На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиКнижная иллюстрация





Чарльз Диккенс

Пиквикский клуб

радиоспектакль


ПИКВИКСКИЙ КЛУБ

Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4


ПИКВИКСКИЙ КЛУБ
ПИКВИКСКИЙ КЛУБ
Владимир Грибков

МХАТ им. М. Горького, 1955 г.

От автора — Виктор Станицын;
Смиггерс — Юрий Недзвецкий;
Самуэль Пиквик — Владимир Грибков (на фото);
Треси Топман — Владимир Дамский;
Август Снодграсс — Константин Градополов;
Натаниэль Винкель — Александр М. Комиссаров;
миссис Бардль — Мария Пузырёва;
миссис Клопинс — Анна Коломийцева;
Сэм Уэллер — Анатолий Кторов;
Додсон — Александр Карев;
Фогг — Михаил Болдуман;
свирепый извозчик — Дмитрий Шутов;
мистер Джингель — Павел Массальский;
мистер Уордль — Николай Титушин;
Эмилия — Галина Калиновская;
Рахиль — Софья Гаррель;
миссис Уордль — Анастасия Зуева;
Джо — Владимир Баталов;
миссис Арабелла Аллен — Тамара Михеева;
Мэри — Мария Щербинина;
Иов Троттер — Сергей Блинников;
Бен Аллен — Владимир Трошин;
Боб Сойер — Леонид Губанов;
Перкер — Иосиф Раевский;
судебный пристав — Николай Ковшов;
Винкель-старший — Иван Тарханов;
малютка Бардль — Анна Комолова.

Инсценировка — Наталия Венкстерн.
Режиссёр (радио) — Виктор Станицын.
Ассистент режиссёра — Михаил Булгаков, Иосиф Раевский.
Композитор — Юрий Никольский, Николай Сизов.
Оркестр театра п/у С. Германова
Год записи: 1955


 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>


 

ПОСМЕРТНЫЕ ЗАПИСКИ ПИКВИКСКОГО КЛУБА
Роман (1837) краткое содержание

Пиквикский клуб — ассоциация, включающая в себя Корреспондентское общество, членами которого являются путешествующие по прилегающим к Лондону графствам Сэмюел Пиквик, Треси Тампен, Огастес Снодграс, Натэниел Уинкль. Взяв на себя обязанность информировать клуб «о своих изысканиях, наблюдениях над людьми и нравами», воссоздавая «картины местной жизни или пробужденные ими мысли», члены П. к. предоставляют автору обильный материал для расцвеченного комизмом очерка повседневности, в гуще которой развертываются эксцентрические приключения персонажей. Следуя «пиквикской теории», все они считают доброжелательность и доверие к ближнему фундаментальным началом человеческих отношений. Благородство помыслов и незамутненное ощущение радости жизни создает фарсовые ситуации при соприкосновении участников П. к. с реальным порядком вещей. Однако неискушенность пиквикистов представляет собой этическую позицию, продиктованную неприятием гнетущих и отталкивающих сторон действительности, как и непоколебимой верой в добропорядочность и великодушие, присущие людям по самой их природе. Наивные чудаки становятся героями, выражающими заветные убеждения Диккенса. В долговой тюрьме, куда П. попадает, из принципиальных соображений отказываясь примириться со жребием жертвы аферистов и крючкотворов, обвинивших его в нарушении брачного обещания, якобы им данного квартирной хозяйке, один из сокамерников замечает: «Если бы я так мало знал жизнь, я бы взял да утопился». Но обаяние личности лидера П. к., как и несокрушимость его моральных установлений, предопределяются как раз сохраненной им до почтенных лет неосведомленностью относительно общепринятых житейских установок. Забавный в своих непосредственных проявлениях альтруизм Пиквика с естественностью определяет характер его поступков, к сколь бы нелепым последствиям они ни приводили в мире торжествующего здравомыслия, которому совершенно чужд П. к. Сочиняемый председателем трактат о повадках рыбешки, населяющей Хэмпстедские пруды, как и археологические изыскания, стимулируемые таинственными письменами на камне, оказавшимися розыгрышем, устроенным деревенским шутником, поглощают причастных к П. к., вызывая у них неподдельный энтузиазм, который не имеет ничего общего с обыденными интересами и устремлениями. Словно не замечая окружающей вульгарности, не стремясь извлечь для себя никаких уроков из столкновения с примерами своекорыстия, интриганства и бесчестья, пикви-кисты создают вокруг себя особую жизненную среду. В ней доминирует безусловная приверженность высоким этическим критериям и желание счастья, которое немыслимо без атмосферы «веселья, довольства и мира». Эта атмосфера издавна установилась в поместье семьи Уордлов Менор Фарм, где развертывается действие многих эпизодов, отразившихся в протоколах П. к., и где сами пиквикисты под конец обретают гармонию осуществившегося идеала, к которой их ведет любовь.

 

На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиДетская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru