НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ


Карлуша на острове Голубой звезды

Часть пятая. НОЧЬ РЕШАЮЩЕГО УДАРА

Глава семнадцатая (86)
А был ли остров?
Остров есть, но никто не встречает…
…Зато роботы готовы на все услуги


MP3


MP3

 

 


Глава восемнадцатая...


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...

Выставлен на продажу домен mp3-kniga.ru
Обращаться: r01.ru (аукцион доменов)





 

Глава семнадцатая

А был ли остров?
Остров есть, но никто не встречает…
…Зато роботы готовы на все услуги


С рассветом на всех четырёх ракетах, расположившихся вокруг острова, царило замешательство. Проснувшиеся раньше других участники экспедиции видели, как перед ними дважды мелькнул остров. Растерянные очевидцы осторожно расспрашивали остальных, но толку было мало: никто не решился утверждать что-то определённое.

Только сотрудницы Задира и Липучка не стали ломать комедию и откровенно рассказали друг другу об увиденном. Был это мираж, оптическая иллюзия или какое-нибудь неизученное природное явление, в этом предстояло разобраться.

И они отправились поговорить с академиком Ярило.

— Войдите, — произнёс тот нехорошим официальным голосом, услышав стук в дверь.

Задира и Липучка влетели в каюту и увидели, что Ярило лежит на не застеленной койке в халате и с мокрым полотенцем на голове.

Тут следует пояснить, что академик видел только первое явление острова (когда Прим Бамбас заходил на «Волчок»), барышни же видели второе (когда на корабль прошли Студент и Огонёк). Между первым и вторым отключением окружавшей остров оптической сферы прошло не менее часа.

— Там!.. Берег!.. Земля!.. — выпалили барышни, задыхаясь от волнения.

— Да? — спокойно удивился Ярило бархатным академическим баритоном и, приподняв голову, посмотрел в иллюминатор.

Разумеется, ничего особенного он там не увидел и, строго посмотрев на своих подчинённых, сделал вопросительное лицо, как бы ожидая объяснений.

— Мы только что видели землю! — воскликнула Задира.

— Мы сейчас видели остров! — одновременно с ней выпалила Липучка.

Ярило молча смотрел на них, испытывая мучительные внутренние колебания.

— Мы видели!.. Там!.. Сейчас!..

Ярило снова приподнял голову и посмотрел на иллюминатор, а затем строго и вопросительно — на доценток.

— Он там был! Минуту назад!..

— Минуту назад? — переспросил Ярило. Это никак не вязалось с его собственной хронологией.

— Да, да! Минуту назад он появился и тут же исчез!

— Тут же исчез… — повторил Ярило. — Да вы в своём ли уме, голубушки?

Кажется, на этот раз он переборщил, потому что барышни вспыхнули от гнева.

— Во-первых, не смейте так разговаривать! — топнула ножкой Задира.

— А во-вторых, извольте встать и одеться! — потребовала Липучка.

Ярило только теперь сообразил, что лежит в халате перед собственными подчинёнными, да к тому же ещё барышнями. Он поспешно встал, пробормотал «извините» и скрылся в ванной комнате.

Вскоре он вышел причёсанный и переодетый в свой обычный строгий костюм. Он уже понял: что-то произошло, но теперь ему было стыдно признаться, что он, как и все, не набрался духу сказать о том, что видел.

— Вы уж меня простите, голубушки, — сказал он со всей искренностью, — я всё ещё неважно себя чувствую.

— Только это вас и извиняет, — согласились барышни.

В этот момент из репродукторов, висевших в каждой каюте, послышался взволнованный голос дежурного:

— Внимание всем! Внимание всем! Командор Студент вышел на связь! Академик Ярило, вы слышите? Командор Студент вышел на связь! Переключаюсь на прямую трансляцию…

Приходил конец всем спорам и догадкам — из динамиков послышался отчётливый голос самого Студента:

— Алло! Алло! Говорит «Стрекоза»! Говорит Студент! Кто меня слышит?

— Слышу вас, слышу! — закричал в микрофон Ярило. — Где вы? Где вы находитесь? Отвечайте!

— Мы здесь, на острове, мы вас видим!

В ту минуту Студент ещё находился на борту «Волчка» и стоял перед изображением на светящемся куполе.

Ярило повернулся, барышни подбежали к иллюминатору:

— Где? Где вы? Мы ничего не видим!

— Сейчас, сейчас!..

— Где? Я ничего не ви… — тут Ярило осёкся на полуслове, потому что за иллюминатором в мгновение ока раскинулся гигантский массив острова.

— Ах!! — разом воскликнули Задира и Липучка.

— Теперь видите? — кричал Студент. — Ну, что же вы молчите?

— А что… надо видеть?.. — глупо спросил Ярило на всякий случай.

Не выдержав, барышни оттолкнули его от микрофона и радостно закричали:

— Видим! Видим! Ура! — Они обнялись, а потом потрясли друг дружке руки. — Мы тоже вас видим! Мы тоже рядом! Господин Студент, вы слышите?

— Да, да, я рад вас слышать!

— Это мы, доцентки, Задира и Липучка!

— Да, да, я вас узнал! Я рад, что вы здесь!

Эти переговоры продолжались ещё долго, и остров больше никуда не исчезал.

Бригада телевизионщиков экспедиции немедленно вышла на связь, и в прямой эфир утренних новостей пошёл репортаж с переговорами, а также живая, чёткая картинка появившегося в океане острова. С этой минуты прямая телепередача непрерывно шла через спутник на Большую землю. Все подготовительные работы были прерваны, спущенные на воду плавсредства с научной аппаратурой загружены обратно.

И вскоре ракеты, плавно оторвавшись от воды, с лёгким шипением устремились к выросшей будто ниоткуда громаде скал и склонам, покрытым густой зелёной растительностью.

Парящие в невесомости участники экспедиции сгрудились у лобовых стёкол пилотских кабин. Остров стремительно приближался, и теперь внизу стал просматриваться выдающийся в море деревянный причал; дальше — уводящая в глубь зарослей тропинка; а ещё дальше, вверх по склону, торчащая из котлована верхушка ракеты.

Ярило сидел в пилотской кабине головной ракеты в кресле второго пилота. Позади него, уцепившись за спинку кресла, парили Задира и Липучка. Студент на связь больше не выходил, а во время первого бестолкового разговора он даже не объяснил, в какой именно части острова он находится и куда им следует приземляться. С появлением в поле зрения ракеты Звёздочкина вопрос отпал сам собой, и Ярило отдал распоряжение о посадке.

Покатое, воронкообразное дно котлована не представлялось удобным для приземления, поэтому пилоты пристраивали ракеты кто как мог. Ярило единственный приземлился вертикально на ровной площадке перед самым входом в подземную фабрику, остальные же трое положили свои ракеты на бок, прямо на мягкие густые папоротники.

Выбравшись на твёрдую землю, участники спасательной экспедиции с удивлением обнаружили, что их никто не встречает. Нигде поблизости не оказалось ни Студента, ни его товарищей, ни Звёздочкина с Торопыгой. В котловане было пусто, ракета стояла с погашенными огнями. На тропинке лежал странного вида изуродованный механизм с двумя головами и множеством рук и ног, а возле прохода, ведущего внутрь горы, темнела кучка обгоревшего металла. Земля под слоем золы была ещё тёплой.

— Что скажете, господа? — обратился академик Ярило к сопровождавшим его учёным коллегам.

С момента появления острова в иллюминаторах он находился в полнейшем смятении и растерянности, однако внешне старался этого не показывать.

В ответ на его обращение коллеги только развели руками: они были не меньше растеряны и обескуражены происходящим.

Доцентки Задира и Липучка предложили обследовать уходящие в глубь горы помещения.

Миновав цепь запутанных коридоров, цехов и подсобок с валяющимися повсюду в отключке роботами, разведчики оказались в слесарном цеху. Здесь, к своему изумлению, они обнаружили трёх роботов-слесарей, которые увлечённо работали, ремонтируя собственные механизмы, пострадавшие, как мы помним, при взрыве сверхскоростной пилы. Эти работяги не имели ни малейшего понятия о свершившемся несколько часов назад перевороте.

Увидев перед собой действующих роботов, Ярило и его учёные спутники не на шутку испугались.

Но и слесари сами тоже струхнули, потому что в одно мгновение поняли следующее: инженер Курносик, сумев-таки обманом пробраться на корабль, бросил всех и один телетранспортировался на Колобок. Сюда же прибыли местные гномы с материка, и теперь всех роботов отправят на переплавку.

— Не надо на переплавку! — загудели слесари в один голос. — Не надо на переплавку!..

Ярило от неожиданности сделал шаг назад, наступив на ногу Липучке (та не издала ни звука), и воскликнул: «Что?!!»

Безошибочно угадав в нём главного, старший слесарь сделал шаг навстречу, продолжая канючить:

— Вы не думайте, хозяин, у нас замечательные программы… практика, умения и навыки… опыт работы по железу, чугуну, стали, цветным металлам… мгновенные расчёты по нагрузкам и сопротивлению… молекулярные структуры…

В немом изумлении Ярило сделал протестующий жест рукой, и робот послушно замолчал. Отметив в нём явное отсутствие агрессивности, Ярило решился заговорить:

— Ну какой же я тебе хозяин?.. Я учёный, теоретик…

— Это вы правильно говорите, хозяин, — с готовностью поддержал его старший слесарь. — Теория у нас — первое дело! Теорию мы тоже понимаем. Сперва теория, а потом уже зубилом… семь раз отмерь…

— Да что за ерунду ты несёшь? — прервал его Ярило. — Повторяю: никакой я тебе не хозяин. Ты мне лучше скажи, голубчик, не видел ли ты где-нибудь здесь гномов? Ну, таких, как мы…

— Нет… — почесал под беретом резиновый затылок старший слесарь. — Гномов не видели. Мы с гномами не работаем. Железо, сталь, чугун, алюминий, цветные металлы…

И он опять затянул свою песню.

— Ну так что же, коллеги, — повернулся Ярило к своим спутникам, вполне успокоенный поведением роботов. — Эти механизмы, как видно, опасности для гномов не представляют. Предлагаю спокойно продолжать осмотр.

И группа снова двинулась по коридорам вглубь подземной фабрики.

Ободрённые последним замечанием академика, роботы-слесари тоже увязались за ними, беспрестанно заверяя гномов в своей преданности, послушании и выдающихся профессиональных навыках.

Попетляв по коридорам, Ярило и его спутники зашли в тупик. Мощная стальная плита преграждала путь в какое-то, по всей видимости, чрезвычайно секретное помещение. О его секретности говорили контрольные датчики, во множестве вмонтированные в пол, стены и потолки. Как только гномы ступили на этот контрольный участок, из динамиков загремело предупреждение:

«Проход запрещён, проход запрещён, ваши психомолекулярные характеристики не соответствуют утверждённому образцу. Проход запрещён, проход…»

От этого громкого и неприятного голоса Ярило поморщился: у него всё ещё сильно болела голова. Заметив на его лице недовольство, к нему тотчас подскочил старший слесарь и угодливо заговорил:

— Хозяин чем-то недоволен? Не прикажет ли хозяин убавить громкость или совсем выключить?

— Да, пожалуй, совсем, — милостиво согласился Ярило.

Слесари выхватили из карманов отвёртки, что-то где-то быстро подкрутили, и голос смолк.

— Никаких проблем, хозяин, — задребезжал старший. — Ещё какие-нибудь пожелания?..

— Помолчи, пожалуйста, — попросил Ярило. Ему показалось, что из-за стальной плиты доносится слабый шум.

Все затихли, и в наступившей тишине стала явственно слышна приглушённая возня на той стороне.

— Так вот они где! — воскликнул Ярило взволнованно. — Их заперли! Они там могут погибнуть, задохнуться! Ну что же вы, быстрее открывайте, ломайте!..

Мастера торопливо разложили имевшиеся при них инструменты и принялись за работу. Они что-то развинчивали, что-то подпиливали, где-то перекусывали или спаивали провода.

Через несколько минут пол, потолок и стены контрольного участка коридора стали похожими на сыр. Старший слесарь разобрал кодовый замок, что-то в нём подпилил, законтачил, и… тяжёлая стальная плита с негромким скрипом начала плавно заезжать в глубь стены.

 

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru