НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Забила Н. «Удивительные приключения мальчика Юрчика и его деда». Иллюстрации - М. Нечипоренко. - 1965 г.

Наталя Львовна Забила
«Удивительные приключения мальчика Юрчика и его деда»
Сборник фантастических рассказов
Перевод с украинского Ирины Исаевны Шкаровской
Иллюстрации - М. Нечипоренко. - 1965 г.


DJVU


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...

Выставлен на продажу домен
mp3-kniga.ru
Обращаться: r01.ru
(аукцион доменов)



 

 

Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

 

Скачать текст «Удивительные приключения мальчика Юрчика и его деда»
в формате .txt с буквой Ё - RAR

      Сборник фантастических рассказов известной украинской писательницы Натали Забилы знакомит читателей с чудесными приключениями мальчика Юр-чика, которые происходят с ним благодаря изобретениям его дедушки-профессора. Здесь и увеличительные таблетки, и прибор, при помощи которого можно читать мысли, и множество других интересных вещей.


      СОДЕРЖАНИЕ
     
      В один прекрасный летний лень
      В защиту друга
      Приключение в лесу
      Приключение с цыплятами
      Эпилог


      Всё это произошло в один прекрасный летний день.
      Мальчик Юрчик вместе с дедом и бабушкой приехал из города на дачу отдыхать. Дед всю зиму и весну очень много работал, а бабушка ему помогала, и им обоим давно уже нужно было хорошенько отдохнуть. А Юрчик хоть и не работал и даже в школу еш,ё не ходил, но всё же и он с облегчением вздохнул, приехав сюда.
      — А отчего он с облегчением вздохнул? — спросите вы.
      А вот отчего: всю зиму он ходил в детский садик, и там ему всегда говорили: «Это нельзя» и «То нельзя» да «Ты ещё маленький». А когда он приходил из детского садика домой, папа и мама начинали говорить то же самое.
      Мальчик Юрчик не был каким-то озорником. Он никогда не делал того, о чём сказано «нельзя». Но, вы сами понимаете, не очень-то приятно всё время слушать такие замечания, а главное — напоминания о том, что ты ещё маленький... Так уж на свете повелось: сначала человек мал, а потом вырастает, и сам он в этом ничуть не виноват. Так зачем же напоминать о таких неприятных вещах: что ты ещё маленький и не можешь быть вполне самостоятельным? Это ведь очень обидно.
      Воспитательница детского садика так говорила, мама и папа так говорили, а вот дедушка и бабушка никогда не говорили Юрчику таких слоё. Они разговаривали с Юрчиком, как с равным. А если иногда и оказывалось, что чего-то нельзя делать, то Юрчик сам об этом догадывался и, конечно, ничего такого не делал. И он вёл себя даже лучше, чем дома или в детском садике.
      Должно быть, теперь каждому понятно, что мальчику Юрчику было от чего устать за зиму и ему тоже не мешало отдохнуть здесь, на даче, вместе с дедом и бабушкой.
      Итак, был прекрасный летний день.
      Дед и бабушка уселись в саду возле веранды на раскладных креслах и стали отдыхать. А мальчик Юрчик нашёл где-то в кладовке свой прошлогодний грузовик с подъёмным краном, привязал к нему верёвку и со страшным грохотом возил его вокруг дома. Один раз оббежал вокруг дома, второй раз оббежал, третий раз оббежал... Страшный грохот наполнил сад, было очень весело! И никто и не думал говорить: «Этого делать нельзя».
      — Эх, эх, — сказал вдруг дед. — Что же это ты, дорогой товарищ, нерационально используешь технику? Машина изнашивается, а пользы никакой.
      Юрчик остановился.
      — А какая от неё может быть польза? — спросил он.
      — Как это какая? Вот, видишь, день жаркий, хорошо было бы сейчас искупаться в озере. Да хоть и недалеко туда идти, но мы с бабушкой так устали, что нам тяжело. Вот и отвёз бы ты нас к озеру на своей машине.
      Юрчик улыбнулся и недоверчиво поглядел на деда: неужели с ним шутят, как с каким-нибудь малышом-несмышлёнышем? Не может быть, дед не такой...
      — Чего ж ты молчишь? Неужели не согласен? — спросил дед.
      — Конечно, я согласен, — промолвил Юрчик, — только ведь моя машина...
      — Для нас слишком мала? — быстро закончил дед мысль внука. — Об этом ты можешь не беспокоиться: сейчас мы с бабушкой проглотим уменьшительные таблетки и будем вполне подходящими пассажирами для этой машины.
      — А! — сказал мальчик Юрчик. — Тогда всё в порядке.
      Он ничуть не удивился.
      А вы, конечно, удивились? Вы, должно быть, никогда не слыхали о каких-то уменьшительных таблетках?
      Для того, чтоб всё было ясно, надо вам рассказать, что дед Юрчика был очень учёный изобретатель. Он всегда изобретал разные удивительные веш,и, такое, чего никто никогда не видел и не слышал. Юрчик знал это и давно привык к тому, что от деда можно ожидать всего самого невероятного. Поэтому он и не удивился
      — Достал или сам изобрёл? — спросил Юpqик деда, когда тот, на минутку войдя в комнату, вынес оттуда две небольшие коробочки.
      — Изобрёл, конечно, — небрежно ответил дед. — Вот в этой коробочке — уменьшительные таблетки. Проглотишь одну — и сразу уменьшишься. Чтобы стать подходящими пассажирами для твоей машины, мы с бабушкой проглотим по три.
      И он раскрыл одну коробочку: в ней лежало несколько блестящих розовых таблеток, похожих на конфеты-драже.
      — А как же снова стать большим? — спросил Юрчик.
      — Вопрос этот мне нравится, — одобрительно сказал дед. — Он говорит о том, что ты умеешь логично мыслить. Чего стоили бы мои уменьшительные таблетки, если б нельзя было снова стать таким, как прежде?
      И он раскрыл вторую коробочку.
      — Вот взгляни: это вторая часть моего изобретения. Увеличительные таблетки. Чтобы стать снова таким, как прежде, нужно проглотить столько же таблеток, сколько проглочено уменьшительных. Вот и всё.
      Эти таблетки тоже были блестящие, похожие на конфеты, только зелёного цвета. Юрчик с большим интересом посмотрел на них.
      «А если уменьшительных вовсе не глотать? — подумал он. — Просто проглотить увеличительные — тогда можно сразу стать большим? Вот было бы здорово».
      Только он собрался расспросить об этом деда, как бабушка вскочила с кресла.
      — Если ехать купаться, то надо ехать! — решительно ска-Зала она. — А потом мне некогда будет. Нужно обед варить.
      — Правильно, давайте не терять времени! — поддержал бабушку дед. Он протянул ей три розовые таблетки, взял и себе столько же, и они их сразу съели. Даже водой не запили.
      В тот же миг Юрчик увидел, что его дед, — такой высокий, широкоплечий, ешё не совсем старый человек, в очках, с длинной, ещё не совсем седой бородой, — начал быстро уменьшаться, и вместе с ним уменьшалась его одежда, и очки,
      и длинная борода, и даже автоматическая ручка, торчавшая из нагрудного кармана его полотняной куртки...
      И бабушка, — тоже довольно высокая и плотная, и не совсем ещё старая женщина, — стала уменьшаться с такой же быстротой, как и дед, вместе со всем, что было на ней надето. Из всех вещей такими же остались только две коробочки с розовыми и зелёными таблетками. Они не уменьшились потому, что дед предусмотрительно положил их на ступеньки веранды.
      Наконец дед и бабушка перестали уменьшаться: они стали совсем малюсенькими, величиной с ладошку Юрчика. Чтобы разговаривать с ними, Юрчику пришлось присесть на корточки да ещё наклонить голову.
      — Немного преувеличил, то есть преуменьшил, — сказал дед. — Можно было бы и двумя таблетками обойтись. Ну, да ничего, тебе легче будет нас везти. Посади нас в машину. Обе коробочки не забудь положить туда же, и едем!
      Юрчик осторожно взял сначала бабушку, потом деда и посадил их в машину. Грузовик для них был чересчур велик — туда можно было бы посадить ещё с полсотни таких дедушек и бабушек.
      — На чём же сидеть? — спросила бабушка. — На твёрдом растрясёт.
      — Я подложу носовой платок, — сказал Юрчик.
      Он сбегал в комнату и принёс дедушкин носовой платок, расстелил его в передней части кузова, посадил там деда и бабушку, а в заднюю часть кузова положил коробочки с таблетками.
      Поехали!
     
      II
     
      Озеро было совсем недалеко от их дачи, и Юрчик знал дорогу к нему, как свои пять пальцев.
      Сначала он осторожно свёз машину с горки, придерживая, чтоб она не слишком разогналась. Дальше тропинка вилась по заливному лугу, покрытому густой высокой травой, зелёными кустами и разбросанными тут и там деревьями — старыми ветвистыми дубами и такими же старыми осокорями.
      Тропинка была хорошо утоптанная, гладкая. Машина хоть и гремела всеми своими расшатанными жестяными частями.
      но шла ровно, не тряслась. И поэтому Юрчик бежал всё быстрее и, наконец, побежал вприпрыжку, всё время оглядываясь: как там себя чувствуют дед с бабушкой?
      А они чувствовали себя, по-видимому, совсем неплохо: всё время оглядывались по сторонам, что-то показывали друг другу, смеялись и разговаривали, — а о чём именно, Юрчик не слышал, голоса-то у них были тоненькие!
      Юрчик помчался быстрее.
      И вдруг какая-то сухая веточка попала под колесо, и машину сильно тряхнуло.
      — Поосторожней, пожалуйста! — закричал во всё горло дед, так чтоб Юрчик смог его услышать.
      — Ой дедушка, прости, я нечаянно! — сказал Юрчик и уже не с такой скоростью, но не останавливаясь, довёз своих пассажиров до озера.
      Здесь он высадил обоих на мягкий белый песок у самой воды. Ох, как здорово можно будет теперь искупаться!
      — Ну, давайте скорее увеличиваться! — воскликнула бабушка. — — Не полезем же мы в воду такими крошечными — нас ведь рыба съест.
      — Не волнуйся, сейчас увеличимся, — сказал дедушка. — Юрчик, дай-ка сюда коробочку с зелёными таблетками!
      Юрчик наклонился к машине. Заглянул в заднюю часть кузова да так и замер — в машине лежала только одна коробочка!..
      Где же вторая?!
      Может быть, закатилась в другой угол кузова? Нет, и там её нету.
      Может быть, высаживая пассажиров, он случайно и коробочку вынул? Нет, нигде не видно.
      — Что же ты? — крикнул дедушка. — Чего копаешься?
      Юрчик шмыгнул носом.
      — Одной коробочки не хватает! — сказал он смущённо.
      — Не хватает? Какой? — испугался дедушка.
      — Не знаю.
      — Так открой же скорей коробочку и посмотри — какие там таблетки?
      Юрчик схватил коробочку, открыл, посмотрел...
      — Розовые... — испуганно произнёс он.
      Бабушка всплеснула руками. Дедушка посмотрел на неё с упрёком и бодро сказал:
      — Нечего отчаиваться. Ясно, что коробочка выпала из машины, когда мы из-за небрежности водителя налетели на какое-то препятствие.
      Юрчик ещё раз смущённо шмыгнул носом.
      — Но, к счастью, — продолжал дедушка, — это случилось совсем недалеко отсюда. Поэтому, не теряя времени, беги, Юрчик, по тропинке на то место. Я уверен, что ты быстро найдёшь пропажу.
      — А мы? — испуганноспросила бабушка.
      — А мы покамест тут посидим, позагораем, — усмехнулся дед.
      Юрчик не заставил себя долго упрашивать — он уже бежал сломя голову по тропинке в ту сторону, откуда они приехали.
      Вот куст калины, покрытый ещё зелёными ягодками. Вот справа ветвистый дуб, слева — старый осокорь. Ещё несколько шагов — и он добежит до того места, где машина наехала на сухую ветку. И в самом деле, вон там, впереди, белеет что-то... Да это, конечно же, потерянная коробочка!
      И вдруг Юрчик издали увидел, как из густой травы на тропинку что-то выпрыгнуло.
      Прыг-прыг — прямо к коробочке...
      Юрчик остановился. Он сразу догадался: это была лягушка, обыкновенная лягушка среднего размера. Но — хоть и не очень приятно в этом признаваться — Юрчик не то что боялся, а просто очень не любил лягушек. Они какие-то скользкие, прыгают... И ещё неизвестно, куда ей захочется прыгнуть!.. Лучше не иметь с ними дела. И вот поэтому Юрчик остановился, не добежав до коробочки, и решил переждать, пока лягушка уберётся восвояси...
      Но это была страшная ошибка!
      Лягушка вовсе не собиралась убираться восвояси. Она направлялась именно к коробочке, которую, вероятно, заметила еш,ё издали. Вот она уже подскочила к ней, разинула пасть, высунула язык... Раз, раз, раз! — ив один миг все зелёные таблетки одна за другой исчезли в её пасти. Юрчик с отчаянным криком бросился к ней.
      Но было уже поздно.
      С молниеносной быстротой лягушка начала увеличиваться. Она стала такой, как большое яблоко, потом — как футбольный мяч, потом — как поросёнок, телёнок... и еш,ё росла и росла!..
      Какой она в конце концов стала, Юрчик уже не видел, так как бросился бежать, охваченный ужасом. И только отбежав на порядочное расстояние, он решился оглянуться и увидел, что гигантское чудовище неуклюже прыгнуло по направлению к нему. Тогда уже Юрчик больше не оглядывался, а помчался вперёд со скоростью звука, — а это такая скорость, которую могут превысить только реактивные самолёты и космические ракеты. Где-то далеко за собой он слышал редкие тяжёлые удары о землю — это прыгало чудовище.
      «Надо влезть на дерево!» — подумал Юрчик. Он заприметил невдалеке высокий-превысокий осокорь и хотел было уже броситься к нему, как вдруг новая мысль поразила его:
      «А дедушка и бабушка? Ведь чудовище мигом доберётся до них и проглотит, как жалких букашек! Надо бежать к ним, спасать их!»
      И, напрягая последние силы, Юрчик помчался дальше.
      Вот уж он и возле озера.
      — Дедушка! Бабушка! Спасайтесь! Лягушка проглотила увеличительные таблетки и скачет сюда... Это уже не лягушка, это чудовище огромное! Вон, вон, смотрите, оно уже увидело вас. Что делать?!
      Дедушка и бабушка посмотрели туда, куда показывал Юрчик, и увидели чудовище. Бабушка ахнула и упала в обморок. Но дед, — не зря он был очень учёным изобретателем!
      Он сразу же хлопнул себя ладонью по лбу и воскликнул:
      — Скорей возьми коробочку с уменьшительными таблетками и швырни её чудовищу!
      Не раздумывая, Юрчик схватил коробочку, бросился вперёд и, размахнувшись изо всех сил, швырнул её прямо под ноги гигантской лягушке.
      Чудовиш,е тоже недолго думало: одним взмахом своего длиннющего языка оно подхватило коробочку со всеми таблетками и проглотило её.
      И Юрчик с дедом увидели, как чудовище сразу стало уменьшаться и уменьшаться, и через несколько секунд перед ними была уже самая обыкновенная лягушка, средней величины, и вовсе не страшная.
      Юрчик схватил прутик и хотел было прогнать её, как вдруг в небе промелькнула большая тень — это налетел аист. Острым клювом он ловко поймал лягушку и проглотил.
      Вдруг... дед с внуком даже замерли от удивления: должно быть, уменьшительные таблетки обладали такой могучей силой, что подействовали и на аиста, проглотившего лягушку с этими таблетками в желудке. Аист внезапно начал уменьшаться, только уж не так сильно, как лягушка. Он превратился в небольшую птичку и полетел прочь, по-видимому, очень удивлённый таким превращением.
      — От этой опасности мы избавились, — сказал дед, — теперь придётся тебе, Юрчик, как можно скорее везти нас домой. Мы не застрахованы от новых неприятных встреч и опасностей.
      Бабушка, которая тем временем уже пришла в себя, озабоченно спросила:
      — А дома у нас есть ещё увеличительные таблетки?
      — Нет! — ответил дед.
      Бабушка снова ахнула и снова упала в обморок.
      Юрчик с дедом побрызгали на неё водой из озера, приве-,ли в сознание, посадили в машину, и Юрчик, на этот раз без всяких происшествий, довёз её с дедом домой.
     
      III
     
      Когда они наконец очутились на своей веранде, дед сказал:
      — Не следует отчаиваться. Положение у нас сложное, но не безвыходное. На наше счастье, в городе, в моей лаборатории, есть ещё небольшой запас нужных нам таблеток, так что поразмыслить надо только над одним: каким образом их долетать?
      — Я поеду и привезу! — решительно сказал Юрчик.
      Дед кивнул головой.
      — Я тоже так думаю. Ключ от лаборатории ты возьмёшь в кармане моего летнего пальто, а где именно найти таблетки, я тебе объясню. Правда, без моей записки тебя могут не пропустить на территорию нашего института. Так что нужно написать записку. Попытаемся!
      Юрчик принёс листок бумаги, дед вытащил из нагрудного кармана свою автоматическую ручку, — как вы помните, она уменьшилась вместе с дедом, — и начал писать.
      Но... ничего из этого не вышло. Если дед писал обычным своим почерком, то буквы получались такие крошечные, что никто не разобрал бы написанное, даже с помощью лупы. Когда же дед попытался нарисовать огромные (для него!) буквы, чтоб их свободно мог прочесть нормальный человек, то они вышли невероятно корявыми и ничего общего с дедушкиным почерком не имели.
      — Такую записку никто не признает, скажут, что это фальшивка! — вздохнул дед. — Придётся писать записку на пишущей машинке, а подписать её я уж как-нибудь сумею... Неси сюда мою пишущую машинку.
      Юрчик быстро принёс из комнаты дедушкину машинку: она была небольшая, лёгкая. Дед на ней всегда писал всякие письма и научные труды.
      Но кто же будет писать? Ведь по сравнению с дедом машинка была сейчас такая огромная, что он просто не смог бы дотянуться до нужных букв.
      — Будешь писать ты! — сказал дед Юрчику.
      Юрчик покраснел, как варёный рак.
      — Я... я ведь ещё не умею писать! — пролепетал он.
      — Но буквы знаешь?
      — Знаю...
      — В данном случае этого достаточно, — сказал дед. — Садись за машинку, вложи в неё бумагу... Это ты умеешь, я знаю.
      Юрчик снова покраснел и удивлённо взглянул на деда: неужели дед знает, что Юрчик не раз пробовал писать на ма-
      шинке? Когда никого не было в комнате, он тайком вкладывал в машинку бумагу и ударял по чёрным кружочкам с белыми буквами. Й эти буквы чётко отпечатывались на бумаге, совсем по-настояш,ему! Но Юрчик думал, что об этом никто не знает.
      — Вкладывай, вкладывай! — повторил дед, подмигнув. — Очень хорошо, что у тебя в этом деле есть опыт.
      Юрчик перестал смуш,аться, сел за машинку, вложил листок бумаги и начал писать. Дед стоял рядом с машинкой и говорил ему, какие буквы нужно ударять, чтобы получилось нужное слово. И что вы думаете — всё вышло очень хорошо-На записке было написано — дед прочитал вслух:
      «Прошу пропустить моего внука в мою лабораторию», — и подпись деда. Ему удалось-таки её сделать своей малюсенькой авторучкой.
      — Деньги на дорогу возьми в кармане моего пальто, там же, где и ключ от лаборатории. Сядешь на автобус, доедешь до Научной улицы...
      Тут неожиданно в разговор вмешалась бабушка!
      — Умные люди, а придумали нивесть что! — возмутилась она. — Да разве ты, дед, не понимаешь, что Юрчик может сесть не в тот автобус? И не там, где нужно, выйти? И что он будет говорить, если в автобусе люди начнут удивляться и расспрашивать, куда это едет один такой... — бабушка спохватилась, — не совсем взрослый мальчик?
      Дед покачал головой — да, она была права... Но, как всегда. он быстро придумал, что делать.
      - — Я поеду с тобой вместе! Посадишь меня в карман, только чтобы никто не видел... потому что, сам понимаешь, неловко как-то: меня в городе знают, там есть много моих учеников, студентов. Мне бы не хотелось, чтоб кто-нибудь из них увидел меня в таком виде. Но я спрячусь в твоём кармане и буду подсказывать тебе, что нужно делать и что говорить.
      — Вот так-то будет лучше, — согласилась бабушка.
      Юрчик предложил, чтоб и бабушка поехала с ними в го-
      род, у него в кармане места хватит. Но бабушка отказалась — она так устала, что лучше останется на даче и отдохнёт.
      — Только не задерживайтесь, — сказала она, — потому что я буду очень волноваться.
      Дед с Юрчиком знали, что она всегда по всякому поводу волнуется, и старались не доставлять ей лишних волнений. Они пообещали не задерживаться. Тогда она заставила их поесть перед дорогой, нельзя же отправляться в путь натощак! Обеда, конечно, не было, потому что варить было некому, но все трое хорошо насытились хлебом с колбасой и молоком.
      Для дедушки и бабушки Юрчик мелко накрошил хлеб и колбасу, а молоко налил в маленькие блюдечка для варенья.
      Потом Юрчик переоделся, посадил деда в карман, прикрыл носовым платочком, попрощался с бабушкой и направился к остановке автобуса.
      На остановке, к счастью, никого не было. Юрчик очень боялся, что встретит здесь кого-нибудь из дачных соседей и начнутся расспросы... Хорошо, что этого не случилось.
      Вскоре вдали показался автобус.
      — Дедушка, едет! — тихонько проговорил Юрчик. — Наш или не наш?
      — А что ты видишь на нём? — спросил дед.
      — Что-то написано: одно слово начинается на «О», а другое на «К».
      — Значит, наш!
      Автобус подъехал и остановился. Юрчик ловко вскочил на ступеньку, со ступеньки в машину и протянул кондуктору деньги. Он всё время держал их наготове в руке.
      — Тебе куда? — спросила кондуктор.
      Юрчик слегка растерялся, но дед из кармана шепнул: «Скажи — до Научной».
      Так он и сказал.
      — Правильно! — сказала кондуктор, взглянув на монеты, которые дал ей Юрчик, и оторвала ему билет.
     
      — Смотрите, такой маленький, а едет один, да ещё так Зверенно ведёт себя, — заметила какая-то полная женщина. — И пускают же родители!
      — Они теперь с пелёнок родителей не слушаются! — пробормотал какой-то мрачный дядя с газетой.
      — Нет, тут что-то не так... Вы видели, как он брал билет, говорил, куда едет? Может, это вовсе не ребёнок, а взрослый человек, лилипут? — высказала догадку другая женщина, худощавая.
      — Какая чепуха! — возмутилась толстуха. — Разве не ясно, что это ребёнок? Сейчас я его спрошу... Мальчик, куда это ты едешь и где твои родители?
      «Повторяй за мной, только вежливо!» — прошептал дед.
      И Юрчик очень вежливо произнёс то, что ему было подсказано:
      - — Если это вас так интересует, гражданка, могу сообщить, что я еду по своим делам, а мои родители сейчас находятся в командировке. А вы куда едете, если это не секрет?
      Толстая женщина отшатнулась, — она была потрясена. Мрачный дядя оторвался от своей газеты и с интересом посмотрел на Юрчика поверх очков. А худощавая громко зашептала:
      — Вот видите, видите! Я ведь говорила, что это лилипут. Взрослый человек!
      — А почему же он одет, как маленький мальчик: короткие штанишки, носки... Лилипуты одеваются, как взрослые люди! — не сдавалась толстуха.
      — Теперь и взрослые носят короткие штаны — шорты. Это ведь модно!
      — Ну, так то стиляги!
      — А может, и среди лилипутов есть стиляги? Вот и ходят по-модному!
      Юрчик не стал прислушиваться к этой беседе, а тем более принимать в ней участие. Он прошёл вперёд и сел на свободном месте возле окна. Сердце у него взволнованно стучало, но дед, который сидел в его кармане возле самого сердца и отчетливо слышал этот стук, успокоительно прошептал:
      — Ничего, ничего, Юрчик! Ведь я с тобой...
      Дальше и вправду всё шло хорошо. Толстая и худощавая женщины, а за ними и мрачный дядя вскоре вышли из автобуса, а новым пассажирам не было никакого дела до мальчика, который сидит себе тихонько и никому не мешает. Они, наверное, думали, что.его мама тоже едет в этом автобусе, только сидит где-то сзади, а может, и вовсе ничего не думали об этом... К тому же внимание всех пассажиров автобуса было приковано к тому, что творилось за окнами. Автобус шёл по мосту через маленькую речушку, которая только во время весеннего разлива становилась большой и полноводной. Но сейчас была уже не весна, а лето. Разлив давно кончился, и речка вошла в свои берега. Однако сегодня пассажиры с удивлением заметили, что эта речка снова,, как и весной, стала широкой, вздулась, забурлила...
      Все прильнули к окнам, послышались возгласы удивления, недоуменные вопросы: «Что случилось с речкой?» Мост давно остался позади, а в автобусе ещё долго судачили об этом.
      Таким образом, на Юрчика никто уже не обращал внимания, и он с дедом в кармане спокойно доехал до города, а там и до Научной улицы.
      Кондуктор громко объявила название остановки, так что Юрчик и без дедушкиной подсказки догадался, что нужно выходить. И он вышел и пошёл к институту — тут ему не раз приходилось бывать у деда, и дорогу он знал. Страшно было только одно: как он будет объясняться со сторожем у ворот.
      Сторож у ворот строго посмотрел на Юрчика и спросил:
      — Чего тебе, малыш?
      Юрчика неприятно поразило такое обращение. Но он не показал виду, что это его задело. Он вежливо поздоровался и подал сторожу дедушкину записку.
      — «Пропустить в лабораторию», — прочитал сторож вслух. — Но профессора ведь нет, он в отпуске. Что ты там будешь делать в лаборатории?
      Юрчик — тык, мык, не знает, что ответить. Но дед не дремал.
      — Повторяй за мной, — прошептал он из кармана. И Юрчик уверенно повторил то, что ему подсказал дед:
      — Да, дедушка в отпуске, но сегодня он приехал сюда, и мы с ним вместе на дачу поедем...
      Всё это было, как видите, чистейшей правдой: ведь дед действительно приехал сюда и собирался вместе с Юрчи-ком — и с таблетками! — ехать на дачу. Но сторож понял это совершенно иначе: он подумал, что профессор, то есть дед Юрчика, приехал ещё с утра и ждёт внука в своей лаборатории.
      И он пропустил Юрчика в ворота.
      Хорошо, что дедушкина лаборатория находилась в отдельном доме, посреди густого сада, где сейчас, в рабочее время, никого не было. И поэтому никто не увидел, как Юрчик пыхтел и сопел, пытаясь открыть ключом гугой замок лаборатории; как дед, высунувшись из кармана, изо всех сил помогал ему советами; и как в конце концов, просунув в ушко ключа палочку, удалось отпереть дверь.
     
      IV
     
      — Уф, наконец! — сказал дед, как только Юрчик переступил порог лаборатории. — Прежде всего вытащи меня поскорее из своего кармана, потому что мне надоело сидеть на чём-то липком...
      Юрчик выташ,ил деда и увидел, что и в самом деле в кармане было что-то липкое: это была конфета, которую Юрчик ещё вчера оставил в кармане своей курточки. Она растаяла от жары, а может, и оттого, что на ней сидел дед... И теперь дедушкины полотняные брюки были все в липкой конфетной начинке.
      — Это не беда, — сказал дед, — у меня тут есть мои рабочие штаны, я могу переодеться. Доставай скорей таблетки. Ты не можешь себе представить, как мне не терпится снова стать нормальным человеком!
      И он показал Юрчику на полку, где в стеклянных колбочках, бутылочках и картонных коробочках стояли разные, изобретённые дедом, таинственные вещества.
      Полка была высокая. С большими трудностями Юрчик придвинул к ней столик, на столик поставил стул и полез наверх.
      — Так! Хорошо! — подбадривал его дед. — Не бойся! Протяни руку вправо! Вон там, возле большой банки из жёлтого стекла, стоят две круглые коробочки. Такие, как с зубным порошком. Нашёл? Чудесно. Бери их и слезай. Осторожно!!!
      Но уже поздно было говорить «осторожно»! Юрчик пошатнулся, ухватился двумя руками за полку, но не упал. Однако обе круглые коробочки полетели вниз, раскрылись, и все таблетки раскатились по полу.
     
      — Они смешались, и увеличительные, и уменьшительные! — испуганно вскрикнул Юрчик и, спрыгнув вниз, бросился подбирать таблетки.
      — Вот видишь, как хорошо, что я их сделал разного цвета, — сказал дед. — Подожди собирать, сначала опусти меня поскорее на пол.
      Очутившись на полу, — дед бросился к таблеткам, схватил три таблетки зелёного цвета и одну за другой проглотил их...
      Через каких-нибудь десять минут из лаборатории поспешно вышли дед с внуком. Дед — снова такой же высокий, широкоплечий, как и прежде, в полотняной куртке и синих рабочих штанах — запер на ключ дверь лаборатории, взял Юр-чика за руку и направился вместе с ним к воротам.
      — Ну что? Нашёл дедушку? — спросил сторож и, поздоровавшись с дедом, добавил: — Проворный у вас внучек, профессор!
      Они попрощались со сторожем и быстрым шагом поспешили к остановке автобуса. Как раз в это время закончился рабочий день, и из этого института, а также из других соседних учреждений выходили на улицу рабочие, слулсашие и научные работники. Они шли по одному, и по двое, и группами, и многие из них здоровались с Юрчикиным дедом. Он раскланивался во все стороны, но не останавливался и ни с кем не разговаривал, — ведь нельзя было задерживаться, бабушка, вероятно, уже давно волновалась.
      Ещё издали можно было увидеть, что на остановке автобуса творится что-то необычное.
      Там собралось страшно много людей, слышны были крики, возмущённые возгласы. Дед с Юрчиком присоединились к толпе и вмешались в беседу. С первых же слов они выяснили, что автобуса в их направлении очень давно не было. Оказывается, только что приходил сюда автобусный диспетчер и заявил, что его сейчас можно и не ожидать. На трассе произошла авария: в результате больших гроз с ливнями, прошедшими за последнее время в верховьях речки, речка эта невероятно разлилась. Вышла из берегов и подмыла мост по шоссе. Сейчас аварийная бригада срочно ремонтирует его, но автобусное движение может" восстановиться часов через пять, не раньше...
      Люди сокрушались, возмущались и вздыхали, но ничего не поделаешь! Понемногу все стали расходиться: одни решили ждать где-нибудь в городе, пока не начнёт ходить автобус, а другие — таких было немного — пошли пешком. Они сообразили, что через речку можно и на лодке переправиться.
      — Что же нам делать? — спросил дед. — Задерживаться никак нельзя. А идти пешком — далеченько, целых пятнадцать километров. Конечно, будь я немного моложе, это для меня был бы пустяк... А сейчас сердце не то. Да и ты не дойдёшь.
      — Я могу дойти, я ведь не маленький! — заметил Юрчик.
      — Никто и не говорит, что маленький, — сказал дед, — но это не имеет значения, так как не смогу идти я. Что ж, ты меня бросишь или на руки возьмёшь?
      Юрчик вздохнул.
      — Box если б ты, дедушка, снова стал совсем маленьким, а я стал большим...
      — Стой, стой, стой! — вдруг перебил его дед. — Это же идея! Я могу проглотить пару уменьшительных таблеток и снова уменьшиться, а ты проглотишь увеличительные и станешь большой, даже очень большой! Сердце у тебя здоровое, так что тебе легко будет отмахать пятнадцать километров со мною в кармане.
      Юрчик на радостях даже запрыгал.
      — Ой деда! Как ты здорово придумал! Я ведь с самого начала хотел попросить у тебя таблетки, чтобы увеличиться... Я стану большой и так и останусь, хорошо, деда? Ты разрешаешь?
      — Ну, об этом мы после поговорим, — сказал дед, — сейчас наша единственная цель — как можно скорее добраться к бабушке. Однако всё нужно делать обдуманно и умно. Прежде всего надо проверить: сколько увеличительных и уменьшительных таблеток есть в нашем распоряжении?
      Дед вынул из кармана круглую коробочку, в которой лежали теперь все таблетки вместе. Они были разного цвета, и можно было не бояться их перепутать.
      — Тут всего одиннадцать таблеток, — сказал дед, — семь зелёных и четыре розовых. Три зелёные нужно сразу же отложить для бабушки. Ты сейчас проглотишь одну зелёную. Этого хватит, чтобы стать таким большим, как двадцатилетний парень. Я проглочу три розовые... Можно было бы две, чтобы не так уж сильно уменьшиться, ну да пусть... Тебе легче будет меня нести... Придя домой, я проглочу последние три зелёные, чтоб возвратиться в нормальное состояние, а ты — последнюю розовую, чтоб тоже стать снова самим собой...
      — Де-еда! — вдруг умоляюще захныкал Юрчик, совсем как какой-нибудь маленький капризун. — Я не хочу глотать розовую... Пусть я останусь большим...
      — Хватит! — сурово проговорил дед. — Я уже сказал: об этом поговорим после. Итак, пойдём сейчас в какое-нибудь укромное местечко, ну хотя бы вот в этот тёмный подъезд. Не можем ведь мы у всех на глазах уменьшаться и увеличиваться!
      Через минуту из тёмного подъезда вышел высокий парень в коротких штанах, розовощёкий, здоровый, настоящий спортсмен. В нагрудном кармане его куртки сидел крохотный дедка. На этот раз он постелил под себя чистый носовой платок, чтоб не вымазаться остатками конфеты. Вы, вероятно, догадываетесь, что куртка_Юрчика увеличилась вместе со своим хозяином и что в её кармане дедушке было теперь просторно. Он хорошо видел всё, что делается снаружи, сквозь маленькую дырочку, а его самого, конечно, не видел никто.
      Быстрым шагом Юрчик направился к автостраде. Дед шёпотом подсказал ему, куда нужно идти и куда поворачивать.
      Вот они уже скоро выйдут за город. И тут вдруг Юрчик почувствовал, что ему очень хочется есть. Ведь, перед тем как отправляться с дачи в путь, он был так возбуждён и взволнован всеми необычайными событиями, что не уделил особенного внимания колбасе и молоку. И теперь это обстоятельство давало себя знать.
      — Деда, — сказал тихонько Юрчик, не замедляя шаг, — деда, можно, я куплю булочку или бублик? Мне есть хочется...
      — Нет, нельзя! — решительно возразил дед.
      — Ой де-еда! Почему нельзя? Я ведь не задержусь! — заскулил Юрчик.
      — Ты что, приятель, забыл, что ты не малыш? — с упрёком сказал дед. — Должен понимать, что я говорю «нельзя» не из-за каприза, а потому что есть серьёзные объективные причины.
      — Какие это объективные? — не понял Юрчик.
      — А вот какие. На какие деньги ты будешь покупать? Вот на эти? — и дед вынул из кармана и показал Юрчику несколько серебряных и медных монеток величиной с прося-
      ное зёрнышко и два крошечных клочка бумаги, в которых с большим трудом можно было узнать бумажные деньги.
      Деньги, лежавшие в кармане деда, уменьшились вместе с ним!
      Тут Юрчик вспомнил, что и у него в кармане завалялось десять копеек, на которые он не успел купить мороженое. Мигом пошарил в карманах — вот, есть гривенник... Но что это за гривенник! Он стал таким, как рубль!
      — Деда! — обрадовался Юрчик. — А у меня десять копеек превратились в рубль! Вот здорово! Это ж сколько мороженого можно будет купить!
      — Да посмотри ты, что на рубле твоём написано! — недовольно сказал дед. — И не вздумай, пожалуйста, кому-нибудь его показывать.
      Юрчик посмотрел на свою монету. На ней, действительно, что-то было написано. Но что именно? Он шмыгнул носом, как всегда, когда не знал, что сказать, и пробормотал:
      — Написано... Я ведь "не умею читать!
      — То-то, — сказал д€д. — Читать не умеешь, так мог бы хоть догадаться. Что было на монете написано, то и осталось: десять копеек. А разве бывают такие большие десять копеек?
      Да. Таких десяти копеек не бывает... Значит, эту монету никому и показывать нельзя. Юрчик с досадой спрятал её обратно в карман и прибавил шагу.
      Поворачивая, куда нужно, по дедушкиным указаниям, он скоро вышел за город и бодро зашагал по шоссе. Время от времени он обгонял людей, идущих в том же направлении. Он всех обгонял. И все только с завистью глядели ему вслед и думали: «Вот, наверное, чемпион по спортивной ходьбе».
      Юрчик отмахал уже много километров, когда неожиданно увидел посредине шоссе на переносной подставке большой
      лист фанеры, на котором было что-то написано. А дальше на шоссе стояли, разные бульдозеры, грузовики и другие машины, и рабочие что-то делали.
      Юрчик посмотрел на надпись, пожал плечами и тихонько позвал:
      — Деда!
      Но дед не ответил. Сидя в кармане, он заснул и даже храпел — так, видно, устал...
      «Пойду дальше, — подумал Юрчик, — до моста ведь ещё далеко».
      И он пошёл дальше по шоссе.
      — Эй-эй! — закричал какой-то рабочий. — Ты что, надписи не видишь?
      — А что там написано? — пробормотал Юрчик, возвра-ш,аясь назад.
      — Что? Что? Пойди и прочитай!
      Юрчик растерянно остановился перед надписью. Ну что делать?! И как досадно, что он ещё не научился читать... Но ведь он не виноват, он просто ещё... маленький...
      — Чего же вы стоите? — спросил в это время один из
      пешеходов, подошедший к этому месту, — разве тут что-нибудь непонятно?
      Юрчик только головой кивнул.
      — А что именно? — удивился пешеход. — Прочитайте, пожалуйста, что именно вас тревожит?
      — Я не могу... не умею, — с трудом проговорил Юрчик.
      Прохожий вытаращил на Юрчика глаза. Потом весело засмеялся.
      — Вот так чудеса! Взрослый человек, а читать не умеет... Да ты откуда, с луны свалился, парень?
      -Подошли ещё люди.
      — Может быть, он иностранец? — сказал один, укоризненно взглянув на того, который смеялся. — Может, он по-нашему не умеет, а на своём языке — сколько угодно?
      Тут все начали расспрашивать Юрчика, из какой он страны? Турист или же, может быть, спортсмен, приехавший к нам на соревнование? По какому виду спорта?
      Юрчик не знал, что сказать, и поэтому все решили, что он не только читать, но и говорить по-нашему толком не умеет.
      — Товариш,и, — сказал один человек. — Чего же мы остановились? Пошли дальше! Ведь тут написано: «Поворачивайте направо по тропинке. За 200 метров выше моста — перевоз через речку». Пошли к перевозу!
      Юрчик вздохнул с облегчением, когда от него отстали, и, всё еш,ё пристыженный, покрасневший до корней волос, поплёлся следом за другими в указанном направлении.
      Речка еш,ё не вошла в берега, но уже утихомирилась, не бурлила. Большая лодка ожидала путников, чтобы перевезти их на другую сторону. Юрчик вместе со всеми влез в лодку. Перевозчик взялся за рулевое весло.
      — Садитесь кто-нибудь грести, граждане, — сказал он, — так скорее будет.
      — А вот пусть наш спортсмен сядет! — предложил кто-то.
      — Я--, грести не умею! — прошептал Юрчик.
      — Эх, ты, какой же ты после этого спортсмен! Настояш,ий физкультурник должен всё уметь!
      Тем временем кто-то уже сел на вёсла, и лодка быстро поплыла через речку. Вот уже близко другой берег. Перевозчик круто повернул лодку к причалу, лодка при этом пошатнулась и чуть было не зачерпнула бортом воду.
      — Ой! — вырвалось у Юрчика, и он ухватился за борт.
      — Да вы поглядите на него! — засмеялись люди. — Он боится! А плавать? Неужели тоже не умеешь? Ну и недотёпа. Ха-ха-ха! А еш,ё такой здоровила!
      Этого Юрчик уже не в силах был выдержать: едва только лодка коснулась земли, как он выпрыгнул из неё и помчался во весь дух по тропинке к шоссе, стиснув зубы, чтобы громко не разреветься. Он так быстро бежал, что его попутчики остались далеко позади и вскоре скрылись из виду. Тогда Юрчик уж не стал сдерживаться и с громким рёвом побежал по шоссе. Крыши дачного посёлка уже виднелись вдали.
      Такой громкий рёв, конечно, разбудил деда.
      — А я, кажется, заснул! — вдруг бодро проговорил он. — Я вижу, мы уже приближаемся к дому! А ты чего ревёшь? Что случилось?
      — Надо мной все смеются! — сквозь слёзы проговорил Юрчик. — Я больше не хочу таким быть! Я ничего не умею!..
      С большим трудом из его объяснений, всё время прерывавшихся слезами, дед, наконец, понял, что произошло с Юр-чиком, пока он, дед, спал.
      — Это я виноват! — сказал дед, вздыхая. — — Почему же ты меня не разбудил?
      — Я не хотел! — сказал Юрчик. — Мне было жаль! Ты ведь устал.
      — Ну, не плачь, мой милый внучек! — ласково промолвил дед. — Ещё несколько шагов — и. мы дома. И всё снова будет по-прежнему.
      — Ой, хотя бы скорее! — сказал Юрчик, вытирая нос и глаза рукавом. Из последних сил побежал он напрямик через зелёную полосу молодого сосняка до ворот дедушкиной дачи.
      Вот они уже и на веранде... Вот и бабушка взволнованно протягивает им навстречу руки. Увидев деда, всё ещё такого маленького, как тогда, когда он с Юрчиком отправился в город, она в отчаянии ахнула:
      — Ты не увеличился! А таблетки? Есть таблетки?
      — Не волнуйся! — весело ответил дед. — Вот тебе три зелёных, вот мне три зелёных, сейчас съедим и забудем обо всём, что случилось.
      — А розовая?.. Розовая не потерялась? — с дрожью в голосе спросил Юрчик.
      — Вот она, есть и твоя розовая, уменьшительная! — сказал дед. — А может, не будешь глотать? Имей в виду, что таблеток больше нет. Может, останешься большим? Ведь приобрести знания можно и не уменьшаясь ростом?
      — Ага, а пока их приобрету, все будут надо мной смеяться, — сказал Юрчик, всхлипнув ещё раз. — Я хочу быть таким, как прежде!
      — Разумную речь приятно слышать, — одобрительно проговорил дед, — Теперь ты сам видишь, в мире всё правильно устроено: человек вырастает постепенно и вместе с ростом приобретает знания. Всё в своё время, и не нужно только отставать от времени, вот что важно!
      — Не знаю, как вам, — сказала вдруг бабушка, — а мне уже давно пора увеличиться! Нужно хоть ужин приготовить!
      Она быстро проглотила три зелёных таблетки, вмиг увеличилась и стала снова такой, какой была раньше.
      Увидев это, дед и Юрчик тоже быстро проглотили свои таблетки. Дед снова стал высоким, плечистым, а Юрчик маленьким мальчиком, который только через год пойдёт в школу.
      И когда он увидел себя снова таким же, каким был, он радостно крикнул «ура»! и бросился обнимать деда и бабушку. И всем было очень весело.
      На этом и закончилась удивительная история, приключившаяся в один чудесный летний день.
     
      V
     
      Когда мальчик Юрчик начал ходить в школу, он с самого первого дня стал отлично учиться. Он никак не мог плохо учиться: во-первых, потому что в школе ему всё нравилось и было интересно, а во-вторых, ему было бы стыдно учиться плохо. Стыдно главным образом перед дедом. Посудите сами, что бы это было и как бы это выглядело: дед — известный учёный-изобретатель, а внук — лентяй и невежда? Очень красиво, нечего сказать!
      И вот как-то раз Юрчик неожиданно «схватил» четвёрку. Нужно было переписать из книжки: «Кот поймал мышь». Юрчик всё правильно и даже очень красиво переписал. Только в одном месте вместо «о» написал «и», и вышло: «Кит поймал мышь». Ну тут все начали смеяться и спрашивать у Юрчика, где он видел таких китов? И была ли эта мышь в море или же кит подстерегал её возле норы в кладовой? И Юрчику тоже было смешно, и он смеялся вместе со всеми.
      Но потом учительница покачала головой и сказала:
      — Что ж, Юрчик, хоть ты и насмешил нас всех, но пятёрки я тебе поставить не могу. Написано красиво, но с ошибкой. Впредь будь внимательнее.
      И поставила ему четвёрку!
      Тогда Юрчик сразу перестал смеяться и загрустил. Кто-нибудь другой, возможно, так бы не огорчился из-за четвёр-
      ки, потому что это все же не трои-ка и не двойка, а хорошая отметка! Но, как вы уже знаете, Юрчик с самого первого дня учился отлично, и это была первая четверка в его жизни...
      Вот так, грустя, вышел Юрчик из школы после занятий и пошёл домой. Его мама в это время была в командировке, поэтому Юрчик временно жил у дедушки и бабушки. Значит, сейчас придётся ему встретиться с дедом, с тем самым дедом, которому стыднее всего признаться, что получил четвёрку, а не пятёрку, как всегда.
      — А ты не говори! — посоветовал Юрчику его друг и сосед Сергей. — Разве обязательно нужно всё рассказывать? Да и не такое уж это горе — четвёрка!
      Для Сергея четвёрка и вправду была бы не горем, а как раз наоборот. Он бы даже очень обрадовался, получив такую отметку. Дело в том, что хотя был он мальчик находчивый и способный, да и не очень-то ленился, но с ним всегда случались всякие неожиданные веш,и. Например, однажды по дороге в школу он для чего-то решил сократить путь и полез через забор. Перелезть-то перелез и путь сократил, но на заборе зацепился за какой-то гвоздь и разорвал штаны на самом видном месте, если смотреть сзади. Что было ему делать? Прибежал Сергей в класс самый первый, сел за свою парту, да так и не вставал, чтоб никто не увидел дырки. И всё было бы в порядке, если б Сергея не вызвали к доске решать примеры по арифметике. Сергей отказался — не мог же он встать! Но учительница рассердилась, подумав, что он просто упрямится, и поставила ему двойку.
      А в другой раз учительница спросила его таблицу умножения, и он всё отлично знал. Вот она и спрашивает:
      — Сколько будет дважды три?
      Он говорит:
      — Шесть!
      — А трижды
      два — сколько?
      спрашивает учительница. А это один чёрт! -
      не задумываясь, ответил Сергей.
      И хотя по сути он таки не ошибся — потому что и дважды три, и трижды два — всё равно будет шесть, — но учительница снова рассердилась на него за то, что он так не по-научному выражается, и снова влепила двойку!.. Вот видите, какие приключения бывали с лучшим другом Юрчика!
      — Ничего не говори дедушке и всё! — посоветовал Сергей.
      Юрчик покачал головой. Как же не говорить, когда дед всегда интересуется всем, что было в школе, и расспрашивает. Так как же, сказать неправду? Нет, на такое Юрчик не согласен. Говорить неправду ещё стыднее, чем получать четвёрки...
      С такими мыслями Юрчик подошёл к дому, где жил дед, попрош,ался с Сергеем, поднялся по лестнице, позвонил и вошёл в комнату, где дед сидел за своим письменным столом, подперев голову рукой. Он сидел вот так и внимательно смотрел на Юрчика. А Юрчик остановился у порога и стал быстро-быстро соображать — что ему делать?
      Говорить сразу о четвёрке или не говорить? Может, совсем не говорить? Или, может быть, сказать, только не сейчас, а немного погодя? Нет, всё равно. Совсем не говорить нельзя. А раз так, то уж лучше сразу! Юрчик уже раскрыл рот, чтобы всё рассказать, как вдруг дед улыбнулся, одобрительно закивал головой и сказал с довольным видом:
      — Молодец, Юрчик! Правильно решил: конечно, нужно всё рассказать сразу. Совсем не говорить нельзя. А за что у тебя четвёрка?
      Юрчик вытаращил глаза, — откуда дед знает? Неужели ему уже кто-то рассказал о четвёрке? Может, учительница по телефону сказала? Да нет, разве о четвёрке говорят родителям? Это ведь не двойка! И потом — откуда дед знает, что Юрчик сомневался: сказать или не сказать?
      — Никто мне ничего не говорил, ни по телефону, ни по радио! — сказал дед. — Просто ты сейчас об этом думаешь, а я читаю твои мысли.
      «Мысли читать нельзя, это ведь не книжка!» — подумал Юрчик.
      — Нет, можно, — сказал дед. — Ну, если не читать, то слушать можно, а это одно и то же.
      Юрчик улыбнулся. Что за чудеса? «Вот подумаю сейчас о чем-нибудь невероятном, — решил он, — подумаю, что сейчас не зима, а лето, и мы не в городе, а на даче».
      — К сожалению, сейчас всё-таки зима, — не задумываясь, проговорил дед, — и мы не на даче, а в городе... Может, еш,ё подумаешь о чём-нибудь невозможном, или ты уже убедился в том, что я читаю, то есть слышу твои мысли?
      — Это в самом деле так, — растерянно произнёс Юрчик. — А как же ты это делаешь?
      Дед рассмеялся и отвёл от своего уха руку, на которую опирался. На ладони у него лежал небольшой чёрный кругленький прибор, похожий на наушник радиоприёмника или же на ту часть телефонной трубки, которую прикладывают к уху, чтобы слушать.
      — Это моё новое изобретение, — сказал дед. — Карманный мыслеприёмник. Если приложить его к уху и смотреть на человека, то услышишь мысли этого человека так, словно он произносит их вслух.
      — А если смотреть на животное, ну, например, на кота? — спросил Юрчик. — Или же на кита? — добавил он, вспомнив о своей ошибке.
      — Ничего не выйдет. Наши мысли мы выражаем словами, которые понятны каждому, знающему язык. А животные, например, коты или, скажем, киты, говорить не умеют. Следовательно, они не могут и думать, и с помош,ью моего изобретения нельзя узнать, что там они чувствуют.
      Юрчик подумал немного и в общих чертах понял дедушкино объяснение.
      — А я могу услышать твои мысли? — спросил он.
      Дед улыбнулся.
      — Попробуй!
      Юрчик осторожно взял в руки удивительный прибор и приложил к уху. Сосредоточенно глядя дедушке в глаза, он несколько минут внимательно прислушивался, потом растерянно пожал плечами и отнял руку от уха.
      — Ничего не понимаю... Какие-то биотоки... тракции-бракции, — обиженно проговорил он.
      — Не тракции-бракции, а абстракции! — поправил его дед. — Это такое научное слово. Ничего удивительного, что ты его не понимаешь. Ведь ты только первый год ходишь в школу, а такие слова изучают разве только в десятом классе. А я всегда думаю такими научными словами, поэтому ты и не можешь понять моих мыслей... Ну, да хватит уже! Дай-ка сюда прибор, я его спрячу, потому что от длительного пользования сядут аккумуляторы.
      Дед спрятал свой мыслеприёмник в ящик письменного стола, потом сел на диван и посадил Юрчика рядом.
      — Теперь рассказывай, что там у тебя произошло с четвёркой! — сказал он.
      И Юрчик, конечно, обо всём подробно рассказал.
      в течение двух недель у Юрчика в классе, так же как и во всей школе, все только и говорили о том, что скоро во Дворце пионеров будет выставка детских работ и что нужно обязательно на эту выставку представить что-нибудь интересное. Все не только говорили об этом, а энергично работали. Девочки делали какие-то необыкновенные вышивки, юные художники создавали целые картинные галереи. Но большинство мальчиков, и Юрчик, конечно, в том числе, строили замечательную, прекрасную, блестяш,ую модель космической ракеты. Они пилили, строгали, клеили, красили, не жалея сил и времени. И некоторые из них были так увлечены этой работой, что даже о заданных уроках забывали. Не «некоторые», а один, и это был Сергей, друг Юрчика.
      — Нужны мне эти уроки! — говорил он. — Ну и пусть будут плохие отметки — тройка, двойка, тройка — постойка... Потом исправлю, а сейчас — ракета важнее!!!
      Он говорил так, конечно, Юрчику, а не учительнице. И хотя Юрчик с ним не соглашался и доказывал, что и то и другое важно, но Сергей только небрежно махал рукой и опять начинал вертеться возле ракеты.
      Почему вертеться? А потому, что настоящей пользы от него в коллективной работе не было. Он был такой быстрый, порывистый и не очень осторожный: схватится за какую-ни-будь мелкую деталь — может и поломать. Да ещё и непоседа — начнёт что-то делать и бросит! Какой же толк от такого работника? Но мальчики не гнали его, когда он вертелся возле них, потому что Сергей был очень весёлый, остроумный и развлекал всех своими шуткамп и забавными прибаутками.
      И вот уже приближался срок, когда нужно было представить все работы на выставку. За три дня до этого срока совершенно готовая замечательная, прекрасная, блестящая модель космической ракеты стояла в классе Юрчика на отдельном столике, вызывая зависть всех учеников, даже четвероклассников, приходивших на неё посмотреть.
     
      В тот день, когда произошло событие, о котором вы сейчас узнаете, была приятная зимняя погода. Падал снег, но мороза не было, и поэтому снег был мягкий, пушистый — из такого снега хорошо лепить снежки. Из такого снега можно быстро скатать большие шары, а из них сложить снежную бабу!
      Поэтому не удивительно, что во время большой переменки все школьники высыпали в сад, и тут началась весёлая возня: во всех уголках сада одновременно выросли снежные бабы, а посредине крепость. И над всем этим беспрерывно в разных направлениях летали снежки.
      Юрчик с Сергеем, конечно, тоже были тут. Они плечом к плечу смело защищали свою первоклассную крепость от нападения второклассников и только тогда перевели дух, когда
      противники отступили и начали сами строить крепость в противоположном углу сада.
      — Готовьтесь, друзья! — закричал всеми признанный командир первоклассников Олежка. — Сейчас мы сами пойдём в наступление!
      — Ой, подождите! — сказал Сергей. — Без меня не нападайте. Я только сбегаю в класс и возьму рукавицы, я их забыл в портфеле.
      Через несколько минут он уже снова был здесь, и отчаянный снежный бой возобновился с переменным успехом для обеих сторон.
      Но тут прозвенел звонок. Ученики вернулись в класс. И вдруг их потрясло страшное зрелище: чудесная, замечательная, блестящая модель космической ракеты лежала на столе поломанная, разбитая, уничтоженная!.. Мгновение все стояли молча.
      будто их громом поразило. Потом с возмущёнными криками бросились к своему изуродованному творению.
      — Какой негодяй это сделал?
      — Как это случилось?
      — Это кто-то нарочно, из зависти!
      — Отдубасить бы пакостника, чтоб знал!
      На шум прибежала учительница и не только своя, Васса Павловна, из других, соседних, классов — тоже, там всё равно нельзя было начинать урок из-за страшного шума.
      — Не нужно никого дубасить, — сказала Васса Павловна, осмотрев повреждение. — Нужно узнать, кто это сделал, и заставить его починить модель. Дело нелёгкое, но вполне возможное. Но кто же это сделал?
      Никто не признавался!..
      Вскоре стало известно, что все ученики первой смены во время большой перемены были во дворе. И никто посторонний в школу не заходил.. И окна в классе были закрыты, так что и ветер не мог опрокинуть модель и наделать беды.
      — Наши тоже все были во дворе, — сказал Олежка.
      И тут вдруг он будто что-то
      вспомнил и взглянул на Сергея. И Юрчик тоже вспомнил... Нет, не все ученики их класса были всё время во дворе!
      — Сергей бегал в класс за рукавицами! — сказал Олежка. — Модель тогда была целая, Серёжа?
      — Да я, честно говоря, и не посмотрел в ту сторону! — отмахнулся Сергей.
      — Слушай, а может, ты задел её... как-нибудь случайно?
      Сергей покраснел до ушей.
      — Да ты что... на меня думаешь?
      Ученики окружили Сергея. Он стоял среди них растерянный и перепуганный. «Конечно, это он... наверное он... Ещё и отказывается, боится признаться», — было написано на лицах товарищей.
      — Если это сделал ты, скажи правду, — сказала Васса Павловна. — Мало ли что может случиться! Мы все поможем тебе починить ракету.
      — Я не ломал... Я и не глядел на неё! — воскликнул Сергей в отчаянии.
      — А кто ж ещё кроме тебя?
      — Ведь все были во дворе!
      Сергей не ответил. Он обвёл класс удивлённым взглядом, потом нахмурился, сжал губы и, ничего не говоря, отвернулся от товарищей.
      Васса Павловна укоризненно посмотрела на него и велела всем сесть за парты и взяться за книжки. Все разошлись и уселись на места, потихоньку возмущаясь. Никто, конечно, не поверил Сергею. Не зря он был первейшим в классе шалуном и сорвиголовой. Но до сих пор никто не думал, что он лгун и трус!..
      Юрчик сел на своё место возле Сергея, ужасно расстроенный. И он так же, как все, думал, что это Сергей поломал модель. Но вместе с тем ему было жаль своего приятеля и просто не верилось, чтоб он мог вот так упорно лгать и бояться признать свою вину... Ему было стыдно за Сергея.
      Кое-как уроки закончились, и все пошли домой. И Кчик с Сергеем, как всегда, пошли вместе. Они шли и молчали. Наконец Сергей сказал:
      — Не веришь мне? Вижу, что не веришь!..
      Юрчик пробормотал что-то невнятное. Тогда Сергей вдруг остановился и воскликнул:
      — Не веришь?! Тогда ты мне больше не друг! — и с этими словами убежал от Юрчика, хотя ему нужно было идти в ту же сторону.
      Это очень взволновало Юрчика. Что же делать? Поверить другу? Да, конечно, поверить! Но ведь этого мало: нужно,
      чтобы все ему поверили... Как это сделать? Вот если бы все могли узнать его мысли...
      И вдруг Юрчик остановился. Да, узнать мысли! Это очень просто сделать. Ведь у деда есть чудесное, удивительное изобретение именно для этого.
      Скорее к деду!
      И Юрчик изо всех сил помчался домой.
     
      К счастью, дед уже пришёл домой из своего института. Юрчик влетел к нему в комнату, как угорелый.
      — Деда! — взволнованно закричал он. — — Дай мне скорее твой карманный мыслеприёмник. Нужно спасать Сергея!
      — Что такое? — удивился дед. — Что произошло и от чего его нужно спасать?
      Юрчик всё рассказал. "Дед внимательно выслушал и покачал головой.
      — К сожалению, я не могу дать прибор для обш,его пользования, — сказал он. — Изобретение моё ещё не испытано и не утверждено. Да я и не думаю, что оно так необходимо в данном случае. Если Сергей ни в чём не виноват, это обязательно выяснится.
      — Да, но пока это выяснится, он будет страдать! — горячо возразил Юрчик. — Этого нельзя терпеть!
      — Ну, если так... Хорошо. Я дам тебе прибор! Только дай мне слово, что ты никому его не покажешь и не расскажешь о нём.
      Юрчик задумался. Это, конечно, не то, чего он хотел. Но и так было неплохо. Во-первых, Юрчик сможет вполне убедиться в том, что Сергей не виноват. А во-вторых, можно будет с помош.ью этого мыслеприёмника найти настояш;его виновника... Хотя это и нелёгкое дело — искать во всей первой смене, но попытаться можно...
      — Ладно! — сказал Юрчик. — Вот тебе моё честное
      октябрятское слово, что я никому не покажу и не расскалсу.
      Тогда дед вынул из ящика письменного стола уже знакомый нам прибор и дал его внуку. Юрчик сунул прибор в карман и стремительно выбежал из комнаты.
      «Прежде всего нужно побежать к Сергею, — решил Юрчик, — нужно ему сказать, что я найду виновника, пусть не мучается напрасно».
      Сергей в самом деле мучился. Он сидел один в комнате, держа на коленях развёрнутую книжку про Буратино, и даже не замечал, что книжка лежит вверх ногами. Увидев запыхавшегося Юрчика, он вздрогнул и испуганно взглянул на него.
      А Юрчик остановился у порога, приложил руку к уху и внимательно посмотрел на друга.
      «Зачем он пришёл? Может, для того, чтобы сказать, что не верит мне? А я ведь правду говорю — я не ломал модель. А про Гришу — говорить или не говорить?» — так думал Сергей, и все его мысли отчётливо слышал Юрчик.
      — Слушай, Сергей, — сказал Юрчик, снова засовывая руку в карман, — я и раньше верил, что это не ты сделал, а теперь точно знаю. Можешь не сомневаться.
      — Ты настояш;ий друг, Юрчик! — сказал Сергей обрадован-но. — А почему ты теперь точно знаешь? Нашёлся виновник?
      — Нет, но мы его найдём. А почему знаю — не могу тебе сказать, так что ты и не расспрашивай. Просто знаю и всё. И ещё знаю, что ты мне хотел что-то рассказать про Гришу... Что именно?
      Сергей удивлённо вытаращил глаза.
      — Ага. Про Гришу... Я не хотел никому говорить, но... Если ты сам что-то знаешь, я скажу. Только ты не говори никому.
      — Да что именно? Я ничего не знаю!
      И тут Сергей взволнованно рассказал Юрчику о тем, что не он один был в их классе во время большой переменки. Когда Сергей прибежал за своими рукавицами, он и в самом деле даже не посмотрел на модель. Но он увидел, что в углу за своей партой сидел один ученик, Гриша, которого все маль-
      чики и девочки прозвали «книгоед». Прозвали так его потому, что он очень много читал. И так быстро читал, будто глотал книги! Гриша ужасно рано научился читать, наверное, когда ему было четыре, а может быть, даже и три года... А некоторые говорили, что он вообще всегда умел читать, так и родился грамотным. И с тех пор он всё время читал и читал всё, что только под руку попадётся, и это было его единственным любимым занятием.
      Так что, когда Сергей прибежал в класс за рукавицами, Гриша по обыкновению сидел, подперев голову обеими руками и углубившись в книжку.
      — Ты понимаешь, — рассказывал Сергей, — он почему-то молчал и ничего даже не произнёс, когда все подумали на меня... Но ведь он знает, что я даже не подходил к ракете Почему же он молчал?
      — А почему ты не сказал, что видел его там? — удивился Юрчик. — Может, это он и поломал модель?
      — Я... я не хотел. Пусть бы он сам сказал! Что ж я доносчиком буду, что ли? Да и не поверили бы — все же знают, что Гриша только о книжках и думает. Зачем ему трогать ракету! Он ведь ею совершенно не интересовался!
      Юрчик решительно мотнул головой и сказал:
      — Я думаю, что это он сделал, потому и молчал!
      Сергей пожал плечами.
      — Я тоже так думаю, но не знаю точно. Так зачем же я буду о нём рассказывать? Чтоб на него начали думать, как на меня? А может, он совсем и не виноват ни в чём...
      — Сейчас я это узнаю, — сказал Юрчик, сжав рукой прибор в кармане. — Будь уверен, всё выяснится. Пока! Иду к нему!
      И, не теряя времени, Юрчик побежал к Грише.
      Его комната была завалена книжками. Книжки стояли в шкафу и на полках, лежали на столе, и на подоконнике, и даже на стульях. Но Гриша, против обыкновения, не сидел, уткнув нос в книжку, а стоял у окна и о чём-то думал... Услышав, что кто-то вошёл, он повернулся к двери и как-то встре-воженно посмотрел на Юрчика.
      «И чего это он пришёл? — подумал Гриша. — Неужели узнал, что я поломал эту проклятую модель? Неужели Сергей таки сказал, что видел меня в классе?»
      — Сергей не такой, как ты! — возмущённо ответил на его мысли Юрчик. — Он не хотел никому говорить о тебе! А ты — трус! Если ты поломал модель, нужно было сказать, а не позволять всем думать на Сергея.
      «Никто ведь не видел... Откуда он знает?» — удивлённо н испуганно подумал Гриша.
      — Это уж моё дело — откуда я знаю! — ответил Юрчик. — Знаю и всем могу рассказать!
      «Ему не поверят... У него нет доказательств... И все знают, что он с Сергеем дружит», — быстро пронеслось в голове Гриши.
      — Да, я дружу с Сергеем, — сказал Юрчик, — и хотя доказательств у меня нет, всё равно мне бы поверили, но я не буду никому говорить- — ты сам должен во всём признаться.
      «Во всём признаться? Я никогда не решусь, — подумал Гриша. — Это просто невозможно, немыслимо!»
      — Нет ничего невозможного, — ответил Юрчик. — И ты решишься, если захочешь.
      «Я сгорю от стыда...»
      — Не сгоришь!
      Гриша с ужасом посмотрел на Юрчика.
      — Откуда ты знаешь, о чём я думаю? — с дрожью в голосе спросил он.
      Юрчик улыбнулся и спрятал руку с прибором в карман.
      — Вот видишь, — сказал он, — ты не можешь от меня ничего скрыть. Давай поговорим честно. Для тебя же будет лучше.
      — Поговорим... а о чём?.. — неуверенно спросил Гриша.
      — О том, что завтра же нужно всё рассказать по правде!.. Перед всем классом.
      — Я бо-ю-сь! — сказал Гриша испуганно.
      — А ты не бойся. Ничего страшного нет. Ты ведь не нарочно поломал нашу модель?
      — Не-е... Я хотел только посмотреть... А она упала на пол и поломалась... И я ведь не умею её починить.
      Эх, ты! — сказал Юрчик. — А еш,ё столько книжек прочитал. Разве стал бы чего-нибудь бояться Буратино, или Чи-поллино, или храбрый Бибигон? А об отважном Барвинке с его коньком Звонком разве ты не читал? Никто из них не побоялся бы признаться в своей вине, чтоб не думали на кого-нибудь другого. И ты не бойся! А починить мы с Сергеем поможем тебе, будь уверен!
      Гриша шмыгнул носом и вдруг вздохнул с облегчением.
      — Спасибо тебе, Юрчик, — сказал он. — Ты — настояш,ий товариш! Мне самому было так плохо, я даже читать не мог... Завтра же все будут знать правду! Я всё расскажу. А сейчас — идём к Сергею, я хочу попросить у него прощения.
      На другой день Гриша смело признался перед всем классом в своей вине. И хотя мальчики наговорили ему немало неприятных слов, но все вместе взялись ему помогать ремонтировать модель.
      И когда открылась выставка во Дворце пионеров, эта
      чудесная, прекрасная, блестящая модель космической ракеты получила первую премию. И все ребята из их класса были ужасно горды и счастливы.
      А карманный мыслеприёмнпк ещё в тот вечер, когда Гриша попросил прощения у Сергея, вернулся в ящик дедушкиного письменного стола.
      Юрчик, конечно, всё рассказал дедушке. И дед был тоже очень доволен тем, что его удивительное изобретение помогло Юрчику обнаружить правду, а Грище — побороть своё малодушие и поступить так, как и положено настоящему октябрёнку.
      ркиючше й асеу
      — Кто это собирается в кругосветное путешествие? — удивлённо спросил дед, придя однажды вечером в гости к своему внуку Юрчику. Юрчик с мамой стояли посреди комнаты, растерянно глядя на обеденный стол. На столе лежала целая куча разных вещей. Тут были: полотенце, мыло и зубная щётка, трусы, плавки, купальная шапочка, миска, ложка и ножик, да ещё алюминиевая кружка, две буханки хлеба, вязка бубликов, большой кусок сала, несколько жестяных коробок с мясными консервами и сгущённым молоком... На краешке стола лежал ещё пустой рюкзак, и если б он мог хоть что-нибудь соображать, то, вероятно, дрожал бы от страха: «Неужели они собираются всё это впихнуть в меня?!»
      Юрчик радостно бросился к деду, а мама озабоченно сказала:
      — Могу поклясться, что двух буханок хлеба ему на три дня не хватит! На свежем воздухе, да ещё в пути, у мальчишек всегда волчий аппетит! Но больше, наверное, в рюкзак не влезет!
      И она начала втискивать в рюкзак всё то, что лежало на столе.
      Пока она этим занималась, Юрчик успел объяснить деду, в чём дело.
      Сейчас, во время каникул, при школе открылась пионерская площадка. Там очень весело, особенно в их группе, у них прекрасный, замечательный вожатый Виктор. Он всегда придумывает интересное! И вот он надумал отправиться с ребятами в поход на целых три дня! Они поедут электричкой до какой-то станции, где есть лес, и потом будут путешествовать по лесу, и ночевать в лесу, и купаться в лесном озере, и сидеть у костра в таинственном сумраке леса...
      «А может, ещё случится какая-нибудь опасность? Может, придётся преодолевать страшные преграды?» — втайне надеялись мальчики. Девочки, конечно, предпочли бы обойтись без страхов и опасностей...
      Каждый должен был взять с собой еду на три дня. А что брать? И сколько? — не на один ведь день, а на три!..
      Не велика радость — гулять с таким грузом на спи-сказала мама.
      не!
      Рюкзак был набит доверху. Юрчик надел его на плечи и гордо прошёлся по комнате. Пусть не думают, что ему тяжело!
      — Ужас какой-то! — сказала мама. — И кто это придумал? Ты ещё мал для таких путешествий!
      — Не один же я еду! — возмутился Юрчик. — У нас ведь все такие, как я. И я давно уже не маленький. Правда, деда?
      — Правда! — сказал дед.
      Мама с упрёком взглянула на него и хотела что-то сказать...
      — Погоди, — сказал ей дед. — Юрчик и в самом деле уже не маленький. И он, конечно, должен идти в поход с таким же грузом, как и все его товарищи! Жаль только, что он не сможет помочь мне испытать моё новое изобретение. А это было бы очень кстати!
      — Какое изобретение? — заинтересовался Юрчик.
      И что за дед у Юрчика! Нет ни у кого такого деда! Он — учёный, изобретатель, и всегда придумывает такое, что и в голову никому не придёт... А что же он сейчас изобрёл?
      — Видишь ли, — сказал дед, — иногда человек попадает в такое положение, когда ему очень удобно было бы обходиться без еды. Не таскать с собой лишней тяжести. Например, в далёких путешествиях, особенно в космических. Но жить без воды и еды человек не может. Он быстро потеряет силы, ослабеет и вообш;е ни на что не будет способен. Вот я и решил изобрести такие пилюли, которые заменяли бы человеку еду и питьё. Они заключают в себе всё то питательное, что необходимо для жизни, и в то же время занимают очень мало места. И тяжесть их совсем не ош,утима.
      Мама даже руками всплеснула.
      — Ах! Неужели суш,ествуют такие пилюли? Это было б просто счастье для нашего [Орчика! Ему не пришлось бы тащить с собой такую тяжесть!
      — Ага, и для всех наших ребят тоже! — радостно подхватил Юрчик.
      — Дайте мне досказать, — спокойно заметил дед. — Пилюли такие уже существуют, я их изобрёл! И испытал на самом себе. Но Юрчик оказал бы большую услугу мне и науке, если б взялся испытать их в походе. Не брал бы с собой совсем никаких продуктов, а только одни пилюли.
      И дед вынул из кармана и показал маме и Юрчику малюсенькую стеклянную трубочку, в которой лежало несколько крохотных пилюлек.
      — К сожалению, это пока что весь мой запас. Изготовлять такие пилюли ещё очень трудно, сложно и дорого. Так что о массовом их употреблении ещё и думать нечего. Я могу
      дать несколько пилюлек только тебе. И ровно столько, сколько нужно на три дня. Да ещё с условием: сохранять научную тайну, ничего не разглашать.
      — В этом, деда, можешь на меня положиться! — горячо уверил Юрчик. — Я никогда еш,ё не разглашал того, что не следует. Вот только не знаю, — хорошо ли это будет? Все придут нагруженные, а я без ничего. Надо мной будут смеяться!..
      — Что ж, придётся потерпеть ради науки! — сказал дед.
      Такой аргумент убедил бы, конечно, каждого.
      Итак, Юрчик согласился испытать дедушкино изобретение в походе. Мама с радостью вынула из рюкзака почти всё. Там остались только полотенце и остальные умывальные и купальные принадлежности. Зато в кармане Юрчика, предусмотрительно заколотом английской булавкой, лежала маленькая стеклянная трубочка и в ней восемь крохотных пилюлек — столько нужно было на три завтрака, три обеда и два ужина. Ведь на третий день они уже будут ужинать дома.
      Ранним утром группа юных путешественников собралась на школьном дворе. Всего их было семеро мальчиков и пятеро девочек.
      Мальчиков звали: Андрюша, Борис, Митя, Олежка, Сашка, Сергей и Юрчик. А из девочек самую старшую звали На-ташей и самую младшую — Наташей, а средние были Галя, Валя и Ляля. Чтобы как-то различать двух Наташ, старшую звали Наташа Большая, а младшую — Талюся-Малюся. А вообш,е это было пять самых геройских девчонок в их классе.
      Первыми пришли лучшие друзья Юрчика — Сергей и Олежка. За ними явились и остальные. У всех за плечами громоздились тяжёлые рюкзаки, до отказа набитые всевозможными вещами, главным образом, конечно, продуктами. Однако все были бодры, веселы и готовы к любым трудностям похода.
      — В путь-дорогу! — сказал Виктор, оглядывая свой отряд. — А где же Юрчик?
      — Я здесь! — воскликнул Юрчик, выскакивая из-за угла и быстро становясь в строй так, будто он чуть не опоздал и только что примчался. Но он, конечно, пришёл давно. Просто не хотел, чтобы товариш,и засыпали его удивлёнными расспросами, и решил не показываться им на глаза до последней минуты.
      Все действительно удивлённо разглядывали его рюкзак, свободно болтаюш,ийся за плечами.
      — Что такое? Где же твоя еда? — спросил Олежка.
      — Может, с тобой что-нибудь случилось? — спросил Сергей.
      — Может быть, тебя родители не пустили, а ты и удрал без всего? — спросила Наташа Большая.
      — Ничего не случилось, и родители меня пустили! — ответил Юрчик. — Просто не нужна мне никакая еда. Обойдусь без неё!
      4 Н. Забила д
      Мальчики и девочки засмеялись, зашумели:
      — Смотри, какой лентяй! Побоялся тяжёлого груза! Ну, смотри же, когда проголодаешься, у нас не проси!
      — Чтоб я просил? Как бы не так! — усмехнулся Юрчик.
      Один Виктор почему-то нисколько не был ни удивлён, нп
      обеспокоен тем, что Юрчик отправляется в поход без продуктов. Он просто не обратил на это никакого внимания и приказал немедленно выступать. И все поспешили к станции метро, чтоб ехать на вокзал.
      Вероятно, не стоит подробно рассказывать, как всё шло дальше. Все вы читали о таких походах, да и сами принимали в них участие. А поэтому каждому-из вас нетрудно себе представить, как электричка довезла наших путешественников до одного из полустанков, вокруг которого был чудесный, густой лес; как они углубились в этот лес по тропинкам, затерявшимся в пышной траве и среди кустарников; как весело было разглядывать всё вокруг — там белочка наверху среди ветвей, тут какой-то удивительный на вид пень старой вербы, а там в кустах, неподалеку от тропинки, — гнёздышко какой-то птички!..
      Все шли степенно, размеренным шагом друг за другом, не сходя с тропинки. И только Юрчик как ошалелый носился по лесу, то забегая далеко вперёд, то задерживаясь, пролезая сквозь густые заросли, перепрыгивая через пеньки и муравьиные кучи.
      Да и не удивительно, что Юрчик себя так свободно чувствовал: ведь он шёл налегке, а все остальные тащили тяжеленные рюкзаки!
      Наконец сделали привал на красивой лесной полянке. Все развязали рюкзаки, достали свои запасы и начали так уплетать, что за ушами трещало. А Юрчик отошёл в сторонку, спрятался за кустик, достал свою трубочку с пилюльками и проглотил одну. И что же? — ему показалось, будто он только что хорошо наелся и ничего ему больше не хочется, даже сладкого. Так что, пока все ели, он шнырял вокруг поляны, залезал на деревья, гонялся за бабочками.
      Мальчики с любопытством поглядывали на него и "юлько посмеивались.
      — А ну-ка, посмотрим, что ты потом без еды запоёшь!
      Только Сергей не смеялся. Он улучил минутку, когда никто не видел, и тихо сказал Юрчику:
      — Возьми у меня кусок хлеба с салом. Я не скажу никому...
      Юрчик с благодарностью пожал ему руку:
      — Ты настоящий друг. Серёжка! Но, право, мне ничего не нужно.
      Следующий привал сделали возле лесного озера. Тут было удивительно красиво! А главное — прозрачная чистая вода и песчаный бережок озера так и манили к себе!.. Но Виктор сказал, что сначала нужно собрать хворост, разжечь костёр и сварить обед, а тогда уж купаться.
      Мальчишки начали энергично собирать сухие ветки и складывать в кучу, а девочки — чистить картошку и греть в котелке воду для кулеша. Юрчик тоже вместе со всеми таскал хворост и раздувал огонь. И даже, когда все мальчишки побежали к озеру, оставив девочек доваривать обед, Юрчик всё ещё приносил из лесу новые и новые охапки топлива, чтоб костёр не погас раньше времени.
      — Почему же ты не идёшь купаться? — крикнул ему Олежка. — Девочки и без нас управятся!
      — А я ещё успею, — ответил Юрчик, — я ещё накупаюсь, когда вы обедать будете!
      И вправду, когда кулеш сварился и все стали уплетать его, Юрчик побежал к озеру и начал плавать, нырять, кувыркаться и делать всякие фокусы в воде, — на это он был большой мастер!
      Годе два назад был с Юрчиком очень неприятный случайной чуть не сгорел от стыда из-за того, что не умел плавать! Так вот надо вам сказать, что Юрчик давно уже избавился от этого недостатка. И теперь плавает, как выдра! А выдры ведь отличные пловцы — это всем известно!
      Итак, все мальчики и девочки сидели вокруг котелка и ели кулеш, а Юрчик не вылезал из воды.
      — Ой, это же несправедливо! — вдруг заявила Наташа ]Большая. — Юрчик больше всех работал, нам помогал, а теперь все едят, а он нет!.. И скоро уже ничего не останется!
      — Правда! Правда! — зашумели и другие девочки. — Юрчик! Иди скорей есть! А вы, мальчишки, имейте совесть — оставьте Юрчику хоть немного!
      Но Юрчик только смеялся и отказывался. Вы, конечно, сами догадались, что он уже давно незаметно проглотил вторую пилюльку и теперь ничуть не хотел есть. И всё то время, пока ребята обедали, он мог плавать и загорать сколько влезет.
     
      Пошли дальше. Виктор сказал, что к вечеру нужно добраться до базы лесничества, где живёт лесник, и там переночевать. Но до базы было ещё несколько километров!..
      Никто, конечно, и виду не подавал, что идти становится всё труднее! Мальчишки ещё ничего, но некоторые девочки совсем скисли.
      — Талюся! Снова отстаёшь? — время от времени звала Наташа Большая. — Поторопись, Малюся! Нельзя же всё время из-за тебя останавливаться!
      — Я не отстаю!.. Я иду быстро! — перепуганно отвечала Талюся, стараясь идти побыстрее. Но ей, видно, было нелегко, и она таки здорово устала! И поэтому через несколько минут снова оказалась позади всех.
      К счастью, Юрчик заметил это раньше, чем строгая Наташа. Он подошёл к Талюсе, молча снял рюкзак с её плеч и нацепил на себя.
      — Что ты? Зачем? Я могу сама! — смутилась Талюся. — Я ведь не маленькая...
      — Я и не говорю, что ты маленькая! — сказал Юрчик так, как всегда ему самому говорит дед. — Но ведь я иду совсем без ничего, могу и тебе помочь!
      — Так дай я хоть твой понесу! — сказала Талюся.
      Но он не дал. Он взял за руку Талюсю и заставил её побежать бегом за товарищами. Она весело засмеялась. Как хорошо идти без тяжёлой ноши!..
      Увидев их, мальчишки начали шутить.
      — Что, браток, проголодался? Надеешься, что Та-люся-Малюся поделится с тобой ужином в награду за помощь?!
      — Ну и что! — возмутилась Талюся. — — И поделюсь! И ничего тут нет такого!
      Но Юрчик только улыбался. Пусть думают, что хотят! Всё равно все увидят, что он и не прикоснётся к Талочкиным припасам.
      Вскоре и Ляля начала отставать.
      — Тяжело? — спросил её Юрчик. — Давай сюда твой рюк-
      зак, я и его понесу.
      — Ах, Юрчик! — обрадовалась Ляля. — И я с тобой тоже ужином поделюсь!
      Так и понёс Юрчик за плечами целых два битком набитых рюкзака, да ещё свой пустой. Мальчишки и удивлялись, и смеялись.
      — Посмотрите только на него! — кричали они. — Он уже два ужина хочет заработать! Пли же хочет доказать, что он не лентяй!
      — Ни то и ни другое! — ответил Юрчик. Он вовсе не сердился на своих товарищей за то, что они подтрунивают над ним. Ведь они не знали его тайны!!!
      И вот наконец-то добрались до хаты лесника. Все очень обрадовались. Теперь можно будет хорошенько отдохнуть! Быстро поужинали и улеглись спать на сеновале, полном пахучего сена.
      Юрчик, который здорово-таки устал под тяжестью двух рюкзаков, незаметно проглотил очередную пилюльку, отмахнулся от Ляли и Талюси, настойчиво приглашавших его поужинать, забрался на сено и заснул сладким сном.
      На другое утро он проснулся и вскочил, свеженький, как огурчик. Дедушкины пилюльки, как видно,непросто насыщали, но и отлично восстанавливали силы! Поэтому, снова
      проглотив одну, Юрчик без лишних слов опять взял рюкзаки Ляли и Талюси.
      На этот раз мальчишки уже не насмехались и не прохаживались на его счет.
      — Олежка! — крикнул Сергей. — Что ж это мы, разрешаем Юрчику строить из себя рыцаря, джентльмена и древнерусского богатыря?! Пусть он одной девочке помогает, а остальным мы сами можем!
      Они отняли у него Лялин рюкзак и разделили между собой её вещи. Остальные мальчики тоже стали помогать девочкам. И только одна Наташа Большая гордо отказалась. Она сказала, что и сама не слабее мальчишек и, если понадобится, может ещё кому-нибудь из них помочь. Вот какая она была, эта Наташа Большая!
      Второй день был ещё приятнее первого. Виктор сказал, что торопиться некуда, и потому теперь на привалах больше отдыхали, рассказывали, разные интересные истории, пели, играли в весёлые игры. Переночевали у костра в лесу. И вот настал третий день, последний день путешествия.
      Юрчик уже представлял себе, как вернётся домой и отчитается перед дедом. Расскажет ему, как благодаря пилюлям он прекрасно чувствовал себя, даже когда нес тяжелую ношу. И пусть мама не огорчается из-за того, что он всё же носил тяжести!..
      После завтрака решили поиграть в палочку-стукалочку. Вокруг поляны, на которой устроили привал наши путешественники, росли чудесные кусты — в них можно было прятаться. Рюкзаки оставили на поляне, нашли хорошую палочку, посчитались, кому водить, — и началась игра.
      — Я с тобой, Юрчик, можно? — шёпотом спросила Талю-ся, пробираясь за ним под самый густой куст в конце поляны.
      Оба притаились за этим кустом. Вдруг Талюся осторожно потянула Юрчика за рукав.
      — Посмотри! — прошептала она. — Вон какая бабочка!
      И в самом деле: вблизи, на тонкой травинке, сидела
      чудесная, необыкновенная, яркая бабочка с разноцветным узором на больших крылышках.
      — Тихо! — шепнул Юрчик. — Это, наверное, махаон! Но какой большой и красивый... Мы его сейчас поймаем!
      И он осторожно пополз к бабочке. Талюся за ним, держа наготове свой платочек. Но бабочка то ли почувствовала приближение опасности, то ли просто не захотела долго сидеть на одноГ месте. Она слегка взмахнула крылышками и перелетела на другую, потом на третью травку, подальше от ребят.
      Низко пригибаясь и стараясь не шелестеть, Юрчик и Талюся двинулись за ней. Вот она полетела, полетела, всё дальше и дальше, вот уж и совсем далеко отлетела от того места, где её впервые увидели.
      Но разве можно было прекратить ловлю?! Бабочка всё время летела низенько, садилась то на один, то на другой цветочек, будто сама зазывала, давалась в руки. Но в тот миг, когда дети уже надеялись её поймать, она неожиданно сорвалась с места, понеслась дальше и наконец улетела куда-то высоко вверх и исчезла среди деревьев...
      Тогда только Юрчик и Талюся заметили, что они оказались где-то очень далеко, в совсем незнакомом месте, где уже неслышно и голосов их товарищей.
      — Ау! Ау! — закричали они вдвоём изо всех сил.
      Но им ответило только лесное эхо:
      «У-у-у!..»
      — Мы заблудились? — испуганно спросила Талюся. — Что же нам теперь делать?
      — Пустяки! — ответил Юрчик. — Пойдём назад да и всё!
      — А куда идти? В какую сторону?
      — Конечно, в эту! — уверенно сказал Юрчик и махнул рукой в ту сторону, откуда они, как ему казалось, пришли.
      Но он ошибся!..
      И взяв Талюсю за руку, Юрчик двинулся с ней через лес, не догадываясь, что они идут не туда, куда надо, а как раз наоборот.
      Начал догадываться он об этом только тогда, когда прошло уже много времени, а лесу все ещё не видно было ни конца, ни края. Вероятно, и действительно пошли не в ту сторону!.. Но что же теперь делать? Идти вперёд и вперёд — куда-нибудь обязательно выйдем, ведь нет у нас здесь таких лесов, чтоб им конца не было!.. Это только в тайге, где-нибудь в Сибири, можно так заблудиться и совсем пропасть, ещё и с медведем или даже с тигром встретиться!.. А тут, кроме белок и зайцев, и зверей никаких нет.
      — Я устала, — сказала, наконец, Талюся, — давай посидим немного. И не скрывай, пожалуйста, от меня. Я и сама уже знаю, что мы заблудились.
      Они сели под деревом и стали отдыхать. Талюся заснула сразу, а Юрчик сидел-сидел над ней и незаметно и сам задремал.
      IV
      Когда дети проснулись, солнце уже клонилось к закату. Наверное, давно прошло время обеда! — это и без часов было ясно.
      — Страшно есть хочется! — вздохнула Талюся.
      — Мне тоже! — откликнулся Юрчик. Он вспомнил, что у него в трубочке есть еще одна, последняя пилюлька, предназначавшаяся на сегодняшний обед. Но... что же будет есть Та л я? Нельзя же ему самому быть сытым, если она останется голодной!
      — Может, поищем грибов или ягод? — неуверенно предложила девочка.
      — Грибов что-то не видно, да и как их есть сырыми? — сказал Юрчик. —
      А ягоды вон — на тех кустах, это, наверное, ежевика или малина... Только они ещё совсем зелёные. Их есть нельзя. Пойдём лучше дальше!
      И они пошли дальше. Вскоре Талюся снова остановилась.
      — Я не могу больше терпеть, ужасно есть хочется! — сказала она.
      Юрчик испугался. А вдруг она так обессилеет, что не сможет идти? А идти нужно, ведь должны они в конце концов выбраться из этого леса!!! Ему самому-то ничего, ведь он мальчик, и никакие трудности его не страшат. А она девочка, да ещё Талюся-Малюся, недаром её так прозвали!..
      — Слушай, — сказал Юрчик, — я говорил тебе, что этих ягод нельзя есть, потому что они зелёные. Но постой здесь, подожди. Я сейчас найду тебе необыкновенную ягодку, волшебную!
      — Ну, поищи, — грустно улыбнулась Талюся и села под деревом, — я всё равно не могу идти дальше.
      Ну вот, он так и думал, что она обессилеет... И совершенно ясно, что надо как можно скорей дать ей эту последнюю пилюльку. Но он не может нарушить обещание, данное деду, не имеет права показывать ей пилюльку и объяснять, что это такое. Он сделает так, чтобы она её проглотила, не зная, в чём дело... И Юрчик отошёл немного, быстро нашёл на кусте дикой малины ещё совсем зелёную ягодку. Он сорвал её, достал пилюльку и засунул в то углубление, которое остаётся на малиновой ягоде, когда её срывают с веточки.
      — Нашёл! — сказал Юрчик, поворачиваясь к Талюсе. — Закрой глаза, открой рот и глотай сразу то, что я тебе дам!
      — А ты мне не положишь в рот какую-нибудь гадость? — испуганно спросила она.
      — За кого ты меня принимаешь? Не гадость, а волшебную ягодку! Вот, можешь взглянуть на неё. Она невкусная, правда, но ты глотай сразу, не разбираясь. Вот увидишь, как только съешь её, будешь сыта, будто целый обед съела, и первое, и второе, и третье!
      Талюся доверчиво открыла рот и зажмурила глаза. Юрчик положил ей в рот ягоду с пилюлей, и она проглотила её.
      — О! — удивлённо сказала она через минутку. — Я и вправду, совсем сыта. И могу идти дальше ещё хоть целый день.
      — Ну так пошли быстрее! — сказал Юрчик.
      Весело пробежав вперёд несколько шагов, Талюся вдруг остановилась.
      — А ты? — спросила она. — Ты и для себя нашёл волшебную ягодку?
      — Нет, — ответил Юрчик, — видишь ли, в чём дело...
      И не зная, как выкрутиться, он начал плести ей какую-то небылицу: будто такие волшебные ягодки можно найти только три раза в день — по одной во время обеда, завтрака и ужина. И вот, дескать, он, Юрчик, узнал об этой тайне и таким образом и питался всё это время... А волшебные ягодки обладают ещё таким таинственным свойством: если он не сам съест хоть одну, а кому-нибудь отдаст, то уж больше ни одной не найдёт... Это Юрчик придумал на тот случай, если им придётся блуждать в лесу до самой ночи и Талюся попросит найти ещё ягодку. А у него ведь больше не было пилюлек!
      И тут уж он не ошибся. Пришлось-таки им ещё поплутать! Хорошо, что хоть Талюся бодро бежала вперёд и вперёд, даже песенку напевала и говорила, что ей очень нравится так блуждать. Это ведь, как в сказке!..
      Но Юрчику становилось всё тоскливей. Ему всё сильнее и сильнее хотелось есть. Он сжимал кулаки и зубы и мысленно уверял себя, что всё это для него пустяки. Ведь он мальчик, а не девчонка, и не такие ещё трудности он может преодолеть!..
      Сумерки, быстро опустившись на лес, начали густеть, стало совсем темно. Вдруг вдалеке между ветвей деревьев и кустов что-то блеснуло.
      — Талюся! — радостно воскликнул Юрчик. — Смотри! Это же фары автомашины!.. Там где-то впереди — шоссе! Какая радость!.. — Дети бросились вперёд.
      Но это было не так-то легко. В темноте кусты и стволы деревьев словно нарочно загораживали им дорогу, какие-то пеньки и сухие ветки попадали под ноги, цеплялась высокая трава... Но всё осталось позади — и вот они на шоссе!
      Блеснули вдалеке фары. Приближалась грузовая машина. Юрчик поднял руку. Впрочем, машина и сама остановилась.
      Шофёр выглянул из кабины.
      — Эге, так это же, наверное, они и есть, ребятишки, которых иш,ут! — воскликнул он. — Ну-ка, залезайте побыстрей, отвезу вас к вашим товарищам, хоть мне и не по дороге!
      Машина развернулась, помчалась, — и через несколько минут Юрчик и Талюся уже были среди своих!.. Оказалось, что товарищи всё время их искали, а Виктор так разволновался, что уже хотел бежать на станцию, собрать там людей и с фонарями отправиться на розыски... Можете себе представить, как обрадовались дети, когда Юрчик с Талюсей снова оказались среди них!
      — Ох, ребята, умираю — есть! — это было первое, что сказал Юрчик.
      В тот же миг все бросились доставать из рюкзаков всё, что там осталось. Хоть осталось и немного, — ведь по плану следовало быть уже дома! — но Юрчику хватило. Товарищи наперебой подсовывали ему свои припасы, и никому даже к голову не пришло напомнить ему, как он говорил: «Чтоб я просил есть? Как бы не так!»
      — А ты что ж, Талюсечка?! — удивились девочки. — Ты же, наверное, тоже умираешь с голоду!
      — Нет, — сказала Талюся. — Мне ничуть не хочется есть. Юрчик дал мне волшебную ягодку, и я еш,ё сыта.
      Все очень удивились.
      — Волшебная ягодка?! Так это, наверное, ими он и питался всё время! — сказал Олежка.
      — А почему ж ты и теперь не съел такой ягодки? — спросила Наташа Большая.
      — А у него была только одна! — объяснила Талюся. — Это была последняя.
      Тут все с уважением посмотрели на Юрчика, оказавшегося таким хорошим товарищем для своей маленькой подружки. И все стали ещё с большим азартом кормить и угощать его, пока он не наелся до отвала.
      — Ты отдал Талюсе последнюю пилюльку? Молодец! — шёпотом сказал Юрчику Виктор, когда все они уже ожидали на станции поезда.
      И тогда Юрчик понял, почему Виктора всё время нисколько не тревожило, что один из ребят ничего не ест. Значит, дед предупредил Виктора, что Юрчик выполняет важное научное задание — испытывает дедушкино изобретение в походе. Но когда же и где дед виделся с Виктором?! Это уж так и осталось тайной.
     
      Наверное, все вы знаете, что в нашу страну часто приезжают разные иностранные туристы. И не только из социалистических, а и из капиталистических стран.
      Вот как-то раз один такой турист, по фамилии мистер Квик, приехал в наш город и зашёл в ресторан, чтоб пообедать.
      Сел за столик и позвал официанта.
      — Пожалуйста, давайте мне жареный цыплёнок! — сказал турист.
      Как видите, он не совсем хорошо говорил на нашем языке. Но официант, конечно, понял его.
      — Что вам больше по вкусу — ножка или крылышко? — спросил официант.
      Мистер Квик возмутился.
      — Какой ножка? Какой крылышко? Мне давайт целый цыплёнок. Я есть очень голодный! — сказал он.
      Тут мистер Квик заметил, что люди, сидящие за соседними столиками, поглядывают на него с удивлением й интересом и весело улыбаются. Мистер Квик подумал, что они приятно поражены тем, как хорошо он владеет их языком. И он тоже удовлетворённо и самоуверенно улыбнулся и стал с нетерпением ожидать заказанного кушанья.
      Не прошло и пяти минут, как официант появился и поставил на стол перед мистером Квиком блюдо, на котором лежала аппетитно зажаренная большая птица.
      — Что это есть такое?! — воскликнул мистер Квик. — Я вас просить цыплёнок, а вы мне давать индюк! Моя желудок есть больной, она кушать индюк не любит!
      — Извините, но это и есть цыплёнок! — сказал официант.
      Мистер Квик даже покраснел от возмущения.
      — Вы смеяться надо мной! — сказал он. — Я знать лучше всех людей, какие бывают цыплёнки! Ведь цыплёнки — мой бизнес.
      Бизнес — в переводе на наш язык означает «занятие» или «дело». Но чаще всего так называют дело, дающее человеку деньги, прибыль. Именно это и имел ввиду мистер Квик, когда сказал, что цыплята его бизнес.
      И он с гордостью объяснил, что на его родине все называют его «куриным королём», потому что он владелец огромных птицеферм, где каждый день вылупливается один миллион двести тысяч цыплят! Вся страна ела бы только его цыплят, если бы там не было ещё одного «куриного короля», с которым приходится всё время соревноваться — у кого будут больше покупать цыплят? Мистер Квик всю свою жизнь занимается этим делом. Как же можно заставить такого большого знатока и специалиста считать индюка цыплёнком?!
      Всё это он рассказал таким исковерканным языком, что если б всё так написать, как он говорил, вы бы ничего не поняли. Так что здесь его возмущённая речь изложена только приблизительно.
      Но официанту неоднократно приходилось иметь дело с иностранными туристами, и поэтому он сразу всё понял.
      — Успокойтесь, прошу вас, — вежливо сказал он. — Таких цыплят действительно нигде в мире нет. Но это самый настоящий цыплёнок, и вы легко сможете убедиться в этом, когда попробуете его. — И он быстро и ловко отрезал ломтик жареной птицы и положил на тарелку перед мистером Квиком.
      Мистер Квик взялся за нож и вилку, недоверчиво отрезал кусочек и положил себе в рот.
      — О! — сказал он с выражением огромного наслажде-
      ния, — Это таки действительно цыплёнок! Необыкновенно нежный и вкусный мясо!
      И так как мистер Квик очень проголодался в далёком путешествии, он начал быстро и жадно есть и больше ничего не говорил, пока не наелся досыта. Наевшись и расплатившись за обед, мистер Квик спросил официанта — не может ли тот ему сказать, если, конечно, это не тайна: откуда берутся такие цыплята, здоровенные, как индюшка?!
      — О нет, это вовсе не тайна! — сказал официант, — Наш ресторан получает их прямо из опытного хозяйства научного института. Оно помещается на Научной улице, там же, где и институт.
      — И турист можно смотреть? — с интересом спросил мистер Квик.
      — Конечно, можно. Там всегда полно экскурсий.
      И официант подробно объяснил иностранцу, как добраться до опытного хозяйства.
      Следуя чётким указаниям официанта и самоуверенно орудуя своим удивительным языком, мистер Квик вскоре очутился там, где нужно.
      У ворот опытного хозяйства он столкнулся с большой группой школьников, пришедших сюда на экскурсию. Заведующий хозяйством гостеприимно встретил посетителей и предложил иностранному туристу, понимающему наш язык, присоединиться к школьникам.
      Мистер Квик охотно согласился.
      — Я очень хорошо понимать и говорить ваш язык! — сказал он.
      Кто-то из мальчишек насмешливо фыркнул, но другой потихоньку ткнул его кулаком в бок:
      — Чего смеёшься? Неудобно! Это ведь иностранец!
      Насмешник смутился и спрятался за спины товарищей.
      И все пошли следом за заведующим в просторное, внешне ничем не примечательное здание, стоявшее среди зелёного сада.
      Мистер Квик с любопытством оглянулся вокруг. Что-то не видно тут никаких вольер, то есть огороженных металлической сеткой площадок, где паслись бы цыплята. И вообще, кроме двух домов — одного побольше, другого поменьше, — на территории опытного хозяйства ничего не было.
      — А где же вы держите птиц? — спросил мистер Квик у заведующего.
      — Нигде, — любезно объяснил тот, — как только они вылупятся в инкубаторе, мы передаём их потребителям.
      — Как? Таких маленьких?
      Заведующий улыбнулся.
      — Погодите минутку, сейчас вы сами всё увидите!
      И вот все они пришли в помещение, где стояли большие, похожие на шкафы аппараты.
      — Это инкубаторы, — объяснил заведующий, — подогреваются они электричеством. Их у нас шесть. Мы вкладываем в них яйца поочерёдно в течение шести дней. Через три недели цыплята начинают вылупливаться, тоже по очереди — сначала в первом инкубаторе, потом во втором, третьем и так до конца, пока все инкубаторы не опустеют и не будут заполнены новыми яйцами. Потом — перерыв на две недели, во время которого мы внимательно следим, чтобы все аппараты хорошо работали, чтоб яйца грелись равномерно со всех сторон, и тому подобное.
      — Всё это я отлично знать! — пренебрежительно сказал мистер Квик. — Но это ведь очень мало. Невыгодно иметь такой маленький хозяйство.
      — Вы забываете, что это только опытное хозяйство, — объяснил заведующий, — Оно ставит перед собой главным образом научную задачу: испытывает новое изобретение. Впрочем, я уже говорил вам, — - подождите минутку, вы сами сейчас всё увидите. — И вежливо поклонившись иностранцу, заведующий отошёл от него к школьникам и подвёл юных экскурсантов к одному из инкубаторов. Там уже начали вылупливаться из яиц цыплята.
      Мальчики и девочки с радостными возгласами наперебой заглядывали в окошечко, через которое можно было наблюдать, как крошечные существа пробивают клювиками скорлупу и вылезают на белый свет. Пушистые, жёлтенькие, они напоминали собой клубочки мягкой шерсти и очень понравились школьникам, особенно девочкам.
      Только мистер Квик равнодушно смотрел на это великое чудо природы: ведь у него дома было сколько угодно таких же инкубаторов, и он так насмотрелся на цыплят, вылупливающихся из яиц, что это его ничуточку не интересовало. Он нетерпеливо ждал, что будет дальше. И вот все увидели ещё большее чудо, и теперь уж не чудо природы, а чудо, созданное человеческим разумом.
      Две женщины в белых халатах начали вынимать одного за другим цыплят из инкубатора и пересаживать их в просторные деревянные клетки, а по дороге вкладывали каждому из них в рот маленькую круглую таблетку зелёного цвета, похожую на конфетку.
      Не успевали цыплята попасть в клетку, как сразу же, на глазах у всех, начинали быстро-быстро увеличиваться, расти, делались цыплятами-великанами!.. Они становились больше обыкновенных взрослых петухов и кур, с хорошего индюка величиной, но... оставались при этом теми же самыми цыплятами — жёлтыми, пушистыми, похожими на большие клубки мягкой шерсти.
      у мистера Квика даже дыхание перехватило! Что за чудеса?! Вот это в самом деле изобретение!.. Вот если б ему, мистеру Квику, раздобыть несколько таких таблеток, узнать бы — из чего они сделаны... Он бы тогда такую прибыль имел, что никакие другие «куриные короли» не могли бы с ним соревноваться!!! Ведь с этими таблетками цыплят можно даже не кормить, и ждать даже не нужно, пока они вырастут!..
      — Это просто великолепно! — Л1истер Квик был в восторге. Он спросил у заведующего, что это за таблетки, где их достают и из чего они сделаны?
      — Их производят тут же, при нашем опытном хозяйстве, — ответил заведующий. — Но из чего они делаются, я вам сказать не могу: это секрет производства, или, вернее, — научная тайна! Один наш учёный, известный изобретатель, придумал такое средство, но его ещё до сих пор только испытывают.
      — Этот учёный — дедушкп нашего ученика! — вмешался в разговор один из мальчишек. — Вот его внук, Юрчик!
      Мистер Квик бросился к мальчику и начал горячо пожимать ему руку.
      — Я очень рад! — восторженно повторял мистер Квик. — Для меня большой радость познакомиться внук такой великий человек!
      Юрчик немного смутился, но решил, что нужно поддержать беседу с этим чудаковатым иностранцем.
      — Вы, наверное, тоже учёный? Тоже изобретатель? — вежливо спросил он.
      — О, да! — ответил мистер Квик. — Я есть большой знаток куриного дела!
      Мальчики и девочки с уважением посмотрели на него. Ведь они знали, что в капиталистических странах живут не только капиталисты, а и трудящиеся — рабочие, и крестьяне, и служащие, и учёные. И они подумали, что этот иностранец учёный. Им и в голову не пришло, что он самый настоящий капиталист.
      Клетки с гигантскими цыплятами тем временем были вынесены из помещения и погружены на грузовые машины, а заведующий стал показывать школьникам, что нужно делать дальше.
      Пока все внимательно смотрели, как чистят инкубатор перед закладкой новых яиц, мистер Квик незаметно подошёл к Юрчику и потихоньку отвёл его в сторону.
      — Милый мальчик! — сказал он тихо. — Скажите, пожалуйста, ваш великий дед ещё никому не продавать патент на своё изобретение?
      — А что такое патент? — спросил Юрчик. — И как это так — продать?
      — О, это значит — передать секрет производства, — объяснил мистер Квик, — и за это получить деньги.
      — Нет, — сказал Юрчик, пожимая плечами, — никому он ничего не продавал!
      Мистер Квик страшно обрадовался.
      — Мой дорогой мальчик! — воскликнул он. — Я вас очень просить — знакомить меня ваш знаменитый дед! Я хотел покупать его изобретение и давать ему очень-очень много денег!
      Юрчик удивлённо посмотрел на иностранца.
      — Как же дед может продать своё изобретение? — спросил он. — Это ведь его научная работа, а не какая-нибудь собственность! Разве научная работа продаётся?
      — Конечно, продаётся! — уверенно ответил мистер Квик. — Я ж давать большие деньги! И никто об этом не знать... Это будет наш бизнес.
      У Юрчика прямо глаза на лоб полезли: что за странные разговоры?! И вдруг в голове его молнией блеснула догадка, — так вон оно что! Этот иностранец, должно быть, никакой не учёный... Недаром он говорит «бизнес». Это слово Юрчик где-то слышал — может, по телевизору или по радио — и знал, что такие слова говорят капиталисты. А с капиталистом беседовать... нет, лучше не нужно! И Юрчик стал быстро пятиться от иностранца, поближе к своим товарищам.
      — Ребята! — шёпотом сказал он, дёрнув за плечи Олеж-ку и Сергея. — Знаете, кто это такой? Это вовсе не учёный. Это живой, самый настоящий капиталист!..
      — Да ну! — удивились мальчики. — Откуда ты знаешь?
      — Он предложил, чтоб мой дед продал ему своё изобретение! И пообещал за это много-много денег! И чтоб дед это сделал втайне!.. Вы только подумайте! Это ведь только капиталист мог такое предложить.
      — Правда! Ну и чудеса!.. Так вот они какие, капиталисты?!
      Мальчики и девочки обступили мистера Квика и стали его с любопытством разглядывать.
      Мистер Квик раздражённо оглянулся во все стороны и повернулся к Юрчику.
      — Вы идти сейчас со мною к ваш дед? — спросил он, скрывая своё раздражение.
      — Нет, — решительно ответил Юрчик, стараясь говорить так, чтоб иностранцу было понятно, — я не хотеть знакомить вас с моим дедом. Мой дед не продавать свои изобретения! И вообще у нас не капиталистическая страна.
      — И можете не думать, что у нас всё покупается и продаётся, как у вас! — со смехом добавил Олежка.
      Мистер Квик пришёл в еш.ё большее раздражение, даже покраснел весь, и сделал движение, чтоб выбраться из толпы школьников.
      — Я ничего не думать! Я просто не понимать! — пролепетал он. И поспешно раскланявшись с заведующим, он заторопился к выходу.
      «Проклятые мальчишки! — думал он сердито. — Проклятые большевики! И вообще проклятая страна! Но цыплята... Какие цыплята!!! Ничего не пожалею, чтоб достать эти чудо-таблетки и завладеть секретом их изготовления!.. И я уже придумал, как это сделать!»
      Тут мистер Квик злорадно захохотал, побежал к тому_учреждению, которое занимается иностранными туристами, и попросил, чтоб его немедленно отправили домой, не ожидая, пока окончится срок его туристской путёвки. Он даже не стал требовать, чтоб ему возвратили деньги за неиспользованные дни.
      Приехав к себе в страну, мистер Квик быстро нашёл одного известного шпиона по прозвищу Скилфул, что означает на их языке «ловкий».
      Скилфул как раз собирался в очередную шпионскую поездку, и мистер Квик, за большие деньги, уговорил его одновременно со своими шпионскими заданиями
      выполнить и частное поручение: пробраться в это самое опытное хозяйство и выкрасть секрет изготовления чудодейственных увеличительных таблеток или же хотя бы раздобыть, сколько удастся, этих таблеток, тогда можно будет сделать анализ и узнать, из чего они состоят.
      Шпион внимательно выслушал рассказ мистера Квика о гигантских цыплятах и согласился взяться за это дело.
      — Но, чтоб туда пробраться, — сказал он, — нужно хоть немного разбираться в курином деле. А я в нём — ни бе, ни ме.
      — Ну, это дело поправимое! — успокоил Скилфула мистер Квик и повёз его на свои птицефермы. Там шпион быстро изучил всё, что только можно изучить про кур и цыплят.
      Потом он получил от мистера Квика большую сумму на всякие расходы и, не тратя времени, взялся выполнять своё подлое поручение.
     
      В один прекрасный вечер, когда Юрчик мирно сидел с дедом на диване и рассказывал о своих школьных делах, в комнату вдруг вошёл взволнованный заведующий опытным хозяйством.
      — Понимаете, профессор, какая странная история, — сказал он, — не все цыплята увеличиваются!
      — То есть как? — переспросил Юрчикин дед. — Не все одинаково увеличиваются?
      — Нет, — объяснил заведующий, — некоторые совершенно не увеличиваются.
      Дед улыбнулся.
      — Может быть, просто какой-нибудь цыплёнок не проглотил таблетку? — спросил он.
      — Я и сам сначала так думал. Я даже не хотел вам об этом говорить, когда позавчера один цыплёнок остался маленьким. Но вчера снова случилось то же самое, только не увеличилось уже двое цыплят. Сегодня я сам следил, чтоб каждому цыплёнку дали таблетку и чтоб они проглотили их. И — что б вы думали? — снова один цыплёнок остался таким же, как был!
      — Тут что-то не так, — сказал дед. — Что вы сделали с этими неудачными цыплятами?
      — Ничего, отсадил в отдельную клетку. Может, они больные?
      — Ну, пойдём посмотрим.
      Читатель, конечно, понимает, что Юрчик никак не мог остаться дома, когда дед поспешил на Научную улицу. Вскоре все трое уже входили в ворота опытного хозяйства.
      В углу того помещения, где стояли инкубаторы, в отдельной клетке сидели жёлтенькие пушистые цыплята и весело клевали раскрошенную и вымоченную булку.
      — Я дал им есть, — объяснил заведуюш,ий, — может быть, они вовсе не больны?
      Это мы сейчас проверим, — сказал дед, — даите-ка мне четыре таблетки!
     
      Заведующий открыл дверцу железного шкафа с замысловатым замком, который мог открыть только человек, знавший его секрет. В этом шкафу в стеклянных банках хранился небольшой запас увеличительных таблеток. Их производили пока ещё немного, стоили они дорого, и потому каждая таблетка была на учёте: выдавали их каждый день только по количеству цыплят и внимательно следили, чтоб ни одна не пропала зря.
      Юрчикин дед достал четыре таблетки, осмотрел их и, взяв цыплят одного за другим в руки, засунул им таблетки в раскрытые клювики. И в ту же минуту цыплята стали увеличиваться и увеличиваться, и все четыре сделались огромными, как хорошие индюки.
      — Как видите, всё в порядке! — спокойно сказал дед. — Вы, вероятно, просто тогда не доглядели, что цыплята не проглотили таблетки.
      Заведующий пожал плечами.
      — Но тогда таблетки -остались бы тут! — заметил он.
      — Они могли упасть на пол, — сказал дед, — и их потом вымели и выкинули с мусором. Ведь тут каждый день подметают?
      Может быть, это и в самом деле так было, но ни заведующий, ни Юрчик не поверили в то, что три дня подряд мог повторяться такой необыкновенный случай!
      Дед пошёл домой, посоветовав заведующему самым внимательным образом следить за тем, как дают таблетки цыплятам. А Юрчик тоже пошёл к себе домой, но всё никак не мог избавиться от мыслей о таблетках. Ему казалось, что в этом деле не всё в порядке и что нужно только о чём-то вспомнить, чтобы сразу всё прояснилось. Но что именно вспомнить — этого-то Юрчик и не знал.
      Прошло несколько дней, и Юрчик уже начал забывать о приключении с цыплятами. И вот однажды утром, идя
      в школу, он встретил на улице заведующего опытным хозяйством.
      — Добрый день! — сказал Юрчик. — Ну что, всё в порядке с цыплятами?
      Заведующий остановился.
      — А, это ты, Юрчик? Здоров! Ты спращиваещь, как с цыплятами? Понимаешь, — немного поколебавшись, сказал он, — с ними не всё в порядке. Снова таблетки не действуют! Мне неловко говорить твоему дедушке, но вчера опять двое цыплят не увеличилось! Просто не знаю, что делать?!!
      — Нужно проследить как следует, — предложил Юрчик, — а дедушке пока что и вправду говорить не стоит. Зачем его зря волновать.
      — Да, да, пожалуй, ты прав. Да я и так пытаюсь следить, но ничего не замечаю. Это ведь просто, как в приключенческой книжке!..
      _ — Хотите, мы вам будем помогать следить, я и моих два друга?! — воскликнул Юрчик. — Может, это и в самом деле кто-то нарочно делает, как диверсанты в книжках про шпионов?!
      Заведующий улыбнулся.
      — Ну, знаешь, шпионам тут нечего делать! Наш объект не имеет оборонного значения! К чему выдумывать небылицы? Но за помощь я буду очень благодарен. Только это нужно вот как сделать: приходите через две недели — именно тогда у нас начнётся очередное вылупливание цыплят.
      в течение шести дней вы будете помогать мне следить, и если мы и тогда ничего не заметим, то я уж не знаю, что делать!..
      — Идёт! — воскликнул Юрчик, — — Как раз через две недели в школе начнутся весенние каникулы, и мы сможем приходить каждый день.
      — Только не все сразу, а по очереди! — заметил заведующий. — И пусть это будет кружок юных натуралистов что ли, иначе я не смогу разрешить вам каждый день толочься возле инкубаторов.
      — Ладно! Так и сделаем! До свидания! — И Юрчик побежал своей дорогой, чтоб не опоздать на урок.
      Всё же он не был согласен с заведующим, что в этом деле нечего искать руку врага. Заведующий, должно быть, никогда не читал книжек про шпионов и диверсантов. А всем мальчикам, и Юрчику в том числе, хорошо известно, что эти подлые люди охотятся за любыми нашими секретами. Даже если они и не имеют оборонного значения. А тут ведь именно есть такой секрет — научная тайна, новое изобретение! И наверняка уж найдутся в капиталистическом мире жадные люди, желающие завладеть этой тайной!..
      И вдруг Юрчик даже остановился и раскрыл рот от неожиданной мысли: да ведь и правда!.. И как это он мог забыть о том туристе-капиталисте, который хотрл купить у деда его изобретение!.. Разве же этот капиталист не рад был бы любым способом напакостить деду, и нашей науке, и вообще нашему народу?!!
      Не его ли рука в этом деле?..
      Во время уроков пришлось думать о другом, но как только прозвенел звонок на большую переменку, Юрчик позвал в укромный уголок своих ближайших друзей — Сергея и Олежку и всё им рассказал.
      — Мне кажется, что тут) дело не простое и нужно его расследовать, — сказал он им. — Согласны ли вы мне помочь?
      Оба мальчика, конечно, с восторгом согласились.
      Накануне весенних каникул трое друзей собрались у Юр-
      чика, взяли чистую тетрадь и красивыми буквами разноцветными карандашами надписали на обложке:
      «Дневник кружка юных натуралистов».
      Потом они распределили между собой дни, когда кому дежурить, и на следующий день пошли на опытное хозяйство.
      — Добрый день! — сказал Юрчик, входя вместе с друзьями в помещение, где стояли инкубаторы. — Мы — кружок юных натуралистов 2-го «А» класса 235-й школы. Можно нам проводить у вас наши наблюдения?
      — Пожалуйста, пожалуйста, — ответил заведующий, — мы всегда рады нашей смене — молодым птицеводам. Вот знакомьтесь, пожалуйста, с нашими старыми специалистами этого дела.
      Мальчики вежливо поздоровались с двумя женщинами в белых халатах, стоявшими возле инкубатора. Одну из них никак уж нельзя было назвать «старой», потому что это была совсем ещё молодая, краснощёкая девушка. Она приветливо улыбнулась мальчикам и пожала им руки.
      Зато другая и в самом деле была старая. Седые пряди волос выглядывали из-под низко надвинутого на лоб белого платка. Широкоплечая и нескладная, с большими ловкими руками, она производила довольно странное впечатление. Из-под очень длинной юбки выглядывали огромные плоские башмаки. Старуха сурово посмотрела на мальчиков и сказала хриплым голосом:
      — Это непорядок, чтоб в рабочем помещении находилось всё время столько посторонних лиц.
      Юрчик подумал, что это правильно, и к тому же ему понравилось, что старая птичница сказала о них, мальчишках, как о взрослых, — «посторонние лица». Он посмотрел на неё с уважением и вежливо объяснил:
      — Мы не будем здесь все в одно время. Мы будем по очереди!
      — А-а, тогда другое дело! — одобрительно кивнула головой старуха и повернулась к инкубатору, потому что цыплята вот-вот уже должны были вылупливаться.
      На первый раз при этом присутствовали все трое друзей, им было очень интересно. Каждую таблетку заведующий сам передавал птичницам из банки, где эти таблетки хранились, а «юные птичники» напряжённо следили за тем, как птичницы брали цыплят и вкладывали им в клювики зелёные блестящие шарики. Все цыплята своевременно увеличились. Потом в освобождённый и вычищенный ин19батор заложили новые яйца, чтобы через три недели из них снова вылупились цыплята.
      — На сегодня всё! — сказал заведующий. — Завтра начнётся вылупление во втором инкубаторе, потом в третьем, четвёртом и так далее. Так что приходите завтра, послезавтра и ещё в течение трёх дней, пока не вылупятся цыплята во всех наших инкубаторах.
      Мальчики были очень довольны. Они записали в свой дневник:
      «2 марта. Наблюдения проводили все трое. Все цыплята увеличились».
      — А кто эта старая птичница? — спросил Юрчик, когда заведующий вышел проводить мальчиков. — Мне кажется, что тогда, когда мы приходили на экскурсию, её не было, была какая-то другая.
      Заведующий рассмеялся.
      — О, я вижу, ты наблюдательный парень! — сказал он. — Действительно, у нас раньше была другая птичница, но она уволилась, так как должна была куда-то выехать, и мы приняли на работу вот эту старуху. Это опытная специалистка, она знает о курах и цыплятах всё, что только можно знать!
      В следующие дни в дневнике появились такие записи:
      «3 марта. Наблюдения вёл Сергей. Все цыплята увеличились. Была экскурсия с конфетной фабрики».
      <гА марта. Наблюдения вёл Олег. Двое цыплят остались маленькими. Отсажены в отдельную клетку. Внимательное расследование доказало, что таблетки из их рта не выпадали, потому что их нигде нет. Могу поклясться, что я сам видел, как цыплята их глотали. Посторонних лиц в помещении не было».
      Нетрудно себе представить, с каким волнением обсуждали мальчики эту запись, собравшись в тот же день вечером у
      Юрчика. Ведь осталось только три дня до конца вылуплива-ния цыплят из всех инкубаторов... А через две недели снова начнутся занятия в школе, и «кружок юных натуралистов» уж никак не сможет вести наблюдения. Неужели же так и не удастся им за оставшиеся три дня хоть
      что-нибудь заметить и найти хоть какую-то разгадку неприятной тайны?!
      — Вы ж будьте внимательны эти два дня, Юрчик и Сергей! — -сказал Олежка. — А на третий, последний, день мы пойдём снова все втроём наблюдать.
     
      На другой день после этого Юрчик изо всех сил торопился на дежурство в опытное хозяйство. Он бежал бегом, даже запыхался.
      А почему он так запыхался?
      А потому что после нескольких дней весенней оттепели сегодня утром снова подморозило и на тротуарах во многих местах были чудесные ледяные дорожки. Разве можно было равнодушно пройти мимо таких дорожек? Юрчик, конечно, не мог. Он обязательно должен был с разбега прокатиться по каждой скользанке хотя бы дважды!.. Возле скользанок толпились мальчики и девочки, каждому хотелось поскользить, так что пока Юрчик ожидал каждый раз своей очереди, время шло. И теперь, конечно, ему пришлось мчаться во весь дух, чтоб не опоздать на дежурство.
      Да вот уж и Научная улица!..
      Тут на углу были часы, Юрчик увидел, что не опаздывает, и немного замедлил шаг.
      Вдруг он заметил, что перед ним в том же направлении поспешно движется какая-то странная, но вроде бы знакомая фигура. Это была широкоплечая, высокая женщина. Размахивая руками, она быстро, большими шагами шла вперёд. Длинные полы её неказистого пальто и видневшейся из-под него юбки смешно болтались вокруг ног, обутых в огромные плоские ботинки.
      «А-а, — догадался Юрчик, — это ведь старая птичница! Значит, не я один сегодня чуть не опоздал!»
      Едва только он об этом подумал, как женщина вдруг по-
      скользнулась на замёрзшей лужице, неловко взмахнула руками, пытаясь удержаться на ногах, но не удержалась и плюхнулась на землю. Юрчик испуганно вскрикнул и бросился на помощь. Вдруг он увидел, что при падении из кармана старухи выпала какая-то жестяная коробочка, раскрылась и по подмёрзлому снегу раскатились блестящие зелёные шарики.
      — Что это такое?! — воскликнул Юрчик. — Таблетки?! Откуда они здесь?
      Птичница в тот же миг вскочила на ноги с неожиданной для такой старой женщины быстротой и ловкостью.
      Но, взглянув на коробочку и на растерянное лицо Юрчи-ка, она быстро обдёрнула юбку и засмеялась своим хриплым голосом:
      — Какие таблетки? Это же конфеты! Обыкновенные ментоловые конфетки от кашля! Полакомись, если хочешь, и помоги мне их собрать.
      Действительно... Юрчик вспомнил, что, когда он кашлял, мама покупала ему точно такие же конфетки. Машинально взял он одну, всунул в рот и сразу почувствовал её приятную сладкую прохладу. Юрчику стало стыдно своей глупой подозрительности. Он покраснел и стал быстро собирать рассыпанные конфетки в коробочку.
      — Приходится сосать эту гадость, — сказала женщина, — потому что слышишь, как я охрипла? Только ты никому не говори об этих конфетках. Никто ведь не знает, что я простужена, думают, что у меня вообще такой голос. И если узнают, то могут отстранить от работы, пока не пройдёт, а это меня совершенно не устраивает!
      Юрчик пообещал не говорить, хотя всё это показалось ему несколько странным.
      Но день прошёл без каких-либо осложнений. Цыплята вылупливались и потом увеличивались, как положено. Всё шло нормально, и только время от времени Юрчик замечал, что старая птичница как будто с некоторым беспокойством поглядывает на него.
     
      «Неужели она боится, что я разболтаю про её простуду? — подумал Юрчик. — Жаль, что она не знает, как хорошо я умею держать язык за зубами!»
      Вернувшись домой, Юрчик записал в дневнике:
      «5 марта. Наблюдения Юры: всё в порядке, все цыплята увеличились».
      Записал он это и задумался. А всё же подозрительно... Какое странное стечение обстоятельств: эта простуда... и ментоловые конфетки, удивительно похожие на увеличительные таблетки... Нет, всё это неспроста! Нужно посоветоваться с ребятами...
      Но ребята почему-то не шли. Да и не удивительно, ведь сейчас каникулы, во всех кинотеатрах демонстрируются для школьников интересные картины. Однако Юрчик волновался всё сильнее и сильнее и в конце концов решил, что он глупо сделал, не рассказав обо всём заведующему.
      И, не дождавшись товарищей, он снова побежал на Научную улицу. Уже смеркалось. Юрчик подошёл к воротам опытного хозяйства и увидел, что ворота заперты. Сквозь решётчатую ограду было видно, что окна двух домов на территории хозяйства темны. Юрчик изо всех сил застучал в ворота и закричал:
      — Эй-эй! Есть ли там кто-нибудь живой?
      И вдруг он увидел, как от дома, в котором находился небольшой завод, вырабатывавший увеличительные таблетки, метнулась в сторону какая-тр неуклюжая фигура. Бросилась к забору, с неожиданной ловкостью перемахнула через него и исчезла в глубине переулка.
      Недолго думая, Юрчик с криком ринулся за ней. Но догнать не смог и только увидел, как за углом мелькнуло знакомое пальто и длинная юбка.
      Да, это был не кто другой, как именно она, старая птичница! Она почему-то шныряла здесь, на территории опытного хозяйства, вечером, когда никого нет... И потом, услыхав стук и крики у ворот, так ловко перемахнула через забор! Старая женщина - и вот так прыгать?!. Как хотите, но это уж без сомнения подозрительно! Что же теперь делать? Каким образом узнать, что за человек эта старая птичница? Если она скрытый враг, то как её разоблачить?..
      Вдруг Юрчик вспомнил, как в прошлом году в школе при-
      ключилась одна история и он узнал, кто настоящий виновник. Это удалось ему сделать с помощью замечательного изобретения деда — карманного мыслеприёмника. Приложишь этот прибор к уху — и слышишь все мысли того человека, на которого смотришь, так, словно он произносит их вслух.
      Карманный мыслеприёмник! Да, немедленно нужно идти сейчас к деду и попросить у него этот прибор на завтрашний день. Под любым предлогом!
      Дед не откажет — хотя это изобретение до сих пор ещё, должно быть, не утверждено, но дед знает, что Юрчику можно доверить... Итак, не теряя времени скорее — к деду!..
      Дед и в самом деле не отказал. Он даже не настаивал на том, чтоб Юрчик рассказал, для чего ему нужен мыслеприёмник.
      — Ты можешь мне поверить, деда, что я беру его не для развлечения, а для очень важного дела! — сказал Юрчик. — Я тебе потом всё расскажу, ты можешь мне поверить.
      — Конечно, я верю тебе, — ответил дед. — Главное, что нужно помнить: как и прежде, об этом приборе никто не должен знать!
      Юрчик пришёл на опытное хозяйство, нарочно немного опоздав. В этот день дежурил Сергей. Юрчик заранее придумал правдоподобное объяснение своего прихода в неурочное время. Но ему не пришлось ничего объяснять. Заведующий, оое птичницы и Сергей, находившиеся возле инкубатора, были чрезвычайно взволнованы. У них были все основания нервничать; вылупливание цыплят в очередном инкубаторе только началось, а из отсаженных в клетку четверых цыплят ни один ничуть не увеличился!
      И вот, с неослабевающим, утроенным вниманием, все продолжали вынимать вылупившихся цыплят и вкладывать им в клювики таблетки, и потому на появление Юрчика никто не обратил внимания. Только старая птичница мельком взглянула на него. И Юрчику показалось, что он заметил в этом взгляде страх и злость.
      Тогда Юрчик немедленно достал из кармана зажатый в кулаке прибор, приложил его к уху и впился глазами в старуху. Какие-то непонятные звуки быстро-быстро зазвучали в приборе. Что это такое? Неужели это её мысли? Или, может, прибор испортился?..
      Юрчик отвёл глаза от старой птичницы и посмотрел на заведующего.
      «Придётся, наверное, сообщить обо всём профессору!» — озабоченно думал заведующий, и Юрчик отлично понимал его мысли, так хорошо, словно тот произносил их вслух. Значит, прибор действовал безотказно! Почему же нельзя узнать, о чём думает старуха?..
      Юрчик стал слушать её ещё раз — снова он услыхал только какую-то беспорядочную чепуху. И вдруг он понял: старая птичница думала не на нашем языке!.. Да, да!.. И это говорило о том, что была она не той, за кого выдавала себя. Она была чужачкой. И пробралась сюда, вероятно, с плохими намерениями!..
      Только одну минуту Юрчик соображал, что ему делать.
      Рассказать заведующему о своём открытии — нельзя, потому что нельзя ведь говорить о приборе. Но откладывать это дело тоже ни в коем случае нельзя — неизвестно, что может сделать эта старая ведьма?! Значит, нужно немедленно бежать к деду и обо всём ему рассказать. А дед вмиг решит, что делать дальше.
     
      Юрчик сразу сообразил, что сейчас, в рабочее время, дед должен быть з своей лаборатории, тут же, рядом с опытным хозяйством. И в самом деле, оп был там и, как всегда, обрадовался своему внуку.
      — Деда! — крикнул Юрчик, даже не поздоровавшись. — Вот слушай, что я сейчас узнал!
      И он быстро рассказал деду всё с самого начала: о том, как снова не все цыплята стали увеличиваться, а заведу10ш,ий решил не беспокоить деда, пока не проследит, в чём дело; и о том, как они — Юрчик, Олежка и Сергей — взялись помогать заведующему, и о том, как Юрчик увидел у старой птичницы коробку ментоловых конфеток, похожих на увеличительные таблетки, и как эта старая птичница перепрыгнула через забор... И про то, как он хотел разузнать, о чём думает эта женщина, которая, кстати, не так давно поступила сюда на работу. И как ничего с помощью мыслеприёмника нельзя было понять, потому что старуха эта думает, вероятно, на чужом языке!..
      — Так, так! — кивнул головой дед. — Всё это очень интересно. Но то, что она думает на непонятном для тебя языке, ещё ничего не означает. Может быть, она из какой-нибудь другой республики нашей же страны? Ты ничего не разобрал из того, что она думала? Может быть, хоть какое-нибудь одно слово?
      Юрчик задумался.
      — Мне кажется, — сказал он неуверенно, — вроде она несколько раз мысленно произносила «день же... день же...» и на меня при этом косилась как-то сердито или испуганно.
      — «День же»? — задумчиво переспросил дед. — День же... день же... Стой! А может, не «день же», а «денджер»?!. «Денджер» по-английски значит «опасность». Ну, конечно же, она думала об опасности, кото-
      рая ей угрожает!.. О, я вижу, дело гораздо серьёзнее, чем мы себе представляли! Можешь не беспокоиться, я теперь сам займусь этим делом. Беги себе домой, а завтра приходи вместе со своими товарищами проводить наблюдения, как и всегда.
      Юрчик отдал деду чудесный прибор и ушёл, а дед немедленно начал звонить по телефону в то учреждение, которое следит, чтоб никакие шпионы и диверсанты не могли причинять вред нашей стране.
      — Всё, о чём вы нам сообщили, чрезвычайно интересно! — ответили из этого учреждения деду, когда он обо всём рассказал. — Нам только что стало известно, что в нашу страну тайно пробрался один известный шпион по прозвищу Скил-фул. Но след его где-то потерялся, и мы до сих пор на него
      не напали. Возможно, эта ваша птичница как-нибудь связана с ним!?
      И они пообещали в тот же день направить на опытное хозяйство своего сотрудника, который под видом пожарной охраны будет бдительно следить за всем, что там происходит. И именно такого сотрудника, который хорошо знает английский язык...
      Заведующему тоже об этом сообщили, и, когда закончился рабочий день и в домах опытного хозяйства никого не осталось, по двору уже расхаживал высокий молодой человек в синей форме пожарника, зорко присматривавшийся ко всему вокруг.
      Этот пожарник встретил у ворот наших мальчишек, когда они все трое пришли на последнее своё дежурство. Олежка и Сергей не обратили особого внимания на появление тут нового, незнакомого человека, но Юрчик сразу
      догадался, по чьей просьбе усилили охрану хозяйства. К тому же ему показалось, что молодой пожарник едва заметно улыбнулся и кивнул головой, когда проходил мимо него.
      — Дорогие юннаты! — сказал заведующий, когда он сам, мальчики и птичницы приготовились к появлению цыплят в шестом инкубаторе. — Сегодня последний день ваших наблюдений в опытном хозяйстве. Поэтому сегодня вы будете не только смотреть, как все предыдущие дни, а и примете непосредственное участие в нашей работе. Каждую таблетку из банки я буду давать в руки одному из вас, а вы будете передавать её нашим уважаемым птичницам. Согласны?
      Мальчики страшно обрадовались. Вы сами нонимаете, что стоять и смотреть, как кто-то что-то делает, всегда бывает не так интересно, как делать самому! Итак, когда цыплята начали вылупливаться, первым начал передавать таблетки Олег, через несколько минут его сменил Сергей, и наконец — Юрчик, который стоял пока в стороне, приглядываясь — не произойдёт ли что-небудь подозрительное.
      Но всё шло спокойно. Вот Юрчик одну таблетку передал старой птичнице, вот другую, третью... Цыплята неуклонно увеличивались как полагалось.
      Вдруг, вручая птичнице очередную таблетку, Юрчик заметил, будто на её руке, протянутой к нему, блеснуло что-то зеленоватое... точно, он не ошибается!.. Старуха уже взяла в левую руку цыплёнка, собираясь положить ему в рот таблетку, но тут Юрчик неожиданно схватил её за руку.
      — Стойте!!! — воскликнул он. — Что у вас в руке?!
      Старуха испуганно выдернула руку, не разжимая кулака.
      Цыплёнок выпал из её левой руки на пол. С другой стороны подскочил к ней заведующий и тоже схватил её за правую руку и так сжал, что кулак сам по себе раскрылся, и все увидели на ладони два блестящих зелёных шарика!..
      Один шарик Юрчик только что передал ей, а другой — что же это за шарик?!. Это ведь ментоловая конфетка!..
      Старуха с возмущением посмотрела на заведующего и хотела что-то сказать, как вдруг её остановила громко произнесённая фраза.
      Все мигом оглянулись и увидели, что в дверях стоит молодой пожарник и, прижав руку к уху, смотрит на птичницу.
      «Дед дал ему свой прибор! — пронеслось в голове Юрчи-ка. — Он пон»л мысли старухи и ответил на её языке!»
      Да, он произнёс эту фразу не на нашем языке, поэтому никто ничего не понял. Но старая птичница, видно, поняла.
      С проклятием на устах бросилась она к окну, прыгнула на подоконник и уже занесла было руку, чтоб выбить стекло и выскочить во двор, но случайно запуталась в длинной юбке и полетела вниз!..
      Когда она падала, знакомая нам жестяная коробочка с ментоловыми конфетками выпала из кармана и покатилась по полу.
      В то же время с головы старухи слетел платок вместе с прядями седых волос, и все чуть не остолбенели, увидев перед собой стриженую ёжиком мужскую голову! С ненавистью и перепугом смотрел этот человек на всех.
      — А-а, так это вы, Скилфул, своей собственной персоной?! — со смехом воскликнул «пожарник» и, выхватив из кармана револьвер, добавил: — Руки вверх! И не вздумайте сопротивляться!!!
      Что же нам ещё осталось рассказать?
      Вы, вероятно, уже догадались, как всё это произошло.
      Соблазнённый мистером Квиком шпион переоделся старой женщиной и, использовав полученные на квиковских пти-
      цефермах знания, легко добился, чтоб его приняли на работу в опытное хозяйство.
      Выкрасть рецепт изготовления увеличительных таблеток было не так легко. Поэтому Скилфул решил пока накрасть как можно больше самих таблеток, чтоб потом сделать анализ и узнать, из чего они состоят. Но просто красть было опасно, потому что заведующий или же другая птичница могли б заметить, что цыплята ничего не глотают. И потому Скилфул надумал ловко подменять таблетки очень на них похожими — ментоловыми конфетками, которые продают во всех наших кондитерских магазинах. И это ему удавалось делать до определённого времени.
      Но случай с падением на улице и другой случай, когда Юрчик застукал его вечером во дворе опытного хозяйства и он едва-едва успел удрать, вселили тревогу в подлую душу шпиона. Так что он действительно всё время думал об опасности, когда появился Юрчик с мыслеприёмником. И д мал он об этом, конечно, на своём, а не на нашем языке...
      Обеспокоенный преступник решил побыстрее нахватать побольше таблеток и своевременно исчезнуть. Но оказалось, что мальчик Юрчик опередил его! И, несмотря на своё прозвище «Скилфул», что значит «ловкий», шпион был пойман.
      Так и не удалось мистеру Квику овладеть нашей научной тайной! И пришлось ему по-прежнему тратиться на корм для своих миллиона двухсот тысяч цыплят ежедневно и долго ожидать, пока они вырастут. Да ещё соревноваться с другими «куриными королями», которые в конце концов победили его, и мистер Квик разорился. Нам его нисколько не жаль!
      В дальнейшем на опытном хозяйстве всё шло как следует.
      Дед очень гордился своим внуком, проявившим такую наблюдательность, ум и смелость в опасном деле. Но самому внуку он старался не показывать этого, чтобы тот, чего доброго, не задрал свой курносый нос.
     
      На этом придётся закончить рассказ об удивительных приключениях мальчика Юрчика и его деда, учёного-изобретателя. Очень жаль, конечно, но ничего не поделаешь!
      Дело в том, что вскоре после событий, описанных в последнем рассказе, родители Юрчика поехали работать на стройку в самом дальнем конце нашей великой Родины. До сих пор как-то не пришлось к слову сказать о том, что мама и папа Юрчика были опытными строителями, и как только где-нибудь начиналась важная стройка, их всегда посылали туда. Так случилось и теперь.
      Юрчика они, конечно, взяли с собой. А дед остался работать в своей лаборатории научного института на Научной улице. Только теперь он уж не мог показывать каждое новое изобретение своему любимому внуку раньше, чем всем другим людям.
      А раз так, то, значит, не может.быть и новых рассказов о мальчике Юрчике и его деде. Можно, правда, рассказывать про Юрчика отдельно и про деда отдельно. Но, вы сами понимаете, это будут уж совсем другие рассказы!..
      Во всяком случае, можно сказать только то, что Юрчикин дед и в дальнейшем настойчиво работал над усовершенствованием своих удивительных изобретений и над придумыванием новых.
      И, если когда-нибудь, в будущем, живые существа смогут по воле человека увеличиваться и уменьшаться и люди смогут беседовать друг с другом, не произнося вслух ни одного слова, и смогут даже всю жизнь ничего не есть — кроме, конечно, мороженого и других вкусных вещей; если появятся ещё какие-то невероятные и небывалые изобретения, такие, каких-лу1Ы сейчас и представить себе не можем, — вы, навер-
      ное, сразу же догадаетесь, что во всём этом принимал участие дед Юрчика.
      А возможно, и Юрчик ему помогал. Ведь он давно уже решил всегда учиться на пятёрки, чтобы стать учёным и помогать деду.
      Пока он вырастет и выучится, пройдёт немало времени, но можете быть уверены, что мечты его осуществятся, и они с дедом будут долго работать вместе. Ведь сейчас дед ещё не совсем старый, а к тому времени, когда Юрчик подрастёт и дед постареет, люди обязательно изобретут средства, уничтожающие всякие болезни и продлевающие жизнь.
      До нас дошли слухи, будто Юрчикин дед сейчас уже работает над таким изобретением, чтоб люди вообще никогда не старели и не умирали.
      Но не все люди, а только хорошие. Такие, которые за всю свою жизнь никого не обидели и не причинили никому горя.
      Вот то уж будет чудесное изобретение, самое лучшее из всех! Тогда каждый, кому захочется дёрнуть девочку за косу, обидеть товарища или принести из школы двойку и тем самым огорчить своих родителей, — каждый такой недоумок невольно хорошенько подумает, прежде чем такое делать, потому что кому же хочется сокращать себе жизнь!..
      А разные преступники, шпионы, капиталисты и фашисты, поджигатели войны — все те, кто только то и делают, что приносят людям горе?! Им уж определённо придётся или раз навсегда покончить со своими чёрными делами, или погибнуть.
      Хотя нужно заметить, что даже и без чудодейственного изобретения вся такая людская нечисть рано или поздно будет уничтожена. Справедливость и добро всё равно возьмут верх над злом, рано или поздно. И все хорошие люди на свете стараются, чтобы произошло это как можно раньше.
      Однако хватит, пора кончать книжку!
      О многом ещё можно беседовать, но всё это уже не относится непосредственно к мальчику Юрчику и его деду.
      Итак, до свидания, дорогие читатели! Спасибо за внимание!

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru