразил, что искупался он зря. На месте, где стоял прежде катер, глубина не превышала двух с половиной метров. И утони он на самом деле, рубка непременно торчала бы из воды. Сообразил и разозлился. Ромка всегда злится, когда попадает впросак. И еи^е ругает себя «балдой».
      — Бал... — едва открыв рот, он хлебнул солидную порцию воды. Это было очень противно, но Ромка даже не заметил. Если уж говорить честно, он совершенно растерялся. Он ничего не мог придумать.
      Может, «Звездочка» снова понадобилась морякам и они увели ее с кладбища? Ведь по сравнению с другими судами катер не такой уж и ветхий. Нужно только отремонтировать хорошенько. Правда, Ромка не помнит случая, чтобы корабли возвращались с кладбища в строй.
      Лежать на баркасе было неудобно, и Ромка перебрался на баржу. Спрятался от ветра за надстройку. Загорать тут было одно удовольствие. Вытянулся, прикрыл глаза.
      — Свистать всех наверх! — раздалось над самым ухом. Ромка с перепугу подскочил и едва не свалился в воду.
      Это, как всегда, неслышно подкрался к нему смотритель корабельного кладбища дядя .Юозас. Испуг мальчика привел его в совершеннейший восторг. Седой, ссохшийся, он заливчато смеялся, присев перед Ромасом на корточки. Чис-
      то выбрит, усы подстрижены, одет в аккуратно отглаженную матросскую форму.
      Ромка не обиделся на него, как не обижаются на шутки доброго старого товарища. Мальчик любил слушать его бесконечные рассказы, хотя давно знал, что никакой он не моряк дальнего плавания, а просто рыбак, с юности одержимый мечтой о неведомых морях и знойных странах.
      «Я объехал весь белый свет», — так обычно начинал дядя Юозас разговор с ребятишками, среди которых у него была масса приятелей. Затем следовала длиннейшая история с тайфунами и рифами, акулами и грем^^чими змеями, кинжалами и сверхметкими стрелками.
      Сперва ребята целиком и полностью верили отважному моряку. Потом подрастали и...
      — Поверишь, к каждому второму слову цепляются, — не раз жаловался старый смотритель Ромке, к которому питал особое расположение. — Называешь им судно, а они тебе сразу вопрос: «К какому порту приписано?» Ну, объяснишь. А они тебе снова вопрос. Да не один. «Какое водоизмещение? Сколько миль в час делало? Почему не включили радиолокатор?» Прямо нету никакого интереса рассказывать. Или говоришь им о чудесах африканских, а они тебе, между прочим, о том, что Амазонка не в Африке, а в Южной Америке протекает. Будто не может человек ошибиться...
      Дядя Юозас уселся рядом с мальчиком. Достал из кармана прозрачную коробочку с сигарами. Смотритель кора-белыюго кладбии1а курил только сигары. И только одного сорта — «Порт». Больше никто не покупал их в поселке. Директор магазина делал для дяди Юозаса в Клайпеде специальный заказ, чем смотритель очень гордился.
      Правда, был у этих сигар один очень существенный изъян, доставлявший дяде Юозасу немало огорчений. Стоило ему закурить в помещении, как начинали роптать даже курильи^ики. Они никак не хотели поверить, что сигары «Порт» изготовляются из табака. Уж очень ядовитый и вонючий шел из них дым. Дядя Юозас сердился, в сердцах ломал сигары, призывая всех в свидетели, что скручены они из самых крепких на свете сортов табака. Специально для моряков. Но все, конечно, знали их главное достоинство: сигары «Порт» были баснословно дешевы.
      По тому, как дядя Юозас усаживался и обкусывал сигару, Ромка понял, что смотритель находится в наилучшем расположении духа. А раз так, то не обойтись без очередной истории. Мальчик не ошибся.
      — Слышал, какой ночью шторм гулял? — заговорил смотритель.
      — Ага, — машинально откликнулся Ромас, думая о своем.
      — И это ты называешь штормом? — дядя Юозас презрительно сплюнул за борт, словно вопрос только что задал не он, а кто-то другой. — Вот в наше время были штормы! Это да! Помню, шли мы на «Драконе» в Буэнос-Айрес. Дрянной был пароходишко... Вдруг тайфун! Вызывает меня капитан и говорит: «Плохи наши дела. Вполне можем акулам на корм пойти. Выручай, Юозас!» — «Слушаюсь, сэр!» А надо сказать тебе, был я знаменитым рулевым. Меня без малого все капитаны знали. За ручку здоровались... Поднялся я на мостик, взялся за штурвал. «Слушать мою команду!» — приказываю...
      Дядя Юозас был бы очень обижен, узнав, что Ромка пропускает его слова мимо ушей. Все до единого. Потому что знает их уже наизусть. Раз десять слышал. Не меньше. И о «Драконе», и о тайфуне, и о всемирно известном рулевом. Но спешить мальчику некуда, и он не перебивает старенького смотрителя.
      А тот ^влекся. Во весь голос подает команды и отчаянно жестикулирует. Наконец пароход спасен. Капитан говорит Юозасу «морское спасибо» и подносит ему три чарки рома.
      — Ну, не станешь больше говорить, что ночью сильный шторм был?
      — Нет, не буду. — Ромка, опасаясь, что дядя Юозас тут же начнет очередную историю, поспешно спрашивает: — Когда увели «Звездочку»?
      — Какую «Звездочку»? Кто увел? — смотритель недоуменно смотрит на Ромку. Он не остыл еще после рассказа и плохо понимает мальчика.
      — Катер, что за теплоходом стоял, знаете?
      — А ты как думал! Он у меня в книгах под номером триста восемнадцать значится.
      — Так я и спрашиваю: когда забрали его с кладбища?
      — Никто его не забирал.
      — Правда?
      — Да ну тебя! — отмахивается смотритель и достает новую сигару. — Послушай-ка лучше, что приключилось со мною однажды в Саргассовом море...
      — Потом, дядя Юозас, потом, — умоляюще глядит на смотрителя Ромка. Он очень волнуется. Мысли путаются, налетают одна на другую... Если «Звездочку» увели не моряки, то куда она тогда исчезла?.. И кто такие эти люди с глухим и тонким голосами, которые вели тогда разговор па кладбище?
      — Ну, что это тебе в голову взбрело? Списана твоя «Звездочка» по самой последней категории. Ясно? На вид она посудина вроде бы еще и ничего, а плавать на ней больше нельзя. Разве только на веслах. А мотор заведешь — заранее спасательный пояс надевай. Шпангоуты совсем прогнили... Ты лучше слушай...
      Но Ромке не до побасенок.
      — Дядя Юозас, а бывает, что на кладбище пропадают суда?
      — Как это? — не понял старик.
      — Случалось у вас такое, чтобы, к примеру, украли с кладбища корабль?
      — У меня? — наливается вдруг гневом смотритель. — А зачем тогда я поставлен? Покой морских тружеников оберегаю! Это понимать надо! Да у меня за тридцать лет... — от негодования голос смотрителя прерывается, лицо багровеет. Этот мальчишка смеет думать, что с кладбища крадут корабли!
      Так и не закурив вторую сигару, дядя Юозас поднимается. Встает и Ромка. Чтобы как-нибудь смягчить старика, он замечает:
      — Говорят, даже с обыкновенных кладбищ похии1ают покойников...
      — С обыкновенных — пожалуйста. Хоть сто за ночь! — еще сильнее распаляется старик. — А здесь кладбище необыкновенное! И я никому не позволю...
      — А у меня донки пропали, — перебивает его Ромка и глубоко вздыхает.
      Смотритель сразу перестает сердиться. Ну, что возьмешь с них, несмышленышей! То о судах, то о донках...
      — Корабли я охранять приставлен, — нарочито строго подчеркивает дядя Юозас, — а не удочки твои. Понятие иметь надо.
      — Так пропали они вместе со «Звездочкой»...
      — С чего это ты сегодня, Ромка, голову мне дуришь? А?
      — И совсем не дурю. Испарился катер! Ни на воде, ни под водой. Вот, — мрачно говорит мальчик.
      Минуту помолчали. Дядя Юозас никак не мог сообразить: разыгрывает его Ромка или нет? Решение, видимо, было не в пользу мальчика, так как смотритель цепко схватил его за руку и потащил за собой. С баржи на теплоход, с теплохода на...
      У высокого борта игриво поблескивала вода. Казалось, она издевательски подмигивала: мол, знаю, куда исчез катер, но ни за что не скажу... Знаю, но не скажу... Знаю... Знаю... Ромка в сердцах хлестнул по ней железкой. Вода обиженно смори^илась и тревожно вскинулась рябью.
      — Говори, куда девался катер? — накинулся смотритель на Ромку. — Куда увели, мальчишки негодные?
      Чего угодно ожидал Ромка, но только не такого оборота. А разошедшийся дядя Юозас обеими руками тряс его за плечи:
      — Твоя работа? Известно! Говори!
      — Донки у меня пропали! — заорал, вырываясь, Ромка. — Сто метров зеленой лески. И крючки еще кованые...
      — Будто уж?
      — Честное пионерское!
      — Когда ловил с катера рыбу?
      — За два дня перед штормом.
      — А потом?
      — Потом... вот сегодня собрался...
      — Э! Старого моряка не проведешь! Недаром топтали мои ноги палубы тридцати пяти кораблей...
      — Дядя Юозас, в таком случае зачем мне было рассказывать вам о катере? — мальчик смотрел открыто и прямо.
      — Действительно, зачем? — вслух повторил смотритель.
      — Мне без этого катера хоть топись, — горячо продолжал Ромка.
      — Влетит от матери за удочки? — несколько смягчился дядя Юозас.
      — Да шут с ними! Дело тут поважнее. Понимаете... — Ромка чудом сдержался. Так энергично закрыл рот, что прикусил язык. — Уф-ф!
      — Крутишь ты что-то, парень! — снова налился медью голос смотрителя. — Нехорошо! Стыдно! Пропал катер — государственное достояние, а он шутки шутит. Стар я для этого. Стар, молодой человек!
      И зашагал прочь. Ромка кинулся за ним. Убеждал, уговаривал, но дядя Юозас упорно молчал...
     
     
      Глава четвертая
     
      Каждое утро Гражина непременно прибегает к морю. Кубарем скатывается с дюн и несется к воде.
      — Здравствуй, море! — задорно кричит она.
      Водяной великан отвечает своей восторженной поклоннице по-разному: то задумчиво-ласково, то сквозь пелену тумана, то нахмурившись, то в диких всплесках гнева.
      Семья Гражины Буткуте возвратилась в родные места недавно. Два года назад отец девочки тяжело заболел. Ему нужны были жаркое солнце и сухой воздух. И то и другое он нашел у теплого "Черного моря, куда пригласили его жить и работать русские рыбаки.
      Тысячи километров лежат между поселком Жуведра и крошечным рыбацким причалом, затерявшимся среди гор Малого Кавказского хребта, который круто обрывается здесь к морю. На самом краю скалистого обрыва — небольшая деревушка. Ослепительно белые хаты-мазанки окружены фруктовыми садами; еще выше — по склонам уходящих к облакам гор — виноградники. Если смотреть с моря, деревушка кажется орлиным гнездом. Впрочем, она так и называется — Орлиное гнездо.
      дружба рыбаков двух колхозов — балтийского и черноморского — родилась несколько лет назад. Родилась просто.
      Как-то у Черного моря прочли о добрых делах балтийских рыбаков. Написали им письмо: рассказали о себе, своих заботах. Из Жуведры пришел обстоятельный ответ. Вскоре съездили друг к другу в гости, познакомились лично. Потом черноморцы предложили прислать к ним на летние каникулы нескольких ребятишек, что послабее здоровьем. Возвратились они домой в полнейшем восторге. Потом колхозы начали соревноваться.
      И теперь, когда правлению колхоза «Жуведра» предстоит принять какое-нибудь важное решение, оно непременно советуется со своими друзьями. А те, в свою очередь, подробпейшим образом делятся с балтийскими рыбаками всеми успехами и неудачами. И порой кажется, что между Жуведрой и Орлиным гнездом нет этих тысяч километров пути, что лежат они совсем рядом. А кажется это потому, что настоящая дружба не знает расстояний.
      У Черного моря отец Гражины вылечился, окреп. Он ходил в море вместе с русскими рыбаками. Ловил скумбрию, ставриду, кефаль. А Гражина училась. Училась первое время с трудом, так как русский язык она знала неважно. Зато по арифметике в классе ей не было равных,..
      Полгода назад Гражина распрощалась с южным морем. Теперь она здоровается по утрам с Балтийским. Дружит с ним все крепче и крепче.
      Балтийское море совсем не похоже на Черное. На юге море приветствует вас повсюду: провожает валами у полотна железной дороги, игриво плещется в бездне у шоссе, которое вьется по склонам гор. Море раскрывается здесь издалека. И чем дальше от него находишься, а дальше тут значит — выше, тем неогляднее водяная ширь, тем радостнее встреча с удивительной морской синевой.
      Краски доведены здесь природой до своего высшего предела: солнце — ярко-золотой ослепительный шар; море — бездонное вместилище густой синей краски, самой синей, какую только можно придумать; растительность так зелена, что кажется черной.
      Балтийское море открывается всегда неожиданно и сразу. Идешь сосновым лесом и слушаешь, как нарастает рокот прибоя. Дорога ведет в гору. Все реже сосны, все
      крупнее песчаные заструги. Вот они уже дыбятся тупоголовыми вершинами, поросшими узколистной травой. Дюны! Самые настоящие дюны — сыпучие стражи знойных пустынь.
      Взбегаешь на одну из них, и перед тобою во всю ширь разворачивается море. Солнце редко светит над ним в полную силу. Оттого и краски здесь мягкие, ласкающие глаз: море — пепельного цвета, небосвод — в дымке, растительность — по-настоящему зеленая...
      Сегодня море встретило Гражину задористым ветерком. Скинув тапочки, она, радостно смеясь, помчалась по воде вдоль линии прибоя. Хорошо! Воздух, напоенный какими-то необыкновенными ароматами, придавал телу чудесную легкость. Казалось, оттолкнись посильнее — и сразу взлетишь к белокрылым чайкам.
      Негюдалеку от берега, дробно стуча мотором, бежал катер. В другой раз девочка помахала бы ему вслед рукой, прокричала «счастливого пути!». Но сейчас катер напомнил, как ловко разыграл ее вчера Ромка. Встретит этого противного мальчишку в школе — не поздоровается!
      Но почему у Ромки было такое лицо? Удивленное, несчастное. Будто не ее, а самого себя разыграл... Интересно. И тайну уж очень складно рассказывал. Может, вычитал где? Не похоже. Скорее придумал. А если нет? Если все, о чем говорил Ромка, правда?
      Гражина перебирает в памлти рассказ мальчика... Незнакомцы... Глухой голос и тонкий... Катер... Тот, у которого глухой голос, много лет почему-то скрывался. Приехал сюда из Сибири. Зачем? Что нужно ему на побережье, где в считанных километрах от берега проходит граница?
      Все шло складно до тех пор, пока не отправились они на «Звездочку». Тут Гражина сразу поняла, что Ромка ее разыгрывает. Действительно, кому нужен старый катер? Раз привели его на кладбище, значит ни на что больше он не годится...
      Гражина опускается у воды на корточки. Ласково шипя, наползают на берег легкие волны. Холодят, щекочут мокрым песком босые ноги. Когда волна откатывается в море, на песке остаются желтые камешки. Это янтарь — смола древних деревьев, покоящихся множество веков на морском дне.
      Девочка как-то видела в музее огромный кушк янтаря: в два папиных кулака. Прозрачный-препрозрачный. А внутри куска — большущий комар. Раз в десять больше теперешних... Летал он себе по древнему лесу. Устал. Сел на дерево передохнуть и прилип к смоле. Так он в ней и остался. Гражина считает, что этому комарищу может быть миллион и даже два миллиона лет.
      Вот бы ей разыскать такое! Только уже не с комаром, а с ящерицей или с малюсеньким динозавром. Но пока Гра-жине не попадается ничего стоящего. В руки идет одна мелочь...
      А если катер на самом деле пропал? Если незнакомцы все же существуют? Почему-то хотелось, чтобы все рассказанное Ромкой было правдой... Пожалуй, она зря поторопилась уйти тогда с кладбища.
      Но Ромка не пытался удержать ее. Ничего не доказывал. Не позвал обратно. Но и не стал смеяться над нею. Непопятно и таинственно.
      Ну и пусть! Все равно она не станет водиться с Ромкой. Если, конечно, не подойдет первым. В общем-то он, видно, неплохой. Умный. И рассказывает здорово...
      Берег тянулся нескончаемой песчаной полосой. Девочка оглянулась. Перевернутая лодка, от которой начала она свой путь, казалась отсюда совсем игрушечной. И только тут Гражина поняла, как далеко ушла она от тропинки, ведущей в школу. Так далеко, что ей не поспеть к звонку. Ко-11еч1ю, можно пуститься напрямик, но у лодки остались тапочки. И все же Гражина решает посостязаться со временем...
      Когда девочка, красная, растрепанная, задыхающаяся, стремглав влетела в класс, у доски отвечала Марите. Та самая Марите, которая всегда считалась в классе первой ученицей. Но TOBapHujH не любили ее за заносчивость и большое самомнение. Вечно она всех наставляет, ни с кем не считается.
      Зато Гражина сразу пришлась классу по душе. И девочкам и мальчикам. Всегда веселая и открытая, всегда готова на любую шалость. Мнений своих не навязывает, обид не помнит. Учится хорошо, но не задается. Сама вызвалась помогать отстающим по алгебре. И ребята решили, что если
      уж и быть кому первой ученицей, так только Гражине. Уто-го хотел, на это надеялся весь класс.
      Гражина и не заметила, как у нее появился враг. Сперва она пыталась даже подружиться с Марите. Но чем лучше шли дела у Гражины, тем хуже относилась к ней Марите.
      Последние дни они совсем не разговаривали. Случилось это после того, как учитель, раздавая после проверки диктант по литовскому языку, сказал, что лучше всех написалг его Буткуте. И еще он похвалил Гражину за то, что она сумела так быстро наверстать пропущенное. Ведь девочка целых полтора года занималась в русской школе... В классе возликовали, а Марите перестала здороваться с Гражиной...
      — Почему опоздала, Буткуте? — спросил учитель географии.
      За Гражину ответила Марите. Ответила резко, зло:
      — Некогда ей... Зубрит с утра до ночи, чтоб в отличницы пролезть...
      В классе повисла тишина. Всем было неловко. Даже Гражина растерялась. Как вошла, так и застыла у дверей.
      — Плохо, когда человек говорит не думая, — поморщился учитель. — Садись, Буткуте. И ты, — обернулся он к Марите.
      В классе ожидали, что на перемене Гражина расправится с грубиянкой. Словами, конечно. Делала она это превосходно. Но ничего не произошло. Гражина будто забыла о выходке Марите. Всю перемену просидела в классе, рисуя на бумаге чертиков. Следующую перемену тоже. Мысли снова и снова уносили ее на корабельное кладбище.
      Марите она не удостоила даже взглядом. А та выходила из себя. Марите чувствовала, что поступила плохо, что ее осуждает весь класс. Но не может же она прямо сказать об этом. А тут еще совершенно непонятное поведение Гражины, которое задевает сильнее самых обидных слов. Уж лучше бы она накричала на Марите, чем вот так не замечала ее.
      И Марите решилась на крайнее средство. Она громогласно объявила, что после уроков состоится решающая встреча на звание чемпионки класса по прыжкам через прыгалку.
      — Бутк}те хвалилась вчера, что победит меня в любое время дня и ночи, — заявила она, глядя прямо на Гражину.
      — Кому хвалилась? — подскочила та. А в голове — молнией: «Неужто Ромка?»
      — Семикласснице одной, — быстро, чтоб не усомнилась, ответила Марите.
      — И все ты .врешь, — голос Гражины звучал уверенно. Уверенно и радостно. Радостно потому, что Ромка не подвел ее. Кроме него, она ни с кем не говорила о Марите. — А на встречу я согласна. Только не на решающую...
      Это был своеобразный рыцарский турнир. Сразу чувствовалось, что в классе многие прочли роман Вальтера Скотта «Айвенго». Герольды трубили в бумажные рожки, призывая смелых померяться силами с известнейшими из известных. Трубили трижды. Девочек в шестом «Б» было большинство, поэтому выбирали не королеву, а короля турнира. Стоило ему бросить на землю платок, как поединок прерывался. Каждый, кто участвовал в турнире, должен был иметь оруженосца.
      На волейбольной площадке, где проходили обычно поединки, собрался весь класс.
      — Вооружение у рыцарей одинаковое, — сравнив прыгалки, доложили королю турнира оруженосцы.
      И король взмахнул платком...
      Когда Ромка появился на волейбольной площадке, поединок близился к концу. Прыжки давались девочкам уже с трздом, все ленивее мелькали в воздухе прыгалки. Ромка сразу понял, что Гражина держится из последних сил. Понял и стал кричать как сумасшедший:
      — Нажимай, Гражина! Твоя берет! Еще! Сейчас Марите свалится! Клянусь головой осьминога!
      Но силы оставили Гражину. Она коснулась земли левой ногой. И в тот самый миг король турнира возвестил о победе Марите Мачулайтите. Публика не аплодировала — ребята были явно разочарованы исходом поединка. Ведь они так «болели» за Гражину!
      — Ладно, победишь в следующий раз, — отведя Гражину в сторонку, успокаивает Ромка.
      — Обидно мне... Знаешь, как обидно... — Голос у девочки дрожит. — Теперь она опять задаваться будет,
      3 Леонид Вайсберг 33
      — Да плюнь ты на нее!
      — Тебе легко говорить...
      — Клянусь головой осьминога, есть дела поважнее!
      — «Звездочка» нашлась? — неожиданно вырывается у Гражины. Вот уж действительно: слово что воробей, вылетит ~ не поймаешь.
      — Значит, ты веришь мне? — расцветает улыбкой Ромка.
      — Разозлилась, а потом решила, что так складно тебе никогда не соврать.
      — Ну, это ещё вопрос, — Ромка недовольно морщит лоб.
      Но, пожалуй, Гражина права. Такого ему и впрямь не
      нафантазировать. Если, конечно, к главной тайне прибавить eu}e пропажу катера.
      — «Звездочка» нашлась? — повторяет вопрос Гражина. Сразу забыв о своем поражении, она от души радуется, что тайна корабельного кладбихца все же существует.
      — Нет. Дядя Юозас тоже ничего о ней не знает. Никто не знает. Утром я излазил Ушу до самой мельницы. Ничего...
      — Ромас, иди к нам! — врываются в разговор голоса. Это первоклассники. В последние дни Ромка совсем забросил своих маленьких друзей. Хуже всего, что нельзя объяснить им причину.
      — Завтра, завтра, ребята, — обещает Ромка, а сам кивает Гражине в сторону калитки.
      Но там тоже поджидают малыши. Тогда Ромка быстро шагает по боковой аллее к забору. Гражина — за ним. Первоклассникам очень нравится игра, и они не спешат навалиться гурьбой на Ромку. И зря! Но ребятишки понимают это слишком поздно. Ромка и его спутница, нырнув в потайной лаз, исчезают.
      — Еле прорвались. Слышишь, как галдят?
      — Угу... — отвечает Гражина, но думает она совершенно о другом. О тайне, которая есть и которую нужно во что бы то ни стало раскрыть. Раскрыть... Раскрыть...
      — Что будем делать? — вспоминает она.
      Вместо ответа Ромка садится на траву. После утренней беготни вдоль речки у него очень болят ноги. Но не станет же он говорить об этом Гражине. Пусть решит, что ему нужно хорошенько подумать. Девочка усаживается рядом.
      За спиной шепчутся о чем-то кусты, покрытые молодыми изумрудными листочками, в траве стрекочут козявки, со школьного двора доносится разноголосый гомон. Так проходит минута, другая.
      — Знаешь, я со вчерашнего дня только о тайне и думаю, — первой нарушает молчание Гражина.
      — Я уже целых четыре дня думаю, — вздыхает Ромка.
      — А что, если незнакомцы приходили на кладбище не просто так? — предполагает девочка.
      — Это мне давно ясно...
      — И ничего тебе не ясно, — осеняет вдруг Гражину. Она вскакивает на ноги и кричит: — Они украли катер! Они!
      Это так очевидно и просто, что Ромка мгновенно оказывается рядом с Гражиной. Он с размаху бьет себя по лбу и кричит:
      — Балда!
      — Чего ругаешься? — недоумевает девочка.
      — Да это про себя! Понимаешь? Сам не додумался!
      — Думаешь, угадала?
      — Еще как! Они увели катер. Клянусь головой осьминога! Помнишь, тот, у которого глухой голос, вспоминал про какого-то фашиста и про катер?
      — Что же теперь делать?
      — Искать... Пока не найдем. Давай поклянемся, что не отступим.
      — Давай! Слушай, Ромка, а зачем им сдался катер? Ведь ты говорил, что старый он престарый.
      — Это точно. Даже дядя Юозас вчера подтвердил, что плавать на «Звездочке» больше нельзя...
      — Значит...
      — Значит, он им для чего-то понадобился. Но для чего?
      Гражина сидит на траве и, сама того не замечая, жуег
      зеленые стебельки. Ромка ходит. Пять шагов — в одну сторону, пять — в другую. Он где-то вычитал, что при такой системе в голову приходят самые разумные мысли. Но мысли не появлялись. Зато вопросов — хоть отбавляй. И ни одного, решительно ни одного ответа...
      — Клятва, — напомнила Гражина.
      Поспорили, какая клятва вернее. Ромка признавал только кровавые. У Гражины был на это иной взгляд. Она считала, что клятва обязательно должна быть такой, чтобы ее было неприятно давать. Даже противно. Даже отвратительно. Тогда крепче помнится.
      К счастью, ножа у Ромки не оказалось, и Гражина стала уговаривать его съесть пополам дождевого червя. Честное слово, она не могла придумать ничего противнее. Мальчика даже передернуло от отвращения. Нет уж, он готов всю кровь по капле отдать, но только не есть червяка. Фу-у-у!
      — Сама придумала?
      — А что? Скажи лучше, что боишься...
      — Подумаешь!.. Да я сто червяков съесть могу! Тысячу! Да только клятвой это совсем не считается. Поняла?
      — Тогда беги за ножом.
      Но Ромка придумал уже другое.
      — Встань. Повторяй за мной: «Клянусь жизнью своей isMKOMy не раскрывать эту тайну...»
      Гражина повторила.
      — "Если же я нарушу свою клятву, пусть настигнет меня рука мстителя!»
      Гражина повторила.
      — Теперь пожмем друг другу руку!
      Ребята обменялись рукопожатием. Помолчали, как бы подчеркивая значимость совершившегося.
      И сразу обоим стало легко и свободно. Не нужно было лить кровь, не нужно было есть червя.
      — Розыски?
      — Срочные! — подчеркивает Ромка,
      — Тогда давай составим карту нашего поселка. Чтоб легче было искать.
      — Правильно. Только название ее зашифруем. По первым буквам.
      — Ага! Нам будет понятно, для других — тайна.
      — Значит, так: карта поселка Жуведра...
      — Сокращенно — КПЖ, — подхватывает девочка. После первых же штрихов на бумаге стало ясно, что
      Гражина рисует лучше. И Ромка доверил ей составление карты. Конечно, под его руководством.
      — Завтра — воскресенье. Отправляемся на остров Четырех сосен, — снова берет инициативу в свои руки Ромка.
     
     
      Глава пятая
     
      Если судить по карте, до острова Четырех сосен рукой подать. На самом же деле от материка до его песчаных берегов без малого две мили. А вам, конечно, известно, что в каждой морской миле два километра, без ста сорока восьми метров. Так что расстояние изрядное. Хорошо еще, что лодку можно получить у дяди Юозаса. Его дом стоит среди дюн как раз напротив острова. Не то приходилось бы добираться сюда из устья Уши. Километров за пять. Удовольствие маленькое...
      Гражина и Ромка в нерешительности стояли перед домом дяди Юозаса. Это было замысловатое строение. Первый этаж — обычный деревенский дом из толстых бревен. О неудержимой тяге хозяина к морю здесь говорили только окна. Вместо них дядя Юозас ловко приспособил настоящие иллюминаторы с медными ободками, начищенными до зеркального сияния.
      Зато второй этаж вызывал зависть у всех мальчишек побережья. Зависть тем более острую, что родители ребят, несмотря на самые настойчивые их уговоры, категорически отказывались подражать старому смотрителю.
      Вместо второго этажа на доме сверкала стеклами и свежей белой краской... пароходная рубка. Дядя Юозас пристроил ее так удачно, что издали казалось, бздто на морском берегу стоит настоящий корабль. Сейчас на
      высокой мачте полоскался вымпел — знак того, что хозяин дома.
      — Видишь, в рубке сидит, — объяснил Ромка, хорошо знавший привычки дяди Юозаса. — У него там карты всякие, бинокль, барометр. Он даже спит в своей рубке. Думаешь, на кровати? В подвесной матросской койке! Клянусь головой осьминога!
      — Ромка, что это за должность — смотритель кладбища?
      — Нету такой...
      — Да ну тебя!
      — Скажу тебе по секрету: дядя Юозас сторож. Понимаешь, самый обыкновенный сторож. Ну, как тетя Биру-те на рыбной базе. А смотрителем он себя для пущей важности стал называть. Сперва смеялись, а потом привыкли. Так и превратился он в смотрителя. Пусть себе забавляется...
      — А почему за лодкой Меня посылаешь? — насторожилась Гражина.
      — Говорил ведь, что откажет он мне. Клянусь головой осьминога!
      — Подозревает, что это ты увел катер?
      — Ага.
      — Ладно, — и девочка направляется к дому-кораблю дяди Юозаса.
      Встретились они минут через двадцать на берегу. Ромка уже успел столкнуть лодку в воду и нетерпеливо мерил босыми ногами мокрый песок.
      — Ты что? Вздремнула минут триста? — съехидничал он, принимая у девочки весла.
      — Вот еще! Не триста, а пятьсот! — отрезает Гражина путь дальнейшим остротам. — Скажи лучше спасибо, что дядя Юозас не пришел.
      — Собирался?
      — «Не могу, — говорит, — барышня, допустить, чтобы вы в одиночку сталкивали лодку в море», — подражая старику, фальцетом залилась девочка. — Я сказала, что не в одиночку, что нас тут шесть человек. Тогда он вкрадчиво так спрашивает: «Случаем, Ромаса Дайлидониса среди вас нет? Очень он мне нужен. Дело преважнейшее». — «Нет, — отвечаю, —. мы с ним не дружим». — «Правильно, — гово-
      рит, — безобразник и насмешник. Подальше держитесь. А я до него все равно доберусь».
      — Приятелями были, — сокрушенно вздыхает Ромка. — Теперь последним человеком считает...
      — Обидно. Когда зря — всегда обидно. Но мы еще ему докажем.
      День выдался чудесный. Солнце светило по-летнему, на небе ни облачка. Море без единой морщинки, словно всю ночь кто-то старательно отглаживал его тяжелым утюгом. Далеко-далеко, у самого горизонта, чернел крошечный силуэт какого-то судна. Там проходит главная морская дорога. Днем и ночью плывут по ней корабли изо всех стран мира. Дымят, торопятся. Одни сворачивают в Клайпеду, другие продолжают путь на Ригу и Ленинград.
      Метрах в трехстах от берега над лодкой запарили чайки. Крупные. Крикливые. Они то висели на месте, то камнем падали вниз, выхватывая из воды рыбешку.
      — Тут сейчас только сети метать, — говорит Ромка. — Салачные.
      Он сидит на веслах и сильными гребками гонит лодку вперед. Гражина примостилась на носу. Время от времени она опускает руку в море. Вода, упруго обтекая пальцы, настойчиво выталкивает их на поверхность.
      — Ты куда собираешься на каникулы? — спрашивает девочка.
      — Никуда.
      — Мать не пускает?
      — Что ты! Сам не хочу. Пионерлагерь — по горну вставай, по норме загорай, под присмотром купайся, по команде питайся. Не для меня!
      Гражина рассмеялась.
      — Да у нас тут лучше любого курорта! — Ромка бросает весла и широко разводит руками, словно хочет разом обнять весь этот прекрасный мир. — А ты поедешь?
      — Поеду. Вместе с отцом. У нас на Черном море много друзей.
      Лодка уходит все дальше от берега. Вода посветлела, стала прохладной.
      — Через неделю табели раздадут...
      — Ну и что?
      — Интересно.
      — Хм! Вечно вы, девчонки, чепухой интересуетесь. Нет двоек — и ладно! Клянусь головой осьминога!
      — Наверное, ты троечник? — оживилась Гражина.
      — Захочу — круглые пятерки будут. Жаль только время терять.
      — Понятно. Точь-в-точь девчонка капризная.
      — Кто? Я?
      — Ага. Воли нет, вот и оправдываешься.
      Ромка негодующе сплевывает. Часто и зло заскрипели уключины.
      ...Лодка с ходу врезалась в прибрежный песок.
      Растительности на острове не было. Ромке почему-то всегда становилось немного жаль этого, как он говорил, «разутого-раздетого» клочка суши. И все же остров был не совсем голым. На самой высокой его точке росли четыре сосны, неведомо когда и кем посаженные. Четыре вечнозеленых великана, вытянувшихся в одну линию, походили на солдат, решивших стоять насмерть. И они стояли: в снег, ураган, дождь, холод.
      Ромка стал смирно и отдал великанам салют. Это была дань их стойкости и мужеству перед буйными силами природы. Он ничего не сказал Гражине, но девочка и так все поняла. Рука ее тоже взметнулась в пионерском приветствии.
      От берега поднялись к самым соснам. Песок на острове не сыпучий, а плотный, словно спрессованный. Шагалось по нему легко. Ничуть не хуже, чем по асфальту.
      — Что это? — обратила внимание Гражина на несколько рвов, пересекающихся в одном месте друг с другом.
      — Не знаешь?! — в голосе мальчика безграничное удивление.
      — Не знаю...
      — Да об этом всем известно!
      — Говори толком.
      Тут уж Гралсина разозлилась. Она действительно не знала, откуда и когда появились на острове • эти рвы. Ромка сообразил, что девочки не было в Жуведре во время событий, снискавших известность у всех жителей поселка,
      — Клянусь головой осьминога, это не простая история!
      Они двинулись в обход острова. Ромка, то и дело забегая
      вперед и отчаянно жестикулируя, рассказывал, что произошло на острове Четырех сосен осенью прошлого года...
      Удивительные события на острове Четырех сосен
      Действительно, история, которую рассказал Ромас Дай-лидонис, не простая. Началась она в один из сентябрьских дней. Ромка принес в школу толстенную книгу. Такую старую, что половина страниц в ней истлела. А переплет полопался и потерял цвет. Пахло от книги чем-то невероятно :-;атхлым.
      «Плесень веков», — таинственно сообщил друзьям Ромка, зазвав их на большой перемене в укромный уголок школьного двора. Среди них был, конечно, и Пяарас. Ромка дал потрогать каждому изъеденные временем страницы. Книга была на английском языке.
      — Откуда она у гебя? — сразу насторожился Пятрас.
      — Нашел...
      — Где нашел? — Пятрас хорошо знал друга и поэтому не 1зерил сейчас ни одному его слову. «Снова разыгрывает».
      — Был я на корабельном кладбище. Стоит там старая-престарая шхуна. Заглянул в одну из кают. Ну, и нашел вот... Клянусь головой осьминога!
      — Хм-м! — все еще недоверчиво протянул Пятрас.
      Остальные возмущенно зашикали на него.
      — Дальше, Ромка, дальше!
      — Смотрите, что я в ней обнаружил... — Ромка протянул друзьям истертый листок пергаментной бумаги.
      С тысячью предосторожностей развернули его. Глаза жадно впились в слова, написанные красными чернилами. Но ничего не поняли.
      — Шифр? -- обшарил взглядом лица товарищей Пятрас.
      Мальчики подались вперед и склонились над листком
      пергамента.
      — Буквы какие-то чудные, — заметил один из мальчиков.
      — Сразу видно, в заморских странах писано, — мно-
      гозначительно подчеркнул другой. Викторас редко высказывал свое мнение, но если уж говорил, то весомо и солидно.
      — А ты что думаешь? — спросил Ромка у крупноголового мальчугана с большими навыкате глазами.
      — Чепуха! — решительно отверг тот предположения товарищей. Йонас всегда все отвергает. — Держат какую-то бумаженцию и сюсюкают над нею.
      — Чепуха, говоришь? — Ромка снисходительно потрепал Йонаса по плечу. — А я говорю, что не чепуха. Записка составлена на английском. Часть букв стерлась, но я догадался. Все разобрал.
      — Сам?
      — Не-ет, — неохотно признался мальчик. — Помните, приезжал ко мне из Клайпеды двоюродный брат? Что мореходку заканчивает?
      — Высокий такой... Задавашливый? — припомнил Викторас.
      — И совсем он не задавашливый. Просто солидный, — запротестовал Ромка.
      —, Ладно, ладно. Ты лучше о деле...
      — Он помог... Слушайте перевод.
      «Четыре дерева на острове в двух милях от берега. Отсчитай третье с запада. Поверни на север. Пройди сто футов. Обернись кругом. Возьми направление на первое с запада. На полпути слитки в яме. Р. К.»
      — Точек не было, — добавил Ромка. — Сам расставил. И еще додумался, что слитки на острове Четырех сосен.
      Эти слова окончательно убедили мальчиков.
      — Понимаете, какая сенсация?! — орал Пятрас.
      — Пиратский клад! — Викторас, всегда такой степенный, прошелся по двору колесом.
      Даже Йонас присоединился к восторгам товарищей. Больше того, он потребовал начать раскопки немедленно. Уйти с уроков, вооружиться лопатами. И — на остров. Но Ромка считал, что торопиться некуда. И еще надо сперва решить, как используют они клад.
      — Разделим на пять частей... — заикнулся было Викторас, но договорить ему не дали.
      — Молчи, а то еще предложишь на сберкнижку положить. Чтоб проценты шли! — возмутился Пятрас.
      — Шел бы он лучше отсюда подальше!
      — Шею намылить — и точка!
      Только вмешательство Ромки спасло Виктораса от расправы.
      После долгих раздумий и споров (третий урок мальчики пропустили)-постановили отдать клад на строительство в поселке широкоэкранного кинотеатра. Клад искать всем классом.
      И вот загудел, зашумел шестой «А». Начальником экспедиции на остров Четырех сосен избрали, конечно, Ромку. Выступление назначили на воскресный день. .Условились держать все в тайне.
      Но уже на следующий день в поселке заговорили о пиратском кладе. Ромка убедился тогда, что хранить тайну умеют лишь немногие. А остальные, шепни им только на ухо «это тайна», тотчас же расскажут о ней приятелям.
      Поэтому в воскресенье к острову Четырех сосен двинулась целая флотилия. Впереди, словцо флагманы, две лодки с шестиклассниками; за ними — еще четыре лодки с ребятами из других классов. Ромкины соученики растерянно переглядывались. Но сам он не пал духом. Приставив рупором ко рту ладонь, заорал во все горло:
      — Что случилось? Почему едете за нами на остров?
      — Ха-ха-ха! — донеслось в ответ. — Не прикидывайся дурачком!
      — Что ж теперь будет? — заволновался Пятрас.
      — Поворачивай обратно! — распорядился Викторас.
      — Замолчите! — вспыхнул Ромка. — Клянусь головой осьминога, начальник экспедиции пока еще я. Сами выбирали — сами подчиняйтесь. Курс — на остров!
      — Как же... — попытался возразить Пятрас.
      Но Ромка перебил его:
      — Пусть едут. Помогут копать. А слитки мы все равно никому не отдадим. Как задумали, так и будет...
      Вскоре после высадки на остров шестиклассники оказались в кругу поселковых ребят. Ромас вертелся среди них, как черт на сковородке. Вместе с товарищами отмерил рулеткой от третьей сосны ровно сто футов. Это тридцать три метра и тридцать три сантиметра. Затем от этой точки измерили расстояние до первого западного дерева.
      — Здесь! — точно на полпути воткнул в песок колышек Ромка.
      И сразу пошли в ход лопаты. Работалось легко — шестиклассники в момент наворотили горы песка. Один за другим к ним присоединились остальные мальчики и девочки, словно случайно захватившие с собой на остров лопаты. Ромка самозабвенно отдавал приказания. Он был в восторге, что его беспрекословно слушаются ребята даже из старших классов.
      Первый ров, глубокий и длинный, принес одно разочарование. Ромка распорядился копать еще глубже. Но сделать это не удалось, так как ударили подземные воды. Тогда перпендикулярно первому рву выкопали второй. И он не доставил радости. Начали прокладывать третий.
      Пятрас все подозрительнее поглядывал на Ромку. Но тот не обращал на друга никакого внимания. Распорядился рыть ров в новом направлении. Провозились до вечера. Но тщетно. В поселок искатели клада возвратились с пустыми руками.
      — Голову не вешать, — весело подбадривал ребят Ромка. — Весь остров перероем, а клад разыщем. Клянусь головой осьминога!
      Поиски прервали до следующего выходного дня. Но возобновить их так и не удалось. Помешало не землетрясение, окунувшее остров обратно в морскую пучинз, ие наводнение, залившее водой его песчаные просторы. Нет!
      Помешали десятиклассники, двое из которых были в числе кладоискателей. Товарищи по учебе подняли их на смех, и они устроили Ромке допрос с пристрастием.
      Прежде всего силой отняли у него записку на пергаменте. Прочли ее. Строчки, выведенные красными чернилами, оказались бессмысленным набором английских слов.
      Тогда десятиклассники взялись за Ромку всерьез. И он, поняв, что разозлились они.не на шутку и ему грозят большие неприятности, признался во всем. Историю с кладом он просто выдумал. Английские слова списал наугад из той самой книги, что приносил тогда ребятам в школу. А пергаментную бумагу он тер целый час, чтобы выглядела она подревнее.
      Этим и закончились удивительные события на острове Четырех сосен. Этим, если не считать, конечно, того незначительного факта, что десятиклассники основательно поколотили Ромку...
      — Неужто все так было? — давится от смеха Гражина.
      — Клянусь головой осьминога!
      — Вот это да! Вот это разыграл!
      — Понимаешь, уж очень скучно было. Вот я и придумал. Обман, конечно. Зато, ух, как интересно!
      Они подошли к рзлчсейку с прозрачной водой. Неведомо где рождается он на острове. Песок, песок, и вдруг — упрямые струйки. Кажется, ни за что не устоять им перед этим песчаным океаном. Но вот уж который год приезжает Ромка на остров, а ручеек не иссякает. Весело журчит, пробивая себе путь к морю.
      — Ставлю тебе, Ромка, за поиски клада «пять»!
      — Рад стараться!
      — Подожди, подожди-ка... — Гражине приходит в голову ужасная мысль. Она останавливается и пристально смотрит на мальчика. — А тайна корабельного кладбища существует? Говори честно!
      — Ну вот! — сразу сник Ромка. — Да я, если хочешь знать, тебе первой свой тайный лаз открыл! Понятно? Первой со всеми подробностями о пиратском кладе рассказал! Понятно?
      И Гражину оставляют последние сомнения.
      Но вот уже и лодка, на которой они приехали. Катера на острове Четырех сосен не оказалось.
      Ромка задумывается, достает из кармана карту.
      — Поискать бы за маяком...
      — Ехать пора, — напоминает Гражина. — Ведь сбор ровно в три. Или забыл?
      Ромас просит девочку показать, как гребут «по-черноморски», а сам, разложив на кормовой банке карту, погружается в размышления...
     
     
      Глава шестая
     
      Шзмит, гремит Ребячий дом. Все окна распахнуты, изо всех выглядывают мальчишечьи и девчачьи физиономии. Маленькие жители Жуведры считают свой дом главной достопримечательностью поселка. М, пожалуй, они правы. Клуб, почта, школа, причалы, море — все это не диковинка и в других местах. А вот о втором таком Ребячьем доме не приходилось слышать.
      После школы и рыбной базы это третье по величине здание Жуведры. Двухэтажное, с огромными окнами, застекленной верандой и обширным садом, оно стоит фасадом к реке. Прежде здесь размещался клуб. Потом его перевели в новое помещение, а дом заново отремонтировали и отдали поселковым ребятишкам в полное их распоряжение.
      Конечно, его вполне можно было назвать Дворцом пионеров. Так считали многие. Они же предлагали назначить специального директора, воспитателя, затейника и егце уборщиц, истопника, сторожа. Рыбацкий колхоз «Жуведра» был достаточно богат для этого.
      Но спасибо председателю колхоза дяде Робертасу. Он сумел убедить всех в поселке, что ребята прекрасно справятся и без помощи взрослых. Тогда-то и прозвали в поселке дом Ребячьим. Мальчишки и девчонки ужасно возгордились. Однако это не помешало им взяться за дело всерьез.
      И вот уже почти два года маленькие хозяева Ребячьего дома обходятся своими силами. Моют, чистят, убирают, топят, ремонтируют. Ну и, конечно, решают свои ребячьи дела. Самый главный тут — совет пионерской дружины. Он и директор, и завхоз, и затейник.
      Да еще какой! Получив двойку, и не пытайся переступить порога Ребячьего дома. Даже если удается незаметно проскользнуть мимо дежурных, все равно потом выловят. Не они, так другие. От плохой отметки тут так же трудно скрыться, как от луча прожектора, сторожащего по ночам вход с моря в реку Ушу.
      Только здесь не прожектор, а черная доска, на которой огромными буквами записываются фамилии ребят, получивших двойки. Словом, никуда не денешься. Выловят, а потом
      еще проводят до дверей твоего собственного дома и не успокоятся, пока не возьмешься за книги. Так что лучше уж сразу наверстать упущенное, чем попасть в такой переплет.
      А без Ребячьего дома никак нельзя. Особенно, если занимаешься в кружке космонавтов, или собираешь марки, или увлекаешься морским делом, или хочешь научиться вкусно готовить, ходить по компасу, водить автомашину, пользоваться разными инструментами и многим другим вещам. А походы! Парусные и лодочные гонки! Спортивные сражения! Нет, без Ребячьего дома — жизнь не жизнь.
      Сегодня в Ребячьем доме Большой сбор мальчишек и девчонок. Событие это исключительное. Перед ним на улицах Жуведры звонко поют горны, выбивают дробь барабаны, на высокой мачте у дома алеет красный конус: «Знайте все: ребята поселка готовятся к серьезному разговору! Будет Большой сбор! Большой сбор!»
      К назначенному часу в Ребячий дом приходят все. В этот день неважно, сколько тебе лет — шесть или четырнадцать. Лишь бы ты хотел шагать в ногу с товарищами. Дело найдется и для больших и для маленьких.
      Гражина и Ромка подошли к Ребячьему дому в тот момент, когда на его крыше появился мальчик с горном. «Та-та-та-та, та-та», — понесся над поселком тревожный сигнал. И ноги сами зашагали быстрее.
      У входа поджидал Пятрас. Увидев Ромку с девчонкой, сморщился, словно разгрыз таблетку хинина. «Здравствуй», — процедил он сквозь зубы. Пятрас был в ослепительно белой рубашке, такой белой, что пионерский галстук казался на ней ярким пламенем. Черные кудри аккуратно расчесаны.
      — Думал, опоздаешь. — Пятрас ведет себя так, будто рядом с Ромкой никого нет. — Народу собралось — страх! Даже маленький Витукас пришел! Умора! Впервые вижу его- с чистым носом... А Стасис с -твоей улицы явился грязным-прегрязным. Так ему от ворот поворот устроили. Погнали мыться...
      — Сплетничаешь хуже девчонки, — прерывает его Гражина.
      — Ты чего в чужой разговор влазишь? — Пятрас не
      сомневается, что друг поддержит его, и вдвоем они быстро поставят на место нахальную девчонку. Но Ромка вдруг заинтересовался своими ногтями и молчит. Пятрас дергает товарища за рукав. Однако и после этого тот не говорит ни слова.
      — Вот еще! Не влажу, а дело говорю, — последнее слово остается за Гражиной, так как Ромка хватает спорщиков за руки и тянет к входу.
      Но тут к нему сразу подходят дежурные:
      — У тебя двойка по физике.
      — Исправил. Клянусь головой осьминога, исправил...
      — Точно, — подтверждает Пятрас.
      — Тогда проходи.
      Прежде чем войти в зал, где волновалось и гудело ребячье море, зашли в Комнату героев. Такой здесь закон: перед весельем, радостью, трудом отдай салют тем, кто отдал жизнь за твое счастье. На стене — два портрета. Молодые мужественные лица обращены прямо к ребятам. Они словно спрашивают: «Что ты за человек?» Между портретами — пурпурное знамя пионерской дружины.
      Салют вам, герои!
      На противоположной стене висит лист бумаги в рамке. На нем крупными буквами написано:
      «До 1940 года — года восстановления советской власти в Литве — этот дом принадлежал бывшему хозяину побережья — богачу и кровопийце Скайзгрису. Во время вотш фашисты разместили в нем гестапо. Скайзгрис и его сынок пи в чем не отставали от палачей. Это они выдали фашистам героев-партизан из нашего поселка Зигмаса Лапин-скаса и Алъгиса Римкуса.
      Зигмас и Алг^гис погибли за наше счастье, за то, чтобы на побережье никогда больше не царствовали скайзгрисы.
      Вечная слава героям!:^
      Горн на крыше пропел в третий раз. Пора в зал.
      Ударили барабаны. Большой сбор начался.
      Сперва Ромке было не очень интересно. Он хорошо знал, что пионерская двухлетка — младшая сестра семилетки, что ребята делают много полезного для ее выполнения.
      4 Леонид Вайсберг 49
      Пионеры Жуведры тоже не сидели сложа руки: устроили у себя сетевязальную мастерскую и снабжали колхоз самыми настоящими сетями, построили на речке плавательный бассейн. Однако Ромку могли увлечь дела только космического, ну, в крайнем случае всесоюзного масштаба. Вот если бы в Ребячьем доме наладили производство батискафов * или ракет для исследования верхних слоев атмосферы! Тогда и потрудиться стоит. А сети пускай девчонки вяжут. У них это хорошо получается...
      Словом, Ромке очень хочется повеселить ребят, но, честно говоря, он побаивается. Чего доброго, состришь, а тебя возьмут да выпрут за двери. Такое, правда не с ним, но бывало.
      И вдруг Ромка встрепенулся. Удивительное это дело. Сидишь, голова пустая, как футбольный мяч. Слова доносятся будто издалека. И слышишь их и не слышишь одновременно. Точнее, важные слышишь, а все, что между ними, пропускаешь мимо ушей. Но именно в такие моменты Ромке приходят редкостные мысли.
      На прошлом Большом сборе он неожиданно решил, что в окрестностях Жуведры обязательно должны были жить первобытные люди. Решил и стал разыскивать места их древних стоянок. Закончилось это, как уже известно, неудачным взрывом в пещере.
      Сейчас ему опять пришла в голову мысль. Просто гениальная! И когда, наконец, сойдет с трибуны старший пионервожатый? Говорит, говорит... Говорит он, конечно, здорово. Но если бы ребята знали, какая гениальная идея родилась только что в этом светлом зале, они бы единодушно потребовали предоставить Ромке слово. Мгновенно. Вне всякой очереди.
      — Так давайте подумаем вместе, что нужно сделать, чтобы наша пионерская двухлетка помогла выполнить семилетний план. Для того и созван сегодня Большой сбор, — к радости Ромки, закончил пионервожатый.
      — Я уже придумал! Клянусь головой осьминога! — вскакивает Ромка. — Я...
      * Батискаф — снаряд для исследований океанских глубин.
      Ромкины слова тонут в хохоте. Ему не верят. Над ним потешаются.
      «Дайлидонис новый клад обнаружил!», «Затопленный корабль с брильянтами!», «Ромка придумает — семеро умных не разберут!»
      Гражина испуганно оглядывается на бушующих ребят. Рядом стоит Ромка. Румянец исчез с его щек. Он бледен. Верхняя губа прикушена до крови. Косточки сжатых в кулаки пальцев кажутся восковыми. Ромка хочет говорить.
      — Садись-ка лучше, — дергает его за рукав Пятрас.
      — Вот еще! — Гражина вскакивает на стул. Два пальца в рот, и в зале раздается дикий разбойничий свист. Сразу становится тихо. Ребята с любопытством глазеют на Гра-жину. Если девочка умеет так свистеть, значит ей наверняка есть о чем сказать. Иона сказала:
      — В нашем доме действует закон: «Слово — каждому, слушать — всем!» Правильно?
      — Правильно! — откликается зал.
      — Нравится он вам?
      — Нравится!
      — Тогда слово предоставляется Ромасу Дайлидонису, — объявляет Гражина.
      И ребята соглашаются с нею. Ничего не поделаешь: закон есть закон.
      Начал Ромка так:
      — Я ж хотел, чтоб всем интересно было. Вот и выдумал тогда про клад. Как в «Острове сокровищ». Простите... Кому не понравилось, в следующий раз ползлчсше придумаю...
      Снова хохот. Но теперь уже не насмешливый, а добродушный. Уморил! Просит извинения за то, что лучше не придумал! Обещает новое наворотить!
      — Ромка! Заверни такое, чтоб во всемирном масштабе, — раздается чей-то голос.
      — И заверну! Клянусь головой осьминога! Не сходя с места, заверну!
      — Больше не проведешь! Не выйдет!
      — Тихо! Тихо, — ребятам все же любопытно узнать, что придумал Ромка.
      — Вот что я предлагаю, — звенит голос мальчика. —
      Построить за двухлетку СРТ *. Свой — пионерский. И назвать его «Летувос пионерюс» **. Правда здорово?
      Зал снова откликается хохотом. Потом сыплются реплики. Злые, колючие.
      — СРТ — это мелочь. Нужно сразу за океанский лайнер браться!
      — Ромку на него капитаном!
      — Нет, кочегаром. Поближе к акулам!
      — Хорошо, что название траулеру придумал! Есть название — будет СРТ!
      — Чего острите? — Ромка наклоняется вперед и бьет кулаком по сиденью стоящего впереди стула. — Я же еще не все сказал. Скажу до конца, тогда и чешите языки. Думаете, Ромка с ума тронулся? Ошибаетесь! Башка у меня действует пока неплохо.
      — Хватит о башке! Давай, что в голове!
      — Самим траулер нам, конечно, не построить. Это ясно! Зато металла на целый корабль набрать можно. Наберем даже больше, сдадим на завод и попросим сделать из него СРТ. Солидный подарочек семилетке! А? Клянусь головой осьминога!
      Загудел, заволновался зал, разбился на множество спорящих групп и группок. А Ромка продолжал стоять на трибуне. Он гордился, что из-за него поднялась такая буча, что его персона оказалась в центре Большого сбора.
      В Ребячьем доме существует еще один хороший закон, который очень нравится Ромке. Тут можно спорить часами. Пока не устанешь или не убедишь спорщика. И никто не крикнет: «Тихо, дети! Давайте спорить организованно».
      Поэтому Ромка терпеливо ждет, пока ребята снова обратят на него внимание. Чудаки! Спорят, а он не сказал еще самого главного. Тогда б, может, и спорить не пришлось.
      Постепенно во всплесках спора стали слышны отдельные голоса. Вопросы сводились к одному: «Где раздобыть такую кучу металла?» Конечно, очень заманчиво собрать ме-
      * С Р Т — средний рыболовный траулер.
      ** «Пионер Литвы» (лит.).
      талл на постройку целого корабля. Но каким образом? Весь металлолом, что был в Жуведре и ее окрестностях, давным-давно отправлен на переплавку. Нечего зря толковать —¦ сами обшарили каждый уголок.
      Мнение стало единым. Спор стих. Казалось, Ромке только и остается, что снять свое предложение. Это было почетное, но все же поражение. Гражина готова была плакать с досады.
      Но что это? Ромас уверенно бросает в зал:
      — Метал^^ есть. Клянусь головой осьминога! Много металла!
      — Где? — разом вырывается у ребят.
      — На корабельном кладбище!
      — Верно! — Гражина вихрем вылетает к трибуне. — Даешь пионерский СРТ!
      — Даешь! — восторженно откликается Большой сбор мальчишек и девчонок.
      — Я там все суда облазил, — радостно звучит Ромкин голос. — Металла — пропасть! Записывай, председатель: наш подарок семилетке — траулер «Летувос пионерюс». За лето собрать металл для его строительства. Так?!
      — Так!!!
      Когда они вышли из Ребячьего дома, уже совсем стемнело. Гражина часа два ожидала Ромаса, который сразу после сбора созвал первое заседание штаба строительства СРТ «Летувос пионерюс».
      — Ну?
      — Стол выделили и папку постановили купить...
      — Что?!
      — Стол и папку, — уже менее уверенно повторяет Ромка. — Для документов. Ты ж понимаешь, кто я теперь?
      — Бюрократ.
      — Помолчала бы...
      — А ты прикажи! Нача-а-альник! — Гражина не находит достаточно обидных слов, чтобы выразить Ромке свое презрение.
      Неизвестно, чем бы закончился этот разговор. Но все перевернулось в один миг. В тот самый, когда невидимый
      в темноте мужчина сказал кому-то впереди: «Может, папироской побалуешься? Я сегодня богатый».
      — Он! — застыл Ромка. — Тот самый — с кладбища!
      И мальчик растворился в ночи... Гражина так и не дождалась его.
     
     
      Глава седьмая
     
      Сегодня третий день каникул. Все отдыхают уже три дня. Все, кроме Ромки, у которого нет минуты свободной. Прежде всего он теперь не просто Ромас Дайлидонис, а начальник штаба, и ему нужно обо всем договориться с ребятами. Поэтому приходится каждый день собирать советы отрядов. А тут еще не дает покоя тайна...
      Сейчас Ромка шагает вместе с Пятрасом на корабельное кладбище. Работы там хватит на несколько дней. Нужно обследовать все суда и записать, с какого и что следует снимать. Чтобы потом дать задания пионерским бригадам.
      С Гражиной они не встречались с того момента, когда после Большого сбора Ромка бросился в темноту на розыски одного из незнакомцев с кладбища. Того самого, у которого тонкий голос. Долго проблуждал тогда Ромка по поселку. Но напрасно. Незнакомец словно под землю провалился...
      Говоря честно, Гражина правильно его критиковала. Правда, то, что бюрократом обозвала, это, конечно, уже чересчур. Но в основном она права. И он собирался сказать ей об этом. Да как скажешь, когда она на глаза не показывается. Как в воду канула. Ну и гордая же девчонка! Он бы уже давно сходил к ней домой, да Пятрас нн на шаг не отходит. Узнает — засмеет.
      Эх! Сейчас Ромке так нужны надежные помощники, а она нос задирает. И тайна корабельного кладбища — по-прежнему тайна. Он обыскал все побережье у поселка — никаких следов. «Звездочка» будто в подводную лодку превратилась. Гражина, наверно, тоже не сидит без дела. Ищет. Но, конечно, не нашла. Иначе бы сказала.
      Пятрас вот никак не может понять, зачем это они с Ромкой целых два дня ходили вдоль моря, заглядывая во все бухточки. Ведь он ничего не знает о тайне корабельного
      кладбища. Сказать ему — значит нарушить клятву. Нет! Ромка ни за что не пойдет на это. Отговорился тем, что нужно еще раз проверить, нет лм на берегу какого-либо металла.
      — Ты какие-нибудь тайны знаешь? — спрашивает он друга, идущего рядом.
      — У-у! Страх сколько! — оживляется Пятрас. — Почему, к примеру, сходит бородавка, если обвязать ее ниткой, а потом закопать эту нитку в сыром месте?
      — Сам пробовал?
      — Нет, верный человек говорил...
      — Еще знаешь?
      — Почему, сколько раз прокукует кукушка, столько лет и жить тебе положено?
      — Проверял?
      — Нет, верный человек говорил...
      — Чепуховские твои тайны! Ученые такими не занимаются... Бабушкины сказки;
      — Может, и бабушкины, — охотно соглашается Пятрас. Парень он покладистый, и спорить с ним неинтересно.
      От дома Пятраса они свернули в дюны и идут теперь по песчаным холмам, то поднимаясь на два-три десятка метров вверх, то ныряя в сыпучие ущелья. С вершин море кажется больше, горизонт отодвигается, и становятся видны крошечные прямоугольнички судов, бегущих по каким-то своим делам.
      В ущельях моря не видно совсем. Зато солнце палит не хуже, чем в пустыне. Дюны и солнце. Сахара. Загорать тут — мечта. Только умеючи. Не то спина вздувается пузырями и облазит бесчисленное количество раз.
      Они поднимаются на последнюю перед корабельным кладбищем дюну. Море прорвало тут песчаные гряды. Прорвало и ринулось на сушу. Дюна, на которой стояли сейчас мальчишки, очутилась на полуострове. С одной стороны — море, с другой — горло бухты, с третьей — сама бухта.
      — Порт! Правда, порт? — восклицает Пятрас. Действительно, бухта не похожа отсюда на кладбище. Ну, точь-в-точь рыбный порт в Клайпеде. Суда в нем тоже стоят так плотно, что у берега совсем не видно воды...
      Первым у входа в бухту приткнулся к берегу широченный колесный пароход. Ромка помнит, как привел его прошлой весной на кладбище «Сатурн». В Клайпедском порту этот буксир прозвали могильщиком. Уж такие доставались ему задания. То тащит кого-нибудь на кладбище, то ведет караван барж, груженных навозом, то буксирует шаланды с корабельным мусором. Конечно, бывали у «Сатурна» и другие задания. Но о них почему-то не вспоминали.
      Этот самый «Сатурн» и доставил пароход к месту вечного отдыха. Из пароходной трубы еще валил дым. Но машины его молчали. И уже никакие силы не могли привести их в действие. А корпус судна не мог больше сопротивляться напору воды.
      Годы доконали пароход, который многим казался вечным. Плавал он по Неману. Плавал невероятное количество лет. Построили его то ли в 1900, то ли даже в 1890 году. Высокая тонкая труба, огромные колеса. Команда доставила его на кладбище щеголем. Пароход блестел, словно пришла к нему вторая молодость.
      На мостике стоял капитан. Тоже совсем старенький. Ромка видел, что он все время утирает слезы. Команда парохода возвратилась в Клайпеду на «Сатурне». А старенький капитан еще долго бродил по поселку, рассказывая рыбакам, что будь его власть, пароход попал бы в музей, а не на кладбище. Капитан загибал пальцы и считал: «В Февральской революции участвовали. Это раз. И Октябрьская без нас не обошлась. Это два. В гражданскую войну хорошо послужили. Это три. Листовки антиправительственные в буржуазной Литве перевозили. Это четыре. Партизаны в Великую Отечественную на нас не в обиде. Это пять...»
      С тех пор прошел год. За это время потускнела и облезла краска, проникла вода в трюмы, полопались доски пароходной палубы. Под ударами ветра не устояли стекла рубки. Мальчики внимательно осматривали мертвый пароход.
      Пятрас едва успевал заносить в толстую тетрадь Ромки-ны слова:
      — Машина, котел, клюзы, трапы, дверцы кают команды, труба, — перечислял начальник штаба, что можно будет снять с парохода и пустить в переплавку.
      — Страх! — радовался Пятрас. — Уйма металла!
      — я ж говорил! — Лицо у Ромки стало таким, что Пят-pacj вдруг захотелось обругать его. Но он решил, что Ро-мас, пожалуй, имеет право немного позадаваться. И пусть себе задается, зато дело какое заворачивается.
      С парохода перебрались на длинную баржу. На ее корме возвышалась довольно солидная надстройка.
      — «ДБ-127», — читает Пятрас. — Непонятно.
      — Проще простого, — Ромка недаром провел столько времени на кладбище. Дядя Юозас был большим знатоком историй старых судов и частенько рассказывал их мальчику.
      — Десантная баржа № 127. Сокращенно — ДБ-127.
      — Как просто!
      — «Все великое просто», — приводит Ромка строчку, вычитанную в книге. Спрашивать его, в какой именно, — бесполезно. Он наверняка не помнит.
      Пятрас давно уже подозревает, что Ромка не читает, а просматривает книги, задерживаясь только на самых интересных местах. Иначе он не может даже приблизительно представить, как успел Ромка прочесть такое великое множество книг. Ведь фамилии авторов тоже не держатся у него в голове.
      Зато поднимите его ночью, и он сразу вспомнит текст записки, выловленной в океане героями «Дети капитана Гранта», или название брига, на котором дАртаньян возвращался из Англии во Францию, выполнив поручение королевы.
      — Баржа тоже заслуженная?
      — Ого! Дядя Юозас про нее такое рассказывал! Не наша она. Фашистская. Немцы построили для десанта в Англию. Хотели страну эту к рукам прибрать. Ла-Манш знаешь?
      — Около Франции?
      — Так через него перемахнуть собирались. Ну, что-то у них там не вышло. Тогда баржу эту на Балтику перевели. В Гамбург. Наши пленные в порту работали. Захватили баржу — и ходу! За ночь в море вышли. Но спаслось только двое. Остальных немцы с самолетов постреляли. А этих двоих подводная лодка сняла.
      — Вот так баржа! Жаль, ребята не знают. А что, если, — прикидывает Пятрас, — записать все такие истории?
      А Йонас корабли сфотографирует. У него уже хорошо получается. И сделаем альбом. Фото и рассказ. Фото и рас^-сказ. Как считаешь?
      Идея отличная, но Ромка не особенно любит, когда идут они от других.
      — Подходяще... Обсудим на заседании штаба.
      — Штаба?!
      — Не хочешь? И не надо!
      — Чего кипятишься! — пожимает плечами Пятрас.
      — Понимать надо: теперь хозяин на кладбище один — штаб. Как скажет, так и будет.
      — Пускай, — охотно соглашается Пятрас.
      — Записывай по ДБ-127. Рубка — полностью, фальшборта, палуба...
      — А ну повтори немедля, кто теперь на кладбище хозяин? — раздается сзади скрипучий голос дядн Юозаса. — Какой такой штаб? Говори! — ткнул он пальцем в Пятра-са. Старик, а ходит неслышно, словно кошка.
      — Пусть лучше Ромка.
      — Не хочу с ним говорить — безобразник он. Ты говори!
      — Так он же начальник штаба.
      — Знаю я этого начальника... Говори! — старик снова ткнул Пятраса пальцем в бок.
      — Был у нас Большой сбор...
      — Знаю!
      — Решили строить пионерский СРТ...
      — Знаю!
      Дядя Юозас ничего не знал. Но не мог же старый моряк признаться в этом.
      — Вот и выбрали штаб...
      — Знаю!
      Пятрас недоуменно смотрит на Ромку. Все знает, а цепляется.
      — Дальше! — требует смотритель.
      — Все...
      — А на кладбище что делаете?
      — Опись составляем.
      — Опись?!
      Ромка не выдерживает и начинает рассказывать снова. Подробно. Дядя Юозас не смотрит в его сторону. Но слу-
      шает внимательно. Так внимательно, что роняет за борт недокуренную сигару.
      — Значит, это вы «Звездочку» в переплавку отправили? — неожиданно спрашивает он. Голос старого смотрителя наливается металлом и перестает скрипеть. — Вон отсюда!
      — Зря вы, дядя Юозас, — примирительно начинает Ромка. — Мы...
      — Молчать! — не говорит, а прямо-таки ревет старик. — Не было еще такого на море, чтобы суда обдирать! Ясно? Отработали — пусть отдыхают! Не позволю! Вон!
      В поселок возвращались молча. Мальчиков одолевали унылые мысли. А что, если на море и в самом деле есть закон, охраняющий старые суда? Не плавать тогда по Балтике траулеру «Летувос пионерюс», не будет тогда подарка семилетке.
      Особенно плохо чувствует себя начальник штаба.
      — Ромка, о какой это он звездочке говорил? — вспоминает Пятрас непонятные ему слова дяди Юозаса.
      Ромка смотрит на друга так, словно хочет сказать что-то очень и очень важное. Но спохватывается и неопределенно отвечает:
      — Кто его знает...
     
     
      Глава восыутая
     
      Ромка едет в командировку! Не верите? Да он и сам сомневался, пока не получил вчера в правлении колхоза специальное удостоверение и деньги. На бланке написано, что Ромас Дайлидонис, начальник штаба строительства СРТ, командируется в город Клайпеду сроком на одни сутки. Бухгалтер выдал ему три рубля двадцать копеек. Предупредил: шестьдесят копеек — на дорогу туда и обратно, два рубля шестьдесят — на питание; в городе сделать на удостоверении отметку с печатью и подписью.
      По дороге из правления домой мальчик раз тридцать вынимал из кармана удостоверение и деньги. Всем пока-
      зывал. И, конечно, делал вид, что подобные поездки ему не в диковинку. Взрослые рыбаки удивлялись, ребята отчаянно завидовали, но одобряли. А Ромка снова и снова рассказывал о несознательном смотрителе корабельного кладбища и своем, как выражался мальчик, «принципиальном» разговоре с председателем колхоза.
      — Я сказал ему: «Дядя Робертас, завтра я должен ехать в Клайпеду к самому большому морскому начальнику». — «Правильно, — ответил председатель колхоза. — Лучше тебя с этим делом никто не справится».
      Все было, конечно, несколько иначе, но Ромка не мог упустить случая прихвастнуть.
      А произошло БОТ что. Распро111авшись после неудачного похода с Пятрасом на корабельное кладбище, Ромка совсем загрустил. С горя решил плюнуть на все дела и отправиться удить рыбу. Было у него на реке одно заветное местечко. Не такое любимое, как на корабельном кладбище, но вполне приличное.
      Ловится там плотва. Крупная, жирная. И все же самая обыкновенная рыбеха. Не то что камбала на кладбище. Камбала казалась Ромке пришельцем из какого-то таинственного мира, так как совсем не походила на известных ему рыб. Плоская, глаза па затылке, хвост — Есоротышка. Ромка перетаскал мнолсество камбал. И всякий раз удивлялся их необыкновенности.
      Для плотвы у Ромки имеется секретный способ лова. Секретный и проверенный. Мальчику открыл его как-то приезжавший из города усатый рыбак. И с тех пор не было случая, чтобы Ромас выудил в реке меньше двух-трех килограммов плотвы.
      ...Прежде всего он ловит кузнечиков. Ловит и сразу отрывает у них ноги-скакалки. Потом взбирается с удочкой на дерево, склонившее свою крону над рекой. Отсюда, между широкими листьями кувшинок на воде, отчетливо видно дно. Глубина метра два с половирюй. Не больше.
      Ромка надевает на крючок кузнечика. Через глаз. И закидывает приманку в воду. Тут-то и хватает кузнечика плотва. Нужно только время от времени немного поднимать и опускать удилище. Чтоб приманка казалась живой.
      Поплавок вздрагивает и круто уходит под воду. Короткий взмах удилищем. Есть! Ромка, балансируя на дереве,
      подводит рыбу к берегу. Рывок — и вот она сверкает уже в зеленой траве...
      Значит, вытащил он вчера первую плотву. Спрыгнул с дерева, чтоб отцепить ее. Тут и подошел к нему дядя Робер-тас. Тоже с удочкой. Председатель колхоза, добывавшего в море тысячи тысяч рыбин, был заядлым удильщиком. Причем ловил он рыбу только в речке.
      Потолковали о клеве, о приманке. Дядя Робертас сказал, что идет к мельнице. Хочет испробовать, берет ли уже хариус. Ромка увязался с ним и по дороге рассказал о своих огорчениях. Не тайных, конечно, а связанных с пионерским траулером. Председатель колхоза слушал его серьезно, не перебивал. Потом пожурил, что не пришел к нему сразу после разговора со смотрителем корабельного кладбища.
      У дяди Робертаса есть чудесное свойство, за которое ему прощают и излишнюю строгость и придирчивость. Он умеет увлекаться. Всем хорошим, полезным. Именно это и помогло председателю вывести колхоз «Жуведра» в самые передовые на всем побережье.
      Мама часто рассказывает Ромке о дяде Робертасе. То он среди рыбаков бригады, борющиеся за коммунистическое звание, организует, то какие-то новые сети изобретает, то вызывает архитекторов из Вильнюса, чтобы они придумали для поселка самый красивый и удобный клуб на свете.
      А как он заботится, чтобы все рыбаки жили по-городскому! Создал специальную бригаду, которая отремонтировала снаружи и внутри все жилые дома. Заведующему магазином строго-настрого приказал завозить в поселок только наилучшую мебель. Накупил красивых картин и выдает их рыбакам дополнительно к премиям.
      Милиционера у них в поселке теперь нет. В последнее время он просто не знал, куда деваться со скуки. Ни краж
      тебе, ни пьянок, ни драк. Оставалось лишь следить, чтобы рыбаки не нарушали правил уличного движения, так как легковых машин и мотоциклов в поселке развелось видимо-невидимо.
      Ребячий план тоже увлек председателя. Позабыв о хариусах, он повел Ромку в контору и сразу начал звонить Б разные учреждения. Но рабочий день в городе уже закончился. Телефоны молчали. Только диспетчер ответил из порта, что ему положено знать законы о живых судах, а не о мертвых. Тогда дядя Робертас решил послать Ромку в командировку.
      Правда, сперва председатель хотел ехать в город сам. Но Ромка так слезно просил послать его, что дядя Робертас уступил...
      Дома Ромка заявил матери, что завтра чуть свет уезжает г. Клайпеду. В командировку.
      — Чего? — она даже привстала от удивления. Ну и сын же у нее! То и дело приходят ему в голову совершенно невероятные идеи.
      — В командировку посылают меня, мама.
      — Опять идея?! — она бессильно всплеснула руками. — Ведь ты обещал мне после взрыва...
      — Правильно! Только меня взаправду посылают.
      Мать долго рассматривала командировочное удостоверение. А Ромка увлеченно делился с нею, какое трудное и ответственное дело поручили ему.
      — Отец бы одобрил, — задумчиво проговорила она.
      Ромка вспыхнул от счастья. Десять лет живут они одни,
      и за все эти годы мать впервые одобрила его действия отцовским именем.
      Десять лет без отца. А он так нужен ему. Очень часто нужен. Особенно, когда что-нибудь не ладится. Мама у него замечательная. Но слишком уж дрожит за своего Ромоч-ку. Поэтому ей нельзя обо всем рассказывать. Ромке почему-то кажется, что отец бы никогда не ругал его. Он представляет его другом. Сильным и справедливым.
      Но отца нет и не будет. Десять лет назад вышел в море проверить сети бригадир рыбаков, и больше его не видели. Искали долго. Даже с самолетов. Не нашли. А погода в те дни стояла безветренная... Словом, тут была какая-то тай-
      на. Но море крепко хранило ее. Хранило вот уже десять лет.
      Кто-то пытался набросить тень на доброе имя Антанаса Дайлидониса. По поселку пополз слух, будто не погиб ои, а перебрался на другую сторону моря. Проще говоря, сбежал от советской власти. Но слухи живут тогда, когда их поддерживают. А рыбаки не хотели говорить плохое о человеке, по их убеждению, честном и мужественном.
      Вспоминали о нем другое. Как во время войны спас он в море двух русских моряков. Как в 1945 году первым пошел в отряд защиты народа * бороться с бандитами, поднявшими оружие против советской власти. Как горячо уговаривал он товарищей объединиться и ловить рыбу вместе. Как ходил он по вечерам к учителям местной школы — одолевал с ними программу шестого класса...
      — Так я испеку на дорогу, — засуетилась мать, — коржиков твоих любимых.
      У Ромки, как говорится, слюнки потекли. Но он решительно отверг соблазн.
      — Ни к чему это, мама. Мне вон сколько денег выдали! На питание, — последнее слово мальчик произнес многозначительно. Оно почему-то очень нравилось ему. Питание! Не завтрак, не обед, не ужин, а питание!
      — Один едешь?
      — Ясно!
      — Поосторожней там в городе...
      — Не маленький! Ты меня только разбуди пораньше.
      — В семь?
      — Что ты! В пять. Я — на первый автобус...
      Ровно в семь утра Ромка стоял у входа в управление Клайпедского порта. К его великому удивлению, двери были закрыты. В здании — никаких признаков жизни. Словно вымерло.
      Он решительно забарабанил в двери. Тихо. Новая атака на двери. И снова в ответ тишина. А на залитой ярким
      * Эти отряды были созданы и действовали s Советской Литве сразу после Великой Отечественной войны. В них не призывали. Крестьянские сыны приходили в отряды сами. По зову сердца. Приходили и просили дать винтовку, чтобы драться с врагами советской власти. Немало народных защитников пало смертью героев. Их память свято чтит литовский народ.
      солнцем улице кипела жизнь. Один за другим к огромным железным воротам подъезжали грузовики. Короткий требовательный гудок, и створки ворот распахивались. За ними виднелись кусочки воды, высоченный кран, рельсы и пароходная труба, из которой густо валил дым.
      Ромка снова навалился на двери.
      — Кого это чуть свет нелегкая несет? — из окна на втором этаже высунулась пожилая женщина. Увидев у входа мальчика, рассерженно закричала: — Прекрати хулиганить, негодник! В милицию позвоню!
      — Дело у меня.
      — Дело, говоришь?.. Ко мне?
      — К начальнику... Самому, какой тут есть, большому.
      — Тогда к товарищу Петрайтису... Только пойди, милок, часика два погуляй.
      — Некогда. В командировке я. Мне за это деньги платят, — солидно ответил Ромка. Он считал: раз командировка — значит он должен заниматься делом с первой минуты и до последней.
      — Серьезный, — не то одобрительно, не то насмешливо проговорила женщина. — Ладно уж, впущу. Будешь первым.
      Она на минутку исчезла. Потом щелкнул замок, и двери отворились.
      — Входи, командировочный, входи, — пригласила Ромку женщина и повела его по лестнице наверх. Потом они шли длинным коридором со множеством дверей. На каждой — табличка. Ромка читал их все, но запомнилась только одна: «Экспедиция». Он сразу представил себе за этой дверью полярников, примеривающих меховые костюмы.
      Наконец подошли к комнате с табличкой «Секретарь». Секретарь в представлении Ромки был тетей Броней из правления колхоза. Она целый день стучала на машинке м записывала в книгу, какие бумаги получила и какие отправила. Поэтому Ромас запротестовал:
      — Мне к самому начальнику.
      — Тут он и будет. — Женщина толкнула двери, и они вошли в просторную комнату с окнами, обращенными к порту. — Дожидайся здесь. Только смотри мне...
      Ромка остался один. Подошел к окну. Перед ним лежал порт. Суда у причалов и на рейде, суда гигантские и крошечные, суда красивые и неуклюжие утюги. Далеко впере-
      б Леонид Вайсберг 55
      ди, почти тая в стелющейся по воде дымке, виднелась серая ниточка мола. Над нею беспорядочно взлетали фонтаны вспененной воды. Это билось, рвалось в залив море.
      Ажурные клювы башенных кранов так густо переплелись с корабельными мачтами, что, казалось, вдоль причалов растет лес. Железнодорожные пути походили на огромные кровеносные сосуды, дающие жизнь и судам, и кранам, и всему этому бесконечному пространству, которому дали такое короткое, но звучное название — порт...
      — Ты почему здесь, мальчик?
      Ромка обернулся и увидел молодую женщину в легком пальто.
      — К начальнику я.
      — По личным вопросам товарищ Петрайтис принимает с пятнадцати до шестнадцати.
      — А у меня государственный, — Ромка уселся на стул, что стоял первым у двери с табличкой «Начальник порта».
      — Может, тогда мне скажешь? Я секретарь товарища Петрайтиса и обязана докладывать ему, кто и по какому вопросу хочет с ним встретиться. — Повесив пальто в шкаф, женщина села рядом с мальчиком. Ромка хотел было рассказать ей обо всем, но случайно заглянул женщине в глаза и прочел в них насмешку.
      Нет! — отрезал он.
      — Зря, зря... Так целый день прождать можно...
      Но Ромка только поплотнее устроился на стуле. Прошло еще минут двадцать. В приемную то и дело входили люди. Всем им был срочно нужен товарищ Петрайтис. Секретарь отвечал, что «товарищ Петрайтис задерживается». Тогда они ахали и вздыхали так, будто отсутствие начальника наносит им глубочайшую рану в сердце. И преспокойно садились рядышком с Ромкой.
      Наконец распахнулась дверь, и в комнату быстро вошел высокий человек в морской форме. Это был начальник порта. Все кинулись к нему: «Товарищ Петрайтис! Товарищ Петрайтис!» Но он сказал, что принять сейчас никого не сможет, так как собирает срочное совещание. Пока он это говорил, Ромка прошмыгнул за его спиной в кабинет.
      Видимо, начальнику порта было действительно некогда. Он даже не заметил, что в кабинете кто-то есть. Прошел прямо к столу, пододвинул к себе микрофон и, щелкая
      рычажками на блестящей дощечке, несколько раз повторил; «Захватите сводку — и ко мне».
      И тут Ромка поздоровался. Начальник, удивленно подняв брови, повернулся к мальчику.
      — Здравствуй. Откуда ты тут взялся?
      — Я не взялся, я по командировке прибыл.
      — Ну?
      — Смотрите, — Ромка протянул удостоверение.
      — Значит, ты тоже начальник?
      — Выбрали...
      — Ага! А совещания срочные у тебя случаются?
      — Случаются...
      — Ну вот, тогда подожди в приемной, пока освобожусь, — перебил его начальник.
      — В командировке я! Понимаете? Нету у меня времени по приемным рассиживать! — Ромка с самым решительным видом пересел в кресло, стоящее у стола.
      Начальник порта засмеялся. Весело, по-молодому. Вышел из-за стола, сел напротив мальчика в кресло и сказал:
      — Правильный курс взял, товарищ Дайлидонис! Всегда так держи! Слушаю тебя!
      В кабинет заходили какие-то люди. Наверное, пришли они на срочное совещание. Начальник порта жестом руки приглашал их садиться, а сам слушал Ромку.
      — Орлы! — похвалил он под конец. — Вы только послушайте, какое ребятишки дело задумали!
      И товарищ Петрайтис рассказал всем, кто был в кабинете, о замысле пионеров Жуведры. Потом он приказал немедленно отпечатать и вручить Ромке документ, по которому штабу строительства СРТ разрешается вести работы на судах корабельного кладбища. Пообещал приехать сам.
      — Спасибо! Вы настоящий начальник! Клянусь головой осьминога! — Ромка готов был пуститься в пляс.
      А начальник порта вызвал секретаря и распорядился, чтобы Ромаса Дайлидониса отвезли на автобусную станцию в легковой машине.
      Жаль, ребята не видели, как мчался он в сверкающей «Волге». Но пе на автобусную станцию. Нет. Ромка попросил шофера доставить его в горком комсомола. Перед поездкой в Клайпеду председатель колхоза посоветовал ему в случае неудачи у начальника порта обратиться туда за содействием. Теперь в этом не было необходимости, но мальчику захотелось как-нибудь продлить свою командировку. Но не может же он бесцельно слоняться по улицам. И Ромка поехал в горком комсомола. Потом он очень хвалил себя за это.
     
     
      Глава девятая
     
      Не стоит подробно описывать, как восторженно встретили в горкоме Ромкин рассказ. Это и так ясно. Стоящее, по мнению начальника штаба, произошло лишь в самом конце. Прощаясь с Ромкой, секретарь горкома вдруг спросил:
      — А автогенщики у вас есть?
      — Что это такое?
      — Значит, нет. Плохо!
      — Скажите, кто они такие. Может, и найдем.
      — Это специалисты по сварке м резке металла. Вам-то
      резать нужно... Без них не обойдетесь. — Секретарь задумался. — Посиди еще, а я кое с кем свяжусь.
      Ромас не слышал, о чем и с кем говорил секретарь горкома. В кабинете стояла большая модель миноносца. Мальчик принялся рассматривать ее. Здорово сделано! Даже торпеды видны в аппаратах. Сбоку никелированная табличка: «Комсомольцам города-порта от моряков Балтийского флота».
      — Отправляйся на судостроительный завод, — сказал секретарь, положив трубку. — Там тебя ждут.
      — Меня? — Ромка мог поклясться, что он ни с кем не договаривался о встрече. Тем более на судостроительном заводе.
      — Тебя, тебя... Расскажешь там комсомольцам о ваших планах, посоветуешься со знающими людьми.
      — Вот спасибо! Вот спасибо! — понял Ромка. — Они, наверное, даже знают, сколько весит траулер?!
      — Не сомневаюсь.
      — Тогда поеду.
      И снова машина, на этот раз зелененький «Москвич», мчит Ромку по городу. У большого здания, на шпиле которого вращается флюгер в виде парусного судна, мальчика встретил молодой человек в очках.
      — Виктор, — представился он, — член комитета комсомола.
      — Ромас — начальник штаба.
      — Хочешь сперва посмотреть, как строят траулеры?
      — Очень!
      — Тогда пойдем по цехам... А после смены ребята соберутся в комитете. Там и поговорим.
      Ромке выписали специальный пропуск. Старик вахтер, внимательно прочтя его, потребовал еще предъявить паспорт.
      — Не захватил, — растерянно забормотал Ромка. — Возьмите командировочное удостоверение... В нем все написано.
      — Так... Начальник штаба, значит? Проходи!
      Ромка был на седьмом небе. Вахтер принял его за человека с паспортом! Жаль, Гражина не присутствовала при этом.
      Больше часа шли они по цеху, крыша которого поднималась все выше и выше. Сперва высота была с трехэтажный дом, затем — с пятиэтажный, а под конец — с десятиэтажный. Ромка сам понял, почему так необычно построено это гигантское здание.
      Дело в том, что прямо в цехе собирались суда. Средние рыболовные траулеры. Точно такие, какой хотели построить ребята Жуведры. С одной стороны в цех вкатывали вагоны с металлом: листы, прутья, толстые болванки. Высота здесь не нужна.
      Но чем дальше, тем крупнее становились детали и части будущего рыболовного траулера. Рабочие соединяли их друг с другом при помощи сварки. Не простой — автоматической. Ромка с восторгом наблюдал, как по стыку двух металлических листов, словно черепаха, ползет небольшая тележка. Ползет и гудит. А за нею остается шов, намертво спаявший листы.
      К середине цеха ул<е можно различить нос, корму и еще несколько, как говорят на заводе, секций траулера. Их начиняют, будто пирожки. Только не повидлом и не мясом, а разными перегородками, трюмами, лесенками, дверцами, приборами и еще всякой всячиной. Поэтому и крыша здесь повыше. Чтоб секции помещались и работать было удобно.
      Дальше секции подводят вплотную друг к другу. И сваривают. Получается целый траулер. Лежит он на тележках, и его легко передвигать по цеху. Ясно, что не руками!
      Потом кран поднимает и устанавливает на судне надстройки. Траулер красят, настилают палубу и полы в каютах, проводят электричество, вставляют стекла. Даже спасательные лодки подвешивают. Тут, конечно, без высоченной крыши не обойтись. Ведь в цехе стоит целый траулер!
      К сожалению, Ромке не удалось увидеть, как спускают траулер на воду. Но он обязательно постарается присутствовать при спуске «Летувос пионерюс». Тогда и посмотрит...
      Разговор в комитете получился коротким. Но деловым. Виктор рассказал товарищам о плане пионеров Жуведры. Все заговорили, заулыбались. Ромке почему-то запомнились слова высокого парня в сером костюме:
      — Хорошо заварено, крепко. А то скучновато без цели железяки собирать...
      Заводские комсомольцы обещали прислать автогенщиков. Не в это, а в следующее воскресенье. Помочь инструментом. Какой понадобится. Ну и вообще сделать так, чтобы ребятишки не тратили впустую силы там, где нужно сперва помозговать.
      — Теперь скажите, сколько весит СРТ? — потребовал в заключение Ромка.
      — Тебя, наверное, интересует, сколько нужно собрать металла, чтобы хватило его на строительство среднего рыболовного траулера? — переспросил Виктор.
      — Вот-вот...
      После короткого спора и нескольких телефонных звонков удалось установить, что для постройки СРТ требуется триста тонн металла.
      — Ого-го! — поразился Ромка. — Неужели целых триста тонн?
      — Точно. Многовато? А?
      Ромка вспомнил последний Большой сбор.
      — Будут у нас триста тонн...
      Когда Ромас вышел из заводоуправления, стрелки часов показывали пять вечера. Он вдруг почувствовал ужасный голод. Вспомнил, что не ел с утра. Направился было в столовую, но раздумал и ограничился пирожками. Продавались они прямо на улице. Горячие, вкусные-превкусные. А суп Ромка и так ест каждый день дома.
      Теперь в магазин. Мальчик давно мечтает сделать маме подарок. Как отец! Тот всегда привозил из Клайпеды подарки.
      Ромас заходит в магазин, протискивается к прилавку. Долго ждет, пока продавщица обратит на него внимание.
      — Тут два рубля сорок копеек, — говорит он. — Дайте чулки... Самые лучшие... Для мамы...
      На автобус Ромка опоздал. Думал, отправляется в восемнадцать тридцать, а оказалось — в восемнадцать двадцать. Обидно. Из-за десяти минут жди теперь до десяти вечера. А ему так хотелось побыстрее добраться в Жувед-ру. Дядя Робертас иногда поздно засиживается в правлении колхоза. И Ромка еще сегодня рассказал бы председателю о своих успехах.
      В зале ожидания автобусной станции было прохладно, пусто и скучно. Прямо напротив касс расположился буфет.
      Удивительное это дело. Пока не видишь еду, и есть не хочется. Но стоит обратить на нее внимание, как мгновенно ощущаешь голод. Да такой, что просто невозможно терпеть. Особенно, когда до дома далеко, а в карманах, кроме билета на обратную дорогу, пусто.
      Ромас посчитал это удобным случаем еще больше закалить волю. Он сел на скамейку рядом с буфетом, уставился на бутерброды, колбасу, сыр, печенье и попытался убедить себя в том, что ему нисколечко не хочется есть. Убеждал, убеждал... Почти убедил. Но тут к буфету подошел мужчина в светлой спортивной куртке и, стоя за высоким столиком, стал уписывать за обе щеки горячие сосиски. Пришлось сбежать из зала на улицу.
      Здесь было не так прохладно, зато пахло бен.чином, а не сосисками.
      Ромка стал изучать расписание. Сперва со скуки, а потом сообра.чил, он так хорошо справился с заданием, что дядя Робертас вполне может послать его по колхозным делам в какой-нибудь город или даже прямо в Вильнюс. Ну, конечно же, пошлет! Поэтому Ромка решил выучить расписание наизусть. Чтоб потом не терять времени даром.
      Часы и минуты плохо укладывались в памяти. Но Ромка повторял снова и снова. И так зазубрился, что не заметил, как прошло время.
      По радио объявили о посадке на автобус, следующий по маршруту Клайпеда — Жуведра. Ромка занял свое любимое место — в первом за водителем ряду.
      Миновав железнодорожный переезд, автобус покатился по накатанной до черноты ленте асфальта. Быстро темнело, и за городом шофер сразу включил фары. Ромка, сидя за его спиной, не отрывал глаз от несущейся навстречу дороги.
      Автобус постепенно пустел. Пассажиры сходили на каждой остановке. Сходили и сразу исчезали, будто растворялись в ночи.
      Ромке смертельно хотелось спать. Даже сильнее, чем кушать. Он вдруг почувствовал, что устал, очень устал. Откинулся на спинку, прикрыл гла.ча.
      И вдруг Ромка услышал тонкий голос:
      — Автобус в Жуведру?
      Это был голос с корабельного кладбища!
      Скрипнула подножка, и в машину кто-то поднялся. Ром-
      ка притворился спящим. Новый пассажир прошел к кондуктору. В автобусе запахло водкой, луком и еще чем-то противным. Эти запахи всегда сопутствуют пьяным.
      — Ты не смотри, что выпил, — продолжал тот же голос. — Я еще в самой норме.
      — А я и не смотрю, — неласково отозвалась кондуктор. — Билет брать думаешь?
      — Да если хочешь, я весь автобус закуплю!
      Ромка не сомневался. Это был тот самый голос. Ромка стал незаметно поворачиваться на сиденье. Сейчас он у.чнает, кому принадлежит этот голос. Наконец-то ниточка от тайны будет в его руках!
      — Сдачу возьми.
      — Дарю! За хорошее обслуживание!
      Ромка приоткрыл глаза. Во.чле кондуктора сидел дядя Балис — пожилой рыбак из Жуведры. Конечно же, это его голос. «Балда! — обрушился на себя Ромка. — Упустить столько времени! Какой промах!»
      — Подачек не принимаю...
      — А я говорю — бери!
      Мальчик удивленно смотрел на ра.чошедшегося рыбака. Все в нем было необычным. Прежде всего Ромка никогда не видел его пьяным. Во-вторых, молчаливость дяди Балиса вошла у жителей поселка в поговорку. Ходил он обычно в синем хлопчатобумажном костюме и высоких резиновых сапогах. А тут принарядился. Даже шляпа на затылке.
      Кондуктор молча сунула рыбаку деньги и прошла вперед в кабину шофера.
      — Брезгуешь! — вскричал дядя Балис. Он приподнялся, собираясь последовать за кондуктором. Но машину тряхнуло, и рыбак тяжело плюхнулся обратно на сиденье. Плюхнулся и вскоре захрапел на весь автобус.
      Значит, тонкий голос, что слышал тогда Ромка на корабельном кладбище, а потом ночью неподалеку от Ребячьего дома, принадлежит дяде Балису! Самому неразговорчивому и незаметному человеку в поселке. Что знает о нем Ромка?
      Ромка припоминает, как года два назад они шли с мамой в кино и встретили по дороге дядю Балиса. Мама обернулась, посмотрела вслед рыбаку и сказала:
      — Несчастный человек!
      и когда Ромка спросил почему, мама рассказала, что аеред самой войной у дяди Балиса в один день погибли жена и обе дочери. Ехали из города на грузовике и разбились. Остался он с сыном. Тут фашисты пришли. Никто не знает, чем сманили они сына дяди Балиса. Только записался он в каратели. За коммунистами и партизанами охотился. Не в своей местности. Говорили, где-то около Вильнюса, потом в Белоруссии.
      Перед бегством фашистов он объявился в Жуведре. Переоделся, взял лодку. И исчез. Долго ждал его старый Ба-лис. Но так и не дождался...
      — Приехали! — мальчик задумался и не заметил, что автобус катит уже к почте. Сейчас он развернется, и можно будет выходить.
      — Поднимайся! — трясла кондукторша дядю Балиса. Но тот лишь мычал в ответ.
      Не дожидаясь его пробуждения, Ромка спрыгнул на землю.
     
     
      Глава десятая
     
      Последние дни Гражина продолжала поиски катера самостоятельно. Это было нелегко. Она не .чнала, как выглядит «Звездочка», и поэтому дотошно исследовала каждое суденышко, по каким-либо причинам приткнувшееся к берегу. Тем более что большинство из них вообще не имело никаких на.чваний.
      Интересно, что делает сейчас Ромка? Нет, она все же должна узнать, что произошло за эти дни. Может, нужна ее помощь? А может, тайны больше не существует? Да и карта поселка хранится у нее. Гражина достает карту и, вооружившись красным карандашом, жирно перечеркивает места, где искала она «Звездочку».
      Делать больше нечего... Интересно все же, разыскал Ромка катер или нет? А незнакомцев? Гражина откладывает карту и решительно направляется к дверям. Идет сперва медленно, но постепенно ускоряет шаги. Миновав главную улицу, уже не идет, а бежит.
      Но Ромки дома не оказалось. На двери висел замок. Не замок, а детская игрушка. Чуть потяни — откроется. Но тянуть было некому. Замки вешали по привычке, для порядка.
      Куда же теперь? На корабельное кладбище? Или в Ребячий дом?
      У почты Гражина встретила Пятраса. Он тут же прикинулся, что не заметил ее. Но Гражина окликнула его:
      — Не знаешь, где Ромка?
      — В командировке! — Пятрас произнес это так, словно он сам удостоился такой чести.
      — Вот еще! Сказки бабушки расска.чывают, а ты уже в седьмом классе...
      — Не только бабушки, но и дедушки, — по своему обыкновению ра-чвел руками Пятрас. — А Ромка в командировку уехал.
      — Толком говори!
      — Не обучен. И, кроме того, спешу. Ромка меня своим заместителем оставил.
      — Пятрас!
      Но мальчик даже не оглянулся. Наконец-то ему удалось натянуть нос этой Гражине. И чего только Ромка с ней водится? Вот Пятрас никогда не станет дружить с девчонками. Ему и говорить с ними не о чем. Ничего, Ромка тоже одумается...
      А Гражина побежала на рыбную базу. Там работает Ромкина мама, и, может, удастся напасть на его след. Бежала, а сама все думала о тайпе. Так задумалась, что с разбегу налетела на председателя колхоза.
      — Куда это ты разогналась? Чуть было с ног не свалила. — Дядя Робертас шел в ту же сторону, что и Гражина, и наскочила она на него со спины.
      — Ой, простите!.. Загляделась, — вспыхнула румянцем Гражина. — На рыбную ба.чу я...
      — Отец ведь в море.
      — Знаю. Я просто так...
      — Слушай, Ромку ты, случаем, не видела?
      — Дайлидониса? Нет, не встречала. А что?
      — Уехал чуть свет в командировку, и до сих пор нет.
      Значит, правда! Ромку послали в командировку! Вот что
      значит быть начальником штаба. Только выбрали, и сразу в командировку.
      — Дядя Робертас, пошлите в следующий раз меня. Я точ-но-преточно вернусь. Честное пионерское!
      Председатель колхоза зачем-то внимательно посмотрел на Гражину. Ответил не сразу:
      — Будет у тебя важное дело, как у Ромки, обязательно пошлю. Договорились?
      — А у него важное?
      — Очень! — серьезно ответил дядя Робертас. — Траулер сейчас — это все равно, что колонна танков во время войны. Представляешь?
      Они подошли к рыбной базе. Возле нее на высоких стойках сушились сети. Рядов двадцать, а то и больше. Несколько женщин осматривали ажурные полотна, стараясь не пропустить разрывов нитей. В руках у каждой — металлическая игла-челнок. Несколько быстрых движений, и дырки в сети словно и не бывало. А сетевязальщица переходит к следующему участку.
      Дядя Робертас скрылся в широких дверях приземистого .здания, где размещаются холодильник, разделочный, коптильный и засолочный цехи. Девочка пошла к причалам. Судов в затоне было мало. Все на промысле. А Гражина любила, когда на базе ключом била жизнь. Рокот двигателей, плеск воды, разрезаемой носами судов, веселая перебранка рыбаков с работницами базы, пронзительные выкрики весовщиков: «Сорок пять!», «Тридцать два!», «Тридцать девять!»
      И рыба, рыба, рыба! Чем больше ее, тем громче гомон над затоном; рыбаки тогда лихо подводят лодки к причалам. Но случаются неблагоприятные ветры, случаются неожиданные повороты течений, и рыба не идет в сети. В такие дни неуютно на причалах, скучно и в поселке. Так бывало на Черном море, точно так же — на Балтийском.
      В прямом как стрела канале, соединяющем реку с затоном, появилась лодка. Упрямо расталкивая крутыми боками воду, она быстро приближалась к причалу, на котором стояла Гражина.
      — Принимай, хозяюшка! — прокричал один из рыбаков.
      — Воздух или какой другой товар? — подражая работницам базы, откликнулась Гражина.
      — Воздух глотай сама, а мы — народ балтийский, к рыбе с детства приучены!
      — Кому рыба, а кому и хвост рыбий, — не сдавалась девочка.
      Отвечать нужно быстро и метко. А запнулся, замолол языком непонятное — впредь помалкивай, разуму у умных набирайся.
      — Хоть он и хвост, а все от рыбы!
      — Хвосты ловили, а про головы забыли, — поддержал Гражину хор женских голосов. Работницы базы готовили ящики, чтобы побыстрее разгрузить первую лодку. Ведь за нею движется целая флотилия!
      Словесный поединок закончился в тот самый момент, когда с берега увидели, что лодка полнехонька живого серебра.
      — .С богатым уловом! — прокричала вместе со всеми Гражина.
      На этот раз море щедро вознаградило рыбаков. Лодки мчались прямо на причалы. Ка.чалось, еще мгновенье, и они врежутся в промасленные сваи. В это самое мгновение рыбаки давали двигателям обратный ход, круто перекладывали рули. И суда, словно вкопанные, застывали у причалов.
      Отец девочки вернулся тоже с богатым уловом...
      Спать Гражина собралась поздно. Затемно пришли с отцом с рыбной базы. Пока ужинали, часы пробили полночь.
      Спала Гражина в большой комнате. Рядом с письменным столом, который после шестого класса перешел в ее владение.
      Диван стоял у самого окна. С приходом тепла Гражина не закрывала его ни днем ни ночью. Она пыталась делать это и зимою. Но мама подняла скандал. Отец поддержал ее. Пришлось смириться.
      Едва девочка прикрыла глаза, как на простыню шлепнулся какой-то комок. Гражина подскочила и изо всех сил смахнула его на пол. Комок был мягким и податливым. Точь-в-точь летучая мышь. Бр-р-р!
      — Чего ты там воюешь? — сонно окликнула из соседней комнаты мать.
      Девочка промолчала. Не в ее характере признаться, что она изрядно струсила. Но тут на диван упал второй комок. Еще более увесистый, чем первый. Гражину вихрем сорвало с постели. Крепко прижав простыню, словно она могла защитить ее от неведомых существ, прыгавших в окно, девочка на всякий случай отошла за шкаф.
      Прислушалась. Под окном, под ее окном кто-то возился. Бот карабкается по камням... Дотянулся до подоконника... В черном проеме появилась голова... К счастью, она заговорила Ромкиным голосом:
      — Соня-засоня. Бросал, бросал землю — чуть руку не вывернул. Нашел я его! Клянусь головой осьминога!
      — «Зве.чдочку»?
      — Нет. Человека с кладбища. Того самого, за которым ночью гонялся. Тайна раскрыта. Ура!
      — Подожди минутку.
      Ромка присаживается на бревно у дома. После встречи в автобусе сон как рукой сняло. Правда, ноют ноги, но Ромка старается не обращать на них внимания. Весь во власти разноречивых предположений, он готов не спать и не есть неделю кряду.
      — Говори! — Гражина бесшумно выбралась через окно.
      — Так вот: один из двух, что были на кладбище, — дядя Балис! Голос у него тонкий.
      — Дядя Балис? Не припомню что-то...
      — Да знаешь ты его. Угрюмый такой, всегда в резиновых сапогах ходит. Еще он с отцом Марите Мачулайтите в море работает.
      — Молчальник?
      — Вот-вот, — Ромка торопится выложить главное. — Сына он прячет!
      — Зачем?
      — Фашист. Наших расстреливал, — мрачнеет Ромка. — С гестаповцами сбежал...
      Ромка выкладывает Гражине все, что знает о дяде Ба-лисе, рассказывает о встрече в автобусе.
      — А сына ты видел?
      — Это ж второй незнакомец с корабельного кладбища! Клянусь головой осьминога!
      — Бабушка еще надвое сказала...
      — Перестань, — досадливо отмахивается мальчик. — Помнишь, он вспоминал о штурмфюрере Фальке?
      — Ну, помню.
      — Так это же фашистский начальник. Потом дядя Ба-лис спрашивал у сына, как решился он в наших местах появиться. Это два! Да я тебе целых сто примет найду!
      — А почему он отцу угрожал?
      — Голова — два уха! — пре.чрительно тянет Ромка. — Фашист он! Понятно?!
      — Ничего мне не понятно! И не кричи на меня! Скажи лучше, как .човут сына дяди Балиса? А?
      — Как зовут?.. — пытается вспомнить Ромка. Но по его лицу видно, что это совершенно бе.чнадежно.
      — Эх, ты!
      — Чего тебе от меня надо? Чтобы я целых два года помнил какое-то имя? Да? Клянусь головой осьминога, может, мама тогда и не говорила мне...
      — Может, может, — поддразнивает Гражина, — никакого толка от твоего «может».
      — Знаю! Знаю! — подскакивает вдруг мальчик. — Ва-цис! Вот как его зовут!
      — Вспомнил?
      — Чего тут вспоминать: так его дядя Балис на кладбище называл.
      Это было не очень убедительно, но Гражина больше не спорит. Сын это дяди Балиса или не сын — все равно тайна корабельного кладбища приоткрылась. Конечно, предстояло у.чнать euje многое, но теперь они на правильном пути, теперь была уверенность, что тайна будет раскрыта.
      — Узнаем, где он прячется, — и к пограничникам! — планирует Ромка. — Берите фашиста, судите его! Об этом, может, даже в газетах напишут... Пусть узнают все, что Ромас Дайлидонис умеет не только клады искать...
      — Ну как, посмотрим? — спрашивает Гражина.
      — Что?
      — Дома ли этот Балис...
      — Ночью?
      — А если он сейчас к сыну собирается?
      — Пошли! — вскакивает Ромка. — Быстрее!
      и они побежали. Поселок спал. Спал ветер. Спало море. Луна была так ярка, что казалось, будто тысячи .чве.чд, притушив огоньки, передали свои силы верному спутнику земли. Глубокую тишину нарушали лишь торопливые шаги ребят да ленивое тявканье одинокой собаки. Ромка ие преминул .заметить, что она, видимо, страдает бессонницей.
      ...Дом дяди Балиса стоит на отшибе. Сложенный в отличие от большинства кирпичных .зданий поселка из толстых бревен, он приземист и мрачен. Вплотную к дому подходят густые заросли орешника. С этой стороны и пришли к нему ребята.
      В окнах — темнота. Двери — на запоре.
      — Спит. Пьяный ведь, — шепчет Ромка.
      — Дома ли? А может, сын прямо у него ночует? Может, он видит нас? — Гражине становится страшно. Ромас тоже поеживается. Что ни говорите, мало приятного встретиться с фашистом, который даже отца родного грозился отправить к покойникам.
      Фашист! Это слово .звучит для ребят как проклятье, как самое плохое и страшное, что только может быть на земле.
      Но что делать? Как поступить?
      И Ромка решается. Наказав Гражине спрятаться в кустах, он подползает к самому дому. Здесь прислонен к стене большой та.ч И.Ч оцинкованного железа. В таких хозяйки обычно стирают белье. В рз^ках у Ромки — толстая палка.
      И словно взорвалась ночная тишина. Дикий грохот! Вопли: «Пожар!», «Пожар!»
      Убегая в кусты, Ромка слышит, как мечется кто-то в доме. Потом двери с треском распахиваются, и на пороге вырастает человек.
      — Дядя Балис, — ра.чочарованно шепчет Ромка.
      Вациса в доме рыбака не было. А то бы он, как рассудил Ромка, выскочил тоже. Дядя Балис долго стоял в лунном свете. Спьяну он, видимо, не мог сообра.чить, что подняло его с постели. Потом безобразно выругался и скрылся в доме.
      — Давай так. Сейчас — спать. Утром я иду в правление, а ты — сюда. Да пораньше. Чтобы не пропустить, когда он к сыну пойдет.
      — Ладно... В городе ты все сделал, что дядя Робертас наказывал?
      — Клянусь головой осьминога!
      — Расскажи.
      — Могу, — и Ромка начинает рассказывать. Говорит он до самого дома Гражины. Та слушает и завидует. На прощанье девочка, словно между прочим, замечает:
      — Дядя Робертас меня тоже послать обещался... Когда дело важное объявится.
      — Валяй, — снисходительно одобряет Ромас. — Я тогда устрою тебе полный инструктаж. Понимаешь, главное — действовать решительно! Не то целый день просидишь без толку.
     
     
      Глава одиннадцатая
     
      Когда Ромка часам к одиннадцати дня добрался, наконец, до дома дяди Балиса, Гражины на месте не оказалось. Мальчик хотел рассердиться, но это ему не удалось. Уж очень много приятного сказал ему в правлении председатель колхоза.
      Даже вечно недовольный бухгалтер пробурчал: «Некоторым взрослым не мешает поучиться у этого малыша».
      Теперь дядя Робертас велел Ромке хорошенько обмозговать, как лучше принять заводских комсомольцев, сколько автомашин потребуется ударным пионерским отрядам в воскресенье. И доложить завтра на заседании правления колхоза, которое соберется специально для этого...
      Но куда все-таки делась Гражина? Мальчик прокричал кукушкой: «Ку-ку-кук! Кук-ку-ку! Ку-ку-кук!» Такой они установили сигнал. Ответа не было. Ромка подошел ближе к дому. И тут все понял. На дверях висел замок. Дядя Балис ушел. А Гражина, конечно, последовала за ним.
      «Балда!» — обругал себя Ромка. Нужно было предусмотреть это и договориться об условных знаках. И почему обычно запаздывают важные мысли? У всех или только у него? Мама, например, говорит, что он сперва делает, а потом думает. Сам он считает наоборот. А на деле выходит ни по его, ни по-маминому. Словом, сложная проблема.
      Мальчик направился к школе. Напрямик. Через орешник. До чего хорошо продираться сквозь кусты, когда каждая ветка норовит хлестнуть тебя по лицу! А ты смело вступаешь с ними в бой: нападаешь, защищаешься и снова нападаешь. Будто и впрямь вступил в сражение с полчищами врагов. Вот только постепенно сбиваешься с прямого пути и выходишь из кустарника далеко от намеченного места.
      На этот раз Ромке удалось выйти прямо к школьному забору. Правда, метров на тридцать левее потайного хода. Но это сущий пустяк. Сейчас он раздвинет доски и... Доски не раздвигались. Гвозди лежали у него в руке, а доски ни с места. В чем дело? Впервые за два года Ромка не мог воспользоваться своим лазом.
      О потайном ходе знала одна Гражина. Больше никто. Неужели она рассказала о нем кому-нибудь?
      Войдя во двор, Ромка сразу понял, кто забил его лаз. Старшеклассники ремонтировали забор: укрепляли столбы, заменяли сшившие доски новыми, прибивали покрепче старые. Они, конечно, и не помышляли насолить Ромке.
      — Ромка пришел! — закричал один из малышей, которые возились на опытном участке.
      Начальника штаба сразу спросили, когда будет организован ударный октябрятский отряд для работы на корабельном кладбище. Он попытался уйти от ответа. Но не тут-то было. Октябрята были совершенно уверены, что без них никак нельзя обойтись. И Ромке пришлось дать честное пионерское слово и еще поклясться головой осьминога, что отряд будет создан завтра же.
      — Ну и книжку я читал! — с трудом дождавшись паузы, восклицает мальчуган с толстым круглым лицом.
      — Интересную?
      — «Конек-горбунок»! Читал?
      — Нет...
      Мальчуган в восторге: сам Ромка не читал, а он читал! А ведь Ромка, по общему мнению, знает все.
      — Ромас! — с криком влетает во двор взъерошенный мальчуган лет десяти. — А я тебя повсюду разыскиваю. Гражина сказала: «Найдешь — краб твой». Слушай, — отозвав Ромку в сторону, переходит он на шепот, — велела передать: пошла гулять к маяку с одним знакомым.
      я тебе слово в слово! Ха? Говорит, со знакомым, а гуляет одна. Ха!
      Ромка быстро прикинул: от школы до маяка километра три. Полчаса ходу на третьей скорости.
      — Салют, ребята?
      Не объясняя причины своего ухода, Ромка мгновенно исчезает.
      ...Позади остался развилок, откуда тропинка кратчайшим путем ведет к корабельному кладбищу; закончились э.аросли орешника. Теперь слева и справа от полевой дорожки тянутся изумрудные полотнища лугов. Ромка бежит так быстро, что ветер свистит в ушах.
      «Что же могло привести дядю Балиса на маяк?» — напряженно думает оп.
      Высокая белая башня маяка с застекленной верандой наверху стоит среди дюн далеко выступающего в море мыса. Мыс этот похож на рог какого-то огромного животного. Потому и назвали его Жуведрос рагас. В нижнем этаже маяка прежде жил смотритель. Из его комнаты витая металлическая лесенка вела в верхнее помещение, где был установлен сильный ацетиленовый фонарь. Каждый вечер смотритель зажигал его. Маяк светил в любую погоду, помогая ориентироваться в море кораблям.
      Светит он и теперь, но только сильнее, ярче. Вместо ацетиленового фонаря на маяке установлен электрический, который работает автоматически. С наступлением сумерек специальное устройство включает свет, а утром, когда земля прощается с ночью, выключает. И теперь никто уже не живет на маяке. Лишь изредка приходит сюда катер со смотрителем-электриком. Это новая специальность на побережье. Один человек обслуживает много маяков! Приедет на Жуведрос рагас, проведет там денек-другой. Все почистит, наладит — и в путь. К следующему маяку...
      «Сын! — как всегда неожиданно, осеняет Ромку. — Он прячет на маяке сына!»
      Ромка уже не бежит, а летит. Он задыхается, пот заливает глаза. Но вперед! Вперед! Справа вырастает большой холм. На его крзлгом склоне отчетливо виднеется черное жерло пещеры. Той самой, где предполагал он найти стоянку первобытных людей.
      Дорожка снова ныряет в кустарник, и Ромка почти сталкивается с кряжистым рыбаком. Дядя Балис!
      — Здравствуйте... — опешив от неожиданности и задыхаясь, с трудом выдавливает мальчик.
      — Носит нелегкая! — угрюмо ворчит тот и, не ответив на приветствие, удаляется широким шагом. Ходит он немного вразвалку. Как все рыбаки.
      Ромка растерянно глядит ему вслед. Но тут из кустов высовывается рука. Сильный рывок, и мальчик, зацепившись ногами за ветки, падает в орешник.
      — Ударился? — шепчет над ухом Гражииа.
      — Ты?! — не сразу приходит в себя мальчик.
      — Я!
      — А я решил — все! Фашист. Выследил и напал! — Ромка еще бледен, но говорит нарочито бодро, словно и не испугался вовсе. Поднялся, отряхнулся.
      — Боялась, этот оглянется, — оправдывалась между тем Гражина. — Стоишь — глаза выпятил...
      — Выпятишь тут...
      — Я понимаю...
      — Ничегошеньки ты не понимаешь. Он уходит, а мы разговоры разводим.
      Ребята вышли из кустов. Далеко впереди виднелась широкая спина рыбака. В руках он что-то нес. Сумку или мешок.
      — Пришли мы к маяку, — торопливо рассказывает Гражина. — Думала, ключ у него есть, а сына он в середине прячет.
      — Ну?
      — Ничего подобного.
      — Не может быть! — Ромка так тверд в своих предположениях, что готов спорить с Гражиной.
      — А ты там был? — недоумевает она.
      — Нет.
      — Тогда зачем языком мелешь?
      — Ладио уж...
      — На маяк даже не взглянул. Будто и нет его. Вышел прямо к берегу. За мыском. Где море клином врезается. Знаешь?
      Знаю. Рыбаки это место «тихим» называют. Дальше!
      — Забрел он по колено в море и стал что-то в воде вы-
      сматривать. Смотрел. Смотрел. Потом вытащил кол. А за иолом потянулась веревка. А за веревкой — мешок, что ли. С берега хорошенько не разглядела.
      — И? — Ромка как туго натянутая струна, как тетива от лука.
      — Рыба у него там. Живая.
      — Тьфу! — в сердцах сплюнул мальчик. Он ожидал услышать невесть что, а тут рыба.
      — Переложил в сумку рыбин десять... И пошел обратно. Все!
      — Ворует, значит?
      — Что ты говоришь?
      — Точно. У колхоза ворует. Прежде, до дяди Роберта-са, многие рыбаки так поступали. Возвращаясь с лова, прятали часть рыбы для базара. Только давно уже этого нет-Клянусь головой осьминога!
      ...Следуя за старым рыбаком, Ромка и Гражина вышли на главную улицу поселка. Заметив, что дядя Балис скрылся в дверях продуктового магазина, Ромка кивнул Гражине, Она сразу поняла: не мешает узнать, какие покупки сделает рыбак.
      Едва Гражина ушла, на улице появилось несколько ребят из Ромкиного класса. И почему это друзья всегда объявляются в самое неподходящее время?
      — Здорово! Как съездил? Привет! Куда пропал? — посыпались вопросы.
      Пришлось снова рассказывать о поездке в город. Друзья без конца прерывали его, одобрительно хлопали по плечам, выспрашивали подробности. Ромка говорил, а сам не спускал глаз с магазина. Вот вышел дядя Балис. Вот и Гражина. Неужто пойдет сюда? Нет. Сообразила, что рыбака нельзя упускать из виду. Двинулась за ним...
      — Ты молодчага, Ромка! Наша закалка! — единодушно решили друзья. — Как будем действовать дальше?
      — Завтра собирается штаб. В девять утра, — в Ромки-ном голосе сразу появились командные нотки. — Пятрас отвечает за сбор членов штаба. Викторас вызовет председателей отрядов. Остальные — в резерве. Ясно?
      — Ясно! — ответил за всех Пятрас.
      — К двенадцати часам нужно все решить.
      — Почему к двенадцати?
      — В двенадцать — заседание правления колхоза. Специальное! Мой доклад!
      — Ух, ты!!!
      Ромка горделиво выпячивает грудь. Но быстро спохватывается, На ум почему-то приходят слова дяди Робертаса, словно невзначай сказанные им сегодня утром: «Отец твой, парень, был на редкость скромным человеком». И Гражина поссорилась с ним после Большого сбора из-за того, что нос задирал.
      — Расскажу на правлении обо всем, что решит завтра штаб, — поспешно уточняет Ромка. — Ну, пока!
      — Уходишь? — удивляется Пятрас. — А мы загорать. К старому доту. Пошли!
      Предложение заманчивое. Возле дота, который фашисты построили во время войны у входа в реку, удивительно мягкий и мелкий песок. Как пух. Ромка может часами наблюдать за ним. Мальчик открыл, что песок всегда в движении. Даже когда совершенно нет ветра. Ромке порой кажется, что в глубине земли беспокойно ворочается с боку на бок могучий великан. И потому волнуются, переливаются на поверхности песчаные реки: то текут тончайшими, едва приметными струйками, то срываются сыпучими водопадами, то обрушиваются целыми пластами.
      — Дела. Не могу. — Чтобы избежать дальнейших расспросов и уговоров, Ромка повернулся и зашагал прочь...
      Потом он долго, ему показалось бесконечно, скучал в одиночестве у дома дяди Балиса. Гражина, сообщив, что рыбак купил в магазине две буханки хлеба и три банки мясных консервов, отправилась обедать. А Ромка валялся на траве и ждал, когда, наконец, отправится к сыну дядя Балис.
      Но тот не торопился. Затопил печь. Мальчик уловил запах жареной рыбы. Ромка едва поспевал глотать слюнки. Спасибо Гражине — догадалась захватить из дому кусок хлеба с салом.
      Стали скучать вдвоем. Это было ничуть не интереснее, чем в одиночку. Минута за сто кажется, а то и больше. Бывает же — говорить не о чем. И все!
      Наконец дядя Балис вышел из дому с сумкой в руках. Даже издали было заметно, как круто вздуты ее бока... Рыбак сразу свернул к корабельному кладбищу. Ребята осторожно пробирались следом...
      Солнце уже ушло на покой, и кладбище быстро окутывали сизые сумерки. Между судами они сгустились до черноты. Казалось, там притаилась сама ночь. Притаилась и ждет лишь момента, чтобы накрыть своими крыльями всю бухту.
      Дядя Балис направился к дв)^ большим пароходам, стоявшим вплотную друг к другу. По доске взобрался на один из них. И исчез. Словно провалился.
      Ребята притаились под высокой пароходной кормой, ржавой глыбой нависшей над берегом. Идти на судно было нельзя. Каждый шаг отдавался — гремел в нем, как в пустой бочке.
      — Слушай! — сдавленно прошептал Ромка.
      В эту минуту их уши превратились в звукоуловители. И не зря. Откуда-то, словно из-под парохода, до ребят донеслись голоса. Но разобрать слова было невозможно. Они сливались, путались друг с другом.
      Так продолжалось недолго. Потом на пароходе забухали шаги. Не одного человека, а двух! Вот они остановились над головами ребят. И глухой голос, голос человека, которого старый рыбак называл Вацисом, произнес:
      — Подвел ты меня, старый. Подвел.
      — Да, я же говорил тебе, — залебезил дядя Балис.
      ~ Что говорил? Что? Испугался, торопился от меня избавиться — вот и указал на первую попавшуюся посудину. А на ней только и плавать, что к утопленникам на дно морское.
      — Не знал... Богом клянусь... Трюм у «Звездочки» показался мне сухим... Старость, — бормотал рыбак.
      — Хватит тебе соловьем разливаться!
      — Зато устроился ты, Вацис, надежно.
      — И на том спасибо. Только не за тем я сюда из Сибири ехал! Понял?
      — Как тут не понять... Все понял,
      — На завтра мне жратвы хватит. А послезавтра не приходи. В город махну. Может, кого из старых дружков встречу...
      — Ты бы, Вацис, поосторожней, — снова залебезил дядя Балис. — Еще узнают...
      — Ишь какой заботливый! Так я о себе еще больше забочусь! Шагай. Жду через пару деньков. В это время!
      — Приду, непременно приду...
      Заскрипела, закачалась доска. Рыбак сошел с парохода. Прошел немного берегом, затем резко свернул в сторону. Гражина хотела сразу идти следом. Но Ромка молча удержал ее. Они двинулись с места только после того, как на пароходе забухали и смолкли где-то в глубине шаги.
     
     
      Глава двенадцатая
     
      Следующий день был до отказа заполнен хлопотами. Но за всеми делами Ромка ни на минуту не мог забыть, что предстоит им завтра с Гражиной. Завтра они пойдут на корабельное кладбище и проникнут в берлогу, в которой скрывается человек с глухим голосом. Пойдут и проникнут... Завтра самое удобное время: Вах^ис сказал рыбаку, что уедет в город...
      Ромка проводил заседание штаба, а сам думал о Вацисе с корабельного кладбища. Ребята спорили, как лучше организовать работу на судах, а Ромке представлялась палуба парохода, по которой крадутся они с Гражиной. Даже на заседании в правлении колхоза Ромка думал о завтрашнем дне.
      Только бы не спугнуть их. Ведь в следующее воскресенье на кладбище соберется много народу. Зиачит, тайна должна быть раскрыта в самые ближайшие дни.
      Дело, конечно, серьезное. И опасное. Но стоящие дела, по глубокому убеждению Ромки, всегда бывают опасными. Такими, что трус сразу от них отказывается. Ромка, в сущности, еще очень мало знает о человеке с корабельного кладбии;а, но не сомневается, что это страшный человек. И не только для него и Гражины, а для всех. Вон сколько лет скрывался.
      Интересно, для чего потребовался Вацису катер? Отремонтировать и куда-то плыть? Но куда? Рядом — граница. Значит?.. Хорошо, что просчитались они с дядей Балисом. Молодчина «Звездочка»!
      в особо трудных случаях жизни Ромас сзывает на совет своих любимых героев. И они незримо приходят к нему. Павка Корчагин и Марите Мельникайте, летчики-испытатели братья Коккинаки и французский ученый Жак Пи-кар *, знаменитый Тимур и капитан Немо... Чем сложнее задачу решает Ромка, тем больше замечательных людей собирает он.
      Как поступили бы они завтра?
      Ромка не сомневается, что Павел Корчагин сказал бы ему: «Мы, братишка, своими руками контру стреляли!» А Тимур бы скомандовал: «Хватит болтать! Действуй, и точка!» С этой минуты сомнения покинули Ромкину голову. Он повеселел и охотно согласился сопровождать дядю Робер-таса к смотрителю корабельного кладбища. С председателем колхоза отправилась целая толпа ребятишек. Всю дорогу они пытались представить, как встретит их дядя Юозас. Сошлись на одном: быть большому скандалу.
      Потом запели песню. Точнее, запел дядя Робертас, а ребята подхватили. Вот уж не думали они, что у председателя колхоза такой приятный голос. Но вот показался дом-корабль, и дядя Робертас снова превратился в председателя колхоза.
      — Ждите меня здесь, — остановил он ребят на поляне. — Пойду разведаю, что и как.
      — И я, — шагнул к нему Ромка, считая это своим неотъемлемым правом.
      — И я, — присоединился Пятрас. Как-никак, а он целый день замещал начальника шта-ба.
      — Нет! — сказал, словно отрезал, председатель колхоза. — Все остаются здесь.
      Ромка завидует взрослым, которые умеют говорить так решительно и властно. Тогда и возразить нечего. А вот у него, к примеру, голос совсем не командирский. Даже наоборот. Мама говорит — «петушиный». Он спрашивал Гражину. Так она тоже не смогла сказать о его голосе ничего хорошего. Но и не критиковала. Это самое плохое.
      Ромка давно приметил, что есть люди, о которых другие просто не вспоминают. Ни хорошо, ни плохо. Будто и не
      * 23 января I960 года Жак Пикар на батискафе «Триест» достиг дна Марианской впадины. Глубина ее — 10 919 метров.
      живут они на свете. И в Жуведре такие есть. На собраниях о них — ни слова, хотя они непременно сидят в зале. Наверное, потому, что о них действительно сказать нечего. Работники они средние. Книжки и те читают не для души, а чтоб не стыдно было, если разговор зайдет. Мечтать они не умеют. Ромка, конечно, не такой, И пусть лучше его всю жизнь ругают, чем обходят молчанием...
      — Представляю, какая у них там схватка! — Пятрасу надоело ждать, и он поднялся с травы.
      — Дядя Робертас все равно победит! — убежденно откликнулся Витукас.
      — А если смотритель не подчинится? — засомневался
      кТО-ТО.
      — Ромка бумагу привез!
      — Не бумагу, а приказ, — уточнил начальник штаба. — По всей морской форме и с печатью.
      — Круглой?
      — С якорем!
      — Ребята! Сюда! — донесся голос дяди Робертаса.
      Ребята гурьбой повалили к домику смотрителя. Дядя
      Юозас стоял на пороге своего корабля-дома с неизменной сигарой в зубах.
      — Прошу всех в рубку! — пригласил он.
      Эти слова вызвали общий восторг. Еще бы! Большинству ребят казалось несбыточной мечтой побывать в чудо-доме. Лишь Ромка да еще двое-трое счастливчиков удостаивались этой чести. А теперь, пожалуйста, — заходи!
      На второй этаж, точнее — в рубку, вела не лестница, а металлический корабельный трап с густой паутиной веревок и блоков по бокам. Когда все поднялись наверх, дядя Юозас захлопнул крышку люка. Потом прошел к штурвалу, установленному, как это и положено, в центре рубки. Взялся за отполированные ручки и стал поворачивать. Под ногами что-то сильно заскрипело.
      — Трап поднят, — сообщил ребятам смотритель. — Корабль выходит в открытое море.
      Гости чуть не поотвертели себе шеи. У них пропала всякая неприязнь к дяде Юозасу. Действительно, если он смог придумать и соорудить такое, значит стоящий человек, с воображением.
      — Слышал я, корабль строить хотите. Правда? — до-(«родушно спросил смотритель.
      — Правда! — откликнулась хором команда.
      — Орлы! — одобрил дядя Юозас. — Государственные люди!
      Ромка недоуменно глядел на Пятраса. Пятрас — на Ромку.
      — Да ведь... — не выдержал начальник штаба.
      — Все знаю! — тут же перебил его дядя Юозас. — Докладывали! Когда начинаете?
      — В следующее воскресенье.
      — Добро! К этому времени все проверю. Бумажку составлю: что с какого корабля снимать.
      — Так мы... — снова рванулся вперед Ромка.
      — Все знаю! — снова перебил его смотритель. — Все сделаю!
      Долго просидели в рубке ребята. Дядя Юозас рассказал им не одну, а целых три настоящие морские истории. С туманами, кораблекрушениями, пиратскими флагами и горами трупов. Причем как-то само собой выходило, что во всех этих историях старый смотритель играл наиглавнейшую роль.
      Дядя Робертас давным-давно ушел, а ребята все не могли расстаться с чудо-домом. Смотритель раздобрился и разрешил каждому поднять и опустить штурвалом трап. Из рук в руки переходил огромный морской бинокль.
      На обратном пути Ромка сконфуженно молчал. Вот тебе и дядя Юозас! А он убеждал ребят, что к старому смотрителю не подступиться... Теперь — к Гражине! Дома у нее стирка. Сказала, что освободится только к шести.
      Девочка уже ждала Ромку. Глянула тревожно в глаза. И у него вдруг засосало под ложечкой. Мальчик знал: это пришел страх. Впился, как пиявка. Ничем не выгонишь. Выход один — стараться не обращать внимания.
      — Идем?
      — Да!
      ...И вот снова корабельное кладбище. Ромка взобрался на самую высокую дюну и огляделся. Никого. Подошли к пароходам. Гражина скинула тапочки. Ромка молча последовал ее примеру. Долго стояли. А в двух шагах круто взбегала на борт почерневшая от времени доска.
      Первым двинулся Ромка. Одним махом взлетев на палубу, он сразу присел за кормовой надстройкой. Замер-Тихо! Тогда поманил Гражину. Вместе скользнули вдоль борта. Босые ноги едва слышно шлепали по ржавому металлу. Казалось, он благожелательно относится к ребятам. Ведь иод ногами Вациса и дяди Балиса он кричал во весь свой металлический голос.
      Это был большой сухогрузный пароход, повидавший немало морей и океанов. Труба — на корме. Капитанский мостик — в середине судна, на специальной надстройке. Палуба за нею была сорвана, и ребятам, чтоб пройти на нос, пришлось балансировать по самому борту.
      Облазили все. Даже заглянули в трюмы, на треть наполненные ржавой вонючей водой. Ни малейших признаков человеческого жилья!
      — Идем на соседний пароход, ~ предложил уже Ромка. Но тут Гражина обнаружила штормтрап. Он лежал по левому борту между кормовой и центральной надстройками. Под толстой трубой.
      «Зачем он тут? — лихорадочно соображал Ромка. — Куда и кто спускается по нему?»
      Он подошел к борту, заглянул между пароходами и громко ахнул. Там, тесно прижавшись к ржавым корпусам, стояла «Звездочка».
      — «Звездочка»! — сдавленно вырвалось у Ромки.
      Да, это был тот самый катер, что исчез со своего места на кладбище недели три назад. Они обыскали все побережье, а нужно было искать в заливе. Под самым носом. Дядя Балис и Вацис ловко загнали катер между двумя судами. С берега «Звездочку» прикрывала полуразрушенная баржа, сверху крышей нависали высокие пароходные борта, спереди был подтянут бот с большой надстройкой. Прямо пещера получилась. Попробуй разыщи!
      — Она?
      — Клянусь головой осьминога!
      Ромка торопливо опускает штормтрап с парохода на катер.
      — Смотри в оба! — наказывает он Гражине и лезе1 вниз.
      Ромка сразу определил, что Вацис живет на катере. Под ноги попалась пустая консервная банка, на палубе шеле-
      стели обрывки газет. Ромка осторожно потянул двери рубки. Вошел. На рундуке * — матрац, подушка, одеяло. Столик откинут. С края — коптилка, по другую сторону — буханка хлеба, консервы.
      В рубку попадало немного света. Поэтому Ромка не сра-;!у заметил крошечный снарядик, стоявший рядом с коптилкой. Зажигалка. Машинально повернул колпачок. Еще. Еще. По снарядик не хотел раскрываться. Просто потянул. Ре-:!ультат был тот же.
      Поднес зажигалку поближе к глазам. И вдрлт Ромке показалось, что видит он ее не впервые. Нет. Чепуха. И все ;ice, чем дольше крутил он зажигалку в руках, тем настойчивее билась эта мысль. Не открывается. «С секретом», — почудился Ромке голос матери... Потемнело в глазах. В жестоком шторме заплясали стены рубки. Ромас застыл, судорожно сжав зажигалку...
      Гражине не терпелось попасть на катер. Но Ромка не подавал голоса. Тогда она спустилась по штормтрапу.
      — Ромка[ Ромка! — позвала девочка.
      Ромка откликнулся только на третий раз. Он вышел из рубки и каким-то странным голосом спросил, чего она хочет.
      — Живет?! — нетерпеливо спросила Гражина, дрожа от иолпения.
      — Живет...
      — В рубке?!
      — В рубке...
      — Ты это чего такой? Будто кислого молока объелся!
      — Нет, нет... Я ничего...
      Гражина старательно исследовала рубку. Потом полезла и трюм. Оттуда в машинное отделение. Ромка следовал за нею. А сам думал, думал, думал...
      Не мог же он поделиться с Гражиной своими мыслями!.. Только с мамой! Только с мамой! Она не раз рассказывала Ромке, что его отец очень любил вещи с секретами. Ему доставляло большое удовольствие, предложив кому-нибудь портсигар, наблюдать за тщетными попытками извлечь из пего сигарету. Потом он незаметно нажимал крошечную кнопку, и сигарета пулей выскакивала в руки. В день, когда
      * Рундук — ящик на судне для хранения вещей.
      отцу исполнилось двадцать пять лет, мама подарила ему зажигалку. В форме снаряда. Тоже с секретом. Не зная его, не откроешь.
      Ромка разжал пальцы. На ладони поблескивала зажигалка. В форме снаряда. С секретом. Ту, отцовскую, он, конечно, не мог помнить. Тогда ему было мало лет. Но мама рассказывала... рассказывала... рассказывала... Снарядик с секретом... Снарядик с секретом...
      А что, если и в самом деле у него в руках отцовская зажигалка? Но ведь отец никогда не расставался с нею... Отец погиб, и вместе с ним исчезла зажигалка... Каким же образом очутилась она у этого Вациса? Каким?.. Каким?.. Может, он знает, где отец? Знает? Но ведь отец погиб...
      — Патроны! — испуганно вскрикнула Гражина. Она нашла их в верхнем ящике ветхой тумбочки, приткнувшейся к иллюминатору машинного отделения. Много патронов. Густо смазанных.
      Ребята понимали, что надо уходить. Чем скорее, тем лучше. Они поднялись на палубу катера. Ромка осторожно, чтоб
      ничего не зацепить, поставил в рубке на столик зажигалку. Взглянул на нее в последний раз.
      На берегу Гражина облегченно перевела дух.
      — Ох, и страшно же было! — честно признается она. — Все время думала: «А что, если появится этот Вацис? Что тогда?» А ты боялся?
      — Боялся, — Ромка говорит это таким тоном, что девочка обеспокоенно заглядывает ему в лицо. Бледный. Прядь волос сползла на потный лоб. Конечно, боялся.
      — К пограничникам? — голос Гражины суров и решителен.
      Ромка вздрагивает, словно его с размаху ожгли линьком *. В голове все смешалось, перепуталось. Конечно, откладывать разговор с пограничниками нельзя, но сейчас Ромке кажется важнее всего на свете увидеть маму.
      — Поздно уже... Давай завтра... Зайду утром, — голос у Ромки срывается. Он протягивает Гражине руку и убегает.
     
     
      Глава тринадцатая
     
      В окнах домов горел свет. Мирно, спокойно. Так же мирно и спокойно плескалась вода в реке. Добродушно перекликались в ветвях птицы, лениво тявкали собаки. Со стороны затона доносился ровный рокот моторов. И от этого всеобщего благополучия и спокойствия Ромке стало так горько, что в нескольких шагах от своего дома он бросился в высокую траву и уткнулся лицом в землю.
      Заплакать бы! Но глаза сухи... Закричать на весь поселок! Но плохо слушается голос... Ромка сжал голову руками. Она почему-то была необычно большой и тяжелой. Такой тяжелой, что шея просто не в силах поддерживать ее.
      Что скажет он сейчас матери? Как объяснит свое смятение? Ромка знал, что мама не забыла отца, что она, как говорили в поселке, «однолюбка». И мальчик очень гордился этим. А сейчас ему вдруг захотелось, чтобы все было наоборот. Чтобы мама забыла отца. Чтобы у нее был другой муж.
      * Л и н ь — пеньковый трос.
      Тогда бы... Тогда ей не было бы так тяжело слушать то, о чем должен рассказать ей Ромка. Мальчик крепко зажмурил глаза. Забыть! Хоть на минуту забыть обо всем! Но из темноты сразу выплыла зажигалка. В виде снарядика. С секретом. А может, это совпадение? Мало ли похожих зажигалок бывает на свете.
      Ничего не говорить? Промолчать? А если у Вациса все же отцовская зажигалка? Если он знает, где и как погиб отец? А вдруг отец жив? Нет! Нет! За десять лет он бы подал весточку о себе...
      Из распахнутых окон полилась музыка. Это мама включила приемник. Мелодия легкая, веселая. Мама напевает. Голос у нее приятный. Во всяком случае, Ромка уверен в этом. Особенно хорошо поет она лирические песни. Ее даже в самодеятельность приглашали. Только отказалась она.
      ...В доме вкусно пахло свежим борщом. Так вкусно, что Ромка, позабыв на минуту о своих горестях, сразу направился к столу.
      — Мыть руки! — вернула его обратно на кухню мать. — Что у тебя нового? Как прошло правление?
      — Хорошо, — не сказал, а скорее выдавил из себя мальчик. — Все очень хорошо.
      И, видно почувствовав неубедительность своего тона, бодро добавил:
      — Правда, очень хорошо!
      — За поездку хвалили?
      — Ага!.. Знаешь, мама, давай кушать...
      Сели за стол. Ромка сперва немного рассказал об удивительном превращении смотрителя корабельного кладбища, словно по мановению волшебной палочки сменившего гнев на милость.
      — Будто и не противился он, будто и не прогонял нас с Пятрасом! — возмущался Ромас. — Мол, одобряю: все знаю, все понимаю, все сделаю...
      — Зря сердишься. Хороший он. Только уж очень старенький. Скажу по секрету: дядя Юозас так любит свои старые корабли, что частенько даже ремонтирует их...
      — Ну?
      — Да, да. Не удивляйся. То стекло вставит, то рубку выкрасит, то раму какую-нибудь укрепит...
      — А я и не сержусь.
      Наконец Ромка собрался с духом:
      — Мам, расскажи, какую ты подарила отцу зажигалку...
      — С чего бы это?
      — Просто так... Позабыл я...
      — Чудной ты у меня. Скачешь по разговору, как белка.
      — Ну, мама!
      — Ладно уж... Купила я эту зажигалку у какого-то очень шлсокого мужчины. Он ходил по базару и все время повторял: «Зажигалка с секретом! Купите чудесную зажигалку! «> Л я как раз искала отцу подарок ко дню рождения. Вот и подошла. Взяла в руки и сразу решила, что лучшего по-4jpKa мне не сыскать...
      — Какая... Какая она?! — подался вперед Ромка.
      — Сделана в форме снарядика. Гладкая, блестящая. Го-лс)вка откручивается. Только секрет знать надо. Без этого не откроешь. Отец радовался. Он у нас с тобой всякие замысловатые вещи любил, — улыбнулась мать.
      — Острие снарядика из янтаря?
      — Да.
      — Вокруг надпись: «Неринга»? *
      — Да.
      — И крошечный парусник вырезан?
      — Да, — растерянно кивала головой мать. — Откуда ты -!иаешь? Неужто помнишь? Ведь тогда совсем малышом был...
      Ромка поднялся. Оперся руками о стол и отчаянно, словно бросаясь в пропасть, сказал:
      — Сегодня я держал в руках зажигалку отца!
      — Что?.. — по лицу матери поползла мертвенная бледность.
      Оттолкнув стул, мальчик кинулся к ней. Крепко обнял. Прижался. И рассказал обо всем. Ничего не утаил.
      Когда Ромка закончил, в комнате нависла жуткая тишина. Мать словно окаменела на стуле. Сидела холодной ста-! чуей, уставившись в одну точку.
      — Мама! — закричал Ромас.
      * Неринга — узкая коса, отделяющая залив Куршу Марес от Г)алгийского моря.
      .,=1: 99
      Голос сына вернул женщину к действительности. Она вскочила и заметалась по дому.
      — Мама!!
      Тогда она остановилась и долго глядела на Ромку.
      — Идем, Ромка, — наконец сурово проговорила она. — Возьми фонарик. Я хочу видеть зажигалку! Может, через нее к отцу твоему ниточка протянется. Ведь никто не видел его мертвым. Никто! Ушел в море и не вернулся...
      — Пойдем завтра?
      — Нет! Нет! Сейчас!
      — А если Вацис уже вернулся?
      Ромка понимал, что сейчас не время идти на корабельное кладбище. Но что мог он сделать, если его слова просто не доходят до мамы! Видно, она боится, что Вацис может исчезнуть и вместе с ним исчезнет зажигалка. Зажигалка и надежда узнать что-нибудь о муже...
      Мать и сын шли сквозь ночь, тесно прижавшись друг к другу. За всю дорогу они не сказали ни слова. Так ходя г на похоронах, так провожают в последний путь дорогих сердцу людей.
      Перед тем как подняться на борт парохода, мать, видимо отвечая на свои мысли, сдавленно проговорила вслух:
      — Десять лет... Десять лет...
      — Что? — не понял Ромка.
      — Веди!
      Штормтрап был опущен, хотя несколько часов назад Ромка собственноручно затолкал его под трубу. Он сказал об этом матери. Она какое-то мгновение колебалась. Потом сказала:
      — Иди домой!
      Нет, ни за что! Ромка не оставит маму одну. Надо только как-нибудь унять дрожь. И руки почему-то плохо слушаются. Ромка включает фонарик, разрезав лучом света кромешную тьму, в глубине которой лежит на черной воде катер.
      — Иди домой! — подталкивает Ромку к берегу мама.
      Но Ромка ныряет под ее руку и начинает спускаться
      по штормтрапу.
      Перекладина. Еще перекладина. Еще. Кажется, трап стал по меньшей мере втрое длиннее. Наконец палуба!
      и тут что-то тяжелое и душное со страшной силой обрушивается на мальчика. Больше он ничего не помнит...
      Очнулся Ромка в рубке «Звездочки». Он лежал на рундуке лицом к стенке. Трещала голова, болели руки. За спи-пой разговаривали мама и Вацис. Мальчик напрягся, боясь пропустить хотя бы одно слово.
      — Говоришь, кроме сына и тебя, никто не знает?
      — Никто...
      — Что ж, и это может быть. Только поживем — увидим. А пока считай, что повезло тебе с твоим детенышем. Попадись к другому — камень на шею и в вoд5^.. Зажигалку видишь?
      — Вижу.
      — Узнаешь?
      — Узнаю.
      — Как отправлялся сюда, дал мне ее муженек твой. Или позабыла уже Антанаса Дайлидониса? А?
      — Где он?!
      — По ту сторону моря, где нет соцсоревнования и большевиков. Понятно? Ха!
      — Врешь!
      — Ну, зачем оскорбляешь? Вацис Скайзгрис никогда не 1фет.
      Вацис Скайзгрис! Ромка с трудом сдержал рвущийся из груди крик. Вацис Скайзгрис! Сын бывшего владельца Ре-(1ячьего дома, палач и убийца. Он бежал из Жуведры вместе с фашистами, расстреляв в последний момент четырех рыбаков, подозреваемых в помощи партизанам.
      Конечно, Ромка вряд ли знал бы о нем. Но через три года после войны Вацис Скайзгрис снова появился на побережье. Возглавив банду кулацких сынков, он проложил множество кровавых дорожек. Скрывался в густых лесах, среди болот. Выполняя приказы своих зарубежных хозяев, убивал коммунистов, комсомольцев, активистов — всех, кто пес литовскому народу свет новой, советской жизни. Не только убивал, но и зверски мучил, запугивал, поджигал.
      Несколько раз банду Вациса Скайзгриса уничтожали. Но сам он всегда ускользал. Потом разыскивал людей, мечтаю-11}их вернуть свои богатства, переданные советской властью трудовому народу. И опять гремели выстрелы из-за угла, опять матери пугали детей именем бандитского главаря.
      Вскоре после исчезновения Ромкиного отца пронесся слух, что Вацис Скайзгрис убит. Этому долго не верили. Но проходили месяц за месяцем, и люди убедились, что настал конец страху, что ничто больше не мешает им радоваться жизни...
      Вацис Скайзгрис! А они-то с Гражиной думали, что на катере скрывается сын дяди Балиса. Вот оно как обернулось! Значит, недаром чувствовал Ромка, что человек с кладбища — страшный человек. Фашист!
      Но что это он говорит об отце? Жив? Живет за морем? Видел его?
      Ромка осторожно перекатился на спину. Повернул голову. Чуть разомкнул ^ки. Сквозь сеточки ресниц увидел крупное лицо, освещенное желтым светом коптилки. Хищный нос, глубокий шрам-вмятина на лбу, далеко выступающие вперед надбровные дуги. Уголки рта опущены.
      И вдруг Ромке стало легко и радостно. Врет. Все врет. Дяде Балису говорил, что в Сибири скрывался... «Мама, не верь ему! Мама!»
      А двое за столом вели далеко не веселый разговор.
      — Так, дал он мне зажигалку и говорит: «Покажи Лайме — все для тебя сделает»... Возьми, возьми ее в руки. Убедись.
      — И больше ничего не велел сказать?
      — Велел. Живет барином, на собственной машине раскатывает. А работы почти никакой... Мозоли от весел давно посходили.
      — Адрес дашь?
      — Ни к чему он тебе. Даже лишний. Письмо передать — пожалуйста, передам.
      — Говоришь, барином живет, а адреса назвать нельзя. Хорош барин!
      — Лучше быть барином без адреса, чем пелодранцем с адресом.
      — Это уж кому что нравится... А -почему ты сам не объявился? Или ждал, пока Ромка разыщет?
      — Надобности не было.
      — А теперь есть?
      1— Раз уж встретились, то появилась.
      — И чего ты хочешь?
      — Это уже другой разговор. Вижу, помнишь ты еще муженька.
      Ромку удивляло необычайное спокойствие матери. Не кричит. Не плачет. Разговаривает со Скайзгрисом так, словно не палач и убийца перед ней, а просто знакомый, которого она давно не видела.
      — Значит, дружки вы сейчас с Антанасом?
      — Выходит так, — криво усмехнулся Скайзгрис.
      — И давно?
      — Да лет с десяток.
      — Угу...
      И тут мальчик понял, что его мама не верит ни одному слову бандита, что она напряженно думает, как выбраться из западни, в которую они попали. А Ромка ничем не может ей помочь. Был бы он сейчас наверху!
      Скайзгрис встал. Рубка была низкой, и он ходил по ней, наклонив голову, словно разыскивая что-то по полу.
      — Где работаешь? — спросил он.
      — На рыбной базе.
      — Ага...
      И Скайзгрис снова зашагал по рубке. Мать сидела не шевелясь. Безжизненное лицо ее почему-то напомнило Ромке слепую женщину, которую он видел как-то в Клайпеде. У той тоже были широко распахнутые веки и навечно застывшие хрусталики глаз.
      — Должность какую занимаешь?
      — Заведующая...
      — Ну?! Тогда сам бог устроил нашу встречу!
      — Бог? Ты о боге?
      — Может, ожидала, что Карлу Марксу молюсь? Ха-ха-ха!
      Ромка застонал. Мать бросилась к нему. Как только материнское ухо оказалось поблизости от его губ, Ромка мс-к тупленно зашептал:
      — Все врет, гад! Все врет!
      — Очухался наконец? Вот и порядок. Расскажу отцу, какой ты у него герой.
      — Нету у меня отца, — угрюмо отозвался Ромка. — Погиб!
      — Что ж, пусть будет так... Не хотите ли кушать, гости дорогие? Консервы, рыбку бог послал...
      — Ужинала.
      IlbAk.II iji
      SiiiaifiimiM!!?*
     
      — А ты, молодой человек?
      Вместо ответа Ромка повернулся к стенке.
      — Брезгуешь?!
      — Голова болит у него, — заторопилась мать. — Пусть поспит.
      — Пусть... Ты тоже ложись. Разговор будет потом.
      Коптилка погасла. И стало совершенно темно. Ромка почувствовал, как рядом легла мама. Раздались тяжелые шаги, слегка скрипнула дверь.
      — Бежим! — предложил мальчик.
      — За порогом — смерть!
      — Я проберусь.
      — Спи!
      — Нет...
      Но сон пришел сразу. Навалившись на измученного мальчика, он легко одолел его.
      Разбудил Ромку шепот матери. Она склонилась над рундуком, поправляя на нем одеяло.
      — Звал... Постарайся услышать...
      И вышла, оставив дверь приоткрытой. Было уже утро. Через переднее стекло виднелся небольшой клочок серого неба, зажатый меж пароходных бортов. Голова болела меньше. Только на лбу вспухла здоровенная шишка.
      — Спит? — донесся голос хриплого.
      — Измучился...
      — Ничего — до свадьбы заживет. Благодари бога, что хватил его кз^лаком, а не рукояткой пистолета. Ха!
      — Что надо? Говори.
      — Отойдем подальше. В нашем деле чем меньше ушей, тем меньше шансов попасть на тот свет. ^
      Стало плохо слышно. Видимо, бандит от1?ел мать на самый нос катера. Ромка мягко скатился с рундука и подполз к двери. Прильнул ухом к и^ели.
      — ...пригонишь моторку. К кладбищу. Не забудь только бачок доверху бензином заправить. Ясно? Мальчишка останется тут. Выдашь — ему конец! Поняла?
      — Знаю, с кем говорю.
      — Вот и хорошо, что не забыла, кто такой Вацис Скай-згрис. Ха!
      Ромка поежился. Ну и смешок! Ромка кусал губы. Кусал до крови, чтобы заглушить боль сердца.
      — Значит, договорились? Ждать у меня нет времени.
      — Дай подумать...
      — Что ж, думай. Моторка не спичка... Да, еще забыл. Может, вместе со мной за море? К муженьку любимому? Ха!
      — Времени сколько?
      — Скоро девять... Туман. К вечеру еще гуы^е будет... Так что ехать нужно сегодня. Иди!
      Ромка метнулся обратно на рундук. Укрылся с головой.
      — Спит? — еще раз спросил хриплый.
      — Спит.
      — Так ты думай...
      Скайзгрис прошел к столу. Стал есть. А Ромке почему-то совсем не хотелось. И мама не притронулась к еде. Села возле сына на рундук, подперла голову руками.
      Так прошло много времени. Ромке показалось, час, а может,- и больше. Он по-прежнему делал вид, что спит. Но едва Скайзгрис вышел из рубки, Ромка поднял голову.
      — Иди к пограничникам. Не сомневайся! — горячо зашептал он.
      — А я и не сомневаюсь... — у мамы почему-то захрипел голос. — А если...
      — Если, если! — перебил ее Ромка. — Бандит, шпион, а ты — если!
      — Это страшный человек...
      — И пусть! Пусть! Я — пионер. Ты тоже у меня, клянусь головой осьминога, сознательная. Иди!
      Мать привлекла к себе Ромку.
      — У Скайзгриса зажигалка твоего отца, — сказала она глухо. — Все остальное он выдумал, чтобы принудить меня... Отец ненавидел его.
      — Знаю, — горячо выдохнул Ромка.
      — Что бы ни случилось, помни: мы должны рассчитаться со Скайзгрисом за все... — Она все крепче прижимала к себе сына. — Будь осторожен... Этот бандит на все способен... А я уж быстренько... Быстренько...
      — Скажи про дядю Балиса. Разыщи Гражину Буткуте. Она все знает, — торопился Ромка.
      Вошел Скайзгрис.
      — Ну?!
      — Хорошо, — поднялась женщина. — Сделаю.
      — Вот и порядок. Полный порядок. Мальчик, попро-11}айся с мамой до вечера. Мы с тобой будем ее очень ждать. Скажи ей, чтоб не задерживалась и со знакомыми не болтала. Ха!
      Вдруг сверху раздалось пять гулких ударов. Два длинных, короткий, короткий и снова длинный. Били железом о железо.
      — Сидеть тихо! Ни звука! — зашипел Скайзгрис. — Это мне сигналят... Прется среди бела дня, старый дурак!
      Бандит с силой захлопнул за собой двери...
     
     
      Глава четырнадцатая
     
      Утром густой туман запеленал поселок в пухлое сырое одеяло. В нем утонули дома и деревья. Близкое стало далеким; люди выныривали так неожиданно, что едва не сталкивались друг с другом: машины, включив фары, с трудом пробивались сквозь молочную мглу. Дождя не было. Но одежда быстро тяжелела, покрываясь множеством крошечных капелек воды.
      Гражина несколько раз выходила во двор посмотреть, ие рассеивается ли туман. Но он был по-прежнему густ. Досадно... Сколько дней стояла хорошая погода, а тут, когда нужно вывешивать на сушку белье, такая сырость. И моря сегодня она почти не видела. У самых ног оно сливалось с опустившимся на землю небом.
      Отец ушел в затон, но уже через час вернулся домой. Дядя Робертас запретил выход в море. В другой раз девочка была бы очень рада возможности провести целый день с отцом. Ведь это случается редко, а они так любят бывать вместе.
      — В «морской бой»? — спросил отец, входя в комнату. Они могли часами заниматься этой немудреной игрой. Усаживались в противоположных углах дивана и начинали сражение, уничтожая на бумажных морях дредноуты и крейсеры, миноносцы и подводные лодки.
      Гражина взглянула на будильник. Десять часов. А Ромки все нет.
      — Я... я... я... договорилась с девочками.
      — Куда это собралась в такую погодку?
      Гражина никогда не врала отцу. Как-то не получалось. В то же время ей ничего не стоило рассказать самую невероятную небылицу матери.
      — Купаться... В школу... На репетицию, — невнятно бормочет Гражина.
      — Ладно уж, ладно. Не оправдывайся, — добродушно пробасил отец. — Выросла, тайны появились.
      — Да я...
      — Ладно, говорю. Раз обещала — иди.
      — Я постараюсь быстро вернуться, — Гражина сообразила, что в любой момент может появиться Ромка, которого отец вряд ли примет за девочку. Нужно перехватить его на улице.
      — Беги, беги, дочка.
      Молочно-серая пелена начиналась сразу за порогом. Гражина нырнула было в нее, но тут же возвратилась обратно, боясь разминуться с Ромкой в тумане. Посидела на большом камне у порога, перебралась на скамейку под окна. А Ромка не шел. Не шел, когда нужно возможно быстрее рассказать о фашисте пограничникам. Гражина очень жалела, что вчера не настояла сделать это. Но Ромка был какой-то странный, и голос у него дрожал от волнения.
      Гражина осторожно заглянула через окно в комнату. Отец лежал на диване и читал. Часы показывали одиннадцать. Где же Ромка? Что могло задержать человека, когда у него такое сверхважпое дело?
      Хороню е1це, если Вацис не заметил, что в его отсутствие кто-то побывал на катере. А если заметил?! Гражина вспомнила горку густо смазанных патронов в тумбочке. Страшно подумать: что ни патрон, то смерть, что ни патрон, то смерть. Нет, ждать больше нельзя, надо бежать к Ромке!
      Двери Ромкиного дома были приотворены. Гражина постучала. Никто не ответил. Еще. В ответ снова тишина. Тогда она забарабанила кулаками. Тихо.
      В прихожей горит свет. Гражина стучится еще раз — в двери, ведущие в комнаты. Ни звука. Она решительно берется за ручку.
      Вид большой комнаты сразу настораживает ее. Во все свои лампы светит над неубранным столом люстра. Две
      тарелки с супом. Одна — полная, в другой — на донышке. Тут же кастрюли, хлеб. Кажется, что хозяева оставляли свой лом второпях, словно им грозила какая-то опасность. Больше всего Гражину поразила сияющая как ни в чем не бывало люстра. Швырнуть бы в нее камнем, чтоб с жалобным стоном звякнуло и разлетелось вдребезги ее стеклянное равнодушие.
      Но не всегда делаешь то, что хочется. Гражина погасила всюду свет, плотно прикрыла двери. Чтр-то случилось! Но что? Ужасная мысль приходит ей в голову. Вацис видел, как ходили они на корабельное кладбище. Выследил Ромку и ночью расправился с ним и его матерью!
      Скорее! Скорее на рыбную базу! Может, ее опасения напрасны? Может, Ромкина мать сейчас рассеет их?
      На базе Ромкиной матери не оказалось. Женщины из коптильного цеха сказали Гражине, что сегодня их заведующая впервые за много лет не вышла на работу, что вечером нужно будет проведать ее. Они говорили еще что-то, но девочка ничего больше не слышала. Прислонившись к стене, она видела комнату, в которой одиноко горела пя-тирожковая люстра-
      Потом все понеслось вокруг с такой быстротой, что способность соображать возвратилась к Гражине лишь на погранзаставе. Здесь ее приход вызвал порядочный переполох. Судите сами. Мимо часового вьюном проскальзывает девочка и, не обращая внимания на окрики, пересекает двор. Вышедший из здания караульный начальник пытается выяснить причину такой поспешности. Но Гражина заявляет ему, что намерена говорить только с самым главным командиром. И больше ни с кем!
      — А если самого главного командира нет? — заинтересовался начальник караула.
      — Вот еще! Тогда вызовите его. И немедленно! — потребовала девочка.
      Человек в форме пристально взглянул на нее. Неизвестно, что прочел он на лице Гражины. Во всяком случае, прекратил расспросы и сказал, что постарается свести ее с самым главным командиром.
      Начальник- караула повел Гражину по длинному коридору. Она шла и лихорадочно перебирала в памяти события последних дней. Соображала, как рассказать о них покоро-
      че и убедительнее. Чтоб главный командир сразу объявил всеобщую тревогу и послал пограничников на корабельное кладбище и на розыски Ромки. Только непременно с оружием. А то у хриплого много патронов.
      Караульный начальник распахнул двери и доложил:
      — Товарищ капитан! Дегючка, добивающаяся встречи с вами, прибыла.
      — Хорошо. Вы свободны.
      Навстречу Гражине поднялся коренастый офицер, которого она не раз встречала в поселке.
      — Проходи. Садись, — сказал он. Вышел из-за стола и устроился на стуле рядом с девочкой.
      — А правда, что вы и есть самый главный командир?
      — Совершенно точно, — широко улыбнулся капитан. — Должность у меня такая — начальник заставы.
      — Ага! Тогда можно...
      — Что можно?
      — Тайну вам открыть... Мы ее с Ромкой расследовали...
      — Кто это такой?
      НО
     
      Начальник штаба строительства СРТ...
      — Ну и что?
      — Фашиста мы раскрыли... И Ромка с матерью пропал. Вот! Сказал вчера, что утром зайдет, и не зашел... В дом? пусто, а свет повсюду горит... На рыбной базе ничего пе знают... Мы к вам вчера собирались...
      И Гражина разрыдалась. Сказались напряжение последних дней, тревога за Ромку. Она плакала все громче и громче. Понимала, что нужно немедленно взять себя в руки, что от этого, быть может, зависит многое, и не могла. А капитан хмурился и растерянно ходил вокруг.
      — Встать! — вдруг громко скомандовал начальник заставы. У него был такой голос, что Гражина выпрямилась словно струна. — Рассказывать тайну!
      Удивительное дело. Приказ командира подействовал на нее лучше всяких уговоров. Слезы высохли, рыдания прекратились. Только всхлипывала. И говорила, говорила, говорила... Об исчезновении «Звездочки» и разговоре, подслушанном Ромкой; о дяде Балисе и тайном убежи-uje на корабельном кладбище; о хриплом и патронах
      в тумбочке; о последнем уговоре с товарищем и его исчезновении.
      Капитан не перебивал Гражину. Лицо его стало очень серьезным.
      — Все! — сказала девочка. — Поднимайте тревогу!
      — Давай договоримся так: твое дело было набедокурить, а командовать буду я. Согласна?
      — Ладно...
      — Хорошо, когда подобные дела решаются быстро и без споров, — одобрил капитан. Гражина почувствовала насмешку в его голосе, но ничего не ответила. Только вздохнула.
      Начальник заставы быстро отдавал приказания. Потом подошел к Гражине и, глядя ей прямо в глаза, сурово спросил:
      — Пионерка Буткуте, почему вы не пришли на заставу сразу, как заподозрили неладное? Почему вы действовали вдвоем? Почему вы, наконец, затеяли из серьезного дела детскую игру?
      — Я... мы... — совершенно смешалась Гражина. Ее не так поразили слова командира, как его обращение на «вы». Она вдруг почувствовала себя страшной преступницей.
      — Если что-нибудь случится с вашим товарищем или человек с корабельного кладбища исчезнет, виноваты в этом будете вы, пионерка Буткуте. Вы понимаете это?
      — Понимаю, — выдохнула Гражина.
      — То-то, — подобрел голос начальника заставы. — Пусть это будет вам уроком на всю жизнь.
      — Товарищ капитан! Машина готова! — доложил начальнику заставы молодцеватый старшина.
      — Едем! — Капитан снял со стены автомат.
      ...Юркий «газик» рванулся с места. Несмотря на туман,
      шофер вел машину довольно быстро. Каким-то чудом миновав все препятствия, он подкатил к самому дому дяди Балиса. Гражину оставили в «газике» под охраной шофера, тоже вооруженного автоматом. Оба напряженно прислушивались. Первым, как ни странно, раздался голос старого рыбака.
      — Хорошо, что пришли, а то я сам к вам собирался, — подобострастно тараторил он. — Человек страшный на кора-
      бельном кладбище скрывается... Угрозами помогать заста-)шл... Вацис Скайзгрис. Может, слышали? Бандит и убийца... Вот хорошо, что вы пришли... Вот хорошо!
      — Поедете с нами!
      Тут Гражина сообразила, что при помощи дяди Балиса будет легче арестовать хриплого. Она хотела сказать об этом капитану, но тот сам обратился к девочке:
      — Спасибо за помощь! А теперь бегом домой.
      — Домой? — Гражипа была совершенно уверена, что пограничникам без нее не обойтись. — А Ромка?
      — Справимся, — и машина растворилась в тумане.
      Гражина, помедлив с минуту, решительно кинулась следом.
      Когда она добралась до кладбища, капитан, двое солдат и рыбак были уже на пароходе. Гражина незаметно проскользнула под корму — туда, где стояли они уже однажды с Ромкой. Отсюда ничего не было видно. Зато слышно каждое слово.
      — Вызывайте! — приказал капитан.
      Раздались сильные удары по палубе. Пять ударов. Два длинных, короткий, короткий и снопа длинный. Звук получался такой, словгю били по пустой бочке.
      Минута тишины. Потом где-то резко захлопнулись двери, и глухой голос недовольно и зло спросил:
      — Чего прешься среди бела дня, старый дурак?
      Это он рыбаку.
      — День сегодня такой, что лучше ночи, Вацис...
      — Приходи вечером!
      — Я б с дорогой душой. Только уезжаю. Вернусь дня через два, не раньше. Вот какие они, дела. Н3, я и постарался припасов тебе доставить...
      — Куда это тебя нелегкая несет?
      — В Клайпеду, за сетями.
      — Сигарет принес?
      Гражина представила, что хриплый ступит сейчас на палубу.
      Остальное произошло так быстро, что Гражина, выскочив из-под кормы после команды «Руки вверх!», увидела Скайзгриса уже в окружении пограничников. Капитан вытащил у него из кармана большой пистолет.
      Тайны корабельного кладбища больше не существовало...
      Капитан остался на пароходе, а пограничники сошли с арестованным на землю. Гражина, сжав кулачки, рванулась к Скайзгрису:
      — Ромка где? Что с Ромкой?
      Тот ничего не ответил. Повернулся и исчез вместе с по-грагшчниками в тумане.
      Гражипа вбежала на палзбу.
      — Где Ромка? Где Ромка? — затеребила она капитана, который, перегнувшись через борт, разговаривал с кем-то вполголоса.
      — Ты откуда взялась? — недовольно обернулся к девочке начальник заставы. И не миновать бы Гражине еще одного выговора, но в этот момент над пароходной палубой показалась голова Ромкиной мамы. Она медленно поднималась по штормтрапу. Стзпила на палубу, покачнулась... Капитан едва успел подхватить ее. И сразу же рядом с матерью очутился Ромка. Измученный, с огромной шишкой на лбу.
      — Ромка! — задохнулась от радости Гражина. — Клянусь головой осьминога, Ромка!
     
     
      Глава пятнадцатая
     
      Штаб Ромка расположил на «Звездочке». Он хотел вынести катер из заключения между двумя пароходами, куда нагнали его Скайзгрис и рыбак, но ребята запротестовали, Ьж очень им нравилось взлетать одим махом на пароход, а потом нырять вниз по раскачивающемуся штормтрапу. Они ничегошеньки не знали о драме, которая разыгралась здесь несколько дней назад, когда густой туман, словно нарочно, ограничил видимость двумя шагами.
      Расскажи Ромка обо всем, что произошло на «Звездочке», ребята просто б остолбенели от удивления. Они бы поняли тогда, на что способен Ромас Дайлидонис. Гражина, конечно, тоже смелая... Хотя, если положить руку на серд-ije, ничего особенного она не сделала. Подняла переполох па заставе. И все.
      Втайне Ромка даже недоволен решительными действиями Гражины. Он заверен, что справился бы с бандитом и без се вмешательства. Причем вышло бы это куда интереснее. А. то пограничники так быстро схватили бандита, что тот не успел даже выстрелить.
      Единственное Ромкино утешение — огромная красно-синяя шишка на лбу. Она так велика, что каждый в поселке считает своим долгом остановить мальчика и посочувствовать ему. Ну, и конечно, расспросить, где и как обзавелся он таким редкостным экземпляром.
      И тут Ромка, кажется впервые в жизни, жалеет, что ему приходится выдумывать всякие небылицы. Одним он рассказывает о своем головокружительном падении с лестницы; другим — о стычке с каким-то силачом, неизвестно зачем забредшим в поселок; третьим — о неожиданном ударе, обруигившемся на него в ночной тьме, возможно, это был небольшой метеорит.
      Ромка «вспоминал» все новые и новые подробности, кругом ужасались, а он злился, что не может, не имеет права сказать правду, что все его выдумки не идут с нею ни в какое сравнение. Получить ранение в схватке с врагом советской власти! Это что-нибудь да значит!
      Но маму, Гражину и его строго-настрого предупредили, чтобы они никому не рассказывали о случившемся. Никому! Это понятно: может, у Скайзгриса есть сообщники, их нельзя спугнуть. А вот почему рыбак разгуливает на свободе — это непонятно. Такой, как он, в трудную минуту предаст не задумываясь. Вечером они непременно сходят с Гражиной к начальнику заставы и предупредят его об этом.
      Беспокоит Ромку и мама. С той страшной ночи она стала совсем другой. Не запоет, не улыбнется. Придет с работы, забьется в уголок и сидит до ночи. И так и этак к ней подъезжаешь, а она молчит. Уставится в одну точку и молчит. Это она все об отце думает. Иногда даже страшно становится, как может человек столько думать.
      У Ромки мысли об отце тоже не идут из головы. Но, к счастью, последнее время было столько забот, что они оттерли нерадостные думы на задний план...
      Вместе с начальником штаба в рубке «Звездочки» находятся горнист, барабанщик и гонец. Все изнывают от духоты. Высоко над головами по пароходной палубе то и дело бухают шаги. Потом раскачивается трап, и в штабе появляется посланец одного из ударных пионерских отрядов, работающих на судах корабельного кладбища. Докладывает:
      — Сняли кнехты!
      Или:
      — Срезали трубу!
      Или:
      — Вскрыли палубу!
      Все они, ко1геч1Ю, хотят уйти из штаба с каким-нибудь приказом. Но тут оказалось в тупике даже прославленное Ромкино воображение. Приказывать нечего!
      Это был, пожалуй, самый чудесный день в жизни маль чишек и девчонок Жуведры. Утром из города прикатили заводские комсомольцы. Думали, будет их человек десять. Не больше. Ведь выходной день — рабочие хотят отдохнуть, не до ребячьих им дел. Но гости с трудом уместились в трех больших грузовиках.
      Встретили их торжественно. Пели горны, били барабаны, взлетали в салюте ребячьи руки. А потом все перемешалось. Каждый отряд хотел заполучить к себе побольше гос-
      тей. Те даже растерялись под натиском дружеских слов, улыбок, приглашений.
      И вот уже у каждого заводского комсомольца по нескольку новых друзей. Они так внимательны и заботливы, что гости начинают сомневаться, кто над кем будет шефствовать.
      На грузовиках оказались автогенные аппараты, ломики, гаечные ключи, специальные пилы для резки металла. Рабочие привезли с собой небольшую лебедку и несколько тачек.
      На корабельное кладбище двинулись не колоннами, как предусматривал штаб, а множеством веселых ватаг. Пение, хохот, выкрики, свист. Казалось, к судам катится какая-то дикая орда. Катится не работать, а пировать на берегу моря. Гостей также заразило это буйное веселье. Яркое солнце в небе, удивительно вкусный воздух вокруг и чудесное настроение!
      Ватаги выкатились на вершины дюн и, не сговариваясь, замерли перед голубым величием моря. Оно напоминало сегодня колоссальное озеро с зеркальной поверхностью, г. которой удивительно выпукло отпечатыкались легкие перышки небесных путешественников — облаков.
      А справа лежало корабельное кладбище. У ближнего судна стоял моряк. Пуговицы на его кителе походили на ослепительно яркие звездочки. Это был дядя Юозас. Он взял руку под козырек и сказал речь. Немного бессвязную, но взволнованную. О том, что в наше время даже пенсионерам находится дело. А старые, изуродованные морем сзда проходят через огненные печи и возрождаются, словно чудесная птица Феникс.
      Все зааплодировали, закричали. Смотритель корабельного кладбища раскланялся и жестом пригласил на суда. Виктор, тот самый, с которым беседовал Ромка на заводе, от имени рабочего класса поблагодарил смотрителя за хо-рои1ую охрану судов, сказал, что только благодаря ему пионеры Жуведры смогут собрать металл для постройки нового, самого совершенного рыболовного траулера. Дядя Юозас расцвел, заулыбался, снова взял под козырек.
      И только после этого Виктор, как бы между прочим, добавил, что птица Феникс — сказочная птица. Придумали ее много тысяч лет назад в древнем Египте. Будто эта
      птица сжигала сама себя и снова возрожда,\ась из пепла. Так что дядя Юозас совершенно верно заметил, что в нашей стране все цветет и возрождается...
      Работа началась сразу на многих судах. По разработанному штабом плану Ромка бросил в бой ударные пионерские отряды. И ожило, забурлило корабельное кладбище, превратилось из кладбища в огромный цех, где трудилось множество людей.
      Повсюду серыми змеями протянулись шланги автогенных аппаратов. Шипение газовых горелок, гулкие удары по железу, скрип заржавевших гаек, скрежет ножовок. И голоса, голоса, голоса.
      Разбирать старые суда оказалось совсем не просто. Железо яростно сопротивлялось. Сдавалось оно только пламени. Рабочие ловко направляли огненные струи, которые оставляли после себя сквозные прорези даже в самых толстых балках.
      Ромке очень хотелось присоединиться к одному из от-
      рядов. Но нужно было идти в штаб. Так сказать, руководить работами.
      По дороге на «Звездочку» он встретился с дядей Юоза-1-ом. Старик по-прежнему сердился на Ромку, по-прежнему 1-читал его виновником всех «бед», обрушившихся на клад-<)и1це. Смотритель покорился неизбежному. Он понимал, ч то ребятишки задумали хорошее, нужное дело. А вот серд-|}е, накрепко привязавшееся ко всем этим дряхлым парохо-Л.1м и пароходишкам, решительно противилось шуму и гаму в царстве мертвых судов.
      — Здравствуйте! — поздоровался Ромка.
      — Привет, привет, — подчеркнуто небрежно откликнулся дядя Юозас, вынимая изо рта сигару.
      — «Звездочка» нашлась...
      — Сам прятал, сам разыскал. Невелика заслуга.
      — Клянусь головой осьминога, не я!
      — Ромка, Ромка! — укоризненно проговорил смотри-1сль. — Кого обмануть хочешь? Меня?
      — Клянусь головой осьминога!
      — Помню, был у нас на «Стремительном» один матрос. Тоже чуть что головой клялся. Годов тридцать назад это было. Так перед приходом на Мадагаскар ему реей голову начисто смело. Как бритвой отрезало. Так что смотри...
      — Да взгляните сами: по силам ли мне такое?
      — Хм, хм... Взглянуть, говоришь? Можно и взглянуть, если очень просишь.
      Перед тем как спуститься на катер, дядя Юозас, смотря куда-то в сторону, заметил:
      — Ишь, что придумали, сорванцы! Корабль строить! Это вам не просто железки собирать!
      Дядя Юозас долго разглядывал, как ловко загнан катер между пароходами и как искусно замаскирован он с кормы и носа.
      — Чья работа?
      — Не-не знаю, — выдавил Ромка.
      — А может, знаешь? Перестань шутки такие шутить. Пресеку!
      — Клянусь головой осьминога — не я!
      — Сам вижу! — закричал вдруг смотритель. — Говори, кто безобразничал? Под суд его! Под суд!
      Горнист и барабанщики с интересом следили за разговором. Пока они ничего не понимали, но очень надеялись понять.
      — Важно, что катер нашелся... — начал было Ромка.
      — Сам знаю, что важно, а что неважно, — продолжал кипеть дядя Юозас. — Порядок должен быть.
      Он в волнении пробежался по палубе. Раз. Другой. Ромка тем временем шепотом объяснил ребятам, почему так рассержен старый смотритель.
      — Свинство это! — заключил рассказ начальника штаба горнист.
      — Точно! — поддержал его барабанщик. — Стыдно над стариком потешаться. Знаешь, кто угнал, — скажи!
      Что мог ответить им Ромка? Ровным счетом ничего. Ничего он не знает, не знал и не будет знать. А дядя Юозас все равно не сомневался, что Ромка скрывает фамилии виновных. Впрочем, горнист и барабанщик -- тоже. С этим и ушел смотритель. Ушел, не помирился...
      и Ромка не усидел в штабе. Выбрался на палубу, облегченно вздохнул. Честное слово, нет ничего скучнее, чем называться начальником, когда никто в тебе не нуждается.
      Ближе всего работали октябрята. Они снимали с десантной баржи рубку. По частям. Автогенщик, разрезав балки, освободил рубку со всех сторон. И теперь ребятишки, действуя ломиками и ножовками, растаскивали ее на куски, очищали металл от дерева.
      — Как дела? — начальственно строго спросил Ромка, появляясь на борту баржи.
      — Отлично, товарищ начальник штаба! — по-военному доложил старший пионервожатый. Он работал вместе с октябрятами. Здесь же трудился и Виктор с завода. — Противник в панике — сдается целыми листами и балками.
      — Ромка, а дядя Виктор обещался к себе на завод нас свозить, — похвалился один из октябрят.
      — Хорошо, ~ начальник штаба сбросил рубаху и подхватил стальной лист, который с трудом тащили к берегу ребята.
      В таком виде и заснял его Йонас.
      — Вторую пленку дои^елкиваю! — прокричал он на бегу.
      — В стенгазету? — спросил Виктор.
      — Альбом специальный будет. Фотографии и рассказы о судах нашего кладбища... А меня он просто так. На память. Клянусь головой осьминога! — объяснил Ромка.
      — И часто ты ею клянешься? А?
      — Часто! Часто! — закричали со всех сторон. — Это он по-моряцки!
      — Значит, обыкновенному твоему честному слову верить нельзя, — сделал неожиданный вывод Виктор.
      — Это почему?
      . — Да потому самому, что чужой головой клянешься! Да к тому же у осьминога и головы-то нет...
      — Как нет? — Ромка чувствовал себя так, будто его снова стукнули по голове.
      — Понимаешь: не было и нет. Ну ладно, ладно... Нравится — клянись головой осьминога, не нравится — давай честное пионерское. Важно, чтоб хозяином был: и голове и слову... Потащили!
      Ребята уволокли лист, а Ромка никак не мог прийти в себя. У осьминога нет головы!.. Мальчик как-то сразу поверил Виктору. Нет головы!..
      — Ромка! — окликнула с соседнего судна Гражина. — Мы тут соревнование объявили: кто больше? Гляди, какую гору сложили.
      — Они хитрые! — пожаловались Ромке октябрята. — У них два автогенщика, а у нас — один...
      Быстро летит время. Кажется, веселые ватаги ребят только что скатились с дюн к корабельному кладбищу, а солнце прошло уже большую часть своего пути по небосводу. Упорнее всех работают автогенщики. Они спешат нарезать столько металла, чтобы подшефным хватило разбирать и перетаскивать его на целую неделю. До следующего воскресного дня, когда снова зашипят на судах газовые горелки.
      Из города возвратились машины, доставившие на склад первую партию металла. В кабине переднего грузовика гордо восседал Пятрас. Он не захотел сойти на землю, а, стоя на подножке, стал подробно рассказывать сбежавшимся ребятам, как сдавал и оформлял груз. И при этом, конечно, смешно и часто разводил руками. Со стороны можно было подумать, что Пятрас сделает сейчас еще один гребок и поплывет по воздуху.
      Но вместо этого он полез в карман и извлек оттуда листок бумаги. Квитанцию.
      — Четыре тонны двести тридцать пять килограммов! — как флагом, взмахнул бумажкой Пятрас.
      «Четыре двести тридцать пять», — понеслось из уст в уста, с судна на судно. Сразу смолк гомон голосов. Ребята прикидывали: триста тонн и четыре тонны двести тридцать пять килограммов. Правда, на берегу высилась еще одна куча металла. Большая, чем увезли в город. И все равно триста тонн казались невероятно далекой вершиной.
      Да, снять с судов триста тонн металла представлялось теперь куда труднее, чем думали раньше. Это по меньшей мере месяц напряженной работы. Без выходных. И с помощью заводских комсомольцев.
      Скоро у грузовика, на подножке которого стоял Пятрас, собрались все ребята. Квитанция пошла по рукам.
      — Скажи, а весы ты проверял? — спросил кто-то.
      — Точно.
      — А когда взвешивали, следил?
      — Честное пионерское!
      И в эту не очень радостную для ребят минуту Гражина, сама того не желая, помирилась с Марите. Вышло это так. Гражина, заметив, как уныло вытянулись лица товарищей, презрительно выкрикнула:
      — Сдрейфили?!
      Слово это она привезла с Черного моря. В Жуведре его не знали. Тем обиднее оно показалось. Толпа вокруг Гра-жины угрожающе сжалась. Ей бы наверняка достались крепкие тумаки. Но тут ее неожиданно поддержала Марите. Неожиданно потому, что за целый год, что проучились они вместе, не было случая, чтобы одна из них согласилась с мнением другой.
      — Конечно, задний ход готовы дать! — выступила вперед Марите. — Это вам не на пляже загорать! Чего раскисли? Корабль строим — понимать надо! Пошли, Гражина!
      Через мгновение Пятрас остался на берегу один. Виктор одобрительно шепнул Ромке:
      — Непременно расскажу на заводе, как здорово умеют ребята Жуведры побеждать минутную слабость. Действительно: триста тонн и четыре тонны двести тридцать пять килограммов. Есть над чем задуматься!
      ...Вечером со стороны моря донесся дробный гул моторов. Он быстро нарастал, приближался. Ближе, ближе, ближе. На полном ходу в бухту корабельного кладбища влетели три катера. Это приехали свободные от работы рыбаки. С дядей Робертасом во главе.
      Председатель колхоза^издали закричал в мегафон*:
      — Кончай работу! Кончай работу!
      Ромка подал знак горнисту. Над кладбищем раздался сигнал общего сбора.
      Отряды покинули суда. Густо облепив заводских комсомольцев, ребята шли усталые, перемазанные, но бесконечно довольные. Довольные прошедшим днем, своими новыми
      * Рупор больших размеров.
      друзьями и даже водянками и ссадинами на руках. Выстроились прямоугольником. На правом фланге каждого отряда — гости. Всем им повязали пионерские галстуки.
      Ромка ожидал, что председатель колхоза скажет сейчас речь, но тот ограничился несколькими словами.
      — Поздравляю с хорошим началом, — сказал он. — Благодарю наших дорогих гостей. Считайте, что строительство траулера «Летувос пионерюс» началось!
      — Валио! * — закричали ребята и гости. — Ура! Ура!
      — Минуточку! — перекрыл шум дядя Робертас. — Как обедали? Понравилась рыбацкая еда?
      Ответили председателю колхоза аплодисментами.
      — Теперь слушай мой приказ! — дядя Робертас взял под козырек. — Всем ужинать!
      В поселок входили победителями. Пели так, словно и не было позади тяжелого трудового дня.
      У погранзаставы Ромку окликнула мать. Продолжая шагать вместе с дядей Робертасом, Виктором и старшим пионервожатым впереди колонны, оп радостно кивнул ей головой. Но она настойчиво манила его к себе. «Очень нужно», — угадал он по движению губ. Ромка, как бы спрашивая разрешения, тронул за руку вожатого. А тот легонько вытолкнул его из строя.
      — Что?
      — Человек к нам из города приехал.
      — Ну и что?
      — Об отце с нами говорить хочет...
      У Ромки сразу прошла досада.
      Человек из города оказался пожилым мужчиной с седой головой. На отвороте его пиджака Ромка сразу заметил необыкновенный значок. На нем — меч, рассекающий змею.
      — Что это? — поинтересовался мальчик.
      — Это наша чекистская награда, — скупо ответил гость.
      С того памятного вечера прошло уже много времени, а Ромка может и сейчас слово в слово повторить то, что сказал им тогда человек с чекистским значком на груди.
      * Ура! (Лит.).
      — Нам удалось выяснить обстоятельства исчезновения li.uuero мужа и твоего отца, Ромас. Антанас Дайлидо-11ИС ненавидел врагов советской власти. Он боролся с ними. И враги решили убрать его с пути. Сделал это Ва-цис Скайзгрмс со своими дружками. Они же пытались рас-лустить слух, будто Антанас Дайлидонис бежал за море.
      — Убит? — тяжело упал женский голос.
      — Не просто убит. А погиб геройски. В настоящем бою. Скайзгрис рассказал, что ваш муж, отбиваясь "веслом от пятерых вооруженных бандитов, одному раскроил череп, другого надолго вывел из строя...
      Отец! Ромка всегда гордился им. А теперь он сделает все, чтобы только походить па него. Отца нет, но Ромка все равно будет советоваться с ним. И вырастет таким же смелым! И если будет нужно, отдаст свою жизнь за советскую власть.
      Потом Ромка поделился с человеком из города опасениями насчет дяди Балиса. Однако тот смотрел на это де-* ло иначе. Он говорил о старом рыбаке как о несчастном и совсем запутавшемся человеке. К тому же жадном. Судить его, конечно, нужно. И дядю Балиса будут судить. Сами рыбаки. Как решат они, так с ним и поступят...
      Гость уехал, а Ромка разыскал Гражину и рассказал ей обо всем. Долго молчали, идя берегом вдоль линии прибоя. У ног едва слышно перекатывалась вода, испещренная тысячами светящихся точек. Это отражались в море :!везды.
      Послесловие, в котором всего несколько строк
      Если вам доведется попасть в город Клайпеду, непременно загляните в рыбный порт. Там вам расскажут о попом траулере «Летувос пионерюс», который ловит сельдь к водах далекой Северной Атлантики. О том, что на спуске мтого судна присутствовали все мальчишки и девчонки рыбацкого поселка Жуведра, что, ступив на палубу траулера, какой-то старый моряк с сигарой во рту крепко жал руку долговязому мальчугану, а тот клялся головой осьминога и давал честное пионерское, что лучшего СРТ нет во
      всем мире. О том, что первый рейс новое судно совершило в Жуведру. Оно вошло в бухту корабельного кладбища и отдало салют старым кораблям. Кораблям и, конечно, замечательным мальчишкам и девчонкам Жуведры. На носу траулера «Летувос пионерюс» развевалось необычное для рыболовного судна знамя. Знамя пионерской дружины!
     
     
     
     
     
     
     
     
     
      и я ПЛАВАЛ ПО ДУНАЮ
      Повесть
     
     
     
      Про Женьку Новикову, Нину Алексеевну и про меня
     
      Ни за что не стал бы так подробно рассказывать эту историю, если бы не Женька Новикова. Появилась она в нашем седьмом классе всего месяц назад, а ведет себя так, словно никого главнее и умнее ее нет. Все знает, все понимает, по всем предметам пятерки. Послушаешь ее,
      так кажется, что она все книжки давным-давно перечитала. Даже «Войну и мир» и «Анну Каренину» «забыть успела».
      Особенно носится Женька со своим папочкой: «Папочка строил завод в Индии», «Папочка дал совет, и министр со^ гласился», «Папочка скоро будет лауреатом Ленинской премии», «Папочку вызвали в Москву».
      Не знаю, может, он и взаправду такой, но в этом его, а не Женькина заслуга. И нечего ей выставлять папочку по каждому поводу. Вот если бы она сама завод в Индии построила, тогда бы другое дело.
      Я вот никогда чужими заслугами не хвастаю, хотя мой отец тоже не из последних. Архитектор. И его в Москву на разные советы вызывают. А маму у нас в городе каждый знает, даже лучше председателя горсовета. Врач она по детским болезням.
      В общем не стал бы я рассказывать эту историю, если бы не Женька Новикова. Я ее сразу невзлюбил, с первого дня. Привела Женьку к нам в класс Нина Алексеевна. Это наша классная руководительница. Между нами говоря, мы ее втихую «классной дамой» называем. Не потому, что не любим. Даже наоборот. Но уж очень она по-старомодному одевается. Всегда в черной юбке и белой блузке. На блузке смешной такой черный бантик. Может, классные дамы и не так одевались, но нам почему-то кажется, что точь-в-точь.
      Значит, привела она Женьку к нам в класс, познакомила, сказала, что мы должны гордиться таким пополнением. Круглая отличница! А у нас — ни одного круглого. У нас — только «четверочники-пятерочники». Тут Петька Вихров пропищал не своим голосом с последней парты, что к слову «круглая» есть куда более подходящее добавление, чем слово «отличница».
      Нина Алексеевна сделала вид, что не расслышала. Это такой педагогический прием есть. А у самой уши загорелись. У нее всегда горят уши, когда она чем-нибудь недовольна. Уж я-то знаю. Сколько раз сам видел — не счесть. И все потому, что первые пять лет учебы в школе мне ужасно не везло. Во все неприятные истории попадал. Как нарочно без моей персоны ни один скандал не обходился. А потом, как говорит Н^ина Алексеевна, за ум взялся. Теперь уж не во все истории попадаю, а изредка. Характер формируется. Это тоже Нина Алексеевна говорит.
      Словом, привела Нина Алексеевна Женьку в класс, рассказала, какая она хорошая, и усадила рядом со мной. Как будто не нашлось более подходящего места. Петька Вихров один сидит, Валя Макарова — тоже. Я сразу понял, что и здесь без этой самой педагогики не обошлось. Ну, до чего ж вредная наука! Все по ней делается так, чтобы доставлять человеку неприятности. Точно-точно.
      Предположим, не приготовил ты урока, так учитель, если он, конечно, хорошенько знает педагогику, сразу
      догадывается об этом. По глазам, что ли? Или еще как? Этого я еще точно не установил. Только учитель непременно вызовет. Сидишь тихо, как мышь, за спины впереди сидящих прячешься, а он все равно знает. Задаст вопрос, обведет класс каким-то особенным взглядом и скажет:
      — Об этом нам расскажет... Павлик Ливанов.
      То есть я. А я как раз не успел выучить урока. По всем предметам выучил, а по этому — нет. Вот и выходишь балда балдой к доске. Чувствуешь себя как рыба, вытащенная на лед. Переминаешься с ноги на ногу, открываешь рот, а сказать нечего. А у нас еще класс отвратительно устроен. Директор очень гордится, что его переделали недавно по последнему слову техники. Я, конечно, не против техники-Но, честное слово, подсказывать нет никакой возможности. Потому что акустика.
      Так она мне насолила, что я даже в энциклопедический словарь заглянул. Там об акустике много написано. Я все прочел, но так и не понял, почему в нашем классе каждое слово до учителя доносится. Даже с последней парты, даже шепотом.
      В общем лучше бы этой акустики вовсе не было. Из-за нее мы столько лишних двоек схватили — не счесть. Правда, теперь наш класс славится в школе как неподсказываю-щий. Преподаватели любят его в пример ставить. Ребята из седьмого «Б», у них акустика похуже, но успеваемость лучше, прозвали нас «образцово-сознательно-показательными». Потешаются. А нам — хоть плачь.
      Зато как хорошо было в прошлом году, когда занимались мы в другой комнате! Была она такой широкой, что парты стояли в четыре ряда. Доска — во всю стенку. Длинная-предлинная. Вот где раздолье было! Столик учителя стоял у второго ряда от окна. Как говорится, на отшибе. Тогда редко кто погибал без помощи. А теперь мы — «образцово-сознательно-показательные».
      Значит, появилась у меня на парте соседка. В принципе я против девчонок ничего не имею, но против соседок возражаю категорически. Можно сказать, шесть лет мечтал оказаться единоличным хозяином парты. Наконец оказался. И вот тебе сюрприз — Женька Новикова! А у меня в правом отделении — портфель, а в левом — книга какая-
      нибудь для чтения, кляссер с марками. И, конечно, звездный атлас.
      После полета Гагарина я долго решал, с чего лучше начинать подготовку в космонавты. СЗтец советовал закалить себя физически. Я бы, пожалуй, согласился, если бы он, как пишут иногда в газетах, «счел комментарии излишними». Так нет же. Посоветовал, а потом целый вечер потешался над моим слабым сложением. Хорошо ему — бывший гимнаст-разрядник, чуть ли не чемпионом в армии был. А у нас на школьных уроках физкультуры ни за что сильным не станешь. Вечно их заменяют другими, более нужными.
      Обиделся я на отца. И надумал начать совершенно с другого: хорошенько изучить вселенную, чтобы не блуждать потом в космических путешествиях. Ну, это уж, как говорится, из другой оперы. Как-нибудь расскажу специально.
      А пока появление Женьки Новиковой замедлило мое культурное развитие. Посудите сами. Бывало, передвинешься с одного конца парты на другой — и, пожалуйста, марки разбирай, книгу читай, звезды разные зазубривай. Теперь же сидит рядом круглая отличница. Вся — внимание. Ни поговорить с нею на уроке, ни в «морской бой» поиграть. Интересно получается: сидит девочка, а место словно пустое. Но мне от этого не легче.
      И надо же было случиться, что на следующем после прихода Женьки уроке меня вызвали по алгебре. Задача попалась не из трудных, и я сумел добраться до правильного ответа. Учитель сиял от радости, потому что успехи мои по этому предмету долгое время внушали всем серьезные опасения. Поставил мне «пять», торжественно объявив об этом классу.
      Возвращаюсь на место. Гордый такой. Глянул на соседку, а у нее на лице, ну, прямо полное презрение написано. Терпеть не могу, когда на меня так смотрят. Словно жалеют. А по мне, чем жалость, лучше нож в сердце. Такой уж характер.
      — Чего? — спрашиваю прямо.
      — А ничего, — отвечает и отводит глаза.
      На перемене говорю ей:
      что Женька отступила йа
      — Не люблю, когда на меня так смотрят. Учти!
      — А я не люблю, когда к учителям подлизываются. Учти!
      — Кто же это подлизывался?
      — Сам знаешь.
      — Не знаю.
      — Нет знаешь!
      — Не знаю! — заорал я.
      — А кто сегодня пятерку по алгебре получил? Не знаешь?
      Мне аж жарко стало. А лицо, наверное, таким сделалось, шаг.
      — Значит, я?
      — Именно ты! — ноздри у нее раздулись, глаза потемнели. — Отвечаешь на тройку, а ставят тебе «пять»...
      Я развернулся, но руку перехватила Валя Макарова. Есть в нашем классе такая девочка с совершенно удивительным характером. Со всеми дружит, всех мирит, все бегут к ней за советами. Врагов у нее, конечно, нет. Друзей, впрочем, тоже. А я ее терпеть не могу. Вечно влазит, куда не просят. Говорит до того правильно и разумно, что иногда не человеком, а роботом, начиненным разными правилами, кажется.
      Все у нее — по полочкам: это — можно, это — нельзя, это — хорошо, это — плохо. Вале, по моему слабому разумению, после школы нужно обязательно идти на радио в дикторы. Самая подходяи1ая для нее работа. Приносят материал для чтения. Все в нем правильно, проверено. Только читай...
      Оттянула меня Валя в сторону и говорит:
      — Девочек обижать нельзя.
      Причем так серьезно, будто открыла мне какую-нибудь важную тайну. Я не удивился. Валя есть Валя.
      — Перед едой надо мыть руки, — ответил я.
      — Павел первый, — сказала она тогда назидательно, —
      остроты тут ни к чему. Ты должен помириться с новенькой. Я помогу вам.
      — А мы и не ссорились, — сказала вдруг Женька. — Правда?
      Мне все же очень хотелось стукнуть ее, но еще больше, чтоб отцепилась Валя. Поэтому я буркнул:
      — Правда...
      — Ну, вот и хорошо, — обрадовалась Валя. — Люди должны дружить.
      — А собаки лаять, — не удержался я.
      — А Павел первый острить, — на мой взгляд, неудачно продолжила Валя.
      И ушла. Остались мы у окна с Женькой. Она и спрашивает:
      — Почему тебя Павлом первым называют?
      — Я и есть первый.
      — А кто второй?
      — Павлик Григорьев. Только его вторым не называют.
      — Почему?
      — Я протестовал, но ребята говорят: «Был царь Павел Первый, а второго не было». Так и остался я Павлом первым.
      — Это потому, что ты непринципиальный...
      — Я?!
      — Папочка говорит, что свою точку зрения нужно уметь отстаивать...
      Так в первый раз услышал я от Женьки слово «папочка». А потом, как я уже рассказывал, надоела она мне с ним хуже горькой редьки. Правда, мы с нею больше не ссоримся, и Вале не приходится нас мирить.
      Целый месяц я терпеливо выслушивал бесконечные Женькины разговоры о папочке. Но когда она в третий или четвертый раз стала рассказывать о том, как ее папочка плавал по Дунаю, я не выдержал и сказал Женьке:
      — И я плавал по Дунаю!
      Сказал и сразу пожалел. Но слово не воробей, вылетит — не поймаешь.
      Женька вмиг налетела на меня коршуном:
      — Ты ездил?
      — Я!
      — Хвастун! Повтори при всех! Повтори!
      — и повторю! — разозлился я.
      — Вот смеху-то будет...
      На перемене я взобрался на парту. Женька стояла рядом, посмеиваясь в кулачок.
      — Ребята! — закричал я. — Скажите этой задавахе, что я плавал по Дунаю.
      — Плавал! Об этом все знают, — подтвердил Петька Вихров.
      — Точно-точно, он плавал, — подошла к Женьке Валя Макарова. — Во всяких странах побывал. Но сколько ни просили рассказать — отговаривается.
      — Понятно, — процедила сквозь зубы Женька. Она уже не посмеивалась. — Значит, ездить ездил, а видеть ничего не видел.
      — Уж как-нибудь побольше твоего папочки!
      — Ха!
      — А ты докажи! Докажи! — до этого, конечно, додумалась Валя Макарова.
      — И докажу!
      Теперь-то вы понимаете, почему мне приходится со всеми подробностями рассказывать эту историю. В пику Женьке Новиковой. Чтоб не задавалась!
      Папа сказал «да», мама сказала «нет», но, к счастью, у меня есть бабушка
      История, которую приходится мне рассказывать, началась перед зимними каникулами. Точнее — вечером двадцать восьмого декабря. В нашей семье, наверное, все запомнили этот день. Мама еще сказала тогда, что он исторический. Мой папа сам вызвался пойти в школу на собрание!
      Обычно на собрания ходит бабушка. Ей это очень нравится, даже больше, чем телевизор смотреть. Не реже двух раз в неделю она спрашивает меня, почему родителей так редко собирают. Бабушке скоро исполнится семьдесят лет, но она обязательно выступает на каждом собрании. Я как-то подслушал. Здорово! Разнесла учителей в пух и в прах. «Перегружаете вы детей наших, — говорит. — Шутка ли, мой Павлик просидел вчера за уроками шесть часов».
      признаюсь, тут мне стало стыдно. Бабушка переживает, а я все шесть часов «Баскервильскую собаку» читал. А уроки перед школой у Петьки Вихрова списал. Да неудачно. Петька сделал по русскому две ошибки. Глупые-преглупые. Ну и я тоже. Спешил. Не заметил. Нина Алексеевна сразу догадалась, кто у кого списал. Опять эта педагогика! Петька получил четверку, а я — двойку. И так мне стало обидно, что поделился своим горем с Валей Макаровой.
      — Несправедливо! Несправедливо! — заверещала она.
      Было обидно, стало противно. Я — раз! — и сказал ей,
      что все очень справедливо, так как задание списано.
      — Списывать нельзя! — мгновенно перестроилась Валя; реакция у нее как у хорошего боксера.
      ...Бабушкины походы на собрания меня вполне устраивают. Забыл сказать, что я у нее единственный внук и что она очень ценит меня за это. Мне иногда кажется, что никто не умеет любить, как бабушка. Главное, она никогда не читает длинных нотаций. Скажет: хорошо или плохо — и все. И, честное слово, до меня такое сразу доходит. Плохо — значит плохо, хорошо — значит хорошо. Ведь голова на плечах, а не кочан капусты. Когда же мне начинают разъяснять и без того яснее ясного, от злости лопнуть готов. Полное затемнение наступает. И слова вырываются одно глупее другого.
      Нет, бабуля моя не такая. Конечно, говоря мамиными словами, она портит ей сына. У нас как-то из-за этого даже общесемейный спор был. Мама запретила мне идти на соревнования. А я в волейбольной команде чуть ли не главный забивальщик. Отец взял сторону мамы. И сидеть бы мне дома, если б не бабушка.
      — Павлик не может подвести товарищей, — сказала она.
      — Вы лучше в дневник к нему загляните, — посоветовала мама.
      — Пусть уроки учит! — повысил голос отец.
      — Дневник я его наизусть знаю, — отрезала бабуля. — Только не может он подводить друзей...
      И что вы думаете? Настояла на своем. Я потом слышал, как отец сказал маме:
      — Молодец у нас бабушка!
      с собрания она всегда приходит взволнованной. Усадит меня рядом, обнимет и скажет: «Плохо, Павлик. Так мы с тобой далеко не уедем». Потом сидим и молчим. По-моему, это самое лучшее воспитание. До самого сердца доходит. И хотя Нина Алексеевна уверена, что на меня повлияла ее педагогика, меняюсь я только благодаря бабушке.
      И вот в школу собрался отец. У меня аж под ложечкой засосало. Противно-препротивно. Это потому, что представил себе, сколько неприятных слов скажет он по возвращении. Ладно бы в другой раз. А именно на это собрание ему никак не стоило ходить. Не хочется рассказывать, но раз начал — придется.
      В классе произошло такое, что даже Нина Алексеевна не нашла слов для его определения. Так она сама нам сказала. И еще написала записки всем родителям, чтобы они непременно пришли на собрание. Петька Вихров сострил тогда, что «Верховный суд собирается». Язык у него не хуже бритвы, но иногда совсем без костей болтается. Он как-то признался мне, что очень недоволен своим характером. Слова у него всегда как-то вперед мыслей забегают. Раньше скажет, гютом думает. Я посоветовал ему научиться ходить на руках. Тогда наоборот получаться будет.
      Петька обиделся и обозвал меня круглым дураком. Это потому, что он у нас самый слабосильный в классе. Посмотрели бы вы, каким мешком висит он на турнике, — живот надорвешь. Правда, я тоже не больше двух раз подтягиваюсь, но зато стойку здорово выжимаю. А у него, как ни пыхтит, ничего не получается. И пусть я хоть трижды дураком буду, но совет ему дал правильный. Чтоб мозги встряхнулись.
      Жаль, не послушался. Ему же хуже: что ни урок, то — замечание. Я как-то напомнил Петьке о «лекарстве», так он после этого целую неделю со мной не разговаривал. Гордый! Но подвел класс имен1ю Петькин язык. Только из-за него стало известно, кто учинил разгром в химическом кабинете.
      В то время я увлекался всякими опытами. Открытие хотел сделать. Особенное! Чтоб из обыкновенной ртути золото получать. Лично мне оно ни к чему. Против буржуев
      старался. Меня на эту мысль писатель Алексей Толстой натолкнул. Не верите? Тогда прочитайте его книжку «Гиперболоид инженера Гарина». Не пожалеете. Так этот самый Гарин завалил мир золотом по очень низкой цене. И стал диктатором.
      Я, конечно, другое придумал: послать по слитку золота каждому бедному человеку в капиталистических странах. Тогда капиталистическая власть сразу рухнет. Вот было бы здорово! Я все точно рассчитал. Оставалось только получить побольше золота.
      К счастью, в отцовской библиотеке оказалась старая-престарая книжка об алхимиках. Прочел я ее и понял, что все они обманщики. Кроме одного. Корнелиуса Дейса. В книжке написано, что он получил золото из ртути. Я б не поверил, если бы после этого Корнелиуса, к примеру, повесили. Так нет, его увезли в неприступный замок, окру-лсили чуть ли не полком солдат, а у князя, которому служил Дейс, появилось вдруг много денег.
      Начал и я колдовать над ртутью. Кипятил ее, замораживал (холодильник у нас дома три раза ремонтировали), со всякими кислотами соединял. Ничего. Поделился своими неудачами с ребятами. Идею мою они одобрили безоговорочно. А вот над опытами долго смеялись. Действительно, разве можно получить золото из ртути на самой обыкновенной кухне? Конечно, нет.
      Опыты решили продолжать в химическом кабинете. Тем более что там можно было раздобыть ртути, а то я переломал уже все градусники у родных и соседей. И вот однажды вечером мы отправились в кабинет-. Человек тридцать. Почти весь класс. В последний момент, разобравшись хорошенько, в чем дело, ушла Валя Макарова. На прощание сказала: «Без разрешения — нехорошо». Мы и сами понимали это. Но не раскрывать же все преждевременно.
      Банка с ртутью оказалась на своем обычном месте. Удивительное это вещество. Кажется, его совсем немного, а попробуй подними. Тяжесть солидная. Еще интересно натирать ртутью монеты. А некоторые любят разбить крупную каплю ртути на мелкие, а потом соединять их вместе. Как !кивые бегают.
      Я думал, что ребята сопровождают меня в качестве наблюдателей. Иначе ни за что не пошел бы в химический
      кабинет. Но оказалось, все горят желанием получить золото из ртути. Только по своему методу и только своими руками. Каждый тянулся за колбами и ретортами, каждый торопился захватить получше. Полка с посудой не выдержала нашего натиска и... рухнула. Я едва увернулся, но банка с ртутью выскользнула из рук...
      Следующий день начался в школе с розысков виновных. Нина Алексеевна, словно мы ничего не знали, рассказала о случившемся. В классе повисла тяжелая-претяжелая тишина. Ну, прямо чувствуешь, как на плечи давит. Сидим. Молчим. Нина Алексеевна говорит, что она не сомневается в нашем классе, но, может, кто-нибудь из нас знает виновных. Сидим. Молчим.
      Честно говоря, я за то, чтобы признаваться. Но нельзя подводить товарищей. Придумали такое еще при царе Горохе и до сих пор не отступают. А гю мне, чем так сидеть, лучше встать и прямо сказать. Сразу легче становится. Но нельзя — закон! Сидим. Молчим.
      И вдруг Петькин голос:
      — Были мы химиками, стали алхимиками.
      Потом он клялся, что слова у него сами изо рта вырвались. Потому что складные.
      Нина Алексеевна сразу к Петьке. Взяла его в оборот. Он сперва отнекивался, что знать не знает и ведать не ведает. Но Валя Макарова строго сказала:
      — Обманывать нельзя!
      Тут Петька и скис. Он такой: или молчит камнем, или говорит — не остановишь, пока не выложит всего. Нина Алексеевна слушала спокойно. Но уши у нее так побагровели, что мне стало как-то не по себе.
      Попробуй обрадуйся после такого, что отец идет на собрание. Не только под ложечкой, а во всех местах сразу засосет. Тогда я придумал хитрый ход. Рассказал папе, как найти наш класс, а потом вскользь заметил:
      — Будешь сидеть там один среди женщин...
      — Гм.. — отец в нерешительности остановился посреди комнаты.
      Я торжествовал. Но рано. Все испортила мама. Она страшно забеспокоилась, что папа передумает, и бросилась в атаку.
      — Ничего подобного, Сашечка. На собрания очень многие отцы ходят. И тебе надо. А то Нина Алексеевна мне уже выговаривала, что ты совсем не занимаешься воспитанием сына...
      Папа ушел. А я стал слоняться по квартире. Бабушка, она меня всегда понимает, спросила шепотом, что случилось в школе. Рассказал ей тихонечко. Скрывать нечего. Не виноват же я, что всех ребят к алхимии потянуло. Дернула меня бабуля за ухо и усадила рядышком смотреть телевизор. Лег я в тот вечер рано.
      Разговор с родителями состоялся утром. Перед школой. Обычно папа поднимается позже нас с мамой, а тут он ждал меня одетым. Мама была уже в курсе моих дел. И началось! Сперва я пытался объяснить им, как все произошло. Но они не слушали. Отец без конца повторял, что никогда в жизни не испытывал такого позора и что теперь он возьмется за меня всерьез. Мама требовала принятия самых строгих мер, «иначе психика ребенка будет искалечена навсегда».
      А надо сказать, что у родителей нет согласия по поводу моего воспитания. Конечно, оба они мечтают, чтобы их сын, то есть я, был пай-мальчиком. Но меры принимают разные. Если папа, к примеру, не разрешает мне гулять, то мама, как она говорит, «с медицинской точки зрения», немедленно отменяет запрещение. И наоборот. Когда мама в наказание не дает мне денег на кино, отец настаивает, «что ребенок должен иметь нормальное культурное развитие».
      Если вспомнить хорошенько, так они меня еще ни разу по-настоящему не наказывали. Но тут пошел такой разговор, что я стал с опаской поглядывать на отцовский ремень. На ремень и на часы, которые тикали в это утро так лениво, что казалось, никогда не наступит время идти в школу.
      Надо сказать еще о моих отметках. Табель выглядел так, что самому смотреть было противно. Одни тройки. Даже по пению. Почему -то это особенно раздражало маму. Она все повторяла: «Даже по пению тройка! Даже по пению! Стыдно!»
      Не подумайте только, что я какой-нибудь бесчувственный чурбан. Мне было очень стыдно. Очень. Даже плакать
      хотелось. Но что я могу поделать, если на свете так много интересного?! И всем хочется заняться, все узнать!
      Сколько раз давал себе честное-пречестное слово стать «четверочником-пятерочником»! Не получается. Мозги у меня с дефектом. Это я серьезно говорю.
      Беру, к примеру, учебник истории. Читаю. Запоминаю я быстро. Десять минут — и готово. Человек с нормальными мозгами учил бы после этого другой предмет. А я не могу. Мало мне учебника. Лезу в энциклопедию, потом еще в какую-нибудь книгу. Увлекусь! На следующий день — полная катастрофа. По истории не вызывают, зато по другим предметам — как сговорились, а у меня на их подготовку не оставалось времени.
      Так что мозги у меня точно с дефектом. То им волейбол подавай, то марки, то алхимию, то футбол, то кибернетику, то приключения всякие. А сколько книг они требуют! Ужас! Хотите верьте, хотите нет, а я без интересной книжки прямо-таки больным становлюсь. Библиотека у нас дома огромная. Так я в ней все книжки перечитал. Не меньше Женьки Новиковой. Только «Война и мир» и «Анна Каренина» мне нисколечки не понравились.
      Ну, разве можно при таких мозгах хорошо учиться?
      Жаль, родители не понимают этого. Им непременно пятерки подавай. А то, что я всего Шекспира прочел, не считается...
      Разговор с родителями закончился так неожиданно, что я, если б не было стыдно, подпрыгнул бы до потолка. В самый напряженный момент папа вдруг сказал:
      — Вот мое последнее слово. Если закончишь шестой класс без единой тройки, возьму тебя с собой в туристскую поездку по Дунаю. Все!
      Видимо, он не посоветовался заранее с мамой. А то бы она вела себя иначе.
      — Нет! — сразу повысила голос мама.
      — Да! — сказал отец.
      — Это непедагогично!
      — Зато действует сильно!
      — Ни за что! Лентяев и хулиганов нужно наказывать, а не манить подачками. Не пущу!
      Я увидел, что папа готов уже сдаться. Он у нас хоть и
      глава семьи, но во всем слушается маму. К счастью, в спор вмешалась бабуля.
      — Все правильно, — сказала она. — Исправит тройки — пусть едет...
      По дороге в школу я четыре раза делал стойку.
      Папа не архитектор, а «великий педагог».
      Мною интересуются министерства иностранных дел.
      Ужасное известие
      Каникулы провел очень здорово. И все потому, что в голову мне пришла гениальная идея. Знаете, как они приходят? Главное — выбрать момент, чтобы в голове не было ни одной мысли, пусто-препусто. В этот момент оглянитесь вокруг и враз почувствуете — есть! — пришла. Верный dnoco6.
      Так оно случилось и в этот раз. Шел я по улице, не зная куда и зачем. В башке — торричеллиева пустота. До того скучно, что пулял снежками во всех встречных собак и кошек. И тут оглянулся вокруг. И увидел...
      В общем пришла ко мне гениальная идея. Помчался к Петьке. Тот сразу оценил. Даже не острил. Вот как! Только заметил, что все гениальное просто. И мы стали действовать. Прежде всего заручились согласием Ивана Гавриловича. Потом собрали ребят «по цепочке». А еще через день Иван Гаврилович повел нас в лыжный поход по местам партизанских боев.
      Почти неделю не были дома. Ночевали в партизанских землянках, сидели в засадах, уничтожали предателей, ходили в разведку, с боем отрывались от карателей. Иван Гаврилович — не буду называть его фамилии, она вам наверняка знакома — знаменитый партизанский командир. Сейчас он на пенсии. Часто наведывается в нашу школу. «Батей» мы его называем. Он под нашим городом каждую тропку в лесах знает. Сам исходил.
      Во время похода произошла такая встреча, что мы все чуть не плакали. А «Батя» плакал. Честное слово! Случилось это под вечер. Партизанский отряд «Красный мститель» входил на лыжах в освобожденное от фашистов село. На щапках у нас — алые ленточки, у нескольких — за
      плечами духовые ружья. Впереди — «Батя». В военной форме. Даже с пистолетом на боку. Он у него именной. На ручке — серебряная табличка с надписью от штаба партизанского движения.
      И вдруг как бросится к нему какая-то женщина. Плачет, целует, обнимает. А у «Бати» тоже слезы на глазах. Говорят они как-то непонятно.
      — Аленка! Аленка! — без конца повторяет «Батя».
      — Дед-мороз! Дед-мороз! — прорывается сквозь слезы у женщины.
      Мы окружили их и ничего не понимаем. Наконец они пришли в сознание. Женщина повела нас к себе. Всех. Человек двадцать в дом набилось. За ужином эта самая Аленка рассказала, что живет она теперь далеко отсюда, работает инженером на большом заводе. Только вчера приехала в гости к матери. И тут такая встреча. Вышла прогуляться и увидела наш отряд, а впереди ее дорогой «дед-мороз». Словно и не прошло с тех пор почти двадцать лет.
      А было вот что. В 1943 году партизаны узнали, что фашисты увозят в Германию ребятишек. Напали на эшелон. Отбили. Среди детей оказалась и девятилетняя Аленка. Ей очень понравился бородатый командир, которого она называла дедом-морозом. Это и был наш «Батя». Девочка прожила в партизанском лагере почти год. И все время в землянке у деда-мороза. Заботилась о нем как могла, за отца считала. Потом появился у партизан собственный аэродром, начали прилетать самолеты с Большой земли. Аленку отправили в Москву. Была в детдоме, училась. Больше они с «Батей» не виделись. И вдруг такая встреча!
      Правда здорово? Жаль, что я так поздно родился. А то бы не меньше «Бати» орденов имел! И звездочку геройскую. Не знаю кто как, а я не могу спокойно на нее смотреть. Подумать только — Герой всего Советского Союза! Да я бы таких людей в специальную форму одел! Я бы их самыми старшими комсомольскими вожатыми назначил!
      За Героем я могу весь город пройти. Иду и стараюсь найти в нем особенное, на других не похожее. Много раз ходил, ничего особенного не нашел. Это потому, что все особенное у них внутри. Некоторые ребята из нашей школы не понимают этого и говорят, что героям просто повез-
      ло. Меня как-то до того разозлила такая дурость, что пришел домой с подбитым глазом.
      Закончили мы свой поход в старом замке, который стоит на высокой горе в центре нашего города. Стены замка почти совсем обвалились. Зато башня как новенькая. Когда-то партизаны в честь освобо>1<дения города под пулеметным огнем поднимали на ней красный флаг. Мы тоже развернули на верхней площадке башни, откуда виден весь город, свое пионерское знамя. Стояли долго, вскинув руки в салюте. А «Батя» держал под козырек. Прощаясь с нами, он каждому крепко пожал руку и сказал, что был счастлив командовать таким дружным отрядом. Как это ни удивительно, но в походе мы почему-то ни разу не поссорились.
      И еще сказал «Батя» о погибших товарищах. Чтоб мы никогда не забывали их. Они так мечтали об учебе, но фашистские пули отрезали им дороги в школу. Иван Гаврилович обещал через неделю-другую заглянуть в школу, поинтересоваться, как оформили мы уголок «По партизанским тропам».
      Бот если бы всегда проходили так каникулы! Я даже про Дунай забыл. Но бабуля мне враз напомнила. Не о Дунае, а об отметках. С первого дня она за меня взялась. Никогда не замечал в ней такой придирчивости, а тут — сил никаких нет. Утром поднимает чуть свет, гулять — не больше часа, телевизор — только в субботу и в воскресенье, еда — по часам. Прямо как в тюрьме.
      Я пытался поднять восстание, освободиться от цепей. Но не тут-то было. Как камень! Как гранитная стена! Будто не мне, а бабуле надо, чтобы ее внук непременно поехал за границу. Даже когда я болел гриппом, все равно заставляла заниматься.
      — Бабуля, все выучил, — говорю ей.
      — Повтори прошлый урок!
      — Да знаю я его!
      — На пятерку?
      — Ну-у, мол<ет, и на пягерку...
      — Когда будет без «ну», скажешь.
      Спустя некоторое время говорю:
      — Теперь на пятерку без «ну». Честное пионерское!
      — Весь учебник?
      — Как это весь?
      — А так, что пробездельничал ты полгода. Учи!
      Измучился я вконец. Ведь ко всему прочему бабушка установила строжайшую цензуру: что я читаю, когда я читаю, как я читаю. Ужас! Заперла все книжные шкафы и выдает мне книги, словно она библиотекарь, а я читатель. Так прошли январь и февраль. Как осталсй я жив — не знаю. Видимо, организм крепкий.
      И тут начал я замечать за собой непонятное. Бабушка уходит в магазин за продуктами, а я... Я сажусь за уроки.
      Чудеса! Бабушка ничего у меня не спрашивает, а я сам рассказываю ей о школьных делах. Хуже того, хорошая оценка Павлика Ливанова, то есть меня, в телячий восторг приводит. Зато после тройки чувствую себя как в могиле. Чудеса! А еще говорят, что чудес на свете не бывает.
      Как раз в это время мама перестала называть отца Сашечкой. Стал он у нас в доме «великим воспитателем». Мама так привыкла, что даже при гостях иногда его так называет. Только несправедливо это. Какой он «великий воспитатель», если раз в неделю дневник проверяет да нотации читает? Вот если бы он как бабушка! Хотя мне ее и одной больше чем достаточно. Ишь, во что меня превратила! Но я на нее не в обиде. Без бабули не видать бы мне Дуная как своих ушей.
      Нина Алексеевна тоже толком не разобралась, в чем дело. Все на педагогику свалила. Смешно. Мама восхваляет папу, Нина Алексеевна — педагогику, а голова всему — бабушка. Обо мне вообще никто не вспоминает, будто я подопытный кролик какой. А что бы они все вместе сделали, если бы у меня силы воли не было? Я ее уже два года в себе воспитываю. Думаете, просто? Тогда попробуйте! Положите под матрац пяток кирпичей и спите на такой постели. Или каждый день чистите зубы. Или возьмите булавку и уколите себя пятьдесят раз в руку. Или три дня подряд отказывайтесь от мороженого. Или прочтите от корки до корки «Справочник архитектора».
      Как бы там ни было, а после третьей четверти осталась у меня всего одна тройка. По алгебре. Я ее и сейчас не люблю. И кто это только придумал умножать и складывать буквы? Будто цифр для этого недостаточно. А потом еще эти противные «х» и «у». Складываешь, умножаешь, возводишь в степени. Ну, кажется, сейчас понятный ответ получишь. Ничего подобного. Что-нибудь вроде "Т . Я алгебру в абстракционизм перекрестил. Одно и то же: хоть разбейся — ничего не поймешь...
      Дни летели так быстро, что одна неделя другую подгоняла. Как-то папа принес домой целый ворох бумаг и сказал мне:
      — Тобой Министерство иностранных дел интересуется.
      Очень я удивился, так как ни разу туда не писал. Мини-
      стерство сельского хозяйства или путей сообщения — совсем другое дело. Мы с Петькой как-то обратили внимание на неправильное использование снега. Чуть ли не вредителем его у нас считают. Всю зиму грузят на машины и за город вывозят. А что, если прессовать его покрепче и отправлять по железной дороге в пустыни? Изо всех городов. Океан воды получится. И тогда не надо будет поворачивать реки в пустыни. Именно так мы все и изложили.
      Писали в два разных министерства, а ответы пришли почти одинаковые. Мы с Петькой решили, что министры разбирали наш проект вместе. «Дорогие ребята! Хорошо, что вы заботитесь о своей стране, думаете о ее благе. Уверены, что вырастут из вас замечательные изобретатели, А пока вам, маленьким выдумп^икам, нужно хорошенько учиться. Проект ваш смелый, но как не вычерпать ложкой моря, так не напоить привозным снегом пустынь».
      — Что ему от меня надо? — не очень ласково по отношению к Министерству иностранных дел спросил я.
      — А что бы ты сказал, узнав, что тобою не одно, а целых семь министерств иностранных дел интересуются, говорит, а у самого глаза веселые.
      — Семь министерств? Мною?
      — Считай сам. Тут тебе не алгебра, а арифметика.
      — Откуда начинать? — спрашиваю, а сам ие верю,
      — С румынского...
      — Дунай! — завопил я. — Гип! Гип! Ура!
      — Считай, считай.
      — Румыния, Болгария, Югославия, Венгрия, Чехословакия, Австрия. Шесть. А ты говоришь, семь...
      — Наше Министерство иностранных дел тоже интересуется, что ты за человек, не опозоришь ли свою страну за границей. Ясно?
      — Не опозорю! Да я всем докажу!
      — Уверен?
      — Ого!
      — Тогда заполняй эти анкеты и пиши автобиографию. Завтра пойдешь фотографироваться. Чтоб каждому министерству по твоей мордашке досталось...
      С анкетами я справился быстро. А над биографией попотел. Много раз переписывал. И все потому, что ничего еще со мной в жизни не случилось. Ладно бы простая биография требовалась. А то — автобиография. Папа говорит, что это одно и то же. Но я не согласен. По-моему, они отличаются, как опера от оперетты. Биография — оперетта, автобиография — опера.
      Еще мне все время дипломаты чудились, что в министерствах иностранных дел работают. Напишу автобиографию и сразу, представляю, как читают они ее. Долго, придирчиво. Родился, поступил в школу, стал пионером. Все. Ну, куда годится такая автобиография?! Не видно из нее, хороший я человек или плохой, стоит меня в свою страну пускать или не стоит.
      Что ж написать о себе такого, чтобы настоящая автобиография получилась? Взял я два листа бумаги и стал припоминать все хорошее и плохое в своей жизни. На одном записывал хорошее, на другом — плохое. Целый вечер наизнанку себя выворачивал. Родители часов в одиннадцать из театра пришли. Папа прочел оба листка. Один я весь исписал, а на другом совсем немного получилось. Дал прочесть маме. Она сказала как-то непонятно:
      — Иногда полезно мальчишек за границу посылать.
      И засмеялась. Отец взял лист, на котором много написано, прочел еще раз. Посоветовал:
      — Этого в биографию не включай. Положи на видном месте и почаще заглядывай. Чтоб не забыть. Могу даже на машинке перепечатать. Хочешь?
      — От руки как-нибудь сойдет...
      — А с этого листика смело пиши в биографию.
      Написал. Про то, что был вожатым октябрятской звездочки, что картошку в колхозе копали, что в лыжный поход с «Батей» ходили, что в кружке юных техников состою. Об отметках не распространялся. Написал, что учусь на четверки и пятерки. Алгебру пропустил. Все равно до конца года нужно было обломать ей рога.
      После этого автобиография показалась мне совсем приличной. Конечно, не такой, как у папы, но все же ничего. Бабуле понравилось. Правда, она сказала, что ее внук не отличается особой скромностью. Но это она любя, чтоб не зазнавался...
      Теперь все зависело от министерств иностранных дел. От семи министерств иностранных дел! Вот кйкой я важной птицей стал. Не просто Павлик Ливанов, а человек,
      которым интересуются толпы дипломатов. Пока они изучали мою автобиографию и рассматривали фотокарточки, я сражался с алгеброй. Прямо в штыковые атаки на нее ходил. И добился в последней четверти твердой «четверки».
      Но что выставят за год? По другим предметам я не сомневался. А по алгебре? Преподает ее у нас Виктор Павлович. Серьезный, строгий такой. Алгебру свою чуть ли не главной наукой считает. Чем-то вроде Солнца в солнечной системе. Может, она и есть Солнце, только я с первого дня с Виктором Павловичем в споры пускался. Как-то разошелся и абстракционистом его обозвал. Не в лоб, конечно, но достаточно ясно. Ну и невзлюбил он меня. К доске вызывал так:
      — Противник абстракционизма Ливанов, удостойте нас ответом по абстрактной науке, называемой в народе алгеброй.
      Что же выставит Виктор Павлович мне за год? Две «тройки» и две «четверки». Я складывал их и делил на четыре. Получалось 3,5. При OKpyr^vennn должно быть «четыре». Это мы еще в пятом классе по арифметике учили. Но ведь есть еще педагогика. А что, если по ней при округлении из 3,5 получается тройка?
      Мне было очень жалко себя и дипломатов.
      И представьте мое удивление, когда я узнал, что спасла меня именно педагогика. На классном собрании Нина Алексеевна минут десять хвалила бывшего слабого ученика, то есть меня. Вспомнила она и про алгебру. Оказалось, что Виктор Павлович вывел мне годовую четверку за характер, а знания у меня еще слабоватые; в голове, как он выразился на педсовете, абстрактного мусора много. Вот и попробуй разобраться в этой педагогике...
      У школы я встретил бабулю. Она сделала вид, будто случайно проходила мимо. А я точно знаю — поджидала своего Павлика, волновалась.
      — Еду! — кинулся я к бабуле на шею.
      Дома меня встретил праздничный стол. Родители постарались. Мама подарила мне часы с большой секундной стрелкой. «Великий воспитатель» тоже получил подарок. А бабуля? На следующий день я продал половину своих марок и купил ей комнатные туфли. Мяконькие-премяконь-кие...
      До поездки остался почти месяц. Меня хотели отправить в пионерский лагерь, но я взбунтовался. Какой может быть лагерь в такой ответственный момент! Честно говоря, я просто боялся. Вдруг поездка начнется раньше? Что тогда? Лучше уж посижу в городе. Дел — по горло. Ведь нужно было заранее узнать побольше о странах, в которых мы побываем с папой. А их целью шесть.
      И я читал, читал, читал. Рассматривал карты.
      Наконец наступило время отъезда. Мы уже даже чемоданы уложили. Я набрал кучу марок, открыток и значков для обмена. Но тут пришло ужасное известие. Теплоход, на котором мы должны были ехать по Дунаю, испортился. Поездка откладывалась на неопределенное время.
      Представляете? На неопределенное время!
      Прошел июль. Сидим на чемоданах. В «Интуристе» ничего не знают. А первого сентября мне в школу. Ужас!
      Чем дальше, тем меньше я верил в то, что тепДоход испортился. Ерунда! Все дело в капиталистах. Не могут с ними договориться. Вот и весь секрет. Боятся они советских туристов.
      И зачем только я в хорошие ученики выбивался?.
      И все же мы едем. Станция Чоп.
      Человек без паспорта
      Терпение мое лопнуло. И так два месяца просидел в городе, карауля этот противный Дунай. Легко ожидать, когда есть наде>1<да. А в августе арифметика простая: плакала моя поездка. Видимо, я самый невезучий человек на свете. Через семь министерств иностранных дел пройти, от тройки по алгебре избавиться и в результате остаться дома!
      Ну и пусть! Поеду лучше к папиному брату в Клайпеду. У него собственная парусная яхта. Погоняю на ней по заливу. Родители согласились, и я уехал. Думаете, удалось походить под парусами? Ничего подобного. Дома у дяди меня уже ожидала телеграмма-молния. И с этого момента все понеслось с такой скоростью, что я пришел в чувство только километрах в трехстах от родного города.
      Поезд на всех парах нес нас с папой к голубому Дунаю!
      Я быстро перезнакомился с туристами. Это одно из мо-
      их положительных качеств. Две минуты — и я уже знаком с человеком. Туристы мне понравились. Кроме высокого худущего мужчины. Он назвался преподавателем университета, специалистом по педагогике. А вам уже известно мое отношение к этой науке.
      Мужчину я прозвал про себя «педагогикой». Он сразу стал воспитывать меня. То я недостаточно почтительно разговариваю со взрослыми, то высовываюсь из окна, то вскакиваю в вагон на ходу поезда, то не уступил место женщине. Довел меня градусов до девяноста. Вот-вот закиплю. И закипел.
      — Хватит, — обрезал его. — Для замечаний со мной папа едет.
      — Положим, не папа с тобой, а ты с папой. Это во-первых. А во-вторых, ты дерзкий мальчишка.
      — И вы не очень вежливый...
      Ну, думаю, сейчас нажалуется отцу. Будет мне баня. Но «педагогика» сделал вид, будто не слышал моих слов.
      1.51
      Совсем как Нина Алексеевна. Повернул меня за плечи к себе, глянул в глаза и проговорил не очень понятно:
      — Ишь ты! Задымился...
      — Я вам не печка!
      — А дым клубами валит, — захохотал он.
      Я вырвался и отвернулся к окну. Тут к «педагогике» подошел один из туристов. Сперва я не прислушивался к их разговору. Но, поняв, что говорят они обо мне, навострил уши.
      — и как только ребятишек за границу пускают? — удивлялся «педагогика».
      — Ошибка, роковая ошибка, милейший, — вторил ему турист. — Теперь пошли такие дети, что нет на них управы. Вот в наше время...
      — Да, в наше время мы социализм строили, а не туризмом занимались... Думаю, вернут его с границы. Непременно вернут.
      — Года два назад я в Швецию ездил. Так один мальчонка тоже за отцом увязался. Вернули. Пограничники сказали, что это не турист, а сущая койтрабанда.
      — Что вы говорите!
      — Жаль было парнишку. Плакал. Но ничего не поделаешь.
      Вот тебе и на! Я чуть было не заорал на весь вагон с досады. Но нет! Вцепился пальцами в раму. Аж побелели. А туристы продолжали разговор, словно меня не было рядом.
      — Значит, и этого вернут?
      — Несомненно!
      — Одобряю. Не ровен час, осрамит нас перед всей Европой.
      — Это для них раз плюнуть.
      — Может, предупредить родителя?
      — Не мешает. Чем раньше, тем ближе будет ребенку до дому добираться.
      И они ушли в наше купе. Я было сунулся за ними, но меня попросили закрыть двери с противоположной стороны. Не меньше часа продержали в коридоре. Хорошо еще, что у меня тренированная воля, а то бы, наверное, лопнул.
      Залетел я после них в купе. Папа спокойно читает книжку. Остальные спят.
      — Чего они тебе говорили?
      — Разное. — Снова уткнулся в книгу.
      — Обо мне говорили?
      — О тебе? Не припоминаю что-то. А в чем дело?
      — Говорят, что задержат меня на границе.
      — Все может быть, — равнодушно ответил он, отворачиваясь с книгой к стенке.
      — Как это?
      — Тихо. Разбудишь соседей.
      — Нет, ты скажи!
      — Утром пограничники тебе сами скажут. Ложись. Спи.
      Лечь-то я лег, а заснуть не смог. Всю ночь обдумывал,
      что скажу пограничникам, ссли они захотят вернуть меня домой. А с «педагогикой» постараюсь больше не ссориться. Чего доброго, сообщит в министерство иностранных дел.
      ...К станции Чоп поезд подошел часа в четыре утра. Ну и волновался же я, выходя из вагона! Даже не заметил сперва, что пути здесь совершенно необычные. Не по два, а по четыре рельса в каждом. На перроне сразу увидел пограничника. Лейтенанта. Молодой, красивый, в ладно пригнанной форме, он разговаривал с железнодорожником. Мне как-то стало спокойнее. Такой вряд ли будет придираться.
      Вошли в вокзал. Ничего особенного. Пожалуй, даже хуже, чем в нашем городе. Только таблички на дверях необыкновенные: «Таможенный зал». «Пункт обмена денег». «Отделение «Интуриста». Еще — иностранцев много. Вокруг на разных языках разговаривают.
      Староста стал собирать паспорта. Тут я понял, что меня и в самом деле могут не пустить за границу. Ведь я человек без паспорта! Нужно разыскать пограничников, объяснить им все заранее.
      Лейтенанта на перроне уже не оказалось. Состава, в котором мы приехали, —. тоже. Лучи восходящего солнца зайчиками искрились на отполированных верхушках рельсов, золотили решетчатые мачты семафоров, пронизывали белые клубы паровозных дымков, уносясь на запад, где совсем рядом проходила граница. Неужто поезд уйдет туда
      без меня? Было так же неприятно, как бывает перед невыученным уроком. «Спросят или не спросят?» — «Пустят или не пустят?»
      — О чем мечтаешь, юноша? — окликнул меня пограничник с погонами старшины. — О, да ты, кажется, грустишь. Нехорошо. Нехорошо. Станция Чоп не любит грустных людей.
      — Я... я... веселый. Честное слово, веселый.
      — Вот это по-нашему. Выше голову! Так. Куда путь держишь?
      — На Дунай.
      — Ну?
      — С папой.
      — Значит, турист?
      — Ага.
      — Часа через два отправишься. Вон по тому пути, что уходит влево. В Венгрию. А вправо будет уже в Чехословакию. Понял?
      — Не очень, — признался я.
      — Три страны сразу здесь сходятся. Вот как. Название короткое — Чоп, а станция важности первостепенной.
      — А далеко отсюда граница?
      — Рукой подать.
      — Дядя, а вы много шпионов поймали?
      — Это уж есть военная тайна, юноша.
      А сам улыбается. Улыбка у него добрая, совсем как у нашего школьного сторожа Александра Прокофьевича. Ну, я и попросил старшину свести меня с пограничным начальством, рассказал о своих опасениях.
      Он сразу согласился похлопотать за меня:
      — Стой здесь, никуда не уходи. Сейчас справлюсь.
      Старшина ушел, а я оттянул пальцами уголки глаз, говорят, что так дальше видно, и принялся разглядывать границу. То на Венгрию посмотрю, то на Чехословакию. Чем дольше смотрел, тем, казалось мне, больше видел. Даже пограничные столбы рассмотрел. И рядом с ними часовых с ружьями. Только потом оказалось, что с перрона даже в (бинокль не увидишь такого. Это мне пограничники сказали.
      Главный пограничный начальник был в чине капитана. Внимательно выслушав меня, он приказал принести мои до-
      кументы. В это время в кабинет вошло несколько офицеров. Капитан познакомил их со мной. Каждый пожал мне руку. Правда, здорово? Потом капитан поставил в моей пионерской книжке печать. Четырехугольную. На ней было написано: «СССР. Выезд. 7 августа 1961 года. Чоп. КПП». И еще серп и молот.
      — Счастливого пути, Павлик! —. пожелал мне капитан. И все офицеры тоже.
      Я так обрадовался, что без остановки говорил «спасибо». Как будто все другие слова позабыл.
      Старшина ожидал меня у кабинета. Сказал, что зря я беспокоился, что все равно получил бы разрешение, так как документы у меня в полном порядке. Мы бы еще долго разговаривали, но помешало радио.
      — Пропал мальчик тринадцати лет. Фамилия Ливанов. Зовут Павлик, — объявил диктор.
      — Ты?
      — Я.
      — Бегом к отцу! — скомандовал старшина.
      Мое исчезновение переполошило всех туристов. Кто-то даже предположил, что я перепутал поезда и уехал в другом направлении. Удивительные люди эти взрослые! Почему-то они всегда считают пас глупее, чем мы есть. Обидно. Вот когда я вырасту, буду уважать всех мальчишек.
      Как набросились на меня, как налетели! Сразу двадцать пять пап и мам появилось. Я им пионерскую книжку с печатью пограничного начальника показываю, а они продолжают шуметь. Все сразу. Спас меня от гибели мой настоящий папа. Он взял у меня книжку и сказал громко:
      — Здорово же тебя разыграли!
      — Разыграли?
      — Конечно. Зачем к пограничникам бегал?
      — Так детей...
      Тут я все понял. Вот вам и «педагогика». А я сразу поверил.
      Вокруг смеялись. Я тоже засмеялся. Это самый верный способ, когда попадаешь в неприятное положение. Только не обижаться! А то засмеют вконец. Все смеются — и ты смейся. Даже если плакать хочется от злости. Но, честно говоря, злился я не особенно. Конечно, разыграли здорово. Зато теперь у меня и среди пограничников имеются прияте-
      ли. Это что-нибудь да значит! Ни у кого в классе нет, а у меня — пожалуйста!
      За окнами простучал колесами поезд. Наш! «Чоп—Будапешт». Захватив чемоданы, мы направились в таможенный зал. Во всю его длину стояли в ряд столы. За столами — люди в форме. Проверка вещей. Положив чемодан на стол, я думал, что человек в форме основательно перетрясет его. Иначе нельзя. Будь я на его месте, проверил бы каждую вещь. Шутка ли — за границу еду! Вместо этого человек в форме, едва взглянув на меня и чемодан, равнодушно сказал:
      — Проходите.
      — Так вы... так я...
      — Проходи, мальчик, проходи.
      «Наверное, пограничный начальник сказал ему, что мне можно доверять полностью», — сообразил я. Но тут же увидел, что вещам остальных наших туристов таможенник уделяет не больше внимания, чем моим. Значит, пограничный начальник совсем ни при чем.
      — Папа, почему так?
      — Что так?
      — Ничего не проверяют.
      — Не понимаешь?
      — Нет.
      — Ведь мы не какие-нибудь туристы, а советские. Понял?
      Ну, конечно же! Советские! И проверять наши вещи совсем не нужно. Ведь мы — советские! И так мне стало хорошо, что я вдруг запел «Широка страна моя родная». Конечно, тихонечко. Но папа услышал. Почему-то потрепал меня по голове. Лицо у него довольное, словно я по алгебре пятерку полз^ил.
      Когда мы вышли на перрон, солнце уже жарило вовсю. Поезд на Будапешт стоял на том же самом пути, на который мы приехали утром. Только на внутренних рельсах, а не на внешних. Так вот для чего здесь четыре рельса! Расстояние между колесами у наших поездов больше, чем у заграничных. Колея шире. Это мне папа объяснил.
      Вагоны тоже здорово отличались от наших. Темно-серые, высоко приподнятые над рельсами, крыши со всякими загогулинами. На стенах намалеваны огромные цифры. Где
      двойка, где единица. Во всю длину вагона узкий коридор, купе для сидения, каждое на восемь человек. Очень похоже на дизель-поезд, что ходит из нашего города в Ригу.
      Я устроился у окна, чтоб не пропустить момента, когда мы переедем через границу. Ведь я еще никогда не переезжал через границы. Настроение какое-то особенное. Словно вот-вот случится необыкновенное. Ну, скорее, скорее же! Случись!
      Наконец поезд тронулся. Я прилип к окну, за которым бесконечными цепочками пробегали товарные вагоны, расходились и снова сходились ниточки рельсов, по-журавлиному тянули вверх головы семафоры. Но вот впереди показалась арка. Поезд замедлил ход и остановился. Здесь с нами распрощались пограничники.
      Они сошли на землю, а мы махали им руками из вагонов. Не знаю, как другим, а мне стало очень не по себе. Грустно-прегрустно. Вот они остаются, а мы уезжаем. Знаю, что всего на три недели, и все равно грустно. Захотелось даже крикнуть пограничникам, что я постараюсь вернуться поскорее...
      Гудок. Поезд прошел под аркой, застучал колесами по мосту над Тисой и помчался по венгерской земле.
      «Здравствуй» и «прощай», Будапешт.
      «Амур» на Дунае. Я недоволен
      Мне почему-то казалось, что стоит переехать границу, и все сразу переменится. И люди, и природа, и дома, и даже солнце засветит по-иному. Но ничего такого не случилось. Я даже сперва подумал, что мы еще не пересекли границу. Все точь-в-точь как у нас. Обидно стало. Зачем тогда границы? Кто их придумал? Едем по Венгрии, а разницы с Украиной никакой. Неинтересно. Совсем неинтересно.
      А тут еще папа сказал, что поездка в Румынию и Болгарию отменяется. Вот тебе и раз! Ведь я на них целых две недели убил, планы Софии и Бухареста так зазубрил, что никакого провожатого не надо.
      — Я даже рад этому, — сказал папа.
      - Рад?
      — Конечно. В памяти больше впечатлений останется. Крепче они будут.
      Может, он и прав, только планы мои полетели кувырком. Где я возьму марки и значки этих стран? Папе легко так рассуждать. Взрослый. Захочет — и опять поедет за границу. А я?
      — Почему не едем туда?
      — Катаракты не пускают.
      — Что?! — я аж подскочил. При чем тут катаракта моей бабушки? Это такая болезнь глаз, пленка белая их застилает. Бабуле недавно даже операцию делали, а то она совсем плохо видеть стала. Так то бабушка, а здесь Болгария и Румыния. — Неужели там у всех катаракты?
      Спросил, и сразу показалось, что стенки купе того и гляди взлетят на воздух. Такой поднялся хохот. Особенно громко заливался «педагогика». Аж всхлипывал от удовольствия. А Надежда Сергеевна, полная женщина невысокого роста, так разошлась, что муж дал ей понюхать какое-то лекарство. Хохочут и пальцами в меня тычут. Да я не из безответных. Как рубану им:
      — Смешно дураку, что ухо на боку!
      И ходу из купе. Паза мной. Немедленно — говорит.
      — Лучше умру!
      — Грубиян!
      — Неправда Просто я гордый, учил не давать спуску!
      — Но не грубить...
      — А если издеваются?
      — Гм-м... — Папа у меня всегда быстро остывает. — Значит, ты и впрямь не знаешь, что такое Катаракты?
      — У бабушки... — начал было я, но он не дал договорить.
      И я узнал, что так называется порожистый участок Дуная длиною свыше ста километров. Еще он называется Железными воротами. Река здесь с ревом и грохотом прокладывает себе путь через горы. Особенно грозен Дунай в ущелье Казаны. Вода несется в нем со скоростью курьерского поезда. Обычно суда, хотя и с опаской, проходят через Катаракты. Но в этом году Дунай сильно обмелел, и
      пороги перекрыли дорогу. Поэтому пути сейчас в Румынию и Болгарию нет.
      — А теперь пойди извинись.
      Пришлось покориться. Только извинился я по-особенному, чтоб запомнили, что надо мною нельзя измываться безнаказанно.
      — Извиняюсь... Папа велел...
      Потом обождал с минуту и сказал:
      — Катаракты — это ерунда. Скажите лучше, что такое Банда?
      Мы с Петькой очень любим путешествовать по географическим картам, разыскивая на них всякие смешные названия. Вроде станции Ерофей Павлович или города Гусь-Хрустальный.
      — Не задавай глупых вопросов, Павлик, — погрозила мне пальцем Надежда Сергеевна.
      — Банды всегда остаются бандами, — это, конечно, сказал «педагогика».
      И тут я как захохочу. Нарочно. Потом достал атлас и показал им не как^чо-нибудь банду, как они подумали, а море Банда. Возле Индонезии оно плещется. Вот как!
      Все удивились, а я ушел из купе. Настроение у меня Ераз поправилось. А тут еще староста нашей группы приколол мне к пиджаку красный значок. Такого я еще ни у кого не видел. Небольшой флажок. На нем — золотистый теплоход на синем море. И надпись: «Интурист. Круиз».
      — Что такое «Круиз»?
      Этого староста не знал. Стали расшифровывать. И так вертели и этак — ничего складного не получилось. Ребус какой-то. А у меня на них никакого таланта нету. Другие ребята ребусы эти словно орехи щелкают, а я даже не пытаюсь. Зато по кроссвордам любому из нашего класса фору дать могу. Даже Женьке Новиковой. У нас с ней как-то соревнование было. Перед всем классом. Судьей тогда Валю Макарову выбрали. Дали нам по кроссворду, установили время. Так я свой на целых четыре минуты раньше Женьки решил. Разозлилась она — ужас. Еще бы! Не привыкла, чтоб ее по носу щелкали...
      — Что же такое «Круиз»?
      Наверное, я и впрямь очень любопытный. Староста «Круиз» сразу из головы выкинул, а во мне это слово гвоздиком
      засело. За окном проносились кукурузные плантации, поля, сверкающие на солнце тысячами ярко-красных помидорных капелек, веселые домики, а я все пытался раскрыть тайну загадочного слова. С тремя последними буквами кое-как справился. «У» — управление. «И» — «Интурист». «3» — заграница. Получилось: «Управление «Интуриста» за границей». Первые же две никак не давались — «К» и «Р».
      Спросить? А вдруг это так же просто, как Катаракты? Нет, нет! Я вовсе не хотел, чтобы взрослые снова потешались надо мною.
      В это время из купе вышел «педагогика». И, конечно, сразу ко мне. Тоже друг нашелся.
      — Ну, ежик, как мы себя чувствуем?
      Я даже не понял сразу, что это он ко мне обращается. Поэтому ничего не ответил. А «педагогика», заметив у меня новый значок, так и впился в него. Он еще прежде всем рассказывал, что дома у него специальная витрина со значками и что по Дунаю он едет главным образом для того, чтобы пополнить свою коллекцию.
      — Где взял? Кто дал?
      И тут я, как говорит моя бабуля, «поплыл по морям-океанам».
      — Лично подарил наш главный интуристовский начальник.
      — Тебе?
      — Мне!
      — Хм!
      — Таких значков всего сто штук выпущено, — подлил я масла в огонь.
      — Ну?!
      — Точно-точно. Дают их только самым заслуженным работникам «Интуриста». Кто пятьдесят туристских групп свезет за границу, тот и гюлучает. Да я теперь за этот значок у главного коллекционера города десять, а то и пятнадцать на выбор получу.
      Ох, как разгорелись глаза у «педагогики»!
      — А что такое «Круиз»? — спросил он.
      — Не знаете?
      — Нет...
      — Так это же проще простого.
      — Скажи, пожалуйста.
      Если бы вы видели меня в этот момент, то наверняка поняли, какое наслаждение испытывал я, расправляясь с «педагогикой».
      — Даю по буквам. «К» — квалифицированный. «Р» — работник. «У» — управление. «И» — «Интурист». «3» — заграница, — не моргнув глазом отбарабанил я. Расшифровку первых букв на ходу придумал!
      — Значит, «Квалифицированный работник управления «Интуриста» за границей»... Тонко, тонко задумано... Заметил, как красиво звучат первые буквы — «Круиз», «Круиз»...
      — Ага.
      — Может, у него еще такой значок есть?
      — Что вы!
      — Меняемся? Я тебе за «Круиз», —. «педагогике» очень нравилось это слово,—тоже пятнадцать любых значков дам.
      — Пятнадцать?
      — Пятнадцать!
      — Мало.
      — Ладно. Сразу пятнадцать, а еще пять, когда возвратимся домой... По рукам?
      — Пусть уж...
      «Педагогика» выгреб из кармана пиджака огромнейшую горсть значков. У меня аж глаза разгорелись. Отдал ему круизовский флажок и стал выуживать из горсти самые красивые значки. Один, два... пять... восемь... Когда подобрал пятнадцатый, к нам подошел староста. Ну... и вручил «педагогике» точно такой же значок, какой дал раньше мне. Ему выдали их для каждого туриста. Даже с запасом.
      — Что э-т-о? — поперхнулся «педагогика». Если правда, что глаза у человека могут лезть на лоб, то они очутились у него на затылке. Я же быстренько состроил самую невинную физиономию: мол, знать не знаю, ведать не ведаю.
      — Специальный интуристский значок для тех, кто путешествует по воде, — ответил староста.
      — Для всех?
      — Конечно! — удивленно посмотрел на него староста, не понимая, почему вдруг так разволновался этот всегда спокойный человек.
      Потом староста обратился ко мне:
      — Узнал, что такое «Круиз»...
      — Ну?! — голос «педагогики» налился медью. Я оглянулся. Коридор был пуст — путь для отступления свободен. Значки на всякий случай сунул в карман.
      — Слово это обозначает «путешествие по воде»...
      — А «Квалифицированный работник управления «Ин-ту...» — двинулся в мою сторону «педагогика».
      Но только он меня и видел. Я улизнул в соседний вагон. Думаете, наверно, радовался во всю мочь. Еще бы! Так отомстить! Ничего подобного. Не очень красиво у меня с «педагогикой» получилось. И я решил так: пожалуется отцу — аначки не отдам, извиняться не стану, промолчит — покаюсь, объясню, что бывают у меня моменты, когда вру без остановки, или, как говорит бабуля, «плыву по морям-океанам». И все же он будет теперь знать, что с Павликом Ливановым шутки плохи.
      В вагоне, куда я попал, ехали ленишрадцы и москвичи. Да, совсем забыл рассказать, что на теплоходе, которым мы поедем по Дунаю, будут туристы чуть ли не со всего Советского Союза. Даже сахалинцы! Они улсе ждут нас в Будапеште. Интересно! На одном корабле — целая страна...
      Поезд наш шел очень быстро. Так быстро, что меня, например, то и дело швыряло на стенки. Как в настоящий шторм. Некоторых туристов даже укачало. Конечно, женщин. Мы, мужчины, держались стойко. На остановках венгры весело махали нам руками и кричали «ждрастуй!».
      Честно говоря, я очень скоро забыл о «педагогике». Нужно же было выяснить, наконец, что означают здесь огромные цифры на вагонах. И откуда только берутся эти вопросы? Мне иногда кажется, что кругом их — как мух. Не успеваешь отогнать одну — садится другая. И так без конца и без начала. Как сказка про белого бычка или песенка про двенадцать негритят, которые пошли купаться в море. Не жизнь, а сплошное «что» и «почему». И нужно найти ответ. Конечно, я понимаю, что это совсем не обязательно. Но иначе не могу.
      Проводников на весь поезд оказалось только двое. Старшим был краснощекий мужчина средних лет. Он все время
      расправлял пушистые усы и широко улыбался. Чему? Наверное, солнцу, которое палило изо всех сил. А может, ему нравилось везти советских туристов? В общем он так улыбался, что, глядя на него, невольно улыбались все. Как под гипнозом.
      Я тоже улыбался и никак не мог объяснить проводнику, что мне от него надо. По-венгерски я, сами понимаете, ни гугу. Он же — всего два слова по-русски: «Хорошо» и «Давай-давай!» Пришлось дожидаться остановки. Вышли мы с ним на перрон. Я подошел к вагону и рядом с цифрами на его стенках вывел пальцем вопросительные знаки.
      — Хорошо! Хорошо! — шире широкого расплылся в улыбке проводник.
      И у меня сразу рот пополз до ушей. Стоим и улыбаемся. А вокруг вокзальный гомон. Станция большая. Дебрецен — третий по величине город Венгрии.
      Я еще раз нарисовал вопросительные знаки.
      — Давай! Давай! — одобрил проводник.
      Вот досада!
      Помощь явилась нежданно-негаданно. К нам подошел паренек постарше меня. А ростом только чуть-чуть выше. Волосы черные, брови черные, лицо и то загоревшее до черноты. Заговорил со мной по-русски. Не очень чисто, но понятно.
      — Первый, второй, третий классы, — объяснил он значение цифр на стенках вагонов. — Первый — люкс, прима; второй — немного плохо; третий — совсем плохо.
      — Спасибо, друг!
      — Иштван, — представился он и тут же, схватив меня за руку, стремительно потянул в вагон. И вовремя. Паровозы не дают здесь гудков. Трогаются без предупреждения, сразу набирая скорость.
      Иштван живет в Дсбрсцене, учится в ремесленной школе на токаря. Мечтает приехать к нам. Но не в гости. А поработать в Казахстане на бывшей целине. Для этого усердно учит русский язык.
      — Сейчас в Будапешт? — обрадовался я, представив, как будем мы вместе бродить по городу.
      — Нет. В Пюшпёкладань. Близко. Пятьдесят километров. Сходить.
      — Жаль...
      — Ничего! Встретимся, — хлопнул меня по плечу Иштван.
      — Вот тебе значок!
      — Гагарин! Видел его?
      — Ага!
      — Как меня?
      — По телевизору... Знаешь, я сам в космонавты собираюсь...
      — У вас принимают?
      — Нет еще. Но скоро будут...
      Больше мне не далм говорить с Иштваном. Взрослые туристы потихоньку оттерли меня в сторону. Думал, что им скоро надоест. Но они не отставали от моего нового друга до самого Пюшпёкладаня. На прощание он крепко пожал мне руку и сказал, что непременно приедет в Казахстан.
      Так мы и расстались, чтобы никогда, наверное, не увидеться. Плохо это устроено в жизни. Едва познакомишься с человеком, и уже нужно прощаться. А может, мы еще встретимся? Вот было бы здорово!
      ...К Будапешту подъезжали вечером. Наш поезд то и дело прорывался сквозь густое переплетение железнодорожных путей, разрезал бетонные ленты шоссейных дорог, обдавал едким дымом дома, все настойчивее и плотнее подступавшие к вагонам. Чувствовалось, что мы приближаемся к огромному городу.
      «Здравствуй, Будапешт!» — так и подмывало меня крикнуть во весь голос из окна вагона, чтобы приветствие мое дошло до всех жителей венгерской столицы. Ну, хотя бы до всех мальчишек и девчонок. Жаль, что ученые не придумали еще, как передавать мысли на расстояние, а то бы я уже из поезда наладил связь с каким-нибудь будапештцем. Представляете: на вокзале меня встречает венгерский пионер, и мы сразу же отправляемся с ним бродить по городу?
      Только успел я об этом подумать, как папа строго-настрого предупредил:
      — С этой минуты от меня — ни на шаг! Понятно?
      Так что по поводу передачи мыслей на расстояние ученым непременно надо посоветоваться с архитектором Александром Григорьевичем Ливановым. Он сможет им крепко помочь.
      Поезд подкатил к западному вокзалу Будапешта. Носильщики быстренько отобрали у нас чемоданы, сложили на тележки и увезли. Мы двинулись вслед за ними. Папа крепко вцепился в мою руку. Рядом шагал «педагогика». Он больше не разговаривал со мной, хотя я честно отдал ему все его пятнадцать значков и получил обратно свой. Он даже не смотрел в мою сторону. И все же «педагогика» молодчина — не пожаловался отцу. Это уже по-нашему, по-мужски.
      Паровоз медленно протащил мимо нас длинный зеленый вагон. Глянул я на него, прочел броскую надпись и сразу завопил во всю мочь:
      — Смотрите! Смотрите!
      Но никто не удивился, хотя на вагоне яснее ясного было написано: «КУК».
      — Чего шумишь?
      — Куда смотреть?
      — Вести себя не умеешь!
      Я даже зажмурился от огорчения. Потом подумал: откуда им помнить такое, когда они вечно заняты своими взрослыми делами? А я сразу вспомнил, будто вчера читал. И начал декламировать вслух. Прямо на перроне. Чтобы они тоже поняли.
      Есть
      За границей
      Контора
      Кука.
      Если
      Вас
      Одолеет Скука
      И вы захотите Увидеть мир — Остров Таити, Париж и Памир, — Кук
      Для вас В одну минуту На корабле Приготовит каюту,
      Или прикажет Подать самолет, Или верблюда За вами Пришлет. Даст вам Комнату В лучшем отеле, Теплую ванну И завтрак в постели. Горы и недра, Север и юг, Пальмы и кедры Покажет вам Кук.
      Это я из «Мистера Твистера». А сам глаз от вагона не отрываю. Вдруг он сейчас остановится, и на перрон выйдет какой-нибудь миллионер? Живой. Настоящий... Но вагон исчез за поворотом. Наши туристы стали говорить о «Куке», а Надежда Сергеевна подошла ко мне, погладила по голове и сказала, обращаясь к папе:
      — Способный он у вас. Ишь, как складно сочиняет!
      Я не удержался и фыркнул. Папа дипломатично промолчал.
      На привокзальной площади нас ожидали вереницы сверкающих лаком автобусов. Я не успел даже хорошенько оглядеться, как мы покатили по широким улицам Будапешта. Через несколько минут автобусы выехали к Дунаю.
      Река понравилась мне сразу. Широкая, сильная. Только не голубая, а грязно-серая. Взрослые тоже приметили это и стали почему-то успокаивать друг друга тем, что выше по течению Дунай все же будет голубым. Что ж, поживем — увидим!
      Город подступал к Дунаю с двух сторон. Мы подъехали к реке слева — из Пешта. Напротив высилась гористая Буда, застроенная огромными величественными зданиями. Интересно — город из двух половинок. Буда и Пешт. Вот и получился Будапешт.
      — Гора Геллерт!
      — Скульптура Штробля!
      Отец показал мне на фигуру женщины с пальмовой
      ветвью Б руках. Скульптура эта словно парила над городом. Легкая, красивая, изящная. Установленная на высокой горе над Дунаем, она видна далеко-далеко.
      Это был монумент Освобождения. Посвящен он подвигу Советской Армии, освободившей Венгрию от фашистов. Пальмовая ветвь — символ победы. Монумент создал всемирно известный скульптор Жигмонд Кишфалуди-Штробль. Мы еще побываем на горе Геллерт. Тогда я хорошенько все осмотрю.
      Автобусы остановились у белоснежного теплохода с золотыми буквами на борту — «Амур». На корме судна развевался красный флаг.
      — Ура! Приехали!
      Конечно же, я первым кинулся к трапу. Но по дороге меня перехватил худенький мальчик в белой рубашке с закатанными рукавами.
      — Ждрастуй! — приветливо сказал он.
      — Йо напот! — ответил я. — Добрый день!
      Этому научил меня в поезде Иштван.
      — Ференц, — ткнул он себя в грудь.
      — Павлик.
      Мы отошли в сторону и присели на ступеньки дунайской набережной. Ференц вытап;ил из кармана кляссер с марками.
      Не знаю, сколько прошло времени — уж очень хорошие у него оказались марки. Особенно спортивные. Среди моих ему понравились «космические». У меня их несколько наборов.
      Словом, прослушал я все гудки «Амура». А он, оказывается, сразу же после нашего приезда должен был тронуться в путь. Вверх по Дунаю. На Вену. Пришлось капитану включить на теплоходе репродукторы и закричать в них на всю набережную:
      — Павлик Ливанов, немедленно на борт!
      Я был очень недоволен. Ференц — тоже. Но мы договорились с ним обязательно встретиться и закончить обмен...
      Только успел я взбежать на судно, как заработали винты. «Амур» отвалил от набережной Будапешта. Рядом со мной стоял папа и читал мне нотацию, а я изо всех сил махал рукой Ференцу, который бежал вслед за теплоходом по набережной.
      На мачте пристани, у которой мы стояли, взвились вверх разноцветные флажки: красный, бело-синий и желтый с поперечными красными полосами.
      — На флагштоке поднят сигнал по международному коду, — сообщили по радио с мостика. — BA6I — «Доброго пути, желаю успешного плавания!»
      Наш главный друг и враг. Ночная вахта.
      Какого цвета Дунай?
      Прислонившись к стойке у правого борта теплохода, я смотрел на Будапешт. Почему-то казалось, что мы стоим на месте, а плывет вдоль Дуная город. Плывет медленно, величаво, раскрывая перед нами все свои красоты. Это было захватывающее зрелище. И папа вдруг даже забыл, что я провинился. Такое с ним часто бывает. «Провал в памяти на архитектурной почве», — это мамин диагноз.
      А мне очень нравится, что мой папа умеет так увлекаться. Не хуже меня! Я иногда думаю, что, если бы все папы были такими влюбленными в свое дело, мы бы коммунизм не за двадцать а за десять лет построили. Честное пионерское!
      Миновав последний из семи будапештских мостов, «Амур» увеличил ход. Вдоль бортов сильнее зашипела грязно-серая вода, за кормой крутыми холмами вздыбились буруны. Уходить с палубы не хотелось, а нужно было идти устраиваться в отведенной нам с папой каюте.
      Но в каюту я так и не попал. В коридоре нас нагнал широкоплечий матрос и сказал, что капитан просит туриста Павлика Ливанова немедленно подняться в ходовую рубку.
      — Может быть, Александра Ливанова? — удивился папа.
      — Нет. Именно Павлика Ливанова.
      — Что ж, иди, — усмехнулся отец. — Капитан, видимо, хочет посоветоваться с тобой, как лучше довести «Амур» до Вены.
      Я ничего не ответил. Пбнятно — завидует!
      В ходовой рубке находилось несколько человек. Но я сразу определил, кто из них капитан. Он стоял у сверкающей никелем машинки, от которой отходили две рукоятки.
      Высокий, немолодой,, в очень красивой капитанской фуражке. Лицо строгое, глаза чуть-чуть прищурены.
      — Так ты и есть Павлик Ливанов? — спросил он.
      — Я, — а сам думаю, что сейчас капитан устроит мне страшный разнос за задержку теплохода. Даже отступил на шаг назад к дверям.
      Но капитан, передвинув одну из рукояток на машинке, снова спросил:
      — Марки хорошие выменял?
      — Посмотрите, — протянул ему кляссер, а сам глаз с машинки не спускаю. Верхняя ее часть кpy^лaя. Сквозь окошечки видны какме-то цифры.
      В это время человек, стоящий у руля, приказал капитану:
      — Тише ход!
      Капитан тут же передвинул назад обе рукоятки машинки. Двигатели загудели тише. А я, честно говоря, немного растерялся: кто же здесь капитан? Тот, что у руля, или человек, стояш^ий со мной рядом? Смотрю то на одного, то на другого. А рулевой снова командует:
      — Первый двигатель быстрее!
      И тот, кого я посчитал за капитана, беспрекословно передвинул вперед правую рукоятку машинки. Теплоход ловко обогнул бакен и двинулся к левому берегу, где покачивался на волнах другой бакен.
      — Замечаешь, какой сложный фарватер? — спросил человек в капитанской фуражке, возвращая мне кляссер.
      — Замечаю...
      — Потому и идем с лоцманом. Хочешь познакомиться?
      — Ну конечно же! — ведь среди моих знакомых не было еще ни одного лоцмана. Зато я много читал об этих мастерах проводки судов. И вот изо всех сил пожимаю руку одному из них.
      Наш лоцман ни на секунду не отходит от руля. На теплоходе он не один. Второй лоцман, тоже венгр, отдыхает сейчас в каюте. Им предстоит довести «Амур» до Вены и привести обратно в Будапешт. В одну сторону это 282 километра.
      Капитан рассказал мне о теплоходе. «Амур» еще совсем молоденький. Ему всего полтора года от роду. Проекти-
      ровали его советские инженеры, а строили австрийские рабочие. Это очень красивый, быстроходный теплоход.
      Но что это? На носу «Амура» полощется на ветру какой-то трехцветный флаг: красно-бело-зеленый. Почему не чисто красный с серпом и молотом? Неужто капитан что-то перепутал? Как бы поделикатнее сказать об этом?
      — Левому больше оборотов! — командует лоцман.
      Капитан кладет мою руку на рукоятку машинного телеграфа:
      — Действуй! На два деления вперед.
      Щелчок, eupe щелчок. Где-то глубоко внутри теплохода, послушный моей воле, сильнее загудел двигатель. Теперь до ночи не уйду из рубки! Буду вести теплоход! Но флаг на носу продолжал беспокоить меня. Как бы получше намекнуть про него капитану?
      — Рукоятки до отказа назад! — скомандовал вдруг капитан, не дожидаясь указания лоцмана.
      Я мгновенно выполнил команду. Двигатели смолкли. Капитан взял со столика, на котором были разложены карты, микрофон и сказал в него:
      — Приготовиться к промеру!
      Потом он обернулся ко мне:
      — Понимаешь, Павлик, сейчас Дунай наш самый главный друг и в то же время самый главный враг.
      — Враг? — вытаращил я глаза.
      — Он самый. Лето в этом году было сухим, вот и упала вода в Дунае. Да так низко, что того и гляди на мели очутиться можно. Сам видишь — на реке пусто. Редко какое крупное судно рискует сейчас в плавание пуститься...
      Значит, нас подстерегают опасности! Вот здорово! А я-то думал, что плавать по реке все равно, что в бассейне.
      — Беги на нос. Посмотришь, как делают промеры. Помни, что наше судно уходит в воду ровно на один метр семьдесят пять сантиметров.
      Вот он, самый удобный момент!
      — Может, сказать заодно матросам, чтобы флаг на советский заменили? — спрашиваю.
      Капитан улыбнулся.
      — О! Зачем же международные законы нарушать?
      — Международные?
      — Да, Павлик. Дунай — река международная. Подумай
      только, сколько стран лежит на его берегах... Западная Германия, Австрия, Чехословакия, Венгрия, Югославия, Болгария, Румыния, СССР.
      — Восемь!
      — Точно. Поэтому и действуют здесь международные законы. На корме у каждого судна должен быть флаг государства, которому оно принадлежит...
      — А на носу, — сразу сообразил я, — того, мимо берегов которого оно проходит. Правильно! Красно-бело-зеленый — флаг Венгрии.
      — Точно!
      На носу я застал двух матросов. Один из них держал в руках длиннющую палку с делениями. Второй прилаживал микрофон.
      — Начать промеры! — скомандовали ич рзбки.
      Матрос с силой опустил палку в воду. Немного вперед
      и вниз.
      — Двести двадцать, — сказал он.
      — Двести двадцать, — повторил в микрофон второй матрос. Заработали двигатели, и теплоход двинулся вперед. Матрос продолжал измерять глубину реки. Она уменьшалась.
      — Двести десять.
      — Двести ровно.
      — Сто девяносто.
      У меня екнуло сердце. Под килем теплохода было всего пятнадцать сантиметров воды. Хорошо, что другие туристы не знают об этом. Не то может подняться паника. Но я никому ничего не скажу. Пусть думают, что плавать по реке все равно, что в бассейне... И все же жаль, что нельзя попугать Надежду Сергеевну и «педагогику»...
      — Сто восемьдесят пять!
      Я слышал, что двигатели работают на самых малых оборотах.
      — Сто девяносто!
      — Двести пять!
      — Пронос!
      — Пронос!
      Ура! Кажется, прошли!
      Я снова помчался на мостик. Стал к машинному телеграфу. До чего же широкий здесь Дунай! Вплотную к обоим
      берегам подступают очень красивые леса. Деревья огромные. Все больше тополя. Только разные они. Капитан сказал мне их названия. Канадский, пирамидальный и серебристый тополя. Растет еще ива. У самого берега — камыш.
      В этот момент я заметил, что флага на носу теплохода больше нет. Да это же международный конфликт! Посмотрел на капитана — совершенно спокоен. Лоцман — тоже. Тут бы свистать всех наверх, а они ведут себя так, словно ничего не случилось.
      — Флаг сорвало! — тревожно закричал я.
      — Не сорвало, а сняли, — не переменил даже позы капитан.
      — Что же теперь будет?!
      — Зря тревожишься, Павлик. По правому борту у нас теперь Чехословакия, по левому — Венгрия. Так что положено нам идти тут без флага. Уяснил?
      — Угу...
      Я обернулся и увидел у рубки «педагогику». Зайдет или нет? Ну, конечно же, не решился. На дверях так и написа-
      но: «Посторонним вход воспрещен». А вот я уже не посторонний. Буду приходить сюда, когда захочу. Пусть «педагогика» любуется, как я веду корабль!
      Очень не хотелось, но вскоре мне пришлось покинуть ходовую рубку. Капитан приказал идти обедать. Но прежде посоветовал искупаться: мол, на корме имеется для этого специальный бассейн.
      Папы в каюте не было. Я быстренько разделся, натянул плавки и отправился на корму. Однако бассейна тут не ока-;залось. Ни на первом, ни на втором, ни на третьем этажах. Не оказалось его и на прогулочной палубе. Вместо бассейна я обнаружил самый обыкновенный фонтан. Вода била в нем с четырех сторон. Упругие струи пересекались в центре.
      Я оглянулся. Никого. Все ушли обедать. А, была не была! И залез в фонтан. Хорошо! Вода прохладная, бьет сильно, до боли, Я бы еще покупался, тно по палубе раздались чьи-то шаги. Накроют! Схватив на лету со стула полотенце, я двумя прыжками очутился за полураскрытой дверью.
      Вытираюсь и смотрю. К фонтану подошел матрос. Тот самый, что сопровождал меня к капитану. Да, вовремя я убрался!
      Только бы не заметил он на палубе отпечатков мокрых ног. Матрос подошел вплотную к фонтану, попробовал рукой воду и... стал раздеваться. Вот это да! Я даже рот разинул от удивления. Потом пришел еще один матрос. Он тоже полез купаться.
      Тогда я смело вышел из-за двери.
      — Как водичка? — спрашиваю.
      — Хороша! Наш бассейн — всем бассейнам бассейн!
      — Так это не фонтан?
      — Считай, как нравится, а лучшего купания не придумать!
      Словом, все было в порядке, а у меня испортилось настроение. Целый день сегодня зря переживаю. То с флагом, то теперь с бассейном. Залез в него, чтоб никто не видел, а фонтан, оказывается, специально для купания устроен. Баста! Больше я ии на какую удочку не попадусь!
      Но не прошло и двух часов, как я снова попался. Да еще как! И сейчас стыдно вспомнить. Меня после этого случая весь теплоход пиратом называл, а папа и по сей день настоящего моего имени вспомнить не хочет. Хорошо ещё, что Женька Новикова не знает. Задразнила бы!
      А произошло вот что. После обеда мы пошли с папой в бар. Ему захотелось пива, а мне он обещал ка-кой-нибудь вкусный коктейль. Сами понимаете, как я загорелся. В бар, да еш,е пить коктейль! Ведь это первый раз в жизни...
      Коктейль оказался действительно вкусным. Банановым. Пил я его через соломинку. Приятно. За широкими окнами плещется Дунай, гудят двигатели, а я пью настоящий коктейль. Представляете?
      Вдруг под днищем теплохода что-то заскрипело. Потом даже заскрежетало. «Амур» рванулся вперед, назад, снова вперед, снова назад. Ни с места. Двигатели смолкли, и сразу стало слышно, как журчит вдоль бортов речная вода.
      — Сели на мель! — крикнул я папе и помчался в ходовую рубку. Но меня туда не пустили. Вахту нес третий помощник капитана.
      Туристы высыпали на палубы. Смеются, шутят, как будто
      случилось что-то радостное. Я разыскал папу. Он тоже был в восторге.
      — Вот тебе и приключение!
      — Не понимаю, чему ты радуешься. Ведь теплоход терпит бедствие. Может, даже SOS дадут, — разозлился я.
      — Советую запастись спасательным поясом, — захохотал в ответ папа.
      С кормы раздались голоса:
      — Буксир идет! Буксир!
      Я тоже увидел его. Буксир вел за собою три баржи. Флаги на всех судах разные. На корме буксира — австрийский, на одной барже — румынский, на другой — западногерманский и на третьей — болгарский. Идут за буксиром, тесно прижавшись друг к другу бортами. Вот если бы всегда все страны так дружно жили!
      На караване заметили пашу беду. Буксир круто повернул и повел баржи к берегу. Причалил их. Направился к нам.
      Тут-то и произошла со мной эта самая история. На мачте буксира я заметил черный вымпел. Да, черный! Я сразу вспомнил множество книг, рассказывающих о судах с черными вымпелами и флагами. Вспомнил и заорал на весь Дунай:
      — Пираты!
      Это было так неожиданно, что папа застыл на месте. А я кинулся к капитану. Забарабанил в его каюту, но никто не откликнулся. Нашел его на мостике.
      — Пираты!
      Он как захохочет. Обнял меня за плечи, а сам никак успокоиться не может. Слезы вытирает. А я стою и па черный вымпел показываю. С буксира кричат, а капитан ответить не может. Наконец справился со смехом. Прокричал в мегафон что-то по-немецки.
      — Пираты, говоришь? — это он уже мне. — На Дунае? Откуда им здесь взяться? Эх ты, чудак человек!
      — Черный вымпел...
      — Знак это такой. Поднимают его в том случае, если буксир ведет за собой баржи. Ясно?
      Тут я совсем расстроился. Капитан, видимо, заметил это.
      — С двадцати трех ноль-ноль я на вахте, — сказал он. — приходи. Поведем «Амур» по локатору. Только разрешение у отца попроси.
      — Ладно...
      Я ушел в каюту. Лег на диван. Отвернулся к стене. На ужин не пошел. Чтобы не смеялись. Пока все ужинали, я разглядывал из окна каюты дунайскую воду. Она по-прежнему была не голубой, а грязно-серой. Забегая вперед, скажу, что голубой воды я в Дунае так и не увидел. Ни у Вены, ни у Будапешта, ни у Белграда.
      Может, во времена Штрауса река действительно была голубой, а может, она ему просто показалась такой. Я где-то читал, что писатели, поэты, художники и композиторы тем и отличаются от обыкновенных людей, что видят и слышат то, что скрыто от других.
      Десант на «Амуре». Все, что знаю о Дунае.
      Вена сверкает огнями
      Утром папа с превеликим трудом поднял меня с постели. Никак не открывались у меня глаза. Ну, словно клеем кто намазал. Слышать все слышу, но не вижу; сяду и тут же валюсь обратно на подушку.
      Надеялся, что папе надоест меня уговаривать и я вздремну еще минут сто — сто пятьдесят. Все получилось и так и не так. Папа действительно прекратил уговоры. Не говоря ни слова, он просто-напросто подхватил меня на руки, отнес к умывальнику и окатил холодной водой.
      Тут я сразу открыл глаза. А папа стал распространяться насчет физической закалки. В пример, конечно, он ставил себя. Мол, легли мы в одно время... Ну, и пзсть себе думает, что в одно. Не мог же я объяснить отцу, что с двенадцати ночи до трех часов утра нес с капитаном вахту в ходовой рубке.
      Это было замечательно! Как только папа заснул, я выскользнул из каюты. Конечно, без разрешения. К чему оно мне, когда у моего папы есть еще одно редкостное качество: он не просыпается по ночам. И еще — ему никогда не снятся сны. Мама по этому поводу говорит, что он всегда спит сном праведника. Не знаю, кто такие праведники, но меня это вполне устраивало.
      Наконец открыв глаза, я первым делом посмотрел на
      часы. Стрелки показывали без пяти минут шесть. Поднес часы отцу. Он посмотрел и протянул мне свои. На них было ровно девять.
      Мои часы стояли. Вчера я не завел их.
      — Ставь по моим, — сказал папа.
      Я знал, что часы его всегда идут точно. Но я был зол на отца.
      — Поточнее твоих найду.
      Спустившись по витому трапу на нижнюю палубу, я остановился у двух больших циферблатов, по которым быстро бежали секундные стрелки. Под одними часами висела табличка «Московское время», под другими — «Среднеевропейское время». Разница между ними — ровно два часа. И сейчас на одном циферблате было десять минут десятого, а на втором — десять минут двенадцатого.
      А надо вам сказать, что как только наш поезд пересек границу Венгрии, время сразу отодвинулось на два часа назад. Забавно было: выехали из Чопа в восемь утра, а приехали на первую венгерскую станцию в четверть седьмого. Словно не на поезде, а в «машине времени» ехали. Это потому, что попали в другой часовой пояс.
      Но я все равно поставил часы по московскому времени: десять минут двенадцатого. Не хочу жить по-другому. Наше время самое правильное!
      По берегам громоздились к небу горы, поросшие лесом и кустарником. А вчера гор еще не было. На носу теплохода развевался красный флаг, разрезанный вдоль широкой белой полосой. Я сразу понял, что «Амур» идет уже по территории Австрии. Сразу вспомнилось вычитанное перед отъездом в энциклопедии...
      Население — более семи миллионов. Федеративная буржуазная республика. Состоит из девяти земель. Это что-то вроде наших областей. Глава государства — президент... И еще — помещикам принадлежит здесь почти половина всей земли. А их,, помещиков этих, маленькая горстка...
      Во время завтрака на левом берегу показался небольшой чистенький городок. С реки казалось, что кто-то прилепил к горам множество игрушечных домов и домиков. По карте я определил, что это был Хайнбург.
      М тут по радио туристам объявили, что сейчас на «Амур» высадится десант австрийских таможенников и пограничников. Нас попросили не выходить из кают. Но я, конечно, не усидел. Разве можно пропустить такое. Десант! Сейчас по сходням застучат кованые солдатские сапоги, всюду встанут часовые в чужой форме!
      Но все произошло иначе. Неинтересно. К борту теплохода пришвартовался небольшой катер. Из него вышло шесть человек. Двое — в форме, с пистолетами на боку. Остальные — в обыкновенных костюмах. И это называется десантом?
      Мне стало скучно, и я вернулся в каюту. Сидим — ждем. А теплоход продолжает идти вперед. Наконец в дверь постучали. На пороге вырос австриец в форме.
      — Водка есть? — спросил он.
      — Есть, — ответил папа. Он вез ее в подарок своему другу в Праге.
      — Сколько?
      — Одна бутылка.
      — П-ф-ф-е...
      — Сигареты есть?
      — Есть.
      — Сколько?
      — Три пачки.
      — П-ф-ф-е... Счастливого пути! — Таможенник исчез за дверью. Было слышно, как стучится он в соседнюю каюту.
      Потом нас пригласили в музыкальный салон. Австрийские чиновники сидели здесь за отдельным столиком. Перед ними лежала книга, скрепленная сургучными печатями. Папа сказал мне, что это наш коллективный паспорт. В нем — фамилии и фотокарточки каждого туриста.
      Вызывали нас по одному. Нужно было встать и пройти мимо чиновников. А они смотрят так, словно не глаза у них, а рентгеБЮвские аппараты. Так и сверлят глазами, так и сверлят. Я взял да нарочно курточку расстегнул. Пусть видят мой пионерский галстук. Пусть! А сам волнуюсь: никогда с буржуйскими чиновниками не встречался. Не подумайте только, что я их испугался. Как бы не так! Прошел мимо них гордо.
      Еще бы! В этот момент я был не просто шестиклассником Павликом Ливановым. Я был гражданином Союза Советских Социалистических Республик! Знаете, это такое чудесное
      чувство, что словами не передашь. Самому испытать нужно. И я испытал!
      После того как австрийцы покинули «Амур», я, конечно, опять отправился в ходовую рубку. К моей радости, капитан оказался там. И я сзшел занять свое место у машинного телеграфа. Река на этом участке глубже. Поэтому капитан то и дело приказывал мне подавать рукоятку вперед. Двигатели уже не гудели, а ревели. Теплоход быстро шел против течения, оставляя за кормой высокий бурун.
      Быстро темнело. На реку ложился густой туман. Капитан распорядился включить радиолокатор. Отодвинув меня в сторону, он сам встал к машинному телеграфу. Уменьшил обороты двигателей. Впереди, высоко в небе, все ярче проступало бело-желтое зарево. «Амур» приближался к столице Австрии — Вене.
      По берегам побежали огоньки. Их становилось все больше и больше. Я заметил несколько ресторанов на открытом воздухе. За всеми столиками сидели люди. Из ресторанов доносилась музыка. На теплоходе часто включали прожектор, освещая строения на берегу. Вот пучок света вырвал из темноты огромные серебристые баки. Гигантские буквы сложились в слово — «Шеел».
      «Шеел»? Да ведь это же название английской нефтяной компании! Ишь, куда забралась! Недаром я читал, что она похожа на спрута. Только п^зналец у нее великое множество. По всему миру протянулись.
      А вот еще «ЭССО». Тоже на баках и тоже такими буквами, что каждая из них, пожалуй, выше «Амура». Чьи же это владения? Спросить? Но после конфуза с «катарактой моей бабушки» я всячески избегал вопросов.
      И все же что такое «ЭССО»? Тут снова сказалось отвратительное устройство моей головы. Подавай ей ответ —-i и точка! Не вытерпел. Спросил у капитана.
      Оказалось, что «ЭССО» — тоже нефтяная компания. Только американская. Конкзренты они с «Шеел». Одна другую слопать готовы.
      Почему? Ведь англичане и американцы — лучшие друзья. Ха! Как это капитан сказал? Вспомнил: дружба дружбой, а денежки — врозь. Такой уж закон у капиталистов.
      Предположим, американцы сумеют выжить «Шеел» из Австрии. Что тогда? Тогда вся Австрия станет покупать
      Оензин у «ЭССО», и хозяева этой компании будут богатеть еще быстрее. Так что тут не до дружбы.
      ...«Амзф», нырнув под грохочущий мост, медленно подошел к причалу. Мы были в Вене. На берегу стояла вереница автобусов. На каждом яркая табличка: «Бюро туризма Рен-нер». Адрес. Номер телефона.
      — Эта фирма будет нас здесь обслуживать, — объяснил капитан.
      Спустившись на нижнюю палубу, я сразу понял, что о спокойной жизни больше не может быть и речи. Все вели себя так, будто не могли задержаться на теплоходе даже Hd минуту. Вена притягивала их сильнее магнита. Смех, да и только. Но едва я присоединился к своей группе, как тоже почувствовал, что должен немедленно очутиться на берегу. Немедленно!
      Папа потянул меня за руку, и мы сошли на берег. Вдоль реки тянулся небольшой сквер, за которым густо переплетались железнодорожные линии. Набережная круто обрывалась к Дунаю. Недалеко от причала, у которого стоял «Амур», к воде спускалась каменная лестница.
      Я почему-то подумал, что, может, именно в этом месте сидел у Дуная Штраус и сочинял свои вальсы. Лично мне они очень по душе. Папа тоже одобряет. И все мои знакомые. Кроме Женьки Новиковой, которая признает за настоящую только симфоническую, или, как она говорит, серьезную, музыку. Она даже на все концерты ходит. А я считаю, что Штраус тоже сочинял серьезно.
      Автобусы помчали нас по широким венским улицам. Я, конечно, прилип носом к окну. Гид сказала, что сегодня мы совершим прогулку по ночному городу и поднимемся на гору Каленберг, откуда открывается чудесный вид на Вену.
      Сперва я не увидел ничего стоящего. Темные улицы. Редкие цепочки фонарей. Самые обыкновенные дома и домишки, Крошечные магазины. Витрины их не освещены. На улицах хоть шаром покати — пусто. Ни машин, ни прохожих. А было, по местному времени, всего десять часов вечера.
      — Рабочие районы, — ответила гид на вопрос «педагогики» и снова замолчала.
      В первый же вечер я заметил у этой девушки такую
      особенность: рассказывала она нам только о том, что представляло Вену с выгодной стороны. О дворцах — взахлеб, о главных улицах — с восторгом, о каком-нибудь, извините за выражение, кабаке — в таких выражениях, словно все это было самое лучшее в мире.
      А вот в рабочих районах она молчала. На наши вопросы отвечала неохотно. Если что и срывалось у нее с языка, так потом она долго сидела насупившись, красная как рак. И понадейся я только на гида, ничего не узнал бы толком о Вене...
      Чем ближе подъезжали мы к центру города, тем ярче становилось уличное освещение, тем разговорчивее наша гид. За окнами побежали величественные здания, тенистые аллеи, сверкающие светом огромные витрины магазинов. И реклама, реклама, реклама... Она забиралась все выше и выше, карабкалась по крышам, сверкала над улицами.
      Поворот. Еще поворот. И мы въехали в настоящее царство света. Это была одна из центральных улиц города. Здесь не было ничего главнее света. Он ослеплял, оглушал. Рекламы громоздились одна на другую, переплетались всеми цветами радуги. Они звали: «Купите! Купите! Купите!» Красиво, но уж очень много. Сквозь витрины сверкали лаком шикарные автомашины, подмигивали экраны телевизоров, нежились в электрическом море обувь, ткани, одежда.
      Надежда Сергеевна заахала, заохала. «Ах, какая красота! Ох, когда же, наконец, у нас научатся такому? Сразу видно — европейская культура!» Я не сдержался, да как рубану сплеча:
      — Ее сиятельство в родную обстановку попала!
      Все захохотали. Конечно, кроме Надежды Сергеевны. Папа сделал мне выговор. Но больше она не охала. И, что удивите.А.ьно, «педагогика» — мой злейший враг обернулся и пожал мне руку. Правда, при этом он пробормотал что-то вроде «устами младенца глаголет истина», но я сделал вид, что не расслышал...
      В центре было мало пешеходов, но очень много машин. Они сплошными лентами, без конца и края, стояли у тротуаров. Одна к одной. Одна к одной. Что-то не видел я такого в рабочих районах!
      Гид рассказала, что Вена засыпает рано. Магазины закрываются в шесть часов вечера, а в субботу — даже в два
      часа дня. Гуляют допоздна только иностранные туристы да богачи. Гид назвала их «состоятельными людьми». С большим трудом нам удалось выяснить, что магазинами в центре пользуются тоже только они. «На окраине все дешевле. Ну... и немного хуже по качеству», — объяснила гид.
      А автобусы поднимались уже в гору, ловко маневрируя в потоке машин. Остановились на просторной площадке. Это и была гора Каленберг. Отсюда, с высоты пятисот метров, действительно открывался красивый вид на сверкающую огнями Вену. Но, честное слово, наша Москва с Ленинских гор в сто раз красивее. Да что там в сто — в тысячу!
      С горы Каленберг сразу видно, что Вена намного меньше Москвы. И освеи^ена Москва куда лучше. Здесь только в центре все горит и сверкает. А в нашей Москве всюду светло. У нас нет разницы между центром и окраинами, между главными улицами и рабочими районами. А в Вене это словно разные миры. Честное пионерское!
      Проезжая на обратном пути через центр, мы обратили внимание на множество темных окон в домах. Разгорелся спор. Одни считали, что это окна всевозможных контор, другие утверждали, что это государственные учреждения.
      Гид долго молчала, внимательно прислушиваясь к спору. Видимо, не хотела говорить правду. А может, ей это строжайшим образом запрещено? Ну, конечно, запреи^ено! Кто у нее хозяин? Капиталист. Так неужто он разрешит своим служащим говорить правду? Да еще советским туристам! И все же девушка не выдержала. Сказала как бы между прочим:
      — В центре Вены тридцать тысяч пустых квартир...
      Понимаете: тридцать тысяч!
      — Почему? — поразился папа. — Неужели квартир больше, чем нуждающихся в жилье?
      — Что вы Что вы?! Дорого... Очень дорого... Самая маленькая квартира — 1200—1 500 шиллингов в месяц...
      — А средний заработок у рабочего какой? —. это уже «педагогика».
      Лицо гида залил румянец.
      — Я... я... точно не знаю.
      — Но все же? — настаивал «педагогика».
      — Что-то около... около...
      — Да вы не гадайте. Скажите нам по официальным дагь-ным, — подсказал кто-то из туристов.
      Папа потом объяснил мне, чего стоят «официальные данные» у капиталистов. Нужно, к примеру, подсчитать, какой доход получает в среднем одна американская семья. Так знаете, как это делается?
      Берут доходы всех богатеев страны и складывают их с доходами остальных американцев. То, что получится, делят на общее количество семей. Вот и выходит солидная сумма, которую и называют «официальными данными».
      Представляете?! Ведь это сплошной обман: сотни миллионов Рокфеллера и других денежных мешков складывают вместе со считанными долларами трудовых людей. Но наша гид, как говорят рыбаки, клюнула на приманку.
      — Квалифицированный рабочий получает тысячу четыреста шиллингов в месяц, — вдруг решительно выпалила она.
      Вот вам и Вена!
      Мальчик в коротких штанишках.
      В замке привидений.
      Ем пирожные у настоящего миллионера
      Следующий день оказался для меня самым везучим в Вене. А с вечера я думал, что будет наоборот. Уж очень неинтересную программу нам объявили. Целый день предстояло осматривать всякие кладбища и костелы. Может, кому и любопытно побывать, к примеру, в соборе святого Стефана, но лично мне он ни к чему.
      Где-то я вычитал, что человек — сам творец своего счастья. Вот я и решил творить... Глянул утром на берег, а там стоит коренастый мальчик в коротких штанишках. Моего возраста или даже немного постарше. Я быстренько оделся — и к нему.
      — Здравствуй! — говорю.
      — Гутен таг! — отвечает мальчик, а сам так и светится улыбкой. Потом как-то смешно шаркнул ножкой.и представился: — Франц Клейнштейн.
      Познакомились. Стали разговаривать. В школе я немецкий изучаю. Даже неплохим учеником по нему считаюсь,
      Поэтому кое-что из того, что говорил Франц, доходило до моего сознания. Остальное мы с ним дополняли жестами. Ничего — получалось. И когда я сейчас вспоминаю Франца, мне кажется, что мы отлично понимали друг друга.
      Я сразу подарил ему открытки с портретами Юрия Гагарина и Германа Титова. Франц знал наших космонавтов. В Австрии о них "много писали. Во всех газетах были их фотографии в космических костюмах и шлемах. Потом Франц рассказывал мне, что некоторых ребят из его класса очень расстроили полеты наших космонавтов.
      Еще бы! Буржуйские сынки прямо-таки молились на Америку, считали ее первой страной в мире, а русские вдруг оказались и умнее, и сильнее, и смелее...
      На курточке Франца поблескивал круглый значок. Четко проступали силуэты мальчика и девочки, взявшихся за руку. Вокруг какая-то надпись. Я тут же разобрал ее: «Юнге гарде». Это был значок австрийской пионерской организации «Молодая гвардия». У нее есть свой девиз: «Дружба между детьми всех стран мира!»
      Я подарил Францу наш пионерский значок. Приколол его ему на курточку рядом с австрийским.
      — Данке! Данке! — без конца повторял он. Но через несколько минут снял значок и спрятал во внутренний карман. Мне стало обидно. От всего сердца дарил, а он... Франц, видимо, заметил мое недовольство. Заволновался и заговорил часто-часто. Минут десять говорил. Но я понял лишь одно: Франц опасался, что мальчишки из буржуйских и фашистских организаций могут силой отобрать у него значок. А он очень дорожил им. Тут, конечно, обида моя прошла без следа...
      В это время у меня созрел план. Попросив Франца подождать, я возвратился на «Амур» и упросил нашу официантку снабдить меня бутербродами. Написал записку отцу, чтобы не волновался. А то еще полицию на ноги поднимут! В кармане у меня лежало двадцать шиллингов, которые дал мне папа на мелкие расходы, и я чувствовал себя богачом.
      Через несколько минут мы уже шагали с Францем по прямой улице, застроенной ветхими зданиями. Мой новый друг хотел непремен1Ю познакомить меня со своей мамой.
      По обеим сторонам улицы тянулись магазины. Точнее, крошечные лавочки, в которых можно купить буквально все, что нужно рабочему человеку. Богачам в них, конечно, делать нечего. Все — самое простое и дешевое. Ни автомобилей тебе, ни телевизоров, ни шикарной одежды. Это был второй район Вены. Трудовой район. Здесь живут рабочие и ремесленники, мелкие служащие и коммерсанты, пенсионеры.
      — Ты был в Москве? — спросил Франц.
      — Был.
      — И Ленина видел?
      — Видел.
      — Счастливый! — глаза у Франца стали завистливыми. Я даже пожалел его.
      — Вырасту — поеду! — Франц сказал это так, что я поверил ему. Такой обязательно добьется своего!
      И вдруг Франц как-то съежился, словно стал на голову ниже. Уставился глазами в землю... Навстречу нам шел полицейский. Не из фильма какого-нибудь, а самый настоящий. Метра два ростом, в тщательно отглаженных темно-синих брюках и зеленоватом френче. В красных петлицах сверкали золотые звездочки. На черной блестяи;ей портупее висел тяжелый револьвер. В руках — дубинка. Шел он медленно и важно. А люди стараательно обходили его.
      — Боишься?
      — Его все боятся, -— прошептал Франц.
      — С чего бы это?
      — Чуть что — штраф. Станешь спорить — бананом по голове.
      — Бананом?
      — Ну, дубинкой, что у него в руках... Это одно и то же...
      Я невольно ускорил шаги.
      — А у пас вот милиционеров не боятся, а уважают. Даже помогают.
      — Так то у вас...
      Ясное дело! Ведь полиция тут буржуйская. Для того и служит, чтобы рабочий люд в узде держать. Трах бананом по голове — и все! Мне почему-то так захотелось пульнуть из рогатки по полицейскому, что я даже по карманам зашарил. Но рогатка осталась дома. Не то показал бы этому полицейскому, как над рабочими измываться!
      Мы подошли к длинному двухэтажному дому. Фасад его облупился. Поднялись на второй этаж. Двери нам отворила женц;ина средних лет в синем переднике. Красивая. Только глаза какие-то грустные. Это и была мама Франца.
      Встретила она меня приветливо. Провела в комнату, усадила, а сама ушла с Францем на кухню. Сказала, что сейчас приготовит нам завтрак. Я оглянулся. Две крошечные
      комнаты. Шкаф, стулья, кровати, подставки для цветов, стол. Вот и вся обстановка. Мебель старенькая, простая. Подставки — самодельные.
      В комнатах было удивительно чисто. Покрывала на кроватях, скатерти и салфетки " под цветами прямо сверкали. На стенах — вышивки с надписями. Я понял только одну. Над той кроватью, что поменьше: «С добрым утром!»
      Пришел Франц. Я спросил у него:
      — Телевизор у вас есть?
      — Что ты! — он посмотрел на меня так, будто я задал ему необычайно глупый вопрос. А может, и впрямь глупый? Ведь здесь все иначе, чем у нас. Удивительное дело: солнце — такое же, воздух — тот же, а жизнь совершенно другая. Совсем не похожая на нашу. Порой мне даже казалось, что кто-то перевернул ее тут вверх ногами. Только не шутки ради, а всерьез. Потому и кажутся в Австрии глупыми вопросы, которые считаются в нашей стране самыми обыкновенными.
      — Отец твой сколько зарабатывает? — вспомнил я наш вчерашний разговор с гидом.
      — Тысячу триста шиллингов.
      — А мама?
      — Дома она.
      — Почему?
      — Работы нет. А у тебя мама работает?
      — Ага! Доктор она.
      Мне снова захотелось задать вопрос: «Как это нет работы?» Но сдержался. А то еи;е Франц мог подумать, что я совсем... глупый.
      На столе появился завтрак. Кофе, хлеб, масло. Мать Франца подсела к нам. Она начала расспрашивать меня, сколько у нас комнат, какая обстановка. Потом поинтересовалась платой за квартиру, газ, свет. Ценами на разные продукты. К сожалению, я не смог ответить на многие ее вопросы. Ведь всем этим у нас заведует бабуля.
      Тогда мама Франца сама стала рассказывать. Сейчас я уже многое позабыл. Но точно помню, что на оплату квартиры у них уходит треть заработка. Представляете? Треть! И это в рабочем районе, без удобств.
      — На еду и одежду остается так немного, что редкий
      месяц свожу концы с концами, — пожаловалась мама Франца. — Расскажи об этом своей маме. Она поймет.
      Так вот почему у Франца нет телевизора!
      — Идем в Пратер, — предложил мой новый друг,
      — Это что за штука?
      — Парк веселья... Луна-парк..,
      Интересно!
      И мы снова зашагали по венским улицам. Движение на них становилось все сильнее. Мягко шелестя шинами, по асфальту мчались приземистые легковые автомашины. На перекрестках выкрикивали новости продавцы газет. Они были одеты в яркие накидки, на которых черными крупными буквами значились названия газет: «Курьер», «Дас кляй-ме фольксблатт», «Арбейтер цейтунг». Франц сказал мне, что газета коммунистической партии называется «Эстер-рейхише фольксштимме».
      Миновав еще квартал, мы уперлись в забор, из-за которого поднимались стены строящегося здания. У распахнутых ворот грелись на солнышке человек двадцать мужчин. Одни, подстелив газету, сидели прямо на тротуаре, другие стояли, подперев плечами забор.
      — Безработные, — показал на них Франц.
      — Ну?! — я замер на месте. Безработные!
      Франц потянул меня за руку: мол, чего уставился? Диковинка, что ли?
      А я не мог сдвинуться с места. Смотрел и смотрел. Сильные, здоровые люди и без работы! Это никак не укладывалось в голове.
      — Франц, а твой отец может остаться без работы?
      Видели бы вы, какими испуганными стали у Франца
      глаза!
      — Лучше уж умереть, — угрюмо ответил он и снова потянул меня за руку.
      Но я продолжал разглядывать безработных. Осунувшиеся лица, бессильно опущенные руки, грустные-прегрустные глаза. Наверное, у многих из них есть семьи, дети... Да, у нас бы они все имели работу... Но мы были в Вене.
      Из ворот вышел человек в рабочем костюме. Безработные кинулись к нему. Человек поднял над головой руку. На ней были оттопырены два пальца. Работа была только
      для двоих. Счастливчики скрылись за воротами. Остальные снова подставили лица солнцу.
      «Получат ли они сегодня работу? А завтра? Послезавтра?» — думал я. Франц молча шел рядом...
      Пратер оказался чем-то вроде нашего парка культуры и отдыха. Уйма всяких аттракционов и надземных дорог с вагончиками для катания, колесо обозрения. Недалеко — стадион на сто тысяч мест. Мы прокружились на карусели, с огромной скоростью пронеслись над парком по однорельсовой дороге, поели мороженого. Потом Франц сказал, что нужно еще непременно зайти в замок привидений.
      — Привидений? — поразился я.
      — Там, ух, как страшно!
      Замок оказался довольно большим. На его башнях прогуливались люди, одетые под чертей. С хвостами и рожками. Из замка доносились дикие стоны, хохот, свист. Купив билеты, мы уселись в небольшую тележку. Через мгновение она покатилась. Распахнулись ворота, и мы въехали в замок.
      Здесь было абсолютно темно. Впереди вспыхнул свет.
      М мы увидели, что к нам приближается колоссальнейший паук. Сейчас он опустит свои мохнатые лапы на наши головы.
      — Ой! — вскрикнул Франц.
      Я сдержался.
      Паук исчез. Теперь нас пытался схватить скелет. Стуча костяшками, он нацелился прямо на меня. Но в этот момент тележка провалилась в какую-то дыру. Мы охнули и, глянув вниз, увидели, что летим в огромный дымящийся котел, окруженный со всех сторон чертями. Они смотрели иа нас и довольно потирали руки.
      До котла мы, конечно, не долетели. Выехали из замка.
      —" Ну как?
      — Театр, — ответил я. — Детишек малых пугать.
      Мы еще погуляли по Пратеру. Съели бутерброды, которые я захватил с теплохода...
      Интересно, где же здесь туалет? Спросил у Франца. Он подвел меня к низкому зданию со множеством дверей. Все двери оказались запертыми.
      — Вход — один шиллинг.
      — у вас нужно платить и за это?
      — Да. А разве может быть иначе? — удивился Франц. Пришлось заплатить шиллинг. Он оказался последним...
      А я-то считал себя с двадцатью шиллингами богачом!
      Пора было идти на «Амур». Там все понятно. Там кз-сочек нашей земли. А тут — чужая, неласковая жизнь.
      К имперскому мосту, у которого стоял наш теплоход, мы отправились другой дорогой. Да, до 1955 года этот мост носил имя Советской Армии. Потом кому-то это не понравилось, и мост переименовали. Я быстро смекнул, в чем тут дело. Буржуйские штучки. Но простые люди все равно помнят и всегда будут помнить, кто освободил Вену от фашистов...
      Франц рассказывал мне о своей пионерской организации. Как собирают они деньги для бастующих, как переписываются с ребятами из других стран, как воюют со скаутами. Он очень гордился своей «Молодой гвардией».
      И вдруг рядом с нами затормозила шикарная автомашина. Распахнулась дверца, и звонкий голосок окликнул Франца. Из машины выпорхнула белокурая девочка. Одета в легкое светлое платье.
      — Миллионерская дочка, — процедил мне сквозь зубы Франц. — Учимся в одном классе.
      Но по его лицу было видно, что ему приятна эта встреча.
      — Здравствуй, Франц!
      — Здравствуй, Эльза!
      — Куда идешь?
      — Провожаю.
      — Куда?
      — В порт.
      — Иностранец?
      — Советский, — он так и сказал: не русский, а советский.
      — Познакомь!
      — Павлик, — назвал мое Имя Франц.
      — Как вам нравится Вена?
      — Ничего...
      — А я, знаете, только что из Ниццы. У нас там вилла. Чудно, чудно провела время! Может, довольно идти пешком? Моя машина к вашим услугам.
      я оглянулся. Машина все время катилась за нами.
      — Нет! — отрезал Франц.
      — Тогда поехали ко мне? А?
      Мы молчали.
      — Ну! Я вам свои французские покупки покажу. Чудо!
      Вы, конечно, осудите меня, но я не мог упустить такого
      случая. Тряпки этой самоуверенной девицы меня нисколько не интересовали. Но попасть в дом к настояирему миллионеру! И мы сели в машину.
      Всю дорогу Эльза без змолку болтала. И все о каких-то балах на берегу Средиземного моря, о знаменитой венской портнихе, с новом автомобиле, который ее папа заказал чуть ли не лично Генри Форду. Наверное, она хотела поразить меня своими богатствами. А я не поражался. Я жалел ее. Пустышка...
      По тенистой аллее мы подъехали к красивому особняку. Я бы сказал, даже величественному. Купол. Высоченные зеркальные окна. У нас в таких размещаются дворцы пионеров.
      Выскочивший из дома лакей угодливо распахнул перед нами дверцы.
      Эльза водила нас по комнатам. Здесь был кабинет папы и кабинет мамы. Библиотека. Охотничья комната. Столовая. Полдесятка спален. Гостиная. Лично Эльзе принадлежало три комнаты. Одна из них была сплошь заставлена игрушками. Больше, чем в нашем детском садике. Подумайте только, у Эльзы была собственная горничная!
      В отдельной комнате стоял огромный телевизор. Я никогда не видел такого. Наверно, тоже по специальному заказу. Для миллионеров.
      От осмотра Эльзиных покупок мы наотрез отказались. Мне вдруг стало невероятно душно в этом шикарном доме. И все же она заставила нас выпить с нею кофе. С пирожными.
      Пока мы пили, пришел ее папа. Миллионер. Но он был совсем не таким, каким я себе представлял. Не походил он и на тех, что рисуют у нас в книжках. Высокий. Худой. Красивый. Одет в черный костюм. Приветливый даже. Узнав, что я из Советского Союза, похвалил нашу продукцию. Сказал, что собирается торговать с нами.
      Смотрел я на него и думал: «Ишь, как замаскировался! И не скажешь, что за счет трудовых людей наживается...»
      Вскоре мы распрощались. Нет, не хотел бы я жить по-миллионерски!
      Встреча с фюрером. Венский лес.
      Вот это реклама!
      Никогда в жизни не получал я такой взбучки, как вчера. Хорошо бы от одного папы. Так нет — туристы навалились на меня скопом. Я записку оставил, а их почему-то весь день волновала моя судьба. СЗни даже осмелились . утверждать, что не знали минуты покоя и не смогли хорошенько вникнуть во все достопримечательности.
      Не понимаю я этих взрослых. Чуть что — переживают, тревожатся. Ну, ушел я без разрешения с теплохода. Ну, не участвовал в поездке со всеми. Что же в этом особенного? Работник «Интуриста» тоже отчитывал меня.
      Отбивался я, отбивался, но взрослые так и не поняли, что за один день я столько увидел, что они могут только позавидовать. Не какие-нибудь костелы и кладбища, а настоящую жизнь. А туристам ведь только самое красивое и хорошее показывают. Мол, «глядите, как мы здорово живем, какие у нас все довольные и счастливые!».
      Словом, меня решили наказать. Надежда Сергеевна, она почему-то особенно близко принимала к сердцу мое «преступление», предложила не выпускать меня с «Амура». До отхода его из Вены. Большинство согласилось с нею. Выручил меня, как ни странно, «педагогика». Он запротестовал. Запротестовал категорически. И добился своего. На следующий день я сидел в автобусе со всеми туристами.
      Конечно, с меня взяли честное-пречестное слово, что я ничего больше не выкину. А с Францем мы договорились встретиться перед отходом теплохода из Вены...
      Если бы вы знали, до чего не интересно ехать в туристском автобусе по Вене! Это не то, что бродить с Францем по городу. Автобус мчится по улицам. Гид говорит и говорит. «Посмотрите налево — Австрийская академия искусств. Посмотрите направо — Венский з^иверситет, основан в 1365 году. Посмотрите налево — академический театр. Посмотрите направо — новая ратзша. В ней развернута сейчас выставка венских кондитеров».
      И так без конца. Через несколько минут у меня заболела шея. А еще через несколько — я перестал что-либо соображать. Здания, которые называла нам гид, слились в одно. Дворец взгромоздился на дворец. И все же я кое-что запомнил. Об этом и расскажу.
      У входа в государственный онерный театр нас встретил человек в коричневой форме. На груди у него сверкал медью большой значок с черной надписью «Фюрер». Нет, на Гитлера этот человек не походил, свастики на его костюме тоже не было.
      — Фюрер, — потянул я за руку папу.
      — Правильно. Есть в немецком языке такое слово. По-нашему — руководитель, вождь.
      — Так ведь фюрером Гитлера называли!
      — Не только его. Еще разных фашистских начальников.
      — Значит, слово это испоганенное?
      — Пожалуй, ты прав...
      — Надо было выкинуть его!
      — Ну, это уж не нам с тобой решать...
      Фюрер из оперы оказался обыкновенным пожарником. Их здесь несколько. И все они одновременно работают экскурсоводами. Это мне понравилось. Хорошо придумано.
      Пожарник рассказывал, а гид переводила. Это всемирно известный театр. Наверное, потому, что Вена считалась когда-то музыкальной столицей мира. Здесь жили и творили такие гении, как Глюк и Гайдн, Моцарт и Бетховен, Шуберт и Брамс, Штраус и Кальман...
      Только в то время этого театра еще не было. Открылся он в 1869 году. Во время войны здание очень пострадало от бомбежки. Сгорели зрительный зал и сцена. Сохранились лишь вход и часть фойе. Восстанавливали оперу целых десять лет. До конца 1955 года.
      Ничего себе театр! На одну люстру три тысячи килограммов хрусталя пошло. Красиво! Это, так сказать, с одной стороны. А потом мы узнали у гида еще кое-какие подробности. Цена билетов в этой опере доходит до ста сорока шиллингов. В случае приезда какой-нибудь знаменитости — втрое больше.
      Но это еще не все. Раз в году в театре бывает бал оперы. Его называют балом миллионеров. Билеты в ложу стоят тогда восемь тысяч шиллингов! За бутылку шампанского Б буфете дерут тысячу шиллингов!
      Могут, к примеру, родители Франца пойти в оперу? Конечно, нет. А вот Эльза наверняка там часто бывает. И балы не пропускает...
      Туристы отправились осматривать сцену, а я вышел на воздух. Яркое солнце заливало все вокруг. Мимо меня шуршали по асфальту красные, синие, голубые, черные, кремовые, желтые, коричневые автобусы и автомобили. Миновав оперный театр, они исчеза.\и в тенистых аллеях широкой улицы. Красивые дома. Точеные шпили костелов. Стайки туристов. Англичане, французы, итальянцы, негры, американцы. Американцев сразу заметно. У них на лицах такое
      выражение, словно их силой затащили в Вену и все им неинтересно.
      Напротив главного входа театра стояла вереница колясок. Извозчики. Здесь они называются фиакрами. Пользуются ими только туристы. Коляски точь-в-точь такие, какими были они в Вене и сто и двести лет назад. При мне в нескольких фиакрах разместилась веселая компания. Говорили по-английски.
      И тут меня остановили две монахини. Не подумайте только, что это были старые, засушенные в монастыре бабы-яги. Ничего подобного. Молоденькие, хорошенькие. Одеты в длинные отутюженные рясы с белоснежными стоячими воротниками. На голове - просто не знаю, как и назвать, — очень высокие и широкие шляпы; черные с белым. Да, были у них eiiie крестики ыа цепочках.
      Суют они мне какие-то книжечки и говорят, говорят. Я понял только, что за каждую нужно заплатить десять шиллингов. Развел руками: не понимаю, мол. Тогда та, что повыше ростом, спрашивает:
      — Француз?
      Вот не думал, что есть во мне что-нибудь французское!
      — Итальянец?
      Отрицательно трясу головой.
      — Янки?
      — Советский я! Понятно? отрезал по-немецки.
      — Иесус! Дева Мария! — переполоши/.ись монахини. Отобрали книжечки — и ходу.
      А я стою заливаюсь. Наверное, они во мне черта с рогами увидели...
      В Вене очень красивый городской парк. Видно, за ним здорово ухаживают. Дорожки чистые, кусты подрезаны. Есть в нем и специальная плоирадка для детей. Неплохо устроена. Не хуже наших. Песочница, качалки всякие. Площадка просторная, а ребятишек с десяток. Не больше.
      — Почему пусто так? — спросил у гида «педагогика».
      — В Вене вообще мало детей, — ответила она. Знаете, жизнь пока трудна, а дети — это лишние расходы...
      Она так и сказала «пока». Значит, надеется, что будет лучше. Это, конечно, правильно. Всегда надо надеяться на хорошее. Но мне показалось, что в Вене надежды ее вряд ли сбудутся. Почему? Сейчас объясню толком.
      Были мы во дворце Шёнбрунн — летней резиденции Габсбургов, в замке Бельведер — дворце принца Евгения Савойского. Ну и разных других дворцах. Дорогие картины, драгоценности, замечательная мебель. Все это принадлежало членам императорской семьи, князьям да баронам разным. Жили они как в сказке. А простые люди у них на положении рабов были.
      С тех пор прошло много лет. Императора и принцев нет и в помине. Австрия стала буржуазной республикой. А что еще изменилось? Для трудового человека — ничего. Богачи по-прежнему как сыр в масле катаются, а рабочие и крестьяне каждую копейку считают. Да еще трясутся, как бы не остаться без работы. И не дождаться нашему гиду лучших времен, пока у власти стоит Эльзочкин папа!
      ...В парке есть интересный уголок. В нем разрешается выставлять свои работы скульпторам, которые считают себя непризнанными гениями. Я сделал тут много фотографий, чтобы посмеяться потом вместе с Петькой. "
      Тонкий конус со щупальцами должен был, по мнению скульптора Рудольфа Кедла, изображать девушку. Уж я и так и этак рассматривал, даже на корточки присел. Рядом — еще одно нагромождение железяк. А табличка утверждала, что это веселящиеся дети.
      Я пожалел, что от нашего города далеко до Вены. А то
      бы мы явились в парк всем классом и за один раз вышли бы на первое место в школе, а то и во всем районе, по сбору металлолома. Что ни «скульптура» — минимум полтонны!
      Понравилась мне только одна работа, Хейделя. Он очень ловко сложил из обыкновенного красного кирпича обезьяну.
      В этом уголке часто происходят забавные ве1ци. Собираются студенты и разбивают вдребезги всех этих девушек и детишек из металлолома. К осени редко что остается. И правильно делают! После этого я ни за что не поверю разговорам, будто в капиталистических странах все поголовно увлекаются этим «новым искусством». Наверное, это относится только к богачам.
      Выйдя из парка, мы долго стояли у памятника Иоганну Штраусу. Черная фигура со скрипкой на белом постаменте. Король вальсов.
      После этого сразу поехали в Венский лес. Помните ки-гюкартину «Большой вальс»? Так в ней заснят не Венский лес, а подделка под него. И вообще весь этот фильм с начала до конца снят в Голливуде, а не в Вене.
      Венский лес — это все леса вокруг Вены. По ним проложено множество автомобильных дорог. Скачут верхом на породистых лошадях богачи, гуляют с гувернантками маль-
      чики и девочки наподобие Эльзы. Много ресторанов и кафе.
      Возвращаясь в город, автобус свернул в узенькую изви листую улочку, проложенную между небольшими и, по-мо му, древними домами. Точь-в-точь как в Таллине или Вильнюсе. Остановились у домика с мемориальной доской. Стс ны увиты диким виноградом. На доске надпись: «Здесь жил великий немецкий ком1юзитор Людвиг ван Бетховен». И го ды его жизни: «1770—1827».
      Рядом висел план Вены. На нем отмечены места, где жил композитор. За тридцать четыре года, что пробыл Бет ховен в Вене, он менял квартиру шестьдесят раз. Гид ска зала нам, что домохозяева просто старались избавиться от чересчур шумного квартиранта, который мог сутками hi-отходить от рояля.
      Но «педагогика» объяснил мне все иначе. И я с ним вполне согласен. Бетховен был так поглощен творчеством, что совсем забывал об окружающем. Выйдет, бывало, погулять, увлечется по дороге новой музыкальной идеей и, чтобы немедленно приступить к работе, снимает первую по павшуюся квартиру. Потом еще он был очень болен. На склоне лет совсем оглох. И Бетховену казалось, что, переезжая на новую квартиру, он оставляет все болезни пи старой.
      — Знаешь ли ты, Павлик, девиз жизни Бетховена? спросил «педагогика».
      — Нет.
      — Тогда слушай: «Нет ничего прекраснее, чем припо сить людям счастье и радость!»
      — Крепко сказано!
      — Очень любил Бетховена Владимир Ильич. «Ничего не знаю лучше «Appassionata», — говорил он о знаменитой сонате Бетховена, — готов слушать ее каждый день. Изумительная, нечеловеческая музыка. Я всегда с гордостью, может быть, наивной, думаю: вот какие чудеса могут делать люди!»
      ...Отношения мои с «педагогикой» быстро налаживаются. Кажется, он совсем не плохой дядька. И знаниями, словно энциклопедия, напичкан...
      Я уже рассказывал о венской рекламе, которая с наступлением темноты полностью завладевает центром города.
      Иидел я в Вене и самолеты, буксировавшие длиннющие (>аллоны с названиями разных фирм, и людей-сандви-мсй, увешанных рекламными плакатами, и на каждом шагу — бьющие в глаза призывы покупать, покупать^ покупать.
      Не хочу говорить об этом подробно. Не стоит. Все равно мама Франца не может купить и тысячной доли того, что навязывают ей торговцы. А вот о заводе-рекламе расскажу.
      Представьте себе огромный прямоугольник из стекла и стали. Внутри установлены сложные машины, выкрашенные красками ярчайших оттенков. Красное, синее, желтое. Все зто видно. Все работает на ваших глазах. Вращаются длинные валы, переливаются по прозрачным трубам жидкости. Машины мгновенно заполняют и закупоривают бутылки. 13 здании — ни души.
      Это завод-автомат, на котором изготовляется прохладительный напиток кока-кола. Пил я его. Ничего — приличная иодичка. На холодный кофе с сахаром смахивает. Только стоит эта самая кока-кола страшно дорого. Небольшая бутылочка — три шиллинга пятьдесят грошей. А в бутылочку «сего один стакан вмещается.
      Смотрят на этот завод венцы и восторгаются: «Какое сложное производство! Чудо!» А раз так — значит надо пить кока-колу. Завод принадлежит американцам. А я уверен, что все это сплошной обман, что приготовить кока-колу проще простого. Наверное, нужны две-три бочки и несколько трубочек. Так что все эти автоматы нагородили лишь для рекламы. Папа со мной на этот счет вполне согласен.
      Венские магазины.
      Пограничный инцидент.
      Записка на граните
      Главная торговая улица Вены протянулась почти на пять километров. Магазин к магазину. Крошечные лавочки и многоэтажные домины, сверху донизу набитые товарами. В большинстве магазинов, в которые мы заходили в поисках сувениров, покупателей не было.
      Один из продавцов объяснил нам, что в Вене сейчас мало туристов и дела идут из рук вон плохо. Но скоро наступит осенний сезон. И уж тогда фирмы наверстают свое. Словом, продавец надеялся на тетей и дядей с толстыми бумажниками. А венцы? «О, на них надежды плохи», — безнадежно закатил глаза наш собеседник. И я сразу вспомнил маму Франца и безработных у ворот стройки...
      Мне было даже как-то неловко заходить в пустые магазины. Навстречу сраз^»^ кидается продавец. Расшаркивается. Усаживает в кресло.
      — Что угодно?
      — Зажигалку-пистолет, — это я к примеру говорю. Петьке купил такую.
      — Одну минутку! — и продавец выкладывает перед тобой целую гору зажигалок. Демонстрирует каждую. Уговаривает купить ту, что подороже. Потом десять раз благодарит тебя. Даже в том случае, если ты ничего не купил. Прощается. Провожает до двери.
      Многие из наших туристов восхищались таким обслуживанием, вздыхали, что в этом мы еще отстаем от Запада. А я об этом так думаю: не от сердца такая любезность у венских продавцов и торговцев идет. Интерес у них ясный — не упустить покупателя. А любезничать в Вене проще простого. Магазины пустуют, времени хоть отбавляй. Вот они и расшаркиваются.
      Видел я в Вене молодых людей. Сразу вспомнил Вовку из десятого класса нашей школы. Фамилии его называть не стану. Он и без того поймет, что про него говорю. Так этот Вовка — наш главный стиляга. Когда Вовку ругают за безобразную одежду на комсомольских собраниях, он отговаривается, что «вся Вена так одевается. А Вена, как известно, законодатель европейских мод».
      Врет он все, этот Вовка. В Вене не носят галстуков с пальмами и обезьянами, брюк в обтяжку с «молниями», пиджаков с отворотами во всю грудь. Одеты здесь скромно, не броско. Конечно, у одних костюм сшит из дорогого материала, а у других — из копеечного...
      Еще нам показали знаменитый монастырь Хайлигенкрейц. Это километрах в двадцати от Вены. Дорога вьется туда среди отрогов Альп. За окном автобуса то и дело проплывают рыцарские замки. С высокими башнями и остроконечными
      крышами. Вот бы попасть сюда лет четыреста-пятьсот назад! Тоже на бронированном коне. Со щитом и в латах. И сразиться с каким-нибудь бароном. Сейчас в замках — гостиницы и пансионаты для туристов.
      Я так толком и не понял, чем все же знаменит монастырь Хайлигенкрейц. Живут здесь триста монахов. Видел я их. Сытые, краснощекие. Ряса черная, с кремовыми вставками. Монастырь очень богат. Ему принадлежат вокруг огромные земельные угодья. Гид говорила, что в монастыре хранится часть святого креста, на коротом распяли Иисуса Христа.
      Удивительное дело — этой поповской сказке верят тысячи австрийцев. Да у нас бы любой первоклассник разобрался в обмане! Но мне кажется, что на самом деле австрийцы приезжают сюда только для того, чтобы попить монастырского вина. Его считают чуть ли не лучшим в Австрии. ,
      Ясно, что монахи не зря здесь виноград разводят. Это тоже реклама. Значит, бог и тот рекламируется.
      ...«Амур» покидал Вену в воскресный день. Часа за два до отхода теплохода на берегу появился Франц. На курточке у него сверкал пионерский значок, который я подарил ему в первый день знакомства. Я ничего не сказал Францу па этот счет. Лишь крепко пожал руку.
      Франц притащил мне кучу значков. Чтобы собрать их, он обегал всех своих знакомых. Я, конечно, не остался в долгу. И сейчас мне очень приятно думать, что у многих мальчишек и девчонок Вены есть советские значки. Пусть носят назло буржуям! Один значок — со звездочкой и Кремлем — я передал специально для Эльзы. Наказал Францу отдать его миллионерской дочке только в том случае, если она даст честное-пречестное слово нацепить значок, идя на какой-нибудь бал.
      — А вообще ты с этой фифочкой не водись, — посоветовал я Францу. — Она для нас все равно, что с Марса.
      — Почему с Марса?
      — Ну, я хотел сказать, что совсем она чужая...
      — Правильно, — немного под}Т4ав, ответил Франц и почему-то вздохнул. Наверное, влюблен он в эту самую Эльзу. Бедняга! Но я не стал распространяться.
      На набережной было довольно много народу. Подходили целыми семьями и подолгу рассматривали наш «Амур», на трубе которого сверкали медью серп и молот, а на кормовом флагштоке гордо развевалось красное знамя.
      К нам с Францем обратилась женщина лет пятидесяти. Обратилась по-русски. Говорила правильно, но с акцентом.
      — Вы, мальчики, с этого парохода?
      Франц указал ей на меня. С минуту она смотрела мне прямо в глаза. Потом вдруг обняла. Я вырвался. Не люблю, когда меня обнимают. Глянул на женщину, а у нее все лицо в слезах. Что такое?
      — Русская я... Из Тамбова, — печально проговорила жен-щина. — С 1918 года в Вене. Родители бежали от большевиков... Так и выросла на чужбине... Домой хочу...
      Жалко мне ее стало.
      — А вы приезжайте. Народ у нас добрый. Справедливый парод. Честное пионерское, примет!
      — Поздно... Теперь поздно... — опустила она голову. — Мальчик, ты знаешь, что такое ностальгия?
      — Нет.
      — Это очень тяжелая болезнь. Тоска по родине... Страшная тоска. Прошу тебя: поклонись родной земле от Натальи Самсоновой. Поклонись!
      Она круто повернулась и пошла прочь от Дуная. Вот как оно бывает... Мне хотелось догнать женщину и еще раз ска-мать ей, что вернуться на родину никогда не поздно. Никогда! Но в этот момент раздался гудок «Амура». Нужно было идти на теплоход.
      — До свидания, Франц!
      — Прощай, Павлик!
      Мой венский друг вскинул руку в салюте. Не опускал ее до тех пор, пока «Амур» не скрылся за поворотом. Я отвечал Францу с верхней палубы...
      Вечером мне пришла в голову идея, о которой папа до сих пор не может вспоминать спокойно. А я, честно говоря, нспоминаю с удовольствием, хотя все обернулось не так, как было задумано.
      А случилось все так. Перед сном я решил искупаться 15 нашем фонтане-бассейне. Туристы разошлись уже по каютам, и на корме было пусто. Теплоход медленно полз вниз по Дунаю. С мостика то и дело раздавалась команда делать промеры. За последние дни поды в реке стало еще меньше, и «Амур» частенько царапал грунт днищем. Вести теплоход стало совсем трудно. Поэтому капитан ни на минуту не покидал мостика. Я несколько раз заглядывал в рубку, но он словно и не замечал меня.
      Словом, делать мне было нечего, и я до захода солнца загорал на верхней палубе. Загорал и думал о женщине, которая подходила к нам с Францем.
      А что, если бы со мной случилось такое? При одной мысли об этом мне стало страшно. Чужой мир, чужая, перевер-
      нутая вверх ногами жизнь... Нет, лучше уж, как сказал Франц, сразу умереть... Надо будет написать ему, чтобы разыскал эту женщину и уговорил возвратиться на родину. Тогда ее болезнь пройдет без всяких лекарств...
      Как я уже говорил, в этот вечер на корме теплохода было пусто. Но искупаться мне так и не удалось. Теплоход сел на мель. Ревели двигатели, давая судну передний и задний ход, но «Амур» не трогался с места. Я понял, что засели мы крепко. Двигатели смолкли, с ходового мостика не доносилось ни звука.
      Тут-то и решил я окунуться в самом Дунае. Раздобыл веревку, привязал ее к стойке перил, опоясывающих теплоход, и спрыгнул за борт. Почти у самой кормы. Одной рукой держусь за веревку, другой — подгребаю. Вода теплая, ласковая. Кругом темень. Огни светятся только на теплоходе.
      Не знаю, сколько прошло времени. Может минута, а может и пять... Но рядом вдруг взревели двигатели. Мощная струя воды отбросила меня в сторону с такой силой, что я выпустил из рук веревку. Я заорал во всю мочь. Еще! Еще! Но никто не слышал меня за шумом двигателей. И, о ужас, теплоход двинулся вперед! Он снялся с мели! Вот уже между нами широкая полоса воды. С каждой секундой она становилась шире.
      Я кричал до тех пор, пока виднелись огни «Амура». Но вот они, мигнув последний раз, исчезли за поворотом. Я остался один посреди широкой реки. Утонуть не боялся. Плаваю я хорошо. И все же мне было так страшно, что зуб на зуб не попадал. Что делать? Чужая река. Ночь. Попробовал достать дно. Не вышло. Проплыл еще немного. Стало мельче. Метров через сто я сумел стать на ноги. Это был берег. Обрадовался.
      Побегал немного по песку, чтобы избавиться от перестука зубов. Не помогло. К счастью, я вспомнил об одном способе. Северном. Полярники в стужу так обогреваются. Сделал глубокий-преглубокий выдох и не дышал до потемнения в глазах. Даже голова немножко закружилась. Потом резко набрал в легкие воздух. Проделал это несколько раз.
      Стало теплее, и я отправился на поиски людей. Иду, а сам соображаю, в какую страну я попал: в Венгрию или
      Чехословакию? Ведь в этом месте Дунай протекает как раз между ними. На правом берегу, если смотреть по течению, — Венгрия, на левом — Чехословакия.
      «А вдруг пограничники примут меня за диверсанта и подстрелят?» Я замер на месте. Потом решил все же идти и петь «Интернационал». Его любой человек знает. Но сколько я ни ходил, передо мной все время оказывалась вода. Налево — вода, направо — вода, впереди — вода, сзади — вода. В это время из-за тучи выбралась луна, и я увидел, что попал на крошечный песчаный островок, поросший редким кустарником!
      Тут только я до конца осознал, в какую неприятную историю влип. Что делать? Что делать? Я опустился на землю. Сижу на островке между двух стран, а в голове пусто-пусто. Ищут ли меня на «Амуре»? Скорей всего — нет. Все спят в мягких постелях. А я сижу в одних трусах и не знаю, что делать.
      Потянул ветерок. Холодно. Страшно... С островка видны оба берега. В лунном свете деревья на них кажутся совершенно черными. Что делать? Конечно, удобнее всего ожидать рассвета. Но за это время теплоход уйдет уж очень далеко. Плыть на берег? Но на какой?
      Долго просидел я так. Наконец в голове появились кое-какие стоящие мысли... «Амур» держит сейчас курс на Белград. Для этого теплоходу нужно пересечь всю Венгрию... Правильно! Поплыву на правый берег. Разыщу пограничников, и они помогут мне:
      Вода показалась теплой-претеплой. Это потому, что я изрядно замерз на островке. Поплыл. Дома я запросто проплывал километр. А тут едва добрался до берега. Волновался. Руки и ноги плохо слушались. Вылез из реки и упал в траву. Минут двадцать пролежал, пока очухался.
      Наконец встал на ноги. Что теперь? Ведь я нарушил государственную границу! И откуда пограничникам знать, что я не шпион? Словом, идти опасно. Буду лучше кричать.
      — Не стреляйте! Я свой! Не стреляйте! Я свой! О-го-го-го!
      Стою кричу... Расчет оказался верным. Ко мне подошли венгерские пограничники. Ну и разглядывали же они меня! Видимо, никак не могли понять, откуда взялся на берегу Дуная мальчик в одних трусах. А я снова стал замерзать. Один из пограничников накинул мне на плечи свою куртку. И мы пошли на заставу.
      Здесь быстро все выяснилось, так как командир заставы прилично говорил по-русски. Узнав подробности моих приключений, он позвонил куда-то по телефону. Пока командир разговаривал, я навалился на горячий борщ. Ел так, что за ушами трещало. Сразу захотелось спать. Стыдно сказать, но заснул я здесь же, за столом...
      Разбудило меня пение горна. Я открыл глаза и сразу все припомнил. Не помнил только, кто и когда уложил меня в эту кровать. В комнату вошел человек в белом халате. Врач.
      — Как себя чувствуешь?
      — На большой с присыпочкой!
      — Что, что?
      — Очень хорошо, — поправился я, сообразив, что венгерскому врачу вряд ли известно такое выражение.
      Думаю, он не поверил мне. Начал выстукивать, выслушивать.
      — Молодец! — решил, наконец, врач.
      Я вскочил с постели. Отодвинул плотные занавеси. В комнату врывались солнечные лучи.
      — Который теперь час?
      — Восемь часов утра.
      — Ну!!! — Я с ужасом представил, что творится сейчас на «Амуре». Нужно было догонять его ночью, а я уснул! Что же теперь будет? Отец, наверное, с ума сходит. Может, даже телеграмму маме и бабуле послал? Может, меня уже в утопленники записали?
      — Отведите меня, пожалуйста, к командиру, — попросил я.
      Начальник заставы встретил мое появление смехом:
      — А, нарушитель границы явился!
      — Мне нужно поскорее на теплоход... Очень нужно... Доставьте, — взмолился я.
      — С этим успеешь. Прежде позавтракай.
      — Ой, нет, нет... Я не могу...
      — Почему?
      — Там меня утопленником считают... Разыскивают...
      Начальнйк заставы захохотал.
      — Утопленником! Никто тебя не разыскивает. На «Амуре» все давным-давно известно.
      — Известно?
      — Enjc ночью радиограмму послали. Личность твою устанавливали. Так и запросили: сообщите приметы мальчика в трусиках.
      — А они?
      — Ответили: «Охраняйте покрепче, чтоб не удрал».
      — И все?
      — А ты еще чего-нибудь хотел? Мало тебе, что границу государственную нарушил?
      Ответить на это было нечего...
      Рассказываю я сейчас об этом, а сам думаю: поверят мне ребята или нет? Жаль, что о нарушителях границы не принято сообщать в газетах. А еще лучше, если бы венгерские товарищи направили по этому поводу ноту нашему министерству иностранных дел. Но они только посмеялись над моими приключениями и радовались, что я жив и здоров. Ясно — друзья!
      ...После завтрака машина помчала меня в Будапешт. Начальник заставы сказал, что «Амур» будет ожидать «утопленника» там.
      Дорога вилась сперва вдоль Дуная. Ехали мы по медье Дьёр — Шопрон. «Медье» по-венгерски — «область». Всего их в Венгрии девятнадцать. Красивые здесь места. Невысокие горы, поросшие лесом. Живописные долины с реками и речушками. Селения — беленькие, чистенькие.
      Шофер гнал машину во всю мочь. Ни разу не остановился. Видно, начальник так приказал. Со мной шофер не разговаривал. Не сказал ни одного слова за все три часа, что ехали мы до Будапешта.
      Прикатили мы на набережную. К тому самому причалу, где несколько дней назад поднимались на «Амур» туристы. Но теплохода здесь не оказалось. Неужто не дождался меня и ушел в Белград?
      Выйдя из машины, шофер сразу же мертвой хваткой зажал мою руку в своей лапище. Это чтобы я не сбежал. А я и не собирался. Я больше всего на свете хотел попасть на теплоход. Сбросить с плеч эту огромную шинель, которая на каждом шагу путалась под ногами.
      Ждали мы недолго. И вы не можете себе представить, как я обрадовался, когда из-под цепного моста вынырнула белоснежная громада «Амура». Туристы толпились на палубе и хором кричали:
      — Пирату — привет! Утопленнику — привет!
      Я попрощался с шофером. Отдал ему шинель. Но, прежде чем взойти на борт теплохода, начертил куском кирпича на одной из гранитных плит набережной буквы «П. Л.». Это был условный знак Ференцу.
      Принимаю крещение от Нептуна Дунайского. Страна шести республик. По международной автостраде
      Вы, конечно, представляете, что чувствовал я, поднимаясь по трапу на «Амур». Это была какая-то отвратительная смесь из страха и плохого настроения. Ну, все равно, что касторка. Даже хуже. По моему разумению, после короткого разговора меня должны были с позором исключить из числа
      туристов и первым же поездом отправить домой. Ничего не поделаешь — заслужил. Наверное, на «Амуре» никогда не приключалось такого.
      Словом, я приготовился к самому худшему. Но, честное слово, совершенно невозможно понять этих взрослых. Они встретили меня как героя! Обнимали, поздравляли! Снова и снова заставляли рассказывать о «моем мужестве и стойкости». Капитан при всех заявил, что из меня вырастет настоящий моряк.
      Молчал лишь папа. Это было такое молчание, что я очень опасался момента, когда мы останемся с ним одни. И вот мы очутились лицом к лицу в своей каюте.
      — Спать! — коротко приказал папа.
      Больше он не сказал мне ни слова. Я так обрадовался, что с разбегу юркнул в постель. Да, взрослые — это большая загадка...
      Разбудила меня дикая музыка. Оглушительно били барабаны. Звенели бубны. Выли трубы. Сквозь открытое окно в каюту врывались отчаянные вопли, крики, смех. Что такое? Откуда?
      Глянул в окно. Теплоход продолжал свой путь по Дунаю. К небу вновь тянулись горы, ои^етинившиеся щеточками деревьев. Глухо ревела вода на каменистых перекатах. С широких плесов то и дело срывались стайки уток. На прибрежных полянах паслись стада черно-белых коров. Разноцветными цепочками неслись по шоссе машины. Они легко обгоняли теплоход. Над небольшой пристанью ветер рвал трехцветный флаг. Синий — белый — красный. И красная звезда посредине. Это была уже Югославия.
      А на верхней палубе теплохода продолжала греметь дикая музыка. Там происходило что-то необыкновенное. И происходило без меня. К счастью, проснзлся я в самое время: поспел на верхнюю палубу в тот миг, когда на ней показалась удивительная процессия. Впереди выступал могучий старик в короне и с золотым трезубцем в руке. Рядом с ним — русалка. В голубой накидке, расшитой золотыми лилиями. Их сопровождала полуголая свита, размалеванная разными красками. Все — в масках. Особенно много было в свите чертей. С рожками и длинными хвостами. Они визжали и орали во все горло.
      — праздник Нептзша, — подсказал мне «педагогика».
      Вот оно в чем дело!
      Обойдя теплоход, Нептзш расположился со свитой у нашего фонтана-бассейна. Бог морей и русалка уселись в кресла. Нептун стукнул трезубцем о палубу и грозно спросил:
      — Что за судно? Что за люди? Куда путь держите?
      Капитан низко поклонился богу и подробно обо всем доложил.
      — А много у вас людей, не крещенных водой дунайской?
      — Не считал, владыка...
      — Доложить!
      Первой докладывала высокая полная женщина в ярком цветастом платье. Староста одной из групп. Она развернула большой свиток и прочла целое письмо. Уж так она хвалила Нептуна, так хвалила, что мне даже неловко стало. И великий он, и всемогущий, и мудрый, и добрый, и прозорливый... В конце сказала, что группа у них вся некрещеная, но туристы очень просят Нептуна быть к ним милосердным.
      — Взять ее! — приказал Нептун.
      Черти подхватили женщину и поднесли к Нептуну и русалке.
      — Доктор! Диагноз и лечение! — снова приказал он.
      Это был не настоящий доктор, а доктор бога Нептуна.
      — Боится воды. Побрить и искупать в дунайской воде! — установил диагноз и назначил лечение доктор.
      Вот было смеху! К женщине подскочил парикмахер бога моря. В одной руке — огромный помазок, в другой — бритва величиной с хорошую косу. Он мгновенно намылил женщине лицо. И тут же черти включили фонтан. Визг, писк, хохот.
      И пошло: письмо — купание, письмо — купание, письмо — купание... Интересно, а что сделает Нептун, если мне обратиться к нему? Ведь я уже крещенный в дунайской воде. Ну, конечно же, бог растеряется. Точно. Тогда я сам прикажу чертям искупать его.
      — Прошу слова! — прокричал я.
      — Слово пирату! Утопленник говорить с богом хочет! — закричали вокруг.
      — Подать сюда утопленника! — приказал Нептун.
      Черти оторвали меня от палубы и поднесли к богу моря.
      — Говори!
      — Зря тебе, Нептун, тут столько хороших слов сказали...
      — Что? Что? — нахмурил он брови.
      — Ленивый ты бог. Дунай пересох. Пароходы едва ползают. На мели садятся. Запустил ты свое хозяйство, — я собирался говорить еще, но Нептун перебил меня.
      — Вот я тебя сейчас водой дунайской охлажу!
      — Не имеешь права. Я уже крещеный!
      — Как же мне тебя за дерзость наказать?
      Ага! Растерялся.
      — Черти и старосты! — закричал я, но так и не успел отдать им приказ искупать Нептуна. Голос у бога оказался куда звучнее моего. Он приказал первым:
      — Угостить этого отрока чаркой доброго рома!
      Черти насильно влили мне в рот стаканчик какой-то жидкости. Я машинально проглотил ее... Глаза сразу полезли на лоб. Это была адская смесь. Перец, вода и уксус. Фу-у-у! Гадость!
      Я немедленно помчался в умывальник. Раз двадцать прополоскал рот — не помогло. По-прежнему пылал огнем. Тогда папа посоветовал мне прибегнуть к помощи огнетушителя. Я, конечно, разозлился. У человека беда, а он шуточки шутит.
      В общем так и не удалось мне расправиться с Нептуном. Пока я тушил во рту пожар, бог моря снял свой маскарадный наряд и превратился в самого обыкновенного туриста. Но я не очень жалел об этом, так как получил после праздника специальное свидетельство о крещении Нептуном Дунайским. Оно у меня до сих пор хранится.
      «Настоящим удостоверяю, что пассажир советского теплохода «Амур» Павлик Ливанов, путешествуя по голубому Дунаю, был крещен моей командой водой дунайской в подвластных мне владениях по всем ъюрским обычаям и законам».
      Самое интересное в удостоверении — печать. На ней изображен Нептун верхом на дельфине...
      Утро застало наш теплоход в Белграде. «Амур» приткнулся к высокой набережной реки Савы неподалеку от впадения ее в Дунай. По правому борту в гору уходили высокие здания, по левому — за широкой рекой лежал песчаный остров,
      застроенный вдали зданиями, похожими на пчелиные соты. Это был Новый Белград.
      Мы потом съездили туда. Город только строится, но уже сейчас можно сказать, что это будет очень красивый город. Широченные улицы. Одна из них — имени Лйиина. Здания до четырнадцати этажей. С фасада у них — сплошное стекло. Строительство идет полным ходом. Вообще в Белграде я видел куда больше строек, чем в Вене. И не только в Белграде, но и в Будапеште, в Братиславе, в Праге. Понятно: у власти здесь народ, вот и строит он для себя.
      Старый Белград мне почти не запомнился. Какой-то он перепутанный. Так и кажется, что было в нем множество разных хозяев. И каждый строил на свой вкус. Конечно, красивые здания попадаются и в Белграде. Но они теряются среди дремучего старья.
      «Педагогика-» рассказал мне, что Белград основали кельты примерно в 335 году до нашей эры. Потом в нем хозяйничали скифы, римляне, гунны, славяне. Белградом его назвали славяне. Это значит Белый город. Точь-в-точь как наш Белгород. Затем здесь поочередно властвовали турки, австрийцы, опять турки, сербы, еще раз турки...
      Так что не удивительно, что город показался мне перепутанным. И я одобряю югославов за то, что они строят Новый Белград. А старый пусть останется вместо музея. Как крепость Калемегдан, по которой мы долго ходили.
      Расположена она как раз в том месте, где Сава впадает в Дунай. Крепость старая-престарая. В ней тоже все перемешалось. Гид показывал нам стены, сложенные римлянами и сербами, турками и австрийцами. Больше всего мне понравились в крепости памятники. На одном из них я прочел крупную надпись по-русски: «Проверено. Мин нет. Л-т Архипов».
      И так приятно мне стало, будто с родным человеком встретился. Где он сейчас, лейтенант Архипов? Помнит ли о надписи, которую сделал в Белграде? Вот бы разыскать его! Нужно будет подумать об этом вместе с Петькой...
      Потом я прочел в Белграде еще много других русских имен и фамилий. Было это на кладбище освободителей города. Здесь лежат рядом советские и югославские воины. Над братскими могилами тихо шелестят листвой плакучие ивы. Юноши и девушки приносят сюда живые цветы.
      я хорошо знал, что наша армия спасла мир от фашизма. Спасла дорогой ценой — кровью, многими жизнями. Но одно дело читать об этом, а совершенно другое — стоять вот так у могал советских людей, павших за счастье других народов.
      На кладбище мы принесли большой венок. В Вене мы тоже украсили могилы советских воинов. И в Братиславе. И в Будапеште. И в Праге...
      Вспоминая о поездке по Дунаю, я спрашиваю себя:
      — Почему у тебя так мало впечатлений о Белграде?
      И знаете, что отвечаю?
      — Стыдно было снова улизнуть от отца.
      Действительно, не мог же я сделать это буквально на следующий день после своего ночного купания в Дунае. Нет, не мог. Поэтому и увидел в Белграде только то, что показала нам югославская туристская организация «Путник». Короче говоря: «Посмотрите налево, посмотрите направо». Правда, мне удалось выменять много значков и марок, так как у теплохода все время паслись югославские ребята. Тут я выполнил свой план на сто пятьдесят процентов.
      В остальном — ничего увлекательного. Ну, видел здание газеты «Борба», ну, разглядывал дворцы князя Миклоша и княгини Любицы, ну, ездил на гору Авала к памятнику Неизвестному солдату. Но будь моя воля, я бы лучше познакомился с ребятами и отправился с ними в город. Наверняка б что-нибудь да приключилось!
      На следующий день автобусы помчали нас в город Нови Сад: это километров сто от Белграда вверх по Дунаю. А «Амур» заполнили дети работников нашего посольства в Югославии. Они тоже поплыли в Нови Сад. Обратно возвратятся автобусами.
      Ехали мы по международной автостраде. Начинается она в Греции, пересекает Югославию, Венгрию. Дорога вьется по холмам между виноградников, кукурузных и табачных плантаций. Отправились мы из Белграда последними, но наш шофер вел машину с такой скоростью, что вскоре обогнал все автобусы с нашими туристами. Позади оставались не только автобусы, но и легковые машины.
      — Нельзя ли ехать потише? — заволновалась Надежда Сергеевна.
      — Нет, — ответил гид. — Ведь шофером у нас черногорец.
      Вы, конечно, знаете, что в состав Югославии входят шесть республик: Сербия, Хорватия, Словения, Босния и Герцеговина, Македония, Черногория. Так, наш шофер был черногорцем.
      — Ну и что же тут особенного? — не поняла Надежда Сергеевна. Остальные тоже не разобрались, в чем дело.
      — Как же! Черногорцы всегда стремятся быть первыми. Характер у них такой. На этот счет даже анекдот имеется. Рассчитывается строй солдат, в котором черногорец стоит вторым. «Первый!» — кричит солдат, стоящий во главе шеренги. «Перед ним!» — откликается черногорец.
      Посмеялись. А автобус продолжал мчаться вперед и вперед. Мы проносились через длиннейшие деревни Словакии. В них — одна широченная улица и совершенно похожие друг на друга дома. Они даже выкрашены одинаково. Желтой и белой красками.
      Стрелка спидометра колебалась между цифрами 90 и 100, а мне все казалось, что едем мы медленно. Я спешил на «Амзф». Я спешил в Будапешт, где ожидал меня Ференц и где я надеялся уговорить отца, чтобы он отпустил меня на волю вольную.
      Кардинал Миндсенти. Бассейн с волнами.
      «Жемчужина Дуная»
      Ура! Папа полностью капитулировал. Не скажу, что это далось мне легко. Уговаривал его всю дорогу от Нови Сада до Будапешта. Сперва папа сказал мне самое решительное «нет». Но я снова и снова бросался в атаку. Говорил, что не в силах больше смотреть на замки и костелы, что хочу увидеть в Будапеште не меньше, чем в Вене, что на пристани меня будет ожидать друг. Папа несколько раз сбегал от меня. Но я тут же разыскивал его и начинал все сначала.
      — Надоел ты мне хуже горькой редьки! — вскипел, наконец, папа. — Убирайся на все четыре стороны!
      Я был удовлетворен. Правда, папа целый день разговаривал со мной сквозь зубы, но я стойко перенес это. Еще бы! Отпустил на все четыре стороны! Больше того. Перед прибытием теплохода в Будапешт папа сунул мне в руку пять-
      десят форинтов. Это венгерские деньги. В каждом форинте — сто филлеров.
      В Будапеште нас встречало много народу. Но Ференца на набережной не оказалось. Я осмотрел условный знак, который оставил для него на гранитной плите. Буквы, как мы условились, были перечеркнуты крест-накрест. Значит, Ференц в Будапеште. Так почему же его нет на набережной? Почему?
      Я высматривал Ференца, а туристы- тем временем рассаживались по автобусам.
      Как поступить? Ожидать Ференца или ехать со всеми? В последний момент я все же вскочил в первый попавшийся автобус. На набережной их стояло штук восемь. А меня, конечно, угораздило попасть именно в тот, где находилась наша группа. Словом, день начался неудачно во всех отношениях.
      — Где же твой друг? — сразу спросил отец.
      — Заболел он...
      — Уже успел узнать?
      — Угу...
      — Нужно было проведдть его. Или ты не знаешь адреса? — это он намекал, что нет у меня в Будапеште никакого друга.
      — Позабыл...
      — Вот оно что!
      Не мог же я сказать правду. А то отец, чего доброго, отменит свое решение. Скажет, что нечего мне бродить одному по Будапешту.
      — И долго он будет болеть?
      — Завтра придет.
      — Честное слово?
      — Честное-пречестное! — в этот момент я не врал. Я твердо верил, что Ференц меня не подведет.
      — Что ж, поживем — увидим...
      За окнами автобуса открывались все новые уголки чудесного города на Дунае. Широкие улицы, застроенные вереницами красивых зданий, стрелами прорезали город. Площади такие огромные, что казалось, нет им ни конца, ни края. Много памятников и парков. Мостовые выложены камнем. Да так искусно, что автобус катился как по асфальту.
      Мне сразу понравился наш гид. Звали его Габором. Молодой. Черные волосы и огромные темные глаза. Габор отлично говорил по-русски. А как он рассказывал! Было видно, что Габор просто влюблен в родной город. Он сравнивал его с разными городами, и каждый раз выходило так, что Будапешт среди них наикрасивейший. И правильно! Я тоже горжусь своим городом, хотя он раз в пять меньше Будапешта. Для меня мой город самый лучший в мире!
      — Будапешт можно сравнить только с Ленинградом! Ленинград красивее, — все же признал Габор.
      — А вы бывали в Ленинграде?
      — Я там учусь.
      — Бот здорово! Правда? Где?
      — В горном институте. На четвертом курсе. Сейчас у меня каникулы.
      — И много вместе с вами в Ленинграде венгерских товарищей?
      — Да! И не только в Ленинграде. В Москве, Киеве... У нас в институте настоящий интернационал. Ребята из всех социалистических стран.
      В автобусе заговорили, заулыбались. Туристы стали хором рассказывать Габору о том, что и в нашем городе учится много студентов из Венгрии. Но всех забил «педагогика». Оказалось, что он даже преподает венгерским студентам. Очень хвалил их за трудолюбие.
      Габор расцвел иа глазах. Мне бы тоже было приятно слушать такое. Потом он как-то очень задушевно сказал:
      — Да, ваша страна для нас — вторая родина...
      А я подумал, как удивительно мне повезло, что родился я в Советском Союзе! Правда, я еще ничего особенного не сделал. Но сделаю. Непременно сделаю.
      Здесь я должен забежать далеко вперед. Вы, наверно, помните, как Валька Макарова из нашего класса упрекала меня в том, что я почти ничего не рассказал ребятам о поездке по Дунаю. Это правда и неправда одновременно. В подробности я на самом деле не вдавался. А вот о том, какой великой представляется наша страна из-за границы, говорил без конца.
      Особый разговор был у меня с Лешкой Поповым. Это главный в нашем дворе хулиган. Учится на одни двойки. Девчонкам проходу не дает. Ему ничего не стоит отколо-
      тить кого-нибудь. Так Лешке я прямо сказал: «Или стано вись человеком, или убирайся к капиталистам. Им такие ти пы нужны. А нас не позорь! Понял?»
      Вас, конечно, интересует, чем закончился наш разговор с Лешкой? Разбитым носом. Моим, конечно. Как услышал Лешка, что я отсылаю его к капиталистам, сразу пустил в ход кулаки. А они у него здоровенные. После этого я больше не пытался говорить с ним с глазу на глаз. Пустое дело, а нос у меня все же один.
      О Лешке я рассказал ребятам. Ну, и о своем разбитом посе тоже. А надо сказать, что в нашем классе не спускают подобных историй. Тронул кого из наших —- отвечай. В общем с этого часа у Лешки началась невозможная жизнь. Прежде всего его хорошенько отколотили за мой нос. Отколотив, предупредили: «Тронешь кого — пеняй на себя!» Лешка попытался ослушаться и был наказан снова... Теперь он ведет себя тише воды и ниже травы. Говорят, даже учиться стал лучше...
      Но вернемся в Будапешт. Наши автобусы выехали на Са-бадшаг тер, то есть на площадь Свободы.
      — Перед нами, — сказал Габор, — здание посольства Соединенных Штатов Америки. Здесь, на шестом этаже, до сих пор скрывается кардинал Миндсенти.
      Туристы зашумели. А я не знал, кто такой Миндсенти. У кого бы спросить? Потихоньку, чтобы в случае чего не смеялись, подсел к «педагогике».
      — Что за кардинал? — спросил шепотом.
      — О контрреволюционном мятеже в Венгрии в 1956 году слышал?
      — Читал где-то...
      — Ладно уж. Слушай, что я тебе скажу... Понимаешь, империалистам не нравилось, что народ Венгрии строит социализм. Вот они и решили свернуть его с этого пути.
      — Разве это возможно?
      — Империалисты считали, да и сейчас считают, чти возможно.
      — Вот чудаки!
      — Нет, Павлик. Не чудаки они, а сильные и страшныг
      враги всего радостного и хорошего... Мятеж начался в октябре 1956 года. В Будапеште. Контрреволюционеры расстреливали коммунистов, разгоняли органы народной власти. Из Австрии немедленно потянулись венгерские фашисты, капиталисты и помещики, стало поступать оружие. Одним из главарей контрреволюционеров был кардинал Миндсенти.
      — Этот самый?
      — Да. Этот самый.
      — Предатели оказались и в Венгерской партии трудя-ш^ихся. Много предателей. Самый главный из них — Имре Надь. Он в эти кровавые дни сумел даже пробраться к руководству государством.
      — А рабочие?
      — Рабочие и крестьяне скоро разобрались во всем. Когда мы подплывали к Будапешту, ты, конечно, видел огромные заводы на одном из островов Дуная. Это остров Че-пель. «Красный Чепель», как называют его венгры. Верный оплот народной власти. Здесь твердо сказали контрреволюции «нет».
      — А дальше? — спросил я.
      — Потом было создано рабоче-крестьянское правительство. Возглавил его Янош Кадар.
      — Знаю! Знаю! Он теперь в Венгрии самый главный!
      — Правильно, Павлик. Так вот это правительство обратилось за помощью к нам, к нашей армии...
      — И сразу стал порядок, — заключил я.
      — Да, из контрреволюционеров одним махом дух вышибли.
      — А кардинал не может сбежать? Спрячут его американцы в какой-нибудь сундук и увезут?
      — Нет. Не получается. Американцы по-всякому пробовали кардинала выручить. Не вышло. А они, скажу тебе, на любопытные авантюры пускались. Года два назад умер папа римский Пий XII. Так американцы потребовали, чтобы венгерское правительство отпустило Миндсенти на похороны. Кроме того, кардинал, мол, должен принять участие в выборах нового папы.
      — Не отпустили?
      — Нет. Ведь Миндсенти — преступник.
      — Арестовать его — и весь разговор!
      — К сожалению, сделать этого нельзя. Посольство неприкосновенно. Таков международный закон.
      — Плохой закон. Отменить!
      — Ишь ты, какой быстрый! Но есть ведь и другой закон. Он запрещает укрывать государственных и }толовных преступников. Но американцы придерживаются лишь тех законов, которые им в данном случае выгодны.
      — У-у, буржуи проклятуи;ие!
      Автобусы остановились на большой площади. Со стороны Дуная на ней высится громадное здание парламента. По-моему, это самое красивое здание Будапешта. Длина его — 268 метров! Крыши остроконечные, в центре — купол со шпилем, на котором сверкает красная звезда. Папа сказал, что в этом здании смешано несколько стилей: неоготический, романский, восточный и возрождения. Я в стилях не силен, но смесь получилась такая, что от красоты и легкости дух захватывает.
      На площади два величественных памятника — Лайошу Кошуту и Ференцу II Ракоци. Про Кошута я многое знаю. Это великий венгерский революционер. Прославился он в 1848 году. В Будапеште тогда вспыхнуло восстание против императора Австрийской империи Фердинанда Габсбургского. Венгрия была частью этой империи.
      Венгры, одним из руководителей которых был Кошут, прогнали австрийцев. Власть перешла к первому самостоятельному венгерскому правительству. Кошут стал в нем министром финансов, затем — председателем Комитета обороны, а в 1849 году — правителем Венгрии.
      Кошут создал армию гонведов — защитников родины, собрал народное ополчение. И что вы дзмаете? Много раз разбивал австрийские войска. Народ любил и уважал его. Телеграфа и радио тогда не было. Но ничуть не хуже их действовал «телеграф Кошута»: сигналы тревоги передавались от деревни к деревне столбами огня и дыма.
      Храбро сражались гонведы. Но силы были неравными. На стороне Габсбурга стояли все цари и императоры. Они разгромили революцию. Каратели вешали гонведов без суда и следствия. Кошуту удалось бежать. Так и умер он на чужбине...
      А вот о Ракоци я никогда не слышал. К счастью, рядом находился Габор.
      Ференц II Ракоци тоже был борцом за освобождение Венгрии. Он возглавлял другое восстание против Габсбургов. В 1703 — 1711 годах. Его избрали тогда князем-полководцем. Ну, а потом он жил в изгнании. В Турции...
      А что, если и мне поставят когда-нибудь памятник? Вот было бы здорово! Только я не хочу сидеть на бронзовом коне, как Ракоци. В крайнем случае — на реактивном самолете. А лучше всего — на звездолете. Памятник первому звездолетчику Павлу Ливанову!
      Я дружески подмигнул Ракоци...
      На теплоход мы возвращались пешком по набережной Дуная. Город уже зажег огни, и гористая Будд за рекой была усеяна множеством электрических светлячков. Тяжелая громада крепости и королевского дворца казалась отсюда могучим гранитным утесом, круто обрывающимся к дунайской воде. По реке скользили десятки расцвеченных лампочками судов. Гремела музыка в ресторанах-поплавках. Рядом с нами по высокой эстакаде быстро проносились трамваи. Они очень напоминали наши пригородные электрички.
      Вечер выдался теплым-претеплым. Поэтому после ужина мы снова отправились гулять вдоль Дуная. Спустились по гранитным лестницам к самой воде и бросили в реку по форинту. Папа сказал, что есть такая примета: хочешь вернуться в полюбившееся место — оставь там денежку. На всякий случай я кинул в Дунай не одну, а две монеты. Чтобы непременно приехать в Будапешт еще раз, а то и два и три раза.
      Но почему все же не пришел Ференц? Папа весь день пытался выудить у меня признание, что я просто придумал себе в Будапеште друга. Папа говорит не «просто придумал», а «элементарно придумал». «Элементарно» — его любимое слово.
      Все это, конечно, так. Но меня не на шутку тревожило, как объяснить завтра отцу отсутствие Ференца. Уж очень не хотелось, чтобы папа назвал меня «элементарным вруном».
      Велика же была моя радость, когда утром, едва открыв глаза, я увидел на набережной Ференца. Все шло отлично!
      16 Леонид Вайсберг 225
      Ференц не подвел меня! Подвели его. Да, да. Именно его. В справочном бюро, куда он обратился, ответили, что «Амур» прибудет в Будапешт лишь сегодня утром.
      Ох, и обрадовались мы встрече! Ференц тут же заявил, что берется показать мне Будапешт. Иного я от него и не ожидал. Почему? Да потому, что ребята всегда быстрее понимают друг дружку, чем взрослые. Точно-точно.
      Вот мы договаривались с Ференцем о встрече только для того, чтобы закончить обмен марками. И все. А он сразу сообразил, как хочется мне побродить с ним по Будапешту. Наверно, я ему тоже симпатичным показался.
      Переговорив с Ференцем, я не поленился сбегать обратно на теплоход. Разыскал отца и доложил ему, что мой друг «элементарно пришел?».
      — Где он? — поморщился папа. Видно, в этот момент он сожалел, что отпустил меня на волю вольную.
      — На набережной. Во-о-он прогуливается...
      — Веди меня к нему.
      — Это еще зачем? — возмутился я.
      — Будет у тебя сын, вроде Павлика Ливанова, тогда поймешь зачем, — не особенно понятно ответил он.
      К счастью, Ференц произвел на папу хорошее впечатление, и папа сказал, что отпускает меня «с легким сердцем»...
      Ференц повел меня по своим самым любимым местам. Он очень гордился, что не зря старается в школе на уроках рус ского языка. Правда, Ференц смепию коверкал многие слова, но я все равно понимал его. А он — меня. Словом, мне повезло. Ведь по-венгерски я — ни бум-бум. На немецкий он совсем не похож. На английский, французский, итальянский — не больше. Зато с эстонским, карельским, удмуртским, марийским, мордовским они родственники. Особенно близки венгерскому языку мансийский и хантынский. А вы, конечно, помните, что у нас на Оби есть даже Ханты-Ман-сийский национальный округ...
      — Куда мы идем?
      — В бассейн с волнами.
      — А разве бывают такие?
      — Увидишь...
      — Ты что делал вчера?
      — Ездил с ребятами в лес. Собирали каштаны.
      — Жарили?
      — Эти каштаны для еды не годятся. Для животных. Каждый пионерский отряд собирает.
      — Коровам?
      — Нет, — замахал руками Ференц. — Для лесных жителей.
      — Ничего не понимаю! — честно признался я.
      — Зимой нашими каштанами будут подкармливать лесных зверей. Понял?
      — Хорошо придумали! Надо будет и MHfe устроить в своей школе такое.
      Мы шагали через Дунай по широкому мосту. Он такой высокий, что под ним свободно проходят суда. Только мачты приходится опускать. Как раз к мосту приближался любопытный пароход. Из двух высоченных труб, расположенных рядом, валили густые клубы дыма. Гулко хлопали по воде палицы огромных колес. Масса всевозможных надстроек создавала впечатление, что с набережной сорвался и поплыл по реке старый-престарый дом.
      — Вот рухлядь! — поразился я.
      — Его все будапештцы знают. Самое старое у нас судно. Лет сто ему. И все плавает. Как музейный экспонат.
      Обдав нас дымом, пароход нырнул под мост. Может, на этом судне сам Кошут ездил? А уж композитор Кальман — наверняка! Ведь он учился в Будапештской музыкальной академии. Я видел много его оперетт. По телевизору и в кино. «Сильву», «Марицу», «Принцессу цирка», «Баядеру». Хороший композитор! Говорят, его оперетты по всей земле ставятся.
      — Вот и пришли, — сразу же за мостом Ференц показал мне здание с двумя высокими круглыми башнями.
      — Здесь волны?
      — Здесь.
      Это был чудесный бассейн под открытым небом. По его просторной чаше ходили самые настоящие волны. Они с размаху бились о бетонные стенки, поднимая над ними веера мельчайших брызг. Купались мы долго. Так долго, что Ференц весь посинел. Я тоже продрог. Но мы снова и снова бросались в шипящие волны. Никак не могли оторваться.
      Выволок нас из воды какой-то мужчина. Сперва мы его ТБ* 227
      не послушались. Так он силой доставил нас на берег. Ференц потом долго извинялся передо мной. Говорил, что мужчина хотел спасти нас от простуды.
      — Вечно эти взрослые не в свои дела суются, — недовольно пробурчал я.
      — Одни неприятности от них, — согласился Ференц, а у самого зуб на зуб не попадает. Трясется словно в лихорадке.
      — Айда пить кофе, — предложил я.
      — А-г-г-а-а...
      А надо вам сказать, что главный запах Будапешта — это запах кофе. Не бензина, не цветов, а именно кофе. Очень вкусный запах. Идешь по улице, и тебя всюду сопровождает кофейный аромат. Будто будапештцы только и делают, чго с утра до вечера заваривают свежий кофе...
      Потом мы прокатились по Пионерской железной дороге. Здорово ее здесь устроили! Вьется с горы на гору. Даже тоннель есть. Сели мы в вагон на горе Сечени. Это недалеко от Пионерского городка. На вокзале я увидел надпись на венгерском языке. Она оказалась девизом венгерских пионеров: «За трудовой народ, за родину, вперед, непоколебимо!»
      Значок пионерский мне тоже понравился. Маленькое трехцветное знамя с костром. Цвета — красный, белый, зеленый. Как на государственном флаге. Вдоль древка надпись: «Элорэ» — «вперед».
      Проехав в уютном вагончике двенадцать километров, мы очутились на горе Хорш. Город казался отсюда бесконечным. У подножья горы виднелось шоссе. Я присмотрелся. Это была та самая дорога, по которой доставили меня в Будапешт пограничники. Рассказал о своем приключении Ференцу. Ну и завидовал же он!
      У Ференца тоже недавно было приключение. Только он не стал рассказывать, а повел меня туда, где все это приключилось.
      Сбежав по каменной лестнице, мы очутились на совершенно круглом поле. Со всех сторон к нему подступали развалины.
      — Римский амфитеатр, — объяснил Ференц. — Построен две тысячи лет назад.
      — Неужто тут гладиаторы дрались?
      — Дрались.
      — А тебе откуда известно?
      — В школе проходили... С этого и началось. Да, я сам во всем виноват. Ты книжку Джованьоли «Спартак» читал?
      — Смешной вопрос.
      — Ну и я прочел. Первым в классе. Посоветовал ребятам. Они тоже прочли. Потом мы понаделали мечей. После уроков целые сражения устраивали. Надоело. Тогда я предложил сразиться здесь.
      — Ну!
      — Ух, какая битва разгорелась! Меня так треснули, что я сознание потерял.
      Три дня в больнице лежал.
      — Кто победил?
      — Красные.
      — Красные всегда побеждают.
      Ференц разыскал в развалинах два деревянных меча. Поединок мы начали у главной трибуны амфитеатра. Мне сразу пришлось плохо. Ференц был выше и сильнее меня. Рубились так, что щепки летели. К счастью, у меня разлетелся меч, и схватка закончилась вничью. Свой меч Ференц снова запрятал среди обломков каменных трибун.
      — Ловко у тебя получается, — похвалил я Ференца.
      — Плохо еще. Нужно больше тренироваться. Как пойдем в школу, будет новая битва.
      Вот это парень! Ведь он после первой битвы в больнице очутился. Но не струсил. К новому бою готовится.
      — Теперь нас ждет «Жемчужина Дуная», — торжественно провозгласил Ференц.
      — Остров Маргит?
      — Да. Мы видели его с горы. Длинный такой. Он тебе ничего не напомнил?
      — Не-ет. Остров как остров.
      — А мне он всегда представляется огромнейшим кораблем. Поставить бы на нем мачты! Поднять паруса! И поплыть в Черное море!
      — А оттуда в Средиземное. Потом в океан, — подхватил я. — Прямо к Кубе. Вот было бы чудо расчудесное!
      Как потом оказалось, Ференц твердо решил стать строителем кораблей. Таких, как наш «Амур». Только на подводных крыльях. Чтобы мчались они по воде быстрее ветра. Ференц составил себе такой план: школу окончить на «отлично», потом — институт в Ленинграде или Одессе, практику проходить в Сормове, где выпускаются суда на подводных крыльях.
      Он рассказал об этом по дороге на остров Маргит. Добирались мы туда пешком, так как Ференц хотел непременно показать мне на Дунае судостроительный завод, на котором он будет работать после окончания института. Большой завод! На воде достраивалось много теплоходов. Красивых, обтекаемых! Ференц готов был без конца разглядывать их. Он и в самом деле хорошо разбирался в судах. Так и сыпал всякими мудреными словечками, вроде «водоизмещение», «плавучесть», «автоматическая сварка», «ватерлиния».
      Я помалкивал, хотя, как вам уже известно, не особенно люблю, когда при мне говорят о непонятных вещах. К тому же перебить Ференца было просто невозможно. Уж очень он увлекся. А я всякое увлечение уважаю. У самого их, этих увлечений, штук пятьдесят.
      Но я не завидовал Ференцу. По-моему, быть звездолетчиком куда интереснее, чем строить корабли. Только вот
      Ференц у себя в школе специальный морской кружок организовал, а я лишь собираюсь. Второй год подряд собираюсь. Как-то даже список будущих космонавтов составил. Двадцать ребят записалось. Но тут я увлекся алхимией, и список куда-то задевался.
      Узнав, что я готовлюсь в космонавты, Ференц одобрил мой выбор. Правда, ему казалось, что строить суда куда интереснее. Мы немного поспорили... и каждый остался при своем мнении. После этого я чуть не силой оторвал Ференца от завода.
      На остров Маргит вел новый мост. Своими бетонными опорами он одновременно опирался на кусочек Буды, острова и Пешта. Мы пустились по нему наперегонки.
      Остров Маргит оказался замечательным парком посреди Дуная. Могучие деревья. Просторные цветники. Широкие аллеи. Яркие клумбы.
      На острове много театров. Среди них — Зеленый театр имени Маяковского. Плавательный бассейн. Ресторан. Отели. Пионерский стадион. Водопад. Ботанический сад...
      Доходились мы до того, что ноги отказались служить нам дальше. Присели отдохнуть у каких-то развалин. И тут Ференц рассказал мне интересную историю.
      — Это развалины бывшего женского монастыря, — начал он. — В нем с девяти лет до самой смерти жила дочь короля Белы Четвертого. Звали ее Маргит.
      — Поэтому и остров Маргит?
      Ференц кивнул головой.
      — Принцессу потом объявили святой. Остров тогда называли «Островом зайцев». Было их тут очень много.
      — Сколько же лет прожила она в монастыре?
      — Двадцать.
      — Бедняжка. Да, я бы за это ее отца в порошок стер!
      — Зарок он дал. Во время татарского нашествия в 1242 году у Белы погибли обе его дочери. Сам он спасся чудом. Так король поклялся, что, если у него родится еще дочь, посвятит ее служению богу.
      — Вот темнота!
      — И не говори...
      Под вечер мы очутились на одной из станций будапештского метро. Я с первого взгляда определил, что оно даже
      приблизительно не похоже на московское. Куда там! Станция мрачная, темная, без каких-либо украшений. Тяжелый воздух. Поезда составлены из трех крошечных вагончиков. Движутся они так, что быстрее пешком пройти. Лязг. Скрежет. Двери открывает и закрывает специальный человек.
      На первой же остановке я потянул Ференца из вагона.
      — Хочешь на теплоход? — спросил я.
      Ференц не ответил. Но у него так загорелись глаза, что все было ясно без слов.,.
      Папа в роли гида. «До свидания, «Амур», Трансъевропейский экспресс
      Я уже говорил, что папа у меня архитектор и что он хорошо разбирается во всяких стилях. Кроме того, он бе-з}^ио влюблен в живопись. Всех художников наизусть знает! Поэтому мы с Ференцем решили идти в музей изобразительных искусств не одни, а захватить с собой папу. Тем более что он туда непременно собирался.
      И вообще папа у меня на большой с присыпочкой. Сердился на своего, как он говорит, «неэлементарного сына», а Ференца встретил словно родного. Пока мы бродили с ним по «Амуру», папа уставил стол разными вкусными вещами. Даже о банановом коктейле позаботился. Просидели мы допоздна. Потом папа вызвался отвести Ференца домой.
      Ночной Будапешт произвел на меня еще большее впечатление, чем днем. Приятное освещение, улицы и площади, отдыхающие от автомашин, казались просторнее и красивее. На крышах многих зданий вдоль Дуная горели красные звезды...
      В Будапештском музее изобразительных искусств мы провели много часов. Видели сотни картин великих мастеров итальянской, испанской, немецкой, нидерландской, французской и других школ. Папа прямо-таки замирал от восторга. Он все время твердил, чтобы мы не метались от картины к картине, а поглубже вникали в существо каждой.
      Сперва это показалось нам довольно скучным занятием. Но постепенно мы так увлеклись, что вконец замучили отца вопросами. Удивительное это дело. Чем дольше смотришь на картину какого-нибудь великого мастера, тем сильнее она волнует тебя.
      Мне, например, навсегда запомнилось полотно Эль Гре-ко: «Кающаяся Магдалина». Настоящая фамилия этого художника Доменико Теотокопули. Родился он на острове Крит, учился в Италии, а стал великим испанским художником. Жил Эль Греко в Толедо. В то время этот город был центром инквизиции. Здесь все служило богу.
      Картины Эль Греко — тоже. Они какие-то странные, беспокойные, необычные по цвету. Папа утверЖ(?1ает, что Эль Греко был первым импрессионистом. А ведь жил он почти на триста лет раньше французских художников Эду-ара Мане, Клода Моне, Огюста Ренуара и других создателей этой школы! Импрессионисты стрем1^1лись перенести на холст свои зрительные впечатления. Они старательно передавали игру света и воздуха, пользовались широкой гаммой цветов.
      Я не знаю, что написано в библии о Магдалине и о том, как она каялась. Но картина у Эль Греко получилась замечательной. По-моемз, в ней нет ни капелечки религиозного. Просто сидит очень красивая и умная женщина. На коленях у нее — книга и череп. Женприна глубоко задумалась. Наверное, о прочитанном. Лицо у нее доброе, отзывчивое. Краски вокруг женщины гюложены так, что невольно приходит в голову мысль о сложности жизни, что бывает она то голубой, то свинцовой, то серенькой. Одежда женщины кажется воздушной. Руки точеные. Такими только на рояле играть.
      Всего в музее семь работ Эль Греко. Через два зала — творения другого великого испанского художника Франси-ско де Гойи. Он жил на двести лет позже Эль Греко и прославился своим беспощадным обличением действительности. Мы увидели в Будапеште пять его всемиргю известных картин.
      «Сцена из времен войны Испании за независимость» — так называется одна из них. Солдаты Наполеона расстреливают испанских патриотов. Кроваво-черные краски. Давно это было. Но ни минуту не сомневаешься, что художник
      создавал ее в нашем веке. Почему? Да потому, что по-прежнему на земле расстреливают людей, которые борются за свободу и независимость своих стран.
      Расскажу еще об одной картине, которая особенно врезалась мне в память. Писали ее два великих фламандских художника: Питер Пауль Рубенс и Антонис Ван-Дейк. Учитель и ученик.
      Рубенсу здорово везло в жизни. Его восхваляли, он был богат. Фландрией владели тогда испанцы. Рубенс еще совсем молодым стал придворным живописцем испанского наместника. Он был очень образованным человеком. Свободно говорил на нескольких языках. Правители Фландрии так высоко ценили его ум, что часто давали ему дипломатические порз^ения.
      Папа рассказал нам с Ференцем такую забавную историю.
      Как-то в Лондоне один из придворных английского короля застал посла Фландрии Рубенса за мольбертом с кистью в руке. «Господин посол развлекается живописью?» — спросил он. «Напротив, — ответил Рубенс, — это скорее художник развлекается иногда ролью посла».
      У Рубенса было множество учеников. В его антверпенской мастерской работали десятки талантливых юношей, каждый из которых мечтал сравняться с великим мастером. Среди них находился и Ван-Дейк. Интереснее всего то, что он поступил в мастерскую Рубенса, проучившись уже восемь лет у ван Балена Старшего, одного из известнейших живописцев Антверпена. Больше того, гильдия святого Луки, считавшегося покровителем живописцев, присвоила уже Ван-Дейку звание мастера.
      Но он все начал сначала. У Рубенса. Стал его любимым учеником. Потом — великим художником.
      И вот мы рассматриваем в музее совместную работу учителя и ученика «Муций Сцевола перед Порсеной». Я до сих пор не знаю истории, которой посвящена эта картина. И не хочу знать. Иначе пропадет все впечатление. Ну, как бы это полз^ше объяснить... Ну, будет не картина, а что-то вроде иллюстрации к книге: что написал писатель, то и изобразил художник.
      А так я сам все представляю. Без подсказки. На троне сидит могучий человек. У него жестокое, мрачное лицо. Та-
      кой ни перед чем не остановится. Это видно и на картине—у ног человека на троне лежит воин с кинжалом в сердце. Тут же на высокой резной подставке горит огонь. Над ним держит руку воин с мужественным открытым лицом. Ему страшно больно, но он гордо глядит в глаза человеку на троне. Мол, не боюсь я тебя и твоих палачей. Это ты должен меня страшиться!
      — Гимн мужеству; — задумчиво проговорил папа, угадав мои мысли.
      — На такого можно положиться, — подхватил Ференц.
      Я ничего им не ответил. Я думал о Рубенсе и Ван-Дей-
      ке, подаривших людям картину, которая будет вечно прославлять стойкость, верность и мужество...
      Ференц настойчиво приглашал нас с папой в гости, но у нас не оставалось на это времени. «Амур» покидал Будапешт.
      — Прощай, дружище!
      — Значит, все как договорились?
      — Да, да, — заверил я Ференца. — Только отвечай подробней. И о бое гладиаторов напиши.
      — Павлик, приезжай ко мне в гости в Артек. Ладно?
      — А попадешь туда?
      — На следующий год я в нашей школе — первый кандидат. Уж постараюсь!
      — Папа, съездим к Ференцу?
      — Все зависит от абстрактной науки алгебры, — ответил отец.
      Теплоход отвалил от пристани, а мы никак не могли закончить разговора. В последний момент, когда «Амур» уже отделяла от берега широкая полоса воды, я завернул в платок записную книжечку с видом нашего города на обложке и кинул ее Ференцу.
      — На память!
      Он что-то прокричал в ответ, но ветер унес его слова...
      Почти весь путь до Братиславы я провел на ходовом мостике. Учился читать лоции, разбирался в условных значках карты. На одном участке, где река была глубокой и прямой, лоцман разрешил мне постоять у рулевого колеса. Стрелка компаса передо мной показывала на северо-запад. Я вел по Дунаю огромный теплоход!
      Стоило мне повернуть колесо вправо, и «Амур» послушно выполнит мою волю. Очень хотелось испробовать, как это будет. Но я понимал, что теплоход не игрушка, поэтому вел его по прямой. Но прямой почему-то не получалось. Лоцману приходилось то и дело класть свои руки на мои и чуточку подправлять курс.
      — Не учитываешь течения, — заметил капитан. — В легковой машине по шоссе ездил?
      — Конечно...
      — Значит, видел, что шофер все время слегка поворачивает руль. То в одну, то в другую сторону.
      — Видел...
      — Так и в судоходном деле. Рулевому приходится учитывать силу и направление течения, волн, ветра. Вести корабль точно по курсу — это большое искусство. Не всякому дается.
      — Я бы быстро выучился!
      — Не думаю...
      — Почему?
      — Солидности в тебе мало, спокойствия. Нервы у рулевого должны быть железными, а у тебя выдержки никакой.
      — Да я, если хотите знать, всех в «гляделки» побеждаю!
      — В «гляделки»?
      — Давайте попробуем.
      — А как это?
      — Смотреть друг другу в глаза. Побеждает тот, кто дольше выдержит.
      — Думаешь, это признак воли?
      — Точно!
      — Ерунда! Девчачья это игра. Раньше гимназистки да девицы из благородных пансионов ею увлекались. Уставятся друг на дружку и смотрят до слез. Вот оно, браток, как получается.
      Тут я припомнил, что «гляделки» принесла в наш класс Валя Макарова. Та самая, что всех поучает и мирит. Сперва играли одни девчонки. Потом они и нас втянули...
      — Чего это ты замолк?
      — За компасом слежу, — отозвался я. Голос прозвучал мрачно. Но капитан, кажется, не заметил.
      — Следи, следи... Укрепляй нервы, — сказал он и вышел из рубкм.
      ...Братислава встретила нас огромным транспарантом на русском языке: «Добро пожаловать, братья». Настало время прощаться с «Амуром». Матросский оркестр играл веселые марши, но всем нам было немножко грустно. Грустно покидать кусочек родной земли, грустно расставаться с теплоходом, который так добросовестно возил нас из страны в страну. Мы очень жг1лели, что у нашего «Амура» нет крыльев. А то бы он доставил нас прямо в Прагу.
      Все кричали теплоходу и его команде «Прощайте», а я — «До свидания». Я хотел во что бы то ни стало еще разочек побывать на Дунае. Неважно, что он вовсе и не голубой. Важно, что в Вене и Будапеште у меня теперь есть друзья, с которыми я должен, непременно должен встретиться. А может, я доживу еп^е до такого времени, когда между странами не будет границ...
      В Братиславе мы сели в трансъевропейский экспресс. Это такой поезд. Ходит он по маршруту София — Белград — Будапешт — Прага — Берлин. С виду в нем нет ничего особенного. Наши цельнометаллические составы в сто раз красивее. Зато мчится он так, что ни за что в окно не высунешься. Ветер отбрасывает голову назад.
      Ко мне подсел «педагогика».
      — Много выменял значков?
      — Вот.
      И мы повели разговор, который представляет интерес лишь для коллекционеров. Так что я не стану пересказывать его. Замечу только, что я обогнал «педагогику» ровно на двадцать значков. Но я не жадный. Честное пионерское! Отдал ему половину, просто за так.
      Здесь выступал Ленин. Единичка и пятерка.
      В гостях у Швейка
      И вот мы в Праге. Столица Чехословакии в момент покорила нас своей сказочной красотой. Да, сказочной! Сквозь зелень садов и парков проступают Kyno7va, аж^фные шпили, изящные башенки и башни, островерхие крыши. Над всем этим, забравшись под самые облака, парят строения Пражского Града. Древние красивые улочки вливаются в широ-
      ченные магистрали, дома, построенные много веков назад, соседствуют с современными зданиями.
      Красавица Влтава здесь так широка, что кажется озером посредине города. Реку пересекают мосты. Легкие и по-древнему неуклюжие, из стали и красного кирпича; освещенные лампами дневного света и светильниками, глядя на которые сразу вспоминаешь средние века. Площади в Праге тоже самые разные. От грандиозной Вацлавской, дальние концы которой теряются вдали, до крошечных уголков неопределенной формы, застроенных со всех сторон так плотно, что солнечные лучи никогда не попадают на их мостовые.
      И, как это ни удивительно, старое и новое не мешают в Праге друг другу. Даже наоборот. Без старого нельзя представить себе нового, а без нового — старого. А все вместе, если бы я верил в колдунов, то сказал бы — околдовывает. До того симпатично, что можно с утра до ночи бродить по городу и восторгаться.
      Мой папа так и поступил. Впрочем, я заранее знал об этом. Будет ходить и рисовать, рисовать и ходить. Со своим • другом Пепичкой, который даже на два дня отпросился с работы. Папа приглашал меня с собой. Но мне это никак не подходило. Отказался. Не просто, а с подковыркой:
      — Видишь, бросаешь сына на произвол судьбы. А когда я тебя в Вене бросил, крик поднял. Где же тут равноправие?
      Папа ничего не ответил. Но, по-моему, смутился. И все же исчез со своим Пепичкой. А я отправился со всеми туристами в центр города. Мы ехали в Народный дом, где в 1912 году под руководством Владимира Ильича Ленина проходила Пражская конференция большевиков.
      С нами был гид «Чедока» — чехословацкой туристской организации. Но моим личным гидом стал «педагогика». К этому времени мы крепко подружились с ним, и я называл его уже по имени и отчеству — Геннадием Николаевичем. Я не уставал поражаться, сколько всяких знаний хранится у него в голове. Наверное, у Геннадия Николаевича извилин в мозгу раз в сто больше, чем у обыкновенного человека!
      — Что тебе известно о Пражской конференции? — прежде всего спросил мой личный гид.
      — Ну, была такая, — неопределенно ответил я.
      — Не такая, а важности первостепенной, — строго одернул он меня.
      — Так ведь конференция, а не съезд...
      — Не суди по названию. Ошибешься. По своему значению это был съезд. Да такой, что оставил неизгладимый след в истории нашей партии.
      Мы вошли в здание. Поднялись в зал, где проходила конференция. Здесь работал Ленин!
      — Понимаешь, Павлик, конференция закрепила победу большевиков над меньшевиками, которые были изгнаны из партии. Партия стала сильнее, крепче; возросла ее революционная роль. Конференция выдвинула главные лозунги дня. Это были требования программы-минимума: демократическая республика, восьмичасовой рабочий день, конфискация всей помещичьей земли. Эти лозунги называли тогда тремя «китами»...
      Витрины музея были заполнены подарками. Альбомами, значками, письмами со всех концов света. Геннадий Николаевич стал перелистывать книгу посетителей.
      — Смотри, какая любопытная запись. Обрати внимание на дату.
      — «9 мая 1945 года», — прочел я. — В День Победы?
      — В Праге тогда еще шли бои. Сообразил теперь?
      — Вот здорово! Кругом стреляют, а в этот дом уже пришли советские солдаты. Ленину поклониться! Что же они написали? Почерк не очень разборчивый...
      — Сейчас разберемся... «Благодарны за то, что сохранили этот дом. Надеемся, что чешские друзья откроют в нем музей».
      — Расскажите еще о конференции.
      — Большевики избрали на ней Центральный Комитет партии.
      — Во главе с Лениным?
      — Конечно. Подожди-ка, подожди... А как называлась тогда наша партия?
      — Смешной вопрос — большевистской, — уверенно ответил я.
      — Давай-ка поточнее.
      Но я молчал, так как сказать мне было нечего.
      — Российской социал-демократической рабочей партией большевиков. Запомнил?
      Мы прошли в зал музея, который называется пионерским. Знамена, силуэт Юлиуса Фучика, девиз «К строительству и обороне родины будь готов!». В этом зале пражских ребят торжественно принимают в пионеры. Принимают в том самом доме, где выступал Ленин! Я позавидовал мальчишкам и девчонкам Праги.
      Выйдя из музея, я распрощался с Геннадием Николаевичем. Молодчага он, не стал уговаривать ехать вместе с ним в Пантеон. Понял, что у меня есть свои планы. А план был ясный: зайти в первую попавшуюся школу, узнать, что в ней и как. Правда, сейчас каникулы, но я все же надеялся застать кого-либо из ребят.
      Сперва мне и повезло и не повезло. Сторож школы по улице Юзефской оказался коллекционером. По стенам его комнаты висели десятки вымпелов, сплошь усеянные значками. Их у него тысячи. Как в настоящем музее. Несколько штук он мне подарил, а из моих значков два пришлись ему по вкусу. В школе, кроме сторожа, не оказалось ни одного человека.
      И уйти бы мне несолоно хлебавши, если бы не старшая пионервожатая. Звали ее Миладой. Симпатичная, говорливая, веселая. Она мне очень обрадовалась. А я обрадовался еще больше, когда Милада сказала, что примерно через полчаса из пионерского лагеря должен приехать в школу целый отряд. Ребятам поручили подготовить один из этажей к началу учебного года.
      — А пока давай разговаривать, — предложила Милада.
      Но я не знал, о чем мне с ней разговаривать. С ребятами
      бы другое дело. Хорошо, что Милада не последовала моему примеру. А то бы мы не разговаривали, а играли в «молчанку».
      — Чье имя носит твоя пионерская дружина? — спросила она.
      Тут я снова пожалел, что редко довожу задуманное до конца. Ведь с именем в нашей дружине получилось не лучше, чем с кружком космонавтов. После полетов Гагарина и Титова в школе разгорелся спор, кому из них отдать предпочтение. Целую неделю спорили. Перессорились друг с другом. Одни хотели, чтобы дружина носила имя Гагари-
      на, другие — Титова. А мне, например, оба одинаково нравились.
      Наконец я нашел выход. Да такой, что все ребята согласились. Пионерская дружина имени героев космоса. Правда хорошо звучит? Оставалось только обратиться в пионерский совет. Там нашу дружину считают боевой, чуть ли не лучшей в районе. Но мы почему-то не обратились. Остыли, что ли?
      В нашем классе это еще часто случается. Пока обсуждаем — все горят действовать, а когда настает время действовать — всем уже неохота. Почему же так получается? Ответ, как это ни странно, пришел ко мне после вопроса Милады... Надо тратить меньше энергии на разговоры. Тогда больше на само дело останется...
      — А наша дружина — имени Ивана Григорьевича Гон-чаренко, — сказала Милада. — Знаешь такого?
      Мне было очень стыдно, но я не знал.
      — Это советский танкист, который первым ворвался в Прагу. Мы номер его танка знаем. Двадцать три. Гонча-ренко погиб, но Прага помпит о нем. Даже специальный значок выпущен.
      — Есть у вас?
      — Ребята тебе достанут.
      — Слушай дальше. В 1959 году ребята нашей школы решили разыскать родителей Гончарспко. Накисали в Москву. А оттуда сообщили о нашем письме по радио всей стране...
      — Нашли?
      — Нашли. В школу пришло письмо с Украины. Родные Гончаренко живут в Сумской области. С тех пор мы и переписываемся с ними... А в 1960 году районный комитет Чехослова1}кого союза молодежи присвоил нашей пионерской дружине имя героя. За успешную учебу и ударный труд.
      — М нам за это звание «спутника семилетки» затвердили.
      В это время в школу ворвались веселые голоса.
      — Приехали! — Милада широко распахнула двери пионерской комнаты, в которой мы разговаривали. Ребята, окружив вожатую, загалдели все разом. Видно, выкладывали последние новости. Потом они обступили меня. Жали руку, хлопали по плечам. С чешского перешли на русский. Ребята изучают его в школе.
      Один из мальчиков спросил:
      — Кто берет шефство?
      — Ольга! Ольга! — закричали остальные.
      Так познакомился я с Ольгой Бжох — худенькой девочкой с такой толстой косой, что казалось, она оттягивала ей голову назад. Ребята, вооружившись щетками и тряпками, занялись уборкой классов, а мы с Ольгой пошли гулять по Праге.
      — Ты как учишься? — поинтересовалась она.
      — На пятерки и четверки! — гордо ответил я.
      Глаза девочки удивленно вспыхнули.
      — На пятерки и четверки? — переспросила она.
      — Да!
      — Болеешь? Предметы трудно даются?
      — Нет...
      — Лентяй?
      — Нет... Ну, может, самую малость...
      — А я только на единички учусь! Меня за это прошлым летом даже в Артек посылали! Ага!
      — С единичками в Артек?
      — А ты как думал?
      На моих глазах мир переворачивался вверх ногами. Ольгу смущали мои пятерки и четверки, а сама она хвастала колами. С ума можно сойти. Я решил переменить тему разговора. Поинтересовался Ольгиными родителями.
      Отец ее в буржуазное время был рабочим. А сейчас он — научный работник. Да такой, что его частенько командируют по разным делам в Москву. И сейчас он находился в нашей столице. Мама у Ольги — переводчица. Сама Ольга изучает сразу два языка: немецкий и английский. Почему же она так плохо учится? Хотел спросить ее об этом, да не успел.
      — Почему ты так плохо учишься? — опередила меня Ольга. — Хочешь, я поговорю с ребятами, и мы будем помогать тебе? В письмах. Каждый день — письмо. А?
      Ну, тут я совсем обалдел. Остановился посреди улицы и таращу на Ольгу глаза. Слова к языку приросли. Еле выдавил:
      — Сама... ты... плохо учишься...
      — Я?
      — Ты...
      — Да я лучше всех в школе занимаюсь! — топнула она ногой.
      — Слушай, Оля, хватит тебе врать, — разозлился я. — У нас таких учеников, как ты, из школы исключают. Точно!
      — Ой, кажется, я поняла. Поняла! Поняла! — вдруг радостно закричала Ольга. — Какая у вас лучшая отметка?
      — Пятерка...
      Как захохотала она, как запрыгала!
      — А у нас — единичка, — с трудом разобрал я сквозь смех.
      Смеялись мы до слез. Переставали и снова заливались. Не могли успокоиться всю дорогу. До самой ратуши старого города.
      Здесь Оля подвела меня к мемориальной доске, перевела надпись на ней: «1621 год. Казнены 21 дворянин и мещанин, готовившие восстание против императора Фердинанда».
      — Им отрубили головы, — печально прозвучал голос девочки. — Чехословакия потеряла тогда самостоятельность на триста лет.
      У ратуши толпилось много народу. Туристы. Из ГДР, Англии, Франции, Румынии, Польши. Это я по значкам определил. Все лица были обращены к необычным часам — знаменитым старогородским курантам.
      — Чего они все ждут?
      — Через несколько минут куранты будут отбивать часы. Очень интересно!
      У знаменитых часов оказалось несколько циферблатов и кругов с совершенно непонятными значками. В центре, где сходится несколько стрелок, изображена Земля.
      — Куранты показывают не только время, но и движение планет солнечной системы, — торопливо объясняла Ольга, — фазы Луны. Ведь нашу Землю считали тогда центром вселенной. Смотри! Смотри!
      В курантах что-то заскрипело, и они начали отбивать время. Над циферблатами открылись два окошечка. В них высовывались фигурки. Высунется и скроется, уступая место следующей. Ниже сердито дергала за веревочку сама смерть. Другие фигурки отрицательно качали головами.
      — Смерть предупреждает, что настало время отправляться на тот свет, — продолжала Ольга. — Но фигурки не согласны с нею. Они отказываются. Они хотят жить.
      Толпа туристов рассосалась, а Ольга рассказала мне л_тенду о курантах.
      ...Жил в Праге мастер Гануш. Золотых рук мастер. Пражская ратуша заказала ему часы-куранты. Такие, чтобы прославили Прагу на весь мир. Долго трудился мастер. В 1490 году часы были готовы. Они так понравились богатеям, что они велели... ослепить Гануша. Чтобы тот не мог сделать еще таких часов.
      Так и прожил Гануш слепым. Перед смертью он попросил подвести его к старогородским курантам, чтобы послушать их бой. Просьбу мастера выполнили. Гануш подошел к часам и незаметно передвинул какие-то колесики. Когда мастер умер, куранты остановились. Простояли они ровно сто лет.
      В гостиницу, где жили мы в Праге, я попал лишь вечером. Папа явился еще позже. Вернее, он приехал со своим Пе-пичкой на машине. Приехал на минутку, чтобы забрать меня с собой. А мне не хотелось. Я страшно устал. Но папа сказал:
      — Мы едем в гости к Швейку.
      — К бравому солдату?
      — К нему.
      Я, конечно, не поверил. Но усталости как не бывало. Я мгновенно очутился в машине.
      — Разве он жив?
      — Кто он?
      — Швейк.
      — Жив, жив курилка! — весело закричал папа.
      Машина быстро доставила нас на тихую улочку. Остановились мы у небольшого здания. Над первым этажом я прочел вслух надпись:
      — «Господа у Калеха».
      — Помнишь, как любил Швейк пить пиво в трактире? — спросил меня папа.
      — Конечно.
      — Как он назывался?
      — «У чаши». Точно?
      — Точно, — кивнул Пепичка. — Так называли его в русском переводе. По-чешски же — «Господа у Калеха».
      Трактир был переполнен. В первой зале висел на стене портрет... императора Франца Иосифа. Как и во времена Швейка, мухи оставили на нем бесчисленное количество черных точек. Простые длинные столы и лавки. Огромные пивные кружки. На стенах — иллюстрации художника Лады к всемирно известному роману Ярослава Гашека.
      — Здесь все, как при Швейке, — заметил Пепичка.
      Да, мы были в гостях у Швейка. Ясно, папа шутил, говоря, что бравый солдат еще жив. И все же мне казалось, что в любой момент в дверях может появиться вечно сияюиря физиономия Швейка. Действительно, в трактире ничего не изменилось с тех пор, когда Гашек писал свою книгу. Не хватало только самого Швейка.
      — Поехали. Все равно сесть негде, — предложил я.
      За одним из столов, очевидно, услышали мои слова. «Советские туристы!», «Русские!» — понеслось по залам. К нам кинулись. Нам предложили место сразу за десятком столов. Мы не выбирали. Сели за тот, что оказался поближе. И попали в компанию рабочих.
      Передо мною тоже очутилась кружка с пивом. Я потихоньку тянул его. Морщился, но пил и слушал, о чем говорили взрослые. А говорили чехи с отцом о том, как дорог их сердцу Советский Союз, что впервые в истории чешский народ спокоен за свое будуи}ее, что с помощью советских людей и по их примеру они построили уже социализм. Говорили они о нашей стране любовно. Говорили отцу и мне ее гражданам.
      Замок Карлштейн. Премия мира.
      В гостях у алхимика
      Вчера Ольга посоветовала мне съездить со всеми туристами в Карлштейн. Я послушался и потом не жалел. Еще бы! Ведь мы очутились в самом настоящем средневековом замке. Целехоньком, чистеньком, словно построили его на высокой горе близ Праги не шестьсот лет назад, а совсем недавно.
      Мне и прежде приходилось бывать в таких древних замках, но смотреть в них, кроме развалин, было нечего. Скучища! Как ни старался я оживить их своим воображением,
      обломки стен и башен казались мне не больше, чем грудами строительного мусора.
      В Карлштейне все было иначе. По крутым склонам горы здесь грозно вздымаются зубчатые крепостные стены с острокрышими сторожевыми башенками по углам. Во дворе замка вдоль стен идет лестница с боевыми площадками. Подъемные мосты на цепях отсекают наружную стену от внутренней. И над всем этим возвышается могучая фомада замка. Узкая и высокая. Она представляется главной боевой башней Карлштейна.
      Замок славится тем, что он никогда не был взят врагами, хотя пережил несколько страшных осад. Например, шведы выпустили по нему шесть тысяч каменных ядер. Конечно, замок не имеет теперь военного значения, но я и сейчас берусь отразить в Карлштейне натиск любого неприятеля. Ясно, что не в одиночку.
      Ольга поджидала меня в школе. Я поразился, как много успели ребята за день. Окна вымыты, полы натерты до зеркального блеска, по подоконникам расставлены цветы. Вскоре после моего прихода ребята сделали перерыв. Болтали мы долго. Я рассказывал им о своей школе. Ну, это для вас не так интересно. В вашей школе — ничуть не хуже. Лучше перескажу то, о чем говорили чешские пионеры. Не по порядку. Как запомнил.
      — Когда Юрий Гагарин приезжал в Прагу, — в такт словам размахивал руками мальчик, который предложил ребятам взять надо мною шефство, — мы встречали его всем отрядом. Да что там мы! Весь город встречал.
      — Стенгазету мы в «Спутник» переименовали!
      — У каждого портреты космонавтов есть!
      — Кружок космонавтов организуем!
      Ребята говорили разом. Так горячо, так по-нашему, что мне почудилось, будто я не в Праге, а в своем классе. Честное пионерское! Вот встанет сейчас Петька Вихров и, запустив пятерню в шевелюру, предложит немедленно начать строительство космического корабля «Пионер-1».
      — Будем строить пионерскую ракету, — словно угадав мои мысли, сообщили ребята.
      Ольга приколола мне на куртку значок в память танкиста Гончаренко. Крошечный танк на постаменте.
      — Ты тоже в кружке космонавтов? — спросил я.
      — Нет. Я больше химией увлекаюсь.
      — И я! Только все равно в космонавты пойду.
      — Знаешь, Павлик, какую мы недавно награду получили? — это говорил все тот же мальчик.
      — Не знаю.
      — Почему именно мы? — строго спросила Ольга.
      — Мы — это значит все пионеры Чехословакии, — уточнил мальчик.
      — В память о народном герое Юлиусе Фучике у нас каждый год присуждается Премия мира. Происходит это восьмого сентября. В день казни Фучика. Премию получают выдающиеся борцы за мир. И вот ее получили чехословацкие пионеры.
      — Поздравляю, ребята! Очень здорово! Расскажу своим, что вы теперь не просто пионеры, а лауреаты. Сколько вас всего?
      — Больше миллиона!
      Миллион лауреатов! Это понимать надо!
      Я бы до ночи просидел в школе, но ребятам надо было заканчивать работу.
      Улица встретила нас ослепительным солнцем и тропической жарой. Асфальт размяк, и на нем, словно в воске, оставались отпечатки ног.
      — Сходим к алхимику? — Ольга шагала рядом, старательно переступая через трещины тротуара. Ишь ты, тоже в «черточки» играет. Как наши девчонки. Наступишь на трещину или черточку — значит ты черт.
      — Откуда он тут взялся?
      — Есть один. В Пражском Граде, на Золотой улице.
      — Алхимик?
      Ольга, не отводя глаз от тротуара, кивнула головой.
      — Золото изобретает?
      Она снова кивнула.
      — Тогда идем. Мне нужно с ним по одному вопросу посоветоваться, — я рассказал Ольге о своем плане свержения буржуев и опытах с ртутью. План она одобрила, а вот ртуть взяла под сомнение.
      — Почему? — допытывался я.
      — Заморозить ее сильно нельзя — затвердевает. Это раз. Чуть подогреешь — кипит. Это два.
      — А из чего тогда изобретать?
      — Не знаю.
      — Спрошу у алхимика. Может, он подскажет что-нибудь подходящее.
      Ольга улыбнулась и завела разговор о другом.
      — С кем ты переписываешься?
      — Пока ни с кем. А буду с Францем в Вене и Ференцем в Будапеште. Если хочешь, то и с тобой...
      — Хочу. Меня вчера два письма дома ожидали. От Ольги Дорониной из города Электросталь и Светланы Кобзарь из Симферополя. Хорошие подруги. Всем, всем делятся... Даже о мальчиках, которые нравятся, рассказывают...
      — Фу-у! Чепуха на постном масле. Я тебе буду писать о другом. О книгах, учебе, наших ребятах. А о девчонках не буду. Мне из них ни одна не нравится. И вообще я никогда не женюсь!
      — Ну!
      — Космонавту не нужна жена. Он должен быть свободен от всего, чтобы в любой момент выполнить приказ.
      — Вот ты какой!
      — Я посвящу себя космосу!
      — Говоришь так, словно в монастырь собрался.
      — Тебе не понять. Млжская паша профессия...
      — Да ну тебя! Прежде выучись на космонавта — гютом важничай. «Мужская наша профессия», — передразнм^л меня Ольга.
      — Хочешь, честное пионерское под салютом дам?
      — Что не женишься?
      — Далась тебе эта женитьба! Что космонавтом стану.
      — Не надо. Станешь — хорошо. Не станешь — беда небольшая.
      Нет, с этой рассудительной девчонкой было невозможно говорить на серьезные темы. Я, можно сказать, в космос рвусь, а она меня все время на землю опускает...
      Золотая улица состояла из двухэтажных домиков. Таких древних, что могли сохраниться они только в Праге, где бережно ухаживают за всякой стариной. Покатые крыши покрывали домики черепичными шапками, которые были больше самих домиков. Из них нелепыми столбами торчали высокие четырехугольные трубы.
      Ольга подвела меня к одному из домиков. Двери распахнуты. В домике — полумрак. Переступив порог, я невольно
      вздрогнул. За столом, уставленным диковинными сосудами, сидел седобородый старик в средневековом кафтане. Слева от него под круглым чаном горел огонь. Старик уставился в открытую книгу.
      — Спрашивай, — прошептала под ухом Ольга.
      Неловко как-то признаваться в этом, но я не сдержался
      и хорошенько стукнул ее. По-моему, Ольга не обиделась. Поняла, что заслужила.
      Вы уже наверняка догадались, что вместо алхимика в домике сидела... кукла, наряженная в соответствующий костюм.
      Когда же, наконец, я перестану так доверчиво относиться ко всяким байкам? Папа считает, что не рйньше, чем немножко померкнет мое излишне богатое воображение. В таком случае никогда. Я не хочу, чтобы оно меркло. Ведь воображение для человека что крылья. Чем богаче, тем дальше уносит. И космонавту без него ни в коем случае нельзя.
      В средние века на Золотой улице жили ремесленники. Самые лучшие. Обслуживали они богачей. Жили чут и алхимики. Но лично я твердо решил оставить это занятие. И с тех пор больше алхимией не балуюсь...
      С высоты Пражского Града открывается чудесный вид на город. «Злата Прага», «Красавица Прага», «Стобашенная Прага», — невольно лезло в голову. Красная черепица, переплетаясь с зеленью и разноцветными фасадами зданий, принимала отсюда самые причудливые формы. Она то уходила вверх шпилями, то сливалась в сплошные чешуйчатые поля,. то дыбилась разнобедренными треугольниками, четко очерченными по углам провалами улиц.
      Мы долго стояли молча. Такое со мной редко бывает. Так красиво, что говорить не хочется. Любое слово кажется пустым и скучным. Первый раз я почувствовал это, глянув на Москву с высоты университета на Ленинских горах. Смотришь, а сам с какой-то непонятной гордостью думаешь: «Это создал человек! Я тоже человек!»
      Молчание прервала Ольга:
      — Павлик, проснись!
      Да, нужно было идти дальше. Смотреть и запоминать. Запоминать и смотреть. А я сейчас, после всего увиденного
      в четырех странах, был до того переполнен впечатлениями, что для новых не осталось ни капельки места. Они отскакивали от меня, как камешки от стены. Папа оказался прав. Нам действительно повезло, что обмелевший Дунай преградил «Амуру» путь в Болгарию и Румынию. Еще две страны были бы для моей головы уже непосильной нагрузкой.
      Однако Ольга, не подозревая этого, без устали водила меня по городу. Мы хорошенько осмотрели Вацлавскую площадь. Побывали в музее, где выставлена автомашина «татра», на которой знаменитые чешские путешественники Мирослав Зикмунд и Иржи Ганзелка совершили поездку по Африке. Были во многих магазинах.
      Вы, конечно, не поверите, но за все это время я задал Ольге один-единственный вопрос:
      — Почему на пражских домах по два номера? Синий и красный?
      Она не смогла ответить. Помог нам милиционер, к которому обратилась Ольга.
      — Синий номер — порядковый по улице. Красный — по времени его постройки в данном районе. Чем дом древнее, тем меньший у него красный номер.
      Наступил вечер. Прага зажгла свои огни. Вспыхнули синие и красные трубочки реклам, побежали буквы световой газеты.
      — Спасибо, Оля!
      — Когда уходит завтра твой поезд?
      — В восемь утра.
      — Счастливого пути! Привет ребятам!
      И мы расстались. Было немного грустно. Я не люблю надолго прощаться с друзьями. Куда приятнее встречаться.
      Но назавтра... Назавтра мне завидовали все наши туристы. Почему? Да потому, что провожал меня целый пионерский отряд. С Миладой во главе. Ребята пришли на вокзал в парадной форме. С отрядным знаменем. Они натащили мне кучу подарков. Всяких книг и записных книжечек, открыток с видами Праги.
      Было очень весело и шумно. Мы вместе пели песни. Даже танцевали. Милада вручила мне пионерский значок. Трехцветный флажок на раскрытой книге. Над ними — язычки костра.
      Жаль, время пролетело быстро. Проводник пригласил меня в вагон.
      — До свидания, ребята!
      — К строительству и обороне родины будь готов! — хором раздалось с перрона.
      — Всегда готов! — вскинул я в салюте руку.
      Конец — рассказу венец
      Вот и все. Простите, если нескладно получилось. Но я уже говорил, что ни за что не стал бы так подробно рассказывать эту историю, если бы не Женька Новикова.

 

На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиДетская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru