На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека





Игра на белой полосе

авторский моноспектакль по роману Бориса Карлова
«Игра в послушание, или Невероятные приключения
Петра Огонькова на Земле и на Марсе»

8. ПРИЗРАКИ ПЕЩЕРНОГО ГОРОДА

Глава первая

Неделей раньше.
Великий инквизитор. Допрос


  mp3 — VBR до 128 kbit/s — 32Hz — Stereo  

8_01

MP3

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО


 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>


 

Испытание восьмое. ПРИЗРАКИ ПЕЩЕРНОГО ГОРОДА



Глава первая

Неделей раньше.
Великий инквизитор.
Допрос

В то время, когда Фриц Диц, сопровождавший Курта, летел в Петербург, лейтенант Яблочкин, двигавшийся за ним по сигналу маячка, ещё только приближался к подножию Кордильер. Конечно, он не знал о существовании пещерного города, не знал и о камерах наблюдения, расположенных на самых дальних подступах к контрольному участку. А потому, едва он ступил на каменистую тропу, взвод охраны СС уже был поднят по тревоге.

К моменту появления Яблочкина перед входом во владения Пятого Рейха кусок скалы был сдвинут словно в сказке «Тысячи и одной ночи», а железная дверь гостеприимно распахнута. Со всех сторон из-за камней появились вооружённые люди в фашистской форме, послышалась рычание собак, раздался знакомый по военным кинофильмам оклик «хенде хох!».

Яблочкин, хотя и не понимал немецкого, поднял руки.

Его обыскали. Лазутчик был одет по-походному: шорты, рубашка и пробковая шляпа. На ногах горные шнурованные ботинки, за спиной рюкзак. В карманах обнаружили спутниковую мобильную трубку, немного денег, расчёску, компас, ручку, блокнот с путевыми заметками и перочинный ножик, раскладывающийся на двенадцать предметов, включая ложку и вилку. В рюкзаке — консервы, сухари, вода, байковое одеяло и купленная в магазине карта местности.

Яблочкина толкнули в спину, он оказался в тускло освещённом тамбуре. Потом был долгий спуск в скоростном лифте, коридоры с тёмным скрипящим паркетом и часовыми. Потом была лестница вниз и сырой подвал. Руки пленного пристегнули к свисающим с потолка железным цепям, с ног сорвали ботинки и носки. Лязгнули дверные запоры, и свет погас.



Минули сутки.

Как только Яблочкин терял сознание и повисал на цепях, его начинало бить током. С криком боли он находил опору — обитую железом воронку со сливным отверстием — вес его тела отпускал электрический контакт, и боль отступала.

По прошествии полутора суток он перестал что-либо чувствовать и понимать, борьба за жизнь прекратилась.



Когда лампочка, вмонтированная в рабочий стол начальника Отдела внутренних дознаний, стала гореть непрерывно, Карл Ангелриппер отключил ток от цепей пыточного подвала.

— Шульц! — вызвал он своего подручного. — Иди в подвал, отстегни русского.

— Приготовить инструменты, господин старший надзиратель?

— Пока не надо. Дай ему чашку сладкого чая. Я задам несколько предварительных вопросов.


Закончив с делами, Карл поднялся из-за стола, погасил настольную лампу и не спеша, заложив руки за спину, двинулся по коридору. Завидев его издалека, часовые вытягивались по струнке; прочие обитатели колонии, включая высшие армейские чины, старались вообще никогда не попадаться ему на глаза.

Гитлер в шутку называл этого человека Великим Инквизитором. И действительно, Карл внешне напоминал монаха капуцина: тёмно-коричневая ряса до самого пола, подпоясанная верёвкой, и капюшон, закрывавший половину лица.

На каждого колониста в возрасте от семи лет у него была заведена отдельная папка, в которую заносилось всё, что касалось личности человека: его привычки, слабости, сомнительные высказывания

Сам Карл Ангелриппер был человеком низкого происхождения, к тому же в его венах текла кровь далеко не арийской чистоты — это особенно выдавал его длинный крючковатый нос. Фюрер мирился с этим несоответствием, отдавая должное добросовестности и рвению фанатично преданного делу товарища по партии.

С тех пор, как Гитлер появился в колонии, Карл начал при встречах с ним неимоверно сутулиться, подгибая под рясой колени и вжимая голову в плечи, — с тем, чтобы крошечный фюрер испытывал меньшую неловкость и казался крупнее. Такое раболепство стоило ему потери правильной осанки: из высокого и стройного молодого человека с годами он превратился в сгорбленного старика.

Его не боялись только трое — сам фюрер, Курт и фаворит Гитлера барон фон Диц. Последнего Карл ненавидел, потому что мучительно завидовал его успехам, его благородному происхождению и физическому совершенству. Но в последние дни Фриц совершил два серьёзных промаха: он утаил от фюрера существование мальчика-гомункулуса и затем привёл за собой в колонию «хвоста» — русского шпиона с вмонтированным в компас пеленгатором. При помощи этого приборчика Карл быстро обнаружил и сам жучок — бесцветная чешуйка с микросхемой была выбита из ушной раковины Фрица на ринге спортивного зала.



Яблочкин почувствовал укол на сгибе локтя и пришёл в сознание. Теперь его ноги и руки были пристёгнуты скобами к железному пыточному стулу. Кто-то мордатый, в грязном больничном халате поверх формы, поднёс к его губам кружку. Обжигаясь и обливаясь, Яблочкин выпил чай и одновременно ощутил, как чувства и память возвращаются к нему.

Отворилась дверь, и по каменным ступеням в подвал сошёл сгорбленный монах с надвинутым на лицо капюшоном, из-под которого торчал крючковатый нос. Монах приблизился вплотную и, наклонившись, заглянул Яблочкину в лицо.

— Он может говорить? — произнёс он по-немецки.

Здоровяк в медицинском халате пожал плечами.

— Вы можете говорить?

Сидящий за столом в углу переводчик начал переводить с сильным акцентом.

— Что вам нужно? — едва ворочая языком, проговорил Яблочкин.

— Гут, — кивнул Карл и присел на табуретку, заботливо подставленную ему детиной. — Вас зовут Алексей Дмитриевич Яблочкин?

— Да

— Ваше звание и должность.

— Лейтенант милиции.

— Как вы сюда попали?

— У меня отпуск, я путешествую.

— Ах, так вы турист? Вас арестовали по ошибке, какая нелепость. Кстати, знаете, почему вам не стали завязывать глаза, когда вели сюда?

— Догадываюсь.

— Это хорошо. Я не хочу, чтобы в дальнейшем возникали какие-то иллюзии. От ваших показаний зависят лишь жизнь и здоровье ваших близких.

Яблочкин поднял глаза и задёргался.

— Браво, браво. Шульц, отстегните его.

Едва только руки и ноги его освободились, Яблочкин потянулся вперёд, чтобы задушить этого гадкого человека, но сразу завалился на бок и бессильно рухнул на каменный пол.

— Пристегните его, Шульц, а не то он раскроит себе череп. В сущности, у меня к вам только два вопроса, Алексей Дмитриевич. Первый. Как давно завербован русскими оберштурмфюрер Диц? Второй. Происхождение и назначение мальчика-гомункулуса. Ответите на оба вопроса, умрёте быстро и безболезненно, а вашим родным и близким не будет причинено ни малейшего вреда. Решайте, Алексей Дмитриевич, у вас одна минута.

— Где я и кто вы? — с усилием выговорил Яблочкин.

— Ответите на мои вопросы, и я, даю слово, отвечу на ваши.

— Хорошо, я скажу. Этот Фриц Диц работает у нас четвёртый месяц. Он дал мне пеленгатор, чтобы я шёл за ним и поставил здесь бомбу. Про мальчика я ничего не знаю, мне ещё мало доверяют.

— Где же эта бомба?

— Её доставят, как только я доложу о готовности.

Карл вздохнул и поднялся с табуретки.

— Шульц.

— Да, хозяин?

— Пусть повисит ещё сутки, затем дай ему отдохнуть, покорми хорошенько и приступай к допросам.

— С инструментом? — радостно откликнулся Шульц.

— По полной программе. Но если по возвращению я застану здесь труп, ты сам сядешь в это кресло.

— Так вы уезжаете, хозяин?

— Полагаю, что фюрер распорядится именно так. Хайль Гитлер.

— Хайль Гитлер!! — подскочив, рявкнули разом Шульц и переводчик.

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru