НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ


Карлуша на острове Голубой звезды

Часть четвёртая. ВЕЛИКИЙ ДИКТАТОР

Глава восьмая (65)
Ошибка в расчётах.
Приготовления.
Порка


MP3

 


Глава девятая...

В НАЧАЛО


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...

Выставлен на продажу домен
mp3-kniga.ru
Обращаться: r01.ru
(аукцион доменов)



 

Глава восьмая

Ошибка в расчётах.
Приготовления.
Порка


В коридоре послышался шум, и в кабинет ввалились роботы-слесари. На что они были похожи! У одного не хватало половины руки, у другого из груди торчал огромный кусок железа, третьего они волочили за собой по полу: вместо ног у него болтались оборванные провода.

— Какая неудача, хозяин! — причитал старший слесарь. — Какая ошибка в ваших точнейших расчётах!

— Что такое? — гневно воскликнул директор. — Почему?.. Членовредительство!..

— Ах, какое несчастье, хозяин! Мы изготовили пилу, всё как вы велели. Мы добились четырёх тысяч оборотов в секунду, мы плавно подкатили пилу к проклятой оболочке, мы…

— Да говорите же, болваны!

Курносик не заметил, как из-за спин слесарей в кабинет тихонечко просочился «Шестой». Это он сделал слесарям знак замолчать.

— Осмелюсь доложить, хозяин, — заговорил он вкрадчиво, — эти болваны не смогут ничего толком объяснить. Взгляните лучше сами…

На экранах появилось изображение кратера с «Волчком» и роботами-слесарями.

Вот из тёмного отверстия тоннеля выкатилась вагонетка с дискообразной пилой. Пила, словно граммофонная пластинка, вращалась, набирая скорость.

Постепенно звук становился громче, выше и пронзительнее. В какой-то момент слух перестал его воспринимать и стало тихо. Слесари начали осторожно подталкивать пилу к невидимой сфере.

Тяжёлая конструкция медленно подкатилась к критической точке, алмазный край пилы задел хронооболочку…

Сверкнула ослепительная вспышка, бесшумно взметнулся гигантский сноп искр и только потом раздался оглушительный грохот.

Взрывом разнесло пилу, вагонетку и покалечило роботов. На поверхности все такой же идеально гладкой оболочки остался лишь налёт копоти. Экраны погасли.

— Такие дела, хозяин… — пробормотал старший слесарь. — Прикажете отправляться на переплавку?

Разумеется, в другое время Курносик отправил бы роботов на переплавку без напоминания. Но сейчас ему позарез были нужны хотя бы эти пять здоровых рук и три головы с их опытом и знанием слесарного дела.

— Нет. Сейчас будете делать это. — Курносик швырнул старшему слесарю пластинку с трёхмерным чертежом и описанием катапульты. — Это срочно. Мне понадобится это через час.

Старший вставил пластинку в щель, расположенную где-то за пазухой, и доложил:

— Через час всё будет готово, хозяин, не сомневайтесь! У меня как нарочно лежит отличная закалённая пружина для этой штуки. Отличная идея, хозяин! Будете летать по фабрике, как шмель. Я вам наделаю таких…

— Молчать. — У Курносика заломило голову. — Идите и приступайте.

— Какие вопросы, хозяин… Рассердиться хорошенько не успеете. Если за дело берётся мастер…

Продолжая нести себе под нос подобную чепуху, старший слесарь вместе со своими изломанными товарищами начали шаг за шагом выбираться из кабинета.

— И вытащите у него, в конце концов, это… — приказал директор.

Не дожидаясь реакции неповоротливых работяг, к ним подскочил «Шестой» и с отвратительным скрежетом вытащил из груди старшего обломок пилы.

Курносик взял обломок и осмотрел. Алмазы на его рабочей кромке были оплавлены! Неудивительно, что произошёл взрыв — ведь в точке соприкосновения пилы и оболочки температура поднялась до такой высоты, что оплавились природные алмазы! Мгновенно создавшаяся разница произвела поистине разрушительный эффект.


На экранах было видно, что солнце уже коснулось горизонта и расцветило гладкую поверхность океана. То там, то здесь из воды торчали ракеты. (На них кипела работа, связанная со всевозможными пробами, анализами и измерениями.)

Там, где транслировалось изображение кратера, около «Волчка» появился адмирал Прим Бамбас. Он, как всегда в это время, вышел на прогулку. Пару раз неторопливо, заложив руки за спину, обошёл сверкающий огнями корабль. В своей обычной грубой манере сделал оскорбительный жест в сторону камеры слежения и поднялся обратно к себе в апартаменты.

«Кривляйся, кривляйся, глупый павлин, — прошипел Курносик. — Посмотрим, что ты покажешь этой ночью!..»

Однако, пора было отдавать новые распоряжения.

— Шестой!

«Шестой» возник в дверях.

— Пойди распорядись, чтобы развесили комары на пути к старой шахте.

— В каком количестве прикажете развесить?

— Четыре штуки будет достаточно, ступай.

Курносик развернулся к тем экранам, на которых были разные участки старой шахты. Эта давно закрытая алмазная разработка выглядела совсем не так, как новая. В новой алмазоносные породы располагались у самой поверхности земли, а в старой шахте их добывали из глубины. Шахты рыли от центра причудливыми лабиринтами, они имели множество выходов наружу в самых неожиданных местах. Эти выходы скорее напоминали какие-нибудь барсучьи норы, совершенно незаметные со стороны и поросшие травой. Теперь в маленьком котловане располагался насос, закачивающий из скважины нефть в цистерну, и вагончик с дизельной электростанцией. В самом центре площадки находилось «летающее блюдце» — грузопассажирский модуль, входивший в комплект «Волчка». Насос и дизель постоянно обслуживали два робота-механика.

На подходах Курносик велел развесить «комары». Так назывались маленькие шары «наблюдения и напоминания». Он хотел видеть всю картину событий не только в самой шахте, но и на подходах.

— Шестой!

«Шестой» возник в дверях с выражением предельного внимания на лице.

— Как дела?

— Уже делают! Четыре комарика, как вы приказывали.

— Поторопи.

— Вас понял!

— Стой. Штурмовикам передай, чтоб сегодня не летали. Чтоб вообще туда не ходили, в старую шахту.

— Вас понял!

— Иди.

Взгляд директора упал на экран с изображением нового, большого карьера. В самом центре рабочей площадки, нахально взгромоздившись прямо на колесо камнедробилки, торчала ракета. Огромная и блестящая, высотой доходящая до верхушек растущих на кромке котлована папоротников.

Директор поморщился: эта штучка с первого наскока оказалась ему не по зубам. Великолепный хрустальный шар — вдребезги! Оператор… безмозглый идиот…

— Шестой!

— Я!..

— Кто дежурил на «Скорпионе»?

— Девятнадцатый, осмелюсь доложить! — отрапортовал «Шестой» и вполголоса многозначительно добавил: — Имел замечания и в прошлом…

— Иди высеки его.

— Есть! — воскликнул «Шестой», не скрывая своей радости.

Само собой разумеется, что высечь робота обыкновенным способом невозможно, он попросту ничего не почувствует. Однако порка электрической плёткой, сплетённой из находящихся под напряжением оголённых проводов, была для цириков настоящим кошмаром.

За стеной послышались удары проволоки по металлу, треск электрических разрядов и похожий на вой сирены крик провинившегося.

 

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru