На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека




Ликстанов И. «Зелен камень». Иллюстрации - Б. Винокуров. - 1949 г.

Иосиф Исаакович Ликстанов
«ЗЕЛЕН КАМЕНЬ»
Оформление Ю. Рейнера, иллюстрации Б. Винокурова. - 1949 г.


DjVu



HAШA PEKЛAMA
Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.



  BAШA БЛAГOTBOPИTEЛЬHOCTЬ
  ПOOЩPИTЬ KOПEEЧKOЙ


 

Сделал и прислал Кайдалов Анатолий.
_____________________

 

      ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
     
      Глава первая
     
      Девушка и молодой человек вышли из здания Горного института — старинного кирпичного здания, казавшегося особенно массивным, строгим в этот солнечный вечер, и пересекли улицу. Институт, Геологический музей. Уральское геологическое управление остались позади. Когда перед ними открылась широкая улица с плитяными тротуарами и резными домишками, они на минуту
      остановйлисб. Девушка, полная, высокая, почта одного роста со своим спутником, едва заметно улыбалась.
      — Запомним этот час, Павел, — проговорила она. — Посмотри на институт: ты больше не увидишь его.
      — Как студент — да, как инженер — конечно, буду здесь частым гостем, — возразил он. — Почему тебя пе былО при вручении дипломов?
      — Пришлось задержаться в лаборатории. А Ниночка Колыванова была?
      — Да... Она просит нас притти сегодня вечером. Завтра Фёдор уезжает в Краснотурьинск. На прощанье немного потанцуем... Пойдёшь, Валя?
      — Нет, мне не до танцев. — Она взяла Павла под руку. — Ниночке тоже тяжело, но она храбрится, а я не могу. Как только подумаю, что послезавтра начнётся такая долгая разлука... Впрочем, не хочу и не буду киснуть. Расскажи, как прошло торжество.
      — Очень скромно. Директор произнёс маленькую речь, призвал нас высоко держать знамя советских горняков. Представитель министерства вручил дипломы, а гости аплодировали.
      — Он что-нибудь говорил тебе?
      — Сказал, что практика восстановительных работ в Донбассе открыла мне путь к самостоятельной деятелтэ-ности в Егоршино.
      — Значит, с самоцветами кончено?
      — Нет, не кончено, — ответил он серьёзно. — Камни откладываются на неопределённое время, но не отменяются. О камнях я не забыл, самоцветы остаются моим любимым делом. Уверен, что рано или поздно займусь нашими хрусталями, нашими дивными хризолитами... А сейчас — да здравствует уголь! В Донбассе я полюбил угольщиков — боевой, славный народ.
      — И останешься угольщиком навсегда! Ведь ты ничего не можешь делать наполовину.
      — йто плохо?
      — Нет, конечно хорошо! Но чувствую, что с самоцветами кончено навсегда. Представитель министерства больше не говорил с тобой о переходе в кадры цветной металлургии, о Новокаменске?
      — К сожалению, нет... Но раскланивается так, будто считает разговор незаконченным.
      — Я была бы счастлива, если бы ты очутился в Новокаменске.
      — И как хочу этого я!
      — Потому что Новокаменск — это альмарины? — лукаво спросила девушка.
      — И альмарины и ты! — возразил ои улыбнувшись. — Хоть летом мы были бы соседями.
      — Но Новокаменск приходится считать несбывшейся мечтой. Л вот когда ты сегодня получил пиоьмо, я подумала, что это ответ Треста самоцветов на твой проект о развитии промысла хризолитов. Потом я так горько разочаровалась... Ты не узнал, кто такой Халузев?
      — Нет... Спрошу у мамы, может быть она знает.
      — Странное письмо...
      — Да... Как говорится, загадочное...
      На улице Ленина, на плотине, было людно. Городской пруд ярко отражал прозрачные закатные огни. Но только в сквере у дворца пионеров молодые люди, оторвавшись от своих мыслей, почувствовали красоту вечера. Отсюда, с самой высокой точки Горнозаводска, был виден весь город. На фоне пылающего неба рисовались уже затуманенные силуэты привокзальных мельниц и элеваторов. На западе дымы металлргического завода казались чёрными, на севере чешуйками золотого панцыря блестели стёкла в корпусах машиностроительных предприятий.
      Струйки воды беззвучно падали изо рта чугунных лягушек в восьмиугольную чашу фонтана. Колонны дворца пионеров отсвечивали розовым, казались про-
      зрачйымй и невесомыми, но тени сгущались, в сквере лёгкая весенняя зелень уже потемнела.
      — О чём думает человек, только что ставший инженером? — тихо и не глядя на Павла, спросила девушка, когда они сели у фонтана.
      — Завтра множество хлопот... О чём думает человек, с которым я послезавтра расстанусь?
      — Вот о чём: ты стал инженером, получишь самостоятельный участок, я через месяц уеду на практику в Кудельное. А мечтала, что мы вместе пойдём в гроты рудяные, в пещеры самоцветные...
      Её голос прозвучал по-детсии жалобно. Павел прижал нежную, тёплую руку девушки к своей щеке. Его ждала трудная работа в новом горняцком посёлке, ещё не обозначенном на областной географической карте. Трудности не пугали, к тому же он был уверен, что через два года после окончания института Валентина приедет к нему навсегда, и посёлок, уже выросший к тому времени, может быть станет их второй родиной.
      — Кто обещал не киснуть? — мягко сказал он девушке.
      — Прости, больше не буду, — вздохнула она. — Даже в театр завтра пойду. Мне обещали три билета на премьеру в драматический. Понравится ли Марии Александровне, что в последний вечер я буду с вами?
      — Чудачка ты! Мама так любит тебя. И знаешь, — вдруг решил он, — ты очень похожа на маму, особенно в эту минуту.
      — Какое сравнение! — запротестовала Валя. — Мария Александровна красавица...
      — А ты дурнушка!.. На улице все смотрят только на тебя.
      — Ты уверен? — Она зарумянилась, стала рыться в сумочке и вынула руку; на розовой ладони лежало несколько крупных огранённых камней: золотисто-зелёный
      хризолит, тёплый, густой аметист, бледноголубой строгий аквамарин и пепельно-серебристый горный хрусталь.
      — Возьми один, смотри на него почаще и помни обо мне, — сказала девушка.
      Павел выбрал хризолит.
      — Встарину он считался камнем надежды, — напомнила Валентина.
      — Да, я знаю...
      Солнце скрылось. Из далёкого карьера прикатил грохот взрыва и, поворчав, затих,
      — Не провожай меня, — сказала Валентина. — Порадуй маму дипломом. Ведь она обещала приехать сегодня.
      Они расстались. Валентина вышла на улицу Либкнех-та, продолжая мысленно беседу с Павлом. В асбестовых карьерах Кудельного она будет думать только о нём. Не радует даже то, что она проведёт лето в двух шагах от своего славного дядьки. Вторая разлука! В военное время Павел бросил институт, чтобы принять участие в восстановлении Донбасса. Вернулся орденоносцем, кончил курс с отличием и вот опять уходит на уголь, решительно отказавшись от предложенной аспирантуры. Он, как всегда, ищет трудного дела, он верен себе, но... разлука — это тяжело.
      Крайние окна третьего этажа в угловом доме нового квартала были освещены. Взбежав по лестнице, Павел открыл дверь своим ключом.
      — Павлуша? — окликнула мать. — Покажись
      Сделав шаг навстречу, Мария Александровна поцеловала его и отстранилась, рассматривая сына с улыбкой.
      — Как видно, всё в порядке, — отметила она. — Как я рада, что снова дома!.. Вы с Валей вспоминали обо мне? Последним и самым коротким этапом командировки
      был Новокаменск. Видела дяДю Валентины — доктора Абасина. Замечательный человек! Он просил меня задержаться в Новокаменйке, но я устроилась с попутной машиной и привезла пуд пыли.
      Права была Валентина, назвавшая мать Павла красавицей: она была наделена спокойной, открытой красотой, которая, изменяясь с годами, не проходит никогда. Марии Александровне исполнилось уже сорок девять, но седина лишь слегка тронула гладко зачёсанные тёмные волосы; морш;инки в уголках глаз ленсали едва приметной тенью. Серые глаза смотрели прямо и честно.
      — Ты здоров?.. Как поживает Валя?
      — Немного хандрит... Велела мне скорее показать тебе вот это...
      Мать прочитала диплом и обняла Павла.
      — Сын инженер... — медленно проговорила она, вслушиваясь в эти слова. — Значит, послезавтра уедешь? — И тут же прервала себя: — Иди мыть руки, и сядем за стол: я проголодалась. — И лишь тогда, когда Павел вышел из комнаты, она вытерла глаза.
      Дальше всё было обычно. Мать и сын всетились в столовой. Наливая чай и готовя бутерброды, Мария Александровна расспросила Павла о торжестве вручения дипломов, о городских новостях. Потом зажгла лампу на книжном столике, закуталась в платок и села на кушетку.
      — Садись рядом, — предложила она Павлу. — Мне кажется, что гы озабочен..,
      Павел стоял перед балконной дверью, глядя на улицу.
      — Да, немного, — ответил он не сразу. — Скажи, тебе знакома фамилия Халузев? — Он вынул из кармана распечатанное письмо, посмотрел подпись: — Да, Халузев, Никомед Иванович. Необычное имя...
      Он обернулся к матери и застал её врасплох: она смотрела на него, сдвинув брови, неприятно удивлённая.
      — Халузев? Да, я знаю такого человека, гранильщика Халузева. Через несколько месяцев после исчезновения твоего отца Халузев пришёл ко мне, старался оправдать Петра Павловича, предложил мне помощь. Как видно, знал, что я нуждаюсь... Я попросила его оставить меня в покое и с тех пор видела его лишь мельком два-три раза... Чего он хочет?
      — Просит навестить его.
      — Ты пойдёшь?
      — Нет.
      — Почему?
      Он сел рядом с матерью, проговорил вдумчиво:
      — Зачем я пойду! Когда я уезжал в Донбасс, ты рассказала мне то, о чём всегда молчала: о вашем браке с Петром Павловичем. Я верю каждому твоему слову. А этот Халузев упоминает об отце. Вот посмотри.
      Она прочитала письмо и вернула его Павлу.
      — Но мне кажется, что всё-таки надо навестить старика. Это просьба умирающего. Её нужно выполнить, Павел...
      — Как жаль, мама, что у тебя нет портрета отца... — нерешительно проговорил он.
      — Были фотографии... Я уничтожила их, как только убедилась, что он оставил нас навсегда. Конечно, я поступила неправильно. Портрет надо было сохранить для тебя. — Спеша закончить разговор, она встала: — Спокойной ночи, Павлуша!
      — Спокойной ночи! — сказал он и поцеловал её в лоб.
      В своей комнате Павел зажёг свет и опустился в кресло. Прислушался — ни звука. О чём думает, что переживает мать в эту минуту? Конечно, она уверена, что разговор Павла с Халузевьш так или иначе коснётся её отношений с отцом.
      Со странным чувством Павел перечитал письмо, написанное нетвёрдой рукой:
      «Многоуважаемый Павел Петрович!
      Покорнейше прошу вас в день получения диплома или в ближайшее время после того навестить недужного, прикованного к одру. Дайте покойно помереть старику, почитателю вашего отца, незабвенного Петра Павловича. Жительство имею по улице Мельковке, дом № 53. Не откажите в просьбе умирающему.
      С искренним уважением
      Халузев Никомед Иванович».
      Гранильщик Халузев ставил спокойствие своих последних минут в зависимость от встречи с Павлом. Что хотел он сказать сыну Петра Расковалова, что мог он добавить к тому, что знал Павел об отце? А что Павел знал о Петре Расковалове, инженере «Нью альмарин ком-пани» в Новокаменске, кроме того, что Пётр Павлович Расковалов был видным геологом, что Мария Александровна вышла за него против воли отца, ссыльного врача в Новокаменске, что Пётр Павлович Расковалов внезапно покинул Марию Александровну, только что ставшую матерью, больную и одинокую, что он погиб в дни гражданской войны при железнодорожной катастрофе в Сибири, как об этом сообщил Марии Александровне некий Ричард Прайс, как-то связанный с отцом...
      Все эти отрывочные и смутные сведения ни в какой степени не касались его, Павла Расковалова.
      Судьба отца до сих пор затрагивала его вряд ли больше, чем судьба полузабытого литературного героя, и всё же, когда он перечитывал письмо Халузева, сердце тепло отзывалось на слово «отец».
      в открытое окно донеслись приглушённые звуки патефона. «У Ниночки танцуют, — подумал Павел и вернулся к письму. — Халузев, гранильщик Халузев, — повторил он. — Должно быть, глубокий старик, вроде мил-друга...»
      На цыпочках Павел прошёл в переднюю. Свет в комнате Марии Александровны не горел. Всё же, приоткрыв дверь её комнаты, он шёпотом сказал:
      — Может быть, я уйду на полчаса, мама...
      Показалось, что мать шевельнулась; подождал — она не ответила. Бесшумно закрыв дверь, он снял трубку телефона, набрал номер.
      На первом же гудке вызванный номер отозвался.
      — Кого там требуется? — послышался старческий, весьма сердитый голос.
      — Это я, Георгий Модестович. Не спите ещё?
      — А, Павел, человек честных правил, куда подевался?--радостно прокричал тот, кого Павел назвал Георгием Модестовичем. — Нет, я и не ложился. Я, знаешь, в бестемные ночи, почитай, вовсе не сплю. А ты, сын милый, зачем в звонки звонишь, с Валюшкой не гуляешь? Для вас самое настоящее время. Что, Валюшка здорова?
      — Все здоровы... Спать не хочется, Георгий Модестович.
      — Ну, значит, ты мне дружба... Да что это мы по проволоке через улочку перекликаемся! Ты, знаешь, ко мне беги. У меня самовар наставлен. Беги чаевать, сын милый! Всё. Положь трубку!
      Когда Павел вышел на улицу, белая ночь была в полной силе. Небо высилось над спящим городом, ясное и прозрачное. Полоса плотного розового света лежала на горизонте, и нельзя было сказать, где, в какой точке этого светоносного облака подготавливалось рождение солнца.
      Приземистый особнячок с мезонином в глухом переулке был пожизненно закреплён за Георгием Модестовичем Семухиным, художником камнерезного и гранильного дела. Орденоносец, почтенный участник многих выставок, персональный пенсионер, здесь он и жил со своей семьёй. Старенький Георгий Модестович присаживался к станочку редко, но его не забывали. По крутой лестнице в мезонин иной раз поднимались большие учёные и почтительно толковали со стариком о причудах самоцветов. Покряхтывая, взбирались на верхотурку друзья Георгия Модестовича, знатные гранильщики, пошуметь за рюмкой водки об уральской и екатеринбургской грани. Наведывались сюда с таинственным видом искатели камня — горщики, показывали удивительные находки, позволяя себе в исключительном случае скупую похвалу: «Добрый камень... ничего, подходящий камень». Порой здесь открывались чудеса, достойные алмазного государственного фонда. Георгий Модестович становился озабоченным, сердитым, садился за свой станочек и забывал о времени и еде.
      У Георгия Модестовича, шефа школьного минералогического кружка, каких много в Горнозаводске, Павел и Валентина бывали запросто. Старик, которого они за-глаза называли мил-другом, обращался с ними строго, покрикивал, если они своевольничали за его станочком, но в добродушные минуты рассказывал удивительные истории о редкостных камешках, о горных тайно-стях.
      — Нет, не сплю и не собираюсь, — сказал старик, когда Павел сел против него за стол, накрытый клеёнкой, и налил себе чаю. — Коротаю ночь с думками своими да чаёк тяну. Посиди, посиди со мной, сын милый. Разговор заведём, враз умнее станем.
      Прихлёбывая из каменной кружки с лазоревыми цветочками, старик, улыбаясь, смотрел на Павла. На первый взгляд странное несоответствие было между синими, даже сиреневыми детскими глазками Георгия Модестовича и громадными усами, которые густо разрослись под круглым красноватым носом и соединились с такой же бородой, буйной, жёсткой, изжелта-белой.
      — Что давно не бывал? Я, поди, соскучился по тебе да по Валюшке.
      Узнав, в чём дело, он потянулся через стол, легонько потрепал Павла по плечу и проговорил с уважением:
      — Ну, поздравляю, поздравляю, горный инженер! Знал я, знал, конечно, что ты диплом держишь: в газете про тебя писали, как же!.. Ты теперь для государства нужный человек. В «горе» работать — это-, знаешь, не на кулачках боксом драться, да... И когда это вы с Валюшкой поднялись, когда успели — не постигаю!
      Вскочив, он прошаркал через просторную и почти пустую комнату, выдвинул из-под железной койки пёстрый сундучок невьянской работы, порылся в нём, сунул что-то колючее в руку Павла и свёл его пальцы в кулак.
      — Возьми, коли по душе придётся, — сказал он сердито, сел на место и снова замерцал своими сиреневыми глазками.
      Павел разжал пальцы; на ладони лежала звезда густого рубина.
      — Что это вы, Георгий Модестович, такую ценность! — запротестовал он.
      — Ты не о рублёвке думай, а на работу гляди! Сколько ко мне ходишь, а умён ещё не стал! — прикрикнул на него гранильщик обиженно. — «Ценность, ценность»! Сам знаю, что ценность. А грань-то какова, вот о чём думай...
      Ваша грань, что тут ещё скажешь!
      Восхищение, прозвучавшее в голосе Павла, разгладило морщинки, набежавшие на выпуклый лоб Георгия Модестовича.
      — Ну и носи, будь здоров-удачлив, — пожелал он. — На пиджак нацепи, коли своего ордена по скромности не носишь, вот так... Я рубин люблю. Говорят, что он крови сродни, а я этого не признаю. Пустой разговор! Рубин, знаешь, есть сгущение огня, рубин-камень от огня взялся. Милый камень, тёплый. У меня и для Валюшки Абаси-ной такая звёздочка наготовлена. Ты ей не сказывай. Девицам, знаешь, только несуленый подарок дорог...
      Вдруг он сорвался с места, открыл дверь на балкончик, распахнул боковое окно и погасил лампочку, свисавшую над столом. Тотчас же всё преобразилось, всё наполнил тончайший свет — и синий, и чуть желтоватый, и точно розовый. Светоносное облако на востоке, будто заворожённое тишиной, лежало неподвижно. Невозможно было ввести эту красоту в рамки человеческого представления. Ни один пурпурный, вишнёвый, красный камень не мог бы послужить мерой для лёгкого, живого света, разлившегося между небом п землёй.
      — Видишь, какое богатство батюшка Урал кажет нам, глупым! — с глубоким радостным вздохом прошептал Георгий Модестович. — Климат наш строгий — и вдруг такая благодать! Кто видит и понимает, тот богат, а кто проспит, тот беден, мне его жалко. Так ли?
      — И какая тишина! Можно сказать, что нет ни атома звука.
      — Хорошо придумал, — одобрил старик. — Атом — ведь это весьма мало, ногтями никак не подцепишь.
      Закрыв окно и дверь, Георгий Модестович накинул на узенькие плечи меховую кацавейку, присел к столу и налил гостю свежего чаю.
      — Так глянулась тебе звёздочка-то?
      — Хороша! — ответил Павел, любуясь подарком, —
      Ключевой средний камешек даёт цвет озерком, и глубина у него небольшая. Цвет днём и при ярком свете будет хорошо виден... Лучи вы огранили в форме коротких мечей. Тут цвет показан в мыске переливом. Оправу заказали из чернёной стали, как бы скрыли её. Лучи свободны...
      — Самостоятельные лучики, — признал Георгий Модестович. — Понял гранильщика, ничего не скажу.
      — Кстати, — проговорил Павел, продолжая рассматривать звезду, точно не придавая значения своему вопросу, — вы ведь всех уральских мастеров гранильного дела знаете. Об одном из них я от вас не слыхал. Знали ли вы Халузева, Никомеда Ивановича?
      Остолбенев на минутку, Георгий Модестович уставился на Павла; тот всё любовался рубиновой звездой.
      — Откуда ты такое подхватил? — поинтересовался старик. — Где слышал про гранильщика Халузева? От кого?
      — Случайность... Вот узнал, что в Горнозаводске есть гранильщик Халузев.
      — Кто говорил? Говорил-то кто? — крикнул старик, начиная сердиться. — Какой дурак тебе сказал, что Никомедка мастер! Да он за всю свою жизнь камня на гранильный круг не ставил. Ишь, гранильщика нашёл! Гранил, гранил Никомедка камень, да потаённо, чужой рукой. Наживался он, впрочем, не на камне. Хищеное золото скупал. Мельковский житель, одно слово! Ты бы брехунов в охапье да в воду. Вот пускают же лаву!..
      — Бы с Халузевым дело имели?
      — Ещё что придумаешь! Мне до него интереса нико-ти не было. Давно уж его не видел. Л1ол<ет, в одночасье и помер за ненадобностью.
      — За ненадобностью! — усмехнуля Павел, — Чело-Р!ек не из весьма уважаемых?
      — Какое там уважение! Ну, понятно, если бы старый режим, упаси бог, сохранился, в большие люди вышел бы. А так что: притаился одиночкой в своём домишке, булочками торговал.
      Георгий Модестович запнулся, отодвгшул кружку, как досадную помеху, быстро пожевал губами и помрачнел.
      — Пойду, — сказал Павел. — Всё же ночь это ночь. Надо спать.
      — Иди, иди! — согласился старик, пробежался по комнате и пошёл проводить гостя. Выйдя на каменное крыльцо, он проговорил отрывисто: — Ты вот что... Я тебе сейчас умный совет дам: не вяжись с таким народом, не твоя компания.
      — А вы думаете, что я могу водить компанию с Халузевым? — улыбнулся Павел.
      — Вот я и говорю — не вяжись. Совсем лишнее. Понял?
      Проводив его довольно сумрачным взглядом, Георгий Модестович поёжился под своей кацавейкой и, запирая дверь, пробормотал: «Откуда он о папашином знакомце прослышал, о паучке мельковском?» и сердито фыркнул.
      Дом спал, и поэтому шумной показалась группа молодых людей, спускавшихся по лестнице. Среди прочих были здесь и знакомые Павла: инженеры-угольщики, один из его однокашников, несколько девушек.
      Они возвращались с вечеринки у Колывановых, соседей Расковаловых. Павла обступили.
      — А мы надеялись увидеть у Колывановых вас и Валю Абасину.
      — Мы не обещали Нине Андреевне быть.
      — Нина Андреевна на вас сердита.
      — Придётся просить прощения.
      — Павел Петрович, дорогой мой! — подхватил его под руку не совсем молодой человек, одетый так, что сразу бгло видно, что это артист, и действительно, дто
      был артист оперы. — Решите наш спор единым словом: что это — вещь или не вещь?
      Из жилетного кармана он вынул большой, небрежно огранённый топаз. Подбросив камень на ладони, посмотрев на свет, Павел возвратил его хозяину.
      — Стекло, — коротко определил он.
      Раздался взрыв хохота.
      — Как стекло! — завопил артист. — Мне клялись, что эго иастоящий топаз! Я за него сто двадцать отдал!
      — Вы заплатили не за камейь, а за урок, — пошутил Павел. — Не покупайте камень с рук, наобум. Да вы не отчаивайтесь, даже знаменитый Гумбольдт оказался простаком: какой-то екатеринбургский ловкач всучил ему стеклянные печатки за полноценные хрустальные.
      — Вы подумайте, опять стекло! — горевал артист. — А я был так уверен...
      В два прыжка Павел поднялся по лестнице к себе.
     
     
     
      Глава вторая
     
      День прошёл в больших и малых заботах. Уже второй раз Павел надолго покидал родной город, но первая разлука началась почти внезапно: он, не задумываясь, отправился в Донбасс, как только понадобились работники для восстановления угольных шахт. Теперь, прощаясь с Горнозаводском, он распорядился последним днём так, чтоб увидеть как можно больше в зоркий час расставания.
      Он любил отот город, большой, шумный, богатый, и любовь легко находила поводы для гордости.
      Он любил даже воздух Горнозаводска, иемного дымный, слегка отдающий в морозные дни запахом хвои, воздух, в котором слилось дыхание большой индустрии и природы, все еще почти девственной, начинавшейся сразу за городской чертой. В этот день Павел особенно остро чувствовал то, что составляет душу основного уральского горного гнезда, содержание его жизни, главный смысл его суш,ествования — труд, невероятно разнообразный и неизменно напряженный.
      В Донбасс Павел уехал тогда, когда Горнозаводск уже устроил, обжил и развернул сотни предприятий, переведенных с запада в глубокий тыл. Город как бы превратился в заводской двор; в зрительных залах клубов шумели станки, на газонах лежали заготовки и пушисто круглились вороха блестящей стружки. Главное заводское шоссе напоминало прифронтовую дорогу: тягачи тащили вереницы зениток, только что выпущенных из цехов, грузовики увозили авиабомбы в решетчатых ящиках, пробегали танки со свежими ожогами электросварки на бортах.
      Город был озабочен и грозен: уральцы помогали фронтовикам бить врага насмерть.
      Некоторые заводы с наступлением мирного времени отправились на старые места, но город не почувствовал этой убыли. Мирные дни принесли не затишье, а новый подъем энергии. Горнозаводск дышал глубоко, жарко. Он строил и монтировал доменное оборудование, экскаваторы, моторы, химическую аппаратуру, штамповал пластмассу, бросал в степи Казахстана тяжелые буровые станки, гранил самоцветы, катал трансформаторное железо, навивал бобины электропровода, полировал медицинский инструмент. Время было мирное, но во всем чувствовалось великое наступление. Цель этого наступления заключалась в одном слове — коммунизм, этим жил Урал, как и вся страна.
      С мирным временем пришла забота и о самом городе. Асфальт ложился на старый булыжник, вдоль улиц поднимались чугунные фонари-канделябры, на окраинах строились кварталы новых домов, сменявших обветшавшие бараки.
      Павел улыбнулся, увидев пятитонную машину, высоко нагруженную детскими двухколесными велосипедами: завод детских велосипедов в военное время давал военное снаряжение. Потом, проходя мимо здания облисполкома, он увидел хоровод ребятишек, мчавшихся вокруг фонтана на велосипедах, и залюбовался пестрой картиной.
      Улица Ленина шумела. Здесь в последнее время было построено особенно много; все было велико, внушительно. От театрального сквера, где на серой гранитной скале лицом к любимой Москве стоит памятник Ленину, открылся вид На здание Политехнического института имени Кирова.
      Горнозаводск развертывался перед Павлом многогранный и деловитый. Павел рос с этим городом, и порой ему казалось, что он прожил и сделал гораздо больше, чем это было в действительности. Теперь он чувствовал, что главное впереди, — и это было острое, тревожное, радостное чувство.
      Свое назначение на далекую шахту, заброшенную в тайге, молодой инженер воспринимал как одно из бесчисленных условий великого всенародного движения к заветной цели.
      Помнил ли он о Мельковке, о Халузеве? Да, помнил, но посещение Халузева он поставил в самом конце деловых забот, неосознанно желая необычное сделать обычным, не имеющим особого значения.
      Домой Павел вернулся в шестом часу вечера. Матери не было; она оставила записку: «Обед в духовке. Валентина звонила. Встретимся у театра».
      Он пообедал, переоделся и подумал:
      «Теперь — последний визит».
      Почти безлюдная улица открылась перед Павлом, малопроезжая, с узкой полоской булыжной мостовой. Казалось, тишина Мельковки шла от почерневших бревенчатых домишек, щедро украшенных резьбой, от плотно занавешенных окон. Автомобильные гудки и шум трамвая доносились с Привокзальной плош;ади смутными отголосками.
      «Полюс спокойствия», улыбнулся Павел.
      Фамилии домовладельцев были обозначены на жестянках, прибитых под козырьками калиток. Рядом со стандартным фонарем № 53 он увидел табличку «Дом Н. И. Халузева» и, отступив на край тротуара, окинул взглядом жилище мельковского обитателя — плотно сложенную из толстых бревен пятистенку на высоком фундаменте синеватого шарташского гранита. Бросилось в глаза, что все окна, кроме одного, несмотря на ранний час, забраны ставнями.
      «Крепкий домок», подумал он, поднявшись на крылечко, протянул руку к звонку старого фасона с надписью вокруг вентиля «Прошу повернуть» и не успел позвонить.
      Послышался шорох, шаркнул засов, звякнула цепочка, дверь приоткрылась, и слабый, глуховатый голос с мягким старческим придыханием медленно произнес:
      — Добро пожаловать, дорогой, взойдите!
      Это было неожиданно и неприятно: Павла поджидали.
      — Пикомед Иванович? — спросил он, ступив через порог.
      — Точно, точно! Прошу!
      В сенцах было темно. Халузев запер дверь и, придерживаясь за стену, медленно прошел мимо гостя, показывая дорогу.
      — Сюда пожалуйте! — приговаривал он. — Спокойненько идите, приступочков нету.
      Через темную переднюю они вошли в комнату, в которой было открыто лишь одно окно из трех. Наконец Павел смог разглядеть Халузева. Перед ним стоял тщедушный седобородый старичок, как видно очень взволнованный. Пальцы костлявых, болезненно белых рук, дрожа, перебирали прядки в кисточке шелкового пояска .на серой сатиновой косоворотке.
      Склонив голову, Никомед Иванович некоторое время смотрел на Павла, потом вдруг обмяк и тяжело опустился в кресло у круглого стола.
      — Вот и ослабел, — проговорил он тихо и вытер глаза платочком. — Дождался и ослабел. Не обращайте внимания, Павел Петрович. Недавно после воспаления легких встал. Случайно выжил. Слаб весьма. Доктор долгих дней не сулит.
      — Я думал, что вы лежите...
      — Лежу, лежу, голубчик... А сегодня вот встал. Как же! Все в окошечко глядел. Знал, что к умирающему придете. Издали увидел вас...
      — Вы меня знаете, — сказал Павел, глядя на колечко с ярким зеленым камешком, свободно сидевшее на безымянном пальце правой руки старика, — а мне не приходилось с вами встречаться.
      — Да нет же, встречались, много раз встречались! — усмехнулся Халузев. — Только вы меня не замечали. Старички народ неприметный для молодежи. А я вас видел и когда вы в школу бегали, и когда на стадионе «Динамо» по боксу отличались, и когда в инсэтгтут ходили. Как же! Мне легко было всюду поспеть: булочками я торговал от артели имени восьмого марта. Булочка кругленькая, она катилась, а я за нею... — Он рассмеялся хрупким смехом и затем долго не мог отдышаться. — Только на военное время потерял вас. Уж очень вы ско-
      ренько в Донбасс собрались. — Он призадумался, упершись кулаками в колени, наклонившись к Павлу. — А ведь вы, дорогой, передо мной в долгу, хоть напоминать и не стоило бы. Сколько я за вас свечей сжег... Верите ли?
      — Я вам очень благодарен... если не за свечи, то за внимание...
      — Вот, вот, внимание! — с чуть насмешливой улыбкой подтвердил Халузев и тут же посерьезнел. — Вы единственный сын моего спасителя от лютой смерти покойного Петра Павловича Расковалова. Я должен был его волю выполнить.
      Медленно пройдя через комнату, Никомед Иванович выдвинул ящик стеклянной горки, сдул пыль с того, что достал, приблизился к Павлу и молча протянул пакет из жесткой, сильно пожелтевшей бумаги. Впервые Павел увидел крупный, резкий почерк своего отца. Надпись на конверте гласила:
      «В случае преждевременной смерти моего сына вручить жене моей г-же Расковаловой Марии Александровне
      ЕГО БЛАГОРОДИЮ ГОРНОМУ ИНЖЕНЕРУ г-ну РАСКОВАЛОВУ ПАВЛУ ПЕТРОВИЧУ»
      Павел поднял голову; Халузев смотрел в упор, точно подстерегал каждое движение.
      — «Его благородию»?.. Кажется, право на это звание получали кончившие высшее учебное заведение. Отец был уверен, что я стану горным инженером?
      — Веры не было, а надежда имелась, — слегка пожав плечами, ответил Халузев. — По надежде и сбылось.
      — А если бы я не стал горным инженером?
      — Все равно волю Петра Павловича я при случае пынолнил бы. Прошу пакет вскрыть.
      Перочинным ножом Павел взрезал коНЁерт по верхнему краю, вынул сложенный вчетверо лист тонкой полотняной бумаги, пробежал взглядом по строчкам и почувствовал облегчение: почти ничего о матери.
      Снова, уже внимательно, он прочитал краткую завещательную записку:
      «Сын мой!
      Разыщи г-на Халузева Никомеда Ивановича, проживающего в г. Горнозаводске, по улице Мельковке, в собственном доме, № 53.
      Вручи г-ну Халузеву Н. И. завещание и вступи во владение завещанным, если г-н Халузев Н. И. не предъявит встречный документ, лишающий данную запись ее законной силы.
      В случае установления деловых отношений с г-ном Халузевым Н. И. соблюдай уважение младшего к старшему, искренне желающему тебе добра.
      Надеюсь, что мой подарок будет употреблен тобою с пользой, может быть послужит основанием благополучия как твоего лично, так и твоей матери.
      Твой любящий отец
      Петр Расковалов».
      Ниже имелась приписка:
      «Подлинность сей завещательной записи заверяю.
      Мещанин г. Горнозаводска Ншомед Халузев».
      Чувство, уже испытанное Павлом накануне, снова вернулось и властно тронуло сердце. Лицо его затуманилось, рука, державшая завещание, дрогнула; тем неприятнее показался настороженный, почти жадный взгляд Никомеда Ивановича, следившего за каждым движением своего гостя.
      — Вам известно содержание письма? — спросил он.
      — Как не помнить... Разрешите! — И Никомед Иванович, по-старчески далеко отставив записку, прочитал
      ее, сложил и, забрав свою жиденькую бородку в горс1ь, проговорил задумчиво, как бы про себя: — В этом самом покойце было составлено. Сколько лет тому, а вот точно вчера... Бежш, бежит время, нас, маленьких, не спрашивает! — После краткого молчания спросил: — Что же насчет завещанного не любопытствуете?
      Мне ничего не нужно, — вырвалось у Павла.
      — Не знаете вы, о чем говорите, потому и не нужно, — движением руки остановил его старик. — Да ведь если вам не нужно, так мне нужно, дорогой Павел Петрович. Прошу понять!
      Впоследствии, восстанавливая в памяти всю эту беседу, Павел невольно отдал должное той сдержанности, с которой вел себя Халузев: он сразу установил между собой и Павлом определенное расстояние, как подобало человеку, который выполняет долг, не требуя взамен ничего, и фамильярности меньше всего.
      — Это мне отпущение от земных забот, — пояснил Никомед Иванович. — Сказывал я вам уже: доктор долгих дней не сулит... Что ж вы не сядете? Иль спешите куда? — спросил он, заметив, что Павел мельком взглянул на свои ру1шые часы.
      — Да, вечер у меня занят.
      — Как же, как же, дело понйтное! — тотчас же согласился с ним Халузев. — Хлопот у вас нынче много. Шутка ли, в такую глухомань едете, в егоршинские места, нивесть на сколько годов!
      — Как много, однако, вы обо мне знаете! Не думал, что за каждым моим движением следят.
      — Не по злому умыслу, поверьте, — спокойно ответил Халузев. — У меня сына не было, я вами гордился, как родным. Одно мне прискорбно, Павел Петрович: почему о покойном вашем родителе ничего не спросите? Неужели вам это ни к чему? Поверить не могу! Постаралась, видать, Мария Александровна.
      Малого нехватило, чтобы Павел резко оборвал Нико-меда Ивановича; он едва сдержал себя.
      — Да, мама рассказала мне.
      — Осудили папашу?
      — Был близок к тому, чтобы осудить, — признался Павел. — Но мама говорит, что этот поступок отца — внезапный отъезд, вернее всего бегство — не похож на него. Ведь он был любящим мужем... Он был счастлив, когда узнал о моем рождении...
      — Истинно, истинно! — подтвердил Никомсд Иванович. — В этом самом покойце ваш папаша слезу пролил, запись" для вас, для сына любимого, составляя...
      — Меня удивляет то, что завещанное отеп дозерил вам, а не моей матери... И завещание тоже... Судя по тексту завещания, я должен был получить его от кого-то фугого.
      — От нотариуса, — подсказал Никомед Иванович. — Да время не ждало: не успел ваш родитель насчет нотариуса... А ваш родитель мне в делах весьма доверял... Что же касается вашей матушки, так она после родов больна лежала... Точно, точно не ждало время. Смутно тогда было...
      — Отец уехал накануне освобождения Горнозаводска Красной Армией — это я знаю, — хмуро отметил Павел. — Можно подумать, что он бежал от советской власти, хотел уехать за границу, эмигрировать...
      — Это мне неведомо, — сухо возразил Халузев. — ;наю, что уговаривали Петра Павловича из России уехать, да не слыхал, чтобы уговорили. Не хотел он.
      — Но все же уехал в Сибирь н в Сибири погиб.. Зедь так?
      — Был такой слух от мистера Прайса на Урал пере-;ан, — проговорил Халузев, и вдруг точно прс зало его, и выпрямился в кресле, вцепился в подлокотнию , глаза
      то блеснули. — Да ведь клк сказать! — бросил он, гляля
      мимо Павла. — Кто его в последний час видел, кроме господина Прайса да Прайсова сынка! Так что не всякому слуху верь! — и осекся, замолчал, будто ожидая возражения.
      Павел проследил направление его взгляда: показалось, что чуть заметно колыхнулась серая бархатная портьера на боковой одностворчатой двери, как видно соединявшей смежные комнаты. Он перевел взгляд на старика: вспышка миновала, Никомед Иванович закончил прежним одышливым голосом:
      — Однако ведь вы торопитесь, а мы вон какой разговор затеяли. Прошу погодить малое время...
      Сгорбившись, бесшумно ступая, Никомед Иванович вышел и канул в тишину, точно перестал существовать или притаился тут же за дверью.
      Павел оглядел парадный покоец халузевского дома. Горка красного дерева с позолоченным дешевым сервизом, кресла и диванчик, закрытые пожелтевшими чехлами, круглый стол под сетчатой гарусной скатертью, пустяковые пейзажики в тусклых багетах, аквариум на столике в углу — все выглядело заброшенным. Чувствовалось, что в этой комнате не живут, что убирает ее торопливая и невнимательная рука. В этом покойце и время остановилось: за пять минут ожидания миновала целая вечность.
      «Долго ли придется ждать?» подумал Павел.
      Его обступила тишина, но какая тишина! Что только не почудится в такой тишине! Напряженный слух точно уловил шопот, нетерпеливое и тотчас же подавленное восклицание, шорох осторожного движения за стеной. Конечно, все это почудилось, а впр»очем, почудилось ли? Откуда могли взяться в мирном обывательском домишке
      раздраженность, встревоженность, которые постепенно овладевали Павлом! Почему внимание привязалось к двери — не к той, которая вела в переднюю, а к одностворчатой боковой двери в глубине комнаты? Тихо, очень тихо было в доме, но по-особенному тихо за этой дверью, полузакрытой выцветшей бархатной портьерой.
      Он прошелся по комнате, постоял возле пустого запылившегося аквариума и неожидатшо для себя налег плечом на дверь, постепенно усиливая натиск. Дверь не подалась... Не подалась ли она, не уступила ли на волос в первое мгновение? Павел осмотрел ру"ку. Замочной скважины не было. Значит, дверь не заперта, а заколочена или заставлена? Нет, казалось, что сопротикление, которое чувствовал Павел, не было жестким сопротивлением железа или дерева. Остро захотелось двинуть дверь плечом во всю силу, но в доме звучно скрипнули половицы.
      Возвращаясь па место, Павел снял со стола пепель-ьицу — тяжелый чугунный сапожок каслпиского литья, — взвесил на ладони и, улыбаясь необычности положения, се.п на диванчик так, чтобы одновременно видеть обе двери.
      — Простите великодушно, задержал! — проговорил Никомед Иванович, войдя в комнату и бросив на Павла быстрый взгляд искоса. — Подальше положишь — поближе возьмешь, да ведь не сразу сделается, — пробормотал он, опускаясь в кресло напротив Павла; будто забыв о -осте, сел, потупившись, строгий и задумчивый. — Пришел час, — шепнул он почти беззвучно. — Сколько лет ждал, по-разному думал, а настало время, и все весьма просто. Вот выполняю волю Петра Павловича... Прошел через все соблазны, но крестной клятвы не нарушил, на искорку доверия йе обманул. Своего давно липишся, стал )еден— — уж так беден! — а ваше в полнот сохранности. Примите, прошу вас, освободите старика!
      Немного приподнявшись, он протянул Павлу то, что до сих пор держал под широким рукавом косоворотки: туго набитый кисет из терной, грубо выделанной кожи, местами тронутый зеленой плесенью, — кисет для махорки, крепко затянутый ремеипсом, на котором висепя круглая толстая печать черного сургуча с вензелем «ПРП».
      — Что это? — спросил Павел.
      Подарочек папаши.
      — Ценность?
      — А как думаете? Единственному сыну кисет махорки не завещают.
      — Что я должен с этим сделать?
      — Как совесть скажет.
      — Связано это с теми деловыми отношениями, 6 которых говорится в завещании?
      Старик улыбнулся тонко, насмешливо:
      — Нет, Павел Петрович, какие уж там между нами деловые отношения! Не те нынче порядки да и люди. Я-то еще туда-сюда, хоть и стар. А вы человек почти партийный, советский... Не склеилось бы у нас дело да и хода не получило бы по нынешнему времени... Что ж кисетик не открываете?
      — Я успею это сделать. — И, переборов желание сломать печать, Павел опустил кисет в карман. — Мне нужно спешить: опаздываю в театр.
      — Понятно, понятно! Должно быть, с невестой вашей в театр пойдете, с Валентиной Семеновной Абасиной? Красавица, красавица, царь-девица! — Никомед Иванович встал и вздохнул облегченно. — Так вы дома кисетик откройте да подумайте над тем, что увидите. А пепельничку с собой унесете или мне оставите? — спросил он шутливо. — Вещица, простите, рядовая, базарная...
      — У меня к вам просьба, — проговорил Павел и покраснел. — Завещание сыграло свою роль. Нельзя ли
      оставить эту запись мне? Хочется иметь хоть одну строчку напамять...
      Внимательно, любопытно посмотрев на него, старик достал и развернул завещание, помусолил чернильный карандаш и аккуратно перечеркнул бумагу крест-накрест.
      — Не смею отказать, — промолвил он спокойно. — Мне этой записи бояться никак ие приходится. А для вас она, конечно, память от родителя... Значит, никаких других бумаг после папаши у вас не осталось? — спросил он, как бы между прочим.
      Выслушав ответ Павла, вручил ему погашенное завещание и закончил дело:
      — Вот и все, Павел Петрович!
      Прошли через темную переднюю, а затем длинными сенцами. Звякнула цепочка, шаркнул засов, приоткрылась дверь.
      Старик пропустил Павла на крылечко.
      — Лрошу вас иметь в виду, что я всегда дома. Коли пожелаете навестить, милости прошу, — чинно сказал он вслед гостю. — Я ваш слуга на всякую нужду.
      Дверь закрылась; опять шаркнул засов и звякнула цепочка.
     
      Времени оставалось в обрез, чтобы трамваем добраться до площади 1905 года и поспеть к началу спектакля в драматический. На трамвайной остановке он увидел толпу ожидавших.
      — Состав с мукой дорогу перегородил, — объяснил паренек в форме ученика ремесленного училища. — Давно уже вагонов нет. Придется до центра пешком шагать.
      Дело оборачивалось плохо. Павел знал, что Мария Александровна и Валентина непременно станут ждать его, пропустят начало спектакля, разволнуются. Приходи-
      лось, не теряя времени, оэправляться пешком вслед за учеником ремесленного училища. Он уже сделал несколько шагов, когда возле него, заскрипев тормозами, круто остановилась машина.
      Послышался небрежный голосок Ниночки Колывановой:
      — По дороге? Садитесь, подвезу.
      — Я в драматический театр.
      — Садитесь же! — приказала девушка. — Мне все равно куда. Федор уехал. Проводила его, потом доставила маму на дачу в Лесное, а теперь свободна. Мечусь по городу и переживаю...
      На круглом личике лежала дымка усталости, губы были сведены гримаской.
      — Вчера вечеринка у вас затянулась...
      — Да, все веселились искренне, кроме нас с Федором... Неужели не могли заглянуть хоть на минутку? Никогда не прощу этого вам и Вале... Хотя я ее понимаю. Мы с нею, так сказать, соломенные невесты. Мало веселого.
      — Но и трагического не многО. Ведь вы скоро поедете к Федору?
      — Когда это скоро?! Три месяца, по-вашему, ско ро? — Она ловко обогнала попутный грузовик. — В нашей конструкторской группе три человека, и я профорг всего бюро. Работы в группе прорва. Трое справляются с трудом, двое — еле-еле. Меня должны отпустить к Федору, должны! Но уйду я — значит, товарищи останутся без летнего отпуска. Итак, на отпуска два месяца, на сборы две недели. Итого десять недель. Я жертва своего мягкого сердца.
      — Только что мы чуть не стали жертвами уличного происшествия. Осторожнее, Нина!
      — Не мешайте! — Она ловко протиснула машину между троллейбусом и грузовиком. — Мне жаль себя,
      Валю, Федора... И я не понимаю вас, Павлуша! На вашем месте я непременно устроилась бы так, чтобы летом быть поближе к Вале. А вы даже пальцем не шевельнули. Хорош жених!
      — А Федор? — с усмешкой напомнил Павел.
      — Федька? Но ведь вы с ним близнецы. Наконец-то он дорвался до севера, до Краснотурьинска! Он во сне видит «северную радугу». Там необыкновенные рудные богатства, там лес, уголь, камень... Разве все это может обойтись без Федора, разве он обойдется без этого!
      — И он прав! Я сам мечтал о тамошних местах. Дивный край и громадная стройка.
      — Ах, я понимаю!.. Но два с половиной месяца без моего Федьки — это вечность! Одно утешение — что, уезжая, он тоже захандрил. Так ему и нужно!
      — Время пройдет быстро...
      — Легко вам так говорить за минуту до встречи со своей Валей! — фыркнула Ниночка. — К счастью, мы приехали, а то я вцепилась бы вам в волось}, забыв о руле...
      У театрального подъезда было людно. Павел увидел Марию Александровну и Валентину; они стояли рука об руку у края тротуара.
      — Валя, получи жениха! — Нипочка мастерски подкатила к тротуару. — Здравствуйте, Мария Александровна! Охота вам забираться в духоту! Садитесь в машину, прокачу без счетчика.
      В голпе засмеялись; машина уехала.
      — Как я ее понимаю... — вздохнула Валентина, когда Павел передал ей разговор с Ниночкой.
      Начался спектакль. В антракте втроем вышли в фойе. К ним присоединились товарищи Павла, выпускники Горного института. Спорили об игре артистов, уславливались о завтрашней встрече на вокзале; но Павлу казалось, что все проходит в стороне. Мысли невольно возвращались к дому Халузева. Он как бы вновь вслушивался в слова старика, взвешивал их и все больше убеждался, что был в тягость Халузеву. Почему? Снова и снова вспоминал слова Никомбда Ивановича о Петре Павловиче Расковалове. Старик не верил тому, что Петр Павлович хотел бежать от советской власти за границу, не верил и тому, что Петр Павлович погиб в Сибири на дути в эмиграцию. «Где и как погиб отец? — думал Павел. — Ведь Халузев все же считает его умершим...» Ответа он найти не мог, но маячила надежда, что отца, его отца, не было среди белоэмигрантов, врагов советской власти, бросившихся за границу, чтобы продолжать борьбу с советами... Невольно для Павла всплывала в памяти белая дверь, но раз от разу эта история казалась все нелепее: пришел человек" к умирающему старику, вообразил совершенно невероятное, а старик, умирающий, тщедушный, вручил ему бережно сохраненный подарок отца, точно гору с плеч сбросил, и остался доживать свои дни в сонном домишке на Мельковке.
      Кончилось тем, что Павел вовсе отбросил мысль о белой двери, как совершенно пустую, вздорную.
      В середине третьего действия ои точно проснулся. Чрезвычайно удивило то, что он бездеятельно следит за развитием спектакля, игрой актеров, аплодирует, даже не позволяет себе ощупать кисет, оттягивающий карман. Наконец занавес опустился в последний раз. По обыкновению, они с Валентиной проводили Марию Александровну, затем Павел проводил Валентину до студенческого общежития и почти бегом вернулся к себе.
      — Я еще почитаю, — сказала Мария Александровна, когда он заглянул в ее комнату. — А ты не засиживайся... Да, кстати, ты был у Халузева?
      — Был и получил завещание отца и завещанное. Если можешь, зайди ко мне.
      Павел прошел в свою комнату.
      Он зажег свет, присел к письменному столу, достал из кармана кисет и внимательно осмотрел черную сургучную печать с инициалами отца. Печать соединяла ремешки; кисет можно было открыть, лишь сломав сургуч. Пощадив печать, он перерезал ремешок и растянул горловину кисета. Слежавшаяся, загрубевшая складка кожи уступила неохотно.
      Павел заглянул внутрь, не поверил себе и опрокинул кисет.
      Сверкающая струя вырвалась на свободу. Пылающие тяжелые камни высыпались на стол, оставив в глазах удлиненный след, какой оставили бы огненные капли.
      Павел порывисто склонился над камнями, притянутый зеленым сиянием. Его охватило восхищение, как бывает в тот миг, когда человеку вдруг, внезапно открывается безусловное совершенство. Уралец, хорошо понимавший красоту камней, Павел застыл, оцепенел.
      — Чудо! — прошептал он. — Что же это такое?
      Улыбаясь смутно, как во сне, он медленно перебирал
      веские камни, удивляясь тому, что на пальцах не остается следа прозрачной зелени, наполнявшей клетки невиданно искусной огранки, зачарованный чудесным блеском. Он был зеленым, но зелень казалась теплой, согревающей.
      «Зелен камень, дивный камень, — мысленно повторял Павел. — Рубин по сравнению с ним холоден, как лед. Альмарин? Да, это альмарин. Никогда природа не создавала ничего подобного по цвету и блеску. Сколько радости, силы, спокойствия!»
      Вздрогнул, когда постучали в дверь; не сознавая, что делает, скомкал пустой кисет, спрятал в карман, опомнился, провел рукой по лбу.
      — Можно, — сказал он, пошел навстречу матери,
      взял ее руки в свои: — Посмотри на подарок отца, — и посторонился.
      Мать увидела камни, подошла, склонилась над сокровищем, подняв руку к горлу, точно ей нехватало воздуха.
      — Да, это его камни, — сказала она. — Кто тебе их дал? Халузев? Как странно...
      — Это уральский альмарин, но мне все не верится! Я видел когда-то альмарины у мил-друга. Те камешки были жалкими по сравнению с этими красавцами. Отец любил альмарины?
      — Очень любил. У него было несколько камней, и неплохих, но я не знала, что он составил такую коллекцию. Он, к тому же, нуждался в средствах.
      Перебирая камни, Павел покачал головой.
      — Коллекция? Нет, мама, вернее всего это не коллекция, не собрание. Посмотри, камень от камня не отличается ни цветом, ни огранкой. Это все камнн из одной жилы, из одного гнезда, обработанные одним гранильщиком, повидимому большим умельцем.
      Мать села у окна, закуталась в платок.
      — Меня больше интересует само завещание, — едва слышно проговорила она. — Что в нем было?
      — Оно при мне...
      И когда мать кончила читать, сказал, не обернувшись к ней:
      — Ты говорила, что он бросил тебя внезапно, жестоко, недостойно, а он думал о тебе, заботился о нашем будущем...
      — Ах, Павлуша, что я знаю, в конце концов! — ответила она порывисто, точно оправдываясь. — Любил меня, с нетерпением ждал твоего рождения, навестил меня один раз, когда у меня началась родильная горячка, а потом исчез, бросил больную с ребенком на руках. Что я могла, что я должна была подумать?..
      Голос матери затнх, и Павел не решился взглянуть на нее.
      — Халузев почему-то не верит, что папа погиб в Сибири, — сказал он.
      — Ля хочу верить этому! — горячо и с болью воскликнула Мария Александровна. — Хочу верить, хотя весть о гибели Петра пришла от Ричарда Прайса, от человека, которому нельзя было верить ни в чем, как говорил твой отец... Но если Петр не погиб тогда, значит он сбежал, изменил родине, а это хуже смерти. Такого конца я боюсь больше всего и не допускаю его. Ни за что! Твой отец не был враждебен советской власти! Он был благородным, честным. Он мне всегда таким казался...
      — Как все шатко, зыбко... задумчиво отметил Павел, продолжая перебирать камни. — Халузев знаег, что отца уговаривали эмигрировать, но что он не хотел оставить Россию... Почему же отец очутился в Сибири с Прайсами?.. Ты говорила, что Прайс был его компаньоном или другом, но Халузев не верит сообщению Прайса о гибели отца. Не веришь этому, по существу, и ты... Но зачем понадобилось бы Прайсу лга1Ь о смерти отна? И если отец не погиб в Сибири, то где он? Где же и как он погиб, если действительно погиб? Халузев говорит о нем как об умершем...
      — Ничего, ничего мы не знаем! — шепнула Мария Александровна. — И чем больше я думаю об этом, тем больше теряюсь... И что пользы думать, недоумевать без конца... Так много времени прошло, почти тридцать лет.
      — Да, пожалуй, — помедлив, согласился Павел и вернулся к началу разговора — Ты говоришь, что отец .чюбил альмарины. Почему?
      — А почему вы с Валей любите хризолигы? Это дело г.|суса, и только. Впрочем, у Петра Павловича имелась и своя теория альмарина. Вовсе не научная, странная для горного инженера.
      — Помнишь ее?
      — Я над нею посмеивалась. Ну вот... — неохотно начала мать. — Твой отец говорил, что существует сродство между душой народа и самоцветами, металлами страны. Он подшучивал над Прайсом, что душа этого человека вышла из оловянных копей Британии.... Камнем, родственным душе русского народа, он считал камень зеленый, так как наша земля богата именно зеленым камнем: альмарин, хризолит, аквамарин, нефрит, малахит... Он говорил, что на Урале еще нэаскрыт коренной «альма-риновый узел» и что это сделает он, Расковалов.
      — И можно подумать, что он действительно нашел изумительно богатую жилу замечательных альмаринов, — дополнил Павел.
      Наступило молчание.
      — Удивляюсь Халузеву, — проговорила Мария Александровна. — Не похоже все это на него... Такие камни должны стоить очень дорого.
      — Да... Лондон, Нью-Йорк сошли бы с ума, если бы эти камни появились в ювелирных магазинах.
      — Что ты сделаешь с альмаринами? — спросила мать.
      Подбросив на ладони несколько камней, блеснувших ярким огнем, Павел, усмехнувшись, бросил их на стол.
      Павел проводил мать до ее комнаты.
      — Теперь все мои личные дела закончены, — сказал он на прощанье. — Завтра ночью я уже буду в Егорши-но и, может быть, встречу новый день па шахте.
      Она улыбнулась ему.
      — Постарайся в Егоршино устроить так, чтобы хоть раз в месяц наведываться домой. Хорошо?
      — А ты будешь бывать в Егоршино по командировкам?
      — Может быть... Но как пусто станет в доме! Хорошо, что Валя задерживается в Горнозаводске. Я попрошу ее из общежития переехать к нам. — Мария Александровна добавила шутливо: — Знаешь, что я придумала? Сделайся снова маленьким, прибеги домой грязный, голодный, с карманами, набитыми камнями, расскажи, как (бродяжничал, мыл золото, спасался от лесного пожара вместе с медведем и лосем... Согласен?
      — Нет... Впереди так много интересного, что не хочется возвращаться назад.
      Зазвонил телефон. Павел снял трубку.
      — Валя? — спросила мать.
      Он отрицательно покачал головой.
      — Слушаю вас. — Павел назвал знакомые Марии Александровне имя и отчество директора Горного института.
      Он молча выслушал своего позднего собеседника, мельком взглянул на мать.
      — Да, я был несколько подготовлен к этой новости: представитель министерства говорил со мной предварительно... Если это нужно — а это, как видно, нужно, — то я, конечно, отказываться не буду... Да, выбор богатый, и я воспользуюсь правом выбирать: вернее всего, не медь, не золото, а уралит... Да, интересное дело... Хорошо! Завтра буду у вас в одиннадцать... До свидания!
      — Что там еще? — спросила мать.
      — Ничего особенного, — ответил он сдержанно, хотя его глаза блестели. — Министерство предлагает мне и еще трем выпускникам перейти в кадры цветной металлургии. Я думаю выбрать работу по восстановлению уралитовых шахт.
      Альмариновых копей?
      — Так они назывались раньше.
      — Но ведь ты угольщик, а не цветник! — встревожилась Мария Александровна.
      — Я шахтостроитель прежде всего и, надеюсь, справлюсь с уралитовой шахтой не хуже, чем с угольной. Ты сомневаешься в этом?
      — Конечно, нет! Если в Новокаменске кто-нибудь, кроме Абасина, помннт Петра Павловича, то и он убедится, что молодой Расковалов не уступает отцу.
      — И все же ты недовольна новым назначением?
      — Меня удивило то, что ты так охотно сменил Егор-шино на Новокаменск...
      — Отвечаю тут же, — прервал он мать. — Моя дипломная работа посвящена скоростному восстановлению малых шахт. Я пригожусь в Новокаменске. И вспомни, мама, меня все время тянуло к такому делу, я всегда мечтал о большой самоцветной промышленности на Урале. Теперь вдруг моя мечта и воля государства чудесно совпали: я буду поднимать уралитовую промышленность — это самое главное — и одновременно двигать добычу альмаринов. Ведь уралит и альмарин — обязательные спутники. А тут еще, как нарочно, подоспели эти камни. Хочется поработать на благодатной земле, родившей такое чудо... Посмотри, как они пылают, как горят! И еще одно, мама: ты ведь помнишь, что Валя едет на практику в Кудельное. Теперь мы с нею будем соседи. От Кудельного до Новокаменска четырнадцать километров...
      — Двенадцать, — поправила мать.
      — Тем больше соображений в пользу Новокаменска! — смеясь, закончил он. — Что ты можешь возразить еще?
      — Ничего, Павлуша... Покойной ночи!
      — Нет, погоди! — остановил он ее. — Ты все же опечалена?
      — Да, но не твоим решением. Я провела в Новокамеи-
      ске несколько часов, и это было тяжело. Все изменилось, все стало несравненно лучше, светлее, чем было раньше, до революции, но нахлынули воспоминания... Как живой перед глазами стоял Петр Павлович. Никогда — слышишь, никогда! — я не поеду больше в Новокамеиск.
      «Как она любит отца до сих пор!» подумал Павел, когда мать быстро прошла к себе.
      Стараясь не шуметь диском телефонного аппарата, он набрал номер.
      — Это ты, Павлуша? — почти тотчас же ответила Валентина. — Уверена была, что позвонишь. Дежурила у телефона, как современная Джульетта. Скажи хорошее!
      — Так слушай же! Только что директор института сообщил мне, что я получил новое назначение, — шопо-том сказал он: — перехожу в кадры цветной металлургии. Местом работы я выбрал Новокамеиск.
      — Павел, Павлуша!.. — радостно прозвенел ее голос. — Верить ли?! Сейчас завизжу на все общежитие. Дорогой мой! Ты будешь в двух шагах от Кудельного!.. Воображаю, как допольна Марня Ллександровна: ведь Новокамснск ее родина. Теперь мне хочется скорее очутиться в Кудельном!
      — Почему ты засиделась?
      — Забилась в красный уголок и работаю. Теперь — долой книги! Буду мечтать о наших встречах в краю зелен камня.
      — До завтра! Мне придется задержаться в Горноза-водске на несколько дней.
      — Замечательно, Павлуша!
      Он вернулся к себе, взволнованный неожиданной тоременой в своей судьбе, ри?говором с матерью, радостью, прозвучавшей в голосс Валентины. Но лишь только взгляд остановился на камнях, снопа вернулось очарование. Освобожденные от многолетнего плена, альмармны расцветали. Ярксчетный огонь нлаипл про-
      зрачные грани, жег глаза, и снова Павел перебирал камни, любовался ими, думал: «Диво, несказанное диво природы!..» Вспомнил слова матери: «Это должно стоить очень дорого», и подумал: «Да, есть за нашими рубежами мир чужой, уродливый, где все подчинило себе, все опошлило золото, где все продается и покупается, где эти камни притянут к себе много золота. Что же, золото нужно нашему государству, пока мы соседствуем с этими странами...»
      Павел оглянулся: сумеречный час белой ночи кончился, в окно глядело светлое утро.
      Погасив настольную лампу, он снова склонился над камнями. Умерилось теперь их сияние, цвет стал полнее и спокойнее, камни точно впитали утренний свет, лившийся в окно. Нет, можно было подумать, что новый день родился в сердце зелен камня, мирного и светоносного.
      И еще дороже, еще милее стали ему эти камни — век бы не разлучался с ними, век бы ласкал их, любуясь дивом природы!
      В памяти возникли слова: «Зеленый цвет — символ весны, верности, постоянства, молодости, надежды». Отец любил альмарины. Но где, как он достал эти? Неужели действительно нашел «альмариновый узел»? Нет, если бы нашел, это, конечно, было бы известно. А если я найду?.. — Он засмеялся. — Все-таки сбился на романтику, размечтался над самоцветами...
      Многое кончилось и многое начиналось в жизни Павла: его звала самостоятельная жизнь в тяжелом горном искусстве, в любимом труде, в горячей борьбе за драгоценную руду чудесного металла уралита.
      ...Сначала он хотел сложить камни в кисет, даже достал его из кармана, но передумал: уж слишком невзрачно это выглядело бы. Он запустил пальцы в кисет, убедился, что в нем не задержалось ни одного камня,
      освободил от всякой мелочи шкатулочку карельской березы, наполнил ее камнями почти доверху и тщательно обернул шкатулочку белой бумагой.
     
     
     
      Глава третья
     
      «...Нет, уважаемая Мария Александровна, ваша просьба для меня вовсе не в тягость! С большой радостью узнал я из вашего письма, что Павел Петрович будет работать в Новокамен.ске, а узнав это — и еще не дочитав до конца, — я предвосхитил вашу просьбу, рео1ил, что в моем лице Павел Петрович будет иметь верного друга и — простите за громкое слово — покровителя, хотя такой богатырь в покровительстве, конечно, не нуждается. Но, в случае чего, за хорошим советом с моей стороны дело не станет, а мой дом будет для Павла Петровича его домом...
      В то же время, как патриот Новокаменска, я весьма доволен тем, что нашего полку прибыло, что Павел Петрович очутился в наших краях.
      Вы только что побывали в Новокаменске и не узнали его, не узнали здешнего народа. Нет никакого сравнения со стариной, когда каждый искал счастливый камешек для себя, когда все вращалось насилием и обманом. Ныне наша забота и слава не в нарядном альмарине, хотя и от него мы не отказываемся, а в скромном, непрозрачном, почти бесцветном уралите, зато жизнь у нас светлая, человеческая.
      У нас нынче много технической интеллигенции, есть завидный клуб, есть кино и библиотека, есть всг, что положено культурному центру, а та ничтожная больничка, где я, г.пд руководством Ап!?кслндра Ипполитовича,
      начинал медицинскую карьеру, превратилась в большую поликлинику с рентгеновским кабинетом и водолечебницей. Весьма жалею, что за краткостью своего пребывания в Новокаменске вы не успели со всем этим ознакомиться лично, но поверьте мне, что Павел Петрович полюби г наш горопж и, может быть, поселится здесь навсегда с моей славной племяш;-.он Валечкой.
      Должен все же признаться, Мария Ллександровиа, что сегодня, отправившись приветствовать Павла Петровича, раздумался я о прошлом, вспомнил Петра Павловича, вспомнил моего брата Семена, который потерпел от Петра Павловича такую обиду, смутился так, что — беда! Но стоило мне увидеть Павла Петровича в доме приезжих — и все как рукой сняло: увидел я славного молодого человека, с вашими светлыми глазами, с вашей обходительностью, и сразу полюбил его.
      Беседа с Павлом Петровичем произвела на меня отрадное впечатление, да и в тресте его встретили хорошо. Сейчас решено восстанавливать четыре старинные шахты северного куста, и, может быть, одна из них достанется вашему сыну. Павел Петрович намерен поднять свою часть с горняком-практиком Самотесовым Никитой Федоровичем, с которым познакомился по пути в Новокаменск. Этот Самотесов весьма достойный человек, участник Отечественной войны. Приехал он сюда по договоренности со своим другом, секретарем рудничной партийной организации. Приход Самотесова и прервал нашу беседу с Павлом Петровичем, но мы условились свидеться вечером у меня на дому.
      Разрешите на этом закончить письмо. Простите за многословие. Небо к осени дождливей, люди к старости болтливей. Надеюсь, что вы будете вполне спокойны за вашего сына, а я обязуюсь аккуратненько сообщать о делах и днях Павла Петровича, так как молодежь в отношении этого беспечна.
      Прошу вас передать поклон Валюшке. Жду ее с большим нетерпением.
      Искренне преданный Максим Абасин».
      Заклеив конверт, Максим Максимилианович удовлетворенно улыбнулся, как человек, осиливший немалую трудность, но тут же его круглое загоревшее лицо приняло озабоченный вид.
      — Кажется, о Петре Павловиче я напрасно расписался, — пробормотал он. — Совсем ни к чему!
      Потирая свою бритую голову обеими руками, он прошелся по комнате, бесшумно ступая короткими ногами, и, одергивая ворот рубашки-апаш, неожиданно громко, как говорят люди, привыкшие к одиночеству, сказал:
      — Что старое вспоминать!.. Не удалось по милости Петра Павловича счастье Семена да и Марин Александровны, так, может, заладится счастье Павла Петровича и дочурки Семена... — Вытянув шею, он прргслушался к шагам, приближавшимся по деревянному тротуару; высунувшись из окна, прокричал. — Павел Петрович, в ограду сверните, а я вас встречу! — И через минуту ввел Павла в комнату, приговаривая: — Прошу, прошу к моему шалашу! Рад видеть у себя. Почаще вам этот порожек переступать!
      Так Павел очутился в жилище Максима Максимилиановича, обставленном очень просто. Письменный стол, клеенчатый диванчик, два кресла, несколько стульев — все это служило скупой данью необходимости; на первый же план вышли полки и этажерки, витричы и подставки, обычные в жилье любителя-минералога.
      — Оказывается, вы камешками занимл! гесь серьезно, — заметил Павел с симпатней. — У вас настоящий
      узей.
      --Да нет, нрт! Копаюсь помаленьку! — чапротесто-;лл польщенный Максим Макспмилнлнорл:". — Это ваш
      дедушка, Александр Ипполитович, мне внушил, что каждый человек, помимо главного дела, должен еще чем-нибудь заниматься, освежать интерес к жизни. Как же! Ваш дедушка, например, тюльпаны выращивал, хитные* песни, поговорки записывал.
      — Дед был человек живой, я знаю.
      -— Александр Ипполитович был человек необыкновенный! Он на все откликался до последнего часа жизни и даже молитву такую сложил, хотя был убежденный атеист: «Боже, не дай мне умереть мертвым!» — то-есть духовно мертвым. Страшна смерть души, когда человек еще жив, но до всего нового чужой. Это самый жалкий, самый недостойный конец. Но в нашей воле его избежать... Для этого нужно и своему основному делу всей душой отдаваться и другие интересы иметь... Вот я по специальности работаю и в то же время камешки собираю, из каждой поездки пополнения для моей коллекции привожу. Народ мою страстишку знает, подбрасывает что поинтереснее, продают, дарят, обмениваются — — как придется. У нас ведь многие этой «каменной болезнью» затронуты, как же...
      Прежде всего Павел увидел традиционное для камне-любов собрание благородных кварцев: прекрасные образцы хрусталя-мавра мариона, точно задымленные вулканическим пожаром раух-топазы, бархатные аметисты.
      По подбору образцов, по темам коллекций, впрочем,, чувствовалось, что хозяин достиг той глубины вкуса, когда камень в его восприятии уже не связан с унизительными соображениями рыночного характера и радует независимо от своей стоимости.
      — А это целая симфония, — отметил Павел.
      Кварц из-под села Палкино был нежный, прозрачно-
      Хитой Естарину называлось «незаконное» и преследуемое горным начальством старательство в угодьях, принадлежавших казне или частным предпринимателям.
      розовый. Мертвенно-бесцветный, холодный кварц со станции Мраморской казался слипшейся щебенкой полярных торосов. В кварце Кизела рисовались белые кораллы южных морей. В плотном, полупрозрачном кварце Турьинских рудников как будто желтел след золота. Действительно, это была яркая фраза в минералогической симфонии Урала.
      Слова Максима Максимилиановича перестали доходить до сознания Павла. Возле витрины с кварцами на особой подставочке красовался бледнозеленый, непрозрачный, местами не очищенный от блестящего слюдяного сланца громадный кристалл-шестигранник уралита. Сняв с кристалла этикетку, Павел прочитал: «Дар Пе-тюши, 1945 г. Взято в Клятом логе».
      Он перевел взгляд на Абасина:
      — Редкостный кристалл, Максим Максимилианович!
      — Уродливо велик... Но в наших местах при желании можно достать и побольше.
      — Скажите, в каком отношении находится Клятый лог X Южнофранцузской, так называемой Клятой шахте? Далеко они друг от друга?
      В это время Максим Максимилианович вытирал ве-хоткой пыль с витрины; он удивленно взглянул на Павла.
      — Кто это вам о Клятой шахте рассказал?
      — Слышал в тресте... Так как же?
      — Ну какое же между ними отношение! От шахты до лога три-четыре километра болотами. Это совпадение, а не отношение.
      — Так ли?.. У вас найдется карта района?
      Получив старую, протертую в сгибах карту, Павел
      раскинул ее на столе и у нижней кромки нашел то, что го интересовало. Это была невнятно показанная большая впадина в виде широкого полумесяца, обращенного ;огами к Новокаменску.
      — Вот Клятый лог... Но на карте не обозначена
      Южнофранцузская шахта. Должно быть, она находится между Новокаменском и логом, в выемке этого лесного массива, — определил Павел, прикинув расстояние масштабной линейкой. — Петюша, который нашел кристалл, не говорил, на каком склоне лога он его поднял?
      — Я, признаться, не интересовался.
      Еще вопрос: вы старожил, вы, вероятно, знаете, почему шахта «Нью альмарин компани», которая официально называлась Южнофранцузской, получила прозвище Клятой?
      — По-моему, она называлась Клятой с незапамятных времен. Это ведь старинная шахта незадачливого южного куста. За нее люди несколько раз брались и снова бросали. С шахты шел дурно окрашенный, малоценный камень. Сырого уралита, правда, выходило много, но в то время он считался мусором. Только большевики ему правильную цену дали. Л лог потому Клятый, что место дикое.
      — Мало лн еще на Урале нетронутых мест, да не «клятых»! Мне все же хочется думать, что шахта получила прозвище по логу... Где можно этого Петюшу увидеть? Кто ои? Сколько ему лет?
      — Вы форменное следствие учинили, — усмехнулся Лбасин. — Петюше нынче лет двенадцать-тринадцать. Он сирота, сын баженовского колхозника и камнереза. Живет в семье старателя-галечника Осипа Боярского, учится... Перешел, кажется, в пятый класс... Зиму проводит в Баженовке, а нынче находится как бы на даче в брошенном хитном поселке, в Конской Голове.
      — Любопытное название...
      — А теперь вы мне скажите, дорогой, что это вам далась Клятая шахта? Ведь дело забытое. Я о ней сколько лет не слышал.
      — Нет, дело не забытое! — ответил Павел, осторожно складывая карту. — Правительство разрешило тресту
      восстановить шахту хозяйственным способом за счет внутренних ресурсов. Мы с Самотесовым получили предложение взяться за это дело.
      Абасин ахнул и руками развел.
      Если правду говорят об особой уральской хмуровато-сти, в чем простительно усомниться, как и в существовании особого «уральского характера», то Максим Максимилианович был не уралец, хотя на Урале родился, прожил всю жизнь и по своей внешности был уралец примернейший: широкоплечий, с высокой грудью, коротковатый в ногах, твердо стоящий на земле. Но Павел сразу понял его как человека горячего и простосердечного. Лицо Абасина, круглое, немного скуластое, с сильными надбровными дугами, выдавало любое движение души. Сейчас в нем читалась тревога, почти испуг.
      — Вы не одобряете моего намерения? — спросил Павел.
      — Да зачем вы за нее беретесь, за гиблую!
      — Надо же и ее поднять. Кроме того, вы сами подсказали мне это решение, когда сегодня утром упомянули, что мой отец любил южный куст альмариновых шахт, вернее шахтенок, и предсказывал им блестящее будущее. Пеняйте на себя!
      — Нехороша шутка, Павел Петрович! — замахал руками Максим Максимилианович. — Ведь место глухое. Это от Новокаменска на последнем отшибе. Наши горняки туда не нанимались, рабочих в Баженовке вербовать приходилось. Бездорожье, болота, в ближайшем поселении, Конской Голове, всего шесть изб, да н те людьми совсем брошены. Зачем вам именно эта шахта понадобилась? Вам любую из других итахт дадут, вы ее осилите не надрываясь...
      — Вы советуете мне попросить задание полегче?
      Остановленный этим вопросом, Абасин одумался и покраснел.
      — Да ведь дело непосильно трудное, — пробормотал он. — Як тому и веду.
      — Есть соображения, которые заставляют меня взяться именно за Клятую шахту. Первое вот какое: наше общество учит меня из двух дел выбирать труднейшее. На трудном деле силы мобилизуются быстрее. Глаза пугают, а руки делают. То, что сначала кажется непосильным, становится под силу, когда возьмешься вплотную... Второе: вы сами говорите, что на (Клятой шахте было много сырого уралита. Вы знаете, какую ценность представляет для страны металл уралит. Хочется дать его пятилетке. И, наконец, третье...
      Он замолчал. Максим Максимилианович, выбитый из колеи, ждал продолжения.
      — Вы сегодня говорили о моем деде, Александре Ипполитовиче. Он был замечательный человек. Недаром царское правительство сослало его в такую глушь. А вот о Петре Расковалове, о моем отце, сказали два-три слова, да и то мимоходом. А Петр Павлович был инженером, не последним человеком в Новокаменске. Ведь так?
      Застигнутый врасплох, Абасин промолчал.
      — Мать очень неохотно говорила со мной об отце, да и то лишь об отношении Петра Павловича к ней, об его внезапном отъезде на восток. Меня сейчас интересует не только это... Может быть, вы помните, на каком счету он был как инженер?
      — Дела давно минувших дней, — вздохнул Максим Максимилианович. — Ведь сколько лет прошло, Павел Петрович, и каких лет! Знаю только, что геолог он был прекрасный. В чем это проявлялось — честное слово, не могу сказать. В Новокаменске его можно было видеть редко — он почти все время на шахтах проводил, свои геологические теории проверял. Над ним служащие «Нью альмарин компани» посмеивались, говорили, что он ищет клад Максимушки Простодушного, ставили ему в випу, что он связался с хитой, с черным пародом, что в этом его черная, крестьянская кость сказалась. Хиту он знал отлично, и хита его уважала. На этой почве он и сошелся с вашим дедом, Александром Ипполитовичем. Сначала Петр Павлович открыл вашему деду дорогу в хиту, дал ему как бы охранную грамоту для поездок за хитными песнями, сказками и прочим фольклором, а потом Александр Ипполитович, к несчастью моего брата Семена, ввел Петра Павловича в свой дом... Вот...
      Не этого ждал Павел, но все же воспоминания Максима Максимилиановича он слушал не шолохнувшись.
      — Появление моего отца в доме Александра Ипполитовича стало несчастьем для вашего брата, отна Валец тины? — переспросил он задумавшегося Максима Максимилиановича.
      — Мария Александровна вам не рассказывала? — смутился Абасин. — Понятно, вполне естественно... Для Марии Александровны это тяжелое воспоминание. Ну что ж, вылетело слово, не поймаешь. Мария Александровна была нареченной моего брата Семена, служащего «Нью альмарин компани». А тут появился Пс! о Павлович сила, богатырь вроде вас, красавец, ум ясный, речь такая, что заслушаешься, рука железная, слово алмазное. Ваш дедушка его однажды горным рыцарем назвал, и правильно Рыцарь без страха н упрека! Ну, Марии Александровна и отказала Семену, против воли отца, почти усгом вышла за Петра Павловича Тяжелый это был удар для Семена — такой удар, что он родные места
      бросил, в Нижний Тагил уехал... Там он впоследствии и женился, там у него Валюшка родилась, там он и умер... Да! Дела давно минувших дней...
      В комнате уже стемнело. Сняв с подставки громадный кристалл уралита, Павел рассматривал желтовато-зеленый минерал, точно хотел проникнуть в его сердцевину.
      — Вы меня об инженере Расковалове спросили, а я в семейные воспоминания пустился, — закончил Максиь? Максимилианович. — Но... чем богат, тем и рад, и что у кого болит...
      — И за это большое спасибо. Навряд ли я узнаю больше об отце. Но вот третье соображение, заставляющее меня интересоваться Клятой шахтой. Мама говорила, что отец искал «альмариновый узел» Урала. Вы мне сказали сегодня, что он в последнее время особенно интересовался южным полигоном Новокаменска. Почему? Вероятно, и вся-то геологическая теория Петра Павловича в данном случае заключалась в том, что «альмариновый узел» мог завязаться там, где земля была особенно богата уралитом, что наряду вот с такими кристаллами, как дар Петюши, наряду с этими незавершенными, бледными набросками альмарина природа где-то в тех местах заложила великий клад подлинных альмаринов. Мой отец искал дивный зелен камень, бесконечно красивый, но технически бесполезный. Я иду на Клятую шахту поднимать для нашей страны руду волшебного металла уралита, который нам так необходим. Я продолжу дело отца, но в интересах народа, государства.
      — Трудно вам придется на Клятой шахте, дорогой...
      — Трудностей я не боюсь...
      — В добрый час... А об «альмариновом узле» я тоже слышал. Но этой фантазии никто не верил. Говорили даже, что на вечеринке у управляющего Петр Павлович не то дал, не то хотел дать пощечину мистеру Прайсу,
      когда тот стал высмеивать фантазии «русского безграмотного инженера».
      — Не в первый раз я встречаю имя Прайса рядом с именем моего отца. Кто такой ои был, откуда взялся?
      — Неясный человек, а вообще дрянь. Он в Новока-менск приехал из-за границы. Американец британских кровей, авантюрист... В Новокаменске у жены управляющего воспитывался его сын Роберт. Преотчаянный был гонец, хулиган, волчонок. Его хитиики за какую-то проделку так угостили, что подбородок изуродовали. Здесь Прайс задержался по своим делам, возился со скупщиками хищеного камня и золота, наживался и считал себя «просвещенным колонизатором дикой России». Препротивный был тип: жадный, наглый, тупой.
      — Но мама говорит, что ои был хорошо знаком с отцом, потом они очутились вместе в Сибири. Как увязать это с пощечиной?
      -— Ничего не могу сказать...
      Отклонив предложение поужинать, Павел поднялся прощаться. Огн! с Лбасипым вьннли па улицу, сплошь заросшую низкой курчавой травой, и остановились на углу квартала.
      — Здесь расстанемся, — сказал Максим Максимилианович. — Я в больничку пойду, а вы мое холостяцкое жилье узнали... и прошу вас почаще захаживать.
      Сделав несколько шагов, Павел обернулся, окликнул Максима Максимилиановича:
      — Простите, забыл спросить: вам не приходилось слышать о коллекции альмаринов моего отца?
      Остановился и Абасин, рассмеялся:
      -— Простите и вы меня, Павел Петрович... Совсем чабыл скязлть, что наш горный рыцарь всегда сидел без ленег. Одно дело, что русский инженер получал в «Пью мьм ргтмомани» втрое меньше, чем самый бездарный инженер из заграннчных; вгоро то, что он за свой счет вел некоторые опытные разработки, а главное — не мог оставить нуждающегося без помощи." А хита всегда была нищей... Альмарины ваш отец любил и при случае приобретал, но насчет коллекции я ничего не слышал. Легко сказать — коллекция альмаринов, не копеечное дело! — Он шутливо закончил: — Больше вопросов не имеется?
      — Нет, спасибо, Максим Максимилианович. За любопытство не браните!
      — Что вы! Рад служить...
      Переваливаясь с ноги на ногу, Абасин направился к белому зданию больницы, в окнах которой уже зажигались огни.
      В дом приезжих Павел шел, чтобы немного отдохнуть после большого дня, первого его дня в Новокамен-ске, и привести в порядок мысли, нахлынувшие на него при разговоре с Абасиным. В комнате, которую он занимал со своим новым знакомым, горел свет. Его сожитель, Никита Федорович Самотесов, повидимому, только что вернулся домой. Устроившись на стуле посредине комнаты, он снимал с больной ноги сапог, морщась и посвистывая сквозь зубы. Против него на диванчике, наклонившись вперед и упершись руками в колени, сидел человек, незнакомый Павлу.
      — Да давай помогу! — говорил он. — А ты не носи с узкими голенищами. Экий ты щеголь, экий кавалер! — Он поднялся навстречу Павлу: — Товарищ Расковалов? Рад познакомиться! Федосеев, — и крепко пожал руку Павлу.
      — Разыскал я его, разыскал старого дружка! — сказал Самотесов; о« успел снять сапог и с наслаждением растирал ногу. — Лошадь достал, съездил на ВСех-святскую шахту, а все-таки разыскал!
      — и знаете, куда меня утащил? На Клятую шахту. Никиту не переспоришь! «Должен ты посмотреть, должен знать», и никаких!
      — Самоуправничаете, Никита Федорович, — заметил Павел. — Ведь мы договорились с вами вместе съездить.
      — Съездим хоть завтра, — успокоил его Самотесов. — Я первую разведку провел, а чего лучше в разведку сходить с секретарем общерудничного партбюро! Дело полезное...
      — Что же разведали? Чго шахта?
      — А ничего... Нет шахты. Вот и Тихон подтвердит, — кивнул он на Федосеева. — То место, где ствол был, мы, однако, засекли. Вместо ствола провальчик остался. «О поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями!» — спел он, и оконное стекло откликнулось дребезжаньем на его густой голос. — Побродили мы там. Прямо сказать, радости мало. Строений никаких. Что попалено — уголья еще видать, — а что сгнило, завалилось. Там уж лесок порядочный поднялся. Разорение, одним словом...
      — Что же вы решили?
      — Это бы все ничего, да и добраться туда дело бедовое. От старого тракта свороток с полкилометра, дальше дороги нет, болото коню по брюхо, гати сгнили, пропали. Беда!
      В основном он обращался к Федосееву, а тот стал серьезнее, слушал, глядя мимо Самотесова, раза два кивнул головой, но когда Самотесов перешел к перечислению трудностей, загородивших Клятую шахту, он бросил испытующий взгляд на Павла: мол, не испугался ли?
      — Что же вы решили? — повторил Павел.
      — Если туда пробиваться, так с гатей начинать придется, с гопора, — упрямо продолжал свое Самотесов. Силовая линия в грех-четырех километрах. Подводку
      делать надо, трансформатор добывать, понизительную будку строить... Там делов!..
      Вдруг Федосеев рассмеялся; его миловидное смуглое лицо сразу помолодело.
      — Вот рядится, вот рядится! — воскликнул он. — Будто никто не хочет учесть, что дело трудное. Да учитываем мы, учитываем! — Уже без смеха сказал: — Тебя напарник два раза спросил, что ты надумал, как решил. Ты отвечай... Может быть, ему другого напарника искать надо? Внеси ясность!
      — А какая там ясность! — нахмурился Самотесов. — Труднее дела видели, не пряниками кормлены. А порядиться надо, как же иначе. А то вы в тресте чувствовать не будете.
      — Значит, завтра даем согласие! — обрадовался Павел.
      — Милое дело! — скрепил Федосеев и встал; прощаясь, протянул руку Павлу, и его лицо стало юношески смущенным. — Я ведь вас уже давно знаю, товарищ Расковалов, еще до войны был вашим болельщиком. Тоже боксом увлекался. Очень обрадовался, когда прочитал в «Уральском рабочем», что, вернувшись из Донбасса, вы восстановили звание чемпиона области в своем весе.
      — Вот не знал! — с уважением сказал Самотесов. — Не знал, что у меня такой напарник. Не раздеремся, Павел Петрович, как думаете? Я бокса не знаю, а по-русски наотмашку действую исправно... Помнишь, Тихон, как мы в Сергах?..
      — Помню, помню! — И Федосеев заторопился: — Завтра встретимся в тресте. Надеюсь, что вы выступите уже с готовыми предложениями.
      Он ушел.
      — В столовую не пойдем, Павел Петрович. Пожуем что есть, чайком запьем, толковать станем, — предложил Самотесов.
      Они засиделись. Оказалось, что Никита Федорович уже предусмотрел множество мелочей. Вопрос о восстановлении шахты решился буквально в последние часы, сметных подработок не имелось, не приходилось рассчитывать на большие фонды материалов и многочисленные кадры. Каждый шаг обещал трудности, но именно это делало предприятие особенно заманчивым в глазах Никиты Федо{зовича и Павла. Они сразу почувствовали друг в друге ту черточку пнонеров-строителей, которая развита в уральцах вековой борьбой с природой. Притти на пустое место, сочетать в каждом шаге тщательный расчет и риск, нажим, напор — это и значит дышать во всю грудь, это и значит жить по-человечески. Точный и аккуратный во всем, что касалось хозяйства, Павел делал записи в блокноте; Никита Федорович сразу показал изумительную память. Он сидел против Павла, опершись локтями на стол, положив голову на кулаки, и улыбался, довольный тем, что встретил понимающего человека. Шахтные крепления новой системы, предложенные Павлом, он одобрил, как дело стоящее.
      — Попробуем и это. За руку нас держать не будут. — Неожиданно он добавил: — Чудно!..
      — Что?
      — У меня в жизни перемен было много, вот и еще одна... По Украине я два раза прошел за военные годы. Насмотрелся разорения... Иной раз думал: «Станется ли так, что снова за топор возьмусь?» А вот и сталось! Как только ногу подлечил да демобилизовался — тотчас же строить. Нынешнее дело мне, Павел Петрович, нравится. Придется поработать по-боевому.
      — Желаю вам заслужить здесь четвертый орден, — сказал Павел.
      — У меня папаша в Сергах, каменщик на мартене, видный человек. У него два Георгия, Трудовое Красное Знамя и «Знак почета». Такой боевой старик, стрелец!
      — Стрелок?
      — Нет, стрелец. Сергинцы при Петре Первом на Урал сосланы за стрелецкий бунт. К нам в Серги краевед один наведался, Крохин, может быть слышали. Он доклад в клубе металлургов делал о нашем происхождении. Так он говорил, что на Рогожско-Симоновском погосте в Москве на старинных надгробиях все нынешние сергинские фамилии есть, и Самотесовы тоже. Вот и выходит, что мы от стрельцов род ведем.
      Если даже краевед нафантазировал, то выдумка пришлась к месту. Никита Федорович был узок в поясе, широк в плечах, легок в движениях. У него были серые глаза, золотистая аккуратная бородка, высокий и гладкий лоб — словом, добрый молодец.
      — Спать все же надо! — напомнил Самотесов, сладко зевнул, потянулся, чуть ли не достав потолок кулаками, и, укладываясь, спросил: — Так понравился вам мой земляк?
      — Федосеев? Он производит хорошее впечатление. Только кажется мягким, тихим.
      — Тихон, да не тихий, — возразил Самотесов. — Коли потребуется, так зашумит... — Уже засыпая, пробормотал: — Вы сказывали, ваш родитель здесь в старые времена работал?
      — Да, он был инженером «Нью альмарин компани», акционерного общества, и особенно занимался южным кустом альмариновых шахт.
      — Вот как получается: отцово дело продолжать на том же месте будете. Это хорошо, коли хуже его не сработаете.
      — Постараюсь...
      Закинув руки за голову, Павел смотрел в потолок, думал о южном уралитовом полигоне, о Клятой шахте: вот оно, дело любимое, заманчивое. Неутомимый Урал, построивший за годы пятилеток так много нового, громадного, технически совершенного, взялся и за старые шахтенки, разработки, пошел тщательной ревизией по следам отцов и дедов, находя бесценные клады там, где отцы и деды сняли только вершки и оставили главное нетронутым. «Если предположить, что отец нашел свои камни на южном полигоне, го как же много в эти? местах уралитовой руды!» думал он.
      Сон пришел не скоро, глубокий, без сновидений.
      «Моя дорогая, мое солнышко!
      Пишет вам Валентина Абасина. Знаете ли вы ее? Не спешите отвечать «да»: как изменилась эта Валентина Абасина, как загорела, как занята...
      Я стала горняком Кудельного. Кудельное кажется таким чистеньким и кокетливым после шумного Горно-заводска, после моего родного закопченного и мужественного Нижнего Тагила.
      Здесь, в милой Кудельке, как ее называют местные жители, я нашла все, о чем вы мне рассказывали. Белоснежные коттеджи очаровательны. Спрятавшись в зелени садов, они простодушно подглядывают за прохожими, и в каждом окне пламенеют неизменные розаны.
      Вокруг тихой Кудельки гремит канонада. В асбестовых карьерах-разрезах горняки пользуются так же привычно аммоналом, как заступом и киркой.
      Все такое же, как вы говорили, но разрезы асбестового рудника превзошли мои ожидания. Это живые, растущие пропасти. Неужели человеческая рука, которая чувствует даже ничтожный вес еловой вставочки для пера, могла создать такие бездны?
      Когда я впервые увидела центральный разрез, в который можно сложить нью-йоркские небоскребы, как папи-
      росы в нсртсигар, когда я увидела, что громадные электрические экскаваторы, работающие на террасах разреза, кажутся сверху не больше спичечных коробочек, мне стало жутко и радостно. Велик человек, способный так преображать лицо земли!
      Сейчас я прохожу практику в карьере ручной добычи. Это неболыная выработка, в которой от силы поместилось бы несколько шестиэтажных домов. Карьер напсл-нсн неподвижным зноем. Достаточно проработать здесь три дня, чтобы стать негритянкой. Моя бригада сплошь состоит из женщин. Они заняты «отбойкой» — отделением от пустой породы самого ценного, длинноволокнистого асбеста. Пожилые работницы покровительственно называют меня мила-дочь, женщины помоложе с глазу на глаз зовут Валюшей, а девушки шопотом поверяют свои сердечные тайны. Бригада работает хорошо.
      Пристанище я нашла в домишке неподалеку от разреза, разделив комнату с дочкой хозяйки-вдовы. Девушка работает плановиком в конторе центрального рудоуправления. Она хорошенькая, любит наряжаться и танцовать, знает напамять множество лирических стихов и обижается, что я еще не рассказала ей «всего, всего». А я молчу о моем Павле. И завтра наконец я увижу его!
      ...Только что вернулась из Новокаменска и села продолжать письмо.
      Теперь я могу написать вам о Павле, и мне очень трудно. Все получилось не так, как думалось.
      Вчера, то-есть в субботу, сразу после смены я с попутной машиной отправилась в Новокаменск. Встреча с дядей была радостной.
      «Наконец-то увиделись Абасины на их коренной родине!» сказал он, засыпал меня вопросами, много говорил о своих занятиях, показал минералогическую-коллекцию, делал все, чтобы сократить минуты ожидания. а они так тянулись!..
      Послышался конский топот и затих под окном; дверь открылась, и я увидела Павла. Нет, это был не мой Павел! Он очень изменился, Мария Александровна. Он не стал хуже, он стал другим: большой, серьезный человек в бушлате, в высоких тяжелых сапогах, в кожаном картузе. Типичная фигура со строительной площадки.
      Он отдал дядюшке связку книг и, когда тот вышел, обнял меня, поцеловал, сказал несколько слов на ухо, и я поняла, что он остался прежним, по крайней мере в отношении меня.
      — Почему ты писал так коротко? — все же не удержалась я от упрека.
      — Много работы, времени нехпатает.
      — Но ты находишь время читать...
      — Как же иначе! Читаю главным образом об уралите. Это металл высоких темпов. Добавка уралита в мартеновскую шихту резко сокращает сроки плавки Вот если бы можно было найти что-то вроде уралита для строительных процессов!
      — Тебе кажется, что вы работаете медленно?
      — Да... И очень обидно тратить время на сон и еду. Кстати, нужно поспешить на шахту и сменить Самоте-сова — он уже вторые сугки на ногах.
      Вошел дядюшка; услышав последние слова Павла, он предсказал:
      — Они там измотаются! Я для них забронировал две койки в больнице.
      Мы вышли с Павлом и посидели в садике возле дома. Я попросила его рассказать все, решительно все о себе, о работе...
      — Подождем немного. Валя, — ответил он. — Кое-что меня тревожит. Впрочем, ведь в работе я всегда тревожусь Клятая шахта — трудноватый объект.
      — Ты говоришь о шахте номер пять?
      — Это нынешнее обозначение, а раньше ее называли Клятой. Она этого заслуживает. — Он переменил тему:---Завтра мы проводим большой субботник по жилищному строительству, а в будущее воскресенье я непременно наведаюсь в Конскую Голову, в поселок галечников. По-|мг, ,р, 1я."1о, пускай проводит тебя в этот любопытный уго.101 Там мы сумеем поболтать.
      ()[[ ( е е !Л11Л поего маленького белого конька, накло-нилем, поднял меня, как пушинку, крепко поцеловал, опустил на землю, и я осталась одна.
      Мы с дяд1>шкой условйлись встать пораньше и побродить ПС. Новокаменску, но он заговорил о чудесном крае зелрн 1 амня, и мы сидели далеко за полночь.
      — Завтра ты увидишь много интересного и поймешь, почему твой отец всю жизнь скучал в Тагиле по нашим местам...
      — Скажи, чем озабочен, встревожен Павел? — спросила я, прервав рассказ дяди о Новокаменске.
      — Были какие-то неполадки на стройке, — ответил он и тут же поспешил меня успокоить: — Но ведь это неизбежно на таком объекте, как Клятая шахта, далекая, расположенная в лесу, среди болот. Павел Петрович знал, что берется за трудное дело, и не беспокойся, с шахтой твой Павел справится.
      — Я и не беспокоюсь...
      Перед сном я еще раз посмотрела кристалл уралита в коллекции дядюшки — залог нашей следующей встречи с Павлом. Этот кристалл найден в Клятом логе. Павел предполагает, что вентиляционный шурф шахты, не найденный до сих пор, выведен в лог. По этому делу он и хочет навестить Конскую Голову, организовать поиски.
      Сколько романтики: Клятая шахта, Клятый лог. Конская Голова... Но я думала только о моем Павле.
      Заканчиваю письмо и, кажется, не отправлю его, а то вы тоже встревожитесь, и, может быть, совсем напрасно. Я напишу другое письмо, перечислю все, что уже построено на шахте № 5, и это порадует вас. Моя дорогая, дорогая!..»
     
     
     
      Глава четвертая
     
      Тот день, когда Валентина с Максимом Максимилиановичем собрались в Конскую Голову, был последним в полосе знойных, сухих дней, принесших Уралу пыльные вихри и лесные пожары. Внезапная гроза застала их, когда они по тропинке спускались в долину Конской Головы, но все прошло как-то незаметно для Валентины, поглощенной мыслями о Павле.
      Добрейший Максим Максимилианович, наперекор стихиям, не прекращал своих краеведческих объяснений. Валентина почти не слушала его, да и трудно было слушать — так грохотало кругом. Ей только запомнились бесчисленные молнии — зеленые, си1Н1е, оранжевые, — медленно стекавшие и быстро падавшие на взъерошенную шкуру леса, одевшего склоны узкой долины; мерцание разноцветных отблесков на гранитных «лбах»-скалах, разбросанных по берегам речушки; порывы теплого сырого ветра и, наконец, влажный шум обильного ливня, рухнувшего на путников с края темносиней тучи.
      — Да не беги, трусиха! — кричал Максим Максимилианович, едва поспевавший за племянницей. — Макин-юш-то, макинтош надень! Меня уже промочило. Ничего, скоро солнышко выглянет, по-сухому дойдем.
      Все кругом было так необычно, что Валентина даже не . дивилась, увидев девчурку, которая |;г вбежала из-за гра-
      нитного бугра навстречу путникам. Худенькая, облепленная мокрым ситцевым платьицем, она бежала, шлепая босыми ногами по ручейкам, останавливалась, кружилась, выкрикивала «Дождик-дождик, перестань!» и снова бросалась вперед.
      — Сильфида, горный дух! — засмеялась Валентина.
      — Какая там сильфида... Я тебе о воспитаннице Пе-тюши говорил. Вот я сейчас ей трепку задам! — пригрозил Абасин и крикнул: — Ленушка, не нашла ты другого времени из дому удрать, отчаянная! Ступай сюда на расправу, чертенок этакий!
      Только теперь девочка увидела путников, вовсе не испугалась угроз доктора и подбежала напрямик, срезав излучину тропинки и перепрыгивая через камешки ловко и легко, как козленок. Повидимому, она знала здесь каждый камешек, каждый бугорок.
      — А я тебя, дядя доктор, встречаю, — сказала она тонеп .ко, шаловливо и засмеялась, показав белые зубы.
      — А меня? — спросила Валентина, вглядываясь в худенькое детское личико, по которому струились дождевые капли.
      Ленушка посмотрела на Валентину любопытно и благосклонно: она в незнакомом человеке почувствовала друга. Расстегнув макинтош, Валентина подхватила девочку, укрыла на своей груди от дождя, и, удивленная, но не испуганная, Ленушка вполне ей доверилась.
      — Значит, дядя инженер с Клятой шахты в Конскую Голову пришел, коли ты нас ждала, — заключил Абасин. — Где он сейчас?
      — С Осипом да Петюшей сидит.
      — Вот видишь, Валя, а ты боялась, что Павел Петрович в Горнозаводске задержится... А дед Роман дома?
      — Куда денется... Не в себе он нынче, — ответила Ленушка и вдруг, прильнув к Валентине, обхватила ее шею тонкими ручонками мягко, доверчиво и властно.
      — Ты действительно отчаянная, Ленушка, — сказала Валентина. — Что ж это Петюша позволяет тебе бегать в такую погоду?
      — Я его и не спрашивала, — ответила Ленушка. — Они там в избе все толкуют да толкуют, а я через порожек, как кощурочка, перебралась да и ушла...
      — Своевольное ты существо, Елена Осиповна, — отметил Максим Максимилианович. — А еще в школу просишься!
      — Неужели хочет в школу? Такая маленькая... Сколько же ей лет?
      — Не берут меня в школу, — сердито сказала Ленушка. — Учительница кажет — мала еще. а я все книжки как есть напамять знаю!
      Видно, вопрос о школе был для Ленушки больным вопросом. Она притихла. Наклонившись к ней, глядя в синие глаза, Валентина спросила, любит ли она леденцы. Ленушка ответила, что леденчики любит и Петюша непременно их покупает, как только ему с Осипом на га-лечку повезет.
      — Ты меня, тетенька родимая, наземь пусти. Дождик-то не стучит, — сказала она шопотком. — А леденчики у тебя вправду есть?
      Получив два леденца из круглой коробочки — с которой, кстати, будущий горный инженер Валентина Семеновна не разлучалась, — Ленушка отправила один за щеку, а другой, после некоторого колебания, завернула в листочек, сорванный с придорожного куста шиповника, и зажала в кулачке.
      Дождь затих, и ветер улегся. Удары грома, отдалившись, потеряли звучность. Между тучами показались куски почти бесцветного неба, еще не вернувшего синеву, смытую ливнем. Первый луч солнца нерешительно заблестел в лужах, по которым шлепала Ленушка.
      — Л вот и нас встречают! — воскликнул Абасин.
      3 Зелен камень 55
      Сердце Валентины встрепенулось: она увидела Павла, шедшего по тропинке в сопровождении мальчика. В буш-пате, в высоких тяжелых сапогах, в черном кожаном картузе, Павел при дневном свете снова показался Валенти— не очень большим и строгим. Но он улыбнулся ей радостно, и все стало хорошо.
      — Приветствую вас, промокших и продрогших! — весело сказал он. — Познакомься с Петюшей, любимцем фортуны, как называет его Максим Максимилианович.
      — Точно, точно, любимец фортуны, великий знаток и минералог здешних мест! — подтвердил Абасин.
      Спутник Павла, худенький и жилистый мальчик лет двенадцати-тринадцати, обожженный солнцем до фиолетового загара, повидимому был существом весьма самостоятельным.
      — Здравствуйте! — внятно проговорил он, не смутившись шуткой Абасина и Павла, исподлобья, но не строго посмотрел на Валентину, однако глазеть себе не позволил и грозно прикрикнул на девочку: — Ну, почто из дома сбежала!
      Это не произвело на Ленушку никакого впечатления. Она затолкала ему в рот леденец и рассмеялась.
      — Неслух ты! — сурово сказал Петюша, но не выдержал и ответил улыбкой на смех девочки.
      — Видели Осипа Романовича? Договорились? — спросил Абасин у Павла.
      — Видел и договорился... Кстати, оказывается, отец Осипа, Роман, работал на Клятой шахте...
      — Да, как будто работал... Но от Романа вы узнаете мало... Старик выжил из ума, светлые минуты бывают у него редко. — Он провозгласил: — Ну, пришли! Отсюда, собственно говоря, и начинается экскурсия, Валентина Семеновна. Прежде всего окинь общим взглядом столицу альмариновой хиты. На-днях здесь, как бывает ежегодно, развернется база райпотребсоюза по
      приемке грибов и ягод от населения. Вот и все нынешнее значение сей обителн.
      Так Валентина в первый раз увидела поселок Конскую Голову, открывшийся за высоким гранитным бугром.
      Поселок, насчитывающий всего пять-шесть изб, расположился на невысоком холме над узкой речушкой, и трудно было представить себе что-либо более убогое, чем крохотные избенки под гнилым замшелым тесом. Заброшенность сказывалась во всем. Большой навес из свежего теса, под которым громоздились бочки, ящики и корзины, как бы оттенял убожество поселка.
      После щеголеватых коттеджей Кудельного, после крепких, дышащих достатком домов Новокаменска поселок галечников, казалось, появился из старого мира, о котором Валентина знала лишь по наслышке да из книг.
      — Таким этот поселок всегда был. Нищета непокрытая, — начал лекцию Максим Максимилианович. — Не таковы селения старателей-золотничков. Старатель по золоту идет к удаче через упорный поиск и скупые граммы драгоценного металла, отвоеванные у многих тонн породы. В ожидании своего «случая» он всегда вел полукрестьянское хозяйство, а ныне опирается, к тому же, на государственную гарантию — ссуду.
      Другое дело галечники: они жили исключительно надеждой на счастье, на «фарт». Никакой закономерности в распределении альмариновых искорок-галечек в старых шахтных отвалах нет и быть не может. Повезет — найдешь и не трудясь, а <заколодит» — хоть гору свороти, останешься пустой.
      Отсюда кладоискательство, отсюда надежда на лихую удачу, а в ожидании этого галечники существовали на птичьем положении.
      — Погляди, погляди, до чего галечка людей доводила! Полный разор! — воскликнул Абасин. — Одно утешение — что это навсегда кончилось. Галечников в Новокаменске осталось несколько человек, по пальцам перечесть можно. Дети галечников ушли в артели или на государственные шахты. — Оп обратился к Петюше: — А ты, парень, ведь хотел лето в Баженовке провести?
      — А куда она без меня, — кивнув подбородком на Ленушку и насупившись, пробормотал Петюша. — Осипа да Романа летом в Баженовке-то не удержишь, а она с ними. — И, нагнав Ленушку, он за руку повел ее к поселку.
      — Хороший брат, — одобрила Валентина.
      — Хороший, да не брат, — уточнил Абасин. — Видишь избу возле реки? Там сейчас доживает последние дни Роман Боярский. Ленушка его внучка. Его сын, отец Ленушки, галечник Осип, зимой живет в Баженовке возле колхоза, а летом околачивается здесь на положении сторожа и галечника. Осип человек занятный. Несколько раз он находил богатый камень, но тут же топил удачу в вине. В баженовском колхозе его любят. Он множество сказов знает и с душой их говорит. Жена его умерла, недокормив дочку, но, к счастью, к Боярским пристал Петюша, круглый сирота из баженовских колхозников и камнерезов. Славный паренек, учится хорошо и сердечко золотое. Он и вынянчил Ленушку... Ты, Валя, зайди с Павлом Петровичем к Осипу, а я проведаю Романа и присоединюсь к вам.
      — Как здесь грустно... — промолвила Валентина, когда они остались вдвоем с Павлом. — Не думала, что есть такие уголки!
      — Не есть, а были, — ответил он. — Мы даже не да-
      ДИМ догнить этим избам. Здесь, кажется, должно пройти прямое шоссе на Баженовку. Может быть, еще в этом году мы начнем разведки на уралит... А пока послушай сказ о Максимушке Кожевникове. Я очень жалел, что тебя не было, когда Осип Романович рассказывал мне его под шум грозы. Прошу! — Открыв .скрипучую дверь, Павел пропустил Валентину в темную, почти пустую избу. — Познакомься с хозяином.
      Человек, сидевший на лавке возле единственного окошечка, очень растерялся, поздоровался с гостьей и остался сидеть, привалившись к стене. Привыкая к полумраку, Валентина рассматривала галечника. Он был одет в старенький пиджак, наброшенный на рваную косоворотку. Бесцветные волосы клочьями выбивались из-под кепки. Его лицо показалось Валентине одутловатым, бледным, но хороша была застенчивая, детская улыбка и мечтательно светились синие глаза.
      — Осип Романович, вы обещали повторить сказ о Максимушке, как только придет Валентина Семеновна, — напомнил Павел.
      — Может быть, им неинтересно будет, — сипловатым баском откликнулся Осип и откашлялся в кулак.
      «Совершенно неинтересно, — мысленно поддержала его Валентина. — Неужели Павел не понимает, что мне хочется с ним поговорить, а не со сказочником!»
      — Ты скажи, Осип, — строго приказал Петюша.
      И только тут Валентина увидела мальчика, который устроился на печи и смотрел оттуда блестящими глазами. Рядом с ним сидела Ленушка, закутанная в ватное одеяло.
      В позе Осипа ничто не изменилось, но улыбка исчезла, глаза призакрылись, как в полусне, а лицо просветлело, согретое внутренним теплом. Он снова откашлялся и вдруг начал сказывать, немного нараспев, тихо и внятно.
      — А наш ильмарин-то вот как пошел, может слышали...
      Тут Максимушка Кожевников в Белоярке проживал. Был он небогатый мужик, смолу гнал. Казны Максимушка не нажил, а ребят нажил полну избу. Он на то не жа-лобился, удачи не искал, да удача ему сама далась. Только Максимушка больно прост оказался, по простоте своей не исхитрился.
      Колись поехал Максимушка на лошади в тайгу за смольем. Зимой, сказывают, то было. Глядит, на выворотке сосновом, на сохлом коренье камешки висят зеленые, светлые такие. И много их. Думай так, что по лесу зелень зимой процветает, солнышку радуется. Дивно стало Максимушке на такую красоту. Обобрал он камешки, сколь их было, поклал в гончаринку из-под каши, дома ребятишкам на забаву отдал. Он прост душой был, не понял божьей милости-подмоги.
      В то время случись пурга, а барин какой ни есть из сибирской стороны в Катеринбург ехал. Он в кошевке пообмерз и просится к Максимушке на постоялое.
      Максимушка говорит:
      «Изба-то из нашей сосны рублена, нашей берёзкой топлена, нашим хлебушком сыта. Ночуй в тепле».
      Утром барин глаза продрал, а уж солнышко в окошечко глядит, и на оконнице что-ничто зелено-зеленеет. Посмотрел барин камешки, говорит:
      «Где такое добыл?»
      «Л это не добытое, не рытое, это я на сосновом кореиье собрал милым деткам на забаву, да уж наигрались баловни, вишь раскидали».
      Записано со слов О. А. Крюкова в 1931 году в деревне Боярке Белоярского района Свердловской области.
      Барин и говорит:
      «Продай камешки, сколь их есть, повезу своим ребятам. Пускай и они позабавятся».
      А Максимушка смеется:
      «Почто неробленное продавать! Бери в подарунок милым твоим деткам на забаву, а коли что — я еще добуду...»
      А у барина и ребят-то не было, обманывал он.
      Уехал барин, только вскори опять тут, а с ним уж начальство наехало из Катеринбурга. Велят Максимушке:
      «Кажи место, где зелен камень взял!»
      Понял Максимушка, что прост оказался, однако повел их в тайгу; долго водил, а место не показал: запамятовал, мол.
      Ввечеру продрали Максимушку батожьем по голыо, петь не подали, а утром опять:
      «Веди нас, кажи место».
      Так три дня Максимушку мучили, а на четвертый не стерпел он, показал, где зелен камень поднял.
      С того места все шахты пошли. Баре наживались, а народу приказали от себя вольно камень не искать; на шахты народ сгоняли, каторжну работу уставили. Народ того не хотел, в хиту уходил: хитил у бар с отвалов руду непромытую, мыл ее по рекам в темну ночь, добывал на свою разживу Максимушкин камень, богом даренный. Ну и Максимушка еще дблго жил. Его вольная хита уважала. Разве кто не по злобе скажет: «Зря ты, отец милый, барам камешек показал». Он это понимал, в ноги кланялся, винился.
      Пришло Максимушке помирать. Он богу-то и пожалобись:
      «Подал ты мне камень в великую милость, а не научил простоту мою. Я камень не сберег, перед народом прови-ниватился. Как мне помирать без исправки?»
      Тут и открылось Максимушке в тайной копушке вели-
      кос гнездо камня. Он тот забойчик кошмой заклал, сверху отметинку — конску голову — положил, а на кошмовой забойчик слово сказал никому не открываться, покуль баре наверху. А как не станет бар, должен забойчик народу вскори открыться. А Максимушка ушел в Верхотур-ский монастырь, там и помер, сказывают...
      Сконфуженно улыбнувшись, точно уличенный в баловстве, Осип замолчал. Молчали и слушатели.
      — Вот теперь понятно, почему поселок назван так необычно, — проговорил Павел.
      — Хороший сказ, — откликнулась Валентина.
      — Весьма, весьма! — поддержал племянницу Абасин,-переступая порог. — Содержательный, хотя и неверный. То-есть неверный в частностях, но в основном весьма меткий. По этому сказу можно проследить, как создаются мифы, сказки...
      — Нет, это все правда, — довольно строптиво откликнулся Петюша. — Не сказка это! Только про бога все зря, бога нет, а так — не сказка.
      — Максим Кожевников действительно существовал, — не обратив внимания на его протест, увлеченно приступил к своей излюбленной теме Максим Максимилианович. — Был он крестьянином Белоярской волости. Зимой 1831 года он с товарищами собирал в лесу смолье и нашел на корнях соснового выворотка несколько кристаллов и обломков зеленого камня. Смолокуры доставили находку на Екатеринбургскую гранильную фабрику и продали необычные зеленые камешки командиру фабрики Коко-вину. Вполне понятно, что Максимушка, уральский мужик, не мог поставить красивый цветной камень в ничто, в детскую забаву. Он взял за камень свое, вероятно жалкие копейки, и на этом роль первооткрывателя альмари-на кончается. Неизвестно, как и когда умер человек, первым державший в руках русский, лучший в мире альмарин.
      Ленушка, которая все шепталась на печке с Петюшей, соскучилась, соскользнула на пол, прижалась к Валентине и получила еще один леденец.
      — Так вот, — продолжал Максим Максимилианович, — сказ о добродушном мужичке и о хитром барине на первый взгляд кажется чистой сказкой, но только на первый взгляд. Народ, как и всегда, глубоко прав и справедлив. Все основные богатства Урала открыты трудовым людом, имеющим миллионы глаз и рук, обладающим тем, что горняки называют «геологическим чутьем». Железную руду горы Благодать нашел скотовод-вогул Чумпин; рудознатцем железной горы Высокой был Яков Савин; первый русский асбест нашел двести двадцать лет назад невьянский крепостной крестьянин Софрон Согра; первое золото на Руси открыл крестьянин Ерофей Марков. Народ — это коллективный первооткрыватель уральских богатств. И народ видел, что все завоеванное им в борьбе с суровой природой уходит в Екатеринбург, а оттуда золотой рекой льется в Питер и за границу, обогащая различных, главным образом иностранных купцов и авантюристов. Только что открытое месторождение альмаринов тоже было отнято у народа. Горное начальство сделало это совершенно бесцеремонно.
      Вот справочка из моей записной книжки: «Крестьяне деревни Голендухикой Григорий и Денис Козьмины в 1834 году нашли красивые зеленые камни. Они намерены были те камни добывать, но остановил их в том унтер-шихтмейстер Портнягин. Он обследовал найденное место, донес о находке командиру Екатеринбургской гранильной фабрики Коковину, который немедленно приступил к р.азработке месторождения иждивением казны».
      Горное начальство отогнало от месторождения на-("ЗД как первооткрывателя и хозяина, а владельцы шахт привязали народ к приискам как бесправных рабов. Груд был каторжный. Разборщикам руды намертво за-
      бинтовывали деревянные лопаточки в горсть, чтобы те не могли утаить камень. Люди с деревянными пальцамп — додуматься надо! Досмотры, обыски на шахтах были унизительны до омерзения, плеть не знала отдыха.
      Ответом на всяческое притеснение начальства был уход наро 1а в хиту, в сосновое братство, которое осаждало каз-енпые прииски, хитило отвалы шахт. Здесь кипела непрерывная борьба хиты с горным начальством, с владельцами копей.
      Наши места до революции были страшными: днем все обманчиво мирно, а ночью кроваво. Так продолжалось до тех пор, пока революция не вернула зелен камень его законному владельцу — народу.
      Павел шепнул Валентине: «Буду ждать тебя у реки», взглядом позвал Петюшу, вышел из избы, спустился к речушке и присел на гранитный валун. Кругом все было безмолвно и неподвижно; ни одной тучи не осталось на небе, но воздух еще был отягчен влагой, солнце светило точно сквозь невидимое облако, на траве, на листьях кустов серебряными искорками висели капли дождевой воды, еще не выпитой солнцем. Все ждало ветра, чтобы встряхнуться, ожить.
      — Петя, посмотри: может быть, дед Роман пришел в себя? — сказал Павел, когда к нему присоединился Пе-тюша.
      Мальчик молча повиновался, исчез в дверях Романовой избы и почти тотчас же вернулся.
      — Без памяти лежит, а то заснул, может, — коротко сообщил он.
      — Жаль... Хотелось бы поговорить с ним! Он ведь мог знать вентиляционный шурф Клятой шахты. Вспомни: он никогда не говорил об этом? ,
      Нет, не говорил.
      — Что ж, придется начать с обследования тех копу-шек, которые ты видел за болотом с баженовской стороны Клятого лога. Так? Ты сказал, что был у этих копушек два раза.
      — Два раза туда бегал... Как баженовский комсомол военную игру проводил, я разведчиком был и вон куда зашел, — с гордостью сказал Петюша. — Там копушек много, поболе десяти... Поднял я там уралит, а доктор меня в Баженовке ветрел: «Отдай да отдай для коллекции». Я отдал, а учительница Софья Андреевна говорит: «Ты и для уголка принеси кристалл». Я в другой раз побежал, даже чуть в болоте не утоп, а кристалл принес славный, вот такой. — Он помолчал и похвастался: — А у нас . в школе два уголка есть: живой природы и еще минеральный. Так в минеральном, почитай, все мое, все я нашел. И еще больше подниму. Я все места знаю — что где лежит. Вот...
      Он вынул из кармана и протянул Павлу на ладони несколько камешков: небольшую галечку киновари, недурной образчик руды висмута, обломок красного мрамора, и немного разочаровался, когда Павел вернул ему. все это.
      — Сдай в школьный минералогический уголок, а для нас ищи вентиляционный шурф — продушной ходок Клятой шахты. Меня очень обнадежило, что ты охотно взялся за это дело. Ты пионер?
      — — Ясно! — солидно ответил Петюша и тут же показал СБОЮ ученость: — А я знаю, зачем уралит нужен... Нам чительница Софья Андреевна сказывала, и я в «Пионере» читал. Это металл такой. Вроде алюминия, только еще легче. Как сталь варят, так его прибавляют, и в другие металлы тоже. А из тех металлов машины добрые делают для пятилетки.
      — Так, — подтвердил Павел, — все это правильно.
      Уралит нужен для пятилетки, для нашего государства. Вот и помоги нам скорее добраться до уралитовой руды. На этой неделе обследуйте вместе с Осипом копушки, которые ты видел. Если встретите крепленый ходок, загляните в него. Понятно? Если поиск будет добросовестным, шахта выплатит вам вознаграждение.
      — Я так пойду! — ответил Петюша. — Мне не нужно.
      Но ведь ты пойдешь не один, а с Осипом.
      — И Осипу не нужно... Прогуляет он... Снабжение дайте: хлеба да свечей. А денег не нужно. Я для пятилетки...
      Павел притянул мальчика к себе, обнял:
      — Но, может быть, я могу быть тебе чем-нибудь полезным? Что тебе нужно — книги, одежда? Вот башмаки у тебя еле держатся, да и у Осипа тоже. Вероятно, я смогу завтра устроить вам две пары рабочих.
      — Спасибо, — поблагодарил Петюша, сделал несколько шагов к избе Осипа и вдруг задержался, остановленный новой мыслью.
      — Что, Петюша? — окликнул его Павел.
      — Не, ничего...
      — Что ты хотел сказать?
      — Прикажите учительнице Софье Андреевне Ленуш-ку в школу принять. Ленушка-то уж грамотная, а учительница кажет — мала еще. Вовсе не мала она — все как есть понимает, в школу хочет. Что ей темной жить! — выпалил Петюша и уставился в землю, сосредоточенно раскапывая прибрежный песок носкомботинка.
      С живой симпатией смотрел Павел на мальчугана.
      — Постараюсь помочь вам, — сказал он. — Над Софьей Андреевной я не волен, но с помощью моей матери я устрою это дело.
      Петюша в радостной улыбке блеснул зубами.
      Валентина с Ленушкой, Абасин и Осип вышли из избы и направились к речушке.
      — Вот и вся экскурсия! — воскликнул Максим Максимилианович. — Знакомство с Конской Головой состоялось. Пора по домам... Вы, Павел Петрович, в Кудельное или к себе?
      — Провожу немного Валю и вернусь на шахту. Нужно отпустить Самотесова в Кудельное.
      — Следовательно, на три стороны расходимся. Зайду еще к Роману — и домой!
      Сопровождаемый Петюшей и Ленушкой, доктор скрылся в дверях избы Романа, Осип ушел к себе, Валентина осталась наедине с Павлом. Наконец-то она могла поговорить с ним! Она так ждала этого!
      Г лава пятая
      Разговор начался не сразу. Валентина внимательно вглядывалась в лицо Павла. Всего педеля прошла со дня их первой встречи в Новокаменске, а складки вокруг рта стали еще резче, глаза блестели нехорошо, даже его улыбка показалась болезненной.
      — Ты доволен прогулкой? — спросила она. — Дядя говорит, что ты совсем не знаешь отдыха. Уверена, что ты не выбрался бы в Конскую Голову, если бы не дело к Осипу.
      — Пожалуй, — согласился он. — Я доволен прогулкой и тем, что договорился с галечниками. Особенно тем, что вижу тебя. Как ты загорела, Валя...
      — Дядя говорит, что надежда найти вентиляционный шурф шахты в Клятом логе необоснованна. Слишком иелико расстояние.
      — Пускай Максим Максимилианович заодно скажет, как дышала Клятая шахта — самая бо.;1ьшая шахта юж-
      ного куста. Поиски шурфа в ее окрестностях ничего не дали. Навряд ли он там и был: места болотистые, гиблые. Где же он? Шахта была обильна слепыми уралитами, вроде того, который принес Петюша. Кристалл, как видно вынесенный из «горы», найден в Клятом логе. Есть расчы поискать вентиляционный шурф в логе. Мальчик и Осип займутся этим." Кстати, Ленушка просится в школу. Я попрошу маму помочь ей...
      — Девочка умненькая, прелестная...
      — А мне Петюша особенно по душе. Хороший малец. Хотелось бы перетащить его на шахту.
      — Ты вчера ездил в Горнозаводск? Мне дядя сказал, и я так боялась, что ты задержишься там на воскресенье, что мы сегодня не увидимся. Зачем ты ездил?
      — Трест ввел меня в комиссию по испытанию шахтных насосов. Ты, наверно, ничего не слыхала о насосном заводе? Предприятие непривычно— крохотное для уральских масштабов, в конструкторском бюро — один человек, а работает завод прекрасно и насосы делает замечательные. Мы испытали их на берегу пруда. Интересно было и в пути. Пересекли полосу лесных пожаров. Ехали по огненному коридору.
      — Ты побывал дома?
      — Нет. Я позвонил маме, но безуспешно. Она, вероятно, уехала в командировку на север, как собиралась.
      Они замолчали.
      — Как дела? — вдруг спросила Валентина. — Ты обещал сегодня все рассказать мне.
      — Дела? Могли бы быть лучше, — не глядя на нее, ответил Павел.
      — Дядя говорит, что вы с Самотесовым взялись за очень трудное дело.
      — Чепуха! — бросил он нахмурившись. — Это шахтен-ку-то восстановить — трудно? Разве мы на Клятой шахте
      мало сделали? Поселок растет, народ на шахту нанимается охотно, углубка ствола началась. Все потребовало больших усилий, но мы не отступили и считаем, что строительство стало на ноги. Не в этом дело...
      — В чем же, Павел?
      Он ответил не сразу; как видно, каждое слово давалось с большим трудом; голос стал глухим, тяжелым.
      — — В прошлую субботу, когда мы с тобой встретились у дяди, сгорел заготовленный на нашей лесосеке крепежный лес. До этого такая же история случилась с нашим первым складом горючего. Пошло на ветер несколько тонн бензина. А еще до этого вдруг вышли из строя два мотора подъемных механизмов. Вернее всего, были умышленно испорчены... В тресте забеспокоились, приезжал несколько раз управляющий, а Федосеев — это секретарь обще-рудничного партбюро — собирал наших коммунистов и комсомольцев по вопросу о бдительности...
      — Как это неприятно! — проронила встревоженная Валентина и поспешила взять себя в руки. — Но почему ты так нервничаешь? У чемпиопа бокса — и вдруг нервы! — пошутила она.
      — Нервы? Нет, это не только нервы. Валя. Как ты отнеслась бы к этой цепочке аварий, если бы ты была на моем месте и если бы вдруг раздался безымянный голос, что ты, ты лично, заинтересован в авариях, что виновником этих аварий, вероятно, являешься лишь один ты!
      — Павел, что за гнусность!
      — Дичь, гнусность, — согласился он. — Но разве ты после этого не встречала бы каждую аварию как еще одну подпорочку этой гнусности!
      — Но на каком основании брошено обвинение? — возмутилась Валентина,
      — Вот, теперь насчет оснований, — начал Павел, но замолчал, приподнялся и рукой показал на гранитный бугор, возле которого проходила дорога. — Так и думал,
      что моя отлучка с шахты даром не пройдет, — проговорил он сдавленно.
      По дороге бежал белый конек; всадник в военном высоко подпрыгивал в седле.
      — Сюда, Никита Федорович! — крикнул Павел, сложив руки рупором.
      Спустя немного прораб шахты Самотесов подошел к пиад, слегка прихрамывая и ведя коня в поводу.
      — Нашел все-таки Конскую Голову! — проговорил он оживленно. — Я, Павел Петрович, вас не дождался. Надумал сюда заглянуть, вам транспорт подбросить. Машина по такой дороге не пройдет — вот пришлось в седле болтаться. Берите поводья. Не люблю верхом!
      — Что там случилось? — спросил Павел.
      — Особых происшествий, кроме одного безобразия, за ваше отсутствие, товарищ начальник, не наблюдалось, — ответил Самотесов, внимательно посмотрев на Валентину. — Трестовский трактор па Короткой гати завалился. Однако ничего: подвели брусья, машину на берег вывели, прицеп вытащили. Л крепежная скоба — ее в открытых ящиках везли, — действительно, в болото сыпанула. Без скобы наплачемся. Комсомольцы вроде водолазов ныряют, вылавливают что можно. Да ведь дно топкое. Как ни хлопочи, много скобы пропадет.
      — Опять по живому месту резануло, — отметил Павел. — Осмотрели гать?
      — Смотрел, конечно... Похоже, что в последний ремонт плотники слишком глубокие резы на двух стойках сделали. А «Сталинец» машина веская... Поперечный брус под гусеницей качнулся, на стойку нажал, сломал ее, сорвался, гать на один бок села, вот и вся история. Корелюк божится, что таких резов плотники сделать не могли: все на честном слове держалось..
      — Я на шахту. — Павел разобрал поводья и на прощанье с трудом улыбнулся Валентине: — Тебе в Кудель-
      ное по пути с Никитой Федоровичем. Познакомьтесь. В следующее воскресенье увидимся у Максима Максимилиановича.
      Конек побежал-в обратный путь. Валентина не сразу ггоняла, в чем дело, когда Самотесов протянул ей руку.
      — Прораб Самотесов, Никита Федорович, — отрекомендовался он. — Я, Валентина Семеновна, вас знаю, слышал о вас от Павла Петровича и доктора. Да вот он чдет... Здравствуйте, доктор!
      Узнав о происшествии на шахте, Абасин огорченно вздохнул, спросил у Самотесова, как у него нога и осилит ли он переход до Кудельного. Самотесов заверил его, что ссилит, расюпросил у Петюши о дороге и прекрасно разобрался, назвав себя землепроходным человеком. Все же Петюша и Ленушка проводили гостей до самых горушек, отделявших Конскую Голову от Кудельного.
      — Ой, тетенька, Петюша в Клятый лог пойдет. А меня в школу примут. А ты еш,е бегай к нам, тетенька, родимая! — шепнула Ленушка.
      Провожатые повернули назад, и Валентина с Никитой Федоровичем остались одни на горной узкой тропинке, которая то змеилась среди скал, то уходила в сосняк, то петляла по крутому склону. Валентина не замечала дороги — она старалась охватить все то, что услышала, узнала. Аварии? Это было тревожно, но еш,е больше ее тревожило настроение Павла. Она готова была броситься .на Клятую шахту, обо всем расспросить, успокоить, поддержать своего Павла.
      Непривычное слово, произнесенное Самотесовым, привлекло ее внимание. До сих пор Никита Федорович молча следовал за Валентиной, так как первые попытки завязать беседу ии к чему не привели.
      — Что вы сказали? — переспросила она.
      — Привела, говорю, здесь удалась...
      Они уже поднялись на взгорье. Валентина оглянулась и точно упала в простор. Долина, которая недавно была сумрачной, неприветливой под темносиней тучей, теперь лежала внизу, затопленная светом предвечернего солнца. Казалось, что металлы и самоцветы земных недр освободились от вечной темноты и ожили, засверкали. Струила золотые блестки речушка, а у камней вода разливалась озерками блестящего и мерцающего живого серебра. Каждая хвоинка, каждый листочек казался сверху бесконечно малой изумрудной искрой. Все было обновлено грозой, все дышало молодо и радостно под синим прозрачным небом.
      — Хорошее слово — привела, — — признала она. — Не приволье, а именно привола, простор. Это уральское слово?
      — В наших местах слышать пришлось. Не везде его и скажешь. Видел я степи на Украине. Уж, кажется, так широко, а мне ровное место не нравится. Лежит плоская земля вся на виду, никакой перемены не ждешь. У нас в горах другое дело: привольно кругом. Сделаешь шаг — и все по-новому.
      — Мне Павел Петрович писал, что у вас в жизни перемен было много...
      — Не счесть! — охотно подхватил Самотесов. — Шестнадцати мне еще не исполнилось, а я с папашей поспорил. Не хотел на сергинский мартен поступать. Папаша у меня характерный: «Поди прочь, поперечный, не-слушный сын!» — вот и все. Перекатился я в Невьянск, взялся за хитрое дело: с одним старичком мы звон ковали. Сундучникам пружинки такие надобны, чтобы замок под ключом звенел. Сделаем мешочек пружинок — сундуки со звоном, а мы с хлебцем. Потом старатели меня на Бойцовский перекат сманили. Это дело занятное. На реке стоят плоты бок о бок; плот и есть твой участок. Мы в
      прорезь плота донный песок ковшом скребли, в бутаре крутили. Попадались самородочки гладенькие, длинненькие, ну просто как избяные тараканы. Заработок был хороший, только надоело под сосной жить. Я на север, в Ив-дельский район, к маньси подался. Это люди тихие. Они меня уважали, не препятствовали неводок в святых озерах вымётывать. А еще я соболей давил. Словом, дикое житье. Так и катался. Урал-батюшка в руку всегда кусок хлеба сунет, только сперва поглядит, какая рука. Мозоль-ки любит. Взрывником был, на авиамаяке служил, потом в Большой Рудянке с дураком одним спутался: начали уличную пыль собирать. Нас в милицию пригласили...
      — За уличную пыль?
      — Точно! Там золотоносный кварц из рудника на бе-гунную установку возят. Кварц, не без того, на дорогу падает, его колеса размалывают. Промоешь пыль — возьмешь золото. Там постановление имелось, чтобы посторонние люди эту пыль не собирали, государственное золото не мыли, а я не знал. Только случаем нас простили. В Соликамск подался, на калиевые разработки. Калийные шахты — это красота неописуемая, карналли ты и сильвиниты, как самоцвет, горят. Там я горнопроходческие работы узнал, дело это полюбил... Нет, у нас перемен много! Иной раз уж как трудно приходится, а все занятно, что получится.
      — На Клятой шахте пока получается плохо, — тихо сказала Валентина.
      — Это почему? — поинтересовался Никита Федорович и поскреб подбородок.
      — Павел Петрович говорит, что на шахте очень много аварий.
      — Зря он, неправильно, — Серьезно ответил Самоте-сов. — Чего там «очень много»! Были аварии, что греха таить, а так чтобы «очень много» — сказать нельзя. Думаете, на других шахтах без происшествий обходятся?
      Нам все ж хаки есть чем похвалиться — впереди графика идем. Вот даже Павлу Петровичу поручено доклад хозяйственному активу делать о скоростных методах строительства. Доверяют людей учить, как вы думаете?
      — Но аварии...
      — Что аварии! — почти сердито прервал ее Самоте-сов. — Аварии дело, как ни поверни, поганое. А все-таки не годится так: голову в кусты и пошел полымя впереди пожара раздувать. Сам он, милый человек, в последние дни принахмурился, все что-то думает; вот и вас растревожил. А и всего-то делов подтянуть кого нужно, смотреть зорче. Ему об этом говорят — и управляющий, и Федосеев, и я, — а он... Похоже на то, что наш инженер малость растерялся. Мне это непонятно; человек, кажись, самостоятельный...
      До сих пор Валентине представлялось дело так, что судьба столиула ее с простым человеком, а теперь она почувствовала себя маленькой перед Самотесовым, крепко закаленным в жизненных обстоятельствах. Его речь, спокойная, вразумительная и в то же время проникнутая сердечным отношением к Павлу, смягчала ее тревогу. Она вдруг поняла, что нельзя таиться от этого человека, нужно вести дело только начистоту, ничего не замалчивая.
      — Почему Павлуша говорит, что чей-то безымянный — да, безымянный — голос обвиняет его в авариях, считает единственным возможным виновником аварий? Почему он встречает каждую аварию как подпорочку этого обвинения?
      Самотесов, который шел впереди Валентины, будто споткнулся, хотел ответить, но промолчал и стал прихрамывать заметнее, чем обычно.
      — Что же вы молчите? — тихо спросила Валентина.
      — — Не знаю, что сказать, — ответил он. — Это для меня новость . — Он досадливо усмехнулся: Ишь какоЗ
      мой напарник: чуть бедой запахло, он молчок! Нехорошо это! Будет у нас по этому поводу с ним громкий разговор...
      Он обернулся, встретился с взглядом Валентины и зашагал дальше, долго молчал, а когда заговорил, то в его тоне Валентина почувствовала прежде всего желание успокоить ее.
      — Что там думает Павел Петрович и кто ему что сказал, я не знаю... Может быть, он и сам еще толком не разобрался, а разберется — скажет. Только имейте в виду, Валентина Семеновна: в случае чего, не один Павел Петрович в ответе, а я тоже. Мой ответ даже больше. Я коммунист, в партию под Сталинградом вступил, огнем крещен. Павел Петрович мне друг и напарник, он мне по душе. Так ни его, ни себя в обиду не дам. Не такой уродился! Вот и весь наш разговор насчет аварий...
      Остаток пути прошли молча. Самотесов шагал посвистывая, но если бы Валентина заглянула в его лицо, она в каждой черточке увидела бы глубокую озабоченность. Попрощались у маленького белого ,дома под высокими соснами. Самотесов задержал ее руку в своей.
      — Глазки серые, бровки пушистые, а вместо сердечка хрустальная коробочка: что ни положено, все видать, только радужно становится, — проговорил он мягко. — Я бы на месте Павла Петровича всю эту красоту на плечо поднял и... ну, на край света, что ли!
      — Подальше от Клятой шахты! —
      — Нет, я не в том смысле, — ответил он.
      ...Дочь хозяйки принялась расспрашивать подругу, кто этот демобилизованный военный, который попрощался с Валентиной у калитки, и пойдет ли она сегодня в клуб. Узнав, что Валентина в клуб не собирается, подруга принялась уговаривать ее так настойчиво, что пришлось пожаловаться на нестерпимую головную боль.
      Дом наполнился запахом душистого мыла и паленых
      волос. Хозяйкина дочь очень беспокоилась, успеет ли модистка, «противная Стёпочка», закончить ее блузку, дважды возвращалась от Стёпочки расстроенная, с пустыми руками и наконец принесла не только блузку, но и сообщение, что снова видела интересного демобилизованного военного, знакомого Валентины, и даже познакомилась с ним, так как проводила его в райпрокуратуру.
      «Зачем ему нужно в прокуратуру?» подумала Валентина, и ее сердце похолодело.
      — Я его к самому Ванечке доставила, — щебетала подруга, примеривая блузку перед зеркалом. — Ванечка в клуб придет, а этот, как его, Самотесов, решительно отказался. Сердитая бука! Но очень, очень интересный!
      — А кто такой Ванечка?
      — Параев. Следователь или помощник прокурора, не могу сказать точно. Лучший танцор в Кудельном. Очень культурный, воспитанный, только чересчур высокого о себе мнения... Так тебе нравится блузка?
      — Кажется, я все же не усижу сегодня дома, — сказала Валентина. — Пойду в клуб.
      — Давно бы так! — одобрила подруга. — Потанцуешь — и голова пройдет, уверяю тебя...
      В малом зале клуба начались танцы.
      Молодые люди, главным образом работники асбестовой промышленности, сразу заметили Валентину. Она после первого же вальса спустилась в читальню, перелистала несколько журналов и вернулась в зал.
      Подруга, раскрасневшаяся, оживленная, подвела к ней молодого человека с гладким, ничем не примечательным, но действительно несколько высокомерным лицом.
      — Познакомьтесь, — представила она своего спутни-
      ка: — Иван Григорьевич Параев, лучший наш танцор. Это знакомая товарища Самотесова, — сказала она Ивану Григорьевичу. — Покажите ей, как танцуют в Кудельном!
      Ванечка танцовал хорошо и несколько небрежно, как и полагается искусному танцору.
      — Так вы с Самотесовым знакомы? — спросил он. — В Горнозаводске познакомились или в Новокаменске?
      — В Новокаменске.
      Узнав, что главный врач рудничной поликлиники Аба-син приходится Валентине дядькой и что она студентка Горного института, Ванечка .стал менее высокомерен и, между прочим, полюбопытствовал, не знает ли она выпускника Горного института Павла Петровича Расковалова.
      — Я с ним знакома, — ответила Валентина и посмотрела в глаза партнеру: это были твердые глаза человека, привыкшего пользоваться неограниченным правом спрашивать.
      — Говорят, отец Расковалова жил в этих местах. Вы не слышали?
      — Я это точно знаю. — И Валентина почувствовала все тот же холодок в сердце. — Его отец был инженером, вернее одним из инженеров «Нью альмарин компани».
      — Только инженером? — переспросил Иван Григорьевич, но тут же заговорил о литературных новинках и умело дал понять, что следит за искусством, не позволяет себе отставать от жизни, хотя служебные обязанности берут чуть ли не восемнадцать часов в сутки.
      Танец кончился. Иван Григорьевич предложил Валентине пройти в буфет. Она отказалась: у нее вправду разболелась голова.
      — Я домой...
      — В таком случае, я вас провожу. Завтра у меня хлопотливый день. И, кажется, я уже не найду сегодня луч-ией партнерши, чем вы.
      По дороге он выказал себя очень внимательным, не раз прерывал шутливый рассказ о жизни в Кудельном — где Ивап Григорьевич очутился недавно — вопросом, как она себя чувствует.
      Вечер был душный, хотя и ясный. Далекие зарницы вспыхивали в стороне Новокаменска. Валентине казалось, что она сейчас что-то услышит нехорошее, тяжелое, но Иван Григорьевич ничего не сказал, а она не решилась спросить его, что он думает об инженере Клятой шахты Павле Расковалове.
      — Вы ведь в центральном разрезе работаете? — вспомнил он прощаясь. — Я иногда там бываю. Люблю мужественное горное дело. Навещу вас. В среду совещание хозяйственного актива. Приходите в клуб. После актива, может быть, мы немного попрыгаем. Только постарайтесь, чтобы у вас голова не болела. На всякий случай, я захвачу порошки от головной боли.
      В общем, он вел себя очень корректно и ушел, неплохо насвистывая из «Травиаты». Валентина стояла, неподвижная, у двери, пока свист не затих вдалеке; она все старалась понять, почему Ванечка заинтересовался Павлом, почему расспрашивал об его отце, почему усомнился в том, что отец Павла был только инженером «Нью альма-рин компани». Конечно, ничего путного она придумать не смогла и расстроилась окончательно. Подруга, вернувшаяся домой во втором часу ночи, застала Валентину еще бодрствующей.
     
     
     
      Глава шестая
     
     
      Утром пораньше Петюша собрался на Клятую шахту. Он живо сварил похлебку, накормил Ленушку и Осипа II отнес поесть деду Роману. В низкой, полутемной избе
      старик лежал на лавке пластом — громадный, иссохший, костлявый. Лицо его было неподвижно, но открытые глаза жили; в них будто застыло удивление: какая сила могла свалить его громадное и все еще могучее тело! На свету сквозь серебро окладистой бороды рисовался выдавшийся острый подбородок.
      — Слышишь? — спросил Петюша, склонившись к Роману.
      Старик чуть шевельнулся, закрыл и снова открыл глаза.
      — Без памяти был три дня, — сказал Петюша. ~ Есть хочешь?
      — Мне не надобно. Ты Ленушке...
      — Кормлена Ленушка. Потом захочешь, так Ленушке скажешь, она покормит.
      Он уже направился к двери, когда зашелестел голос старика.
      — Ну? — спросил Петюша. — Чего тебе?
      — Сказывала Ленушка... Подрядились вы с Осипом... продушной ходок искать?
      Снова Петюша наклонился к нему. Повидимому, наступила та редкая и неожиданная минута, когда сознание и память возвращались к старику почти полностью. Его глаза, обычно тусклые, непрозрачные, теперь прояснились. Петюша знал, что эт1 минуты проходят быстро.
      — Подрядились мы... Завтра пойдем с Осипом. — Он приблизил губы к уху старика: — Ты, дедко, в Клятой шахте робил, ты продушной ходок, должно, знаешь... Ты скажи!.. Шахте требуется... И Ленушку в школу возьмут. Что ей темной жить! Ты скажи, дедко, слышь?
      Он допытывался нетерпеливо, настойчиво и вдруг увидел, что глаза старика снова заволакиваются туманом.
      — Не ходи1 — проговорил Роман. — С Клятой шахтой свяжешься, как Ленушка будет? — Беспокойство, тоска
      придали сил Этому почти мертвому существу, Роман приподнял голову: — Ты Ленушку не кидай!
      Затем бред снова вернулся к Роману — обычный бред, бессмысленная путаница, в которой ничего нельзя было понять. Петюша подождал немного, раздосадованный и разочарованный, вышел, закрыл за собой дверь и побежал в избу Осипа.
      Накануне Осип и Петюша долго обсуждали план похода в Клятый лог. Осип, казалось, по-настоящему заинтересовался этим делом, но к утру от увлечения не осталось и следа; он сидел на лавке в своей обычной позе, равнодушно глядя в окно.
      — Ты вот что... — отрывисто проговорил Петюша. — Чем так сидеть, ты бы к Глухих сбегал, нашу брезентовую куртку стребовал. Взял, так пускай отдаст. И хлеба в Ба-женовке прикупи, а я с шахты принесу. Может, в логу ходить будем долго, а с чем Ленушку и деда оставим?
      Его слова Осип принял вглухую.
      — А ты скорее ворочайся, к ждать стану, — откликнулась девочка, перебиравшая в уголке свои книжки с картинками, тысячи раз читанные и давно заученные.
      Петюша свернул в трубку заплечный мешок, велел Ленушке далеко от дома не бегать, повторил Осипу свой приказ о брезентовой куртке и отправился в путь.
      День выдался душный, парной, солнце светило неярко, но жгло сильно. Что с того! Дорогу до Клятой шахты Петюша осилил, не позволив себе ни минуты отдыха. Он так и этак обдумывал будущий поход на поиски про-душного хода п в уме сосчитал все копушки, которые ему пришлось видеть два года назад во время «глубокой разведки» по заданию штаба «красных» в комсомольской игре. Он мысленно наметил маршрут своего похода с Осипом и живо представил, как на пионерском сборе после каникул расскажет ребятам о своей помощи Клятой шахте.
      Думал он, конечно, и о Ленушке, о том, как хорошо было бы I сентября побежать в школу вместе с Ленуш-кой, чтобы не томилась она в зимние дни дома. Это была одна из самых больших его забот, и он очень высоко ценил обещание Павла Петровича воздействовать на неумолимую Софью Андреевну, которая никак не соглашалась открыть двери школы перед шестилетней Еленой Осиповной.
      Словом, у Петюши было достаточно оснований спешить к Павлу Петровичу, и он будто летел к своей цели.
      Ему повезло: за своротком со старого тракта на Короткой гати, там, где стучали топорами плотники, одевались продрогшие, с посиневшими губами Павел Петрович и несколько парней. Умерив шаг, Петюша приблизился с независимым видом человека, уверенного, что явится ко времени, когда бы ни пришел.
      — Здравствуй! — дружелюбно приветствовал его Павел Петрович. — Жаль, что ты опоздал. Помог бы нам таскать скобу из болота. — И он показал на кучу мокрой крепежной скобы, лежавшей на бревенчатом настиле гати. Потом обратился к молодым парням: — Вот наш первый ходок в Клятый лог. Он проложит дорогу, а в воскресенье, если понадобится, мы двинемся...
      — Да он и сам найдет! — пошутил белобрысый плотный и мускулистый паренек, подпрыгивая на одной ноге и мотая головой, чтобы вылилась вода из ушей. — Это мой баженовский земляк, я его знаю... Самый лучший геолог в нашем районе... Такой найдет, честное мое!
      Парни засмеялись. Петюша насупился, покраснел, но ни слова не ответил Мишке Первухину из баженовской Гилезки.
      — Ничего, не хмурься, малец! — сказал Павел Петрович. — Я уверен, что Миша Первухин не шутит и вы с Осипом сходите в лог удачно. — Он обратился к молодому человеку в вельветовой черной ковбойке с застежкой-молнией, в галифе и ярко начищенных кожаных крагах: — А резы на стойках, на самом деле, чересчур глубокие. Как это получилось, товарищ Корелюк?
      — Честное слово, товарищ начальник, скаженная эта гать! Как мы ее ремонтировали, я же, ну, за каждой щепкой следил. Я бы такой брак увидел, не слепой же!
      — Остается думать, что резы умышленно углублены уже после ремонта гати. Но где доказательства? Как только Заремба вернется из Новокаменска, пришлите ко мне.
      Они с Петюшей направились к шахте. Павел Петрович молчал, точно забыл о своем спутнике, и Петюша чувствовал себя совсем маленьким рядом с этим большим, серьезным человеком.
      — Дело обстоит так, Петюша, — проговорил Павел Петрович. — Вчера мы условились с шахтными комсомольцами о поисках веитиляциоиного шурфа. В воскресенье устроим поход в Клятый лог, пройдем по всему ближнему борту. Твой поход я теперь рассматриваю только как. предварительную разведку. Разыщи отвальчик, о котором ты говорил, припомни местность. Ведь ты поднял кристалл два года назад... В воскресенье поведешь нас. Но условие вот какое: ты идешь в лог непременно с Осипом.
      — С Осипом пойдем, — заверил его Петюша и добавил: — Да я ведь и сам в лог хаживал.
      — Нет, только с Осипом! — остановил его Павел Петрович. — Ты же вчера говорил мне, что чуть не утонул в юлоте... Дай мне слово, что сделаешь, как я требую.
      — Честное пионерское! — серьезно ответил Петюша.
      — В старые, некрепленые копушки с Осипом не холите, мало лч что может случиться. Понял?
      — Понятно...
      — я написал моей матери о Ленушке.
      — Спасибо! — — сказал Петюша.
      На шахте Петюше пришлось побывать в самом начале восстановительных работ, когда люди жили в палатках и шалашах, сводили лес, обстраивались. С тех пор все изменилось. Перемены начинались у самого тракта, который в этом месте пересекала высоковольтная линия, шагавшая через горы и тайгу своими высокими опорами. Неподалеку от тракта белела будка понизительного трансформатора. На черной железной двери, как полагается, была нарисована страшная мертвая голова и скрещенные кости, красна надпись грозила: «Не трогай, убьет!», но Петюша знал, что через белую будку по блестящим проводам, протянувшимся над новенькими гатями и гладкой дорогой, в поселок идет электричество, идет сила.
      Очень заинтересовал Петюшу небольшой экскаватор, работавший на площадке перед бараками: он срезал лопатой-совком землю, рыл длинную канаву для фундамента нового дома. На площадке копошился народ, плотники обтесывали бревна, женщины настилали тротуары вокруг пустого места. Здесь должны были вырасти новые дома и продолжить поселок, который уже родился: по г. бе стороны дороги стояли аккуратные бараки под этернитовыми крышами, из открытых окон доносилась радиомузыка, белье сушилось на веревках, горланил петух, хлопая крыльями.
      Почти внезапное появление поселка в такой глуши, куда и галечники не всегда решались забираться, радовало и удивляло Петюшу. Правда, такие же поселки возникли в последнее время в баженовских местах, где геологи находили много ценного, полезного, но от новых поселков было рукой подать до Баженовки, а тут со всех сторон темнел лес да ярко зеленели кустистые болотные травы, здесь человеку приходилось трудно.
      За бараками, у шахтного копра, еще не зашитого с боков, стучала лебедка, вращался шкив. Пожилой черноусый человек, спеша, подошел к Павлу Петровичу и доложил ему, что теперь приходится таска гь из ствола щепу.
      — Аммоналом рвали ствол, что ли! — возмущался он, вытирая пот со лба.
      — Может быть, и рвали.
      Павел Петрович осмотрел остатки стволового крепления и добавил:
      — Вернее всего, что без взрывчатки не обошлось. Лиственница стала почти железной, а как измочалена.
      — Постарались, бандиты! — всердцах бросил черноусый человек. И вскоре его голос, ставший сразу тоньше, послышался под копром: — Давай! Вира, вира помалу!..
      Землянка начальства находилась метрах в полутораста от копра. Как была она вырыта в первый же день стройки, так и осталась служить — просторная, светлая и сухая землянка под односкатной крышей. В ней разместились две железные тщательно заправленные койки, кухонный стол-буфетик, рабочий стол под широким окном, фанерный платяной шкаф, полочка с книгами, табуретки. Все это очень понравилось Петюше.
      Павел Петрович потрогал медный чайник на электрической плитке, налил большую эмалированную кружку крепко заваренного чая, густо намазал маслом ломоть свежего хлеба и пододвинул к Петюше сахарницу:
      — Завтракай, парень. Я приготовил записку в магазин.
      Щипля вкусный хлеб по крошечке, отпивая из кружки, Петюша чувствовал себя важным человеком, необходи->ыы для шахты и понимающим государственный интерес. Думал он и о том, что инженер Клятой шахты добрый человек и что Ленушку, конечно, примут в школу.
      в то время как Петюша завтракал, а Павел Петрович, отхлебывая из стакана, писал за рабочим столом, раздался стук. Не позволив себе широко открыть дверь, в землянку бочком вошел маленький человек в новой желтой брезентовой куртке, перетянутой ремнем так туго, что полы оттопырились. Черные глаза встревоженно блестели на гладко выбритом лице. В землянке остро запахло одеколоном. Вероятно, человек явился к начальнику прямо от парикмахера.
      — Товарищ Заремба? Хорошо! — сказал Павел Петрович. — Вы дежурили на Короткой гати в ночь с субботы на воскресенье? Кого вы видели на Короткой гати?
      — Никого не бачив. — И Заремба вытянул руки по швам. — Только машина проехала с главной конторы. Потом наши горняки в Новокаменск на футбол подались. А потом вы по гати ходили.
      — Вы меня видели? — быстро переспросил Павел Петрович, обернувшись к Зарембе.
      — А как же, видел! Я от сторожки шел, а вы впереди. Я вас окликнул, а вы так рукой отмахнулись, да и пошли к шахте.
      — Вы меня в лицо видели? Нет? Как же вы меня узнали?
      — По обличью...
      — По фигуре, значит? Почему не стреляли?
      — Да як же!..
      — У вас есть инструкция, — жестко проговорил Павел Петрович. — По гати бродит человек, вы окликаете, он не отвечает, уходит. Вы должны были остановить его, убедиться, что это действительно я. В крайнем случае, вы должны были пустить в ход оружие, но вы этого не сделали. Придется объявить вам выговор с предупреждением в приказе по шахте.
      Это было сказано так строго, что Петюша поежился. Ие спрашивая его, Павел Петрович долил кружку, велел подождать и вышел.
      За столом Петюшу застал Самотесов и дружески кивнул;
      — По какому делу явился, парень?
      Выслушав его, он одобрил:
      — Правильно, знаю об этом. Дело нужное. Какого года рождения?
      Петюша не совсем уверенно ответил.
      — Ну, не маленький уже, постарайся для шахты... Л вот и товарищ начальник! — И он сообщил Павлу Петровичу: — Из Кудельного я в Новокаменск заехал, переночевал в доме приезжих, утром завернул в отдел капитального строительства, пошумел насчет стройдеталей. Завтра с утра детали начнут поступать на площадку. Сегодня надо всех свободных людей на установку каркасов бросить. Двинем это дело, Павел Петрович!
      Он замолчал, показав глазами на гостя.
      — Ты, Петюша, ступай в наш магазин. Передай эту записку продавцу, — приказал Павел Петрович. — Я распорядился, чтобы тебя не задерживали. Иди и помни, что я сказал; как только закончите разведку, возвращайтесь. В копушки далеко ие суйтесь. Ступай!
      Проводив маленького исследователя до двери, пожелав ему удачи, Павел Петрович обернулся к Самотесову:
      — Что нового, Никита Федорович?
      — А мало доброго. — И Самотесов запер дверь двумя поворотами ключа.
      Для Петюши началась полоса серьезных забот. Запи-очка Павла Петровича на листочке желтой глянцевой умаги в клеточку обладала большой силой. Продавец гпустил Петюше четыре буханки хлеба, столько же банок
      4 Лглен камень 97
      л:ясных консервов, килограмм кхкового сахару и полкилограмма карамели в обертке, предназначавшейся для Ленушки, — так это понял Петюша. Была еще пачка свечей, спички, фонарик. Затем продавец повел Петюшу в кладовку, выложил несколько пар ботинок и сказал: «Выбирай-ка по носу!»
      Тотчас же Петюша вцепился в пару желтых ботинок на двойной подошве, с кожаными шнурками. По сравнению с его стоптанными ботинками, полученными в школе еще осенью прошлого года, обновка была великолепной.
      — Великоваты будто, — усомнился продавец.
      — А я, дяденька, портяночки наверну, — пробормотал мальчик, красный от волнения.
      Затем он получил ботинки сорок второго размера и для Осипа.
      В Конскую Голову маленький начальник экспедиции вернулся гордый, взволнованный. Ленушка поджидала его у гранитных бугров. Она тут же получила карамельку, ощупала ботинки и похвалила их: «Ой, до чего ж добрые!» Не доходя до поселка, Петюша обулся в новое и с восхищением обнаружил, что правый ботинок громко, задорно скрипит. Увидев все полученное на шахте, н]адев новые ботинки, Осип признал, что Павел Петрович отнесся к делу как следует, и снова привалился к стене, обидев Петюшу этим равнодушием.
      — А ты так и сидел дома?.. У Глухих не был?
      — А чего... Сам Глухих прибегал. Сказывает, на Сретенке, у старого Байнова, бумага объявилась с планом. Зовет на Черно озеро место смотреть.
      Петюша не был бы другом галечника, если бы остался равнодушным к «бумаге» и таинственному «месту» на озере. Ясное дело, «бумага», о которой говорил Глухих, относилась к числу тех таинственных и малопонятных записей, за которыми так охотятся кладоискатели; ясно также, что «место», о котором говорилось в «бумаге»,
      сулило великие богатства, может быть даже клад Максимушки Кожевникова, но Петюша стойко выдержал испытание, заявил, что Глухих и Байнов разводят дурь, что эта «бумага», как и многие другие, объявлявшиеся раньше, — чистая чепуха, и принялся хозяйничать: поджарил консервы, накромсал хлеба, устроил обильное часппте н послал Ленушку отнести деду поесть.
      — И лог-то завтра чем раньше пойдем, — озабоченно лрогчмшрил он.
      Сытно поевший, сонный Осип не ответил.
      — Слышишь, небось? Чего молчишь! — прикрикнул Петюша.
      — Подождет это, — пробормотал Осип.
      — Не подождет. Завтра уж вторник. Не знаешь ведь, сколько времени в логе ходить будем. А в воскресенье-то комсомольцы с шахты в лог с нами пойдут, тож искать станут.
      — Нельзя мне в лог итти. Того и гляди, райпотреб-союз бочки да весы привезет. Чай, я сторож, а не зря тут...
      — Сторож! Как шахте помочь, так ты грибной сторож, а на Черно озеро хоть сейчас побежишь!
      — Будто тебе на озеро неохота сбегать, — хмыкнул Осип.
      — Чем глупое говорить, ты бы собираться помог.
      Осип принял участие в сборах и даже уступил Петюше
      саперную заржавевшую лопатку, но был так равнодушен к делу, что Петюша и сердился на него и терялся.
      Несколько раз стучали, но дверь оставалась запертой. Ьеседа затянулась. Эта беседа была тяжела для людей, которые так сроднились на трудной работе.
      — я догадывался, зачем вас .вызвал Параев, — сказал Павел, когда Самотесов кончил свой рассказ о посещении следователя Параева. — Прокуратура, конечно, должна была заинтересоваться происшествиями на Клятой шахте. Больше того, меня подготовили еще к одной вещи: к тому, что всплывает память о моем отце, что мое имя будет прямо связано с этими происшествиями и... с именем инженера альмаринового акционерного общества Петра Павловича Расковалова.
      — Как это вы были подготовлены? — удивился Самотесов. — Говорила мне вчера Валентина Семеновна, да неясно, не понял я толком.
      — Я не успел ей всего рассказать. Вы приехали и помешали. — С трудом произнося каждое слово, не глядя на Самотесова, Павел проговорил: — Несколько дней -назад, еще до поездки в Горнозаводск, я получил письмо
      за подписью «Знающий». В этом письме говорилось о моем происхождении, о том, что мой отец был контрреволюционером, что он людей губил, а я, мол, забрался на шахту, чтобы его дело продолжать, вредить государству. Этот «Знающий» советовал мне убраться с Клятой шахты, пока мне не свернули шею.
      — Где письмо? — быстро спросил Самотесов.
      — Я уничтожил.
      ~ Эх, нехорошо вы сделали! Надо было показать.
      — Зачем?
      — А затем, что я парторг шахты да и ваш напарник. Я к вам со всей душой, а вы в последнее время от меня таитесь. Вот спасибо вам!
      — Поймите меня, Никита Федорович. Я молчал не из скрытности; у меня от вас тайн не было и никогда не будет. Но нехватило сил передать вам эту ложь о моем отце! Ни от кого я не слыхал о нем дурного слова. Даже Абасин — его личный недруг — не мог сказать о Петре Расковалове ничего плохого. В биографии моего
      отца я вижу лишь одну необъяснимую странность: он внезапно бросил мою мать и уехал в Сибирь перед самым приходом в Горнозаводск советской власти, но я не верю, что он бежал от нее. Это был русский человек. Его мой дед горным рыцарем назвал, рыцарем без страха н упрека. И вдруг эта пакость «Знающего»! Письмо обожгло МПС руки...
      — Да... Вам, как сыну, это тяжело, — согласился Самотесои, который в это время глядел в окно на шахтный копер, но слушал Павла с напряженным вниманием. — Л все-таки нужно было мне письмо показать, да и Федосееву показать не мешало бы. Сами знаете, как вам парторганизация доверяет. Сумели бы в письме этом разобраться, не беспокойтесь. — Он закончил: — Об отце пашем только то и знаете, что он... людей будто губил?
      — Только это и было в письме... А вы что слыхали? Вы говорили о моем отце с Федосеевым?
      — Ничего не слыхал, — коротко ответил Самотесов.
      Особая нотка, проскользнувшая в его тоне, заставила
      Павла поднять голову. В это время он держал таблетку; она выскользнула из пальцев и покатилась по полу. Непослушными пальцами он взял новую таблетку и долго не мог ее проглотить, точно железная рука сжала горло.
      — Все кальцекс глотаете? — отметил Самотесов. — Вы бы лучше в воду за скобой не лазили. Мне комсомольцы рассказывали. Без вас обошлись— бы. Заболеете еще, чего доброго!
      — Болеть нельзя, — решительно проговорил Павел. — Имейте в виду, Никита Федорович: на шахте больше не чудет аварий!
      — Как это не будет? — усмехнулся Самотесов. — Я бабьих суеверий не признаю, но зарекаться нельзя.
      — Не будет! Вы говорили, что на шахте завелась га-/шпа. Я принимаю вашу догадку. Надо как зеницу ока
      охранять все склады, держать под особым наблюдением механизмы и передвижение материалов. Комсомольцы обещают помочь охране: на ночь выделяют шесть человек. Нужно наметить дополнительные посты. Аварий не будет!
      — Что ж, правильно, — согласился Самотесов. — Щели так закроем, что, коли аварии будут, мы увидим, откуда пакость идет: со стороны или с шахты. Только уж вы, Павел Петрович, в другой раз такое не допускайте, н все ладно будет. То, что ваш родитель в Новока-менске работал, парторганизация знала; то, что он, к примеру, делов натворил, вы за это отвечать не можете... Только, если вы хотите, чтобы я с вами крепко стоял...
      В этих словах прозвучал приказ: «Не молчи, не таись, говори все, что знаешь!»
      — Теперь вам известно обо мне все, что известно мне самому, — тихо сказал Павел.
      — Ну что же, — медленно произнес Самотесов, — если мне теперь все известно, так мне больше от вас ничего и не надо! Эх, скорее бы ствол пройти, в шахту влеэть!.. Видать, ствол был крепко подорван. Постарались господа-хозяева!
      — Да, постарались...
      С этими словами Павел вышел.
      Павел оставил землянку с таким чувством, будто разговор с Самотесовым не кончился, а оборвался.
      «Что хотел узнать Никита? Какие основания имел он ждать новых признаний? Что он узнал в прокуратуре? С Федосеевым он говорил определенно, — думал Павел. — Из-за этого он и задержался в Новокаменске, а не из-за стройдеталей...»
      Стало тяжело, как никогда в жизни. Он был близок к тому, чтобы вернуться в землянку и потребовать: «Не скрывайте ничего! О чем вы говорили с Федосеевым, что сказал Федосеев?», но сдерживал себя, вдвойне и втройне кропотливо занимался каждой мелочью в работе по расчистке шахтного ствола.
      Пасмурный сидел Самотесов за столом, машинально перелистывая справочник по горным работам. «Экое навернулось вокруг парня! — думал он и пытался успокоить себя: — Да нет, разберемся, глупостей не допустим. Наш человек, и никаких!.. Не допустим глупостей!» Но хмурь не оставляла его, мысли все время возвращались к недавнему разговору.
      Послышалось осторожное покашливание. В дверях стояли вахтеры: профорг охраны Пантелеев и Заремба. Они держались навытяжку, если только это было возможно при их вовсе не воинской выправке.
      — Что? — спросил Самотесов тускло, точно спросонья.
      — По поводу выговора, — прогудел Пантелеев, выдвигаясь на шаг вперед. — Сними выговор, Никита Федорович!
      — Какой там выговор?
      — Павел Петрович на него наложил строгий выговор с предупреждением, — и Пантелеев кивнул в сторону своего спутника. — А неправильно! Ты послушай, Никита Федорович...
      Пантелеев был пожилой коренастый человек, заросший черной бородой без седины, в брезентовой куртке и монументальных сапогах. До поступления на шахту он состоял охотником при Баженовском колхозе и из леса принес особую повадку — независимую и хмуровато-усмешливую. Пока он своим глухим и густым голосом подробно объяснял, что произошло между Павлом Петровичем и Зарембой, его подзащитный стоял как вкопанный, впившись в Самотесова глазами, изображая
      ревностного служаку, который, если уж на то пошло, заслуживает поощрения, а не взыскания.
      — В организацию службы на шахте не вмешиваюсь! — возразил Самотесов, выслушав Пантелеева. — А ты сообрази, Егор Трофимович: под носом у Зарембы напакостили, а он свят-свят не виноват! Есть у вас положение, скажи?
      — Ну, есть, — согласился Пантелеев. — Так ты, Никита Федорович, в свой черед пойми, что Заремба человек новый и имеет еще шаткость. Видит, идет по гати начальство. Окликает — никакого внимания. Значит, он долж.ен в начальство стрелять?
      — Есть положение?
      — Не возражаю, есть! — упрямо повторил Пантелеев. — Так и начальство должно положение соблюдать. А вот со мной тож в субботу было. Стою в ночь у нового склада горючего, гляжу — Павел Петрович идет от лесочка. Подаю голос: «Вы, товарищ начальник?» А он хоть бы слово, да и ушел к землянке. Пугануть его из винтовки? А по какому случаю? Может, он задумался по службе или по невесте. Зачем же стрелять! Это будет довольно нахально. А теперь, как гать завалилась, он строгость показывает. Неправильно!
      — Хорошо, я поговорю с ним, — пообещал Самотесов. — Может быть, и снимет взыскание. Только имей в виду: есть положение, значит выполняй, не глядя на лица.
      — Уж теперь будь добр! — пригрозил Пантелеев. — Хоть ты сам иди, Никита Федорович, а на голос не ответишь — я так шаркну, что не возрадуешься. Шаркну — и прав!..
      Оставшись один, Самотесов глубоко вздохнул, переоделся в рабочее платье и вышел из землянки, как всегда подтянутый и деловитый.
      Почти весь день он провел за бараками, на площадке,
      юлько что очищенной от леса, где уже поднимались сквозные каркасы сборно-щитовых домов. Работа развлекла 11 успокоила его. Ход стройки в последнее время был особенно ладным; трест дал еще одну строительную оригаду, «подбросил» небольшой компрессор, три пневматические лом-лопаты, словом — не скупился. Но особенно обнадеживало то, что в самом горняцком поселке нашлись дополнительные силы. Снова проявилась здоро-ная и заботливая самодеятельность, которая так помогла оборонному строительству Урала в военные годы. Женщины поселка, жены горняков, взялись помогать стройке посьмиквартирных домов, и Самотесов в шутку называл поселковый уличный комитет «прорабством номер два». .-)10 «прорабство» организовало две строительные бригады: одной из них командовала жена рудничного механика Ольга Нестерова, полная и высокая женщина, мать большой семьи, а другой — Ксюша, жена проходчика Еременко, маленькая, смуглая, миловидная. Как полагается, бригадиры дружили, а бригады соревновались. Сейчас добровольцы помогали стройке на земляных работах и на прокладке тротуаров вокруг каркасов. Самотесов уже подумывал о том, чтобы научить женщин штукатурному, кро-нельному и стекольному делу.
      — А что ж, очень просто научимся! — ответила Ксюша. — Мужчинам не уступим!
      — Для себя строим! — откликнулась Ольга.
      Женщины обступили прораба, устроили, как он
      выразился, «бабий перекур» — зашумели, раскритиковали начальника хозкоманды и Корелюка за перебои в доставке гвоздей и леса для тротуаров.
      Все это было особенно радостно; хорошо думалось о том времени, когда рудник закончит первую очередь жилищного строительства, дома наполнятся жизнью и довольством, еще охотнее пойдут на шахту работники из I— удельного и Новокаменска, привлеченные удобствами и
      культурой нового поселка. Это, в конечном счете, и должно было решить вопрос о будущем южного полигона.
      Вечером Павел Петрович прислал человека сказать Самотесову, что приехал Тихон Федотович Федосеев. Нынешнее появление на шахте секретаря партбюро заставило Никиту Федоровича принахмуриться. «Ведь Тихон хотел завтра с Павлом поговорить, — подумал он. — Сегодня не стоило бы...»
      Под козырьком копра горели сильные электрические лампы, громче, чем днем, стучала лебедка.
      — Подняли мало-мало! — доносилась команда баском. — Такелаж держит? Пошла, пошла, давай шибче!
      Вблизи копра Павел Петрович рассматривал обломки, добытые из ствола. На ящике из-под гвоздей сидел Федосеев и, наклонив голову, внимательно слушал объяснения инженера. Он кивнул Самотесову, встал и взялся за руль никелированного велосипеда, прислоненного к стене дощатого инструментального склада.
      — Такая же картина и на шахте семнадцать, — сказал он. — Хозяева подрывали шахты, уничтожали документацию. Это одна из горьких отметин гражданской войны... Я, товарищи, домой. Рекомендую обзавестись велосипедами. Замечательный моцион!
      — До гати проводим? — спросил Самотесов у Павла. — Размяться надо.
      — Пошли, — согласился Павел.
      Клятую шахту секретарь рудничного партийного бюро навещал нередко, впрочем как и другие шахты треста, особенно вновь восстанавливаемые. Но если бы кто-нибудь заглянул в его рабочий дневничок, он увидел бы, что все же «пятерке»,. как в тресте именовали Клятую шахту,
      <3>едосееВ уделял больше внимания и времени, чем другим объектам. Вначале он объяснял это самому себе тем, что шахта трудная, потом тем, что его заинтересовал опыт скоростной стройки. И все это было в значительной степени правдой; в значительной, но не совсем. Между ним II Павлом установились невысказанно дружеские отношения, как у людей, наоиедших обш,ие интересы. Чем боль-1НС снсд(М1ий об уралите накоплял Павел, чем больше унлекался южным уралитовым полигоном, чем увереннее гонорил о его блестящем будущем, тем сильнее привлекал к себе Федосеева.
      Сын начальника мартеновского цеха Сергинского за-нода, выпускник Уральского горно-металлургического техникума, Федосеев перешел на партийную работу в военные годы, уже имея значительный горняцкий опыт, и н самом конце войны защитил инженерский диплом. Он был небольшого роста, улыбчивый, спокойный. Трудно было предположить, что это человек большой воли, упорства, способный учиться везде, при любых обстоятельствах. Он мечтал о будущем Новокаменска горячо, но всегда обоснованно.
      На Клятую шахту Федосеев приехал под предлогом переговоров о выступлении Павла Петровича на совещании хозяйственного актива, попросил Павла на завтра .«аглянуть в трест, чтобы «помозговать над конспектом», как он выразился, но Павел понял, что Тихон Федотович вернее всего подготавливал его к разговору вовсе не о конспекте.
      Все трое шли медленно. Федосеев вел машину.
      От бараков донеслось треньканье мандолины, запел сильный молодой голос, раздался взрыв смеха. Молодежь собиралась на обычное вечернее гуляние к спортивной площадке.
      — Крепко сработано! — вдруг проговорил Федосе-
      — Подумать только — так изуродовать шахту! И хо-
      рошо, если подорван только ствол... Как думаете, Павел Петрович, насколько велики разрушения?
      — Надеюсь, дело ограничилось стволом, — ответил Павел. — Старые владельцы шахт были убеждены в недолговечное ги советской власти. Они как бы запирали шахты, но с таким расчетом, чтобы при первой возможности быстрее пустить их в ход. Вот на чем мы основывались, когда предложили наш график работ.
      — График крутой, — отметил Федосеев. — На других шахтах о нем много шумят.
      — Пускай пошумят! — засмеялся Самотесов. — С шумом интереснее.
      — Да, и вам нужно выдержать график...
      Невольно Тихон Федотович подчеркнул слово «вам»
      и, только сделав это, понял по сдержанности движений Самотесова и Расковалова, как это принято. Он немного смутился, протянул руку Павлу, закончил приветливо:
      — Так жду вас! Приезжайте к трем часам. Обо всем переговорим. — Теперь он умышленно выделил слова «обо всем» и дружески улыбнулся.
      — Спасибо! Я буду во-время.
      — Ты, Тихон, заодно его к врачу направь, — подсказал Никита Федорович. — Гриппует инженер, кальцекс глотает.
      — Нехорошо! Лечиться надо.
      На этом расстались. Тихон Федотович дал разгон машине, перебросил ногу через седло и заработал педалями.
      — Значит, думаете, что шахта только заперта? — спросил Самотесов, когда они остались вдвоем с Павлом. — Заперта, так откроем!
      — И, может быть, скорее, чем найдем вентиляцион-.ный шурф... Не предполагал, что мне придется ликвидировать разрушения времен гражданской войны. Хотел бы я увидеть барского холуя, который так расправился с шахтой!
      Они помолчали, шагая перелеском. Сосны, выросшие на приволье, стояли величественные, широко раскинув кроны. Между ветвями тускло поблескивали звезды. Молодой затуманенный месяц уже освещал лица.
      — А знаете, что я, грешным делом, подумал, Павел Петрович? — сказал Самотесов. — Ведь инженер тоже подневольный человек. Ваш папаша, например, в «Нью альмарин компани» служил в то самое время. Сами вы говорили, что он южным кустом шахт занимался. А что, если ему хозяева приказали?
      Павел резко остановился, остановился и Самотесов.
      — Знаете, Никита Федорович, — с трудом произнес Павел, — мой отец был русский горняк, крестьянский сын. Я не могу поверить, чтобы он решился на такое злодеяние. Если к этому нет прямых указаний, то вы не должны, вы...
      Оборвав, он засунул руки в карманы бушлата, сделал несколько шагов, остановился, хотел что-то спросить, передумал и, втянув голову в плечн, понтел прочь.
      Никита Федорович крякнул.
      «Вот ляпнул чорт Самотес! — выругал он себя. — А может, и лучше это... Легче ему будет завтра у Федосеева».
      Вернувшись на шахту, Самотесов преаде всего заглянул в землянку. Павел полулежал на койке, привалившись к стене, не сняв даже бушлата.
      — Сейчас пойду на копер, — с трудом проговорил он, увидев Самотесова. — Потом надо еще конспект доклада просмотреть, дополнить...
      — Нужды нет на копер ходить, и конспект подождет.
      — Как охрана расставит комсомольскпе посты? Надо проверить...
      — И это сделаем. Сразу вас свалило, товарищ дорогой!
      — Нет, не сразу. Это еще во время поездки в Горно-заводск началось, а потом я продрог, когда скобу таскали из болота. — Он говорил, не открывая глаз, так как больно было смотреть на свет, но вдруг, взглянув на Самотесова, спросил в упор: — Почему вы заговорили о моем отце в связи со взрывом на шахте? Вы слышали об этом сегодня от Федосеева?
      — Ничего мне Тихон не говорил, — рассердился Са-мотесов. — И вы себя не терзайте. Спите уж...
      — Неужели мой отец мог это сделать! — с болью воскликнул Павел. — Не мог он этого сделать!.. Поверить не могу!..
      Никита Федорович заставил Павла смерить темпера— туру, посмотрел на градусник и присвистнул.
      — Разденьтесь и ложитесь по-настоящему. И из землянки никуда. В таком виде вы очень просто под пулю попадете. Охрана жалуется, что вы на оклик не отвечаете. Зарембе в субботу не ответили " на Короткой гати, а Пантелееву — у склада горючего. Неприятность может получиться.
      — Меня не было в субботу ни на гати, ни у склада горючего. Вы ведь знаете, что, вернувшись из Горноза-водска, я сразу сел за конспект...
      Пораженный, Самотесов остановился на полпути к двери.
      — Правда! — вспомнил он. — Вы ведь ко мне на копер раза два приходили за справками, все время на глазах у меня были... Что за чертовщина! Я, Павел Петрович, приказал охране построже действовать.
      — Того же требую и я... По шахте бродит человек, похожий на меня. По крайней мере, похожий внешне.
      — Чертовщина! — повторил Никита Федорович.
      Погасив свет в землянке, он пошел искать рудничного фельдшера.
      Не сразу проснулся Петюша, но все же проснулся: его растормошили бесцеремонно.
      — Ну, чего ты, почто прибежала? — пробормотал он, укутывая в свой ватник дрожавшую Ленушку. — Сколько раз тебе говорено — ночью от дедаа не бегай. Ровно дня-ночи не знаешь. Чуешь, все спят — и ты спи.
      — Ой, Петюш, к. деду кто-сь пришел... — зашептала девочка. — Страшной!
      — Что выдумала...
      — Ой, не выдумала!
      — Обманываешь, — остановил ее Петюша, уверенный, что Ленушка говорит правду. — А ты как ушла?
      — Они как вздорить стали*, я через порожек...
      Приказав Ленушке спать, Петюша спрыгнул с печки.
      Ботинок тотчас же заскрипел, так как Петюша лег спать не разувшись, чтобы и ночью не расставаться со своей обновкой. Сняв ботинки, он вышел из дому.
      Была ночь непривычно темная после белых ночей. Небо затянулось облаками, месяц просвечивал тусклым пятном, поднялся знобкий ветерок — предвестник ненастья. Когда Петюша осторожно обогнул угол последней избы, отделявшей его от избы Романа, одна за другой проскрипели три ступеньки под тяжелой ногой. Петюша присел за кустом, замер. Мимо него, широко шагая, по тропинке прошла большая человеческая тень. Человек тихо свистнул, и ему ответили свистом от гранитного валуна у реки; человек прошел туда, заговорил сердито и требовательно. Другой ответил жалобно. Тогда голос человека, который вышел от Романа, прозвучал резко, угрожающе. Другой заговорил еще жалобнее, почти плаксиво, застонал и выругался непонятно.
      Вглядевшись в темноту, Петюша увидел, что к мостику через речушку движутся двое и что один из них помо-
      гает другому, а тот при каждом шаге охает и ругается сквозь зубы.
      Он подождал, пока ночные гости не исчезли в лесу, пробрался к избе Романа, прислушался и вошел. В избе было темно. Не сразу Петюша разглядел, что дед Роман сидит, забившись в угол.
      — Ты что? — спросил Петюша. — Кто у тебя был-то?
      Старик молчал.
      — Опять из памяти вышел?
      Послышалось невнятное, всхлипывающее бормотание. Петюша приблизился к Роману; бормотание было несвязное, старик часто повторял слово «господин» и непонятное имя. Он, казалось, принимал Петюшу за этого «господина» и метался в тоске. Мальчик заставил его лечь, укрыл тулупом и подал ковшик воды.
      Вдруг Роман поднял голову.
      — Петюш, а Петюш! — быстро проговорил он. — Ты беги!.. Ты скажи: в шахту не пускать... Что ж это оии опять... Что ж это они тут опять! Ты беги, Петюш, ты скажи! Слышь?
      Наклонившись над ним, затаив дыхание, Петюша долго слушал спутанные, отрывистые слова, обрывки бреда о том, что «господина» нельзя пускать в шахту, о каких-то двух каменных братьях, снова о шахте, о Петре Павловиче и снова о каменных братьях, к которым старик собирался итти, чтобы кого-то наказать, покарать. Не скоро успокоился и затих Роман. Оставив его, встревоженный Петюша вернулся в избу Осипа. Кто был у Романа, о чем вздорил с Романом? Почему Роман называл его «господином»? Петюша знал, что «господин» — это слово нехорошее, несоветское, что так вста-рину называли буржуев — плохих людей. Как же это в Конской Голове очутился буржуй?
      — Ты куда ходил, родименький? — спросила Ленуш-ка, уже все перезабывшая во сне.
      — Спи ты!
      Он укрылся ватным одеялом, не сразу уснул, но у» когда заснул, то крепко, по-ребячьи.
      Утром, сразу по пробуждении, его настигла беда.
      Был серенький денек, ветер посвистывал в щели избы.
      — А батя ушел... Ты все спал, а он и уйди, — сказала Ленушка, сидевшая за столом.
      Тотчас же Петюша скатился с печи, обежал поселок, посмотрел за реку и, конечно, не увидел беглеца. Осипа и след простыл.
      — Что ж ты меня не разбудила? — вернувшись в избу, набросился он на девочку.
      — А батя нипочем не велел, — пролепетала она. — Сказывает, на Черное озеро пойдет с дядей Глухих.
      Это был удар — и какой удар! То, что Осип, как убедился Петюша, унес буханку хлеба и консервы, в конце концов, не имело большого значения. Осталось еще две целых буханки да краюшка от вчерапшего пиршества. Значит, хватило бы и Петюше и Ленушке оставить. Но, отколовшись от экспедиции, Осип связал руки Петюше: начальник Клятой шахты запретил Петюше итти на поиск в одиночку. Мог ли он теперь наруишть это условие, нарушить свое пионерское слово? Как было решить задачу?
      — Эх вы, пропащие, ну, прямо сказать, пропащие! — крикнул Петюша со слезами в голосе. — Вот кончу пять классов, брошу вас да и уйду в ремесленное училище! Не стану с вами возжаться, ни к чему вы мне такие...
      Тотчас же Ленушка залилась тоненьким, жалобным плачем. Сердце Петюши перевернулось. Он взял ее на руки, посидел на лавке, пока она не успокоилась, развел огонь, напоил ее чаем и сам закусил, сердито сопя и изо-ретая о уме всякие кары для отступника Осипа.
      — Ты вот что, Ленушка, — сказал он, отрезав для девочки еще ломтик хлеба. — Я на Клятую шахту побегу, товарища себе попрошу в лог итти. А ты сейчас поешь, а как еще захочешь, так возьми хлебца да конфеток.
      — А ты в лог сам не ходи, не надо! — Насторожившаяся, встревоженная Ленушка отодвинула от себя хлеб. — Ты не ходи, родименький! — И ее голос охрип, снова налившись слезами.
      — Толком я тебе сказал: один в лог не пойду, а с каким ни есть товарищем.
      — Обманываешь ты, в лог идешь! — упрямо возразила Ленушка, охваченная беспокойством. — Дед кажет: кто в лог пойдет, враз сгинет.
      — Молчи уж! — прикрикнул на нее Петюша, взял чайник и отправился кормить деда Романа.
      Он переступил порог Романовой избы, обвел ее взглядом и оторопел: Романа в избе не было. Поставив чайник на стол, Петюша вышел, кликнул деда, снова обежал поселок — Романа не нашел. Куда он девался? Вернувшись в Романову избу, Петюша осмотрел все углы: исчезло и единственное богатство деда — его старая берданка. В последние годы Роман на охоту не ходил, берданка стояла без дела. Куда же подался старик? Вернее всего, привиделось ему что-то в бреду, и он двинулся по обочине лога в Баженовку, на зимнюю квартиру. Деда Петюша любил и опекал так же, как Ленушку: не мог он оставить выжившего из ума старика. Сначала Петюша заметался, а потом вдруг нашел выход: пойти за дедом и, если тот ушел уже далеко, довести его до Ба-женовки, найти Осипа, а если Осип не найдется, столковаться со своими школьными друзьями и вместе с ними отправиться к копушкам.
      — Дед Роман в лог утянулся, — сказал он Ленушке, собираясь в доро1у и укладывая в мешок хлеб, свечи,
      спички, фонарик. — М за ним побегу, а ты нас подожди. Ты не плачь, не скучай.
      И теперь Ленушка уже не удерживала своего друга. — Не ску-у-чай! — крикнул Петюша, пробежал по жердочкам, пересек лужайку и канул в лесу, преследуемый плачем своей любимицы.
      Г лава седьмая 1
      В прошлые времена вокруг Клятого лога было людно-Здесь обитало странное смешанное общество, которое именовало себя хитой. Сюда стекались искатели зелен камня и держали в незримой осаде казенные и частные альмариновые копи.
      На копях баре установили каторжный труд. Вольная хита жила «крышей не покрытая» между корнями сосны-матушки, всегда готовая дать отпор страже казенных и частных шахт, выживавшей старателей и хитников из пределов великой русской сокровищницы. По ночам хит-ники тянулись к шахтным отвалам, подкупали стражу или самоволом похищали породу, поднятую на-горй, в мешках несли ее к лесным озерцам, промывали при свете костров. Иной раз пуля штуцера обрывала жизнь хитни-ка, иной раз в ответ свистел кистень. Зелен камень обагрялся кровью.
      На сытых, кормленых коньках в хиту наезжали горнозаводские купчики, выставляли у костров вино, скупали камень. Торг шел в открытую, когда продавали альма-рин, уже очищенный от слюдяного сланца. Велся торг и на удачу — по камню, еще скрытому на три четверти в сланцевой рубашке. Случалось, что грошом сшибали рубль; бывало и так, что за сотни рублей покупали
      осколок бутылочного стекла. Только утром затихала жизнь, уходила под корни сосны и в такие глухие места, как Конская Голова.
      Но даже в те времена нетронутым остался Клятый лог. Не глушь, не пустынность остановили человека у его пределов, а ненужность, бесполезность этой зеленой пустыни. В давние времена, может быть еще при жизни Максимушки Кожевникова, человек проник и сюда, но даром потрудился. Памятником бесплодных поисков осталось мрачное прозвище лога и неглубокие копушки по склонам-сбегам. Сохранились здесь трущобы, почти недоступные ветру, завалы гниющего валежника, округлые бугры серого гранита, — и все это было погружено в такую тишину, что малейший звук казался событием.
      В это зеленое море пустился мальчик в ватнике не по росту, с мешочком за плечами, с саперной лопаткой на лохматой веревке-опояске и с кайлом на плече. Он знал Клятый лог, насколько можно было знать эту громаду, не раз бегал в Баженовку по заметной тропинке, протоптанной вдоль южного борта лога. В стороне от этой тропинки два года назад Петюша и наткнулся на то, что показалось ему маленьким отвальчиком добытой породы и где 0.Н поднял кристалл, украсивший коллекцию Максима Максимилиановича.
      Но теперь не этот отвальчик интересовал его: прежде всего нужно было нагнать Романа, которого на каждом шагу подстерегало беспамятство, бред; нужно было вывести его из лога. Петюше живо помнился случай, когда дед потерялся в окрестностях Баженовки и был найден без памяти, полумертвый от голода.
      Петюша поднялся на горушку, поставленную природой между долиной Конской Головы и логом. Отсюда лог открылся ему бескрайной ложбиной, повитой легким туманом, который держится над болотистой тайгой даже в ветреные дни.
      с горушки Петюша спустился на тропу, бегущую в сторону Баженовки, и зеленые дебри сразу поглотили его. Даже в прохладный день было душно и глухо в лесном лабиринте, расп)пгать который могли бы только топор и огонь. Подбадриваемый скрипом ботинка, мальчик быстро зашагал в сторону Баженовки, вглядываясь в лесную чащу.
      В самой низменной части лога Петюша напился из болотники, густо заросшей стрелолистом, присел на кочку, отрезал ломоть хлеба. Хмуро было кругом, сумерки стояли понизу, глухой, медлительно-важный шум раздавался в хвое, было скучно, но не страшно. Закончив завтрак, Петюша слизнул с ладони последние крошки и остался с открытым ртом.
      . Кусты на пригорке раздвинулись, и по тропинке, осторожно выбирая дорогу и подпираясь палочкой, к болотинке спустился старичок с седой бороденкой, в обвисшем на плечах пиджачке, в черной кепке и невысоких мягких сапожках. Увидев мальчика, он поздоровался тихим, немного одышливым голосом: «Ну, здравствуй, сынок!» и присел на соседней обсохшей кочке, предварительно постучав по ней палкой, на тот случай, если под кочкой притаилась гадюка.
      — В путь собрался, голубок? — спросил он, рассматривая Петюшу внимательно и ласково. — Издалека ли?
      — Из Конской Головы, — ответил мальчик, глядя на колечко с зеленым, как видно настоящим камешком на пальце правой руки старика.
      — Из Конской Головы? Так-так... Только что прошел я ее... Друзей-товарищей нагоняю, — сказал старик. — Должны были на Баженовку пройти. Не видел?
      — Будто... — начал Петюша, но вдруг непонятно почему сказал: — Не... не проходили. Не приметил...
      — Так-так! — Старик сделал движение подняться, но остался сидеть, вздохнул и пожаловался: — Силы не те...
      Идешь-идешь, конца не видишь. — Он точно задремал с открытыми глазами или прислушивался к чему. — Тебя-то как звать? Петр Уроженко? Что ж, можно и так... — Он теперь уж явно прислушался, склонив голову, и тяжело поднялся. — Однако иттн надо. В ночь бы до Баженовки добраться. Не те, не те силы! Ну, желаю тебе, голубок, ни пуха ни пера. Ищи толково, коли на поиск пошел...
      Старик стал подниматься по склону в баженовскую сторону, но не по той тропинке, которой обычно пользовались местные жители, а по другой, почти потерявшейся в зелени. Петюша слышал, что этой тропинкой люди пользовались раньше, пока не проложили новой, более удобной, по берегу длинного болота, составлявшего как бы сердцевину Клятого лога. Осталось предположить, что незнакомый старик, может быть, уже давно не бывал в Клятом логе и о новой тропинке не знал. Несколько раз он мелькнул между деревцами можжевельника и наконец исчез из виду.
      Поднялся и Петюша, вздел за плечи мешочек, взвалил кайло, сделал два-три шага и остановился. По склону, легко и широко ступая, сбежал парень, крепкий, невысокий, но статный, в мохнатом свитере с широким отложным воротником, с берданкой за плечами. Остановившись, он вгляделся в ту сторону, куда ушел старик, затем с кочки на кочку перемахнул через болотинку и сделал несколько шагов к Петюше.
      — Как здоров, Христофор Колумб? — дружески приветствовал он мальчика вполголоса. — Пошел продушной ходок искать? Слыхал, слыхал я. А со стариком какая беседа была?
      Этого парня Петюша хорошо знал: был он из колхозников гилевской заречной стороны в Баженовке, кончил ремесленное училище, работал слесарем на Клятой шахте и время от времени бегал со своим братом через
      Конскую Голову на побывочки домой. Звали его Василием, брата — Михаилом, оба были Первухины, и Петюша уважал именно Василия за серьезность, положительность и за то, что он в позапрошлом году во время военной игры баженовских комсомольцев был командиром разведчика Петюши.
      Неясное, но никогда не ослабевающее чувство, свойственное каждому человеку, живущему в глуши — чувство настороженного внимания к каждому неизвестному пришельцу, — теперь, при встрече со знакомым и верным парнем-комсомольцем, обернулось желанием поделиться своими наблюдениями.
      — Спрашивал про дружков-товарищей... Может, прошли, мол, на Баженовку, — сказал Петюша. — А нынче он в Баженовку подался по старой стежке.
      — Так... — вдруг построжал Василий, его светлосерые глаза сузились. — Значит, он тебя насчет дружков-товарищей спрашивал? Тебя спросил, а меня не спросил, когда он через Конскую Голову шел... Мы с твоей Ле-нушкой на бережку сиделн, а старикан подошел, посидел с нами да и подался дальн1е, в лог. Почему же он у меня и Ленушки ничего не спросил? Как ты думаешь?
      — Не знаю.
      — И я не знаю, ~ медленно повторил Василий, следя за выражением Петюшиного лица. — А ты что ему сказал, когда он тебя про дружков-товарищей спросил?
      — Сказал, что не видел никого.
      — А ты и впрямь никого не видел? — почти шопотом спросил Василий. — А ну!
      — Двое в ночь через Конску Голову прошли, — также почти шопотом ответил Петюша, предварительно глянув по сторонам. — А кто — не знаю. Не наши...
      — Врешь!
      Вот этого уж Петюша не любил: ложь он вообще
      считал последним делом, а тут к тому же чувствовал, что разговор действительно не пустячный.
      ~ Нужен ты мне! — И он сделал вид, что хочет уйти. — Не подрядился я тебе врать.
      — Погоди! — взял его за плечо Василий. — Тут дело важное. Сегодня в ночь на Клятую шахту неизвестный человек лез и на комсомольский пост наткнулся. Понимаешь? Мншка, мой братенник, его картечью угостил, а он все же удрал. Мишка говорит, что попал...
      — Попал! — вдруг выпалил Петюша, покраснев от волнения.
      ~ Почем знаешь? — уже обеими руками вцепился в его плечи Василий. — Говори!
      Высл)Ш1ав рассказ Петюши о том, как хныкал один из двух ночных посетителей Конской Головы, сидевший на валуне у реки, Василий сорвался с места, бросился вслед за стариком, потом вернулся к Петюше.
      — Если правда, — проговорил он, — так мы тебя, Петюш, по комсомольской линии к награде представим. — Он крепко обнял мальчика, добавил непонятное: — Неужто я мои перчатки Мишке проиграл?! — И, легкий, неслышный, скрылся в чащобе.
      Наморщив лоб, Петюша посмотрел ему вслед и, прислушиваясь, двинулся дальше. Это происшествие его крайне заняло, и он думал о нем, шагая по дороге в баженовскую сторону. Впрочем, когда он приблизился к крутому повороту дороги, где она вдруг загибалась на юг, думать об этом стало некогда.
      У поворота тропинки Петюша увидел неожиданно того, кого искал: деда Романа. Он обрадовался, хотел окликнуть, остановить и не окликнул, не остановил.
      удивлением смотрел он на деда, точно видел его ппор-11ые. Теперь невозможно было узнать полумертвого, почти лишенного разума старика в том человеке, кото])!.!» как тень скользил по тропинке, а даже не по тропинке, а от дерева к дереву, явно таясь. Если бы не холщсипя пеподпоясанная рубаха, белевшая в зелени, Петюша и Н1 заметил бы его.
      Вдруг старик остановился, отшатнулся за ствол сосны, исчез. То же самое, не отдавая себе отчета, сделал и Петюша. Что насторожило Романа? На всякий случай, Петюша разулся, так как подумал, что Роман издали услышал скрип его ботинка. Сделав несколько шагов, Петюша вновь увидел Романа; он стоял вплотную к сосне, громадный, с остро обрисовавшимися под рубахой лопатками, с низко свисавшими на затылок седыми волосами. Берданку дед Роман держал вперехват, на стволе ружья тускло блестели медные заплаты. Вот так, должно быть, старик, некогда считавшийся л)1шим охотником баженовской округи, высматривал зверя, терпеливый и неподвижный, как камень, чтобы потом мгновенно послать в цель меткую пулю.
      Никакого зверя не было. Старик, повидимому, лишь высматривал, свободен ли путь, н, убедившись, что путь свободен, двинулся дальше, свернув с тропинки на север, прямо на север. Это было странно, почти страшно: Петюша не знал ни одного человека, который пересек в этом месте Клятый лог; это место было самым мятым, а Роман шел все вперед, продолжая таиться, и Петюша крался за ним, понимая, чтр старик знает, куда идет и как нужно пройти. Все кругом понемногу изменилось: ниже и реже стал сосняк, выше становилась блесткая и 1ютрая яркозеленая трава, почва мягко подавалась под ногой, потом пальцы ног ощутили сырость.
      Дурную славу имело болото, которое протянулось по низине всего Клятого лога и идесь было особенно
      широким: говорили о бездонных «окнах», попав в которые человек погибал неминуемо, о трясинах, которые жадно засасывали все живое, о гадюках, убивавших человека своим страшным ядом на месте, о змее полозе, которая могла задавить в своих кольцах хоть быка. Но старик продолжал путь, и Петюша следовал за ним, готовый притаиться, как только обернется Роман. Впрочем, это случилось лишь два-три раза. Старика тянуло к себе то, что было впереди. К этому он стремился и этого опасался.
      Преддверие болота кончилось гранитной бровкой. На ней, точно по линеечке, выстроились сосны, охватившие узловатыми корнями мшистый гранит. Как только Роман перебрался через эту каменную ступень и исчез за нею, поднялся и Петюша. С бровки перёд ним открылось уже настоящее болото, плоское, с редкими приземистыми соснами, дышащее гнилью. Старик брел по болоту. Закатав брюки выше колен и дождавшись, когда Роман достиг следующей бровки, Петюша ступил в болото п пошел так же, как шел старик, несомненно знавший брод.
      Несколько бровок осталось за спиной, и с каждым разом Петюша точно поднимался на новую ступень. Болота захватили каменные широкие террасы северного «сбега» Клятого лога. Между приземистыми болотными соснами стали все чаще попадаться камни. Сначала они были невысокие, точно рыбы, выставившие из болотной зелени серые спины, но камни росли, приобретали странные, пугающие формы. Несколько раз Петюша терял Романа из виду и, следовательно, лишался проводника по болоту. Пришлось запастись хворостиной и ощупывать дорогу перед собой; один раз он чуть не провалился в глубокое «окно» и очень испугался. Наконец почва под ногой отвердела, из-под болотной сырости поднялась земля, начался лес.
      Уже давно Петюша потерял Романа и забеспокоился, вскарабкался на камень, лежавший в тайге, как большой, вытянувшийся зверь, вгляделся.
      Гряда скал перед ним поредела как бы для того, чтобы освободить место двум утесам, принявшим на свои плечи крутой скат очередной бровки-гряды. Скат вздымался крутым обрывом над узкой щелью, разделявшей утесы.
      К этим утесам и приближался Роман, то скрываясь за камнями, то снова показываясь. Даже он, этот великан с гривой седых волос, казался маленьким на фоне серых утесов, склонившихся друг к другу.
      «Два брата», вдруг мелькнуло в сознании Петюши. Не об этих ли двух каменных братьях-утесах говорил Роман в бреду?
      Старик шел прямо к этим камням. Несколько раз он останавливался, прислушивался, однажды быстро поднял берданку, точно увидел цель, отпрянул за валун, притаился, потом, согнувшись вдвое, бистро пробежал расстояние, отделявшее его от утесов, п исчез между ними, точно и пе было его.
      Петюша понял, что старик достиг цели своего похода, и решил ждать. На камне было плохо. Ветер, гулявший над тайгой, знобил Петюшу, уставшего, промокшего во время трудного путешествия по болотам, и все же он не трогался с места. Почему? Он видел со своего дозорного пункта, что «два брата» как бы подпирали склон лога; он сообразил, что ущелье упиралось в обрыв и, следовательно, старик должен был вернуться этим же ущельем.
      Ждать пришлось долго, как показалось Петюше — да-;ке слишком долго. Он почти оцепенел от холода. Припомнился читанный в школе рассказ о том, как советские снайперы целыми днями терпеливо лежали в снегу, подстерегая врага, и это прибавило ему нужесгва, но-
      могло дождаться той минуты, когда Роман вновь показался из ущелья.
      Приподняв голову, Петюша обеспокоенно вгляделся. Поразительно изменился Роман, точно не он, а совсем другой человек недавно так ловко, незаметно крался тайгой, готовый встретить и положить любого зверя. Сразу как-то ниже, меньше стал Роман, согнулся, брел тяжело, берданку тащил несуразно за бечевку, заменявшую ремень, раза два остановился, тупо глядя под ноги и медленно проводя левой рукой по лбу и щеке, точно снимал невидимую паутину, как делал это обычно в бреду, в беспамятстве; а то вдруг стал озираться, будто припоминал, куда забрался, и не припомнил, но побрел прямо в том направлении, откуда пришел. Значит, кончились минуты просветления; значит, снова вернулся Роман к своему обычному состоянию, когда он жил не живя.
      Сделав две-три сотни шагов, Роман опустился на камень, брякнул берданкой и затих. Петюша беспокойно заерзал, не зная, что предпринять. Наконец решился: быстренько заглянуть в ущелье, выяснить по возможности, что привлекло сюда Романа, а затем нагнать старика, привести его домой, послушного, покорного в беспамятстве. С какой радостью покинул мальчик свой холодный камень!
      По дну ущелья струился ручей в глинистом русле, блестевшем искрами золотистой слюды, которая так обманывает новичков-минералогов, принимающих ее с первого взгляда за золото. Чахлые, не в меру вытянувшиеся сосенки, осмелившиеся забраться в это каменное царство, омертвели, засохли, перевитые серыми толстыми нитями паутины. Утесы нависли над Петюшей; ручеек, отразивший полоску серого неба, показался бездонной трещиной в земле. Ущелье поднималось немного вверх, огибая один из утесов. Берега ручейка становились все
      г.ручс. Обрыв, налегший с севера на плечи «двух братьев», (фуг закрыл небо, а еще черег? несколько шагов нача-1:1сь каменная осыпь. Между валом осыпи и кровлей 1-ката было темно. Дальше путп не было...
      Что же так долго делал в этом коротком ущелье )оман?
      Вдруг кольнуло в сердце.
      На правом, глинистом берегу ручья виднелся широкий мазок, оставленный скользнувшей человеческой ногой, а дальше уже отпечатался и полный след большой ноги в сапоге с широким подкованным каблуком. Низко склонившись, Петюша долго рассматривал этот след. На прибрежном глинистом песке он затем нашел еще несколько отпечатков все тон же ноги.
      След вел из ущелья.
      Тревога, охватившая Петюшу, понемногу ослабела. Составилось успокоительное предположение: человек проходил третьего дня по бровке-гряде, мимо камней, укрылся здесь от грозы и ушел, когда глпна, мокрая после ливия, еще принимала след. Но, разыскивая следы, Петюша снова очутился под кровлей утеса. Что ж Роман? Ведь о «двух братьях», явно о двух этих утесах, бормотал он в бреду.
      По каменной осыпи Петюша пробрался вверх, туда, где скопилась плотная, густая темень, достал спички, зажег одну. Глыбы камня преграждали дорогу. Он сделал шаг вправо, зажег еще одну спичку, уставился на огонек.
      Огонек рванулся, чуть не погас, вытянулся, загнулся вправо. За одной из глыб он как будто увидел пустоту. К ней, трепеща, потянулся огонек третьей спички, зажженной Петюшей.
      Земля дышала, втягивала воздух.
      Достав и заправив фонарик, Петкша зажег свечу и побыстрее обулся, уже охваченный нетерпением поиска.
      — Ладно, разберемся в этой фантазии!
      Восклицание разбудило Павла. Он открыл глаза и
      зажмурился: стало больно от света. Все же он заставил себя посмотреть. За обеденным столом-буфетиком сидел Самотесов, у двери стоял Пантелеев. Вахтер, вероятно, хотел возразить, но увидел, что Павел Петрович проснулся, ответил невнятно Самотесову и вышел.
      — Что это вы о фантазиях? — спросил Павел.
      — Проснулись? Как себя чувствуете?
      Как он себя чувствовал? Суставы ломило, все в душе было пусто и бесцветно, во рту горчило; он не подозревал, что может так поддаться болезни.
      — Чувствую себя неважно... Сколько времени? Вы ложились?
      — Не пришлось... При фонарях каркасы ставили. Хочется хозяйственный актив получше встретить. Сегодня стройдетали ждем, сразу начнем сборку... Метались вы ночью здорово, жар сильный. Поставьте-ка градусник.
      — Зачем Пантелеев приходил?
      — Да насчет фантазий... Говорят, что вы ночью под картечь Миши Первухина попали.
      — Как так?
      — Первухин младший вчера на комсомольском посту у Первой гати стоял. Говорит, будто прошли вы к гатн от лесочка. Он вас окликнул, бахнул картечью по ногам — вы убежали.
      — Почему вы называете это фантазией? По шахте бродит человек, похожий на меня.
      — Бродит — факт. А на вас похож только по «обличью фигуры», как Пантелеев говорит.
      — Да... Надо приобрести для шахты двух-трех овчарок.
      — Хорошо... Вот если бы Федосеев подговорил своего
      шурина Сеню Серегина нам Голубка дать. Псина страхолюдная. Да нет, не даст — првдется из Горнозаводска привезти.
      Павел уже не слушал. После ночной маяты па минуту все стало ясно и просто. Он одним взглядом окинул го, что случилось в последние дни, все слышанное н пережитое, и сразу приблизился к итогу.
      — Итак, Никита Федорович, — проговорил он, приподнявшись на локте, — есть слух, что мой отец вывел Клятую шахту из строя. Вы не протестуйте, не успокаи-иайтс меня! — быстро добавил он, увидев нетерпеливое движение Самотесова. — Все ясно из намеков Федосеева, из нашего вчерашнего разговора о посещении заместителя прокурора Параева.
      — Нр время нынче этим заниматься, Павел Петрович!
      — Нет, вы не мешайте! Мне трудно говорить. — И он продолжал, не отрывая взгляда от Самотесова, который сидел за столом с глазами, красными после бессонном ночи: — Скажите, разве не может у Федосеева и других теперь сложиться предстап.пепие, что я из томных соображений взялся именно за эту шахту, что в какой-то связи с этим находятся аварии?
      Самотесов поднял голову, лицо его стало строгим, взгляд сосредоточенным.
      — Вы что это, товарищ дорогой, пустой разговор затеваете? — спросил он холодно. — Вы о ком так говорите? О Федосееве, о секретаре парторганизации? Что ж это вы на парторганизацию смотрите гак, чго ина вот сейчас, сию минуту забудет, кто вы такой, станет вас по вашему отцу судить, все шахтные неприятностп, на вас валить! Не понимаю я этого разговора, и мне это странно слышать. Не так сам нужно судпть о парторганизации; она вас знает, вашу работу видит, парторганизацию оезымянным письмецом не обманешь. — Он перешел к койке Павла, сказал уже мягче, с улыбкой: — Чудак вы,
      Павел Петрович! Вздумали нас недоверию учить. Есть у нас недоверие к кому нужно, есть у нас и вера к тому, кто заслуживает. Главное, вы с партией дело начистоту ведите, а партия вас поймет без ошибки.
      — Я это знаю и верю в это! Что Федосеев знает о моем отце? Я буду просить его, чтобы мне помогли узнать все о нем. Пойду к старожилам, расспрошу всех, кто хоть чтоьиибудь знает... Не могу допустить, чтобы мой отец был способен на подлость, на преступление!.. Скорее бы Федосеева увидеть, поговорить с ним до начала совещания актива...
      — Ни с кем вы сегодня говорить не будете. Жар у вас, лихорадка. А что касается актива, то...
      Стук в дверь не дал ему закончить. Вошел Корелюк, полный, краснощекий человек в черной вельветовой ковбойке с застежкой-молнией.
      — Никита Федорович, три машины со стройдеталями пришли, другие в пути! — доложил он. — Мы разгрузку начали. Может, посмотрите? — Потом обратился к Павлу: — А вам телеграмма. Бригадир автоколонны забросил из треста.
      Внимательно прочитав адрес, Павел вслух отметил: «Через Баженовку с запозданием доставлена», разорвал заклейку, разогнул бланк, пробежал текст, и Самотесов увидел, как вздрогнули, сжались его губы.
      — Плохое что? — спросил Никита Федорович.
      Протянув ему телеграмму, Павел начал быстро одеваться.
      Самотесов прочитал: «Мария Александровна заболела. Выезжайте немедленно. Колыванов».
      — Андрей Анатольевич Колыванов? — осведомился Самотесов, чтобы нарушить молчание.
      — Да... Мама работает под его руководством.
      Взяв из рук Самотесова телеграмму, Павел, уже одевшийся, перечитал ее, как бы проверяя, не ошибся ли.
      Вог что... с обратной машиной отправляйтесь в I ||)1И)камеиск, а оттуда на машине в Горнозаводск, — по-|1)1Итовал Никита Федорович. — Слыхал я, что поезда и.» Кудельного в Горнозаводск дня два не ходили. Лесной кожар железнодорожные мостики попалил. Коль поезда ходят, придется трестовскую машину просить, а то, может, оказия подвернется. Управляющего и Федосеева сейчас в конторе не найдете, они на шахты с утра уехали. Ничего! Покажите телеграмму секретарше, все в порядке будет.
      — Ведь я до поездки в Горнозаводск получил письмо г мамы. Она собиралась в командировку на север
      бласти и даже дала мне временный адрес. Потом, в убботу, я позвонил домой. Ее не было. Как же так? — в поисках надежды говорил Павел.
      — Вы из треста домой позвоните, если связь есть. П дорогу оденьтесь потеплее. Крепко похолодало, ненастья ждать недолго.
      Он достал из платяного шкафа демисезонное пальто Павла и кепку. Павел все еще сосредоточенно рассматривал телеграмму.
      За бараками, на площадке жилищного строительства, шла спешная работа. Никогда еще здесь не было гак шумно, оживленно, как в этот день. Все свободные руки были заняты разгрузкой машин, доставивших щиты для сборных домов, напоминавшие плоские ящики из-под яиц. Их снимали с машин кранами-журавчиками, ставили на ребро один к другому; опорожненные грузовики тотчас же отправлялись обратно. Непода-!«ку стояли каркасы будущих домов.
      Всегда на Урале строили быстро, но в военное и "юлевоенное время стали строить больше п быстрее, чем когда-либо раньше. Появился пневматический инструмент, появились малые экскаваторы с ковшами емкостью в четверть кубометра, незаменимые на стройке, — все свое, уральской выработки. Детвора шахтерского поселка толпилась возле компрессора, с восхищением наблюдала работу машиниста экскаватора. Ребята старались стать так, чтобы ковш выхватывал землю из-под самых ног. Поселок наступал на тайгу; сосны, срезанные электропилами, охнув, валились на землю.
      Уже готовый в дорогу, Павел присоединился к Никите Федоровичу, когда тот распекал начальника хозкоман-ды, вздумавшего разгружать щиты слишком далеко от каркасов.
      — Там водопроводные канавы экскаватор вырыл, подступа сейчас нет, — оправдывался начальник хоз-команды.
      — Перекинуть плахи через канавы трудно! — наседал Самотесов. — Вот поставлю завтра гужевой транспорт щиты к каркасам подвозить, чтобы словечка поперек не слышал! Перетаскивайте журавлики. Хоть половину умнее разгрузим... Ну вот, Павел Петрович, с этой машиной и поезжайте!
      За несколько минут Павел осунулся еще больше, каждый шаг давался с трудом. Самотесов подвел его к машине и усадил рядом с шофером.
      — Никита Федорович, вы на ночь поставьте у штабелей деталей охрану понадежнее, лучше всего Пантелеева. Запретите курить на стройплощадке. Щиты уложены слишком близко к баракам. Достаточно одной спички — и нет ни щитов, ни бараков...
      — Сделаем! — пообещал Самотесов. — Эх, нехорошо выглядите... Как доедете...
      К машине подбежал небольшой коренастый паренек, очень белобрысый, с прядью волос, нависшей из-под сдвинутой назад кепки.
      — Уезжаете, товарищ начальник? — огорченно спросил он. — Значит, боксерский кружок и сегодня не собирать? Два пропуска, Павел Петрович: в субботу и нынче. Может, занятия, как умеем, провести?
      — Нет, пользы от этого не будет... Приеду, тогда наверстаем, Миша.
      — Жаль все-таки... — начал паренек, но вгляделся в лицо Павла и оборвал: — Заболели вы, Павел Петрович?
      — Кажется... Вы, Миша, меня сегодня ночью на гати видели? Как это было, при каких обстоятельствах?
      Паренек смотрел на него внимательно, светлосерые глаза сузились и от этого заблестели еш.е сильнее.
      — Да нет, Павел Петрович, не вы это были. Шел кто-то к шахте, здорово на вас похожий, я окликнул — -он не ответил. Я прицелился, по ногам ему дал, он за деревья... Ясное дело, не вы. Ведь я попал, Павел Петрович, честное слово: он закричал маленько. Васька не верит, смеется, что если я попал, так он мне свои боксерские перчатки отдаст. А я попал, только доказать невозможно. Полный скандал! Васька сегодня утром домой в отпуск ушел — вот на прощанье и поссорились мы с ним из-за этого выстрела, — И Миша поскучнел.
      — Ладно, ладно, кончайте разговоры! — вмешался Самотесов, приказал шофёру: — Поезжай! — и посоветовал на прощанье Павлу: — Назад не спешите, пока все благополучно не будет. Недельку без вас сиротами проживем! Доклад активу за вас я сделаю, по вашему конспекту. Все в порядке!
      Переваливаясь с борта на борт, машина съехала на дорогу, развернулась, прогудела и пошла. Шум разгруз-1:и отдалился и затих. Автоматически отмечая перелески, гати, столбы силовой линии, Павел смотрел вперед. Все .десь было так знакомо и так отчужденно в эту минуту. Только на одну мысль могло отвечать сердце, одной Г-плью болеть: его матери грозила опасность, его матс-
      ри, которую он не видел, как ему казалось, целую вечность.
      Шофер, молодой человек, сидевший бочком в классической позе мастера своего дела, помня, что везет больного, не спешил.
      — А культурно вы гати обладили, — сказал он покровительственно. — Могу похвалить за внимание к автотранспорту... В Горнозаводск собрались?
      — Да.
      Павел вспомнил совет Никиты Федоровича и спросил:
      — Ходят ли туда машины из Новокаменска?
      Оказалось, что теперь, после лесного пожара, снова
      ходят, но не наверное, так что в экстренном случае лучше отправиться по железной дороге, тем более что мостики, попаленные лесным пожаром, кажется, уже восстановлены. Павел не слушал его. Не отступала все та же мысль: что случилось? В последнем письме Мария Александровна сообщала, что в командировку она едет охотно, так как любит уральский, полный жизни север, что на обратном пути она, может быть, завернет в Кудельное и увидится с ним. Что же случилось?
      — Какое несчастье! — воскликнула секретарша управляющего, прочитав телеграмму, и почтительно спросила: — Это Андрей Анатольевич подписал?
      — Устройте мне телефонный разговор с Горнозаводском.
      — Ах, нет! Из-за лесных пожаров линия еще повреждена. И если связь восстановится, частный разговор Кудельное все равно не даст. Много деловых передач.
      Он оставил записку управляющему, написал несколько слов Федосееву, вышел на улицу и незаметно для себя очутился возле дома Максима Максимилиановича. Хозяин в садике возился с цветами.
      — 11у какой вы молодец! — закричал он. — Молодец, но шпили! Да, никак, вы опять в путь собрались! — )11 1>1лГ)сжал па улицу, схватил Павла за руку и озабо-шлся: — Э, голубчик, ведь мы температурим и вид у нас оирсдслеипо нехорош!
      Прочитан телеграмму, Абасин схватился за свою кру|лу10, дочерна загоревшую голову обеими руками.
      Я дам вам лошадь. До поезда отдохнете у Валн. ()||<1 уг1|)оит разговор по телефону. Если поезда еще не ходят, в Кудельном легче устроиться с прямой машиной. I лмчас велю запрячь моего одра... Лх, боже мой, все |1Д1)уг вздумали болеть! А болеть ведь вредно для здо-
      I "ПЬЯ...
      Смущенный неуместной шуткой, он исчез. Тяжелое недоумение охватило Павла. Зачем он пришел к Абаси-иу:" Не ради же больничной клячи! Да, нужно было подробно расспросить Абасина об отце, о шахте, обо |;гсм... Это показалось бессмысленным. Он сидел непо-«вижно в рабочей комнате Максима Максимилиановича, х-здумно глядя на кристалл уралита, великолепный дар галенького Петюши.
      Дальше запомнились лишь отдельные куски того, что -и видел, точно окружающее возникало при свете спичек, задуваемых ветром.
      Прошли мимо зеленые стены широкой прог»ки, по I ) горой пролегала дорога. Белостенные коттеджи Ку-/.ельного неожиданно прервали полосу зелени с ее > [нообразным шумом. Над коттеджами высился громад-(апыленный, дрожащий от работы машин корпус югатнтельной фабрики: здесь днем и ночью дробилки размельчали асбестовую руду, подаваемую нз карьера, циклоны от.асыьали волокно драгоценной горной к>л.елн.
      Эта фабрика послужила Павлу ориентиром в поисках разреза, о котором говорила ему Валентина.
      Перед Павлом раскрылась такая потрясающая пустота, что он невольно опустился на лавочку возле сторожки. Глубоко внизу, на дне разреза, сгущались синие тени, по лестнице с террасы на террасу поднимались люди.
      — Как пройти в карьер ручной добычи? — спросил он у мальчика в черном берете.
      — Вам кого нужно? — ответил тот женским голосом. — Вы здесь подождите. Кончилась смена... Валечка тут непременно ходит. Я взрывница, я ее, конечно, знаю.
      Женщина задержалась на борту разреза, чтобы посмотреть, как практикантка встретится с молодым человеком. Стройный загоревший паренек в комбинезоне появился внезапно, бросился к Павлу, протянув руки с радостным восклицанием. Это была Валентина.
      — Что случилось? — спросила она, увидев чемоданчик, лежавший на коленях Павла, прочитала телеграмму и побледнела. — Голубчик мой, еще и это! Но ведь до поезда много времени. Можно позвонить домой.
      — Пойдем на телефонную станцию... Но говорят, что связи с Горнозаводском еще нет... — И остался сидеть.
      Она провела рукой по его руке:
      — У тебя жар, ты болен...
      — Ничего...
      — Идем! — Валентина заставила Павла опереться на ее руку и повела, стараясь ступап медленнее. — Нужно лечь, отдохнуть.
      Возле него теперь был близкий, родной человек, и на душе стало легче. Он очутился в доме, где жила Валентина. Хозяйка-старушка напоила его холодным мятным квасом, а дочь старушки настойчиво расспрашивала его о Самотесове. Несколько раз появлялась Валентина. В последний раз она пришла обескураженная. На теле-
      фон рассчитывать не приходится: провод надолго занят трестовскими переговорами с Москвой. Таких разгбворои накопилось очень много.
      — Уже ночь, Павлуша, — сказала она. — Мое рудоуправление прислало машину довезти тебя до станции. Но как ты поедешь, дорогой!..
      Зал ожидания был переполнен. Она увела Павла в привокзальный сквер, усадила на скамейку.
      — Ты молодец, моя мечтательница, — благодарно улыбнулся он.
      — Все будет хорошо, все будет хорошо, Павлуша! — проговорила Валентина и прерывисто вздохнула. Нет, с мамой не могло случиться ничего! Передай маме, что я виновата перед ней. Я должна была вмешаться в твою жизнь на шахте. Ты переработался, похудел, щеки запали. Не улыбайся так. Я знаю, что ты выдержал бы любой груз, если бы не эти неприятности. Тем более я должна была подойти к тебе ближе, обнять...
      Он смотрел на лицо, освещенное скользящим отблеском фонаря, качавшегося на ветру у вокзала." Глубокая и тревожная жизнь сердца горела в ее глазах.
      — Валя... — начал он и не мог закончить.
      — Пойдем в вагон. У тебя плацкарта. Только бы ты не свалился. Отдохни возле мамы... Какой ветер! Подними воротник, вот так.
      Уложив Павла на лавку, Валентина присела возле, хотела что-то спросить и не решилась.
      — Нам так и не удалось поговорить обо всем, -вспомнил он. — А надо бы...
      — Ничего, Павлуша. Не думай сейчас об этом.
      — Да, неприятности... Мне было очень трудно. Валюта. Очень трудно в последние дни... Знаешь, всплыла память о моем отце. Есть догадка или сведения, что он в1<»рвал Клятую шахту по приказу хозяина..
      — Боже мой, вот почему...
      — Что?
      — Я слышала от одного человека... Нет, не это, а намек такой неприятный. — Она наклонилась к уху Павла: — Скажи, как к тебе относится Самотесов? В воскресенье он был у прокурора.
      — Да, я знаю... Самотесов — мой друг. Я знал, что он был в прокуратуре, беседовал с Параевым... Вернусь из Горнозаеодска, зайду к тебе, и мы поговорим. — Забывшись, он воскликнул: — Пойми, Валя, пойми! Я полюбил дело, полюбил эту землю, сердце ей отдал... Ведь какое богатство!.. Неужели придется бросать?
      — Голубчик мой! Но, может быть, все обойдется?
      Он промолчал.
      Паровоз подали, свет зажегся. Валентина поцеловала Павла:
      — Я буду ждать .телеграмму, — и ушла, чтобы не показать своих слез.
      Солнце оставило его.
      Поезд пробивался сквозь свист ветра или-долго стоял яа станциях. Это была вечность, расчлененная толчками вагона и тишиной остановок. В полузабытьи пригрезились лица Валентины, Никиты Федоровича и лаже шофера, который увез его с Клятой шахты.
      Он не видел только матери.
     
     
     
      Глава восьмая
     
      На первый взгляд удивляет, что невиданно богатая уральская земля не избаловала человека. Это можно объяснить только тем, что неисчислимые богатства края находятся под крепким замком. Среди районов нашей страны Урал — это район-скупец, но скупец честный. Он
      платит за каждую каплю пота, пролитую человеком, и немедленно прекращает платежи, как только ослабляются усилия.
      Для того чтобы взять у земли много — а страна неизменно требовала от Урала много, — надо много трудиться. Поэтому, в частности, памятники труда на Урале (рандиозны. Почти бескрайны разработки железной руды на горах Высокой, Благодати и Магнитной, взгляд геряется в разрезах, где добывается асбест, отвалы медных рудников похожи на укрепления гигантов, заводские пруды — это большие озера у мощных плотин.
      С высоты птичьего полета край напоминает лицо воина, покрытое шрамами и рубцами. Некоторые едва различимы. Их происхождение относится к временам Петра Первого, Суворова, Кутузова; другие, более явственные, имеют давность Севастопольской обороны: третьи, самые большие, появились в наше время, в сталинские пятилетки. История роднны написана здесь гонором, кайлом, лопатой, а в пос.педнно годы — аммона-110М и ковшами экскаваторов. Каждый шаг русской нехоты, каждый залп русской артиллерии, каждый успех социалистической стройки отразился п этой летописи человеческого труда.
      Эта летопись уходит глубоко в земные недра.
      Кто из горняков меднорудной Дегтярки может похвалиться, что он прошел решительно по всем выработкам, раскинувшимся под землей на десятки километров! Все шахты каменноугольного Кизела связаны в одну систему. В Березовске, на Турьипских рудниках, в Нижнем Тагиле, Невьянске труд идет дорогой бесчисленных богатств недр земных и на пути своего шествия оставляет подземные города, лабиринты. Придет время, м этот невидимый мир найдет своего исследователя.
      В подземный мир и попал Петюша.
      Сначала это Оыла щель, уходившая под козырек ската, щель узкая, извилистая, показавшаяся бесконечной, хотя вряд ли она тянулась дальше чем на двадцать метров. Лишь в самом конце щели Петюша подумал, что он ушел в «гору» по некрепленому ходку и нарушил приказ Павла Петровича, но теснота вдруг кончилась. В тусклом свете фонарика справа и слева вырисовывались толстые стойки, подпиравшие бревно верхняка. Это было единственное звено крепления, как видно поставленное в самом ненадежном месте. Подняв фонарик, Петюша вгляделся в темноту, закрывавшую путь.
      Затем?.. Затем он, обрадованный, уверенный, что нашел продушной ходок шахты, совершенно невольно сделал еще один шаг, и еще один... Маленькая фигурка в мешковатом ватнике, в слишком коротких штанишках, в старенькой кепке медленно подвигалась все дальше и дальше. Петюша то направлял жиденький свет фонарика вперед, то поворачивал световое оконце фонарика к борту щели, где круглились, выступали глыбы темносерого кварца. Тишина его обнадеживала. Темнота неохотно отступала перед светом фонарика.
      Раз-другой Петюше приходилось бывать в старательских шахтах; он знал, что такое шахтное крепление, и его глаза вспыхнули, когда щель вдруг вышла в настоящий штрек. Справа и слева виднелись приземистые стойки, на которых покои.пись грубо обтесанные верхня-ки. Что было делать: пройти немного дальше или поскорее выбраться в лог, нагнать Романа, привести его домой и поспешить на Клятую шахту со счастливой вестью?
      Тщательно запоминая дорогу, он двинулся направо, прошел немного и увидел, что от штрека ответвляется еще одна выработка. Это становилось опасным. Петюша решил немедленно вернуться к выходу и вдруг застыл на месте.
      Почудилось, что сзади, по плахам, выстилавшим штрек, глухо отдаваясь под кровлей, приближаются шаги. Открыв фонарик, он погасил свечу, перебежал к угловой толстой ст-ойке и забился между осклизлой лесиной и влажным бортом выработки.
      Слух не обманул его. Шаги становились все явственнее. На неровности кровли упал отсвет. Ближайшие стойки выступили из темноты. Судорога перехватила дыхание Петюши, когда в двух шагах медленно прошел человек, освещая дорогу фонариком. Он показался громадным в бушлате, в высоких сапогах, в кожаном картузе. Человек обернулся, подняв яркий фонарик над головой; лицо было затенено козырьком картуза, но Петюша увидел глаза — или ему показалось, что он их увидел, — стеклянные, светлые глаза, и ужас оледенил его.
      По одежде это был Павел Петрович, но почему-то чужой, очень страшный. Петюша почувствовал, что все кончилось бы, если бы человек увидел его, что от этого человека надо бежать, бежать во что бы то ни стало.
      Раздался равномерный удаляющийся шум шагов. Закусив губу, нагнув голову, Петюша бросился прочь в том направлении, где, как ему казалось, была щель, приведшая его в «гору», отпрянул и прижался к борту. Навстречу, отрезая путь к свободе, надвигался другой огонек. Гонимый слепым, нерассуждающим страхом, Петюша рванулся в «гору», достиг пересечения выработок, заметался, увидел, как ему показалось, еще два огонька н бросился по крепленому ходку в темень.
      Огонек-преследователь плясал вдали.
      Запнувшись 1э лежняк крепления, Петюша упал, уронил кайло и фонарик, поднялся и продолжал бег.
      — Все это оборвалось внезапно.
      Он потерял почву под ногами; падая, ударился грудью, схватился за влажную каменную глыбу, повис
      в пустоте, забил ногами о борт, услышал шуршание, грохот и полетел вниз вместе с обвалившейед породой.
      Над ухом раздался мужской сонный голос:
      — Гражданин, приехали... Горнозаводск...
      Чуть ли не последним вышел Павел из вагона, чувствуя тяжкую усталость после высокой температуры. Метался холодный сырой ветер, асфальт .перронов зеркально блестел, небо было из свинца и известки. Поток пассажиров вынес его на привокзальную площадь; на остановке он с трудом выбрался из трамвая.
      Родной дом был таким же, каким он его оставил. Тем тоскливее сжалось сердце. Поднявшись по лестнице, прислушался: из квартиры не доносилось ии звука. Павел пошел, осторожно потянул к себе дверь комнаты Марии Александровны. Дверь была заперта. Постучал. Мать не ответила. Через пустую замочную скважину увидел изголовье кровати под кружевной накидкой.
      «Маму увезли в больницу!» мелькнула догадка.
      Срывающейся рукой он набрал номер коммутатора учреждения, где работала Мария Александровна, попросил кабинет Колыванова.
      — В учреждении еге никого нет, — ответила телефонистка коммутатора. — Вам срочно нужно? Даю ответственного дежурного.
      Почти тотчас же послышался женский голос:
      — Ответственный дежурный слушает.
      Он спросил, что с его матерью, причем не сразу югадался назвать фамилию.
      — Но ведь Мария Александровна и командировке, — 1)гветила женщина потеплевшим Что вас ||нтересует?
      — Колыванов прислйл мне в Новокаменск телеграмму, что она опасно больна.
      — Не понимаю... Андрей Анатольевич еще не вернулся из Мос1 вы, а Мария Александровна вчера говорила с нашим отделом по телефону из Краснотурьинска по повс1[1> стабильных учебников.
      — Как же так?
      — Недоразумение...
      Ноги отказались служить. Упершись в стену кулаком, он, ничего не понимая, смотрел в блокнот, висевший возле телефонного аппарата, два-три раза машинально перечитал сделанную рукой матери запись: «Павлу звонил человек, не назвавший себя, и убедительно просил позвонить в первый же приезд по №...»
      Сердце билось сильно. Никогда он не испытывал такого чувства избавления: телеграмма о болезни матери оказалась недоразумением. В своей комнате Павел опустился в кресло и закрыл глаза.
      «Недоразумение? — подумал он. — Но ведь кто-то послал телеграмму?»" И эта мысль, такая очевидная, потрясла его,
      — Кто послал телеграмму? — спросил он вслух. — Кто? Зачем? Ничего не понимаю! Нужно позвонить Ниночке. Может быть, она разберется...
      В квартире Колывановых к телефону подошла домработница и, не спросив, ето звонит, сказала; что Нина Андреевна осталась ночевать на даче в Лесном, но к вечеру б}дет дома.
      Голова раскалывалась от острой боли. Несколько часов прошло в оцепенении. Уже за полдень Павел оделся и вышел из дому.-
      «А это правильно, — подумал он, когда понял, что направляется к Мельковке. — Халузев знает... Я заставлю его рассказать все об отце. Он должен сказать!»
      в этот ненастный день Мельковка глядела хмуро и была совершенно безлюдной. Бросилось в глаза, что все ставни на окнах в доме Халузева открыты, приоткрыта была и дверь. Он взошел на крыльцо, взялся за ярко начищенную ручку. Оказалось, что дверь заперта на цепочку. В щель глянуло круглое лицо пожилой женщины.
      — Нету, -нету Никомеда Ивановича, — сказала она. — В Гилевке Никомед Иванович на даче медком пользуется.
      — Когда он приедет?
      — А— кто его знает. В субботу на денек наезжал.
      — Всего хорошего!
      — Сказать ему что?
      — Да... Запомните, пожалуйста, мою фамилию: Рас-ковалов. Скажите ему, что Расковалов хотел его видеть по серьезному делу.
      — Скажу: Расковалов, мол...
      Снова тишина квартиры, снова оцепенение. Уже вечером он очнулся, прислушался. Издали, точно сквозь 1уман, доносилась музыка.
      «Ниночка приехала», подумал он, перевязал галстук, пригладил волосы и вышел на лестничную площадку.
      Открыла ему домработница. В квартире Колывано-г.ых слышалась музыка. Ниночка выбежала в переднюю. <а то время, что Павел не видел Ниночку, ее личико -юхудело, но глаза сияли.
      — Еще один подарок судьбы! — обрадовалась она. — лак вы кстати! Только что получила телеграмму: с ночным поездом приезжает мой Федька! Понимаете, мой лтл... Часто виделись с Валей? — Она замолчала, вгля-Д1мась в его лицо; поднявшись на цыпочки, положила
      свою маленькую прохладную руку ему на лоб, коротко проговорила: — Жар... Больны, да?
      Не ответив, он протянул ей телеграмму. Ниночка прочитала и подняла на Павла широко открывшиеся глаза.
      -— Не понимаю, Павлуша... Что это значит?
      — Я понимаю не больше, чем вы...
      — Ведь Мария Александровна в командировке, Федя сказал мне по телефону, что встретил ее в Краснотурьин-ске. Что это — шутка? Но кто так смеет шутить! — возмутилась она. — Шутить именем вашей мамы, моего отца!..
      — Странно, правда?
      — Не странно, а безобразно! — Она прищурилась. — Л ну, голубчик, вспомните: в Горнозаводске нет никого — понимаете: ни-ко-го! — кто хотел бы вас вытащить на денек из шахты? Признавайтесь! Ведь у областного чемпиона по боксу было немало поклонниц...
      — Нет, — ответил он и добавил, глядя на телеграмму, которую Ниночка крепко зажала в кулачке: — Хотя...
      Припомнилась сделанная рукой матери запись в телефонном блокноте; показалось, что телеграмма и звонок человека, не назвавшего себя, находятся в прямой связи.
      Перечитав сделанную рукой матери запись: «Павлу звонил человек, не назвавший себя, и убедительно просил позвонить в первый же приезд по №...», он нетерпеливо набрал незнакомый номер. Тотчас же, точно его поджидали, послышался спокойный голос:
      — Игошин слушает.
      — Это номер... — проверил Павел. — Вы интересовались Расковаловым?
      — Вот-вот, Павел Петрович! — приветливо воскликнул невидимый собеседник. — Я вашего звонка давно жду. Когда приехали?
      — Простите, с кем говорю?
      — Игошин Сергей Ефремович. Впрочем, это вам ничего не скажет. Познакомимся — все узнаете. Встретиться нужно, Павел Петрович, потолковать.
      — Я получил телеграмму, что моя мать серьезно больна. Шутка или... не понимаю.
      — Вот и об этой телеграмме надо поговорить. Итак, встретимся?
      — Куда я должен явиться?
      — Не в том дело, Павел Петрович, — серьезно проговорил Игошин после непродолжительного молчания. — Вы не должны никуда являться. Поймите это... Все от вашей доброй воли зависит. Так сот, если можете, — Игошин подчеркнул это слово, — то приходите на улицу Ленина, я вас встречу на углу возле магазина «Гастроном», против Областного управления Министерства внутренних дел. Когда сможете быть?
      — Через час... если только не почувствую себя хуже...
      — Да, слыхал, что болеете. Но вы болезни не поддавайтесь сейчас. К тому же болеть вредно для здоровья, как говорит один мой друг. В общем, если можете, приходите, а не сможете — позвоните.
      — Хорошо!
      — Вот и все... Значит, в одиннадцать?..
      В столовой Павел опустился на кушетку, закрыл глаза. Беседа с Игошиным как-то сразу приглушила беспокойство, которое терзало его весь день. Благожелательность, прозвучавшая в голосе Игошниа, была как теплый, светлый луч в суматохе мыслей. «Кто он? — подумал Павел. — Да нет же, совершенно ясно, кто он. Но почему он меня знает? Хорошо это или плохо? Хорошо,
      конечно хорошо! Он поможет. В чем? Разобраться, понять».
      Потом мысль потускнела, почти, утонула в душной волне жара, охватившей его, а когда полузабытье миновало, беспокойство вернулось — не только беспокойство, а тоска.
      «Но кому же и зачем понадобилось вызвать меня в Горнозаводск? Ведь меня от шахты оторвали!..»
      — Клятая шахта! — произнес он и поднял голову.
      Что же он сидит вот так, когда нужно спешить на
      шахту, предотвратить новую опасность, которая, как был уверен Павел, грозит его делу! Как попасть в Новока-менск? Поезд уже ушел. Все равно, надо тотчас же вернуться, уйти с головой в работу, ворваться в шахту, сдать ее, закрепиться на южном полигоне.
      Телефон забил короткими требовательными звонками иногороднего вызова.
      — Инженер Расковалов? — спросила телефонистка. — Будете говорить с Новокаменском... Новокаменск, алло! Абонент отвечает... Говорите!
      До боли в пальцах Павел сжал трубку, услышал далекий, нетерпеливый, хорошо знакомый голос:
      — Товарищ Расковалов? Как здоровье матери?
      — Телеграмма о болезни матери оказалась... ложной, товарищ управляющий. Мать в командировке. Меня ввели в заблуждение.
      — Повторите! — потребовал управляющий. — Нто за чорт!
      Павел повторил слово в слово.
      — Немедленно возвращайтесь в Новокамбнск! — уже в крик приказал управляющий. — Слышите, немедленно! С городской базы треста в полночь уйдет грузовая машина с электроматериалами.. Устройтесь. База находится на улице Хохрякова. Приезжайте прямо в трест! Слышите?
      Что случилось на Клятой шахте? — крикнул Павел.
      Ему не ответили. Он постоял у телефона, посмотрел на часы — было без четверти одиннадцать. Позвонил Игошину; тот, выслушав Павла, несколько помедлил.
      А вы никуда из дому не выходили? — спросил он.
      — Нет... Впрочем, когда?
      — Примерно полчаса назад.
      Не выходил.
      — А мне показалось, что я вас видел возле ресторана «Восток». Значит, ошибся... Вас в трест вызывают? Жаль, очень жаль, что не удалось поговорить. Впрочем, надеюсь в ближайшее время наверстать упушенное. Да, езжайте в Новокаменск!
      Теперь слова, сказанные Игошиным, прозвучали как приказ. "
      — Что меня ожидает в Новокаменске?
      — Если бы я знал вас меньше, я ничего не сказал бы, — тихо проговорил Игошин. — Одним словом, вас в Новокаменске ждет мало приятного. Но вы держитесь. Понятно вам: держитесь! Вскоре встретимся.
      «Что случилось, что случилось на шахте? — думал Павел, собираясь в дорогу. — Почему надо держаться? Что случилось? Надо держаться!»
      Следя за каждым своим шагом, Павел оделся, погасил свет в столовой и в передней, тщательно запер за собой дверь.
      Сейчас, когда все стало на острие ножа, было очень нажно контролировать каждый свой шаг. Мария Александровна, развивая в сыне самообладание, не раз говорила, что гибель человека, попавшего в критическое положение, в девяноста девяти случаях из ста начинает-
      ся изнутри, с распада воли. На боксерском ринге Павел лучшие победы одержал только потому, что заставлял свою волю добиваться последнего и решающего удара. Но даже самые серьезные спортивные встречи были легкой забавой по сравнению с тем испытанием, которое начиналось теперь. Он был болен, он не мог трезво оценить обстоятельства, — тем крепче нужно было держать себя в руках, не позволять земле уплывать из-под ног.
      На базу треста ночью явился инженер Расковалов, бледный, внимательный ко всему, что было кругом.
      — Звонила секретарша управляющего, приказала забросить вас в трест, — подтвердил заведующий базой, суетливый старичок.
      — Вы не знаете, что произошло на... — он хотел сказать «на Клятой шахте», но спросил: — Что произошло в Новокаменске?
      — Ничего не слыхал. Сегодня не было машины из треста. Будет завтра утром...
      Сидя на табуретке в конторе, Павел нашел занятие: слово за словом разобрал передовую в газете, которую предложил ему заведующий базой, и даже понял, что речь шла о подготовке комбайнов к уборочной кампании.
      — Да вы, Иван Степанович, хоть брезентов одолжите, — сердито проговорил человек, вошедший в контору, и резко стряхнул капли дождя с кепки. — Куда же ее в кузов под дождь, смешно прямо!
      — Этот шофер вас и довезет, — обратился заведующий к Павлу. — А ты, Игнат, лучше оставил бы ее в Горнозаводскедо поезда. Нужно товарища инженера в кабину посадить.
      Шофер, пожилой желтоусый и желтобровый человек, промолчал, бросив на Павла угрюмый взгляд.
      — Есть еще пассажиры? — спросил Павел.
      — Жена его приехала в Горнозашдск сына навестить. Сын их, участник войны, до сих пор в госпитале. Такая
      беда, такая беда! — покачал головой заведующий, дли понять, что весьма сочувствует шоферу, но готов волсп неволей выполнить приказ управляющего.
      — Женщина поедет в кабине, я в кузове! — решил Павел. — Дайте брезенты, и все будет хорошо. Хотелось бы в путп выспаться.
      — Дадим, дадпм брезенты! — обрадовался заведующий базой. — И соломы положим... Ты, Игнат, устрой все по-хозяйски...
      С опозданием на полчаса машина ушла. Ее поглотила ночь, беспримерная среди ненастных ночей. Ветер разгулялся и гудел, бросая со всех сторон потоки холодного дождя. Можно было подумать, что машину трясет не дорога, а удары непогоды. Брезенты не устояли против дождевой вьюги — коробились, холодные и тяжелые, под них проникал леденящий ветер. Павел ничего не чувствовал.
      — Пить!.. Где мы? — спросил оп, когда на рассвете шофер откинул брезент.
      — К Большой деревне подъехали. Ползем черепахой. Дорога здесь никуда, все размокло... Неможется вам? В кабину ступайте, авось сядем втроем. Жена покою не дает!
      — В кабину не пойду, мне душно.
      Утром добрались до Новокаменска. Жена шофера, маленькая полная женщина, помогл./ Павлу стряхнуть соломинки, приставшие к пальто.
      -— Простите, молодой человек. Если бы я знала, что вы больны, разве я позволила бы себе.
      Он заставил себя взойти на высокое крыльцо трестовской конторы, открыть дверь, псдля1.,ся на второй этаж. В коридорах полы еще не просохли по-ме утренней приборки.
      Секретарша, увпдев его, произтес/кт оторопело; чА!» — ч осеклась.
      Ее лицо в свете ненастного утра показалось зеленоватым и испуганным.
      — Управляющий?
      — У себя... Пройдите.
      Кабинет управляющего, обычный кабинет хозяйственника, с графиками-синьками на стене, с минералогической витриной в углу, с целым набором телефонных аппаратов, был уже затянут табачным дымком. Управляющий, полный человек с гладко выбритой головой, сидел в своем кресле, откинувшись на спинку.
      — Что все это значит, как вы очутились в Горнозавод-ске? — с места в карьер начал он.
      Мучительно хотелось опуститься на стул, но управляющий не предложил сесть; Павел пересилил себя.
      — Кто вас вызвал? Знакомая какая-нибудь? — спросил управляющий.
      — Что случилось на шахте? — ответил вопросом Павел.
      — А вы не знаете?
      Это было сказано быстро, будто щелкнуло; впрочем, лицо управляющего осталось спокойным, только круглый подбородок вздрогнул.
      Придвинув к себе табачную шкатулку, он взял толстую папиросу, вставил в мундштук, кропотливо занялся электрической зажигалкой.
      — Я не имел времени узнать — объяснил Павел, удивленный тем, что разговор проходит так спокойно.
      — Что могло случиться на знаменитой Клятой шахте? — пожал плечами управляющий. — В тот самый момент, когда Самотесов по вашему конспекту на совещании хозяйственного актива делал доклад об опыте скоростных восстановительных работ, нам сообщили, что на шахте "пожар уничтожил каркасы строящихся домов, стройдетали и два барака.
      — Виновные не найдены? — не то спросил, не то
      просто отметил Павел, взявшись обеими руками за спнн-ку стула.
      — Прямых виновников нет. — Управляющий наконец прикурил. — А инженер Расковалов совсем в стороне: он, видите ли, очутился в Горнозаводске, вызванный мифической телеграммой.
      Управляющий нажал кнопку звонка, приказал секретарше пригласить Федосеева.
      — Товарища Федосеева вызвали по телефону. Он сейчас говорит с Горнозаводском, — ответила она.
      " — Так рано? — удивился управляющий. — Кто вызвал?.. Не знаете... Ну, все равно.
      Секретарша положила перед ним полулист бумаги с несколькими строчками машинописи, сказала вполголоса несколько слов, и Павел уловиЛ: «проект при-ка.за».
      — Хорошо, оставьте! — отрывисто бросил управляющий и поморщился.
      — Это... проект приказа о моем снятии с работы? — спросил Павел, когда секретарша вышла.
      Управляющий вскочил так стремительно, что кресло откатилось; побагровев, он закричал, быстро стуча кулаком по столу:
      — Бумажкой интересуешься, бумажкой! Тебе бумажка важна! Тебе не важно, что говорят, в чем тебя обвиняют, чем нас за тебя бьют!
      — Меня не в чем обвинять, — твердо произнес Павел. — Не за что и вас бить.
      — Знал, что отец с Клятой шахтой был связан? Знал, что он шахту подорвал? Почему молчал?
      — Не знал я об этом... Третьего дня от Самотесова услышал впервые и не верю, не могу этому поверить!
      — Об отце больше ничего не знаешь?
      — Нет!
      Управляющий опустился в крсоло. дрожащей рукой
      вставил в мундшгук выпавшую папиросу и раскурил ее жадными затяжками.
      — Ну, еще узнаете, — произнес он угрюмо. — Лучше бы сами вспомнили и сказали.
      ...Павел пришел в себя, отстранил руку управляющего, поившего его водой, поднялся со стула и направился к двери.
      — В постель надо, — вслед ему бросил управляющий.
      Павел усилием воли собрал мысли.
      — Вы стали выяснять, знал ли я о прошлом моего отца, будто это имеет отношение к событиям на Клятой шахте, — сказал он.
      — Если знал да молчал, то имеет отношение!
      — Правильно... Но я не знал и не могу этому поверить. Мне кажется, что вместо следствия по поводу моего отца лучше всего было бы заняться вопросом: кто мне телеграмму ложную прислал, кому понадобилось оторвать меня от шахты?
      — Учи, учи нас... — пробормотал управляющий, заинтересованно взглянув на Павла исподлобья. — Телеграммку-то покажи.
      Телеграмма? Павел обшарил карманы — телеграммы не было. Вспомнил: в последний раз видел ее в руках Ниночки.
      — Телеграмму я забыл у Колывановых.
      — Вот это твоя помощь следствию! — хмыкнул управляющий.
      — Самотесов и ваша секретарша видели телеграмму...
      — Да, видели, — послышался за спиной Павла голос Федосеева. — Телеграмма, конечно, существует. — Федосеев протянул Павлу руку. — Болеете и с температурой разъезжаете в кузове машины, под дождем, — упрекнул он Павла. — Будьте добры, пройдите в мой кабинет, подождите немного. Нам нужно поговорить...
      в приемной управляющего, куда вышел Павел, несмотря на ранний час, был посетитель — статный молодой человек с гладким, несколько высокомерным лицом, просматривавший газету. Он поднял на Павла внима тельные холодные глаза, в которых светилась искорки острого любопытства.
      Павел прошел в кабинет Федосеева.
     
     
     
      Глава девятая
     
      Некоторое время они молчали. Федосеев, только что возвратившийся от управляющего, перелистывал календарь на своем письменном столе, Павел сидел, на деревянном диване.
      — Сильно вы сдали, — отметил Федосеев. — Сразу похудели, осунулись.
      — Да... Это первый мой грипп, и довольно злой к тому же.
      — И настроение, конечно, отвратительное.
      В голосе Федосеева проскользнула нотка сочувствия.
      — Как может чувствовать себя инженер, у которого крупная авария на шахте, случившаяся в его отсутствие... и с которым управляющий говорит/не столько о самой аварии, сколько об его отце! Управляющий хо гел выяснить, знал ли я о делах моего отца... Он будто сгавит аварию в прямую связь с этим. Отец, мол, шахту подорвал, а сын продолжает его дело... Что за чепуха?
      — Да, несомненно дичь! — подтвердил Федосеев. 1)0 прошу вас понять, что есть люди, которые упорно 1стаивают на существовании этой связи. И уверяю вас,
      |п, во-первых, таких людей очень мало, а во-вторых, ирпаляющий не в их чпс.ле Спрашивая ваг I итеы
      отце, он прежде всего искал опровержение всем этим разговорам, вернее — писаниям... Как это ни странно, обвинителями вашего отца выступают только авторы анонимок. Ни одного личного, прямого показания. Авторы анонимок прячутся? Так?
      — Прячутся, потому что лгут! — воскликнул Павел.
      — Негодяй способен лгать и глядя прямо в глаза
      следователю. Почему же ни один автор анонимных писем не пошел на ложь в открытую? Кто они, эти «знающие», «благожелатели» и «осведомленные»? Они упорно держатся в тени.
      Павел слушал его жадно, будто пил живую воду.
      — Теперь относительно аварий, — продолжал Федосеев задумчиво, не глядя на Павла. — Вот здесь много таинственного, непонятного, как и в самом характере аварий, когда вы неизменно" оставались в стороне... или вас оставляли в стороне... так и в этих появлениях человека, внешне похожего на вас... И, наконец, в этом телеграфном вызове... Странно все это... Но вот что...
      Федосеев вышел из-за стола, сел рядом с Павлом, проговорил медленно, как бы припоминая слово за словом:
      — Если предположить, что аварии на Клятой шахте представляют систему и направлены к определенной, пока непонятной для нас цели, если предположить, в порядке рабочей гипотезы, что своей задачей организатор или организаторы аварий ставили не только замедление работ на Клятой шахте, но и разгон работоспособного, активного, честного руководства, то не у1нее было бы создать у организатора или организаторов аварий уверенность, что все им удается?.. Удачливый обычно забывает об осторожности.
      — Так, — согласился с Федосеевым Павел, вглядываясь в его лицо и чувствуя, что наступил решительный момент их объяснения. — Что требуется от меня?
      — приказ о вашем снятии с работы не будет подписан, — сказал Федосеев, и Павел вздохнул, будто захлебнулся. — Парторганизация против этой меры. Но проект приказа под горячую руку был составлен управляющим. Проект прошел через трестовское управление делами, слух о вашем снятии с работы распространится быстро... Понимаете?
      — Да...
      — Не опровергайте его пока. Ведите себя как человек, снятый с работы. Это тяжело вам, но держитесь... Может быть, это что-нибудь даст... Словом, держаться надо, Павел Петрович!
      — Не вы первый советуете мне держаться, — медленно произнес Павел. — Я верю вам и верю человеку, который первым дал мне этот совет.
      — Вот правильно! — живо, с облегчением откликнулся Федосеев, взял Павла под руку и вместе с ним прошел в приемную.
      Здесь было уже несколько посетителей. Был здесь и молодой человек с гладким лицом и холодным взглядом.
      — Товарищ Федосеев, теперь мне остается поговорить с вами, — сказал молодой человек таким тоном, будто напомнил Федосееву его обязанность, — благо товарищ управляющий сейчас не может со мной заняться.
      — Подождать немного придется, товарищ Параев, — поздоровавшись с ним, ответил Федосеев и направился с Павлом к выходу. — Я отвезу вас в больницу, согласны? — сказал он, когда они очутились в при-дожей.
      — Нет, дайте лошадь до Клятой шахты.
      — Напрасно, Павел Петрович!
      — Нет, хочу прсмотреть... Это ничему не помешает.
      — Вам будет тяжело. Впрочем, как хотите. Но с
      шахты — сразу в больницу, а я позвоню Абасину, чтобы он приготовил для вас койку,
      Федосеев ушел и через минуту вернулся с дождевиком, набросил его на Павла, застегнул на все пуговицы н, подсаживая Павла в экипажик, пошутил:
      — Не думал, что гриппу подвластны и боксеры... Смотрите же, с шахты прямо в больницу. Вечером навещу вас...
      Экипажик тронулся.
      Резкий ветер бросал в лицо дождь — даже не дождь, а густую бесцветную водяную пыль, застилавшую все кругом клубящейся пеленой. Кучер, ражий мужчина, сидевший на облучке боком, отвернувшись от ветра, причмокивал и посвистывал на лошадь укоризненно, выражая этим неодобрение беспокойным людям, которые в такую погоду пускаются из дому.
      На свежем воздухе мысли прояснились.
      «Но кто же и зачем так вцепился в Клятую шахту? — подумал Павел. — Почему именно в Клятую шахту? Зачем организатору или организаторам аварий понадобилось замедление работ и разгон руководства именно на Клятой шахте? Руководство? Но ведь Само-тесов тоже руководство... Почему же эта неизвестная, скрытая сила бьет только по мне?» Вдруг, без всякой видимой связи, явилась новая мысль: «Отец работал на Клятой шахте, отец искал «альмариновый узел» на южном полигоне Новокаменска. В кожаном кисете были камни из одной жилы, камни-близнецы! А если он нашел к вот теперь...» — и сердце его оледенело, он не решился додумать тогда эту невероятную мысль.
      Ветер набросился на него с яростью. Лошадь уже подошла к Короткой гати. Нескладная фигура в дожде-
      ьике ретиво окликнула: «Стой!» Это был Заремба. Узнав начальника шахты, он откозырял и вытянулся.
      Когда гати остались позади, Павел отослал лошадь.
      Ветер бесновался, дождь был все таким же студеным. Павел шел, уже ни о чем не думая, усилием воли преодолевая свою слабость. Наконец он увидел пожарище, где торчало несколько обуглившихся столбов и закопченные печи — все, что осталось от каркасов, от двух новеньких щеголеватых бараков, крытых этернитом. В мокром смоляно-черном пепле копались женщины, разыскивая остатки домашнего скарба. Они увидели Павла, когда он прошел мимо, глядя на угольки, бойко кружившиеся в ручейках дождевой воды.
      Жена проходчика Еременко, веселая, добродушная и хозяйственная Ксюша, поздоровалась с ним.
      — Вот новоселье нам, Павел Петрович, — сказала она жалобно. — Все снова заводить придется, с иголки начинать. — Она вгляделась в его лицо и забеспокоилась, забыв о своих горестях: — А вы, Павел Петрович, заболели, я слышала.
      — Ничего...
      — Вы бы домой шли, Павел Петрович... Нехорошо в такую погоду больному...
      — Вы не расстраивайтесь, Павел Петрович! — густым голосом проговорила Ольга Нестерова. — Мы еще лучше построим против того, что было!
      Сочувствие, звучавшее в ее голосе и смягчившее лица женщин, подошедших послушать, что говорит Ксюша, точно растопило его сердце.
      Обойдя площадку строительства, подгоняемый ветром, он направился прочь «Нельзя оставаться на шахте, — думал он. — Надо в больницу... А вечером еще встретимся с Федосеевым. Мне и г Пгошиным нужно встретиться. Непременно! Как это сделать?»
      Снова вытянулся Заремба персл начальником шахты,
      когда тот медленно прошел мимо и направился к тракту. Удивленный Заремба пошел следом на почтительном расстоянии. За купой сосен открылся свороток. Павел остановился, в недоумении глядя на пустую дорогу: он и забыл, что велел вознице вернуться в Новокаменск.
      «Ведь я хотел Никиту увидеть... нет, не нужно... В Новокаменск надо... Придется пешком», решил он, отвернулся от шального порыва ветра и увидел приближавшееся к нему маленькое существо, одетое в черную длинную жакетку и мальчишескую шапку-ушанку. Не сразу он узнал Ленушку.
      — Ты куда собралась, маленькая? — окликнул он.
      Она подошла к нему дрожащая, посиневшая.
      — Зачем ты так далеко от дома зашла, Ленушка?
      — А я к тебе, дяденька, на шахту бегу, — проговорила она, не попадая зубом на зуб. — Петюша-то в Клятом логе сгинул.
      — Как сгинул?! А Осип? »
      — Не... батя в лог не ходил. Он на Черно озеро утя-нулся, а Петюша в лог за дедом побежал... Дед в Кон-ску Голову пришел, а Петюши нет... Дед велит ачаль-ство с шахты звать...
      Волнение охватило Павла; он рванулся туда, к Конской Голове.
      — Я не велел Петюше одному итти, — сказал он, наклонившись к Ленушке, точно оправдываясь перед нею. — Вообще вся затея с поиском продушнбго ходка была глупой. Кустарщина!.. А зачем деду понадобилось начальство, не знаешь?
      — Не...
      Послышался автомобильный гудок. На дороге раскачивалась грузовая машина. «Дворник» сгонял со стекла бисерно мелкие капли воды. Машина подошла вплотную, и Павел увидел за мутным стеклом желтобровое лицо шофера Игната, доставившего его утром в Новокаменск.
      — Куда вы? — спросил он, когда шофер, дружески улыбаясь, выставил голову из кабины.
      — В Горнозаводск, ясное дело. Смешно прямо, какая погода!
      — Подвезите до своротка в Конскую Голову.
      — Да пожалуйста! В кабину садитесь... Ну и ругала же меня супруга за то, что вас в кузове вез! Глупо, конечно, получилось: больного человека — в кузов!
      Чья-то рука помогла Павлу подняться в машину: это был только что подоспевший Заремба. Ленушку Павел посадил себе на колени. Шофер дал гудок.
      — Куда машина? — крикнул Заремба.
      — В Горнозаводск путевка, — ответил шофер.
      «Что с Петюшей? — думал Павел. — Зачем ходил в .ног дед Роман? Может быть, это связано с продушным ходком? Скорее бы ворваться в шахту, все покончить!.. Постой! Какая связь между происшествиями на шахте н вентиляционным шурфом? Брежу!»
      — Здесь мы с девочкой выйдем, — сказал он шоферу, когда за дождевой сеткой вырисовывался гранитный бугор, как бы открывавший долину Конской Головы.
      Подняв Ленушку, Павел спрятал ее под дождевиком, прижал к себе это окостеневшее от холода тело и зашагал, не разбирая дороги, не спрашивая себя, хватит ИИ сил добраться до Конской Головы. Навалилась такая усталость, что маленькая Ленушка показалась невыносимо тяжелой. Каждый шаг был мучителен.
      — Ты меня, дяденька, пусти, — попросила она. — Я добегу. Что-сь дымком тянет.
      Избы Конской Головы уже завиднелись. Ленушка пвалась домой: ей казалось, что Петюша вернулся.
      Нет, Петюша не вернулся из Клятого лога.
      Привалившись к стене, на лавке у окна в своей обычной позе сидел Осип Боярский.
      Поворачивая на камельке сковородку с ворчавшей яичницей, Никита Федорович сказал, не обернувшись к бригадиру и профоргу вооруженной охраны Пантелееву, сидевшему возле кухонного столика:
      — Ты вот что, лесной отец... Ты человек сознательный, партийный, значит ты должен против этих фантазий воевать, а не то что...
      Егор Трофимович, невероятно громоздкий в брезентовом дождевике и высоких резиновых сапогах, промолчал, упрямые глаза совсем ушли под лоб; каменное упорство было во всей осанке этого чернобородого человека.
      — Похоже, что все вахтеры ума лишилися! — всер-дцах продолжал Самотесов. — Только его и видят, только он в глазах и стоит. Ну, как его мог Косиков видеть, посуди!
      — Вот как я тебя вижу, так и он начальника видел, — прогудел Пантелеев. — Идет Косиков с обхода по тротуару новому... К лесу подошел и назад свернул к колодцу. Подходит к колодцу, глядит — а уже тебе и горит. Тут горит и там, где стройдетали сложены, полыхает. Я туда бегу, вижу — Косиков стреляет, кричит, а он к лесу бежит. Я его, конечно, издали видел, а Косиков вот как руку эту... — И Пантелеев потряс растопыренной пятерней перед глазами.
      — Тут ты и открыл обстрел?
      — Ясно, по положению.
      — И не попал?
      — Значит, не попал. Человек — не зверь, трудно .в человека попасть. Сам понимаешь, Никита Федорович.
      — Да почему вы с Косиковым думаете, что это был Павел Петрович? — вскипел Самотесов. — Ведь он от вас уходил, вы его со спины видели, да еще ночью.
      — А уж светло от огнища стало, — объяснил Паито леев. — По обличью фигуры и опознали. И бушлат его и картуз...
      Открыв платяной шкаф, Самотесов выбросил ня табуретку бушлат Певла Петровича, кожаный карту:», выставил из-под койки его рабочие сапоги.
      — Вот п все «обличье фигуры», — сказал он. — Пл вел Петрович в Гориозаводск свой черный костюм, паль го и кепку надел, а рабочую одежду здесь оставил. Выходит так: вы в человека стреляете, а он в это время » Гориозаводск едет. Вчера с ним управляющий по телефону при мне говорил.
      Это было убедительно. Смущенно улыбнувшись, Пан-1слеев крякнул и запустил пальцы в бороду.
      — Действительно... — прогудел он.
      — Вот я и прошу, товарищ Пантелеев, не позволяй вахтерам панику среди горняков распускать, — серьезно проговорил Самотесов. — Все мы видели, как Павел Петрович на шахте работал. Ночей не спал, в ствол лез на опасность людей спасать. Скобу из болота таскал — простудился. Будто не знаешь ты этого!
      — Как не знать, Никита Федорович! — вдруг сердечно воскликнул Пантелеев. — Такого начальника любой шахте дай да подай. Так ведь хорошее снизу лежит, а плохое сверху торчит. Я им так, а они зтак. Вот новый разговор нынче пошел, что Павел Петрович своему отцу наследник. На виду, мол, робит, а коли что — пакостит. Тактика у него такая — советскую сласть в шахту не пускать Металл-то уралит для пятилетки нужен. Вот, НОЛ, и не пускает.
      Некоторое время Самотесов смотрел на вахтера; тот молча ждал ответа.
      — Этот разговор я знаю, — хмуро сказал Никита Федорович, — слышал в прокуратуре. И пустой это разго-»ор! Письмо такое насчет наследства и к Федосееву
      11.к »4чень 151
      пришло, №лько неизвестно, кто его написал. Подпись не поставлена, и доказательств нет. Понятно? Федосеев говорит, что несут на парня чепуху всякую, а сами в кусты прячутся. Почему? Потому что доказать не могут...
      — А несут-то зачем?
      — Есть, значит, такие, кому смута нужна.
      А я так думаю, Никита Федорович, что без дыму костра не разложишь. Где дым, там и огонь. Ты парторг, я тебя уважаю, только и ты, будь добр, не окажись прост. Наше дело партийное: человеку верь, а сам прост, не будь. Вот я как понимаю, по-стариковски.
      — Это ты правильно, по-партийному понимаешь.
      — Вот и ладно! — Пантелеев встал, пожелал Само-тесову: — Приятно кушать! — и вышел.
      Скучно, тяжело было Никите Федоровичу. Яичница осталась нетронутой. Это блюдо Самотесову удавалось превосходно, и Павел его очень любил. Так вот яичница, может быть лучшая из лучших, сиротливо остывала на сковородке. Потом началась суета. Завмаг, только что доставивший товары из города, забежал в землянку сообщить, что на Первой гати встретил Павла Петровича и вид его произвел на завмага тяжелое впечатление. Корелюк, зашедший в землянку вслед за завмагом, добавил, что женщины видели Павла Петровича, когда он пересек площадку жилищного строительства, и что, по словам Зарембы, Павел Петрович уехал с попутной грузовой машиной в Горнозаводск.
      — Да почему же он ко мне не зашел? — удивился Самотесов. — Что такое? Зачем ему в Горнозаводск?
      Он приказал заложить лошадь и отправился в трест, побывал у Федосеева и узнал, что разговора о поездке Павла Петровича в Горнозаводск не было, что Павел Петрович мог предпринять эту поездку только в бреду.
      — Говорят, Павел снят с работы! — вместо привет-
      ствия воскликнул расстроенный, растерявшийся Абасин, когда к нему завернул Самотесов. — Что это валится на парня, почему? И каждый день все новое, новое... Кто послал ему телеграмму? Куда он девался?.. Как в Горнозаводск?! Зачем в Горнозаводск?!
      — Ничего не понятно... Насчет приказа я не слыхал. Чудно! Ну вот что; Федосеев будет в Горнозаводск звонить, а если я о Павле Петровиче узнаю, к вам человека пришлю.
      Озабоченный, немного растерявшийся, отправился Никита Федорович на шахту. Дорога была пустынной. Уже свернув к шахте, он нагнал путника в рваном брезентовом дождевике, в опорках и с трудом узнал человека, которого мельком видел в Конской Голове.
      Самотесов придержал лошадь, Осип подошел к нему.
      — От Павла Петровича, — просипел галечник.
      — Где он? — вскинулся Самотесов.
      Пока Осип Романович рассказывал, как Павел Петрович явился в Конскую Голову, как пошел к Роману и вернулся, повидимому, ни с чем, как забрался в пустующую Егорову избу, что стоит рядом с избой Романа, и повалился на лавку, — Самотесов думал, глядя мимо Осипа: «Чего это он в трущобу забился? Нехорошо!»
      — Павел Петрович тебя послал ко мне? — спросил Самотесов. — Что велел сказать?
      — Чтоб не тревожились, значит, и в контору чтоб сообщили товарищу Федосееву... Велели сказать, что в Конской Голове будут, пока не оклемаются. А на шахту не хотят. Кажут: я, мол, уж не начальник.
      — Заедем на шахту, возьмем что требуется и в Конскую Голову, — решил Самотесов. — Садись, орел!
      «Орел» взгромоздился на сиденье экипажика, уверенный, что его дело выиграно. Осип переживал тяжелый кризис. Этот кризис был вызван тем, что надежды на таинственную «бумагу» с «планом», которая якобы
      объявилась у кладоискателя Байнова, провалилась, так как бумаги попросту не оказалось. Новые ботинки Осипа были пропиты, а после пиршества кладоискателей началась запойная крайность. Только поэтому Осип Романович, вопреки своей лени и непогоде, взялся сбегать на Клятую шахту.
      Открыв глаза, Павел увидел, что на столе горит свеча, услышал потрескивание огня; его одежда сушилась на гвозде. Ленушка, сидя за столом, что-то ела, а Никита Федорович возился у печи.
      — Зачем вы шахту бросили? — спросил Павел неприветливо.
      — И дворец же вы себе выбрали, Павел Петрович! — усмехнулся Самотесов, не обратив внимания на его слова. — Видел я в Вене дворец Марии-Терезы, ну точь-в-точь...
      — Нет, зачем вы шахту бросили? — повторил Павел. — Нельзя бросать шахту... Известны уже причины пожара? Поджог?
      — Вернее всего — поджог. Косиков и Пантелеев на том стоят, что опять видели «обличье фигуры», на вас похожее. Они стрельбу подняли, да впустую — ушел.
      — Езжайте на шахту! За внимание благодарю, но сейчас вам нельзя отлучаться с шахты, особенно на ночь глядя. Это «обличье фигуры», чего доброго, и до копра доберется, на ветер пустит... Поднимите всех, кого можно, на охрану шахты, комсомольцев в первую очередь. Лично проверьте противопожарные средства. Как только приедете на шахту, пошлите нарочного к Федосееву сказать, где я. Абасина тревожить не надо — обойдусь без врача. Вещи мои завтра пришлите, бритву, костюм. — Он обеспокоенно вернулся к шахтным делам: — Как
      подвигается расчистка ствола? Я уверен, что мы с часу на час кончим разборку подорванной части и дело пойдет быстрее. Это было бы хорошо: настроение на шахте сразу поднимется. Но сейчас будьте особенно осторожны: можно предполагать, что взрыв был устроен в зоне плывунов. Не допускайте на углубке ствола риска. Сейчас держите на этой работе самых опытных, осмотрительных проходчиков.
      — Чуднб!.. — отметил Самотесов, накладывая разогретую яичницу на тарелочку.
      — Что «чудно»?
      — Сами же сказали Осипу, что вы уже не начальник шахты, и Абасин говорит, что вы будто с работы сняты. А Федосеев — молчок. Как понять прикажете?
      — Я начальник шахты, но вы не опровергайте слухов о моем снятии. Вот и все, что я могу сказать.
      — Чуднб!.. — повторил крайне заинтересованный Самотесов. — А пока вот что: не нравится мне ваш дворец. От шахты далеко, сыро, ветер из угла в угол гуляет... — Он водрузил тарелочку с яичницей перед Павлом. — Нынче вас на шахту не повезу, дождь еще, застудить боюсь, а уж завтра утром...
      — Нет, мне здесь быть нужно, я должен здесь остаться, — возразил Павел. — Может быть, меня Роман позовет, старик этот. — Он с трудом пояснил: — Роман в Клятый лог ходил, вернулся и велел Леночке, начальство звать. Должно быть, хотел что-то важное сказать. Он встарину на Клятой шахте работал, вероятно знает вентиляционный шурф... Леночка говорит, что Петюша ушел в лог искать Романа и не вернулся. Где Петюша? Я за него отвечаю... Надо найти мальчика!
      При этих словах у Ленушки, все еще сидевшей за столом, покривилось личико, она соскользнула с табуретки и отошла к печке.
      — Жар снова поднимается, — шепнул пересохшими губами Павел. — Беспамятства боюсь... Вдруг старик позовет... Ты, Ленушка, возле деда будешь. В случае чего ко мне беги, заставь меня подняться, слышишь? Если бы удалось проникнуть в шахту, взять ее в руйи! И следствие нужно! Кто телеграмму прислал? Зачем?
      — Вот так... — удивился Никита Федорович.
      — Что?
      — А говорят, вас знакомая девушка вызвала... И вы, мол, скрываете, чтобы ее не потревожить и чтобы до Валентины Семеновны слух не дошел...
      — Пустые разговоры!.. Поспешите на шахту... Уберите яичницу — противно как!
      Уложив Павла поудобнее, Самотесов сказал Ле-нушке:
      — Возьми ешь, — и передал ей тарелочку с незадачливой яичницей. — Ну и дедушке дай... Умница, что старика не забываешь... За дедом и Павлом Петровичем приглядывай. А Петюшу твоего найдем; будь спокойна.
      Он уже хотел задуть свечу на столе и зажечь на ночь аккумуляторный фонарик, когда дверь скрипнула.
      — Здравствуйте, Никита Федорович!
      На пороге стоял парень в черном свитере с широким отложным воротничком, поверх которого в обтяжку был надет пиджачок, с берданкой за плечами. Широкое лицо, разрумяненное ветром, улыбалось.
      — Первухин Василий! — удивился Никита Федорович. — Ты что ж, отпуск в Конской Голове проводишь?
      — Никак нет, Никита Федорович! — ответил Первухин, стараясь разглядеть, кто лежит на лавке. — Меня папаша с мамашей на шахту погнали. Говорят: «Не нужно нам тебя без Мишки. Мишку приведи». Бегу на шахту из Баженовки, смотрю — ваш конек стоит. Я и зашел, — может, подвезете!
      — Подвезти подвезу.
      Взгляд Первухина остановился на пиджаке и кепке, висевших на гвоздике возле печи, лицо его вытянулось.
      — Это кто же? — спросил он почти испуганно. — Павел Петрович?
      — Ладно, шагай за порог, сейчас едем, — недовольно оборвал Самотесов.
      На минутку он склонился к Павлу, прислушался к неровному дыханию, задул свечу, зажег аккумуляторный фонарик, прикрыл свет кепкой Павла и вышел. Увидев у крылечка Осипа, который не решался показываться на глаза Павлу Петровичу, он приказал:
      — Утречком прибеги на шахту, скажешь, как здоровье товарища инженера. Понятно?
      Возле лошади его ждал Василий Первухин.
      В один из первых наборов в ремесленное училище Кудельного, готовившего кадры и для Новокаменска, явились два сына колхозника из баженовской Гилевки — Василий и Михаил Первухины, первый старше второго всего на один год. Бойкие и способные ребята, оба русые, светлоглазые, схожие до того, что их принимали за близнецов, они учились прекрасно, ездили в Горнозаводск на смотр художественной самодеятельности трудовых резервов; об их пляске даже писалось в газете. Кончив училище, братья-неразлучники пошли сначала в трестовскую механическо-ремонтную мастерскую Новокаменска, а потом на Клятую шахту. Молодые слесари сразу стали признанными заводилами и запевалами в комсомольской шахтной организации. Начинается допризывная подготовка — они в строю, как у себя дома, точно всю лчизнь мечтали о солдатской выправке и ухватке; появились в промтоварном магазине охотничьи берданки —
      первыми покупателями были они, и оказалось, что Михаил — прирожденный снайпер, с железной рукой и безошибочным глазом. Несмоогря на всю занятость Павла Петровича, братья уговорили его «кое-что показать» в боксерском кружке и старательно ставили друг другу и товарищам синяки. Словом, это были веселые ребята, рукастые, завидные работники и хорошие товарищи.
      Вдвоем они составляли ровно пятьдесят процентов всего рабочего состава ремонтной мастерской Клятой шахты, и поэтому Павел Петрович решил, что братья сходят в отпуск порознь.
      — Так что там насчет отпуска твои родители говорят? — спросил Самотесов, когда Конская Голова осталась позади.
      — Скандал дома, — озабоченно сообщил Василий. — Главное, время какое — сенокос подошел, Никита Федорович. Мать не в силах, отец — колхозный инспектор по качеству. В сельсовете у него тоже дела большие. Он ведь общественник на весь район, да и тоже не молод. Значит, как бы коровенка без кормов не осталась, А покос нам хороший выделили. Трава по плечо... Просто катастрофа, Никита Федорович. Сами понимаете!
      Василий усиленно нажимал именно на то, что Самотесов сам понимает покосные дела, и Самотесов невольно посочувствовал ему: действительно, как можно коровенку оставить без кормов, особенно при хорошем травостое!
      — Что же делать? — спросил Самотесов.
      — А что делать! — досадливо вздохнул Василий. — Хотел я просить Павла Петровича отпустить Михаила тоже, хоть на пол-отпуска. И я тогда только пол-отпуска отгуляю. Раньше вернемся — шахте лучше.
      — Павел Петрович, сам видишь, болен лежит...
      — Вижу...
      Хотел спросить, почему лежит он в такой неподходящей обстановке, но промолчал, чтобы не ьыказать себя нескромным.
      — Мне придется решать. Л отпустить вас двоих трудно. Сейчас работы будет много. Строительство развернем круче, чем раньше. После пожара руки особенно нужны.
      — Пожара? — переспросил Первухин.
      — А ты не слышал? Два барака, стройдетали и кар-1;асы — подчистую.
      Если бы не темнота, смена выражений на лице Василия поразила бы Самотесова не меньше, чем весть о пожаре поразила Первухина. Он почувствовал, как покраснел, его окатило жаром и потом холодом.
      — Очень прошу, отпустите! — умоляюще проговорил он. — Слесарь Ланской справится. Очень прошу, Никита Федорович! Мы с братенником так нажмем, что «сенокос»
      дни свернем, на всю зиму сёна поставим. А если не-гастье помешает, мы немедленно вернемся. Вы не сомневайтесь...
      — Ладно, завтра зайдите с Ланским, — неохотно огласился Никита Федорович.
      Посвистывая на лошадь, выбиравшую дорогу в темноте, он задумался о событиях последнего дня. Молчал II Первухин. Ветер уже из последних сил порывисто метался по долине, то проносил косой дождь, сорванный с последних уходяших тучек, то очищал небо, и над |есом синими светляками роились чистые звезды.
      — Что ж, не нашли, кто поджигает? — тихо спросил Насилий.,
      — Не нашли.
      — Значит, мы строить, а.,, он жечь будет?
      — Кто «он»? — сердито спросил Самотесоз.
      — Кабы я знал, я бы поймал!
      Вот и поймай
      Первухин хотел ответить, по сдержался.
      Братья Первухины жили в шестом общежитии. По длинному коридору Василий на цыпочках пробрался в самый конец барака и прислушался у двери, на которой была прибита медная дощечка, изготовленная самими обитателями комнатушки: «Бр. Первухины В. и М. Просим стучать. Прием в часы после смеиы». Из-за двери доносилось меланхолическое потренькиванье. Ясное дело: Миша скучал и валялся на кровати с мандолиной в руках.
      — Васька! — шепнул Миша, когда брат как ни в чем не бывало вошел в комнату. — Я умер... — Он вытянулся на кровати, на минуту притворился мертвым, потом, разом сбросив с койки ноги, вскочил, обхватил брата за шею, в приступе радости повторяя: Васька, ну чорт! Откуда?.. Ну, Васька! — Испугался и заглянул в лицо брата: — Чего там дома случилось?
      Пожав плечами и вообще разыгрывая величайшее спокойствие, Василий стал на табуретку, снял со стены черные блестящие боксерские перчатки, которые ему удалось купить во время одной нз поездок в Горнозаводок, и бросил их на койку брата.
      — Владей! — коротко проговорил он.
      — Ну? — не понял Миша.
      — Выстрел был довольно точный...
      Какой выстрел? — сначала не сообразил младший Первухин. Потом лицо его напряглось, светлые глаза сузились, рот сжался. Ты откуда знаешь?
      — Чаю налей, — приказал Василий.
      Он повесил над кроватью свою берданку, снял пиджачок и свитер, пошел умываться, а когда вернулся, стаканы уже были налиты и бутерброды приготовлены. Он сел, выпил стакан и только тогда позволил себе улыбнуться.
      — Значит, Михаил Сидорович, вам интересно знать?
      — А хоть не говори! — сердито ответил брат. — Ра
      илгрываешь — и думаешь, на розыгрыш пойду. Зачем па шахту прибежал? Дома порядок?.
      — Вполне.
      " — Как там с сенокосом?
      — — Не будет.
      — Чего не будет?
      — Сенокоса... Корову батя продает. Лидкиной молочной премии с фермы вполне хватает. Расчета нет свою скотину держать. Мамаша тоже на ферму пошла телятницей. Лидия теперь над нею главная. Сестренка у нас — красота! Урожай в колхозе ожидается невероятный. И вообще дым столбом: до уборки спешно плотину кончают для электрификации... Электростанцию уже поставили и железом накрыли. Такую пятилетку развернули, представить невозможно!
      — Да ты долго меня будешь водить! — не вытерпел Миша. — Честное слоро, разговаривать с тобой не стану! Уходи, откуда пришел, поперечный! Мне спать надо! — И он всердцах стал шумно заводить будильник.
      — Брось, машину сломаешь! — остановил его Василий и отобрал будильник. — Завтра со мной в отпуск пойдешь. Никита Федорович согласие дал тебя на сеЕо-кос отпустить. Только ты ему не сболтни, что сенокоса не будет. Понятно?
      Это было свыше сил младшего брата: он кошкой прыгнул на Василия, повалил его *иа кровать, схватил за горло.
      — Говори! — пыхтел он. — А то задушу! Говори, а то...
      — Да иу тебя! — высвободился Василий. — Закрой окно, будем дела обсуждать. Сначала доложи, как пожар был. Почему Павел Петрович на Конской Голове болеет?.. А ты не знал?
      Когда Василий рассказал брату, что узнал, а Миша передал ему все, что слышал от других, Василий
      вскочил, прошелся по комнате, сумрачно посмотрел на брата.
      — Не верю! — сказал он. Подумал и добавил: — Проверить нужно.
      — Проверь-ка!
      — Вот и проверим... Ну не все, конечно, а что сможем. Вместе на «сенокос» пойдем. Товарищ Колясников на нас рассчитывает.
      — Колясников? Ты что же, с ним говорил?
      — Коли он на нас рассчитывает, значит говорил... Соображать все-таки надо!
      Беседа братьев продолжалась долго, а когда кончилась, они, не глядя на ночь, занялись сборами в дорогу. Сборы начались тем, что братья набили несколько патронов с расчетом на самого крупного зверя, какой только может встретиться в Баженовском районе, известном своей замечательной охотой.
     
     
      ЧАСТЬ ВТОРАЯ
     
      Глава первая
     
      Абасин был уверен, что в этот день увидится с племянницей, и дьЯствительно, уже затемно Валентина постучалась в его дом.
      — Входи, входи! — пробормотал Максим Максими-чанович; помогая ей снять мокрый макинтош, испугал-. 1Г. — Да ты совсем промокла!
      Он заставил Валентину сесть в кресло, взглянул й
      в глаза и совсем расстроился — такая мука читалась в них.
      — Где Павел? — спросила она нетерпеливо.
      — Самотесов говорит — в Горнозаводск уехал на машине.
      — В Горнозаводск?! Зачем в Горнозаводск?
      — Меня интересует не то, зачем он уехал, а как он уехал. Ведь совсем больной человек... Ты только что приехала?
      Она коротко рассказала о своих мытарствах. Днем от одного знакомого в Кудельном узнала, что вызов Павла в Горнозаводск был ложным и что Павел будто снят с работы за халатность. Валентина бросилась в Новокаменск, с попутной машиной добралась до Клятой шахты, не застала там ни Павла, ни Самотесова и отправилась к Абасину.
      Усталая, разбитая, она долго сидела, закрыв лицо руками, забыв о дяде, который не находил себе места.
      — Пришла беда, а я ничего не понимаю, как в лесу потерялась! — вдруг воскликнула она. — Сядь и расскажи, что случилось. Слышишь, все расскажи!
      — Сам-то я что знаю? — беспомощно развел руками Максим Максимилианович. — Такое на пария навали— лось!..
      — Но ведь надо же понять, разобраться. Павел задумал свою судьбу так честно, работал так много, и вдруг его сняли с работы, все рухнуло. Почему? В чем его обвиняют?
      — Тяжело об этом говорить...
      — Думаешь, незнание легче! Что же ты молчишь? Помнишь, ты здесь, в этой комнате, сказал мне, что на Клятой шахте есть какие-то строительные неполадки... Постой! В Конской Голове мы беседовали с Павлом. Он сказал, что раздался голос, который его лично обвинил в авариях, что после этого Павел стал рассматривать
      каждую новую аварию как подпорочку этой гнусности... Что это за голос? Как получилось, что аварии подтверждали обвинение? Ничего, ничего не понимаю!
      — Я не намного больше знаю, родная... Самотесов сказал мне, что Павел какое-то анонимное письмо получил, что порочащие материалы пришли в партбюро, в прокуратуру. Вот, наверно, Павел Петрович этот голос п имел в виду.
      — Да, вероятно... Постой, на чем держатся обвинения? Я спросила Павла, он не успел мне ответить...
      — Да на чем же подлость может держаться! Ни на чем, почти ни на чем, а получается в целом крепко. Ну, хотя бы характер аварий: они все тонко задуманы, они резали по живому месту. Возьми последний случай: нужно принимать новую партию работников, а на шахте горят обш;ежития, каркасы сборны» домов. И еще одно: почти все аварии получались в отсутствие Павла Петровича...
      — Да, правда, — подтвердила Валентина, сдвинув брови.
      — Вот видишь... Это тоже козырь обвинителям: мол, Расковалов вредртл, оставаясь вне подозрений...
      — Но кто же может поверить, что человек так грубо, так неумело себя выгораживает!
      — А в последнее время охрана стала сообщать, что Павла видели в тех местах, где потом аварии эти получались. Потом об отце Павла вспомнили, о том, что Петр Павлович в Новокаменске работал.
      — Да, это я уже знаю. Знаю даже, что он Клятой шахтой управлял и будто взорвал ее.
      — Это еще что! Утверждают, что Расковалов был владельцем Клятой шахты...
      — Боже мой!.. Но Павел не знал об этом, не знал?
      — Ты это так спрашиваешь, будто веришь, что Петр Расковалов был владельцем, а ведь это главная дичь и
      €сть. Как он мог стать владельцем шахты, откуда он средства мог взять! Зарабатывал он мало. А как это доказать за давностью времени, как выдумки эти опровергнуть? Вот и выходит: сын за отцово наследство цепляется.
      Вдруг Валентина всплеснула руками, будто только сейчас поняла, осознала все, что слышала, и ужаснулась
      — О Павле, о Павлуше такое говорят! — вскричала она. — Кто смеет так оскорблять, так унижать! Ты понимаешь, как это оскорбительно, как все это...
      — Думаешь, одна ты так возмуш;аешься! Павла полюбили в тресте и на шахте, Павлу верят, но в этой истории все залпом грохнуло: анонимные письма в партбюро, авария на Короткой гати, последняя поездка Павла в Горнозаводск и пожар. И неизвестно, кто и зачем вызвал его в Горнозаводск. — Максим Максимилианович потоптался возле витрины с камнями, с трудом заставил себя обернуться к Валентине: — Скажи, может быть у Павла есть в Горнозаводске такие знакомые, которые хотели бы его увидеть?.. Во что бы то пи стало увидеть...
      Валентина смотрела на него не понимая.
      — Ну, ты ведь не маленькая, не девочка... Управляющий думает, что тут замешана какая-нибудь девушка, что она его вызвала, — отрезал Абасин.
      — Павел! — воскликнула Валентина. — Ты это о Павле говоришь! Кай тебе не стыдно, дядя! Еще и в этом Павла обвиняешь!
      — Не обвиняю, а надежды ищу, оправдания Павлу, пойми!
      — Ты не понимаешь, что говоришь! — Она схватила дядю за руку, сказала, глядя горящими глазами в его глаза: — Скорее небо рухнет, чем Павел низость сделает, особенно в отношении ме11я. Ты слышишь? Не было у него таких знакомых и не может быть.
      Она выбежала в переднюю, стала натягивать мокрый макинтош. Лицо ее пылало.
      — Ну, прости, прости старика. Куда ты, бедняга?
      — В Горнозаводск! — ответила она, надевая берет. — Мы здесь болтаем глупости о Павлуше, а он в Горнозавод-ске больной, одинокий, — говорила она, как в лихорадке. — Сегодня же поеду! Отпрошусь у начальства и поеду. Меня отпустят. Не могут не отпустить! Я должна быть возле него, я не смею оставлять его в такую минуту. Я к Ниночке Колывановой пойду. Она поможет мне, если понадобится...
      Ее порыв, ее сострадание к Павлу тронули добросердечного Максима Максимилиановича; он обнял племянницу, поцеловал ее в лоб.
      — Поезжай, поезжай, дорогая!.. Ты меня прости... Выйдем из дому вместе. Провожу тебя до нашего конного двора.
      Вскоре на улице послышалось дребезжанье больничного фаэтончика, знакомое всем обитателям Новокамен-ска. В фаэтончике сидела Валентина, неподвижная, измученная своими мыслями.
      То инстинктивное движение, которое сделал Петюша, уцепившись на две-три секунды за глыбу и повиснув над грохочущей пустотой, оказалось спасительным. Его не засыпало, не погребло. Он упал с большой высоты на груду рухнувшей породы, потерял сознание, но вскоре пришел в себя. В глазах вихрем неслись огненные шары, лопались, рассыпались разноцветными искрами. Потом это миновало. Он попытался встать и чуть не закричал. Все болело; особенно болела правая нога.
      Вверху в облаке пыли, поднявшейся при обвале, мелькнул огонек, потом еще один, точно огненные глаза,
      то приближаясь, то удаляясь, наблюдали за ним, лежавшим без движения.
      — Алло! — глухо крикнули вверху. — Алло-о!
      Прижавшись к борту выработки, Петюша сполз под уклончик. Посыпались камни, что-то тяжело и тупо уткнулось в груду породы. Протянув руку, он нащупал толстую лесину, очевидно брошенную сверху. Опоздай Петюша чуть-чуть, и это была бы его последняя минута. Еш;е одно бревно, застучав о борта вертикальной выработки, увлекая за собой осыпь, присоединилось к первому. Вверху снова мелькнул огонек, послышались голоса — незнакомые, почему-то страшные.
      Не обраш,ая внимания на боль, Петюша сдвинулся еще ниже.
      Неожиданно его толкнуло в спину с такой силой, что он отлетел в сторону и почти лишился сознания, оглушенный грохотом. Это был второй обвал, может быть устроенный умышленно. Грохот затих... Замерев, Петюша прислушался. Стало тихо, очень тихо. Потом из тишины выделилось настойчивое неторопливое однотонное постукивание. Повидимому, неподалеку с кровли падали капли. Тишина, нарушаемая однообразным звуком капель, понемногу успокаивала его. Он сел, обнял колено больной ноги руками и сидел так долго. Глухо было кругом; казалось, что здесь теплее, чем в продуш-ном ходке.
      Не скоро Петюша решился высвободить из-за опояски саперную лопатку и провести ею в воздухе вокруг себя — лопатка прошла свободно, — и еще немало прошло времени, прежде чем он снял мешочек и достал огарок свечи, начатой накануне вечером ради пиршества.
      Спичка стрельнула зеленым огоньком и загорелась. Огонек свечи с трудом отодвинул темноту. Вблизи вырисовалась стойка крепления, и Петюша понял, что он
      очутился в ходке, пробитом несколько ниже того ходка, по которому спасался от страшных преследователей. Под кровлю конусом поднималась осыпь породы, из нее тут и там торчали концы бревен. Осыпь загромоздила вертикальную выработку — восстающую, как называют такие выработки горняки, — приведшую Петюшу вниз, отрезала его от страшных преследователей. Все же Петюша решил, что нужно быть подальше отсюда, и пополз наудачу, с трудом волоча больную ногу. Характер выработки постепенно изменился: она стала шире и выше; пришлось перебираться через груды осыпи или огибать их.
      Вдруг он остановился, пораженный, испуганный. К борту выработки были прислонены два кайла, немного поодаль лежало несколько опрокинутых тачек. Через несколько шагов попалась почти истлевшая ивовая корзинка. Между черными прутьями блестели две бутылки, залитые по пробке белым сургучом. В корзинке он нашел пожухлые ярлычки, отвалившиеся от бутылок, и прочптал, что это «хлебное вино»: здесь очень давно пировали люди и выпили ие все.
      Подняв огарок над головой, Петюша увидел грубо сколоченную лестницу, лежавшую под бортом плашмя. Зачем понадобилась она здесь, куда поднимались по этой лестнице? Пробравшись немного дальше, он разглядел под самой кровлей в борту темное, почти круглое отверстие — «печь», как называют горняки выработку-мешок, которая пробивается к борту, если нужно проследить жилу, начать ее разборку. Стало ясно, что груда (лестящего слюдянистого сланца, лежащая у борта, выброшена сверху, из «печих--, а он знал, что несет этот людянистый минерал. Как ни был измучен Петюша, но ердце потянулось к недоступной выработке.
      Огарок стал совсем маленьким, огонек свечи уже ;рел пальцы. Петюша не решился зажечь новую свечу
      из трех целых, оставшихся в его меШочке, укрепил огарок на камне, достал хлеб — увы, как мало хлеба было у него! — отрезал ломтик и стал жевать, глядя на лестницу и груды сланца, блестевшего тысячами черных огоньков.
      Свеча мигнула. Показалось, что между камнями ответно вспыхнула желтая искра. Снова мигнула свеча, и за камнем засветилось желтое, теплое. Он не утерпел, добрался до того места, где играла искра, и увидел такое, чему сначала даже не поверил. Это были часы из красивого желтого металла, с толстой короткой цепью; на другом конце цепи на добавочной тонкой цепочке висела хрустальная печатка. Находка заняла его. На крышке часов затейливо переплелись накладные буквы «ПРП». Эти же буквы были вырезаны и на печатке. Нечаянно он нажал головку часов, и крышка откинулась.
      — Добрые часы! — шепнул Петюша.
      Таких часов он никогда не видел и понял, что в его руках большая ценность. Но часы стояли, и Петюша осторожно повернул рубчатую головку.
      Нежный позванивающий звук тотчас же достиг его слуха. Обрадованный, он приложил часы к уху; они тикали, маленькая стрелка под тонким стеклом двигалась, и Петюша засмеялся, точно вдруг нашел друга.
      Но самое прекрасное было впереди. Когда часы еще стояли, Петюша нажал золотую колодочку, выступавшую на борту часов, но это ничего не дало. А теперь, когда он нечаянно нажал колодочку, послышался веселый, чистый перезвон. Часы будто поздоровались, будто сказали: «Ничего, ничего, Петюш! Мы живем, правда живем!» Они ободрили своего маленького хозяина, эти чудесные часы, и Петюша решил, что никогда с ними не расстанется.
      Мигнул и исчез огонек: огарок кончился.
      Поджав ноги, прикрыв их полами ватника, Петюша
      притих, глядя широко открытыми глазами в темноту. Страха уже не было. Казалось, что здесь безопасно, что сюда никто не проберется. Еще не думалось о том, что и ему не выбраться из этого затишья в далекий мир, шумевший под широким небом.
      Утомленный пережитыми страхами, он заснул, привалившись спиной к борту забоя.
      Поезд пришел в Горнозаводск очень рано.
      Первое, что сделала Валентина, — разыскала будку таксофона и набрала номер телефона Марии Александровны. Послышались гудки вызова — один, другой, третий... Мелькнула мысль: «А если он чувствует себя так плохо, что не может встать? Что я делаю!» Не дослушав четвертого гудка, она повесила трубку и вышла на улицу Свердлова, каждую минуту поглядывая на ручные часики.
      По асфальту мягко нро1нур1|1али первые машины, прогромыхал полупустой трамвай, неподалеку раздался заводской гудок.
      «Ниночка должна знать, что с Павлом, — подумала она. — Но так рано нехорошо звонить... Пешком дойду до Георгия Модестовича — он встает рано. Позвоню от него. И от мил-друга близко до квартиры Колывановых».
      Тут же поймала себя: «Почему бы сразу не пойти к Павлу? Просто я боюсь, боюсь узнать... нехорошее... Что нехорошее? Не знаю, совершенно ничего не знаю».
      Старик Семухин обрадовался ранней гостье.
      — Ну, проходи, проходи наверх, красавица! — сказал он, провожая Валентину в мезонин. — Ты зачем в город-то?
      — — Прежде всего, разрешите позвонить по телефону.
      — Звони, конечно, это дело простое.
      Послышался знакомый, немного небрежный и капризный голос Ниночки.
      — Кто в такую рань?.. Ты, Валя? Поражена! Когда ты приехала?. Почему ты звонишь, могла бы прямо притти! Ради такой гостьи встану на четверть часа раньше и напою тебя чаем.
      Где Павел, у себя? Не знаешь?
      — Павел? Ведь он уже уехал в Новокаменск после того, как побывал в Горнозаводске по этому дурацкому вызову.
      — Но затем он снова поехал— в Горнозаводск, совершенно больной.
      — Я знала бы, если бы Павел Петрович приехал... Постой, Мария Александровна оставляет ключ у нас. Я надену халатик и пойду проверить.
      Через минуту-другую вновь послышался ее голос:
      — Ну так и есть: в квартире Расковаловых — никого.
      — Где же он? — с упавшим сердцем спросила Валентина.
      — Не представляю... Ищи его, а если не найдешь, позвони мне на службу. Сейчас нам не удастся поговорить: я бегу на работу. Ты знаешь, нашлась мне замена, и меня наконец-то отпускают к моему Федьке. Счастью нет границ! Сегодня сдаю дела. Приходи, я оставлю ключ от квартиры у дворника. Мама и дети на даче, тебе никто не помешает. Ты отдохнешь, напьешься чаю... Где ты сейчас?.. Ах, у этого симпатичного старца! Очень удачно!.. Итак, располагай моим домом, а пока передай трубку Георгию Модестовичу.
      — Чего там опять этой торопыге требуется? — проворчал Георгий Модестович. -
      Выслушав Ниночку, старик хотел вспылить, но вместо этого рассмеялся:
      — Что ж, быть по-твоему, пускай артист вечерком прибежит, авось разберусь... — Положив трубку, он
      объяснил: — Скупает тут одна шальная голова бутылочное стекло за стоящий камень, а потом бегает ко мне удостовериться, что дураком родился. А ты барыней не сиди, пей чай! — Он отхлебнул из каменной кружки, разрисованной цветочками, с любопытством посмотрел на побледневшую, окончательно выбитую из колеи Валентину и спросил: — Что ж это Павлуша, значит, в Горноза-водск ездит, а ко мне ни йогой? Как там у него дела?
      — Плохо... У него серьезные неприятности по служебной линии.
      — Гм, по линии! — встревожился Георгий Модестович. — Ты говори толком, а не по линии...
      — Вчера его сняли с работы...
      — Что плетешь!
      — Снят с работы за служебную халатность, за аварийность на шахте, — повторила Валентина, и ее губы задрожали.
      Выслушав ее нескладный, трудный рассказ об авариях, о странном вызове Павла в Горнозаводск, о пожаре, Георгий Модестович вскочил и пробежался по комнате.
      — А говорено было, говорено было ему не связываться с Мельковкой! — горестно воскликнул он. — Было дано ему предупреждение. Так нет же, связался с Мельковкой, опоганился... Вот и вышла линия, вот и кашляй помалу, чтоб на весь год стало. Линия!
      — При чем тут Мельковгш? — равнодушно спросила Валентина.
      — Этого ты не знаешь! — отмахнулся расстроенный Георгий Модестович, свернул папироску и закурил. — Велел я ему не связываться с Мельковкой, а как прослышал я, что Павлушу на альмарин послали, тут и все, тут и спонятилось, что без беды не проживет!
      Отодвинув недопитую чашку, Валентина собралась уходить, сказав, что нужно разыскать Павла, что. ве-
      роятно, он остановился у кого-нибудь из своих товарищей; она искала объяснения непонятного исчезновения Павла и не могла найти.
      Старик не слушал ее, не мог отвлечься от своих догадок.
      — Знаешь ты, какой человек Никомедка? — спросил он. — Кто Феденьку Пустовалова, редкого гранильш.ика, на работе смучнл? Никомедка! А Федюша ведь гений был, ге-ний! Он камень из самой души, из-под сердца вынимал: на, мол, любуйся! Ты что думаешь? А то ты знаешь, что Халузев с папашей Павлушки компанию по камню альмарину водил? Федюша мне сказывал...
      Знакомая фамилия, впервые произнесенная Георгием Модестовичем, остановила Валентину. Она слышала эту странную фамилию, слышала от самого Павла! Когда, при каких обстоятельствах? Память нарисовала вестибюль Горного института, доску с ячейками для писем, Павла, вынимающего письмо из ячейки с буквой «Р», медленно читающего его. Как она надеялась, что это письмо из Москвы, а оказалось, что от неизвестного им Халузева.
      — Халузев?.. Этот Халузев прислал Павлуше письмо. Давно уже, перед самым отъездом Павлуши в Но-вокаменск.
      — Что говоришь? — круто остановился Георгий Модестович.
      — Да, письмо... Он просил Павлушу зайти к нему, к умирающему... Павел не знал, кто такой этот Халузев. И я не знаю, пошел ли Павлуша к нему.
      — А пошел, непременно пошел! — воскликнул Георгий Модестович. — Ночью ко мне прибежал о Халузеве расспрашивать. Как же, непременно пошел!
      — Но что общего может быть между Павлушей и Халузевым? Какое отношение это может иметь к неприятностям Павла? -
      — Та-ак... — протянул Георгий Модестович, решив, что даром тратит время на разговор, и замолчал, озабоченно докуривая папиросу, а когда Валентина, не дождавшись ответа, собралась уходить, ворчливо напомнил: — Ты все ж таки, коли что, зайди сказать. Мне интересно, куда он девался и вообще... Не чужие ведь.
      — Да, я постараюсь увидеть вас перед отъездом...
      Едва закрылась за нею дверь, Георгий Модестович
      начал собираться из дому, бормоча под нос о Никомедке и о молодых глупышах, которые ничего в жизни не понимают, но умных людей не слушают.
      В этот яркий день после ненастья город был особенно хорош, просторен и кипуч. Георгий Модестович любил Горнозаводск, как только может любить свои город человек, связанный с ним всю жизнь, знающий историю каждого дома и видевший на своем веку замечательные перемены. Но в это солнечное утро мало что замечал Георгий Модестович. Задумчивый, рассеянный, он задержался сначала у дворца пионеров, озабоченно глядя на струйки фонтана, потом незаметно для себя очутился на широкой плотине городского пруда и долго читал объявления театров и кино, длинные списки рабочих квалификаций, необходимых заводам, афиши о приеме студентов в институты и техникумы, наклеенные на рекламные щиты. Поймав себя на этом занятии, он невнятно пробормотал что-то под нос и зашаркал дальше.
      Никакого плана действий у него не было, мысль бросалась из стороны в сторону. Только тогда, когда заныли ноги, он огляделся и увидел себя в самом конце бульвара, соединяющего улицу Ленина с металлургическим заводом. Как далеко он забрел!.. Но в мыслях, в воспоминаниях он был значительно дальше — в прошлом, в тех временах, когда бурлила потаенной преступной жизнью Мельковка, когда на Мельковке ему, мастеру-гранильщику, приходилось видеть шпыряюшего остро-
      глазого, приторно мягкого Никомеда Халузева... Так добрался Георгий Модестович до конечной остановки трамвая на площади у завода.
      Эту окраину он любил. Сердцевина поселка осталась такой же, какой была в далекие времена, когда заводские станы катали знаменитый нержавеющий кровельный лист, ценившийся на вес золота колонистами Северной Америки. Деревянные дома почетно почернели от заводского дыма, дворы сохранили многое от крепкой сибирской стройки, улицы самими своими названиями славили металлургов и металлистов: листокатальщи-ков, плавильщиков, модельщиков, литейщиков, токарей. Эти названия в старый поселок принесла революция, и маю кто помнил, что раньше это были улицы горькой нищеты.
      За толстой, почти крепостной стеной старый завод шумел молодо. Над трубами мартеновского цеха вился рыжий дымок, и от шихтарника доносился серебристый звон разгружаемых чугунных штыков; грохотал крупносортный цех.
      Георгий Модестович вошел в вагон трамвая с передней площадки и начал путешествие к Мельковке.
      Приснилось, что его будит, тормошит Ленушка, что она лепечет: «Ты вставай, родименький». Он улыбнулся, открыл глаза и сразу утонул в темноте и тишине.
      Поскорее достав из мешка новую свечу, Петюша зажег ее и со страхом огляделся. Ничто не изменилось в его убежище: в стороне медленно падали с кровли тяжелые капли, неверные отблески свечи скользили по борту выработки и терялись там, где чернела пустота «печи».
      Он прошелся. Нога болела, но уже позволяла ступать. Это его подбодрило. Присев на груду породы, Петюша послушал звон чудесных часов, потом достал хлеб и поел.
      Захотелось пить. В том месте, где капли падали с кровли на землю и разбрызгивались, в ложбинке скопилось немного воды. Лежа на животе, он выпил все. Этого было так мало, что жажда как будто стала еще сильнее. Достав из кармана гвоздик — чего только нет в карманах вот таких юнцов! — Петюша откупорил одну из бутылок, лежавших в ивовой корзинке. В бутылке осталось чуть побольше половины, остальное, как видно, улетучилось сквозь пробку и сургуч. Он вылил водку в кучу породы, отбил горлышко бутылки, чтобы сделать пошире отверстие ловушки драгоценных капель, поставил бутылку в ложбинку, обложил для устойчивости камнями и попытался представить, как скоро бутылка наполнится хотя бы на треть. Пришлось бы ждать очень долго. Опорожнив вторую бутылку, Петюша отбил до-И1.ИНК0 и вст;шил свечу внутрь, ввинтив ее в горлышко. Получился как бы фонарик взамен потеряргаого. Теперь можно было ходить со светом, не боясь, что свеча оплывет и сгорит до времени.
      Деревянная лестница, лежавшая у борта выработки, м отверстие «печи» притягивали его все сильнее. Лестница была сколочена из толстых брусьев, с массивными перекладинами. Казалось совершенно немыслимым поднять ее и приставить к отверстию, черневшему в борту, но все же он попробовал это сделать. К его удивлению, довольно легко удалось приподнять конец лестницы. I (етюша нашел для него опору — выступ в борту — и, придерживая лестницу рукой, чтобы она не отвалилась, (темного отдохнул, потом приподнял лестницу до следую-гт1его выступа-опоры. Он согрелся, вспотел, но добился I воегос лестница пришлась верхней ступенькой в «печь»,
      и оставалось только оттащить нижний конец, чтобы придать ей устойчивость.
      Когда эта задача была решена, Петюша почувствовал под ногой мягкое, увидел рвань, лохмотья, клочья серой пыльной вагы и догадался, что это остатки истлевшей теплой шапки, пошевелил их ногой и застыл не дыша. Из лохмотьев выкатилась зеленая искра, не погасла и набралась блеска. Задрожавшей рукой Петюша поднял небольшой безупречный шестигранный кристаллик, наполненный прозрачным огнем.
      — Галечка! — прошептал Петюша. — Зелен камень..!
      Он стал лихорадочно ворошить, перебирать лохмотья, поднял еще четыре галечки. Потом понял, что занимается пустяками: ведь ясно, что бесценные галечки были взяты там, в «печи», богатой слюдянистым сланцем, были спрятаны в шапку человеком, разбиравшим жилу. И Петюша даже не задался вопросом, почему брошена шапка с сокровищем.
      Немедленно он отправился в путь со своим самодельным фонариком.
      Круто поставленная лестница далась нелегко.
      Отверстие «печи» было диаметром чуть побольше метра. Присев на пороге этой выработки, протянув руку с фонариком, Петюша окинул взглядом всю «печь». Она имела метров шесть в длину. Ее перегородил вал из отбитой породы. За этим валом стояла тьма. Не сбылась ли мечта всех кладоискателей, не довелось ли Петюше ступить в альмариновый забой, в сказочный «кошмовой забой», завещанный народу Максимушкой Простодушным?
      Нетерпеливый, взволнованный, он сделал несколько шагов к валу, перегородившему «печь», бросил взгляд на лоб забоя, увидел в черном сланце заманчивые проблески зеленого, занес ногу через вал и посмотрел вперед. Сначала он ничего не понял, потом самодельный
      фонарик выпал из его руки, раскололся; свеча, к счастью не погаснув, лизнула камень коптящим огоньком.
      Не сознавая, что делает, Петюша поднял ее и стал пятиться к выходу, с перекошенным лицом, с открытым ртом, из которого был готов вырваться отчаянный вопль при первом же движении там, в забое. Нащупав ногой верхнюю ступеньку лестницы, он почти скатился вниз, дрожа с ног до головы, уперся в лестницу плечом, повалил ее, отошел немного, попрежнему пятясь, не спуская глаз с отверстия «печи», и больше не смог двигаться. Только что пережитый ужас обессилил его.
      Нужно было уходить отсюда. Нужно было уходить, если бы даже для этого пришлось прогрызть землю. Оглядываясь на каждом шагу, он вернулся к конусу осыпи, вывалившейся из восстающей выработки. Осыпь перегородила почти весь штрек, только сверху остался узкий лаз. Ползком Петюша пробрался на другую сторону осыпи и попал в продолжение штрека. Но штрек шел недалеко и кончался путаницей из глыб породы, стоек, мелкой осыпи. Это был обвал или завал, кто его знает... Но теперь Петюша был почти отгорожен от страшного забоя, где он увидел то, чего не мог как следует понять, о чем слышал только в страшных хитных сказках.
      Сидя на корточках, опершись спиной о стойку, Петюша неотступно смотрел в ту сторону, откуда только что пришел. Казалось, что те, кого он видел в «кошмовом забое», явятся сюда, ужасные, молчаливые. Огарок, прикрепленный к камню, становился все меньше, и он знал, что нельзя зажечь новую, предпоследнюю свечу.
      Наконец погас огарок, расплывшись на камне темным пятном стеарина, темнота нахлынула, и Петюша заплакал беззвучно.
      Он хотел прочь отсюда, в тот мир, который казался невероятным, в тот мир, где живут люди, где растут
      деревья и светит теплое солйце. Но хода не было: завал, перегородивший штрек, держал его в плену.
      Когда становилось невмоготу, Петюша зажигал спичку, убеждался, что вокруг все осталось неизменным, снова и снова заводил часы и заставлял их звонить.
      Это был веселый, чистый звон. Нельзя было поверить, что часы, быть может, отсчитывали его последние минуты.
     
     
     
      Глава вторая
     
      Открыв глаза, вглядываясь в нависший закопченный потолок, Павел некоторое время припоминал, где он. Луч солнца, пробившись сквозь пыльное оконце, протянулся пучком туго натянутых золотых струн. Он сел на лавке, чувствуя, что ему значительно лучше, что жар прошел.
      — Дядя, ты и сегодня у нас жить будешь? — послышался голос Ленушки.
      — Да, маленькая... Есть хочешь?
      — Не... А Петюши все нету, — сказала она и замолчала, дожидаясь ответа.
      — Придет, — успокоил ее Павел.
      — Должен притти, — рассудительно согласилась она. — А дед Роман все без памяти.
      Тонкое, прозрачное личико пришлось в солнечном луче, и теперь было видно, что глаза Ленушки не синие, а изумрудные и бесконечно печальные.
      Он вышел, порадовался теплу, спустился к реке и умылся. Быстрая, чистая вода, впитавшая холод подземного камня, зазвенела между пальцами, обожгла лицо.
      Это было прекрасно; он долго плескался в воде, как бы смывая свою болезнь.
      — Ты, дядя, иди ляг, а то пуще занедужишь, — проговорила Левушка наставительно.
      — Здесь останусь... Тепло...
      Не хотелось возвращаться в темную избу. Растянувшись на сухом песке, он задремал и вдруг как бы проснулся окончательно, с недоумением прислушиваясь к тишине и к самому себе. Что он здесь делает, зачем ушел в тишину? «Шахта? Что на шахте? — думал он. — Чего я жду? Чтобы старик позвал? Да ведь это у моря ждать погоды! А там с минуты на минуту может кончиться разборка подорванной части ствола, там я нужен. Что будет плохого, если я появлюсь на шахте хоть на один час! Только на час...»
      Послышалось осторожное покашливание. Павел увидел Осипа, взъерошенного, как видно только что проснувшегося, с мутными глазами.
      — Как почивали? — сипло спросил галечник. — Может, на Клятую шахту сбегать, сказать что?
      — Нет, не нужно... Почему вы в Конской Голове? Почему ничего не делаете, чтобы найти Петюшу?
      — Зря это, — равнодушно возразил Осип. — Разве в Клятом логе человека найдешь! Чащоба, болота".. Да он сам придет. Бывало уж так — ходит-ходит нивесть где, да и придет. Верно, в Баженовку забежал.
      — Почему же вы не пойдете в Баженовку? Может быть, он там.
      — Пустой-то не пойдешь, — пробормотал Осип. — Пойдешь туда, а харчей-то нет.
      — Куда девалось все то, что Петюша получил на шахте?
      — Что съели, а что он унес.
      — А ботинки?.. Почему на вас опорки? Где новые ботинки? Продаш?
      Не дождавшись ответа от Осипа, тупо смотревшего в землю, Павел достал деньги:
      — Возьмите и ступайте в Баженовку. Тут хватит на харчи. Найдете или не найдете Петюшу, немедленно возвращайтесь назад.
      Снова смутная, беспокойная дрема, снова мысль, которую он гнал от себя и которая упорно возвращалась* «Кто, зачем все это делает, кто и зачем так вцепился в Клятую шахту?»
      Послышался голос: «Здравствуйте, Павел Петрович!» Он открыл глаза и увидел братьев Первухиных, сидевших на плоском валуне, с берданками между коленями. Румяные от свежего воздуха и быстрой ходьбы, они присели отдохнуть.
      — Куда собрались, товарищи?
      — На сенокос Никита Федорович отпустил, — ответил Василий. — Как себя чувствуете, товарищ начальник?
      — Ничего, дело идет на поправку. Что на шахте?
      — Абсолютный порядок! — доложил Миша. — Вы, товарищ начальник, скорее в форму входите, а мы из отпуска вернемся — чемпионат проведем.
      — Разве вы не слыхали, что я снят с работы? — спросил Павел.
      — Слыхали сегодня утром, да не поняли, — нахмурившись, ответил Василий и поднялся, взяв ружье на ремень за плечо. — Нагоняй! — сказал он брату. — Всего хорошего, Павел Петрович!
      — Постойте! — встрепенулся Павел. — Вы, Вася, два года назад во время комсомольской военной игры послали Петюшу в разведку к старым копушкам, откуда он кристалл уралита принес. Вы знаете это место?
      — Бывал там.
      — Петюша, вероятно, пошел туда искать вентиля-ционный шурф Клятой шахты, может быть сунулся в некрепленую копушку... Надо немедленно отправиться к этим копушкам, поискать мальчика.
      — Петька из лога не вернулся? — переспросил обеспокоенный Василий. — В Баженовке я его вчера тоже не видел, и слышно о нем ничего не было. — Он досадливо почесал за" ухом. — Не с руки нам к копушкам бежать, да придется. Вот оголец дал нам задачу!.. Слышишь, Миша, надо тем более время уплотнять... Сделаем что нужно, Павел Петрович, верное слово!
      Младший Первухин опустился возле Павла на колени, нагнулся.
      — Товарищ начальник... Павел Петрович, — шепнул он, — наши ребята велели вам кланяться и передать... Не верят они тому, что о вас болтают. Никто на шахте этим глупостям не верит. Не вы ходили по Короткой гати и вообще... Я не вас видел, когда на посту стоял. Честное слово, Павел Петрович, теперь это совсем ясно. Я, Павел Петрович, ведь тогда не промахнулся, хоть и темно было! Васька мне даже боксерские перчатки отдал. Вот мы и идем, в общем, «сено» косить! — Он подмигнул, вскочил и перебежал через жердочки па другой берег речушки, где его ждал Василий.
      Братья приблизились к лесной опушке, обернулись, замахали Павлу кепками и исчезли за деревьями. Долго смотрел им вслед Павел. Захотелось уйти с солнца, с припека в тень. Он направился к себе, глянул на окно Романовой избы и решил еще раз попытаться: вошел и, не сразу привыкнув к полутьме, ступил к старику, лежавшему на лавке. Громадный и костлявый, с заострившимся носом, он казался безжизненным.
      Павел наклонился над ним..
      Роман дышал тихо, грудь едва заметно поднималась.
      — Роман! — позвал Павел. — Слышишь?..
      Лицо старика оставалось неподвижным.
      — Роман... слышишь, Роман! — продолжал он.
      Петюша в Клятый лог за тобой пошел и не вернулся, пропал. Вспомни, Роман, где ты был, куда мог пойти Петюша? Надо спасти его! Зачем ты вчера хотел видеть начальство, что хотел сказать? Слышишь меня?
      Даже не дрогнуло лицо старика.
      «Ничего я от него не узнаю! — подумал Павел. — Ничего не узнаю от этого полумертвого человека!»
      В своей избе Павел опустился на лавку, и вдруг закружилась голова, запылали, заискрились в глазах камни, те камни, которые мирно светились у него на письменном столе давно-давно...
      «Это солнце в глазах осталось, — подумал он. — А камни... «Альмариновый узел» отца? Нет, не может быть!..»
      Хмурым взглядом окинул Георгий Модестович Мель-ковку с ее аккуратными домишками, неровными плитя-ными тротуарами и узкой булыжной мостовой. Не любил он Мельковку — не любил за ее прошлое. Память сохранила фамилии всех домовладельцев, все истории шальных и преступных обогащений скупщиков хитного камня, ворованного сырого золота и фальшивой монеты. Все это сгинуло навсегда, и все же старик не бывал здесь почти с незапамятных времен.
      В доме Никомеда окна были настежь. На крылечке немолодая женщина выбивала пыль из коврика. Этой женщины Георгий Модестович не знал, никогда не слышал, что у мельковского жителя Халузева, овдовевшего еще до революции, есть хозяйка.
      — Прощения прошу, — приподнял он тюбетейку. — Никомед Иванович гражданин Халузев дома?
      Ахнув от неожиданности, женщина прижала к груди коврик.
      — Простите, невзначай я подошел, напугал вас, — извинился Георгий Модестович.
      Вежливость почтенного старика произвела на женщину самое благоприятное впечатление.
      — Ничего, батюшка, не винитесь, — сказала огга нараспев. — Нету Никомеда Ивановича. В Гилевке он медком пользуется.
      Чуть не сорвался с языка нетерпеливый вопрос, но Георгий Модестович сдержал себя,
      — А вы, никак, супруга Никомеда Ивановича?
      — И что вы, батюшка! — отмахнулась женщина ковриком. — Кому такой надобится! Соседка я ихняя. Вот домовничаю да дом обихаживаю. Все вахлак вахлаком жил, пыли налегло, никак не приберусь... А вы ему знакомый?
      — Друг-товарищ, — усмехнулся Георгий Модестович и только теперь задал вопрос, который занимал его больше всего: — Не пойму, что за Гилевка такая? Никогда будто не слыхал...
      — Да он баженовским поездом ездит. До Баженовки ему Проша, мой сынок средненький, билеты загодя на городской станции берет.
      — Бывает, значит, дома?
      — А в прошлую субботу со своим баженовским знакомым наведался, — словоохотливо сообщила женщина. — В среду вновь приехал, сказал, что дня два-три в Горноваводске проживет, а как услышал, что его утречком Расковалов спрашивал, опять подался..
      — Расковалов? — остолбенел Георгий Модестович. — Расковалов был? Точно?
      Женщина смотрела внимательно, удивленная волнением старика. Это заставило Георгия Модестовича взять себя в руки; он приподнял тюбетейку.
      — Ну, коли хозяина нет, так я в другой раз зайду.
      — Может, передать что Никомсду Ивановичу?
      — Сам, сам к нему зайду! — — ответил Георгий Модестович и поспешно зашагал прочь.
      «Спутался, спутался с Никомедкой, спутался! — думал гранильщик о Павле, и с каждой минутой рас стояние, отделявшее Баженовку от Новокаменска, сокращалось. — Гилевка — отвод глаз! — взволнованно бормотал он. — Ишь, медку захотелось паучку мельков-скому!»
      — Валька приходила? — отрывисто спросил он у жены, еще не перенеся ногу через порог.
      Оказалось, что Валентины не было, а гость есть: Георгия Модестовича ждет тот самый человек, который однажды уже потревожил старика по поводу стекляшки, купленной сдуру за добрый камень. Фыркнув, старик поднялся в мезонинчик. Его жена, вышедшая подмести лестницу, поняла, что дело неладно, заглянула в приоткрытую дверь и подумала, что хозяин собирается поколотить гостя.
      — Инженера-то, инженера как звать? — наседал на гостя Георгий Модестович, тесня его к балконной двери. — Как звать, спрашиваю?
      — Но позвольте, позвольте! — повторял ошарашенный гость. — Я ведь вовсе не собирался выяснять личность этого инженера из Новокаменска. Меня интересовало и интересует — камень это или не камень, стоит он своих денег или ювелир оказался жуликом.
      — У кого куплен, куплен-то у кого? — крикнул Георгий Модестович, задохнулся и взялся за сердце.
      — Но я же повторяю, я снова повторяю: купил я его у инженера из Новокаменска по предложению говелира Крапульского. Я бы не стал вас беспокоить, по меня все уверяют, и Нина Андреевна тоже, что такой альмарин за такие деньги купить нельзя, а во-вторых, этот Кра-пульский вчера уехал со всем скарбом, и квартирная хо-:1яйка ис знает — куда. Вы поймите мое беспокойстпо!
      я был вполне уверен, что я снова жертва, вроде Гумбольдта, которому всучили сте1слянны€ печатки вместо хрустальных.
      — Дай еще посмотрю. — Старик взял камень, поданный гостем, посмотрел, взвесил на ладони и возвратил.
      — Итак? — спроспл гость.
      — Камню этому пены нет, — глухо сказал Георгий Модестович. — Втрое, а то и впятеро стоит. — Он встал и быстро поклонился гостю: — Прошу вас больше с такими делами ко мне не ходить! Понятно вам? Покорно прошу!
      — Мерси! — поблагодарил обрадованный гость, направляясь к двери. — Весьма признателен за консультацию. Вы меня вновь на свет родили...
      Спускаясь по лестнице, он произнес, обращаясь к жене Георгия Модестовича:
      — Уморительный случай!..
      Но в это время дверь вверху шумно и широко открылась, Георгий Модестович выбежал па площадку и завопил:
      — Аферисты! Подпольно камень скупают! Вон отсель, Гумбольдт!
      Испуганный гость вылетел на улицу.
      Примерно через час Георгий Модестович спустился оииз и приказал жене:
      — Ты вот что. В чемоданчик малый, знаешь, хлеба .Зелого положи, бутерброды... Я на день-два съезжу, а куда — это все равно, никому дела нет. — Он подумал и \же крикливо добавил: — Валентина Абасина придет, гак скажи ей, что я на совещании в «Ювелирторге» и /ю ночи дома не буду. Видеть ее не желаю! Порадовали меня с женишком! Спасибо им!
      Разбитый, сгорбленный, он медленно подг1ялся к себе а до вечера не подавал признаков жизни
      в то время, когда Ниночка Колыванова и Павел были уже студентами Горного института, а Валентина кончала среднюю школу, девушки дружили. Было в их отношениях много такого, что, собственно, и является дружбой; споры о хороших книгах, прочитанных ими, целые дни, проведенные в музеях, в картинной галлерее, общественная работа, которую девушки обязательно выполняли вместе, как признанные «неразлучники», увлечение спортом. И было в их дружбе и много наивного, ребяческого: подруги беседовали даже о пустяках шо-потом, при посторонних говорили загадками, увлекались одними и теми же поэтами и артистами. Старшей в этой паре, конечно, была разбитная и горячая Ниночка; тихая, застенчивая Валя подчинялась ей беспрекословно. Дружба незаметно погасла, замерла: Ниночка кончила Горный институт и поступила в проектную организацию, каких множество в Горнозаводске, а Валентина была студенткой. У каждой образовался свой мирок, свои интересы, к тому же Валентина, молчаливая в своем чувстве к Павлу, однажды не ответила тем же на признания Ниночки по поводу ее «негодного Федьки». Подруга обиделась, но стоило лишь Валентине обратиться к Ниночке в беде — и дружба вспыхнула с новой силой.
      Часов в двенадцать, когда Валентина позвонила Ниночке на работу и рассказала, что ей не удалось найти Павла, что его не видели ни в Горном институте, ни в Геологическом музее, словом — нигде, Ниночка переняла тревогу Валентины.
      — Откуда ты говоришь? Из пассажа?.. Садись на трамвай и приезжай ко мне! — скомандовала она. — Дела складываются так, что через полчаса я освобожусь. Жди меня и не тоскуй. Как легко ты расстраи-
      ваешься! Поставь чай, возьми конфеты в ящичке моего ночного столика. Ох ты, плакса ты моя!
      Домой Ниночка вернулась через полтора часа, когда Валентина уже оцепенела в тоскливом ожидании и места себе не находила в большой, по-летнему запушенной квартире Колывановых.
      — Прости, я опоздала, но зато я свободна, как ветер. Дела сданы. Дождусь возвращения папочки из Москвы, обниму его, обниму маму, братишку, сестренку, н прощай Горнозаводск, здравствуй Северный Урал! Федька приедет за мной, мы зарегистрируемся, выпьем с моими родителями по бокалу шампанского, и я вступлю в великую армию строителей уральского севера.
      Переодевшись в домашний серенький халатик, она села рядом с Валентиной, обняла ее и сердечно сказала:
      — Что ж это я болтаю о своих делах! Что у тебя?
      — Павла сняли с работы и... он исчез, — шепнула Валентина.
      — Быть не может! — поразилась Ниноча. — Ты шутишь! В чем его обвиняют?
      — Долго рассказывать...
      — Говори же, я слушаю!
      Валентина начала свой рассказ, сама ужасаясь тому, что услышала: об авариях, о пожаре на шахте, об отце Павла. Она боялась взглянуть в глаза Ниночке, чтобы не увргдеть в них отражение своей тоски.
      — Какая чепуха! — возмутилась Ниночка. — Дикая нелепость!
      — Ты понимаешь, чем грозит Павлу эта чепуха и шлепость?
      — Прекрасно понимаю, что это ему ничем не грозит! И ты пойми, что все эти обвинения — именно чепуха! В чем обвиняют Павла? В страшных преступлениях. Мог пч совершить Павел? Ни в коем случае! Ведь ты знаешь Павла, ты знаешь его честность. Чего же ты боишься?
      — Где он?
      — Ты думаешь, что он скрылся и, следовательно, внновей?
      — Нет, нет!..
      ~ Ты права! Ему незачем бежать, сгфываться. Меня больше интересует история с телеграммой. — Она достала из своей сумочки телеграмму, уже побывавшую однажды в руках Валентины, и объяснила: — Павел был так болен и так расстроен, когда мы виделись в последний раз, что забыл у меня эту гадость, а я так ждала Федьку с поезда, что тоже совсем забыла о телеграмме... Но скажи, кто и зачем мог его вызвать в Горнозаводск под таким предлогом?
      — Почём я знаю.. Дядя вот думает, что в этом виновата какая-нибудь знакомая.
      — Правильно! То же самое подумала и я, как только увидела телеграмму. Не возмущайся и не сверкай глазами! Подумай, кто из наших общих знакомых мог решиться на такую гадость? Будем рассуждать по-женски, Валя, мы имеем на это право. К кому ты ревновала Павла в последнее время?
      — Ни к кому! — возмущенно возразила Валентина.
      — А Таня Проскурникова? — тихонько напомнила Ниночка.
      — Какие глупости! Павел помог ей в дипломной работе и...
      — И она влюблена в него! Эта Танечка — штучка! Прекрасно отделалась от работы на периферии и устроилась в нашей проектной конторе. Я знаю, что Павел тебя любит, и смешно было бы не любить такую девушку, но Таня ведь тоже не дурнушка, как ты думаешь?
      — Зачем ты все это! — со страданием в голосе проговорила Валентина. — Если даже она вызвала Павла, то он ни при чем! Я убеждена в этом! Он был твердо уверен, что мама действительно больна.
      — — Да разве я говорю, что он «при чем»! — обняла ее Ниночка. — Успокойся, он, конечно, ни при чем, но Таня пожелала его увидеть и подвела че-повека. Почему он молчит, почему не скажет все, как было, как есть?
      — Что ты! Чтобы Павел оправдывался, затрагивая имя женщины!
      — Да, то же самое подумала и я. Ведь он так щепетилен... А может быть, он и не успел дознаться, кто его вызвал, может быть и сама Танечка набезобразила да и испугалась, не объявилась ему. Так или иначе, но нужно, чтобы Танечкй сказала всю правду. Щем!
      Она за руку потащила Валентину в кабинет отца, нырнула в громадное кожаное кресло, перелистала настольный алфавитный блокнот, поставила телефонный аппарат себе на колени и набрала нужный номер — она любила говорить по телефону с комфортом и не считаясь с временем.
      — Константин Иванович? — спросила она. — Говорит Нина Колыванова. Простите, что звоню на службу... Папа? Нет, папа еще не вернулся из Москвы. Ждем со дня на день. Но в данном случае я обращаюсь к вам как просительница. Разрешите начать? Прежде всего мне нужно сегодня возможно скорее поговорить с управляющим трестом в Новокаменске. Возможно это?.. Спасибо... Теперь второе дело. Передо мной лежит телеграмма, посланная из Горнозаводска в Новокаменск. Куда левается подлинник телеграммы?
      Выслушав ответ; она удовлетворенно кивнула головой.
      Итак, ничто в природе не пропадает, и если на руках имеется телеграмма, то найти подлинник очень просто. Читаю; «Горнозаводск, тридцать семь...» Что это
      значит? Номер почтового отделения... Прекрасно! А это? Номер, за которым была принята телеграмма?.. Так вот, я прошу достать и показать мне подлинник. Кому адресована телеграмма? Инженеру Расковалову и, подписана фамилией моего отца. Почему нельзя? Тайна переписки?..
      Она долго слушала своего собеседника, сжав губы и наморщпс лоб.
      Но, Константин Иванович, ведь я не требую от вас ничего противозаконного! Неудобно говорить об этом по телефону, но нужно уличить одну девчонку в хулиганском поступке. Да, да, чисто романическое происшествие. А мы не могли бы сделать так: первое — вы прикажете доставить вам подлинник; второе — мы с подругой придем к вам и все расскажем, все до последней черточки; третье — вы, в зависимости от того, что вам подскажет сердце, либо позволите мне взглянзп-ьна подлинник, либо прогоните. Так как же?.. Спасибо, миллион раз спасибо! Значит, на переговорный пункт мы явимся в четыре тридцать, к вам, в управление связи, в пять часов. — Она положила трубку. — Милейший человек этот дядя Костя, старый друг моего папочки!
      — Зачем ты попросила разговор с Новокаменском?
      — Хочу узнать, что думает управляющий насчет исчезновения Павла.
      — Удобно ли это? — встревожилась Валентина.
      — Удобно, потому что я не верю в это исчезновение! Это не по-расковаловски.
      Она увела Валентину в свою комнату, заставила ее прилечь и села рядом.
      — Знаешь, нам с тобой повезло на женихов, — сказала она задумчиво. — Твой Павел и мой Федька стоят друг друга. Уморительный Федька! Как он хочет, чтобы я перебралась к нему! Ему дали квартиру из двух комнат, он купил мебель, все устроил, на-днях приехал...
      Ну да, в тот же день, когда приехал Павел Петрович, и — подумай! — стал пугать меня: там глубокая тайга, гам мошкара. А там есть хороший клуб, кино, там множество инженеров, техников, там вырос новый громадный завод, на реках электрические драги, на местном руднике есть два проходчика-лауреата... Уверена, что найду там интересную, живую работу. А Федька меня пугает! Смешной, правда? Да если бы действительно была совершенная глушь, разве я не пошла бы за моим Федькой! И разве ты не пошла бы за Павлом!
      — Да! Хоть на край света.
      — Усни полчаса!
      — Я не смогу, Ниночка...
      Она посмотрела на часы: было около двух. Показалось, что ее отделяет от посеш,ения почтамта целая вечность. Валентина подумала, что она приближается к самому страшному моменту в ее жизни.
      На все вопросы Никита Федорович отвечал отрицательно: он решительно не верит, что Павел Петрович Рас-ковалов знал об отношении его отца к Клятой шахте; он также не верит, что Расковалов виноват в истории с его вызовом в Горнозаводск. Когда же товарищ Параев, усмехнувшись, «в частном порядке», как он выразился, лоставил вопрос, настолько! ли Самотесов верит Раскова-лову, что сейчас же дал бы ему поручительство в партию, Никита Федорович побагровел.
      — Ну уж коли разговор не под протокол пошел, так я могу сказать, что вы довольно странно вопрос ставите, — ответил он угрюмо. — Да, был у нс разговор с Расковаловым о рекомендации. Рекомендацию я, конечно, ему сейчас не дам. В партию веди человека без пят-
      нышка, чтобы о нем никто плохого слова сказать не мог или посомневаться. А как только дело прояснился, поручусь с милой душой...
      Молодой человек, покоробленный неожиданной резкостью его ответа, выслушал Никиту Федоровича с принужденной усмешкой и пожалел, что повел разговор «не под протокол». Самотесов, вместо того чтобы следить за выражением лица Параева, глядел в сторону, перекладывая с ладони на ладонь справочник по горным работам.
      Молодой человек курил, внимательно рассмат1ривая пепел на папироске.
      В землянке наступило молчание, впрочем не надолго.
      — Ит№, вы, как и при первой нашей встрече в Кудельном, продолжаете считать, что возня, как вы это называете, вокруг Расковалова — дело вредное, — преувеличенно спокойно отметил Параев. — А не правильнее ли считать вредным то, что некоторые товарищи упорно продолжают закрывать глаза на вещи, заслуживающие пристального внимания?
      Разговор опять пошел официальный. Никита Федорович переспросил:
      — Простите, вы это о чем?
      — Хотя бы о том, что вы упорно стараетесь обратить в шутку все разговоры людей, видевших в разное время инженера Расковалова в местах совершения вредительских актов. Вы пытались даже отучить вахтеров от этих разговоров. Чем все это объяснить? Не слишком ли далеко зашло ваше доверие?
      — А тем объяснить, что я дурацких разговоров не люблю, — спокойно, со злой искрой в глазах ответил Самотесов. — Заремба только по фигуре признал Павла Петровича, когда тот по Короткой гати ходил. Ну и глупость! Павел Петрович, из Горнозаводска вернувшись, весь вечер в землянке просидел, к докладу готовился, раза
      два ко мяе на копер Наведывался. Разве я не видел бы, что он на Короткую гать подался! Такая оадучка никуда не денется. Первухин видел кого-то, когда на посту у Первой гати стоял, подумал, что это Павел Петрович, окликнул, стрелял, как будто ранил, а Павел Петрович всю ночь в постели с температурой лежал. Я к нему ночью не раз заходил. Во время пожара вахтеры как будто видели Павла Петровича — не в лицо видели, а в спину. А он в это время в поезд сел, в Горнозаводск уехал, и свидетели, ясное дело, найдутся...
      — Внешне все обстоит так. Но я следователь, товарищ Самотесов, и не могу пройти мимо такого, например, факта: шофер из автоколонны треста (ранним утром встретил Рас1;овалоЕа между Новокаменском и станцией Перемет. Как вы на моем месте отнеслись бы к этой интересной «детали»?
      — Значит, так, — продолжал Никита Федорович, деловито соображая: — задумал Расковалов шахту поджечь, сам себя вызвал в Горнозаводск, на больничной лошади в Кудельное проехал, в поезд сел. Все это видели. На Перемете он из поезда выскочил, на Клятую шахту сбегал, дело свое обладил, обратно на Перемет подался, каким ни еСь поездом до Горнозаводска утром доехал. А шофер его, как на грех, встретил, может даже поговорил с ним...
      — Нет, шофер с ним не разговаривал, но узнал неоспоримо.
      По «обличью фигуры», — вставил Самотесов.
      — Да, по «обличью». И я не понимаю, почему вы так упорно высмеиваете все разговоры об этом «обличье», почему так упорно отбиваетесь от фактов! Вы и другие много говорили мне о трудолюбии Расковалова, о его преданности делу, о его прошлом... Я вовсе не глух к тому хорошему, что говорят о человеке. Но на каком-то этане давление порочащих фактов становится непреодолимым,
      Никита Федорович. Мне кажется, что мы подошли к этому моменту вплотную. Решительные выводы напрашиваются все настойчивее.
      — «Сказочки» «а вас давят, товарищ Параев, — живо возразил Самотесов. — Сами, небось, понимаете, что это «сказочки». Почему выводов не делаете? Дорога ведь в Конскую Голову короткая. Пора уж как будто меры принять.
      — Спасибо за совет! — улыбнулся Параев. — Все будет сделано своевременно. Но прямо скажу вам: трудно вести следствие, трудно составить полную картину дела, пока люди слепо продолжают верить там, где они должны были бы судить просто и здраво, без скидок на личные симпатии...
      — Много, значит, таких людей?
      — Не мало... Но вопрос не только в количестве, а в качестве. Особенно печально то, что среди защитников Расковалова есть и такие, как вы, товарищ Самотесов: человек, видный в парторганизации, человек, с которым считаются и слово которого как бы прикрывает Расковалова, снижает в отношении него бдительность...
      Самотесов неожиданно поднялся во весь рост, лицо его залило огнем.
      — Кончать этот разговор нужно, товарищ Параев, — с трудом сдерживая себя, сказал он и тяжело прошелся по землянке. — Не желаю я этот разговор продолжать. Ишь, что завели! До нынешнего дня, значит, я от фактов отмахивался, чужака за советского человека принимал, бдительность народа снижал, а вы, спасибо, мне мозги поправили, и я все как есть понял.
      — Но очевидность!
      — Какая там очевидность! — бросил через плечо Никита Федорович, продолжая шагать по землянке. — Вы Павла Петровича знаете, в работе его видели? А я видел! Вы бы горняков расспросили, как он в ствол полез
      на верную смерть, чтобы двух забойщиков освободить, когда на них плывун навалился. «Очевидность»! Все на «обличье фигуры» держится, все ветром подбито!
      Параев встал. Тяжело далось ему на этот раз самообладание: побледнев, прикусив нижнюю губу, он искал глазами пепельницу.
      Самотесов вывел его из затруднительного положения — отобрал окурок и бросил в камелек.
      — Мне, однако, пора, — сказал Параев. — Надо поспеть в трест до конца занятий. Уезжая, хочу заметить лишь одно: не рассматривайте дела так, что я коллекционирую «сказочки» из любви к искусству. Я имею дело с фактами, а они крайне убедительны. Снова прошу вас стать на мое место и вдуматься в «сказочку» следующего содержания: инженеры вашего треста, ездившие в субботу на испытание насосов в Горнозаводск, вспомнили, что на обратном пути Расковалов воспользовался тем, что понадобилось некоторое время на ремонт машины, зашел в почтовое отделение. Кстати, телеграмма из Горнозавод-ска, как утверждает секретарша управляющего, датирована тем самым днем, когда проводились испытания насосов.. Вот и все, дорогой товарищ!
      Хотел этого или не хотел Параев, но получилось очень эффектно: ошеломленный Самотесов глядел на Параева; ют усмехнулся, откозырял на прощанье и, взяв портфель подмышку, вышел из землянки.
      — Так ведь проверить, проверить нужно, зачем он на почту заходил! — крикнул Самотесов, став на пороге.
      — Прошу не беспокоиться, — ответил Параев, уже евший в экипажик. — Мы к «сказочкам» относимся трез-10 и весьма осторожно. Уверяю вас, Никита Федорович!
      В землянку Самотесов вернулся встревоженный: «ска-10чка»-то все же была крепкая! Если слова Параева людях, которые продолжают верить Расковалову, не-
      сколько обнадежили его, то после заключительного разговора все представилось в довольно мрачном виде.
      «Скорее бы он на ноги встал! — досадливо думал Самотесов. — Нужно же было ему свалиться в такие дни!»
      Если бы можно было, он сейчас же полетел бы в Конскую Голову поговорить с Павлом насчет этой телеграммы и прочего, но шахтные дела задерживали; ожидалась автоколонна со стройдеталями, нужно было побывать на строительстве, которое снова закипело. Чертыхнувшись, он вытащил из-под койки фибровый чемодан и начал укладывать пожитки Павла. Для того чтобы заглушить свои мысли, он делал все аккуратно, кропотливо и, в частности, призадумался, как обойтись по-хозяйски с серым костюмом: положить ли его в чемодан или поберечь, доставить владельцу в особом пакете.
      Присев на корточки перед койкой Павла, он ладонями обеих рук разгладил складка в складку брюки серого костюма, отметил про себя завидное качество сукна, наяву представил себе Павла в этом костюме рядом с Валентиной и пробормотал: «Хорош, хорош костюмчик!», продолжая разглаживать брюки; потом движение его рук замедлилось; нащупав что-то сквозь тонкую ткань, он сунул руку в карман брюк и извлек за ременную завязку черный кисет из грубо выделанной кожи, позеленевший по шву.
      «На что это ему, ведь не курит! — удивился Никита Федорович. — Экую заваль в чистом костюме таскает, чудак!..»
      На завязке он увидел черную печать, разобрал на ней три переплетенные буквы — «ПРП» — и подумал: «Что же это? Должно быть, Павел Расковалов, сын Петров... Так ведь?»
      Запустив пальцы в кисет, Никита Федорович зацепил что-то ногтем, вывернул кисет наизнанку, увидел еще не
      совсем отставший от дна клочок плотной бумаги, наполовину свернувшийся в трубку, отодрал его, разгладил на ладони, прочитал короткую запись и поднялся, бледный, с ничего не видящим и в то же время сосредоточенным взглядом. Долго стоял он так, затем побрел без цели, задержался посредине землянки, открыл стол-буфетик, достал бутылку, раздавил ладонью сургуч, вышиб пробку, но одумался, спрятал бутылку и ударом ноги закрыл дверцу буфетика.
      Когда в землянку забежал Корелюк с сообщением о прибытии автоколонны, Самотесов приказал:
      — Приедет конек из Новокаменска, никуда не гонять1 Пускай покормят, отдых дадут.
      Голос звучал ровно, лицо было спокойное н очень бледное.
      С приметливостью хозяйственника Корелюк увидел на столе осколки сургуча и подумал: «Расстроен хозяин.. Факт!»
      К почтамту — высокому светлому зданию в центре улицы Ленина — девушки пришли взволнованные. Ниночка горела желанием немедленно все проверить, выяснить и посрамить Таню, а Валентина была полна страхов. Чего она боялась? Боялась услышать очень неприятное, тревожное о Павле от управляющего трестом, боялась и того, что автором таинственной телеграммы действительно окажется Таня. При всей ее вере в Павла это было бы тяжело. До сих пор она не знала, что такое ревность, и считала себя свободной от этого чувства; теперь она думала. «Только бы не Таня!..» И тут же стыдила себя: «Да ведь это хорошо, если она его вызвала. Все равно он ни при чем, Я уверена»,
      — Пошли! — приказала Ниночка, и они поднялись на высокое гранитное крыльцо.
      Почтамт, просторный, с колоннами, облицованными красным тагильским мрамором, шумел ровно и напря женно. Приближался конец рабочего дня, с каждой минутой все гуще становилась толпа в вестибюле, у ка бинок таксофона, в зале у окошечек телеграфа и авиапочты. Ниночка повела себя деловито, будто показывала Валентине, как нужно держаться в подобной обстановке.
      — Прежде всего в стол заказов междугороднего телефона, — распорядилась она. — Не отставай. Валя!
      Работница стола заказов, услышав фамилию Ниночки, взглянула нанее с любопытством: Колыванова знали хорошо.
      — Да, будете говорить с Новокаменском... Пройдите в переговорный зал.
      — Слава тебе, Константин Иванович! — шепнула Ниночка. — Милейший старик!
      Зал переговоров Валентина увидела впервые: двенадцать нумерованных кабин по левую руку, откидные стулья вдоль стены направо, нетерпение на лицах людей, ожидающих своей очереди и с надеждой поглядывающих на служебный репродуктор, как только раздавался голос диспетчера.
      Девушки сели, ожидание началось. Спокойный голос диспетчера звучал снова и снова. Казалось, идет географическая игра по горнозаводскому Уралу. Диспетчер вызывал людей для переговоров с Тагилом и Полевским, с Каменск-Уральском и Алапаевском, с Кировградом, Ревдой, Серовом, Нижними Сергами, Первоуральском. Время от времени попадались странные для непривычного уха географические названия, взятые из мира руд и минералов: город Асбест, Колчедан, Самоцветы, Динас, Рудника... В этом отношении география сталинского Урала неповторима. В самых названиях городов и
      станций отразились богатство края и трудолюбие советского человека.
      Клиенты проходили в кабины, после неумеренно высокого «Алло, слушаю!» начинался разговор, иногда такой горячий, что ожидавшие слышали все. Речь шла о разных вещах: о кровельном железе для какой-то стройки, о генераторе для новой колхозной гидростанции, о трубах такого-то сечения, о транспортерных лентах такой-то ширины, о мраморе для московского метро, о проекте клуба старателей, о командировке геологов в сугубо сельскохозяйственный район, где вдруг обнаружились богатые месторождения никеля. Голоса были разные, но казалось, что один разноголосый, озабоченный и требовательный человек хлопочет в большом хозяйстве, негодует, встретив препятствие, и шумно радуется, когда «дело на мази», «дело вышло», «все будет ладно». Неожиданно прозвучал захлебывающийся от счастливого волнения молодой голос: «Мамочка, Зоя родила сына!.. Мамочка, все благополучно... Когда ты приедешь, мамочка?», заставивший всех улыбнуться.
      — Товарищ Колыванова, говорите с Новокаменском ИЗ кабины седьмой! — сказал диспетчер.
      Девушки прошли в кабину, закрыли за собой дверь.
      Трубку, конечно, взяла Ниночка, бросила «Алло, говорит Горнозаводск, мне нужно управляющего трестом», и Валентина замерла, следя за ее живым личиком.
      — Кто говорит? Секретарь управляющего? Мне нужен управляющий... Куда уехал? На шахты? Как жаль!.. Но, может быть, вы знаете, где в данный момент находится инженер Павел Петрович Расковалов?
      Она выслушала ответ, и ее тонкие брови забавно поднялись:
      — Позвольте, что это за голова? Конская голова? Ничего не понимаю!.. Неподалеку от Новокаменска? Ах. прекрасно! Серьезно болен?.. Нет! Благодарю вас!
      Она схватила Валентину за руку, потащила из кабины:
      — Ну, вот видишь, что я говорила!.. Он никуда ие скрылся, он никуда не бежал, смешная фантазерка! Отложи свои переживания и идем штурмовать Константина Ивановича
      Дежурная областного управления связи просмотрела стопку заготовленных пропусков, но нашла пропуск только для Н. А. Колывановой.
      — Странно... — удивилась Ниночка. — Ведь он обещал заказать пропуск для нас обеих. Забывчивость, на него непохожая..
      Она бросилась к таксофону. Через стекло кабины Валентина видела, как быстро изменилось выражение Ниночкиного лица: задор исчез, брови сдвинулись, губы сжались.
      — Что-то нехорошо, — тихонько сказала она Валентине. — Подожди здесь. Константин Иванович просит меня на минутку к себе.
      Мгновенно все изменилось: только что Валентина, услышав, что Павел в Конской Голове, обрадовалась до слез, хотя в то же время ее встревожило, что он забился в поселок галечников; теперь радость исчезла бесследно. Подавленная, она стала в уголок, неподалеку от вахтерши. Ниночка отсутствовала недолго, вышла из /правления все с тем же озабоченным выражением лица и, натягивая перчатки, нервно проговорила:
      — Ничего не получилось... Плохо дело, голубчик мой? Пойдем, здесь слишком шумно...
      Они вышли из почтамта, свернули в Пушкинский сквер и нашли свободную скамью.
      — Константин Иванович говорит, что в почтовом отделении ревизия и он ничего сделать для нас не может, — сообщила Ниночка и в ответ на удивленный взгляд Валентины пояснила: — Я дядю Костю знаю..,
      Честнейший из честных... Убеждена, что он говорит неправду. Какая там ревизия! Чушь! Он просто ошарашен. О телеграмме расспрашивает так, будто ощупывает неразорвавшуюся бомбу.
      — Но что это значит?
      — Почем я знаю, что это значит! ~ разозлилась Ниночка. — Я могу только догадываться, что это может означать, не больше... Так вот, это может означать, что неприятности твоего Павла действительно серьезные неприятности, что Константин Иванович не смог достать этой телеграммы. Понимаешь, он не смог достать, он — главный почтальон области! Вернее всего, что телеграммы уже нет в почтовом отделении, что кто-то ею заинтересовался раньше, чем мы... Ну, сообрази, что уралитовому делу придается большое значение, а тут эти аварии, пожар! — Она увидела, как изменилось лицо Валентины, и выругала себя: — Какая я дура, как я тебя испугала! Но ведь я уверена, уверена, что все это недоразумение, что все это выяснится и... Немедленно поезжай к Павлу в Конскую Голову. Если будет трудно, телеграфируй мне. Мой родитель завтра-послезавтра возвращается из Москвы. Павла он любит и отнесется к его делу серьезно. Езжай!.. Постой, ты знаешь адрес Тани? Нет? Ну, я в нашей канцелярии выясню. Все же я заставлю ее признаться, протелеграфирую тебе или позвоню. Кстати, кто ведет дело Павла?
      — Им занимается товарищ Параев из районной прокуратуры Кудельного.
      — Я попрошу папу позвонить ему. Только бы поскорее найти милую Танечку!
      — Нет, все это напрасно, Ниночка... Я уверена, что телеграмму послала не она. Я знаю Таню. Она взбалмошная, но такой гадости сделать не сможет. Мы обма-|1ыпаем себя и...
      — Ах, много ты понимаешь! Знаешь что? Иди ко
      мне, ляг и отдохни, а я буду доводить до конца дело с Таней. Решено?
      — Нет, я не смогу заснуть и сойду с ума в пустой квартире. Я поброжу по городу, побываю у Георгия Модестовича. Прости, что я отняла, у тебя столько времени.
      — Помни же, что я тебе сказала. Рассчитывай на меня.
      ~ Спасибо, родная! Если не увидимся до твоего отъезда, будь счастлива с Федором.
      Подруги обнялись и расстались в толпе прохожих на улице Ленина.
     
     
     
      Глава третья
     
     
      С каким трудом Валентина скоротала время! Зашла к мил-другу, но ей сказали, что Георгий Модестович вызван на совещание в «Ювелирторг», съездила к знакомой и не застала ее дома, наконец дождалась часа отправления поезда в Кудельное, но оказалось, что по новому расписанию поезд уйдет на два с половиной часа позже. С вокзала позвонила Ниночке.
      — Валя? Еще один провал, — сообщила подруга. — Ну, видела Таню, поговорила с нею. Она клянется, что не виновата...
      — Я была в этом уверена. .
      Вечер был безветреный, пахйущий медленно остывающим камнем. На троллейбусе Валентина снова поехала в центр, но веселый вечерний шум города показался таким чуждым, что впору было плакать. Вернулась к вокзалу. Здесь суетились люди с чемоданами, узлами и рюкзаками. Пришлось постоять в очереди за билетом.
      Раздался девичий звонкий крик:
      — Девчата, да это >е:е Валя! Это Валя Абасииа!
      Несколько девушек, студенток Горного института, бросились к ней с объятиями, поцелуями, задергали, закружили, наспех рассказали, что возвращаются к месту практики после поездки в Горнозаводск, и умчались к поезду.
      Встреча с подругами случилась как раз в то время, когда мимо проходил невысокий полный мужчина с плащом, переброшенным через руку. Услышав фамилию Валентины, он замедлил шаг, обернулся, внимательно посмотрел ей в лицо, чуть заметно улыбнулся и пошел дальше.
      Была и еще одна встреча.
      — Георгий Модестович! — воскликнула Валентина и бросилась к старику, который пробирался к соседней кассе.
      Мнл-друг, одетый по-дорожному в бушлатик, с чемоданчиком, но в своей неизменной тюбетейке, увидев Валентину, смутился.
      — А мне сказали, что вы на совещании...
      — Был на совещании, а оттуда меня, знаешь, в Баженовку спешно послали, насчет лунного камня, — ответил он не сразу и откашлялся. — Баженовка в прежние времена лунный камень, селенит, резала. Пал, однако, промысел, народ на заводы пошел. А теперь Азия лунного камня просит. Еду вот от «Ювелирторга» разузнать — что и как. Лунный камень там завидный, густой цветом. От лунного камня, говорят, в доме тишина.
      — Чем только не занимается Урал! И тишиной тоже.
      — Ну как же, почему не дать селенит. От этого камня тоже имеется польза. — Он оборвал наспех сплетенную выдумку вопросом: — Твои-то дела как?
      — Плохо... Надеялась помочь Павлу н узнала только то, что его положение очень серьезное — Ей стало трудно говорить, и она замолчала.
      — Ну да, — ответил Георгий Модестович таким тоном, что в Валентине поднялась тревога, приглушенная усталостью.
      — Вы что-нибудь слышали? — спросила она со страхом.
      Откуда слышать-то! На совещании вот был... -Он засуетился: — Пойти билет купить, а то не уедешь, гляди. — Отрывисто спросил: — На тот случай, коли в Новокаменск заверну, тебя где искать?.. Ладно, может, зайду к доктору, познакомлюсь...
      «Что он узнал? Он что-то знает! — подумала она, глядя ему вслед, и тут же возразила себе: — Глупости, откуда мил-друг может знать! Он за тихим камнем едет, счастливый человек!»
      В вагон дали свет, мужчины закурили, в дальнем конце вагона молодежь запела о молодом партизане. Человек, сидевший против Валентины, сказал: «Хорошо поют!» — и она узнала того, кто так внимательно посмотрел на нее в очереди. У него было чуть скуластое лицо и широкий нос, но темные, будто насмешливые и в то же время простодушные глаза освещали и скрашивали это обьпшовенное и все же чем-то приметное лицо. Поправив сложенный на коленях серый плащ и разбухший портфель, обычный портфель командировочного, он достал порттабак, поглядывая на Валентину, заботливо свернул папироску, вставил в резной мундштук тобольской работы с белочкой, вынул никелированный пистолетик и направил его на Валентину.
      — Сдавайтесь, красавица! — сказал он, пистолетик звучно щелкнул, выбросил огонек; человек, прикуривая, спросил: — Испугались?
      — Нет, — ответила она сердито.
      — Правильно, — одобрил он. — Но, как мне кажется, вы настроены неважно. Не ошибаюсь ведь? А я в дороге люблю поговорить...
      — я устала...
      — Естественно! — отметил попутчик, наклонившись, взял ее руку с бесцеремонностью пожилого человека, годяшегося ей в отцы, и посмотрел на ладонь. — Хотите, погадаю? Может быть, настроение улучшится. — Он засмеялся: — Так вот, вас ждет счастье с бубновым королем через короля треф. Как там бубновые валеты ни хлопочи, а суженого не отнимут. Ваше будет за вами.
      — Почему вы меня утешаете?
      — Потому что, как я уже сказал, вы плохо настроены, гражданка Абасина! Ведь не ошибаюсь? Я вашу фамилию слышал. Догадываюсь, что вы племянница доктора Абасина из Новокаменска. Знаю, что у него племянница... Ну, словом, хорошее знаю.
      — Тесен мир, — устало проговорила Валентина.
      — Что вы! — не согласился он. — Мир очень широк, мир велик, а дорожки к одному и тому же ведут узенькие. Вот мы с вами и встретились на такой дорожке. Кончится она — разойдемся в разные стороны... Ну, вздремните, однако. Набегались ведь в Горнозаводске с вашими хлопотами.
      В голосе послышался лукавый смешок. Снова в Валентине поднялась тревога: он посмеивался над ее неудачей, а впрочем, явно Сочувствовал.
      «С ума схожу! — подумала она, закрыв глаза. — Мне кажется, что весь мир о моем деле знает».
      Удалось ли ей задремать? Очень живо представилось, что делают из селенита, шелковистого прозрачного камня, желтого, как янтарь, с багрянистым оттенком. Делают из этого камня рамочки для фотографий, пепельницы, чернильницы, раскрашивают все это наивными фиалками, ромашками, но чаще всего незабудками и пишут: «Привет с Урала» Такие обыкновенные, такие спокойные вещицы А она и не знала, что селенит — это ка-
      мень тишины. Мил-друг поехал в Баженовку за тишиной, хоть бы ей немного привез!
      Валентина открыла глаза. Пассажиры уже столпились у выхода. Поезд замедлял бег. В Кудельное он прибыл перед рассветом, перрон был залит жестким предутренним электрическим светом. Неподалеку от нее быстро прошли двое: впереди человек, предсказавший ей счастье, а на полшага от него Параев, но Параев, совершенно расставшийся со своим высокомерием. Наклонясь к приехавшему, он быстро и тихо говорил с весьма почтительным видом.
      — Потом, потом! — нетерпеливо остановил его приехавший. — Лошадёшка есть? Славно!
      Кто же был этот человек, почему-то предсказавший Валентине счастье? Он держался так просто, спокойно и все же казался таким большим, сильным. Уж она и не помнит, как добралась до дома, как очутилась в своей комнате: все заслонила мысль о Павле, о ее любимом, бедном Павле. Решила, что утром непременно-непременно увидит его, обнимет...
      — С приездом! — сонным голосом проговорила дочь квартирной хозяйки, приподняв с подушки голову, туго затянутую в сетку. — Хорошо съездила? У тебя женщина какая-то была. Письмо на тумбочке. Такая милая, культурная...
      Разорвав конверт, Валентина сразу узнала крупный, круглый почерк Марии Александровны.
      «Я в Кудельном проездом с севера области, — прочитала она. — Только что говорила по телефону с М. М.; горю нетерпением узнать о результатах твоей поездки в Горнозаводск. Через час еду в Новокаменск. Остановлюсь в доме приезжих. Надеюсь завтра увидеть тебя у М. М. Утром буду у Павла, он в Конской Голове. Как все странно! Но я уверена, что все будет хорошо. Твоя мама».
      — Наконец-то! — прошептала Валентина, прижимая письмо к сердцу.
      — Приятная новость? — спросила подруга, которую любопытство не оставляло даже во сне. — Касается твоего жениха?
      — Да... Ты не слыхала ничего нового о Павле Раско-валове?
      — Разговоров много, нового ничего.
      — Скажи, что означает король трефовый, король бубновый и бубновые валеты?
      — Очень просто: король трефовый — верный друг, бубновый — счастливый влюбленный, а бубновые валеты — неприятности или злодеи, это как придется... Ты гадала в Горнозаводске? Вот новости!
      — Нет... Шутку одну слышала.
      Она положила записку под подушку и долго не могла заснуть, будто Мария Александровна шептала на ухо слова утешения и надежды.
      В тот день, когда Валентина так много пережнла, Павел чувствовал себя гораздо лучше. Болезнь отступила, жар прошел. Он даже поел хлеба с колбасой, впрочем не чувствуя вкуса. Лишь одно было несуразно и утомительно: механизм времени разладился, минуты толклись на одном месте.
      Несколько раз возле него появлялась Ленушка, и он спрашивал ее сквозь сон, не пришел ли Осип из Баже-новки, не вернулся ли Петюша, в своем ли сознании дед Роман. Голосок Ленушки вплетался в дремоту.
      Неожиданно в испортившемся механизме времени колеса повернулись так резко, что вместо дня сразу стала кочь. В окно украдкой проник сиреневЬш луч молодого
      месяца и протянулся вкось над изголовьем. Он выбрал из неподвижной темноты колено человека, сидевшего на табуретке возле печи. На колене лежала небольшая костлявая рука с беленьким колечком на безымянном пальце.
      — Вы, Никомед Иванович? — окликнул Павел, не удивленный появлением Халузева.
      — Проснулись, Павел Петрович? Как себя чувствуете. дорогой?. Девочка тут сказывала, что вы крепко приболели.
      — Нет, теперь ничего. Слабость только. Но это пройдет...
      ~ Это-то пройдет, — вздохнул Халузев. — Вот узнал в среду, что вы у меня дома были, хотели повидаться.
      — Да, был... Но неужели вы из-за этого приехали?
      — Нет, я ведь недалеко отсюда, в Гилевке, под самой Баженовкой. Для друга и семь верст не околица.
      — Как вы узнали, что я в Конской Голове?
      — А от Осипа, от пьянчужки, сегодня прослышал. А не он, так другой сказал бы. О вас нынче много говорят. — Он добавил со вздохом: — Весьма прискорбио...
      — Да, печальную известность приобрел...
      — Весьма, весьма прискорбно, — повторил Халузев. — Что ж дальше намерены делать?
      — Сейчас не хочу об этом думать.
      — Глядите, как бы другие думать не стали, оно всегда хуже, — пригрозил Халузев.
      — Не будем об этом говорить. Я почему-то надеялся, что вас увижу. Мне это нужно было, Никомед Иванович. Мне вас о многом расспросить нужно, — медленно проговорил Павел. — Об отце расспросить... Мои неудачи на шахте кто-то, вероятно старожилы, связал с именем отца. Говорят, что он работал на Клятой шахте, взорвал ее перед самым приходом Красной Армии, погубил при этом нескольких забойщиков. Правда все это?
      Никомед Иванович молчал, только рука, лежавшая на колене, начала однообразное движение: пальцы сжимались и распускались вновь, точно старик забирал в горсть что-то мягкое и ускользающее.
      — Что же вы молчите? Правда все это? Вы должны знать, вы с отцом, невидимому, дело имели.
      — Знакомство с вашим папашей я водил, точно, — подтвердил Халузев. — А насчет того, чтобы знать это, не знал. До меня такое не дошло.
      — Хорошо... До вас не дошло, но вы встречались с отцом, вы знаете его в быту. Скажите, эти преступления — страшные преступления, которые ему ставятся в вину — были на него похожи? Был он способен по своему характеру на эги преступления?
      Теперь рука, лежавшая на колене, сжалась в кулак, будто наконец схватила, удержала то, что до сих пор не дайалось.
      — Родитель ваш был человек особый, — начал Халузев задумчиво. — Ему инженерство тяжело далось. Он из старателей, из темных людей выбился. Ну, конечно, человек был крутой: мне, мол, тяжело приходится, и вы свое на хребет примите. Слыхал я только, что управлял он сурово, на работе никому спуску не давал, да оно и понятно в горном деле рука требуется твердая, кулак железный. Вот как!
      — Но почему же моя мать и доктор Абасин, который знал его лично, говорят совсем другое? — продолжал свое Павел. — Говорят, что он был великодушен, людям охотно помогал. Говорят, хита его уважала. Как мог такой человек поступить низко с людьми, работавшими в «горе», как он мог шахту уничтожить! И ради чего? Ради интересов иноземной «Нью альмарин компа-ии», ради заграничных бандитов, которые так нагло расхищали богатства Урала? Как можно примирить ваши :.лова и слова матери, Абасина!..
      Халузев некоторое время молчал. Рука его теперь засуетилась, поглаживала колено короткими, неуверенными движениями. Казалось, она что-то искала и вдруг остановилась, цепко обхватила острое колено.
      — А так примирить можно, что Мария Александровна и доктор этот Петра Павловича в «горе» не видели, — неохотно ответил Халузев. — А ведь так бывает: на работе человек — зверь, а домой придет — просто шелковый. Я так думаю, хоть и видел Петра Павловича только в доме моем да один раз в хитных местах.
      — Не там ли он вам жизнь спас?
      — Что ж мы, Павел Петрович, все о вашем родителе толкуем, точно это дело на пороге стоит, — недовольно произнес Халузев, уклонившись от ответа. — Вам о Петре Павловиче только то знать нужно, что он вас пуще всего на свете любил, о вас только и думал. Остальное вас не касается. Нынче, по вашему положению, и вовсе старое ворошить ни к чему. Вам о нынешнем думать нужно!
      — Мало приятного о нем думать! — угрюмо сказал Павел. — Если правда то, что говорят об отце, то для меня нет нынешнего. Во всяком случае, нет такого нынешнего и будущего, какое я себе рисовал. С вечным стыдом придется жить. "
      — Ишь страх какой, «с вечным»! — усмехнулся Халузев. — Вечность только господу богу надлежит, а для нас грешных и вся-то вечность глазом моргнуть.
      — Нет, жизнь у человека большая, громадная. Всю жизнь на мне будет тень отца лежать, на моем имени, на моей душе.
      — Эка! — бросил Халузев пренебрежительно. — И я вам долгой жизни желаю, а то, что вы вечностью зовете, то может и в минуту кончиться. Нынче живем так, завтра, люжет, заживем иначе. Нынче отцовы дела для вас страх, а завтра совсем по-другому.
      — Не понимаю вас...
      — А что понимать! Мало ль как это... международное, к примеру, положение заладится.
      — Вот вы о чем... — тихо проговорил Павел.
      — Ну, а пока вечность, хе-хе, тянется, жить надо. Вот о чем думайте, дорогой!
      Только напряженным усилием воли Павлу удалось удержать себя на месте; он с трудом, неслышно перевел дыхание. Чувствовалось, что самое главное в этой встрече лежит впереди, что самое важное еи;е не сказано.
      — Что же мне думать? — спросил Павел, стараясь говорить спокойно. — Непонятно...
      — Нанесли на вас добрые люди такое, что лопатой не разгребешь. Выходит так, что судить вас будут, Павел Петрович.
      — Меня судить?! — воскликнул Павел. — Меня?!
      — Да что вы всполошились! Не суд страшен, а приговор. Вот в Новокаменске я побывал, в Баженовке тоже наслушался про ваши дела, прикинул все как есть — выходит все нет да нет. Судить вас, понятно, можно, а осудить «ельзя. Подозрений много, а доказательства-то хлипкие. Вот аварии эти... Разберись — никто вас на том не застал, на каждый случай отвод есть. То вы в отлучке находились, а то вместо вас неясную фигуру видели. Все про то толкуют. Или этот случай взять — поездку в Горнозаводск. Вызов-то подложный, вернее всего тут барышня неизвестная замешана... Вы про то не говорите, пу и отойдут ни с чем. Хоть не прав, а не весьма вино-ьен. Халатность, и все тут. Разве что условно вас попугают.
      Нужно, нужно было дать высказаться Никомеду Ивановичу, не сбить его с дорожки, позволить ему притти к последнему, решительному, все объясняющему слову.
      — Вот о чем кумекать нужно, — назидательно добавил Халузев, не дождавшись отклика. — Так-то, голубчик.
      — Нет, все ясно! — проронил Павел. — Дальше и «кумекать» нечего. Инженер с судимостью, осужден ный... Не стоит и думать...
      — Как это — не стоит! ~ удивился Никомед Ивано ВИЧ. — Что ж вы считаете, что судом все кончится. Жить-го нужно будет, Павел Петрович. Вот и порас киньте соображением — куда пойдете, за что возьметесь?
      Никуда я не пойду. Я могу только в Новокаменске остаться, только на уралите работать. Если меня даже осудят за халатность, то позволят же работать здесь рядовым инженером, позволят пользу принести! — Он закончил медленно, упорно: — В Новокаменске останусь только в Новокаменске!
      Будто приманку бросил, уверенный, что Халузев вцепится в нее, возразит ему, непременно возразит, забеспо коится.
      — Как же это вы здесь останетесь? — удивился Халузев. — Здесь вам работать нерука, неужели не понимаете?
      — Все понимаю. Понимаю, что сейчас я скомпрометирован. Но я... я все силы приложу, чтобы доказать свою невиновность. Не могу я, не хочу я Новокаменск оставить, и особенно южный полигон!
      — Вот не понимаю вас! Что хорошего, прибыток вам какой?
      — Никакого прибытка, и весь мир в прибытке. Здесь богатства невероятные, здесь клады, каких мир не видал
      — Уж и клады! странно, сухо засмеялся Халу зев. — Камень бледный, трещиноватый... Клады! Скажете такое!
      -— Не понимаете вы этого и не поймете. Я все отвалы старых шахтенок облазил. Тут земля набита уралитами. Здесь дремлет уралитовая Магнитка. Еще немного — и здесь жизнь закипит, шахты поднимутся. Человек вглуб!. Г!Ойдет за рудой уралита. Я должен пойти, поймите это
      — Другие пойдут! — не скрывая злости, воскликнул Халузев. — Да и пойдут ли?.. — Он помолчал, отдышался. — А что за беда, вы ведь тоже без занятия не останетесь: в старательство броситесь, еще лучше проживете. Хоть молоды, а горняк знающий, рука у вас отцовская. Как же! — Вдруг он промолвил мягко, вкрадчиво: — А то, может, за науку возьметесь? Мне уж не много нужно, как ни есть проживу. Не знаю я, куда то девалось, что вы из моих рук получили, но вы только слово скажите — прибавлю. Беден, беден Никомед, а коли потребуется, авось малость найдется...
      Уже давно лунный луч оставил Никомеда — он скрылся в темноте, и из темноты слова доходили шелестом.
      — ! Кому нужно меня убрать с Клятой шахты? — быстро спросил Павел. — Кому и зачем нужно, чтобы я убрался из Новокаменска?! — крикнул он, сам не понимая, почему так внезапно, так бесспорно сложился этот вопрос.
      — Что вы, голубчик! — удивился Никомед Иванович. — Что это при;мали!
      — Сами пришли или вас прислали уговорить меня?
      — В чем уговорить-то, дорогой?
      — Бросить дело, перестать рваться в Клятую шахту...
      — О каком это деле вы говорите, Павел Петрович! Больны вы еще, голубчик. К вам со всей душой, а вы вот как щетинитесь. Не по положению вашему, кажись. На шахту вам не вернуться, сами понимаете.
      — Кто меня с Клятой шахты выживает? Кто мне вместо честного труда «малость» отступного предла-I ает — вы лично или другой? Кто он? Кто был за елой дверью в вашем доме? Почему молчите? Отвечайте!
      Он вскочил, не сразу нашарил аккумуляторный фона-рпк, нажал включатель.
      Зсотн камень 225
      Белый резкий свет залил избу.
      Прислонившись к косяку, стоял бледный Никита Федорович; из-за его плеча на Павла глядел Федосеев.
     
      — С кем воюете?
      С этими словами Никита Федорович вошел в избу, поставил чемодан, грузно опустился на табуретку.
      Вошел вслед за ним и Федосеев, пожал руку Павлу и, окинув взглядом избу, присел на лавке,
      С порога Павел крикнул в ночь:
      — Никомед Иванович!
      На другом берегу реки в бледном лунном свете как будто мелькнула неясная тень и скрылась в лесу.
      — Гости у вас были? — спросил Федосеев.
      — Гость был. Спугнули вы его или он сам решил разговор кончить...
      — Мне показалось, что двое от вас один за другим через речку прошли.
      — Не знаю...
      — Как здоровье? — спросил Федосеев. — Вот вздумалось Никите вас навестить. Я его одного не отпустил. — Он многозначительно показал глазами на Само-гесова, который сидел, навалившись на стол и низко склонив голову.
      — Брось, Тихон! — медленно и невнятно произнес Самотесов. — — Ты будь спокоен. Твое дело свидетельское, молчи знай... Вы присядьте, Павел Петрович... Он за свидетеля у нас будет, а мы с вами толковать станем... по серьезному поводу.
      — О чем? — спросил Павел, оторвавшись от своих :лыслей и глядя на Самотесова все йнимательнее, стараясь понять, что случилось, и не ожидая хорошего. Вы своеобразно подготовились к этому разговору.
      — Вот правильно! Сво-е-об-раз-но! — Самотесов твердо произнес это трудное слово. — Я нынче чуть выпил, правда; у Максима Максимилиановича. Он мужик добрый, у него душа торчком. Теорию мы одну обсуждали, так он за вас стеной стоит...
      — Вы к теории перейдите.
      — Погодите, — шепнул Федосеев. — Пускай он сам...
      — А теория вот о чем, — продолжал Самотесов, закрывшись рукой от света фонарика и глядя на Павла: — должен ли я человеку верить или... — Он опустил кулак на стол с такой силой, что плохо сколоченные доски едва не развалились.
      Перегнзшшись через стол, Федосеев положил руку на плечо Самотесову. Лицо его стало твердым, взгляд властным. Самотесов не выдержал этого взгляда, снова опустил голову.
      — Что обещал, Никита? — напомнил Тихон Федотович.
      — Ну, прости, не буду! — пробормотал Самотесов. — Я теперь буду спокойно. Ты не мешай... Ты свидетель, .молчи.
      Стиснув зубы. Павел наблюдал эту сцену.
      — Что же вы надумали насчет веры? — спросил он через силу.
      — Решил все ж таки поговорить, как видишь...
      — Значит, не совсем еще я из веры вышел, — отметил оскорбленный, ожесточившийся Павел.
      — Человек у меня не скоро из веры выходит, — враждебно возразил Самотесов. — У меня есть привычка человеку верить. Небу не веришь, под землей вот как глядишь, чтобы не завалило, а человеку надо по всей возможности верить. Без этого шагу не ступишь. На фронте признавали, что уральцы народ дружный. Чему дивиться! Мы на том росли: в лесу да в «горе» друг дрзжку подпирать, друг на друга полагаться.
      Вы ближе к делу, — бросил Павел. — Закоулков н предисловий не люблю.
      — Постой, не подгоняй меня! Дай говорить. Может, я в последний раз с тобой так говорю. А я тебя полюбил, Павел Петрович, я тебя полюбил, потому что ты мне поправился. Работал ты самозабывчиво. Невеста у тебя завидная, а ты всю силу на работу ложил, хоть знаю, что Валент1П1у Семеновну ты уважаешь. Вот я и верил, что ты за паxту от чистой души бился.
      — С каких пор вы обо мне стали в прошедшем времени говорить, как о мертвеце?
      — О тебе всякое толковали, — продолжал Никита Федорович, пропустив его слова и повысив тон. — Меня сбивали, а я на своем стоял. Говорят мне: знал ты, что твой отец на Клятой шахте робил, подорвал ее. Я проверяю, вижу: нет, не знал. Значит, дальше верю. Говорят мне другое, а я опять не верю... Думаю: не может т01;0 быть, не знал ты, что отец Клятой шахтой владел. Знал ты это?
      Павел вскочил. Поднялся и Самотесов; Федосеев подошел вплотную к Самотеоову, торговый в случае чего удержать его. Но теперь было видно, что Никита Федорович либо сразу отрезвел, либо и пьян вовсе не был, — такими прозрачными, светлыми стали его глаза.
      — Ложь! — прошептал Павел. — Вот на что управляющий намекал! Ложь!.. Шахта принадлежала акционерной компании!
      — Не знал, что шахта отцова? — повторил Самотесов, глядя все так же неотступно. — Смотри, Павел Петрович, поздно будет признаваться... Тихон, ты свидетель. Делать?
      — Давай! — коротко разрешил Федосеев.
      Медленно вынув из кармана кожаный кисет, Никита
      Федорович достал из него и протянул Павлу свернувшийся в тр\б;-.у ;1ол;олтевший клочок бумаги. Павел прочи-
      тал, вцепился в край столешницы; бледность быстро разлилась по лицу; казалось, он готов лишиться чувств.
      — Что? — трудно спросил Самотесов.
      — «Альмариновый узел», — проговорил Павел, вышел из-за стола, остановился на пороге, придерживаясь за косяки, точно хотел раздвинуть дверь, добыть больше воздуха, который все никак не мог наполнить его грудь.
      Он смотрел в ночь, в темноту. Память быстро, жадно восстанавливала все случившееся в день получения на-сиедства.
      ...Перед ним на столе пылали камни, только что освобожденные от плена. Вознаграждая себя за долгие годы темноты, они горели все ярче, точно хотели охватить своими лучами и согреть весь мир.
      В дверь постучала мать. Не сознавая, что делает, он скомкал и сунул в карман кисет. После разговора с матерью он еше раз проверил, не задержался ли в кисете какой-нибудь камешек, снова спрятал кисет в карман выходного костюма и забыл о нем: серый костюм с тех пор ему не пришлось надевать. Мог ли он думать, что на дне позеленевшего от сырости кисета, придавленная тяжелыми камнями, лежала заппска, которая все открывала, все объясняла немногими словами, написанными рукой его отца:
      «Мое дело клятое стало делом благодатным,
      Петр Расковалов».
      Самотесов и Федосеев ждали молча, понимая только то, что разоблачение встречено Павлом как неожиданный выход из лабиринта, выход страшный, но все же решающий дело.
      — Когда вы нашли эту записку в кисеге? — спросил он у Самотесова.
      — Днем нынче.
      — Почему не пришли хотя бы иа час раньше! — упрекнул он. — Да ведь вы раньше слышали, значитсль-|0 раньше, что мой отец был владельцем Клятой шахты! I феглп меня, молчали...
      — Как я мог тебе это сказать, коли не верил!
      — Л сами же меня учили крупинта не таить! Л вы, Тихон Федотович, вы-то первый об этом, вероятно, узнали?
      — Знал из анонимного письма. Но в чем дело, Павел Петрович? — настойчиво спросил Федосеев.
      — Дело в том, что я напал на след «альмаринового узла» и... навсегда потерял отца и Новокаменск, — глухо ответил Павел и закрыл дверь. — Садитесь!
      Все сели за стол.
      Вынув из кармана бумажник, Павел положил его возле себя, задумался. Самотесов смотрел на него еще угрюмо, недоверчиво, Федосеев был насторожен.
      — Сначала я расскажу, что было в кожаном кисете, что лежало поверх этой записки, но прежде познакомьтесь с этим. — Павел достал из бумажника завещание отца, перечеркнутое косым крестом, и письмо Халузева.
      Пока Самотесов и Федосеев читали, он задумался, стараясь охватить все то, что до сих пор стояло перед ним тайной, что давило душу тяжкими загадками.
      В первый же день пребывания в Новокаменске Павел узнал, что отец особенно интересовался заведомо неудачным кустом альыариновых шахт, проверял там свою странную теорию о существовании «альмаринового узла». На чем базировалась эта теория? Вероятно, на том, что кедра южного полигона были сказочно богаты сырыми ралитами. По теории Петра Расковалова, именно здесь |рирода завязала «альмариновый узел» — великое, ни с чем не сравнимое богатство. Оправдалась ли эта теория, казпншаяся инженерам Новокаменска фантастической?
      Да, геологическая догадка Петра Павловича Расковало-ва оправдалась. Теперь было безоговорочно ясно, что чудесные камни кожаного кисета действительно взяты на шахте Клятой из одного гнезда, из одной жилы, как об этом не раз думал Павел.
      Мечтая об уралитовой Магнитке, о славе южноп полигона, о новой яркой звезде на карте пятилетки, открывая дверь Клятой шахты, советские горняки, не зная этого, приближались также к «альмариновому узлу». Кто хотел их остановить? Этот «кто-то», мешая горнякам, в то же время особенно бил по начальнику шахты Расковалову, стараясь убрать его с Клятой шахты. «Онх же устами Халузева сулил ему «отступное» за уход из Новокаменска.
      Странное чувство охватило Павла — чувство, уже однажды испытанное там, в доме на тихой Мельковке, у белой двери: вот сейчас он наляжет на дверь во всю силу, и, уступая натиску, дверь подастся, отойдет.
      Вздрогнув, он закрыл глаза, чтобы не видеть человека, стоявшего за дверью, а когда открыл их, Федосеев смотрел на него обеспокоенный.
      — Плохо себя чувствуете?
      — Нет. ничего. Вы готовы меня выслушать?
      — Если вы можете говорить.
      Спустя некоторое время трое вышли из избы. Самоте-сов и Федосеев молча уселись в экипажик.
      — Возьми пушку, Павел Петрович, — шопотом сказал Самотесов, протягивая Павлу пистолет. — Может быть, пригодится. Место все ж таки гиблое.
      — Да, спасибо... А у вас, Тихон Федотович, есть?
      — У меня такая же штука.
      — Значит, прежде всего, по приезде ц Новокаменск, Тихон Федотович, звоните Игошину, — напомнил Па-
      вел. — Вы, Никита Федорович, подготовьте людей к походу в тайгу. Если старик до завтрашнего дня не скажет ничего двинемся к полудню на поиски Петюши. Это наш долг!
      Разбирая вожжи, Самотесов, посмеиваясь, заметил:
      — Объясни, мне Петрович, почему ты мне все «вы» да «вы» говоришь? Иль ты мне не друг?
      — Ты знаешь мое отношение к тебе, Никита! — серьезно проговорил Павел.
      — Ну и спасибо! Будь здоров, дружба! — сердечно ответил Никита Федорович.
      Он свистнул тем особым посвистом сквозь зубы, каким пользуются, кажется, все возницы на земном шаре, и конек с экипажем скрылись в темноте.
      В своем новом забое Петюша по временам чувствовал себя в безопасности: между ним и верхним горизонтом шахты громоздился завал, закупоривший восстающую выработку. Преследователи, вероятно, реи1или, что дерзкий нарушитель покоя Клятой шахты погиб под обвалом. От страшной «печи» он тоже был почти огражден, и все же лишь одной мыслью жил Петюша: на волю, к солнцу, прочь из могилы! Остатки хлеба он съел, не насытившись, пробрался в первое свое обиталище, выпил воду, накопившуюся в бутылке-ловушке, и вернулся назад, чувствуя, что жажда стала еще сильнее. Но если бы даже он имел вдоволь воды и хлеба, если бы в забое было тепло и светло, все равно ни на минуту не ослабела бы жажда свободы.
      Особенно тяжела была темнота. Она давила его, а свечи — последние две свечи — нужно было беречь. Он зажег одну них на минуту, с помощью своей сапер-
      ной лопатки отщепил от стойки в завале длиинудо лучину н зажег ее, но едкий смолистый дым вскоре наполнил 336(4, дышать стало трудно.
      Ее.; жо Петюша успел осмотреть завал, перегоро-дивип::! ниргк. Это была путаница стоек, плах, глыб ПС1Х5Д!.: .. Ка; далеко простирался завал? Можно ли было } пм проскользнуть между стойками и глыбами?
      Показалось, что за двумя стойками, лежавшими впе-рекрест, есть пустота. Он протянул туда лопатку, пошарил п не нашел конца этой пустоты. Тогда он подрыл осыпь под стойкой, приготовил лаз и стал собираться в путь; драгоценные галечки завязал в тряпицу и спрятал поглубже в карман, лопатку сунул стержнем за опояску и пристроил ее так, чтобы лопасть лежала плашмя на фуди, а мешочек со свечами, спичками и часами привязал себе на шею.
      Теперь вперед!
      В последний раз он оглядел забой, погасил свечу, сунул ее в мешочек, стал на колени и прополз в щель под стойкой.
      Сначала все шло хорошо: щель была довольно широкой. Но едва он весь ушел под завал, как дорогу преградил камень. Почудилось, что стоит только хорошенько нажать — и камень уступит. Петюша уперся в стойку здоровой ногой, изо всех сил налег на камень плечом, и в ту же минуту завал точно крякнул, сверху посыпалась мелкая порода, осевшая глыба придавила ногу. Стало страшно. Он хотел выбраться из завала, но хода назад уже не было: стойки сомкнулись.
      Не сразу Петюша сообразил, чем это грозит, а когда понял — силы оставили его. Он полежал неподвижно, тяжело дыша, потом заметался в своей темнице, ударился головой о выступ камня, растревожил больную ногу и затих. Надо было беречь силы, которых осталось тал
      мало, надо было разрушить, развалить глыбу, преграждавшую путь.
      Высвободив лопатку, Петюша принялся за раооту. Он мог делать только короткие удары, действуя лопаткой, как пикой, то-есть не мог сделать почти ничего, но все же стучал, стучал, готовый грызть ненавистный камень зубами. Когда Петюша, измученный, засыпал, его посещали видения, пришедшие из того мира, где светило солнце, шумел ветер и слышались людские голоса.
      Вдруг Петюша очутился возле Ленушки. Он учил ее искать бруснику под плотными продолговатыми листочками, и Ленушка, понятливая ученица, радостно смеялась. Брусники за рекой было так лиюго, что вся полянка казалась обрызганной рубиновой росой, и такую легкую кисловатую свежесть оставляли на языке спелые тугие ягоды, высыпанные в рот из пригоршни...
      Снился также последний в учебном году пионерский костер, устроенный в тихий весенний вечер на берегу Карпушихи, возле гилевской старой мельницы. Задорно потрескивал огонь, вился дымок прямо в небо, а ннже-нер-электрификатор, приехавший из города строить ги-левскую гидростанцию, рассказывал, как люди запрудят Карпушиху, как поднимется вода, как заработает турбина, и просил пионеров помочь стройке. С какой неохотой в нынешнем году ушел Петюша с Боярскими в Конскую Голову, как хотелось ему остаться в колхозе, прилипнуть к стройке, понять всю строительную пр-мудрость... Влро-чем, во сне он сделал просто: раскинул руки, приня.; на свою грудь бурливую Карпушиху, и хлынула через его плечи, через голову легкая вода, а он все пил. пил ее и ИР мог напиться вдосталь.
      Петюша приходил в себя, припоминал :: брапсч за лопатку.
      В Клятой шахте, в недрах вечной темноты, снова раздапмлся стук, то моиотоичын, рапсомсрпый, как са. .
      усталость, то быстрый, лихорадочный, как биение сердца при мимолетном проблеске надежды или взрыве отчаяния. Затем наступала тишина, затем снова слышался стук. Перерывы становились все чаще и продолжались все дольше.
      Потом начался новый сон: чудилось, что вдали раздается шум, тупые удары, приглушенные голоса, и Пе-тюша знал, что нужно лежать неподвижно, что нельзя подавать признаков жизни, потому что это «те»... это «те», которые загнали его в страшный забой и теперь решили уничтожить. Но он не боялся их, хотя они приближались, их голоса звучали возле того камня, который только что был врагом Пегюши, а теперь стал его единственной защитой.
      Этот сон продолжался долго и сразу оборвался.
      Стало очень тихо. Петюша был жив, Петюша знал, что теперь он должен упереться в камень плечом изо всех сил, изо всех сил, какие только остались в его измученном теле.
     
     
     
      Глава четвертая
     
      — Мишка?
      — На месте, — послышалось из дальнего угла сеновала. — Давай сюда!
      — Наши спят?
      — Давно уж.
      — Ну и ладно...
      Взобравшись по приставной лесенке на сеновал, Василий прежде всего снял сапоги, сел возле брата, взял ощупью из его рук крынку молока, ломоть хлеба и молча стал ужинать.
      — Ну что? — шопотом спросил Миша.
      — Замаял, чертов старик..; До Конской Головы п обратно. В чем душа держится, а бежит, как заяц, да еще и хитрит, прислушивается. Ладно, что я за ним следом не пошел. Как только он в лог выбрался, я по болотине вперед забежал — и до Конской Головы. Там у мосточка залег: «Врешь, — думаю, — все равно мимо пройдешь!» Он в Конскую Голову прибежал, в брошенную избу к Павлу Петровичу шмыгнул и долго там сидел.
      — У Павла Петровича!..
      — Точно.
      — Откуда он знает, что там Павел Петрович? Какие у них дела?
      — Вот и объясни, коли умен.
      — Не слышал разговора?
      — Чудной ты! Они в избе, я за дверью. Говорили тихо. Напоследок, правда, Павел Петрович зашумел: кто старика прислал? А тут Никита Федорович еще с кем-то приехал, старик из избы — и ходу в лес. Я за ним. Все!
      — Ничего не понятно... Связной он, что ли? — предположил Миша.
      — Как связной?
      — Ну, связной у тех «дружков-товарищей», о которых он в логе у Петюши гарашивал.
      — Знаешь ты «тех»? Где они? Маришу видел?
      Встретились... Говорит, к Савве старик из города
      ириходил. Халузева спрашивал... Наверно, знакомец его. Он в баженовской стороне на квартиру у камнереза Прасолова стал, старик этот.
      — А ему что нужно?
      — Коли умен, объясни.
      — — Мариша выяснить не могла?
      — Я бы сам выяснил, да поздно от товарища Коляс-пикова вернулся.
      — Видел товарища Колясникова? — оживился Василий.
      — Видел... В баженовском клубе будто невзначай поговор"ли. Приказывает продолжать «сенокос», глядеть за старике"" в оба.
      — чтено! — коротко ответил Василий.
      — Приказал особп следить, с кем старик встречается, с кем водит компанию... Я к пасечнику Савве забежал, повел разговор: скучно, мол, твоему гостю на нашей гилевской даче проживать. А он смеется: «Чего там скучно, он то и знай в Горнозаводск ездит». В пятницу на субботу поехал раз... В воскресенье вернулся. — Он помолчал. — В среду опять поехал, а в четверг — вчера, значит — опять тут. Переночевал, сказал пасечнику Савве, что утречком в Новокаменск к знакомым через станцию Перемет поедет, да утром с Осипом Боярским встретился, толковал с ним, на водку ему, здорово живешь, дал. Пасечник видел... А дальше — подался не на Перемет, а прямо в Конскую Голову. Должно быть, у Осипа и узнал, где Павел Петрович. Так?
      Он затих, через минуту досадливо хмыкнул.
      — Чего развеселился? — угрюмо спросил Василий, почувствовавший подвох.
      — Почему мы в субботу занятия боксерского кружка отложили? — спросил Миша.
      — Павел Петрович в Горнозаводск за насосами поехал, — припомнил Василий и воскликнул: — Стой! А во вторник опять отложили, потому что он опять в Горнозаводск уехал. Так?
      — То-то и есть, что так.
      — Значит, старик и Павел Петрович в одно время в "орнозаводске были: I? субботу да в среду! — рубанул аснлий.
      — В том и дело!
      — Эх, жаль, что вы с Маришей в «сенокос» не сразу
      включились, а то мы за стариком и в Горнозаводск бы подались — чего он там делал, с кем виделся...
      — Объясни, коли умен, — — снова поддел брата Миша.
      Молчание тянулось долго. В полукруглое окно сеновала уже пробивался свет зари, лицо Василия понемногу выступало из темноты, и Миша видел, что брат лежит с открытыми глазами. Предположение, высказанное-1лладшим Первухиным о Халузеве, который, мол, служит связным у «дружков-товарищей», во всяком случае, заслуживало внимания.
      — Чорт, ничего придумать не могу! Почему старик за Павлом Петровичем и ездит и бегает? Что Павлу Петровичу предлагает? Может, товарищу Колясникову у Павла Петровича спросить нужно? А?
      — Ничего не понятно... Просто тайна! Но имей в ви-~ ду; «те» тоже должны объявиться. Выследим!
      — Легко тебе чужими ногами следить. Может, Петька все наврал... Да нет, не такой это малец, — возразил самому себе Василий. — Ну, спи, утро вечера мудренее. Только Марише скажи, чтобы лучше глядела, да не на тебя, а на старика, чтоб глаз не спускала...
      — Ты насчет Мариши не намекай! — И Миша толк-пул брата в бок.
      — А, ты драться!
      Василий навалился на него, они повозились, как медвежата, и Василий приказал:
      — Спи, герой! Слышишь, батя уже качество раннего утра проверяет, в огороде кашляет. И когда он только спит! — Укрывшись тулупом, он спросил: — Петька в Гилевку не приходил?
      — Не видал.
      — Плохо дело. В копушках мы его не нашли и в Кокоюй Голове тоже нет. Куда завеялся малец?
      Почему знаешь, что его в Конской Голове нет?
      Когда я там у мосточка залег, Ленка на Срежок
      вышла. Долго сидела — плакала, родименького вспоминала. Жаль девчурку...
      — Завтра надо народ поднимать на поиск. Товарищ Колясников поможет...
      Ответа он не услышал: Василий заснул, точно п омут нырнул. За один день ему пришлось трижды пересечь Клятый лог да еще сбегать к дальним копушкам, обшарить их. «Сенокос» выдался утомительный.
      В этот же ранний час, когда, предвещая солнечный день, по ложбинкам тянулся жемчужный туман, сливался с озером и ждал первых лучей солнца, чтобы бесследно рассеяться, в домишко на баженовской стороне постучал маленький, весь седой старичок, очень коренастый, чистенький и усмешливый.
      — Орина, свет-матушка... — ласково и певуче проговорил он, когда окно приоткрылось и на него с удивлением сверху вниз посмотрела темнолицая старуха. — Орина Петровна, прости на тревоге. Твой-то каменный царь спит?
      — Что это ты, Саввушка, что понадобилось? Спит он.
      — Вишь, лежебока какой! А квартирант тож спит?
      — Слышно было, перхает на чистой половине, а встал ли — не знаю. Что попритчилось такое?
      — Ты его потревожь, квартиранта-то... Скажешь, что пасечник явился, труд принял... Иль нет, я сам к нему пойду для почета.
      Во дворе он мимоходом приласкал лохматого пса, взошел в избу и осторожно стукнул в дверь чистой половины.
      — Кого требуется? — раздался сердитый голос, сорвался и снова послышался, уже более мирный: — Взойдите, кто есть!
      Это правда, что в Баженовке некогда процветало камнерезное искусство, и также правильно то, что промысел пошел на убыль, так как народ потянулся на
      серьезное заводское дело, но неправда, что селенит забыли совершенно. Волокнистый, полупрозрачный, лунный камень янтарных оттенков, от светломедового до багрянистого, приятный, хоть и низкородный, все еще находит и своих мастеров и своих любителей. Поделочки из селенита — вещицы домашнего обихода — появляются в магазинах промкооперации, на колхозных рынках и даже в блестящих витринах «Ювелирторга». Значительную часть этих безделушек дают баженовские кустари, а лучшие выходят из рук старого умельца Прасолова, у которого и остановился знатный гость, приехавший в Бажеиовку поздним поездом.
      Гость был принят с почетом. Орина постелила ему на чистой половине по-царски, но Георгий Модестович всю ночь просидел па диванчике, дымя самодельными цыгарками, покашливая, думая свои тревожные и грустные думы о том, что Павел — Павел Расковалов, человек честных правил — оказался вот каким неверным человеком, и если пока не погиб совершенно, то через знакомство с Халузевым погибнет непременно. Георгий Модестович не видел преступления в том, что человек продает принадлежащий ему камень. Продай, коли нужда приспела, но продай так, чтобы честно мог сказать: «Продал». А сбывать камень неясного происхождения через темного ювелира-надомника, не сообщая фамилии, сбывать камень не государственной скупке, а потаенным ходом, не по нужде — какая там нужда могла приключиться у Павла! — а по жадности, это что же такое? Это позор! А Никомедка? С отцом компанию водил и сына в свое болото утащил, маклака из него сделал...
      Все кипело г старике... Он и Павла обвинял, неосознанно жалея ого. н горел желанием высказать мельков-скому паучку гд:", что о нем думал, пригрозить ему, разрушить престул1!у«) !;.1лпанию, пока не поздно, пока
      ыожио уберечь Павла, отогнать от него паука, воспользовавшегося неопытностью молодого Расковалова. Геор-;ий Модестович, конечно, считал Павла чуть ли не ребенком, и поэтому нужно было немедленно "вя"аться, поднять шумный скандал, загнать Никомедку в его мельковский угол, чтобы носа ие смел покгзать.
      — С утречком тебя, батюшка! — сказал Савва. — Вот прнбежал, труд принял... Вериулс;: мой квартирант.. Почитай, по заре вернулся.
      — Говорил ты ему, что я тут?
      Пасечник улыбнулся плутовато.
      — А как Же сказать, коль не знаю, кто ты!
      — Не знаешь? — уставился на хитреца Георгий Модестович.
      — Для меня ты Георгий Модестович товарищ Сему-хин, а для него, может, ты кто другой, и меня это, отец милый, ие касается. Ты уж лучше сам ему скажи. — И лицо пасечника поплыло в улыбке.
      — Ему я судья! — хрипло воскликнул Георгий Модестович и вскочил. — Я ему судья!
      Он пробежался по комнате, надеж тюбетейку, подвернувшуюся под руку, потом вспомнил о пид/качке и бушлатике, взялся за чемоданчик, стоявший на стуле, но, повндимому, сообразил, что негоже судье являться к подсудимому с чемоданом, бросился в дверь, испугав своим неожиданным появлением лохматого пса, и зашагал по улице, порывистый и тш,едушный, но грозный, как только мо/кет быть грозен такой человек, бросающийся в бон, не рассуждая, не задумываясь, насколько обоснованны его поступки.
      Старенький пасечник едва поспевал за грозным судьей.
      Уже второй месяц горнсоаводский житель Никомед Иванович Халузев отдыхал в баженовских местах, где так обильны ягодами и грибами леса, где так красива
      извилистая, быстрая река Карпушиха. Остановился он иа жилье у пасечника заречного гнлевского колхоза Саввы Корякова, снял у него пристроечку к избе и жил тихо: бродил в лесу и возвращался с хорошей взяткой грибов и ягоды, сидел с удочкой на бережку Карпушихп, а то просто лежал на травке и дремал под гудепие пчелок процветающей колхозной пасеки, где хозяйничал старенький Савва.
      Как видно, он в эту ночь и не ложился спать — сидел на завалинке в полудремоте, подставив лицо первым лучам солнца. Услышал ли он или почувствовал приближение грозы, но встрепенулся. Увидев Георгия Модестовича, он сделал всем телом заметное движение, но тут же сдержался и встал, спокойный, улыбающийся; оп стоял, заложив обе руки ладонями внутрь за шелковый поясок на сатиновой косоворотке.
      — Нашел я вас! — задыхаясь, начал еще на ходу Георгий Модестович. — Вот, оказывается, где вы притаились, Никомея Иванович! Не ждали, поди, не рассчитывали! — и он окончательно задохнулся.
      — Слушаю вас, товарищ Семухин... — начал Халузев.
      — Нет уж, я вас послушаю, Никомед Иванович! Я вас послушаю, про ваши дела с Павлом Петровичем Расковаловым! — вскричал гранильщик.
      — Позвольте, дорогой! — проговори.л Халузев, изменившись в лице, побледнев и укоризненно покачивая головой. — Здесь неудобно, вся улица слышйт. Будьте добры, пройдите ко мне...
      — Это вам, конечно, неудобно, а мне — хоть весь мир слушай! — продолжал Георгий Модестович, то хватаясь рукой за сердце, то потрясая ею в воздухе. — Пускай слушают, пускай знают, какие дела творятся!
      Медленно повернувшись спиной к неожиданному, шумливому гостю, Никомед Иванович вошел во двор. За ним рпнулся Георгий Модестович.
      Братьев пришлось расталкивать. Худенькая чернявая Мариша сначала взялась за Василия, дергала его за руку, тянула за ухо, но тот только мычал, бормотал: «Мишка, аперкотом дам! Брось!» Тогда Мариша принялась будить Мишу, но она толкала и дергала его осторожненько, жалеючи, потом шепнула на ухо: «Мишенька, слышь, Мишутка», и он тотчас же открыл глаза, счастливо улыбнулся.
      Мариша откачнулась от него.
      — Вставай, буди брата! — сурово проговорила она. — Спите, как чурки, а старик ушел...
      При словах «старик ушел» открыл глаза и сразу сел Василий.
      — Куда? — спросил он хрипло. — Куда ушел?
      — С приезжим стариком повздорил и ушел.
      С пятого на десятое, спеша, она рассказала, как именно вздорили два старика во дворе соседа-пасечника, как приезжий обзывал Халузева всякими словами, грозился сообщить «куда надо» о потаенной торговле зелен камнем, требовал, чтобы старик оставил в покое Раско-валова, и наконец ушел, плюнув под ноги Халузеву, а Халузев через малое время взял пестерек и задами побежал из дому.
      — В какую сторону? — — спросил Василий; он уже натянул сапоги и взял ружье за плечо.
      — Подался до погоста, а потом у ямы свернул к каменоломне.
      — К каменоломне? Смотри — ошибка! Чего ему делать на каменоломне?
      — Вот несуразный! Я же с нашего огорода смотрела.
      — Мишка, готов? Берданка заряжена?
      — В порядке... Да постой, молока хоть похлебаем.
      — Айда, айда! Не прокиснет молоко, успеешь нахлебаться!
      — Ой, масенький, молочка захотел! — засмеялась Мариша, глядя на младшего Первухина с нежностью. — Придешь — матушка шанежку даст, агусеньки!
      — Прощай, Марусино сердце! — продекламировал Миша, скатился по приставной лестнице и присоединился к брату, когда тот уже бежал через огород; он ничего не спросил у Василия, он понял, что задумал брат. — Будет нам утренняя зарядка, — сказал он, втягивая воздух. — Вот натощак и карабкайся.
      — Живот пустой — ногам легче...
      План Василия заключался в том, чтобы пройти напрямик за огородами через поймы Карпушихи, а потом на гору Лежалую, с которой должен был открыться вид на подходы к карьерам каменоломни.
      Гора взгромоздилась перед ними серым гранитом, скатами и спадами, тут и там охваченная леском. В дни ранней юности и во время комсомольских военных игр братья с деревенскими своими товарищами не раз штурмовали гору и знали, что с какой стороны ни подступись, все трудно, все круто. Решили взять гору вкось, с тем чтобы выйти поближе к карьерам, и принялись за свой труд. А это, действительно, был труд, и как ни спешили братья, им пришлось и колесить и отступать там, где начинался лишний риск, и продираться через заросли шиповника, и помогать друг другу.
      — Пока плутать будем, он не знай куда убежит! — яростно цедил сквозь зубы Василий.
      Тяжело дыша, они все же довольно быстро достигли сосновой гривы, разросшейся на длинном хребте Лежалой, и очутились на узком плато, шедшем по хребту. Под соснами было прохладно, обвевало свежим ветерком. Перебежав плато, братья бросили взгляд вниз, на широкую террасу, поросшую сосняком. По этой террасе ви-
      лась дорога каменоломни. Широко разъезженная, она уходила вправо и влево. Братья увидели бы любое.пятнышко на светложелтом полотне дороги, но все было пустынно.
      — Теперь куда? — спросил Миша, облизывая пересохшие губы.
      — По бровке к каменоломне пройдем, покуда можно...
      Бровка становилась все уже, как и обрывистая терраса внизу. За острым краем террасы ярко голубело небо. Еще немного — и должен был открыться взгляду первый, самый большой карьер каменоломни.
      Миша схватил брата за локоть.
      Почти одновременно они увидели двух человек, которые показались со стороны каменоломни и быстро приближались по дороге. Не старик с пестерком привлек их внимание, а его спутник. Посмотрев друг на друга с испугом, братья снова впились глазами в высокого человека в бушлате, в кожаном картузе.
      — Он! — проговорил Василий и скрежетнул зубами.
      — Спятил! — шепнул Миша и прерывисто вздохнул. — Откуда он мог тут взяться! Сам видел, что он в Конской Голове не в сапогах был.
      — Правда, — сообразил Василий. — А похож!
      — «Обличье фигуры», — шепнул Миша.
      Двое шли медленно, разговаривали тихо, но угадывалось по их движениям, что разговор был горячий. Потом эти двое остановились на краю террасы. Братья видели их четкие силуэты на фоне неба.
      Все последующее разыгралось по1гги молниеносно.
      Высокий сделал сбоку резкий выпад. Послышался тонкий крик. Старик, брошенный на землю, извиваясь по-змеиному, схватил высокого обеими руками за ногу, но высокий высвободился, ударил старика ногой, сунул руку в карман, выхватил ее, и в руке что-то пГ>лесгсл.з.
      в тот же миг, не «делясь, выстрелил Миша. Высокий отпрянул от края террасы и, согнувшись, побежал к карьеру.
      — Погляди, что со стариком, а я за «обличьем»! — И Василий бросился по бровке к каменоломне.
      Младший Первухин скатился вниз, пересек террасу. Старик лежал ничком, прикрывая голову рукой, все еще ожидая удара. Капельки крови скатывались по пролы-сому черепу.
      — Эй, гражданин! — отаикнул его Миша. — Гражданин Халузев!
      Из-под руки старик посмотрел на него, перекошенное лицо было страшно.
      — Душегуб! — проговорил он плаксиво. — Душегуб треклятый, варнак! — Потом застонал, ткнулся лицом в землю. — Смерть моя... — шепнул он погасающим голосом.
      Миша боялся и подумать, что может произойти с Василием, который остался один на один с тем высоким человеком, вооруженным, поднявшим руку на хилого старика, но он понимал, что и Халузева нельзя бросить без помощи и присмотра.
      Выручка пришла неожиданно. Из-за поворота дороги показался обоз в три телеги, двигавшийся на каменоломню. Гилевские колхозники ехали подбирать бут для облицовки фундамента новой электростанции на Карпу-шихе.
      Все сделалось быстро. Возчики, молодые знакомые ребята, столпились вокруг старика, с одного слова Миши поняли, что старика нужно в больницу; силач Коланутов подхватил Халузева, положил его на телегу.
      — Митрий, ты повезешь! — приказал он одному из парней. — Да не спеши. Видишь, отец уж и не дышит, кажись.
      Как только Митрий завернул лошадь к Гилсвке, Ми-
      ша ввалился в телегу Коланутова и погнал к каменоломне. Вот теперь, когда мысли были заняты только братом, он совершенно измучился. Впереди открылась пустота карьера. Он соскочил с телеги и, держа берданку наизготовку, бросился к сторожке, которая казалась крохотной под мощным гранитным бортом.
      Все кругом было пусто, тихо.
      Серый гранит, испещренный черными точками слюды, уже нагрелся в лучах солнца и дышал сухим теплом. На полпути к сторожке Миша подался немного в сторону под самый борт карьера и, к удивлению Коланутова, стал подбираться к сторожке сбоку, точно выслеживая притаившегося зверя. Обогнув сторожку, он заглянул в открытую дверь и, отбросив осторожность, выпрямился. Сторожка была пуста.
      Большой карьер был первым в цепочке карьеров, которые тянулись в сторону болот Клятого лога. Соединялись карьеры узкими выемками-щелями, по дну которых шла дорога. Коланутос видел, как Миша скрылся в первой выемке.
      Второй карьер был значительно меньше первого и разрабатывался в две террасы. Камень из этой ломки ценился особенно высоко; до войны здесь добывалась плита для облицовки первых этажей многоэтажных домов, для речных и морских пристаней. Карьер точно спал. Тут и там лежали плиты, оставленные в различных стадиях обработки. Камень молча ждал, чтобы снова затрещали пневматические зубила, чтобы заискрилась сталь, обтесывая плиту. Говорили, что каменоломня должна ожить со дня на день, недаром сюда уже наведалась комиссия местпрома с могксзским представите-
      ЛРМ.
      В этом карьере тишина показалась Мише особенно тяжелой, многозначительной.
      — Бася-а-а! — крикнул он.
      Уступчатые борта отдали крик короткими отголосками, по и только.
      Подегегиваемын тревогой, Мнша бросился в выемку, ооедиитпшую второй карьер с третьим. Последняя выработка, счмая молодая и неглубокая, прорезала каменное ;1лато, по обочине которого, как крепостпые зубцы, гро-мо:-;пм. СБ скалы. Между камнями злгнели сквизные берелсн и осины, а затем начиналось болото, уходившее в сторону Клятого лога, к дальней тайге.
      — Васютка-а-а! — отчаянно завопил Миша. — Бра-тенни-и-ик!
      Ни ответа, ни привета. Камень раздробил его крик и погасил отголоски. Но вдруг из-за скалы показался Василий. Мокрый по пояс, он подошел к брату.
      — Что угодно, гражданин Первухин? — спросил си спокойно. — Ваш музыкальный голос за три километра слышно.
      — Жив? — схватил его за плечо счастливый Миша. — Честное мое, жив!
      — Как будто, — согласился с ним Василий, обжимая обеими руками голеипща, чтобы выгнать воду.
      — Л тот где?
      — По болоту ушел... Я за ним сунулся, да назад вернулся. Пристрелит из-за болотной поросли. А со стариком что, с Халузевым?
      — В больницу повезли.
      — Живой, значит? Ладно! — Он сделал несколько шагов рядом с Мишей, хлопнул его по плечу: — Сегодня «сенокос» в общем удачный, как думаешь?
      — Вполне удачный! — подтвердил Мнша, больше всего обрадованный тем, что с его братом не произошло ничего страшного. — А этот, в картузе... кто такой?
      — Дурацкие вопросы ставишь. Все ж таки это, конечно, не Павел Петрович. В летах уже, дьявол. Бежал тяжело...
      — — А проживает он на каменоломне, — добавил поспешно Миша.
      — Должно быть. А Халузев... видать, в самом деле связной у «тех», у «дружков»... И что ему от Павла Петровича нужно — угадай-ка!
      Гилевские ребята уже кончали грузить бутом вторую телегу, когда к ним подошли Первухины. Работа приостановилась, парни живо интересовались, кто чуть не вышиб душу из старика.
      — Издали мы его видели. Высокий, в бушлате, картуз кожаный, черный... — — начал Василий.
      — Фыо! — свистнул Коланутов. — Так это же конторщик от местпрома Алексей Ннлыч!
      — А может, и не он, а сторож, — выразил сомнение другой возчик.
      — Опять-таки какой сторож! — уточнил третий возчик. — Двое сторожей-то на каменоломне.
      — Говорю, в бушлате, в картузе кожаном, — повторил свое Василий.
      — Так все они в одной форме, — почесал за ухом Коланутов. — Вот история!..
      — Высокий, — вел свое Василий. — Здоровый дядька, высокий. В летах уже.
      — А в летах, так это все же конторщ,ик, он всех старее... Да что ж это никого не видно? — удивился Коланутов. — Он загорланил: — Эй, каменны черти! Давай отпуск на бут!
      Голос раскатился по карьеру, повторенный эхом. Парни переглянулись. Стало жутковато.
      — Пошли! — приказал Василий.
      Все двинулись к сторожке, которая, как выяснилось из слов гилевских ребят, также служила конторой мест-промовского карьера и жильем двух сторожей и конторщика — в ожидании того време.чи, когда карьер снова :!ажисет полной жн.лило.
      Вошли в сторожку, осмотрелись. Три топчана Сък-1 кое-как заправлены серыми одеялами. На подоконнике стояли большой закопченный медный чайник и три чашки. Под потолком висела керосиновая лампа.
      — Хозяйство середняцкое, — отметил Миша.
      — Куда ж они подевались? — заговорили парни. — То все в карты резались. Чудно... Говорят, демобилизованные солдаты, а картежили, как базарное жулье.
      Свернув махорочную цыгарку, Коланутов ощупал карманы, вспомнил, что спички утащил с собой Дмитрий, увезший старика в больницу, пощупал печурку, поскучнел и все же на счастье полез в устье за угольком. Нет, печуфка; видать, давно не топилась. Среди мусора, забившего устье, ребята увидели скомканный кусок холста с пятном запекшейся крови.
      — Стой! — встрепенулся Миша. — Хромал кто из них?
      — Сторож Илья прихрамывать стал... Говорит, оступился в карьере ночью, ногу вывихнул.
      — Когда хромать стал?
      — Три иль четыре дня тому.
      — Кто из них в Горнозаводск ездил, когда.— А ну, вспомните, ребята! Дело важное... — заволновался Миша.
      Начали вспоминать... то-есть и вспоминать было нечего. Конторщик ездил за последнее время в Горнозаводск дважды: с пятницы на субботу и потом на среду. На плотине и в Гилевке видели конторщика на пути к станции, так как другой дороги на станцию нет. В его отсутствие отпуск бута производили сторожа, но во вторник и сторожей, кажется, в карьере не было.
      — — Пошли, Михаил Сидорович! — коротко приказал Василий, рванувшись прочь. — Полная ясность!
      — Да в чем дело? — зашумели возчики.
      Братья не ответили, точно буря вымела их из карьера.
      Кирпичное здание больницы дремало за пышной зеленью тополей. Первухины пересекли двор, постучали и дверь, на которой белела дощечка: «Канцелярия».
      Женщина в халате подняла на них глаза.
      — Первухины даже болеют вместе, — сказала она басом. — Ну?
      Братья, как по команде, сняли кепки:
      — Анна Никоновна, старик этот, Халузев, жив?
      — Какой старик? Что у Корякова на даче?
      — Он самый.
      — А разве он болен? В первый раз слышу!
      Через минуту братья мчались к месту строительства плотины на реке Карпушихе. С горы стройка открылась им как на ладони: быстрая и чистая горная река Карпу-шиха, остановленная временной бревенчатой перемычкой, сворачивала по искусственному протоку в обход уже почти законченной новой плотины. Плотина, длинная и широкая, выгнутая луком, должна была принять воды осеннего паводка, овладеть энергией Карпушихи. У плотины блестели железная крыша гидростанции и медные провода силовой линии, уходившей к домишкам Гилев-ки. На плотине и у здания станции копошились люди, стучали топоры, подходили по сухому дну Карпушихи подводы, груженные землей для плотины.
      Гилевские колхозники делали то, что делали все уральцы, заканчивавшие сплоншую электрификацию. До этого Гилевка получала ток из баженовского колхоза, имевшего тепловую электроустановку, заьисела от баженовского распределительного щита; гнлесцы жаловались, что отпускаемой электроэнергии едва-.дв" хватает на освещение. С постройкой гидростанции всп менялось: энергии должно было хватить и гилеицам и "ажеповцам, и не только для освещения, но и тля ферм, токов, даже для электропахоты, о которой на Урале поговаривали всерьез. Вот почему баженовгкпн К лхоз помогал гилев-
      скон стройке, вот почему эта стройка, начатая сразу после посевной, уже подошла к концу.
      В гору от реки поднимался обоз, направлявшийся за тесом на бау!,еновскую лесопилку. Впереди, покрикивая на лошадь, шагал Дмитрий Брагин.
      Где старик? — взял его а рубаху на груди Василий и встряхнул довольно неосторожно.
      — Ну, ну! — обиженно оттолкнул его Брагин. -Брось, Васька, чего пугаешь!
      — Говори!
      Возчики столпились возле Первухиных. Удивительную историю рассказал Брагин. Оказывается, он довез Халу-зева только до своротка на гилевскую дорогу. Старик лежал почти без дыхания, чуть-чуть стонал, когда телегу встряхивало. Потом он попросил у Брагина напиться. Жалеючи старика, парень бросился к ближайшей избе, взял у бабки Федосьи ковшик и побежал к телеге. Старика в телеге не было. Взбешенный, Брагин бросился в лес, но пойди-ка разыщи!
      — Эх ты, тетя! — крикнул Василий и бросился прочь.
      — Я из-за старого черта полтрудодня потерял, — сказал обиженный, но все же чувствующий себя виноватым парень. — Да, может, Халузев этот не схотел в больницу, домой побег?
      По пути к центру Баженовки братья завернули к пасечнику, убедились, что на квартиру Халузев не явился, и, не сговариваясь, отправились к человеку, которого он» почтительно называли товарищем Колясниковьш.
      Ночь, которая тянулась так долго, поделенная между сомнениями и тяжким раздумьем, все же кончилась. Утро застало Павла сидящим за столом. Голос матери пока-
      зался продолжением смутных «очных сновидений, и, даже открыв глаза, ои не сразу поверил себе: на пороге избы стояла Мария Александровна.
      — Павел, что это, зачем ты здесь! — воскликнула она, обняла, прижала его голову к груди. — Один, больной... Неужели не нашлось бы места у Максима Максимилиановича?
      — Где Валя? — спросил он, целуя ее руки. — Я так давно вас не видел, столько... произошло!
      — Постой, Павлуша... Какой ты страшный! — сказала она, отстранив сына, чтобы лучше рассмотреть его лицо. — У тебя был грипп? Я никогда не простила бы Валентине, что она оставила тебя здесь без помош,и. Но ведь тебя потеряли... Валя была уверена, что ты уехат в Горнозаводск, поехала за тобой. Бедная девочка, она столько пережила. Мы говорили с ней только что по телефону. Она сегодня приедет к Максиму Максимилиановичу. Знаешь, они с Ниночкой Колывановой пытались выяснить насчет этого странного вызова... Валя обеш,ала приехать и все рассказать.
      — Может быть, узнала что-нибудь? — встрепенулся Павел, одумался, потускнел, проговорил как бы про себя: — Впрочем, это уже будет не решением, а подтверждением.
      — Кто послал вызов? Максим Максимилианович говорит, что, вероятно, тут замешана какая-нибудь твоя знакомая. Конечно, это глупости, Павел, ведь так?
      — Послал вызов тот, кто хотел убрать меня из Ново-каменска, особенно с Клятой шахты... Впрочем, я сам не верю себе до конца.
      — Но кому и зачем понадобилось убрать тебя с шахты?
      — Не торопи меня, мама, дай притти в себя.
      — Вернее, привести себя в порядок, — поправила она. — Я принесу воды, а ты разведи огонь. Нужно по-
      бриться, переменить рубашку. Есть у тебя чистые платки?
      Отобрав у нее тяжелое деревянное ведро, Павел отправился к реке. Когда он вернулся, печь уже топилась, возле хозяйничавшей Марии Александровны стояла Ленушка и слушала ее, смущенно улыбаясь.
      — Мы позна! омились, — сказала Мария Александровна. — Это ведь та Ленушка, о которой ты писал?.. Осенью пойдешь в школу, девочка!
      — Вот Петюша из Клятого лога прибежит, тогда пойду, а без него нипочем не пойду, — рассудительно ответила верная подруга Петюши.
      Пока Мария Александровна, сидя на крылечке, болтала с Ленушкой, Павел побрился, почистил костюм и ботинки, переоделся, повязал свежий галстук, и все это с таким ощущением, будто земля под ногами становится тверже. Мысль, которая ночью металась беспорядочно, теперь работала спокойно и напряженно, приближаясь к окончательному выводу.
      — Все в норме! отметила Мария Александровна, когда Павел вышел на крылечко., — Ты даже звездочку Георгия Модестовича надел. КаК она сверкает на солнце, чудесная!.. Теперь пойдем? Нас будут ждать у Абасина.
      — Но я не могу надолго отлучаться отсюда. В Ново-каменске у меня лишь одно дело: надо зайти в трест.
      — Зачем, Павлуша? — нерешительно, явно не одобряя его, спросила мать. — Не лучше ли отложить это?
      — Мне не трест нужен сейчас. Федосеев, секретарь партбюро, должен был позвоиить в Гсрнозаводск одному человеку, проконсультироваться у него. — Он странно улыбнулся. — Как ты оказалась в Новокагленске, мама?
      — Меня Максим Максимилианович вызвал. Да, кстати, спасибо, дорогой, за поздравительную телеграмму, хотя я и не люблю, когда меня поздравляют с днем
      рождения. Пятьдесят лет... Так неприятно стариться... Но что здесь происходит, в чем тебя обвиняют! Вчера мы долго говорили с Максимом Максимилиановичем. Клянусь, Павлуша, я не знала, что Петр Павлович был владельцем Клятой шахты, и это никак не укладывается в сознании. Он всегда так нуждался в средствах, а тут вдруг камни, которые ты получил, слухи, что шахта принадлежала ему. Я почти всю ночь не спала, а сегодня утром Лбасин позвонил мне в дом приезжих и настаивал, чтобы мы поскорее собрались у него для семейного совета. Мне его тон не понравился: такой истеричный!
      — Иди сюда, Ленушка, — позвал Павел. — Покушай да деда покорми. Вот здесь хлеб, колбаса, сыр, сахар. Я сегодня же вернусь, малышка, и сегодня же мы в лог за Петюшей пойдем. Теперь слушай: не оставляй Романа одного. Если придет в себя и заговорит о Петюше, беги на Клятую шахту к дяде Самотесову. А еш;е лучше Осипа пошли, если он вернется. Надо будет сказать дяде Самотесову, чтобы за мной лошадь послал к Абасину. Все. поняла?
      Он на минуту скрылся в избе Романа, вышел озабоченный и сказал матери:
      — Я готов...
      Ленушка проводила их до гранитных бугров; опечаленная тем, что ласковая тетя мало погостила в Конской Голове, она долго провожала взглядом Марию Александровну и Павла.
      Становилось все жарче. Запах смолы наполнил воздух. Можно было подумать, что солнечные лучи прони-(ывают даже гранит. В безудержном сиянии сухого и -нойного дня открылись новые цвета — янтарный оттенок хвои, до желтизны изумрудная прозрачность листвы и |рав. Казалось, солнечный свет смыл тени.
      Ничего не замечал Павел. Он думал упорно, настой-|ИВо; он чувствовал, что находится на расстоянии вытя-
      У Зелен камень 257
      нутой руки от разгадки, вот-вот сдернет последнюю пелену — и все станет безобразно до ужаса, но в то ж* время окончательно и безоговорочно ясно.
      Клятая шахта принадлежала отцу. После записки, найденной в кожаном кисете, трудно было в этом сомне ваться. Отец открыл «альмариновый узел» Клятой шахты; об «альмарииовом узле», конечно, знал и Халузев, г которым отец связывал Павла для деловых отношениГ! Отец убил Клятую шахту перед отъездом за границу, взорвал ее. Его душеприказчиком остался Никомед Иванович. Он сберег кожаный кисет, он вручил богатство почти партийному человеку, как он выразился, може1 быть, в надежде, что Павел ошалеет от жадности. А кто был за белой дверью? Кто прислал Халузева утешить Павла, объявить плату за муки и бесчестье?
      — Я похож на отца? — вдруг спросил Павел.
      Занятая своими мыслями, Мария Александровна
      вздрогнула:
      — Что, Павлуша?
      Он повторил вопрос.
      — Почему ты это спрашиваешь?
      — Мы идем по дороге, которая, вероятно, видела его не раз, — объяснил Павел. — Как он выглядел?
      — Нет, ты на него не похож! Разве только формой лба, вот этой морщинкой, когда хмуришься. Остальное все мое и деда-доктора.
      — А ростом?
      Улыбнувшись, Мария Александровна остановила сына, прислонилась к нему плечо в плечо и провела рукой от макушки своей головы к голове Павла; край ладони пришелся как раз над его ухом.
      — Ростом ты в него н сложением тоже, но, кажется, ты сильнее, хотя и Петр Павлович был очень сильный. Он был даже сильнее Ричарда Прайса, хотя о сил-Прайса ходили легенды. Помню, однажды на пикник-
      они в шутку боролись. Отец поднял его над головой и закружил в воздухе... Это было в тот день, когда Петр Павлович сделал мне предложение.
      — И ты ответила победителю Прайса согласием?
      Как глупо, Павел! Твой отец был не только сильный, но и очень интересный, содержательный человек...
      — Он людей давил! Он в Клятой шахте похоронил заживо забойщиков! — воскликнул Павел. — А вчера мне Федосеев сказал, что отец охотился за удачливыми хитниками, как за двуногой дичью.
      — Ложь, Павел, ложь! — крикнула Мария Александровна покраснев. — Как можно -его обвинять в таких вещах! Он был честен, человеколюбив.
      — Да, похоже! — насмешливо улыбнулся Павел.
      — Да, да, он был честен! — горячо продолжала Мария Александровна. — Ты говоришь о нем то, что твой дед говорил мне не раз об авантюристе Ричарде Прайсе, «б этом бульдоге. Да, Прайс мог охотиться за людьми,
      верила этому. От Прайса можно было ждать все, что угодно, но Петр!.. Лишь одно я не могу простить ему: то, что он так бросил меня...
      — Ты же сама сказала мне однажды, мама, что, в конце концов, очень плохо знала Петра Павловича, — чапомнил Павел. — Вот даже и о связи с Прайсом. Абасин мне сказал, что отец и Прайс были врагами, что отец дал или хотел дать публично пощечину Прайсу, а
      ы говорила мне, что отец и Прайс были как-то связаны. Что это значит?
      — Ну да! Они начали враждой. Твой отец ненавидел мюдей, которые являлись в Россию, на Урал, грабить, (шживаться. Но затем они как будто сошлись с Прайсом,
      ннх были, кажется, общие дела...
      — Вот видишь! Честный, человеколюбивый Петр 1асковалов имел общие дела с бульдогом Прайсом, с ти\| чг-ловеком, которого дед обвинял в охоте за хитни-
      ками. А почему нельзя предположить, что бульдог Прайс приохотил к этому занятию человеколюбивого Петра Расковалова!
      — Какие чудовищные вещи ты говоришь, Павел!
      Павел хотел возразить, но не сказал ни слова и опустил голову.
      Несколько шагов онп сделали молча.
      — Павел, мы говорим о прошлом, а меня интересует только одно: как ты смотришь на свое будущее?
      — Самое тяжелое, что мое будущее и Новокаменск все же, несмотря ни на что, кажется, несовместимы, — медленно произнес он.
      — Ты говоришь — «кажется». Но ведь есть приказ о твоем снятии с работы. В тресте против тебя. При чем же тут «кажется»?
      — Нет, мама... Приказ о моем снятии не подписан, и в тресте нет ни одного человека, который окончательно лишил бы меня доверия... И все же в Новокаменске остаться я, вероятно, не смогу.
      — Не понимаю, Павел...
      — Ты, поймешь это потом, — едва слышно ответил он.
      Его лицо в эту минуту показалось Марии Александровне незнакомым.
      Добрейший Максим Максимилианович бросился приветствовать Марию Александровну так неумеренно шумно, что даже несколько испугал ее, а Валентина прильнула к ней, целуя лицо, плечи, руки, точно нашла спасение.
      — Как ты себя чувствуешь? — спррсила Валентина, посмотрев на Павла с улыбкой, стараясь не выдать своей тоски.
      — я на ногах. Как тЫ поживаешь?
      Она хотела ответить, но губы ее вздрогнули, глаза палились слезами.
      — Вот, забился в Конскую Голову, всех в заблуждение ввел! — вскричал Абасин. — Отшельником или, как :>то называется... — он пощелкал пальцами, озабоченно припоминая слово, — ну да, анахоретом стал. Одио голько и утешало, что грипп это не столько болезнь, сколько настроение, — и поперхнулся неуместной шуткой. — Прошу садиться. Все, все садитесь!
      Он первый опустился на стул, Мария Александровна села на дивайчик за столом, но Валентина и Павел остались "у окна. Со стесненным сердцем вглядывался он в каждую черточку лица, в котором еще недавно было столько света, столько спокойствия и которое так изменилось, стало тоньше, строже; тени залегли под глазами, наполненными болью.
      — Ты ездила в Горнозаводск? Узнала что-нибудь?
      — Ничего, Павлуша, — качнула она головой. — Ниночка думала, что телеграмму послала Таня Проскурни-кова, но поговорила с Таней и разубедилась. Кто же это сделал, Павел, зачем?
      — Не знаю, Валя. Есть только догадки... Ты больше 1шкуда не обращалась?
      — Ниночка хотела достать подлинник телеграммы. Она попросила об этом своего знакомого, но ничего не (!Ышло, потому что в почтовом отделении ревизия... Но Ниночка думает, что телеграмма просто изъята.
      — И хорошо! Значит, следствие началось, а результат следствия может быть лишь один: рухнут все подо-«рения, исчезнут все неясности.
      — Как я хочу этого, Павел!
      Максим Максимилианович вскочил, подбежал к мо-..одым людям, взял их под руки:
      — Друзья, друзья, секретничать в обществе нехоро-
      шо, неприлично! — проговорил он шутливо. — Сядем рядком, потолкуем ладком. Ведь о многом нужно потолковать, многое обсудить... Как же!
      — Иди ко мне, Валя, — позвала Мария Александровна. — Что же ты, Павлуша?.. Сядь!
      — Мне некогда, и ты знаешь почему. Да и о чем говорить! Что мы знаем, к чему можем притти? Знаю, уверен только в том, что против меня действует сила, которая до поры до времени скрывалась за белой дверью... — По мере того как падали эти с трудом произнесенные слова, его глаза блестели все ярче. — Кажется, я знаю, кто играет мною и зачем ему нужно убрать меня с Клятой шахты. Только одного, одного не могу понять, с одним не может примириться сознание: с подлостью этой, с нечеловеческим коварством! Любит, жалеет и в то же время унижает, по грязи волочит. Побрякушки дарит и в то же время самого дорогого лишает — доброго имени!
      — О ком ты говоришь, Павлуша? — спросила Мария Александровна. — Ты говоришь... о Халузеве? Говори все! Я требую!
      — И ведь как подло, как гнусно все! — продолжал Павел, обращаясь к Валентине. — Ты понимаешь: получается, что когда мы ездили в Горнозаводск с инженерами треста на испытание насосов, я в почтовое отделение забежал, послал маме поздравление, а себе послал паническую телеграмму о болезни матери, вызвал себя в Горнозаводск... Для чего? Очень просто: из вагона вышел в Перемете, поджег шахту, потом вернулся в Перемет, с проходящим поездом добрался до Горнозаводска. Отвод полный! В Горнозаводске время приятно провел в веселой компании... Гнусность какая!
      — Но кто же может этому поверить! Кто может поверить! — запротестовал Абасин.
      — «Он»!.. Он был убежден, что этому поверят или.
      во всяком случае, что это скомпрометирует меня окончательно, сделает невозможным мое пребывание на Клятой шахте, оградит от меня «альмариновый узел»...
      — Что вы! — взмахнул руками Абасин. — Какой «альмариновый узел»! Опять старая сказка всплыла.
      — Да, есть, существует «альмариновый узел», — продолжал Павел, стараясь не встречаться с оледеневшим от ужаса взглядом Марии Александровны. — Вот в борьбе за этот узел он и топтал меня.
      Раздался тонкий, почти визгливый голос:
      — И тебя я нашел, друг милый! Ну, здравствуй, здравствуй, голубчик!
      В дверях возник гневный разоблачитель — Георгий Модестович. Его детские сиреневые глазки сверкали, он точно выше стал, этот щупленький старичок. Войдя в комнату, Георгий Модестович протянул руку к груди 11авла.
      — Звездочку надел! Звездочку носит! — закричал он пронзительно. — Звезда есть эмблема советской власти! Честные люди ее на лбу да на сердце носят, а ты снимай! Отдай звезду, а то продашь, гляди что! Ведь ценность, тоже ценность... — передразнил он Павла. — Лишнюю рублевку заработать и то такому лестно!
      — Что это вы, Георгий Модестович! — И Павел прикрыл звездочку рукой. — Что вы говорите!
      Запал подошел к концу. Пошатнувшись, Георгий Модестович провел в воздухе рукой, ища опоры, медленно оиустился на стул, который ему подставила Валентина.
      — Мало ему честной зарплаты! — горестно воскликнул он. — С Никомедкой Халузевым спутался, Никомедку в Гнлевке баженовской под боком держал, коммерцию с ним завел — камень актерам да аетеркам маклачит... Ах ты, господи!
      — Как вам не стыдно о Павле такие вещи говорить, Ь рпп; Модестович! — всплеснула руками Мария Алек-
      сандровна. — Павел — маклак! Вы подумайте, в чем вы его обвиняете!
      — А что у него за дело с Никомедкой? — закричал Георгий Модестович. — Где он тот альмарин добыл? У Халузева! Камень-то Федюшкиной работы, пустова-ловской особой грани. Ты его спроси, мамочка, как он камень актеру маклачил: инженер из Новокаменска, мол, свои ценности продает... Что он молчит!
      — Павел, ты слышишь, Павел! — бросилась к сыну Мария Александровна. — Что все это значит? Почему ты молчишь?
      Уже через минуту после этого Валентина не решилась бы сказать, что она увидела: слезы наполнили глаза Павла, блеснули и тут же исчезли. Бледный, с искаженным лицом, он глухо проговорил:
      — Нет, этого он не мог сделать! Это не он, не он! Халузев — да, но не он! — и закрыл лицо руками.
      В открытое окно послышался шум колес, кто-то баском прикрикнул на лошадь, и, широко открыв дверь, в комнату, не постучав, быстро вошел Никита Федорович.
      — Павел Петрович, — проговорил он поспешно, — тебе в Конскую Голову спешно нужно... Прибегала Ленушка, говорит — Роман в свой ум вошел, начальство кличет. Тихон уже уехал в Конскую Голову... Здравствуйте, Валентина Семеновна!.. Идем садиться, Павел Петрович, — и вышел.
      — Павел Петрович, дорогой мой! — подхватил его под руку Абасин, отвел в сторону, зашептал на ухо: — Павел Петрович, уезжать никак нельзя! Вас просит, очень просит к себе тот человек, которому вы в Горноза-водске по телефону звонили. Он вас будет ждать, он уже, вероятно, приехал в Новокаменск из Кудельного и ждет вас. — Он выхватил свои никелевые часы: — Тьфу, напасть, опять забыл завести... Но он назначил на час, в доме приезжих...
      — Игошин?!
      — Да, точно, если знаете. Мой друг с малых лет. Прекрасный, удивительный человек!
      — Некогда теперь, Максим Максимилианович! Прошу, скажите ему: очень хочу встретиться с ним. Федосеев Л1>лжен был вчера ему из треста в Горнозаводск звонить. Хорошо, что Игошин сам приехал. Скажите Игошину, что я в Конской Голове буду ждать от него весточки.. Л пока передайте ему это: может быть, это ему многое скажет. — Он достал из бумажника погашенное завещание отца, письмо Халузева, записку, найденную в кисе-то. — Прощайте, Максим Максимилианович! Теперь со спокойной душой поеду в Конскую Голову. — Он уже 1МЯЛСЯ за ручку двери, но задержался, вернулся к старику. — А вы, Георгий Модестович, возьмите звездочку. Надеюсь, придет время, когда вы мне ее вторично пода-1)ите. — И, заставив Георгия Модестовича взять рубиновую звезду, бросился за порог.
      — Павел, куда ты? — спросила Валентина, когда он уже сел в экипажик. — Скажи, что мне думать, Павел?
      — Нельзя терять время. Валя. Может быть, дело идет к концу. Что бы там ни было, как бы тяжело ни было мне, но кончится, коичится все это! — Ей показалось, что его глаза снова готовы наполниться слезами. — Прощай!
      — Возьми меня с собой! — умоляюще проговорила Валентина. — Я измучаюсь, думая о тебе.
      Останься с мамой! — приказал он. — Едем, Никита!
      Улица опустела.
      Еле передвигая ноги, Валентина направилась к дому н столкнулась с дядей. Он пообещал вскоре вернуться, попросил не отлучаться от Марии Александровны и напоить чаем старика, которого он устроил в своей спаленке отдохнуть.
      — Что все это значит, дядя? — спросила она. — Что происходит вокруг Павла?
      Абасин не ответил и исчез.
      ...Экипажик мягко катил по тракту. Никита Федорович слушал внимательно, а когда Павел замолчал, не скоро откликнулся.
      — Так как же все-таки, по-твоему? Если судить окончательно — он это или не он? — спросил наконец Самотесов.
      — Не знаю, на чем остановиться... Он или не он? Как можно решить! Вернее всего он!
      — А я тебе вот что скажу: нет!
      — Почему ты так думаешь?
      — Потому что такого человека земля не стерпит. Такой человек немыслимое дело! — И Самотесов стегнул вожжами по запотевшим бокам конька.
     
     
     
      Глава пятая
     
      Постоялец дома приезжих, к которому явился Абасин, только что умылся с дороги и, повидимому, был в отличном настроении. Доктора он встретил дружеской улыбкой, извинился, что потревожил его так поздно ночью звонком из Кудельного, усадил поудобнее, вгляделся в его лицо и посерьезнел.
      — А где Павел Петрович? — спросил он. — Не удалось извлечь его из Конской Головы?
      — Нет, Мария Александровна по моей просьбе навестила его и привела.
      — Так почему "же вы его не притащили? Отказался с Игошиным, побеседовать? Быть не может!
      — Нет, нет! Он говорит, что сам хотел с вами встре-
      титься, что Федосеев должен был вчера вам в Горноза-водск з-вонить. Обрадовался, когда узнал, что вы в Но-вокаменске, заявил, что прямо из Конской Головы к вам явится, в дом приезжих. Но его внезапно в Конскую Голову вызвали.
      — Опять, значит, встреча не состоялась! Ну не везет нам с Павлом Петровичем! То одно, то другое помешает... Л это что за бумаги?
      — Просил передать.
      — — Спасибо! — Игошин заставил себя отложить бу-ма1и, поинтересовался: — Что это глядите вы странно? В чем дело?
      — Тяжело было, — вздохнул Абасин. — Ведь у меня форменный семейный совет состоялся. Мария Александровна, будучи проездом в Кудельном, пригласила ко мне и Валентину. Все собрались.
      — Понимаю! На нервах проехались. Жаль, очень жаль! Не хотелось лишних переживаний молодым людям доставлять... О чем разговор на семейном совете был, если разрешите?
      Доктора он выслушал с настороженным вниманием; особенно заинтересовали Игошина слова Павла об «альмариновом узле» и о силе, которая до сих пор скры-иалась за дверью.
      — Он об этой силе говорил? По имени не называл?
      — Не называл... Да я бы заставил его свои предпо-.юження высказать, если бы не этот старик — Семухин. (н как снег на голову свалился.
      — Гранильщик? Георгий Модестович? — удивился Мгопгин. — Он-то откуда взялся?
      Из Горнозаводска через Баженовку, Гилевку... По-чел Б самый разгар беседы, обвинил Павла Петровича н гом, что тот в Горнозаводск ездил ради подпольной про-цлжи альмаринов, что он эту торговлю ведет совместно с каким-то Халузевым...
      — с Никомедом? С Никомедом Ивановичем?
      — Точно, точно, с Никомедом!
      — Как принял это обвинение Расковалов? — нетерпеливо спросил Игошин.
      — Был положительно убит... Закрыл лицо руками, несколько раз повторил: «Он ив мог этого сделать, это не он...»
      — Это Халузева касалось?
      — Нет, определенно кого-то другого. Он так и сказал: Халузев, мол, мог это сделать, а «он» нет. Кто «он» — неизвестно.
      — Так, так! — Игошин, точно ему изменило спокойствие, быстро прошелся по комнате, отрывисто спросил: — Зачем Расковалов в Конскую Голову поехал?
      — Его Самотесов увез. Сказал, что в Конской Голове Роман Боярский пришел в себя. Вы ведь помните Романа — великан, силач. На кулачках зимой всегда победителем был.
      — Помню! Ну как же, помню, конечно! Что у него за дела с Расковаловым?
      Выслушав рассказ своего гостя, Игошин призадумался. Взгляд его темных, живых, широко расставленных глаз сосредоточился. После краткого раздумья Игошин сел против Максима Максимилиановича так, что их колени почти касались.
      — Теперь вот что нужно, проговорил он вполголоса. — Вот что нужно, и прошу вас по старой дружбе мне помочь. Поедем-ка мы с вами цветочки собирать в долине Конской Головы, а? После утомительной мирской-суеты очень полезно ботаникой заняться. Значит, нам лошадёшка понадобится. Именно ваша больничная ло-шадёшка. Трестовский транспорт, упаси бог, зафужать не хочу. Ведь непременно майору Игошину машину управляющего предложат, а машина в тех местах не пройдет, да и шумно это. А мы спокойненько, на лоша-
      дёшке. И кучера больничного не нужно. Сами управимся, ведь так?.. Теперь вот еще что. Красавицу Валентину насколько возможно успокойте, скажите ей,. что «гадалка» приехала разобраться насчет бубновых валетов. — Он рассмеялся — до того забавно открыл рот Абасин. -Да, да, так и скажите: мол, «гадалка» велит ей не волноваться. Она поймет, поймет, уверяю вас! Матушке другое шепните: пускай будет спокойна, один человек советует ей спокойно ждать решения вопроса о судьбе ее сына. Старичку этому, Семухину, скажите, что Сергей Ефремович Игошин просит его поскорее из Новокаменска домой отбыть и весьма, весьма, впрочем, ему благодарен за вмешательство в судьбу Павла Петровича. Святая дуШа] Скажите ему, что я по возвращении в Горнозаводск навещу его на дому и, как встарь бывало, о камешках и гранильном мастерстве с ним задушевно побеседую. Кажется, все, дорогой друг!.. Лошадь я буду ждать по дороге в Конскую Голову сразу за Черным Камнем. Поставьте-ка ваши часы по моим — у вас ведь часы либо стоят, либо завтрашний день показывают. Теперь все! Желаю всего доброго!
      — Как я вам благодарен! — воскликнул Абасин, прижимая руку к сердцу. — Как меня успокоил и обнадежил разговор с вами... Это просто благодеяние!
      — Уж и в благодетели попал! Насчет надежды — правильно, а насчет спокойствия — это как придется. Всего хорошего, доктор, до скорого свидания!
      Отпустив гостя, Сергей Ефремович просмотрел бумаги, оставленные доктором, откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза рукой, снова склонился над бумагами, ггробормотал, припоминая рассказ Абасина: «Вот почему 11Г1Ш инженер об «альмариновом узле» упомяиул!.. Ло-1ично!..» Еще раз перечитал завещание Петра Павловича Расковалова, решил: «А Никомед Иванович — душе ||р|1к;!3чик. Следовательно, в этом предприятии прямо
      заинтересован, может быть д«же как совладелец, компаньон».
      Потом он занялся сличением завещания с еще одной бумажкой, которую достал из карманного портфельчика. Это был написанный от руки печатными буквами подлинник телеграммы со всеми почтовыми отметками. «Экспертиза понадобится, — бормотал он, глядя то на завещание, то на телеграмму. — Но «ять» определенно не то, а ведь тут именно «ять» под умышленной к-пяксой скрыто. Именно! Это «ять» не похоже на «ять» в расковалов-ском завещании. В завещании и в записке этой «ять» обычное школьное, как твердый знак о двух палочках, а в телеграмме «ять» вольное, как мягкий знак с перечеркнутой палочкой. Ишь как верхушка палочки из кляксы выставилась! А в слове «Мария» определенно сначала было «и» старое с точкой написано, потом еще одна палочка добавлена, а первая палочка с точкой соединена. Высокое и неровное «и» получилось, с разнымиплечами. Это можно объяснить только тем, что составитель телеграммы поймал себя на ошибке, так же как в букве «ять», и тут же исправил ошибку. Интересно, почему телеграмму не переписал, чем вызвана эта небрежность?.. Бумаги не было? Мог на стандартный почтовый бланк все перенести... Ведь бланки-то в почтовом отделении имелись: Расковалов поздравительную телеграмму обычном бланке написал...»
      Вооружившись небольшим увеличительным стеклышком, он стал рассматривать и сличать с телеграммой приписку к завещанию, сделанную рукой Никомеда Ха-лузева, но в дверь постучали.
      — Минуточку! — крикнул Сергей Ефремович, быстро переложил бумаги в ящик письменного стола, туда же сунул стеклышко и разрешил: — Войдите!
      Он направился к новому посетителю и протянул ему руку.
      Этот день для работника прокуратуры Кудельного Ивана Григорьевича Параева оказался беспокойным с самого утра, но на его гладком лице было написано, что он в своей стихии, что эти беспокойства по нем. Он пожал руку Сергею Ефремовичу с таинственным и несколько торжественным видом. Разговор начался без предисловий, как между людьми, которые понимают друг друга с полуслова и не намерены терять время.
      — Поездка на шахту не совсем удалась, товарищ майор, — доложил молодой человек. — Самотесова я не застал...
      — Знаю, вы разминулись. Самотесов приезжал в Но-вокаменск.
      — Но все же я выяснил интересующий вас вопрос.
      — Вот это хорошо!
      — Превышение плана углубки шахтного ствола объясняется тем, что вслед за верхним завалом только что обнаружен порядочный участок нетронутого ствола, нуждающийся лишь в незначительном ремонте. Это неожиданный выигрыш. Дальше снова идет завал.
      — Этому Самотесову и Расковалоьу бабушка ворожит, не иначе!
      — И не одна, а несколько.
      — Знаю, знаю, Иван Григорьевич, в чей огород метите! — усмехнулся майор. — Но вы учтите, что для Расковалова это очень кстати. На случай решительного разговора это солидный козырь. А? Несмотря, дескать, на все помехи, шахта все же опережает график восстановительных работ. А интересно, что получилось бы с хваленым графиком пятой шахты, если бы не этот неожиданный выигрыш?
      — Если вычесть неожиданно иьтгрунные метры, то шахта точно улеглась бы в график.
      — А ведь график жесткий?
      — Да, крепкий, как говорят в тресте.
      — И принят он был по настоянию Расковалова, когда коллектив шахты присоединился к обязательствам уральцев товарищу Сталину.
      — Да... Но кто знает, что было в запасе у фаж-данина Расковалова помимо коробки спичек и пилочки, что еще он собирался выставить... в дополнение к фафику!
      — Да, да! — задумчиво и серьезно согласился с ним майор. — Кто его знает, чужая душа — потемки.
      — Время от времени освещаемая пожарами.
      Тут уж Игошин рассмеялся.
      — Как вы ловко умеете словцо подцепить! — сказал он. — Но сознайтесь, что козыри у Расковалова все же есть... Коробочка спичек и пилочка — это пока только предп(1ожение, требующее подтверждений, а график, а самоотверженная работа, а риск жизнью ради двух рабочих, застигнутых плывунами, — это факт.
      — Однако моя поездка дала еще один результат, хотя и не поразительный, но очень интересный: подтверждение факта, что вызов в Горнозаводск организован самим Расковаловым и никем другим.
      — Вот это замечательно! — воскликнул майор.
      Из своего портфеля молодой человек вынул несколько чистых листков желтоватой глянцевой бумаги, линованной в клеточку, и положил их перед майором.
      — Узнаете? — спросил он.
      Вместо ответа Сергей Ефремович достал из ящика письменного стола подлинник телеграммы и положил его рядом с чистыми листками.
      — На такой же бумаге написано! — удивился он. — Где взяли?
      — Из блокнота Расковалова. У меня ведь зрительная память исключительная. Я вчера с одного взгляда за-
      помнил, на какой бумаге написана телеграмма, которую вы мне показали. Как только я зашел в землянку, тотчас же заинтересовался этим блокнотом — он на. рабочем столе Расковалова лежал — и взял образец бумаги.
      — Умно, умно! — одобрил майор, глядя на своего собеседника чуть ли не с восхищением; затем он справился с таинственным видом: — И никто не видел, как вы в землянке распоряжались?
      — Кто же мог увидеть! Я в землянку вошел, как только на шахту приехал, а Корелюк, хозяйственник, только через пять минут явился.
      — Самотесов землянку не запирает?! Беспечный какой!
      — Вероятно, рассчитывает, что от копра видно, кто идет в землянку. Впрочем, документы он держит в железном яш,ике.
      — Так-так...
      — Вообще же должен сказать, что с бдительностью на шахте все еще неблагополучно. Я вам говорил, как Самотесов отнесся к словам вахтеров о появлениях Расковалова, предшествовавших авариям. Он даже поговорку пустил, что все обвинения держатся на «обличье фигуры».
      — Так-так! — повторил Сергей Ефремович. — Все ясно, все ясно. Насчет телеграммы, говорю, все ясно.
      — Абсолютно, товарищ майор.
      — Один только вопрос: никто не заметил, как вы блокнот пощипали?
      — Нет, это будет незаметно, — улыбнулся молодой человек. — Блокнот, невидимому, только ч"-п начат. От предыдущего блокнота осталась лишь корочка.
      — Очень, очень интересно, спасибо вам! Но работа, действительно, по-наглому грубая! — возмутился Сергей Ефремович. — Бумагу из своего блокнота взял и блокнот на столе оставил. Камешки через третьи руки артис-
      там продавал и зачем-то до их сведения довел, что продавцом является инженер из Новокаменска. За детей нас считает, глупенькие решения п.Дсказывает. Каков гусь!
      — Я уже докладывал вам, в чем смысл этой слишком ЯВНОР1 кустаршины, — мк..ГОЗначитсЛЛ;/ напсмьшл молодой человек.
      — Вы насчет алиби черо I относитечьн м-тзнача-1ЦИЙ проступок?
      — В криминалистике такие факты известны.
      — Так ведь то в криминалистике! А он своим умом дошел, умышленно себя торговлишкой подпольной замарал, чтобы обвинение в поджоге отвести. Ездил, мол, на камешках подработать, и только! Душонка низкая! А говорят — гордый, говорят — с большим чувством собственного достоинства. Нет, пора, пора с ним беседу на-прямки повести! Пора!
      — Несомненно... В единоборстве репутации Раскова-лова с компрометируюш,ими фактами победа склоняется 11а сторону фактов. Еще один-два штриха, и картина сложится окончательно. И, может быть, заключительные штрихи даст нам прямое следствие, прямой разговор с Расковаловым.
      — Да, пора, пора! — проговорил Игошин со вздохом. — Все совершение ясно. Потом я вам объясню, в чем настоящая ясность загслючается. Нового вклада в криминалистику не обещаю, но интересное сообщу... Я вам телеграмму эту злосчастную показывал... Ничего не заметили? Вы старую русскую орфографию знаете?.. Нет! Ну, ясно, в школе ведь по новой учились. Но это между прочим... 1стати, анонимочки насчет отца Расковалова при вас? Вы мне эти писания «осведомленного» и прочих оставьте. Люблю интересное чтение!
      Получив пачку писем, он ласково выпроводил гостя, закрыл за ним дверь, повернул ютюч в замке, с облегчением вздохнул и приступил к изучению анонимок и
      сличению их с другими бумажками, полученными сегодня.
      Проходя по главной улице Новокаменска, молодой человек неожиданно столкнулся с Валентиной Семеновной, которая как раз в эту минуту вышла из больничного здания в сопровождении пожилого коренастого человека. Оба они были озабочены и спешили. Молодой человек почтительно поклонился Валентине Семеновне и в ответ получил едва заметный кивок.
      — Ты, оказывается, с Параевым знакома, — сказал Максим Максимилианович. — Я его в лицо знаю и слышал о нем. Говорят, сильный работник.
      — Тем печальнее... — начала Валентина и замолчала.
      — Что?
      — Мы однажды беседовали с ним. И мне показалось, что он очень, очень предубежден против Павла.
      — Ты на себя страхи напускаешь.
      Абасин взял ее под руку и ласково назвал дурочкой.
      — Я верю, дядя, тому, что вы говорили о человеке, с которым я встретилась в поезде. Но увидела Параева, и на душе снова стало так тяжело-
      Впервые в жизни уступило, ослабело сердце Марии Александровны. После того как Валентина, напуганная ее припадком, вызвала Абасина и доктор оказал Марии Александровне помощь, г доме установилась тишина.
      Мария Александровна не хотела никого видеть, не хотела ни о чем думать и все же думала, думала... Добрый, душеьный Максим Максимилианович — ну зачем, зачем он ее утешал, зачем намекал на влиятельного человека, который не даст Павлушу в обиду! Кто может обидеть Павлушу? Чем он заслужил обиду? Разве мож-
      но поверить, разве можно хоть на минуту поверить, что Павел Расковалов способен покривить душой! Камни? Но зачем же, для чего он стал бы торговать камнями, он, так мало ценивший все материальные блага, деньги? О ком думал Павел, когда воскликнул: «Он не мог этого сделать!» Кто «он»? Неужели «альмариновый узел» существует и находится именно на Клятой шахте, неужели Петр был владельцем шахты? Как это ужасно сошлось! О ком думал Павел, когда они шли из Конской Головы? Почему таким странным было его лицо, когда он расспрашивал о Петре Павловиче?
      Ей хотелось крикнуть: «Что все это значит, что грозит Павлу?»
      Когда Валентина, проводив доктора, вернулась в комнату, ей показалось, что Мария Александровна снова близка к припадку.
      — Как вы себя чувствуете?
      — Что это они говорят о Павле? Как они могут!
      — Ничего, ничего, — шепнула Валентина, обняв Марию Александровну.
      — К чему все это идет, что грозит Павлуше?
      — Не знаю... Дядя говорит, что один человек велел передать вам, чтобы вы не волновались.
      — Да, доктор говорил это мне... Он утешает, он от своего доброго сердца ищет утешения.
      — Нет, это не его слова. Я случайно познакомилась с одним человеком в поезде, и он мне пообещал, что все будет хорошо, а теперь повторил это... Хороший, удивительный человек!
      — А Георгий Модестович! — воскликнула Мария Александровна. — Как он мог такое сказать про Павла! Постыдился бы! Ты можешь поверить, что Павел способен торговать камнями, да еще из-под полы! Боже мой!
      Валентина стала возле нее на колени, взяла ее руки в свои.
      — Мама, позвольте мне уйти...
      — Куда, голубчик?
      — К нему... Я хочу быть рядом с ним...
      — Иди, иди к нему и не покидай! — горячо подхватила Мария Александровна. — Не оставляй его! Кто написал телеграмму? Кто стоит против Павлуши?.. Нет, быть не может! Иди, иди, девочка моя, доченька моя!..
      За окнами сверкал знойный день. Безволие овладело Марией Александровной. Бесконечно уставшая, она все же не могла забыться, заснуть. Сквозь полузакрытые веки увидела Георгия Модестовича: он осторожно вошел в комнату, задержался у стола, затем вышел на цыпочках и прикрыл за собою дверь.
      «Павел у него на глазах вырос, он Павла с самого детства знает, и язык повернулся такое сказать, так оскорбить!» подумала она с печальной улыбкой.
      Порыв ветра подхватил занавеску и перебросил через шнур. Солнечный луч упал на стол и разбрызгался огненно-красными искрами. Она приподнялась, не веря себе. На столе в солнечном луче пылала рубиновая звезда.
      Мария Александровна положила звезду на ладонь.
      Что означал этот поступок старика — отказ от обвинения, признание своей ошибки? Мария Александровна смотрела на звезду не отрываясь, думая все о том же: ее сын не виновен, мрак должен рассеяться.
     
     
     
      Глава шестая
     
      Придержав конька, приподнявшись, Никита Федорович указал рукой на черную точку, которая как раз в этот миг готова была скрыться за гранитным бугром.
      — Тихон навстречу... Что такое? Почему нас в Конской Голове не ждет?
      — Подгони, Никита Федорович, — поторопил Павел, охваченный тревогой.
      С пригорка, низко нагнувшись к рулю, навстречу им уже катил велосипедист на блестящей, никелированной машине. Приблизившись, Федосеев резко -атормоил, соскочил с велоснпеда. Он был бледен и так странно спокоен, что Самотесов и Павел не решились начать расспросы.
      — Роман убит, — тихо сказал Федосеев. — Поезжайте в поселок, а я на шахту... Там возьму машину — и в Новокаменск. Приеду с моим шурином: у него хорошая овчарка.
      — Роман убит? — оторопело переспросил Самотесов. — Что ты, Тихон!
      — Мы с девочкой застали его еще теплым. Он в своей избе на полу лежит с проломленной головой. Езжайте в Конскую Голову. Девочка почти одна. Там, в другой избе, ее отец пьяный отсыпается. Только что пришел. — Он обернулся к Павлу, который смотрел на него с жадным, мучительным нетерпением. — Все так, как вы вчера говорили. Бандит или бандиты закрывают путь к «альмариновому узлу». Ведь Роман, как вы мне говорили, работал на шахте, он, вероятно, знал дорогу. Не входите в избу, пока я не приеду с работниками ми-лищга.
      — Заверните в дом приезжих треста, Тихон Федотович, — встрепенулся Павел. — Там остановился Иго-шин...
      — Майор Игошин! Хорошо, что он здесь! — обрадовался Федосеев. — Непременно поставлю его в известность! Ждите меня с овчаркой! — И он вскочил на машину.
      Теперь Никита Федорович не гнал лошадь; искоса
      посмотрел на Павла и посвистел сквозь зубы. Их недавний разговор о человеке, которого не стерпит земля, припомнился Павлу/ он почувствовал приступ духоты, выпрыгнул из экипажа, пошел рядом, засунув руки в карманы.
      — Теперь видишь, какие могут быть люди? — спросил он. — Старика, полумертвого!..
      — Я фашистов насмотрелся... Разведчиком ведь одно время был, далеко за фронт хаживал. Но знаешь, Павел Петрович, что я тебе скажу: не сделает так русский человек, не поднимет руку на старика, а тем более на хворого. Фашист так сделает, а русский человек — не верю!..
      — Да разве он русский человек, разве ои русский! — крикнул Павел, зашагал быстрее, остановился, дождался, покаэкипажик поровнялся с ним, и сиова занял место рядом с Никитой Федоровичем. — Последняя надежда рухнула: Роман погиб, и, значит, вход в Клятую шахту закрыт, — сказал он. — Не удивлюсь, если выяснится, что Петюшу подстерегли и убили. Ленушка мне рассказала, что неизвестный ей дядя навестил Романа как раз до того, как старик с Петюшей ушел в лог, а потом вернулся один. «Тот», может быть, решил на всякий случай убрать и старика... Теперь «он», вероятно, делает с шахтой что ему угодно. И хорошо еще, если «он» только «альмариновый узел» разбирает, а если «он» калечит шахту...
      — Один не искалечит...
      — Но, вернее всего, у «него» есть помощники. Тот же Халузев.
      — Постой, попадутся! — судорожно сжал в руках вожжи Самотесов. — Ах, выродки!..
      Вдали уже виднелись избы Конской Головы. Навстречу экипажику из-за гранитного бугра выбе».пла Ленуш; ка и остановилась посреди дороги.
      — Ну-ка, забирайся сюда! — подозвал ее Само-тесов, наклонился, поднял девочку, посадил себе на колени и выслушал сбивчивый рассказ сквозь слезы о происшествии в Конской Голове и о том, что дядя Федосеев велел в избу деда Романа никого, кроме милиции, не пускать.
      — Знаем, знаем... В избу не пойдем, ничего не тронем... Да не плачь!.. А Осип спит?
      — Спит он... Пришел шибко хмельной. До вечера спать будет.
      Тихо и безлюдно было в поселке. Лес за речушкой, уходивший в гору, как бы подчеркивал своим молчанием тишину брошенной хитной столицы. Невольно понизив голос, Никита Федорович предложил Павлу пройти в его избу и закусить, так как с утра у него ничего не было во рту.
      — Я на воздухе побуду, — отказался Павел. — А ты иди хозяйничай.
      Проводив взглядом Никиту Федоровича и Ленушку, он повалился на песок возле гранитного валуна и закрыл глаза.
      «Все сошлось и прояснилось, а в то же время все будто в стену уперлось, — думал он. — Хода дальше нет. Скорее бы Игошина увидеть. Без собаки в лес нельзя — подстрелят, как зайца, из-за любой сосны».
      Впору было грызть руки, так терзало его ощущение бессилия; он готов был землю пробуравить по-кротовьи, чтобы добраться до Клятой шахты, штреки которой проходили, может быть, под его ногой и были таи недоступны.
      — Не могу я тут сидеть! — сказал он, когда Никита Федорович появился возле него и протянул бутерброд. — Надо скорее все двинуть! Надо в Новокаменск!
      — Зря! — решительно возразил Самотесов. — Прежде всего съешь-ка это, непременно съешь, а то осла-
      беешь совсем. Тихон быстро управится, не успеешь оглянуться. Шурин ему собаку даст — в лес пойдем. Потерпи!
      — Не могу! — Павел вскочил на ноги. — Ты здесь останься, а я лошадь выпрягу, верхом поскачу. Я без седла умею... Сидеть сложа руки хуже смерти!
      В эту минуту и случилось то удивительное, что так резко изменило обстановку.
      Это был свист — мальчишеский свист в два пальца, который легко одолевает пространство, которьп"!, кажется, сквозь землю и стены пройдет, вырвется на простор и непременно достигнет цели.
      Конечно, этот сигнал предназначался для Ленушки, п она вдруг появилась на пороге избы с недоеденным куском хлеба в руке, точно на крыльях в один миг перенеслась к жердочкам, переброшенным через речушку, и замелькала в высоких травах приречной полянки, оглашая воздух ответным звенящим криком:
      — Петю-у-у!.. Петю-у-у!..
      — Это он! Это Петюша вернулся! — крикнул Павел и бросился вслед за Ленушкой.
      К лесной опушке он подоспел, когда Ленушка уже завладела своим потерянным и неожиданно обретенным другом. Как она вцепилась в него, как бесцеремонно тормошила, запихивая в его рот остатки хлеба, как неж но гладила его лицо! Петюша, совершенно обессилевший, полулежал, закрыв глаза, и не то улыбался, не то морщился, слушая лепет Ленушки. Трудно было узнать в нем того, кто несколько дней назад был здоровым, крепким мальчуганом. Лицо, обтянутое грязной кожей, стало почти неузнаваемы!.
      — Петюша! Здравствуй, Петюша! — И Павел наклонился к нему.
      Мальчик открыл глаза, увидел Павла и побледнел, насксльк— еще мог псбледнеть, в каждой черте его ли-»1ика отразились недоумение и страх; он весь подался паз.чл. подняв р>ки на уровень лица, будто защи-
      — Что ты, родименький, что ты? — лепетала Ленуш-ка, почувствовав неладное.
      Подошел Никита Федорович, радостно поздоровался с Петюшен, но тот смотрел только на Павла, точно сравнивал его с кем-то, хотел отделить от кого-то.
      — Ты боишься меня? — сказал Павел. — За кого ты меня принимаешь? Тебе кажется, что ты меня видел? Где?
      — Будто в шахте... в штреке...,
      — «Он»... был похож на меня?
      — Ага...
      — Ты его лицо видел?
      — Нет... Плохо видать было...
      — Уверяю тебя, что это был не я... Значит, ты все л<е нашел продушной ходок!
      Сунув руку в карман, немного успокоившийся, Петюша вынул узелок и протянул Павлу; тот развернул тряпицу, высыпал на ладонь несколько яркозеленых кристаллов, пересыпал их в ладонь Никиты Федоровича:
      — Посмотри, какая красота!
      Шумный вздох, почти стон раздался за его спиной. Безобразно распухший, еще не проспавшийся Осип смотрел на прекрасные кристаллы как завороженный.
      — Петюша, родненький, свое береги! — прохрипел он.
      — Вон! — рявкнул Самотесов.
      Галечник отшатнулся, сделал шаг назад, но не ушел.
      — Молодец. Петюша, выполнил договор! — сказал
      Павел, обнимая мальчика. — С тебя отчет полагается. Можешь говорить?
      Самотесов поставил Петюшу на ноги; тот пошатнулся и с извиняюш,ейся улыбкой вновь опустился на землю. Павел подхватил его и понес к поселку. Ленушка побежала рядом, держась за свисавшую руку мальчика.
      У порога избы Никита Федорович остановился:
      — Ты, Павел Петрович, с мальцом побеседуй, а я здесь подежурю на всякий случай. Ну и гиблое ж место!..
      Дверь за Павлом и Петюшей закрылась.
      Самотесоа поморщился, когда к нему подошел Осип. Теперь галечник был оживлен н обеспокоен, его глаза шныряли воровато.
      — Нехорошо так делать, хозяин, — начал он развязно. — Не вами поднято, не вам и владеть.
      — Уйди ты ради бога! — отмахнулся Самотесов.
      — Обрадовались, что мальчонка сдуру это... отдал!
      Никита Федорович побагровел.
      — Уйди! — повторил он с отвращением. — Того не соображаешь, что камень в государственной шахте поднят, государству и принадлежит. А хоть бы и не там! Петюша поднял, ты ни при чем!
      — На одно робим... Компаньоны мы...
      — То-то и бросил ты компаньона одного. Да ты понимаешь, что за это полагается?
      — А что? — дерзко ответил Осип, избегая его взгляда. — Все равно продушной ходок-то он нашел. Награда за это полагается. Вот и все!
      — А вот я в газете опубликую, как ты договор с тахтой выполнял. Тебе после этого в Новокамеиске жизни не будет, каждый вслед плюнет... Эх ты. друг-то варищ.! Постьщился (ы на глаза лезть, а не то что разговор вести. Отец в избе убитый лежит, а он... Человек ты илн кто?
      Осип, как стоял перед ним в вызывающей позе, руки в бока, так и оцепенел. Затем лицо его дрогнуло, стало осмысленным и жалким; и тут только Самотесов сообра--{л, что от него первого Осип услышал о смерти Романа.
      — Кто убил-то? — спросил Осип упавшим голосом.
      — Неизвестно... Ты в избу не ходи. Власти скоро гфиеду Пойди умойся, а то на человека не похож.
      Тихо в поселке. Все застыло, омертвело. Впору было подумать, что никогда не проснется, не оживет это мертвое царство. Вдруг весело заржал конек, привязанный у крайней избы, и ему ответило ржанье издали. Никита Федорович чуть не закричал от радости: на дороге показался знакомый больничный экипаж с двумя пассажирами; почти одновременно послышалось пыхтение мотоциклета.
      Первым, кого увидел Павел, выйдя на крылечко и-бы, был немолодой полный человек. Прогуливаясь по берегу речушки, он беседовал с Никитой Федоровичем, но, услышав скрип двери, обернулся, отделился от Са-мотесова, направился к Павлу. Шел он, немного переваливаясь с ноги на ногу, темные, широко расставленные глаза едва заметно улыбались. Внешне этот человек в просторной толстовке, с плащом, переброшенным через руку, был ничем не примечателен, но когда он подошел вплотную, его лицо посерьезнело, он стал как бы стройнее и значительнее.
      . Не сомневаясь ни секунды, Павел поздоровался с ним:
      — Здравствуйте, товарищ Игошин!
      — Так точно! — ответил тот. — Здравствуйте, Павел Петрович! Долго вы, однако, беседовали с этим мальчон-чой. Рад вас видеть.
      — Поверьте, что я тоже...
      — Не сомневаюсь... Вы ведь в Горнозаводске должны были почувствовать, что я к вам отношусь несколько по-особому. Поговорим?
      — Я готов. Но нужно, чтобы занялись мальчуганом. Он очень слаб, истощен. Его нужно накормить.
      — Это устроим. Погодите немного. Доктор Абасин в избе у этого Романа с работниками милиции...
      Он вошел в избу и через несколько минут вернулся с Абасиным. Подошел Никита Федорович, обхватил Павла за плечи.
      — Ну, товарищ начальник, дело к концу! — шепнул он на ухо. — Тихон и его шурин с Голубком в лес ушли. Вот ждем...
      — Как мама. Валя? — спросил Павел у Максима Максимилиановича.
      — Все благополучно, не тревожьтесь. — Он вздохнул: — Ах, Роман, Роман! Вы подумайте, какой конец... Изуверство, ужас!.. Ну-с, так где же мой любимец фортуны? Займемся живым, Никита Федорович!
      Взяв Павла под руку, Игошин провел его к берегу речушки, сел на валун, усадил Павла рядом с собой, достал порттабак, свернул папироску, щелкнул зажигалкой-пистолетиком и с наслаждением затянулся.
      — В спешке курить не могу, а спокойных минут мне отпускается маловато, — пояснил он; похлопал Павла по колену и вполголоса серьезно проговорил: — Несогласен я с вами, Павел Петрович.
      — В чем?
      — В одной вашей мысли. — Он тут же перехватил вопрос, который готов был вырваться у Павла: — Но это потом..-. А сейчас, чтобы не терять времени, давайте условимся о порядке разговора. — Он усмехнулся. — В данном случае предпочитаю такой порядок, когда я буду только спрашивать, а вы только отвечать, поскольку
      найдете нужным, не удивляясь ни характеру вопросов, ни объему моего любопытства. Но имейте в виду: неволить себя не нужно. Умолчание буду расценивать как нежелание отвечать. И прошу учесть, что это не допрос, не расследование, а пр<кто разговор большого значения и для вас лично" и для общ.его дела. Принимаете это?
      Павел кивнул головой.
      — Так вот... Начнем с основного пункта: при каких обстоятельствах вы предъявили завещание, с которым я недавно ознакомился, при каких обстоятельствах получили завещанное — я не спрашиваю, в чем оно заключалось, — не заметили ли странностей в поведении Халу-зева, а дальше уж по ходу беседы... — Он призадумался, дополнил: — Самотесов и Федосеев сказали мне, что вчера вы им многое открыли и с вашим предположением познакомили. Я не стал их расспрашивать. В беседе со мною, надеюсь, вы будете обстоятельнее. Подробностей, которые вам кажутся важными, не бойтесь...
      В это время Максим Максимилианович, Никита Федорович и Ленушка занимались Петюшей.
      Доктор нашел обш;ее состояние здоровья Петюши удовлетворительным, если не считать истощения и утомления.
      Мальчика умыли, переодели в белье Павла, в котором он совершенно утонул, и закутали в его старенький пиджак. Он получил хлеба с колбасой на один зубок, но из гордости не попросил больше и все облизывал губы.
      Чувствуя себя в центре внимания, Петюша, сидя на лавке, солидно и вдумчиво отвечал на вопросы доктора.
      Чудесной, сказочной была повесть Петюши для слушателей.
      По словам Петюши выходило, что он просто-напросто завалился в «дудку», как он назвал вертикальную выработку.
      — Как же это ты так неосторожно! — испугался Аба-син, а Никита Федорович только крякнул и недоверчиво погладил бородку.
      — Я на краешек сдуру стал, а она и завалилась, — сдержанно пояснил Петюша.
      Свою подземную темницу он описал довольно подробно, но забыл упомянуть о страшной «печи».
      — Как же ты выбрался? — нетерпеливо допытывался Максим Максимилианович.
      Об этом Петюша рассказал тоже как-то глухо, будто обходил сторонкой. Он якобы выбрался сквозь щель, проходившую сбоку завала, и то ползком, то придерживаясь за борт выработки, наудачу двинулся вперед. Штрек остался позади, началась какая-то очень большая выработка; он встретил ручей, бежавший под землей, напился, совсем ожил, пошел вдоль ручья, очутился в такой большой выработке, что свет свечи не достигал кровли. Потом пробрался в другую выработку; ее стены блестели, белые столбы свисали сверху и росли из земли. Вели его стрелы, выбитые на камне.
      — Да ведь это не выработки, это пещеры! — обрадовался Максим Максимилианович. — Значит, Клятая шахта с пещерной частью Клятого лога соединяется. Куда ты вышел?
      — А в камни...
      — Близко к Баженовке?
      — Не так» близко. Там камни, потом болото. А дальше, ДОЛЖНО, каменоломня гилевская...
      — А скажи, пожалуйста...
      Подлинный краевед, Максим Максимилианович был в состоянии замучить своего пациента вопросами; что касается Никиты Федоровича, то он слушал молча, понимая, что после разговора с Павлом Петровичем маленький исследователь о многом умалчивает, все время мысленно сообразуется с его запретами, и думал о Петюше:
      «Хитер, умен, а пуще того честен. Видать, от Осипа не набрался».
      Кончилась беседа Павла с Сергеем Ефремовичем.
      Майор взял из его рук золотые часы, осмотрел их, осмотрел хрустальную печатку и задумался.
      — Они были найдены Петюшей возле «печи». Вероятно, часы потеряны в драке или при переноске трупов в «печь», — пояснил Павел.
      — А как высоко расположен вход в «печь» над горизонтом выработки, Петюша говорил?
      — Довольно высоко... Но он очень сильный человек. Я сужу по тому, что дверь не уступила мне сразу... Кроме того, у него, вероятно, были сообщники.
      — Вы составили определенное и как будто обоснованное предположение, — признал Игошин. — Но все это до полной проверки останется только предположением.
      — Вы все еще считаете, что я ошибаюсь?
      — Не могу сказать ни да ни нет, — неохотно проговорил Игошин. — Но если чувству верить — а я иногда своему чувству верю, — то, сопоставляя все это: убийство старика, грязное дело с камнями, гнусные анонимки, то тысячу раз нет!
      — Значит, вы возьмете меня в шахту?
      Игошин не ответил.
      — Если вы ставите под сомнение мои предположения, то я не понимаю, почему бы вы могли отказать мне в этой просьбе. Я буду полезен, уверяю вас!
      — Не по душе мне это, — недовольно проговорил Игошин и встал.
      — Я хочу скорее узнать, прав ли я или, к счастью, неправ, хотя и не верю в то, что могу ошибиться... Тут уж каждая минута ожидания — пытка невыносимая, Сергей Ефремович! Ведь решается не пустяк, а многое решается. Решается вопрос, как я буду в глаза лю-
      дям смотреть, какую память об отце нести. Поймите меня!
      — Глупостей не наделаете?
      — Клянусь, что буду выполнять каждую букву любого вашего приказа!
      — При всех обстоятельствах каждого из «этпху нужно взять живым...
      — Вы понимаете, что я только так и смогу посгу-пить...
      — Да, это я понимаю, — тихо произнес Игошин, вглядываясь в измученное лицо Павла. — Но вот что... Вы готовы броситься в шахту с голыми руками, а нужны осветительные средства, оружие, нужны люди, и немало людей. В таких делах надо спешить осторожно. Вы в шахту рветесь, сам хочется скорее распутать узел. Понимаю вас... Но имейте в виду, Павел Петрович: если вы хотите, чтобы я вас взял с собой, прежде всего приведите себя в порядок. Надо поесть, отдохнуть. На вас лица нет. А дело мол<ет получиться трудным...
      Павел был близок к тому, чтобы возмутиться, запротестовать; не понимал он п не мог понять, как можно быть спокойным, когда враг разрушает шахту, когда... И в то же время чувствовалось, что этот внешне неторопливый человек знает цену каждой минуты, знает, к чему идет, и знает лучший путь.
      Дело понало в крепкие и спокойные руки; без суматохи и шума все устремилось к цели.
      Когда Павел, закусив наспех, вышел из избы, Само-тесов, проходя мимо него, озабоченно проговорил:
      — Я, Павел Петрович, на шахту. Надо привези все, что требуется. А ты отдохни, слшпшь?
      Самотесова нагнал Максим Максимилианович, такой же озабоченный, деятельный.
      — Еду домой за медикаментами для экспедиции и прочим, — сказал он. — К вечеру привезу весточку от наших.
      Тишина не надолго овладела Конской Головой; снова затрещал мотоциклет. Из прицепа выпрыгнул ловкий сухощавый человек в штатском, но явно военный. Когда Игошин подоше. I к нему, приехавший вытянулся, почтительно поднес руку к козырьку.
      — Привет, товарищ Колясников! — радушно поздоровался с ним Игошин. — Рад вас видеть.
      Они прошли к валуну на берегу речушки. Присели. Игошин выслушал Колясникова, вглядываясь в линии, которые Колясников провел с помощью прутика на песке, затем взял у него прушк, переломил его на несколько частей, воткнул прутики тут и там в песок. Колясников наклонил голову в знак того, что все понятно, а Игошин тут же затоптал рисунок на песке.
      Павел слышал, как Игошин, провожая Колясникова к мотоциклету, со смехом проговорил:
      — Да, удачный «сенокос»!.. Молодцы ребята! Передайте им, что Петюша нашелся. Все!
      Подойдя к Павлу, Игошин сказал:
      — Почему не спите? Надо поспать. Мне не нравится, как вы выглядите.
      — В избе не засну. Цвелью пахнет, душно.
      Растянувшись на теплом песке, Павел закрыл глаза.
      Как ему показалось, он проснулся тотчас же, но
      солнце значительно передвинулось на небосводе. Неподалеку от Павла сидел Федосеев, а рядом с ним чистенько одетый мальчик лет пятнадцати, повидимому расстроенный, опечаленный. У ног мальчика растянулась громадная овчарка; положив морду на лапы, она то прикрывала веки, то внимательно глядела на Павла во всю ширину своих янтарных, неприветливых глаз.
      — Как дела, товарищ начальник, как себя чувствур-те? — спросил Федосеев.
      — Хорошо...
      — Познакомьтесь с Сеней, братом моей жены и сыном главного электрика шахты Капитальной Серегина.
      Мальчик приподнялся, юношески неловко поклонился Павлу и снова сел.
      Это великий дрессировщ.ик п собаковод. Видите, какого Голубка вырастил!
      Услышав свое имя, собака насторожила уши.
      — Вы ходили с Голубком по следу?
      Да... но полная неудача, — ответил Федосеев и чуть толгшул мальчика плечом. Мы проследили этого дьявола, — он повел глазами в сторону Романовой избы, дав понять, что говорит об убийце старика, — чевтно проследили километра на три отсюда. Дальше след потерялся. Голубок огорчен, а Сеня и того больше. Правда, Сеня?
      — — Голубок не виноват, невнятно ответил мальчик и густо покраснел. — След ушел в болото, след на воде не держится... Голубок, за мной! — скомандовал он, встал и направился к избам; собака пошла рядом с ним.
      — Пошел переживать, усмехнулся Федосеев. — Очень гордится своим Голубком, и действительно, пес необыкновенный... Сеня, не расстраивайся. Голубок себя еще оправдает! ~ Ои пересел побл1л к Павлу и как бы про себя отметил: — Хорошо было бы развязать весь тот узел до понеделышка и с новыми силами за работу! А? Вчера управляющий говорил со мной о необходимости особенно форсировать восстановление Клятой шахты, одновременно начать разведку на полигоне В середине недели он созовет маленькое совещание. Будут товарищи из Горнозаводска, ученый народ. Вам придется выступить, Павел Петрович.
      — Рано мы говорим об этом, Тихон Федотович, — чуть слышно произнес Павел.
      — Почему рано? — удивился Федосеев. — Дело явно подошло к концу. Враждебная сила проявила себя открыто. Халузев с вами заговорил об отступном потому, что думал, будто вы сломлены, на все готовы. Враг зарвался... Убийство старика, вероятно, явление того же порядка. Игошин дал мне понять, что бандит или бандиты уже обложены. Развязки ждать недолго...
      — Я не о том, Тихон Федотович... В Новокаменске я остаться все равно не смогу. Не смогу остаться в этих местах! И вы знаете почему. Развязка «альмарннового узла» явится также концом моей работы на уралите.
      — Никто и ничего толком не знает, — возразил Федосеев. — Все это, как говорит Игошин, лишь догадки. Но если даже догадки подтвердятся?.. Я, конечно, понимаю ваше настроение, но никогда не соглашусь с таким выводом: бросить дело, которое начато так успешно, отказаться от мечты о мощном южном кусте уралитовых шахт. В тезисах доклада на совещании партийно-хозян-ственного актива вы правильно сказали, что преимущественное развитие северного и западного полигонов объясняется только тем, что там недра богаче альма-ринами, привлекавшими наших дедов. Поэтому север и запад Новокаменска лучше изучены, освоены, а ура-.титовая Магнитка — южный полигон — еще ждет разведчиков... Неужели эта задача вами забыта, Павел Петрович?
      — Нет, конечно, нет! Но... если оправдается то, чего я боюсь, как же мне жить, работать в Новокаменске, как в лицо людям смотреть! Хорошо, я ни в чем не виноват, я чист перед обществом. Но... да что же говорить! Самой же парторганизации будет трудно поддерживать авторитет человека, на которого упала такая тень. Чуть что — и найдутся люди, которые это вспомнят ..
      — Вы ошибочно судите и о людях и о парторганизации! — прервал его Федосеев. — Вы их отделяете друг от друга, а это неправильно, Павел Петрович. Поймите: парторганизация отстаивала вас, и отстояла потому, что и общественность в целом была за вас. Парторганизацию усиленно штурмовали авторы анонимных сообщений. Как видно, на панику рассчитывали, запутать нас хотели. Но мы знали — я говорю о широкой общественности и, следовательно, о ее вершине, о парторганизации, — мы знали ваше прошлое, вашу работу в Донбассе, видели вашу работу на шахте и верили вам. А ведь сколько было разговоров, как туго иногда прихедилось!.. Все это прошло мимо вас, а мы поволновались достаточно. Да вот Никита, например. Когда он эту записочку в кисете нашел, его так ударило, что он чуть на вас не набросился. Все-таки хватило выдержки ко мне притти, посоветоваться. И вот, если теперь вы поднимете вопрос о переводе на другое место, многие, и я в том числе, расценят это как обидное неверие в то, что работники в тресте, на пятой шахте и на других шахтах способны окончательно отделить ваше имя от имени вашего отца.
      Он подождал ответа Павла, который сидел, отвернувшись от него.
      — Какие бы Расковаловы ни существовали на свете,, а для нас существует лишь один хорошо известный нам Расковалов — вы! — закончил Тихон Федотович.
      Послышался голос Игошина:
      — Нет, Сеня, нет, голубчик! Как я сказал, так и будет. Не просите — не поможет. Либо вы дадите нам своего Голубка, а сами уедете в Новокаменск, либо забирайте и Голубка. Вы еще молоды. Если бы даже ваши родители согласились отпустить, я не согласился бы взять вас в эту экспедицию.
      Игошин подошел, сопровождаемый расстроенным, готовым заплакать Сеней, сказал ему:
      — Если оставляете нам собаку, передайте ее Павлу Петровичу. Можно это сделать?
      — Можно.
      — Начинайте!
      — Голубок! — позвал Сеня.
      Голубок подбежал и остановился, выжидающе глядя на хозяина. Это была овчарка почти темной масти, с острой мордой, с широкой грудью. Сеня взял руку Павла и положил ее на голову собаки. Голубок окостенел, все его могучее тело подобралось, он прижал уши, зарычал.
      — Тихо! — приказал Сеня. — Это свой!
      Голубок не сразу затих.
      — Теперь погладьте его сами. Он все понимает... Иди, Голубок!
      Собака сделала несколько шагов прочь.
      — Стой!
      Голубок замер, не повернув головы, в ожидании следующего приказания.
      — Назад!
      Голубок подошел.
      — Ляг!.. Хорошо!.. Кроме того, он знает «Жди меня здесь», «Следи», «Подберись тихо», «Возьми», «Повали», «Стереги».
      Непослушными руками Сеня защелкнул замок цепи на ошейнике и протянул ее Павлу.
      — Возьмите!.. Слушайся, Голубок! — Губы его при этих словах задрожали. — Он будет слушаться. Я уже проделывал такой опыт. Это нужно. Если, например, я буду в армии, на фронте, и меня ранят или убьют, то все-таки Голубок будет служить... Слушайся хозяина. Голубок! — Он опустился возле Голубка на колени, прижал его голову к груди, быстро встал. — Прикажите ему лечь, а я теперь должен уйти, чтобы он меня больше не видел. — И Сеня почти побежал прочь, чтобы никто не видел его слёз.
      Игошин пошел за ним.
      Голубок рванулся, натянул цепь, как струну.
      — Ляг, Голубок! — приказал тронутый этой сценой Павел.
      Голубок зарнчал, рычание перешло в тихий жалобный визг, и, наконец, с тяжелым вздохом, собака опустилась на землю, глядя в ту сторону, куда ушел ее молодой хозяин.
      — Не собака, а клад, — сказал Федосеев. — Голубок не выдаст. Дисциплинирован идеально и очень силен.
      Голубок, прислушивавшийся к его словам, вдруг насторожился, поднял голову, чуть слышцо особым, не грозным звуком прорычал: он уже начал служить своему временному хозяину.
      К ним быстро шла Валентина.
      Она издали увидела Павла и возле него незнакомого человека.
      Когда Павел познакомил ее с Федосеевым, Валентина смутно припомнила, что так звали секретаря общерудничного партийного бюро, и мысленно поблагодарила Федосеева за то, что он тотчас же ушел.
      Все ее внимание было поглощено Павлом, она сразу заметила, что Павел очень подавлен, но что он обрадовался ей.
      — Зачем ты оставила маму? — упрекнул он Валентину не совсем искренне.
      — Мама приказала навестить тебя. Я пешком пришла. На дороге встретила дядю. Знаешь, он говорит, что приказа о твоем снятии с работы не было. Были только слухи... Я так рада! А ты?
      — Да, я знал, что приказ не подписан... А рад ли я? Все будет зависеть...
      — Но, Павлуша, ты сам говорил, что тебе трудно было бы оставить шахту, что здесь твое сердце. Пови-
      димому, стало ясно, что ты невиновен. Ведь так? И не надо ничем обуславливать, останешься ли ты здесь.
      — Почему ты так ставишь вопрос, почему уговариваешь ничем не обуславливать? — Он взял ее руку, спросил, глядя ей в глаза упорно и остро: — Ты догадываешься о чем-то пли знаешь?
      — Да... догадываюсь, — тихо ответила она. — И это так тяжело...
      — Ты считаешь, что это возможно? Я сто раз в минуту решаю по-разному.
      — И я тоже, Павлуша. Но все же я думаю, что это невозможно, невозможно, мой дорогой!
      — Почему ты так думаешь?
      Ее ответа он ждал как приговора, он надеялся, что одним словом она разрушит его опасения, и горько улыбнулся, когда Валентина сказала:
      — Если ты хоть немного похож на отца, то это невозможно. Он так не мог поступить! Понимаешь?
      — Нет, это ты понимаешь, ты иллюзии создаешь. Могут быть у честных отцов бесчестные дети, могут быть у честных детей бесчестные родители...
      — Но ты не имеешь права говорить так о нем. пока все не выяснится окончательно! Я не понимаю, как ты можешь, Павел!
      — А отчаяние ты понимаешь? Не то, в конце концов, страшно, что он причинил мне зло. Мои переживания, мои личные неприятности — это мелочь. Не о них речь. Но ведь как много задумано у нас с Самотесовым и Федосеевым! О славе южного куста мечталось, о том, что вслед за Клятой шахтой мы за другие шахтенки-копуш-ки возьмемся, привлечем сюда геологов, прощупаем весь полигон, развернем уралитовую Магнитку. Я землю эту полюбил, а оказывается, он пропитал ее кровью... Жить здесь, зная, что, может быть, мой товарищ-горняк — это сын или племянник тех людей, которых он задавил в
      шахте, за кем охотился в хитных местах, как за двуногой дичью!..
      Странно, мы говорим об этом, будто все совершенно выяснилось. Но посмотри со стороны: все так шатко, так неверно.
      А ты заметила, как он меня берег? — неожиданно спросил Павел.
      — Берег?
      — Ну -да... Судить меня можно, осудить нельзя, — повторил он слова, слышанные от Халузева. — Выживал с шахты, марая мое имя, но, слава богу, под тюрьму не подвел. В Горнозаводск вызвал, чтобы торговлей камешками опозорить, но вне пожара постазить. А он от пожара многого ждал: если бы ветер помог ему — прощай копер, прощай все шахтные постройки! Он своего добивался, не стесняясь средствами. Понимает, значит, как это позорно для советского инженера в маклаки попасть.
      — Там, у дяди, ты сказал: «Он не мог этого сделать», — напомнила Валентина.
      — Он и старика убил. Это еще страшнее...
      — Не верю, не верю, не верю! — Валентина, заткнув уши, трясла головой. — Он яе мог, не мог так поступить!
      — Как и я хочу не верить, Валя!
      Послышался усмешливый голос:
      — А вы зачем здесь, красавица?
      Валентина увидела человека, с которым ехала в одном вагоне из Горнозаводска, и невольно посмотрела на него с мольбой: она вдруг всем сердцем почувствовала, что если и кончится тоска, смятение, измучившие ее и Павла, то лишь благодаря этому человеку, который улыбался ей так дружелюбно.
      — «Гадалку» помните? — спросил он. — Все сказанное остается в силе. Напрасно вы тревожитесь, напрасно сюда явились. Вам здесь, Валентина Семеновна, нечего делать, ваше место возле матушки Павла Петровича.
      Очень прошу: отправляйтесь домой и маленькую Ленуш-ку прихватите. Ей не с кем будет здесь остаться — Осип тоже с нами двинется. Сам пожелал... Вы, Павел Петрович, со мной в избу пойдете. Самотесов сейчас вернется, доктор приедет — надо поговорить. Кстати, Петю-ша — крепкий парнишка: решительно отказался посвятить меня в тайны Клятой шахты, пока вы запрета не снимете. Такой конспиратор курносый! Замечательное существо!..
      Игошин направился к избе. С какой благодарностью следила Валентина за каждым движением этого спокойного, доброжелательного человека!
      — Что он думает о твоих предположениях? Ты поделился с ним, Павел? — спросила она.
      — Он несогласен со мной.
      — Вот видишь!
      — Он не может ошибиться? — усмехнулся Павел.
      — Мне кажется, что я очень, очень верила бы этому человеку.
      — Почему?
      — Не могу даже сказать... Он спокойный, ясный, он знает больше, чем мы... Он все знает!
      Уже темнело, когда Павел усадил Валентину и Ле-нушку в экипажик, в котором только что приехал Самотесов. Ленушка заливалась горькими слезами, протягивая ручонки к Петюше, пришедшему проводить свою подругу.
      — Ой, Петенька, родименький! — горевала она. — Ой, не ходи в лог! Ой, не хочу я!.. — и вырывалась из рук Валентины.
      — Чего ревешь? — издали успокаивал Ленушку любимец фортуны. — Ты не реви! Сказано — к завтрему вернусь. Ну пропаш,ая, прямо сказать пропащая!
      — Не тревожьтесь, Валентина Семеновна, все ладно будет! — сказал Самотесов, прощаясь с Валентиной. —
      Сеня, садись за кучера. Поезжайте не спеша, лошаденка притомилась. На Клятую шахту заедете, там на машину пересядете.
      Павел сел рядом с Валентиной, державшей на коленях девочку; за гранитным бугром, отделившим их от поселка, крепко ее обнял:
      — Прощай, Валя!
      — Я буду ждать тебя... Все же как хорошо было бы, если бы ты не участвовал в этом походе...
      Не ответив, он выпрыгнул из экипажа и направкчся к поселку. Сеня посвистывал на конька. Прижимая к себе девочку, Валентина все время оборачивалась. Наконец с пригорка в последний раз открылся вид на поселок.
      В ранних сумерках темные избы почти потерялись на фоне леса. Как ни напрягала она зрение, все казалось безлюдным. Чего бы она не дала, чтобы еще раз увидеть Павла!
      Теин наполнили долину. Они рождались в лесной чаще, тянулись по крутым сбегам, перебрасываясь через речушку, охватывали скалы, а небо на западе становилось светлее и прозрачнее.
      После тревог и волнений этого бесконечного дня все в Валентине вдруг затихло. Не хотелось думать о том, что она слышала от Павла, но мысли не отступали.
      «Он хочет предать суду человека.... нет, преступника, недостойного носить имя человека. Но должен ли это сделать именно он? — Валентина оборвала свою мысль, чувствуя, что готова осудить Павла, и снова возвратилась к ней: — Но он, так много пережил, бедный мой...»
      Становилось все темнее; краски заката светились спокойно. Сеня, пригорюнившийся на облучке, не торопил лошадь.
      «Сейчас они, вероятно, уже отправились в шахту, —
      подумала она. — Да, отправились в альмариновую шахту, в гроты Хозяйки Медной горы», и печальхо улыбнулась нахлынувшим вдруг воспоминаниям.
      Школьный минералогический кружок в ноябрьские праздничные дни поставил сказку, написанную самими кружковцами. Юные геологи, в том числе Павел и Валентина, через кротовью норку проникли в царство владыки земных богатств Урала Булатовича. На пороге подземного мира их встретили верные стражи, три витязя с алмазными копьями: Хрусталь Хрисанфович в серебряных латах. Аметист Семенович в синих латах и Топаз Тумпазович в золотых латах.
      «Куда идете, зачем тревожите Урал-батюшку?» спросили они.
      «Идем за счастьем!» неправильно ответил один из смельчаков, и рыцари не подняли копьев, которыми перегородили путь.
      «За счастьем для народа!» правильно сказал другой геолог, и рыцари пропустили экспедицию.
      Началось опасное путешествие по гротам самоцветным, по гротам железным, по гротам рудяным. Путников преследовали Лихая вода и Лютый огонь, им мешали Жадность и Трусость, но в трудном пути робкие становились храбрецами, а души жадных очищались в светлом и благородном огне самоотверженности. Вот почему их полюбила строгая и властная Хозяйка Медной горы, с ними лодружилась озорная и проказливая Золотинка-Самородинка и уговорила своего отца грозного Урала Булатовича не казнить смельчаков. Воля юных поисковиков победила препятствия, и они достигли волшебной пещеры, где глубоким сном спал богатырь Боксит Алюминиевич. Богатырь проснулся, разбуженный шумом молодых голосов, и пошел за своими освободителями туда, где советский народ строил новый мир...
      — Ой, родненький, и куда ж ты ушел! — захныкала
      Ленушка, помолчала и сердито спросила: — И леденчиков у тебя, тетя, боле нет?.. — Потом она затихла и стала тереть глаза кулачками.
      — Спать хочешь, маленькая?
      — Не... не хочу, — ответила девочка. — Ой, Петю-шенька родименький, и куда ж ты подевался!..
      Валентина крепче прижала к себе Ленушку.
     
     
     
      Глава седьмая
     
      Было решено, что Петюша поведет основную партию тем самым путем, которым вернулся в Конскую Голову, ничего не выгадывая. Это было правильно. От дальних камней до поселка он пробирался очень долго и запомнил каждый шаг, каждая отметинка врезалась в память. Даже сумерки, а затем и ночная темень не смогли бы сбить его с дороги. Впрочем, он и в темноте видел, как кошка.
      Первая, основная партия двигалась впереди, вторая — немного отступя от нее. В том месте, где тропа Клятого лога круто сворачивала на юг и откуда несколько дней назад Петюша начал путешествие к «двум братьям», первая партия не надолго остановилась и дождалась второй партии, которую вел Никита Федорович.
      Попрощались. Игошин кратко напомнил Самотесову план действий:
      — Доберетесь до ходка — один выстрел. Не доберетесь до двенадцати — два выстрела. Столкнетесь с кем-нибудь — три выстрела. Как думаете, товарищ Пантелеев, не заблудитесь в болотах этих, не потеряетесь?
      — Не сомневайтесь, — прогудело из темноты. — По звездам напрямик выйдем, а болота на миру не страх.
      — Не пускать в ход оружие до последней крайности, брать живьем.
      — Понятно, — ответил Самотесов.
      — Запомните, товарищ Федосеев: именно здесь, на дороге, нужно будет, примерно к двенадцати часам, поставить сильный пикет... Значит, поторопитесь. Второй пикет поставьте у того места, где Голубок подошел по следу к болоту. О других пикетах мы с вами говорили.
      — Все будет сделано.
      — Прощайте!
      — Всего хорошего! — сказал Федосеев. — Прощайте, Павел Петрович!.. Все же считаю неправильным, товарищ Игошии, что вы меня в тылу оставляете.
      — Ничего, вам ночью может достаться горячо, товарищ секретарь партийного бюро, — успокоил его Иго-шин. — Кажется, все? Разошлись!
      В темноте на Павла надвинулась большая тень.
      — Прощай, товарищ начальник! — прогудел Пантелеев. — Прости, коли что... Вишь, как дело повернулось. Сказывают, целое гнездо волчье в Баженовке обнаружилось. Ничего, никуда не денутся!
      — Прощайте, Егор Трофимович...
      Первая партия двинулась дальше в темноту.
      Игошин и Павел с Голубком открывали шествие, за ними Осип нес Петюшу. Через каждые полкилометра его сменял один из тех молодых и молчаливых людей, которые явились в Конскую Голову к вечеру и называли Игошина только товарищем майором. Колонну замыкали Максим Максимилианович и второй человек Игошина.
      — Правильно идем, Петюша? — время от времени спрашивал майор. — Смотри лучше, сбиваться нельзя!
      — Не, ничего, — спокойно отвечал маленький проводник. — Здесь все прямо. Здесь нехитро.
      — Молодец... Доктор, дайте ему еще колбасы.
      — Ешь не спеша, — говорил Максим Максимилиано-
      вич, протягивая Петюше еще кружок колбасы с тонким ломтиком хлеба.
      Снова возвращалась тишина ночного леса, глухого и влажного. Мощно дышала зеленая громада. Он жил, рос, умирал в одно и то же время, этот почти девственный лес. Неподалеку грохнуло, прошумело, грохот рассыпался бесчисленными убегающими отголосками.
      — Лесина большая пала, — тихо объяснил Петюша.
      — Умерло дерево, — откликнулся Абаснн.
      — От старости, знать, — добавил Осип.
      Еще полчаса прошли в полном молчании.
      — Голубок тянет, — сказал Павел.
      Овчарка чуть слышно прорычала. В ту же минуту из темноты окликнули:
      — Кто идет? Стой!
      — Люди идут, — ответил Игошин. — Вы, Колясни-ков?
      — Так точно, товарищ майор.
      — Успели обернуться? Хорошо!
      В этом пикете было четверо. Пока Игошин и Коляс-ников беседовали шопотом, одни из баженовского пикета вполголоса весело проговорил:
      — Васька, да ведь это Голубок!
      — Миша! — узнал Павел. — Тоже участвуете?
      — Товарищ начальник! — поразился Миша. — Честное мое — вы! А мы вас утром в Баженовке видели и второй раз под обстрел "зяли.
      — Что болтать! — прикрикнул Василий, подошел к Павлу вплотную, будто не поверил его голосу; сдерживая радость, проговорил: — Здравствуйте, товарищ начальник! Вот хорошо!
      — Вы меня видели? Когда и где?
      — Возле каменолсм.чи.,. Не вас, ясное .1ело, а одетого, как вы...
      — В лицо видели?
      — Да нет, товарищ начальник, издали пришлось, — сказал Миша. — По одеже — вы, а лицо не разглядели. Но обличьем на вас шибко похож. Удрал он от Васьки...
      — А ростом?
      — Не разобрать было на бегу. Но тот старше вас. — Василий быстро добавил шопотом: — Павел Петрович, мы волчий ьыводок нащупали. Троих! Там есть и тот, которого Мишка подстрелил. Тот, значит, тоже иа вас обличьем был похож. Все они, гады, в каменоломне таились, в местпроме будто служили.
      Рассказ Василия был прерван Игошиным. Он скомандовал продолжать движение, повел партию вместе с пикетом Колясникова, а немного спустя, когда Петюша сообщил: «Тут с тропки свернуть надо», Игошин отдал последние распоряжения. Пикет Колясникова остался на тропинке. Из этого пикета Игошин взял Михаила Первухина и присоединил к своей партии. Братья расстались, молча пожав друг другу руку.
      Двинулись по бездорожью, прямо через тайгу.
      Стало немного светлее. Багряный ломоть месяца плыл от дерева к дереву.— Лесные великаны рисовались на фоне неба.
      За деревьями протянулся туман, точно белая река бесшумно лилась в воздухе. Отблеск месяца лег на пышный, высокий папоротник, роса запорошила травы серебристой пылью.
      — Как направление, капитан? — осведомился Игошин.
      — Болотинка сейчас будет, — предупредил Петюша. — Неглубокая, пройти можно.
      Сразу посвежело, потянуло сыростью, под ногами захлюпало, небо стало туманным, отражение месяца заколебалось и разбилось в воде. Осип оступился, чуть не упал и выругался. Вскоре туман затянул все понизу. Шли сначала по колено, а потом по пояс в молочном тумане между низенькими соснами. Хотелось держать руки повыше над туманом. Это продолжалось долго.
      — Камни! — сказал Петюша.
      На фоне неба с его редкими звездами возникли высокие неподвижные тени. Полоса тумана осталась позади. Началось отлогое взгорье, чуть-чуть потянуло сухим теплом.
      Издали докатился слабый отголосок выстрела.
      Люди остановились.
      — Самотесов со своими людьми к «двум братьям» вышел! — оживленно проговорил Игошин. — Половина дела сделана. А где же твой ходок, капитан?
      — Прямо ступай, Осип! — приказал Петюша. — Тут ручеек плескал, а нынче чего-то не слыхать.
      Тишина! — потребовал Игошин.
      Все затаили дыхание.
      От камней донеслось глухое строптивое бормотанье воды, по временам прерываемое хихиканьем, всхлипываниями. Вода билась меж камней.
      --Он, — спокойно произнес Петюша. — Пусти-ка меня наземь, Осип. С ношей не пройдешь...
      — Голубок сильно тянет, — предупредил Павел начальника партии, с трудом сдерживая Голубка, натянувшего цепь и рыскавшего носом по земле.
      — Рассредоточьтесь! — коротко бросил Игошин.
      Участники похода разошлись в обе стороны, образовав как бы полумесяц, и стали медленно приближаться к темной гряде скал, которые с каждой минутой становились все выше. Каждый шаг давался нелегко: взгорье было густо усыпано обломками камня, валунами.
      Миша не выдержал, шепнул Павлу, когда они сблизились у одного из камней:
      — Товарищ начальник, к вам старик в Конскую Голову приходил, Халузев. Так поймали его. Вечером поймали на Перемете. Хотел сбежать. Денег при нем было много.
      В стсну упремся, что ли? — спросил Осип.
      В темной гряде скал обозначилась еш,е более темная полоса, шедшая вкось сверху вниз. Это было узкое ущелье.
      — В щель первые пройдем мы с вами, Павел Петре 14, вместе с Голубком, — сказал Игошин. — Другие будут двигаться за нами редкой растянутой цепочкой. Петюша с Осипом пройдут последними. Теперь нам проводник, собственно говоря, уже не нужен. Собака на верном следе, ишь как рвется!
      — Да, она ведет хорошо.
      Вошли в теснину между утесами. Один из них высился крутой стеной, другой склонился к нему, точно застыла гранитная волна, собравшаяся ударить в обрыв. Итти стало еще труднее: теснина представляла ложе ручья, камни осыпались из-под ног, скатывались в воду.
      Руководители колонны вздохнули с облегчением, когда ущелье кончилось. Открылось пространство, которое сначала показалось безмерным: широкая чаша в отвесных, высоких бортах, заваленная, загроможденная понизу камнем.
      Путеводной нитью в каменном хаосе служил все тот же быстрый и строптивый ручей.
      — Всё к гилевским каменоломням идем, — отметил Максим Максимилианович. — Их от этих мест отделяют болота.
      Голубок резко потянул в сторону от ручья.
      — На праву руку надо, — в тот же миг проговорил Петюша.
      Отрезок пути в каменном хаосе дался тяжелее, чем весь переход от Конской Головы до камней, и, как казалось, кончился ничем, но Голубок тянул Павла дальше по каменной осыпи, к самой скале.
      — Вверх надо, — подсказал Петюша.
      Черная черта, прорезавшая отвесный борт чаши, которую люди сначала приняли за трещину, в действительности оказалась тропинкой не шире человеческой ступни, круто уходившей вверх.
      Месяц, висевший над острым краем чаши, осветил лицо Игошина, когда он обернулся к участникам экспедиции. Уже не оставалось в нем невозмутимого спокойствия и неторопливости пожилого человека: Игошин стал моложе и выше, глаза светились.
      — Тут ты, Петюша, и видел «тех»? — спросил он. — Точно помнишь: троих?
      — Трое прошли.
      — В «гору»?
      — В «гору»... Я за тем камешком лежал, грелся, а «они» и прошли. Впереди высокий, а другие будто ниже, мельче.
      Сердце Павла сжалось.
      — Пойдешь с нами в «гору»? — спросил Игошин у Петюши. — Не боишься?
      — Пойду, — согласился тот. — Чего м«е бояться!
      — Ты смел! — усмехнулся Игошин. — Нет, вы, сержант Асанов, с Боярским и мальчиком останетесь внизу. Выберите себе место среди камней, устройтесь поудобнее и ждите...
      — Чего ждать-то? — недовольно пробормотал Осип. — На миру лучше.
      — Не мешайте! — резко остановил его Игошин. — Вы, Максим Максимилианович, передайте Боярскому свою двустволку, достаточно с вас пистолета. Запомните. товарищ серлсант: если увидите, что кто-нибудь вышел
      из «горы» и не подал условного знака — а условным знаком будет свист, — пропустите, не подавая признаков жизни. Когда уйдут далеко, дайте несколько выстрелов может быть, Колясников услышит и лучше подготовится к встрече «гостей». В «гору» пойдем мы с вами, Павел Петрович, Первухин младший и сержант Трофимов. Вы, Максим Максимилианович, как хотите.
      — А вы думаете, как я хочу! — рассердился Аба-син. — К тому же я, кажется, врач.
      — Не ждал от вас другого ответа, уверяю вас...
      Издали прикатил выстрел, затем другой, третий: это
      означало, что партия Самотесова столкнулась с теми, кто хотел выйти из шахты. Спустя некоторое время послышался еще один выстрел: партия Самотесова задержала или, в случае сопротивления, уничтожила одного из врагов.
      — В «гору»! — отрывисто проговорил Игошин.
      — Я с собакой впереди! — напомнил Павел.
      — Ступайте!.. Доктор, раздайте фонарики, свечи.,. Всё! Пошли! Помнить: никто без моего приказа от группы не отрывается.
      Голубок уже тянул Павла вверх по тропинке, за ними шел Игошин, шествие замыкал Трофимов. Цель этого торопливого движения была определена заранее: возможно быстрее миновать пещеры и выйти к выработкам шахты, смыкавшимся с пещерами, отрезать путь тем, кто находился в «горе». Предполагалось, что они знали больше выходов из шахты, чем осаждавшие, нельзя было выпустить «волчий выводок» из шахты в лабиринт пещер — на свободу.
      Подъем кончился узкой площадкой длиной в несколько метров. Эта площадка уходила в трещину, как за ьаменную ширму, и кончалась лазом, дышавшим холодной сыростью. Сдерживая Голубка, Павел зажег электрический фонарик. Луч выхватил из темноты надпись,
      сделанную черной краской на камне: «Люба Н. и Степа Т. эту пещеру осмотрели, май 1889 года». Внизу были нарисованы два пылающих сердца, нанизанных на длинную стрелу.
      Павел на коленях пополз вслед за собакой.
      Все должно было решиться этой ночью. Павел чувствовал приближение минуты, несущей полную ясность, и стремился ей навстречу, как стремится навстречу опасности человек, для которого самое невыносимое — неизвестность и сомнение. Этому чувству было подчинено все в его душе; и все, что он видел, все, что встречал его взгляд, воспринималось только как препятствие или как выигрыш на пути к цели. Он больше всего боялся, что группа Самотесова задержала именно того человека, который был нужен ему.
      Лаз кончился; высокая кровля первой небольшой пещеры ушла вверх, в темноту.
      Все столпились вокруг Игошина.
      — Лиха беда начало, — проговорил он, счищая глину с колен. — Теперь дальше!
      Пещеру осмотрели. Здесь было несколько Отверстий на различной высоте от пола, но лишь над одним из них чернел нарисованный копотью факела крест, да и без креста было видно, что этим лазом пользовались люди: к нему по мокрой глине вели следы ног. Павел вспомнил из рассказа Петюши, что тому приходилось за минуту до освобождения ползти на животе.
      — Спустите собаку! — сказал Игошин.
      — Голубок, не уходи далеко! — приказал Павел, и собака приблизилась к ходку, несколько раз обернулась к Павлу, приглашая его за собой.
      Было узко, грязно, пальцы тонули в вязкой, почти ледяной глине. Иногда Голубок останавливался, дожидался Павла, как бы подбадривал его глухим рычаньем и продолжал путь.
      Вознаграждением послужила вторая пещера. Это был многоколонный круглый зал. Белоснежные, блестящие разноцветными огнями столбы, широкие вверху и внизу, были узки посредине. Они бесконечно повторяли друг друга, уходя вдаль и теряясь в темноте. Между столбами блестели маленькие озерца с прозрачной, почти невидимой водой. Голубок напился, то же сделали и люди. Вода оказалась ледяной, жесткой, поистине каменной. Абасин и Миша направляли свет фонариков на столбы, на кровлю; все сверкало, все поражало необычностью форм.
      — Красота, товарищ начальник! — удивленно улыбался Миша. — Говорили мне гилевские ребята, а я не верил. Только холодно.
      — Вперед! — бросил Игошин.
      Обнюхивая землю, Голубок спокойно и уверенно шел через пещеру мимо колонн, отмеченных путеводными стрелами. Чутье подсказывало ему, что люди прошли здесь давно, что встречи с врагом ожидать пока не следует. Мысли участников похода были направлены к одному: выиграть время, поскорее достигнуть выработок Клятой шахты, выходивших в пещеры, перехватить тех, кого спугнула партия Самотесова и кто должен был, по всей вероятности, устремиться на свободу этим путем.
      Шли гуськом, экономя время. Зажженные фонарики несли Игошин и Абасин. Сержант Трофимов, высокий п, невидимому, сильный человек, молча помогал Абасину, который явно устал, но все еще ахал, когда открывались новые чудеса подземного царства. Их было много, этих чудес: гроты стрельчатые, как приделы готического храмз, с тонкими, изящными капокнаии вдоль стен: грози
      гы длинные, как дворцовые галлереи, с глубокими нишами, в которы:;; причудливые известковые наплывы казались статуями людей и животных; гроты, будто заросшие цветами... Были и черные пещеры, поражавшие своей сумрачностью после сверкания бесчисленных огоньков на стенах и колоннах.
      Стены гротов были испещрены лазами; чувствовалось, что вокруг в вечной тишине дремлет запутанный лабиринт, где можно потеряться без следа. Казалось невероятным, что человек нашел в этом лабиринте верный путь, но этот путь существовал: в каждом гроте два хода, два лаза были отмечены стрелами — вход и выход. Кто он был, этот человек, когда и при каких обстоятельствах распутал лабиринт неведомый благоде гель? Хоть бы догадался начертить копотью на белизне стены свое имя и дату своего подвига! Ничего! Прошел по гротам, жадный до новизны, заботливо проложил путь своим последователям и скрылся навсегда в тумане прошлого...
      Порой казалось, что никогда не кончится это путешествие по гротам и щелям, по тоннелям и норкам, то спадавшим вниз, то уходившим вверх. Наконец даже Максим М&ксимилианович притих совершенно и только вздыхал, когда нужно было проявить новое усилие.
      — Идем на северо-восток, — определил по компасу Игошин.
      — Да, к шахте, — ответил Павел.
      На душе становилось все тревожнее. Павел старался представить, успеет ли экспедиция достигнуть стыка выработок с пещерами, раньше чем это сделают осажденные в «горе». Время летело, таяла минута за минутой, Голубок все еще был спокоен.
      — Вода шумит! — вдруг проговорил Миша.
      Остановились, прислушались. Да, шумел ручей, тот
      небольшой и чистый ручей, который послужил путеводи-
      телем Петюше почти сразу, как только он выпгел в пещерную часть.
      — Теперь секунды на счету, — сказал Игошин.
      Щель, по которой змеился ручеек, с каждым шагом
      становилась шире. Стало трудно итти. Громадная коиу* сообразная пещера была завалена, загромождена мелкими обломками, осколками камня.
      — Осыпь или обвал? — спросил Игошин.
      — Вернее всего отвал шахты, — предположил Павел.
      Начался трудный подъем. Нога не могла найти твердую точку опоры. Уровень отвала непрерывно повышался. Попалось несколько плах, вероятно служивших когда-то скатами для тачек. Наконец открылась задняя стена пещеры и почти квадратное отверстие, очевидно устье штрека, через которое горняки сбрасывали пустую породу в пещеру.
      Первая цель похода была достигнута: партия Игошн-на миновала пещеры и вышла к выработкам шахты. Но тревога не ослабела: можно было предполагать, что Клятая шахта, широко раскинувшаяся под землей, соединялась с пещерой в нескольких пунктах.
      Молча поднялись к черневшему отверстию выработки и, помогая друг другу, вошли в нее. Штрек проходил по серому кварцу и не был креплен, но понизу лежали плахи, сохранившие след тачечного колеса. Вел этот штрек прямо, как стрела. По описаниям Петюши, Павел и Игошин знали, что штрек кончается завалом, закрывающим ход к страшному забою. Тут начиналась неясность. Петюша слышал голоса людей, которые начали разбирать завал, потом прервали свою работу, не кончив ее, но невольно для себя освободив Петюшу. Как они пробрались к завалу: со стороны пещеры или из верх-
      него горизонта шахты? Соединялась ли эта часть выработки с остальными выработками Клятой шахты, минуя завал штрека, или упиралась в завал?
      — Короче говоря, может быть мы наткнемся на завал и дальше хода не -будет, — отметил Игошин. — Разберем завал и... выйдем к новому завалу, закупорившему восстающую выработку. Пришлось бы пробиваться через него. Все это не годится! Итак, мне кажется, что, столкнувшись с первым завалом, лучше всего будет немедленно повернуть назад и быстрее выйти обратно в пешеры. Может быть, встреча состоится именно там. Вероятно, так или иначе «те» должны будут пройти пещерой.
      — Но сколько пещерных маршрутов они знают? Мы знаем лишь один...
      — Да, но мы хотим встречи и сделаем все, что можем, для того, чтобы она состоялась!
      — Однако в устье выработки ясно чувствовался ток воздуха, — проговорил Павел задумчиво. — Эта выработка все же должна быть связана с шахтой, минуя тот завал, через который пробрался Петюша.
      Узкий штрек, уходивший вправо, открылся внезапно, как бы спеша подтвердить его догадку.
      — Почему же Петюша не говорил о нем ничего? — удивился Игошин.
      — Он был в таком состоянии, что навряд ли вообще что-нибудь замечал, — догадался Абасин. — Да и какие осветительные средства у него были! Жалкая свеча!
      Голубок заметался: казалось, он хотел раздвоиться, чтобы одновременно и продолжать путь по прямой к завалу и свернуть в боковой узкий штрек.
      Решили разделиться: Игошин, Трофимов и Абасин должны были выйти к завалу и убедиться, что «те» не пробились в альмариновый забой; Павел с Мишей и Голубком отправлялись по боковой" выработке.
      — Желаю вам удачи, Павел Петрович! — сказал ИгОШин. — Необдуманно на опасность не идите. Все равно они в мышеловке. Оставляйте за собой след, спасительную нить Ариадны. У вас блокнота нет?.. Записная книжка? Ну вот, бросайте листки посредине штрека через каждые пять минут движения... Доктор, у вас есть блокнот... Вот славно, передайте чистые листки Павлу Петровичу. Теперь вперед!
      Голубок так резко бросился в боковую выработку, что, сдержанный цепью, повис передними лапами в воздухе. Не спуская собаку с цепи, Павел спешил за нею; в двух шагах от него бежал Миша, взявшийся бросать листки. Трудно было бы сказать, сколько времени продолжался бег по узкой и низкой, повидимому старинной выраб&тке, крепленной почти черными от времени и чересчур толстыми стойками.
      По временам Голубок нетерпеливо оборачивался к Павлу, едва слышно взвизгивал, точно хотел сказать: «Медленно, слишком медленно! Отпусти меня, если не можешь итти быстрее». "
      Вдруг он замедлил движение и пошел, стелясь по земле, едва давая Павлу чувствовать рукой цепь.
      — Тихо, Миша!
      — Есть тихо! — шопотом ответил Первухин.
      Движения Голубка становились все осторожнее;
      потом с предупреждающим глухим рычаньем он плашмя лег на землю. Павел прикрыл стекло фонарика и сделал несколько шагов вперед.
      — Пересечение выработок, — шепнул он.
      Бесшумно, медленно Голубок подполз к угловой
      стойке. Павел слышал его дыхание; слышал он и дыхание Миши, стоявшего рядом. Несколько секунд, показавшихся бесконечными, люди прислушивались в темноте.
      — Слышите? — шепнул Павел.
      — Ничего... — ответил настороженный Миша и почти тотчас же добавил: — Идут... Может быть, наши?
      — Кто знает... Один человек... Нет, ясно не наш!
      — Светит... Живьем надо взять...
      — Это сделаю я! — судорожно глотнул воздух Павел.
      Мускулы напряглись. Не думая о том, что обеш[ает
      ему следующая минута, Павел подался назад, приготовился к броску. Голубок прерывисто вздохнул. Павел приказал: «Лежать смирно!», наклонился, протянул вперед руки.
      В ходке становилось светлее. Торопливые шаги приближались. Человек показался со своим фонариком из-за тупого колена выработки. Тотчас же руки Павла сошлись у него на шее, человек рухнул на колени, фонарик погас.
      — Свет, Миша! — тихо бросил Павел.
      Он оттащил человека к месту засады. Фонарик осветил искаженное страхом длинное лицо с бесцветными глазами, с отвалившейся челюстью. Этому человеку, судя по всему, было около тридцати лет, он был в черном бушлате, в высоких сапогах. Рыжеватые волосы выбивались из-под низко надвинутого на лоб кожаного картуза. Выражение страха в глазах человека сменилось ужасом, когда Голубок приблизил голову к его лицу и шумно принюхался.
      — Спросим — кто? — предложил Миша.
      — Да, но не позволим ему поднять крик, — быстро ответил Павел, вглядываясь в лицо, обезображенное страхом. — Кто-нибудь из ваших есть еще в Клятой шахте? — спросил он, не выпуская тонкой и жилистой шеи. — Отвечайте глазами «да» или «нет», или я задушу вас!
      Человек утвердительно моргнул.
      — Сколько?
      Человек снова моргнул.
      — Это значит — один человек?
      Тот же знак утверждения.
      — Сколько лет тому человеку, которого вы недавно потеряли, когда хотели выйти из шахты: двадцать?.. Нет?.. Тридцать... Хорошо! Сколько лет тому человеку, который находится в шахте: двадцать?.. Тридцать?.. Сорок?.. Пятьдесят?..
      Человек медленно закрыл глаза.
      — Лишился чувств! — с отчаянием воскликнул Павел. — Значит, остался старик!
      Это вырвалось из груди стоном. Миша удивленно смотрел на Павла Петровича.
      Сзади послышались быстрые шаги, из темноты показался сержант Трофимов.
      — Есть один? — быстро спросил он.
      — Получайте! — весело ответил Миша.
      — Как дела у товарища Игошина? — осведомился Павел.
      — Уперлись в завал... Завал до конца не разобран. Теперь они идут вслед за мной.
      — Мы — вперед. Собака тянет сильно... Миша, не забывайте о листочках. Кидайте их чаще, не целые, а половинки...
      Снова Павел и Миша бросились за Голубком, который рвался вперед, опустив голову к земле, и по временам, когда Павел старался одернуть, успокоить его, тяжело рычал.
      Началась подземная путаница. Узкие и низкие, надежно крепленные выработки шли, казалось, бессистемно, неожиданно сливаясь опять. В одном месте ходок с сильным током воздуха уперся в лоб забоя, но оказалось, что отсюда вверх ведет солидная отвесная
      лестница с широко расставленными ступеньками. К удивлению людей. Голубок первый бросился к лестнице и стал карабкаться, ловко цепляясь за ступеньки передними и помогая себе задними лапами.
      — Красота зверь! — с восхищением произнес Миша.
      В новом горизонте снова пошла та же путаница.
      Кое-где в бортах зияли черные отверстия «печей», в ,чвух-трех местах Павел мимоходом заметил в кучах отваленной породы громадные кристаллы уралита. Некоторые из них не уступали кристаллу, составлявшему украшение коллекции Абасина. Борта выработок показывали то пепельно-серебристый флюорит, то слюдянистый сланец — благодатные жилы. Чувствовалось, что горняки встарину искали особенно упорно в этих местах.
      В одном месте ходок вдруг оборвался над пропастью — шахта здесь снова сомкнулась с пещерой. Свет двух электрических фонариков с трудом достиг конца пустоты. Из темноты выступили серые острые скалы, подпиравшие неровную куполообразную кровлю. Повернули назад, потом вошли в боковой штрек.
      Голубок становился все нетерпеливее, беспокойнее; порой Павлу казалось, что собака потеряла след и волнуется.
      — Эх ты! — с усмешкой упрекнул Миша собаку. — Не знаешь, что к чему!
      Цепь чуть не вырвалась из рук Павла — так резко подался вперед Голубок; шерсть на нем вздыбилась. Он пополз, касаясь земли брюхом, непрерывно рыча. Это напоминало поведение собаки перед первой встречей в шахте. Но теперь было непонятно, откуда нужно было ждать появления врага. Выработка полого шла вниз и казалась бесконечной.
      — Гасите свет! — приказал Павел.
      Фонарик Миши погас. В своем фонарике Павел, прикрыв стекло рукой, оставил тонкий лучик, который
      скользил по земле сбоку от собаки, чтобы не ослеплять ее.
      Вдруг Голубок остановился, обернулся к Павлу.
      Миша шепнул:
      — Товарищ начальник, там, верно, опять пропастуш-ка! Вы погодите, я проберусь посмотрю...
      Спустя несколько минут он появился из темноты, неся свою берданку под локтем.
      — Ничего интересного, — доложил он уже громче. — Я чуть не завалился. Как бы мы опять другим ходом не вышли к той пещере, которую недавно видели.
      — Почему так насторожен Голубок?
      — Вот и непонятно...
      Тихонько, очень медленно Голубок дв1шулся вперед.
      Держа равнение на Голубка, люди опустились на колени, поползли, ощупывая дорогу руками и не показывая огня. Рука Павла очутилась в пустоте. Дальше пути не было. Люди и собака, сохраняя полное молчание, приблизились к самому краю выработки, вышедшей в пещеру.
      — Он!.. — И Миша сжал руку Павла. — Он!..
      Сердца их замерли. Внизу, на глубине двух-трех
      метров от устья ходка н значительно правее его, по узкому карнизу, подняв фонарик над головой, медленно приближался к засаде человек. Его фонарик по временам освещал и другого человека.
      — Ну чудеса в решете! — раздался гочсс Самотесо-ва. — Все-таки мы, лесной отец, в пещеры вышли. Упустили, видать, пташку! Найди-ка ее в этой черто-ломине!
      — Ничего, далеко не уйдет, — ответил Пантелеев, и его густой голос гулко отозвался под сводами пещеры. — Эх, Никита Федорович, плохие мы хозяева, не захватили с собой веселого... С озноба да устатка я бы не отказался.
      — А думаешь, я святой! — рассмеялся Самотесов.
      Обрадованный Павел хотел окликнуть: «Никита!», ко
      Голубок предупреждающе зарычал.
      Что это значило? Павел вгляделся в темноту, и его окатило холодбм: внизу по карнизу, отступая перед Самотесовым и Пантелеевым, двигалась человеческая тень, тоже приближаясь к засаде. Этого человека можно было заметить только потому, что на его кожаный картуз падал отблеск фонарика Самотесова.
      Едва двигая пальцами, Павел охватил цепью Голубка стойку, завязал цепь узлом и, продолжая следить за каждым движением человека-тени, приготовил пистолет.
      Развязка наступила... Наступила минута страшная, когда нельзя было раздумывать и сомневаться. Кто был этот человек, который медленно скользил по узкому карнизу, отступая перед преследователями, как видно преградившими ему дорогу?
      Человек то скрывался в темноте, то снова рисовался смутной тенью. В его руке что-то блеснуло, но, к счастью, Самотесов ушел за выступ скалы. Человек потерялся в тени, неподвижный. В том месте, где находились Самотесов и Пантелеев, терраса круто сворачивала.
      Сначала показался Пантелеев, а потом и Самотесов, поднявший фонарик над головой.
      Человек снова выплыл из мрака. Он стоял, прижавшись спиной к скале, и медленно поднимал руку, вытягивая ее, дожидаясь, может быть, чтобы Самотесов остановился.
      — Снять фонарик Самотесова! — лихорадочно шепнул Павел.
      — Понятно! — так же быстро ответил Миша.
      Грохнул выстрел. Свет погас. Эхо выстрела еще
      рокотало в пещере, когда Павел прыгнул вниз. В этом месте карниз был узок, и получилось так, как рассчитал Павел в краткие мгновения, отделявшие выстрел от
      прыжка ь темноту. Он с трудом устоял на ногах, но все же устоял и схватил человека, иалетевшего на него; правая рука человека пришлась против левой стороны его груди, левой рукой он уперся в лицо Павла, стараясь вырваться.
      — Стойте! — сказал Павел задыхаясь.
      Тяжело дыша, человек сквозь зубы произнес какое-то бранное слово, и почти у самого лица Павла блеснул огонь. Он почувствовал резкий толчок в грудь, последним и невольным усилием оттолкнул человека и опустился на скользкие камни. Сознание он потерял на несколько минут и пришел в себя не то от острой боли в груди, не то от света, который бнл ему в глаза. Сквозь туман увидел Самотесова.
      — Где этот человек? — спросил Павел.
      — Вниз слетел, — ответил Самотесов, осторожно расстегивая рубаху на груди Павла. — Его Пантелеев стережет. Первухин с Голубком пошли за Игошиным...
      — Он... не убился?
      — Тут невысоко. Жив, конечно.
      — Кто он? — допытывался Павел, отталкивая Самотесова. — Постойте, я спущусь вниз...
      — Да что ты, Петрович, мечешься! — рассердился Самотесов. — Лежи смирно, говорю тебе! Ишь, кровь хлещет...
      — Кто он? — повторил Павел.
      Не отвечая, Самотесов старался удержать кровь, прижимая бинт к ране.
      Еще провал в темноту, в беспамятство. Придя в себя, Павел понял, что уже перевязан. Дышать он почти не мог. С каждым новым коротким и оборванным вздохом с грудь вливался расплавленный металл.
      — Ну как, дорогой, слышите менн? — спроспл Максим Максимилианович.
      — Слышу...
      Появился Игошин, присел возле Павла на камень.
      — Кто он? — спросил Павел.
      — Не разговаривайте! — коротко ответил Игошин и обратился к Абасину: — Однако, доктор, и бандиту нужно помощь оказать. Вы, кстати, посмотрите на него, это интересно. Можете теперь инженера оставить?
      — Теперь могу.
      — Первухин, проводите доктора! — крикнул Игошин.
      — Есть! — ответил снизу голос Миши.
      Спуск вниз, на дно пещеры, был нелегок. Мише пришлось повозиться, прежде чем он нашел для Абасина дорогу поудобнее. В выемке борта, как в нише, стоял фонарик, освещая лежавшего человека. Возле этого человека сидели Пантелеев и Голубок.
      — Что у вас? — спросил Абасин, наклонившись к неподвижному большому телу. — На что жалуетесь?
      Человек не пошевельнулся.
      — Перенесите свет на другую сторону: мне его лица не видно, — сказал Абасин, перешел на другую сторону и опустился на колени.
      В то же время Миша осветил лицо человека. Абасин вгляделся в это бледное лицо с массивной, тяжелой челюстью, пересеченной шрамом, спросил, еще не доверяя себе:
      — Прайс? Роберт Прайс?!. — Взволнованный, он крикнул: — Товарищ майор, это молодой Прайс!
      — Ну, уж не такой молодой, — шутливо откликнулся Игошин. — Ему теперь лет сорок пять, должно быть.
      — Я его по шраму на челюсти узнал и по самой челюсти, — сказал Максим Максимилианович. — Прай-совская челюсть. А шрам остался с тех пор, как его хитники благословили...
      Тот, кстдоого он назвал Црайсом, открыл глаза, вгляделся в Абасина и снова закрыл глаза.
      — Я вывихнул ногу и расшибся, — проговорил он. —
      Не трогайте меня и уберите собаку. Все равно я не могу двигаться.
      — Что говорит Абасин? — переспросил Павел.
      — Личность бандита опознал, — спокойно ответил Игошин. — Прайс! Значит, нет преде-па человеческой памяти. Я его мальчонкой всего один раз и видел в Новокаменске. — Он усмехнулся: — Вот чго за «обличьем» скрывалось! Фигура не маленькая!
      Гора пошатнулась и медленно сползла с сердца. Ощущение счастья, которое испытывал Павел, заключало в себе всю жизнь, все радости, которые только может испытать человек, но собранные в одну невыносимо острую, невероятную радость.
      Игошин взглянул на него и повернул фонарик, стоявший на камне, так, чтобы лицо Павла оказалось в тени.
      Игошин курил; огонек папиросы, разгораясь при затяжках, освещал усталые и чуть улыбающиеся глаза человека, пришедшего к концу трудного дела.
     
     
     
      Глава восьмая
     
      ЛИСТЫ ДЕЛА 43, 44, 45...
      Вопрос. Остановитесь на обстоятельствах вашего первого приезда в Россию и знакомства вашего отца Ричарда Прайса с инженером Петром Павловнчеь Рас-коваловым и жителем города Горнозаводска Халузевым Никомедом Ивановичем.
      Ответ. В Россию меня привез в 19П году муж моей тетки Самюэль Гриншоу, занимавший видный пост в «Нью альмарин компани». Я жил в Новокаменске, в семье Гриншоу, девять лет, с восьмилетнего до сеишадца-
      тилетнего возраста. В 1913 году за мной приехал мой отец, торговец драгоценными камнями Ричард Прайс. Соблазненный хорошей медвежьей охотой, он задержался в Новокаменске, случайно познакомился с Халузевым и стал его компаньоном по некоторым торговым операциям.
      — Что надо понимать под «некоторыми торговыми операциями»?
      — Отец скупал в компании с Халузевым альмарины, отдавал их в огранку и затем отвозил партиями в Петербург. Несколько раз он возил камни также в Амстердам и Лондон.
      — Это надо уточнить и дополнить: ваш отец в компании с Халузевым скупал и перепродавал хищеные альмарины; через его руки также проходило золото, похищенное на приисках. Кроме того, у вашего отца был и еще один источник обогащения — охота за удачливыми хитниками.
      — Я этого не знаю.
      — Халузев и врач Абасин утверждают, что ваш отец привлекал и вас к этому делу, чтобы «укрепить» вашу руку. Халузев утверждает, что во время одной из этих экспедиций вы были захвачены хитниками, избиты, но-оставлены в живых; хитники, эта «двуногая дичь», человеколюбиво приняли во внимание вашу молодость. Это было так?
      — Не помню...
      — Остановитесь на истории отношений вашего отца и Халузева с инженером Петром Расковаловым. Предупреждаю, что по этому вопросу уже имеются полные показания Халузева, и рекомендую не отклоняться от истины.
      — Знакомство моего отца с Расковаловым началось в доме Самюэля Гриншоу на одной из вечеринок. Здесь Расковалов резко оскорбил моего отца, который непочти-
      тельно отозвался о геологических теориях Расковалова. В результате этого скандала мой отец и Расковалов стали врагами. Примирились они через несколько лет при необычных обстоятельствах. Во время одной из поездок в тайгу отец и Халузев поссорились с группой хитников. В критический момент появился инженер Расковалов, которого хитннки считали своим защитником. Он приказал хитнпкам оставить моего отца и Халу-зева в покое. С тех пор между моим отцом и Халузевым, с одной стороны, и Расковаловым, с другой стороны, установились более мирные отношения. Убежденность Расковалова в том, что он близок к открытию «альмари-нового узла», передалась Халузеву, а от Халузева -моему отцу.
      — Как и при каких обстоятельствах Халузев п ваш отец стали владельцами Южнофранцузской, так называемой Клятой шахты?
      — За несколько лет до приезда в Россию моего отца Клятой шахтой заинтересовался крупный рижский делец, работавший на Урале. Он приобрел это мертвое иред-при.ятие у прежнего владельца, но вскоре разочаровался в Клятой шахте и за бесценок уступил ее «Нью альмарин компани». Обществу также не повезло: шахта давала малоценный, плохо окрашеиньи! альмарин. Вот почему общество продало шахту Никомеду Халузеву, который официально выступал единоличным покупателем пред-триятия, причем однсвременио был глгтаЕЛс-н частный акт между Халу?-евым и моим отцом местном владении ими Клятой шахтой.
      — Чем объясняется то, что ваш пк ц, Рнчарл Прайс, не выступил открыто в роли покупателя?
      -— Это было сделано для того. Г1обы не бр (сать тень на Гриншоу, который содействоват еле, 1к< явно в ущерб -Нью альмарин компани-.
      — Имелось н еи1Р о.лно соображе1П;е Вь подп-ер-
      ждаете следующее показание Халузева (см. лист дела 254)?
      — Да, теперь я вспоминаю, что Расковалов соглашался взять на себя управление Клятой шахтой лишь при том условии, если Халузев будет единоличным владельцем предприятия. Зная, что мой отец и Халузев компаньоны, он требовал, чтобы для данного случая компания была нарушена. Он объяснял это тем, что не хочет добывать зелен камень для Прайса. Лишь впоследствии, незадолго до ликвидации шахты, Расковалов узнал, что мой отец является совладельцем шахты, и примирился с этим.
      — Итак, Расковалов не был совладельцем шахты?
      — Нет. По контракту, заключенному им с Халузе-Еым, он с случае нахождения «альмаринового узла» должен был получить пятнадцать процентов от добычи камня в натуре.
      Оставив работу в «Нью альмарин компани», Расковалов перебрался на Клятую шахту в звании управителя. Это было в тревожное время революции и гражданской войны, нужно было спешить с поисками «альмаринового узла». К работе Расковалов привлек четырех забойщиков — преданных ему хитников.
      Предположения Расковалова подтвердились. Однажды он с полной уверенностью заявил, что держит «аль-мариновый узел» в руках. Время было настолько тревожное в политическом отношении, что отец немедленно принял меры предосторожности: все жители рудничного поселка — впрочем, к тому времени их осталось очень немного — были удалены, жилые и поверхностные шахтные строения были сожжены, отец подготовил необходимые материалы для взрыва шахтного ствола.
      В эти дни забойщики подсекли невероятно богатую альмариновую жилу и начали ее разборку. Отец окончательно отрезал шахту от остального мира. Роман Бояр-
      ский, лесник и хитник, доставлял в шахту вино и продукты, а мы с отцом и Расковаловым не выходили из забоя. Горняки работали в пьяном угаре. Несколько раз Расковалов увозил в Горнозаводск камень, предназначенный в огранку.
      Этим делом в доме Халузева занимались три гранильщика, в том числе знаменитый Пустовалов. Забой давал крупные и полноценные камни удивительной красоты.
      Однажды Халузев через Расковалова, довольно далекого от политики, сообщил, что положение Колчака предельно обострилось, что со дня на день можно ожидать крушения белогвардейской власти на Урале. Было решено кончать с Клятой шахтой. В то время как в забое продолжалась работа, мы с помощью Романа Боярского подорвали в двух местах ствол, проникли в шахту через один из продушных ходков; отец пообещал встревоженным забойщикам в конце дня вывести их на-гора и устроил отвальную попойку. Забойщики напились до полного беспамятства и были уничтожены моим отцом и Расковаловым. Вслед за этим мы трое пробрались в Горнозаводск и вскоре втроем выехали на восток, чтобы через океан отправиться в Америку. Неподалеку от Владивостока мы попали в железнодорожную катастрофу, организованную красными партизанами. Расковалов погиб и был похоронен в общей могиле. Мой отец сообщил об этом случайной оказией на >рал его жене и Халузеву.
      — — Сколько забойщике— было !аняго ра-боркой жилы?
      — Я же сказал — четыре.
      — Халузев утверждает, что их "ылс три
      — Старику пзмен111а ;;аммть: г (счнтайто черепы в «печи».
      — Да, в забое, за барьером отзалежой ,Х;оды, действительно обнаружены останки четырех человек, но один из них не был забойщиком.
      — Не понимаю...
      — Нет, понимаете! Вам не приходилось видеть этот медальон?
      — Никогда.
      — Не можете ли вы сказать, чей портрет в медальоне? Кто эта женщина?
      — Я не знаю ее.
      Это жена Расковалова, Мария Александровна, и зы, вероятно, ее встречали в Новокамеяске. Медальон составляет часть браслета, который Расковалов носил на руке, над локтем. Уничтожив все, что могло бы помочь опознанию личности четвертого «забойщика», ваш отец и вы не заметили этого браслета, как и этих золотых часов, выпавших из кармана Расковалова, когда вы переносили его труп в «печь».
      Хорошо... В таком случае, все начистоту. Расковалова, как и забойщиков, убил Роман Боярский.
      Убил и ) приказу вашего отца?
      — Да...
      Как неосмотрительно поступили вы, Роберт Прайс, добив полумертвого Романа Боярского, уничтожив человека, который смог бы подтвердить этот пункт! Но вот что интересно — Романа Боярского вы убили тем же способом, каким убиты забойщики много лет назад: с помощью серебряного трехзубого кастета — любимого оружия вашего отца, по словам Халузева. Забойщиков убил ваш отец — это несомненно. Кастет перешел к вам по наследству от вашего отца, Ричарда Прайса?
      — Почему вы не допускаете, что у Романа тоже был кастет?
      — Роман был хитник, но не разбойник, не душегуб. Трудно иредноложить, чтобы он решился нд, такое преступление да к тому же одолжил кастет у вашего
      отца. Кастеты бывают очень разнообразными по форме, и следствие показало, что забойщики в шахте и Роман в своей избе убиты одним и тем же прайсовским кастетом. Но с помощью кастета в шахте были убиты лишь забойщики. Петр Расковалов убит тремя выстрелами в голову из нагана. Халузев утверждает, что револьвер системы «наган» был вашим любимым оружием. Ваш отец из огнестрельного оружия предпочитал «кольт». Итак, Роберт Прайс, очевидно, что забойщиков и Расковалова убили вдэ1 с отцом. Настойчиво рекомендую вам прекратить запирательство и рассказать все, что вам известно по делу Клятой шахты.
      — Хорошо...
      Из скупой записи допроса перед Павлом встала последняя страница горной драмы, разыгравшейся в Клятой шахте. Прайс-отец, покончив с тремя забойщиками и набив свою трубку (также найденную впоследствии на месте преступления), закурил в ожидании сына, который должен был помочь ему перенести трупы в «речь». Помехи он не боялся. Расковалов уехал в Горнозаводск, с тем чтобы провести день возле своей больной жены.
      После шума пьяных голосов в забое наступила тишина, лишь из-за поворота штрека по временам доносились голоса сына и Романа Боярского, подготавливавших завал. Ричард Прайс был спокоен — все шло по-намечен-ному. Роберт должен был подготовить завал и выстрелом сзади покончить с хмельным Боярским. Прайс был лверен в своем сыне: мальчик обещал стать «настоящим человеком». Шрам на подбородке немного обезобразил его, но сделал лицо мужественным, а это не мешает в жизни.
      В это время в шахту совериенно неожиданно вернулся Расковалов.
      Поровнявшись в штреке с молодым Прайсом и Романом Боярским, подняв лампочку над головой, он спросил, что они делают, выслушал ответ Роберта и, не сказав ему ни слова, обратился к Роману:
      — Немедленно отправляйся в Конскую Голову, там в твоей иэбе сложено все, что я привез из Горнозаводска. Принеси через болотный ходок хлеб и мясо. Пить не смей, пока не вернешься в шахту.
      Приказания этого человека выполнялись беспрекословно: Роман исчез в штреке. Расковалов двинулся к месту работ. Почему Роберт не сделал того, что он не успел сделать с Боярским: разрядить свой наган в затылок удалявшемуся Расковалову? Ведь он знал, что это входило в планы отца. Он боялся промахнуться и остаться с глазу на глаз с могучим, бесстрашным человеком; боялся он и того, что Роман может услышать выстрел и вернуться.
      Молодой Прайс последовал за Расковаловым. Появление Расковалова поразило Ричарда Прайса: он рассчитывал покончить с шахтой задолго до возвращения Расковалова из Горнозаводска, встретить Расковалова на глухой дороге между Конской Головой и Кудельным и кончить игру с этим чудаком. Иного выхода не было. Фантазии Расковалова с каждым днем становились все опаснее: он был против уничтожения Клятой шахты; он однажды сказал, что в случае победы советской власти права владения шахтой законно перейдут к народу. Он решительно отвергнул предложение Прайса составить ему компанию и эмигрировать в Америку; однажды в споре с Прайсом он назвал Клятую шахту, «своим» делом, желая этим сказать, что открытие «альма-ринового узла», основанное на геологическом предвидении, — это дело его жизни, что он не позволит погрузить в темноту, в забвение свою изумительную находку. От, Расковалова «все сильнее пахло красным».
      Прайс уже давно знал, что с Расковаловым они мирно не разойдутся. Неминуемую и роковую стычку с Прайсом предвидел и Расковалов. Решительно отвергнув предложение Прайса уехать за границу, он в то же время, к удивлению Халузева, «на всякий случай» составил завещания...
      Когда Расковалов, только что вернувшийся из Горно-заводска, появился в забое. Прайс подумал, что прежде всего разразится буря по поводу подорванного ствола, но, повидимому, Расковалов, проникший в шахту через Клятый лог, не знал еще, что шахта убита.
      — Где забойщики? — спросил он у Прайса, удивленный тишиной в забое.
      — Спят, — ответил Прайс. — Хотите выпить?.. Что слышно в Горнозаводске?
      Не ответив ему, Расковалов направился к тому месту, где обычно отдыхали забойщики, и приблизил лампочку к лицу первого из увиденных им мертвецов. Он понял все сразу, отбросил лампочку, выхватил револьвер и крикнул Прайсу из темноты:
      — Если тронешься с места — убью!
      Прайс знал, что будет убит при первой же попытке погасить лампочку, стоявшую на камне в двух шагах от его; он и не сделал этой попытки.
      — Оставьте, Петр, — сказал он. — Вы прекрасно понимаете, что иначе я не мог поступить. Либо никто, кроме Прайса, вас и Халузева, не будет знать об «аль-мариновом узле», либо «альмариновый узел» попадет в руки большевиков. И оставьте сентиментальности!
      Молчаливый и потому еще более страшный, Расковалов приближался к Прайсу.
      — Бросьте дурить! — крикнул Прайс и упал.
      Он сделал это своевременно: пуля пролетела мимо.
      — Роберт, на помощь! — крикнул Прайс.
      Расковалов уже склонился над Прайсом.
      — Встань! — крикнул он, взбешенный. — Встань! Я не хочу убивать лежачего, а тебя надо убить трижды за этих людей! Подлая собака! Мало тебе нашего зелен камня, тебе нужна еш,е и русская кровь!
      Он заставил Прайса подняться на ноги и тряс его с яростью, забыв о существовании Прайса-младшего, юнца со шрамом на подбородке, достойного сына своего отца. Роберт выстрелил сбоку — Расковалов упал, увлекая за собой Ричарда Прайса. Роберт выстрелил еще два раза в голову Расковалова. Затем Прайсы перетащили трупы в «печь», отвалили лестницу, хотели сжечь ее, сжечь тачки, подорвать «печь», уничтожить все следы преступления, но в это время возвратился Роман с пустыми руками.
      — Где хозяин? — спросил он, так как признавал своим хозяином только Расковалова. — В Конской Голове хитники пируют. Нельзя из моей избы поклажу вынести, проследят. До ночи ждать надо.
      — Петр Павлович повел забойщиков на Баженовку через пещеры, — спокойно ответил Ричард Прайс. — Идем делать завал.
      Роман почувствовал неладное. Встревоженный, он недоверчиво пошел вслед за госпрдами со своей страшной берданкой наперевес. Когда были подорваны дин?}-митные шашки, когда на подбитые стойки рухнула кровля штрека, Ричард Прайс решил, что этого достаточно. Правда, оставалась неразрушенной вертикальная выработка — так называемая восстающая, — служившая для вентиляции забоя, но она проходила в слабом грунте, была не креплена, и Прайс надеялся, что она завалится сама собой. К тому же Прайсов тревожило поведение Романа. По мере того как проходил хмель, он становился все недоверчивее и мрачнее. Когда молодой Прайс хотел зайти ему в тыл, он крикнул: «Эй, не балуй!» и поднял берданку; Этот великан был страшен.
      Через болотный вентиляционный шурф люди вечером вышли на поверхность, выбрались на тропу.
      — Прош.ай, Роман, — сказал Ричард Прайс. — Ты получил от Расковалова все, что тебе полагалось. Живи и жди нас... Мы вернемся, когда с красными будет покончено. Жди нас и молчи. Ты будешь молчать, петому что красные не простят тебе, что ты разр>т11ил шахту. Понимаешь? Иди в Конскую Голову, мы пойдем в Ба-женовку. Все, что оставил Расковалов в твоей избе, — твое. Выпей за наше здоровье!
      В Горнозаводске Прайсы провели у Халузева всего несколько часов. На вопрос Халузева, где Расковалов и придет ли он на Мельковку, Ричард Прайс ответил, что Расковалов все же решил эмигрировать, что он пошел проститься со своей брльной женой и сыном и от них поедет прямо на вокзал, где его будут ждать Прайсы.
      — Как же так? А завещания, которые он оставил у меня? А кисеты? — удивился Халузев. — Он хотел сегодня передать завещания нотариусу.
      Халузев рассказал Прайсу, что душеприказчиком по завещаниям Расковалова, составленным в пользу сына и жены, Расковалов назначил его, Халузева, и что завещанное — камни, запечатанные в двух кисетах, почти все, что пришлось на долю Расковалова из добычи — пока также доверено Халузеву.
      — Жена Расковалова больна, а полагаться на нотариусов сейчас рискованно, — сказал Прайс. — Храните все, что оставил вам Расковалов. Как только в России будет наведен порядок, мы с Расковаловым вернемся.
      Никомед Иванович попросил Прайса передать своему спасителю, что он свято выполнит клятву в отношении сына и жены Расковалова.
      Закончив все расчеты с Халузевым, получив свою долю ограненных камней. Прайс и его сын выехали на восток. На тот случай, если бы Ричарду Прайсу удалось
      вернуться в Россию и встал бы вопрос о судьбе Раско-валова, он передал с дороги в Горнозаводск ложную весть о случайной гибели Расковалова в Сибири.
      ЛИСТЫ ДЕЛА 77, 78, 79 и др.
      — Акционерное общество уральского бизнеса под названием «Новоуральская объединенная компания» было организовано мною в начале второй мировой войны по совету моего отца, уже находившегося при смерти. Особенно широко развернуло общество свою деятельность в тот период, когда стало ясно, что Америка и Англия сумеют повернуть германский фашизм на восток. Мне удалось привлечь к участию в обществе несколько финансовых деятелей, главным образом в Англии и США. Общество ставило своей задачей приобретение акций уральских горнозаводских обществ, чья деятельность была прекращена Октябрьской революцией. Совершенно обесцененные фонды этих обществ, уже выведенные из биржевой котировки, приобретались нами тайно через подставных лиц. Особенно охотно общество покупало бумаги акционерных обществ, в которых активно участвовал иностранный капитал, главным образом английский, — я подразумеваю Кыштымское. общество, Сим-ское общество. Общество сысертских заводов. Южноуральское горно-промышленное общество, Общество лысьвенских заводов. Общество северных заводов. Общество верх-исетских заводов, Невьянское общество.
      К тому времени, когда наше общество юридически овладело весьма значительной частью промышленности Урала, разразилась сталинградская катастрофа немецкой армии. Стало ясно, что наша ставка на поражение Советской Армии бита. Уральские акции снова на некоторое время превратились в груду бумажного хлама.
      к счастью, мне удалось заинтересовать в судьбе «уральского портфеля» мистера Н., одного из крупнейших финансовых деятелей США. Он согласился принять участие в «Новоуральской объединенной компании», но лишь при условии главенствующей роли в этом деле. Материальные обстоятельства вынудили администрацию общества пойти на это условие. Во главе администрации остался я.
      — Что побудило вас приехать в Россию?
      — В последние военные месяцы и в первые послевоенные годы мистер Н., уже по своей инициативе, стал форсировать рост «уральского портфеля». На биржу проникли слухи о деятельности общества. Ко мне обращались бывшие владельцы уральских предприятий, предлагавшие уступить свои права, однако мистер Н. заявил мне, что мы не имеем возможности «покупать кота в мешке», что нужна полная информация о нынешнем состоянии тех или иных предприятий на Урале и, в частности, о том, насколько велики капиталовложения, сделанные советским правительством в эти предприятия.
      — Причем, конечно, предполагалось, что потерявшие всякую ценность бумаги, приобретенные «Новоуральской объединенной -компанией» чуть ли не по цене бумажной макулатуры, рано или поздно позволят мистеру Н. овладеть предприятиями, в которые советский народ вложил большой труд и громадные средства?
      — Да.
      — Вы приняли предложение мистера Н. о поездке на Урал, зная, что собирание экономической ?шформации в чужой стране без разрешения и даже без ведома правительства этой страны называется шпионажем? ..
      — Да.
      — Очутившись на территории Советского Союза, вы интересовались только теми предприятиями, которые существовали до революции, или же интересовались также
      предприятиями, цетиком построенными за годы советской власти?
      — Я не желаю останавливаться на этом!
      — Но мы вынуждены будем еще вернуться к вашей так называемой «экскурсионной поездке» по Уралу.
     
      ЛИСТЫ ДЕЛА 101, 102, 103 и др.
      — Обратиться к Халузеву меня заставила необходимость, так как я вскоре после приезда на Урал был выслежен и при известных вам обстоятельствах лишился находившихся при мне средств. Бывший компаньон отца встретил меня неприветливо, предоставил мне приют лишь на два дня и просил нагти другое пристанище.
      Халузев, которого я в юности знал уже пожилым человеком, теперь произвел на меня впечатление совершенной развалины, тем более что он еще не совсем оправился после воспаления легких. Он был уверен в своей близкой смерти, много молился, вообще казался совершенно отрешившимся от жизни. При первом же разговоре он сказал мне, что убежден в незыблемости советской власти, не верит в возможность ее ликвидации насильственным путем.
      Недостаток средств вынудил меня поставить вопрос о передаче мне части тех камней, которые были доверены Халузеву Расковаловым для вручения его сыну и жене.
      Халузев решительно отказался сделать это. Он ограничился выдачей незначительной суммы и посоветовал мне скорее уехать из России. Старик навязчиво расспрашивал меня об обстоятельствах гибели Петра Раскова-лова в Сибири, явно не веря мне. Он много рарказывал мне о Павле Расковалове, «замечательном молодом че-
      ловеке», который, по мнению Халузева, обещал в отношении горного искусства не меньше, чем его отец.
      Мое появление в доме Халузева пришлось на канун того дня, когда Павел Расковалов получил инженерский диплом. Халузев не скрыл от меня, что послал Павлу Расковалову письмо-приглашение и намерен вручить молодому инженеру завещание и ценности, завещанные отцом.
      На все мои уговоры не делать этого, так как Павел Расковалов может заинтересоваться происхождением камней и указать советской власти «альмариновый узел», Халузев ответил, что «чему быть, того не миновать», что Халузев лично поставил уже крест на Клятой шахте и убежден, что это дело пропащее, заявил, что не хочет умереть клятвоотступником и не боится возможных последствий передачи камней Расковалову. Все же Халузев пообещал мне, что посоветует Расковалову «призадуматься» над камнями, и тут же высмеял меня, когда я выразил надежду, что в Расковалове при виде сокровища проснется жажда богатства.
      «Не знаете вы, какие нынче в России молодые люди пошли, — сказал он. — Не о своей пользе думают. Им лишь бы большевикам услужить, да и сами они сплошь большевики. Только для пятилеток этих стараются».
      Вечером следующего дня состоялась встреча Раскова-лова с Халузевым. Во все время их свидания я находился в соседней комнате — спальне Халузева — и, приоткрыв дверь, соединявшую спальню с гостиной, слыша.п каждое слово. Голос Расковалова показался мне чрезвычайно похожим на голос его отца. Вел он себя независимо, с большим достоинством.
      Прежде чем отправиться во двор, где были спрятаны ценности, Халузев зашел в спальню со стороны коридорчика и попросил меня держаться потише. В последний раз я попробовал отговорить Халузева от опасного ша-
      га, но он не захотел меня слушать. Повидимому, звук наших голосов донесся до Павла Расковалова. По шуму шагов в гостиной я понял, что он ходит из угла в угол. Из осторожности я припер дверь плечом. Действительно, Рэсковалов сделал попытку открыть дверь и нажал на нее. Еще немного, и я должен был бы уступить. К счастью, в дом вернулся Халузев, и Расковалов оставил дверь.
      «Все же интересно, что сделает Расковалов с камнями», сказал я после ухода Расковалова.
      «Что бы ни сделал — не моя печаль», ответил Халузев.
      Через час я уехал в Баженовку, решив на некоторое время скрыться в глухих гилевских местах. В Гилевке я устроился счетоводом при каменоломне местпрома, которая понемногу подготавливалась к пуску после длительной консервации. Спустя немного времени ко мне присоединились мистер X. и мистер Р.
     
      ЛИСТЫ ДЕЛА 108, 109, 110 и др.
      — Гилевка была всегда связана с Новокаменском. В прошлом рабочая сила для южного куста шахт вербовалась главным образом в этих местах. Вскоре в Гилевке распространился слух, что начались работы по восстановлению Клятой шахты. Затем я случайно узнал, что начальником шахты назначен Расковалов.
      В Клятой шахте, по существу, заключалось все, чем я владел, если не считать бумаг «уральского портфеля», реализация которых, во всяком случае, представлялась делом далекого будущего. Особенно взбесило меня то, что за восстановление Южнофранцузской шахты взялся Расковалов, который, как я знал по рассказам Халузева, был угольщиком. Стало совершенно ясно, что Раскова-
      лов каким-то путем узнал о существовании «альмарино-вого узла», что он явился на шахту с тем, чтобы получить Ёозможную в советских условиях максимальную пользу от наследства Расковалова, славу удачливого горняка.
      В соответствии с этим сложился план моих ответных действий: мешая восстановительным работам на шахте, бросая тень на Расковалова, я мог создать такое положение, когда Расковалов должен был, во-первых, стать совершенно неприемлемым как начальник шахты и, во-вторых, когда Расковалов лишился бы возможности открыть властям тайну «альмаринового узла», так как это запоздалое признание прставило бы его в ложное положение. Мистер X. и мистер Р. взялись помогать мне при условии равного дележа камня, который мы рассчитывали добыть в шахте.
      — Вы признаете, что анонимки за подписями «Знаюш.ий», «Старожил», «Доброжелатель» и так далее написаны вами, а также вашими сообщниками X. и Р. под вашу диктовку?
      — Да.
      — Вы признаетесь в совершении следующих диверсионных актов на шахте номер пять........
      -Да...................
      — Кто являлся исполнителем диверсий?
      — Я и мои компаньоны, под моим начальством.
      — Вы и ваши сообщники сознательно своей одеждой копировали Расковалова?
      — Да. Несколько раз этот маскарад себя оправдал, но затем стража на шахте усилилась. Накануне того дня, когда Расковалов выехал в Горнозаводск, вызванный моей телеграммой о болезни матери, один из часовых ранил Р. в ногу двумя картечинами. С трудом я доставил Р. в Гилевку через Конскую Голову и Клятый лог.
      — По пути вы зашли к Боярскому?
      — Да, и убедился, что старик окончательно выжил из ума.
      — Осветите обстоятельства вызова Расковалова в Горнозаводск и поджога на шахте номер пять.
      — Выполнение моего плана наталкивалось на растущие препятствия. Восстановительные работы шли все успешнее, что, конечно, укрепляло положение Расковалова, охрана шахты с каждым днем усиливалась. Нужна была развязка.
      — И вы предприняли психологический «блицкриг»?
      — Да, нужно было создать предельно запутанное положение, которое дало бы, ид худой конец, хотя бы косвенные улики против Расковалова. Случай помог мне найти решение. Зная, что Халузев в субботу уехал па день в Горнозавс лск, я рано утром выехал вслед за ним и навестил его на дому. На улице я увидел машину, возле которой стояло несколько человек, ожидая, пока шофер исправит неполадку в моторе. Среди них был Расковалов. Он отделился от группы и направился к соседнему почтовому отделению. Я последовал за ним, видел, как он сначала позвонил кому-то из будки таксофона, а потом написал и сдал телеграмму. Из этого же почтового отделения я послал телеграмму Раскова-лову о болезни его матери. Телефонной проверки телеграммы я не боялся, так как по дороге в Горнозаводск слышал, что лесной пожар уничтожил телефонную связь между Кудельным и Горнозаводском.
      — Как вы достали листок бумаги из блокнота Расковалова?
      — Однажды мне удалось проникнуть в землянку Расковалова и Самотесова...
      — А вот с орфографией вы не справились.
      — Я учился русской письменности по старой грамматике и не успел вполне привыкнуть к новой орфогра-
      фии. Ошибки, допущенные мною в тексте телеграммы, я, конечно, заметил и попытался скрыть их. Телеграмму я не переписал потому, что у меня не было запасного листка, так как при посещении землянки я решился взять лишь один листок из двух последних в блокноте
      — Как вы вторично очутились в Горнозаводске?
      — Вечером со вторника на среду, еще не зная, что Расковало® по моему вызову уехал в Горнозаводск, я предпринял поджог на шахте, был обстрелян стражей, йробрался на станцию Перемет и с утренним поездом приехал в Горнозаводск.
      — Зачем?
      — Продать два камня, которые я в среду же получил от Халузева у него на дому, под предлогом, что мне нужны средства для отъезда за границу.
      — А в действительности чтобы купить взрывчатку, обещанную вам неким И. с гилевского прииска?
      — Да, но этот человек нагло обманул меня...
      — Через кого вы организовали продажу камней?
      — Через ювелира Крапульского.
      — Для чего вам понадобилось назвать себя инженером из Новокаменска?
      — Нужно было успокоить Крапульского, который неохотно взял на себя эту комиссию.
      — И заодно унизить Расковалова обвинением в подпольной торговле камнями?
      — Я лично не вижу преступления в том, что инженер продает через ювелира принадлежащие ему ценности, но, конечно, в данном случае я учитывал ваши странные понятия о морали.
      — С какой моралью вы сообразовались, когда сбрасывали бревна на мальчика, завалившегося в восстающую выработку, когда добивали полумертвого Романа Боярского?
      — Я был вынужден к этому обстоятельствами. Маль-
      чик, конечно, узнал о болотном продушном ходке Клятой шахты от Романа. С таккм же успехом Роман мог указать дорогу Павлу Расковалову, который, кстати, поселился в Конской Голове.
      — Добавьте, что вы убили Романа также как свиде теля драмы в забое.
      — Пусть так... Меня удивляет, как этот мальчишк; смог выбраться из забоя. Если бы не он, мы имел} бы достаточно времени для разборки «альмаринового узла».
      — Вы, невольно для себя, помогли мальчику, когда стали разбирать завал на пути к забою и не успели закончить это дело. Теперь ответьте на вопрос: как сложились ваши отношения с Халузевым в Гилевке и чем объясняется ваше покушение на жизнь Халузева?
      — В Гилевку Халузев приехал спустя несколько дней после того, как я устроился на каменоломне. Не раз мы встречались в окрестностях Баженовки и Гилевки и долго беседовали на политические темы. По мере того как его здоровье улучшалось и страх смерти слабел, он все внимательнее относился к моим словам о западных странах, о том, что там готовится новая война против Советской России и что мы ставим целью ликвидацию советской власти. Но в то же время он решительно уклонялся от активного участия в нашей группе, как огня боялся советских органов государственной безопасности, как бы держал меня под наблюдением, отговаривал от решительных выступлений. Он опасался, что в случае провала вскроется и его связь с нашей группой.
      Все время Халузев уговаривал меня прекратить опасную борьбу за «альмариновый узел», как обреченную на неудачу; он также упорно отрицал мои догадки о мотивах, приведших Павла Расковалова на Клятую шахту, объясняя появление Павла Расковалова на шахте исключительно случайностью.
      в субботу, когда я уже знал, что моя кампания против Павла Расковалова увенчалась успехом, что Раско-валов снят с работы, ко мне в каменоломню явился Халузев в очень возбужденном состоянии и сообщил неприятные новости: оказывается, Халузев накануне беседовал с Расковаловым в Конской Голове, пытался утешить его и обещал ему материальную помощь. Этот неосторожный поступок Халузева привел к опасным последствиям: Расковалов стал допытываться у Халузева, кто его прислал, кому нужно убрать Расковалова с шахты, кто находился за дверью в доме Халузева в день вручения завещания. Л в субботу утром Халузева навестил какой-то гранильщик, обвинил его в том, что он вовлек Павла Расковалова в подпольную торговлю камнями, пригрозил сообщить об этом «куда надо».
      «Теперь-то уж выследят, обязательно выследят! — повторял Халузев. — Пропали вы, и я с вами пропал!»
      Действительно, положение создалось критическое.
      Я предложил Халузеву вместе со мной отправиться в шахту, пробиться к «альмариновому узлу», взять от него все, что можно, и вместе с нами бежать за границу. Халузев отказался, заявив:
      «Убьете вы меня, как Петра Павловича убили!»
      Осталось одно: убрать старика, который, конечно, попался бы органам безопасности и выдал бы нас. Мне помешали убить старика, и я с большим трудом ушел от неизвестного человека, который преследовал меня яростно. Неподалеку от пещерного хода Клятой шахты я присоединился к моим компаньонам, которые отдыхали на свежем воздухе после утомительной работы у завала. Втроем мы вернулись в шахту
      — Что вы хотите сказать в заключение?
      — Я ехал в Россию, представляя ее себе такой, какой оставил в 1920 году. С тех пор многое изменилось. То, что раньше далось бы легко и просто, теперь требо-
      вало большого риска или вовсе не удавалось. Каждый шаг грозил провалом, как, например, наша попытка достать взрывчатку. Вместо того чтобы хорошо заработать на этом, Н. сообщил вам о моем предложении.
      Я продолжаю не верить в та, что Павлу Расковалову было неизвестно о существовании «альмаринового узла». Если не погоня за сокровищем, если не личное честолюбие, то что же заставляло его так рваться в шахту? Он знал о сокровище и решил выдать его советской власти. Я понимал, что невозможна какая бы то ни было сделка с молодым Расковаловым. Люди в вашей стране мне непонятны. Первые же наши предложения о содействии, обращенные к русским людям, вызвали подозрения и, в конечном счете, привели к нашему провалу...
      — Почему вы хотели убить Самотесова, когда ваше дело было уже совершенно проиграно?
      — Наша попытка выйти через болотный шурф на-гора, с тем чтобы достать немного продуктов, была сорвана. Нас подстерегли. Р., еще не оправившийся от ра-нення в ногу, был схвачен. Мы с X. бросились в шахту, и он ушел вперед. Я выбрал другую дорогу и достиг пещерной части Клятой шахты уже после того, как в первую пещеру вышел Самотесов" со своим спутником. Пройти через пещеру к свободе я мог, только уничтожив этнх двоих...
      Вопрос. Гражданин Роберт Прайс, признаете ли вы себя виновным в том, что, во-первых.......
     
      ЛИСТЫ ДЕЛА 263, 264
      Вопрос. Гражданин Халузев, чем объясняется то, что вы не открыли советской власти тайну «альмаринового узла»?
      Ответ. «Узелок»-то мой собственный, гражданин следователь!
      — Как согласовать с этим ваше ранее сделанное заявление, что вы знали о национализации земных недр в нашей стране, а также ваше заявление, что вы не верили и не верите в возможность ликвидации советской власти в СССР?.. Почему вы молчите? Вы отказываетесь отвечать на этот вопрос?
      — Отказываюсь, гражданин следователь.
      — Остается "йключить, что, вопреки всему, вы все же надеялись рано или поздно воспользоваться богатствами Клятой шахты... Вы отказываетесь отвечать и на этот вопрос?
      — Отказываюсь, гражданин следователь.
      — Не этой ли надеждой, в конце концов, объясняется то, что вы не сообщили органам власти о появлении на Урале Прайса, поддерживали с ним связь, помогали ему средствами и даже терпели то, что Роберт Прайс пытался опорочить честное имя Расковалова, сына вашего спасителя?
      — Отказываюсь отвечать?
      — Итак, «свой узелок» пересилил все: любовь к своей стране, о которой вы говорили ранее, ненависть к подлым убийцам Петра Расковалова — Ричарду и Роберту Прайсам, ваше доброжелательство к Павлу Рас-ковалову? Вы не отрицаете этого?
      — Выходит, так...
      — Что вы хотите сказать в заключение?
      — Мне жить недолго осталось, гражданин следователь: доконал меня американский выродок. Прошу передать Павлу Петровичу, что помру я с тяжелой душой, что крепко перед ним виноват, а пуще всего в том, что, отводя Павла Петровича от Клятой шахты, говорил я плохое о Петре Павловиче, иродом его выставил. Пускай Павел Петрович своего родителя не стыдится: человек был светлой душ?1 и ни в чем не виноват, а то, что нанесли на него Пралсы, Т9 прахом навсегда развеяно.
      А Марии Александровне Расковаловой прошу сказать, что завещание и ее долю камней я ей потому не передал, что сама же она отказалась от помощи и со мной очень гордо говорила. Пусть простит меня по милости своей, а вообще я к ней со всем уважением... Очень прошу вас, гражданин следователь, передать мои слова Павлу Петровичу и Марии Александровне.
      — Я очень благодарен вам, — сказал Павел, сложив прочитанные листки в папку.
      — Это не столько моя инициатива, сколько моего начальства, — пояснил Игошин, глядя на гостя сквозь дымок папиросы. — Изредка мы прибегаем к такой практике: объясняем человеку, что вокруг него творилось, чтобы он напрасно не ломал голову над догадками. Те-лерь, надеюсь, вам ясна вся картина?
      — Вполне... Ясно все, что касается Клятой шахты.
      В большом и светлом кабинете Игошина снова стало тихо. Едва заметно улыбаясь, Игошин поглаживал тща-тель:;э выбритый подбородок. По этой улыбке, по блеску темных глаз чувствовалось, что майор не считает разговор законченным.
      — Да, ясно все, что касается шахты и меня, — повторил Павел.
      — А все остальное в тени, — подсказал майор.
      — Да...
      Майор промолчал.
      — Вы, Сергей Ефремович, однажды сказали мне, какой порядок разговора вы предпочитаете: один спрашивает, другой отвечает, причем спрашиваете вы. Но, может быть, вы согласитесь выслушать... монолог?
      — Ваш? Что же... Несколько свободных минут у меня есть.
      — в Новокаменске дело Клятой шахты вызвало нескончаемые разговоры, — начал Павел. — Много догадок, предположений. Но основная линия осгается неизменной: все убеждены, что дело Клятой шахты является последним эпизодом большого дела, которое проведено вами. — Павел говорил, не спуская глаз с Игошина, который с первых же слов стал задумчиво-серьезным. — Недавно я слыхал о так называемом «информационном десанте», который был якобы заброшен на Урал одной державой, желавшей познакомиться с уральскими «таинственными» заводами. Разгром десанта начался немедленно вслед за его появлением на Урале и кончился поимкой Роберта Прайса и двух его сообщников, притаившихся в гилевских местах. Говорят также, что ловушкой для последней группы десанта послужил зелен камень: в погоне за «альмариновым узлом», за бесценным сокровищем, открытым моим отцом. Прайс и его молодчики забыли основную цель своего пребывания на Урале, потеряли осторожность и попались.
      Конец этого рассказа Сергей Ефремович выслушал, медленно прохаживаясь по комнате. В форменной одежде он был стройнее и, казалось, моложе, чем в штатском платье.
      — Вот и весь монолог? — спросил он.
      — Да...
      — Удивительный наш народ! — улыбнулся Иго-шин. — Замечательные люди! Какую поэму создали: тут тебе и «информационный десант» и «одна держава»... Люблю этот полет воображения, эту поэтическую логику, если можно так выразиться. И... знаете что, Павел Петрович: я против этой версии не стал бы протестовать. Важно то, что версия эта выдвинута людьми, мыслящими государственно и понимающими, что собой представляет «одно государство». — Он призадумался, проговорил с силой: — Десант или не десант — не в названии
      дело, а в том, что нам есть что беречь и есть от кого беречь. Тянутся к нашей стране грязные бизнесмены, пытаются прощупать, разведать, наладить пути-дорожки к жизненным центрам нашей страны, тешат и разжигают себя надеждой полакомиться советским добром. И не понимают, не могут понять, что Россия уже не та и люди не те, что были раньше, что на каждого профессионального советского разведчика приходятся сотни, тысячи разведчиков не профессионалов, которые и разведчиками себя не считают, но в той или иной степени владеют главным орудием разведчика — бдительностью и активностью в борьбе за безопасность своей страны. Вот этого там не могут да и боятся понять! Ведь признать невозможность успешной разведки — это значит признать невозможность успеха прямых, открытых действий. Тайная и явная война — единое целое; история показывает, что выдержавший испытание тайной войной вернее всего выдержит также и испытание оружием. Ведь и на фронте проявляются всё те же качества народа, которые обеспечивают победу в тайной войне: его спокойствие, его спаянность, бесстрашие, любовь к своему государству. Так, к счастью, обстоит дело для нашей Советской страны и иначе обстоять не может... — После некоторого молчания Игошин проговорил: — Вот, кажется, и все, Павел Петрович. — Он шумно захлопнул чернильницу. — Завтра на юг еду отдохнуть. Туда, туда, где апельсины зреют! Вернусь к ноябрьским праздникам. Если к этому сроку шахту пустите, я ваш гость.
      — Обязательно пустим и будем рады видеть вас.
      — Что ж, Павел Петрович, можем итти... По дороге завернем к нашему казначею: вы получите медальон и часы вашего отца. Эти вещественные доказательства уже сыграли свою роль.
      Он пропустил Павла вперед.
     
     
     
      Глава девятая
     
      Пуск шахты был отпразднован торжественно. В программу празднества прежде всего входила отгрузка первой очень крупной партии уралитовой руды, сдача в эксплоатацию четырех восьмиквартирных домов и детских яслей, торжественное заседание в малом рудничном клубе и концерт самодеятельности на клубной сцене. Ушла в прошлое Клятая шахта со своей мрачной историей; сверкала огнями, шумела людским говором шахта № 5 — Благодатная, как ее называли, пока неофициально.
      Мария Александровна и Валентина, приехавшие днем из Гориозаводска, очень волновались, успеют ли они до конца торжественного заседания приготовить все необходимое к встрече гостей в квартире Павла, но у них были усердные помощники — Петюша и Ленушка. Впрочем, Ленушка, синеглазая, в новеньком ллатьице. взгляда не сводила с Валентины, ходила за ней по пятам и все пыталась рассказать, как она учится в школе и как ею довольна строгая учительница Софья Андреевна. Петюша говорил мало, но женш;ины нашлй в нем усердного и умелого помощника: он вскрывал банки с консервами, помогал двигать мебель, мимоходом починил штепсель, сообщив, что все ребята электрифицированной Ги-левки стали заправскими электромонтерами.
      Петюша, вскрыв очередную банку консервов — занятие, которое ему очень нравилось, — доставал свои часы, нажимал колодочку и, выслушав мягкий чистый перезвон, успокаивал хозяек: «Все успеется». Эти удивительные, замечательные часы перешли в его полную собственность. К монограмме «ПРП» прибавилось несколько слов, выгравированных на крышке: «Петру Онисимовицу
      Уроженке от Павла Расковалова с бесконечной благодарностью».
      Наконец веселая и словоохотливая Ксюша Еременко принесла большое лукошко с пельменями, женщины переоделись, и в передней раздался звонок. Гости явились всей компанией: Максим Максимилианович, управляющий трестом и Федосеев, только»что приехавшие из Новокаменска, и с ннми Сергей Ефремович Игошин — уже не майор, а подполковник. Их сопровождали Никита Федорович и Павел.
      — А, проводник! — приветствовал подполковник Пе-тюшу. — Ну-ка, сколько времени на твоем хронометре?.. А это Ленушка... Ну, здраггвуй, товарищ ученица первого класса!
      Сели за стол, и время полетело быстро, как бывает при встрече больших друзей. Конечно, мысли все время возвращались к событиям, которые так сблизили этих людей, собравшихся в квартире начальника южного куста уралитовых шахт Павла Расковалова. Особо выпили за здоровье Георгия Модестовича, приболевшего в последнее время.
      — По последней, — сказал Игошин наливая. — За кого?
      — За вас, — предложила Валентина.
      — За человека, чья симпатия к Павлу еще ждет объяснения, — поддержала Мария Александровна. — Сейчас я подам кофе, и, может быть, Сергей Ефремович что-нибудь расскажет.
      — Расскажу, — согласился Игошин посмеиваясь. — Почему же не рассказать, тем более что дело Клятой шахты закончено полностью. Только одно условие: за похвальбу не примите и широкой огласке не предавайте.
      Он вставил папироску в костяной мундштук с белочкой, прицелился в Ленушку пистолетиком-зажигалкой, закурил и начал свой рассказ:
      — Знаете, как это бывает: заинтересуешься человеком, и кажется, что случай о нем то и дело напоминает. Случай тут обычно ни при чем, а просто-напросто внимание из океана фактов вылавливает все то, что касается этого человека. Так вот и получилось у меня с Павлом Петровичем...
      — Но почему же? — не вытерпела Валентина. — Ведь именно об этом речь идет!
      — До всего, до всего доберемся, — остановил ее Игошин и продолжал: — Однажды в кабинете моего начальника я случайно услышал несколько слое о третьей по счету аварии на бывшей Южнофранцузской шахте. Это было в трудное для меня время. Только что мы с группой товарищей почти закончили серьезную операцию, а «почти» заключалось в том, что три человека из ликвидированного «волчьего выводка» как сквозь землю провалились. А был среди них человек безымянный, неизвестный, но особенно нас интересовавший. Все мои мысли были отданы этому делу, тем не менее разговор о Южноф)анцузской шахте в связи с именем Расковалова меня весьма заинтересовал.
      «Вы Новокаменск знаете, займитесь этим делом, чтобы на время отвлечься от волчьего выводка», предложил начальник.
      В то время я не мог надолго отлучиться из Горно-заводска, но Клятую шахту поставил под увеличительное стекло, зная, что непосредственную подработку этого дела ведет один молодой человек, неплохой юрист. Когда-нибудь из него толк выйдет; он и усерден и приметлив, но уж слишком хорошо таблицу умножения знает: только увидит два и два и тотчас же сообразит, что это составляет четыре, а ведь на практике иной раз получается не совсем так. Вы, конечно, догадываетесь, чт я говорю о Параеве.
      Так вот, в данном случае драгоценная способность
      молодого человека весьма пригодилась. В деле Клятой шахты все шло по принципу «дважды два». Ему только оставалось свои вычисления производить, а мне — думать. Для размышлений пиш;и было много.
      Первое: аварии были по-инженерски рассчитаны, почти каждая авария сопровождалась обстоятельствами, так или иначе бросавшими тень на Павла Расковалова.
      Второе: стали накапливаться письменные материалы, порочаш;ие Павла Петровича, внимание на нем сосредоточилось. Обвинения шли в нарастаюш;ей степени: сначала о том, что отец Павла Петровича в Новокаменске некогда подвизался, о чем я, кстати, с детства знал; потом, что он работал именно на Клятой шахте; затем, что Клятая шахта принадлежала отцу Павла Петровича — обстоятельство, о котором даже старожилы не знали. Удивляло то, что авторы разоблачительных писем непременно оставались анонимными. Над этим очень и очень стоило подумать.
      Третье: общественность, несмотря ни на что, упорствовала, не спешила лишить Расковалова своего доверия. А с этим, конечно, приходится считаться, потому что общественность — следователь разумный, с тысячами глаз. Не верили в виновность Павла Петровича именно те люди, которые знали его по работе, знали его лично. Верила Павлу Петровичу парторганизация, верили вы, товарищ управляющий, верили вы, Никита Федорович... Но до каких же пор человеку можно верить! Доверие — это такой материал, который расходуется быстро, особенно если день за днем, черта за чертой складывается портрет человека, который ведет дерзкую игру с таким расчетом, чтобы нас подольше дурачить.
      Можно было выбрать одну линию из двух: либо высчитать, что дважды два четыре, что и сделал человек, о котором я уже упомянул, либо начать опровержение очевидного.
      Зная Павла Петровича, я выбрал второе: принял гипотезу, что Павла Петровича топят, добиваясь разгрома руководства Клятой шахты, устранения Павла Петровича в первую очередь. Цель этого была неясна, но осталось упереться, выдержать ставку на человека, может быть даже ободрить и подтолкнуть к решительным действиям ту силу, которая затеяла непонятную игру.
      Очень тревожным был для меня день второго приезда Павла Петровича в Горнозаводск. Мой начальник, как только я вернулся из одной поездки, вручил мне подлинник телеграммы, за которым вы, Валентина Семеновна, так неудачно охотились с подружкой, и сообщил о пожаре на шахте. В телеграмме меня удивили некоторые странности в орфографии. Вечером Павел Петрович позвонил мне по телефону, и выяснилось, что Павел Петрович способен одновременно в двух разных местах быть. Позвонили вы через несколько минут после того, как я узнал, что ювелир Крапульский только что передал артисту оперы замечательный альмарин от некоего «инженера из Новокаменска» и затем у ресторана «Восток» вручил продавцу камня выручку.
      Этим инженером, по некоторым соображениям, мог быть только Расковалов, ко Расковалов, как я был уверен, находился дома, вечером вообщ,е никуда не выходил, и, следовательно, кто-то снова и снова вел дело так, чтобы опорочить, замарать его...
      — Но зачем же, зачем вся эта низость понадобилась?! — воскликнула Мария Александровна.
      — Все для того же: убрать Павла Петровича из Новокаменска и особенно с Клятой шахты, так как, по мнению мерзавцев, Павел Петрович знал о суш;ествов;1-нии «альмаринового узла». Вот с этой истории и началась развязка дела Клятой шахты и того большого де.;!а, на которое я намекал. Своим стилем, своей манерой, своей алчной борьбой за сокровища шахты противник
      выдал себя с головой, чем я немедленно воспользовался и довел дело до конца с помощью людей, вам известных. Итак, разрешите черту подвести: никакой таинственности, как видиге, во мне не г, а просто я человеку поверил и был за это весьма вознагражден...
      — Вы не можете себе представить, как мы вам благодарны! — проговорила Мария Александровна с большим чувством.
      — Ну вот и прекрасно, я рад! — ответил Сергей Ефремович улыбнувшись.
      Все замолчали: казалось, всех занимал один и тот же вопрос. Мария Александровна и Валентина выжидающе глядели на Павла: не показалось ли им, что вопрос должен задать он? Неизвестно, сколько бы времени продолжалось молчание, если бы вдруг не послышался тихий, мелодичный перезвон. Это Петюша, поглощенный рассказами Игошина, нечаянно нажал колодочку на часах.
      — Однако время идет, а впереди все еще неясно! — воскликнул управляющий.
      — Совсем, совсем неясно! — горячо поддержала его Валентина.
      — Все вокруг да около разговор идет, — откликнулся Самотесов.
      — Хорошо, Сергей Ефремович! — сказал Павел. — Если вам угодно, расскажите, почему вы так отнеслись ко мне с самого начала.
      — Снимаете запрет?
      — Я знаю лишь один свой запрет, и мне кажется, что речь идет о нем. Как вы это раскрыли?
      — И просто и необычно... Если по порядку итти, так вот: такого-то месяца, такого-то числа, дочь моего сослуживца, банковская работница Сима Т., на вечере в
      нашем клубе рассказала мне, что в банковский сейф залетело удивительное чудо. «Вы, Сергей Ефремович, никогда ничего подобного не видели! Советую посмотреть!»
      Человек я любопытный и поэтому позвонил управляющему отделением банка: «Что за чудо у вас объявилось?» — «Приходите, сами увидите». Немедленно я явился Б банк. Управляющий повел разговор издалека, от международного и внутреннего положения: о том, что народ, мол, активно участвует в послевоенной пятилетке своими средствами, нередко поступают большие и малые добровольные взносы, и жертвователи встречаются весьма занимательные. Например, явился в банк молодой человек, попросил приема у управляющего, заявил, что хочет сдать некоторые фамильные ценности «в полное распоряжение правительства», назвал себя Ивановым, составил «заявление жертвователя», попрощался и ушел...
      — Иванов? — засмеялась Мария Александровна и, встретив удивленный взгляд Валентины, шепнула ей: — Слушай, слушай!
      — Что же сдал в банк этот молодой человек? Чудо в полном смысле слова: коллекцию замечательных альма-ринов небывалой красоты и огранки. Кто мог подобный дар сделать?
      МоЯ знакомая, Симочка Т., нарисовала такой портрет молодого человека: лицо симпатичное, без особых примет, одет прилично, держится культурно, говорит чисто по-русски — словом, ни одной четкой приметы, хоть плачь!
      Меня. любопытство замучило. «Узнай, кто это, по-гмотри на удивительного человека, попроси разрешения руку пожать. Ведь что же это такое: выложил большую, очень большую ценность, скрылся, и никаких следов! !1росто ожесточенная скромность!»
      Уж я отчаялся жертвователя найти, когда в мою . г;артиру ворвалась Симочка: «Кажется, отыскался
      жертвователь!» — «Кто он?» — «Пока неизвестно». — «Где его видели?» — «Его в кино показывали». — «В качестве кого?» — «Приходите сами и расспросите Зою С.»
      Зоя, тоже банковский работник, рассказала мне, что в кинотеатре «Октябрь» смотрела она «Грозу», а перед этой картиной показывали другую, спортивную, и Зое почудилось, что один из спортсменов — точная копия жертвователя. Она в банке видела его мельком, но хорошо запомнила.
      Звоню в кинотеатр: «Какая спортивная картина у вас демонстрировалась?» — «Только что прошел экраном специальный спортивный выпуск киножурнала «Сталинский Урал». Звоню в кинопрокат: «Можете устроить просмотр спортивного киножурнала?» — «Приходите, устроим».
      Зоя С. была весьма польщена, что из-за нее одной в просмотровом зале кинопроката дали киносеанс. В середине журнала она крик подняла: «Он, он! Теперь я в этом совершенно убеждена!» Так на экране в сборных «кадрах спорта» мы увидели чемпиона бокса студента Горного института Павла Петровича Расковалова...
      — И благодаря альмаринам облекли его своим доверием! — воскликнул Абасин