НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Игра на белой полосе

авторский моноспектакль по роману Бориса Карлова
«Игра в послушание, или Невероятные приключения
Петра Огонькова на Земле и на Марсе»

5. ПЬЯНАЯ ЖИЗНЬ

Глава восьмая

Секретный агент Яблочкин идёт по следу.
Путешествие на антресоли, сопряжённое с риском для носа


  mp3 — VBR до 128 kbit/s — 32Hz — Stereo  

5_08

MP3

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО


 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>


 

Глава восьмая

Секретный агент Яблочкин идёт по следу.
Путешествие на антресоли, сопряжённое
с риском для носа

Днём раньше, пятницу, Яблочкин не стал одеваться в шпионской манере, а вышел из дома в джинсах и лёгкой курточке. Хотя наступил первый день лета, и светило солнце, было ещё немного прохладно.

Сначала он зашёл к Маринке Корзинкиной, которая рассказала, как она носила Петю к «целительнице» Эльвире.

Яблочкин сходил к этой Эльвире, вернее сказать, Тосе Табуреткиной, но не застал её дома. Не было уже и медной таблички на её двери. Её престарелая мамаша сообщила, что дочка наконец-то взялась за ум и устроилась работать посудомойкой. Яблочкин сходил в кафе и попытался с ней поговорить, но ничего не добился. Тося упорно от всего отказывалась. Твердила, что она своё отсидела, и больше знать ничего не хочет. Что никаких гномиков она не видела и что у неё в мойке завал работы. Потом она заплакала, и Яблочкин ушёл ни с чем.

Потом он встретился со Славиком Подберёзкиным, и тот с перепугу проговорился об участии Пети в морском бое. Яблочкин не знал, что модели судов стреляли из своих орудий по-настоящему, а Славик, само собой, этого не уточнил. Пожурив мальчика за рискованное для Пети баловство, Яблочкин отправился в судомодельный кружок, чтобы поговорить с Иваном Кузьмичом Мореходовым. Он тоже мог что-то заметить, а любая деталь в этом необычном деле могла стать решающей.

В кружковой комнате все ребята столпились в одном углу, возле нового компьютера. Губернатор сдержал слово: в понедельник сюда привзли это чудо, а инструктор из фирмы уже третий раз приходил проводить занятия.

Самого Мореходова можно было заметить не сразу: Иван Кузьмич сидел в сторонке за верстаком и неторопливо обтачивал маленький деревянный шпангоут. Вся эта суета вокруг нового компьютера, была от него далеко. Он недолюбливал электронику, полагая, что в ней нет души. С вырезанной и отшлифованной своими руками деревянной деталькой он делился частичкой своей. Он, кстати говоря, и линейкой-то редко пользовался, предпочитая делать всё «на глазок», и этот удивительный «глазок» ещё ни разу ещё его не подводил.

Яблочкин представился как сотрудник милиции и напрямик спросил у Мореходова, не заметил ли тот чего-нибудь странного и необычного во время морского боя.

Иван Кузьмич внимательно посмотрел на Яблочкина поверх очков.

— А что вы, собственно, имеете ввиду, молодой человек?

— Ну если бы, допустим, вот этот мальчик, — Яблочкин показал фото Пети Огонькова, — управлял во время соревнований подводной лодкой.

— Что значит «управлял»? С берега, что ли?

— Нет, изнутри.

Иван Кузьмич начал багроветь. Он погрозил пальцем, лицо его задёргалось и он с надрывом заговорил:

— Послушайте… я старый больной человек… Зачем, зачем вы говорите мне такие вещи. Конечно, да, может быть, я уже не в своём уме, но разве вас это касается? Зачем вы пришли, чего вам от меня нужно? Оставьте меня в покое, я устал, я больше не могу…

В комнате стало тихо, все повернулись. У Ивана Кузьмича на глазах появились слёзы. Яблочкин растерялся, торопливо показал своё удостоверение работника милиции, извинился и выбежал на улицу.

«Несомненно, несомненно он что-то видел, — бормотал он про себя. — Все, кто его видел, ведут себя так же странно. Видел, но ни за что не признается. А то, что я знаю, что он тоже видел, это важно».



Напоследок, уже под вечер, Яблочкин зашёл к родителям Пети и попытался их, как умел, успокоить.

— Не волнуйтесь, граждане, — сказал он бодро, по-военному. — Живым или мёртвым, а вашего сына мы непременно разыщем.

После этих слов с мамой сделалось плохо, и папа бросился отпаивать её валерьянкой, но тут же разбил стакан.

Озадаченный такой реакцией, Яблочкин хотел распрощаться, но его взгляд упал на расположенные под потолком в коридоре антресоли — каменную нишу, уходящую непонятно куда за пределы квартиры. Со слов Пети, Славик и Маринка рассказывали ему о зеркальной комнате, в которую можно попасть через антресоли, и с которой всё якобы началось.

— Послушайте, — сказал Яблочкин папе, аккуратно отведя того в сторону, — а вы хорошо осмотрели квартиру?

Папа растерялся: он подумал, что милиционер намекает на то, что его сын может до сих пор прятаться где-нибудь в квартире.

— Я имею ввиду, — пояснил Яблочкин, — не осталось ли где-нибудь вещей или записки, которых прежде не заметили и которые могли бы навести нас на след мальчика.

Папа развёл руками:

— В его вещах я порылся, но ничего такого…

— А на антресолях смотрели?

— На антресолях? Я уже и забыл, что у нас есть антресоли… Там барахло какое-то от прежних жильцов, мы ведь скоро переезжать собирались…

— Так вы не против, если я слазаю?

Папа пожал плечами:

— Полезайте, если не боитесь перепачкаться.

Яблочкин молча снял курточку, приставил лестницу и полез наверх.



Кое-как он пролез, прополз, перевалился через барахло, чувствуя, как под его весом что-то трещит, хрустит и ломается, и, наконец, оказался перед округлой дырой в стене.

Дрожа от волнения, Яблочкин чиркнул спичкой и просунул голову в дыру. Увы, это оказался всего-навсего узкий простенок, зачем-то отделённый от капитальной стены картонной перегородкой. Возможно, раньше здесь был тайник, но теперь только пыль да паутина…

Но что это? Яблочкин заметил лежащий на полу фонарик. Подобрал его, включил и осмотрелся. Дыра была вырезана недавно, вот и следы детских рук и ног на пыльных поверхностях…

В это мгновение перед ним вдруг возникла почерневшая от времени, покрытая резьбой деревянная дверца.



Дверца со скрипом отворилась, и из-за неё высунулась голова карточного джокера в дурацкое колпаке с бубенцами.

— Здорово, — хмуро сказал джокер.

У Яблочкина пересохло вдруг в горле, и он ничего не смог ответить.

— Ты чего здесь делаешь?

От пыли Яблочкин закашлялся. Джокер высунулся дальше и огляделся.

— Один здесь?

Яблочкин кивнул.

— Ты больше сюда не ходи, понял?

— Почему? — выдавал из себя Яблочкин.

— По кочану. Нос откушу, понял?

И джокер щёлкнул зубами, оказавшимися неожиданно огромными, как на дорожном щите с рекламой зубной пасты.

Яблочкин вздрогнул и отпрянул, у него вдруг зачесался нос. Он поднёс руку к лицу, чтобы почесаться, лишь на мгновение опустив глаза. Но когда их поднял и посветил перед собой фонариком, никакой дверцы уже не было.

Простучав кирпичную кладку капитальной стены в том месте, где была дверца, он сунул в карман фонарик и полез обратно.



— Ну как? — с надеждой спросил его папа, готовый схватиться за любую соломинку надежды.

Яблочкин достал из кармана фонарик:

— Знакомая вещь?

— Да, да, конечно! — разволновался папа. — Это вы там, наверху нашли? Да, да, теперь я вспоминаю: когда мы пришли, лестница стояла здесь, на этом месте. А это его фонарик. Что вы там видели?

— К сожалению, пока не могу сказать вам ничего определённого. Дело невероятно сложное. Уму непостижимое дело, я бы даже сказал. Будем держать вас в курсе, до свидания.

Яблочкин забрал свою курточку и, забыв попрощаться с мамой, вышел.

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru