НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Игра на белой полосе

авторский моноспектакль по роману Бориса Карлова
«Игра в послушание, или Невероятные приключения
Петра Огонькова на Земле и на Марсе»

9. КУЛИНАРНЫЕ СЕКРЕТЫ РУССКОЙ КУХНИ

Глава десятая

Начало возмездия.
Стигматы на теле дьявола.
Где Петя Огоньков?


  mp3 — VBR до 128 kbit/s — 32Hz — Stereo  

9_10

MP3

 

10. ДЬЯВОЛ В МИЛИЦЕЙСКИХ ПОГОНАХ

 

В НАЧАЛО


 

 

 

Глава десятая

Начало возмездия.
Стигматы на теле дьявола.
Где Петя Огоньков?

Этой же ночью, ближе к утру, почувствовал себя плохо самозванный начальник Управления Авраам Люцеферович Мракобесов. Сначала, укладываясь спать в боковой комнатке своего нового кабинета, он ощутил нехорошее, смутное предчувствие. Но поскольку день был трудный, от предчувствия отмахнулся. Он страшно хотел спать и с урчанием завернулся в байковое одеяло.

Не прошло и часа, как там, внизу, он короновал на царствование своего маленького фантомного двойника, и отныне цепочка кажущихся случайными событий будет стремительно сплетаться в замысловатую, жестокую и кровопролитную связь, которая непременно, подобно самонаводящейся ракете, приведёт его к цели.

Мракобесов закрыл глаза и представил облик своей новой Империи.

Несомненно это будет абсолютная монархия с мощной структурой тайной полиции. Больше театрализации. Опереточные мундиры, кружева, треуголки, плюмажи на улицах и — пара зорких глаз в каждом подвальном окошке, крошечный микрофончик и объективчик в каждом кабинете, в каждом туалете, в каждой квартире. Малейшее неповиновение или высказывание крамолы даже в семейном кругу — бесшумный выстрел парализующим дротиком и пытки, пытки, пытки в специально оборудованном подвале ближайшего полицейского участка.

Столица — в Петербурге. Нет! Город будет называться Невгород, — никаких, тьфу-тьфу, святых опостолов!.. Его личная резиденция — в Зимнем дворце. Двадцати, нет! тридцатиметровый памятник императору Мракобесову Первому на тридцати, нет! пятидесятиметровом постаменте — на Знаменской площади у Московского вокзала.

Высокопоставленных заговорщиков он будет допрашивать лично. Одного-двух в неделю, этим не следует злоупотреблять, это слишком возбуждает, но впоследствии истощает… Но, чёрт побери, как же сильно это возбуждает, доводит до оргазма… Нет, нет, сам он не прикоснётся к инструментам, он будет только смотреть. Сначала палач возьмёт острейшее стальное шило и медленно, плавно покручивая, введёт его между третьим и четвёртым позвонком. Но только чуть-чуть, не до конца, лишь только сделав намёк на увертюру к предстоящей симфонии звуков и ощущений. Насладившись первыми криками и рыданиями, он прикажет отложить шило и взять маленькие маникюрные ножнички…

Но в это мгновение Мракобесов вдруг сам почувствовал резкую боль в плече.

Мечтательная улыбка мгновенно слетела с его лица, глаза широко раскрылись. Он вскрикнул, сел на кровати и включил лампу. С правой стороны исподней рубахи темнело и расплывалось пятно крови.


Мракобесов дёрнул рубаху, но разорвать её не хватило сил. Лихорадочно разгрыз ворот зубами и снова рванул.

Обнажилось белое округлое плечо с рыхлой кожей и ранка, сочащаяся кровью.

— Что это! — в панике забормотал Мракобесов. — Что! Что такое!..

В тот же миг ему обожгло бедро, и кровь брызнула из вены, затем живот, шею, спину, лицо, затылок, ступни, уши… Он начал страшно и непрерывно орать, зажимая пальцами то одну, то другую рану, понимая, что может истечь насмерть.

На шум прибежал дежурный офицер, ахнул и убежал за аптечкой.


Тугие повязки и пластырь умерили кровотечение. Мракобесов остался жив и даже не потерял сознание. Теперь ему было необходимо спуститься в Секретный отдел, где хранились его снадобья, но он не мог передвигаться самостоятельно, а дежурный офицер не имел доступа на нижние этажи.

— Срочно… — проговорил Мракобесов ослабшим голосом. — Срочно вызовите Курослепова.

Не прошло и четверти часа, как поднятый с кровати секретарь уже хлопотал вокруг своего патрона:

— Ах какая неприятность! Какая же сволочь это сделала? Быстрее, быстрее надо найти его…

— Никого не надо искать, болван, — Мракобесов наконец сообразил, что на самом деле происходит. — Он просто выкрал мою собственную фантомную куклу… А теперь втыкает в неё иголки. Простые, без яда и без заговора. Помоги мне.

— Так значит, этот фраер просто лопух, а, патрон? — рыжий секретарь поволочил на себе грузное тело начальника. — А что если этот пижон просто-напросто возьмёт и отрежет вам голову?.. Ой! патрон. простите, простите меня, я хотел сказать, что отрежет не вам, а этой чёртовой кукле… то есть…

— Кретин. Если он разрежет или расплавит фигурку, она потеряет силу, — простонал Мракобесов; четырнадцать рассредоточенных по всему телу ран причиняли ему страшную, невыносимую боль. — Но раны-то, раны, они останутся на мне!..

— А как он туда пролез? Как он вообще узнал? Эй, дежурный! — Курослепов окликнул дежурного офицера, находившегося на своём месте за перегородкой, и тот подбежал, чтобы подсобить. — Кто-нибудь был здесь после…

— После двух часов ночи, — выдавил из себя Мракобесов, припомнив время, когда он поднялся из Секретного отдела и лёг спать.

— Нет, никого не было, — уверенно сказал дежурный.

— Ну как же не было, как же не было! — начал наскакивать на него Курослепов. — Как же не было, если кто-то был!

— Я, товарищи, пока ещё не слепой и не глухой, а также не имею привычки спать на посту, — обиделся дежурный офицер. — Мимо меня и мышь не проскочит, не то что человек, если только он не привидение или не невидимка.

— Что!!? — дёрнулся всем телом и застонал Мракобесов. — Невидимка! Это они! Они так и не сдали спецкомбинезоны!

— Кто? Кто они? Скажите, патрон, о ком это вы, а, скажите…

— Это они, Яблочкин и Мушкина! Они обманули!

Дежурный офицер почесал затылок:

— Час назад вроде бы лифт поднимался… или показалось.

— Что?!!

— Я полагал, кто-то из ваших…

Мракобесов слабо потянулся к дежурному, чтобы своим жёлтым ногтем проткнуть ему глаз, но промахнулся, и они, вместе с Курослеповым, едва не завалились на пол.


Спустившись в кабинет, Мракобесов нащупал кнопку, сдвинул шкаф и, шумно дыша, протиснулся в щель. Голова его плохо соображала и он, забыв про несколько ступенек, с воем затравленного зверя повалился на каменный пол, изрезав ладони осколками стекла.

— Свет!.. — выдохнул он.

Газовые рожки не горели; Курослепов начал зажигать свечи, и глазам заговорщиков предстал погром, учинённый лейтенантом Яблочкиным и курсантом Мушкиной. Чаша с жертвенной кровью была опрокинута, лежавшие на её дне фигурки расплавлены, склянки со снадобьями рассыпаны или разбиты.

Неожиданно Мракобесов издал радостный возглас. Курослепов обернулся и увидел в его руках истыканную иглами восковую фигурку.

— Она здесь! Они не взяли её! Бери, бери скорее… — он протянул куклу секретарю. — Осторожно, иголки… Теперь скорее, скорее… только очень осторожно… вынимай их!

Курослепов понял, осторожно, словно кактус, взял фигурку и, покручивая, вытащил из холодного, затвердевшего в прохладе воска первую иглу, торчащую прямо из темечка.

Мракобесов схватился за голову и заорал.

Не желая долго мучить своего патрона, секретарь, не дав ему произнести и слова, начал быстро выдёргивать иголки из лица, туловища, ног и рук восковой куклы.

Потеряв способность кричать, Мракобесов, слабо попискивая, дрожал, подёргивался и катался по полу, словно в приступе эпилепсии.



Когда всё было кончено, он долго лежал на спине мокрый от пота и крови, с широко открытыми глазами и тяжело, шумно хрипел.

— Иголки… надо было… разогреть… — сумел он выговорить через некоторое время.

— Так вы бы сказали раньше, — начал как всегда многословно и бестолково оправдываться Курослепов. — Как я мог знать, что нужно греть иголки? Вы мне сказали: скорее вынимай их, а я так и сделал, патрон, ведь верно? Вы же не сказали мне, что иголки надо греть? А если бы вы…

— Тихо… молчи… Запали огонь. Сожги её.

— А вам не будет… То есть, я хотел сказать, что не вам, а этой… то есть…

— Молчи.

Курослепов пожал плечами, фыркнул, бросил фигурку в быстро раскалившийся тигелёк и смущённо захлопал длинными руками по бокам. Воск вспыхнул и затрещал.

— Теперь пошли отсюда.

Не с первого раза, с неимоверным трудом, Курослепов помог патрону подняться с пола, и они вместе протиснулись в кабинет.

Мракобесов сел за свой стол, повалился, было, на него грудью, но опёрся руками и , дрожа от напряжения, отжался и перевалил свою обессиленную тушу на спинку кресла. Отдышавшись, выдвинул верхний ящик стола, пошарил внутри него руками, но искомого предмета не обнаружил.

— Патрон, вы ищите свой компьютер? — подсказал Курослепов. — Он перед вами, на столе.

— На столе… — Мракобесов задвинул ящик. — На столе… мерзавцы, они и здесь успели побывать…

Он ткнул пальцем поочерёдно в несколько кнопок, и на экране высветился список сотрудников согласно перечню приказа номер пять.

— Внимание всем, — проговорил он по возможности твёрдым голосом. — Общая тревога. Срочно. Всем прибыть в Управление.

Против фамилий замелькали подтверждения.


Было восемь часов утра, здание оживало, дежурный офицер доложил по телефону о сдаче дежурства, новый — о заступлении. Ничего не ответив, Мракобесов бросил трубку. Придвинув настольную лампу, Курослепов пытался рассмотреть его раны, но это были уже не раны, а гноящиеся язвы.

— Патрон, у вас всё загноилось, слышите, патрон… — бормотал секретарь, брезгливо разглядывая язвы через увеличительное стекло. — Надо чем-то помазать, иначе может быть заражение крови…

— Не надо. Ничего не надо. Ничего не поможет. Я сделал его слишком податливым для программирования. Программу один раз изменили, и этого уже не исправить.

— Как же так, патрон, совсем не исправить? Вы же умеете всё…

— Там… ничего не осталось. Они уничтожили всё.

— Что же теперь делать, патрон, что же теперь делать?!

— Мстить.

— Кому?..

— Всем. Этому паршивому городу. Этому паршивому миру. Поднимись наверх, в лабораторию. Принеси мне этого мальчика, гомункулуса. Он будет моим заложником. Карманный заложник, это удобно…

— Уже лечу, патрон! — крикнул Курослепов на ходу.

Зазвонил телефон, и в трубке послышался взволнованный голос нового дежурного:

— Разрешите обратиться, товарищ генерал-полковник: на улицах движение, военная техника…

— Уже? — тяжело проговорил Мракобесов. — Начальники отделов прибыли?

— Так точно, прибыли все. Будут какие-то распоряжения?

— Нет…

Мракобесов положил трубку и включил изображения с внешних камер. Квартал окружала колонна бронетранспортёров. Автоматчики держали под прицелом окна и двери Управления.

— Всё, — прошептал узурпатор. — Обложили.

Не отвечая на звонки и настойчивые сигналы компьютера, он нащупал в ящике стола коробку с медикаментами. Вынул банку с пилюлями, которые он использовал для поддержания сил во время утомительных ночных допросов. Высыпал на ладонь целую горсть, закинул в рот, тщательно переживал и проглотил.

Спустя несколько минут он был уже в состоянии самостоятельно подняться из кресла. Раскрыв чуланчик с гардеробом, он оглядел свою коллекцию. Здесь было платье на все случаи жизни: от сверкающего фрака и цилиндра до рваных нищенских лохмотьев.

Мракобесов натянул на себя грязные «треники», затасканные резиновые кеды на босу ногу и серый неприметный плащ с пуговицами, не сходящимися на животе. Взял дырявый рекламный пакет с двумя пустыми пластиковыми бутылями внутри. Теперь он был образцовым бродягой, побирающимся по помойкам, на которого никто не обращает, а чаще не хочет обращать внимания.

Таблетки заглушили боль и запитали организм искусственной химической энергией. Слегка ещё пошатываясь, Мракобесов проследовал по коридорам, миновал заброшенную кочегарку, пыточные подвалы, спустился ещё ниже, снова миновал коридоры, пролез в забитый ржавым хламом чулан, подобрался к одной из стен, разрезал ножом картонную перегородку, спустился по затянутой паутиной деревянной лесенке, своим ключом открыл металлическую дверь и оказался в тоннеле метрополитена.

Это был перегон между станциями «Чернышевская» и «Финляндский вокзал».

Трусцой, по шпалам, он заспешил к «Чернышевской», через каждые две минуты сторонясь электричек и вжимаясь в бетонные ниши тоннеля.

Наконец впереди замаячил свет, беглец прибавил шагу и вскоре вылез на платформу. К нему сразу подошёл как назло оказавшийся поблизости милиционер. Всмотревшись в лицо бродяги, поморщился:

— Э-э, брат, да тебя надо срочно в изолятор, а не то заразишь своей проказой половину города. Пошли со мной, живо.

Мракобесов молча вдавил в бок милиционера дуло пистолета и выстрелил. Негромкий хлопок утонул в гудении набежавшей электрички. На перрон высыпали люди, и неопрятный человек с язвами на лице затерялся в толпе.



Поднявшись в лабораторию, Курослепов бросился к стеклянному шкафу, на полке которого лежали коробок, кусочек хлеба и блюдце с водой. Дверцы распахнуты настежь, мальчика-гомункулуса на полке не было. Курослепов лёг на пол и, медленно перемещаясь на животе, осмотрел пол под столами, шкафами и батареями отопления:

— Эй, мальчик, где ты? Цып-цып-цып! Иди сюда, получишь конфетку! Слышишь меня? Цып-цып-цып!..

Внезапно откуда-то сверху раздалась команда:

— Курослепов, встать! Руки за голову!

Секретарь поднял бегающие водянистые глаза и сначала увидел начищенные сапоги, затем галифе с генеральскими лампасами, затем китель, перетянутый портупеей и, наконец, суровое лицо генерала Потапова. Живого, здорового и настроенного, судя по всему, очень решительно. Позади него стояли, ощетинившись автоматами, военные пехотинцы.

— Я всё скажу, всё-всё-всё, только не стреляйте, — торопливо залепетал Курослепов и заплакал. — Мракобесов, это всё он, он заставил… Я всё скажу, я напишу, я всех, всех выдам. Я сам, первый, чистосердечное признание. Только не бейте, я сам я всё сделаю, сам…

— Молчать! — рявкнул на него Потапов. — Где мальчик?

— Мальчик? Мальчик был здесь. Вчера был здесь. Сейчас, сейчас, я найду его, цып-цып-цып… Он где-то здесь, я найду его…

Но Пети Огонькова в лаборатории уже не было.


Тринадцать бывших сотрудников Секретного отдела застрелились в своих новых кабинетах, не оказав сопротивления. Бориску, малолетнего сына губернатора, обнаружили в одном из помещений целым и невредимым. Курослепов давал подробные показания.

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru