НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Игра на белой полосе

авторский моноспектакль по роману Бориса Карлова
«Игра в послушание, или Невероятные приключения
Петра Огонькова на Земле и на Марсе»

4. ОЖИВШАЯ МУМИЯ

Глава десятая

Рискованный фокус с ящиком и двуручной пилой.
Маленький мимолётный эпилог


  mp3 — VBR до 128 kbit/s — 32Hz — Stereo  

4_10

MP3

 

5. ПЬЯНАЯ ЖИЗНЬ

 

В НАЧАЛО


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...

Выставлен на продажу домен
mp3-kniga.ru
Обращаться: r01.ru
(аукцион доменов)



 

 

Глава десятая

Рискованный фокус с ящиком и двуручной пилой.
Маленький мимолётный эпилог

В цирковом закулисье пахло опилками и зверьём. Яблочкин прошёл вдоль клеток, запетлял коридорами и вдруг увидел мелькнувшее из-за приоткрытой двери лицо Кукловодова. Лицо задержалось на мгновение и скрылось. Яблочкин подумал, что преступник нарочно его заманивает и решил быть вдвойне осторожным, потому что отступать было не в его правилах.

Табличка на двери гласила:

БУТАФОРИЯ ФОКУСНИКОВ И ИЛЛЮЗИОНИСТОВ.

Яблочкин прислушался и осторожно приоткрыл дверь. В полуподвальном помещении было столько зеркал и бархатных ширм, что голова слегка закружилась.

Внезапно кто-то толкнул Яблочкина в спину, он кубарем скатился со ступенек и угодил в похожий на гроб деревянный ящик.

Крышка захлопнулась, заклацали металлические запоры.

А в следующую секунду ящик мелко задрожал, раздался мерный оглушительный визг пилы. Воздух внутри наполнился опилками. Яблочкин сообразил, что происходит, и похолодел от ужаса.

— Просто несчастный случай, — доносилось бормотание сумасшедшего фокусника. — Это должно было когда-нибудь случиться…

Кукловодов точно был не в себе, он плохо понимал, что делает. Его растрёпанные волосы стояли дыбом, на взмокшем лице блуждала нехорошая улыбка. Левой рукой он держал рукоятку пилы; правая, покалеченная падением защитного колпака в музее, всё ещё сжимала алмаз. Дёргаясь всем туловищем словно марионетка, он перепиливал гроб-ящик с человеком внутри, и его губы восторженно шептали:

— Сейчас брызнет… вот сейчас… сейчас, сейчас…

Яблочкин почувствовал, как острые зубья пилы коснулись кителя и оторвали медную пуговицу. Он попробовал подобрать ноги и сжаться в комок, но в ящике было слишком тесно. Тогда он изо всех сил ударил ногами в заднюю стенку — и стенка с треском надломилась. Ещё удар — и путь свободен.

Визг пилы тотчас прекратился.

Яблочкин выбрался из ящика и бросился в погоню. Теперь у него были личные счёты с негодяем.



Метнувшись на звук быстро удаляющихся шагов, Яблочкин из-за поворота вдруг налетел на чёрную дыру наставленного на него дула пистолета.

Кукловодов не мог бежать дальше, потому что проход перегородил слон. От близкого присутствия животного Кукловодов весь дрожал с ног до головы, как осиновый лист.

— А ну, брось пушку, мент, — произнёс он с надрывом. — Бросай живо, а не то сделаю дырку в твоей башке.

Яблочкин понимал, что цирк уже оцеплен и сюда вот-вот ворвётся группа захвата. Он выпустил из рук пистолет и сказал, стараясь тянуть время:

— Сдавайся, не валяй дурака, тебе отсюда не уйти.

Кукловодов нервно рассмеялся.

— Не уйти? А что ты в этом понимаешь, щенок? Я исчезну, я растворюсь у тебя перед самым носом, мне больше нечего делать в этой стране. Я взял здесь всё, что мне было нужно, теперь я очень, очень богатый человек. Куплю себе дворец где-нибудь в Южной Африке, найму сотню или тысячу безмозглых рабов, которые будут называть меня своим царём. И знаешь, какое будет моё главное… развлечение — там, в окружении горячей девственной саванны?

Кукловодов хотел сказать не «развлечение», а «хобби», но отчего-то не смог выговорить это слово.

— Догадываешься ли ты, юнец, чему я посвящу весь остаток моей жизни? Так знай: я буду охотится на… — он снова болезненно поморщился и кивнул назад, туда, где в проходе стоял слон, — на этих животных. Ведь их осталось в природе не так уж много, а я перебью их всех, всех до единого. Круглые биллиардные шары — сотни, тысячи биллиардных шаров — это всё, что останется на земле в память об этих… отвратительных тварях. Я буду заманивать их в западни, буду калечить им лапы, а потом стрелять сблизи, в упор, глядя в их добрые, спокойные глаза. Я буду…

Но он не смог договорить, потому что хобот слона мягко обвил туловище Пётра Эрнестовича, его ноги беспомощно затрепыхались в воздухе, а побелевшее лицо исказилось гримасой смертельного ужаса. С болезненным стоном Кукловодов направил дуло пистолета прямо в пасть миролюбивого животного…

Но ещё раньше, чем раздался предательский выстрел, Яблочкин подобрал свой табельный пистолет, мгновенно прицелился и своим выстрелом выбил оружие из руки негодяя.

Тем временем слон, почувствовав злые намерения человека, с которым хотел только поиграть, поднял Пётра Эрнестовича над головой и, размахнувшись хорошенько, швырнул его на устеленный опилками дощатый пол.

— Только не это… — прохрипел Кукловодов окрасившимися алой пеной губами. — Не так… не хочу…

Пальцы его разжались, выпустив ослепительно сверкнувший на мгновение алмаз «Звезда Мексики».


* * *


Слабонервный Горохов вышел из сумасшедшего дома только через год после описанных событий. Он работает продавцом в книжном киоске и заодно постепенно избавляется от штабелей своих всё ещё не распроданных стихов. «Возьмите стихи Горохова, — доверительно рекомендует он своим покупателям, — об этом поэте очень скоро заговорят, вот увидите…» Многие покупают.

Вовчик получил два с половиной года общего режима. Суд учёл его явно не руководящую роль в этом деле и активную помощь следствию. В колонии он занимался тем же, чем и на свободе — работал на мусороуборочной машине. По окончании срока он вернулся в свою дворницкую и больше не ввязывается ни в какие сомнительные авантюры. Изредка к нему заходит Горохов и, выпив вина, читает вслух свои заунывные стихи. А Вовчик, не замечая или не понимая этого, рассказывает ему о своих дворницких делах и о делах жильцов своего дома. Так они говорят в два голоса, каждый о своём, и замолкают только для того, чтобы выпить ещё по стаканчику вина и покурить молча.

Кукловодов получил десять лет строгой изоляции, но снова непостижимым для охраны образом сбежал — прямо из зала суда.

Несколько лет судьба мотала его по свету — то вознося, то ниспровергая. Закончил он свои дни где-то в Южной Африке, ужасно и нелепо. Однажды Пётр Эрнестович, испугавшись бродячих собак, забежал в придорожное кафе, заказал бутылочку холодного лимонада и задержался на несколько минут посмотреть, как два молодых негра гоняют шары на биллиарде. Внезапно игроки затеяли ссору, вспыхнула драка, и Пётр Эрнестович получил сильнейший шальной удар биллиардным шаром по голове. От полученной травмы Кукловодов скончался в муках, так и не узнав, что проклятый шар был изготовлен из слоновьего бивня. Впрочем, эта информация вряд ли принесла бы ему успокоение в последнюю минуту.


 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru