НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Екатерина Борисова

Солдат и Ева

радиоспектакль


Альбрехт Дюрер. Адам и Ева

ТИТР ДО


Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4

ТИТР ПОСЛЕ

Центральный акад. театр Советской армии.

Солдат — Фёдор Чеханков;
Ева — Лариса Голубкина;
Старый бродяга — Марк Н. Перцовский;
Чародей — Михаил Майоров;
Безусый юноша — Лев Шабарин;
жена Чародея — Ольга Малько;
тётушка Агата — Ирина Солдатова;
слуга в харчевне — Михаил Еремеев;
судья — Яков Халецкий.

Постановка — Андрей А. Попов, Сергей Кулагин.
Год записи: 1969


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...

Выставлен на продажу домен
mp3-kniga.ru
Обращаться: r01.ru
(аукцион доменов)



 

Полный текст.

 

Екатерина БОРИСОВА
Солдат и Ева
Фантастическая пьеса в 2 актах, 13 картинах

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
СОЛДАТ
ЕВА   - служанка в доме Чародея
ЧАРОДЕЙ
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ
ТЕТУШКА АГАТА
СЛУГА в харчевне "Милости просим"
СТАРЫЙ БРОДЯГА
БЕЗУСЫЙ ЮНОША
СУДЬЯ
ВДОВА
МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА   - сынишка вдовы
СЕСТРЫ-БЛИЗНЕЦЫ   - дурнушка и красивая
НЕКРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА
МУЖ     - погорельцы
ЖЕНА
МОЛОДОЙ ОТЕЦ
МОЛОДАЯ МАТЬ
ГЕРОЛЬД


Место действия - ВЫМЫШЛЕННАЯ СТРАНА
Время действия - НЕ ОЧЕНЬ ДАВНО, НО И НЕ ТАК УЖ НЕДАВНО

ПРОЛОГ
Небо в тучах. Придорожная канава.
На сцену выходят двое: БЕЗУСЫЙ ЮНОША и потрепанный, бывалый, видавший виды субъект. Это - БРОДЯГА. Он бредет, прихрамывая, тяжело опираясь на плечо Безусого Юноши.
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Отдохнуть бы. (Останавливается возле канавы) Место как раз подходящее. Помоги. Ну!
(БЕЗУСЫЙ ЮНОША помогает Бродяге спуститься в канаву).
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Ну, пойду.
СТАРЫЙ БРОДЯГА (ворчливо). "Пойду, пойду"! Вот она, молодежь! (Укоризненно.) Спихнул человека в канаву и - прости-прощай!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (виновато). Сколько мог - проводил, а теперь пойду своей дорогой.
СТАРЫЙ БРОДЯГА (слезливо). Брезгуешь?
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (смущен). Да я... Да у меня и в мыслях такого нет.
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Ну, раз нет, уважь пожилого человека! (Вытащил из кармана колоду карт.) Перекинемся в картишки?
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Я их и в лицо-то не знаю, какие они, карты, Где валет, а где дама.
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Познакомишься - не расстанешься. Мне вот, к примеру, кроме карт, все на свете ни к чему! Поживешь с мое, сам таким станешь, Не веришь?
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Не хочется. Мне все на свете интересно. И тучи, и звезды, и люди.
СТАРЫЙ БРОДЯГА. А что в них хорошего, в людях?! Ну, вот зачем ты вчера на бульваре к старухам подсел? Чего, спрашивается?
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Они рассказывали, я слушал. Ох, история!
СТАРЫЕ БРОДЯГА. Вранье, наверно.
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Вранье, нет ли, а интересно. Рассказать?
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Мели, коли охота.
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Ну, слушай: жил когда-то в нашем королевстве Чародей. Узнал про это наш король "Вороное Крыло". Потребовал к себе Чародея и приказал ему тайно выдумать такую диковинку, чтобы устрашала всех людей от мала до велика и владел бы ею один-единый человек на свете - король "Вороное Крыло".
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Ишь ты, куда загнул. Весь свет задумал к рукам прибрать!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. "Боюсь, не справлюсь" - это Чародей - Королю. - Тогда голову долой! - это Король - Чародею. - "Справишься - награжу". Ну, куда бедняге податься? Дома жена, дети. Поразмыслил он и... согласился.
СТАРЫЙ БРОДЯГА (посмеиваясь). Хоть и Чародей, а человек!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Погоревали они с женой, обнялись на прощанье...
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Посулила она его ждать...
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (с досадой). Ну, откуда тебе знать, что жена мужу посулила?
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Знаем, видели, слышали! Обещают, горюют, а потом забывают... Не веришь?
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Не хочется.
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Ну, плети дальше.
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Посулила она его ждать, а он прихватил с собой колдовскую свою шкатулку и ушел подальше от людей, чтоб не подглядели, затаился и стал думать-колдовать. Побежали год за годом вдогонку. Чародей думает, а король ждет. (Замолчал.)
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Ну чего ж ты замолчал? Досказывай,
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Нечего досказывать. Ты - догадливый, ты и доскажи!
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Была охота над бабьими выдумками голову ломать.
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Не веришь?
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Ни во что. Ни в слова, ни в сны, ни в травы, ни в приметы, Только в карты. (Раскинул карты веером. Любуется.) Голубчики вы мои! Короли! Дамы! Валеты! А вот он, ТУЗ! Замечаешь?
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (равнодушно). Ну, вижу. Картинка.
СТАРЫЙ БРОДЯГА. "Картинка"! Да она, эта картинка, любую судьбу наизнанку вывернуть может! Не веришь? Поверишь! Сдаю. (Руки у него дрожат, как у пьяницы, который дорвался до рюмочки.) Вот он, козырь! (Назидательно.) Его беречь надо. Придерживать. (Сует юноше карту за картой.) Бери. Не укусят. Твое дело - ходи. А я - либо приму, либо покрою. Так. Твой ход. А теперь мой.
(Идет игра.)
(Насвистывает.)
Как стасовались,
Так и легли
Дамы, валеты
И короли!
Эх, короли, короли!
Не подвели б короли!
Эх, короли, короли! Короли!
(Тучи рассеиваются. Зажигаются звезды. На фоне ночного неба - далекий город, в центре его - башня, венчающая здание королевского дворца. Мы слышим музыкальную фразу. Впоследствии она будет сопутствовать появлению Чародея.
На сцене появляется человек. Он бледен той устрашающей бледностью, какой отмечены лица тех, кто был долго лишен света и воздуха. Одежда человека в лохмотьях. Обувь еле держится на ногах.
Этот человек - ЧАРОДЕЙ. Но мы пока еще не догадываемся об этом, Перед нами просто БРОДЯГА, измученный и обносившийся до предела. Он спешит, спотыкаясь на каждом шагу,)
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Курить охота. Как назло, ни щепотки табаку. (Видит Чародея.) Эй, ты, чучело! Покурить нет ли?
ЧАРОДЕЙ. Покурить? По-ку-рить? (Он произносит это слово, как незнакомое или давно забытое.)
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Курящий ты, спрашиваем?
ЧАРОДЕЙ. Не помню... Может быть. (Вежливо.) Извините. Память мне изменяет. Сто лет полного одиночества... (Махнул рукой.) Впрочем... вам, пожалуй, не понять меня. (Прилаживает отставшую подошву к ветхой обуви.)
СТАРЫЙ БРОДЯГА (презрительно). Нализался!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (сочувственно). Верно. Перебрал лишку. (К Чародею.) Эй, приятель! А ну, прыгай сюда. Проспись, отдохни. В канаве места хватит. Куда тебе торопиться?
ЧАРОДЕЙ (указывает вдаль). В столицу! В королевский дворец! Меня ждет король "Вороное Крыло".
(Раздается звук трубы.) Что это?
(Мы видим...
...как над башней, венчающей здание дворца, взвивается траурный флаг. На фоне его возникает фигура ГЕРОЛЬДА)
ГЕРОЛЬД (возглашает). Жители королевства! Жители королевства! Печальтесь! Печальтесь! Печальтесь! Королевский трон опустел! Короля "ВОРОНОЕ КРЫЛО" НЕ СТАЛО!
(Эхо повторяет: "НЕ СТАЛО!")
ЧАРОДЕЙ (в отчаянии). Опоздал!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Как-никак сто с лишком прожил. Куда уж больше! Возраст!
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Хоть и король, а человек.
ЧАРОДЕЙ (хватаясь за голову). Все потеряно!
СТАРЫЙ БРОДЯГА (к Безусому Юноше). Ну, чего зазевался? Давай подкидывай!
(Визгливый диссонирующий аккорд. Мы видим, как ЧАРОДЕЙ извлекает из складок своей обветшалой одежды маленькую шкатулку.)
ЧАРОДЕЙ. Что же мне делать с ЭТИМ? С ЭТИМ? (Глядя на шкатулку, лежащую у него на ладонях.) Будь ты проклята!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (как зачарованный, смотрит на шкатулку). Гляди... шкатулка...
СТАРЫЙ БРОДЯГА (через плечо, не глядя). Стянул, видать, что плохо лежало, а теперь не прочь с рук сбыть. Опохмелиться надо. Ох, вино!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (к Чародею). А ну, подойди поближе... Покажи шкатулку.
ЧАРОДЕЙ (растерянно, все еще но до конца поняв, что произошло). Шкатулка... Мне она ни к чему...
СТАРЫЙ БРОДЯГА (шлепая картами). А нам и подавно. Нет у нас обычая краденое покупать.
ЧАРОДЕЙ (возмущенно). Краденое?
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (к Бродяге). Да погоди ты... Разберемся.
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Чего тут разбираться? Ясней ясного! Видели мы таких пьяниц, знаем! У всех у них одна повадка. (Чародею.) А ну, давай отсюда! Нам не до тебя, тебе не до нас!
(ЧАРОДЕЙ медлит, все еще протягивая картежникам шкатулку. БЕЗУСЫЙ ЮНОША протянул за ней руку.)
(Стукнул его по руке.) Не трогай! (К Чародею.) Ступай, говорю, пока я тебе по шее не надавал!
ЧАРОДЕЙ. Вы этого не сделаете.
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Не сделаю?! А ну... (Засучил было рукава, занес руку.)
(ЧАРОДЕЙ исчезает.)
Ох!! Куда это он девался?
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Говорил я тебе? "Разберемся!" А ты... Все на свете наперед знаешь, а об этом... не догадался!
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Об чем... об ЭТОМ?
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. ОН это был! ОН! ЧАРОДЕЙ! И шкатулка та самая, колдовская! Я как увидел, так сразу и понял! Не веришь?
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Не хочется... Бредни... Почудилось...
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Почудилось? А это что? (Поднимает с земли развалившийся башмак с отставшей подошвой.) Почудилось?! Чей это башмак?
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Его... Я приметил... (С трудом осознает происшедшее.) Выходит... мне бы руку протянуть - и она моя... шкатулка! (В отчаянии.) Дурак я, дурак!!! Не с той карты пошел! Эй, ты!!! (Кричит все громче, все отчаянней.) Чародей!!! Я пошутил! Ты что, шуток не понимаешь?!
(Эхо отвечает: "НЕ ПОНИМАЕШЬ!")
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Говорил я...
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Не надрывай душу! Выпить бы с горя!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Вот тебе. На рюмку хватит? (Дает картежнику монетку.)
СТАРЫЙ БРОДЯГА (прячет монетку в карман). Смотря какая рюмка...
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Во-он харчевня "Милости просим". Неподалеку. Иди.
СТАРЫЙ БРОДЯГА (слезливо). Молодому - все рядом. А у меня в сырость ноги - хоть оторви да брось. (Клянчит.) Проводи. Уважь пожилого человека. Неужто среди дороги бросишь. Беспомощного!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (смущенно). Да я... Да у меня и в мыслях такого...
(На сцене появляется СОЛДАТ. По обличью - веселый забияка. Бедовый взгляд, лихие вихры, широк в плечах. На Солдате ловко сидит потертый мундир. За поясом - два пистолета.)
СОЛДАТ (идет, насвистывая сквозь зубы).
Не на коне.
Не на парад
Пешком с войны
Идет солдат.
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Ох, видать, удалой парень! ВОИН!
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Во-ин! Кузнец он чумазый! В кузнице родился. У них вся семья кузнецы. Их вся округа знает.
СОЛДАТ (весело подмигнув Безусому Юноше).
По всем статьям
Солдат хорош
Да за душой
Хотя бы грош!
На кой же черт
Ему душа,
Когда за нею
Ни гроша!
(Скрывается за кулисами.)
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Такой от пушки прикурит - не сморгнет!
СТАРЫЙ БРОДЯГА (презрительно). Серость! (Кряхтя, пытается выкарабкаться из канавы.) Ну, чего стоишь? Дай руку. Помоги. Ох, ноги! Гудят! (Опирается на плечо юноши.)
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. К перемене погоды.
(Уходят.)
ЧАРОДЕЙ (появляется на месте своего исчезновения). Королевский трон опустел! Короля "Вороное Крыло" не стало! (Глядя на шкатулку.) Что же мне делать с ЭТИМ? С ЭТИМ?
(Звук трубы. Траурный флаг на башне сменяется цветным.)
ГЕРОЛЬД (возглашает). Жители королевства! Жители королевства! Радуйтесь! Радуйтесь! Радуйтесь! Королевский трон наследует прямой потомок короля, его пра-пра-правнук!
ЧАРОДЕЙ. Еще не все потеряно! Во дворец! (Поспешно уходит.)
АКТ ПЕРВЫЙ
Картина первая
Декорация изображает дом с затейливыми балкончиками и открытой верандой. Она уставлена накрытыми столиками. В глубине - стойка. На ней множество закусок и напитков. Над входом - вывеска. Она гласит: ПРИДОРОЖНАЯ ХАРЧЕВНЯ "МИЛОСТИ ПРОСИМ".
За одним из столиков расположилась женщина лет тридцати, пестро и богато одетая. Это ТЕТУШКА АГАТА.
За другим сидит СОЛДАТ. Он чистит пистолеты.
Около стойки простоватый молодой парень СЛУГА перетирает стаканы.
Возле стойки - БЕЗУСЫЙ ЮНОША и СТАРЫЙ БРОДЯГА.
ТЕТУШКА АГАТА. Добрый вечер, любезные посетители. (Нюхает букетик цветов.) Спокойной ночи, цветочки!
СТАРЫЙ БРОДЯГА (к Слуге). Две! (Залпом выпивает две рюмки. Кивает Юноше: "Расплатись".)
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (пошарил в карманах. Расплатился). Ну, пойду...
СТАРЫЙ БРОДЯГА (плаксиво). "Пойду! Пойду!" Завел в трактир, напоил пожилого человека и - ходу! Молодежь!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (обескуражен таким оборотом). Да я... Да у меня и в мыслях...
СТАРЫЙ БРОДЯГА. То-то же... А. ну, садись. Перекинемся...
ТЕТУШКА АГАТА (к Слуге). Не пора ли подумать об ужине, голубчик?
СЛУГА (подлетает к ней. Тараторит). Что прикажете? Бараний бок с кашей, поросячьи ножки под хреном, цыплята в сухарях, холодная теля...
СОЛДАТ. Будь я на вашем месте, сударыня, я заказал бы все подряд не раздумывая.
ТЕТУШКА АГАТА. И напрасно, солдатик, напрасно! Врачи и благоразумие предписывают умеренность в еде! Мясо - вредно! Надо отдавать предпочтение фруктам и овощам. (К Слуге.) Я ограничусь веточкой сельдерея.
СЛУГА (разочарованно). Только-то?
СОЛДАТ. Эй! Дружище!
(СЛУГА делает крутой поворот и подлетает к Солдату.)
СЛУГА. К вашим услугам!
СОЛДАТ. Бутылку рома!
СЛУГА. Есть!
СОЛДАТ. Ростбиф с кровью.
СЛУГА (весело). Есть.
СОЛДАТ (небрежно). В долг!
СЛУГА (косится на пистолеты). Вы мне грозите?!
СОЛДАТ. Шутишь? (В голосе его - возмущение.)
СЛУГА. Экий вы недогадливый, право! Ну что бы пригрозитъ мне пистолетами! Накормлю досыта. (Доверительно.) Отговорка для хозяина!
СОЛДАТ. Протри глаза, милый! Я - солдат, а не разбойник!
СЛУГА (развел руками). Вам виднее! (Возвращается к тетушке Агате.) Веточку сельдерея? Только-то?
ТЕТУШКА АГАТА. Огорчился? Ну-ну, так и быть, чтобы не обижать тебя, я расширю чуточку свое меню. Прибавь самую малость: тарелочку овсяной кашки, крыночку топленого молочка, сковородочку грибков в сметанке, дюжину яичек всмяточку, десяток жареных пирожочков с вареньицем и... малю-усенькую репку!
СЛУГА (повеселев). Будет исполнено!
СОЛДАТ. Три кружки пива и ломоть вотчины. В кредит.
СЛУГА (снова покосившись на пистолеты). Может быть, вы мне угрожаете?
СОЛДАТ (стукнув по столу кулаком). Нет, не может быть!!!
(СЛУГА разводит руками, уходит.)
ТЕТУШКА АГАТА. Я питаюсь, как маленькая овечка.
(СЛУГА вносит огромный поднос сплошь уставленный тарелками, сковородками, мисками и мисочками, и ставит его перед тетушкой Агатой.)
СЛУГА. Прошу откушать!
СОЛДАТ. Пару кружек... В долг...
СЛУГА. Да пригрозите же мне!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Пригрози! Просит же человек!
СОЛДАТ (сдаваясь). Ну, ладно! Грозить, так грозить! (Целится в Слугу из пистолета.) А ну, подавай еду!
СЛУГА (обрадованно). Вот это дело. (Приносит блюдо с ростбифом и бутылку.)
(СОЛДАТ принимается за еду. Мы слышим музыкальную фразу, сопутствующую появлению Чародея. Он появляется из-за кулис. Бредет мимо харчевни.)
ЧАРОДЕЙ (глядит на небо). Ночное небо... Когда-то я знал созвездия наперечет... А теперь... (Мучительно пытаясь вспомнить.) Забыл... Забыл...
СЛУГА. Эй, ты, горемыка! Прибавь-ка шагу! Не то хозяин прикажет спустить на тебя собаку с цепи. Он нищих не жалует.
ЧАРОДЕЙ. "Нищих"? (Припоминая.) Извините... Память мне изменяет. Что такое "нищий"?
СЛУГА (с состраданием). Нищий... Ну, это тот, у которого... ничего кроме беды за плечами и горестей впереди.
ЧАРОДЕЙ (раздумчиво). А... а... Тот, у кого за плечами сто лет работы по приказу короля, а впереди - почести и слава, тот как называется?
СЛУГА. Вельможей, разумеется.
ЧАРОДЕЙ. Вельможей... (Припоминая.) Вель-мо-жей!!! (Он выпрямляется. Мы видим, как меняется его осанка. Теперь он исполнен высокомерия. Он шествует мимо таверны так, как если бы перед ним расступались придворные, и он удостаивал их небрежными кивками.) Вельможей... (Уходит.)
СЛУГА (со вздохом сочувствия). Выжил старик из ума. Одет в лохмотья, обут наполовину... Жизнь!!!
СТАРЫЙ БРОДЯГА (насторожился). Обут наполовину? (Смотрит вслед удаляющемуся Чародею.) Он! Провались я на этом месте, если не он!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (вскочил. Карты разлетелись по полу). Он?
СТАРЫЙ БРОДЯГА (вполголоса). Беги. Заполучи шкатулку! Раздумал отдавать - отними! Ну, живо! (Дает пинка Безусому Юноше.)
(Тот кубарем скатывается со ступенек и убегает.)
ТЕТУШКА АГАТА (с подозрением). Вы его знаете, этого нищего? Кто он?
СТАРЫЙ БРОДЯГА (нехотя). Так. Знакомый. (С досадой и нетерпением глядя вслед Безусому Юноше.) Эх! Кабы не мои ревматизмы! Колена ноют.
ТЕТУШКА АГАТА. К перемене погоды.
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Пожалуй, на этот раз к перемене жизни, сударыня!
СОЛДАТ (насвистывает).
Не на коне,
Не на парад...
ТЕТУШКА АГАТА (Солдату). Нельзя ли потише?! Когда шумно, я не понимаю, что я ем. (Уплетает ужин.)
(БЕЗУСЫЙ ЮНОША, запыхавшись, возвращается.)
СТАРЫЙ БРОДЯГА (ищет взглядом шкатулку). Ну, как?
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Все как надо.
СТАРЫЙ БРОДЯГА (сквозь зубы). Потише. (Нарочито громко, чтобы все слышали.) А ну, подбери. Все карты спутал.
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Подобрать недолго. (Подбирает карты.)
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Сыграть, что ли?
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Почему бы и нет?
(СТАРЫЙ БРОДЯГА сдает карты. Дальнейший разговор ведется вполголоса, с оглядкой на присутствующих. Картежники перебрасываются картами для отвода глаз.)
БРОДЯГА. Где она, шкатулка? Пики козыри!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Он споткнулся, упал и уронил шкатулку. А она и завались в канаву. Потемки. Найти легко ли? Твой ход!
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Ничего. Рассветет - обшарим канаву, найдем. Не иголка.
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. А я и впотьмах обшарил. Представь - углядел.
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Молодец. Подкидывай! Крою!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Штанов, конечно, жаль. За ветку зацепился.
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Штанов ему, дураку, жалко! (Тихо.) Ну, где же она, шкатулка?
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. У него.
СТАРЫЙ БРОДЯГА (не понимая). У кого... у него?
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. У... Чародея. Ведь он потерял, а я поднял. Не отдать все равно что украсть. А я не вор!
СТАРЫЙ БРОДЯГА (стучит кулаком по столу). Отдал! Отдал!
ТЕТУШКА АГАТА (сгорая от любопытства). Что отдал?
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Козыри! Козыри ему, дураку, в руки шли! Отдал!
СОЛДАТ (хладнокровно). Не тужи, парень! Нынче короля отдал, а назавтра туз сам в руки полезет!
СТАРЫЙ БРОДЯГА (вне себя). Туз! Что ему туз? Самые лучшие карты не помогут тому, кто не знает, что с ними делать! Эх, никудышний ты человек.
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Какой есть.
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Попомни мое слово: всю жизнь будешь в проигрыше. Турнул бы тебя, да не с кем в картишки перекинуться! Сдавай. Ну.
ТЕТУШКА АГАТА (закончила ужин, отодвинула пустые тарелки, тщательно вытерла губы салфеткой и заплакала). Ушел! Ушел! Несчастный бродяга! Одет в лохмотья, обут наполовину!!! (Всхлипывает)
СОЛДАТ. Вам-то о чем сокрушаться, сударыня?
ТЕТУШКА АГАТА. Сразу видно, нет у тебя сердца! А мое обвивается кровью! Бедняга! Плетется по сырости, спотыкается впотьмах, а ты?! Сапоги на тебе крепкие! Мундир - теплый! Над головой у тебя - крыша! А у этого бедняги нет, наверное, ни единой монетки, чтобы заплатить за ночлег! Как несправедливо устроено все па свете!
СОЛДАТ. Не поздно ли вы спохватились, сударыня?! А впрочем... (Сбегает со ступенек.) Я догоню его.
ТЕТУШКА АГАТА. Это еще зачем?
СОЛДАТ. Я верну прохожего, и вы дадите ему монетку, чтобы заплатить за ночлег. Ведь, судя по вашим рассуждениям у вас доброе сердце.
ТЕТУШКА АГАТА. Доброе! Даже слишком. Вот поэтому я и не могу позволить себе такого поступка.
СОЛДАТ. Головоломка.
ТЕТУШКА АГАТА. Наоборот. Чего уж проще! (Обращается ко всем.) Вот представьте себе: я, по моей доброте, даю бродяге монетку, и он получает кров над головой. А где подушка? Одеяло? Подстилка какая ни на есть? А ужин?! Или, по-вашему, голодный человек должен лечь спать натощак?
СЛУГА. Было бы, конечно, неплохо накормить беднягу... (Почесал в затылке.) За деньги. Без денег хозяин не даст. Он на этот счет несговорчивый!
ТЕТУШКА АГАТА. Опять деньги? А чьи? Мои! А почему я должна поить и кормить каких-то подозрительных прохожих?! Разве я знаю, кто он, и не замышляет ли чего-нибудь недоброго? (Глаза у нее становятся злыми и круглыми, как у рассерженной кошки. Вот-вот зашипит, начнет царапаться.) Нет! Нет и нет! Всему есть границы! Даже моей доброте! (Вытерла губы салфеткой, отодвинула пустое блюдо.)
СОЛДАТ. Эх, сударыня! Может быть, вы и в самом деле добры, но не хотел бы я тонуть, находись вы поблизости в лодке! Не хотел бы очутиться голодным у окна вашей кухни! Не хотел бы стоять перед вами, будь вы - судья, а я подсудимый!
ТЕТУШКА АГАТА (заливается добродушным смехом). Судья! Я?! С моей-то добротой, с доверчивостью! Шутник ты, солдат! Насмешил, право!
СЛУГА. Говорят, в город новый судья едет. Молодой.
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Он едет, а молва впереди бежит. "Справедливый. Старому не в пример".
СТАРЫЙ БРОДЯГА (зевая). Знаем, видели, слышали. Все они, судьи, одинаковые.
СОЛДАТ. У каждой монетки две стороны.
ТЕТУШКА АГАТА (с подозрением.) А у тебя, солдат, в голове неспокойно.
СОЛДАТ. Пожалуй, что и так.
ТЕТУШКА АГАТА. Вот что значит - предпочитать мясо овощам!
СОЛДАТ (вставая). Ну, спасибо, накормил! (Похлопал Слугу по плечу.) Счастливо оставаться.
СЛУГА. Проголодаетесь - милости просим!
ТЕТУШКА АГАТА (приветливо). Прощай, голубчик! Надеюсь, больше не увидимся.
СОЛДАТ. Как знать... как знать...
(Харчевня погружается в темноту. Освещается другая часть сцены. Мы видим тропинку, уходящую вдаль, туда, где светятся городские огни и полощется цветистый флаг с золотой короной. ЧАРОДЕЙ появляется на сцене с такой стремительностью, как если бы кто-то дал ему пинка. Падает. С трудом поднимается.)
ЧАРОДЕЙ (вне себя от гнева и обиды). Сто лет! Сто лет жизни, истраченных по прихоти короля, и вот награда!!! Прогнать пинками от ворот королевского замка! Меня! Чародея!!! Они приняли меня за нищего... Проклятая шкатулка! Сто лет труда! Я одичал, потерял память, разучился улыбаться... Избавиться от нее! Избавиться! (Огляделся.) Зарыть в землю. Пока никто не видит. (Зарывает шкатулку.) И пусть порастет чертополохом и крапивой... (Вздыхает с облегчением.) Кончено. Навсегда. (Хочет уйти и тут же обнаруживает шкатулку у себя за пазухой. В ужасе.) Вернулась!!! Не хочешь миновать человеческих рук?! Хорошо же, будь по-твоему!
(На сцену, насвистывая, выходит СОЛДАТ.)
(Преграждает дорогу Солдату.) Стой!
СОЛДАТ (привычным жестом выхватывает из-за пояса пистолет). Сам стой!
ЧАРОДЕЙ (с поспешной готовностью поднимает руки). Этого-то мне и надо!
СОЛДАТ (узнает Чародея). Тьфу. (Добродушно.) Шутки!
ЧАРОДЕЙ. Смотря для кого. (Сует Солдату в руки шкатулку.) Берите! И пусть для меня будет С ЭТИМ ПОКОНЧЕНО.
СОЛДАТ. Что покончено?
ЧАРОДЕЙ. Это вас не касается. (Уходит.)
СОЛДАТ (пожимая плечами). Не в себе старик!! (Смотрит ему вслед.) Еле бредет, бедняга. (С неожиданной злостью, подражая интонациям тетушки Агаты.) "Одет в лохмотья, обут наполовину! Как несправедливо устроено все на свете!"
(Вдалеке возникает стук колес и топот копыт. СОЛДАТ всматривается.)
Она! Тетушка Агата. В своем экипаже в город катит. А этот бы экипаж да с ее кошельком в придачу тому горемыке! Вот она - справедливость! (С веселой удалью.) Эх, держись, тетушка!!! (Скрывается за поворотом тропинки.)
(Стук колес приблизился. Окрик: "Стой!" Стук колес затих. Карета остановилась. Женский визг: "На помощь!" На сцену, пятясь и подняв руки, выходит ТЕТУШКА АГАТА. Ее преследует СОЛДАТ, угрожая ей пистолетами.)
Вот и повстречались, овечка! Жизнь или кошелек?
ТЕТУШКА АГАТА. Кошелек? С радостью! (Широким жестом протягивает Солдату кошелек, но тут же отдергивает руку, так и не отдав его.) Нет, не дам. Просишь ты его, голубчик, себе на погибель!
СОЛДАТ (весело). Если кому-нибудь из нас погибать, так это вам, сударыня! Жизнь без кошелька немного стоит!
ТЕТУШКА АГАТА (сокрушенно). Да ведь и кошелек-то ни к чему, если болтаешься в петле. Грабителю-одна дорога - на виселицу. (Плачет.)
СОЛДАТ. Будет вам по мне убиваться. Себя пожалели бы!
ТЕТУШКА АГАТА. Себя? Нет, голубчик! Я не такая. Я добрая. Меня в городе все так и зовут: "Добрая тетушка Агата". У меня за всех душа болит.
СОЛДАТ. Ну, раз так - расставайтесь с кошельком! Он не мне нужен, а тому бедняге, о котором вы так сожалели! Ну... (Целится из пистолета.) Раз... Два...
ТЕТУШКА АГАТА (швыряет кошелек). На, возьми! (С грустью.) Погибай, горемыка!
СОЛДАТ. Не тужи обо мне. Я живучий!
ТЕТУШКА АГАТА. Сколько тебе лет, малый?
СОЛДАТ. Двадцать... будет.
ТЕТУШКА АГАТА. Ох, не будет... (Плачет.)
СОЛДАТ. Это как же так?
ТЕТУШКА АГАТА. Поволокут тебя, красавца, на виселицу! Дай хоть полюбоваться тобой на прощанье. (Зорко всматриваясь.) Я зла на тебя не имею. Нос.. обыкновенный.. Волосы - чистое зслото... Глаза синие... Брови черные. Особые приметы?.. Есть! Шрам на лбу! (Плачет.) Прощай! Прощай! Ох! Жаль мне тебя! Сердце разрывается! Уми-ра-ю!! (Падает на руки Солдату,)
СОЛДАТ (в замешательстве). Сударыня! Очнитесь!! (Трясет ее.) Я не хочу вашей смерти!! (Прислушался. Ужаснувшись.) Не дышит!! (Сунул за пояс пистолеты, впопыхах подносит к губам тетушки Агаты фляжку.) Глоток воды! Ну! Отхлебните! Полегчает!
(Изловчившись, ТЕТУШКА АГАТА выхватывает у Солдата из-за пояса пистолеты и, вскочив, как встрепанная, целится в Солдата.)
ТЕТУШКА АГАТА, Жизнь или кошелек?
СОЛДАТ (опешив). Осторожно! Выстрелит!
ТЕТУШКА АГАТА. В тебя, злодей, висельник! Отдавай награбленное!
СОЛДАТ. Эх! Оплошал! (Швыряет ей кошелек.) Сноровки нет!
ТЕТУШКА АГАТА. Подавай остальное!
СОЛДАТ. Нет у меня остального!
ТЕТУШКА АГАТА. А это что? (Приметила шкатулочку, которая торчит из кармана, выхватила её ловким жестом, не переставая целиться из пистолета. Пятится к повороту тропинки.)
СОЛДАТ. Стой! Пистолеты отдай! Оружие!!! (Бросился было отнимать.)
ТЕТУШКА АГАТА. Ни с места! Выстрелю! (Скрывается за кулисами)
(Мы слышим стук колес, топот копыт, крик издалека).
Прощай! Больше не увидимся!!!
СОЛДАТ (грозит кулаком). До свиданья-а!!! Я тебя и под землей найду-ууу! (Убегает.)
Занавес
Картина вторая
Уютная комната. Всюду чувствуется рука хозяйки, любящей свой дом. Множество изящных мелочей, старинная мебель, красивые занавески. Перед камином у решетки греется пара мужских комнатных туфель. Стол накрыт на два прибора. Перед одним из них - букет цветов в хрустальной вазе.
На стене - большое, в человеческий рост зеркало. По бокам его канделябры. В них горят свечи.
На видном месте - стенные часы, очень большие и очень заметные.
Перед зеркалом, внимательно вглядываясь в свое отражение стоит женщина. Она молода. У нее нежный овал лица светлые, высоко зачесанные волосы. Одета по старинной моде - пышная юбка, лиф в талию, на шее - медальон на черной бархотке.
Эта женщина - ЖЕНА ЧАРОДЕЯ.
Стук в дверь.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Войдите.
(Дверь открывается. Мы видим на пороге молоденькую круглолицую девушку. На ней ловко сидит, простенькое ситцевое платье. В руке у нее - маленький сундучок. Эта девушка - ЕВА. Она впервые в этом доме.)
ЕВА (несмело). Мне сказали - вам нужна служанка. Вот я и пришла.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (приветливо). Входи, входи. Ты не ошиблась. Садись, девочка. Поговорим.
ЕВА. Спрашивайте.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Ну, расскажи, что ты смыслишь в хозяйстве? Что умеешь делать?
ЕВА. Стряпать могу. Стирать. Ну, убирать, конечно. И куплю что надо. Еще печи топить. Полы, окна вымою. Ну, в общем, только самое простое.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Отлично. Оставайся. Вот фартук.
ЕВА (кладет в угол свой сундучок. Деловито надевает передник). Что делать?
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Для начала, девочка, перемени воду в этой вазе. Это надо будет делать каждый день.
ЕВА. А цветы?
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Цветов менять не придется. Пока...
ЕВА. Мне что! Как скажете, так и сделаю. (Убежала в кухню, прихватив вазу с цветами и тут же вернулась, ставит вазу на прежнее место.) Поменяла воду.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Это кресло всегда должно стоять на одном и том же месте. А туфли - у каминной решетки.
ЕВА (бережно касается мужских комнатных туфель, вышитых бисером). Вышитые! Сами?
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Сама.
ЕВА. Красиво!
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. А теперь, поставь на огонь молоко и подогрей кофе. Он любил очень горячий. (Спохватилась, поправилась.) ЛЮБИТ! ЛЮБИТ!
ЕВА. Любит так любит! Я - мигом! (Убежала в кухню.)
(Мы видим, как она ставит на плиту кофейник и кастрюлю с молоком. Возвращается. Любуется отражением хозяйки в зеркале.)
Красиво, но не модно. Теперь носят по сю пору. (Показывает, как пример, длину своей юбки.) И не в талию, а свободно. Вот так. И рукава фонариками. Сшили бы себе такое, Вам пошло бы. А это - старомодное. И с чего бы вам его носить?
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Тебе не понять, девочка. (Раздумчиво.) Он любил это платье. (Снова спохватилась, поправилась.) ЛЮБИТ! ЛЮБИТ!
ЕВА. Ну, раз любит...
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. А это... (показывает на медальон) ЕГО подарок к свадьбе.
ЕВА. Медальон! Золотой!
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Это - монета старинной чеканки. Не простая, чудесная. Она спасает от бед. Ты веришь в чудеса?
ЕВА (простодушно). Когда как.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (потрепала девушку по щеке). Молода. Сколько тебе?
ЕВА. Семнадцать.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. А как тебя зовут?
ЕВА. Ева.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (улыбаясь). Ева? Какое странное совпадение. Одно и то же имя... (Не успела договорить. Нюхает воздух.) Ева!! Молоко!!!
ЕВА. Сбежало! Только отойди от него! (Убегает на кухню.)
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (вслед). Окно в кухне открой настежь! ОН терпеть не мог... Терпеть не МОЖЕТ этого запаха!
ЕВА (распахнув в кухне окно, возвращается. В руках у нее поднос. На нем молочник и кофейник).
Кофе наливать?
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Нет, нет. Погоди. (Тихо отвечая своим мыслям.) А что, если сегодня придет конец моим ожиданиям?
ЕВА. Всему приходит конец, как ни верти. Ну, теперь что делать?
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (рассеянно). Что хочешь.
ЕВА. Подмету, пожалуй. (Метет, напевает.)
На лужайке, где цветы,
Повстречались я и ты.
Возле ивы у ручья
Распрощались ты и я.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Как ты думаешь, Ева, надежды сбываются?
ЕВА. А то как же.. Вот со мной был один случай. (Смутилась, метет с удвоенным усердием, стараясь скрыть свое замешательство.)
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Брось веник. Садись. Расскажи.
ЕВА (присаживаясь). Врать не стану. Давно это было, правда.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Ну как давно?
ЕВА. С неделю тому назад, а то и побольше. Мою я в одном доме окна. Мою, значит. Вижу - внизу в сквере - солдат. В мундире. За поясом - два пистолета.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Красивый?
ЕВА. Куда лучше! Плечи - во! Волосы - чистое золото! Брови черные. Прохаживается. Смотрю я на него...
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. А он - на тебя?
ЕВА. В том-то и дело, что нет. Ну, думаю, надо надеяться - взглянет. Мою окна, а сама пою. Думай - услышит. (Напевает.)
Направо - дом,
Налево - сад,
Куда ни погляди
Здесь все вокруг - твое, солдат!
Постой! Не уходи!
Всему свой час,
Свей должный срок,
У всех - свои пути.
Солдат, помедли хоть часок!
Солдат! Не уходи!
В мое окно
Случайный взгляд
Ты брось на полпути!
На миг замешкайся, солдат!
Солдат, не уходи!
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. А он?
ЕВА. Представьте - никакого внимания. Ну вымыла я окна - сияют! За подоконники взялась. ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. А он?
ЕВА. Не глядит. Ну, я тогда, возьми и кинь в него... розой!
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. И взглянул, наконец?
ЕВА (смеясь). А то как же? Роза-то была в горшке! Ка-ак стукнет его голубчика, по плечу! А он как глянет. Да как скажет!!! До сих пор вспомню - в краску бросает! (Назидательно.) Вот как они сбываются, надежды!
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. А дальше?
ЕВА. А дальше - ничего.
КЕНА ЧАРОДЕЯ. Ушел?
ЕВА. Не оглянулся. (Помолчав.) А я жду. (Всхлипнула.) Смех! Дура, сама понимаю. Он и лица-то моего наверное, не разглядел. Встретимся - не узнает. (Снова взялась за веник. Напевает. Вздохнула, вытерла слезы.) Все, конечно, ждут.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Все, Ева.
ЕВА. А чего, спрашивается?
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Счастья, Ева! Счастья!
(И точно это слово имеет магическую силу. Ярче загорелись свечи в канделябрах у зеркала, вихрь пронесся по комнате. Возник и оборвался музыкальный аккорд.
И словно из-под земли появился тот, кого так давно ждали в этом доме ЧАРОДЕЙ. ЕВА отшатнулась в смятении.)
Ты? (Бросается к мужу.) Ты вернулся?
ЧАРОДЕЙ (отстраняя жену). Мой труд завершен.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Я знала... Я всегда знала, что это случится! Ты - самый умный, самый талантливый Чародей на свете!
ЕВА. Чародей?
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (с гордостью). Мой муж.
(ЧАРОДЕЙ шагнул к креслу у камина, пошатнулся.)
(Подхватила его усаживает в кресло.) Ты неважно себя чувствуешь? Это понятно. Тебе надо отдохнуть...
ЧАРОДЕЙ. Отдохнуть...
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (тревожно вглядываясь в лицо мужа). Ты... чуть-чуть изменился.
ЧАРОДЕЙ (равнодушно, мельком взглянув на жену). А ты - нисколько.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (голос ее дрожит). Да... да... разумеется. Тебе было много труднее... Я только ждала, а ты творил.
ЧАРОДЕЙ (устало и равнодушно). Я создал... чудо.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Где оно?
ЧАРОДЕЙ. В шкатулке.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Ты пришел с пустыми руками. Ты отдал ее королю?
ЧАРОДЕЙ. Меня не впустили во дворец и прогнали пинками, как нищего.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Тебя? Чародея?!
ЧАРОДЕЙ. Я больше не чародей. Я отрекаюсь от всех тайн и секретов своего ремесла! Я никого не хочу видеть, ничего слышать! Ни о чем думать! Мне кажется - у меня больше нет сердца только горсть пепла вместо него! Проклятая шкатулка! Мне удалось, по счастью, избавиться от нее. Я отдал ее первому встречному.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Кому же?
ЧАРОДЕЙ. Я узнал бы его из тысячи. Ближайшее полнолуние сулит этому малому удивительные неожиданности, если он догадается тряхнуть шкатулкой и произнести три слова.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Что за слова?
ЧАРОДЕЙ (устало). Не все ли равно! Для меня с этим ПОКОНЧЕНО.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Тебе виднее, милый! Отдохни, развлекись!
(Робко пытается обнять мужа. К Еве.) Беги, девочка, разогрей кофе. Он ЛЮБИТ горячий!
ЕВА. Кофе... мигом... лечу... (Медленно уходит на кухню, с опаской оглядываясь на Чародея.)
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (тихо, мужу). Почему ты не спросишь о наших детях, милый?
ЧАРОДЕЙ (холодно). Ах да... Я что-то не вижу игрушек. Помнится, они вечно валялись на полу, и я спотыкался о них.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (пытаясь удержать слезы). Дети выросли, милый... Выросли и покинули наш дом. А позже... (Помолчав.) Время идет.
ЧАРОДЕЙ (думая о своем). Время... Идет... Оно не останавливается даже для королей.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Но повинуется любящим! (Проникновенно, умоляюще.) Оглянись вокруг... Посмотри на меня... Все как было...
ЕВА (входит). Вот кофе. Как огонь, и молоко, представьте, на этот раз не сбежало.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Садись к столу, милый. (Еве, вполголоса.) Там в чулане газеты. Принеси сверху, самую свежую. (Мужу.) Я сохранила для тебя все газеты. Ни один номер не затерялся. И ванна ждет тебя... Вода С ТЕХ ПОР еще не успела остыть. Какую рубашку тебе приготовить? Серую? Синюю?
ЕВА (входит с газетой в руках). Нынче белые в моде..
ЧАРОДЕЙ (он только сейчас приметил Еву). Кто это?
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Наша новая служанка. Она заменит тех, кого давно уже нет на свете.
ЕВА. Время идет, как ни верти!
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (тихо). Помолчи, Ева,
ЧАРОДЕЙ. Ева? Новую служанку зовут Ева! (Задумался.)
Нет. Не запомню. Дай-ка мне перо. (Вынимает из кармана истрепанную записную книжку.) Память мне изменяет. Надо было бы давно уже записывать каждую мелочь, каждый пустяк. Если бы я вовремя записал твое имя...
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Ты... Ты позабыл мое имя?!
ЧАРОДЕЙ (равнодушно). Это поправимо. Подскажи!
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (в ужасе). Ты... позабыл мое имя? (Закрывает лицо руками.)
(И... на наших глазах меняется все вокруг. Вянут и опадают цветы. Густая сеть паутины затягивает углы. Немыслимых размеров паук устрашающе шевелит лапами, притаившись в своей засаде. Занавески повисают лохмотьями. Маятник больших старинных часов останавливается. Стрелки, сорвавшись, падают на пол. Падение их отмечается музыкальной фразой.
Мы видим жилище Чародея таким, каким оно должно было бы стать, повинуясь закону времени, если бы любящая рука не поддерживала порядка, не заботилась о каждой мелочи, не предусматривала разрушений, не оберегала бы от них дом ЖЕНА ЧАРОДЕЯ отнимает руки от лица и мы видим... глубокую старуху. Она отбрасывает на стену огромную, безобразную, сгорбленную тень.)
ЕВА (потрясенная). А-а-а! Что это?
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (старческой, шаркающей походкой приближается к мужу. Тихо, с трудом, без выражения). Ты... ты вернулся... Твой труд завершен... Ты самый талантливый, самый умный чародей на свете. Мы никогда не расстанемся... Ева... кофе... он любит горячий... Газеты... ни один номер не затерялся. Какую рубашку тебе приготовить? Серую? Синюю? (Расправляет складки своего полуистлевшего платья.) Помнишь - я обещала встретить тебя в этом платье? Правда, оно мне к лицу? (Делает шаг к зеркалу)
ЕВА (опередив ее, бросилась к зеркалу, заслонила его, распластав руки). Не глядите... оно в пыли...
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Пыль?! (Озирается.) В самом деле... повсюду пыль. (Видит пучок сухих стеблей в вазе, бывших только что свежим букетом.) Тлен... (Видит на стене тень, повторяющую ее движения.) Кто это?
ЧАРОДЕЙ (равнодушно). Ты.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (отстраняет Еву от зеркала. Видит свое отражение). Я? Да... Это я...
(Тень на стене съеживается. Исчезает. Одновременно исчезает и ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Теперь мы видим только ее отражение в зеркале, но и оно тускнеет, меркнет...)
ЕВА. Где вы? Где?
ГОЛОС ЖЕНЫ ЧАРОДЕЯ. Я ухожу... Любовь может преодолеть все... кроме РАВНОДУШИЯ. А ОН ЗАБЫЛ ВСЕ, ДАЖЕ ИМЯ.
ЕВА. Как же он без вас?.. Такой старый... Такой... (Запнулась.)
ГОЛОС ЖЕНЫ ЧАРОДЕЯ. Не покидай его, Ева! Возьми!
(В руке Евы оказывается медальон, золотая монета старинной чеканки.)
Возьми эту монету, Ева. Она спасает от бед. Запомни...
ЕВА. Спасает от бед...
ГОЛОС ЖЕНЫ ЧАРОДЕЯ. Милый... знай: забытое можно вспомнить, потерянное - найти, утраченное - вернуть, если... (Голос слабеет. Он еле слышен.)
ЕВА. Если... Если?..
ГОЛОС ЖЕНЫ ЧАРОДЕЯ. Если понять САМОЕ ГЛАВНОЕ...
(Темнеет зеркало. Гаснут свечи в канделябрах. Пауза.)
ЕВА (К Чародею, гневно). Что вы с ней сделали? Что вы с ней сделали?
ЧАРОДЕЙ (спокойно, точно ничего не произошло). Подогрей кофе, Ева.
ЕВА (поднимает с пола пустой, искареженный временем, кофейник, машинально вытирает его фартуком. Уходит в кухню. Возвращается). Кофе нет. Молока нет. Сахару нет. Воды нет. Ничего нет.
ЧАРОДЕЙ. Зажги свечу.
ЕВА. Огня нет.
ЧАРОДЕЙ. Ступай на улицу, попроси у прохожего.
ЕВА. Ночь. Прохожих нет.
ЧАРОДЕЙ. Дождись.
(ЕВА уходит, прихватив с собой огарок свечи. Действие переносится на узенькую поросшую травой улочку на окраине, города, где стоит дом Чародея.
Из-за горизонта виден узкий край луны. По улице идет СОЛДАТ.)
ЕВА (выбежала из дому, огляделась, видит Солдата, но пока еще не узнает его). Эй! Прохожий! Огонька нет ли?
СОЛДАТ (остановился, увидел Еву). Смотря для кого. Для такой милашки и нет, так найдется.
ЕВА (узнает Солдата). Ты?
СОЛДАТ. Ну да, я - я! А то кто же? (Ущипнул Еву за щеку.) А ну, как не я? Второпях и обознаться недолго! (Притянул к себе Еву.) Ну, гляди-разглядывай: нос - обыкновенный! Брови - черные! Губы жаркие! (Целует Еву.) Я? Я?!
ЕВА (замирая от счастья). Ты! Ты... Куда ты? Откуда?
СОЛДАТ. Земля велика.
ЕВА. Круглая она, говорят.
СОЛДАТ (весело). А нам и кстати! Катаемся по ней, как горошины, вот и встретились!
ГОЛОС ЧАРОДЕЯ (из дома). Ева! Ну где же ты, Ева?
ЕВА. Лечу-у!!!
СОЛДАТ. Подождет! (Удерживает Еву.)
(Они садятся на скамеечку возле дома.)
ЕВА (умоляюще). Говори...
СОЛДАТ. Что говорить?
ЕВА. Слова.
СОЛДАТ. Слов много и все разные. Тебе какие нравятся?
ЕВА. Самые простые. "Милая". "Люблю" и еще... (Мечтательно.) "На всю жизнь".
СОЛДАТ. Молодая, а... старомодная.
ЕВА (простодушно). Старомодная? (Оглядывает свое платье.) Что ты? Теперь только так и носят. Не в талию и рукав - по локоть.
ЧАРОДЕЙ (появляясь в окне). Ева! Да где же ты, наконец!
ЕВА (вырывается из объятий Солдата). Пусти. Стыдно. Хозяин.
СОЛДАТ (видит лицо Чародея в окне, ярко освещенное луной). Хозяин? Этот? Ну и ну! (Подходит к окошку). А земля-то, видать, и вправду, круглая! Не сговаривались, а встретились! Мое почтение.
ЧАРОДЕЙ (холодно). Я вас не знаю. (Захлопывает окошко.)
СОЛДАТ (озадаченно). Головоломка!
ЕВА (торопливо) Ну, давай спички!
СОЛДАТ. Рад бы, да нету! (Вывернул пустые карманы.) А мы и без огня простимся! (Обнял Еву.)
ЕВА. Уходишь? Куда?
СОЛДАТ. Искать.
ЕВА. Что искать?
СОЛДАТ. Иголку в сене.
ЕВА. Смеешься?
СОЛДАТ. Смеюсь.
ЕВА. А всерьез?
СОЛДАТ. А всерьез - добрую тетушку Агату. Мышиные норки обшарю - найду!
ЕВА. В норках мыши живут. А она - в доме. В каменном.
СОЛДАТ. Неужто знаешь?
ЕВА. Мимо хожу, на улице "Дружных соседей". Во-он он, дом! Черепичная крыша. Цветная. Выше всех.
СОЛДАТ. Вижу. (Хочет идти.)
ЕВА. Когда встретимся?
СОЛДАТ. Когда вспомню.
ЕВА (простодушно). Поскорее бы!
СОЛДАТ (растрогавшись). Эх, ты... пичужка! (Шепчет на ухо.) Будешь дома - окна не закрывай. Жди. (Уходит.)
ГОЛОС ЧАРОДЕЯ (из дома). Ева! Сколько же можно ждать, Ева?
ЕВА (глядя вслед ушедшему). Ждать? Всю жизнь!
Занавес
Картина третья
Декорация изображает улицу "Дружных Соседей". Ряд домов, где потушены огни. Только в одном окне между створками ставень виден свет. Судя по приметам - в доме тетушки Агаты.
Он крыт цветной черепицей. Вокруг дома - сад, который граничит с крошенным убогим палисадником. На нем стоит покосившийся деревянный домишко. Участки разделены забором. Возле деревянного домишки нет-нет да залает собака.
Вдоль улицы, стараясь держаться в тени, крадется СОЛДАТ. Вот он замедлил шаги, огляделся. Так и есть: он у цели. Теперь - перемахнуть через забор и пробраться к дому тетушки Агаты. Забор, правда, высоковат, но... СОЛДАТ подтянулся на руках и... ни одна ветка не задета, ни один камешек не хрустнул под ногой. Несколько мгновений - и СОЛДАТ у окна. Приник к щелке между створками ставень.
Что же он видит?
То же, что и мы...
...спальню тетушки Агаты: кровать со множеством подушек, еще не смятую, кованный железом большой сундук, столик у изголовья кровати, а на нем - пару знакомых нам пистолетов.
А где же сама хозяйка? Над чем она так усердно трудится? Ага! Понятно. Она пытается открыть шкатулку. Ворох слесарных инструментов лежит на полу, а ТЕТУШКА АГАТА присев на корточки орудует то отверткой, то сверлом, то просто кухонным ножом, однако все безрезультатно.
ТЕТУШКА АГАТА, Вот негодяй! Ну и негодяй! Что подсунул! Ни отомкнуть, ни взломать! (Поддела крышку отверткой, приналегла. Отвертка сломалась.) Ах, мошенник!
(СОЛДАТ не выдержал, шевельнулся. Не зря же он торчит тут под окном, но... На соседнем участке залаяла собака, почуяв чужого. ТЕТУШКА АГАТА схватила пистолеты, приоткрыла ставень, вглядывается в темноту сада. СОЛДАТ успел укрыться за ставней в тени, однако пистолет почти касается его виска. Лает собака.)
(Оглядев сад, залитый лунным светом.) Никого. Цыц, пустобрех! Лает, как оглашенный! Замолчи! Ну!
(Собака умолкла. Тишина. СОЛДАТ стоит, прижавшись к стене за ставней. ТЕТУШКА АГАТА снова возвращается к своему занятию.)
Вот негодяй! Ну и негодяй! (Снова пытается открыть шкатулку и снова безрезультатно. Взвешивает ее на ладонях.) Тяжелая! Если в ней золото второй дом построю! Потолки дубовые, двери резные, погреба глубокие. Сто лет простоит. (Покосилась в сторону соседской хибарки.) Не вашей хибаре чета! (Воодушевляясь все больше и больше.) Хрусталя накуплю! Пусть звенит! Пусть сияет! Чтоб видели! Чтоб слышали! (Призадумалась.) А если... бриллианты?! (Тряхнула шкатулкой, прислушалась.) Тьфу! Тьфу! Тьфу! Не сглазить бы! Бриллианты!
(За окном шевельнулся СОЛДАТ. Хрустнула ветка. Отчаянным лаем залилась собака. ТЕТУШКА АГАТА, схватив пистолеты, снова прильнула к щелке между створками ставень и снова не увидела ничего подозрительного.)
Молчи! Без тебя голова кругом идет, пес проклятый! (И снова вернулась к шкатулке.) Бриллианты! (Примеряет воображаемые драгоценности, браслеты, кольца, серьги.) Бриллианты! (Бросает торжествующий взгляд в сторону той же лачуги и ее спящих обитателей.) Глядите, соседи! Завидуйте! Ссорьтесь! (Вне себя от нетерпения снова пытается взломать шкатулку. Пинает ее ногами.) Вот негодяй! Ну и негодяй! Не я буду, если не спроважу тебя на виселицу! Я тебя из тысячи узнаю! (Бьет по шкатулке.) Брови черные! Вихры желтые! На лбу шрам! Вот тебе! Вот! Вот! (Швырнула шкатулку об стену.) Да что она, заколдованная? (Рубит шкатулку топором. Безрезультатно.) Будь ты проклята! (Изо всей силы тряхнула шкатулку и... Дом содрогнулся, как при землетрясении. Зловещие тени обступили дом и закривлялись в адском хороводе. Со скрежетом и визгом крышка шкатулки откинулась.)
(СОЛДАТ прильнул к щелке между створками ставень. ТЁТУШКА АГАТА метнувшись в угол, прижалась к стене и замерла от страха и неожиданности. Страшно, протяжно завыла собака. Из шкатулки послышался голос. Мы узнаем его. Это голос ЧАРОДЕЯ: "Приказывай! Приказывай! Приказывай!" Воет собака. Все громче, все протяжней, как перед бедой.)
ГОЛОС ИЗ ШКАТУЛКИ. Приказывай! Приказывай! Приказывай!
(Воет собака.)
ТЕТУШКА АГАТА (зажав уши, истерически). Замолчи! Замолчи, пес окаянный! Чтоб ты сдох!
(И мы... слышим жалобный, предсмертный собачий визг на соседнем участке. Молчание.)
(Не веря.) Околел? Неужто околел?! (Смотрит в щелку между створками ставень, подзывая собаку.) На! На! На!
(Молчание.)
Косточку хочешь? На! На! На!
(Молчание.)
Так и есть! Околел! (Всхлипнула). Бедненький! Пушистый был...
ГОЛОС ИЗ ШКАТУЛКИ. Приказывай!
ТЕТУШКА АГАТА (не осознав еще, каким могуществом она располагает). Еще?
ГОЛОС ИЗ ШКАТУЛКИ. Приказывай!
ТЕТУШКА АГАТА. Всё... Всё, что вздумаю?
ГОЛОС ИЗ ШКАТУЛКИ (со зловещей монотонностью). Приказывай!
ТЕТУШКА АГАТА (осмелев, подходит к шкатулке и, подсев, шепчет доверительно, как сообщнику). Слушай... Я хочу отомстить... Расквитаться. (Тихо.) Но так, чтобы я - ни-ни! - ни при чем! Сумеешь?
ГОЛОС ИЗ ШКАТУЛКИ. Приказывай!
ТЕТУШКА АГАТА. Видишь хибарку? Там - ОН и ОНА! В обнимку. Десять лет! А ведь я была просватана за него с детства! Я! И он меня променял! Знатную, богатую! Гляди! (Выворачивает из кованого сундука его содержимое - платья, меха, перины.) Вот оно, мое приданое! Вещи-то, вещи какие! Перины, шали, кружева, парча! Шелк! А шуба! Гляди - соболья! Шкурка к шкурке! Всем пренебрег! Ушел. К ней. В хибару. (С ненавистью, в сторону хибарки и ее обитателей.) Чтоб ей сгореть, этой хибаре! Сгореть! Сгореть!
(И снова... повинуется адская сила, заключенная в шкатулке. Снова слышится устрашающий скрежет и... языки пламени, как взбесившиеся красные тряпки, взлетели над крышей обреченного дома. Черный дым вперемешку с багровыми искрами взметнулся к равнодушным звездам. Дикий женский вопль послышался из огненной сумятицы: "Гори-им!")
(Со свирепой радостью.) Наконец-то! Наконец-то! Дождалась!
Мне здорово повезло сегодня! (Распахивает окно настежь, чтобы полюбоваться зрелищем чужой беды. И... оказывается лицом к лицу с СОЛДАТОМ, который уже не скрывает своего присутствия, потрясенный тем, что ему довелось увидеть и услышать.) Ты?
СОЛДАТ. Все видел! Все слышал! Все расскажу? ЭЙ! Лю...
ТЕТУШКА АГАТА (кошкой прыгнула и зажала ему рот). Кто тебе поверит, разбойнику?! А мне поверят! Эй! Люди! Сюда. Поджигатель!!! Держу!!!
СОЛДАТ (пытаясь стряхнуть с себя озверевшую женщину). Пусти!! Злодейка!!!
ТЕТУШКА АГАТА. На помощь!! Поджигатель!!!
СОЛДАТ (успевает вырваться). Убить тебя мало!!! (Скрывается за забором.)
(В дыму видны бегущие на зов люди.)
ТЕТУШКА АГАТА. Держите поджигателя!! Держите!!!
(Темнота. Тишина.)
Картина четвертая
Здание суда. Трибуна. Над ней - герб города: две руки, соединившиеся в крепком рукопожатии. Трибуна пока еще пуста. Возле нее собираются горожане. Все они группируются возле Тетушки Агаты. Познакомимся с ними.
Вот СЕСТРЫ-БЛИЗНЕЦЫ, молодые девушки, одна красивая, другая дурнушка.
Рядом - НЕКРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА, кое-как причесанная, небрежно одетая, с натруженными руками.
Тут же - МОЛОДОЙ ОТЕЦ и МОЛОДАЯ МАТЪ. На руках у нее - ребенок, завернутый в одеяльце.
Моложавая женщина в черном - ВДОВА, крепко держит за руку сынишку МАЛЬЧИКА-НЕПОСЕДУ.
Поодаль - супружеская пара - МУЖ и ЖЕНА - погорельцы. Лицо жены скрыто платком. Видны только глаза.
Последней к группе горожан присоединяется ЕВА.
Горожане переговариваются вполголоса, поглядывая в окна, видимо, поджидая кого-то.
МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА (вырывает руку из руки матери). Пойду погляжу: не идет ли? (Убегает.)
ВДОВА (вслед сыну). Далеко не убегай, сынок.
ТЕТУШКА АГАТА. Молодой он, говорят, судья. С молодого все станется!
СЕСТРЫ-БЛИЗНЕЦЫ (наперебой).  Молодой? И уже судья? А красивый? Брюнет? Блондин?
ВДОВА. Плохой он или хороший?
НЕКРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА. Все люди либо хороши, либо плохи!
МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА (вбегает). Идет! Во-о-он! По лицу видать - строгий!
ГОЛОСА ГОРОЖАН. Строгий!
(Все расступаются, пропуская СУДЬЮ.) 
ТЕТУШКА АГАТА (вполголоса, но так, что Судья слышит). Была бы совесть чиста!
(СУДЬЯ поднимается на трибуну, учтиво, но сдержанно отвечая на приветствия горожан.)
СУДЬЯ. Добрые сограждане. Случаю было угодно, чтобы день, когда я вступил в должность судьи в этом городе, совпал с совершенными в нем двумя преступлениями. Во имя справедливости и общего блага тот, кто видел, слышал, догадывался, пострадал - должен рассказать все без утайки.
(Голоса: "Рассказывайте, тетушка Агата! Рассказывайте!" Горожане расступаются, и ТЕТУШКА
АГАТА оказывается в центре внимания.)
Клянитесь говорить правду!
ТЕТУШКА АГАТА. Клянусь! (Откашлявшись.) Я - не из болтливых. Однако такое случилось - не промолчишь. Вчера вечером ехала я по проезжей дороге в своем экипаже. Вдруг - "Стой!" Вижу - разбойник!
МОЛОДАЯ МАТЬ. Жуть!
МОЛОДОЙ ОТЕЦ. Тсс! Ребенка разбудишь!
ТЕТУШКА АГАТА. Целится из пистолетов: "Жизнь или кошелек?"
(Горожане перешептываются: "Жизнь или кошелек? Жизнь или кошелек?")
НЕКРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА (со вздохом). Деньги! Они и спасут, они и погубят!
ТЕТУШКА АГАТА (со слезой). Денег не жалко, господин судья! Разбойника жалко! Пропащая душа! Молодой, лет около двадцати!
(Одобрительный шепот среди горожан по адресу тетушки Агаты.)
СЕСТРЫ-БЛИЗНЕЦЫ (к тетушке Агате). Красивый? Блондин? Брюнет?
ТЕТУШКА АГАТА (всхлипывая). Глаза синие... Брови черные... Волосы чистое золото!!! Картинка! (Рыдает.)
СУДЬЯ. Говорите.
ТЕТУШКА АГАТА (вытирая слезы). Ну, вернулась я домой. А ночью разбудила меня соседская собака. Выглянула я в окно, вижу: крадется вдоль забора...
МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА (замирая от восторга). Разбойник?
ТЕТУШКА АГАТА. Он самый. К соседям. Ну, а они, конечно, спят.
(Все взгляды обращаются в сторону супружеской пары - погорельцев.)
НЕКРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА. Вот она, беспечность! К ним - вор, а они спят.
ТЕТУШКА АГАТА. Собака их лает, заливается. А он, разбойник, вытащил из кармана кусок хлеба...
ЕВА. Из кармана?
ТЕТУШКА АГАТА. Швырнул собаке, а она - кувырк и околела!
НЕКРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА. Отравил, значит? Грех-то! Грех!
ТЕТУШКА АГАТА. Ну, думаю, дело плохо! И напрямик - через сад - туда!
ВДОВА (сынишке). Смелость-то, смелость! Женщина, а разбойника не побоялась! Сынок, примечай!
СУДЬЯ. Вы хотели помешать злодею?
ТЕТУШКА АГАТА. Не пришлось! Чиркнул он спичкой...
ЕВА. У него были спички?
ТЕТУШКА АГАТА. Мне бы только дунуть! Не успела! Лачуга-то - одна труха! Вспыхнула, как порох...
(Мы видим... как МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА подобрался к креслу Судьи и пытается поджечь кресло. Мать выволакивает сынишку и дает ему подзатыльник.)
ВДОВА (шепотом). И ты туда же, с огнем баловаться! Разбойник!
МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА. Я попробовать!
ТЕТУШКА АГАТА. Ухватила я злодея за руку. Не смогла удержать! Силища! Рванулся и был таков.
СУДЬЯ. Вы все сказали?
ТЕТУШКА АГАТА. Все, господин судья.
СУДЬЯ (к супругам-погорельцам). Слово за вами. Клянитесь говорить правду.
МУЖ И ЖЕНА. Клянемся.
МУЖ. Нам повезло! Наш дом сгорел. Но судьба оказалась благосклонной к нам. Мы живы, мы вместе.
ЖЕНА. Как хорошо, что у наших детей не было даже одной кровати на двоих. Они не легли бы спать в палисаднике.
МУЖ. Огонь не коснулся их. Они уцелели.
ЖЕНА. Какая удача, что у нас на дверях не было ни замков, ни засовов.
МУЖ. Будь двери заперты, нам ни за что бы не выбраться из дому спросонок.
ЖЕНА. Если бы не пожар (тихо, в сторону тетушки Агаты) ...мы так и не узнали бы, что вы, тетушка Агата, не желаете нам зла.
МУЖ. Нам повезло, господин судья. Нам здорово повезло сегодня.
СУДЬЯ. А лицо?
МУЖ (бережно касаясь лица жены, скрытого повязкой). Что бы ни было... Она навсегда останется для меня красавицей.
ЖЕНА (тихо). Какая я счастливая... Какая же я счастливая.
(ТЕТУШКА АГАТА опускает глаза, с трудом справляясь со своими чувствами. Пауза. СУДЬЯ выжидательно смотрит на супругов-погорельцев.)
МУЖ. Мы всё сказали, господин судья.
СУДЬЯ. Нет, не всё!
МУЖ И ЖЕНА (переглянувшись). Спрашивайте.
СУДЬЯ. Как долго вы жили по соседству с этой почтенной женщиной? (Указывает на тетушку Агату.)
(Горожане перешептываются.)
ЖЕНА (потупившись). Десять лет.
СУДЬЯ. Вы... ладили друг с другом?
(ЖЕНА низко опускает голову. Горожане перешептываются.)
МУЖ (уклончиво). Улица, на которой мы жили, носит название улицы "Дружных соседей", господин судья.
(Горожане понимающе переглядываются. Молчание.)
СУДЬЯ. Добрые сограждане. Да будет известно каждому - по законам нашего королевства преступления, подобные тем, что совершены сегодня ночью, караются виселицей.
МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА. А что это - виселица?
НЕКРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА. Качели такие для разбойников! Вы-со-окне!
МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА. Покачаться бы!
ВДОВА. Все ему надо, горе мое!
ЕВА. Виселицей?!!
ТЕТУШКА АГАТА. А ты что и думаешь? Просто так можно женщину на дороге ограбить, собаку отравить, людей без крова оставить? (Всхлипывает.) Горе-то! Горе!
НЕКРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА. В жизни все - либо радость, либо горе.
СУДЬЯ. По счастью, преступник не успел ускользнуть незамеченным. (К тетушке Агате.) Вы узнали бы его?
ТЕТУШКА АГАТА. Из тысячи! (Заученной скороговоркой.) Брови черные, глаза синие... Вихры как солома...
ЕВА (не выдержав, перебивает). Много таких! Много!
ТЕТУШКА АГАТА. А шрам на лбу у каждого? Я приметила!
МОЛОДАЯ МАТЬ. А я бы...
МОЛОДОЙ ОТЕЦ, Одеяльце поправь. Сбилось.
ЕВА. Страшно...
ТЕТУШКА АГАТА. Чего бояться, дурочка? В городе ему не спрятаться, а из города не выбраться... Всюду - стража. Да что ты дрожишь? (С внезапным подозрением.) Родственник он тебе или...
ЕВА. Окна...  Окна...
ТЕТУШКА АГАТА. Настежь оставила? Вот это зря. Ну, как заберется?
МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА. Хорошо бы к нам забрался! Я бы у него пистолет попросил пострелять!
СКСТРЫ-БЛИЗНЕЦЫ (перешептываются). Молодой, красивый и уже разбойник! Жалость какая!
СУДЬЯ (встает и подает знак, призывающий к молчанию). Клянитесь! "Во имя справедливости и общего блага клянусь..."
ГОЛОСА ГОРОЖАН (повторяют вслед за Судьей). "Во имя справедливости и общего блага... клянусь..."
СУДЬЯ. " ...повстречав человека... чьи приметы мне известны..."
ГОЛОСА. "Чьи приметы мне известны..."
СУДЬЯ. "Поступить так... как подскажет мне совесть!"
ЕВА (громче). "Как подскажет мне совесть!"
Занавес
Картина пятая
Жилище Чародея. Комната, где царила разруха, прибрана.
Пол подметен. На столе возле прибора - букет свежих цветов.
ЧАРОДЕЙ дремлет в кресле. Окна закрыты.
ЕВА вбегает в комнату и, сложив на стол корзину с овощами, бросается открывать окна.
ЧАРОДЕЙ (вздрогнул, проснулся). Закрой.
ЕВА. Беда в городе. На улице "Дружных соседей". Был дом - и нет! Сгорел! Отсюда видно пожарище! И у кого рука поднялась?!
ЧАРОДЕЙ. Закрой.
ЕВА. Поглядели бы!
(С улицы доносятся голоса, городские шумы, скрип колес, птичий щебет.)
ЧАРОДЕЙ (морщится, как от боли). Закрой.
ЕВА (нехотя, нарочито медленно закрывает окно). Хоть бы головешка осталась.
ЧАРОДЕЙ. Плотнее. Шум.
(ЕВА закрывает окно.)
Дети были в доме?
ЕВА. Двое.
ЧАРОДЕЙ (взволнованно). Неужели погибли?
ЕВА. Все живы. Только у хозяйки лицо обгорело. Красавица была.
ЧАРОДЕЙ. Какое несчастье! (Спохватился, махнул рукой.) Впрочем, какое мне до этого дело?! На кухне тоже закрой.
ЕВА (уходит на кухню. Со вздохом закрывает окно). Дышать нечем. Вред один. (Торопливо наливает в кастрюлю молоко и разжигает огонь в плите.)
ЧАРОДЕЙ. Кофе.
ЕВА. Мигом! Лечу! (Возвращается из кухни, неся поднос. На нем кофейник, хлеб.) Кушайте! Заждались!
ЧАРОДЕЙ (морщится). Ева!! Молоко сбежало!
ЕВА. Только недогляди! Поставила подогреть, а оно... Проветрить?
ЧАРОДЕЙ. Придется.
ЕВА (поспешно распахивает настежь все окна. С улицы доносятся детские голоса, смех, топот ног. Ева прислушивается. Шепчет). Придет или не придет? Придет или не придет?
ЧАРОДЕЙ. Ты кого-то ждешь, Ева? (Ворчливо.) Закрой!
ЕВА (умоляюще). Еще немножко!
ЧАРОДЕЙ. Закрой.
(ЕВА закрывает окна и хочет ускользнуть на улицу.)
Куда ты?
ЕВА. Мусор вынести. Ужас, сколько мусору утром намела.
ЧАРОДЕЙ. Успеешь. Заведи часы.
ЕВА (встала на стул, с трудом дотянулась до часов без стрелок). А чем их заведешь? Старинные, ключом заводятся, а ключа нет. Да и стрелок тоже. Что они покажут без стрелок? (Спрыгнула со стула. Нетерпеливо поглядывает на улицу.) Пойду.
ЧАРОДЕЙ. Куда?
ЕВА. Ну, посуду вымыть, ну, пол в кухне, ну, крыльцо подмести! Мало ли дел?
ЧАРОДЕЙ. Успеешь. Газеты принеси из чулана.
ЕВА (со вздохом). Газеты так газеты. (Уходит и тут же возвращается.) Их там видимо-невидимо, газет. Половину мыши перепортили. Неужто сюда тащить?
ЧАРОДЕЙ. Все до единой,
ЕВА. Мне что. Принесу. (Уходит и возвращается, нагруженная газетами, снова уходит и снова возвращается.) Всё, мышей развелось - ужас! Кошку бы!
ЧАРОДЕЙ. Не вздумай. Мяукать будет, мурлыкать... Ласкай ее. Нет, нет! Никакой кошки.
ЕВА (поглядывая в окно). Нет так нет. Ну, пойду. Дела стоят.
ЧАРОДЕЙ. Успеешь. Разбери газеты. Проверь - все ли. По годам, по месяцам, по дням. За сто лет.
ЕВА. За сто?
ЧАРОДЕЙ. Номер к номеру. Не перепутай. А я подремлю. Заговорила ты меня. (Закрывает глаза.)
(ЕВА помедлила. Прислушалась - спит ли? Осторожно прикрывает спящего пледом и на цыпочках подходит к окнам. Распахивает их настежь. Потом, присев на корточки, начинает перебирать газеты.)
ЕВА. Сто лет! Сто лет!
(Музыка. Спит Ева или бодрствует? Снится ей, или на самом дело за окном, быстро сменяя друг друга, катятся по небу луна за солнцем и солнце за луной, пытаясь нагнать ушедшее время? Снится Еве, или на самом деле пошли сломанные часы без стрелок? В самом ли деле закачался маятник, отсчитывая секунды; "Тик-так! Тик-так!" Спит Ева или бодрствует? Качается, стучит маятник. Все шире его размах, все громче тикают часы без стрелок. Все быстрее скороговорка: "Тик-так! Тик-так!", шелестят газеты в проворных руках Евы.)
ЕВА. Сто лет! Сто лет!
(Обезумев, мечется маятник и вдруг... останавливается. В проеме окна мы видим СОЛДАТА.)
СОЛДАТ (тихо). Ева!
(ЕВА бросилась к окну, испытующе смотрит в глаза Солдата.)
Я не поджигатель, Ева! Я не вор. Веришь?
ЕВА. Верю...
(Пауза.)
СОЛДАТ (притянул к себе Еву. Обнял). За тем и пришел... Повтори. Еще повтори...
ЕВА. Верю. Верю. Верю.
(Поцелуй.)
СОЛДАТ. Будешь ждать?
ЕВА (с ужасом и тоской). Уходишь?
СОЛДАТ. Надо.
ЕВА. Приметы твои известны. Узнают - не оправдаешься. Пропадешь. Тебе не поверят. Ей поверят. Останься. Спрячу.
(СОЛДАТ отрицательно качает головой.)
Почему?
СОЛДАТ. Ты не спрашивай. Ты верь. Потом узнаешь. (Шепотом.) Милая!
Занавес
АКТ ВТОРОЙ   
Картина шестая
Сияющее летнее утро. Улица "Дружных Соседей". Дом тетушки Агаты.
ТЕТУШКА АГАТА сидит у окна, выходящего на улицу.
На сцене появляются МОЛОДАЯ МАТЬ и МОЛОДОЙ ОТЕЦ. Он несет завернутого в одеяльце ребенка.
МОЛОДОЙ ОТЕЦ. Опоздаем. Из-за тебя!
МОЛОДАЯ МАТЬ. Не спеши. Трясешь ребенка.
МОЛОДОЙ ОТЕЦ. Незачем было тащить его в такую жару.
МОЛОДАЯ МАТЬ. А кто бы с ним остался? Я?
МОЛОДСЙ ОТЕЦ. Ты - мать!
МОЛОДАЯ МАТЬ. А ты - отец!
МОЛОДОЙ ОТЕЦ. Будем ссориться?
МОЛОДАЯ МАТЬ. Некогда!
(Чмокнули друг друга, убегают.
Освещается другая часть сцены. На месте недавнего пожарища вырос новый дом. Мы видим высокое крылечко, разноцветные ставни, белоснежные занавески на окнах. Вокруг дома суетятся горожане, заканчивая работу,)
МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА (к зрителям). Новый дом готов! Нравится? Это я красил!
(Горожане, взявшись за руки, выходят на авансцену. Бывшие погорельцы, а теперь хозяева нового дома, МУЖ и ЖЕНА, обращаются к зрительному залу.)
МУЖ. Милости просим к нам на новоселье!
ЖЕНА. Приходите порадоваться вместе с нами! В воскресенье вечером.
ГОРОЖАНЕ (к зрителям). Приходите!
СЕСТРЫ-БЛИЗНЕЦЫ. Все блондины! Все брюнеты!
МОЛОДАЯ МАТЬ (тихо, молодому отцу). Вечером? А кто же останется с ребенком?
МОЛОДОЙ ОТЕЦ. С собой захватим!
МОЛОДАЯ МАТЬ. Чур! Танцевать будем по очереди!
(ТЕТУШКА АГАТА наблюдает эту сцену из окна своего дома. МУЖ и ЖЕНА подходят к окошку.)
ЖЕНА. Милости просим, тетушка Агата, к нам на новоселье.
МУЖ. Мы будем рады вам. Приходите. В воскресенье вечером.
(Горожане перешептываются.)
ВДОВА (вполголоса). И правильно! Пора помириться! Соседи ведь!
НЕКРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА. Случай-то, случай какой подходящий!
ТЕТУШКА АГАТА (учтиво). Рада бы, да боюсь расхвораться. Знобит меня... Лихорадит. С той самой ночи.
НЕКРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА. А малина?! Сварить варенье и в чай - погорячее! Простуду как рукой снимет.
ВДОВА. У меня в саду как раз ягода поспела! Сынок! Сбегай!
МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА. Сейчас я принесу вам ягод, тетушка Агата! (Убегает.)
ГОЛОС МАЛЬЧИКА (издалека). Сладких! Отборных! Для варенья!
(Все уходят, учтиво кланяясь тетушке Агате. МУЖ и ЖЕНА - погорельцы идут вслед за горожанами. ТЕТУШКА АГАТА наблюдает за супругами. Они не видят ее.)
МУЖ. Не случись этой беды, мы не узнали бы, как добры люди.
ЖЕНА. Ты прав, милый. Ты всегда прав.
МУЖ. Прекрасное памятное утро!
ЖЕНА. А какие счастливые предстоят дни!
(Уходят.)
ТЕТУШКА АГАТА (захлопывая окошко). Счастливые? Смотря для кого!
Занавес
Картина седьмая
Спальня-тетушки Агаты. Дверь заперта изнутри на два огромных висячих замка, задвинута засовом.
Шкатулка стоит на столе. Возле нее - знакомые нам пистолеты.
Декорация расположена так, что зритель видит садовую дорожку, по которой, подбрасывая ногой камешки, идет МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА. Он несет кузовок с ягодами.
За углом дома прячется СОЛДАТ.
ТЕТУШКА АГАТА в спальне - перед открытой шкатулкой.
ГОЛОС ИЗ ШКАТУЛКИ. Приказывай! Приказывай! Приказывай!
ТЕТУШКА АГАТА (как бы творя заклинание). В воскресенье вечером... когда все соберутся в новом доме на праздник новоселья... усядутся за стол и поднимут бокалы с вином... (Помедлила, собирается с мыслями.)
ГОЛОС ИЗ ШКАТУЛКИ. Приказывай!
(МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА подошел к дому, услышал голос. Заинтересовался, подтянулся на руках. Заглядывает в окно. Видит говорящую шкатулку.)
ТЕТУШКА АГАТА (стоя спиной к окну и не видя мальчика). ...и поднимут бокалы с вином... (Снова помедлила.)
ГОЛОС ИЗ ШКАТУЛКИ. Приказывай!
(МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА, как зачарованный, смотрит на шкатулку.)
ТЕТУШКА АГАТА Я подам тебе знак, и ты уничтожишь их всех! Кроме одного человека. Я укажу тебе, кто должен уцелеть.
ГОЛОС ИЗ ШТУЛКИ. Приказывай!
ТЕТУШКА АГАТА. Все, кроме него, умрут! Старики... Молодые... Дети...
МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА (испуганно). Ой! Мне страшно! Я не хочу!
ТЕТУШКА АГАТА (обернулась, увидела Мальчика). Ты? (С добродушием ведьмы.) Ты... слышал, что я говорила?
МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА (дрожа от страха). Я... Нечаянно... (Смутно чувствуя, что ему грозит беда.) Я... Я принес вам ягод, тетушка Агата...
ГОЛОС ИЗ ШКАТУЛКИ. Приказывай!
ТЕТУШКА АГАТА (указывая на Мальчика). Пропади он пропадом со своими ягодами!
(Адский скрежет. Вспышка пламени вырывается из шкатулки. МАЛЬЧИК исчезает.)
ГОЛОС МАЛЬЧИКА-НЕПОСЕДЫ (чуть слышный). Сладких... крупных... для варенья...
(Окно захлопывается. Мы успеваем заметить руку Солдата, которая поднимает с земли потерянный Мальчиком поясок.)
СОЛДАТ. Пропади я пропадом, если в городе случится еще, одна беда!!!
(Темнота...
Из темноты... постепенно возникают очертания спящего города. По небу бегут облака. Ветер. Ветер треплет кусты, и они простирают ветви к небу, точно умоляя о пощаде. Ветер раскачивает крендель над входом в булочную. Ветер развевает волосы обезумевшей от тревоги, бегущей женщины. Это ВДОВА, мать пропавшего Мальчика. Она заглядывает в окна, обшаривает кусты, ощупывает тени на земле и, наконец, обращается к зрителям.)
ВДОВА (к зрителям). Вы не видали моего мальчика?.. Моего сына?.. Я вдова... Мой муж ушел на войну и не вернулся. С моим сыном не может стрястись ничего худого. Это было бы, слишком жестоко... Он... он просто заигрался с детьми... (Оглядываясь по сторонам.) Но уже темно... Детям давно пора спать... И моему мальчику тоже... Где же он? Где? Где?
Занавес
Картина восьмая
Та же улица. На скамейке под деревом сидит ВДОВА. Она вяжет, отсчитывая петли.
ВДОВА. Тринадцать... четырнадцать... пятнадцать... (Разглядывает вязанье. Это - детская кофточка.) Двадцать пять... двадцать шесть... (Напевает.)
Года идут, вода течет,
Что было раньше, то не в счет...
Не в счет... не в счет...
(Мимо пробегает ЕВА с корзинкой в руке. Лицо у Евы недоумевающее. Она замечает Вдову, подходит к ней.)
ЕВА. Здравствуйте! Вы не знаете, что случилось? Суета! Тревога!
ВДОВА (приветливо). А, это ты, Ева. Садись отдохни. Все бегом, все бегом. (Усаживает Еву возле себя.) Двадцать семь... двадцать восемь...
ЕВА. Некогда. Спешу.
ВДОВА (удерживая Еву). А ты не спеши. Вот все поспешили, а вышло понапрасну.
ЕВА. Кто поспешил?
ВДОВА. Горожане.
ЕВА. Не пойму, куда все разбегались?
ВДОВА (посмеиваясь). Искать. Да искать же! Такой переполох.
ЕВА. Кого искать?
ВДОВА. Моего мальчика. Моего сына. (Доверительно, Еве.) Вчера я послала его к тетушке Агате, отнести ягод для варенья. Жду. Жду. Жду. Жду. Нет. Нет. Нет. Нет. (Вяжет.) Тридцать. Тридцать. Тридцать. Тридцать. А она, оказывается, и не видела моего мальчика. И намекнула мне... О, очень осторожно... Что разбойник...
ЕВА. Разбойник?
ВДОВА. Да, да, да. Грабитель... Поджигатель... (Тихо.) Может быть и убийцей...
ЕВА. Ложь! Ложь!
ВДОВА. Тсс! Не горячись! Все уже позади. Ведь мой мальчик (улыбается) нашелся.
ЕВА. Нашелся?
ВДОВА. А в городе - переполох! Тридцать один. Тридцать два... Ева, голубушка? Окажи услугу. Сбегай, скажи людям: "Нашелся!"
ЕВА. В самом деле, зачем людям понапрасну тревожиться. Я - мигом. (Убегает.)
ВДОВА (окликает сынишку, который, по-видимому, играет где-то неподалеку). Сыночек! Не убегай далеко! Я знаю, с тобой не может стрястись ничего дурного! Но на всякий случай... На всякий случай! (Шутливо грозит спицей.) На всякий случай!
(На сцену выбегает НЕКРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА, за ней МОЛОДЫЕ ОТЕЦ и МАТЬ, ЕВА.)
НЕКРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА (бросается на шею Вдовы). Нашелся! Нашелся! Дети! От них и радость, от них и горе!
ВДОВА (счастливо улыбается). Радость... Только радость.
МОЛОДОЙ ОТЕЦ (Вдове). От всего сердца рад за вас! Однако случись такое в нашей семье, я бы примерно наказал виновного! Я бы... я бы его отшлепал.
ВДОВА (не переставая вязать, улыбается). Тридцать пять... тридцать шесть.
МОЛОДАЯ МАТЬ. Это кого бы ты отшлепал?
МОЛОДОЙ ОТЕЦ (потрясая запеленутым ребенком). Его!
МОЛОДАЯ МАТЬ. Так я и позволю его шлепать! Я - мать! (Отнимает ребенка.)
МОЛОДОЙ ОТЕЦ. А я - отец. (Тащит ребенка к себе.) Я не позволю потакать его шалостям и проделкам! (Возмущенно грозя запеленутому ребенку.) Убежать из дому! Переполошить весь город и за это его пальцем не тронь? (Отнимает ребенка. Ребенок плачет.) А-а-а!
СЕСТРЫ-БЛИЗНЕЦЫ (выбегают из-за кулис). Нашелся! Нашелся?!
ТЕТУШКА АГАТА (появляется в окне своего дома). Кто нашелся?
ВДОВА (безмятежно улыбаясь). Мой сын. Мой мальчик... Я вдова... Мой муж был солдатом...
ТЕТУШКА АГАТА (еле владея собой). Какое счастье... Нашелся... Где же он? Где?
ВДОВА (указывает вдоль спицей). Вон он, играет на солнышке. Сынок, а ну-ка, ко мне, бегом! (Протягивает руки навстречу Мальчику, которого нет.)
(Все расступаются.)
Давай-ка примерим кофточку. Так. Рукава длинноваты. Но это ничего. Можно пока подвернуть. (Обращается к присутствующим оцепеневшим от ужаса.) Дети так быстро вырастают, не правда ли? Ну, ну, не вертись. Так, а теперь ступай играть. Только не убегай далеко. (Шутливо грозит спицей.) Я знаю, с тобой не может случиться ничего худого... Но на всякий случай. На всякий случай... (Снова принимается за вязание.) Тридцать... Тридцать... Тридцать...
(НЕКРАСИВАЯ ЖЕНЩИНА обняла Вдову. Плачет.)
МОЛОДАЯ МАТЬ. Мне страшно! Страшно... (Бросилась на шею мужу.) Помиримся... Помиримся...
(СЕСТРЫ-БЛИЗНЕЦЫ, прижавшись друг к другу, плачут. ЕВА закрыла лицо руками.)
ВДОВА (вяжет, напевая).
Года идут...
Вода течет...
Что было раньше...
То не в счет...
Не в счет... не в счет... не в счет...
(Поднимает глаза от работы.) Вы плачете? О чем? (Понимающе, сочувственно.) Впрочем... каждому есть о чем поплакать. Каждому. Все плачут. (Обводит взглядом присутствующих.) Все, Кроме нее. Она одна радуется. Добрая тетушка Агата. Отчего только она одна?
Занавес
Картина девятая
Вечер. Жилище Чародея.
ЕВА приготавливает ему на ночь постель. ЧАРОДЕЙ сидит в кресле. Лицо его скрыто от зрителей газетой.
ЕВА. Одна беда за другой. Одна за другой!
ЧАРОДЕЙ. Сегодня рубашка была плохо проглажена.
ЕВА. Пропал мальчик. Сын вдовы.
ЧАРОДЕЙ. Особенно манжеты.
ЕВА. Как не было.
ЧАРОДЕЙ. Запонка закатилась. Поищи.
ЕВА (шарит под креслом). Я еще не рассказала вам самого худшего!
ЧАРОДЕЙ. Пуговиц на рубашке не хватает.
ЕВА. Вдова лишилась рассудка. С горя.
ЧАРОДЕЙ. Пришей.
ЕВА. Она разговаривает с сыном...
ЧАРОДЕЙ. Питье приготовь на ночь.
ЕВА. Которого нет! Нет!
ЧАРОДЕЙ. Послаще.
ЕВА. Сидит в сквере и вяжет... вяжет... вяжет...
ЧАРОДЕЙ. С лимоном.
ЕВА (теряя терпение). Вяжет и улыбается. Улыбается сыну, которого нет!
ЧАРОДЕЙ. Стакан не наливай до краев. Расплещешь.
ЕВА. Вы... Вы... Я... (Не договорив, убежала на кухню.)
(Мы видим, как она торопливо приготовляет питье, вернувшись, ставит стакан на столик у изголовья кровати Чародея. ЧАРОДЕЙ шуршит газетой.)
(Помолчав.) Ухожу.
ЧАРОДЕЙ. Поздно. Магазины закрыты.
ЕВА. Совсем ухожу. Ну, навсегда,
ЧАРОДЕЙ. Глупо.
ЕВА (вне себя). Не могу больше! Страшно мне с вами! Холодно! В пустыне и то лучше! Крикнешь - эхо отзовется. (В сердцах срывает фартук, вешает его на вешалку и начинает складывать в сундучок свое скудное имущество.)
ЧАРОДЕЙ. Ужин.
(ЕВА убегает в кухню и тут же возвращается. В руках у нее - блюдо. Она ставит его на стол перед прибором и, не говоря ни слова, снова принимается укладывать вещи. ЧАРОДЕЙ шуршит газетой.)
ЕВА. Остынет. Невкусно же.
(ЧАРОДЕЙ шуршит газетой. ЕВА закрывает сундучок. Накинула платок на голову. Всхлипнула. Ждет. Помолчав, протягивает руку Чародею.)
Ну... ухожу.
ЧАРОДЕЙ. А-а-а. (Словно догадываясь, чего хочет от него Ева, роется в кармане и протягивает Еве деньги.)
ЕВА (отшатнувшись). Деньги? (Отдернула руку, не взяв денег.)
ЧАРОДЕЙ. Мало?
ЕВА (с горечью и обидой). Хоть бы слово на прощанье сказали... Руку протянули бы...
ЧАРОДЕЙ. Я читаю.
ЕВА (отчаянно). А я ухожу! Ухожу! (Стоит в дверях. Ждет.)
ЧАРОДЕЙ. Сквозит.
ЕВА (со слезами). Сквозит? (Притворила дверь, все еще не решаясь уйти.) А теперь?
ЧАРОДЕЙ. Теперь - нет.
(Несколько мгновений ЕВА колеблется. Наконец принимает решение. Швыряет сундучок и, сорвав с вешалки фартук, дрожащими руками завязывает тесемки.)
ЕВА (помолчав). Ужин подогреть?
ЧАРОДЕЙ. Я читаю.
ЕВА. А я остаюсь! Остаюсь!!!
(ЧАРОДЕЙ шуршит газетой.)
Да! Остаюсь! Хочу наконец узнать, что вы за человек! Живой или так... кажетесь!!
(ЧАРОДЕЙ шуршит газетой.)
(Раздумчиво.) А может быть... вы спите... И сами себя во сне видите... Не такого, какой вы на самом деле... (Ласково.) Разбудить бы вас... Растолкать...
ЧАРОДЕЙ (все еще скрываясь за газетой). Ступай, Ева... (В его голосе мука, досада, отчаяние.) Ступай. Поздно. Поздно.
ЕВА (мягко). Иду. Иду... (Уходя в кухню, в дверях.) Поужинали бы... (Закрыла дверь.)
(ЧАРОДЕЙ отшвыривает газету. Мы видим теперь его лицо - опухшее, заросшее щетиной, обрюзгшее лицо пьющего, опустившегося человека. Неверными колеблющимися шагами ЧАРОДЕЙ подходит к шкафу, открывает дверцу. Достает бутылку. Наливает вино в стакан. Пьет. В кухне, склонясь на подоконник, борется с дремотой ЕВА. На подоконнике горит свеча. Окно распахнуто настежь.)
ЧАРОДЕЙ. Ева? Ты спишь?
ЕВА (поднимает отяжелевшую голову). Нет. Нет. Право же, нет. (Снова склоняется на подоконник.) Я так... задумалась...
ЧАРОДЙ (наливает еще вина и замом выпивает стакан). Ева! Не спи!
(ЕВА не отзывается. Сон одолел ее.)
(Истерически.) Ева! Не спи! Мне одному страшно! Не спи, Ева!
ЕВА (сквозь сон). Грелку? Или укрыть потеплее? Я не усну... Не бойтесь...
ЧАРОДЕЙ (ничком бросается на кровать. Бормочет). Если понять самое главное... Так что же это, "самое главное"? Что? Что?.. (Засыпает.)
(Несколько мгновений тишины. В проеме кухонного окна показывается СОЛДАТ. Осторожно, стараясь не потревожить спящую Еву, он перемахивает через подоконник. Неслышными шагами идет через кухню в комнату Чародея. Садится в ногах у спящего. Кашляет намеренно громко.)
(Просыпаясь.) Кто здесь? Кто? Кто? (Направляет на Солдата свет карманного фонарика. Узнает ночного гостя.) Вы? Вы?
СОЛДАТ (посмеиваясь). Узнали?
ЧАРОДЕЙ (успевает овладеть собой. Холодно). Нет. Ошибся. Мы незнакомы.
СОЛДАТ. Бросьте ваши увертки.
ЧАРОДЕЙ. Уходите.
СОЛДАТ. Не раньше, чем я вытрясу из вас то, что мне надо.
ЧАРОДЕЙ (презрительно). У меня нет золота.
СОЛДАТ. Ай-ай-ай! А еще Чародей! Кому-кому, но уж вам-то полагалось бы видеть людей насквозь.
ЧАРОДЕЙ. Я не Чародей.
СОЛДАТ. Не Чародей? А кто же тогда состряпал эту дьявольскую шкатулку, из которой, раздается ваш голос! Ваш! Не чей-нибудь. (Подражая интонациям Чародея.) Приказывай! Приказывай! Приказывай! Что это, как не колдовство?
ЧАРОДЕЙ. Я не искусник в этом ремесле!
СОЛДАТ. Чем дурачить меня, лучше выслушайте!
ЧАРОДЕЙ (пожимает плечами). Покороче.
СОЛДАТ. Как сумею. Знайте; я упустил шкатулку! Оплошал, признаюсь! По моей вине шкатулка попала в такие руки, что... лучше бы мне было получить пулю в сердце, чем уступить. Любой ценой я должен поправить беду, заполучить шкатулку обратно.
ЧАРОДЕЙ, Я не взломщик. Спокойной ночи!
СОЛДАТ. На какие бы уловки вы ни пускались - я не отступлюсь! Я не дам вам спать, пока мы не сговоримся! Слышите, вы, зачинщик тайных преступлений!
ЧАРОДЕЙ. Преступлений?
СОЛДАТ. Да, да! Да! Преступлений! Все беды, что стряслись в нашем городе, - это вы! Пожар - вы! Обгоревшая женщина - вы! Исчезнувший мальчик вы! Всюду вы! Вы! (Схватил Чародея за воротник халата, тряхнул и... увидел, что держит в руках пустой халат.) Да где же вы?
ГОЛОС ЧАРОДЕЯ. У себя дома.
СОЛДАТ (торжествующе). Выдал себя! Выдал! Теперь вам не отвертеться! Вы - Чародей.
ГОЛОС ЧАРОДЕЯ. Чародеи тоже люди! Я хочу спать.
СОЛДАТ (весело). Попытайтесь. (Удобно развалился в хозяйском кресле, подвинув его к столу. Насвистывает.)
Плохие в пекле времена!
Сидит без дела сатана!
Никто ни в чем не виноват.
Так для кого же создан ад?
(Приподнял салфетку на столе.) Жареный цыпленок! Пирог с мясом! Отлично. Вот мы втроем и скоротаем время. (Поперхнулся, закашлялся.) Так не пойдет. Надо бы промочить горло! (Подходит к шкафу. Распахивает дверцу. Пересматривает бутылки.) Ого! Столетняя давность! Не случалось пробовать. А ну... (Наклонил было бутылку над стаканом.)
ЧАРОДЕЙ (внезапно появляясь, вырывает бутылку из рук Солдата, отнимает стакан). Довольно! Кто здесь, наконец хозяин? (Наливает стакан до краев, пьет.) Это вино не для таких проходимцев, как вы! (Пьет.)
СОЛДАТ. На здоровье!
ЧАРОДЕЙ. Помолчи. Говорить буду я. (С пьяной хвастливостью.) Знай: в шкатулке действительно заключена адская сила! Я... то есть тот, кто создал ее, потратил на это сто лет своей жизни!
СОЛДАТ (с досадой). Опять вокруг да около! Сказать бы честно "шкатулка - дело моих рук!"
ЧАРОДЕЙ. Рук? Рук? (Пьет.) А известно, ли тебе... что, кроме рук, существуют еще вдохновение, знания, опыт, талант! Талант! Слышал ты когда-нибудь об этом?
СОЛДАТ. Догадывался! И перепади мне хоть малая толика этих сокровищ, я бы распорядился ими иначе, чем вы!
ЧАРОДЕЙ (пьянея от вина и гнева). Стоило жить и работать сто лет, чтобы первый встречный безграмотный мальчишка толковал мои поступки вкривь и вкось! (Стучит кулаком по столу!)
СОЛДАТ. Тсс! Ева!
ЧАРОДЕЙ (не унимаясь). "Ева! Ева!" Еве семнадцать лет! Молодость спит крепко! В голове у нее - счастливая пустота, а вместо сердца - детская погремушка! "Ева! Ева!"
(Дверь распахивается. На пороге - ЕВА. Она щурится от яркого света и не сразу замечает Солдата, сидящего к ней спиной.)
ЕВА (Чародею, обеспокоенно). Вы звали меня? (Замечает Солдата.) Ты здесь?
СОЛДАТ. В гостях, как видишь.
ЧАРОДЕЙ. Без приглашения.
ЕВА (робея). Ужин подогреть?
ЧАРОДЕЙ. Не надо. Подойди. Сядь.
(ЕВА несмело присаживается к столу.)
Скажи... Ева... Он, вот этот... Кто он таков, чтобы судить Чародея? Впрочем... (Махнул рукой.) Что ты понимаешь в жизни и в людях, девчонка?
ЕВА (тихо). Только самое простое.
СОЛДАТ. Ответь ему, Ева.
ЕВА. Разве солнце не светит одинаково вам обоим? А если оно погаснет в небе, то для кого-нибудь одного?
ЧАРОДЕЙ. Сговорились! Солнце светит одинаково Чародею и Солдату, а заодно и девчонке, которая только и умеет, что мыть посуду! Выходит, все равны под солнцем?! Ловко придумано.
ЕВА. Право же, я ничего не выдумала.
ЧАРОДЕЙ (не слушая). Унизить. Обесценить! Это проще всего! А попытаться понять, что значат сто лет труда, сомнений, поисков, страха, надежд! Это вам не приходило в голову?! Сто лет! (К Еве.) Умеешь ты хотя бы сосчитать до ста?
ЕВА. Умею.
ЧАРОДЕЙ. У-ди-ви-тельно! Я думал - только до десяти! По пальцам... Ррраз... два... (Пошатнулся.)
ЕВА (поддерживая его, незаметно прячет бутылку). Вам бы лечь. А я кофе вскипячу. Выпьете чашечку и...
ЧАРОДЕЙ (с пьяной придирчивостью). "Кофе! Кофе!" Только бы улизнуть! Не смей! Не уходи! (Плаксиво.) Не уходи, Ева? (Падает.)
ЕВА (с состраданием). Одни с горя пьют, другие - с радости. А он с чего запил?
СОЛДАТ. Ему виднее.
ЕВА. Бледный какой. Не умрет?
СОЛДАТ. Нельзя ему умирать. Свари-ка ему кофе. Покрепче!
(ЕВА на цыпочках уходит на кухню.)
ЧАРОДЕЙ (открывает глаза, видит Солдата). А... ты все еще здесь? Охотишься за чужими тайнами? (Поманил его пальцем.) Ладно. Так и быть... скажу: я был сговорчив со своей совестью. Знал - дело мое послужит злу, и все-таки творил. Боялся? Да! Жаждал награды? И это было... Чародей тоже человек. (Устало.) Мне не повезло. Я опоздал. Просчитался. И проклял то, что создал. Отрекся.
СОЛДАТ. Попросту - сбыли с рук?
ЧАРОДЕЙ. Мне оно ни к чему. Я устал. Для меня с этим покончено!
СОЛДАТ (пылко). Для вас - может быть! Но шкатулка-то осталась! Набитая бедами, как подушка пухом! Страшно подумать, сколько горя она причинит людям! (Горячо, увлеченно.) Исправьте зло, которое вы им принесли! Заставьте вашу шкатулку творить полезное дело! Ну, к примеру, передвинуть гору, чтобы не заслоняла солнца, или напитать влагой землю, когда горят посевы и вянут травы! Сделайте это для людей!
ЧАРОДЕЙ (заносчиво). Люди? А какое мне до них дело?
СОЛДАТ (теряя терпение). А вы, видать, сродни тетушке Агате!
ЧАРОДЕЙ. Я?
СОЛДАТ. По вашей вине должны погибнуть люди! Понимаете вы, беззащитные люди! Я - солдат. Я не допущу этого!
ЧАРОДЕЙ. Нет. Нет и нет. Все решено. (Ложится, повернувшись лицом к стене.)
ЕВА (входит). Вот кофе. С сахаром будете иди горький?
СОЛДАТ. Тсс. (Обнял Еву за плечи, увел в кухню.)
ЕВА. Уснул?
СОЛДАТ. Поздно. Ложись и ты. Простимся.
ЕВА. Вернешься?
СОЛДАТ. Может быть.
ЕВА (с тоской и тревогой). Что ты задумал?
СОЛДАТ. Вернусь - расскажу. А нет... (Развел руками.)
ЕВА. Дай куртку почищу. (Стаскивает с плеч Солдата куртку и чистит ее. Незаметно для Солдата, но так, что это видят зрители, Ева прячет в нагрудный карман куртки золотую монету - подарок жены Чародея.) Ты в чудеса веришь?
СОЛДАТ (надевает куртку). Когда как. (Притянул к себе Еву.) Окна в кухне не закрывай. (Целует Еву. Проникновенно.) Люблю!
Занавес
Картина десятая
Вечер. Декорация расположена так, что зритель видит новый дом, освещенное крыльцо, убранное гирляндами и одновременно... спальню тетушки Агаты.
ТЕТУШКА АГАТА одета в белое атласное платье. Волосы высоко зачесаны. На шее - ожерелье. Руки унизаны браслетами. Она победоносно хороша опасной, злой красотой.
Склонясь над сундуком, где, как мы знаем, хранится ее приданое, ТЕТУШКА АГАТА с лихорадочной поспешностью роется в ворохе вещей, отшвыривая ненужные. Наконец то, что она ищет, найдено. Это - белая кружевная фата.
ТЕТУШКА АГАТА набрасывает фату на себя. Теперь наряд выглядит свадебным.
Веселая музыка доносится из сада. Голоса. Смех.
ГОЛОС ИЗ ШКАТУЛКИ. Приказывай! Приказывай! Приказывай!
(Мы видим, как... за спиной у тетушки Агаты под чьим-то натиском снаружи дрогнула дверь. Однако засов так надежен, что кажется - одолеть его, сломать, сдвинуть - немыслимо.)
ТЕТУШКА АГАТА (вглядывается в темноту сада, туда, где за освещенными квадратами окон нового дома мелькают танцующие пары). Рано... Погоди... (Всматривается еще пристальней. Сокрушенно.) Наготовили! Напекли! Столы ломятся! Столько добра пропадет! Жалость!
ГОЛОС ИЗ ШКАТУЛКИ. Приказывай!
ТЕТУШКА АГАТА. Не время еще, говорю! (Затаив дыхание.) За стол садятся. (Хихикнула.) Мертвы, а еще не догадываются об этом!
(Снова дрогнула входная дверь. Чуть-чуть прогнулся крюк, на который опирается засов. Погнулся второй. Кто-то стоит за дверью, пытаясь одолеть ее замки и засовы.)
Так!.. Уселись! Все уселись. Ну! (Шипящим шепотом.) Наполняйте бокалы, мертвецы!! А теперь чокайтесь!
ГОЛОС ИЗ ШКАТУЛКИ. Приказывай!
ТЕТУШКА АГАТА. Сейчас, сейчас. Беда должна обрушиться на них в разгар веселья!
ГОЛОС ИЗ ШКАТУЛКИ. Приказывай!
ТЕТУШКА АГАТА. Помни: на всех, кроме одного! (Указывает.) Вон он! Самый высокий! Самый красивый! Самый видный! (Неистово.) Он должен уцелеть! Он и я! Нас двое! И весь город будет наш! Дома, сады, вещи!!! Смотри же, не ошибись! Сейчас я подам тебе знак!
(Дверь подается под натиском неодолимой силы. Еще... еще немножко. Успеет ли тот, кто стоит за дверью, ворваться вовремя и предотвратить беду?!)
ГОЛОС ИЗ ШКАТУЛКИ. Приказывай.
ТЕТУШКА АГАТА (торжествующе). Наконец-то. Поднимают бокалы! Подносят к губам! В последний раз! Улыбаются друг другу... в послед...
(Дверь с грохотом срывается с петель. Падает.)
А-а-а!!!
(ТЕТУШКА АГАТА бросается навстречу Солдату, который ворвался в комнату и успел схватить шкатулку. Рвет шкатулку у него из рук. Но... Одним прыжком СОЛДАТ оказывается в саду. ТЕТУШКА АГАТА хватает пистолеты и стреляет в темноту сада, вслед Солдату. Один выстрел. Другой. Третий.)
Занавес
Картина одиннадцатая
Луна. Придорожная канава. На сцене появляются двое. БЕЗУСЫЙ ЮНОША и СТАРЫЙ БРОДЯГА. Последний тяжело опирается на плечо спутника.
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Ну куда? Не видишь - канава. Самое распрекрасное местечко для отдыха.
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Ну вот и отдыхай. А я пойду.
СТАРЫЙ БРОДЯГА (хнычет). Оно и понятно. Старый я... хворый... Брезгуешь?
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Нет. Дороги у нас разные.
СТАРЫЙ БРОДЯГА. На каждой дорожке своя канава найдется!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Обойду. (Хочет идти.)
(На сцене появляется СОЛДАТ. Он ранен. Еле бредет.)
СОЛДАТ (чуть слышно.) Помогите...
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (поддерживая Солдата.) Сядь...
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Лучше бы ему идти.
СОЛДАТ. Далеко не уйду. (Склонился на руки Безусого юноши.)
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Не уйдешь - нам придется. (Тащит за руку Безусого юношу.) В такие дела лучше не путаться. След-то за ним кровавый.
СОЛДАТ. Моя... кровь...
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Кому надо - разберется. Нам не до них, им не до нас.
СОЛДАТ (с трудом). Вот... просьба... (Достает из-за пазухи шкатулку.)
СТАРЫЙ БРОДЯГА (вырывает шкатулку из рук Солдата). Она! Та самая!
СОЛДАТ (теряя силы). На окраине... "Тупик счастья"... дом три. Кухонное окно будет открыто... Ее зовут... Ее зовут... (Умолк, не договорив.)
СТАРЫЙ БРОДЯГА (рассматривая шкатулку). Ключа нет. Пошарь-ка у него в кармане.
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Постыдись... Помирает... (Подносит к губам Солдата фляжку.) Соберись с силами... Отхлебни... (Подсказывает.) Ее зовут... Ее зовут...
СОЛДАТ (чуть слышно). Ева... Отдай ей... Только ей... Обещай...
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Обещаю.
СОЛДАТ. Верю... (Обессилев, падает.)
(Молчание.)
СТАРЫЙ БРОДЯГА (равнодушно). Помер?
БЕЗУСЬЙ ЮНОША (склонился над бездыханным телом. Расстегнул куртку, ощупал рану). Если бы не эта монета... Пуля попала бы прямо в сердце.
(За кулисами шум, голоса.)
СТАРЫЙ БРОДЯГА (тащит за руку Безусого юношу). Молчи... Мы не видели, мы не слышали! (Увлекает за собой БЕЗУСОГО ЮНОШУ.)
(Оба прячутся за деревом. На сцене появляются ТЁТУШКА АГАТА, СУДЬЯ, ГЕРОЛЬД.)
ТЕТУШКА АГАТА. Вот он! Вот! (Кидается к Солдату.)
СУДЬЯ (видит распростертого на земле Солдата). Взять его!
(Солдата уносят. БЕЗУСЫЙ ЮНОША и СТАРЫЙ БРОДЯГА появляются из-за дерева. В руках у Старого бродяги - шкатулка.)
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Отдадим шкатулку! Я обещал!
СТАРЫЙ БРОДЯГА. А я - нет.
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Не отдать шкатулку - подло!
СТАРЫЙ БРОДЯГА. А отдать - глупо.
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Слушай! Нас двое, шкатулка одна! Сыграем на нее! Брезгуешь?
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Да у меня и в мыслях такого нет! (Тасует колоду.)
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Скорее! Да скорее же!
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Но-но! Не подгоняй! (Сдает карты, насвистывая.)
Карты - не люди!
Люди хитрей.
Дам, и валетов,
и Королей!
Эх, короли, короли!
Не подвели б короли!
Эх, короли короли, короли!
(Идет игра. БЕЗУСЫЙ ЮНОША играет с азартом, СТАРЫЙ БРОДЯГА - не теряя хладнокровия. Мы слышим восклицания Безусого Юноши. Судя по ним - ему сопутствует удача.)
Карты - не люди,
Люди хитрей
Дам, и валетов,
И королей!
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Так! Крою! Еще! Еще!
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Везет тебе, парень! Удача! (Незаметно для юноши, но так, что это замечает зритель, подменивает карту, вытащив ее из рукава.) Тебе удача... (Кроет последнюю карту.) А выиграл... я!!!
(Пауза.)
(Рассматривает шкатулку.) Ключа нет. Ничего. Взломаем. Отвертки нет у тебя?
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (чуть слышно). Нет...
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Можно и ножичком. (Шарит в карманах. Из рукава у картежника падает-карта.)
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (успевает заметить). Выиграл?! А это что? (Схватил карту, бросает ее в лицо картежнику.) Вот она, твоя удача! В рукаве спрятана! Обманщик! Мошенник! Вор! Отдай шкатулку! Отдай!
СТАРЫЙ БРОДЯГА. Руки прочь! Щенок! (Замахивается ножом.)
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Отдай!!!
(Идет борьба за шкатулку. Исход ее остается неизвестен зрителю.)
Занавес
Картина двенадцатая
Зал в заседании суда. Трибуна. Над ней знакомый нам герб города - две руки, соединившиеся в крепком рукопожатии.
На трибуне - СУДЬЯ.
По обе стороны трибуны стоят: с одной - ТЕТУШКА АГАТА, с другой СОЛДАТ.
Перед трибуной, спинами к зрительному залу, - горожане.
СУДЬЯ (обращается к тётушке Агате). Вы узнаете этого человека?
ТЕТУШКА АГАТА. Он самый. Брови черные, вихры желтые. На лбу - шрам. (Приложила платочек к глазам, всхлипнула.) Говорила, предупреждала... "По плохой дорожке идешь!" Не послушал.
СУДЬЯ (к Солдату). Встречали ли вы эту женщину в придорожной харчевне "Милости просим"?
СОЛДАТ. Да. Встречал.
СУДЬЯ. Позже, подстерегли ли вы эту женщину на проезжей дороге и, остановив карету, угрожали пистолетами, требуя кошелек с золотом?
СОЛДАТ. Да. Подстерег. Остановил карету. Угрожал пистолетами. Требовал кошелек. Держал его в руках, но тут же отдал обратно.
СУДЬЯ. Вы можете доказать это?
СОЛДАТ. У меня нет доказательств.
ТЕТУШКА АГАТА. Откуда им взяться? С дерева не сорвешь, с земли не подымешь!
СУДЬЯ. В ночь, когда возник пожар, были ли вы возле горящего дома?
СОЛДАТ. Да. Был.
СУДЬЯ. На вас падает подозрение в поджоге.
СОЛДАТ. Я не поджигал дом.
СУДЬЯ (начиная волноваться, но скрывая это). Доказательства?
СОЛДАТ. У меня нет их.
СУДЬЯ. В тот несчастный день, когда исчез мальчик, вы были в городе?
СОЛДАТ. Да. Был.
СУДЬЯ. Вы обвиняетесь в исчезновении мальчика.
СОЛДАТ. Я не причастен к нему.
СУДЬЯ (протягивает поясок, потерянный мальчиком). А это?
СОЛДАТ. Я поднял его с земли. Он был потерян.
СУДЬЯ. Доказательства?
СОЛДАТ. У меня нет их.
СУДЬЯ. И наконец, ворвались ли вы в дом этой женщины, взломав дверь?
СОЛДАТ. Да. По счастью, это удалось мне.
СУДЬЯ. Вы обвиняетесь в краже со взломом.
СОЛДАТ. Я не грабил эту женщину. Я взял то, что ей не принадлежало.
СУДЬЯ (почти умоляюще). Вы можете представить доказательства?
СОЛДАТ. У меня нет их.
ТЕТУША АГАТА (плача). Пропащая душа!
СОЛДАТ. И все-таки я прошу меня выслушать! Ведь выслушали же вы ее!
ТЕТУШКА АГАТА. Сравнил!! Нечего сказать! Кого слушать! Разбойника! На виселицу его, и делу конец!
СУДЬЯ (Солдату). Говорите.
СОЛДАТ. Она, эта самая женщина, ограбила меня на проезжей дороге и отняла шкатулку, в которой - хотите верьте, хотите нет - запрятан сам дьявол!
ТЕТУШКА АГАТА. Он не в себе, бедняга! Не слушайте его, не слушайте!
СУДЬЯ. Продолжайте.
СОЛДАТ. Да, дьявол! Не верите? Я и сам бы не поверил, расскажи мне это даже вы, господин судья! Однако это так. Узнав, я понял: останься шкатулка в этих руках - быть беде. И я стал охотиться за шкатулкой. Выслеживал? Да! Подслушивал? Да! Подсматривал? Да! Взламывал? Да! Да! Да!
ТЕТУШКА АГАТА. Болен он! Бредит!
СУДЬЯ (Солдату). Продолжайте.
СОЛДАТ. И под конец - моя взяла! Я заполучил ее, эту шкатулку!
СУДЬЯ. Где она?
СОЛДАТ. Ее нет у меня.
ТЕТУШКА АГАТА. Я же говорю - он не в своем уме.
СУДЬЯ. Вы все сказали?
СОЛДАТ. Нет. Еще несколько слов: найдись она, эта шкатулка, вам не пришлось бы тратиться на веревку для грабителя, поджигателя и убийцы, как вы меня считаете. Я легко доказал бы свою невиновность, а ее (указывает на тетушку Агату) вину!
ТЕТУШКА АГАТА (воздевает глаза к небу). Мою!
СУДЬЯ. Вам известно, где шкатулка?
СОЛДАТ. Да.
ТЕТУШКА АГАТА. Он, не один! У него есть сообщник!
СУДЬЯ. Назовите его имя.
СОЛДАТ (умоляюще). Не спрашивайте! Дайте мне час! Один только час свободы, и я принесу вам шкатулку. Отпустите меня! Я вернусь!
ТЕТУШКА АГАТА. Не отпускайте его! Не отпускаете, господин судья! Он одурачит вас! Вы поплатитесь за свою доверчивость!
СУДЬЯ. Вы хотите, чтобы я поверил вам?
ТЕТУШКА АГАТА. Не верьте! Не верьте ему, разбойнику! Он убежит. (Угрожающе.) И вы будете в ответе за новые преступления, господин судья!
СУДЬЯ. Я буду равно в ответе, если допущу ошибку и накажу невиновного. (К Солдату.) Поклянитесь, что вернетесь, и я... отпущу вас!
ТЕТУШКА АГАТА. Вы ответите за это! Ответите!!
СОЛДАТ (подняв руку). Клянусь... Я не обману вашего доверия! Это так же верно, как то, что светит солнце, как то, что у меня шрам на лбу... Как то, что в кармане у меня уже давным-давно не звенело ни одной монетки!
(СУДЬЯ закрывает лицо руками. Томительная пауза.)
СУДЬЯ. Вы лжете. (Показывает золотую монету.) Эта монета была найдена в кармане вашей куртки.
ТЕТУШКА АГАТА (торжествующе). Клятвопреступник!
СОЛДАТ (растерянно). В моем кармане?
СУДЬЯ (упавшим голосом). Вы можете доказать обратное?
СОЛДАТ (безнадежно). У меня нет доказательств.
ТЕТУШКА АГАТА (всхлипывая). Пропадать тебе, горемыке! Такому молодому... Такому красивому!.. (Рыдает.)
СУДЬЯ (торжественно и скорбно). Итак, завтра в полдень... На городской площади... в присутствии всех сограждан будет оглашен приговор. Вам предстоит покончить счеты с жизнью.
ТЕТУШКА АГАТА (вздыхает с облегчением). Говорила... Предупреждала...
СУДЬЯ. Однако...
ТЕТУШКА АГАТА (встревоженно). Что - однако?
СУДЬЯ. Однако... по законам нашего королевства... за вами остается право на последнее желание... Говорите.
СОЛДАТ. Я хочу... сочетаться узами брака... с девушкой по имени Ева. И провести с ней... Всю жизнь...
Занавес
Картина тринадцатая
Вечер.
Жилище Чародея.
ЕВА с букетом цветов.
ЧАРОДЕЙ. Куда ты собрались, Ева?
ЕВА. На свадьбу.
ЧАРОДЕЙ. Кто выходит замуж?
ЕВА. Я.
ЧАРОДЕЙ. Ты покидаешь меня?
ЕВА. Ненадолго. Я вернусь завтра после полудня, когда стану вдовой.
ЧАРОДЕЙ. Что ты говоришь, Ева?! Опомнись!
ЕВА. Я выхожу замуж за человека, которого казнят завтра в полдень. Его обвиняют в поджоге, грабеже, убийстве.
ЧАРОДЕЙ. За осужденного?
ЕВА. Не мной.
ЧАРОЛЕЙ. Ева! Ты будешь жить, оглядываясь на загубленную молодость, горькую любовь, минутное счастье!
ЕВА. Это лучше, чем жить, как вы, на выжженном пустыре.
ЧАРОДЕЙ. Ева! Ты совершаешь роковую ошибку. Всю жизнь ты будешь сожалеть о ней.
ЕВА. Я буду сожалеть всю жизнь только об одном: об исчезнувшей шкатулке.
ЧАРОДЕЙ. При чем тут шкатулка?
ЕВА. Говорят, на суде мой жених толковал о какой-то шкатулке. Он сказал, что похитил ее и что в ней - доказательства его невиновности. Но шкатулка исчезла... (Тихо.) Завтра... мой муж пройдет мимо этих окон... навстречу смерти.
(Пауза.)
ЧАРОДЕЙ (потрясен). Ева... Я не знал, какое у тебя сердце, Ева.
ЕВА (удивленно). Сердце? Самое простое. Самое простое. (Уходит.)
(Жилище Чародея тонет в темноте. Луч прожектора высвечивает склоненную голову Чародея.)
ЧАРОДЕЙ (отнимая руки от лица). Самое простое! Человеческое сердце! Сердце, которое бьется не только для себя! Оно-то и есть самое главное! Вернись, Ева! Ева, вернись!
(Мы слышим, как начинают тикать часы. Луч прожектора высвечивает циферблат, по которому движутся стрелки. Мы слышим, как отстукивает маятник: "Тик-так! Тик-так!" Одна за другой зажигаются свечи в канделябрах у зеркала. Мы видим жилище Чародея таким, каким увидели впервые, убранным, светлым, уютным. ЖЕНА ЧАРОДЕЯ, молодая, прекрасная, протягивает руки навстречу мужу.)
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Ты?!!
ЧАРОДЕЙ. Ты??
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (с тревогой и любовью вглядывается в лицо мужа). Ты... чуть-чуть изменился.
ЧАРОДЕЙ (нежно, любуясь женой). А ты - нисколько. Время не останавливается даже для королей, но повинуется любящим. Я создал чудо.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Где же оно?
ЧАРОДЕЙ. В шкатулке.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Ты пришел с пустыми руками.
ЧАРОДЕЙ. Оно попало в другие.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. В чьи?
ЧАРОДЕЙ. Его можно узнать из тысячи... Ты сейчас увидишь его. Он пройдет мимо наших окон навстречу смерти.
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Он... преступник?
ЧАРОДЕЙ. Нет. Жертва. Преступник - я!
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Что ты говоришь? Опомнись!
ЧАРОДЕЙ. Грабитель. Поджигатель! Убийца!
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Ты безумен! Ты болен!! (Отчаянно, не помня себя.) Милый... Милый... Тебе надо отдохнуть. (Твердит простые, будничные слова, как заклинания, точно надеясь на их спасительную силу.) Кофе... ты любишь горячий... Газеты... Ни один номер не затерялся. Дети...  отчего ты не спросить о наших детях, милый? Какую рубашку тебе приготовить? Серую? Синюю? (Рыдая, падает в объятия мужу.) Скажи, что ты пошутил! Солгал! Хотел испытать мою любовь! Ты не можешь быть преступником! Это неправда!
ЧАРОДЕЙ. Это правда. Поверь в нее.
ЖЕНА ЧАРОДЯ. Не хочу! Не могу! Не смею! (Вне себя.) Доказательства! Доказательства!
(Мы видим, как в кухонном окне появляется БЕЗУСЫЙ ЮНОША.)
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Ева! Ева!
ЧАРОДЕЙ. Тебя кто-то зовет, дорогая!
(ЖЕНА ЧАРОДЕЯ входит в кухню.)
БЕЗУСЫЙ ЮНОША. Вы?
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ. Мое имя - Ева.
БЕЗУСЫЙ ЮНОША (протягивает ей шкатулку). Вот... шкатулка... (Еле переводя дух.) Я обещал... Берите... Да берите же! (Исчезает за окном.)
ЖЕНА ЧАРОДЕЯ (в недоумении и растерянности). Что это?
ЧАРОДЕЙ (видит шкатулку). Доказательство!!!
(И тут же... мы сначала угадываем, а потом видим скорбную процессию, которая следует мимо окон.)
(Бросается к окнам.) Остановитесь! Остановитесь! Вот она, шкатулка!
(Голоса за окнами: "Шкатулка! Шкатулка!"
Жилище Чародея наполняется людьми. Впереди всех - СОЛДАТ и ЕВА.)
(К горожанам и Судье.) Судите меня! Я - виновник того, что произошло! Я создал эту шкатулку. Она таит в себе неисчислимые беды! Но и беда может обернуться счастьем, если к ней прикоснутся добрые руки, щедрое сердце и светлый человеческий разум! Будь он благословен! (Он передает шкатулку Солдату и Еве.
ТЕТУШКА АГАТА (в неистовстве, порываясь к шкатулке). Нет! Не бывать этому! Не отдам! Не уступлю! (К шкатулке.) Сгинуть им всем! Сгореть заживо! Повинуйся! Ну!
ЧАРОДЕЙ (спокойно, к горожанам). Не тревожьтесь. Сила, заключенная в шкатулке, не сожжет больше ни одного жилища, не отнимет ни одной жизни, не разобьет ни одного сердца. Еще не поздно. Все поправимо.
ВДОВА (обращается к сыну, которого нет). Ты слышал, сынок? Он сказал: "Поправимо". Поправимо... поправимо... поправимо...
(Все расступаются, и мы видим МАЛЬЧИКА-НЕПОСЕДУ, как ни в чем не бывало он подпрыгивает на одной ножке, пытаясь вырвать руку из руки матери.)
МАЛЬЧИК-НЕПОСЕДА. А что это - "попра-ви-мо"?
ЧАРОДЕЙ. Глядите!!
(Он дотрагивается до платка, скрывающего обезображенное огнем лицо жены погорельца. Платок исчезает, как не был. Мы видим красивое лицо молодой женщины.)
ГОЛОСА. Красавица! Как прежде! Еще лучше!
ТЕТУШКА АГАТА (в отчаянии). Нет!!!
ЧАРОДЕЙ. Да.
ТЕТУШКА АГАТА. Ненавижу! (Бросается к жене погорельца.)
СУДЬЯ (к тетушке Агате). Вы разоблачены.
ГОЛОСА. Наказать ее! Наказать!
СУДЬЯ. Есть ли большее наказание, чем то, на какое она сама себя обрекла?
(Все сторонятся. ТЕТУШКА АГАТА остается одна.)
Глядите. Она одна. А когда человек одинок по своей собственной вине это значит, что его нет вовсе!
(ТЕТУШКА АГАТА исчезает. Идет занавес.)
ГОЛОС ЧАРОДЕЯ. Приказывай! Приказывай! Приказывай!

КОНЕЦ

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru