НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Карлуша на Луне

КНИГА ТРЕТЬЯ
ЭКСПЕДИЦИЯ В ЗОНУ РИСКА
ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава шестая
Картофельный фермер в центре внимания СМИ.
Карлуша и Пухляк делают покупки. Новая страсть Пухляка,
с которой он не может совладать


  mp3PRO — VBR до 96kbps — 44Hz — Stereo  



MP3

 


ДАЛЬШЕ

 

В НАЧАЛО


 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>


Глава шестая

Картофельный фермер в центре внимания СМИ.

Карлуша и Пухляк делают покупки. Новая страсть Пухляка,

с которой он не может совладать


В вечерних новостях по телевизору показали картофельного фермера Орешка.

— А ну, сделай погромче, — насторожился Пухляк, — вдруг это он про нас рассказывает.

Карлуша прибавил звук, и гостиную наполнил знакомый голос:

— …А следы, заметьте, только возле норок. Ну, думаю, сегодня он кротов ловит да недобранную картошечку откапывает, а что будет завтра, когда новая картошка поспеет? А картошечка у меня, слава Правителю, одна к одной, словно ягодки, залюбуешься, одно объедение. Оптовых покупателей прошу обращаться по адресу…

— Итак, господин Орешек, — перебила его корреспондентка, — вы решили это существо подкараулить.

— Что верно, то верно. Взял я дробовик, зарядил крупной солью, вырыл себе окопчик, оделся потеплее и жду. Чтобы не скучать, взял термос, чугунок с картофельными оладушками, а картошечка у меня, знаете…

— И долго вам пришлось сидеть в засаде, господин Орешек?

— Нет, не долго, я даже закусить как следует не успел. Чуть только стемнело — оно тут как тут, на краю поля. Притаилось за выкорчеванным пнём и ждёт. Я тоже жду. Вдруг оно ка-ак прыгнет, ка-ак схватит! Не успел я глазом моргнуть, а крот уже у него в зубах. Тут я защёлкал затвором, а он обернулся и стра-ашно так на меня посмотрел, я даже остолбенел на мгновение. Но как только он повернулся ко мне этой… спиной, я прицеливаюсь и — бабах!! Из двух стволов ему в эту… вдогонку.

Фермер бабахнул так убедительно, что микрофон зашкалило.

— Гном этот заревел, как слон, да так в лес припустил, что только его и видели.

— Простите, вы сказали, что это был гном?

— Нет, это я оговорился. Разве можно в гномов из ружья палить?

— Но ведь что-то в нём напоминало вам гнома?

— Пожалуй, напоминало. Только уж больно волосатый, да и бегает всё больше на четвереньках.

— Значит, когда вы стреляли солью ему в… вдогонку, он бежал на четвереньках?

— Ну точно, так оно и было.

— Спасибо, господин Орешек, мы благодарим вас за интересный и содержательный рассказ. Теперь мы вернёмся в студию и послушаем комментарии специалиста…

Карлуша приглушил звук, и приятели уставились друг на друга.

— Вот оно! — вскочил Пухляк со своего места. — Вот оно как бывает.

— Так это мы дикого гнома в лесу видели, — догадался Карлуша. — Хорошо ещё у него была крыса, а то ещё неизвестно, как бы всё повернулось.

Пухляк закачал головой и заохал.



Прикатили ужин, и друзья постепенно забыли об опасности, которой чудом избежали в лесу. Оставшиеся на поверхности Луны участники экспедиции пока ещё не давали о себе знать, а потому необходимо было как-то коротать время и тратить заработанные денежки. Пухляк сказал, что богачи любят ездить по магазинам и делать всевозможные покупки.

— Что ж, — согласился Карлуша, — значит, и мы тоже завтра поедем.

На другое утро им подали ко входу в гостиницу сверхдлинный автомобиль с шофёром, и новые богачи поехали вдоль центральных улиц Давилона, останавливаясь возле каждого большого магазина и делая покупки. Продавцы и приказчики были с ними вежливы и обходительны. Делать покупки оказалось занятием очень приятным.



Спустя несколько часов они вернулись в гостиницу. Мимо удивлённого портье прошествовала целая вереница посыльных, одетых в фирменную одежду тех магазинов, в которых делались покупки. Просторный номер наполнился свёртками, коробками и огромными ящиками, которые хозяева велели сразу распаковывать.

Пухляк купил себе фарфоровый сервиз на двадцать четыре персоны, хрустальную вазу, ковёр, шубу, бронзовую статуэтку медведя и железную дорогу. Карлуша — искусственную пальму, контрабас, чучело павлина, напольные часы и натюрморт с селёдкой и стаканом воды.


Едва выпроводив посыльных, щедро одарённых чаевыми, Пухляк с азартом принялся распаковывать и собирать на полу железную дорогу, о которой давно уже мечтал. Он так увлёкся, что к середине дня Карлуше пришлось напомнить ему об обеде — дело до того совершенно немыслимое.

За едой в ресторане Пухляк был тороплив и рассеян, а когда они вернулись в номер, не лёг спать, как это делал обычно, а снова принялся возиться с железной дорогой.

Карлуша уселся в кресло и включил телевизор.

Говорили что-то скучное — об ударном труде рабочих пуговичной фабрики, которые решили прогнать своего хозяина и передать предприятие государству, то есть лично Верховному Правителю. Ведущий называл эту инициативу «великий почин» и призывал других рабочих последовать этому революционному примеру и сбросить со своих мозолистых рук оковы капитализма.

Карлуша начал было уже дремать, как передачу вдруг прервали для экстренного сообщения. На экране вновь возникла вчерашняя корреспондентка и чернеющее позади картофельное поле.

— Уважаемые телезрители! — заговорила она взволнованно. — Совсем недавно мы сообщали вам о появлении дикого обезьяноподобного гнома на поле господина Орешка, но вот он позвонил нам сегодня и сделал новое сенсационное заявление. Прошу вас, господин Орешек.

Камера отъехала, в кадре появился картофельный фермер. Корреспондентка сунула ему под нос микрофон.

— Стало быть, дело было так, — начал тот, как всегда, обстоятельно и не спеша. — Я насаживал лопату на новый черенок, вдруг подходит этот… верзила. Говорит мне: «Где те гномы, которые прыгали с парашютом?» Я в толк не возьму, о чём он говорит. А он настаивает: следы, говорит, ведут непосредственно к вашему хозяйству. А хозяйство у меня, сами видите, доброе; благодаря заботам его сиятельства крепко стою на ногах. У меня, надо сказать, намедни останавливались двое, машина у них сломалась. Профсоюзные работники, симпатичные такие гномы. (Карлуша и Пухляк медленно переглянулись.) Я их до города на своей машине подбросил. Ну, думаю, если этот дылда — а он выше меня на две головы, — если этот дылда за теми гномами гонится, дело плохо. Иди, говорю, отсюда подобру-поздорову. Это, говорю, частное владение. А он не уходит. Тогда я его лопатой слегка пихнул в живот, он ни с места. Я сильнее, а он всё своё: где, мол, те гномы, которые с парашютами прыгали! Я тогда пихнул его изо всех сил, а лопата — звяк! Будто о чугунный столб, и погнулась. Этот дылда берёт у меня из рук лопату и черенок хрусть пополам, будто спичку. А черенок был толстый, у меня всё в хозяйстве надёжное…

— Это та самая лопата? — спросила корреспондентка.

— Она самая. — Фермер поднёс обломок лопаты к объективу. — Вот этой лопатой я его и отвадил.

— Куда же он пошёл?

— А туда. — Фермер махнул рукой в поле. — Туда, говорю, иди. Там твои парашютисты.

— То есть вы указали ему неверное направление?

— Почему неверное? Самое что ни на есть верное, туда ему и дорога. Не хватало ещё, чтобы он гномов обижал. А за картошечкой приезжайте, адрес мой…

Корреспондентка взяла микрофон, и её дали крупным планом.

— Итак, дорогие телезрители, обстановка накаляется: дикий обезьяноподобный гном не пойман; железный гном находится в окрестностях Давилона. Два свирепых неопознанных существа бродят под окнами наших жилищ. Будьте осторожны и сообщайте в полицию, как только вы их где-нибудь увидите.



Репортаж закончился, и Карлуша вскочил с места:

— Ты понял? Это ведь наш «Дружок»!

— Ты думаешь? — сказал Пухляк недоверчиво.

— Конечно, чего тут думать! Его специально сбросили, чтобы он нас разыскивал, а мы тут сидим… велосипеды изобретаем.

— Погоди, не кипятись, — возразил Пухляк. — Ну, допустим, его прислали, чтобы нас искать. То есть сами побоялись спускаться. А нам теперь никакая помощь и не требуется. Мы, как говорится, крепко стоим на ногах. Пускай они сами себе помогают, а мы уж как-нибудь теперь выживем. Ещё неизвестно, кто кого спасать будет.

— А как же «Дружок», он ведь нас ищет.

— А что ему сделается? Пускай гуляет, собирает информацию. Но наше инкогнито никак нельзя раскрывать.

— Чего раскрывать?

— Инкогнито. Никто не должен знать, что мы сюда прилетели с Земли.

— Ну ладно, пускай гуляет. Может, его ещё по телевизору покажут.

Пухляк кивнул и снова занялся своей железной дорогой.



 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru