НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Игра на белой полосе

авторский моноспектакль по роману Бориса Карлова
«Игра в послушание, или Невероятные приключения
Петра Огонькова на Земле и на Марсе»

10. ДЬЯВОЛ В МИЛИЦЕЙСКИХ ПОГОНАХ

Глава вторая

Умереть вместе со всеми.
Никакого давления на СМИ.
Вся надежда на агентурную сеть


  mp3 — VBR до 128 kbit/s — 32Hz — Stereo  

10_02

MP3

 

ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО


 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>


 

Глава вторая

Умереть вместе со всеми.
Никакого давления на СМИ.
Вся надежда на агентурную сеть

На другой день, ранним утром, когда господин старший дознаватель и Шульц ещё только садились в вертолёт у входа в бункер, Фриц Диц сошёл с трапа авиалайнера в Петербурге. Короткий разговор с фюрером накануне отлёта настолько выбил его из равновесия, что он не мог сомкнуть глаз на протяжении всего пути.

Гостиничный номер всё ещё числился за ним, и Фриц беспрепятственно вселился в свои пустовавшие несколько дней апартаменты. Не помывшись с дороги и не переодевшись, он упал спиной на шёлковое покрывало, раскинул руки и уставился в потолок.

Вот уже второй раз за неделю Гитлер ставил его в трудное положение. В первый раз он потребовал отдать крошечного мальчика, во второй — ни много ни мало — отравить петербургский водопровод бубонной чумой.

Мальчишку, скорее всего, прихватил с собой сбежавший из подвала бравый лейтенант Яблочкин. Теперь русская контрразведка знает всё, и за ним, разумеется, установили наблюдение. Для прикрытия неплохо иметь рядом с собой тех двоих детей, которых приставили к нему на время Олимпиады.

Расчёт Гитлера на перспективу легко угадывался: поскольку местонахождение бункера раскрыто, объединённые войска рано или поздно начнут военную операцию по его захвату. Успев заразить мир неизвестным науке вирусом и обладая спасительной вакциной, он сможет диктовать условия. Переговоры затянутся, процесс сделается необратимым, и вакцина уже никого не спасёт.

Но почему фюрер всё ещё ему доверяет? Скорее всего, вакцинация была липовой, и его послали умирать вместе со всеми. Задание продублируют другие, более надёжные агенты.

От этой догадки Фриц испытал некоторое облегчение. Если фюреру и великому Мумрику угодна его смерть, он умрёт и покончит с вредной неразберихой, которая завелась с некоторых пор в его голове.

И Фриц распорядился принести в номер бутылку шнапса, а также подробную карту области.



Тем временем губернатор пригласил на совещание главных редакторов ведущих городских средств массовой информации. Просочившиеся слухи о попытке переворота подогрели общий интерес; в зале не было свободного места. Наконец губернатор появился у микрофона и поднял руку, требуя тишины.

— Внимание, господа, — произнёс он, и всё стихло. — Как мне стало известно, по городу поползли слухи. Скажу прямо: слухи вредные и даже опасные. Полагаю, что их распускают трусливые анонимные провокаторы .

В зале зашумели.

— Да, да, я имею ввиду гнусные слухи о якобы имевшем место перевороте и скоплении военной техники у здания ГУВД.

Поднялся директор частного 74-го канала ТВ, известный своей въедливостью и бесцеремонностью:

— Выходит, всё, что мы наснимали там этой ночью, не более, чем слухи и провокация?

Раздались неуверенные смешки.

— Разумеется, — не сморгнув глазом, ответил Спартак Васильевич. — Но, может быть, вам уже пришла в голову дикая мысль пустить эти ваши небылицы в эфир? Не делайте этого, прошу вас, нас всех засмеют.

Было известно, что губернатор никогда не бросает слов на ветер, и кое-кто уже начал шёпотом по телефону отдавать распоряжения об экстренном снятии материала. Но владелец видеозаписи с кадрами окруживших здание ГУВД автоматчиками и бронетранспортёрами решил взбрыкнуть:

— Послушайте, господин Баев, наша студия не так много зарабатывает, чтобы разбрасываться такими фактами.

Некоторое время губернатор смотрел на выскочку с удивлением, а затем принялся разъяснять ему ситуацию, словно нерадивому ученику.

— Разумеется, разумеется, мой дорогой. Вы могли бы продать запись, и весь мир крутил бы эти кадры со ссылкой на ваш канал. Если бы что-то было. Однако вряд ли кто-то заинтересуется съёмками плановых учений, осуществляемых в целях поддержания безопасности граждан во время проведения Олимпиады. Подобные мероприятия проводят ночью для того, чтобы фантазёры спали спокойно и не портили настроения мирным гражданам. Однако, если семьдесят четвёртый канал вознамерился заработать, выдав плановые учения за государственный переворот, боюсь как бы его барыши не обернулись впоследствии очень, очень крупными исками обманутых покупателей.

С вытянувшейся в миг физиономией телевизионщик опустился на своё место.

— Про учения можно писать? — вяло поинтересовался кто-то из репортёров.

— Ну зачем же вы спрашиваете, — ласково пожурил его Спартак Васильевич. — Разве я когда-нибудь оказывал давление на прессу? Разве было такое? Пусть кто-нибудь встанет и скажет мне это прямо в глаза. Пишите, показывайте всё, что хотите, если вы уверены, что вашему читателю или зрителю это будет хотя бы немножко интересно. Но если читателю не интересно… Сами понимаете, господа, что финансовая поддержка издания, не оправдавшего надежды нашего читателя, теряет всякий смысл.

Все точки над «ё» были расставлены, редакторы выхватили трубки и принялись наперебой звонить своим заместителями и ответственным выпускающим. Выход основных печатных изданий в этот день придерживали до окончания пресс-конференции.

Когда галдёж стих, губернатор предложил задать несколько вопросов, если таковые ещё имеются.

— Это правда, что генерал Потапов находится в больнице в безнадёжном состоянии?

— Михал Михалыч? — удивлённо вскинул брови губернатор. — Да что с вами такое сегодня? Потапов на рабочем месте и прекрасно себя чувствует. Сейчас я как раз к нему, и настырный молодой человек с семьдесят четвёртого канала может поехать со мной и задать генералу пару-тройку разумных вопросов перед объективом.

— Правда, что в день открытия Олимпиады отравили Курта Шикельгрубера, самого перспективного атлета из Независимой сборной?

Вопрос угодил не в бровь, а в глаз: в «отравлении» спортсмена участвовала дочка губернатора Катя. Продолжая насмешливо улыбаться, Спартак Васильевич, тем не менее, внутренне напрягся.

— Полагаю, что если бы спортсмен стал жертвой злого умысла, незамедлительно последовало бы шумное заявление от его представителей. Прошло два дня, подождём ещё. Господа, прошу вас заканчивать, мне пора.

— Вы не опасаетесь, что жёлтые газеты раздуют эти небылицы?

— Конечно, они раздуют. Но только слева от этого материала будет колонка о нападении летающих тарелок на село Кукуево, а справа — о лошади, которая затвердила таблицу умножения.

На этой весёлой ноте совещание закончилось.



Потапов был бодр, энергичен и настроен по-боевому. Когда Спартак Васильевич на правах старого приятеля вошёл к нему без доклада, Михал Михалыч держал в руках газету того самого сорта, какие пестрят заголовками о говорящих лошадях и летающих тарелках.

— А, это ты, Спартак Васильевич! — обрадовался он. — Смотри сюда, что пишут. Тыр-пыр… вот. «…Все органы потеряли способность к жизнедеятельности, их заменили внешние искусственные аппараты. Невероятно, что генералу Потапову удавалось столь долгое время скрывать от общественности столь глубоко и безнадёжно поразившие его недуги. Один из врачей больницы, просивший не называть его имени, с прискорбием сообщил нашему корреспонденту, что у больного нет ни единого шанса дожить до утра.» И фотка есть.

Спартак Васильевич взял газету и увидел не очень чёткую Фотографию голого Потапова, лежавшего словно какой-нибудь морской спрут на операционном столе с тянущимися от него во все стороны трубками и проводами.

— Слушай, Михал Михалыч, — сказал губернатор, — со мной телевизионщики приехали, я думаю, им надо тебя показать. Вопросы будут правильные, я их в дороге проинструктировал.

— Надо, так надо, — согласился Потапов. — Только недолго, сам понимаешь, что творится. Ищем Мракобесова, всю агентуру поднял на ноги. Есть места, где он обязательно должен появиться; у него тайники по всему городу. Контрразведчики предлагали помощь, да я отказался. Сам возьму мерзавца, а ещё лучше пристрелю, так будет вернее. Да! Мальчик этот с пальчик, Огоньков Петя, опять куда-то пропал! Курослепов утверждает, что, скорее всего, сам сбежал…

— Обстановка серьёзная, Михал Михалыч. Я с тобой буду, до конца, пока всё не закончится.

— Ладно, будь. Зови теперь своих репортёров.

 

 

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru