НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Игра на белой полосе

авторский моноспектакль по роману Бориса Карлова
«Игра в послушание, или Невероятные приключения
Петра Огонькова на Земле и на Марсе»

9. КУЛИНАРНЫЕ СЕКРЕТЫ РУССКОЙ КУХНИ

Глава пятая

Тучи сгущаются.
Дьявол в милицейских погонах.
Новый стиль работы Главного управления


  mp3 — VBR до 128 kbit/s — 32Hz — Stereo  

9_05

MP3

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО


 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>


 

Глава пятая

Тучи сгущаются.
Новый стиль работы Главного управления

Встреча у трапа самолёта произвела на Яблочкина и Мушкину гнетущее впечатление. Ещё хуже им сделалось в кабинете генерала Потапова. Всегда бодрый и жизнерадостный, Михал Михалыч выглядел сегодня очень нездоровым: лицо его приобрело сероватый оттенок, голос звучал по-старчески слабо, глаза смотрели тускло и безжизненно.

Минувшей ночью у Потапова вдруг разболелась печёнка. Потом началась головная боль и тошнота. К утру, едва он начал засыпать, наглотавшись таблеток, словно кто-то кинжалом ударил в его желудок.

Приняв лошадиную дозу обезболивающего, он всё-таки пришёл в положенное время на службу, потому что с нетерпением ждал встречи с прибывшими из Южной Америки героями. К тому же он ни разу ещё не видел Петю Огонькова — ни большим, ни маленьким.

И вот теперь, когда все трое оказались в его кабинете, у Потапова страшно, до рези в глазах, болела голова. А ведь ещё вчера он был совершенно здоровым и бодрым человеком.

— Михал Михалыч, вы плохо себя чувствуете? — вместо доклада встревожено воскликнул Яблочкин, едва только увидел командира.

Развалившийся в кресле и закуривший папиросу Мракобесов раздражённо гаркнул:

— Лейтенант Яблочкин, вы не на завалинке! Извольте соблюдать устав и субординацию!

Что-то быстро менялось в Главном Управлении петербургской милиции.

Яблочкин вытянулся по стойке «смирно» и отрапортовал:

— Товарищ генерал-полковник, лейтенант Яблочкин по вашему приказанию прибыл…

— Не надо, — слабо выговорил Потапов. — Не надо официально. Садитесь сюда к столу. А где же мальчик? Я его не вижу…

Вместо ответа Яблочкин и Мушкина стали выразительно смотреть на Мракобесова. Тот зловеще произнёс «так-так», поднялся и, поскрипывая сапогами, вышел из кабинета.



Спустившись в Секретный отдел, Мракобесов миновал длинный коридор и заперся в своём кабинете. Затем он отворил проход в расположенную за шкафом секретную лабораторию и приблизился к своему сатанинскому «алтарю».

Восковая фигурка была истыкана иглами в областях спины, живота и головы. Мракобесов взял последнюю иглу, обмакнул её конец в пузырёк, поднёс к левой части груди фигурки… но передумал, обтёр иглу и положил обратно в коробочку.

— Рано, — прошептал он. — Дадим ему ещё час. Необходимо послушать, что рассказывают эти поразительно везучие молодые люди.

Мракобесов вышел из лаборатории, сел за стол и включил компьютер. На экране появился кабинет Потапова, послышались голоса.

Яблочкин рассказывал, как глупо он попался, как висел на цепи, которая била его током, как Шульц усадил его в пыточное кресло, и как неожиданно подоспела ему на помощь курсант Мушкина, облачённая в комбинезон-невидимку.

Потом Мушкина рассказала, как она проникла незамеченной в фашистское логово и освободила Яблочкина. А дальше они вместе рассказывали, как на протяжении четырёх суток были призраками пещерного города, обследуя по ночам его внутреннее устройство. Как нашли Петю Огонькова, как перепутали все склянки в лаборатории и, наконец, как пытались захватить в плен самого Гитлера, засунув его в бумажный пакет из-под муки. По большому счёту этот эпизод героев не красил, и Яблочкин скомкал его, совсем не упомянув Фриду с её сногсшибательной шваброй.

Затем Петя Огоньков рассказывал о своих похождениях, а Потапов смотрел на него через лупу, слегка приоткрыв рот. Ему то и дело приходилось принимать горстями разноцветные шарики обезболивающих таблеток и пить крепчайший кофе чашку за чашкой, чтобы внимание не рассеивалось.

Секретарь доложил, что в приёмной Славик Подберёзкин и Маринка Корзинкина. Потапов сказал «пусть заходят».

— Теперь, — обратился он к Пете Огонькову, — необходимо подготовить твою встречу с родителями. Сначала с ними поработает наш психолог, а потом они заберут тебя домой.

Петя смиренно молчал; продолжать скрываться от родителей и дальше не имело смысла.



Мракобесов захлопнул компьютер и резко поднялся из-за стола. Он услышал всё, что хотел, и теперь не должен был медлить ни секунды. Приблизившись к «алтарю», он достал из коробочки последнюю иглу, обмакнул её в пузырёк и вонзил остриё в грудь восковой фигурки.

Четверть часа спустя он поднялся в надземную часть Управления и вышел из лифта. В коридорах было тихо, не смотря на то, что все служащие вышли из своих кабинетов и стояли вдоль стен.

— Что случилось? — поинтересовался он, прекрасно зная, что именно могло случиться.

— У Михал Михалыча сердечный приступ… — отвечали ему шёпотом.

В конце коридора замелькали белые халаты. Вскоре мимо провезли каталку с подключённой к телу реанимацией и бледное, словно вылепленное из воска, лицо генерала Потапова. Двери хлопнули, отъехала машина «скорой помощи».

— Все по местам! — неожиданно громко и грубо скомандовал Мракобесов. — Завтра ровно в восемь отчёт о работе за неделю. Предупреждаю: со многими придётся расстаться уже сегодня.

В повисшей тишине, поскрипывая сапогами, он прошёл сквозь строй перепуганных сотрудников и скрылся за дверью «главного».

Теперь он был главным.

Войдя в кабинет и не обращая внимания на присутствующих, Мракобесов уселся за стол генерала Потапова. Вынул из кармана коробок, вытряхнул на стол спички и, не успел никто и глазом моргнуть, засунул туда мальчика. Упрятал коробок в нагрудный карман, тщательно застегнул клапан на медную пуговицу.

— Эй, вы! — шагнул к нему покрасневший от гнева Яблочкин. — Сейчас же отпустите мальчика!

— Стоять, — отрывисто произнёс Мракобесов, и Яблочкин увидел направленное на него дуло пистолета. — Четыре шага назад. Быстро!

Яблочкин отступил и в волнении схватился за воротник.

— Вы ответите за всё, — прошептал он.

— Это вы всё подстроили, — гневно сказала Мушкина. — Вы отравили генерала Потапова!

— Зачем так говорите, — покачал головой Мракобесов. — Да ещё при детях… Можно подумать, что у нас здесь не милиция, а какая-то средневековая инквизиция. Вот как, даже в рифму получилось, забавно, правда?

Никто не улыбался.

— А ну, ребята, — обратился Мракобесов к Славику и Маринке, — погодите немного там, в приёмной.

Ошарашенные происходящим, дети повернулись и вышли. Голос у самозванного начальника снова сделался резким и неприятным:

— А вы, товарищи, не забывайте, где находитесь и с кем разговариваете. Я не Михал Михалыч и за неподчинение буду наказывать беспощадно. К тому же вы слишком много знаете, и оставлять вас живыми вообще нет никакого резона. — Мракобесов вынул из кармана глушитель и стал его медленно наворачивать на ствол пистолета. — Нет, нет, совершенно никакого резона… Впрочем, — он поднял глаза, будто найдя только что выход из создавшейся неприятной ситуации, — ведь вы можете доказать свою преданность делу и даже получить значительное повышение. Люди с такой внешностью как у вас, незаметные в толпе, мне нужны, очень нужны. Для этого только нужно исполнить одно моё негласное, конфиденциальное и, возможно даже, шокирующее вас в первую минуту поручение. Вы берётесь за это поручение или…

— Или? — повторила Мушкина.

Мракобесов взвёл курок пистолета.

— Или вы не покинете пределов этого кабинета.

— Вы не посмеете, — прошептала Мушкина. — Вас сегодня же арестуют. Есть губернатор, есть контрразведка, есть Президент, в конце концов.

— Считайте, что я сошёл с ума. Итак, ваше окончательное решение?

«Соглашайтесь!» — шепнула Мушкина и встала по стойке «смирно»:

— Приказывайте, товарищ майор, я на службе.

— А вы, товарищ лейтенант? Вы — на службе?

— Так точно, товарищ майор, — Яблочкин тоже встал как положено.

— Вот и прекрасно, — улыбнулся Мракобесов. — Теперь мы в одной команде. — Он положил пистолет в ящик стола. — И у нас есть одна проблема, которая требует незамедлительного решения. Эти дети, которые сейчас сидят в приёмной. Они ведь тоже много знают, однако не могу же я их, также как и вас, взять к себе на службу в Секретный отдел? Согласитесь, это было бы нелепо. Поймите, необходимо, просто необходимо от них избавиться. — Мракобесов прочертил в воздухе могильный крест. — Избавиться, но так, чтобы не возникло никаких подозрений.

Яблочкин сделал движение, чтобы бросится и задушить негодяя, но Мушкина сжала его ладонь в своей, и он прочитал в её глазах: «Соглашайтесь, иначе это поручат кому-нибудь другому, и тогда мы не сможем помешать».

— Как прикажете это сделать? — произнесла она безучастно.

— Проявите фантазию, товарищ младший сержант. Вы стихов не пробовали писать?

— Нет.

— Жаль. Наша работа в новом стиле потребует от сотрудников не только соблюдения строжайшей дисциплины, но и творческого подхода к разного рода поручениям. Вы меня понимаете?..

— Мы с лейтенантом подумаем, как это сделать. Разрешите идти, товарищ майор?

— Идите. Но помните, что жизнь и здоровье ваших близких зависят только от вас. Банальность, избитый штамп, но ничего более эффективного мир ещё не придумал.

Мушкина и Яблочкин вышли из кабинета, взял детей за руки и повели их к выходу.

— А где Петя? — спросила Маринка Корзинкина.

— Петя?.. — рассеянно повторила Мушкина, соображая, что ответить. Петя останется пока здесь.

— У этого дядьки?!

— Этот дядька замещает Михал Михалыча. На время болезни.

— Но ведь он злой! нехороший!

— Другого пока нет…



Оставшись один, Мракобесов закинул ноги на генеральский стол, закурил и с самодовольной улыбкой пустил дым в потолок. Загасил окурок в настольном сувенирном наборе и вызвал секретаря:

— Записывай, — приказал он вошедшему в кабинет лейтенанту.

Тот сел за стол и молча склонился над клавиатурой.

— Приказ номер один. В связи с чрезвычайными обстоятельствами, с двенадцатого июня сего года Главное Управление Внутренних Дел города Санкт-Петербурга начинает работать в особом режиме. С новой строки. Командование над личным составом целиком и полностью берёт на себя Секретный отдел.

Приказ номер два. В связи с болезнью и вероятной скорой кончиной генерал-полковника Потапова М.М., на его должность назначается бывший начальник Секретного отдела майор Мракобесов А.Л.

Приказ номер три. В связи с назначением на новую должность. майору Мракобесову А.Л. присвоить звание генерал-полковника.

Приказ номер четыре. Все заместители бывшего начальника ГУВД гр.Потапова М.М., а также все начальники отделов увольняются из органов внутренних дел с сегодняшнего дня.

Приказ номер пять. На должности заместителей начальника ГУВД и на должности начальников отделов назначаются бывшие сотрудники Секретного отдела: Козлов Нафан Мисоилович, Быков Евмений Зотович, Баранов Косма Ставрович, Лосев Кирнак Сарвилович, Конев Урван Каркисович, Рогов Еверест Гранович, Свиньин Хрисанф Ромадиевич, Оленин Гемелл Татиевич, Овчинников Пеон Феогенович, Коровин Ларгий Сысоевич, Жеребятников Полиен Амфианович, Копытин Астерий Вассович, Сохатый Фирс Аскалонович.

С новой строки.

Секретарём-адъютантом начальника Управления назначить старшего лейтенанта Курослепова Савёла Карповича.

Подпись, число, печать.

Оригинал мне на стол, копии вывесить в коридорах.

Секретарь поднялся, неуклюже зацепил ножку стула и, не проронив ни слова, вышел из кабинета. В приёмной на его месте сидел рыжий, рябой и хилый молодой человек с бесцветными глазами на выкате и погонами старшего лейтенанта. Он резво подскочил и прокудахтал высоким хрипловатым фальцетом:

— Курослепов. Распечатайте и развесьте новые приказы, а затем незамедлительно сдайте мне дела.

— Сами развешивайте… — старый секретарь швырнул папку на стол и вышел прочь.

Через систему громкой связи по Управлению прокатился голос нового начальника:

— Все ко мне, одеться по форме.

Спустя несколько минут в кабинет начали один за другим прибывать маленькие широкие в плечах люди с большими головами, породистыми лицами и заметной порослью волос или шерсти в области лба и ушей. Опустив головы и быстро стреляя глазами по сторонам, они деловито исчезали за дверью, докладывая Мракобесову глухими, хрипловатыми или блеющими голосами свои новые должности и фамилии согласно перечню приказа номер пять.

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru