НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ


Карлуша на острове Голубой звезды

Часть четвёртая. ВЕЛИКИЙ ДИКТАТОР

Глава первая
Осталось немногим более суток…
Директор узнаёт то, что хотел.
Циркуль не узнаёт ничего и падает


MP3


MP3

 

 


Глава вторая...


 

 

Часть четвёртая

ВЕЛИКИЙ ДИКТАТОР


Глава первая

Осталось немногим более суток…
Директор узнаёт то, что хотел.
Циркуль не узнаёт ничего и падает


Инженер Курносик сидел за столом своего рабочего кабинета и сосредоточенно смотрел перед собой в одну точку.

Он думал.

Вернее, по большей части просчитывал и анализировал, так как полноценно думать он разучился после того, как усовершенствовал содержимое своей черепной коробки.

Строго говоря, он уже и не был никаким Курносиком. А потому следовало бы называть его так, как он того и требовал, — просто директором.

Справедливости ради следует заметить, что способность воспринимать действительность как обыкновенный гном он ещё полностью не утратил. В такие минуты он был именно Курносиком, а не директором. Возможно, причиной тому был спинной мозг и другие части его организма, оставшиеся после многочисленных операций нетронутыми.

С одной стороны, он мог мгновенно считать, анализировать и накапливать информацию на уровне самого совершенного компьютера, с другой — осознавать себя гномом, переживать и руководить мыслительными способностями головы.

Всё это, конечно, плачевно отразилось на его стремительно раздваивавшейся психике. Курносик стал капризным и мнительным; директор — расчётливым и беспощадным.

Глядя в одну точку, директор-Курносик мучительно переживал неудачу с вагонеткой, которую Прим Бамбас разрезал пополам, словно какой-нибудь свечной огарок.

Расположенные в голове датчики зафиксировали прилив крови к щекам. Ему было стыдно.

«С какой же силой захлопнулась эта штука?..» — подумал Курносик, и его электронный мозг мгновенно выдал ответ с точностью до ста тридцати шести знаков.

Нет, никаким сверлом её, конечно, не взять. Но ведь в природе нет материи, которую нельзя было бы разрушить! Он уже перепробовал такие радикальные средства, как тепловой и лазерный лучи, химические реактивы и пиротехнику. Никакого результата. Хоть бы царапина, хоть бы малейшая шероховатость…

Однако если дело так пойдёт и дальше, то его планам не суждено будет сбыться. Планам, ради которых он поставил на кон всё, что имел в жизни, ради которых он превратил себя в машину!

Если в ближайшие сутки не удастся продырявить проклятую оболочку, он выведет алмаз на орбиту Земли. Ему, конечно, наплевать на земных гномов, они не сделали ему ничего плохого. Но раз уж он не может вернуться на Колобок, где над ним смеялись, где его почти унижали…

Судорога сжала на мгновение его горло.

Нет, он должен вернуться именно на Колобок и показать всем, кто он на самом деле…

Кто… или что?

Щека задёргалась в нервном тике.

Впрочем, неважно. Вселенная содрогнётся, когда они поймут, с кем имеют дело!!

Курносик поднял голову и величественно, чуть прищурив под тёмными очками белесые ресницы, посмотрел перед собой.

Взгляд его случайно упал на экран монитора, где было видно, как в котловане суетятся пленники — его рабы, его личная собственность. Курносик подумал, что среди пленников могут быть высококлассные специалисты, имеющие опыт работы с твёрдыми сплавами. Его собственные познания в научно-технических областях ограничивались электроникой и механикой, немного анатомией, короче говоря, робототехникой.

В одно мгновение Курносик мысленно пролистал список пленных с прилагаемыми сведениями о каждом.

Циркуль! Он значится здесь как многопрофильный инженер. Надо поговорить с этим Циркулем, возможно, он согласится работать на определённых условиях…

Есть ещё изобретательница Огонёк, и механик Шестерёнка.

Нет, Шестерёнка сбежал утром вместе с другими мерзавцами из последней партии. Интересно, почему остался Циркуль? Ведь он из той же компании…

Так, посмотрим. Он из Земляного города, в то время как все бежавшие — из Песочного. Наверное, в этом что-то есть…

Новая беда: гномы разбегаются словно кролики. У этих горе-пиратов увели «Медузу». Это значит, что скоро сюда нагрянут земные гномы. Может быть даже раньше, чем прибудет инспекция с Колобка. Это даже не одна, а две катастрофы.

За оставшееся время необходимо найти способ вернуться. Большой алмазный шар готов к своей великой миссии. Он назван «Жалом Змеи», и его всевидящий разящий луч настигнет любого, не пожелавшего принять Новый Порядок и его самого, Великого Диктатора!..

Но пока всё летит к чёрту. Времени нет, необходимо использовать любые средства. Интересно, адмирал когда-нибудь выходит за пределы купола? Надо хорошенько за ним следить. А сейчас инженер Циркуль. Возможно, он имел дело со сверхтвердыми сплавами…

В дверях появился «Шестой» — субъект с чрезвычайно гнущейся и подвижной конструкцией. Робот-телохранитель, паяц, запрограммированный на самообучение и беспредельную личную преданность хозяину.

— Обед для господина директора!

На серебряном подносе находились пакетик с порошком и стакан воды. Курносик вытряхнул порошок на язык, запил дистиллированной водой.

— Пускай сюда приведут заключённого четырнадцать дробь восемь.

«Шестой» сказал «слушаюсь, хозяин» и выбежал из кабинета, мягко ступая на полусогнутых ногах.

Перед важным разговором следовало подзарядиться. Директор достал из ящика стола блок питания и воткнул штекер в расположенное за ухом гнездо.

От дозы электрического тока по позвоночнику прокатилась тёплая волна. Ему тут же захотелось перемножить все имеющиеся во Вселенной песчинки на количество всех имеющихся во Вселенной капель воды. Но поскольку такая цифра могла занять всю память, директор отменил задачу и с наслаждением потянулся. Хрустнул суставами, и промурлыкал себе под нос какой-то легкомысленный мотивчик.

— Циркуль в приёмной, — доложил «Шестой».

Физиономия Курносика тотчас приняла строгое выражение.

— Пусть войдёт.

В кабинете появился инженер Циркуль.

Как и все работающие в карьере пленники, он был грязный и оборванный. Директор сразу признал в нём строптивого гнома, нагрубившего ему при первой встрече.

— Работали с твёрдыми сплавами? — не здороваясь, сказал Курносик.

Циркуль демонстративно отвернулся.

Последовало минутное молчание.

Затем Курносик решил повести себя круто. Он изо всех сил ударил кулаком по столу и закричал:

— Как стоишь, негодяй!!!

Однако на слове «негодяй» голос у него сорвался, выдав фальшивую высокую ноту, а затем его стал душить кашель. В кабинет, в волнении подавшись вперёд, на полусогнутых ногах вбежал «Шестой». На плечах у него был наброшен откуда-то взявшийся белый халат, в руке — докторский чемоданчик.

Курносик в раздражении сделал ему отмашку рукой, и паяц немедленно исчез за дверью.

Циркуль продолжал стоять сложив руки на груди, как будто происходящее вокруг его ни в малейшей степени не касается.

— Повторяю вопрос, — слабым голосом, но с расстановкой произнёс директор. — Имеете ли вы практику работы с твёрдыми сплавами?

Последовала новая отвратительная пауза.

У Курносика возникло ощущение, что он разговаривает сам с собой. На него начала наплывать волна гнева, лицо его сделалось багровым, голова загудела.

— Хорошо, давай так, — неожиданно согласился Циркуль. — Я отвечаю на твои вопросы, ты отвечаешь на мои. Мой вопрос — твой ответ, потом твой вопрос — мой ответ. Годится?

От такой наглости мысли у Курносика стали путаться. С изумлением он молча смотрел на Циркуля. Усилием воли он дал себе приказ успокоиться и переадресовал вопрос своему мозговому компьютеру. Чуждый таких понятий, как раздражение, гордость или самолюбие, компьютер выдал команду «продолжать разговор на условиях собеседника».

«Если он что-нибудь и выведает, — подумал Курносик, -хуже не будет. Скорее всего, разговорить его другим способом не удастся. А под пыткой такой гном станет ещё упрямее».

— Задавайте ваш вопрос, — сказал Курносик.

«Он не такой дурак…» — подумал Циркуль.

А вслух сказал:

— Тогда объясните, в конце концов, что происходит на этом острове.

— Это не вопрос, а тема для разговора, — возразил директор. — Задавайте вопросы, на которые можно дать односложный ответ.

— «Да» или «нет»?

— Ну, не так категорично.

— Хорошо. — Циркуль переменил позу, засунув руки в карманы и повернувшись лицом к собеседнику. — Вот мой первый вопрос. Почему ваши друзья-разбойники оказались сегодня в котловане?

Директор удивлённо вскинул брови.

— Вас это действительно интересует?.. Хорошо, я отвечу. Несколько моих роботов получили информационный вирус и доставили их в котлован по ошибке, вместо беглых пленников. Теперь мой вопрос. Вы работали с твёрдыми сплавами?

Игра в кошки-мышки началась.

Б у р а в ч и к. Работал. Так, значит, побег удался?

Д и р е к т о р. Побег удался. Существуют ли, на ваш взгляд, материалы, которые невозможно разрушить?

Б у р а в ч и к. Если это физическая материя, то не существуют. Где они сейчас?

Д и р е к т о р. Не знаю, полагаю, что утонули. Каким способом вы бы попытались разрушить самую прочную в мире поверхность?

Б у р а в ч и к. Я бы её распилил. Почему вы считаете, что они утонули?

Д и р е к т о р. Они связали никуда не годный плот. Какой материал вы бы использовали для распилки поверхности?

Б у р а в ч и к. Любой материал. Где вы могли видеть плот?

Д и р е к т о р. В памяти роботов. В чём же смысл?

Б у р а в ч и к. В скорости вращения. Даже бумажный диск при достаточной скорости вращения режет сталь…

Циркуль не успел задать свой вопрос, потому что директор ударил кулаком по столу и воскликнул:

— Ну конечно! Всё дело в скорости! Следовало всего-навсего изменить форму сверла, превратив его в дискообразную пилу, и увеличить число оборотов! Я ошибочно делал ставку на силу давления и твёрдость наконечника… Отлично, теперь я знаю, что мне делать!

Курносик так обрадовался кажущемуся быстрому решению проблемы, что позволил себе вслух эти невыдержанные восклицания. Спохватившись и вновь взяв себя под контроль электронного мозга, он сказал сурово:

— Будешь на меня работать?

Теперь Циркуль пожалел, что так быстро продал свои знания. Он не знал, что именно и с какой целью будет пилить директор, но было понятно, что сейчас он оказал противнику неоценимую услугу. У Циркуля возникло непреодолимое желание схватить этого никчёмного гнома за горло и вытрясти из него весь дух.

Убедившись, что поблизости нет стражников, он шагнул к столу, не сводя с директора горящего взгляда и высвобождая руки из карманов…

— Сейчас, сейчас… Договоримся…

Директор всё понял, по лицу его пробежала волна страха. Он потянулся к вмонтированной в стол кнопке и…

В ту же секунду Циркуль потерял опору под ногами и полетел куда-то в кромешную тьму…

Ведомые возвратной пружиной, створки расположенной в полу дверцы захлопнулись и, точно совместившись с рисунком, стали вновь совершенно незаметны.

Директор достал платок и вытер взмокшее от волнения лицо. Хотя всё закончилось благополучно, удовлетворения он не чувствовал.

— Шестой! — выкрикнул он отрывисто.

В кабинет вбежал «Шестой». Не увидев Циркуля, он плавно повернул голову на триста шестьдесят градусов. После этого он решил, что хозяин запер пленника в письменный стол.

— Приведи теперь сюда эту… изобретательницу, — распорядился Курносик. — Номер один дробь четыре. Стой! Сам не ходи, пошли Четвёртого. А ты отправляйся в слесарный цех, пусть подготовят там всё для работы. Я скоро подойду.

«Шестой» послал в ответ несколько восторженных воздушных поцелуев и выбежал за дверь.

 

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru