НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Джуда Уотен

Соучастие в убийстве

радиоспектакль

Александр Пятков

Леонид Марков

ТИТР


Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4

Брат, констебль — Александр Пятков (на фото);
Фрэнк Филдс, старший
инспектор — Леонид Марков (на фото);
Стюарт Браммел, инспектор — Игорь Костолевский;
Биби, молочник — Юрий Медведев;
Чарльз Руни — Эммануил Виторган;
Санни — Виктор Зозулин;
Юнис Грэхем — Ирина Аугшкап;
Фогг, ювелир — Всеволод Ларионов;
Лобби, адвокат — Агрий Аугшкап;
комиссар — Роман Филиппов;
Норман Сим — Алексей Жарков;
миссис Саммерс — Алла Балтер;
Уоллес Ли (Малыш) — Игорь Верник;
Томас Хобсон — Всеволод Якут;
репортёр №2 — Юрий Б. Васильев.

Режиссёр — Алексей Горовацкий.
Год записи: 1988


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...

Выставлен на продажу домен
mp3-kniga.ru
Обращаться: r01.ru
(аукцион доменов)



 

 

Полный текст книги.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Книга эта читается легко, как хороший детективный роман, а по существу своему соответствует той реалистической традиции, которая так убедительно зарекомендовала себя в произведениях австралийской литературы последних лет — из всей западной литературы она, пожалуй, оказалась самой устойчивой против атак модернизма, сенсационной бессодержательности и субъективизма. Применительно к книге Джуда Уотена положение на первый взгляд может показаться парадоксальным — как, детектив и реализм в пределах одного романа? Возможно ли это? Ведь известно, что «в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань». Однако рассуждать таким образом — значит ставить на догму против здравого смысла, на схему против живого разнообразия в искусстве. Многие критики в теории весьма охотно признают, что каждое подлинное произведение литературы всегда ново и чем-то сродни изобретению, но на практике нередко пытаются делать из старого некий железный аршин, каковым и обмеривают все, что попадает в их поле зрения. Так появляются на свет вирусы формальной логики, которые порой малозаметны глазу, но вполне разрушительно работают против творческого поиска, против новаторства.
Решающим законом, которым можно успешно пользоваться в подобных случаях, является закон единства формы и содержания. Джуда Уотен в романе «Соучастие в убийстве» как раз и следует этому закону — он подходит к жизни и судит ее, как реалист, объективно и безжалостно вскрывая ее темные стороны. Но это не жизнь семьи с ее бесчисленными тонкими психологическими переплетениями и столкновениями характеров, в изображении которой приоритет принадлежит сложному художественному анализу внутреннего мира и его движения; не жизнь производства, где, как бы ни выделялись главные герои, неизбежна многоплановость и ощущение мощного дыхания массы, давление прямых социальных противоречий. Это жизнь одного из учреждений сыскной полиции, сфокусированная в пределах одного происшествия.
Может возникнуть вопрос: не обедняется ли выбором такой темы представление об обществе? Нет. Это не дает в распоряжение читателя всеобъемлющего социального разреза общества, представления обо всех его движущих силах, но при всем том совершенно убедительно вскрывает его политический механизм, классовую сущность, его качественную специфику в свете передовых представлений о свободе, демократии, гуманизме. Достоинство романа «Соучастие в убийстве» в том как раз и состоит, что при небольшом количестве персонажей и ограниченности событий, при стремительности и кажущейся легкой занимательности повествования в нем до оторопи зримо обнажается звериный принцип буржуазной морали — каждый сам за себя, все против всех. И по законам разума, вооруженного передовой философией современности, неизбежно напрашивается вывод — такое общество нежизнеспособно, исторически обречено. Оно в какой-то степени напоминает басню Крылова «Лебедь, Рак и Щука», а в двадцатом веке, при сложности его проблем, единственно результативную энергию рождает только коллективизм.
Роман начинается с убийства, на расследование которого выезжает старший инспектор полиции Филдс, инспектор Браммел и сыщик Филберт. Убита молодая красивая женщина с подозрительной репутацией. Первые эпизоды настораживают, наводят на мысль — ну что ж, начнется, очевидно, классическая игра в прятки между сыщиками и преступниками. Мало ли построено романов по такому образцу? На самом же деле роман, ничего не теряя в занимательности и стремительности сюжета, вскоре начинает превращаться в обвинение против «столпов общества», и сами чины сыскной полиции с точки зрения нормального правосудия оказываются в положении преступников.
В поле зрения сыска попадает колоритная фигура содержателя фешенебельного притона Руни. Известно, что он связан с уголовным миром, участвует в перепродаже краденых автомобилей, даже содержит собственную охрану. Но у Руни сильные связи, в том числе с министром, полиция ничего не может с ним поделать, и ей остается только вступить с ним в торг — за право и дальше содержать притон она требует от Руни выдачи преступника. Тот называет его, и нить как будто начинает распутываться. Однако на пути полиции все время возникают препятствия, так как в орбиту преступления втянуты многочисленные персонажи разного жанра — и воротилы финансового мира, и их пособники, и вовсе мелкие люди, которые идут на преступление только потому, что никаким другим образом не могут заработать в «свободном мире» на кусок хлеба. Цепь эта, даже психологически, длинна и сложна, выходит за рамки просто происшествия и разобраться в ней — значит разобраться в социальном механизме общества. Но это не так легко. Да и полицейские чины больше думают о продвижении по службе, нежели о поимке настоящего преступника. И правосудие не торжествует — в мире подкупа и продажности ему нет места!
Об этом и повествует роман Джуды Уотена, написанный в четкой, энергичной манере. В нем нет ни роскошных пейзажей, ни подробных описаний города с его калейдоскопически многообразной жизнью, ни усложненных психологических экскурсов. Соответственно теме и сюжету — все необходимое и ничего лишнего. Автор как бы говорит — вот вам простой, неприкрашенный кусок жизни, судите ее сами.
И читатель судит ее по законам разума и человечности.
Не так давно по роману «Соучастие в убийстве» была осуществлена телепостановка. Мне кажется, что это была одна из крупных удач советского телеэкрана в таком жанре — и по сценарному воплощению романа, и по режиссуре, и по актерской игре. В ней сохранены все главные композиционные узлы романа, все основные движущие силы и, что является особой заслугой постановщиков, бережно донесены до зрителя реалистичность и жизненная достоверность произведения. Мне довелось смотреть эту телепостановку в Брянской области, на сельском телеэкране, наблюдать реакцию людей, в тонкостях искусства не слишком искушенных, — к экрану собирались по законам добрососедства и престарелые женщины, и молодежь. Первое суждение этой небольшой и разновозрастной аудитории:
— Очень интересно.
Заключение по первой части:
— Каждый свое тянет, свое рвет… Как вороны кусок мяса!
По окончании постановки женщина умудренного возраста, под восемьдесят, которая и читать не умеет — только расписываться — и для которой далека не только Австралия, где происходит действие, но и сама жизнь, промелькнувшая на экране, сказала о Браммеле:
— Хороший человек, а тоже против денег не устоял. Да вот и богатство не помогает, совесть грызет и душа места не находит. Жалко людей…
Эта своеобразная «сельская рецензия» весьма показательна — она еще раз свидетельствует о том, что занимательность формы в данном случае явилась превосходной коммуникацией для донесения реалистического, жизненно правдивого содержания до самой широкой аудитории.
Джуда Уотен — широко популярный в Австралии писатель и общественный деятель. Он родился в России в 1911 году, а два года спустя, перед первой мировой войной, его семья переселилась в Австралию. Первые рассказы Уотена появились в австралийской печати в начале сороковых годов. До романа «Соучастие в убийстве» он издал книги «Чужестранец» и «Несгибаемая», которые получили хорошие оценки прессы. Мы, группа советских писателей, встречались с Джудой Уотеном несколько лет назад в Австралии и сравнительно недавно в Москве. Очень спокойный и доброжелательный, он относится к жизни вдумчиво и серьезно, а в литературе, как подлинный реалист, видит средство борьбы против чудовищной несправедливости капиталистического общества, которое не скупится на саморекламу, но за дымовой завесой выспренних фраз попирает и законы правосудия и элементарные законы человечности. Своим новым романом Джуда Уотен, член компартии Австралии, президент Австралийского общества писателей в штате Виктория, с успехом служит делу своей жизни — делу гуманизма и демократии.
Н. Грибачев

К ЧИТАТЕЛЯМ

С самого начала, когда я только приступил к работе над «Соучастием в убийстве», я рассматривал эту книгу как эксперимент, как попытку использовать форму детективного романа для осуществления реалистических задач. Дело в том, что в капиталистических странах детективный роман почти всегда представлял нереалистическую литературу, уходящую от жизни.
Когда книга была закончена, я понял, что действительно написал реалистический роман. Конечно, в нем был элемент детектива, но ничего неправдоподобного и искусственного: все было взято из жизни. К тому же я поставил моральную проблему и постарался дать всему социальное истолкование.
В этом романе я хотел показать, что правосудие в капиталистическом обществе действует в угоду богатым и влиятельным, а те, кто попытается встать на страже закона — пусть это будут сами слуги закона, — ничего не смогут сделать.
Если мне удалось, использовав форму детектива, создать реалистический роман, то только потому, что я старался изобразить живых, полнокровных людей, а не пользоваться теми штампами, которые кочуют из одной детективной истории в другую. Ибо романист выражает свое представление об обществе через какую-то группу людей, самых обыкновенных, но живо и точно подмеченных. Это через них, через их взаимоотношения романист касается классовых взаимоотношений, а, значит, в конечном счете говорит обо всем обществе.
«Соучастие в убийстве», как мне кажется, продолжает демократическую традицию в австралийской литературе. Теперь эта традиция перерастает в социалистический реализм, ибо реализм, если он верен своему времени, становится социалистическим реализмом. Чем глубже писатель-реалист понимает свое время, тем яснее он ощутит его революционный характер.
В «Соучастии в убийстве» нет героя, который боролся бы за иное общество, и все же книга эта вызвала враждебные нападки реакционных критиков в Австралии и в других капиталистических странах, они усмотрели в ней атаку на капиталистический строй.
Роман «Соучастие в убийстве» вышел в свет на восьми языках, но его популярность в Советском Союзе доставляет мне особое удовлетворение. На читательских конференциях в московских библиотеках я встретился с моими советскими читателями. Они обнаружили столь глубокое понимание моей книги, что я не могу не сказать, как мне это приятно, и не выразить им своего искреннего уважения.
Джуда Уотен
Апрель 1965 г.

1

Телефонный звонок прервал на рассвете сладкий сон инспектора Стюарта Браммела. Он протянул руку и снял трубку — старший инспектор сыскной полиции Фрэнк Филдс просил его немедленно прибыть в главное управление.
Встать сразу Браммел не мог. Он так устал: спал всего три часа. Браммел сел на постели и тут же задремал снова. Он потряс головой, стараясь проснуться, потом заморгал и взъерошил волосы. Тело разламывало от усталости, но в общем он чувствовал себя неплохо. Браммел вспомнил, какой ему только что снился сон, и окончательно встряхнулся. Снилась ему изумительная белая скаковая лошадь и он сам, в сером цилиндре, красивый и элегантный, ни дать ни взять член правления аристократического скакового клуба.
Одеваясь, Браммел услышал, как мать прошла на кухню приготовить ему завтрак. Ее тоже разбудил телефон; она знала, что это означает: сына вызывали в управление.
Вскоре на кухню пришел Браммел.
— Завтракать не буду, — сказал он.
— Что-нибудь серьезное, Стюарт? — спросила мать.
Он кивнул.
Мать встревожилась.
— Но это не опасно? — Она вечно за него волновалась, хотя Браммел уже около двадцати лет служил в сыскной полиции и был опытным сыщиком.
Он успокоил ее, однако ни словом не обмолвился о том, что сообщил ему Филдс. Это предназначалось только для его ушей; на начальной стадии расследования даже его собственной матери ничего знать не положено.
Еще несколько минут Браммел болтал о людях, которых ему в последнее время приходилось допрашивать. Он был так оживлен и весел и так забавно рассказывал, что мать окончательно забыла о своих страхах.

2

Солнце еще только всходило, когда двое мужчин — один в полицейской форме, другой в штатском — вышли из бело-голубого домика на Дарлингтон-авеню. Они молча прошли по центральной аллее. Оба примерно были одного возраста: лет тридцати — тридцати пяти. Констебль Лео Брот, с широким плоским лицом, шагал с военной выправкой. Рядом с ним семенил Этол Биби — здешний молочник. Он был сам на себя не похож; обычно веселый и проворный, как все молочники, Биби теперь плелся с мрачным видом.
У калитки констебль сказал:
— Пожалуй, нам лучше подождать здесь.
Начальник сыскной полиции, старший инспектор Филдс, когда говорил с ним по телефону, приказал сторожить калитку и не подпускать к дому лиц, не имеющих на то специального разрешения. Констебль Лео Брот привык точно выполнять свои обязанности; он занял пост перед калиткой и стал наблюдать за улицей, поворачивая голову то налево, то направо.
— Сейчас приедут из полиции, — сказал он.
Они заговорили об убитой.
— Так ты, значит, первый раз в жизни видишь труп? — с сомнением спросил констебль Брот.
Он снова оглядел улицу. В утреннем воздухе чувствовалось приближение жаркого дня.
— Да, здорово ее отделали, — продолжал он.
На него это убийство не произвело впечатления: его пост был возле морга.
— Ко всему привыкаешь, — прибавил он.
Но Биби преследовало лицо убитой.
— Надо же, а ведь какая была красавица, — сказал он. — Второй такой не найти…
— Ну, продолжай… Хорошо ее знал, да?
— Что вы! Раза два видел, не больше. Один раз утром. Она возвращалась с вечеринки. Или с бала какого.
— Ладно, ладно… Сыщики все распутают… Небось, слышал о старшем инспекторе Филдсе и об инспекторе Браммеле?
— Слышал, — сказал Биби. — Читал в газете. Про них часто пишут.
— Через их руки этих убийств прошло, наверно, сотни полторы. И большинство они раскрыли. Неплохой списочек, а? Инспектор Браммел — парень с головой. На одном деле я с ним был. А джентльмен какой!
— Чего же это он не поймает того ворюгу, который в здешних местах орудует?
— Погоди, еще поймает.
Однако Этол Биби вовсе не жаждал познакомиться с умным Браммелом, хоть тот и был джентльменом. Еще меньше хотелось ему увидеться с остальными работниками сыскной полиции. Достаточно он о них начитался в газетах. И чем больше констебль о них рассказывал, тем больше ему было не по себе.
Становилось все жарче и жарче. Констебль снял фуражку и неторопливо обтер кожаный ободок внутри. Без фуражки он не похож был на полицейского. Но едва он снова надел ее, как лицо у него опять стало суровым и официальным. Он расправил могучие плечи и оглядел улицу. Машины не появлялись. Улица казалась необитаемой. Серые особняки, заросшие плющом, безмолвные и пустынные, стояли в глубине участков, огороженных заборами или затейливо подстриженной живой изгородью. Единственным небольшим строением среди домов-великанов на этой улице был бело-голубой кукольный домик. Рядом со своими хмурыми соседями он казался юным, ярким и дерзким.

3

Биби вздрогнул — в конце улицы появились автомобили. Они мчались, обгоняя друг друга. Биби посмотрел на констебля — тот покачал головой, не отводя глаз от машин, остановившихся на противоположной стороне улицы.
Из машин вышло несколько человек, они направились через дорогу.
— Пресса, — сказал констебль. — На твоем месте, Биби, я бы не очень распространялся. Если им понадобится, они перевернут все, что ты сказал. Потом хлопот не оберешься.
Сам констебль с удовольствием поговорил бы с репортерами, чтобы его имя напечатали в газетах, да не решался. Газеты изводили полицию, особенно сыскной отдел. Ловкие парни эти репортеры, думал констебль. Вот опять примчались на место происшествия раньше полиции. Видно, редакции перехватили донесение об убийстве и послали свои репортерские машины с радиоустановками. А в полиции, как всегда, еще заполняют бумаги в трех экземплярах.
Репортеры и фотографы, чарующе улыбаясь, уговаривали констебля Брота пропустить их к дому.
— Нет, — решительно отрезал он. — Без письменного разрешения старшего инспектора пропустить не могу.
Констебль был упрям, и репортерам ничего не оставалось, как фотографировать домик и сад, несколько раз они сняли и констебля с Биби.
Потом Годфри Беттери, старший репортер уголовной хроники «Дейли ньюс», пообещал Биби пять фунтов стерлингов, и тот разговорился. Несмотря на все предупреждения констебля, молочнику не терпелось побеседовать с репортерами.
— Четыре дня никто не забирал молоко, — начал Биби. — Бутылки и сейчас там. Вон они. — Он показал на ящик возле двери дома. — Я еще в первое утро сказал себе: что-то непохоже на миссис Тайсон; она всегда оставляла записку, когда уезжала. А сегодня я подумал: не иначе беда какая приключилась. В ящике молоко за четыре дня. Что делать? Мне все казалось, что в доме кто-то есть. Окно в ванной открыто. — Он указал на окно с левой стороны дома. — Видите, занавески колышутся.
Репортеры кивали, строча в записных книжках.
— Ну вот, разнес я сегодня утром молоко и прямиком в полицию. Оттуда со мной пришел констебль Брот.
Констебль приложил палец ко рту.
— Вы не можете запретить ему говорить, — вспылил Беттери.
— Я знаю, что делаю, — хмуро сказал констебль Брот.
— Да ну? — насмешливо оглядев его, спросил Беттери.
— И нечего ухмыляться, — сказал констебль, начиная злиться.
Но Годфри Беттери был гораздо осторожнее, чем можно было заключить по его насмешливому виду.
— Я знаю, вас винить не приходится, констебль, — примирительно сказал он. — Распоряжение начальства…
Молочник совсем расхрабрился.
— Никто не может заставить меня молчать, если я не хочу молчать, — сказал он. — У нас свободная страна. Ничего плохого я не сделал.
Констебль Брот удивленно взглянул на него. А ему еще показалось, что Биби не храброго десятка. Молочник продолжал рассказывать.
— Мы с констеблем нашли ее на кровати, мертвую. — Биби описал изуродованное лицо убитой. До этого он никогда не видел убитых, и даже в самых страшных снах ему не снилось, что творит смерть. — Она ведь была такой красавицей! Пожалуй, другой такой и не сыщешь. Кинозвезды ей в подметки не годятся…
Репортеры записали все и поблагодарили Биби. Беттери сказал, что пришлет ему пять фунтов. Рассказ Биби и его фото появятся на первой странице всех газет. Хоть раз в жизни он станет центром мировых событий. Биби расплылся в счастливой улыбке. А констебль хмурился, особенно когда глядел на Годфри Беттери — так он его раздражал.

4

Полицейские машины подъехали одна за другой: длинные, черные, с антеннами и светящейся надписью над ветровым стеклом: «Полиция». Вслед за ними приехал катафалк, а затем машина с медицинским экспертом. Из машин с важным видом поспешно выходили полицейские в форме и в штатском и деловито направлялись через дорогу. Репортеры знали большинство из них. На сыщиках помельче рангом были шляпы-панамы и яркие галстуки, старшие чины были одеты более строго — темно-синий или серый костюм с жилетом. Старший инспектор Филдс и инспектор Браммел всем своим видом подчеркивали важность происшествия: предполагаемое убийство в фешенебельном квартале, где произошло несколько краж драгоценностей, до сих пор не раскрытых полицией.
Репортеры и фотографы столпились перед «большой двойкой»: репортеры вынули блокноты, фотографы навели аппараты. Филдс и Браммел поправили галстуки и уставились на знакомые лица фотографов. Те смотрели в видоискатели и, подняв руку, предупреждали: «Снимаем». Щелкнули аппараты.
— Закончили? — спросил Филдс.
Хоть ему и не терпелось приступить к осмотру, он не шевельнулся, пока фотографы не показали ему жестами, что все в порядке. Благодаря постоянному общению между ними установилось молчаливое понимание. Но вот с репортерами Филдс был не в ладах. В последнее время он стал испытывать к ним острую неприязнь, особенно к тем, кто работал в «Дейли ньюс»: эта газета выступала с яростными нападками на сыскную полицию.
Старший инспектор Фрэнк Россер Филдс, начальник сыскного отдела в центральном полицейском управлении, был высокий и грузный человек лет за пятьдесят, с плечами борца. У него было красноватое лицо с коротким приплюснутым носом и светло-серые глаза, пронизывающие насквозь.
Читатели газет знали его не хуже, чем актеров и жокеев, и интересовались его личной жизнью. Но она была самая заурядная — в личной жизни Филдс был солидным буржуа. Он владел домом в одном из лучших предместий, где проживал с женой и двумя детьми. Дочь еще училась в университете, сын только что его окончил. С соседями — крупными чиновниками, торговцами и бухгалтерами — он почти не общался, хотя во многом разделял их образ мыслей. Он считал неосторожным иметь друзей вне полиции. Фрэнк Россер Филдс был сыщиком в любое время дня и ночи, и ни за кого другого его нельзя было принять. На всех он поглядывал недоверчиво, как это свойственно людям, которые охотятся за своими собратьями. А привычка командовать наложила на него отпечаток превосходства, однако одет он был всегда небрежно, чаще всего в потерявший форму тесный темно-серый костюм. От бесконечного сидения в машинах брюки на коленях пузырились. Без шляпы его видели редко, и даже в самый жаркий день он носил мятый, обсыпанный пеплом жилет.
Сейчас, стоя перед дотошными репортерами, Филдс холодно отказывался отвечать на их вопросы, всем своим видом показывая свое превосходство.
— Не могу сделать никакого заявления.
Репортеры повернулись к Браммелу, но тот покачал головой. Он не имел права отвечать на вопросы в присутствии шефа.
Ветеран и старейшина репортеров уголовной хроники Хорэс Ист, который нередко заполнял в «Морнинг мейл» целую страницу, решил пойти на примирение.
— Мне кажется, шеф, — начал он, — пора нам вернуться к добрым старым временам, когда полиция и мы действовали в полном согласии…
— Вините только ваших газетчиков, мистер Ист, — сухо прервал его Филдс. — Вы только и делаете, что дискредитируете полицию.
— Но вы должны признать, шеф, разумная критика…
— Поклеп это, а не критика, — снова прервал его Филдс. — Возьмите сегодняшнюю статью мистера Беттери…
Беттери нервно кашлянул.
— Много краж не раскрыто, — отважился вставить он. — Похититель драгоценностей до сих пор гуляет на свободе.
При упоминании таинственного похитителя драгоценностей, которого газеты окрестили «Серым призраком» и «Бирюком», Филдс побагровел.
В то утро Годфри Беттери предпринял новую сокрушительную атаку на сыскную полицию, обвинив ее в том, что она никак не может остановить эпидемию краж драгоценностей. Это была очередная статья из целой серии статей, разоблачавших злоупотребления в полиции: взяточничество высших чинов, вымогательство подарков при помощи шантажа, скандальные делишки в автоинспекции, рукоприкладство. Разложение, царящее в полиции, мешает быстрому раскрытию преступлений, утверждал Беттери. Он попал не в бровь, а в глаз.
Годфри Беттери был невысокий человечек средних лет, с пухлой женской фигурой, тонкой шеей, длинным носом, большими ушами и резко выступавшим адамовым яблоком, которое беспрестанно двигалось. Лицо у него было маленькое, вытянутое, скорбное. Словно стараясь поддержать собственную репутацию, Беттери все время изображал на нем то саркастическую усмешку, то высокомерное презрение. Но сейчас, под гневным взглядом Филдса, лицо Беттери приняло свое естественное выражение — меланхолии и грусти.
— Мистер Филдс, — начал он просящим тоном, внутренне проклиная себя: вечно у него язык прилипал к гортани, как только он оказывался лицом к лицу со своим противником! — почему бы вам все-таки не сообщить газетам свое мнение об этом происшествии? «Дейли ньюс» напечатает все, что вы сочтете нужным. Я сам прослежу за этим.
Филдс окинул его презрительным взглядом.
— Поговорим как-нибудь в другой раз, мистер Беттери. Сейчас мне надо работать. — Он взглянул на остальных репортеров. — Боюсь, я не смогу больше наслаждаться вашим обществом.
Уходя, он обменялся быстрым взглядом с Браммелом, который решил остаться с репортерами. Филдс короткими, легкими шажками засеменил по дорожке. Его острые серые глаза быстро схватывали все вокруг — и сад, и дом, не упуская ни малейшей детали. Он делал это почти машинально. Голова его была занята кампанией в печати, которая грозила еще больше усилиться. Сэр Фредерик Джемисон, директор «Дэйли ньюс», видимо, дал этому ничтожеству Беттери полную волю. Эх, схватить бы им вора, нагло похищавшего бриллианты из богатых домов этого фешенебельного района, — тогда бы они заткнули рот этим писакам.
Филдс не мог отделаться от этих мыслей, даже когда остановился послушать констебля Брота и Этола Биби, объяснявших старшему сыщику Брюсу Филберту, как они нашли тело убитой. Раза два он оглянулся на Браммела — тот разговаривал с репортерами.

5

Инспектору сыскной полиции Стюарту Браммелу было под сорок. Высокий и стройный, с рыжевато-каштановыми волнистыми волосами, разделенными посередине пробором, с четкими чертами лица и умными голубыми глазами, которые превращались в щелочки, когда он смеялся, он был, как говорится, импозантным мужчиной — точь-в-точь сыщик из Скотленд-Ярда, каких изображают в романах и фильмах. Холостяк и светский человек, Браммел часто ходил на скачки и обедал в лучших ресторанах. Одевался он очень тщательно: темный костюм в полоску, серая шляпа с загнутыми полями, белоснежный крахмальный воротничок и темный галстук — настоящий английский джентльмен, если бы все это было чуть-чуть менее подчеркнутым.
Репортеры его любили. На их вопросы Браммел отвечал, казалось, вполне откровенно.
— Пока я вам мало что могу сказать, — начал он. — Я даже не уверен, убийство это или самоубийство…
Его забросали вопросами об убитой.
— Была замужем за Джоном Тайсоном, биржевым маклером, — сказал он.
— Это мы знаем, Красавчик, — фамильярно заметил репортер «Ивнинг стар».
— Я так и предполагал, — признался Браммел. — Наш информационный отдел никогда не знает больше, чем пресса.
Этот сомнительный комплимент все же польстил репортерам, однако они отнюдь не были убеждены, что он сообщил о покойной миссис Тайсон все, что знал.
— Что вы скажете о ее любовниках? — спросил репортер «Стар». — О виновниках развода, которые не были упомянуты на процессе?
— Ничего о них не знаю, — ответил Браммел.
— Тайсон, видимо, знает, — предположил другой репортер.
— Он за границей, вот уже несколько месяцев, — сказал Браммел.
— Значит, он вне подозрений, — заключил репортер «Мейл».
Разговор зашел о фирме биржевых маклеров Тайсона и Хобсона. Браммел незаметно расспрашивал репортеров о ее владельцах.
— Томми Хобсон — страшный бабник, не в пример Тайсону, — сказал Нейл Мунро, репортер «Мейл».
— Да, большой проказник для своих пятидесяти, — добавил репортер «Стар». — Спит со всеми бабами, кроме собственной жены.
— Вряд ли он пропустил жену своего партнера, — сказал еще кто-то.
— Даже если это так, Тайсон, видно, никогда ничего не подозревал, — заметил Хорэс Ист. — Они до сих пор большие друзья.
Репортеры болтали со знанием дела, жизнь света была известна им во всех подробностях. Особенно щеголял своей осведомленностью Нейл Мунро.
— Все богатые дамы помещают свои деньги через Хобсона, — сказал он.
Браммел взглянул на Беттери — тот не принимал в разговоре никакого участия.
— Хобсон имеет акции «Дейли ньюс», не так ли, Беттери? Большой друг вашего хозяина?
— Ну и что из этого, Красавчик? — спросил Беттери.
Беттери начал что-то подозревать. Ему казалось, что Браммел намеренно направляет разговор так, чтобы выудить сведения у репортеров, а сам держит язык за зубами. Браммел славился своим умением собирать сведения, которые на первый взгляд казались совсем пустяковыми. Не мудрено, что его называли королем осведомителей, ни один сыщик не имел столько доносчиков, сколько он. И вот сейчас Беттери осенило: да Браммел просто выкачивает из репортеров сведения, как будто они обыкновенные полицейские стукачи! До сегодняшнего дня Беттери был самого высокого мнения о Браммеле: общительный, порядочный, даже с преступниками ведет себя как джентльмен. Беттери вспомнил, как однажды председатель Верховного суда похвалил Браммела, когда тот попросил отпустить на поруки отца пятерых детей, которого признали виновным в краже со взломом. На Беттери этот случай произвел большое впечатление. Как и большинство журналистов, он легко впадал в сентиментальность, и самое простое проявление человечности могло его растрогать.
Браммел тем временем продолжал расспросы о Хобсоне и его друге — газетном короле сэре Фредерике Джемисоне.
— К чему этот разговор? — снова вмешался Беттери. — Вы, кажется, думаете, Красавчик…
— К вашему сведению, я никогда ничего не думаю, пока не узнаю все факты, — прервал его Браммел.
— Что за дурацкая болтовня, — взорвался Беттери, как верный пес, становясь на защиту Джемисона.
— Не считаю ее дурацкой, Годфри, — возразил Браммел.
— Раз окно открыто, похоже, что это кража со взломом, — сказал Беттери. — Неужели опять Бирюк? Тогда вам просто погибель, — съязвил он.
— Не думаю, что это он, — ответил Браммел. — А если так — ему крышка. Когда вор становится убийцей, на него доносят те, кто скупает у него краденое.
— Сначала обзаведитесь новым шефом — не то вам этого парня не поймать, — сказал Беттери.
Воспоминание о том, как он растерялся в присутствии Филдса, до сих пор терзало ему душу.
— Филдсу этого дела не осилить, и вы это знаете, дорогуша, — не унимался он.
— Думаю, вы ошибаетесь, Годфри.
Эта спокойная уверенность еще больше распалила Беттери. Репортер возненавидел Филдса; у него были все основания хотеть, чтобы Филдса сместили с должности. Успех газетной кампании увеличил бы его шансы на продвижение в «Дейли ньюс». Беттери тосковал по спокойной литературной работе. Сколько лет он мечтал о том дне, когда его назначат редактором отдела «Жизнь и книги», — тогда он обратит свое перо против тех выскочек, которые считают, что могут писать. К тому же в отделе «Жизнь и книги» сотрудничают выдающиеся люди: удалившийся от дел епископ и три профессора. Миссис Беттери очень честолюбива, наконец-то она перестанет стыдиться профессии своего мужа….
Беттери не мог удержаться и со злостью бросил:
— Когда уволят Филдса, вас тоже, наверное, попросят.
— Меня это не огорчит, Годфри. Надеюсь только, что меня переведут в автоинспекцию. Если все, что вы говорили, правда, я там наживу состояние. Мне бы оно очень пригодилось. А то те сведения, что я недавно получил от жучка на скачках, яйца выеденного не стоят.
Репортеры засмеялись. Им импонировал его цинизм. Браммел — умница, не то что этот напыщенный индюк Филдс.

6

Рядом с констеблем Бротом и Этолом Биби сыщик Филберт казался громадиной. Филберт злился на молочника: нечего ему было распускать язык с репортерами. Не любил он таких ловкачей — думают, что могут обдурить полицию.
— С репортерами ты болтал без умолку, а сейчас прямо онемел, — сказал Филберт тонким визгливым голосом, никак не вязавшимся с его наружностью.
— Понимаете, — промямлил Биби, — я думал…
— Меня не интересует, что ты думал, — обрезал его Филберт. — Давно ты развозишь здесь молоко?
— Да, сейчас скажу. Уже года два.
— Что значит «года два»? — спросил Филберт. Отчаянный педант, он не любил небрежных и неточных ответов.
Биби с минуту молчал.
— Ну… два года и три месяца.
— Почему ты сразу не сказал? — спросил Филберт. — Хватит тебе дурачка строить, Биби, слышишь?!
Биби покраснел. В нем пробуждалась ненависть к этому сыщику.
— За два года и три месяца ты хорошо узнал миссис Тайсон?
— Что вы, я ее не знал, — запинаясь, ответил Биби.
— Однако репортерам ты все про нее рассказал. Что она была красивая. Она тебе нравилась? Да, Биби?
— Нет, — сказал молочник, опустив глаза и стыдясь признаться, что он обожал ее издали.
— Она тебе так нравилась, что ты просто бредил этой красоткой, — глумился Филберт. — Может, ты разглядел не только лицо… Часто ты бывал у нее в доме?
— В доме не был ни разу.
— Говори правду, Биби. Часто ты бывал у нее в доме?
— Ни разу, — покачал головой Биби.
— Хорошо! — с угрозой сказал Филберт. — Мы еще об этом поговорим. А сейчас пойдем взглянем на ящик для молока.
Биби неуверенно посмотрел на констебля Брота. Тот молчал.
— Ну, ну, пошевеливайся, — сказал Филберт. — Быстрее!
Биби не двинулся с места. У нас свободная страна, говорил он себе. Он подождал, пока констебль пошел первым, и последовал за ним. Филберт шел позади, вразвалку, с уверенным видом. Совсем еще молодой, лет тридцати с небольшим, он до недавнего времени был непобедимым чемпионом полиции по боксу в тяжелом весе. Вид у него был весьма грозный, и потому его часто посылали на опасные задания — арестовывать бандитов и убийц. Он их ненавидел за жестокость и зверства, особенно тех, кто избирал своими жертвами женщин. Уж от него им не было пощады, недаром его прозвали Кровавым Королем! В преступном мире его имя произносили со страхом. Стоило Филберту войти в какой-нибудь бар, как три-четыре посетителя вскакивали с места и бросались к ближайшей двери. При всем том в наружности Филберта не было ничего типично боксерского: бледное вялое лицо с отвисшими щеками и двойным подбородком, хрящеватый нос и выступающие вперед зубы, из-за которых рот его казался всегда приоткрытым. У него вечно было злое, раздраженное выражение лица, как у своенравного мальчишки, а глазки, маленькие, алчные, так и бегали по сторонам. В отличие от своих непосредственных начальников Филдса и Браммела он был одет довольно крикливо: яркая рубашка, светло-коричневый спортивный пиджак и серые спортивные брюки, которые постоянно сползали ему на бедра. На зеленой с узкими полями шляпе, которую он почти не снимал, красовалось перышко. Однако этот веселый наряд никак не соответствовал настроению Филберта, а увидев, что репортеры и фотографы проникли через калитку, которую теперь никто не охранял, он помрачнел еще больше.
— Констебль Брот, — сказал он, — почему вы никого не поставили у калитки, когда отошли?
— Я думал, начальник, что старший инспектор распорядится, — ответил констебль.
— Это не объяснение, — буркнул Филберт. Он повернулся к стоявшим на почтительном расстоянии репортерам.
— Вы же знаете, что сюда входить не положено, — сказал он.
— У калитки никого не было, — с выражением оскорбленной невинности сказал Нейл Мунро, оглядываясь на калитку.
— Меня это не интересует, — отрезал Филберт. — Вам тут быть не положено. Констебль Брот, выведите этих людей.
Он подождал, пока констебль не выпроводит репортеров, и только тогда последовал за Биби к ящику для молочных бутылок возле двери гаража. Репортеры за оградой прислушивались, о чем он расспрашивает Биби. Филберт вдруг резко повернулся к ним.
— А вам здесь нечего делать, — сказал он.
— Мы пожалуемся начальнику полиции, — с достоинством заявил Хорэс Ист. — Это посягательство на наши права.
— Свобода печати… — начал Беттери.
— Лучше скажите — свобода вранья, — перебил его Филберт.
Он оглянулся, ища глазами Филдса и Браммела, которые наблюдали за ним с крыльца домика.
Не сказав больше ни слова репортерам, Филберт снова повернулся к Биби.
— Пойдем поглядим на ванную комнату.
Они остановились под окном. Филберт осмотрел подоконник, затем, став на цыпочки, откинул занавеску и заглянул в комнату. Дверь из ванной была распахнута. Он стал разглядывать пол и через некоторое время обнаружил еле заметные следы мужских ботинок. После этого Филберт начал расспрашивать Биби более целеустремленно.
— В какое время ты начинаешь разносить молоко?
Вопрос был простой, но, прежде чем ответить, Биби почему-то украдкой оглянулся.
— Как я понимаю, ты доставлял молоко именно в то время, когда в этом квартале орудовал похититель драгоценностей, — сказал Филберт. — Вспомни, видел ты хоть раз, чтобы кто-нибудь выходил из этих домов?
Он вынул из кармана какую-то записку и стал ее читать.
Биби не мог вспомнить никого и ничего.
— Значит, не помнишь? — допытывался Филберт.
Биби объяснил, что так рано он почти никого не встречал.
— Но ты же помнил, как возвращалась с бала эта дама? — спросил Филберт.
— По совести говоря, нет, — сказал Биби.
— Не валяй дурака, Биби, — набросился на него Филберт. — За кого ты меня принимаешь?
Биби молчал.
— Кое-что тебе все-таки придется объяснить, — сказал Филберт. — Четыре дня ты ничего не сообщал… Четыре дня! Почему ты сообщил только сегодня? Знал, что твой дружок уже далеко? Так что ли, Биби?
Молочник побледнел.
— Я вам правду говорю, — сказал он.
Филберт нетерпеливо махнул рукой.
— Заберем тебя в полицию, Биби. Надо тебе немножко освежить память.
Он ухватил молочника за рукав.

7

Филдс и Браммел, которые в это время осматривали крыльцо, слышали пререкания Филберта с репортерами. После того как Филберт повел Биби к окну ванной, Браммел украдкой оглянулся на репортеров.
— Беттери диктует по радиотелефону, Фрэнк. Ручаюсь, он жалуется на то, как мы обращаемся с представителями печати.
— На вас они не могут пожаловаться, — сказал Филдс не без ехидства.
— Брюс мог наговорить лишнего.
На широком, красном лице Филдса мелькнула усмешка.
— Вряд ли его можно было бы упрекнуть, если бы он и вправду забылся, Стюарт.
— Да, признаться, на сей раз он сдерживался на удивление.
В отличие от Филдса Браммел недолюбливал старшего сыщика Филберта и избегал с ним работать. В то же время он понимал, что сыскные отделы не могут существовать без таких филбертов; они так же необходимы блюстителям порядка, как патрульные машины и радио.
— Я не осуждаю Брюса, — примирительно продолжал он, — но бывает, что он дает себя спровоцировать и говорит лишнее. Они хотят доказать, что у него много силы и мало ума.
Филдс поморщился.
— В прежние времена я часто слышал эту фразу. По моему адресу, Стюарт.
Браммел пожал плечами.
— Я думаю, большинству полицейских приходится это слышать.
— Исключая вас, конечно, — сказал Филдс.
Он не мог не видеть разницы между Браммелом и Филбертом — и все же предпочитал Филберта. С ним не возникало никаких проблем, Браммел же вызывал у него опасения — он был циничен, тщеславен, всегда уверен в себе. Правда, Браммел ни разу не дал повода для каких-либо подозрений; он никогда не строил козни ни против начальства, ни против подчиненных, никогда не вмешивался в служебные склоки. Словно для того, чтобы скрыть свои мысли, Филдс сказал с подчеркнутым дружелюбием:
— Они будут довольно глупо выглядеть, Стюарт, если и вас причислят к безмозглым силачам.
— Чем черт не шутит, может, у меня и есть что-то в голове, — сухо ответил Браммел.
— Может, и есть, — в тон ему поддакнул Филдс.
Браммел, который обычно подозревал всех и вся, ни на секунду не усомнился в искренности Филдса. Он продолжал разговаривать со своей обычной фамильярностью.
— Не надо слишком серьезно относиться к этой кампании против нас, Фрэнк. Лучше всего их просто игнорировать. Тогда они нас станут расхваливать на все лады. Беттери напишет милую статейку о вас. Этакий дружеский очерк о деятельности старшего инспектора.
— Боюсь, что этого не случится. Слишком далеко зашло.
Браммел поглядел на него: неужели он так наивен? Впрочем, все может быть. Возможно, именно этой своей честной простотой Филдс ему и нравился, насколько Браммелу вообще мог кто-нибудь нравиться.
— Владельцы газет не лучше политиканов, Фрэнк, — сказал он. — Тоже стараются побольше денежек добыть, — по губам его скользнула улыбка. — Так же как и все мы.
Филдс не улыбнулся. Вот этот цинизм и заставлял его сомневаться в Браммеле.
Они закончили осмотр крыльца и вернулись в холл. Там их встретил сыщик Хэгерти, который только что вышел из спальни убитой. Хмурый, немного сутулый, он шел осторожным кошачьим шагом. Говорил он с предельной точностью. С туалетного столика все сброшено, много признаков того, что в спальне происходила борьба. Повсюду пятна крови, у изголовья дивана большая лужа крови. Похоже, какой-то грабитель проник в дом и убил ее. Филдс, чуть наклонив голову, жадно ловил каждое его слово. Он явно оживился.
— Пойдемте-ка посмотрим, Стюарт, — повернулся он к Браммелу.
— Это мы нашли в комнате, — сказал сыщик Хэгерти, протягивая Филдсу аккуратно перевязанную пачку писем.
Старший инспектор полез в верхний карман пиджака за очками. Вынув, наконец, футляр и надев очки, он бросил на письма быстрый, нетерпеливый взгляд и тут же засунул их в оттопыренный нагрудный карман, и без того набитый всякими бумагами и документами.
— Не думаю, чтобы они представляли какой-то интерес, — сказал он Браммелу.
Не заметив удивленного лица Браммела, Филдс направился к спальне, дверь в которую находилась в глубине холла. Браммел последовал за ним. Он удивлялся, почему Филдс не обратил никакого внимания на письма. Так непохоже на шефа — отмахнуться от того, что могло оказаться ключом к раскрытию преступления.

8

На широком черном диване с сиреневыми подушками лежала убитая женщина. Два полицейских фотографа делали снимки трупа, третий фотографировал опустошенный туалетный столик и опрокинутые старинные стулья. Возле него эксперты на коленях брали пробу с пятен крови на голубовато-сером ковре. За диваном, в гардеробной, которая напоминала большой стенной шкаф, сыщики разглядывали платья и белье покойной миссис Тайсон. У широкого окна, из которого видны были сад и улица, еще один сыщик осматривал фиолетовые бархатные портьеры — нет ли на них следов крови. В дверях, держа за уголки большой белый носовой платок, стоял сыщик Джо Макгарри — длинный, взлохмаченный молодой человек.
Филдс и Браммел вошли в комнату.
— Вот, подобрал возле двери, — сказал Макгарри, отдавая платок Филдсу.
Филдс и Браммел, осторожно ступая между опрокинутыми стульями и стараясь ничего не коснуться, прошли к гардеробной. На убитую они взглянули мельком, будто труп не имел никакого отношения к их пребыванию здесь.
Внутреннее убранство домика произвело на Браммела большое впечатление. С видом знатока он остановился пощупать бархатные портьеры.
На другом конце комнаты Филдс разговаривал с сыщиком Дином, опытным пожилым работником.
— Мы не нашли ее драгоценностей, старший инспектор. Ни одной вещички, — говорил Дин.
— Но хоть часть она должна была хранить здесь, — сказал Филдс.
— Там, где их обычно держат женщины, нет ничего, — ответил Дин.
— Неужели снова он? — высказал догадку Филдс. — Конечно, драгоценности могут обнаружиться каждую минуту. — В голосе его звучало сомнение. — Кое-что она должна была держать в спальне… А самые ценные — в банке. Мы скоро все выясним. — Он твердо взглянул на Дина. — Еще раз обыщите комнату. Каждый закоулочек, Дин.
Филдс повернулся к Браммелу.
— Пойду осмотрю дом, Стюарт.
— Я еще немного задержусь здесь, — сказал Браммел. — Потом пойду на кухню.
Филдс отправился в гостиную. Возле письменного стола сыщики подбирали с пола бумаги и письма. По обе стороны от стола находились вделанные в стену книжные полки.
Увидев Филдса, сыщики вытянулись и стали докладывать. Из всех ящиков стола содержимое было вытряхнуто на пол, всюду валялись бумаги. По-видимому, из стола ничего не было взято, кроме, быть может, двух-трех писем. Похоже было, что преступник искал что-то определенное.
— Может, какое-то письмо, — предположил один из сыщиков.
Филдс в раздумье посмотрел на него.
— Я начинаю думать, что преступник искал драгоценности, — сказал он.
Филдс оглядел комнату. Дверь в глубине выходила в короткий коридор, который вел к ванной.
— Очевидно, он проник сначала сюда, не нашел того, что искал, и направился в спальню… Если это похититель драгоценностей, мы скоро в этом убедимся. Одна из его особенностей: он всегда выбрасывает футляры… Надо обыскать весь дом и участок. А может быть, и соседний участок…
Оставшиеся в комнате сыщики продолжали поиски потайных сейфов.
«И что только люди находят в такой мазне?» — думал Филдс, покидая комнату, на стенах которой висели картины, изображавшие розовые квадраты и голубые треугольники или вытянутые нелепые фигуры, олицетворяющие страх — порождения ночных кошмаров и истерии.
Филдс направился по следам преступника. Подойдя к двери ванной, он остановился, не поверив своим глазам, — перед ним блестела вделанная в пол черная ванна, а плафон над ней отбрасывал мертвенно-белый свет.
— Ну и ну! — сказал он Филберту и эксперту по отпечаткам пальцев, пожилому сержанту сыскной полиции Райту, который возился на подоконнике с кисточкой, порошком и лупой. — До чего они только не додумаются! Мерзость какая!
У Филдса начало складываться плохое мнение об этом элегантном, ультрасовременном доме; здесь пахло безнравственностью. У Филдса была своя теория: там, где безнравственность, — быть преступлению.
— Вы только посмотрите, Брюс, — черная ванна! — Филдс был явно шокирован, словно речь шла о шабаше ведьм.
Но Филберта не интересовали ни цвет ванны, ни обстановка — он считал, что все это не относится к делу; ему не терпелось продолжать расследование.
— Райт не нашел никаких отпечатков, — сказал Филберт. — Значит, убийца — профессионал. Был в перчатках… Зато он обнаружил одинаковые следы в двух направлениях. Должно быть, убийца проник в дом и вылез обратно через это окно.
— Постараюсь сделать снимки следов, шеф, если удастся, — сказал Райт.
Райту было жарко в темно-синем костюме.
— Преступнику не надо было взламывать окно — оно было открыто, — пояснил он, играя брелоками на цепочке часов, которая тянулась по его жилету.
Пока Филдс разглядывал подоконник, Райт привел доводы в подтверждение своей догадки.
Ясно было, что эксперт прав. Но Филдс почему-то почувствовал разочарование. Его больше бы устроило, если бы эксперт сказал, что окно было взломано.
Райт снова занялся осмотром, а Филберт вышел вслед за шефом в коридор.
— Биби я отправил к нам, сэр, — сказал Филберт. — Что-то он темнит.
Он уставился на шефа своими маленькими бегающими глазками.
— Я считаю, что это работа Бирюка, — сказал он.
Филдсу было приятно, что старший сыщик самостоятельным путем пришел к тому же заключению, что и он.
— Правильно сделали, что отправили Биби к нам, Брюс, — похвалил его Филдс.
Сейчас он еще более утвердился в своем мнении о Филберте: очень старательный сыщик, действует методично и ни одного подозрительного субъекта не выпустит. Филберт ему положительно нравился. Они уже не раз работали вместе, и Филдс очень помог молодому человеку сделать карьеру. Несмотря на обвинения, что Филберт применял насилие над заключенными и «выколачивал» показания, Филдс отстоял своего протеже перед комиссаром и полицейским трибуналом. Он был убежден, что Филберт просто-напросто еще одна жертва политической кампании против полиции. А кампанию эту затеяли для того, чтобы добраться до правительства. Но ведь полиция прежде всего обязана защищать правительство. Филдс не мог забыть, как охотно «Дейли ньюс» подхватывала каждое обвинение против его сыщиков. Он припомнил, как эта газета напечатала на видном месте саркастическое замечание одного королевского адвоката, что Филберт страшно медлителен, когда ему приходится отвечать на вопросы, зато он с поразительной быстротой пускает в ход руки. Опорочить добросовестного и бесстрашного офицера полиции было в глазах Филдса тяжким преступлением. Эта газетная кампания, несомненно, настроила общественное мнение против полиции. Филдс пришел к выводу, что будущее его отдела под угрозой. Если и на этот раз они потерпят неудачу, правительство может принять меры. Филдс был слишком подозрителен, чтобы верить государственным деятелям, хоть и не хотел в этом признаться. Если им понадобится, они принесут его в жертву. И тогда — прощай его мечта занять пост полицейского комиссара или хотя бы помощника комиссара. Он кончит свои дни неудачником, не дай бог, его еще понизят в простые сыщики. Нет, это не должно случиться и не случится. За тяжеловатой, неуклюжей внешностью Филдса крылась непреклонная воля. И ему помогут все работники его отдела, ведь в сущности у них общие интересы. А самым верным его союзником будет старший сыщик Брюс Филберт — в этом он не сомневался.

9

Пока группа сыщиков обыскивала сад, Филдс вернулся в спальню. Труп сейчас унесут. Филдс остановился в дверях. Служители морга положили тело убитой в простой гроб. Филдс подошел поближе и в последний раз равнодушно взглянул на изуродованное, тронутое тлением лицо. Гроб закрыли, и служители понесли его к двери. Филдс почтительно снял шляпу, впрочем, проделал он это совершенно машинально. Когда кортеж удалился и к нему подошел Дин, лицо Филдса все еще хранило скорбное выражение. Сыщик доложил, что, по его мнению, нападение на миссис Тайсон было совершено возле туалетного столика, оттуда она с трудом добралась до дивана, где и скончалась. От столика к дивану тянулся след крови, уже засохшей. Он не может утверждать с уверенностью, но предполагает, что смерть наступила от ударов кулаком по лицу и голове.
— Похоже, она хотела помешать ему взять что-то со стола, — сказал Филдс.
Дин утвердительно кивнул.
Филдс стал обходить комнату, время от времени делая пометки в блокноте. Он уже почти закончил свой осмотр, когда к нему поспешно подошел Хэгерти и еще один сыщик, которые обыскивали участок.
— Вот, нашли на клумбе у соседей, — сказал Хэгерти, протягивая Филдсу пустой овальный футляр из-под жемчуга.
Филдс бережно взял его и начал разглядывать, словно это было редчайшее из сокровищ.
— Всякий раз он их выбрасывает, — проговорил он.
— Как убийца выбрасывает оружие, как только использует его, — сказал Хэгерти.
— Очевидно, и тот и другой стараются освободиться от ненужных вещей — тогда меньше риска, что их поймают, — заметил Филдс.
— Насилие он применил впервые, — заметил Хэгерти.
— Раньше никто не заставал его на месте преступления, — ответил Филдс.
В комнату вошли Филберт и два других сыщика.
— Ну, ясно, он, — с ликованием сказал Филдс. На его широком красном лице сияла улыбка. — Я все время это подозревал. Мне кажется, дело было так… — Филдс начал восстанавливать события роковой ночи, словно сам был их свидетелем. — Она появилась неожиданно. Скорее всего, вернулась домой в тот момент, когда он при свете фонарика шарил на ее туалетном столике. Она, наверно, сначала зажгла свет в холле, затем в спальне. И тут она увидела его. Она закричала. Он растерялся и бросился к двери. Должно быть, она преградила ему путь, чтобы отнять драгоценности. Они начали бороться, наконец он швырнул ее на пол и бросился бежать. В спешке он обронил платок. Видимо, он доставал его, чтобы обтереть руки. Выбравшись из дома, он несколько успокоился. По обыкновению выбросил футляры. Я уверен, что все остальные футляры тоже валяются в саду. Надо продолжить поиски.
С довольным видом Филдс стал водить сыщиков по комнате, восстанавливая картину борьбы вора с миссис Тайсон.
— Теперь ему от нас не уйти, — сказал он.
Затем Филдс позволил себе маленькую вольность: поговорить с сыщиками о внутренней отделке домика, которая вызывала в нем такое отвращение.
— Ужасно глупо и экстравагантно красить комнаты, а то и каждую стену в разные цвета, — сказал он.
Старший сыщик Филберт, который собирался жениться и, отказывая себе во всем, копил деньги на покупку дома, ненавидел всех этих модников ничуть не меньше, чем преступников. Сын бедного фермера, он не мог рассчитывать на помощь из дому. А о миссис Тайсон у него сложилось самое дурное мнение — эта уж совсем рехнулась, хотела всех поразить.
— Видно, любила пыль в глаза пустить, — поддакнул он.
Филдс согласился с Филбертом, однако к самой миссис Тайсон он не питал особой неприязни: благодаря ей ему, быть может, удастся поймать грабителя, который доставил им столько хлопот и неприятностей.
— Ну что ж, продолжим нашу работу, — сказал он, отправляясь на поиски Браммела в другой конец дома.
Теперь это работа Браммела — через осведомителей напасть на след преступника. Это его специальность. Еще ни один сыщик на памяти Филдса не обратил стольких преступников в полицейских шпиков. Ни у кого не было такого количества осведомителей, как у Браммела. И если до сих пор ему не удавалось обнаружить Бирюка, теперь он наверняка это сделает. Убийство заставит заговорить скупщика, которому он сбывал драгоценности. Ни один скупщик не станет укрывать убийцу. Филдс терпеть не мог осведомителей и, насколько возможно, избегал иметь с ними дело. Однако без них не обойтись — это неприятная необходимость, Филдс радовался, что не он, а Браммел их хозяин.

10

Довольно улыбаясь, Филдс вошел в кухню, где Браммел, стоя возле буфета в маленькой нише, изучал пачку счетов. Он поднял голову и взглянул на шефа.
— Я слышал, у вас уже есть определенная версия, Фрэнк?
— Более или менее. А что, вы не согласны?
— Нет, почему же?
— Так что же вас беспокоит?
— Да ничего, — сказал Браммел. — Но есть две-три детали, которые требуют выяснения…
Филдс оглядел кухню. Ниша была выкрашена в канареечный цвет. Горшочки с декоративными растениями на подоконнике возле мойки и стенного шкафчика были красные — в тон красному узору на занавесках. На скамье под шкафчиком стоял серебряный поднос с неполным графином вина, двумя рюмками и тарелочками с несвежими закусками и высохшими маслинами.
— Мне такая кухня даром не нужна, — сказал Филдс. — Предпочитаю старомодную — как-то оно приличнее.
Браммел улыбнулся.
— Тут было уютное гнездышко, — сказал он. — Домик любви… Какой-то счастливчик проводил здесь немало времени.
— Вот как? — удивился Филдс.
— Взгляните на эти счета, — Браммел взял пачку бумажек с буфета. — Она покупала на двоих. И заметьте, все самое дорогое.
Пока Филдс разглядывал счета, они молчали.
— Пожалуй, вы правы, Стюарт, — сказал наконец Филдс. — Она, наверное, часто у себя принимала…
— Если вы приглядитесь, Фрэнк, вы увидите, что продукты для завтрака она тоже покупала на двоих. Судя по счетам из бакалейной лавки.
Филдс снова углубился в счета.
— Да-а, — медленно протянул он.
Старший инспектор и его помощник поглядели друг на друга так, как обычно сыщики глядят на незнакомых людей — испытующим, подозрительным взглядом.
— Войдя в этот дом, я сразу понял, что у нее был любовник, который проводил с ней много времени, — сказал Браммел. — Как искусно она свила это гнездышко! Ей хотелось доставить удовольствие не только себе.
— Неужели вы всерьез думаете, что она обставила бы дом иначе, если бы делала это для себя одной?
— Конечно, нет. Но все же было бы немножко иначе. Возьмите хотя бы спальню…
— Эти рассуждения нас ни к чему не приведут, — с суровым выражением лица прервал его Филдс. Он не любил говорить о спальнях, если это не имело прямого отношения к делу; в данном случае это не имело отношения, он был уверен. — Обратимся к фактам, Стюарт. Что вы обнаружили?
Браммел обернулся и указал на серебряный поднос на скамье.
— Взгляните, Фрэнк, — сказал он.
— Я уже видел. В чем дело?
Они подошли к скамье и стали разглядывать высохшие закуски и маслины на подносе.
— Вот доказательство, что она кого-то принимала в тот вечер, — сказал Браммел. — И притом мужчину…
— Почему мужчину? — быстро спросил Филдс.
— Для женщины она приготовила бы пирожные.
Филдс насмешливо улыбнулся.
— Более того, Фрэнк. Судя по этому ужину, она принимала любовника. Посмотрите, особых блюд тут нет, ничего необыкновенного. Закуски, которые она приготовила, — для хорошо знакомого человека. Интимный ужин.
— Но в последний момент ее гость мог не прийти, — ответил Филдс. — С таким же основанием вы можете предположить и такую возможность. Право же, все это не имеет значения.
— Не могу с вами согласиться, Фрэнк. Зачем ей заранее готовить такой незамысловатый ужин? Что в нем особенного? Проще предположить, что она приготовила его, когда гость был уже в доме.
Фрэнк пожал плечами.
— Вот что, Фрэнк, — продолжал Браммел, — мне кажется, надо самым тщательным образом проверить все ее знакомства.
— Продолжайте, Стюарт, — сказал Филдс. — Но пока что у вас нет никаких доказательств того, что в доме побывал кто-то еще, кроме вора.
— Здесь мог побывать хоть десяток людей…
— Вздор, Стюарт.
Филдс перечислил уже установленные факты. В дом забрался вор, он украл драгоценности миссис Тайсон. Сколько он унес, еще не известно, но на данной стадии расследования это не имеет значения. Вор вел себя необычно: он применил насилие. Но это легко объяснить. Никогда раньше его не заставали на месте преступления. Очевидно, миссис Тайсон вошла в дом как раз в тот момент, когда он шарил на ее туалетном столике.
— Прекрасная версия, — сказал Браммел, — но факты ее не подтверждают, Фрэнк. Окно в ванной было открыто — значит, она никуда не уходила.
— Она могла выйти совсем ненадолго, — сказал Филдс. — Ну хорошо, допустим, вы правы, Стюарт, — продолжал он, — но вы же не станете отрицать, что в спальне она появилась неожиданно и застигла вора врасплох.
— А как же тогда ваше предположение, что он вначале рыскал в гостиной? — спросил Браммел. — Она бы обязательно услышала шум и пошла посмотреть, в чем дело.
— Вовсе не обязательно, — упрямо возразил Филдс. Его раздражал этот спор. Он только убедился, что в его версии есть уязвимые места. Но в основном он, конечно, прав. Похититель драгоценностей убил миссис Тайсон, чтобы вырваться из дома, в этом Филдс был уверен.
— Все улики ведут к нему, Стюарт, — повторил он. — И ни к кому больше.
— Может быть, и так, — ответил Браммел. — Но вот что странно: зачем ему нужно было выбросить футляр и навлечь на себя подозрение в убийстве?
— Он не думал, что убил ее, — сказал Филдс. — Когда он убегал, она была жива. Наверняка. Она же доплелась до дивана.
— Может быть, и так, — признал Браммел. — Но я все-таки не убежден, что в ту ночь в доме не было еще одного человека…
— Ваша версия насчет ужина звучит довольно правдоподобно, — сказал Филдс, — я это признаю… Но ведь, кроме закусок и вина, нет никаких доказательств. Никаких следов…
— Мне кажется, — спокойно сказал Браммел, — вполне можно предположить, что перед самым ужином миссис Тайсон поссорилась со своим любовником…
— В спальне?
— Именно. Они собирались поужинать после того, как выйдут из спальни.
— Но она была одета… — Филдс улыбнулся с видом превосходства. — Согласитесь, это всего лишь домысел, Стюарт.
— Да, есть кое-какие слабые места, — ответил Браммел. — И все же, мне кажется, у нас нет веских улик, что ее убил Бирюк. Есть только доказательства, что он ограбил дом. Это еще не свидетельствует о том, что он убийца.
— Если убийца и грабитель — разные люди, это просто невероятный случай!
— Вы это совершенно исключаете, Фрэнк?
Филдс перестал улыбаться. Он невольно насторожился.
— Я ничего не исключаю, Стюарт, — сказал он. — Тем более факты.
Он не мог отделаться от мысли, что только тщеславие мешает Браммелу признаться, что на сей раз он не прав.
А инспектор сыскной полиции Браммел удивлялся тому, что шеф явно не хочет принимать во внимание неугодные ему улики, — это было так непохоже на Филдса. Неужели Филдс сознательно уверил себя в том, что преступление совершил похититель драгоценностей, уверил потому, что тогда разом были бы разрешены все проблемы. Теперь этого вора гораздо легче схватить, а его арест положил бы конец шумихе в прессе, которая грозит неприятностями Филдсу и всей сыскной полиции. Путь же Браммела чреват опасностями: как знать, сколько влиятельных особ могут оказаться замешанными при тщательном расследовании всех знакомств покойной миссис Тайсон. Может быть, Филдс хитрее, чем кажется? Не кроется ли здесь нечто большее, чем просто нюх сыщика?
С серьезным видом Браммел положил счета и квитанции в конверт, заклеил его и отдал Филдсу.
— Теперь здесь, кажется, все ее бумаги, — сказал Филдс, похлопав по оттопырившимся карманам. — Кстати, я еще не показал вам ее банковскую книжку. Дин нашел ее в спальне.
Филдс вытащил из кармана пиджака банковскую книжку и еще какие-то документы и протянул их Браммелу. Тот стал внимательно просматривать книжку.
— Она не была стеснена в средствах, Фрэнк. Вот смотрите, — Браммел показал на несколько записей. — Регулярно брала довольно большие суммы и не менее регулярно вкладывала еще большие. — Браммел в раздумье разглядывал книжку. — Наверно, занималась коммерцией. Кто-то субсидировал ее. Я слышал, при разводе муж не оставил ей ни фунта.
Он вернул книжку Филдсу. Тот показал ему фотографию миссис Тайсон. Какой-то газетный репортер снял ее, когда она шла по улице ясным весенним днем. В доме было полно ее фотографий, но нигде она не вышла так хорошо. И лицо и фигура были сняты в особенно удачном ракурсе. Миссис Тайсон была высокая, темноволосая, с округлыми бедрами и крепкими, стройными ногами; в этот весенний день на ней было шелковое платье с низкой талией и мелко заплиссированной юбкой. В ушах — серьги, на руке браслет с подвеской.
— Однако на себя она денег не жалела, — сказал Браммел. — Этот туалет и украшения стоят немало.
— Браслет не обнаружен, — сказал Филдс. — Наверно, украден вместе с остальными драгоценностями.
— Интересно, она и вправду была так хороша, как кажется? — спросил Браммел, лукаво поглядывая на Филдса.
Шеф сделал вид, что не слышит его. Он занялся разбором бумаг, раскладывая их на баре. В силу своей профессии Филдс сталкивался со многими темными сторонами жизни, и все же он терпеть не мог развязной болтовни, намека на сальности. Он считал, что к аморальным поступкам нельзя относиться юмористически и беззаботно. Плата за грех — смерть, в этом он был твердо убежден, весь его опыт был тому подтверждением.
Филдс и Браммел покинули домик последними. Время близилось к полдню. С серьезными лицами они прошли к калитке. Там все еще дежурило несколько фотографов и репортеров.
— Мне нечего сказать, — отмахнулся от их вопросов Филдс, направляясь к полицейской машине, стоявшей у тротуара.
Когда машина тронулась, оба сыщика оглянулись, будто хотели запечатлеть в памяти кукольный домик с голубой крышей и белыми кирпичными стенами и гараж с белыми пятнами на черном фоне — словно кость домино. Они думали о домике и о многом другом. Но, может быть, больше всего они думали друг о друге.

11

Филдс не тратил времени попусту. Пока машина мчалась по улицам предместья, Филдс, откинувшись на спинку сиденья, читал письма, найденные у миссис Тайсон. Он даже не поднимал глаз на Браммела, который сидел впереди рядом с шофером — младшим полицейским офицером, одетым в штатское.
Браммел и шофер разговаривали о лошадях и скачках. Как это часто бывает с заядлыми игроками, они были крепки задним умом.
— И надо же мне быть таким дураком, — рассказывал Браммел. — Хойл мне говорит: «Слушай, Стюарт, лошадка — верняк». Я на нее ставлю, и, конечно, она приходит последней. Я к Хойлу. Он оправдывается: даже тренеры, говорит, ошибаются. Ну что ж, попал в точку. «Во всяком случае, — говорит он, — с этой кобылой все кончено. Безнадежно. Я бы на нее больше ни пенса не поставил». Однако это не помешало ему снова сделать начальную ставку. Я, конечно, на нее не поставил, ну и, как водится, она выиграла. Выплачивали пятьдесят к одному. А Хойл вывернулся как ни в чем не бывало, потому что никто не мог доказать, что он на нее ставил. «Поди знай, что она выиграет», — сказал он. Я уверен, что председатель клуба и распорядители были в сговоре и сами на нее ставили. Так или иначе, а я прошляпил. Нет, вы только подумайте! Ни один игрок ничего не соображает.
Браммел и подтрунивал над собой и злился. Он еще им покажет, погодите!
Машина остановилась у светофора, и Браммел нагловато-оценивающим взглядом стал рассматривать пешеходов, снующих по раскаленному тротуару. В его власти испортить настроение большинству из них, подумал он. Эта мысль доставила ему удовольствие. Власть возвышала его над обыкновенными смертными. Но власть для него не все, он не из тех, кто тешит себя иллюзиями. Власть — хорошая штука, но он предпочел бы иметь побольше денег. Вот тогда он смог бы жить так, как ему захочется. Однако что-то удерживало Браммела от грубой погони за деньгами. Он не стал бы уподобляться тем сыщикам, которые берут взятки, или полицейским из автоинспекции, которые сбывают украденные машины. Для него был лишь один путь к деньгам: игра на скачках, и тут он ничем не отличался от двух-трех миллионов других граждан, которые старались поправить свои финансы с помощью чистокровных лошадок. Браммел играл на скачках почти ежедневно и здесь и в других городах.
Они миновали местную ратушу. Часы на ней показывали половину первого.
— Сейчас начнется первый заезд, — сказал Браммел. — Может, послушаем? — Полицейский радиоузел все время передавал экстренные сообщения, и шофер не решался переключить радиоприемник на спортивную передачу.
— Ну, переводи скорее, — сказал Браммел, — не бойся…
Диктор быстро называл лошадей, по мере того как они выходили к барьеру. Заезд был на короткую дистанцию. Лошадь, на которую ставил Браммел, пришла четвертой.
— Каждый раз, как послушаюсь этого мерзавца жокея, просаживаю деньги, — возмутился Браммел. Ему явно не везло.
С беспокойством поглядывая в зеркальце на Филдса, шофер снова переключил приемник на полицейский радиоузел. Он не доверял начальству: вечно сваливают вину на младших офицеров. Уж если кого и притянут за то, что вместо полицейских сообщений они слушали скачки, так не Браммела, а его.
Но Филдс, казалось, не обращал внимания на то, что делается на переднем сиденье, — он был поглощен письмами.
— Эх, сидел бы я сейчас на ипподроме за городом да смотрел, как лошадки мчатся — только пыль летит, и ничего мне больше на свете не надо, — сказал Браммел. Он обернулся: — Может, съездим, а, Фрэнк? — шутливо спросил он.
— Чтобы спустить последние гроши?
— А может, счастье улыбнется.
— Так оно вас и дожидается, ваше счастье, — добродушно сказал Филдс.
— Ничего не могу с собой поделать, — воскликнул Браммел. — Видно, уж так устроен человек: знает, что все это сплошное мошенничество, и все-таки надеется, что ему повезет.
Они въехали в город. По улицам сновали машины и трамваи, люди спешили на обед. Недавно отстроенное здание полиции можно было заметить издалека, оно было гораздо выше соседних домов. Снаружи здание было скорее похоже на современную больницу. Ничего зловещего и пугающего в нем не было, не то что в старые времена, когда здание полиции обязательно было из мрачного темно-серого камня.
Машина медленно подъехала к центральному подъезду. По обеим сторонам от него тянулись ряды машин, впритык одна к другой. Из широких ворот то и дело выезжали патрульные пикапы с полицейскими, в форме или в штатском. Посреди улицы стояло несколько вполне невинных на вид грузовичков, на передних сиденьях которых сидели переодетые в штатское полицейские и заносили в свои книжечки описания и номера похищенных автомобилей, сообщаемые полицейским радио. Проехала поливальная машина, и улица задымилась под палящим солнцем.
Филдс и Браммел вышли из машины и скрылись в широких тяжелых входных дверях. В вестибюле царила обычная суета. У окошечка сержанта толпились мужчины и женщины, которые пришли, чтобы заявить об угнанных автомобилях, о ссорах с соседями, о кражах. Сбоку из двери строем вышел отряд полицейских — менять уличные посты. Какой-то сыщик вел в камеру задержанного. Филдсу и Браммелу вежливо поклонились два сыщика из спецотдела по политическим делам.
— Я, наверно, не смог бы работать в их отделе, — сказал Браммел. — Их и сыщиками-то не назовешь.
Филдс промолчал. Если бы он даже и считал, что Браммел прав, ему, начальнику сыскной полиции, а, может быть, в будущем и полицейскому комиссару или помощнику комиссара не пристало неодобрительно отзываться о работниках другого отдела. Но Филдс к тому же был в принципе не согласен с Браммелом: специальный политический отдел занимался исключительно важным делом, и, конечно, его работники должны быть очень хорошими сыщиками, да притом с головой. Однако сейчас не время рассуждать на эту тему, сейчас у него своих забот по горло.
Поднимаясь в лифте на третий этаж, где помещался их отдел, Филдс сказал:
— Если до завтра ничего не выяснится, мы предпримем кое-что в другом направлении.
— Что-нибудь серьезное, Фрэнк? — спросил Браммел.
— Может быть… — ответил Филдс.
По его тону Браммел решил, что Филдс уже разработал план действий.
— Я жду важного донесения, — бросил Филдс и пошел дальше по коридору в свой кабинет.

12

Сев за стол, Филдс сразу же углубился в работу. Прежде всего сделал записи в своем дневнике — он был размером с телефонную книгу. Затем, поговорив по телефону с сыщиками своего отдела и начальниками районных сыскных бюро, он составил список всех известных воров, специализирующихся на краже драгоценностей, скупщиков краденых драгоценностей и тех, кого подозревали в подобных сделках. Список получился большой, но Филдс собирался еще пополнить его после того, как просмотрит полицейскую картотеку.
Перед тем как отправиться в справочный отдел, Филдс позвонил комиссару и лично доложил ему о деле и о ходе следствия. С сегодняшнего вечера начнется грандиозная облава — они возьмут всех воров и скупщиков краденого. Таких облав еще не бывало. Сыскная полиция будет работать без передышки, сколько понадобится. Впрочем, его отделу к этому не привыкать: бывает, что сыщики целую неделю не могут переменить рубашку и спят урывками, прямо в машине.
Комиссар полностью одобрил план Филдса. Похититель драгоценностей должен быть пойман во что бы то ни стало. Комиссар собирался выйти в отставку и, прежде чем покинуть пост, хотел разделаться с этим неуловимым вором. Он дал понять Филдсу, что тот может использовать любой другой отдел и сыщиков из других районов, если найдет нужным.
Преисполненный сознания важности дела, Филдс поспешно спустился на первый этаж, в картотеку. Под нее были отведены несколько комнат первого этажа. Они были уставлены шкафами с папками, а вдоль стен тянулись полки, разделенные на ячейки размером в квадратный фут. Здесь хранились реестры судебных дел, в которых были указаны сроки наказания всех преступников штата.
Офицеры справочного отдела работали с привычной быстротой. Из папок, расположенных в алфавитном порядке, они доставали карточки перечисленных в списке Филдса преступников, с их фотографиями и сведениями об их характере, связях, происхождении.
В отделе отпечатков пальцев Филдс получил карточки с отпечатками пальцев всех подозреваемых лиц, а также дополнительный список, который он просил составить. Это было нетрудно сделать, так как вся картотека делилась на разделы по роду преступлений.
Филдс собственноручно проверил, в чем обвинялись те лица, которые были у него на подозрении. Можно было перепоручить всю эту работу кому-нибудь из младших чинов, но он считал, что в столь ответственную минуту он должен проверить все самолично.
Потом Филдс вернулся к себе. Ему не терпелось поскорее начать облаву. Прежде всего он рассортировал карточки по группам. Мелкие карманники, рецидивисты, взломщики, бандиты, скупщики краденого, осведомители. Затем по телефону Филдс отдал приказания. Хэгерти должен был возглавить облаву на мелких жуликов. Остальные группы Филдс распределил между другими сыщиками. Филберту предстояло взять тех, кто находился под подозрением в вооруженном ограблении и убийстве. Браммел должен был допросить некоторых скупщиков краденого.
Машину Филберта вел лучший шофер полиции, Том О'Кэрролл. И если уж кому грозила опасность, то прежде всего пассажирам этой машины. На полном ходу она влетела во двор дровяного склада на одной из окраинных улиц. Кроме Филберта, сидевшего рядом с О'Кэрроллом, в машине находилось еще три сыщика: Джо Макгарри, Малыш О'Брайен, чемпион по борьбе в тяжелом весе, у которого было изуродовано одно ухо, и Мясник Хьюз, бывший инструктор диверсионно-десантных отрядов. Из этих пятерых один только Хьюз замирал, когда машина начинала вилять на шоссе. Когда-то он служил в дорожной полиции и знал, что бывает, когда машины сталкиваются на большой скорости. Едва автомобиль въехал во двор склада, Хьюз выскочил из него.
Дров и угля во дворе было совсем мало. Этот небольшой запас служил лишь ширмой для деятельности хозяина — Эдварда Каркина. Посреди двора стоял сарайчик, который должен был изображать контору. В окно сарайчика смотрел человек. Увидев полицейских, он распахнул дверь и бросился к забору. Хьюз погнался за ним и схватил, когда тот уже хотел спрыгнуть на другую сторону.
В это время Филберт и остальные сыщики ввалились в сарайчик.
— А ну, Проныра, выкладывай оружие, — сказал Филберт.
Каркин нахмурился.
— Чего это ты пожаловал, Филберт? — спросил он.
— Давай оружие, — повторил Филберт.
— Его еще надо найти.
В то же мгновение Малыш О'Брайен схватил его за одну руку, Макгарри за другую, а Филберт влез во внутренний карман пиджака и вытащил оттуда револьвер.
— Там его не было. Это ты его сунул, — крикнул Каркин.
— Смотри, как бы я тебя не сунул туда, откуда не возвращаются, — огрызнулся Филберт.
Два сыщика держали Каркина, пока Филберт обыскивал «контору». В жестяном ящике он обнаружил настоящие сокровища: разобранное ружье, набор инструментов для взлома в сумке для столярных инструментов и тугую пачку фунтовых банкнот.
— Откуда это у тебя, Проныра? — спросил Филберт. — Ограбил миссис Тайсон на Дарлингтон-авеню, да?
— А склад на что? Здесь заработал, — возмущенно ответил Каркин. — Ты не имеешь права тут шарить, Филберт. Где ордер?
Даже Филберт улыбнулся.
— Не будь таким умником, Проныра, — сказал он. — Там-то и делают ордера, откуда я прибыл.
Каркин смолк.
— Поедешь с нами, — сказал Филберт. — Тебе придется нам кое-что объяснить. Ты ведь знаешь, что тебе не положено иметь эти игрушки. За вооруженный грабеж ты уже сидел… Плохо твое дело, парень, придется еще годков пять посидеть, а то и больше.
Каркин начал вырываться из рук сыщиков.
— У-у, гады! — кричал он.
Но вырваться он не смог. Каркина втолкнули на заднее сиденье автомобиля, где уже под охраной Батчера Хьюза сидел его дружок. Залезая в машину, Филберт бросил взгляд на пленника Хьюза.
— Ах, это ты, Коротыш! — с издевкой проговорил он своим визгливым голосом. — Ты тоже прощайся с белым светом. Прости-прощай — теперь тебе его долго не видать. Не меньше десяти обвинений тебе предъявим.
— Чтоб ты сдох, Филберт, — ответил тот.
Они поехали обратно в полицию и сдали двух бандитов Филдсу, который уже вел допросы.
До поздней ночи Филберт и его помощники разыскивали лиц, на которых пало подозрение, и доставляли их в участок. Ускользнуть сумели лишь двое — закоренелые бандиты, за которыми числилось не одно преступление. Филберт решил схватить их во что бы то ни стало; ни минуты отдыха, пока он не доставит их в полицию.
Они обыскали все подозрительные дома и клубы. Никаких следов. Было около полуночи, машина Филберта ехала по набережной. Измученные сыщики устроились поудобнее, полулежа на сиденье, и закурили. Это была первая передышка за весь день. Филберт внимательно слушал сообщения полицейского радиоузла.
А вот и для них: те двое, кого они искали, Уотсон и Келли, только что вышли из ночного клуба с двумя известными проститутками, Джойс Гэббедж и Нелли Речер, сели в машину и укатили в северном направлении.
— Это нам, ребята, — сказал Филберт остальным.
Вскоре они приняли еще одно сообщение: автомобиль с бандитами замечен на главной северной магистрали.
— Отлично, давай скорость, Том, — сказал Филберт. — Будем догонять.
Том О'Кэрролл переключил скорость и нажал на акселератор. Мотор взревел. Сидевшие в машине повалились назад. Машина мчалась на максимальной скорости. Мелькали огни, испуганные шоферы поспешно сворачивали к обочине, чтобы дать им дорогу.
Надо было поскорее вырваться из потока машин. Том О'Кэрролл ни разу не сбавил скорость. Он обгонял машину за машиной, даже с запретной стороны, если появлялся просвет. Бывали мгновения, когда казалось, что он неминуемо столкнется с другой машиной. Мясник Хьюз, который так недавно бесстрашно бросился на бандита, снова замер от страха и затаил дыхание.
Они уже далеко отъехали от центра, когда Филберт увидел впереди мощный форд. Видимо, сидевшие там заметили полицейскую машину. Форд с ревом уходил вперед. Неожиданно он свернул в боковую улицу. Казалось, он потерял управление, но нет — форд выравнялся и понесся дальше. Полицейскую машину тоже занесло на углу, но она не отставала. Сыщики нагоняли беглецов, Филберт вынул револьвер и тщательно прицелился в заднее колесо форда. На тихой улице сухо защелкали выстрелы. Форд не замедлил хода, но полицейская машина уже настигала его.
— Прижми его к обочине, — бросил Филберт шоферу.
Черкая полицейская машина неожиданно вильнула влево и чуть не врезалась в машину беглецов. Форд рванулся на тротуар, чудом проскочил фонарный столб и остановился.
Из машины выскочили Келли, Уотсон и две женщины и разразились яростной бранью. Из полицейской машины первым, как и в тот раз, выскочил Мясник Хьюз. Он бросился к Келли и ударил его в челюсть. Ударил с наслаждением, не мог не ударить — заплатил Келли за то, что пережил в машине. Но в драке Келли не имел себе равных, а полицейских он так ненавидел, что приходил в бешенство от одного их вида. От удара Мясника он даже не покачнулся и тут же ловко заработал кулаками. Он наносил удары с явным намерением покалечить Хьюза.
О'Брайен забежал сзади Келли и, вцепившись ему в горло, стал душить. Второй бандит, Уотсон, побежал было к багажнику за ружьем, но Джо Макгарри ударил его кастетом по переносице. Уотсон рухнул наземь. Женщины тоже не теряли времени даром, когда их дружки попадали в переделку. Обе налетели на Филберта. Джойс Гэббедж, о которой говорили, что она дерется получше иного мужчины, видимо, решила, что одними кулаками тут не обойдешься, сдернула туфлю на высоком каблуке и начала колотить ею, словно молотком, норовя ослепить Филберта, а Нелли Речер ругалась на чем свет стоит.
Когда она начала поминать его мать и бабушку, Филберт не выдержал. До тех пор он только защищался от атак Джойс, которая старалась выбить ему глаза, но сейчас он рассвирепел, схватил обеих женщин за волосы и начал стукать их лбами — раз, два, три… Наконец туфля выпала из руки Джойс, а Нелли застонала и осела на тротуар. Филберт не любил грубо обходиться с женщинами, не то что с мужчинами. При виде Нелли Речер, корчившейся на тротуаре, Филберт устыдился и, чтобы скрыть смущение, сердито заорал:
— Сами виноваты — путаетесь с этими головорезами!
Затем он поставил Нелли на ноги, открыл ее сумочку и грубо спросил:
— Где столько раздобыла?
Не дожидаясь ответа, он втолкнул женщин в машину и сказал Тому О'Кэрроллу:
— У них полно денег. Видно, кого-то обчистили. Они нам расскажут кого, будь уверен.
В четыре утра Филберт со своей командой все еще колесил по городу и пригородам. Это было самое подходящее время, чтобы наведаться к тем, кто судился по обвинению в убийстве, но за неимением улик был оправдан. Прежде всего они явились к Сноуи Хиксону, который дважды обвинялся в убийстве и дважды был освобожден. Он славился также своим умением расправляться с доносчиками.
— Не успеют кого-нибудь ограбить, как вы уже мчитесь ко мне, — пожаловался Хиксон.
— На сей раз ты, наверно, кое-что знаешь, — сказал Филберт.
— О чем?
— О миссис Тайсон…
— Первый раз слышу…
— Где ты был в ночь на…
Сноуи Хиксон подумал.
— В кино со своей красоткой.
— Всякий раз, когда кого-нибудь пристукнут, ты в кино… Алиби себе устраиваешь?
— Честно.
— Честным ты никогда в жизни не был, — сказал Филберт.
В поисках краденого сыщики обшарили все комнаты. Миссис Хиксон вылезла из постели и ходила за сыщиками по пятам, ни на минуту не спуская с них глаз, — она была убеждена, что они сейчас что-нибудь подложат, чтобы обвинить ее мужа в грабеже.
— Ничего вы у меня не найдете, — сказал Хиксон. — Я на постоянной работе. — Он повернулся к своей жене: — Скажи им, мамочка!
— Правда, — подтвердила она.
— И все-таки тебе придется поехать с нами, Сноуи, — сказал Филберт. — Мы проверим твое алиби в управлении. Может, оно не такое уж надежное. Тогда я много не дам за твою голову.
Миссис Хиксон не сводила напряженного взгляда с Филберта…
Почти в то же время недалеко от ветхого деревянного домика в трущобах на окраине остановилась другая полицейская машина. Домишко стоял в переулке, мощенном булыжником, вход был со двора. Из машины вышли Браммел и сыщик Колензо. Браммел шел легким размашистым шагом, хотя почти всю ночь провел на ногах. Он не верил в то, что миссис Тайсон убил похититель драгоценностей, но все-таки ему, как и всем работникам сыскного отдела, не терпелось схватить его.
У калитки прямо на земле спал человек. Браммел нагнулся, чтобы поглядеть на него.
— Подручный, — заметил Браммел. — Напился на хозяйские подачки.
Они вошли в незапертую калитку. Кухонное окно еще светилось. Браммел повернул ручку двери, и они с Колензо вошли в кухню. За длинным деревянным столом сидел мужчина и пил вино, на кушетке крепко спал мальчишка лет тринадцати. Еще один мужчина, невысокий и кряжистый, переливал вино из бутылки в графин. Он поставил бутылку на камин и схватил железную кочергу.
— Кто такие? — спросил он.
— Инспектор сыскной полиции Браммел. Это сыщик Колензо. А ты — Билли Айкинс?
— Почем я знаю, что вы фараоны.
Браммел показал свое удостоверение.
— Что вам нужно? — спросил Айкинс, не двинувшись с места, с кочергой в руке. Пьяный за столом затянул печальную польскую песню.
— Поставляешь эмигрантам спиртное, Айкинс? — спросил Браммел.
— Отвечать не буду, — пробурчал Айкинс.
— Ничего, ответишь, — сказал Браммел.
Айкинс замолчал, он переводил колючий взгляд с Браммела на Колензо. С этими двоими он еще не встречался.
— Боюсь, тебе придется прикрыть свою лавочку.
Айкинс глядел на Браммела, видимо, что-то прикидывая в уме.
— У вас против меня нет никаких улик, мистер фараон, — сказал он.
Браммелу донесли, что Айкинс скупает краденые вещи, главным образом у иностранцев. Но одновременно он был осведомителем сержанта Бразерса из отдела иммиграции; в обмен на сведения об иностранцах, потреблявших зелье Айкинса, Бразерс ограждал его от преследования.
— Мы обыщем твою лавочку, — сказал Браммел, предъявляя ордер, который Айкинс внимательно прочитал. — У нас есть сведения, что здесь спрятаны краденые вещи.
— Чертовски подходящее время для обыска, — сказал Айкинс.
— Заведение еще открыто, — ответил Браммел, оглядываясь на пьяного, все еще тянувшего печальную польскую песню. — Мальчишка чей, Айкинс? — Браммел указал на спящего мальчугана. — Твой?
— Зачем вам знать?
— Приучаешь с детства… На стреме стоит?
Браммел направился к двери, которая вела внутрь дома.
— Туда нельзя, — сказал Айкинс, замахиваясь кочергой. — Там спят жена и дети.
Колензо выхватил револьвер и прицелился в Айкинса.
— Дай-ка кочергу, Айкинс.
Айкинс чертыхнулся, но отдал кочергу сыщику.
Браммел прошел в первую по коридору комнату, зажег свет. Это оказалась кладовая, переделанная из жилой комнаты. Вдоль стен стояли корзины с бутылками, и вся комната была уставлена рядами бочонков и бутылей. Возле двери был втиснут топчан, на котором, видимо, спал сторож. Браммел заглянул под топчан и извлек оттуда запертый металлический ящик.
— Открывай, — приказал он Айкинсу.
Тот нехотя отпер ящик.
Он был полон часов, колец, золотых запонок и других украшений.
— Где все это взял? — спросил Браммел.
— Получил в уплату за вино.
— Рассказывай сказки, — бросил Браммел.
Он взял из ящика золотые часы и притворился, будто пристально их разглядывает.
— Вот эти часы кто тебе дал?
— Не помню!
Браммел обменялся быстрым взглядом с Колензо, стоявшим позади Айкинса.
— Они украдены у миссис Тайсон, так ведь? — спросил Браммел. — А ее укокошили. Плохи твои дела, Айкинс.
— Про что это вы толкуете, мистер фараон? — презрительно спросил Айкинс.
— Придется тебе пойти с нами, — ответил Браммел, а Колензо подхватил ящик. — Объяснишь все в полиции.
Кряжистый торговец спиртным в сопровождении сыщиков вышел во двор. Никто не говорил ни слова. Айкинс прикидывал, насколько серьезны угрозы Браммела. Потом все-таки решил не рисковать.
— Что вы хотите узнать? — спросил он, когда они подошли к калитке.
Сыщики остановились.
— Где взял эти вещи? — спросил Браммел.
— Купил у… — Айкинс назвал трех иммигрантов, которые «работали» по отелям.
— А кто покупает у Бирюка?
— И слыхом не слыхал.
— Может, услышишь…
— Может, и услышу.
— Вот что, — сказал Браммел, — если узнаешь, кто он, сниму с тебя все обвинения. А их порядком.
— Ладно, — сказал Айкинс. Он помолчал, потом спросил: — Вы мне сейчас все вернете?
— Нет, так не пойдет, — ответил Браммел.
«Придется мне распроститься со всем моим имуществом, — с горечью подумал Айкинс. — По крайней мере до тех пор, пока я не добуду им нужные сведения… Разве что Бразерс поможет».
Браммел был вполне удовлетворен: ящик с крадеными драгоценностями накрепко привяжет к нему Айкинса, и Бразерс тут не поможет. Айкинс родную мать продаст, лишь бы только получить этот ящичек обратно.
Сев в машину, Браммел связался по радиотелефону с управлением. «Надо немедленно арестовать трех воров — иммигрантов. Айкинс и эти трое очень пригодятся, если все остальные операции провалятся, — с усмешкой подумал Браммел. — Им очень просто можно будет „пришить“ убийство миссис Тайсон…»
Перед тем как вернуться в управление, Браммел наведался к кое-кому из своих стукачей. Никаких сведений. Он их обхаживал и так и эдак, угрожал, обещал, одному даже дал лишний фунт из фонда, выделенного на осведомителей, — и все безрезультатно. Они ничего не знали об убийстве миссис Тайсон. Браммел вынужден был признаться Филдсу, что еще не напал на след похитителя драгоценностей или его скупщика.
Поздно ночью на летучке сыскного отдела все сошлись на том, что придется еще много потрудиться, прежде чем они найдут убийцу.
Сыщики разошлись по домам, чтобы немножко отдохнуть, а в восемь утра снова взялись за дело. Филдс возобновил допросы, Филберт отправился к лавочникам, поставлявшим продукты миссис Тайсон, а Браммел, у которого был ключ от кукольного домика, решил еще раз его осмотреть.

13

В конце дня Браммел зашел к шефу. На столе перед Филдсом возвышалась груда бумаг. Без шляпы Филдс был больше похож на отставного борца, чем на сурового и проницательного начальника сыскной полиции, — короткий приплюснутый нос, круглая голова с блестящей, потемневшей от загара лысиной, которую едва прикрывали редкие, старательно зачесанные пряди.
— Присаживайтесь, Стюарт, — сказал он. — Я только что кончил читать письма.
Браммел сел и закурил сигарету.
— Ну, что скажете, Фрэнк?
Филдс взял две пачки писем, аккуратно перевязанных белой тесемкой.
— Вот эти — от двух мужчин, — сказал он. — Остальные письма от ее первого мужа и родственников. Они не представляют интереса. Я даже не стал их сортировать.
— Кто эти двое, Фрэнк?
— Странно, что ни тот ни другой не подписывались своим именем. Один именовал себя «Малышом», а другой «Папочкой».
— Интересно, — сказал Браммел.
— Бог его знает, — ответил Филдс. — Ничего особенного в этих письмах нет. Одни излияния.
— Эти двое были ее любовниками?
— Видимо, да. Совершенно безнравственная женщина. Не удивительно, что муж развелся с ней… Возьмите эти письма, Стюарт, и просмотрите. Может, вы там что-нибудь вычитаете.
Браммел положил обе пачки в карман, а Филдс тем временем пододвинул к нему заключение патологоанатома. Браммел быстро просмотрел его. Вскрытие показало, что миссис Тайсон умерла от кровоизлияния в мозг, вызванного сильными ударами по лицу и голове. Патолог высказывал предположение, что смерть наступила вскоре после полуночи. Он не считал, что она умерла сразу; какое-то время после нанесения ударов она была еще жива. Может быть, час или два.
Было еще несколько сообщений. Одно из справочного отдела, удостоверявшее, что миссис Тайсон родилась в соседнем штате, где до сих пор проживали ее тетки и дядюшки; родители миссис Тайсон умерли несколько лет назад.
— Похоже, что братьев и сестер у нее не было — наследство после родителей она получила полностью, — пояснил Филдс. — Впрочем, наследство небольшое.
— Тайсон, видимо, женился на ней по любви, — сказал Браммел. — А я-то всегда думал, что в его кругу деньги женятся на деньгах.
Показания управляющего банком не пролили света ни на источник ее довольно солидных вкладов, ни на причины, побуждавшие ее снимать со счета крупные суммы, которые значительно превышали расходы на хозяйство.
— Она многое скрывала в своей жизни, причем довольно старательно, — сказал Браммел. Эту догадку еще более подтвердил рапорт сыщика Мэнна, который Браммел начал читать. Мэнн опросил соседей миссис Тайсон. Только мисс Грейс Типпет, экономка из двухэтажного особняка, откуда домик миссис Тайсон был хорошо виден, смогла дать какие-то сведения. Она сообщила, что уже года два миссис Тайсон посещал один мужчина. Он являлся раз или два в неделю, всегда подъезжал к самому гаражу и затем быстро скрывался в доме. Мисс Типпет ни разу не удалось его как следует разглядеть. Он приходил под вечер, а она стареет, глаза стали плохо видеть. Однако она заметила, что джентльмен этот высок ростом, отлично одет и очень представителен. Ей показалось, что у него короткие усики, как у военного. И он уже немолод; она бы дала ему лет пятьдесят.
— На «Малыша» не похож, — сказал Браммел. — Скорее это «Папочка».
— С таким же успехом может оказаться наоборот.
— И то верно, — согласился Браммел, — этот почтенный джентльмен вполне мог подписываться «Малыш». Поразительно, как эти джентльмены глупеют к пятидесяти. Помните мануфактурщика со взрослыми детьми, который в письмах к своей потаскухе подписывался «Цветочек». А потом член парламента, который называл свою пассию «Пончиком», а этому «Пончику» было под шестьдесят, правда, денег у нее куры не клевали. Вы знаете, о ком я говорю? Он пьет, как сапожник. Говорят, будет министром, когда его партия получит большинство.
На лице у Филдса сразу появилась серьезная мина. Участвовать в таком разговоре он считал для себя неуместным.
— Если мисс Типпет говорит правду, а не выдумывает, — сказал он, — тогда вряд ли этот постоянный посетитель вообще писал письма. Зачем это ему? Ведь он ее часто видел. Он был почти мужем.
— Иногда и мужья пишут письма, — заметил Браммел. — Особенно когда они только вот так, время от времени, наведываются к своим женам, как этот субъект. — Он пожал плечами: — Впрочем, на данном этапе не важно, кто он — «Малыш», «Папочка» или кто-нибудь еще. Важно одно — его молчание. Если он был в ту ночь в ее доме, тогда понятно, почему он держится в тени.
— Мисс Типпет несколько раз повторила, что в тот вечер она его не видела, — сказал Филдс. — Она почти уверена, что он не приходил.
— И все-таки это не значит, что он не мог быть там в ту ночь, — сказал Браммел.
— Совершенно верно, — ответил Филдс. — Может быть, он прячется от следствия, потому что боится нежелательной огласки. Конечно, он еще появится…
— Надо полагать, следствие продолжается? — спросил Браммел.
— Да, конечно, — ответил Филдс. Он сделал пометку в календаре. — Так перейдем к делу, Стюарт, — проговорил он таким тоном, словно весь предыдущий разговор был просто пустой болтовней. — Насчет сегодняшнего вечера… — Он пошарил по столу и нашел нужную бумагу. — Вот рапорт, который я велел составить о заведении Руни…
— Притон, где играют в баккара?
Филдс кивнул.
Браммел вспомнил, что, когда началось следствие, Филдс первым делом затребовал этот рапорт. Браммел еще удивлялся, зачем он ему понадобился.
— Сегодня вечером мы устроим налет, — сказал Филдс. — Я говорил с комиссаром… Прочтите рапорт, и вы увидите, что все крупные птицы из преступного мира — завсегдатаи Руни. Спускают там свои денежки. Особенно с тех пор, как Руни проглотил своих конкурентов… Там мы возьмем всех, кого упустили прошлой ночью.
Браммел углубился в рапорт, а Филдс снова стал что-то записывать в дневник. Вдруг Браммел поднял голову и сказал:
— У Руни большие связи. — И, наклонясь вперед, будто хотел сообщить важный секрет, добавил: — Его адвокат заходит к министру, как в собственный кабинет. — Браммел цинично усмехнулся. — Правда, парламентом Руни еще не завладел, но министр у него в кармане, это тоже неплохо.
Филдс пожал плечами.
— Мы должны исполнить свой долг, — сказал он таким тоном, будто читал лекцию в молодежном клубе.
Он помолчал, потом медленно заговорил, тщательно подбирая слова, чтобы произвести должный эффект:
— Я получил сведения из очень надежного источника, что Руни — тайный партнер крупнейшего в городе скупщика краденых автомобилей. Слышали о фирме «Дьюк моторс»? Так вот, каждую неделю Руни забирает у Тони Дьюка половину выручки. У них на службе есть такие специалисты: оглянуться не успеешь — а машины уж нет… Руни замешан и в других грязных делишках. Говорят, он невероятно жаден…
— Значит, Руни как раз нам и нужен.
— Да, до известной степени, — ответил Филдс.
— Вы считаете, он скупщик краденого?
— Нет, этого я не считаю. Но уверен, что он знает скупщика. А может, и вора. Может, он у обоих берет откупные.
— Я с Руни никогда не разговаривал, — сказал Браммел, — но видел его не раз. На скачках. — Браммел забарабанил пальцами по столу. — Ребята из отдела азартных игр подымут страшный шум. И из отдела лицензий тоже. В чужие дела вмешиваемся. Так не полагается, сэр.
— Так они же сидят сложа руки и любуются его клубом, — возмущенно сказал Филдс. — А это крупнейший притон в городе. Давно пора принять меры.
Он начал подробно рассказывать о приготовлениях к облаве. Недаром он славился в полиции как самый умелый и предусмотрительный организатор — он продумал все до конца. Филдс разложил перед Браммелом план специально оборудованного двухэтажного особняка Руни; на первом этаже помещался ночной клуб, весь верхний этаж был отведен под игорный зал.
— Мы нагрянем сразу на оба этажа, — объяснял Филдс. — В ночной клуб тоже, хотя там нам никто не нужен… Но все игроки проходят к лифту через клуб. Там их проверяют… Кабинет Руни тоже на первом этаже. Примерно в десять-одиннадцать вечера он обычно поднимается наверх… Верхний зал я беру на себя. Возьмем всех скупщиков краденого, а заодно всех подозрительных. Там наверняка окажутся преступники, сбежавшие из других штатов. Их мы тоже возьмем.
«Смелый шаг, этот налет», — подумал Браммел. В другое время он не усомнился бы в мотивах Филдса, но сейчас ему показалось, что за этой затеей скрываются личные соображения. Нетрудно было догадаться, что, если Филдс наложит лапы на Руни, министр, который связан с адвокатом Руни, тоже окажется в его руках. Да, это был умный ход: после вчерашних бесплодных поисков преступника Филдс хотел поднять свой престиж в глазах правительства. «Во всяком случае, правильны эти догадки или нет, — подумал Браммел, — Филдс не только не потеряет, а наверняка выиграет».
— Ну, а сам Руни?.. — начал Браммел.
Филдс откинулся на спинку кресла и начал приглаживать жидкие пряди на лысой макушке. Казалось, он что-то обдумывает.
— Я думаю, вам нужно взять его на себя, Стюарт.
Браммел улыбнулся.
— Честно говоря, вы единственный, кто может с ним справиться, — продолжал Филдс, не глядя на Браммела. — Может быть, с вами он заговорит.
— Что, он крепкий орешек?
— Да, — кивнул Филдс. — Не скажу точно, что можно от него ждать, но старик Бэртон кое-что вам подскажет. Он его частенько видел, когда вел следствие по делу шайки убийц. Помните, перед самой его отставкой?
— Я с ним поговорю.
— Бэртон как-то сказал, что Руни за шиллинг душу продаст, — сказал Филдс.
— Думаете, он расколется, чтобы спасти свои деньги или шкуру?
— Не знаю, — ответил Филдс. — Специально я им не занимался. Но вы сами прекрасно знаете, Браммел, — рано или поздно каждый преступник начинает говорить, чтоб вернуть свое добро или избавиться от конкурентов.
— Что бы осталось от криминалистики, не будь доносчиков и полицейской дубинки! — с притворной серьезностью сказал Браммел.
Филдс уставился в стол. Не любил он в Браммеле этот цинизм. Иногда Филдс всерьез раздумывал, есть ли у Браммела что-нибудь святое?..
Филдс передал Браммелу отпечатанный на машинке листок.
— Здесь все сведения о Руни, — сказал он. — Большинство его врагов — те, что живы, — за решеткой. Отбывают солидные сроки.
— Эти сведения очень кстати, — заметил Браммел.
— Я считаю, — сказал Филдс, — что вам надо войти в кабинет Руни спустя минуту-две после того, как начнется облава на обоих этажах. Примерно в девять.
— Отлично, — сказал Браммел.
Задание было ему по душе. Потягаться умом и выдержкой с таким сильным и ловким человеком, как Руни, — это льстило самолюбию Браммела. Хорошо б скрутить в бараний рог этого короля баккары… Если удастся, конечно. Браммел был честен с собой. Предстояла охота на людей, он был одним из охотников, и это ему нравилось. Но была еще одна причина, почему он обрадовался этому заданию, более веская и важная: он решил доказать Филдсу, что тот ошибается насчет похитителя драгоценностей, но для этого надо было проверить версию Филдса.
У Филдса были еще сведения насчет Руни.
— Недавно мне позвонил Эксем из другого отдела насчет двух известных бандитов, которые сейчас появились у нас в городе, — сказал Филдс. — Он считает, что их подослал Тонкс, бывший король баккары, чтобы разделаться с Руни. Вряд ли у них что-нибудь выйдет. Ими скорее всего займутся подручные Руни.
— Может, мне пообещать ему, что мы сами ими займемся? — полушутя-полусерьезно спросил Браммел. — Избавим его от расходов?
— Я не считаю, что мы должны ему что-то обещать.
— А если придется?
— В таком случае придется и выполнять обещание, — сказал Филдс совершенно серьезно.

14

Они обсудили все возможные случайности. Только после этого Филдс поднялся с кресла.
— Недурно бы перекусить, а, Стюарт?
— Неплохая мысль.
— Сходим в кафетерий?
— Ну что там за еда, — сказал Браммел. Он любил обедать в хороших ресторанах. — Можно съездить и в центр, времени у нас хватит. Я свожу вас в один итальянский ресторанчик.
Филдс стоял в нерешительности. Он редко обедал вне дома и в таких случаях обычно довольствовался самой простой пищей. Зато Браммел всегда обедает, как лорд. И как только он ухитряется это делать? Впрочем, это не его забота. Он никогда не слышал ни единого намека на то, что Браммел берет взятки. Он бы узнал, если бы об этом поговаривали. Управление кишмя кишело доносчиками; не было ни одного сыщика, за которым не следил бы его коллега, и все доносы попадали на стол Филдса.
— Ладно, Стюарт, поедем, — решился наконец Филдс.
И сам остался очень доволен своим решением. Он нахлобучил на голову шляпу с узкими полями, из-под нее, расширяясь книзу, виднелось его красное лицо. Он даже как-то помолодел и развеселился.
— Заглянем-ка перед уходом к Брюсу, — сказал он, когда они подошли к лифту. Они спустились в подвальный этаж, где помещались комнаты для допросов.
Филдс ступал крадучись, по старой профессиональной привычке, Браммел же, небрежно помахивая шляпой, шел легкой, размашистой походкой. Рядом с грузным неряшливым Филдсом, чьи телеса буквально выпирали из тесного темно-серого костюма, Браммел, тщательно причесанный, в отлично сшитом костюме, выглядел особенно красивым и элегантным.
Когда они проходили мимо дежурки, через открытую дверь до них донесся голос одного из младших сыщиков:
— …Они обязаны поддержать наши требования…
Филдс презрительно фыркнул.
— Некоторые из этих мальчишек больше похожи на клерков, чем на сыщиков, — проворчал он. — Единственно, что их интересует, — это зарплата.
В лифте Филдс сказал Браммелу, что Филберт уже допросил почти всех поставщиков миссис Тайсон, некоторых по два-три раза. Сейчас он снова допрашивает Биби.
— Что он от него хочет? — спросил Браммел.
Это напомнило Филдсу, что Браммел не верит в его версию, что вор и убийца — одно лицо. А Брюс Филберт верил.
— Биби хитрит и путает, — резко сказал Филдс. — Брюс считает, что он знает что-то про вора, но не хочет сказать.
— На этот раз у него ничего не выйдет, — сказал Браммел.
— Вы недооцениваете Брюса, — ответил Филдс. — Помяните мое слово, он далеко пойдет.
Они вышли из лифта и направились к двери, возле которой дежурил пожилой полицейский, прослуживший в управлении около двадцати пяти лет. Он вытянулся, отдал честь и распахнул перед ними дверь. По обе стороны узкого коридора были расположены комнатенки, похожие на камеры. Все двери были плотно закрыты, пахло карболкой и мылом. В тишине гулко зацокали по цементному полу подкованные башмаки Филдса.
Он постучал в последнюю дверь, и они с Браммелом вошли в камеру. Здесь было темнее, чем в коридоре. Через узкое, забранное решеткой оконце, почти под самым потолком, пробивался слабый синеватый свет летних сумерек, падавший на голову Этола Биби, сидевшего на стуле у стены. Напротив него на краю стола, который вместе с тремя стульями составлял всю обстановку комнаты, сидел Филберт; вошедшие прежде всего увидели его массивную спину. Филберт повернулся к ним.
— Наконец-то Биби признался, что видел какого-то подозрительного типа.
Молочник привстал со стула. Вид у него был растерянный и встревоженный.
— Сядь, Биби, — сказал Филберт, кидая взгляды на Филдса и Браммела.
Он несколько часов бился, чтобы вырвать это признание.
Оба, и Филдс и Браммел, оглядели Биби внимательным, оценивающим взглядом.
Первым заговорил Браммел.
— Итак, Биби, этот человек, которого ты видел…
— Никого я не видел, — решительно заявил Биби, осмелев в присутствии начальства, которое, казалось, обещало ему защиту от Филберта. — Это Филберт заставил меня сказать, что я видел.
Браммел бросил быстрый взгляд на Филдса, который немедленно стал лично допрашивать Биби.
— Вы утверждаете, что старший сыщик Филберт принудил вас сказать то, чего вы не хотели говорить. Как он это сделал?
— Ну… — Биби запнулся. — Понимаете… как бы это сказать… он просто вложил мне в рот эти слова.
— Нет, не понимаю.
— Он меня спросил: видел ты, чтобы кто-нибудь выходил из дома двенадцать по Дарлингтон-авеню около трех часов ночи? А я почем знаю, может, и видел. Разве я помню? А он мне говорит: ты должен был видеть. Минут двадцать твердил мне это. И все про экономку говорил: она, мол, слышала, как я привез молоко, а за минуту до этого слышала, как грабитель вышел через черный ход.
— Вы не видели грабителя?
— Нет.
— Тогда зачем же вы сказали старшему сыщику Филберту, что видели?
— Так он же все твердил, что я не мог не видеть.
— И вы думаете, я вам поверю?
— Я правду говорю.
— Не всегда… Вы не сразу признались, что обошли дом миссис Тайсон и заглянули в ванную, не так ли?
Биби не знал, что ответить. Он опустил глаза и замолк.
— Зачем вы обошли дом?
— Думал, может, что-нибудь услышу.
— Что можно услышать в такой ранний час?
— Я хотел влезть в окно, — сказал Биби. — Только испугался, вдруг кто-нибудь меня увидит. Тогда бы я попал в переделку.
— Да, вас могли бы арестовать по подозрению в убийстве, — сухо констатировал Филдс, поглядев на Филберта. — Биби, — продолжал он, — почему же вы не сказали все это старшему сыщику Филберту? То, что вы сказали сейчас мне?
— Я боялся.
— Бояться вам нечего.
— Как бы не так! — воскликнул Биби. И добавил, указывая на Филберта: — Он сказал мне, что я мошенник.
Филдс не дал ему договорить.
— Старший сыщик Филберт имел все основания предполагать, что вы лжете, — внушительно сказал Филдс.
— Да он не давал мне слова ска…
— Опять вы прерываете меня, — сердито оборвал его Филдс. — Вы же ни на один вопрос не ответили прямо. Так было дело, Филберт?
Громадина Филберт побагровел от ярости.
— Да я таких завирал в жизни не видел, как этот Биби!
Биби сник и опустил голову, словно ждал, что сейчас ему вынесут смертный приговор; он невнятно забормотал:
— Я не хотел… Клянусь… Честное слово…
Он медленно поднял на Филдса умоляющий взгляд.
— Не можете ли вы позвонить моей матери?
Филдс посмотрел по сторонам: хмурый Филберт, на лице Браммела сардоническая усмешка… Филдс презрительно оглядел Биби.
— Я решил отпустить вас, Биби… пока, — сказал он. — Но не воображайте, что вы так легко отделались. По-моему, вы нас все-таки обманываете. Я буду держать вас под наблюдением.
Филдс повернулся к Филберту.
— Позвоните, пожалуйста, сыщику Макгарри. Пусть придет и проводит Биби к выходу.
— Значит, я могу уйти? — взволнованно спросил Биби, словно не верил собственным ушам.
— Да, — ответил Филдс. — Можете считать, что вам очень повезло, — милостиво добавил он.
Почуяв свободу, Биби неожиданно осмелел.
— Он меня тут целый день продержал, — сказал он, поглядывая на Филберта, который все еще разговаривал по телефону. — Я с утра не ел. Курить не давал. Чашки чая и той не предложил. А сам, небось, две выпил. «Мне, говорит, надо подкрепиться, чтобы допрашивать таких пройдох, как ты».
— Вы хотите подать на него жалобу? — с угрозой спросил Филдс и, не дожидаясь ответа Биби, продолжал: — Старший сыщик Филберт действовал правильно. Ведется следствие по делу об убийстве… — Он говорил таким тоном, словно был гидом и сопровождал важных посетителей, осматривавших управление.
В дверь постучали, вошел Макгарри.
— Проводите Биби к выходу, — приказал Филдс.
— Есть, — сказал Макгарри, подходя к Биби.
Когда они ушли, Филдс включил свет.
— Теперь уже можно не сидеть в темноте, Брюс, — весело сказал он. — Я дам указания все время держать Биби под наблюдением, — добавил он, явно задабривая своего любимца.
Филберт был по-прежнему мрачен.
— При всем моем уважении к вам, сэр, — сказал он своим резким, визгливым голосом, — я не считаю, что Биби можно было отпустить. Этот мерзавец врет на каждом слове.
— Мне кажется, Биби говорит правду, — спокойно сказал Браммел.
Филберт шумно втянул в себя воздух. Сейчас он, больше чем когда-либо, ненавидел этого сладкоречивого фата Браммела.
— Вы хотите сказать, что я хотел состряпать ложное обвинение? — спросил Филберт, шагнув вперед и чуть сгорбившись.
— Ни в коей мере, Брюс, — спокойно наблюдая за ним, ответил Браммел. — Я просто думаю, что вы зря тратите время на Биби. Вы на ложном пути.
— Вы-то, конечно, не могли бы ошибиться! — съязвил Филберт.
— Насчет Биби — нет, — ответил Браммел. — Он весь как на ладони. Но должен признать: у тех, кому по долгу службы приходится докапываться до правды, иногда правда и вызывает подозрения — когда она слишком очевидна.
— Бросьте пороть чепуху, Браммел, — презрительно сказал Филберт. — Не думайте, что я настолько глуп, чтобы слушать вас.
— Еще бы! Разве вы способны на что-нибудь, что требует ума, — ответил ему Браммел. Настроение у него сразу испортилось.
— Этот спор слишком далеко зашел, джентльмены, — предостерегающе сказал Филдс, становясь между своими подчиненными. — Вы оба неправы. Успокойтесь и пожмите друг другу руку.
В его власти было потребовать от них послушания.
— Прошу прощения, Брюс, — сказал Браммел, протягивая руку. Он действительно сожалел о своей резкости и сам себе удивлялся: чего это он разозлился? Меньше всего его беспокоит, что думает о нем Филберт или кто-то другой.
— Забудем об этом, — сказал Филберт, пожимая руку Браммела своей на удивление маленькой, костлявой рукой.
Но он никогда ничего не забывал и никому ничего не прощал. Полуоткрытый рот и выступающие зубы придавали лицу Филберта угрюмое выражение, и поэтому ему трудно было скрыть свои чувства, даже когда он этого хотел. А сейчас он и не хотел скрывать.
Но Филдс держал себя так, словно его подчиненные и вправду примирились.
— Пойдемте пообедаем с нами, Брюс, — сердечно сказал он. — Платит Стюарт.
— Спасибо, но я не могу, — сказал Филберт. — У меня свидание.
— Надеюсь, с вашей невестой? — совершенно некстати спросил Филдс.
— К сожалению, нет, — ответил Филберт. — Мне надо обойти все посты, — укоризненно добавил он, словно хотел сказать: вы развлекаетесь, а я должен работать.
Когда у лифта они расстались с Филбертом, Филдс все-таки не удержался, чтобы не пожалеть своего протеже.
— Знаете, Стюарт, — сказал он, — я все-таки не уверен, надо ли было отпускать Биби.
Браммел ничего не ответил. Он старался понять, почему Филберт так быстро решил, что похититель драгоценностей и убийца — одно и то же лицо. То ли он считал, что арест похитителя драгоценностей избавит их отдел от многих неприятностей. То ли — и это было больше похоже на правду — Филберт просто умел угадывать мысли своего начальника. Это он умел делать. Браммел настолько презирал Филберта, что больше склонялся ко второму предположению: Филберт скорее бездарный подхалим, чем расчетливый интриган.
Было время обеда, и вестибюль опустел. Когда они проходили мимо справочного окна, молоденький констебль говорил другому:
— Ты эту книжицу обязательно прочитай.
Они взглянули на книжку, которая лежала на барьере.
— Это про то, как мужчина в женщину превращается, и наоборот. Представь себе, эта старушка, королева Бесс, на самом деле была мужчиной!..
Из комнаты прессы вышли Беттери, Ист и другие репортеры уголовной хроники. На сей раз Филдс был как будто более приветлив.
— Если все пройдет хорошо, — сказал он, — преступник будет арестован в ближайшие пятьдесят шесть часов.
— Это мы и раньше слыхали, — как всегда скептически заметил Беттери.
Однако на сей раз Филдса это даже не задело.
— Надеюсь, вы убедитесь, что я прав, мистер Беттери, — сказал он.
Годфри Беттери, которому действительно очень хотелось узнать, как двигается дело, сказал:
— Как знать, может, вы снова блефуете…
— Послушайте, Годфри, — вмешался Браммел, — пора вам знать: начальник сыскной полиции не скажет, что в ближайшие пятьдесят шесть часов арестует преступника, если у него нет на то веских оснований.
Но Беттери никому не хотел верить.
— Сегодня утром вы нам много наобещали, Красавчик, а в итоге не сообщили ни одного факта, — сказал Беттери.
— А был случай, чтобы я не сдержал слова? — Браммел с обиженным видом оглядел репортеров.
— Что вам известно в данную минуту? — спросил Нейл Мунро из «Мейл».
— Известно немало, — ответил Браммел. — Но пока что я не могу это вам сообщить. — Казалось, он что-то обдумывает. — Вот что, друзья, приходите-ка вечером, часов в одиннадцать. Тогда я вам много чего порасскажу.
Уже в машине Филдс сказал:
— Не верю ни одному из них. Не умеют держать язык за зубами. Болтают так, что не могут остановиться, даже если и хотят.
И он наклонился к шоферу.
— Следите, чтобы за нами не увязался кто-нибудь из репортеров. Сегодня вечером они нам будут мешать.
— Знаете, Фрэнк, — сказал Браммел, — чем больше я их узнаю, тем больше убеждаюсь, что не такие уж они умники. Пока они считают, что их держат в курсе дела, они счастливы. А уж если они поверят, что вы поделились с ними какой-нибудь тайной, совсем ручными станут.
Браммел улыбнулся.
— Это такие простачки, что поверят собственной выдумке, если прочтут ее в газете, — добавил он.
И рассказал Филдсу историю об одном деятеле крупной политической партии, в прошлом авторе статей в «Дейли ньюс», который во время предвыборной кампании снабжал газеты «достоверными» прогнозами, затем сам же цитировал их всем своим друзьям в партии, как будто это были предсказания самих газет, а впоследствии, когда результаты выборов опровергли все эти прогнозы, ругал газеты.
— Он верил тому, что читал, — со смехом заключил Браммел. Филдс тоже громко расхохотался, откинувшись на сиденье.

15

Чарли Руни держал самый большой в Австралии игорный дом. Это было единственное заведение такого рода, помещавшееся в прекрасном здании; все остальные игорные дома, маленькие и убогие, ютились в тесных каморках в рабочих пригородах.
Купив особняк в фешенебельном квартале, Чарли Руни устроил в нем ночной клуб и игорный зал. Муниципальный совет, запрещавший открывать клубы и увеселительные дома в аристократических кварталах, для Чарли Руни сделал исключение, а тот не забывал ценными подарками выражать свою признательность некоторым особенно влиятельным советникам.
Ночной клуб широко рекламировался в прессе и по радио, и над его подъездом желтым неоновым светом сверкало гордое имя Руни. Азартная картежная игра, естественно, не рекламировалась ни в прессе, ни по радио, но игроки находили туда дорогу и без посторонней помощи. Игра там шла честная, без обмана. Полиция в клуб почти не заглядывала, но Чарли Руни был человек недоверчивый и охранял второй этаж, словно засекреченный атомный реактор. Никто не мог проскользнуть наверх, пока его не проверит и не «прощупает» Санни Андерсон, правая рука Руни и управляющий ночным клубом. Сначала игроки должны были войти в клуб — здесь их тщательно оглядывали. Тех, кто не вызывал подозрения, проводили к двери возле эстрады, над которой было написано: «Выход». Отсюда игроки попадали в коридор, который вел в фойе, и на лифте поднимались на второй этаж. Пройти туда можно было и по лестнице, но доступ к ней закрывала стальная дверь. За этой дверью сидел еще один наблюдатель, который следил за игроками через глазок, когда они входили в фойе и ждали лифт.
У Руни было полно телохранителей. Они сторожили кабинет Руни и ночной клуб на первом этаже, сторожили игорный притон на втором этаже. Большинство из них знали толк в драке, были среди них и меткие стрелки. Чарли Руни во всем любил высокий класс: в его армию входили не только обыкновенные мошенники и бандиты, но и несколько бывших питомцев закрытых аристократических школ, а также бывшие чемпионы по разным видам спорта. Его подручные были хорошо одеты и разговаривали с гостями вежливо, на правильном английском языке. Помощник Руни, Санни Андерсон, не упускал случая заполучить таких молодчиков, которые по той или иной причине переживали затруднения или были падки на легкий заработок.
Когда-то и сам Андерсон учился в одной из лучших школ. Отец его в первую мировую войну служил офицером в английской армии, но потом дела его пошатнулись; однако у него хватило денег, чтобы дать сыну хорошее образование и обеспечить его нужными связями. В минувшую войну Санни служил пилотом в военной авиации. Здесь-то он и начал набивать карманы. Летая с высшим начальством и старшими офицерами, он заодно перевозил и ящики виски, которое перепродавал офицерам на островах, причем его излюбленными клиентами были американцы — с них он получал по меньшей мере тысячу процентов прибыли. Не удивительно, что Андерсон покинул военно-воздушные силы с кругленькой суммой в кармане, которую продолжал умножать. Он мечтал когда-нибудь завести собственное дело — лучше всего купить отель. В таком предприятии успех был ему обеспечен — Санни не играл и пил умеренно. Руни очень ценил Санни; на него можно было положиться, другие же его подручные жили сегодняшним днем и либо играли, либо непробудно пили. Кроме того, никто лучше Андерсона не знал людей, на какой бы ступеньке общественной лестницы они ни стояли, — от миллионеров до бандитов. В довершение ко всему он обладал даром почти безошибочно определять размер банковских счетов клиентов клуба. Не удивительно, что он был глазами и ушами заведения Чарли Руни; только ему Чарли доверял ключ от игорного зала. Ни один жулик и аферист не мог его провести, каким бы аристократом он ни казался. Бизнесмены и другие солидные завсегдатаи клуба высоко ценили проницательность Санни, который с ними придерживался почтительно-дружеского тона. Они хвастались знакомством с ним так же, как знакомством с метрдотелями шикарных ресторанов. Санни мог доставить им буквально все, чего бы они ни пожелали. Он говорил, что его дело — служить тщеславию, алчности и разврату. Он же сводил клиентов клуба с самыми шикарными девицами из домов свиданий.
В тот вечер, когда Санни вошел в клуб, где уже было полно народу, и стал пробираться между рядами столиков, со всех сторон посыпались приветствия. Высокая складная фигура, зоркие улыбающиеся глаза, блестящие, гладко зачесанные волосы — Санни вызывал всеобщее уважение и восхищение.
Санни поднялся на эстраду и подошел к микрофону. Оркестр играл популярную песенку. Санни почти всегда сам вел программу, и, надо сказать, неплохо. Для начала он отпустил несколько острот, затем шутливо, но без вольностей прошелся по адресу некоторых наиболее видных посетителей, а в заключение спел модную песенку. У него был небольшой, но приятный тенор, который он упражнял главным образом на сентиментальных популярных песенках. Женщины восторженно захлопали. Санни это доставило огромное удовольствие. Но он не забывал и о деле, зорко приглядываясь к каждому посетителю, — с эстрады он отлично видел лица всех сидевших за столиками.
Санни остался доволен осмотром: сегодня ни одного подозрительного типа. Тех двух бандитов, которые, по слухам, охотились на Чарли, в зале безусловно не было; не видно было и сыщиков — ни за столиками, ни среди танцующих. Санни Андерсон знал в лицо каждого сыщика из отделов по борьбе с азартными играми и проституцией и из отдела лицензий. На сыщиков у него был верный нюх, как бы они ни маскировались.
Публика сегодня обычная: и погрязшие в пороке прожигатели жизни и просто желающие повеселиться. Богатые финансисты, и мелкие фабриканты, владельцы скаковых лошадей, и нелегальные букмекеры сидели бок о бок с подгулявшими эскулапами, лавочниками и банковскими клерками. Была и обычная мелюзга: сыновья скваттеров с молодыми девушками, только что со школьной скамьи. За несколькими столиками сидели шумливые, но вполне пристойные молодые люди в вечерних костюмах. Санни они показались провинциалами, решившими покутить, скорее всего это представители какой-нибудь нефтяной компании. Они заказывали одну кружку пива за другой и жадно поглядывали на полуобнаженных девиц из ревю.
В прекрасном настроении Санни покинул зал и отправился на доклад к боссу. Отворяя дверь с надписью «Выход», через которую незаметно, один за другим, уже прошли все игроки, Санни взглянул на часы. Было немногим больше половины девятого. Он ускорил шаги. Сейчас начнется большая игра. После доклада Санни о публике и барышах Чарли Руни поднимется наверх.
Кабинет Руни помещался в глубине дома; когда-то здесь был кабинет бывшего владельца особняка. Единственный подступ к нему охраняли отборные силачи из армии Руни. Им, казалось, доставляло удовольствие часами простаивать у дверей хозяйского кабинета, следовать за Руни во время обхода клуба или ехать на скачки, которые он посещал почти с религиозным рвением. Санни подозревал, что каким-то образом они обязаны Руни жизнью. Платил он им наверняка гроши. Только он, Санни, да еще два-три подручных Руни получали приличное вознаграждение. Руни вынимает деньги из кармана с таким видом, словно это укорачивает ему жизнь, но все-таки, если нужно, он платит. Ну и, конечно, за свои удовольствия он тоже платит. Его «девочки» — а они сменяли одна другую — порядком из него выкачивали. «На вид холоден, как кусок льда, — подумал Санни, — а кровь в нем еще бурлит!» В последнее время его любовницей была Юнис Грэхем, бывшая манекенщица и танцовщица в ревю.
— Юнис у хозяина? — спросил Андерсон телохранителя.
— А то как же! — ответил тот, подмигнув.
— Понять не могу, что он в ней нашел, — сказал другой страж. — Тощая, как спичка! Нет уж, по мне, так чтобы была в теле.
— Что там слышно? Ничего подозрительного? — спросил первый телохранитель.
— Публика чистая, — уверенно бросил Санни.
— Что-то давно не наведывались фараоны. По-моему, как раз подошло время, — сказал другой.
— Хозяин знает, когда они должны прийти, — ответил Андерсон.
— Не доверяю я фараонам, — проворчал страж.
— А кто доверяет? — спросил Санни. — Но тут уж можете положиться на хозяина.
Он тихонько постучал в дверь кабинета.
— Войдите, — ответил раздраженный голос.
Андерсон отворил дверь и прошел через всю комнату к Руни, который сидел за столом у противоположной стены. В присутствии босса Андерсон изображал покорную готовность выполнить любое приказание. Оба, и хозяин и Андерсон, играли под известных киноперсонажей. На Руни был американский костюм — свободный, элегантный.
Руни даже не поздоровался с Андерсоном, который приблизился к нему как-то бочком, склонив голову к плечу. У щеголеватого, с завитыми волосами Руни была тяжелая челюсть, неприятный рот и мрачное, подозрительное выражение лица. Выступающие скулы делали его лицо еще более отталкивающим.
В отличие от него Юнис Грэхем, полулежавшая в старинном кресле — реликвии более спокойных времен в этом особняке, — улыбнулась Санни так, словно она была очень ему рада. От улыбки лицо ее словно засветилось изнутри и вновь обрело свежесть, которую уже начинало утрачивать. Но она была еще очень хороша, даже красива: маленькая головка, волосы совсем золотые, округлый подбородок на одной линии со лбом, а мягкие, темные глаза таили в себе женственность и обаяние.
— Хорошая сегодня публика, Санни? — спросила она неожиданно резким хрипловатым голосом.
— Да, по-моему, неплохая.
— Чего же вы такой кислый?
Он посмотрел на Руни.
— Уж очень прижимисты, босс, — сказал он. — Лишнего ни пенса не потратят — просто ходячая добродетель.
Но Юнис надо было услышать от него, что дела идут хорошо.
— Народу много, что же вам еще надо? — спросила она.
— Народу много, а денег — кот наплакал, — кисло отозвался Руни.
Пока она здесь, Андерсон не скажет ничего определенного. Он с отсутствующим выражением смотрел на Руни, а тот курил сигарету короткими, нетерпеливыми затяжками.
— Шла бы ты лучше, Юнис, — сказал Руни. — У нас с Санни дела.
Она медленно поднялась с кресла.
— Ты Мне что-то обещал сегодня, — сказала она. — Не забыл?
Руни томно откинулся в кресле и оглядел ее с ног до головы. Ее стройное, гибкое тело, девичья грудь, белая шея в веснушках еще не перестали волновать его.
— Я ничего не забываю, — сказал он. — Не бойся, сдержу обещание. Можешь быть спокойна. — Полузакрыв глаза, он смотрел на нее сквозь длинные черные ресницы.
Ей не понравилось, что он ее так разглядывает.
— Прекрасно, Чарли, — сказала она, — вот и выполни свое обещание сегодня, пока я не ушла.
Руни сразу насторожился.
— Не надо так на меня давить, Юнис, — сказал он. — По правде говоря, сейчас у меня вообще нет денег. Будут только на следующей неделе. И тогда я тебе обязательно дам.
— Но ты обещал…
— Пойми, Юнис, — терпеливо сказал Руни, — всю эту неделю я только и делал, что кого-то подмазывал. — Он мрачно взглянул на Санни Андерсона. — Снова надо было министру дать. И, скажу тебе, немало. Это как скоротечная чахотка. С каждым днем все хуже. Кое-кому из полиции тоже надо было сунуть. Да еще один политикан сказал, что собирает на благотворительные цели. Вернее всего, собирает он на самого себя. Этим только подавай. Нашли дурачка.
— Но ты сказал…
— Послушай, Юнис, почему ты хоть раз не можешь потерпеть?.. — Руни снова покосился на Андерсона и добавил: — И нечего тебе удивляться — не всегда же у меня есть наличные.
— Хозяин прав, Юнис, — сказал Санни.
— Все равно у тебя денег уйма, Чарли, — сказала она, твердо решив добиться своего. «Последней дурой буду, если упущу», — твердила она себе. Вот дождется, что надоест ему и он ее бросит, — останется тогда без гроша. Не жить же ей всю жизнь, как сейчас. Юнис надеялась еще выйти замуж и обзавестись, как все порядочные люди, своим домиком в предместье. Скопит денег и купит дом.
— Но почему я должна ждать, Чарли?
— Ты не понимаешь, Юнис… — Руни начинал злиться. — Женщины вообще ничего не понимают. Только и знают, что пускать деньги на ветер…
Юнис тоже начала злиться.
— А чего ты так дрожишь над ними, Чарли? Заберешь с собой в могилу?
Руни впился в нее глазами. Он был суеверен и подозрителен. Вдруг он вскочил с кресла и направился к ней своей изящной походкой балетного танцора — высокий, гибкий, с красиво посаженной головой на сильной шее.
— Я не хочу больше спорить с тобой, — сказал он.
— А я вот возьму и не уйду, — поддразнила его Юнис, но на самом деле она испугалась.
— Хочешь лягавой заделаться? — спросил он, глядя на нее странным взглядом. — Кто-то тебя подучил, да? — добавил он с одержимостью сумасшедшего.
— Ты что хочешь сказать — что я тебя продать могу? — Щеки у Юнис пылали.
Руни огляделся со смущенным видом, словно сам устыдился своих подозрений.
— Я пошутил, Юнис, — сказал он, но страх, который часто мучил его, не прошел. — Тебе не надо было об этом говорить, — добавил он, боясь даже повторить страшное слово «могила». Он повернулся к Андерсону.
— Ну скажи, Санни, можно такое говорить, а? — спросил он ворчливо.
— Признаться, Чарли, женщин я никогда не мог понять, — дипломатично ответил тот. — Язык у них не тем концом подвешен, что ли, сами не знают, что говорят.
— Ну, положим, я и мужчин знаю, что не лучше баб, — сказал Руни.
— И то верно, Чарли, — поддакнул Санни.
— Если вы кончили меня обсуждать, я пойду, — холодно сказала Юнис.
Она направилась к двери. Бросившись за ней, Руни быстро нагнал ее.
— Не устраивай сцены, — просительно сказал он.
Она обиженно молчала.
Зазвонил телефон. Руни вернулся к столу и поднял трубку.
— …Полиция! Всюду!.. — проговорил он, побледнев.
Возле стола тревожно зазвонил сигнальный звонок.
— Облава, — сказал Руни. Он сверкнул глазами на Санни Андерсона. — Неплохая публика, ходячая добродетель, а, Санни? Видно, у тебя в глазах помутилось.
Послышались голоса. Все трое напряженно прислушивались. Голоса становились все громче. Кто-то крикнул:
— Сыскная полиция!
Телохранитель открыл дверь.
— Я смываюсь, босс, — крикнул он. — Всех хватают. Пробрались через крышу и черный ход… И в клубе уже давно сидели.
Он захлопнул дверь и побежал по коридору. Слышен был топот его ног.
— Куда он бежит? — спросил Руни. — Прихлопнут идиота.
Потом надвинулся на Санни Андерсона.
— Не заметил ни одного лягаша, а, Санни? А они тут еще днем засели. Ели и пили, ели и пили! — в бешенстве повторял он. — И будь я проклят, если они заплатили хоть один фунт. Гады! — прошипел он Санни в лицо.
Но какой-то кусочек его мозга оставался спокойным. Чего здесь нужно сыскной полиции? Кого надеется взять старший инспектор Филдс? От силы одного-двух каторжников, которых он мог бы сцапать и без облавы. Тогда к чему все это представление? Нет, тут что-то неладно, думал Руни. В нем все больше росла уверенность, что дело серьезное, какая-то новая опасность. И снова на него нахлынули подозрения: не пригрел ли он врагов в своем собственном доме. Никому нельзя доверять…
— Так ты, значит, не разглядел, что эти типы — фараоны? — спросил он, пристально глядя в глаза Андерсону.
— Ей-богу, никогда их раньше не видел, Чарли, — сказал Андерсон. — Совсем не похожи на фараонов. Я думал, они из какой-нибудь нефтяной компании. Там любят таких спортивных ребят.
— Рассказывай сказки!.. — отозвался Руни. — А не взял ли ты фунт-другой, чтобы не заметить их, Санни?
Всем своим видом Андерсон показал, что потрясен таким предположением, однако решил, что умнее промолчать.
Руни взглянул на Юнис. Она подошла к нему, смущенно и неловко, и взяла его за руку. Она всегда проникалась сентиментальной жалостью к тем, кто попадал в беду, и была хорошим товарищем. Руни почувствовал осторожное прикосновение ее руки, мягкое пожатие, она словно хотела сказать ему: можешь на меня положиться.
Руни опять начал ругаться. Теперь он честил министра.
— Ну и негодяй! Сколько раз его подмазывал. Он же должен был предупредить меня… Я еще с ним поквитаюсь!
Он замолчал и стал прислушиваться. В коридоре было тихо, и от этого стало еще тревожнее. Руни весь напрягся. Либо его телохранители разбежались, либо их взяла полиция, и теперь коридор вообще никто не охраняет. А вдруг полиция пропустит в дом тех двух бандитов, которые за ним охотятся? Руни почувствовал, как у него повлажнели ладони, он весь вспотел. Он ринулся назад, к столу, и сел в кресло. Отсюда он мог наблюдать за дверью. Потом Руни сунул руку в ящик стола, вынул револьвер и спрятал его за чернильницей.
В конце коридора послышались легкие шаги. Они все приближались. Кто-то подошел к двери.
— Лучше отойдите оба к стене, — сказал Руни, не сводя глаз с двери.
Юнис смотрела на него с восхищением, Андерсон же все время отводил взгляд в сторону, словно не хотел напоминать Чарли о своем присутствии. Кто знает, что ждет его через минуту: Руни мог выстрелить и в него.
В дверь постучали. Руни положил руку на револьвер. Юнис и Андерсон смотрели на дверь, словно загипнотизированные.
— Это инспектор Браммел. Можно?
Руни вздохнул с облегчением и снял руку с револьвера.
— Войдите, — хрипло сказал он.
Браммел вошел, приветливо улыбаясь. Выхоленный и красивый, он скорее был похож на преуспевающего коммивояжера, чем на человека, занимающегося раскрытием преступлений.
— Вы мистер Руни? — спросил он.
— Да.
Браммел повернулся к остальным.
— А вы мистер Санни Андерсон… — Не дожидаясь ответа, он обратился к Юнис: — Кажется, не имел чести… — Он бесцеремонно оглядел ее с головы до ног. Браммел стоял, почти касаясь ее, он чувствовал теплоту ее тела, ее дыхание.
— Зачем вам знать, как меня зовут? — зло спросила она.
Браммел объяснил, что полиция записывает имена всех, кто находится в здании.
— Чистая формальность, — добавил он.
— В таком случае обойдетесь без моего имени, — ответила она.
— Вряд ли, — сказал он.
Она покачала головой.
Ему очень хотелось узнать ее имя.
— Я все равно узнаю, мисс, — улыбаясь, сказал он.
Руни пристально наблюдал за инспектором. Он слышал о нем: мягко стелет… Но должно же у него быть слабое место, подумал Руни. У каждого есть. Что это: тщеславие, алчность, похоть? Может быть, инспектор — бабник? Хорошо бы это выяснить…
— Мне надо с вами кое-что обсудить, мистер Руни, — вежливо сказал Браммел. — Мне бы хотелось, чтобы мы обсудили это наедине. Если вы еще не кончили разговор с друзьями, я могу подождать за дверью.
— Вы ужасно предупредительны, инспектор Браммел, — иронически заметил Руни, как он полагал, вежливым тоном.
Браммел окинул взглядом стол. Он заметил за чернильницей тупоносый револьвер.
— Дайте-ка это мне, так будет лучше, — сказал Браммел, протягивая руку. Руни неохотно отдал ему револьвер. Сыщик мельком взглянул на него. — Впрочем, не стоит, — вдруг сказал он с нарочитой беззаботностью, — можете взять его обратно, мистер Руни. Я полагаю, вы имеете разрешение?
Руни взял револьвер и положил его в ящик стола. Браммел бесил его. Он сделал знак Юнис и Андерсону.
— Оставьте нас, — раздраженно сказал он.
— Надеюсь, я смогу выйти из клуба, инспектор? — с невинным видом спросил Андерсон.
— Вряд ли, — ответил Браммел. — Вам придется повидать старшего инспектора. Может быть, он захочет поговорить с вами. И старший сыщик Филберт тоже.
— Вот как?
— Все будет в порядке, — сказал Браммел.
— Когда выйду из больницы, да?
— Не понимаю вас, Санни?
— Я знаю, что такое Филберт.
— Ну, это как повезет.
— Сегодня мне явно не везет.
— Смотря как пойдет игра, Санни.
Браммел следил за Юнис — та шла к двери.
— Мисс, вы забыли сказать мне ваше имя.
— Вряд ли вам вообще стоит что-нибудь говорить, — бросила она, полуобернувшись.
— Вы мне не оставляете выбора…
Она остановилась.
— Хотите меня арестовать? — спросила она.
— Пока еще нет, — сказал он. — Даю вам возможность подумать… Я вас навещу.
Какое-то мгновение она бесстрастно смотрела на него, затем улыбнулась лукавой, дразнящей улыбкой. Браммела охватило волнение. Золотые волосы, мягкий взгляд темных глаз, тонкая мальчишеская фигура, это ее своенравие и даже хрипловатый голос — все притягивало его. Он не спускал с нее глаз, пока она не вышла из комнаты.

16

Когда Браммел прикрыл дверь, Руни сказал:
— Что это за комедия? Чего вы хотите? Откупные?
Браммел посмотрел на него с притворным изумлением.
— Неужели вы всерьез думаете, что старший инспектор Филдс будет устраивать налет, чтобы вытянуть из вас деньги? Запугивать? Шантажировать?.. — Браммел даже присвистнул. — Вы не знаете старшего инспектора, мистер Руни.
Руни, откинувшись в кресле, засмеялся.
— Меня вам не провести, Браммел. Все вы на один лад, всем деньги подавай.
— Я вижу, вам еще не приходилось иметь дела со старшим инспектором, — сказал Браммел, поудобнее усаживаясь в кресле у стола. — Я бы вам посоветовал о деньгах с ним не заговаривать. Он очень дорожит своей репутацией. Надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю.
— Нет, не понимаю. Если вам не деньги нужны, тогда что же, черт побери?
Браммел сделал паузу, затем серьезно сказал:
— Вы попали в очень неприятную историю, мистер Руни. У нас есть основания думать, что ваш клуб частенько посещают разные преступные элементы — жулики, воры, бандиты; что это штаб-квартира уголовников.
— Не болтайте ерунды, Браммел, — сказал Руни. Теперь он чувствовал себя увереннее. Министр не допустит никаких крутых мер против него. — У меня бывают лучшие люди города. Если хотите знать, — с гордостью продолжал он, — нет такого аристократа, который бы здесь не побывал.
— Может быть, — сказал Браммел. — Аристократы довольно часто якшаются с преступниками. Очевидно, и здесь тоже. У нас есть сведения, что многие скупщики краденого спускают у вас наверху свои денежки. Кроме того, мы подозреваем, что небезызвестный похититель драгоценностей и его скупщик — ваши постоянные клиенты.
Руни хитро поглядел на него.
— Понимаю, Браммел. Рассказывайте дальше ваши басни.
— У нас есть основания думать, что похититель драгоценностей убил миссис Тайсон…
— Для того чтобы его арестовать, не к чему было устраивать налет на мой клуб.
— Откровенно говоря, мы еще не собрали всех улик.
— Другими словами, у вас нет ни одной улики, не так ли, Браммел?
— Может, и так, — добродушно ответил Браммел.
— И вы хотите, чтобы я вам помог?
— Неплохо бы. Мы полагаем, что вы можете дать нам ценные сведения.
— Либо я вам помогу, либо… — Руни не договорил. — Устроили налет, чтобы забрать меня в лапы. И еще говорите, что это не шантаж. За кого вы меня принимаете, Браммел?
— Должен вам сказать, что старший инспектор намерен сегодня закрыть ваше заведение и больше не открывать его.
— Не пугайте, Браммел, — сказал Руни. — Я с полицией дел не имею. Не на того напали.
— Вы, очевидно, не совсем понимаете ваше положение, мистер Руни.
— Вы так думаете? — Руни встал, давая понять, что разговор окончен.
Однако Браммел и не думал подниматься с кресла.
— Мистер Руни, — сказал он, глядя снизу вверх на расфранченного нетерпеливого молодого человека, — старший инспектор Филдс твердо решил покончить с преступностью и беззаконием.
— Ко мне это не имеет никакого отношения, — резко прервал его Руни.
— Вы принуждаете меня говорить о том, чего я хотел избежать. Итак, мистер Руни, позвольте вам заметить, что вы, тоже крупный скупщик краденого. Что вы скажете на это?
— А что вы хотите, чтобы я сказал? — насмешливо спросил Руни.
— Что угодно, — ответил Браммел. — Вы отрицаете, что скупаете краденые вещи?
— Наглая ложь! — воскликнул Руни. — Сами все придумали. Вы же первый врун во всей полиции, слыхал я про вас.
— Такой разговор ни к чему не приведет, мистер Руни, — сказал Браммел, с новым интересом вглядываясь в разъяренное лицо своего противника. — Мы, кроме того, имеем сведения, что вы — партнер «Дьюк моторс».
Руни злобно уставился на Браммела, он повысил голос.
— Хотите меня подловить, да?
Браммел резко поднялся.
— Нам не стоит продолжать этот разговор, мистер Руни, — сказал он. — Не хотите признать факты, дело ваше. Но не жалуйтесь потом, что я не дал вам возможности поговорить по душам.
Он сделал несколько шагов.
— Придется вам пройти со мной и поговорить с начальником, — сказал он.
Руни в бешенстве закусил губу.
— Тем лучше. Я ему скажу все, что думаю. Нечего меня шантажировать. У него нет против меня никаких улик, и вы это знаете.
Руни был уверен, что министр готов для него таскать каштаны из огня.
То, что Руни злился, было на руку Браммелу. Когда они шли через пустой холл, куда незадолго перед тем согнали всех телохранителей Руни, прежде чем усадить их в «Черные Марии», Браммел сказал:
— Такого с вами еще не приключалось, мистер Руни. Все закрыто. Даже ваш ночной клуб. — Он понизил голос: — Между нами говоря, у вас тут околачивались все шикарные девочки, не так ли?
Руни окончательно рассвирепел.
— Снова вранье, — сказал он. — Это вы только что придумали про проституток, Браммел. Вы же знаете, что мы не пускаем в клуб разную шваль.
— Значит, вы понятия не имеете, что творится в вашем собственном доме, — заметил Браммел. — Или притворяетесь. Особенно когда знаете, что вам придется нести за это ответственность.
— Я утверждаю, что мой клуб — лучший во всей Австралии. Более честной игры, чем здесь, вы не найдете, — убежденно сказал Руни.
Браммел не мог понять, то ли Руни — жертва самообмана, то ли просто отъявленный лицемер. Потом решил, что он все-таки лицемер. Браммел уважал бы его больше, если бы Руни откровенно признал, что занялся грязным делом ради денег, и ничего бы не приукрашивал.
Но Руни и в самом деле верил, что его клуб чуть ли не лучший на свете и что здесь идет честнейшая игра. Он был убежден, что делает полезное для общества дело. Руни часто говорил, что их город надо немного оживить, а что может быть лучше, чем первоклассный ночной клуб с дивертисментами? Вот почему Соединенные Штаты ушли так далеко вперед, оставив позади все остальные страны. Азартные игры, ночные клубы, ревю, девицы из домов свиданий… Руни все это поставлял. Инспектор Браммел, старательно избегавший самообмана, не всегда мог определить, до какой степени самообмана могут доходить иные люди. Руни представлялся самому себе крупным бизнесменом, продающим свой товар — развлечения.
Когда они поднялись на верхнюю площадку, один из сыщиков, стороживших дверь игорного зала, подмигнул Браммелу.
— Как раз вовремя, инспектор. Вот потеха! — сказал он.
Руни в ярости толкнул обитую войлоком и кожей дверь и вошел в гардеробную. Тут было полно полицейских в штатском, наблюдавших, чтобы никто не прорвался из большого игорного зала. Руни, растолкав полицейских, прошел вперед, Браммел за ним. Но в дверях зала один из сыщиков остановил Руни. Когда-то, в далекие золотые дни прошлого, это был прекрасный бальный зал; губернаторы, спекулянты землей, скваттеры и банкиры танцевали здесь со своими дамами кадрили и вальсы.
— Мне нужно войти, — настаивал Руни.
— Нельзя, — категорически заявил сыщик.
Бормоча ругательства и оскорбления, взбешенный Руни глядел на то, что творилось в зале. Сквозь клубы табачного дыма виднелись опрокинутые столы и стулья, на ковре валялись принадлежности для игры в баккара: трезубец, коробочка с прорезью для карт, карты; тут и там валялись деньги: десятки, пятерки и фунтовые бумажки. Вдоль стен стояли клиенты, сыщики задавали им вопросы и записывали ответы в свои записные книжки. Игроки нервно мяли в пальцах сигареты, тонкие белые спирали дыма плыли к потолку и собирались там, словно облака на небе.
Руни повернулся к стоявшему позади Браммелу.
— Этот зал стоил мне не одну тысячу, Браммел, — сокрушенно воскликнул он, — и поглядите, на что он похож! — Руни показал на сломанный стул: — Филдс ответит мне за это!
Мимо них провели под конвоем группу задержанных к ожидавшим их «Черным Мариям».
Высокие зеркала на стенах гардеробной отражали напряженные, сердитые лица сыщиков и не менее сердитые физиономии задержанных. Шествие замыкал старший сыщик Брюс Филберт.
— Удачная охота, а, Брюс? — тонкие губы Браммела чуть покривились в улыбке.
— Это еще не все, — ответил Филберт.
Браммел с удовольствием вдыхал воздух, пропитанный табачным дымом, запахом людей, ароматом женских духов. Но, пожалуй, больше всего он наслаждался зрелищем негодующих игроков, которые спорили с сыщиками. Кстати, он заметил, что Филдс интересуется лишь теми, кто, по его мнению, мог помочь им поймать похитителя драгоценностей, и совершенно не обращает внимания на других, даже на известных бандитов, которые обычно никогда не появляются в публичных местах.
Увели еще троих или четверых, остальным игрокам разрешили покинуть здание. Филдс стоял посреди зала и смотрел на проходящую мимо него вереницу людей. Сегодня здесь собрался весь так называемый спортивный мир: известные букмекеры, богатые владельцы скаковых лошадей, фабриканты спортивных товаров, патроны футбольных клубов, владельцы баров, спортивные врачи и юристы, которые частенько брали на себя защиту весьма сомнительных личностей, орудовавших в темном закулисном мирке скачек и бокса. В толпе мужчин находились и молодые изысканно одетые женщины, но больше было пожилых, а то и совсем дряхлых старух — удалившихся на покой проституток и трактирщиц, увядших торговок любовью и вином, с размалеванными лицами, отливавшими синевой крашеными волосами и множеством колец на пальцах. Сумочки их были набиты фунтовыми билетами.
Филдс вглядывался в лица спокойными, проницательными светло-серыми глазами, словно хотел запечатлеть в своей памяти каждого проходящего, а те чувствовали на себе его взгляд и реагировали по-разному. Почтенный отец семейства заискивающе пробормотал: «Добрый вечер, начальник». Владелец фабрики остановился, чтобы сказать Филдсу, что когда-то он был полицейским агентом и у него до сих пор полно друзей в полиции. А один крупный коннозаводчик совсем разбушевался: у него друзья в правительстве, они займутся этим возмутительным делом. Что за безобразие — оскорблять почтенных, уважаемых граждан!
В самом конце двигавшейся мимо Филдса вереницы людей спорили между собой какие-то молодые люди. Один из них особенно разъярился. Он был бледен и неистово жестикулировал. Вдруг он ринулся к Филдсу.
Браммел, следивший за этими людьми от дверей зала, увидел, как он нагнулся и схватил с пола бутылку.
— Берегитесь, Филдс! — крикнул Браммел. — Сзади!..
Филдс мгновенно обернулся — бледный молодой человек с налитыми кровью глазами занес над головой бутылку. Еще не было случая, чтобы Филдс струсил, — недаром он получил высшую полицейскую награду за храбрость. С поразительным для своих лет и своего грузного тела проворством он схватил молодого человека за руку и рванул ее книзу — тот выронил бутылку. Со всех сторон к ним бросились сыщики. Один молодой сыщик схватил буяна за шею и поволок к выходу. Тот уже начал синеть, — только тогда сыщик немного ослабил хватку. Филдс безразлично глядел им вслед.
— Одурел от наркотиков, — сказал он, обращаясь к окружившим его сыщикам.
Бледный молодой человек в диком бешенстве кричал от двери:
— Я с тобой посчитаюсь, Филдс!
Его потащили через гардеробную.
— Я кровные денежки тратил! Я ему покажу! — Его крики разносились по всему дому.
Филдс вышел в гардеробную. Лицо его было сурово — он был возмущен до предела.
— Надо выяснить, кто поставляет сюда наркотики, — сказал он следовавшим за ним сыщикам. — Видимо, сам Руни, через подставных лиц.
Филдс демонстративно отвернулся от Руни, который в эту минуту подошел к нему. Старший инспектор испытывал отвращение к этому человеку. Он заговорил с Браммелом, как будто Руни не было в комнате.
— Спасибо, Стюарт, — сказал он. — Если бы не вы, он бы размозжил мне голову. Явный наркоман. Видимо, за наркотиками сюда и ходит.
Руни бросил на Филдса негодующий взгляд.
— У вас нет доказательств, что здесь торгуют наркотиками, — начал он.
Филдс продолжал разговаривать с Браммелом, словно Руни и не существовало.
— Омерзительный притон, Стюарт. Хуже я не знаю, — говорил он. — Я доложу комиссару, что закрыл его и не открою, если только суд не предпишет.
Он быстро взглянул на Руни.
— Можете обращаться в суд, если угодно.
Руни ничего не ответил. В присутствии Филдса он почему-то не находил слов. Начальник сыскной полиции внушал ему страх, хоть он и не хотел в этом признаться. Он нашел оправдание своему малодушию, сказав себе, что сейчас спорить бесполезно — пустая трата времени. Помрачнев еще больше, он с беспокойством ждал, когда Филдс и полицейские покинут помещение. Как только они уйдут, он свяжется со своим юристом и с министром тоже — поднимет его с постели, если понадобится.
Браммел не отходил от Руни ни на шаг.
— Плохо ваше дело, мистер Руни, — сказал он, спускаясь рядом с ним по лестнице. — Хуже, чем я думал.
— Не разыгрывайте из себя добряка, — огрызнулся Руни.
Этот Браммел просто невыносим! Руни молча сбежал по лестнице и бросился в свой кабинет. Там он сел за стол, выдвинул ящик, взял оттуда револьвер и положил его в карман. Интересно, здесь ли еще Санни Андерсон? Несмотря на чудовищный промах Санни, Руни не собирался с ним расставаться. Только Санни мог отнести записку юристу. Остальным особенно доверять нельзя. Да притом все они бестолковые, не дай бог, полицейские перехватят записку.
Руни поднялся с кресла. Он начал беспокойно шагать по комнате, словно человек, только что запертый в тюремной камере. Четверть часа спустя он выглянул в коридор. Ни души кругом, и такая тишина, что, казалось, он слышит ее. Руни был уверен, что всех его людей увезли «Черные Марии». Даже Санни, наверно, схватила полиция. Может быть, сейчас ему выкручивают руки?.. А, так ему и надо, черт подери, сам виноват. И как это такая хитрая бестия, как Санни, мог ошибиться? А может, это не ошибка? Руни все больше разжигал в себе подозрения.
Потом пошел к выходу. Он сам повидает юриста. Руни то и дело оглядывался, чтобы проверить, не идет ли кто-нибудь за ним. Может, Браммел еще где-то здесь. Нет, видимо, все ушли. Руни дошел до холла, и тут ему почудилось, что он слышит какие-то звуки со стороны клуба. Подойдя к двери, он прислушался, потом открыл ее и вошел в кабаре, длинное, как кинозал. Горел яркий свет, и все осталось так, как в момент появления полиции: столы были накрыты, словно для банкета, в угловых нишах выкипали на раскаленных плитках кофейники. Безумный расход кофе, света, денег! Руни обошел зал, щелкая выключателями. И вдруг он снова услышал голоса. Это на кухне. Странно! Нащупав в кармане револьвер, он быстрыми шагами прошел по пустому кабаре. Тут и там валялись бутылки шампанского, на пол вытекала светлая жидкость. Скаредная душа Руни разрывалась на части. «Какие-то громилы, а не сыщики — все перевернули», — шипел он себе под нос.
Руни остановился у дверей кухни. Оттуда доносился громкий говор, шум. Затем кто-то начал наигрывать на гитаре популярную песенку. Да там просто-напросто веселились! Руни задрожал от ярости и распахнул дверь. Повара, официанты и те из его телохранителей, которых не забрала полиция, пили и ели, словно они были здесь хозяева. Выпили они уже порядком. На полу валялись бутылки из-под шампанского, вина и пива. Руни увидел, как повар разодрал пополам цыпленка и протянул половину поваренку, тот набросился на цыпленка, как голодная собака. Руни казалось, что это его рвут на куски.
Гитарист, который, играя, подходил то к одному, то к другому, первым заметил бешеный, взгляд Руни и сразу оборвал игру. Его словно паралич хватил — пальцы застыли на струнах, зубы оскалились в улыбке.
— Хэлло, мистер Руни, — сказал он дрожащим голосом, мгновенно протрезвев при виде хозяина.
Все разом перестали пить и жевать и с беспокойством воззрились на Руни.
— Грязные свиньи!.. — заорал Руни. — Сволочи!..
В первую очередь он обращался к своим телохранителям.
Дэз Бэннон, бывший боксер, который стоял, прислонившись к стене, со стаканом пива в руке, развязно бросил:
— Не кипятись, Руни. А то схлопочешь.
Руни даже не взглянул на него.
— Убирайтесь вон! Все до одного! — заорал он. — Даю десять секунд…
Бэннон не двинулся с места. Взяв со скамейки бутылку, он налил себе полный стакан пива и начал потягивать его с нарочитой небрежностью.
— Прикончили тебя, Руни, крышка, — сказал он, допив стакан и вытирая рот тыльной стороной руки. — Ты уже не фигура…
Руни пошел к нему. Бэннон выпрямился и шагнул вперед. Все смотрели на них. Гитарист все еще улыбался во весь рот. Руни подходил все ближе и ближе. Бэннон бросился на него. Руни увернулся и в то же мгновение сильно и точно ударил Бэннона в челюсть. Тот споткнулся о скамью и повалился, как сноп, лицом вниз. Тогда Руни прыгнул на него и начал молотить его кулаками и топтать ногами. Бэннон стонал, но Руни продолжал избивать его, пока тот не замер.
— Прикончили меня, говорите? — Руни обвел взглядом напряженные, белые лица своих служащих.
Потом нагнулся, с легкостью поднял Бэннона, словно это был пустой мешок, и прислонил его к стенке.
— Пристрелю как собаку, — сказал Руни, ни к кому в отдельности не обращаясь. Он вынул из кармана револьвер и прицелился в бесчувственную фигуру.
— Пожалуй, не стоит, — сказал Браммел, входя в кухню.
Руни повернулся к нему всем корпусом. Значит, этот сыщик все время следил за ним!
— Чего вы лезете не в свои дела, Браммел? — огрызнулся он, все еще держа перед собой револьвер.
— Вы показали им, кто хозяин, — сказал Браммел. — А этого отделали как миленького, — добавил он, не скрывая профессионального восхищения.
Чтобы продемонстрировать свою преданность хозяину, один из телохранителей Руни подскочил к Браммелу.
— Эй ты, паршивая ищейка… — взвизгнул он.
— Я ему покажу! — подхватил другой подручный Руни, надвигаясь на Браммела.
Тот не двинулся с места.
— Мистер Руни, — сказал он, — потрудитесь успокоить ваших молодчиков. Наши дожидаются меня на улице.
— Я вам сказал — убирайтесь! — заорал Руни на своих порядком скисших телохранителей, и они так тихо проследовали мимо Браммела, словно шли на похороны.
— Ждите меня возле кабинета, — крикнул Руни им вслед и подошел к Браммелу.
— Спрячьте револьвер, мистер Руни…
— Что вам еще от меня нужно, Браммел? — спросил он, нехотя подчиняясь его приказанию.
— Я шел за вами следом, мистер Руни, хотел дать вам дельный совет. Если не послушаетесь, можете распрощаться с вашим заведением.
— Хотите, чтоб я продался?
— Называйте это как хотите, — сказал Браммел.
— Я не хочу вас слушать, — ответил Руни, направляясь к двери.
Он шел впереди Браммела, словно ведя его к выходу. На крыльце Браммел остановился, он явно не спешил.
— Какая ночь! — сказал он, глядя на звезды.
Руни нетерпеливо ждал, когда он уйдет.
— Вы, полицейские, когда-нибудь спите? — спросил Руни.
— Лучше не откладывайте, — сказал Браммел. — Мне-то все равно: не одна работа, так другая. Но старший инспектор — человек дела, если упустите время, пеняйте на себя.
Руни с наслаждением пристрелил бы Браммела или хотя бы ударил по этой спокойной, красивой морде.
— Я к вам в стукачи не пойду, — сказал Руни. Он возбужденно повысил голос: — Я про вас все знаю…
— Что толку кипятиться? Только давление повысится. А это вредно даже для такого атлета, как вы, мистер Руни.
— Из всех фараонов больше всего ненавижу таких, как вы, Браммел.
Инспектор улыбнулся.
— Я гораздо покладистее вас, мистер Руни. Я ни к кому не питаю ненависти, даже к вам, — сказал Браммел, хотя это было неправдой.
Он спустился с крыльца.
— До завтра, мистер Руни.

17

Позднее, в кабинете Филдса, Браммел сказал, что он окончательно убедился в том, что Руни знает, кому Бирюк продает награбленное, а может быть, знает и самого Бирюка. Браммел сделал комплимент Филдсу за его проницательность, но добавил, что, по его мнению, Руни не так легко заставить дать сведения.
— Он торгуется, — продолжал Браммел. — Заговорит, только если увидит, что нет другого выхода.
Заставить Руни говорить стало для Браммела делом чести, и он предложил Филдсу свой собственный план. Надо было привлечь тетушку Милли, содержательницу публичного дома, одну из тех немногих осведомителей Браммела, о которых знал начальник отдела. Около полуночи Браммел наведается к ней. Сыщики, которых он возьмет с собой, сделают вид, что это налет на заведение, и допросят проституток, чтобы любопытные и недоверчивые девицы не заподозрили свою мадам — тетушку Милли.
— Ее сожитель Эдди Конгер в этом деле будет неоценим, — заключил Браммел.
Филдс внес несколько незначительных предложений. В целом он был согласен с планом Браммела.
— Может, и получится, — снисходительно добавил он.
Браммел немного помолчал, потом сказал:
— И все-таки нам придется что-нибудь пообещать Руни, иначе он не заговорит, — сказал он, — например, не закрывать его клуб.
— Это исключено, — отрезал Филдс.
— Но ведь наша ставка крупнее, чем этот игорный зал, — возразил Браммел.
— Может быть, — Филдс начал колебаться. — И все же мы не можем оставить в самом центре города этот рассадник преступлений. Наш долг — искоренить это зло.
— Если мы не позволим Руни загребать деньги, нам из него ничего не выжать, — сказал Браммел.
— Но зачем же забегать вперед, Стюарт? — прервал его Филдс.
Он снова начал что-то писать, а Браммел углубился в рапорты, поступившие за время налета на клуб Руни.
Филдс писал старательно и пространно. Была уже поздняя ночь, но он не обнаруживал никаких признаков усталости, хотя с раннего утра был на ногах.
Браммел отправился в дежурку набрать людей для визита к тетушке Милли. Не успел он туда войти, как в дверях появился Филдс. Он поманил Браммела.
— Только что звонил Брюс, — сказал Филдс. — Он взял тех бандитов из другого штата. Один дал показания. Пойду взгляну на него.
Браммел, казалось, был озадачен.
— Вы хотите, чтобы я пошел с вами, Фрэнк?
— Нет, нет, Стюарт, — быстро ответил Филдс. Он густо покраснел и продолжал серьезным тоном:
— Я просто хотел вам сказать, чтобы вы тщательнее отбирали людей.
По лицу Браммела скользнула легкая улыбка. Ему ужасно хотелось назвать Филдса «тетушкой». В этом большом грузном человеке с плечами борца было что-то бабье. Он так смешно семенил большими ногами в стоптанных ботинках, напоминавших Браммелу старушечьи шлепанцы.
— Я возьму только самых опытных, — заверил его Браммел.
«Филдса прямо-таки мутит при мысли о публичных домах, — подумал Браммел, — он и в самом деле ненавидит эти дома, не выносит даже их запаха и охотно повесил бы каждого, кто туда ходит». Может быть, существовала какая-то более глубокая, скрытая причина этой ненависти? Впрочем, Браммел не старался ее отгадать… Он проводил глазами Филдса. Его нерушимые моральные устои вызывали уважение Браммела, хотя сам он частенько ими пренебрегал. Браммел напоминал закосневшего, циничного грешника, растроганного речью капитана Армии спасения.
Пятнадцать минут спустя Браммел с тремя сыщиками отъехали от здания управления. Они отправились в кафе поужинать. Браммел, который тоже был неутомим, хотя всегда казалось, что он скорее играет и забавляется, чем работает, объяснил, какой они должны придерживаться тактики. Это было не совсем то, что он согласовал с Филдсом.
— Скажем ей, что у нас была пирушка. И мы хотим ее продолжить… Когда дело пойдет на лад, я уведу тетушку, а вы следите, чтобы девицы не выходили из комнаты и, главное, не подходили к ее спальне… Все время с ними разговаривайте. Спрашивайте их про что-нибудь. Ну, например, как зовут мужчин, с которыми они встречались в последнее время. И не забывайте подливать им в рюмки.
— А кто поставит выпивку? — спросил Дик О'Риген.
— Тетушка, — сказал Браммел. — Запасы у нее — дай бог!
— Не очень-то она любит раскошеливаться, — сказал сыщик Ламкин.
— Сегодня она не станет скупиться, — пообещал Браммел.
Только что пробило полночь, когда перед старомодной кирпичной виллой в респектабельном пригороде, в пяти или шести милях от ратуши, остановилась полицейская машина. С дороги виднелась только крыша веранды. Вдоль всей изгороди поднимались высокие кипарисы. Сыщики пошли по тропинке между кустами роз. В окнах фасада не было света. Дом был погружен в молчание, как и его респектабельные соседи.
— Видно, уже наговорились и пошли спать, — сказал О'Риген.
— Они свое дело знают, — провозгласил Ламкин.
Сыщики шумно ввалились на веранду. Браммел громко постучал в дверь. Изнутри она была обита железом.
— Полиция! — крикнул он. — Именем закона — откройте!
Некоторое время спустя послышались шаги, квадратный глазок в двери приоткрылся, и кто-то оглядел сыщиков. Затем глазок снова закрылся.
— Откройте! — громко закричал Браммел. — У меня ордер…
В прихожей зажегся свет, тяжелый засов отодвинулся, и дверь отворилась. Они увидели тетушку Милли в роскошном бледно-голубом шерстяном халате, обтягивающем ее телеса. Она свысока оглядела входивших сыщиков.
— Что это значит, Красавчик? — с негодованием спросила она.
Браммел подмигнул ей.
Тетушке Милли было за пятьдесят. Это была маленькая тучная женщина с красными от хны волосами и белым как мел лицом. Ее крошечные черные глазки прятались за наклеенными ресницами, а толстые губы были ярко накрашены.
— Так в чем же дело, Красавчик? — снова спросила она, нетерпеливо постукивая ногой.
— Испугались? — спросил Браммел. — Не знали, что это я, Милли? Думали, что это те противные ребята из отдела по борьбе с проституцией?
— С какой это стати им ко мне приходить?
— И правда, с какой стати? — насмешливо переспросил Браммел. — Ведь они же знают, что вы хозяйка первоклассного пансиона для молодых девиц. Сам не пойму, чего это я о них упомянул.
— Я и вправду удивляюсь, Красавчик, — продолжала она жеманно, — разве можно в такой час врываться в порядочный дом.
Она укоризненно покачала головой.
— Честно говоря, Милли, я бы не ворвался, да только мы с ребятами сегодня весь день гуляем. Правда, мальчики? — Он повернулся к трем бравым сыщикам.
— Это точно, инспектор, — подтвердил Кенуолл.
— Никогда в жизни столько не пил, — сказал сыщик О'Риген.
— Налакались, как сапожники, — вставил Ламкин.
Тетушка с сомнением оглядела сыщиков.
— Я бы никогда не осмелился соврать вам, обмануть такую проницательную женщину, как вы, Милли, — сказал Браммел.
— Рассказывайте! — громко фыркнула Милли.
— Я знаю, с кем имею дело, — с притворной серьезностью продолжал Браммел. — Вы же умная женщина, Милли.
Она улыбнулась, полусерьезно, полуиронически. Ей нравилось, когда к ней относились с уважением, пусть даже в нем и сквозила насмешка. Все лучше, чем ничего. Но она много дала бы, чтобы ее действительно уважали, как того заслуживает преуспевающая деловая женщина.
— Ну, так зачем же вы все-таки пожаловали, Красавчик? — спросила она более дружелюбно.
— Да проезжали мимо и решили, что недурно бы здесь кутнуть. Вот и все, Милли.
— Расскажите это кому-нибудь другому, Красавчик, — сказала она, оставив свой жеманный тон. — Всегда у вас какая-нибудь подлость на уме. Хитрый, как змей!
— Милли!.. — возмущенно начал он.
— Ну что, Красавчик?
— Я уже сказал… — Тон его еле заметно изменился, хотя на лице сияла прежняя улыбка. — Проведите-ка нас в гостиную и угостите грогом.
Да, тон его не оставлял никаких сомнений. Тетушка Милли фыркнула, как и полагается рассерженной хозяйке, и повела гостей в комнату, вся обстановка которой состояла из обшарпанной тахты, нескольких плетеных стульев вдоль стен и небольшого стола посередине. Крышка радиолы была открыта. Все пепельницы были полны окурков, под столом и возле стульев валялись пустые бутылки из-под пива. В комнате стоял затхлый запах винного перегара, табачного дыма, пудры, дешевых духов и антисептического мыла — обычных спутников продажной любви.
— Отмечали какое-то событие? — спросил Браммел. — Уж не вашу ли помолвку, Милли?
Она ничего не ответила, только неприязненно посмотрела на сыщиков.
— Ну, ну, Милли, где же ваше гостеприимство, — сказал Браммел.
Она еще колебалась.
— Готовьте-ка выпивку и зовите девочек.
Милли в ярости повернулась к Браммелу.
— Бесстыжие вы люди — поднимать их с постели, — огрызнулась она. — Забыли, что они уже наработались?
— Может быть, они еще не спят? — серьезным тоном спросил Браммел. — Может, они еще работают?
Сыщики оглушительно захохотали.
Тетушка Милли сделала ледяное лицо.
— Этот разговор мне не нравится, Красавчик, — сказала она.
— Прошу прощения, — продолжал дурачиться Браммел, — я и забыл, что вы ужасно чувствительны.
На лице тетушки Милли застыло горькое и грустное выражение, когда она отправилась за пивом и за девицами. «Он нарочно унижает меня, — думала она, — а потом опять будет шантажировать».
Сыщики услышали приглушенные голоса, затем раздались тихие шаги по черной лестнице — видимо, мужчины сбегали в одних носках. Браммел и его помощники не двинулись с места, только весело переглянулись.
Немного погодя тетушка Милли привела девиц. Они были в халатах и посматривали на сыщиков с нагловатой фамильярностью. Двух из них сыщики видели в первый раз. Одна, видимо, напилась в своей спальне и теперь качалась и тараторила громче всех; другая — высокая, худенькая полукровка, с тонкими, как спички, ножками — казалась совсем молоденькой, не старше восемнадцати лет; она угрюмо и враждебно поглядывала на сыщиков.
— Представьте нас, Милли, — сказал Браммел.
— Рита, — указала она на подвыпившую девицу, потом повернулась к угрюмой худышке, — Энни. Познакомьтесь: Красавчик Браммел, Джордж Ламкин, Гарри Кенуолл, Дик О'Риген.
— Я в восторге, — Рита насмешливо сделала реверанс и чуть не свалилась с ног.
Энни молчала.
— Не хочешь с нами дружить? — спросил ее Браммел.
— Нет, — ответила она.
— Дело твое, — сказал Браммел.
Он подошел к одной из знакомых девиц.
— Сейчас кутнем, — сказал он.
— Грог принесли с собой? — спросила она.
— Тетушка нам поставит, — ответил Браммел.
— Фараоны, всегда норовят проехаться на дармовщинку, — заметила другая девица.
Тетушка Милли сделала вид, что рассердилась.
— Фло! — воскликнула она. — Молодой леди не к лицу так говорить. Вы должны обращаться с ними, как будто они джентльмены, слышите?
Браммел рассмеялся, словно давно не слышал такой веселой шутки. Но рыжеволосый Кенуолл, характер у которого был под стать его буйной шевелюре, отреагировал иначе.
— Не остри, — сказал он тетушке Милли, — а то я тоже начну шутить. Боюсь, тебе это не понравится, старая карга.
Милли с беспокойством взглянула на Браммела. Тот улыбался.
— Вы не забыли своего обещания? — спросил он добродушно, словно ничего не произошло.
— Я никогда ничего не забываю, — буркнула она.
— А угощение?
— Вы же знаете, я не люблю, когда девушки здесь пьют.
— Да здесь же только что шла пьянка!
— Девушки в ней не участвовали.
— Ну, ради такого случая…
Милли нахмурилась и вышла, затем вернулась с четырьмя бутылками пива и сердито поставила их на стол. Браммел наполнил стаканы. Бутылки опорожнили очень быстро.
— Придется нести еще, Милли, — сказал Браммел.
— Вы, видно, думаете, у меня золотые россыпи, — разозлилась Милли.
— На ваш век хватит, — сказал Кенуолл.
Милли умоляюще посмотрела на Браммела. Тот покачал головой и беспомощно развел руками.
— У-у, змей, — прошипела она, проходя мимо него к буфету.
Ей пришлось еще не раз прогуляться от стола к буфету, благо он был набит до отказа.
— Небось, тайком продаете спиртное? — спросил Браммел.
— Что вы имеете в виду?
— Ничего, Милли, — ответил Браммел. — Продавайте на здоровье. Нам все равно. Мы же не из отдела лицензий.
Одна из девиц начала петь.
Она пела с томлением и тоской. Девицы расчувствовались. Рита сказала, что от этой песни у нее мурашки по спине бегают.
— Пусть лучше Фрэнки споет, — сказала она.
Она подошла к радиоле и поставила пластинку своего любимого Синатры.
Одна из девиц начала подпевать:
Какое-то время она состязалась с Фрэнки, затем сдалась.
Веселье разгоралось. Две девицы пошли танцевать. Только Энни угрюмо сидела в углу; она все больше мрачнела и с ненавистью поглядывала на сыщиков, которые пили и болтали без умолку.
Ночь стояла жаркая и влажная. Кенуолл отер лоб и сбросил пиджак. Два других сыщика тоже сняли пиджаки.
— Что, размякли? — насмешливо хихикнула Рита.
Одна из девиц хвасталась, что ее никто не перепьет.
— А ну, давайте наперегонки! — крикнула она, поднося ко рту бутылку.
Браммел знаком подозвал О'Ригена.
— Порядок, Дик, — сказал он. — Не выпускайте их отсюда. Вы знаете, что делать.
Браммел подошел к Милли, которая с возмущением следила за девицами.
— Идите к себе в кабинет, — сказал он, — я сейчас приду.
Когда он вошел в ее спальню, которую он всегда именовал кабинетом, Милли сидела с застывшим лицом. Здесь Браммел бывал частенько. Комната была похожа на лавку подержанных вещей: пузатые, старомодные гардеробы, стулья с высокими плетеными спинками и кожаными сиденьями, на стене гравюры: лошади несутся в бурю; женщины в длинных восточных одеяниях спускаются с кувшинами за водой.
Браммел сел на низкий стульчик возле туалетного столика, на котором валялись бусы, брошки, подушечки для булавок, стояли китайские статуэтки, флаконы с лосьоном и духами. Он поглядел на двуспальную кровать, целомудренно застланную покрывалом с кружевной оборкой.
— Новое? — спросил он у Милли, которая наблюдала за ним в зеркало. — Уж не для Эдди ли куплено?
— Вы же знаете, он никогда не остается здесь, — с укором сказала она.
— Не хочет, чтобы его здесь накрыла полиция?
— Ничего подобного, и это вы тоже знаете.
— Ну, конечно, знаю, — ответил он. — Вы с Эдди свили себе гнездышко подальше отсюда. Видно, я здорово выпил — совсем из головы вылетело.
Она искоса поглядывала на него своими крошечными, утонувшими в жирных складках глазками. Несомненно, он здесь по какому-то серьезному делу. Иначе он не заставил бы ее привести девушек. Словно хотел намекнуть: если заартачишься, девицам будет все про тебя доложено. Что ему нужно от нее? А вдруг он хочет что-то разузнать об Эдди Конгере, ее муже? Эта мысль еще больше напугала ее, уж лучше бы дело касалось ее одной.
Неожиданно Браммел рассмеялся.
— Не повезло этим джентльменам! — воскликнул он. — Уплатили за всю ночь, и на тебе! Вернете им деньги или девицы отработают в другой раз?
— Какой вы грубиян, Красавчик, — сказала тетушка Милли, снова начиная жеманиться. — Всегда у вас на уме всякие непристойности.
— Истинная правда, — поддакнул он. — У меня с детства больное воображение.
Она отвернулась от него, вздернув свой курносый нос, и снова начала молча следить за ним в зеркало.
— Между прочим, где сегодня Эдди? — спросил он.
Милли повернулась к нему.
— У себя дома.
— Доходы подсчитывает?
— Нет, у него сегодня друзья.
— Кто такие?
— Партнеры по гольфу.
— Его солидные друзья?
— Других у него нет.
— Вот что, Милли, — сказал он, — пока я не забыл, расскажите-ка, что вы слышали об убийстве миссис Тайсон?
— Ничего.
— Из ваших сегодняшних гостей никто ничего не говорил?
— Никто. Да и зачем бы им говорить об этом?
— А о чем вы говорили?
Она запнулась.
— Ну, обычный разговор.
— Кто здесь был?
— Несколько дельцов, не из нашего штата.
— Что за люди?
— Вполне солидные. Из тех, которых не понимают собственные жены.
— Взломщики, громилы и аферисты тоже дельцы, и жены тоже часто их не понимают.
Тетушка Милли рассердилась.
— Вы же знаете, Красавчик, я пускаю только порядочных.
— И никто даже не заикнулся об убийстве?
— Я уже сказала.
Браммел, казалось, что-то обдумывал.
— Ну ладно, Милли, не буду ходить вокруг да около: я думаю, что Эдди и его компаньоны знают об этом убийстве чуть побольше, чем вы говорите.
— Нет, нет, Красавчик! — вздрогнув, воскликнула тетушка Милли.
— Никогда не поверю, чтобы Эдди за обедом ничего не сказал вам про это убийство. Хороший муж всегда обсуждает со своей дорогой супругой все важные события.
— Эдди мне ничего не говорил, — сказала она взволнованно, и в голосе ее послышались визгливые нотки. — А почему, собственно, он должен был говорить? Почему, Красавчик? Почему он должен интересоваться убийством какой-то богатой дамочки? Наверно, ее убил любовник. У нее ведь был любовник? Муж с ней потому и развелся. Небось, она и любовнику рога наставляла!
Браммел даже внимания не обратил на ее слова, он упрямо гнул свою линию.
— В ту ночь, когда она была убита, в ее доме побывал похититель драгоценностей.
Тетушка Милли молчала.
— Эдди знает этого вора, не правда ли?
Она вскочила.
— Я уже сказала вам, он его не знает.
— Эдди занимается скупкой краденого, вам ведь это известно, Милли.
Милли наклонилась к Браммелу.
— Это неправда, — сказала она, скрипнув зубами.
Она будет защищать своего мужа, пока теплится дыхание в ее большом грузном теле. Она все ему отдала. Только благодаря ей он стал человеком…
Браммел знал про них все.
Когда она во время войны впервые встретилась с Эдди, тот возил в стареньком грузовичке пиво в лавочки, где из-под полы продавали спиртное, и в ночные клубы. Он работал на пивоваров, доставляя пиво с потайных складов в злачные места, где его всегда продавали по повышенной пене. Имя Эдди Конгера не значилось в платежных ведомостях и бухгалтерских книгах пивоваров, на складе он всегда имел дело с одним и тем же человеком. Работа у Эдди Конгера была секретная и не подлежала огласке. Справлялся он с ней неплохо. Так сказать, по совместительству он вымогал у владельцев нелегальных лавочек проценты с их прибылей. Это вовлекало его в бесконечные споры, которые он разрешал при помощи лома или железной цепи. Один или два раза в него стреляли, но он был проворен и бил без промаха, а потому неизменно выходил победителем. Милли познакомилась с ним, когда он привез ящик пива в веселый дом, который она содержала для американских солдат, расположившихся лагерем возле города. Эдди произвел на нее неизгладимое впечатление: силища в нем была невероятная. Ей он показался красавцем. Эдди был по крайней мере на десять лет моложе ее, и она быстро смекнула, что, развозя пиво, он далеко не уйдет, в лучшем случае станет аферистом покрупнее. В общем, перспектива не слишком заманчивая, а ей как раз был нужен управляющий, которому можно было бы довериться, и она сделала Эдди выгодное предложение. Он принял его. Так случилось, что с помощью целой шайки молодых людей — главным образом дезертиров из армии — он и Милли прибрали к рукам большинство публичных домов и нелегальных лавок спиртного. Эдди и Милли так преуспели, что после войны решили попробовать свои силы на поприще более солидного бизнеса: приобрели акции одного отеля, скаковой конюшни и букмекерской конторы. Тем не менее Милли все же оставила за собой большой публичный дом, верный источник доходов, а Эдди тем временем продолжал подыскивать новые объекты, куда можно вложить деньги. Он завел новые знакомства и нашел других дельцов, жаждавших приумножить свои капиталы. Постоянным местом их встреч стал клуб любителей гольфа. Эдди там блистал — он отлично играл во все игры.
— Эдди недавно вошел в долю «Дьюк моторс», не так ли? — спросил Браммел.
— Ну и что же?
— Это скупщики краденых автомобилей, — улыбнулся Браммел. — Вы же знаете.
— Эдди такими делами не интересуется, — сказала она.
— Не смешите меня, Милли. Чарли Руни там один из заправил, а Эдди новичок. Они с Чарли большие приятели.
— Эдди с ним не знаком, — чересчур поспешно возразила Милли.
Браммел удивленно взглянул на нее.
— Вы сегодня не в своем уме, Милли. Да они знакомы еще с войны. Эдди возил пиво и наркотики в лавчонки Чарли.
Она молчала и лихорадочно думала. Эдди затягивают в сеть! Милли снова подсела к туалетному столику и опустила глаза. Браммел был ей отвратителен. Как она ненавидела эти его джентльменские манеры, издевательский тон, шантаж! Неужели они с Эдди так и не вырвутся из его лап? Сколько он их мучает! С того самого дня, когда он в первый раз принудил Эдди дать сведения о двух его приятелях — крупных налетчиках. С тех пор и она была вынуждена давать сведения, чтобы защитить Эдди; рассказывать, о чем говорят их дружки из преступного мира, сообщать о планах, которые обсуждались в ее доме аферистами, доверявшими ей. Теперь уж ни ей, ни Эдди не выпутаться; Браммел грозил им тюрьмой и кое-чем похуже. Он, словно невзначай, то и дело упоминал имена преступников, которые отбыли срок наказания и теперь разыскивают предателей, упрятавших их за решетку. Стоило Браммелу шепнуть кое-кому про Эдди или Милли — и им конец. Начав доносить на других, чтобы спасти себя, они вступили на путь, откуда нет возврата. Как она теперь жалела, что связалась с Браммелом! Уж лучше было терпеть любые неприятности, да только остаться самой себе хозяйкой. Но мучила ее не жалость к своим жертвам, которым по ее милости предстояло провести в тюрьме долгие годы, а только страх — и больше за Эдди, чем за себя. Только страх заставлял ее сожалеть о своей оплошности. Их с Эдди могли убить каждую минуту. И горше всего было то, что у нее остался только один путь избежать этой страшной участи: все снова и снова стараться умилостивить Браммела.
— Послушайте, Красавчик, — горячо сказала Милли, — Эдди ничего не знает ни про убийство, ни про этого вора. Он не впутывается в темные дела. Он понятия не имеет, что творится в «Дьюк моторс». Эдди все больше в стороне держится. Сейчас совсем помешался на гольфе. — Она говорила это тоном простодушной молодой женушки, обожающей своего супруга. — Конечно, он может постараться и что-нибудь разузнать для вас…
— Разумеется, ему будет очень трудно выведать что-нибудь стоящее, — насмешливо сказал Браммел. — И все-таки ему придется постараться, Милли. Иначе я сам наведаюсь к нему и испорчу ему весь гольф. — Браммел помолчал. Ему нужны были от Эдди не только сведения. — Вот что, Милли, я хочу, чтобы Эдди кое-что сделал для меня. Дело важное и срочное, — сказал Браммел, уверенный в том, что Эдди действительно постарается, если Милли внушит ему, что это очень серьезно. Страстная любовь Милли к своему дружку делала ее лучшим союзником Браммела. И он твердо продолжал: — Я хочу, чтобы завтра утром Эдди первым делом повидал Руни. Он должен сказать Чарли, будто слышал от своего человека из отдела по борьбе с проституцией, что двое парней, из тех, что засыпались в клубе, все про него выложили: и про наркотики, и про краденые машины и про другие его делишки. И будто этот человек намекнул, что Филдс хочет отправить его на долгий отдых. Пусть скажет, что Филдс собирается взять его завтра днем или вечером. И вот еще что скажите, Милли: если Эдди задумает выкинуть какой-нибудь фокус, он отправится вместе с Чарли. И вряд ли оттуда вернется. В тех местах немало людей захочет свести счеты с молодчиком, который их туда запрятал. Вы меня поняли, Милли?
— А если Руни догадается, что Эдди подослан? — с отчаянием спросила она.
— Не догадается.
— Если он что-нибудь заподозрит, Эдди конец, — сказала она.
— Не заподозрит, — нетерпеливо сказал Браммел. — Он его расцелует за предупреждение.
— Как бы до смерти не зацеловал! — взволнованно воскликнула Милли. — За что вы хотите погубить Эдди? Он никому ничего плохого не сделал!
Браммел насмешливо глядел на Милли, которая совершенно серьезно превозносила добродетели Эдди.
— Больше он делал хорошего. Всегда подбросит деньжат, если товарищу туго пришлось.
Браммелу надоело ее слушать. Он поднялся со стула.
— Я пойду, Милли, — сказал он.
Никакой жалости к этой перетрусившей женщине он не испытывал. Браммел шагнул к двери.
— Красавчик! — упавшим голосом позвала она.
Он медленно и неохотно повернулся.
— Я пошлю к Чарли кого-нибудь другого.
— Вы очень любезны, Милли. И очень предупредительны. Но, кроме Эдди, никто не годится: Чарли поверит только ему.
Она знала, что это так, но все-таки сделала еще одну попытку.
— Я позвоню Руни сама, — сказала она.
— Ничего не выйдет, — повторил Браммел и вышел из комнаты.
Милли умела признавать себя побежденной. Она кинулась за ним.
— Я позвоню Эдди, — сказала она.
— Звоните сейчас же.
Милли вернулась в свою комнату, а Браммел пошел в гостиную. Его приветствовали громким смехом, криками и песенками Фрэнки Синатра. Он окинул комнату быстрым взглядом. О'Риген танцевал с одной из девиц. Кенуолл тянул пиво прямо из бутылки, а Джордж Ламкин, бывший офицер военной полиции, с длинными бачками и тонкими усиками, обнимал Риту, которая быстро перешла от профессиональной деловитости к восторженной влюбленности, шептала ему нежные слова и ерошила его волосы, в то время как его рука блуждала по ее пышной груди. Одна только темнокожая угрюмая девушка с худыми ногами не хотела ни пить, ни танцевать, ни разговаривать. Браммел пододвинул к ней стул. Она метнула на него злой, подозрительный взгляд.
— Чего нужно, фараон? — спросила она.
Он дружески улыбнулся.
— Ты здесь недавно, Энни? — спросил он.
— А тебе все надо знать!
— Что-то ты не слишком приветлива.
— Ненавижу фараонов.
— За это я тебя не осуждаю.
Она удивленно посмотрела на него. Лицо у него было славное и приветливое. «Может, и вправду не притворяется», — подумала она. Конечно, лучше ему не доверять, но все-таки в нем было что-то такое, что отличало его от остальных сыщиков. Он был не такой наглый, не такой развязный, как его приятели, которые вели себя здесь, словно хозяева. Но жизненный опыт настораживал ее.
— Добрые фараоны — хуже всех.
Браммел поднял брови.
— Ты их часто встречала, Энни?
— Нет, — сказала она.
— Тогда откуда тебе знать?
Она не отвечала.
— Выпей-ка лучше, — сказал он, поднимаясь и подходя к столу, чтобы наполнить два стакана.
Но пить она не стала.
— Боишься Милли? — спросил он. — Она мне сказала, что не любит, когда ее девушки здесь пьют.
— Сама хлещет почем зря, старая кляча.
— Не любишь ее?
— Обожаю!
— Зачем же ты на нее работаешь?
— Все они одинаковы.
— Она что-то знает про тебя?
— Хватит меня подлавливать.
— Ты еще очень молоденькая, тебе тут не место. Знаешь, я мог бы тебе помочь.
— Нет уж, скорее я сдохну…
— Напрасно.
В гостиную вошла тетушка Милли. Ее злые глазки остановились на Ламкине и Рите — те обнимались, забыв всякий стыд.
— Рита! — возмущенно крикнула она.
— Заткнись, — сказал Ламкин.
Рита пьяно таращила глаза из-за его плеча.
Браммел встал со стула и подошел к Милли.
— Что поделаешь, Милли, — молодежь! — сказал он и шепотом спросил: — Говорили с ним?
— Да, — ответила она.
— Ну, теперь успокойтесь и выпейте, — сказал он.
— С вами? — прошипела она. — Чтоб вам подохнуть!
Браммел рассмеялся. Он налил себе еще пива и не спеша выпил. Потом позвал своих помощников.
— Пора по домам, ребята, — сказал он.
Милли и девицы проводили их до двери.
— Спасибо за приятный вечер, — галантно раскланялся Браммел.
Девицы захихикали. Тетушка Милли стояла мрачная и злая, ее белое жирное лицо подергивалось.

18

Филдс проснулся рано. Еще до завтрака он поговорил по телефону со старшим сыщиком Филбертом, который на рассвете провел с группой сыщиков несколько налетов. Затем Филдс опросил патрули, позвонил в управление и взялся за утренние газеты. Годфри Бегтери пел все ту же песню: правительство должно назначить королевскую комиссию по обследованию работы полиции, особенно сыскного отдела, который, к превеликому сожалению, не справляется со своими обязанностями. Филдс почувствовал раздражение, но и только. В это утро он как никогда был уверен в успешном завершении дела.
Жена и дети ждали его на кухне. Завтрак не начинался, пока он не займет место во главе стола. Возле электрического тостера сидела его жена Эми — высокая женщина с седеющими волосами, забранными под сетку, и строгим лицом, на котором не было ни следа косметики. Она сидела прямо — будто аршин проглотила. Эми придерживалась таких же твердых моральных убеждений, как и ее супруг, и была одной из наиболее уважаемых прихожанок в их церкви. Однако робостью и застенчивостью она не страдала, а скорее была честолюбива и свысока взирала на весь род людской, особенно на ту его часть, которая обитала на их улице.
Она молча подала яичницу с беконом; из года в год каждое утро он ел яичницу с беконом. Затем, не дожидаясь, когда муж попросит, Эми передала ему масло, джем и все остальное. Она всегда знала, что ему нужно. Только за завтраком Филдс имел возможность поговорить со своими взрослыми детьми: дочерью Маргарет, которая проходила курс физиотерапии, и сыном Джоном, который только что сдал выпускные экзамены по юриспруденции и собирался поступить на работу в какую-нибудь фирму; он подыскивал наиболее подходящую.
— Решил уже, куда пойдешь, Джон? — спросил Филдс.
— Да, папа, — ответил Филдс младший.
Он назвал известную адвокатскую контору, которая специализировалась по уголовным делам.
— Думаешь, они возьмут тебя?
— Конечно. Я уже говорил со старшим компаньоном.
— Я не окажусь для тебя помехой?
— Нисколько, папа. Наоборот, я буду привлекать клиентов. Они будут думать, что я имею какое-то влияние…
— Понятно, — сказал Филдс. — Они будут думать, что ты можешь использовать тайные пружины…
— Именно, — сказал Филдс младший, с циничным видом пожимая плечами.
Филдсу было неприятно, что его сын уже такой хитрый и расчетливый, однако это не мешало ему гордиться им. Если бы он мог начать жизнь сначала, думал Филдс, он бы сам занялся юриспруденцией. Да, собственно, он и сейчас в какой-то мере был юристом, пожалуй, даже посильнее многих из них. Еще ни один адвокат не смог его подловить или опровергнуть его показания. Он был их достойным противником не только в качестве свидетеля. Выступая в низших судебных инстанциях в качестве обвинителя, он больше одержал побед над адвокатами, чем потерпел поражений. Ничто не доставляло ему такого удовольствия, как поспорить с сыном и побить его своими познаниями в юриспруденции.
С Маргарет же он о работе не говорил, хотя она как раз проходила летнюю практику в городской больнице. Его интересовала лишь ее личная жизнь, главным образом поклонники. За этим таился болезненный страх, как бы она не пошла по плохой дорожке — Филдс даже подумать боялся, что какой-нибудь негодяй может совратить ее. Пока Маргарет не выйдет замуж за человека, которого он одобрит, у него не будет ни минуты покоя.
Филдс спросил дочь, как прошел танцевальный вечер медицинского персонала, на котором она была накануне. Маргарет начала подробно рассказывать, очень спокойно и откровенно. Но Филдс все время думал: правду она говорит или нет? Даже к собственной дочери он испытывал недоверие. Пока она говорила, Филдс внимательно ее разглядывал: смуглое овальное лицо, стройная, очень привлекательная. Глаза, как у него, — смотрят твердо и пытливо, И вообще она похожа на него, подумал он. Однако от этого его недоверие ничуть не уменьшилось.
После танцев она и ее подруга Бет поехали с двумя молодыми врачами из их больницы в ночное кафе поужинать, рассказывала Маргарет. Филдс хорошо знал ночные кафе и не одобрял этой поездки.
— Удивляюсь, зачем они вас туда потащили? — сказал он.
Маргарет ничего не ответила. По опыту она знала, что в таких случаях лучше с ним не спорить.
— Ну, и что же вы делали потом? — спросил он более сухо.
— Поехали домой, папа.
Не замечая лукавой усмешки сына, Филдс продолжал допрос.
— Кого отвезли вначале? — спросил он.
— Бет.
— Ее молодой человек остался с ней?
— Конечно!
— И ты одна поехала с доктором Томсоном?
— Да.
Филдс колебался. Его подмывало спросить ее, не пытался ли доктор позволить себе какие-то вольности, но он не решался.
Жена воспользовалась паузой, чтобы вмешаться в разговор. Она сказала, что уже два раза беседовала с доктором Томсоном, когда он подвозил Маргарет домой из больницы. Он произвел на нее самое хорошее впечатление. Она умолчала о том, что он предлагал Маргарет сигареты. Ей это, конечно, не понравилось. Но какое это имеет значение в наше время! Такой зять, как доктор Томсон, вполне ее устраивал, и она готова была многое ему простить, лишь бы заполучить его.
— Он из очень хорошей семьи, — сказала миссис Филдс. — Отец у него — крупный строитель. Хорошо обеспечен… Мать миссис Томсон, бабушка доктора Томсона, была подружкой на свадьбе моей тетки Берты. Удивительное совпадение!
Она продолжала разбирать родословную Томсонов, которая неизменно переплеталась с ее собственной, и, таким образом, отнесла Томсонов к тому высшему классу, к которому принадлежала сама.
Филдс несколько успокоился.
— Маргарет, — сказал он, — пригласи его в воскресенье обедать.
Миссис Филдс подумала про себя, что это неудачная идея. Она боялась, что муж испортит все дело.
— Ты ведь не знаешь, отец, будешь ли ты сам обедать дома в воскресенье, — сказала она. — Не лучше ли пригласить его во время твоего отпуска?
— Я обязательно приду к обеду, — настаивал Филдс.
— Боюсь, что доктор Томсон не сможет быть, — сказала Маргарет. — По субботам и воскресеньям он почти всегда дежурит.
Даже если бы он не был занят, ей вовсе не хотелось приглашать его к обеду. Когда один-единственный раз она пригласила домой своего приятеля студента, отец подверг его такому суровому допросу, словно тот был преступником.
Филдс с сомнением поглядел на женщин.
— Ну, вам лучше знать, — проговорил он. — Ладно, отложим до отпуска.
И все-таки доктор Томсон вызывал в нем подозрения. Он бы хотел сам выяснить его намерения. Кстати, Филдс решил навести соответствующие справки об этом докторе. О молодых врачах Филдс был невысокого мнения. Из своего опыта он знал, что это либо невинные простачки — легкая добыча для предприимчивых медицинских сестер, либо испорченные негодяи, для которых все женщины — легкая добыча. Если доктор Томсон из последних, Филдс не будет сидеть сложа руки. Он сумеет защитить свою дочь от распутников.
Завтрак уже заканчивался, когда зазвонил телефон. Филдс поспешно вышел из-за стола. Это был Браммел; он сообщил о своем разговоре с тетушкой Милли.
— Сегодня днем я хочу зайти к Руни, — сказал Браммел.
— Вы думаете, он даст сведения? — оживился Филдс.
В трубке замолчали. Потом Браммел сказал:
— Думаю, что да. Но, конечно, только в том случае, если мы ему что-то пообещаем. Вы даете мне полномочия?
Теперь молчание воцарилось на другом конце провода. Затем Филдс сказал:
— Боюсь, что комиссар это не санкционирует.
— Послушайте, Фрэнк, — сказал Браммел, — закрывать клуб Руни — это не наше дело. Мы ведь не закрываем кафе и театры, если арестовываем там преступника. Собственно говоря, это забота отдела по борьбе с азартными играми. Все, что нам нужно, мы там уже сделали.
Снова молчание в трубке. Затем Филдс сказал:
— В этом есть резон, Стюарт.
— И еще, Фрэнк. Если мы будем добиваться закрытия клуба, другие отделы поднимут вой. Они не потерпят нашего вмешательства. Мы нарушим правила…
— Вы совершенно правы, Стюарт, — неожиданно сказал Филдс. — Ладно… Я поговорю с комиссаром, как только приду в отдел… Может быть, он согласится с вашим предложением… Но только имейте в виду, обещание придется выполнять. Никаких хитростей он не потерпит. Вы же понимаете, Стюарт.
— Понимаю, Фрэнк, — охотно поддакнул Браммел. — Он понимал и кое-что другое: все это время Филдс сам хотел пойти на сделку с Руни, да только не решался открыто сказать об этом. Иначе Филдс уже посоветовал бы комиссару закрыть заведение Руни.
Он засмеялся в трубку.
— А знаете, Фрэнк, забавно получается, — сказал он. — Ведь теперь отделу по борьбе с азартными играми или отделу по борьбе с проституцией придется закрыть этот клуб. И моя сделка с Руни все равно яйца выеденного не будет стоить.
Но Филдсу не было смешно. Этот беззастенчивый цинизм был ему неприятен. Он не желал даже говорить на такие темы.
— Между прочим, Стюарт, — сказал он, — я думаю, когда вы пойдете сегодня к Руни, надо будет поставить возле клуба наших людей.
— Осторожность никогда не помешает, — согласился Браммел.
Филдс возвратился на кухню с озабоченным выражением лица. Он уже забыл обо всем, кроме охоты на похитителя драгоценностей. Молча он допил свой чай и больше не упоминал о докторе Томсоне. Вскоре он отправился в управление.

19

Поговорив с Филдсом, Браммел сел завтракать. После смерти отца мать и незамужняя сестра перенесли все свои заботы на Стюарта, которого они обожали. Он давал им тщательно отредактированные и вполне пристойные отчеты о своих делах, о том, чем он занимался накануне. Сегодня он рассказал им о налете на клуб Руни, однако ни словом не обмолвился о визите к тетушке Милли. Может быть даже бессознательно, он всегда изображал себя храбрым, благородным и умным. А они просто восторгались им. Мать и сестра день-деньской сидели в четырех стенах, и весь смысл их жизни был в Стюарте. Тот в свою очередь был добр к ним и поставлял не только пищу для ума, но и большую часть семейного дохода. Эту роль Браммел унаследовал от отца, очень умного человека, который был агентом по продаже недвижимости, обанкротился во время большой депрессии и умер вскоре после того, как его сын начал работать в полиции. Браммел старший не оставил сыну денег, но наделил его острым, циничным умом и умением разбираться в пружинах общественной жизни, что очень помогло его продвижению в полиции. Возможно, лучше, чем кто-либо другой в сыскной полиции, Стюарт Браммел знал, как «борьба за шиллинг» может изуродовать человека, разрушить дом и семью. Часто он втайне даже сочувствовал злоумышленникам: он понимал, почему они ступили на этот путь. Но цинизм подчас сковывал его чувства.
Пока Браммел пил кофе и болтал с матерью и сестрой, он мысленно все время возвращался к тайсоновским письмам, которые прочитал ночью, вернувшись от тетушки Милли. Письма окончательно подтвердили его правоту. Ключ к опознанию убийцы — в этих письмах, в этом он уверен. Он снова их прочтет, быть может, он что-то упустил…
Покончив с завтраком, Браммел ушел в свою комнату и сел за письменный стол. Перед ним лежали три пачки писем. Письма родственников не представляли интереса. Филдс был прав. Другое дело письма от «Малыша» и от «Папочки». Удивительно, почему все-таки Филдс не придал им значения. А может быть, он нарочно их не замечает? Браммел не стал раздумывать над этим вопросом, а снова углубился в изучение писем, выписывая в записную книжку все, что в них было примечательного. «Малыш» писал более длинные письма; время от времени ему, видно, приходилось туго: он часто благодарил миссис Тайсон за одолженные деньги и подарки. Но, несмотря на все ее великодушие, «Малыш» без конца упрекал ее, а иногда бросал ей самые дикие обвинения. Причина, видимо, заключалась в том, что она не хотела принимать его у себя дома. Браммел решил, что «Малыш» никогда у нее не был; встречались они в общественных местах, на углу улицы, в парке — и большей частью проводили время в его машине. К нему домой она тоже не желала прийти и не хотела, чтоб их увидели в кафе. «Малышу» не нравилось, что она ведет себя так, будто до сих пор замужем. В одном из последних писем он писал:
«Больше не могу этого выносить. Я не сомкнул глаз, после того как расстался с тобой. Ты была холодная и чужая. Я требую, чтобы ты мне прямо сказала: есть у тебя кто-то другой?»
«Да, другой был», — усмехнулся Браммел. Видимо, «Папочка» и был тем солидным джентльменом, которого так часто видела мисс Грейс Типпет, экономка из соседнего дома. Он чувствовал себя хозяином. Его письма были уверенными, деловито лаконичными. Чаще всего он отправлял их из столиц других штатов, куда ездил по делам. Иногда он просто сообщал ей день своего возвращения. И только время от времени он позволял себе расчувствоваться и говорил о своей любви к ней. В одном из таких писем он напыщенно заявлял, что до тех пор, пока не встретил ее, он не знал, что ум и красота могут сочетаться столь гармонично. Но «Папочка», видимо, замечал и других красоток. В нескольких письмах он оправдывался, отрицал, что поглядывает по сторонам. В ответ на ее упреки, что он завел интрижки в других штатах, он не только превозносил ее красоту, но и не скупился на подарки, деньги и драгоценности.
Вывод был неизбежен: миссис Тайсон имела двух любовников. И, очевидно, один из них давал, а другой брал. Для Браммела это открытие не было неожиданностью: банковская книжка миссис Тайсон со странными изъятиями и вкладами с самого начала возбудила его подозрения. Скорее всего давал деньги «Папочка», который, судя по всему, был богат. Если мисс Типпет правильно определила его возраст, он был старше «Малыша» лет на двадцать, а то и больше — тому, судя по манере его писем, было лет тридцать.
На первый взгляд оба имели основания для убийства, думал Браммел. Но как до них добраться? Ни один не обнаружил себя, ни один не прислал венок в похоронное бюро, куда доставили останки миссис Тайсон.
Браммел снова связал письма в пачки и решил, что он сейчас же отправится в домик миссис Тайсон и еще раз обыщет каждую комнату. Он позвонил в управление, попросил прислать машину. Потом посмотрел на себя в зеркало, поправил галстук, взял шляпу и вернулся на кухню, чтобы попрощаться с матерью и сестрой.
— Надеюсь, вы скоро поймаете этого изверга, — сказала мать.
— Ни одна женщина не может чувствовать себя спокойно в своем доме, пока он на свободе, — встревоженным тоном добавила сестра.
— Вам совершенно не о чем беспокоиться, — сказал Браммел. К сожалению, он не мог им сказать, что убийца вовсе не грабитель и не собирается ни на кого нападать.
— Пожалуйста, будь осторожен, Стюарт, — напутствовала его мать.
Полицейская машина быстро доставила его на Дарлингтон-авеню. Прежде всего Браммел направился в гардеробную. В спальне все еще стоял запах тления, хотя ее уже прибрали. Мебель покрылась пылью, и комната выглядела заброшенной. «Как быстро сказывается отсутствие любящих рук, отсутствие жизни даже в таком новом и красивом доме», — подумал Браммел. На секунду ему стало грустно, но только на секунду. К смерти он привык; за время службы в полиции он всего насмотрелся. Браммел вспомнил, как вскоре после поступления в полицию его послали расследовать пожар в деревянном коттедже, где старик сгорел прямо в постели…
Браммел брезгливо повел плечами и приступил к делу. Прежде всего он снял с вешалок все платья, костюмы и пальто и начал разглядывать имена портных на торговых марках. Наряды миссис Тайсон, казалось, еще хранили ее красоту и элегантность. Браммел взял золотистое муслиновое платье с розовым кушаком, сколотым розами, потом алое шерстяное платье и такое же пальто, подбитое белым мехом. Он записал названия нескольких фешенебельных ателье мод. Но большинство платьев было из одного дома модели.
Браммел вернулся в спальню и позвонил в справочный отдел. Он подождал, пока ему назвали имя хозяйки ателье. Это была некая миссис Эдвина Саммерс. Браммел записал ее имя в свою книжечку.
Он продолжал поиски. Теперь он искал письма, поздравительные рождественские открытки, записки. Его проворные руки обшарили все гардеробы, стенные шкафы и ящики. Он вытряхнул все вазы, проверил, не спрятаны ли письма между страницами книг. Просмотрев все письма и все надписи на книгах, он наконец наткнулся на карточку, которая, видимо, была приложена к какому-то подарку. На ней было написано: «Если бы только я мог всегда быть так близко к тебе, как эта безделица. Всегда твой…» Подпись была неразборчива. Браммел никак не мог прочитать ее, хотя почерк был явно «Папочкин». Ну что ж, пусть попробуют разобрать эксперты… Если бы бывший муж миссис Тайсон был в городе, Браммел показал бы ему образцы почерков обоих любовников. Но что толку об этом думать: Тайсон за океаном. А может быть, стоит показать образцы почерков отцу Тайсона? Путь окольный, но попробовать стоит.
Браммел остался доволен результатами поисков. Он уже шел к машине, как вдруг остановился и решил зайти к соседке, мисс Грейс Типпет. Через боковую калитку он прошел к черному входу соседнего дома. Да, действительно домик миссис Тайсон стоял пониже и был очень хорошо виден отсюда. Не удивительно, что экономка могла наблюдать, как приходили и уходили миссис Тайсон и ее солидный друг.
Браммел легонько постучал, и немного погодя дверь открыла худенькая, проворная пожилая женщина. Она внимательно оглядела стоявшего перед ней мужчину. Несмотря на то, что он был хорошо одет и выглядел джентльменом, он все-таки не принадлежал к кругу знакомых ее хозяина — председателя правления банка и многих других концернов. Уж ей ли было не знать — она служила у этого хозяина почти сорок лет, еще в Англии, откуда и была родом. Что-то в этом господине было не то. Может быть, снова репортер? Ну что ж…
— Вы уверены, что не ошиблись домом? — осторожно спросила она.
— Мисс Типпет здесь живет?
— Да, это я… Вы из газеты?
— Нет.
На лице ее мелькнуло разочарование.
— Я из полиции, — сказал он. — Инспектор Браммел.
— Я уже все рассказала молодому человеку от вас.
— Вы дали нам чрезвычайно ценные сведения, уверяю вас, — сказал Браммел. — Между нами говоря, — он понизил голос, — именно эти сведения помогли нам напасть на верный след. Когда мы окончательно все распутаем, только вас будем благодарить.
Мисс Типпет засияла от удовольствия. Хоть она и ворчала, но после этого убийства жизнь ее стала гораздо интереснее: с ней все время беседовали репортеры и сыщики и все, что она говорила, записывали в свои книжечки. Со вчерашнего вечера она вообще стала очень важной особой, на нее даже показывали в магазинах, куда она ходила заказывать продукты. Она не могла удержаться и снова повторила весь свой рассказ Браммелу, который выслушал ее с самым серьезным видом. Когда она кончила, он спросил:
— А вы не видели, в тот вечер этот джентльмен входил в дом?
— Нет, я целый день вообще никого не видела.
— Почему вы так точно помните, мисс Типпет?
— Очень просто, инспектор: я не видела миссис Тайсон весь следующий день. Так я ее больше и не увидела. И тогда я припомнила, что не видела, когда она вернулась домой в тот последний день — а это уж я всегда замечала.
— Я должен сделать вам комплимент, — сказал Браммел, почтительно склоняя голову, — у вас отличная память и великолепная наблюдательность.
— Спасибо, сэр, — ответила она серьезно.
Этот сыщик, который, пожалуй, скорее всего был похож на солидного английского лакея, прогуливавшегося в выходной день, произвел на нее большое впечатление.
— Вы только что сказали, мисс Типпет, что не видели, когда она вернулась домой в тот вечер. Не значит ли это, что миссис Тайсон возвращалась домой в более или менее определенное время?
— Именно так, сэр. Около половины пятого. Иногда в шесть.
— А утром она тоже уходила в одно и то же время?
— Да, но только не утром, а днем.
— Видно, она так уставала, что утром ей трудно было подняться, — пошутил он. — До поздней ночи веселилась…
— Она очень редко принимала гостей, сэр. Это была весьма достойная дама.
— Да, да, конечно, — сказал он. — Мисс Типпет, а не догадываетесь ли вы, куда она могла ходить каждый день?
— Я слышала, что у нее были какие-то дела в ателье мод, — ответила экономка.
— Она работала в ателье?
— Не могу вам сказать, сэр. Я не запомнила название ателье. Слышала, но не обратила внимания.
— Вы помните, кто вам сказал об этом?
Она не помнила точно, но обещала разузнать и сообщить ему.
— Еще один вопрос, — сказал он, — не помните ли вы марку машины, на которой приезжал тот солидный джентльмен?
В машинах она не разбиралась, но могла описать ее вид: широкая, с низкой посадкой, серебристая.
— Все ясно, — сказал он, — я знаю эту марку.
Это была та марка, которую он купил бы себе, будь у него деньги.

20

Филдс пребывал в прекрасном настроении, когда Браммел вошел к нему в кабинет. Шеф откинулся в кресле, заложив руки за голову.
— Дела идут на лад, Стюарт, — объявил он. — Насчет тех, задержанных на дровяном складе, все выяснено… Трое молодчиков из другого штата, которых мы взяли у Руни, раскололись тут же. Брюс припер их к стенке…
Он подался вперед и облокотился на стол.
— Теперь мы доберемся и до Бирюка, — сказал Филдс. Энергия била в нем ключом.
— Еще станете героем джемисоновских газет, — сказал Браммел.
— Недавно в вестибюле вертелся Беттери, — продолжал Филдс. — Вид у него уже не такой уверенный, как раньше.
— Может быть, он обдумывает хвалебную статью о вас, — улыбаясь, сказал Браммел.
— Скорее всего Джемисон просто выгонит его.
— Не думаю, — покачал головой Браммел. — В конце концов Джемисону все равно, кто победил, а кто проиграл. Главное для него — поддеть правительство. А повод всегда найдется.
— Это его право — критиковать правительство, — напыщенно изрек Филдс. — Но когда он наскакивает на полицию, тут он играет с огнем, — добавил он, строго глядя перед собой.
— Мы его одолеем, — поддакнул Браммел.
— Надеюсь, — сказал Филдс. — С комиссаром я говорил. Он сказал, что кабинет министров очень доволен ходом следствия. Я заверил его, что преступник будет арестован, вероятно, в ближайшие двадцать четыре часа. Если, конечно, все пойдет как надо… — Филдс опустил глаза. — Говорил с ним насчет вашего визита к Руни. Он целиком полагается на вас. Это большое доверие…
— Значит, он не против сделки с Руни?
— Да, но только в разумных пределах.
— Отлично, Фрэнк, — ответил Браммел и невольно задал себе вопрос: неужели Филдс просто притворщик и все его высокие моральные принципы только маскировка?
— Итак в ближайшие двадцать четыре часа мы, возможно, покончим с этим делом, — довольно потирая руки, снова сказал Филдс.
— Так уж и покончим?
— Вы до сих пор не уверены?..
Филдс не окончил фразы, словно боялся затевать спор. А вдруг Браммел обнаружил какие-то новые улики и скрывает их?
— Я очень внимательно прочитал все письма, — сказал Браммел. — Там много интересного, Фрэнк. И у «Малыша», и у «Папочки» были основания для убийства.
Филдс снисходительно улыбнулся. Он был абсолютно убежден, что в этих письмах ничего нет, чепуха, которую мужчины пишут своим любовницам. Мнение Браммела нисколько его не смутило: это просто ничем не подтвержденные догадки. Филдс твердо верил, что убийство совершил похититель драгоценностей. Но он все-таки сказал:
— Может, вы и правы, Стюарт, однако у вас нет никаких объективных доказательств. — И снисходительно добавил: — Тем не менее мы еще можем вернуться к вашей теории.
Браммела это разозлило: Филдс не только отметал его версию, но и обращался с ним, как с простачком.
— Боюсь, что мы зря теряем время, Фрэнк, — раздраженно отрезал он.
Филдс переменил тему.
— Я сделал кое-какие приготовления для вашего визита, Стюарт, — сказал он и объяснил, где будут расставлены сыщики. Он, как всегда, предусмотрел все неожиданности. Не зря он славился организаторским талантом и заботой о своих работниках.
Браммел взглянул на часы.
— Пойду повидаю старину Бертона, — сказал он. — У Руни я буду ровно в четыре.

21

Ровно в четыре Браммел вошел в калитку особняка Руни. Он незаметно оглянулся: к калитке медленно приближались двое мужчин, на тротуаре напротив еще один мужчина делал вид, что читает газету. Браммел уверенным шагом направился к подъезду.
Парадная дверь была широко распахнута. Он вошел. В холле никого не было. Какая-то подавленность и уныние царили в клубе, хотя в нем снова был водворен полный порядок: пол натерт, в вазах свежие цветы.
Браммел взглянул на распределительный щит над конторкой дежурного, которую никто не охранял. Потом подошел к двери кабаре. Она была чуточку приоткрыта. Он заглянул внутрь. Официанты начищали серебро и накрывали столы. Они шепотом переговаривались между собой, словно в доме лежал мертвец.
Браммел снова отошел на середину холла, раздумывая, как ему быть: самому поискать Руни или подождать, пока кто-нибудь появится и доложит о нем.
Он уже стоял минуты две-три, как вдруг дверь из коридора, ведущего к кабинету Руни, распахнулась, и в холл вошла Юнис Грэхем. Она шла к Браммелу легким, грациозным шагом манекенщицы. Он подумал, что никогда еще не видел таких золотых волос, как у нее, таких мягких темных глаз, такой очаровательной фигуры и такой белой шеи в мелких веснушках. Лицо его просияло.
— Хэлло! — сказал он. — Вот не думал, что встречу вас так скоро.
Ей эта встреча, по-видимому, — не доставила удовольствия. На лице Юнис застыло суровое выражение.
— Что вам еще тут нужно? — спросила она.
— По делу, как всегда. Пришел поговорить с хозяином… — Он сделал паузу и добавил: — А вечерком наведаюсь к вам.
— По делу?
— Не только, если захотите, — сказал он, почему-то уверенный, что она не осадит его. Браммел был из тех мужчин, которые в глубине души убеждены, что они неотразимы. — Мало ли о чем мы можем поговорить, — продолжал он. — Уверен, у нас найдутся общие интересы.
— Я вижу, вы не любите время терять, — сказала она своим резким, хрипловатым голосом.
— О да, особенно если дело касается вас.
Она посмотрела на него с неожиданным дружелюбием.
— Чарли не понравится, если он услышит, как вы со мной разговариваете, — сказала она.
— Вы его боитесь?
— Может быть, и боюсь!
— Напрасно. Он не так страшен, как старается показать.
— Вы не знаете Чарли.
— Очень хорошо знаю. Видел его не раз. — Браммел нагло посмотрел на нее в упор. — Я даже знаю, когда он завел роман с вами.
Он припомнил, что впервые увидел ее с Руни на дерби.
— Это было ваше первое появление, — добавил он.
— У вас хорошая память, — сказала она.
— На такое лицо, как ваше, да.
— На лица вы особенно натренированы, — съязвила она, но тем не менее была польщена.
— Где Руни вас нашел? — спросил он.
— Все-то вам надо знать!
Она не хотела рассказывать ему о себе, но незаметно они начали сплетничать, словно давние и близкие друзья. Оба чувствовали, что между ними возникает та взаимная близость и доверие, которые служат залогом дружбы, когда у людей много общего во взглядах и характерах. Тем не менее на протяжении всего разговора Юнис Грэхем задавала себе все тот же вопрос: не втягивает ли он ее во что-то? Во что именно, она сама не знала. Но у нее была азартная натура, а этот ловкий красивый сыщик был так привлекателен. Где-то в глубине души она жаждала освободиться от Руни. Правда, не так, сразу… Браммела она пока поводит за нос… А Руни она скажет, что нарочно завела с ним знакомство. Он еще похвалит ее за это…
— Если вы хотите поговорить о так называемом деле, — сказала она, — заходите ко мне сегодня вечером.
— Вы серьезно?
— Испугались?
Он жадно смотрел на нее, а она продолжала дразнить его, бросая неясные намеки — на это она была мастер.
Парадная дверь отворилась. Браммел обернулся и увидел, что в холл вошел Санни Андерсон.
— Хэлло, Санни, — приветствовал он его. — Значит, вас не задержали?
— Зачем им меня задерживать? — сказал Андерсон. — Меня? Да я невинен, как младенец. Что я знаю?
— Не скромничайте, Санни, — сказал Браммел.
Андерсон даже нравился ему. После изнурительных часов, проведенных в полиции, а затем с Руни, он был все такой же: уверенный, щеголеватый, как с иголочки.
— Сегодня он у Чарли не в почете, — заметила Юнис.
— Чарли не прав, — сказал Браммел. — Нам бы никто не помешал войти. Куда нам надо, мы всегда войдем.
Андерсон бросил на Браммела хитрый взгляд.
— Берегитесь, Юнис, — сказал он, уходя. — Он к вам подберется, как змея.
— Мне нравятся змеи, — бросила она ему вслед.
Браммел добродушно усмехнулся, однако он не забывал об осторожности.
— Я тоже должен идти, — сказал он. — Чарли у себя?
— Ну, так как — увижу я вас сегодня вечером? — спросила Юнис.
— Я еще не знаю, — ответил он. — Вечером я могу оказаться в другом конце города.
Юнис мгновенно нахмурилась.
— Я позвоню, прежде, чем прийти, — сказал Браммел.
— Как вам угодно, — холодно бросила она.
Юнис не стала дожидаться его ответа и быстро, с подчеркнуто высокомерным видом пошла к двери, злясь на себя. Браммел не сводил с нее глаз и неизвестно чему улыбался. Он смотрел ей вслед до тех пор, пока ее стройная фигурка не скрылась из виду. Улыбка долго не сходила с его лица.
Все еще думая о Юнис Грэхем, он направился к кабинету Руни. Несмотря на профессиональную подозрительность, он чувствовал, что ее интерес к нему вполне искренен. Ему хотелось быть рядом с ней, вырвать ее из рук Руни. И даже желание интимной близости отступало перед более глубоким чувством — искренним человеческим интересом к этой женщине.
Телохранители Руни, стоявшие на своем посту перед кабинетом, вернули Браммела к действительности. Они явно насторожились и угрожающе нахмурились. Но тем не менее в них чувствовалась какая-то нерешительность, будто они готовы были сбежать при первых же признаках опасности. Так по крайней мере показалось Браммелу.
— Хэлло, Дарки! — сказал он одному из стражей. — Когда вышел?
— Еще чего, стану я отвечать каждому фараону! — огрызнулся Дарки.
— А я было подумал, что ты удрал из казенного дома, — продолжал Браммел. — Спутал тебя с одним парнем — тому еще отсиживать лет десять.
Дарки повернулся к своим товарищам.
— Сейчас прикончу этого фараона, — в ярости прошипел он.
Но его дружки отрицательно покачали головой — они только что побывали в полиции и были измучены и подавлены.
Дарки стих и мрачно поглядывал на Браммела. Тот постучал в дверь. Руни впустил его и быстро затворил дверь.
Король баккары уже утратил легкость и грациозность походки. Он устало опустился в кресло за письменным столом и сразу же перешел к делу.
— Какая гарантия, что вы не надуете меня, Браммел? — спросил он хриплым голосом, с трудом сохраняя спокойствие.
— Никакой.
Руни вскочил.
— Тогда нам не о чем больше разговаривать.
Браммел спокойно разглядывал длинное осунувшееся лицо Руни, неприятный кривящийся рот. Он не чувствовал к нему ни малейшей жалости.
— Лучше сядьте и не горячитесь, мистер Руни.
Руни медленно опустился в кресло и уставился на бювар, лежавший на столе.
— Вы не в том положении, чтобы торговаться, мистер Руни. Никто и пальцем не пошевельнет, чтобы помочь вам, и вы это знаете.
Да, он знал это очень хорошо. Министр отпрянул от него, как от гадюки; он не хотел рисковать своим министерским креслом ради какого-то Руни.
— Впрочем, у вас есть выход, — продолжал Браммел. — Можете предстать перед судом. Больше десяти лет вам не дадут.
— За что это? — спросил Руни, злобно сверля инспектора глазами.
— Вам лучше знать.
— А я не знаю, — упрямо ответил Руни. — К нему на мгновение вернулась его прежняя твердость духа. — Хотите меня подловить? Эти штучки мне знакомы!
— Нам незачем ловить вас, — веско сказал Браммел. — И так все яснее ясного. У нас достаточно улик, чтобы упрятать вас на всю жизнь. Кое-кто из ваших дружков проговорился.
Руни знал об этом. Конгер сообщил ему. Но кто эти предатели, которые выдали его? Даже Конгер и тот не знал. Погодите, Руни еще посчитается с ними, как он посчитался со всеми, кто вел двойную игру.
— Не думаю, что вам там будет весело, — сказал Браммел. — Этот молодчик Билли Бурк ждет вас не дождется. Он сказал, что сделает из вас отбивную.
Но таких угроз Руни не боялся; с Бурком он и сам может справиться. Он боялся тюрьмы. Еще мальчишкой Руни провел несколько месяцев в городской тюрьме и до сих пор помнил, как они дрались из-за вонючих мясных обрезков, которые им ставили в тазу посреди двора, помнил омерзительный запах камеры, где он сидел почти безвыходно, — этот запах словно въелся ему в ноздри. Не забыл он и грязных, кишевших блохами одеял, которыми они накрывались ночью.
В его глазах блеснул страх.
— Хотите стукача из меня сделать? — спросил он.
— Ну, что вы, — возразил Браммел. — Я хочу узнать лишь одно имя, больше ничего.
— Если я назову его, вы от меня век не отстанете, — сказал Руни. С минуту он молчал. — Нет, не выйдет, — сказал он, ударив кулаком по столу.
— Дело ваше, мистер Руни, — сказал Браммел. — Мы живем в свободной стране, — добавил он, презрительно глядя на Руни.
Снова наступило молчание.
— Что вы обещаете, если я дам сведения?
— Вот это другой разговор, — сказал Браммел. — Во-первых, мы не станем предъявлять вам никаких обвинений. И, во-вторых, мы не закроем ваш клуб. Уговор дороже денег.
Руни смотрел на стол. Он нервно провел рукой по лицу. Через силу, словно из него вырывали каждое слово, он выговорил:
— Этот человек — Фогг.
Браммел присвистнул.
— Фогг? Известный ювелир?
— Он.
— Тогда он, должно быть, крупнейший из всех скупщиков краденого. Король скупщиков. Всем скупщикам скупщик. Почище вас, мистер Руни, вы уж не обижайтесь.
Эти слова, казалось, задели Руни за живое. Он побагровел.
— Фараон поганый! — в ярости заорал он. — Я еще с тобой разделаюсь!..
— Заткнись, Руни, — крикнул Браммел, вскочив. Он не мог сдержать свою ненависть к Руни. — Вы отличный актер, Руни. Притворяетесь, что просто в отчаянии от того, что дали сведения полиции. А сколько лет вы были осведомителем? Не знали, что мне это известно? Вы были личным осведомителем старшего инспектора Бертона. А за это он убирал всех ваших конкурентов. Тех, которых вы не укокошили.
Руни вздрогнул, словно его ударили. Он хотел что-то сказать.
— Так что помалкивайте, Руни, — прикрикнул взбешенный Браммел. — А то я могу забыться и шепнуть одному из ваших молодчиков, что вы не только крупный скупщик, но и не менее крупный доносчик. Я даже могу сказать это Фоггу.
Громко хлопнув дверью, Браммел вышел из кабинета Руни. Вид у него был такой разъяренный, что телохранители попятились.
— Хотите хороший совет? — бросил им на ходу Браммел. — Удирайте отсюда, пока целы. Не то сидеть вам за решеткой.

22

В семь вечера от полицейского управления отъехала машина с сыщиками. Она направлялась к дому Альберта Огастеса Фогга на Пепперминт-кресчент, менее чем в четверти мили от дома покойной миссис Тайсон.
Группой руководил Филдс. Ему было явно не по себе.
— Знаете, Стюарт, — начал он, — я просто не могу поверить, что такой уважаемый в городе человек, как мистер Фогг, замешан в таких делах.
— Есть предел даже для самого большого обжоры, но жадности к деньгам нет предела, — заметил Браммел.
— Да, я знаю, — сказал Филдс. — Но мистер Фогг имеет со своих магазинов колоссальный доход. Зачем ему рисковать?
Вопрос был чисто риторический. Просто Филдс очень не любил допрашивать богатых людей, уважаемых горожан, членов масонских лож и разных видных обществ, даже банковских клерков, если тех, как говорится, «бес попутал».
По тонким губам Браммела скользнула улыбка.
— Министр посмеется втихомолку, Фрэнк, — сказал он. — Фогг — один из финансовых оплотов оппозиции.
— Если он скупщик краденого, деньги не принесут ему счастья, — сказал Филдс.
— Когда-то принесли, — сказал Браммел. — Как мне сообщили, десять лет тому назад он был обвинен в контрабанде бриллиантов. Его оправдали, но тем не менее он должен был остаться в списке подозрительных лиц. Кто-то сумел его выгородить. Вот что делают деньги.
— На сей раз для него не будет особого закона, — хмуро сказал Филдс.
Но, несмотря на эти заявления, Филдс чувствовал себя прескверно. Не говоря о его собственном отношении к таким людям, как Фогг, уверенность Филдса была заметно поколеблена еще в управлении. Комиссар предупредил его, чтобы он действовал осмотрительно. И Филдс позволил Браммелу убедить себя не устраивать налет на магазины Фогга, а без излишнего шума наведаться к нему домой.
Когда они уже подъезжали к дому Фогга, Филдс объявил, что сопровождать его будет один Браммел, все остальные останутся в машине.
Машины остановились. Филдс и Браммел направились к дому, скрытому за зеленой изгородью. На широкой площадке перед домом стояло несколько машин: среди них были кремовый «Ягуар» и два отличных двухцветных американских автомобиля последней модели. Широкая подъездная дорожка вела к ступеням крыльца с псевдоклассическими колоннами. Фогг совсем недавно приобрел этот двухэтажный серый особняк.
— Этот дом, наверное, стоил целое состояние, — заметил Филдс.
— За деньгами у этого господина дело не станет, — сказал Браммел. — Участок не облагается налогом. Это ему на руку.
Он покосился на Филдса, который сбавил шаг; во всей его фигуре появилась некая почтительность, как будто он приближался к священному месту. Браммел подумал, что его шеф слишком благоговеет перед чинами и богатством. Впрочем, Браммел не считал это предосудительным. Он и сам почитал если не чины, так деньги и не боялся в этом признаться.
Филдс нажал на звонок возле двери, и в глубине дома раздался тихий перезвон колокольчиков.
Дверь открыла горничная в наколке. С нагловатым удивлением она осмотрела посетителей с ног до головы.
— Мы бы хотели видеть мистера Фогга, — внушительно сказал Филдс.
— Как доложить?
— Старший инспектор сыскной полиции Филдс и инспектор Браммел.
Горничная поспешила в дом, украдкой оглянувшись, чтобы еще разок посмотреть на двух известных сыщиков.
И почти сразу же, быстро семеня ногами, появился мистер Альберт Огастес Фогг — краснолицый, толстый человечек лет под шестьдесят. Великолепно поставленная реклама убедила всех женщин штата покупать обручальные кольца только у Фогга, словно в них были скрыты магические чары, обещавшие безмятежное счастье. Одетый игриво, словно юноша, в легкий бежевый спортивный костюм на американский манер, в ярко-желтом галстуке с черными, похожими на змей, женскими фигурками, очень веселый и моложавый, Фогг приветствовал сыщиков такой радужной улыбкой, словно их приход доставил ему огромную радость.
Филдс сунул ему под нос свое полицейское удостоверение.
— Рад познакомиться, — с большой сердечностью проговорил Фогг. — Чем могу служить?
— Мы хотели бы побеседовать с вами об очень серьезном деле, — сказал Филдс.
— Ради бога, — громко и оживленно ответил Фогг. — Сейчас? Здесь?
Филдс мрачно кивнул.
Фогг распахнул дверь и, почтительно склонив голову, радушным жестом пригласил их пройти в дом.
Филдс снял шляпу. Он редко делал это при исполнении служебных обязанностей. Держа шляпу в руке, он пошел следом за Фоггом через холл. Холл был длинный и очень тихий. На полу лежали толстые ворсистые ковры. Стены украшали большие картины маслом, на которых были изображены скаковые лошади.
Они свернули налево и попали в другой холл, стены которого украшали такие же изображения лошадей.
— Не все мои, — бросил Фогг, полуобернувшись. — Вон та, возле двери, была моей. Пуатье. Может быть, помните. Отличный был жеребец, три года назад взял Большой Кубок. После Фар Лэпа — лучшая лошадь. Изумительная.
— Да, чудесная, — сказал Браммел. — Приятно вспомнить.
— Мои лошади всегда хорошо приходят, — сказал Фогг.
Он отворил дверь своего кабинета и пропустил вперед Филдса и Браммела. Кабинет был большой, с очень высоким потолком. На полу лежал красный ковер, в середине его была выткана геральдическая лошадь с крыльями. В одном углу стояла застекленная витрина со всеми кубками, которые были выиграны его лошадьми; в другом углу в приоткрытом шкафу виднелась целая коллекция спортивных ружей.
— Взгляните, джентльмены, — сказал Фогг, указывая на ружья. — Три из них стоили мне более пятисот фунтов.
Филдс подошел к шкафу и стал разглядывать ружья, но совсем не потому, что они его интересовали. Он воспользовался этим предлогом, чтобы хоть немного оттянуть исполнение своей неприятной миссии. Вот будет скандал, если Руни направил их по ложному следу…
Браммела привлекли висевшие на стенах картины. Он подошел ближе. Это были обнаженные женские фигуры, выполненные карандашом и мелками.
— Хороши, а? — подошел к нему Фогг. — Работы лучших мастеров.
Он открыл полированный бар.
— Что вам предложить, джентльмены? Коньяк? Лучшая французская марка. Или шотландское виски? Привезено по особому заказу.
Филдс отвернулся от шкафа с ружьями.
— Пожалуй, ничего, — сказал он. — Мы при исполнении служебных обязанностей.
— Жаль, — сказал Фогг. — Ничто так не оживляет разговор, как волшебный сок Бахуса. Но, конечно, вы знаете свое дело. Я всегда говорю, каждый человек лучше всего знает свое дело. У вас это служба. Служба есть служба. Строгий начальник…
Пока Филдс вынимал одно ружье за другим и внимательно их разглядывал, Браммел прошелся по комнате. У застекленного книжного шкафа он остановился. Судя по заголовкам, большинство книг было на сексуальные темы, про половые извращения, а также про скаковых лошадей и конные заводы.
— Подбор у вас довольно странный, — заметил Браммел.
— Есть очень редкие книги, — сказал Фогг. — Я выписал их из-за границы.
Он подошел к шкафу, открыл стеклянную дверцу, достал одну книгу и протянул ее Браммелу.
— Вот эта необычайно интересная, — сказал Фогг. — Одного француза. Может быть, вы о нем слышали. Он был аристократом.
Филдса, который слушал с другого конца кабинета, начал раздражать этот неприятный разговор, ему казалось, что Фогг нарочно завел его. К тому же его злило, что Фогг так спокоен и собран, а он нет.
Филдс неожиданно закрыл шкаф с ружьями и подошел к книгам.
— Мистер Фогг, — начал он. — Я хочу задать вам несколько вопросов.
— Превосходно, — сказал Фогг. — Но зачем же нам стоять? Давайте устроимся поудобнее, сядем в кресла.
— Я постою, — коротко ответил Филдс в надежде, что стоя ему легче будет утвердить свою власть над Фоггом. — А вы сядьте.
Оба сыщика встали напротив Фогга. Браммел вынул блокнот, чтобы записывать его ответы.
Филдс сразу же перешел к делу.
— У нас есть сведения, что вы покупали драгоценности и камни у вора, которого называют «Бирюком» или «Серым Призраком». Известно также, что эти драгоценности похищены из домов в этом районе.
— Очень возможно, старший инспектор, — спокойно ответил Фогг. — Мы покупаем бриллианты, опалы, жемчуг, золото и так далее у всех без исключения. Это мой modus operandi, как сказал бы мой отец, преподаватель латыни.
— Но вы получаете списки украденных вещей.
— Совершенно верно, — ответил Фогг. — Но, позвольте заметить, старший инспектор: многие вещи мы покупаем до получения полицейского циркуляра. Так сказать, в полном неведении… К тому же, должен вам признаться, что хотя я и несу полную ответственность за то, что происходит в моих магазинах, я лично вообще ничего не покупаю. Нет, сэр. Абсолютно ничего. Видите ли, я почти удалился от дел. Все наладил, и теперь машина сама работает, если можно так выразиться. Сама по себе. Как вы могли убедиться, у меня много других интересов. Главным образом спорт: лошади, рыбная ловля, охота. И, конечно, чтение. Отец мой очень любил читать: он развил в нас эту привычку.
Он взглянул на Браммела, который смотрел на него совершенно бесстрастно.
— По совести говоря, должен вам признаться, — продолжал Фогг, — я бы никогда не отошел от дел до такой степени, если бы меня не заставила моя дорогая женушка. Видите ли, старший инспектор, крошка Эстер была моим лучшим помощником тридцать два года. Поверите ли, я всем ей обязан. «Альберт Огастес, — сказала она мне, — пора уже передать все дела управляющим. Ты в том возрасте, когда надо отдыхать, а работают пусть другие. Всю жизнь ты старался для людей». Так мне сказала крошка. Вот я и предоставил все дела моим управляющим. Таков теперь мой modus vivendi, как говаривал мой отец.
Филдс слушал с неодобрением. По правде говоря, он невзлюбил богатого ювелира с той минуты, как увидел его. А то, что он все-таки благоговел перед богатством Фогга и чувствовал себя прескверно, а может быть, даже боялся этого человека, его несметного богатства и влияния, — все это только увеличивало его неприязнь.
Но вдруг его осенило, что Фогг не просто болтает, а говорит все это только для того, чтобы выиграть время и выведать у них, насколько осведомлена полиция. Эта мысль вернула Филдсу уверенность.
— Я намерен обыскать дом, — сказал Филдс, доставая из кармана ордер и отпечатанный на машинке список украденных драгоценностей и камней.
Он показал ордер Фоггу.
— Знаете, я, кажется, могу избавить вас от хлопот, старший инспектор. Как раз сегодня мой главный управляющий прислал мне полный перечень всех наших покупок за минувший год. Список у меня в сейфе. Он прислал мне также довольно много вещей, относительно которых он не совсем уверен. Вы проверите их по вашему списку. Какое совпадение, а?! Надо же вам было прийти как раз в тот день, когда у меня здесь все списки и эти сомнительные вещички. Буквально застали на месте преступления, — проговорил Фогг, от души рассмеявшись.
Браммел отвернулся, чтобы скрыть улыбку, но суровое лицо Филдса не дрогнуло. Он стоял за спиной Фогга, пока тот возился с сейфом, который оказался в стене за картиной. Наконец тот извлек из сейфа два гроссбуха, лоточки и коробочки с драгоценностями и камнями. Все это он положил на стол.
Филдс и Браммел начали сверять драгоценности со своим списком. Большинство из них в списке не значилось. «Видимо, куплены законным путем», — подумал Филдс. Из краденых обнаружилось всего несколько вещиц. Филдс отложил их в сторону.
— Эти мы возьмем с собой, — сказал он.
Он заподозрил, что Фогг положил их специально, для отвода глаз.
— Я намерен сделать обыск, — сказал он, с неприязнью глядя на Фогга.
— Прекрасно, старший инспектор. Но должен вам сказать, вы только зря потратите время. Конечно, служба есть служба…
Когда Филдс и Браммел кончили обыскивать комнату, Фогг подошел к Филдсу.
— Могу я попросить вас об одном одолжении, старший инспектор? — спросил он.
— Что именно?
— Видите ли, старший инспектор, крошка пригласила сегодня к обеду нескольких наших друзей, очень видных людей в деловом мире. — Фогг перечислил фамилии нескольких директоров компаний, действительно людей очень влиятельных. — Мне бы не хотелось, чтобы она краснела перед ними. Может быть, я могу сказать, что вы — водопроводчики или монтеры?
— Ни в коем случае, — с негодованием ответил Филдс.
— Прекрасно, старший инспектор, — сказал Фогг и поспешно распахнул перед сыщиками дверь кабинета.
Когда они уже были в холле, Филдсу вдруг пришло на ум, что он взялся за непосильную задачу — обыскать этот огромный дом вдвоем с Браммелом, хоть тот и незаменимый помощник в таких делах. К тому же Филдс был уверен, что они ничего больше не найдут. Фогг, явно ожидавший визита полиции, конечно, уничтожил все улики.
Однако Филдс и Браммел упрямо продолжали обыскивать буфеты и шкафы. Спустя полчаса Филдс решил вернуться в кабинет. Он шел впереди Браммела и Фогга и, проходя мимо столовой, даже не взглянул в ту сторону.
— После такой работы не мешало бы выпить, — сказал Фогг, когда все трое вошли в кабинет.
Филдс хмуро взглянул на него.
— Мы не намерены тратить время попусту, Фогг, — сказал он. — У нас имеются сведения, что именно вы скупали добычу похитителя драгоценностей…
— Совершенно исключено, старший инспектор, — прервал его Фогг.
— Мы получили сведения, что вы купили кольца и ожерелья, украденные у миссис Тайсон.
— Миссис Тайсон? — переспросил Фогг. — Кто это — миссис Тайсон?
— Мы предполагаем, что ее убил похититель драгоценностей.
Фогг покачал головой, глядя прямо на Филдса.
— Что вы говорите! — Фогг все еще качал головой. — Ее убил вор. Как ужасно! — На лице его появилось подобающее этому печальному событию выражение. — Теперь припоминаю, я читал о ней, — продолжал он прочувствованным голосом. — Красивая женщина, судя по фотографиям в газетах. — Он вздохнул. — Поистине, дни наши сочтены. Мы — словно цветы в поле.
Больше Филдс не мог этого выносить. Если он что и ненавидел в людях, так это притворство, а таких притворщиков, как Фогг, он еще не встречал.
— Займемся гроссбухами, Фогг, — резко сказал он. — Объясните ваши записи.
Фогг сел за стол. Филдс и Браммел стояли позади него и следили, как он листает страницы. Никогда в жизни они не видели ничего подобного: в книгах не значилось никаких имен, только колонки цифр и буквы.
— Как же тут можно разобраться, кто и что вам продал? — спросил Филдс.
— Смею утверждать, что можно, — ответил Фогг. — Если вы позволите, я объясню вам каждую запись.
— Как я могу быть уверен, что вы не придумаете все что хотите?
— Зачем же мне придумывать? — спросил Фогг.
Филдс наклонился над Фоггом, взял книгу и стал проглядывать колонку цифр на раскрытой странице.
— Это вообще не запись, Фогг. Это сплошная липа.
— Вы измените свое мнение, если я объясню вам, — сказал Фогг.
— Я предоставлю вам эту возможность, — сказал Филдс, — но только в управлении… Берите вашу шляпу, Фогг. Поедете с нами.
Это был официальный приказ.
— Пожалуйста, — сказал Фогг. — Я весь как на ладони. Скрывать мне нечего. Спрашивайте что угодно. — Он поднялся и пошел к двери. — Вы не возражаете, старший инспектор, если я скажу жене, что ухожу? Крошка сойдет с ума от беспокойства, если я не предупрежу ее. Никогда не ухожу из дому без ее ведома. Таков наш modus vivendi, если можно так выразиться.
Не дожидаясь ответа Филдса, Фогг почти выбежал из кабинета.
— Пошел звонить своему адвокату, — заметил Браммел.
— Пусть звонит хоть двадцати адвокатам, — презрительно бросил Филдс.
Фогг встретил их в холле. Он был уже в шляпе — американской «Федоре» с лентой.
— Купил эту шляпу в Штатах, — сказал он, показывая на полосатую ленту.
Он шел между Филдсом и Браммелом, с гроссбухами под мышкой, и говорил без умолку.
— Чудесное местечко — Штаты, — продолжал болтать Фогг, усевшись между сыщиками на заднем сиденье большого полицейского автомобиля.
Машина быстро помчалась по улицам.
— Тоже без сирены, как в Штатах, — сказал Фогг. — А с ней было удобнее, не правда ли?
Филдс, словно не замечая его, смотрел в окно, а Браммел, которого подмывало поговорить с Фоггом о лошадях, стал расспрашивать его о поездке в Штаты.
— Это была в основном развлекательная поездка, — пустился в разглагольствования Фогг. — Я взял с собой крошку. Она там никогда раньше не бывала. А я знаю Штаты очень хорошо.
— У вас и на этот раз были дела?
— Разумеется. Вы же знаете, инспектор Браммел, у делового человека всегда дела, даже в отпуске.
— Покупали часы и драгоценности?
— Ничего похожего, инспектор, — поспешно ответил Фогг, мгновенно сообразив, что Браммел ловит его. Контрабандный ввоз часов из США… Но Фогг не вчера на свет появился… — Как ни странно, инспектор, но все наоборот — я сам экспортировал драгоценности в Штаты. И должен вам сказать, сорвал неплохой куш.
— А вам это в диковинку, что ли?
— Как сказать, — уклончиво ответил Фогг. — Во всяком случае, вполне законное дело. В Чейз-банке в Нью-Йорке у меня открыт счет в долларах. Положил туда кругленькую сумму. Мог ни в чем не ограничивать крошку. И себя тоже. Был на дерби в Кентукки…

23

Едва выйдя из полицейской машины у здания управления, Фогг окликнул человека, стоявшего на ступеньках у входа.
— Как это мило с вашей стороны, Оливер, — вы опередили нас. Наверно, делали добрых семьдесят миль в час!
— Всегда рад быть полезным другу, — ответил тот степенно, словно актер в роли епископа.
Он подошел к Фоггу и сыщикам. Это был известный адвокат мистер Оливер Фентон-Лобби, бывший генеральный атторней, сухопарый пожилой человек, седой, с глубоко сидящими темными глазами. В строгом темном костюме и черном котелке он выглядел очень внушительно.
— Добрый вечер, мистер Филдс, — сказал он. — Куда вы ведете моего друга?
— У нас есть к нему несколько вопросов.
Мистер Фентон-Лобби кашлянул.
— Понимаю, — сказал он. — Вы не возражаете, если я пойду с вами, мистер Филдс?
— Боюсь, что не могу разрешить вам присутствовать, мистер Фентон-Лобби, — ответил Филдс, с вызовом глядя на адвоката, представлявшего интересы самых богатых людей в стране. — Существует твердое правило: адвокат не имеет права присутствовать при допросе полицией человека, подозреваемого в серьезных преступлениях.
— Несмотря на все мое уважение к вам, мистер Филдс, я вынужден возразить. Я думаю, что имею право присутствовать при допросе моего клиента.
— А я говорю, что нет.
— В инструкции сказано очень отчетливо: во время допроса его клиента допускается присутствие адвоката. Кроме того, там указано, что при допросе может быть задано только определенное количество вопросов, — многозначительно добавил он.
— Покажите мне эту инструкцию, мистер Фентон-Лобби, — высокомерно сказал Филдс.
Однако знаменитый адвокат не имел при себе инструкции.
— Боюсь, что оставил свой экземпляр в конторе, — сказал он. — Может быть, вы разрешите мне взглянуть на ваш, мистер Филдс?
— У меня нет при себе инструкции, — ответил старший инспектор. — И не знаю, где она, — резко добавил он, твердо решив не оказывать услуг Фентону-Лобби. Он давно взял себе за правило не помогать защитникам.
Мистер Фентон-Лобби взглянул на Браммела.
— Уверен, что у вас эта инструкция при себе, инспектор, — сказал он не без иронии.
— Ошибаетесь, мистер Фентон-Лобби, — ответил Браммел. — Она мне ни к чему. Только помеха в нашей игре, — он усмехнулся. — В этом мы похожи на вас, юристов: к чему нам таскать с собой законы!
Мистер Фентон-Лобби вежливо улыбнулся.
— Ну что ж, не беда, джентльмены, — сказал он. — Уверен, что комиссар позволит мне заглянуть в его экземпляр, — добавил он учтиво.
Он первым вошел в управление и направился к лифту, чтобы подняться к комиссару, а Филдс, Браммел и один из младших сыщиков повели Фогга в подвальный этаж. Комната для допросов напоминала длинную, узкую камеру. Высоко в стене, так, что рукой не достать, светлело забранное решеткой крошечное оконце. Фогг мог бы увидеть в нем несколько звездочек, если бы взглянул вверх. Но он не поднимал глаз. Филдс велел ему сесть за стол и объяснить записи в гроссбухе.
— Попробуйте наконец придумать что-нибудь правдоподобное, Фогг, — сказал он с издевкой.
Но Фогга не так-то легко было вывести из себя. Он тянул время, медленно проглядывая первую страницу. Она была разграфлена на три колонки. В первой стояли различные буквы, во второй — номера и в третьей — суммы денег, например: А… 2… 17-7-4.
Фогг объяснил, что буквы обозначают фамилию лица, продавшего данную вещь, номер — магазин, где она была куплена, а в третьей колонке значится выплаченная за нее сумма.
— Вы говорите, что ваш главный управляющий прислал вам эти гроссбухи. Но что же вы можете в них понять, если вы сами не покупали?
— Сейчас объясню, старший инспектор, — ответил Фогг. — Дело обстоит так: каждую неделю я получаю из моих шести магазинов подробный отчет. Там записаны фамилии всех, кто продавал драгоценности. А когда записи переносятся в эти гроссбухи, вместо фамилий ставятся только буквы — для экономии времени. Мы имеем дело всего лишь с несколькими крупными дельцами, которые продают нам товар постоянно. Поэтому в книгах преобладают буквы, обозначающие этих дельцов, если не считать некоторых случайных покупок. Фамилии наших постоянных поставщиков я помню. Ключ у меня в голове. Вот когда на помощь приходит память. Много умнейших людей изумлялись моей памяти. Мне не надо проходить курс пельманизма. Памяти я во многом обязан моим успехом. Конечно, без моей крошки…
Филдс в бешенстве прервал его.
— Продолжайте, у кого была сделана первая покупка? — спросил он, повысив голос.
Фогг снова опустил глаза на гроссбух. Он не видел первой записи — ее закрывал толстый указательный палец старшего инспектора. Фогг подождал, пока Филдс убрал руку. Затем он прочитал: «Б, 3, 5–2». Буква «Б» обозначает Дженкинса — нашего поставщика. Он не из крупных. Цифра 3 обозначает мой магазин на набережной. Управляющим там Том Миллер. Пять фунтов и два шиллинга — это он уплатил за вещь.
— Дальше…
— Теперь буква «Г». 5 — это мой магазин в центре. Самый большой. Вы проходили мимо него тысячу раз. В этом городе, да и во всей Австралии, равных ему нет. Да, 72 — это семьдесят два фунта.
— Вы не сказали нам, кого обозначает буква «Г»? Не сказали по каким-то особым соображениям?
— Да, не сказал? — Фогг умолк, словно ему трудно было выговорить имя.
Многозначительное молчание, подумал Филдс, обмениваясь понимающим взглядом с Браммелом.
— Хм, кто же это? — пробормотал Фогг. — Ах да, вспомнил. — Он обернулся и посмотрел на Филдса. — Это Норман Сим. У него как будто довольно крупная фирма. Я не очень хорошо его знаю, но он продает нам первоклассный товар и довольно много. Да, сэр. В большом магазине мы покупаем хороший товар. И цены мы даем тоже хорошие. Управляющим там Стэн Данн. Он же мой главный управляющий. Большой специалист. Был аукционистом на торгах драгоценностей.
Филдс вдруг вытащил из своего кармана ожерелье и кольца, взятые им с лотка, где у Фогга были отложены сомнительные покупки.
— А эти вещи вписаны в книгу? — спросил Филдс.
— Ах, моя бедная память! — сказал Фогг, листая страницы гроссбуха. — Если не ошибаюсь, они были куплены недавно. — Он стал водить пальцем по последней странице. — Вот они. За ожерелье он получил ровно сотню, за кольца — еще одну. Можете посмотреть, кто нам их продал. Снова Норман Сим. Купил эти вещи Стэн. Можете проверить.
Никаких Симов и Стэнов Филдс не видел. Он только видел, что вся эта книга — отлично разработанная система для обмана полиции. Гроссбухи были просто смехотворны.
— Какие еще сомнительные вещи продал вам этот Сим, мистер Фогг? — спросил он.
— Я показал вам все, что у меня было дома, — сказал Фогг. — Только эти вы опознали как украденные. Никаких других сомнительных вещей Сим нам не продавал.
Филдс пристально смотрел на него — он окончательно убедился в том, что Фогг болтун и негодяй. Положил украденные вещи в лоток только для того, чтобы спасти всю остальную добычу, и походя выдал Сима, да еще притворяется, что не собирался этого делать. То, к чему Филдс так нетерпеливо стремился — установить личность похитителя драгоценностей, — не вызвало в нем сейчас никаких эмоций. В другое время его взволновало бы это открытие, но острая неприязнь к Фоггу подавила в нем все другие чувства. Он мог бы вполне удовлетвориться сведениями, полученными от Фогга, но уже не мог остановиться: Фогга он тоже призовет к ответу, он уверен, что знаменитый ювелир ничем не лучше вора и убийцы.
— Между прочим, Фогг, почему ваш управляющий заподозрил, что эти вещи — краденые?
— Так сразу я не могу вам на это ответить, старший инспектор, — кротко ответил Фогг.
— Вы только что хвастались отличной памятью, а тут она вам вдруг изменила. Как же так?
— Даже самые умные люди иногда забывают какие-то мелочи, — обиженно сказал Фогг. — Разве вы сами никогда ничего не забываете, старший инспектор?
— Отвечать полагается вам, а не мне, — отрезал Филдс и свирепо кашлянул. — Надеюсь, в ваших магазинах есть подробные записи о всех покупках?
— Думаю, что да.
— Вы не уверены? — угрожающе спросил Филдс. — Но дома вы сказали нам, что каждую неделю получаете подробные отчеты.
— Да это так. Регистрационные книги хранятся в магазинах.
— Сегодня вечером я заберу их, — сказал Филдс. — И недельные отчеты тоже.
— Они должны быть там, если только их кто-нибудь не похитил за то время, что я беседую с вами.
— Вы это серьезно, Фогг?.. Может быть, нам лучше сейчас же доставить сюда мистера Данна, — Филдс повернулся к Браммелу.
— Стэна нет в городе. Он уехал в другой штат, — сказал Фогг.
— Когда?
— Вчера.
— Вы не просили жену позвонить ему и сказать, чтобы он исчез?
— О нет, мистер Филдс. Я бы никогда не стал просить крошку о таких вещах. Она никакого отношения к делам не имеет.
— Где же сейчас мистер Данн?
— Право, не могу сказать.
Филдс вдруг стукнул кулаком по столу.
— Вы лжете, Фогг! — закричал он.
— Нет, я не лгу, — возмущенно и горячо ответил Фогг. — Могу поклясться на Библии, я говорю правду. Да будет мне свидетелем господь бог.
Филдс глядел на него с отвращением.
— Вы врете с того самого момента, как мы вас увидели. Вы безнравственный и беспринципный человек, Фогг. Но теперь вам не выпутаться.
На этот раз Фогг ничего не сказал. С виду он был спокоен, но оглянулся вокруг, словно ждал кого-то или чего-то.
— Я доставлю сюда всех ваших управляющих, — сказал Филдс. — Я переверну вверх дном все ваши магазины…
Зазвонил телефон. Филдс раздраженно поднял трубку. Лицо его помрачнело, когда он услышал голос комиссара, который только что видел мистера Фентона-Лобби. Правда ли то, что ему рассказал Фентон-Лобби? Комиссар говорил и говорил, поминутно обрывая Филдса. Даже если мистер Фогг и купил краденые вещи, он не виноват — он же ничего не подозревал, говорил комиссар. Мистер Фогг не из тех людей, которых допрашивают в полиции; это всеми уважаемый человек, любитель спорта… Комиссар, который должен был вот-вот уйти в отставку, явно начинает страдать старческой болтливостью. «Сказать бы этому старикану, чтобы он заткнулся», — подумал Филдс.
— Лучше вам немедленно подняться ко мне, старший инспектор Филдс, — заключил комиссар неожиданно твердым тоном.
— Слушаюсь, сэр, — с трудом выговорил Филдс.
Избегая веселого взгляда Фогга, Филдс вышел из комнаты. Он все больше бесился. Красный от ярости, он беспрерывно нажимал кнопку лифта. Он не мог спокойно стоять на месте. Ему казалось, что лифт спускается слишком медленно, а потом еле ползет наверх, и он накричал на лифтера.
Проходя через приемную к кабинету комиссара, Филдс увидел Фентона-Лобби. Тот разговаривал с Адамом Фрэнсисом, королевским адвокатом. Этот тип был крупнейшим посредником среди бизнесменов города и попутно устраивал всякие темные делишки. Оба демонстративно отвернулись. Это явное пренебрежение еще больше взбесило Филдса.
Комиссар сидел в дальнем конце кабинета; пока разъяренный Филдс шел к его столу своими мелкими бесшумными шажками, он пристально смотрел на него. При виде Филдса комиссар окончательно вышел из себя. С седым ершиком волос и болезненно-бледным лицом он выглядел так, словно страдал тяжелым недугом.
— Вы заставляете себя ждать, старший инспектор Филдс, — неприязненно сказал он.
«Я не мог бы добраться скорее, даже если бы летел», — подумал Филдс, однако промолчал.
Комиссар не предложил ему сесть. Он заставил старшего инспектора сыскной полиции Фрэнка Россера Филдса стоять перед ним, словно мальчишку, которого ожидает нахлобучка. Он знал, что Филдс надеется занять его место, когда он выйдет в отставку. Комиссар не питал добрых чувств ни к одному из своих возможных преемников. В последнее время он не упускал случая дать Филдсу понять, что пока еще комиссар он.
— Старший инспектор Филдс, изложите мне, пожалуйста, вашу точку зрения…
Филдс начал рассказывать о беседе с Фоггом, не упуская ни малейшей детали. Комиссар нетерпеливо слушал, барабаня пальцами по столу.
— Старший инспектор Филдс, — сказал он, — когда вы доложили мне, что собираетесь посетить мистера Фогга, вы не объяснили мне, какие у вас есть основания подозревать его…
— По-моему, я сказал вам, что мы получили сведения из чрезвычайно достоверного источника, — сдерживаясь, ответил Филдс.
— От кого же?
Филдс колебался. Он не доверял комиссару.
— Боюсь, что я не смогу назвать вам имя этого человека, сэр, — соврал он. — Это было анонимное письмо. Но по некоторым деталям, упоминаемым автором письма, можно было заключить, что он хорошо знает преступный мир, и особенно скупщиков.
— Откуда вы знаете, что он не личный враг мистера Фогга?
— Это не меняет дела, — ответил Филдс. — Мы установили, что Фогг или его агент покупали у Бирюка краденые драгоценности.
— Управляющий мистера Фогга покупал драгоценности, не подозревая, что они краденые…
Это голословное утверждение побудило Филдса высказать все до конца.
— Сэр, — начал он, — я убежден, что Фогг сознательно солгал нам. Это жестокий, страшный человек…
— Не подсказаны ли ваши выводы личными чувствами? — неодобрительно прервал его комиссар. — Где факты? Чем вы подтвердите ваше мнение о мистере Фогге? На все ваши вопросы он ответил вполне откровенно. Он сказал вам, что его управляющий купил несколько сомнительных вещей. Разве он пытался что-то скрыть? Абсолютно ничего!
Усилием воли Филдс сдержал себя.
— Я утверждаю, сэр, — медленно сказал он, — что в его магазинах мы найдем большинство украденных ценностей.
— Но где же факты? — упрямо повторил комиссар. — Все это только ваши предположения, не больше. Такой опытный офицер, как вы, не должен делать выводы, не располагая фактами.
— Я не могу допустить такое беззаконие, — сказал Филдс, сердито глядя на комиссара.
— Прекрасно. Но дайте мне факты.
Он намеренно выводил из себя Филдса.
— Сэр, — сказал Филдс, — факты совершенно ясны. Фогг или его агент покупал драгоценности у Бирюка, зная, что они украдены. Фогг знает, что если мы обыщем его магазины, у нас в руках будут все улики. В своих управляющих он не уверен. Вот почему он велел уехать Данну. Мы сможем доказать, что Фогг — самый крупный скупщик краденого в нашем городе, я уверен в этом. Не случись убийства, мы бы так и не обнаружили его и ему бы ничто не грозило. Только убийство помогло нам раскрыть его имя. И теперь мы не должны допускать, чтобы он и впредь уклонялся от правосудия…
Комиссар насмешливо улыбнулся.
— Я так понял, старший инспектор: вы намереваетесь задержать его в любом случае, будем мы иметь улики или нет. Хотите упрятать его за решетку? А вы не боитесь, что нас призовут к ответу за незаконный арест? Одних подозрений мало…
— У нас есть все основания привлечь его к ответственности.
— Какие там основания, — пренебрежительно прервал его комиссар. — Признайтесь лучше, что у нас нет никаких улик против мистера Фогга.
— Мы добудем эти улики, если нам разрешат продолжить следствие и никто не будет вмешиваться.
Комиссар нахмурился. Еще немного — и он за себя не поручится…
— Никто и не мешал вашему расследованию, старший инспектор. Вы имели возможность допросить мистера Фогга. Он отвечал вам откровенно…
— За такой откровенностью прячется ложь, — заметил Филдс.
— Слова, старший инспектор. Одни слова. А вот факт: ведь он назвал вам человека, который продал ему краденые вещи.
— Фогг надеялся, что этим избавит себя от дальнейшего расследования.
Комиссар сделал нетерпеливый жест.
— Задержав похитителя драгоценностей, мы более чем исполним свой долг, — сказал он. — К тому же вы считаете, что он и убийца…
Всем своим существом Филдс восставал против этого — комиссар ясно намекал на то, что следствие против Фогга должно быть прекращено. Нет, он на это не пойдет!
— Если мы предадим суду только этого вора и убийцу, — горячо сказал Филдс, — количество преступлений в штате уменьшится ненамного. Фогт завербует себе новых воров и убийц, и они снова будут красть для него бриллианты. Корень зла — Фогг…
Комиссар вскочил. Он никому не позволит себя поучать, тем более Филдсу. Совсем забыл свое место, воображает, что он уже главный в полиции.
— Старший инспектор, — хрипло закричал он, — у вас нет абсолютно никаких оснований выдвигать такие дикие, необоснованные обвинения против мистера Фогга. Это всеми уважаемый гражданин, и я не позволю, чтобы он стал жертвой вашего пристрастного отношения только потому, что он поддерживает оппозицию. Я здесь для того, чтобы следить за соблюдением законности, а не играть в политический футбол!
Филдс не сразу смог заговорить. У него отнялся язык от этого чудовищного предположения. Подумать только: он хотел расправиться с Фоггом за то, что тот поддерживает оппозицию, которая часто критиковала сыскной отдел! Нет, это возмутительно, неслыханно! Никогда в жизни его так не оскорбляли.
— Я всегда стремился только к одному: честному и беспристрастному отправлению правосудия, — сказал он наконец.
Комиссар перегнулся через стол и закричал ему прямо в лицо:
— А я мешаю отправлению правосудия, да? Вы это хотите сказать?
Филдс вдруг опомнился. В кабинете стало так тихо, что отчетливо слышалось хриплое дыхание комиссара. Молчание длилось несколько мгновений. Филдс отступил. Он понял, что зашел слишком далеко.
— Сэр, — покорно начал Филдс. — Если я, сам того не желая, позволил себе какие-либо недостойные намеки, я приношу самые искренние извинения.
Комиссар мгновенно смягчился.
— Можете не извиняться, старший инспектор, — сказал он. — Я и не думал, что вы действительно считаете, будто я мешаю правосудию.
Комиссар сел, пытливо глядя на Филдса, который злился на собственную слабость.
— Садитесь, старший инспектор. Обсудим все спокойно.
Филдс нехотя сел и уставился в пол.
— Должен вам сказать, старший инспектор, даже если это не совсем приятно, — продолжал комиссар, — что вам не следовало привозить Фогга сюда. Вы допустили ошибку, и очень опасную. — Он сделал паузу, словно для того, чтобы Филдс прочувствовал его слова. — Я считаю, что с этой минуты вы должны сосредоточить все внимание на Симе. Уверен, что на этом пути вы добьетесь успеха. Сим, видимо, главная фигура. — Комиссар многозначительно кашлянул. — Не обязательно называть ему имя Фогга. Лучше его вообще нигде не упоминать… — Он снова помолчал. — И пусть вас не тревожат его управляющие. Магазины тоже не трогайте. Ничего там не найдете. Неудачные налеты могут иметь лишь самые неприятные последствия…
Он все говорил и говорил, предостерегая Филдса от непродуманных, поспешных действий. Филдс не отводил глаз от фотографии на стене: королева в окружении прежних полицейских комиссаров… Чего он болтает? И так уже все ясно. Филдс отлично знал, что от него требуется. Слава богу, не в первый раз! Филдс и сам, случалось, рекомендовал воздерживаться от действий, хотя они были бы вполне оправданными. Он отдавал себе в этом отчет; не так уж он безупречен. Но на сей раз Филдс не мог успокоиться. Это было такое вопиющее беззаконие, такая пристрастность! Он жалел, что не воспротивился комиссару. Но он уже капитулировал. Да и не мог иначе. Восстать против комиссара значило восстать против всего, во что он верил, отречься от власти, которой он присягал служить. Вся законность и порядок покоились на безукоснительном исполнении приказов. Он поступил правильно, убеждал себя Филдс. Правильно, да не совсем…
Филдс с ехидцей спросил:
— Украденные драгоценности вернуть мистеру Фоггу?
— О нет! — Комиссар притворился, что не заметил иронии. — Они в свое время будут возвращены законным владельцам.
— Слушаюсь, сэр, — сказал Филдс, поднимаясь со стула.
Но едва он покинул кабинет, как снова в нем вспыхнула ярость. Филдс метал сердитые взгляды на спешивших мимо подчиненных. Распахнув дверь комнаты для допросов, он остановился на пороге. Но Браммел и Фогг, поглощенные разговором о скачках, даже не обернулись.
— Вы можете идти, Фогг, — сказал Филдс, входя в комнату.
Альберт Огастес Фогг встал, улыбаясь.
— Благодарю вас, старший инспектор, — сказал он, отвесив почтительный поклон. — Я знал, что все кончится благополучно. Я понимаю, джентльмены, вы обязаны были исполнить свой долг. Не имею к вам никаких претензий. Долг есть долг. — Его жирное красное лицо стало серьезным. — Знаете ли, мне давно хотелось посмотреть, каково тут у вас, в полиции. Теперь я знаю. Должен сказать, пожаловаться мне не на что. Благодарю вас, джентльмены, за вежливое обхождение. Вообще для меня это был хороший урок. Отныне я буду следить, чтобы мои управляющие проявляли большую осмотрительность. Мы не должны покупать краденые вещи. Даже сами того не ведая. — Фогг засмеялся. — Да, докапываться вы умеете, ничего не скажешь! Как это вы узнали, что я купил несколько краденых вещичек? Кто-то назвал мое имя? Или вы действовали наугад? Но вы, конечно, не скажете. Впрочем, это неважно. Я счастлив, что в конце концов вы поняли, что я не имею никакого отношения к тем ужасным преступлениям, которые терзают наш прекрасный город.
Браммел весело смотрел на краснолицего человечка в ярко-желтом галстуке. Филдс хмуро отвел глаза.
Фогг пошел к двери, но, не дойдя до нее, остановился и снова повернулся к сыщикам.
— Спокойной ночи, джентльмены, — сказал он. — Счастливых снов. Да, кстати, если я вдруг запамятую, — обратился он к Браммелу, — когда бы вы ни увидели меня на скачках, обязательно остановите. Я вам шепну, если у меня будет хорошая лошадка. Верьте мне и моим лошадям. Еще раз спокойной ночи.
Филдс вдруг перевел взгляд на него.
— Через день-два вы сможете забрать ваши гроссбухи, — сказал он.
— Держите их сколько угодно, старший инспектор, — ответил Фогг, выходя.
После его ухода Филдс наконец отвел душу.
— В жизни не видел такого негодяя, — сказал он.
— И все-таки умная бестия, — сказал Браммел и с завистью добавил: — Я слышал, у него полмиллиона. С такими деньгами жить можно.
Филдс немного успокоился.
— Комиссар, должно быть, звонил министру, прежде чем принять решение, — сказал он.
— У Фогга большие связи во всех партиях, — заметил Браммел.
— Но его партия пытается сбросить правительство, — сказал Филдс.
— Фогг говорит на таком языке, который другие партии тоже понимают, — продолжал Браммел.
Филдс вдруг сообразил, что ему, старшему офицеру полиции, не пристало заниматься критикой правительства.
— Я полагаю, что министр прислушался к совету комиссара, — сказал он. — А комиссара Фентон-Лобби убедил без труда. Фентон-Лобби убедит кого угодно. Говорит он всегда так, будто совершенно ни в чем не заинтересован — он, видите ли, защищает только интересы общества, а не клиентов, которые ему платят! Удивительно, как у него это получается!
— По-моему, его слушают потому, что он был когда-то генеральным атторнеем и снова может им стать, — сказал Браммел. — Он вхож и к главному прокурору, и к комиссару, и к теперешнему генеральному атторнею. Они время от времени оказывают ему услуги, и Фентон-Лобби отплатит им тем же, если снова займет прежний пост. Ни один адвокат не выиграл столько дел, сколько он. Это всем известно.
Все это правильно, подумал Филдс. Однако если он хочет стать комиссаром полиции и сумеет получить этот пост, ему тоже придется с милым видом выслушивать таких пройдох, как Фентон-Лобби. Тогда он тоже должен будет служить любым правительствам и любым министрам, даже тем, которых он лично презирает; придется выказывать всем им свою преданность. Такт, здравый смысл и политическое чутье — тоже необходимые качества для полицейского комиссара.
Филдс и Браммел вышли из комнаты. Разговор зашел о Симе.
— Надо взять его немедленно, — сказал Филдс. — С Фогга станется убрать его.
— Слишком рискованно, — сказал Браммел. — Сомневаюсь, чтобы он решился кого-то подослать к нему.
— Фогг не будет сидеть сложа руки, — ответил Филдс.
— Он скорее оставит Сима в покое, — сказал Браммел. — И если Сим действительно вор — а, видимо, это так, иначе Фогг не продал бы его, — он оправдает свое прозвище и ничего не скажет или скажет самую малость… Между прочим, Фрэнк, вы обратили внимание, как Фогг реагировал на ваши слова, что вор и убийца — одно лицо?
— Не заметил ничего особенного.
— Мне показалось, что он не принял это всерьез, — сказал Браммел. — Он, видимо, подумал, что вы его просто пугаете.
— Он и был напуган, — сказал Филдс.
— Сомневаюсь. Фогг знает, что вор не убивал миссис Тайсон.
Филдс пожал плечами.
— Скоро мы это выясним, Стюарт, — сказал он.

24

Подбирая людей для налета на квартиру Сима, Филдс не включил Браммела. Обычно он любил брать Браммела с собой, но на сей раз предпочел обойтись без него. Браммел слишком поглощен своей версией. Филдса раздражали эти домыслы Браммела. Словно маньяк с навязчивой идеей. Самомнение — его самый большой недостаток, думал Филдс.
Уже не один час Филдс сидел в кабинете, изучая досье Нормана Сима. Сим не раз попадал на подозрение полиции, однако прямых улик против него не было и ему ни разу не было предъявлено какое-либо обвинение… Вскоре поступило донесение: примерно с час назад Сим пришел к себе, за домом установлена слежка.
Филдс был доволен ходом событий, он не мог только забыть увильнувшего от правосудия Альберта Огастеса Фогга. Из-за этого негодяя он пошел на унизительную сделку с собственной совестью. Этого он никогда не простит Фоггу. Может быть, придет день, когда никто не захочет помогать ювелиру, и тогда Филдс будет беспощаден. Но и сейчас, хоть он не может призвать Фогга к ответу, он не позволит ему больше наживаться на преступлениях… С этой мыслью Филдс направился к полицейской машине, которая должна была доставить его к дому Сима в рабочем предместье.
В четыре часа ночи полицейские машины завернули на Фоли-стрит и остановились возле старого кирпичного дома. Сыщики выскочили из машин и окружили дом. Двое перелезли через забор позади дома и встали у черного хода. А Филдс и Филберт уже стучали в парадную дверь.
— Открывайте! Полиция! — громко крикнул Филдс.
Дверь отворил заспанный испуганный человек в пижаме.
Филберт оттолкнул его и, сопровождаемый несколькими сыщиками, побежал по коридору. Филдс сунул под нос открывшему им человеку ордер на обыск.
— Ваше имя? — потребовал Филдс.
— Элф Сим.
— Норман Сим здесь живет?
— Да.
— Кем он вам приходится?
— Это мой брат.
Еще несколько сыщиков вошли в дом. Они зажгли свет во всех комнатах, распахнули двери. Заплакали дети. Женщина старалась успокоить их. Сыщики рыскали по всему дому, перевертывая все вверх дном.
Элф Сим проводил Филдса к комнате Нормана Сима. Когда они вошли, Норман Сим стоял под дулом револьвера Филберта и натягивал брюки. Сим был невысок ростом, но могучего телосложения, со светлыми волосами, квадратным лицом и сломанной переносицей, как у боксера. Он злобно уставился на Филдса маленькими глазками.
— Что вам от него нужно? — спросил он, указывая на своего брата.
— Может понадобиться, — ответил Филдс. — Как владелец дома…
— С него взятки гладки, — сказал Норман Сим. — Он и мухи не обидит.
— Значит, вы берете всю ответственность на себя?
Элф Сим хотел что-то сказать.
— Заткнись, Элф, — прикрикнул Норман Сим. — Это мое дело.
— Что вы хотели сказать? — повернулся Филдс к Элфу.
— Ничего, — ответил тот.
Филдс испытующе к нему приглядывался.
— Можете пока идти, — сказал он. — Я поговорю с вами отдельно.
— Ему нечего вам сказать, — огрызнулся Норман Сим.
— Заткни свою глотку, — крикнул Филберт, наводя на него дуло револьвера.
Филдс подошел к кровати Сима и вытащил из-под подушки револьвер. Барабан был полон патронов.
— Хорошо, что он не успел его схватить, молодец, Брюс, — похвалил Филдс.
— Да он прямо взбесился! — сказал Филберт.
Сим криво усмехнулся, но ничего не сказал. Он застегивал брюки.
Филдс позвал двух сыщиков и вместе с ними обыскал комнату. Сначала они вышвырнули все вещи из шкафа на пол. Потом вспороли подушки и матрац из капока. Комната наполнилась пухом. В матраце Филдс нашел три небольших парусиновых мешочка с драгоценными камнями. Они, вероятно, были вынуты из колец, ожерелий и других украшений.
— Никогда не видел, чтобы торговец прятал свой товар в матрац, — насмешливо сказал Филдс. — Краденое, Сим, а?
Он предупредил Сима, что начинает допрос.
— Отвечать не буду, — сказал Сим.
Он продолжал одеваться медленно и тщательно, словно собирался в театр: надел светло-коричневый габардиновый костюм, кофейного цвета рубашку и галстук.
— Камни вынуты из украденных вами драгоценностей? — снова спросил Филдс.
— Отвечать не буду, — повторил Сим.
— Вы уже оделись, — сказал Филдс, раздражаясь. — Берите шляпу, поедете с нами. Я задам вам эти вопросы там…
Сим упорно молчал. Недаром его прозвали «Бирюком», подумал Филдс. Он вспомнил запись в досье: на ипподроме о Симе говорили, что ему вымолвить слово не легче, чем расстаться с шиллингом. В шутку его прозвали «Говорун».
Филдс задумчиво разглядывал Сима, а Брюс тем временем соединил его руку наручниками со своей и вывел из комнаты. На лице Сима было презрение и вызов.
До двери их провожали Элф с женой и детьми. Двое младших начали хныкать. Девочка крикнула:
— Куда ты, дядя Норм?
Наступало утро, теплое и тихое; небо смутно лиловело. Где-то за лесом крыш поднималось солнце, и на улицу легла широкая светлая полоса. Кое-где из домов выходили мужчины. Они спешили на работу, но все-таки останавливались взглянуть на своего соседа Нормана Сима, которого посадили на заднее сиденье полицейской машины между двумя грузными полицейскими в штатском. Машина быстро скрылась из виду.
Несколько сыщиков остались, чтобы разрыть клумбы в палисаднике и огородик за домом. Филдс полагал, что где-нибудь должны быть зарыты металлические ящички с драгоценностями. Два или три таких ящичка нашли в сарае во дворе, и Филдс решил, что Сим закапывает в них свои сокровища.
Детей ни за что нельзя было уложить спать. Растерянными сонными глазенками они следили, как сыщики роются в их огороде.

25

Часов в девять утра Филдс передал Сима Филберту и удалился в свой кабинет. Он очень устал, но был так взвинчен и возбужден, что не мог сомкнуть глаз и уснуть хотя бы на несколько минут. Веки отяжелели, глаза налились кровью. Когда в кабинет вошел Браммел, Филдс сидел, уставившись в стену невидящим взглядом. Он не сразу посмотрел на Браммела, свежего и подтянутого, не то что Филдс, которому явно надо было принять душ и переодеться.
— До похорон я хочу поговорить со стариком Тайсоном, — сказал Браммел.
— Да, да, поговорите.
Филдс был рад, что Браммел уйдет; он не хотел, чтобы тот присутствовал при допросе Сима. Несмотря на усталость, Филдс взял себя в руки и стал дружески расспрашивать Браммела о ходе его расследований, советовал ему не отступать.
— Продолжайте, Стюарт. Можете действовать самостоятельно.
Браммел улыбнулся. Он догадывался о причине такого великодушия.
— Ну, а как Сим? — спросил Браммел.
Филдс рассказал ему о допросе. Безусловно, Сим — похититель драгоценностей, хотя он еще не признался.
— Крепкий орешек, — продолжал Филдс. — Сначала он вообще отказывался говорить. Только когда понял, что ему от этого еще хуже будет, стал отвечать на вопросы. Вот найдем остальные драгоценности, придется ему сознаться. Единственная его слабость — брат… Мне кажется, он пойдет на все, лишь бы пощадили брата… В общем, я спокоен, Стюарт.
«Не так уж спокоен», — подумал Браммел. Выходя из кабинета, он оглянулся. Филдс сидел, подперев руками голову, на его хмуром красном лице отражалась тревога. Браммел понимал, что дела идут не так хорошо, как ожидал Филдс. Старшему инспектору все-таки придется принять его точку зрения, если только он не собирается сознательно попрать правосудие.
Нет, до этого Филдс не дойдет. И все-таки теперь Браммел уже не был так уверен в Филдсе, как прежде, до тайсоновского дела. Но он еще колебался и не мог, а может быть, и не хотел сделать окончательный вывод.
Браммел прошел к себе в кабинет, прочитал газеты, выкурил сигарету, потом пододвинул пишущую машинку и занялся обычной утренней работой. Когда подошло время второго завтрака, он поднялся из-за стола, надел свою серую шляпу и вышел из кабинета. У него еще хватит времени позавтракать и заглянуть к мистеру Тайсону старшему, перед тем как отправиться на похороны. Но, пройдя несколько шагов по коридору, Браммел вдруг повернул обратно к своему кабинету. Войдя, он поднял трубку и набрал номер Юнис Грэхем.
— Уж не тот ли это вечно занятый полицейский? — спросила она.
— Вот именно, — сказал он. — Мне надо вас повидать…
— Вы могли прийти ко мне вчера вечером.
— Не мог.
— Не могли?
— Нет.
— Ну, так приходите сегодня вечером.
— Я придумал кое-что получше.
— Чарли не нагрянет, — сказала она.
— Откуда вы знаете?
— Знаю.
— Вы знаете слишком много, — сказал он. — Послушайте, Юнис, давайте и о деле поговорим и немножко повеселимся. Буду вас встречать ровно в семь у конечной остановки автобуса на набережной. Пообедаем в городе.
— А если я не хочу идти?
— Тогда мне придется заехать за вами.
— Ладно, — сказала она. — Наверно, нам все-таки надо повидаться.
Браммел был в восторге от самого себя. Он подошел к висевшему на стене зеркалу и поправил черный галстук, который надел для похорон. Он долго разглядывал себя в зеркало и думал, какой он красивый и умный. Потом он понимающе улыбнулся своему отражению, словно очень близкому другу, и вышел.
Вместо того чтобы спуститься на лифте, Браммел направился к лестнице: ему захотелось пробежаться вниз по ступенькам — так было радостно на душе. Но дисциплина и самоконтроль все-таки взяли верх, и он сошел вниз быстрым, деловым шагом.

26

Браммел пересек улицу и сел в маленькую полицейскую машину. За рулем сидел сыщик Хэм. Сначала они заехали в кафе позавтракать, потом Хэм подвез Браммела к дому Джона Тайсона старшего, удалившегося на покой биржевого маклера и директора компании.
О своей покойной невестке Тайсон говорил очень неохотно. Она опозорила их семью, доставила столько страданий его сыну.
— Это была распутная женщина, — сказал он.
Браммел начал осторожно расспрашивать его о ее поклонниках.
— Не хочется ворошить прошлое, — сказал он, — но мне очень важно узнать, с кем она общалась.
В следствии по делу об убийстве, объяснял Браммел, каждая нить должна быть распутана до конца. Мистер Тайсон понял, что его призывают исполнить гражданский долг.
— Я сделаю все, чтобы помочь вам, — сказал он.
Что касается поклонников его бывшей невестки, фамилии которых не фигурировали в бракоразводном процессе, он ничем помочь не может. Он их не знает. Сын не поверял ему свои дела. Но людей, которые принадлежали к тому же кругу, что и его сын, и были в дружеских отношениях с миссис Тайсон, он знает.
Браммел достал из бумажника две записки — образцы почерков «Папочки» и «Малыша».
— Может быть, вам знакомы эти почерка? — спросил Браммел.
Обе записки были совершенно безобидные.
Мистер Тайсон стал их внимательно разглядывать.
— Кажется, вот этот почерк я знаю, — сказал он, указывая на записку «Папочки». — Да, я думаю, это его почерк.
— Ваш знакомый? — спросил Браммел.
— Впрочем, нет, я не уверен, — сказал Тайсон. — Пожалуй, это не он.
Браммел не стал настаивать.
— Я еще загляну к вам, — сказал он.
Перед тем как уйти, он попросил Тайсона никому не рассказывать о его визите.
— Я буду очень признателен, если вы сохраните это в тайне, — сказал Браммел.
— Не беспокойтесь, — сказал Тайсон.
На пути к похоронному бюро Браммел думал об убитой женщине, стараясь восстановить картину ее жизни.
Еще до замужества Элизабет Тайсон знала много мужчин: из одних она выкачивала деньги, с другими просто развлекалась; часто она натравливала их друг на друга. Именно этот образ жизни привел ее к смерти, а не случайная встреча с грабителем. Кто-то обнаружил, что она дурачит его, и убил ее. Оскорбленное тщеславие было движущей пружиной этого убийства…
Браммел горько усмехнулся. Он не мог не вспомнить о Юнис Грэхем, с которой должен был встретиться вечером. Как и Элизабет Тайсон, Юнис знала очень много мужчин в своей жизни. Но почему-то ему не хотелось об этом думать. Смутная ревность и странная злоба пробуждались в нем; ревность ко всему тому, чего он не знал, и отчетливая неприязнь к Руни. Эта неприязнь еще усиливалась при мысли о том, что Юнис скорее всего предварительно договорилась с Руни и явится к нему на свидание, вооруженная инструкциями своего покровителя. «Да я просто ревную!» — неожиданно сказал себе Браммел. Как глупо! Он попытался подавить в себе это чувство, взглянуть на самого себя с холодной беспристрастностью. «Ну и что же? — спрашивал он себя. — Какое это имеет значение, если она сговорилась с Руни? Ничего они не добьются… Однако следи за собой, дорогуша! Похоже, что у тебя наступает вторая молодость. Следи за собой. Не забывай, что ты охотишься за ними, а не они за тобой». И он поклялся, что его никто не поймает.
Браммел коротко проинструктировал Хэма, что ему делать, когда они приедут в похоронное бюро. Хэм сдержанно кивнул. Это был тяжеловатый, неуклюжий молодой парень, который говорил сугубо официальным тоном и не понимал никаких тонкостей в отношениях с людьми. Браммел выбрал его потому, что на него можно было положиться — этот парень ничего лишнего не скажет.
Машина остановилась у главного подъезда похоронного бюро. Это было внушительное трехэтажное сооружение с башенками и куполами — нечто среднее между псевдовизантийским стилем и псевдоготикой. Высокие окна были забраны черными решетками в испанском стиле.
Браммел с привычной быстротой огляделся вокруг. Возле дома стоял пустой катафалк и две траурные машины. На ступеньках у входа тихо переговаривались несколько пожилых женщин.
По дорожке, обсаженной розами, сыщики направились к входу. Кусты роз были усыпаны белыми и желтыми цветами, в воздухе плыл тонкий аромат.
Браммел толкнул дверь и вежливо пропустил вперед Хэма. Они очутились в полутемном холле. Из матового шара под потолком струился неяркий свет. Пол был застлан толстым ковром, по углам стояли вазы с цветами.
Браммел огляделся. В комнате направо собралось довольно много людей, они, видимо, ожидали, когда их пригласят в часовню. Несколько мужчин и женщин горько плакали.
В комнате налево людей было гораздо меньше, все молчали. В стороне от других стояли две женщины. Обе были хороши собой, одна — зрелая красавица, лет за тридцать, другая — совсем молоденькая, не старше двадцати. Они были в роскошных черных туалетах, словно манекенщицы, демонстрирующие траурные платья перед богатыми дамами.
— Приметьте этих двоих, Хэм, — сказал Браммел своему спутнику. — Держу пари, они пришли на похороны миссис Тайсон.
К сыщикам подошла распорядительница. Она была в черной мантии, словно выпускница университета. Пожилая, толстенькая, с красным носиком, она часто-часто моргала хитренькими глазками, которые никак не вязались с профессионально-скорбным выражением ее лица. Казалось, она, словно клоун, с огромным трудом удерживает это скорбное выражение и вот-вот безудержно захохочет.
— К которому из усопших?.. — тактично начала она тихим почтительным голосом, а глазки ее тем временем так и бегали по сторонам.
— Миссис Элизабет Тайсон.
— Очень печально, очень печально, — сказала она, благочестиво вздымая глаза к потолку — к небесам. — Вон туда, джентльмены… Налево… Родственники, наверное?
— О, нет, — сказал Браммел, — мы из полиции.
— Тогда другое дело, — сказала она более веселым голосом, и ее клоунское лицо засияло приветливой улыбкой. — Наверное, вы хотите посмотреть, кто здесь? Хорошенько разглядеть провожающих? Тогда следуйте за мной. Увидите каждого в лицо. Идемте, сейчас они должны войти.
Она пошла впереди них, лицо ее снова выражало привычную скорбь.
В дверях часовни она вдруг остановилась.
— Что там стряслось, молодые люди? — спросила она шепотом. — Говорят, она любила веселую жизнь… — Распорядительница многозначительно подмигнула сыщикам.
Хэм отвернулся и хмуро уставился в стену, но Браммел, видимо, считал, что вход в часовню — самое подходящее место для сплетен.
— Да, поклонников у нее было хоть отбавляй, — сказал он. — Боюсь, даже слишком много.
— Последний, наверное, ее и доконал, — сказала распорядительница. — А вообще она была ничего, симпатичная.
— Много прислали венков? — спросил Браммел.
— По-моему, нет, — ответила она. — Но Джо вам точно скажет.
Они пошли между пустыми скамьями. Впереди, у органа, уже стоял на помосте гроб. Крышка была вся покрыта венками. Распорядительница подозвала мужчину в черном сюртуке, брюках в полоску и галстуке-бабочке. Он направился к ним из левого придела размеренной, важной походкой. Браммелу он напомнил администратора большого магазина или английского дворецкого из американского фильма. Когда Джо представили сыщикам, лицо его стало еще серьезнее.
— Очень рад познакомиться, — сказал он глубоким, меланхолическим голосом.
— Не часто нам это говорят, — шутливо заметил Браммел. — Мы вроде вас, мало кто нам радуется.
— Может быть, — сказал Джо. — Но без нас не проживешь.
— И это верно.
Распорядительница взглянула на свои часики.
— Пора начинать, Джо.
— Ведите, — сказал он.
— Джо вам поможет, — уходя, шепнула она Браммелу.
Браммел подумал, что «Джо» — слишком легкомысленное имя для такого солидного похоронных дел мастера. Тот занял место у гроба в ожидании провожающих и священника. Браммел подошел поближе к Джо.
— Я бы хотел, чтобы вы рассказали мне о венках…
— Большинство венков поставили мы, — сказал Джо. — Заказали ее родственники. Им хотелось, чтобы было много цветов. Чтобы выглядело так, будто много людей прислали венки. Обычная история. Сентименты… От посторонних всего два-три венка.
— Там написано, от кого? — спросил Браммел.
— Думаю, что да, — ответил Джо. — После кремации я отложу их в сторону, и вы посмотрите.
— А потом вы их снова можете продать, — сказал Браммел, подмигивая бесстрастному Хэму. — Все-таки экономия. Налоги небось, немалые!
— Никогда не делаем ничего подобного, сэр, — с негодованием возразил Джо.
— Тогда не удивительно, что вы пользуетесь такой солидной репутацией.
— Мы поставляем товар высшего качества, — невозмутимо продолжал Джо. — И гробы и цветы у нас самые лучшие.
И словно для того, чтобы предстать в еще более выгодном свете — как честный и неподкупный гражданин, — Джо заверил Браммела, что он всячески постарается помочь полиции.
— Какое злодейство! — воскликнул Джо. — Надеюсь, убийце недолго гулять на свободе.
— Я тоже надеюсь, — сказал Браммел, с ухмылкой поглядывая на гробовщика.
Джо не изменил скорбного выражения лица.
Родственники и знакомые покойной миссис Тайсон тихо вошли в часовню и расселись по скамьям. Из репродуктора лилась записанная на пластинку органная музыка; казалось, что играет орган в часовне.
Сыщики остались стоять подле Джо, они внимательно разглядывали вошедших.
— Вы знаете кого-нибудь из них, Джо? — спросил Браммел, почти не шевеля губами.
— Старая леди — ее тетка… Рядом с ней, по-моему, кузины. Пожилой мужчина — дядя…
— А эти манекенщицы?
— Их я не знаю.
— А хотелось бы, а?
Джо не ответил.
Браммел шепнул Хэму:
— Ни одного молодого мужчины, одно старье.
Хэм кивнул.
Пластинка кончилась. Голосом, преисполненным скорби, распорядительница объявила:
— Панихида начинается.
Слева из двери вышел священник; прижав к груди молитвенник и склонив голову, он медленно двинулся к гробу. Затем склонился над гробом и начал читать молитву. Джо и сыщики благопристойно потупили глаза. Остальные опустились на колени. Когда молитва была окончена и отзвучал еще один гимн, священник сказал несколько слов о скончавшейся, которую постигла такая страшная смерть, и призвал слушателей помнить о быстротечности земной жизни, которая есть не что иное, как краткое вступление к вечной жизни. Они должны уже теперь решить, хотят ли они, чтобы их последующая жизнь была приятной. Это от них зависит. Живущие праведно познают вечное блаженство…
Отзвучала еще одна молитва, и Джо подвел к гробу нескольких дюжих молодцов в длинных черных сюртуках. Они подняли гроб на плечи и, возглавляемые Джо, двинулись в короткий путь к ожидавшему снаружи катафалку. Провожающие последовали за ними. Стоя у двери, Браммел и Хэм всматривались в лица проходящих. Молоденькая манекенщица улыбнулась сыщикам — ей нравилось, когда на нее смотрели. Но зрелая красотка с серьезным выражением лица смотрела прямо перед собой. Браммел и Хэм вышли последними и приблизились к маленькой группе, чтобы послушать, о чем говорят. Катафалк отъехал, за ним двинулись две траурные машины. В первой поехали священник и ближайшие родственники. Две красотки и остальные родственники поместились во второй машине. Полицейская машина с Браммелом и Хэмом была третьей и последней в траурном кортеже.
Браммел ломал голову, кто эти две красотки в машине, ехавшей впереди.
— У этих малюток есть что нам рассказать, — обратился он к Хэму.
Браммел вдруг почувствовал уверенность, что скоро он настигнет убийцу. И вызволит Сима. Браммел откинулся на сиденье. А потом что? Жизнь сыщика — это бесконечная и в общем довольно бесплодная погоня. Джо, который правил катафалком, получает за свои труды больше любого сыщика.
— Неплохая коммерция — хоронить мертвецов, — сказал Браммел Хэму. — Джо загребает кучу денег… Нет, право, это довольно прибыльно — иметь дело со смертью.
Хэм не сводил глаз с дороги и даже не улыбнулся. Но Браммел разошелся, ему хотелось выговориться.
— Знаете, если бы начать жизнь сначала, я бы, пожалуй, тоже стал гробовщиком… — Он помолчал. — Нет, лучше бы завел трактир. Веселее. Хотя с мертвецами меньше риску. День и ночь контора открыта, и никаких тебе налетов, никаких штрафов…

27

Быстро промелькнул пригород. Катафалк впереди мчался с такой скоростью, будто спешил освободиться от своей ноши. Но как только показалась кладбищенская ограда, катафалк замедлил ход, степенно въехал в ворота и медленно поплыл по дорожке между высокими эвкалиптами, за которыми начинались ряды надгробных плит и памятников. Они проехали мимо плантации роз — здесь, под цветущими кустами, были погребены урны с пеплом усопших. Наконец траурная процессия остановилась перед крематорием — мрачным строением, похожим на масонский храм.
Браммел и Хэм вышли из машины и последовали за родственниками в просторный пустой зал крематория. Священник быстро прочитал надгробную молитву, невнятно бормоча слова. Провожающие склонили головы. Юная красотка приложила к глазам маленький кружевной платочек. Браммел смотрел на опускающийся гроб, не испытывая никаких эмоций; покойная миссис Тайсон была для него всего лишь очередной юридической загадкой, преступлением, которое должно быть раскрыто. И все же почему-то образ этой женщины преследовал его. Он даже не отдавал себе отчета почему.
Когда все кончилось, Браммел сказал Хэму:
— Задержите тех двух малюток. Я только взгляну на венки и подойду к вам.
Вместе с Хэмом он вышел на лужайку, чтобы выразить соболезнование родственникам, ожидавшим, когда им подадут траурные машины, чтобы вернуться в город. Затем Браммел направился к катафалку, куда Джо сложил снятые с гроба венки.
— Вот эти, инспектор…
Браммел внимательно рассмотрел каждый венок и прочитал надписи на карточках. Одна карточка была подписана Эдвиной и Мари, и Браммел заключил, что этот венок — от двух красоток, с которыми сейчас беседовал Хэм. Вторая карточка была без подписи. Браммел узнал почерк: «Малыш»! «В память о прекраснейшей из женщин, которую я любил. До грядущей встречи» — писал он.
«За этими банальными сентиментальными словами кроется подлинное чувство», — подумал Браммел. Вряд ли «Малыш» написал бы их, если бы он убил миссис Тайсон. Но почему же в таком случае он не пришел на похороны? Убийца он или нет, очевидно, у него есть веская причина держаться в стороне. Браммел спрятал карточку в бумажник и показал Джо на венок.
— Откуда прислали этот венок, как по-вашему?
Джо с видом знатока стал его разглядывать.
— Очень дорогой венок, инспектор, — сказал он. — Вы, может быть, и не заметили, но я уж не ошибусь. — Он взял венок из рук Браммела и снова принялся разглядывать его. — По-моему, от «Джоселин» либо из «Художественных цветов», — заявил Джо. — Скорее всего из «Художественных цветов». Там есть искуснейшая мастерица.
— Большое спасибо, Джо, — сказал Браммел. — Вы не возражаете, если я заберу его с собой?
Гробовщик протянул ему изысканный венок. Держа его перед собой, Браммел направился к Хэму и двум дамам, стоявшим на лужайке. Подходя, он успел заметить постное официальное лицо Хэма, холодную настороженность дамы постарше и растерянность на лице молоденькой женщины. Хэм громко обвинял их в чем-то.
Браммел прервал своего помощника и представился дамам.
— Право, не знаю, чем я могу вам помочь, — сказала старшая. Звали ее Эдвина Саммерс. У нее были черные как смоль волосы, голубые глаза, гладкая смуглая кожа, тонкая талия и длинные пальцы.
Браммел тотчас же припомнил это имя — владелица фешенебельного ателье мод.
Она разразилась тирадой против Хэма.
— Он расспрашивает меня так, будто я имею какое-то отношение к ее смерти, — сказала она, бросая сердитый взгляд на молодого сыщика. — Он считает, что я обязана знать, чем она занималась в тот день…
— Миссис Саммерс, — твердо заявил Браммел, — сыщик Хэм абсолютно прав, спрашивая вас о миссис Тайсон…
Браммел уже понял, что миссис Саммерс отнюдь не расположена беседовать с ними, и использовал неловкость Хэма, чтобы продолжить расспросы.
— Вы должны рассказать нам все, что знаете, миссис Саммерс…
— Я ничего не знаю. В тот день я видела ее мельком.
Он в раздумье смотрел на нее спокойными голубыми глазами.
— Мы ищем кого-нибудь, кто бы хорошо ее знал и мог рассказать нам о ее друзьях. А их у нее, надо полагать, было немало… И все же никто не пришел в полицию, чтобы помочь следствию.
Миссис Саммерс молчала. Браммел перевел взгляд на молоденькую блондинку, которая разглядывала его с любопытством. Она была изумительно сложена. Звали ее Мари Майлс, она работала манекенщицей и играла маленькие роли в репертуарном театре.
— А вы знали миссис Тайсон? — спросил ее Браммел.
— Да, я ее очень хорошо знала, — слегка жеманясь, с готовностью ответила мисс Майлс. Ей нравилось, что она оказалась в центре внимания. Щеки у нее порозовели, и на лице появилось то выражение необычайной заинтересованности, которым иногда лишь прикрывают скуку. Но сейчас о скуке не могло быть и речи.
— Вы бывали у нее дома?
— О, нет, инспектор. Но я каждый день видела ее в магазине.
— В магазине? В каком магазине, мисс Майлс?
— В салоне миссис Саммерс.
— И в тот день вы ее тоже видели?
— Конечно. Она, как всегда, ушла днем, не поздно.
Браммел взглянул на миссис Саммерс.
— Почему вы не сказали, что она каждый день бывала в вашем магазине?
— К слову не пришлось, инспектор.
Браммел снова повернулся к Мари Майлс.
— Она работала вместе с вами, мисс Майлс?
— Не совсем так, — ответила она, поглядев на Хэма и миссис Саммерс и только теперь заметив предостерегающий взгляд миссис Саммерс. Но разве она сказала что-то не так? Ведь она говорит чистую правду.
— Что именно делала миссис Тайсон? — спросил Браммел.
Миссис Саммерс нахмурилась, и Мари запнулась.
— Что вы сказали, инспектор? — едва слышно переспросила Мари Майлс.
Мимо проехал катафалк и две траурные машины.
— Почему они нас не подождали? — сердито воскликнула миссис Саммерс. — Как мы теперь доберемся домой?
— Мы вас подвезем, куда вы захотите, — сказал Браммел.
Она поблагодарила, хотя по выражению ее лица можно было догадаться, что эта поездка не доставит ей удовольствия.
На протяжении всего пути до города Браммел расспрашивал ее.
— Я полагаю, вы отлично знали миссис Тайсон и знаете ее друзей, — сказал он.
— Ничего подобного, — раздраженно ответила она.
— Вы так и не сказали мне, что миссис Тайсон делала в вашем магазине. Она служила у вас?
На лице миссис Саммерс промелькнуло беспокойство.
— Нет, не то чтобы служила…
— Так что же она делала?
Между ними существовало соглашение, хотя они не были компаньонами, объяснила миссис Саммерс. Миссис Тайсон ссужала ее деньгами и поставляла заказчиков. За это она получала комиссионные.
— Вы были у нее в долгу? — спросил Браммел.
Миссис Саммерс вспыхнула.
— Не понимаю, какое это имеет отношение к следствию? — спросила она.
— Предоставьте мне решать, имеет это отношение или не имеет, — сказал Браммел.
На лице ее отразилось беспокойство, когда он снова спросил:
— Вы задолжали ей много денег, не правда ли?
— Вы не поймете, в чем дело…
— Вы регистрировали суммы, которые одалживали?
— Нет, — сказала она. — У нас было письменное соглашение… Я признала свои долги. Оно должно было находиться у нее.
— Мы его не нашли… Это соглашение не было юридическим документом?
— Видите ли… — начала она.
— Налоговое управление, к примеру, ничего не знало о том, что миссис Тайсон участвует в вашем деле?
Миссис Саммерс не ответила.
— И до нашего разговора вы могли надеяться, что душеприказчики не узнают о вашем долге?
— Ведь существует соглашение.
— Да, конечно.
Однако он не был убежден, что такой документ действительно существует. Может быть, о соглашении знал лишь поверенный или общий друг, который выступал в качестве посредника. Важно было это установить.
— Давно вы знали миссис Тайсон?
— Я познакомилась с ней вскоре после ее развода. Во время демонстрации мод.
— Кто вас познакомил?
Миссис Саммерс не могла припомнить.
— Вы, должно быть, знали ее очень хорошо?
— Нет, нет.
— Вы бывали у нее дома?
— Нет.
— Она знакомила вас со своими приятелями?
— Нет.
— Видели вы ее когда-нибудь с мужчиной?
— Да.
— Часто видели с одним и тем же мужчиной?
— Нет, не часто. Но видела…
— Вы знаете его имя?
— Нет.
— Можете описать его?
Она описала: молодой человек, лет тридцати, смуглый, красивый, с волнистыми темными волосами, мечтательными глазами и ямочкой на подбородке. Очень похож на одного популярного киноактера.
Мари Майлс добавила еще несколько подробностей. Она не знает, высокий ли он, но ей кажется, что высокий. Всякий раз, когда она его видела, он сидел за рулем спортивной машины и ждал миссис Тайсон.
Браммел задал еще несколько вопросов об этом молодом человеке. Несомненно, это был «Малыш». Как он одевается?
Миссис Саммерс сказала, что у него безупречный вкус. Проговорив это, она с отвращением поглядела на Браммела. Какая безвкусица этот утрированный английский стиль и этот темно-синий костюм Хэма, который он в любую погоду носил с жилетом.
— У него шикарный спортивный пиджак, — сказала Мари Майлс. Она описала его рубашку и как был повязан на шее шелковый шарф; знакомый миссис Тайсон напоминал ей картинку из «Вог».
— Может быть, вы припомните марку его машины?
Мисс Майлс назвала известную английскую гоночную машину, новую модель.
— Еще один вопрос. — Браммел обратился к миссис Саммерс. — Видели вы ее когда-нибудь с другим мужчиной? Более пожилым?
Он внимательно наблюдал за ней. Она опустила глаза и, казалось, погрузилась в раздумье.
— Нет, не видела, — сказала она.
— Вы не любили миссис Тайсон?
— Мы не встречались вне магазина, — медленно ответила она.
Она не испытывала к ней ни любви, ни ненависти, пояснила миссис Саммерс. Миссис Тайсон была очень деловой женщиной, жестокой в некоторых отношениях. Миссис Саммерс не стала распространяться на эту тему.
Зато Мари Майлс пела восторженные дифирамбы покойной: она была так очаровательна и так превосходно умела носить вещи!
— Ни на ком они так не сидели, как на ней, — сказала Мари и перечислила имена нескольких знаменитых манекенщиц, которые, по ее мнению, в подметки не годились миссис Тайсон.
Когда миссис Саммерс и Мари вышли из машины, Браммел сказал:
— Мари говорила правду, Эдвина нет.
— Мне миссис Саммерс не понравилась, — заметил Хэм.
— А ей не понравились мы, — сказал Браммел. — Миссис Тайсон нравилась ей еще меньше. Мне думается, она просто ненавидела ее за твердый характер.
Они ненадолго остановились у магазина «Художественных цветов», где Браммел расспросил о человеке, купившем венок. Вернувшись в машину, он заговорил о знакомых миссис Тайсон.
— Сколько злобы было вокруг нее, — сказал он.

28

Браммел поспешно прошел через вестибюль управления. Ему хотелось успеть поговорить с Филдсом до свидания с Юнис. В кабинете Филдса не было. Тогда Браммел позвонил в комнату, где шел допрос.
— Я очень занят. Боюсь, что не сумею поговорить с вами, Стюарт, — нетерпеливо ответил старший инспектор.
— Я спущусь вниз, Фрэнк.
Филдс промолчал.
Браммел спустился на лифте в подвальный этаж. Сима допрашивали в маленькой, без окон комнатушке, которую в управлении прозвали «турецкой баней».
Браммел тихонько вошел. Сим покосился на него, не отводя глаз от Филдса, Филберта и Макгарри, полукругом сидевших напротив него. Браммел взял стул и сел позади Филдса. Старший инспектор выглядел уже не таким усталым, как утром, его острые светло-серые глаза, казалось, сверлили Сима. На его красном лице было написано обычное недоверие, и при каждом ответе Сима он скептически фыркал.
— Второго числа в одиннадцать тридцать вечера вы проникли в дом мистера Джона Брука и украли ожерелье, три кольца, наручные часики и серьги, которые принадлежали миссис Брук… — говорил Филдс.
Он уже много раз повторял это сегодня, и каждый раз Сим отвергал обвинение. Сим отрицал все. Филдса злило, что он не мог ему сказать: «Послушайте, Сим, мы знаем, что драгоценности воровали вы, и все ваши отпирательства ни к чему не приведут. Фогг сказал нам, что вы продавали ему краденые вещи». Ему хотелось, чтобы Сим узнал, кто выдал его, и чтобы весь преступный мир тоже узнал об этом. Тогда Фогг получил бы по заслугам, но Филдс не осмеливался упомянуть его имя…
— Драгоценные камни, которые мы нашли у вас в комнате, вынуты из колец, украденных в домах в районе Дарлингтон-авеню, — продолжал Филдс.
— Докажите, — сказал Сим.
— И докажем, — пригрозил Филдс.
За целый день Сим умудрился не сделать ни единого признания. Филдс просто бесился. А что, если сыщики ничего больше не откопают во дворе его дома?..
— Сим, — раздраженно продолжал Филдс, — при вас был заряженный револьвер, когда вы проникли в дом мистера Брука?
— Не старайтесь мне это пришить, — ответил Сим.
— Под вашей подушкой я нашел заряженный пистолет…
— Я уже говорил, что не мог обойтись без оружия, — сказал Сим. — Всякому коммерсанту приходится иметь при себе оружие. Если только он не хочет, чтобы его обчистил любой бандит в городе.
— Три ночи спустя после того, как вы ограбили мистера Брука, вы проникли в дом миссис Тайсон, — продолжал Филдс, словно не слыша Сима. — Между половиной двенадцатого и двенадцатью.
— Я вам сказал: ничего я не знаю, — ответил Сим. — Весь день вы твердите одно и то же. Когда вы пустите ко мне адвоката? Он меня защитит.
— Он не имеет права здесь находиться, — сказал Филдс.
На столе зазвонил телефон. Филдс встал с кресла и поднял трубку. На лице его не дрогнул ни один мускул.
— Идите прямо сюда, — сказал он и положил трубку. Ни слова не говоря, он сел за стол и сделал короткую запись в своей книжечке.
«Сейчас что-то произойдет», — решил Браммел. Он перевел взгляд с Филдса на Сима — вид у того был еще более упрямый, чем прежде. Массивный, даже грузный для своего роста, Сим тем не менее производил впечатление человека проворного и сообразительного. Браммел припомнил, что он встречал его на скачках. О Симе говорили, что он не уступит ни одному букмекеру. Ходили слухи, что он имел какое-то отношение к допингу и к убийству человека, который донес об этом. Однако Сим ни разу не попадал в руки полиции.
В дверь постучали — трое сыщиков внесли металлические ящики. Они поставили их на стол, и Филдс открыл их один за другим. Ящики были полны колец и других драгоценностей; все камни были вынуты.
Сверяя их с лежавшим перед ним списком украденных вещей, Филдс обменялся довольным взглядом с Филбертом.
— Эти ящики выкопаны на вашем дворе, Сим, — сказал Филдс. — Во всех трех — украденные драгоценности. Все они зарегистрированы здесь. — Филдс показал на списки. — Что вы скажете теперь?
— Ничего, — ответил Сим.
Его мозг лихорадочно работал. Конечно, он понимал, что сыщики могут наткнуться на ящики, и все-таки надеялся, что этого не случится. Это была та суеверная надежда, которой он тешил себя всю жизнь. Ведь верил же он, что полиция никогда его не схватит? Неужели закатилась его звезда? А может, кто-то выдал его. Не Фогг ли? Имя его не упоминалось, но вряд ли сыщики упомянут имя своего осведомителя… Конечно, кто-нибудь из соседей мог видеть, как он закапывал ящики… Впрочем, теперь это не имеет значения. Его приперли к стенке, теперь молчать будет труднее…
И вдруг события приняли для него еще более зловещий оборот.
— Если вы отказываетесь говорить, может быть, ваш брат нам что-нибудь скажет, — бросил Филдс.
Сим вскочил со стула.
— Брат ничего не знает об этих ящиках! — закричал он. — Он честный парень, вы это знаете, Филдс!
— Я ничего не знаю, Сим, — сказал старший инспектор, а Макгарри толкнул Сима, заставив его сесть.
Посмотрев на Филберта, Филдс строго сказал:
— Старший сыщик Филберт, доставьте сюда Элфа Сима и его жену. — Он сделал паузу и добавил: — Не забудьте расспросить детей, Филберт.
Сим смотрел на Филдса безумными глазами. Он не верил собственным ушам! Но от полицейских всего можно ожидать.
— Ладно, ваша взяла, Филдс, — сказал он.
Старший инспектор снова посмотрел на Филберта.
— Можете не ходить, — сказал он ему.
Филдс сидел за столом напротив Сима, а Филберт и Макгарри стояли по обе стороны от Сима. Филдс вынул из ящика ожерелье и показал его Симу.
— Вы признаете, что украли эту вещь в доме мистера Саймона Кэттса?
— Да.
— Это кольцо…
— Да.
— В наших списках значатся ожерелья и кольца, которых нет в ящиках, — сказал Филдс. — Кому вы их продали? — спросил он, надеясь, что Сим назовет Фогга.
Но Сим вообще не признавался в том, что продавал краденые вещи.
— Вы не можете это доказать, Филдс, — заявил он.
Несмотря на всю свою антипатию к Симу, Филдс не мог не противопоставить его Фоггу, который так хладнокровно предал своего поставщика, чтобы спасти собственную шкуру. Однако это сравнение никак не повлияло на ход допроса — Филдс продолжал еще более сурово допрашивать Сима. Он взял браслет, владелец которого был еще неизвестен.
— Украден в доме миссис Тайсон? — спросил он Сима.
Тот долго смотрел на браслет, словно пытался вспомнить, где он украл его, но так и не вспомнил.
— Я вам помогу, — сказал Филдс. — Вы проникли в дом миссис Тайсон через открытое окно в ванной… В доме было темно… У вас был фонарик. Вы пробрались в гостиную и обшарили письменный стол. Там ничего не оказалось, тогда вы отправились в спальню и стали открывать ящики туалетного столика. Драгоценности лежали там. Так было дело, Сим?
— Если вы говорите, так было, значит, так и было…
— Не шутите, Сим, — резко оборвал его Филдс. — Сейчас не время шутить. Отвечайте на мои вопросы: вы признаете, что проникли в дом миссис Тайсон на Дарлингтон-авеню?
— Не отрицаю.
— Готовы вы подписать признание, что вы находились в доме миссис Тайсон с целью грабежа?
— Подписывать я не стану ничего.
— Отлично, — сказал Филдс. — В таком случае я расскажу вам, что случилось дальше. Вы сунули в карман футляр с драгоценностями и отдельные безделушки… В этот момент вы услышали, что кто-то открыл входную дверь. В комнату вошла женщина. Вы осветили ее фонариком. Она вскрикнула и преградила вам дорогу. Вы хотели оттолкнуть ее, но она боролась. Тогда вы стали бить ее по лицу и по голове, пока она не упала. Ушли вы тем же путем, что и вошли в дом, — через окно в ванной…
Сим не дал ему договорить.
— Что вы хотите сделать, Филдс? — закричал он. — Обвинить меня в убийстве?
В глазах его сверкала ярость. Он вскочил. На сей раз на него набросились и Филберт и Макгарри. Они насильно усадили его.
— Никакой женщины я не видел! — кричал Сим. — Я никогда рукам воли не давал. Я не убивал миссис Тайсон!
— Почему вы сказали «не убивал»? — спросил Филдс.
— Вы хотите пришить мне убийство, — сказал Сим.
— Я даже не произнес этого слова — «убивал». Вы первый его упомянули.
— Знаю я вас! — буркнул Сим, но заметно было, что он растерялся.
— Я не сказал, что вы убили ее, — спокойно продолжал Филдс. — Вы не хотели ее убить. Она вошла неожиданно, когда вы уже собирались уходить. Вы просто оттолкнули ее, чтобы выбраться из дома. Возможно, это было непреднамеренное убийство. Это не такое тяжкое преступление, как убийство преднамеренное.
— Мне это все равно, — сказал Сим. — Я к этой женщине даже не притронулся.
— Вы признали, что находились в ее доме между одиннадцатью тридцатью и полуночью? — продолжал Филдс. — Вы пришли туда с преступной целью. Это вы тоже признали. А вскоре после полуночи миссис Тайсон скончалась.
Филдс пошарил в нагрудном кармане и вытащил оттуда отпечатанный на машинке листок.
— Вот заключение медицинской экспертизы, — сказал он, протягивая листок Симу. — Здесь говорится, что она умерла около полуночи от ударов кулаком по голове.
— Говорю вам, я до нее не дотрагивался, — твердил Сим.
— В комнате был разгром, — продолжал Филдс, словно не слыша Сима. — Свидетельства борьбы налицо: открытые ящики, опрокинутые стулья. Вы признаете себя виновным?
— Я не признаю ничего, — сказал Сим.
Неожиданно Филдс вынул из кармана пиджака большой конверт и извлек из него тонкий белый носовой платок.
— Взгляните-ка, Сим. Узнаете?
Филдс протянул платок Филберту, тот развернул его и показал Симу.
— Первый раз вижу, — сказал Сим, однако на лице его промелькнула неуверенность.
— Посмотрите получше, — сказал Филдс.
Сим уставился на платок.
— Это не мой. Уверен.
— Почему вы уверены?
— У меня нет таких.
— Выверните-ка карманы. Посмотрим на ваши платки.
Сим вынул два клетчатых платка; из нагрудного карманчика пиджака высовывался сложенный треугольником белый платок.
— Выньте и этот, — сказал Филдс.
Сим хмуро вынул платок из кармана и отдал Филберту. Тот протянул его Филдсу.
— В точности такой же, — констатировал Филдс, держа перед собой оба платка.
— Таких платков миллионы, — сказал Сим.
— Сколько белых платков вы купили в последнее время?
— Не знаю.
— Вот этот, — продолжал Филдс, указывая на платок, извлеченный из конверта, — мы нашли возле спальни миссис Тайсон. Очевидно, уходя, вы обронили его.
Сим молчал.
— На нем пятна крови, — нарочно солгал Филдс.
Сим снова взорвался.
— Женщину я не трогал, — закричал он.
Филдс не сводил с него испытующих глаз. Неужели он говорит правду? Потом он быстро проглядел свои стенографические записи. Впервые за все это время он почувствовал неуверенность: может быть, Сим и не убивал миссис Тайсон… Может быть, как предполагал Браммел, она была уже мертва, когда Сим проник в дом? Может быть, Браммел прав, как это часто бывало. Но Филдс пока не был склонен изменить свое мнение, на это не было оснований. Все улики указывали на Сима. Надо продолжить допрос. Он передаст Сима Брюсу Филберту. Правда, вряд ли Филберт чего-нибудь добьется, если уж он не смог. А может, он и вырвет у Сима признание — где-то в глубине души Филдс все-таки на это надеялся. Ну, а если уж и Филберт ничего не добьется, тогда он обвинит Сима в кражах и будет искать убийцу.
Филдс поднялся и повернулся к Браммелу. Тот сидел молча, теперь он был еще больше уверен в невиновности Сима.
— Вы хотели поговорить со мной, Стюарт, — неожиданно дружелюбно сказал Филдс. — Пойдемте ко мне в кабинет.
Браммел взглянул на часы.
— Хорошо, Фрэнк.
Филдс обратился к Филберту:
— Продолжайте допрос, Брюс. Если что будет нужно я в кабинете.
Филберт мрачно ухмыльнулся. Он проводил глазами начальство, затем повернулся к Симу. Филберт был твердо убежден, что Сим злодейски убил миссис Тайсон, и дал себе слово, что преступник не уйдет от расплаты.

29

Филберт подошел к Симу почти вплотную. Тот прижался к спинке стула, словно хотел отодвинуться подальше от громадной фигуры полицейского.
— Слушай, Сим, — сказал он своим визгливым голосом, стараясь подавить в себе почти физическое отвращение к человеку, которого считал убийцей. — Тошно слушать твое вранье. Что у тебя, котелок не варит? Скажи правду, тебе же лучше будет. Ты ее прихлопнул — факт, глупо отпираться. Будешь и дальше врать — не миновать тебе веревки. Даже нынешнее правительство не смягчит приговора. Надо совсем спятить, чтобы самому совать голову в петлю. И люди только скажут: одним негодяем меньше. Хочешь, чтоб про тебя так говорили?
Сим хотел что-то ответить, но Макгарри крикнул ему:
— Молчать!
— Подумай еще раз, — сказал Филберт. — Сознаешься, что ты ее пристукнул, и я подведу под непредумышленное убийство. Слышал, что сказал шеф? Это не так страшно, как преднамеренное убийство, и башка твоя на плечах останется.
— Я вам все рассказал, — ответил Сим.
— Нет, не все, — сказал Филберт. — Только половину. Ты нам не рассказал, как ты набросился на женщину и ударил ее.
— Я ее в глаза не видел, — повторил Сим.
По одутловатому лицу Филберта скользнула усмешка. Терпение его подходило к концу.
— Послушай, Сим, — раздраженно сказал он, — видно, ты не понимаешь своего положения. Ты признал, что влез к ней в дом, чтобы ограбить ее. Ты все там перевернул вверх тормашками. Все это ты признал и вдруг заявляешь, что ее-то ты и не видел. А врач установил, что она умерла вскоре после твоего ухода. Что же на это скажут присяжные? Да меньше виселицы они тебе никак не дадут.
— Я не дотрагивался до этой женщины, — сказал Сим.
— Черта с два! — рявкнул Филберт, все больше распаляясь.
— Я говорю правду.
— Да только не всю, — взвизгнул Филберт. — А про платок в крови ты сказал? В чем ты был в ту ночь? Сжег костюм, да?
Сим облизнул пересохшие губы.
— Ты врешь, Филберт, — сказал он.
Филберт уставился на него сверху вниз, его бледное лицо исказила зловещая гримаса.
— Если ты скажешь мне это еще раз, я с тобой разделаюсь, Сим.
Но Сим его не боялся.
— А ты меня не запугивай, — сказал он.
— Ах ты гад, убийца! — завизжал Филберт и нагнулся, чтобы ударить Сима по лицу, но тот успел отклониться.
Филберт отступил назад.
— Ты еще сопротивляться, потаскухино отродье!
Сим вскочил. Он побледнел от ярости.
— Ты моей матери мизинца не стоишь, — закричал он и с силой ударил Филберта по лицу. Верзила сыщик пошатнулся, из носа у него потекла кровь. Но тут же он снова выпрямился. В голове у него мелькнула мысль: вот таким же образом Сим напал на миссис Тайсон — ударил по лицу.
— Так значит, — сказал Филберт, — решил кулаки в ход пустить? Думаешь, меня можно укокошить, как бедную миссис Тайсон?
И, отведя локоть, он нанес Симу быстрый, короткий удар под ложечку. Удар был мастерский, он вложил в него всю свою силищу. Сим не устоял. Схватившись за живот, ловя раскрытым ртом воздух, он повалился на стул. Но Сим был не робкого десятка. Когда-то он тоже выступал на ринге и умел постоять за себя. Едва отдышавшись, он бросился на Филберта и начал молотить его кулаками. Однако Филберт был не менее ловок и подвижен, и к тому же гораздо сильнее. Он ударил Сима в челюсть, и тот навзничь грохнулся на пол.
— Обмой ему лицо, — сказал Филберт Макгарри.
Взлохмаченный сыщик поставил Сима на ноги и поволок его к раковине в углу комнаты. От холодной воды Сим пришел в себя и сам дотащился до стула.
— Больше я с тобой нежничать не стану, — предупредил Филберт. — Либо будешь говорить правду, либо палач тебе уже не понадобится.
— Я ее не убивал, — сказал Сим слабым голосом.
— Ты ее не убивал, — с издевкой подхватил Филберт. — Она просто покончила с собой, пока ты был в ее комнате. Заколотила себя до смерти. — Он осторожно ощупал свой распухший, кровоточащий нос. — Она так себя исколошматила, что ее никто узнать не мог. А потом еще наступила себе ногой на лицо и легла умирать. Прямо как старая туземка. — Филберт все больше взвинчивал себя. — Ты ее ногой добил, да? — завизжал он. — Убил ее, как старую шлюху?
— Шьешь мне мокрое дело, гад…
Сим не успел договорить. Филберт рванул его со стула и со страшной силой ударил сбоку в челюсть. Сим рухнул на колени, потом повалился ничком.
— Не трогай его, — крикнул Филберт Макгарри, который шагнул было к Симу. Филберт не сводил глаз с неподвижной фигуры; изо рта Сима вырвалось хриплое дыхание, руки лежали безжизненно, как плети.
Затем Филберт сел за стол и придвинул к себе пишущую машинку. Сим был убийца, от которого надо избавиться навсегда. Иначе он будет снова убивать. Убийц, которые избирали своей жертвой женщину, Филберт ненавидел больше всего. На мгновение он представил себе, что грабитель убил его невесту… Филберт работал быстро. Он отпечатал длинное подробное показание, которое заканчивалось словами: «Когда я уже хотел уйти из спальни, я услышал в коридоре шум. Я осветил фонариком дверь — на пороге стояла женщина. Она спросила меня, что я делаю в ее доме. Я сказал ей: „Отойди от двери“. Она не двинулась и закричала: „Вор“. Я сказал, чтобы она замолчала. Тогда она подбежала ко мне и схватила за рукав. Чтобы вырваться, я ударил ее кулаком. Она упала, и я выбежал из комнаты. Я не хотел ее убить. Я только ударил ее, чтобы она не мешала мне уйти.
Я прочитал это показание перед тем, как подписать его, здесь все правильно.
Подпись………
Дата………»
Когда Сим открыл глаза и начал приходить в сознание, Макгарри поднял его и потащил к стулу. Сим шатался как пьяный. Он сел, обхватив голову руками. Больше всего на свете ему хотелось лечь. Голова страшно болела, ему казалось, что она стала огромной и горит, словно в огне, в горле пересохло, его мутило. Подняв глаза, он увидел, что Филберт стоит над ним с листом бумаги в руке.
— Прочти это, Сим, — сказал Филберт, всовывая лист ему в руки. — Так было дело, а? — Сыщик был твердо убежден, что именно так все и произошло и что он вправе любыми путями добиться признания.
— Я ничего не подпишу, — проговорил Сим, бросая листок на пол.
Его мучила жажда. Он поднялся со стула и еле устоял на ногах. Дорогу ему преграждала массивная фигура разъяренного Филберта. Сим, стараясь не качаться, хотел обойти его, но задел за рукав. И в тот же миг Филберт схватил его за руку у запястья и рванул к себе с такой силой, что у того кости хрустнули.
— Драться лезешь? — взвизгнул Филберт.
— Гад…
Сим не успел произнести больше ни слова: Филберт ударил его под подбородок, и Сим почти бесшумно осел на пол. Несколько минут он лежал без сознания, потом стал медленно подниматься: уперся в пол рукой, встал на одно колено. Голова у него моталась из стороны в сторону. Он еле встал на ноги и, словно во сне, побрел по комнате, как боксер, который под конец изнурительного матча забыл, в каком углу его тренер.
— Иди сюда, — позвал его Филберт.
Сим побрел к столу, и Макгарри усадил его на стул. Филберт склонился над Симом и положил перед ним отпечатанный листок.
— Подпиши, Норм, и дело с концом, — сказал он почти дружелюбно своим тонким голосом, вкладывая в пальцы Сима паркеровскую ручку. — Тебе же будет лучше, Норм.
Сим старался разобрать плывущие перед глазами строки, лист бумаги дрожал в его руке.
— Подпиши… Вот здесь… — сказал Филберт. Он взял его руку, подвел к тому месту, где было напечатано: «Подпись», и тут же отпустил. Сим расписался, потом начал снова читать бумагу, но дальше первой фразы не пошел — Филберт наклонился, вырвал листок, быстро сложил его и сунул к себе в бумажник. Сим не шевельнулся, он смотрел прямо перед собой невидящим взглядом. Филберт внимательно оглядел его: с угла рта по подбородку у Сима сочилась кровь, губы распухли, его щегольской костюм, кофейного цвета рубашка и галстук были испачканы и измяты.
— Приведи его в порядок, — сказал Филберт Макгарри.
Тот снова повел Сима к раковине, обтер ему губкой лицо, причесал волосы, словно маленькому мальчику, поправил галстук, почистил щеткой костюм. Симу стало хуже: руки тряслись, язык едва ворочался во рту, до челюсти нельзя было дотронуться. Он опустился на стул возле раковины. Макгарри сунул ему в рот сигарету, поднес зажигалку. Сим закурил, голова у него свисала вниз.
Когда ему стало чуть получше, он поднял голову и весь побагровел, увидев Филберта, — тот сидел за столом и что-то записывал в свою книжечку. Сим не сводил с него глаз, словно пытался что-то вспомнить.
— Уб-л-юдок поганый, — просипел вдруг Сим, еле шевеля распухшими губами.
Филберт поднял от книжечки мрачное, раздраженное лицо.
— Ты бы поучился прилично себя вести, Сим, — сказал он. — Теперь ты тут долго не пробудешь. Отправим тебя в тюрьму.
— Так чего вы меня держите? Хотите до смерти забить?
— Если бы ты не кинулся на меня, никто бы тебя не тронул, — ответил Филберт. — Пеняй на себя. Все вы куда какие умники. Думаете, испугаете, если умеете руками махать. Не на таковского напал.
Филберт снова принялся писать; Сим сидел молча. Он совсем обессилел, из него словно дух вышибли. Его охватило неведомое доныне горькое сознание беспомощности. Он сидел тихо, мучаясь от боли, и даже не поднял глаз, когда Филберт позвонил Филдсу.
Не прошло и пяти минут, как в комнату вошли Филдс, Браммел и еще два сыщика. Филберт важно поднялся из-за стола, на его одутловатом лице сияла торжествующая, почти злорадная улыбка. Не говоря ни слова, он протянул подписанное показание Филдсу, который прочитал его и передал Браммелу.
Браммел начал медленно читать. Ему не нравился язык заявления: писал, конечно, Филберт. Адвокат Сима без труда докажет, что его клиент не употребляет таких выражений. Возвратив подписанное признание Филдсу, инспектор стал разглядывать лицо Сима. На нем тоже виднелись явные следы приемов Филберта. Браммел не одобрял эти приемы, хотя понимал, что они — такая же неотъемлемая часть следствия, как и его собственные. Чем он лучше Филберта? Вытягивает показания разными хитростями. Разве он не вкладывает признания в уста подследственным? Недаром про него идет слава, что он самого черта заговорит. Жестокий и добрый полицейские — родные братья, винтики одной машины. И все-таки Браммелу претили методы Филберта, хотя он не чувствовал симпатии и к Симу. Грабитель сознался в убийстве миссис Тайсон… Факт есть факт. Впрочем, это еще не значит, что он, Браммел, допустил ошибку, пошел по ложному следу. И все же факт налицо: Сим признался. Симу не на кого жаловаться, что на этот раз он проиграл; он не мог даже пожаловаться, что Филберт так его отделал: все, что с ним случилось, входило в игру. Волков бояться — в лес не ходить… Браммел все еще разглядывал изуродованное, в кровоподтеках лицо Сима, всматривался в его черты. Лицо как лицо, подумал Браммел. Может быть, и лицо убийцы… Да ведь про любое это можно сказать.
Филберт приказал Симу подняться. Филдс подошел к заключенному.
— Норман Сим, вам будет предъявлено обвинение в убийстве миссис Тайсон… Вас отправят в следственную тюрьму и поместят в камеру…
Сим побелел как бумага.
— Я не убивал ее, — в отчаянии крикнул он.
— Вы подписали признание, — спокойно ответил Филдс.
— Он прочитал его перед тем, как подписать, — поспешил вставить Филберт.
Макгарри подтвердил слова старшего сыщика.
— Я ничего не подписывал в здравом уме, — взволнованно сказал Сим. — Я вообще не помню, что было со мной за последний час. Два раза я терял сознание. Этот ублюдок, который называет себя сыщиком, избивал меня, — он показал на Филберта. — На ринге он боялся драться с равным противником. Здесь ему самое место, все трусливые сволочи сюда идут…
— Довольно, — прервал его Филдс.
— Я знаю, что не могу доказать, — с горечью сказал Сим, — но он подделал мою подпись. Для того и избил меня до потери сознания.
— Сядьте и распишитесь вот здесь, — сказал Филдс, вырывая чистый листок из своей записной книжки.
— Нигде я не буду расписываться, — подозрительно сказал Сим, не двигаясь с места. — Ни на каком листке. Знаю я ваши штучки.
— Хорошо, тогда взгляните на эту подпись, — сказал Филдс, протягивая ему подписанное признание. — Это ваша подпись?
Сим взглянул на бумагу, и вдруг дикая, отчаянная мысль мелькнула у него в голове. Рванувшись вперед, он хотел выхватить бумагу из рук Филдса, но стоявший рядом Филберт молниеносно схватил его за руку и вывернул ее назад. Сим взвыл от боли. Филберт швырнул его к Макгарри.
— Ловкач! — усмехнулся Филберт.
Сим понял, что еще больше ухудшил свое положение, если только его можно было ухудшить. Он окончательно восстановил против себя Филдса и рассеял все его сомнения. Однако Сим сделал еще одну попытку убедить Филдса в своей невиновности.
— Я знаю, вы справедливый человек, мистер Филдс, — сказал он. — Вы не такой, как Филберт. Вы не пошлете на виселицу невинного… В кражах со взломом я признаюсь. Но женщину я не убивал. Я ее в глаза не видел. И не подписывал никаких показаний. Филберт избил меня до бесчувствия. Я не сознавал, что делал… Ну поймите, зачем мне лишать себя жизни ложным признанием.
Он продолжал бессвязно говорить, пытаясь убедить Филдса, и все никак не мог остановиться.
— Все это вы уже говорили, — наконец прервал его Филдс. — Тем не менее я попрошу старшего сыщика Филберта рассказать мне, как было дело.
Он внушительно поглядел на Филберта.
— Применяли вы насилие, чтобы заставить его подписать ложное признание?
— Нет, сэр, — поспешно ответил Филберт. — Но я действительно несколько раз ударил его. Так ведь он бросился на меня первый, — Филберт потрогал свой распухший, кровоточащий нос. — Он очень сильно ударил меня, сэр. Боюсь, что опять перелом. Я его на это не вызывал. Видно, привык действовать кулаками… Я только старался его утихомирить. Мне пришлось это сделать. Он был в полном рассудке, когда подписывал показание. Перед тем как подписать, он его несколько раз перечитал.
— Вы это подтверждаете, сыщик Макгарри? — спросил Филдс.
— Подтверждаю, сэр, — ответил Макгарри.
Филдс повернулся к Симу.
— Вы ударили старшего сыщика Филберта?
— Да, ударил, — горячо сказал Сим. — Он назвал меня потаскухиным отродьем. Моя мать была приличной женщиной. Я никому не позволю…
Филдс оборвал его.
— Хватит, Сим, — сказал он. — Предоставим теперь дело судье и присяжным.
— Но вы не дослушали…
— Следствие велось вполне законно, — снова прервал его Филдс.
— Если вы считаете это законным, значит, вы не знаете, что такое закон, — сказал Сим. — Этот подлюга чуть голову мне не проломил…
— Отправьте его в следственную тюрьму, — сказал Филдс.
Макгарри и двое других сыщиков схватили Сима под локти и поволокли к двери. Сим пытался вырваться. Они заломили ему руки назад чуть не до самой шеи и потащили по коридору.
Филдс молчал до тех пор, пока не стихли их шаги.
— Хитрый парень, этот Сим, — сказал он наконец. — Признаюсь, были моменты, когда я верил ему. Но под конец он выдал себя. Поздравляю, Брюс. Вы отлично справились с заданием.
— Да, теперь все яснее ясного, — сказал Браммел. — Здорово вы его прижали, Брюс.
Филдс даже удивился такой похвале, но Филберт посмотрел на Браммела с нескрываемой злобой. «Намекаешь, что я принудил его подписать…» — хотелось ему сказать Браммелу. Но он был достаточно хитер, чтобы не произнести это вслух. Плевать ему, что думает Браммел. Хлюст и пройдоха! Он его так презирает, что не станет с ним даже спорить.
А Браммел действительно изменил наконец свое мнение о Филберте. Он понял: этот урод с одутловатым бледным лицом, отвисшими щеками, кривым носом и торчащими зубами так же хитер и темен, как его жадные, маленькие, бегающие глазки. Браммел должен был это понять с самого начала. Филдс часто намекал ему.
— Должен признать, Брюс, — сказал Браммел, — вы всегда добиваетесь чего хотите.
Филберт немного смягчился. Усмешка скривила его полуоткрытый рот.
Сыщики вышли из комнаты.
— А теперь пойдемте поговорим с прессой, — сказал Филдс.
Браммел снова взглянул на часы.
— Я не смогу пойти с вами, Фрэнк. У меня важное свидание.
— Очень жаль, Стюарт, — искренне огорчился Филдс. — Мне хотелось бы, чтобы вы были с нами.
Филдс и Филберт смотрели Браммелу вслед, пока тот поднимался по лестнице.
— Злится как пес, хоть и не показывает виду, — сказал Филберт. — Беда в том, что Стюарт всех считает дураками. Только он один умный.
Филдс покосился на своего подчиненного. Эта тирада ему явно не понравилась.
— Стюарт — один из умнейших людей, с которыми мне приходилось работать, — с упреком сказал Филдс. — Правда, на сей раз он ошибся…
Однако в последнем он был не так уж уверен. Пока они шли к пресс-бюро, Филдса мучили сомнения. А вдруг прав Браммел? Филдс должен быть уверен, что они действительно схватили убийцу. Он не хотел быть причастным к судебной ошибке. «Нет, смешно сомневаться, — успокаивал он себя. — Ведь есть подписанное признание, к тому же Сим своим поведением полностью выдал себя». Филдс не отдавал себе в этом отчета, но самые его сомнения еще больше убеждали его в своей правоте: уже одно то, что он сомневается, значит, что он честен и объективен. Сим наверняка убийца.
Окончательно успокоившись, Филдс похвалил Филберта перед собравшимися в пресс-бюро репортерами и сыщиками.
— Старший сыщик Филберт с успехом распутал это очень сложное дело, — сказал он.
Ответив на несколько вопросов, Филдс торжествующе заявил:
— Надеюсь, мы с полным основанием можем рассчитывать на то, что разнузданная кампания газет против нас теперь прекратится.
Он добавил еще несколько слов о желательности и важности сотрудничества между прессой и полицией.
После того как старейшина репортеров уголовной хроники Хорэс Ист горячо откликнулся на призыв старшего инспектора, официальная часть закончилась, и между сыщиками и репортерами завязалась такая мирная беседа, словно они всегда были самыми добрыми друзьями. Ни Филдс, ни Филберт ни разу не вспомнили о недавней вражде, и репортеры тоже ни словом не обмолвились о кампании против полиции. Один Годфри Беттери стоял в стороне и молчал. Лицо его, как всегда, было унылым и меланхоличным. Радоваться Беттери было нечему. Его хозяин, сэр Фредерик Джемисон, крупнейший газетный магнат, как всякий политикан, был в высшей степени тщеславен. Журналистами он не дорожил — ему ничего не стоило выгнать того или другого. Теперь он со свету его сживет за провал кампании против сыскной полиции. Беттери был так уверен в скорой отставке Филдса, что, не колеблясь, высказывал свое мнение на редакционных летучках и на столбцах газеты. Теперь ему не только придется делать вид, что он просто шутил, но и начать хвалить сыскную полицию и ее начальство, особенно Филдса и Филберта — излюбленные мишени его насмешек. Не очень-то это ему по душе. Но у Беттери было и оправдание: ведь он обязан был придерживаться политики своей газеты. И потом в общем-то так и должно быть: полицию надо хвалить, а не ругать. Этого требует высокая политика. И все же Беттери не мог не жаловаться на судьбу. Он создан для другого: для чисто литературной работы. Вот стать бы редактором отдела «Жизнь и книги». Тогда он вырвался бы наконец из этого отвратительного, грубого мира преступлений, с которым он вынужден был соприкасаться так долго. А пока…
Он все время держался в стороне. Но когда разговор уже подходил к концу и несколько репортеров ушли, Беттери все-таки подошел к Филдсу и Филберту.
— Вы отлично поработали, мистер Филдс, — сказал он.
Старший инспектор не мог удержаться от снисходительной улыбки.
Беттери повернулся к Филберту.
— Должен поздравить вас, Филберт.
— Спасибо, Годфри, — фамильярно ответил тот. В светлом спортивном пиджаке и яркой рубашке он выглядел настоящим франтом.
Годфри Беттери изобразил подобие улыбки. Он не выносил фамильярности полицейских; отвратительная у них привычка — как почувствуют, что человек у них в руках, так начинают звать его по имени.

30

До встречи с Юнис Грэхем оставалось еще минут пятнадцать. Машина медленно ехала в теплых летних сумерках. Браммел курил сигарету за сигаретой. Его преследовала мысль о том, что следствие началось и закончилось в точности так, как планировал Филдс, — он арестовал похитителя драгоценностей и предъявил ему обвинение в убийстве миссис Тайсон. Таким образом, оба преступления раскрыты. И Филберт очень ловко помог своему шефу; он точно знал, чего хотел старший инспектор. Не то чтобы Браммел сомневался в их искренности. Очевидно, оба действительно верили, что Сим — убийца. Ну, а если они просто убедили себя в этом, потому что это было им на руку? Сам он допустил уже две ошибки, сказал себе Браммел: недооценил Филберта и очень наивно судил о Филдсе.
Нет, Браммел не мог согласиться с таким исходом дела. Чисто профессиональный интерес побуждал его довести до конца собственное расследование. Все-таки он докажет, что прав он. К тому же нельзя забывать о правосудии. Настоящий убийца должен предстать перед судом… А добиться этого будет, пожалуй, труднее всего…
Вот и место свидания. Браммел отбросил все мысли о деле и отдался приятному предвкушению встречи с Юнис. Удивительно, что он, сорокалетний мужчина, волнуется, словно юноша, ожидающий свою возлюбленную.
Он остановил машину у конечной остановки автобуса и стал ждать. За шоссе открывалось море. Солнце только что село, и небо еще светилось теплым золотисто-оранжевым светом. На волнах качалась рыбачья лодка, далеко от берега чернели головы двух пловцов, приближавшихся к бую.
Вскоре по другую сторону шоссе остановилось такси. Из него вышла Юнис и осторожно огляделась вокруг. Пока такси не повернуло и не скрылось из виду, она не двинулась с места. Выждав еще минуту-другую, она пошла к машине Браммела. На ней было голубое шелковое платье с низким вырезом, заколотое у талии дорогим клипсом. Браммелу она показалась удивительно красивой. Он любовался ее девичьей фигурой, золотыми волосами, мягкими темными глазами, которые обещали так много.
Перед тем как открыть дверцу машины, Юнис снова огляделась.
— Ну, теперь я в ваших руках, — сказала она, садясь рядом с ним.
— Вы всегда можете позвать на помощь, — ответил он. Машина быстро отъехала.
— Вы ведь не по делу хотели меня видеть?
— У меня к вам несколько важных вопросов.
— Как раз перед уходом я слышала по радио, что кого-то уже поймали, — лукаво сказала она.
— Это ничего не меняет.
Стемнело. По обе стороны тянулись освещенные витрины магазинов. Юнис откинулась на спинку сиденья; она была без шляпы. Браммел посмотрел на нее. В отсветах реклам белело ее лицо и длинная гибкая шея.
Машина остановилась возле роскошного «Гранд-отеля», славившегося своей итальянской кухней. Их провели в отдельный кабинет. Браммел заказал обед, как гурман и светский человек. Они выпили несколько коктейлей. Браммел говорил о еде, вине и хорошей жизни. Юнис молчала. Она, казалось, о чем-то раздумывала. Глаза ее не отрывались от бокалов, на губах мелькала смутная, многообещающая и вместе с тем ироническая улыбка. Браммел вдруг смутился, разговор не клеился.
Принесли устриц, затем, после супа, последовало ризотто с мясной подливкой. Вино подали белое и красное. Понемногу они разговорились, но все-таки Юнис держалась отчужденно. Это и обижало и разжигало Браммела. Отбросив подозрения, что она сговорилась с Руни, и перестав притворяться, что у него есть какое-то официальное дело, он заговорил о себе и своих чувствах к ней.
— Верьте мне, — сказал он. — Испытайте меня, если хотите.
— Вот не думала, что мне когда-нибудь приведется обедать с полицейским, — сказала она.
— Полицейские тоже люди, — ответил он. — Они умеют любить.
— Вот как! — засмеялась Юнис.
И они заговорили о любви.
Им долго не подавали следующее блюдо, и они потягивали вино, отщипывая кусочки хлеба. Разговор о любви возбуждал их. Но она была более сдержанна, чем он. Она бы и хотела поверить ему, но не могла. Он так же, как другие мужчины, которых она знала, поживет с ней и бросит. Какие у нее основания ждать большего, надеяться…
Юнис была рада, когда официант принес цыпленка.
— Вот это хорошо, — сказала она. — Лучше, чем все разговоры о любви. Всегда одно и то же — надоело.
Она с удовольствием принялась за цыпленка и выпила еще бокал вина.
— Все на свете трын-трава, — сказала она.
— Видно, вам крепко досталось, — отозвался он.
Она взглянула на него блестящими глазами и заговорила совсем непринужденно. Забывшись, она даже сказала, сколько ей лет — двадцать девять; она стареет. Несколько раз, сама того не замечая, Юнис пускалась в откровенности. Она изъездила всю Австралию позировала фотографам, была танцовщицей ревю, участвовала в конкурсе красоты…
— «Перепелочки бизнесменов» — вот как нас называли, — сказала она.
Юнис рассказывала без всякой связи, поэтому он не мог составить себе полное представление о ее жизни.
— Я все время мечтала уехать в Голливуд, — продолжала она.
— Почему же не уехали?
— Обманули меня. Кругом обманщики.
— Неужели вам не с кем было посоветоваться? А что же родители?
Она презрительно фыркнула:
— Родители!
Юнис вздохнула и начала рассказывать о своем детстве. Отец был клерком. Бедняга работал как вол, и все впустую; жена вечно была недовольна и беспрестанно его пилила. Она мечтала о такой жизни, какую показывают в кинофильмах. Голливуд был ее святыней. Юнис она определила в школу танцев, где ее обучили чечетке. Мать мечтала, чтобы она стала танцовщицей в ревю или актрисой, а лучше всего кинозвездой. Она внушила дочери, что надо постараться выйти замуж за богатого. Когда Юнис окончила школу, мать подыскала ей работу в пантомиме. Юнис привлекла внимание одного из администраторов театра, который устроил ее на постоянную работу в кордебалет. Сольных номеров ей не давали. Когда этот администратор повез ревю на гастроли по стране, он позаботился о том, чтобы она поехала с ним. Поговорил с ее матерью, и спустя несколько дней Юнис очутилась в его купе…
На лице Юнис появилось циничное и горькое выражение.
— Это было начало, — сказала она и, отвечая на недоуменный жест Браммела, добавила:
— Он был женат, а в турне выбирал себе девочек помоложе. В первую же ночь в отеле, когда я уже легла, он пришел ко мне… Сказал, что позаботится обо мне, если я буду с ним ласкова. Сказал, что надарит мне всякой всячины… Я страшно испугалась… Он сел на кровать и обнял меня. Я хотела вскочить и убежать. Но куда? Что мне было делать? Он даже сказал, что моя мать рассердится, если я потеряю работу…
Она опустила голову и замолчала.
— Так и не удалось вам пробиться, — сказал Браммел сочувственно и про себя подумал, что не раз слышал такие истории.
— Куда там! — сказала она. — Потом я поумнела. Пришлось им раскошеливаться. У меня теперь приличное гнездышко, — добавила Юнис, допивая новый бокал и подмигивая Браммелу. — Вот подвернется мне что-нибудь настоящее, сразу покончу с такой жизнью.
Браммела заинтересовало прошлое Юнис. Интересно, как она свила свое гнездышко? Скольким мужчинам она продавала себя? В нем поднялась ревность к прошлому; ненависть ко всему, чего он не знал. Он смотрел на нее, раздраженный таинственностью, которая окружала эту очаровательную головку. Хотя, по правде говоря, ему вовсе и не хотелось раскрывать тайны; он даже вдруг испугался, что она скажет ему больше, чем нужно. Но все-таки спросил ее, как она познакомилась с Руни.
— На какой-то вечеринке, — сказала она.
Она встретила Руни в те дни, когда ее только что бросил богатый бизнесмен, обещавший на ней жениться. Друзей у нее не было. Руни — человек жестокий и беспощадный, но ей жаловаться не на что. К ней он был добр.
— Исключение подтверждает правило, — раздраженно заметил Браммел, и в голове его промелькнуло неприятное подозрение. — Он никому никогда добра не делал.
Она улыбнулась.
— Забудем об этом, Красавчик, — сказала она. — Мне он безразличен.
— Вы порвали с ним? — быстро спросил он.
— Н-нет… — запнулась она. И вдруг возмутилась: — А вам-то что до этого? — Юнис с вызовом посмотрела на него. — Я своих друзей не бросаю, особенно когда они в беде. А он в беде. Вчера ночью нагрянули полицейские — из отдела азартных игр. Вы его обманули?
— Это Чарли сказал? — спросил Браммел.
— А хотя бы и он? — отпарировала она.
Она ждала ответа. Браммел вдруг стал странно спокойным.
— Чарли говорил вам когда-нибудь о своих дружках, которых он прикончил? — спросил он.
— Не понимаю, о чем вы, — сказала она, поднося к губам бокал.
— И вы хотите, чтобы я вам поверил?
Она поклялась своим покойным отцом, что Руни никогда не обсуждал с ней свои дела. Она ничего не знала о его жертвах.
— Дождется, что скоро с ним сквитаются, — зло проговорил Браммел.
— А он про вас это сказал, — заметила она.
— Меня он очень мало волнует.
Неожиданно она начала просить Браммела не рисковать.
— А вдруг вас убьют, — сказала Юнис, и голос ее дрогнул.
— Ну что ж, погибну при исполнении служебных обязанностей.
На лице ее мелькнуло беспокойство, мягкие темные глаза смотрели на него с симпатией. Она жалела, что погорячилась.
Подали десерт, затем кофе с ликерами. Теплая волна поднималась, дурманила им головы.
Покинув отель, они поехали по шоссе вдоль берега моря, минуя приморские городки. Там было полно отдыхающих. Сияли неоновые огни молочных баров, то и дело через дорогу переходили парочки и скрывались в прибрежном кустарнике.
— Хорошо бы снова стать молодыми! — сказала Юнис.
Браммел не ответил. Она сидела рядом с ним, совсем рядом, в закрытой машине, и фары встречных автомобилей время от времени освещали ее лицо. Сквозь рукав он чувствовал ее теплое плечо и не мог вымолвить ни слова; желание схватить ее, сжать в своих объятиях парализовало его рассудок.
Неожиданно он повернул машину и быстро поехал назад, к городу. Свернув с шоссе, он повел машину по тихим улочкам.
— Куда вы меня везете, Красавчик? — спросила она.
— Вам понравится это место, — ответил Браммел.
Он остановил машину не у самого домика миссис Тайсон на Дарлингтон-авеню, а проехал немного дальше по улице, и они молча пошли обратно к дому. Он бы не мог сказать, почему он привез сюда Юнис. Может быть, чтобы произвести впечатление. А может быть, потому, что Юнис была живой копией убитой женщины, которая не шла у него из головы.
Браммел открыл дверь ключом, который был в его распоряжении с начала следствия. Он не стал зажигать свет в холле. У него появилось странное желание: отвести Юнис в спальню убитой женщины, однако профессиональная осторожность взяла верх. Вместо этого он провел ее в гостиную: освещенные окна гостиной не увидят с улицы.
Войдя в комнату, Юнис замерла от восторга. Бледно-голубая портьера, прелестная мебель, мраморный камин — она словно зачарованная оглядывалась вокруг. Ничего подобного она в жизни не видела!
— Неужели это ваш дом, Стюарт? — спросила она.
Он не ответил.
— Ну конечно ваш! — обрадованно воскликнула Юнис.
Ему польстило, что она приняла этот дом за его собственный. Он наблюдал, как она ходит по комнате и все разглядывает. Потом она села на тахту и поманила его к себе. Рассказать бы ей историю этого дома!.. Но этого он не может сделать.
Он сел рядом с ней. Ему было душно. Казалось, в этом доме самый воздух насыщен грубыми, животными желаниями. Он молчал, не двигаясь, — его сковала нерешительность. И вдруг Браммел почувствовал легкое прикосновение ее руки — быстрое, нетерпеливое, нежное. Он схватил ее, ища губами ее губы, сжимая ее в объятиях.

31

На следующее утро Браммел проснулся с одной мыслью: он должен немедленно увидеть Юнис. Он быстро оделся и, не позавтракав и даже не поговорив с матерью и сестрой, поехал к ней на квартиру. До этого он ни разу там не был — боялся ловушки. Возможно, и сейчас там небезопасно появляться. Руни может нагрянуть в любую минуту. Но теперь Браммел об этом не думал. Он должен повидать Юнис, и мысль о том, что она, быть может, до сих пор встречается с Руни, лишь обостряла это желание. Браммел понимал, что с ним происходит: его мучит ревность, разжигаемая подозрением, что он делит Юнис с Чарли Руни… Но ведь она сказала, что Руни ей безразличен… Значит, у нее с ним ничего нет. Вчера она с такой страстью отдалась ему… Может быть, она любит его…
У двери ее квартиры Браммел начал нервничать. Руки дрожали. А вдруг там Руни? Не то чтобы он его боялся — как-никак он полицейский и сумеет с ним справиться. Он опасался Руни как соперника. Браммелу стало вдруг стыдно: волнуется, словно мальчишка.
Он робко постучал. Дверь отворила Юнис. Она была еще в халате и, казалось, совсем не удивилась его приходу. Улыбаясь, она оглядела его и отступила назад.
— Привет, Стюарт, — сказала Юнис, протягивая ему руку.
Браммелу она показалась еще прекраснее, чем прежде. Захлопнув дверь, он прошел следом за ней в холл.
— Значит, ты уже не боишься приходить сюда? — спросила она.
— Я должен был тебя увидеть.
— По делу, конечно?
Он молчал. Юнис смотрела на него, словно чего-то ожидая. Потом он сказал:
— Ты такая красивая! — и поцеловал ее в губы. Они улыбнулись друг другу.
— Кроме нас, здесь никого нет, — сказала Юнис.

32

Браммел стал регулярно навещать Юнис, это вошло у него в привычку. Иногда он завтракал у нее и рассказывал ей про людей, с которыми ему приходилось встречаться. Однако Браммел никогда не говорил с ней о служебных делах; он был достаточно осмотрителен. Есть вещи, о которых он не имеет права рассказывать, объяснял он. Даже тот дом, куда он возил ее в ту ночь, — тоже секрет.
— А секрет — это то, что положено знать только одному человеку, — говорил он.
Однако их связь он не скрывал и часто возил ее в центр. Браммел терпеливо ждал, пока она оденется и выберет шляпку. Стоя перед зеркалом, Юнис улыбалась своему отражению, потом брала его за руку и заставляла встать рядом. Она считала его очень красивым. Впервые она встретила мужчину с такими умными голубыми глазами. А какие у него красивые рыжевато-каштановые волосы!
— Посмотри, какая мы парочка, прямо заглядение, — хвасталась Юнис.
Она вела себя как молодая замужняя женщина. Это доставляло ей огромное удовольствие; лицо ее осветилось радостью, движения стали более непринужденны. Браммел заметил перемену. Ему это было приятно, но Руни все-таки не выходил у него из головы. Юнис о нем вспоминала редко. Браммел мучительно спрашивал себя, встречается ли она с ним.
Однажды за завтраком Браммел сказал ей, что ему придется бросить дело, в которое он вложил столько сил, если он не раздобудет самой пустяшной информации: ему надо установить личность владельца одной спортивной машины. Он назвал марку машины и сказал, какого она цвета. Юнис могла бы узнать для него этот пустяк.
Она была удивлена этой просьбой.
— Как же я это узнаю, Стюарт? — спросила она.
— Чарли знает всех владельцев гоночных машин.
Юнис побелела.
— Фараон — вот ты кто, Красавчик! — в ярости вскричала она, вскакивая со стула. — Фараон до мозга костей! Родную мать и ту заставишь шпионить, если понадобится!
Он не знал, что ответить. Это обвинение потрясло его. Затем он пробормотал, что вовсе не хотел, чтобы она узнавала что-то у Руни. «Я сам могу у него спросить», — неуверенно сказал Браммел. Он только хотел выяснить, встречается ли она еще с Руни…
Но он не договаривал. Ему действительно до зарезу нужны были эти сведения — его поиски зашли в тупик. И ей легче добыть их, чем ему. Сам он не хотел встречаться с Руни. Он сказал ей полуправду, по существу даже солгал.
Юнис смотрела ему в глаза, когда он снова повторил, что только ревность заставила его попросить об этом. Мужчины столько раз обманывали ее, что она инстинктивно почуяла ложь. Мысль о том, что Браммел все время дурачил ее, что она, опытная женщина, попалась на удочку сыщика, взбесила Юнис.
— Я все время подозревала, что ты негодяй, — сказала она. — Обхаживал меня, чтобы заставить доносить на Чарли.
— Это неправда, Юнис, — возразил он, стараясь изобразить оскорбленную невинность. Но смущение выдавало его. — …Я просто схожу с ума, когда думаю, что ты встречаешься с Руни…
— Но ты бы не возражал, если бы я согласилась доносить на него, — сказала она с горечью.
Ей было особенно обидно еще потому, что она отказалась помогать Чарли, хотя в самом начале знакомства с Браммелом намекала, что не бросит его в беде.
— Ты просто подлец, Красавчик! — сказала Юнис.
Он отодвинул недопитую чашку чая, поднялся из-за стола и стал успокаивать ее. Но она не хотела ему верить. В ее оскорблениях, конечно, есть доля правды — поэтому он и перешел в оборону, но все-таки в главном она неправа. Ни одна женщина за всю жизнь не нравилась ему так, как она. Он любит ее. Впрочем, любит ли? Почему же в таком случае он не сказал ей о своей любви? Почему он до сих пор так сдержан, так осторожно выбирает слова. Браммел спрашивал себя об этом, но трусливо уклонялся от прямого ответа. А впрочем, кто хладнокровно признается себе, что вел себя, как негодяй, — ведь всегда стараешься найти какое-нибудь оправдание и успокоить свою совесть. Браммел нашел себе оправдание. Но она продолжала осыпать его оскорблениями, и ему захотелось набраться решимости и сказать, что он любит ее. Тогда бы она все ему простила.
— Юнис, с тобой я никогда не был полицейским, — сказал он напыщенно и возмущенно.
— Да ты вообще ни разу в жизни не был ничем другим, — сказала она. — И не можешь быть. Фараон уже никогда человеком не будет… Только и думаешь, как бы ловушку расставить. Ну, признайся, Красавчик, — глумилась Юнис.
Он начал терять терпение, ему хотелось ударить ее. Браммел в бешенстве уставился на Юнис, но она не унималась. Тогда он повернулся и, не сказав больше ни слова, вышел из комнаты.
Взбудораженный, не в силах ни на чем сосредоточить мысли, Браммел поехал в управление. Он кипел от возмущения и в то же время мучительно страдал от того, что женщина, которую он любит, не верит ему. Когда ему не верили просто потому, что он полицейский, он не испытывал ничего подобного. И ревность к Чарли Руни разгоралась в нем все сильнее. Странная, жгучая ревность, к которой теперь примешивалось что-то вроде ненависти к Юнис. В сущности, она же призналась, что обманывала его. Он никогда больше не сможет ей доверять… Да разве ей вообще можно верить? Испорченная, распущенная женщина. Постепенно Браммел несколько успокоился и, чтобы заглушить боль, начал поносить Юнис. «Настоящая проститутка, — твердил он себе. — А я, дурак, спутался с ней!» Надо же было ему увлечься женщиной, которая может принести только бесчестие и разорение! Нет, не выйдет! Он еще поквитается и с ней и с Руни! Бормоча себе под нос самые страшные оскорбления, Браммел старался заглушить свои терзания.

33

Несколько дней Браммел занимался делами. Ему поручили расследовать деятельность одной нефтяной компании, которая выпустила дутые проспекты и продавала акции несуществующих нефтепромыслов на северо-западе Австралии. Иной раз Браммел предпочитал такие дела убийству. Тут хотя бы можно потягаться хитростью с ловкими игроками, а при расследовании убийства главная персона — убитый… Правда, в тайсоновском деле это не совсем так. Это убийство не выходило у Браммела из головы. Каждую свободную минуту он использовал для поисков следов «Малыша». Он методически обошел все автомобильные фирмы, которые могли продать такую гоночную машину. Оставалась одна надежда: может быть, для него что-нибудь разузнает его старый коллега, инспектор Томкинс из автоинспекции.
Браммел сидел у себя в кабинете, перечитывая заявления несчастных жертв нефтяной компании, когда ему позвонил Томкинс.
— Есть для вас кое-что интересное, Стюарт, — сказал он.
Браммел немедленно отправился в автоинспекцию, помещавшуюся неподалеку от управления. День был жаркий и влажный. Над городом висела серая дымка. После душной улицы Браммел с удовольствием вошел в новое, с кондиционированным воздухом здание автоинспекции.
Пожилой полицейский, которого перевели сюда, чтобы он мог дослужить несколько месяцев до пенсии, проводил Браммела к кабинету инспектора. Томкинс поднялся из-за стола. Они обменялись рукопожатием.
— Извини, что мы так затянули, Стюарт, — сказал он. — Просто нет ни одной свободной минуты… Не знаю, как только наши дороги выдерживают эту прорву машин… Ну вот, откопали несколько карточек, которые, может быть, тебя заинтересуют.
Он достал их из ящика стола.
Браммел просмотрел карточки, затем отдал обратно, кроме одной — эту он положил перед собой.
— Пожалуй, то, что нужно, — сказал он. — Сейчас запишу все сведения… Кажется, приметы совпадают… — Он быстро записал в свою книжечку: куплена на аукционе фирмы Денниса. Машина принадлежала ей до того, как ее купил Уоллес Ли. Браммел посмотрел на Томкинса:
— Уоллес Ли. Мне это имя ничего не говорит.
— Надеюсь, это тот, кого ты разыскиваешь, Стюарт? — сказал Томкинс.
— Кажется, да, — ответил Браммел. — Впрочем, еще как повезет.
— Всегда рад помочь, — сказал Томкинс.
Как все служащие, они начали говорить о повышении зарплаты, перемещениях и продвижениях.
— Когда О'Рили уйдет в отставку, все штаты перетрясут, — сказал Томкинс.
— Думаешь, у тебя есть шансы на южный округ? — спросил Браммел.
— Если учесть мой стаж…
— Все будет зависеть от нового комиссара, — сказал Браммел.
— Это верно, Стюарт. Будет выдвигать своих…
— Ну что ж, надеюсь, что я один из них, — шутливо сказал Браммел. — Лишние деньги мне не помешают.
— Да, деньги — вечная проблема, — заметил Томкинс.
— Единственная, достойная разрешения, — сказал Браммел.
Однако когда Браммел вышел из здания автоинспекции, он был одержим желанием разрешить совсем другую проблему: разыскать владельца гоночной машины. Это было делом его профессиональной чести. Он даже не пошел обратно в управление, а взял в полицейском гараже машину и поехал на автомобильный аукцион фирмы Денниса.
Когда он приехал, там шла распродажа подержанных автомобилей. Человек пятьдесят или около того стояли перед аукционистом, известным радиоактером, который по ходу дела развлекал покупателей шутками и анекдотами. Браммел постоял минуту-другую, затем прошел в контору. Там сидела нарядная молоденькая блондинка. Она сказала Браммелу, что мистер Деннис не сможет его сейчас принять — он занят на аукционе.
— Зайдите в другой раз, — заключила она.
— Не могу этого сделать, — возразил он. — Пойдите и скажите мистеру Деннису, что инспектор Браммел из сыскной полиции хочет срочно поговорить с ним по очень серьезному вопросу.
Блондинка встревожилась и побежала искать своего хозяина. Она решила, что это по поводу какой-нибудь украденной машины. Крайне неприятная история для солидной фирмы, даже если они приобрели ее, ничего не подозревая… Кому-то из служащих будет разнос за то, что не навел соответствующих справок при покупке машины…
Деннис не заставил себя ждать. Это был элегантный молодой человек, который мог говорить без умолку и самым непринужденным образом, пока собеседники выдерживали его болтовню. Его конкуренты считали, что он просто заговаривает покупателей. Браммела мистер Деннис приветствовал, как старого друга.
— В такой крупной организации, как наша, — начал он, не дожидаясь вопросов Браммела, — ошибки неизбежны, хотя мы, конечно, не должны их допускать. Я часто наставляю своих скупщиков… Но теперь служащие не те, что были раньше. Да, сэр, совсем не те.
— Мне кажется, вы ошибаетесь, мистер Деннис, — сказал Браммел.
— Ошибаюсь? — недоверчиво спросил Деннис.
— Да, — продолжал Браммел. — Я пришел сюда только для того, чтобы попросить вас помочь мне разыскать владельца одной машины…
— Только и всего?! — воскликнул Деннис с заметным облегчением. — Буду рад помочь вам. Чрезвычайно рад, сэр…
И он стал расхваливать себя, как образец добропорядочного гражданина.
— Слишком много мошенников в нашем деле. Подводят честных людей…
Браммел прервал его.
— Мистер Деннис, спортивная машина была куплена у вас неким Уоллесом Ли…
— Помню, прекрасно помню, — сказал Деннис. — Мистер Ли откупил ее у нас вскоре после того, как мы импортировали ее с континента. Великолепная машина, скажу вам. Мы ее выставляли в нескольких гонках. Водил Брюс Саймон. Вы, конечно, слышали о нем? Один из лучших гонщиков. За машиной ухаживал больше, чем за самим собой. Вечно торчал под ней, что-то подвинчивал, подтягивал. Ни одной разболтанной гайки. Мы следим за всеми нашими машинами…
— Можете вы описать мне мистера Ли? — спросил Браммел.
Деннис самым подробным образом перечислил все его приметы, не забыв даже ямочку на подбородке. Это был именно тот молодой человек, о котором говорили миссис Саммерс и мисс Майлс.
Вернувшись в полицейское управление, Браммел прежде всего прошел в картотеку. Никаких сведений о Ли там не оказалось. Тогда Браммел решил отправиться по адресу, который был указан на регистрационной карточке машины. По-видимому, Ли проживал там периодически — по крайней мере там могли знать его теперешний адрес.
Дом стоял в запущенном предместье, где обитали мелкие служащие. Дома и изгороди давно нуждались в ремонте.
Дверь отворила пожилая женщина. Это была мать Уоллеса Ли. Отец его, торговец бакалейными товарами, умер много лет назад, оставив своей жене дом и небольшую ренту, на которую с каждым годом жить становилось все труднее и труднее.
Браммел выдал себя за представителя юридической конторы. Он бы хотел поговорить с Уоллесом Ли по вопросу, который может представлять для него немалый интерес.
— Неожиданное наследство? — спросила вдова.
— Я не имею права рассказывать, — ответил Браммел.
— Сына нет дома, — сказала миссис Ли, — он на морском курорте, отдыхает в отеле «Океаник».
— Видно, деньги у него есть? — между прочим спросил Браммел.
— Да, в последнее время он очень хорошо зарабатывал.
— А чем он занимается, миссис Ли?
— Коммивояжер. Мне кажется, он на хорошем счету.
Миссис Ли довольно смутно представляла себе, где работает ее сын в настоящее время, но припомнила название автомобильной фирмы, где он служил раньше.
— Пора ему завести собственное дело, — сказал Браммел.
— Не знаю, откладывает ли он хоть сколько-нибудь, по-моему, он все тратит. — Она вздохнула. — Не то что его отец. — Она стала рассказывать, как бережлив был покойный мистер Ли. — Теперь другая молодежь. Раньше все было иначе…
— Добрые старые времена! — поддакнул Браммел.
— В армии у Уоллеса была хорошая работа, — сказала она. — Он был квартирьером в чине капитана. Почти все его друзья были там вместе с ним. Они раньше учились в одном колледже. Даже бригадир был из того же колледжа. Мой муж говорил, что в колледж надо идти хотя бы для того, чтобы приобрести хороших друзей. Он столько работал, чтобы дать Уоллесу хорошее образование…
Обратно Браммел поехал через фешенебельные кварталы, где когда-то жила миссис Тайсон, мимо молчаливых серых особняков за оградами, увитыми темно-зеленым плющом. Проезжая мимо опустевшего кукольного домика с голубой крышей, белыми стенами и гаражом с белыми крапинами на черном фоне, напоминавшим фишку домино, Браммел замедлил ход. Он думал о Юнис, о миссис Тайсон и ее муже, которого она предала, — о богатом биржевом маклере Джоне Тайсоне. Отец его жил неподалеку. Надо к нему заехать, он ведь обещал. Браммел свернул в маленькую улочку, к дому Тайсона старшего. Слуга провел его в кабинет хозяина.
— Я уже несколько дней жду вас, — сказал Тайсон.
— Извините меня, — ответил Браммел. — Я был очень занят, а это дело не спешное. — Ему хотелось усыпить подозрения Тайсона.
— Через день-другой после того, как вы мне это оставили, — сказал Тайсон, показывая записку «Папочки», — я сличил ее с письмом, которое как-то получил от Тома Хобсона. Почерк тот же. Мне и в первый раз так показалось. Удивительно бессмысленная записка, должен вам сказать, — продолжал он, в надежде, что Браммел расскажет ему, в чем дело.
Но Браммел не стал ничего ему объяснять. Он поблагодарил мистера Тайсона и удалился.
От Тайсона Браммел поехал в центр. Сообщение о том, что Томас Хобсон, партнер мужа убитой женщины, и есть «Папочка», не произвело на него того впечатления, какое произвело бы в начале следствия. Пожалуй, это открытие скорее смутило Браммела. Но все-таки он не отступит, он докажет, что прав.
Машина остановилась на перекрестке. Как же он раньше не подумал о Хобсоне? Хотя бы как об источнике информации. Браммел удивлялся самому себе. Хобсона надо было поставить первым в список подозрительных лиц, судя по тому, что он о нем слышал. Видимо, его связь с миссис Тайсон началась после развода. Ее бывший муж мог и не подозревать об этом. Лучшим доказательством тому была дружба между компаньонами. О ней Браммел слышал от Тайсона старшего. Знай его сын об отношениях Хобсона с его бывшей женой, вряд ли он продолжал бы дружить с ним. Так вот почему Хобсон и миссис Тайсон принимали все меры предосторожности, чтобы держать в тайне свои отношения!
Браммел вдруг рассмеялся: «Ну и болван, должно быть, этот Тайсон! Забавная история!» Но тут же смех замер на его губах: его тоже обманула женщина. «Поделом мне», — зло подумал Браммел. Он в ярости высунулся из окна машины и наорал на шофера, который не подал сигнала поворота.
Вернувшись в управление, Браммел отправился на доклад к Филдсу. Старший инспектор пребывал в прекрасном расположении духа, на его широком лице сияла улыбка.
— Газеты никогда еще нас так не хвалили, Стюарт, — сказал он.
В тот день одна из газет назвала его в числе наиболее вероятных претендентов на пост главного комиссара или его помощника. Правительство, менее обеспокоенное убийством, нежели критикой, было признательно Филдсу за то, что он утихомирил газеты. Стало известно, что в верхах уже решали, какой из этих двух постов будет для него подходящей наградой.
— Ни одного ругательства в наш адрес за все эти дни, — продолжал Филдс. — Поняли наконец, что только такая отлично обученная и хорошо организованная полицейская служба, как наша, сможет добиться результатов в борьбе с преступностью. Всякие там любители ничего не добьются.
В последнее время словечко «любители» не сходило у Филдса с языка. Он то и дело саркастически вставлял его в разговор, решительно отвергая предложения, чтобы все работники сыскной полиции прослушали курс криминалистики, который читал в университете некий профессор психологии, он же священник — руководитель христианской миссии в трущобах.
— Получил из университета еще одно письмо, — сказал Филдс.
Он объяснил, что эти «любители», которые вечно суются не в свои дела, не одобряют методов, применяемых полицией, и предлагают заменить их какими-то новомодными методами.
— Впрочем, обращать на них внимание — только поднимать их акции. Они этого не заслуживают, — заключил Филдс.
— Совершенно верно, Фрэнк, — поддержал Браммел. — Намерения у них прекрасные, да только они не от мира сего.
Однако на самом деле ни Филдсу, ни Браммелу вовсе не хотелось обсуждать университетских криминалистов, которые их в общем мало интересовали. Обоих беспокоили совсем другие вопросы. Филдс с удовольствием спросил бы Браммела, тонко разбиравшегося во всех политических махинациях, как тот оценивает его шансы на комиссарский пост. Хотя ближайший друг министра и заверил Филдса в том, что его не обойдут, он все никак не мог поверить в свою удачу и постоянно пребывал в страхе, что правительство вдруг провалит его кандидатуру. Слишком долго он был сыщиком, чтобы поверить словам политиканов, хотя и считал своим долгом верить им.
Но пока Филдс набирался храбрости, чтобы спросить об этом Браммела, тот вдруг сказал:
— Я узнал, кто были любовники миссис Тайсон.
Филдс не сразу понял, о чем Браммел говорит. Потом до него дошло, и на лице его мелькнуло испуганное выражение.
— Очень интересно, Стюарт, — с наигранным спокойствием сказал он. — Кто же они?
— «Малыш» — это молодой человек по имени Уоллес Ли, а «Папочкой» оказался Томас Хобсон, партнер Джона Тайсона. Неплохо, а? Томми — ужасный бабник. Как известно, он еще и друг сэра Фредерика Джемисона, — добавил Браммел, громко смеясь.
Филдс молчал, с беспокойством глядя на Браммела.
— Вы совершенно уверены, Стюарт? — спросил он наконец.
Браммел дал полный отчет о своих поисках, которые привели его к этим двум мужчинам. Он подчеркнул, что хорошо осведомлен о них.
— Хобсона я должен был заподозрить с самого начала, — продолжал Браммел. — Из того, что я знал о нем, даже из того, что слышал от репортеров, я должен был понять, что для него нет ничего проще, как завести интрижку с женой своего компаньона. Видимо, до развода ничего серьезного между ними не было. Но нас этот период не интересует. Во всяком случае, были у них какие-то отношения до развода или они начались только после развода, они вынуждены были хранить их в тайне. Тайсон был дьявольски ревнив. Говорят, он очень любил ее…
— Что же вы предпримете теперь? — спросил Филдс.
— Хочу побеседовать с обоими, — ответил Браммел.
— Будьте осторожны, Стюарт, — сказал Филдс. — Один неверный шаг…
— Будет стоить мне головы, да, Фрэнк? — договорил за него Браммел.
— Я вовсе не хочу вас останавливать, Стюарт, — сказал Филдс. — Знаю, вы должны сами убедиться в своей ошибке, прежде чем признать ее. Продолжайте ваше расследование. Но не забывайте, что играете с огнем.
Интересы правосудия будут полностью соблюдены, если он позволит Браммелу допросить этих двоих, решил Филдс. Это, кстати, и в его интересах тоже. В случае если Браммел окажется прав, никто не сможет обвинить Филдса в том, что он препятствовал расследованию. Конечно, это глупая, бесполезная погоня, пустая трата времени. Браммел не хочет признать свою ошибку и старается доказать невозможное.
И словно для того, чтобы дать это понять Браммелу, Филдс начал рассказывать ему о недавнем совещании с генеральным прокурором, королевским адвокатом Энтони Коутсом. Прокурор остался чрезвычайно доволен заключением полиции и выразил желание лично вести это дело в Верховном суде на будущей неделе. Это будет громкий процесс. Кроме того, дело бесспорное, а генеральный прокурор, по словам репортеров, как раз такие и любит — запутанные дела он предоставляет своим помощникам.
— Даже Мур не сможет его сбить, — заключил Филдс.
Он имел в виду Патрика Мура, известного адвоката по уголовным делам, который взял на себя защиту Сима.
— Посмотрим, — сказал Браммел. — Однако не забывайте, Фрэнк, многие присяжные отказывались верить подписанному признанию.
Покинув кабинет шефа, Браммел не мог отделаться от ощущения подавленности. Стоит ли продолжать поиски? Азарт охотника побуждал его идти дальше. Но заставить Филдса переменить мнение очень трудно. Для этого надо предъявить ему подписанное признание настоящего убийцы, да и самого убийцу собственной персоной. Задача не из легких, справится ли он? Но если сидеть сложа руки, вместо настоящего убийцы повесят Сима…
Пока Браммел шел к машине, он снова стал думать о Юнис. Как бы он хотел ее повидать. Интересно, что она скажет, если он вдруг явится. Сейчас их ссора казалась ему нелепой, детской. Они взрослые люди, можно сказать, прошли огонь, и воду, и медные трубы. Пора бы уж вести себя, как подобает в их возрасте, а не как ревнивым юнцам…
Браммел миновал дом Юнис, даже не замедлив хода. Он решил ехать в отель «Океаник»: сыщик и охотник победили влюбленного.

34

Поездка была чудесная, но Браммел не замечал ни зеленых зарослей слева, ни спокойного моря, раскинувшегося справа, ни ласковой прохлады вечера. Он раздумывал об Уоллесе Ли — владельце гоночной машины, о «Малыше», который так сетовал на свою участь. Из писем Ли и рассказа его матери Браммел составил себе довольно ясное представление об этом человеке…
Морской курорт находился примерно в двух часах езды от города. Здешний пляж славился на весь штат. Кроме того, это местечко было достаточно далеко от города, чтобы там околачивались всякие подонки, хотя в последнее время они все-таки стали проникать и туда. Все же курорт считался весьма фешенебельным. Во всех трех отелях обслуживание было отличное: кухня — европейская, официанты — итальянцы и англичане. Номера, столовые, Синий, Мексиканский и Голливудский залы, салоны, носящие названия нью-йоркских улиц, открытые пивные павильоны с яркими зонтами над столиками — все было заполнено светской публикой, богатыми скотоводами, промышленниками, торговцами и праздными юнцами, которые подражали богатым американцам, развлекающимся во Флориде или на Гавайях, и черпали свои симпатии и антипатии из фильмов и иллюстрированных журналов.
«Океаник», у которого остановился Браммел, был самым новым и, очевидно, самым дорогим из трех отелей. Браммел прошел по холлу мимо журнального киоска и остановился у конторки дежурной.
— Мистер Ли у себя?
— У него гости. Как доложить о вас?
— Не звоните ему сейчас, — подумав, сказал Браммел. — Я зайду попозже.
Пусть гости как следует разгуляются, и тогда он зайдет к Ли. «Такие, как он, должны много пить», — пренебрежительно подумал Браммел.
Он прошел в салон, набитый курортниками. Стены салона были расписаны сюжетами из австралийской истории и жизни: джентльмены в мундирах двадцатых годов прошлого века подсаживают дам в экипажи; волы тянут повозки с тюками шерсти; овцы пасутся среди эвкалиптов.
Найдя свободный стул, Браммел уселся за столиком возле бара. Отсюда он мог наблюдать за публикой. Потягивая пиво, он развлекался тем, что старался представить себе, какую жизнь ведут окружающие его люди. Некоторых он узнал по фотографии в газетах; редко случалось, чтобы он забыл лицо, которое видел хоть однажды. Неподалеку от него сидел известный промышленный магнат, директор компании. Он громко и важно втолковывал что-то группе мужчин — своей личной свите, секретарям и управляющим, как решил Браммел. Двое из них особенно забавляли Браммела. Один весь обратился в слух, второй увивался вокруг хозяина мелким бесом: то зажигал ему сигарету, то подзывал официанта. Казалось, он сам готов был превратиться и в спичку, и в официанта, и в кого угодно. К тому же он, видимо, служил мишенью для острот своего хозяина.
Браммел перевел взгляд на хорошо одетого мужчину средних лет, который сидел с молодой привлекательной женщиной и каким-то странного вида парнем, с трудом подавлявшим зевоту. Браммел решил, что молодая женщина вовсе не жена пожилого господина, а скорее его любовница. «А парня они таскают с собой, чтобы законная жена ничего не заподозрила», — подумал Браммел. Таких подставных молодчиков, прикрывающих грешки женатых людей, в Америке зовут «бородками». Браммел улыбнулся: меткое прозвище.
Он продолжал разглядывать публику и прислушиваться к разговорам. Несколько супружеских пар позади него говорили о своих крошках — они воспитывали их для таких вот развлечений.
Браммел начал скучать. Около десяти часов он поднялся и снова подошел к дежурной.
— Где мистер Ли принимает своих гостей?
— Позвонить ему?
— Нет, спасибо. Я поднимусь.
Ли веселился на третьем этаже. Браммел вошел в лифт и заговорил с лифтером, хитрым парнем, который привык обделывать для гостей всякие делишки и помалкивать. За это он получал комиссионные.
— Мистера Ли знаете? — спросил его Браммел.
Лифтер подмигнул.
— Вот оно что! — сказал Браммел.
— Все у него первый сорт.
— Как это он умудряется?
— А я почем знаю.
— Он в последнее время не был в трауре? — спросил Браммел.
— В трауре? А чего ему плакать? У него есть все что душе угодно.
— И деньги тоже? — спросил Браммел.
— Хватает, — ответил лифтер. — Говорят, у его отца две большие фермы.
— Это он сам говорил? — спросил Браммел.
— Точно не помню.
Лифтер вышел из лифта и показал Браммелу кабинет, где Ли принимал своих гостей.
Браммел приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Вокруг стола, уставленного закусками и винами, сидели четверо молодых людей и четыре девушки. Браммел мгновенно узнал Уоллеса Ли — так ясно он его себе представлял. На нем был кремовый пиджак, на шее бантом повязан черный шарф. Ли удивленно взглянул на мужчину в дверях.
— Простите, — сказал Браммел и, прикрыв дверь, пошел назад к лифту. Гости Ли продолжали веселиться; Браммел разговаривал с лифтером, когда тот останавливался на этаже. Прошло еще полчаса, прежде чем гуляки вышли из комнаты. Они были порядком навеселе. Ли шел в обнимку с девушкой, они сговаривались поехать на уединенный пляж, в нескольких милях от отеля. Когда компания остановилась у лифта, Браммел тронул Ли за рукав.
— Могу я с вами поговорить? — спросил он.
Ли недовольно обернулся.
— Нашли время для разговора!
— Важное дело.
— И так срочно?
— Да, — твердо сказал Браммел.
Дверь лифта отворилась.
— Поезжайте, я вас догоню, — сказал Ли друзьям.
Дверцы лифта захлопнулись, и Ли остался наедине с Браммелом, который нарочито бесцеремонно оглядел его с ног до головы. Ли был красив и хорошо сложен.
— Что все это значит? — нахмурившись, спросил он Браммела.
— Хотел убедиться, что не ошибся, — ответил Браммел. — Да, это вы. Как поживаете, «Малыш»?
Ли побледнел.
— Кто вы такой? — спросил он, стараясь говорить грозно, хотя голос у него дрожал.
— Инспектор сыскной полиции Браммел. — Он показал удостоверение. — Пожалуй, нам лучше пройти к вам в номер.
Ли смотрел на него, обезумев от ужаса. Потом он оглянулся вокруг, словно ища, куда бы скрыться. Но скрыться было некуда.
— Мой номер на следующем этаже, — ослабевшим голосом сказал Ли.
— Подождем лифта?
— Может быть, пешком поднимемся, если не возражаете? — спросил Ли.
— Нисколько.
Они молча поднялись на следующий этаж. Едва они вошли в комнату, как Ли с трагическим видом упал в кресло и уставился в невидимую точку на стене, словно актер, играющий роль человека, получившего страшное известие. В горе он стал еще красивее. «Не удивительно, что женщины так льнут к нему», — подумал Браммел. Эта гордая голова с волнистыми волосами и смуглое гладкое лицо с ямочкой на подбородке созданы для женских ласк.
Браммел, стоя у двери, наблюдал за ним.
— Я уже давно разыскиваю вас, Ли.
— Я, кажется, ждал вас, — прерывистым голосом сказал Ли, едва ли сознавая, что говорит.
— Почему, Уоллес? — с нагловатой фамильярностью спросил Браммел.
Ли готов был откусить себе язык.
— Совсем не по той причине, по какой вы думаете, инспектор, — сказал он, стараясь исправить ошибку.
— А что я думаю, Уоллес?
Ли опустил глаза.
— Вы хотите поговорить со мной о Бет, — пробормотал он.
Браммел не спешил с вопросами. Он прошелся по комнате, заглянул в выложенную кафелем ванную.
— Этот номер должен вам стоить уйму денег, Уоллес.
Ли молчал.
— Приобрели дорогие часы, — сказал Браммел, беря со столика золотые наручные часы. — В последнее время вы тратите массу денег. Говорят, никогда вы так хорошо не зарабатывали. Как это вы умудряетесь, счастливчик? — Браммел засмеялся и положил часы обратно на столик.
Ли не выдержал.
— Что вы от меня хотите? — взорвался он. — Говорите, в чем дело! Меня ждут друзья.
Браммел посмотрел на него серьезно.
— Вы попали в очень неприятную историю, Уоллес.
Импульсивный молодой человек не умел держать язык за зубами.
— Какую историю? Вы же поймали убийцу?
— Вы верите всему, что пишут в газетах?
— Но ведь дело передано в суд, — сказал Ли.
Браммел посмотрел на него в упор.
— Не он убил Бет. Я думаю, ее убили вы, Ли.
Молодой человек побелел как мел, казалось, из него вдруг выпустили всю кровь.
— Я не убивал ее, инспектор, — Ли почти всхлипывал.
— Вы были у нее в ту ночь, — сказал Браммел.
— Нет, нет, — съежившись от страха, бормотал Ли.
— Вы ограбили и убили ее, Ли, — неумолимо продолжал Браммел. — И теперь проматываете добычу.
— Нет, это неправда, инспектор.
— Ваш носовой платок был найден у двери спальни, — сказал Браммел, решив воспользоваться уликой, которая уже сослужила службу при допросе Сима.
Ли недоверчиво уставился на него.
— Мы можем доказать, что это ваш платок, — сказал Браммел.
Ли вдруг закрыл лицо руками и зарыдал.
— Она была мертва… моя дорогая Бет… Я любил ее…
Браммел смотрел на него с презрением.
— Возьмите себя в руки, Ли…
Ли вытер глаза белым носовым платком, потом, прежде чем спрятать его в карман, со страхом покосился на него.
— Итак, готовы вы рассказать мне всю правду? — спросил Браммел.
— О да! — Ли не поднимал головы.
— Вы признаете, что в тот вечер находились в доме миссис Тайсон?..
— Когда я вошел в спальню, она была мертва.
— Почему вы это заключили?
Ли поднял голову и смотрел перед собой невидящими глазами.
— По ее виду.
— В какое это было время?
— Между половиной одиннадцатого и без четверти одиннадцать.
— Как вы оказались в ее доме?
Ли не хотел отвечать на этот вопрос. Он снова уставился на свои ботинки.
— Вы задаете мне очень интимный вопрос, инспектор.
Браммел усмехнулся.
— Дамы уже нет в живых, — сказал он. — Вы не были так щепетильны, когда убивали ее.
Красивое гладкое лицо Ли обмякло от страха, под глазами набухли мешки.
В дверь постучали.
— Что же ты не идешь, Уолли? — спросил женский голос.
— Сейчас, сейчас, — обрадованно крикнул Ли, словно это спасало его от дальнейшего допроса. — Подожди меня, — Ли вскочил с кресла и бросился к двери.
— Куда вы? — спросил Браммел.
Ли замер на месте и испуганно посмотрел на инспектора: он словно пробудился от приятного сна.
— Я думал… — начал он.
— Вы думали, что я уже кончил, — подсказал Браммел.
— Да.
— Вы ошиблись, Уоллес. Мы еще даже не начали разговора. Лучше скажите, что вы присоединитесь к ним позднее. Вы им позвоните. А может быть, позвоню я, из полиции…
Ли снова сел, на лице его застыл страх.
— Итак, на чем мы остановились? — сказал Браммел. — Да. Так как же вы попали в тот вечер в дом миссис Тайсон?
— Мы условились встретиться… Она не пришла… Я очень беспокоился и пошел к ней домой узнать, почему она не пришла на свидание. Я постучал в дверь. Никто не открывал. Потом я заметил, что дверь немного приоткрыта. Тогда я вошел и зажег свет в холле. Я позвал ее, но ответа не было. Тогда я пошел в спальню… Это было так ужасно — она лежала на диване… Мертвая…
— Вы подошли к дивану?
— Да. Лицо ее было изуродовано, на губах запеклась кровь.
— Пульс не пощупали?
— Нет.
— Значит, вы не знаете точно, была она мертва или нет…
У Ли был такой вид, словно он вот-вот снова разрыдается.
— Почему вы не позвали доктора? Может быть, она еще была жива и доктор спас бы ее.
— Я был так уверен…
— Все это ложь, — резко сказал Браммел. — А теперь слушайте правду. Миссис Тайсон никогда не разрешала вам приходить к ней домой, и вы начали подозревать, что у вас есть соперник. Вы разузнали, кто он, и отправились к ней, чтобы объясниться начистоту. Она удивилась вашему приходу. Вы ворвались в дом, и в спальне начали ссориться. Вы сбили ее с ног и наносили удары, пока она не умерла. Вот почему вы не позвали доктора. Только убийца мог…
— Нет, нет, это неправда! — закричал Ли. — Я не позвал доктора, потому что думал, что уже поздно… Я боялся позвать кого-нибудь…
— Боялись? Почему же?
— Меня могли заподозрить в убийстве.
Браммел улыбнулся.
— Вы вели себя именно так, как ведут себя убийцы: не позвали врача… не позвонили в полицию… Свою связь с миссис Тайсон вы постарались скрыть. Мне вы солгали… Из всего этого я могу сделать только один вывод.
Браммел подошел к телефону на столике возле кровати.
— Ли, — сказал он, кладя руку на трубку, — я вызываю патруль.
Ли задрожал.
— Не звоните, инспектор, — закричал он.
— Даю вам последний шанс, — сказал Браммел, не снимая руки с трубки. — Предупреждаю — вранья я больше слушать не стану.
— Я скажу вам всю правду, клянусь… Да, верно — она никогда не разрешала мне приходить к ней домой. Но она действительно назначила мне свидание. И не пришла, как я уже сказал вам. Признаюсь, я стал подозревать ее… Я ревновал… Я решил поехать к ней домой и выяснить отношения. Но когда я приехал, я не решился войти сразу… Я стоял под деревом, в тени. Стоял минут пять, и вдруг я увидел: с улицы в калитку вошел высокий мужчина и пошел к дому. У него был ключ, он отпер дверь. Ясно, что это был он. Теперь я понял, почему она не подпускала меня к своему дому… Не знаю, сколько времени я простоял под деревом… Вы понимаете, не мог же я ворваться туда… Потом этот человек вышел, казалось, он очень спешит. Я подождал немного и вошел в дом… Это все.
— Все?
— Да, все, инспектор.
Браммел снял руку с трубки и подошел к Ли. Тот поднялся с кресла.
— Кто был этот мужчина, Ли?
— Я не знаю, инспектор, — твердо ответил Ли.
Браммел сделал вид, что поверил ему.
— Но вы попытались потом выяснить, кто он? — спросил Браммел.
— Нет, я старался забыть…
Браммел понимающе кивнул головой.
— Вы нам очень поможете, если разузнаете, кто это был, Уоллес. Видите ли, я не могу доложить начальству, что вы невиновны, пока не найду того человека.
— Я разыщу его, — живо воскликнул Ли.
— Вот это хорошо, — сказал Браммел. — Так я заеду к вам, скажем, дня через два?
— Я сделаю все возможное.
Браммел вынул записную книжку и что-то записал.
— Между прочим, Ли, как ваше полное имя?
Ли, который немного воспрянул духом, снова забеспокоился.
— Мое полное имя? — нервничая, переспросил он. — Уоллес Джордж Ли.
— Где вы служите?
— Последние месяцы — нигде. Но я все время работал.
— Где?
Ли назвал страховую компанию. Браммел записал.
— Как видно, вы много заработали, — сказал Браммел.
— Да, много, — подтвердил Ли.
— В последнее время вы не получали больших сумм?
Ли так смешался, что Браммел понял: он на правильном пути.
— Итак, Уоллес, может быть, вы неожиданно разбогатели?
— Нет, инспектор, — ответил тот.
— Но у вас всегда есть на что гульнуть? — добродушно, как бы между прочим, спросил Браммел.
— Я зарабатывал хорошие деньги.
Браммел закрыл записную книжку и положил ее обратно в карман.
— Бет Тайсон тоже, случалось, ссужала вам деньги, не так ли, Уоллес?
— Мне бы не пришло в голову у нее одалживать.
— Значит, просто давала?
— На что вы намекаете, инспектор?
— У меня есть основания предполагать, что она одолжила вам деньги на покупку машины…
Лицо Ли стало напряженным и замкнутым. Он насторожился, стараясь предугадать следующий ход инспектора.
— Вы мне напомнили, инспектор, — сказал он, — я действительно одалживал у нее некоторую сумму на покупку машины. Я вернул ей эти деньги.
— После ее смерти одалживали вы деньги у кого-нибудь еще?
— Нет.
— И не получали никаких подарков?..
— Нет.
— Значит, вы и вправду хорошо заработали на страховке.
— Очень хорошо.
С минуту Браммел молчал.
— Ну что ж, спасибо, Уоллес, — сказал он. — Вы еще успеете погулять со своей девушкой… В такую ночь только гулять… Денька через два загляну к вам, — добавил Браммел, выходя из комнаты.

35

Браммел ушел недалеко — всего лишь до гаража за отелем, где Ли держал свою гоночную машину. Было около полуночи, но перед отелем еще прогуливались курортники. Ночь была теплая и лунная.
Вынув кошелечек с набором ключей — он всегда носил его с собой, — Браммел отпер дверь и вошел в гараж. Он осветил фонариком серебристую гоночную машину и обошел вокруг нее, запоминая все приметы, а затем отворил дверцу, уселся на водительское место и стал терпеливо ждать в темноте.
Он уже начал дремать, когда дверь гаража отворилась и кто-то зажег свет. Браммел сонно повернулся и увидел Ли с небольшим саквояжем в руке. Молодой красавец выронил саквояж и застыл на месте.
— Вы! — воскликнул он.
— Угу… так и не уехал, — как ни в чем не бывало сказал Браммел.
— Я решил вернуться домой, — хриплым шепотом сказал Ли. — У меня какое-то недомогание.
— Ничего, поправитесь, — сказал Браммел, а про себя подумал: «Именно так он и должен был сказать: „У меня какое-то недомогание“. Настоящий мужчина сказал бы: „Я паршиво себя чувствую“».
Ли вдруг начал пятиться к двери.
— Куда же вы? — спросил Браммел, выходя из машины.
Ли остановился, нервно позевывая.
— Я не обязан вам обо всем докладывать.
— Вот в этом вы ошибаетесь, Уоллес, — сказал Браммел и шагнул к нему.
Неожиданно Ли нагнулся, схватил стоявший у стены домкрат и с силой запустил его в Браммела. Инспектор успел увернуться, и домкрат с треском ударился о капот машины. Ли бросился вон из гаража, Браммел за ним. Он быстро нагонял его. Ли бежал что есть силы, но Браммел настиг его и, обхватив его ноги, как в регби, повалил на землю. Не было ни борьбы, ни шума — только глухой стук упавшего тела.
— Что за дурацкая выходка, Уоллес! — проворчал Браммел.
Ли, в перемазанном кремовом пиджаке, качаясь, поднялся на ноги.
— Назад, в гараж, — скомандовал Браммел.
Он ухватил Ли за рукав и повел к гаражу. Втолкнув его в гараж, он вошел сам и запер дверь.
Браммел даже не особенно разозлился на Ли, хотя тот и пытался проломить ему голову.
— Сядьте в машину, Ли, — приказал Браммел и сам тоже сел в машину, вплотную придвинувшись к Ли.
— Я мог вас пристрелить, Уоллес, — сказал он с прежней фамильярностью. — Если бы вы бегали получше, у меня не было бы иного выхода, как выстрелить вам в спину.
Ли уже окончательно потерял способность сопротивляться. Он был потрясен собственным поступком: напасть на сыщика! Теперь его могут за это на много лет засадить в тюрьму. Ли опустил глаза, ему хотелось положить голову на колени, на мягкие, ласковые колени и заплакать. Ему хотелось, чтобы кто-то нежно утешил его. Но рядом с ним сидел Браммел…
— Не будем пока говорить о том, что вы пытались убить меня, — продолжал Браммел. — Начнем с ваших старых преступлений. Я предполагаю, что вы шантажировали того мужчину, который вышел тогда из дома миссис Тайсон… Вы пришли к ней, чтобы поговорить начистоту… Не потому, что вы ревновали… Вы давно знали, что есть другой, но когда она не пришла на свидание, вы подумали, что вам дали отставку и что вы теряете источник дохода. Вот отчего вы решили объясниться с ней… Когда вы подошли к дому, вы увидели, как оттуда вышел тот, другой. Вы ворвались в дом, и объяснение состоялось. Может быть, она сказала вам что-то оскорбительное. Вы обезумели от ярости и убили ее… И тем самым лишили себя источника дохода. Это была ужасная ошибка, не правда ли? Но тут вас осенила другая идея. Когда труп был обнаружен и происшествие получило огласку, вы отправились к тому, другому, и прижали его к стенке. Сказали, что пойдете в полицию и выдадите его, если он не раскошелится… Так было, а?
— Я не убивал ее, — сказал Ли.
— Но тем не менее деньги от своего соперника вы получили, не так ли? Кто этот человек, Ли? Если вы не скажете мне сейчас же, кто он, я немедленно отвезу вас в управление и предъявлю вам сразу два обвинения: в убийстве миссис Тайсон и в покушении на мою жизнь. У меня есть все необходимые доказательства.
— Я вам все скажу, — взмолился Ли, коснувшись руки Браммела.
— Осторожно! — пробурчал Браммел, резко сбрасывая его руку.
— Да, я узнал моего соперника. Это был Томас Хобсон…
— Это я знал, — нетерпеливо прервал его Браммел.
— Знали?! — воскликнул испуганный и потрясенный Ли.
— Продолжайте дальше. Только говорите правду…
— Да, я виделся с Хобсоном — когда все стало известно… Я сказал ему, что вошел в дом тотчас после его ухода и увидел, что она лежит на диване мертвая и изуродованная. Я сказал: «Вы убили ее, мистер Хобсон». А он мне ответил: «Это вас надо убить, шантажист». Но в конторе он ничего не мог со мной сделать. Он даже не спросил, почему я пришел к ней. Старался поскорее от меня отделаться. Он хотел, чтобы его связь с Бет осталась в тайне. Боялся, как бы кто-нибудь не узнал о ней. Его компаньон Тайсон разорил бы его. Я сказал ему: «Если хотите, чтобы я молчал, мистер Хобсон, вам придется за это платить». Как только он меня ни обзывал, но заплатил щедро.
— С тех пор он дает вам деньги?
— Да.
— И вы снова хотели получить кругленькую сумму, чтобы уехать? Поэтому и решили сейчас же отправиться в город? Чтобы успеть перехватить его сегодня?
Ли кивнул.
— Он знал, что вы были ее любовником?
— Нет, не знал, я уверен.
— А вы знали про Хобсона?
— Нет.
— Как же вы догадались, что это он?
— По фотографиям. Он очень известный человек.
— Вы лжете, Ли.
— Нет, сэр, — горячо возразил Ли. — Клянусь, до той ночи я не знал, что это Хобсон.
— И вы не знали, что она берет у него деньги?
Ли смолк, потом неохотно сказал:
— Мне приходило в голову, что кто-то дает ей деньги, но в то же время я знал, что у нее есть какое-то дело.
— Значит, все, как я говорил: это была не только ревность. К вашим чувствам примешивался грязный расчет. Вы боялись потерять доход. Вот что вас тревожило. И только это…
— Я любил Бет, — взволнованно сказал Ли.
Браммел насмешливо смотрел на него и спрашивал себя: есть ли предел человеческому самообману? Ли верит, что искренне любил несчастную женщину.
— Вы поедете со мной, Ли, — вдруг сказал Браммел. — Саквояж можете оставить здесь, в машине. Ваша мать потом заберет его.
— Не сажайте меня в тюрьму, инспектор! — вскричал Ли. — Я вам все сказал… Бог мне свидетель… Простите меня… Моя мать не выдержит удара…
Он продолжал бессвязно лепетать.
— Я не хотел причинить вам вред, инспектор… Я ничего не соображал, когда бросил домкрат…
— Один раз я уже вам поверил, — сказал Браммел.
— Отпустите меня, инспектор…
— Не имею права, — сказал Браммел. Он замолчал, словно что-то обдумывал, потом сказал: — Пока я не решил окончательно, что с вами делать, Ли, — напишите-ка два заявления.
Браммел достал записную книжку, вырвал несколько чистых листков и протянул их Ли. Затем он дал ему свою автоматическую ручку; тот взял ее с опаской, как будто боялся обжечься.
— Пишите, — приказал Браммел. Он велел Ли описать всю историю их взаимоотношений с миссис Тайсон.
Когда Ли закончил свое пространное заявление, описав в заключение события роковой ночи и последовавший затем шантаж Хобсона, Браммел велел ему подписаться, поставить дату и написать еще одно заявление — признание в преднамеренном покушении на жизнь инспектора сыскной полиции Браммела во время исполнения им служебных обязанностей.
Спрятав оба показания в карман, Браммел сказал:
— Ладно, я все-таки решил поверить вам в последний раз, Уоллес. Но слушайте меня внимательно: пока я не разрешу вам уехать из отеля, оставайтесь здесь. Если вздумаете удрать, я поймаю вас и упрячу в тюрьму. Сколько вам дадут, вы знаете: самое меньшее пятнадцать лет.
Браммел отпер гараж и проводил Ли до отеля. Молодой человек шел, опустив глаза. Он даже не радовался свободе. Его терзал страх, и он не доверял Браммелу…
— Инспектор, — начал он, когда Браммел уже собрался уходить. — Что вы сделаете с моими заявлениями?
Браммел улыбнулся.
— Скоро узнаете, Уоллес, — сказал он. — Слушайтесь меня. Вы ведь, надеюсь, понимаете, что вас ждет в противном случае?..
И не попрощавшись с Уоллесом, Браммел пошел к своей машине, которую он поставил на улице, не доезжая отеля. Всю обратную дорогу он ехал со скоростью семьдесят пять миль в час.

36

На следующее утро ровно в девять тридцать Браммел явился в контору биржевых маклеров Хобсона и Тайсона. Контора занимала два этажа в новом доме.
Мистер Хобсон еще не пришел, но его ждут с минуты на минуту, сообщила Браммелу секретарша Хобсона. Браммел сел и стал ждать. Мысленно он припомнил все, что разузнал о фирме Хобсона и Тайсона. Это были крупнейшие в городе биржевые маклеры, тесно связанные с газетами и металлургическими трестами. Хотя Тайсон, видимо, владел большей долей, старшим компаньоном, безусловно, был Томас Хобсон, и именно ему фирма была обязана своим процветанием в последние годы. Как и его друг, сэр Фредерик Джемисон, Хобсон начал с очень скромного положения и поднимался вместе с ростом газетного концерна и металлургической промышленности. В каждой партии у него были свои люди, в каждом новом предприятии — своя доля. Томас Хобсон приобретал все большее влияние и силу. Пронырливость биржевого дельца сочеталась в нем с усердием и работоспособностью фермера; благодаря этим качествам Хобсон накопил довольно солидный капитал. К тому же он являлся членом всевозможных правительственных управлений и комитетов и, видимо, рано или поздно должен был получить дворянский титул. Туалеты его жены, очаровательной Элис Хобсон, подробно описывались газетами в отделе мод, а в разделе светской жизни частенько появлялись и ее фотографии; она председательствовала в нескольких благотворительных комитетах.
Двадцать минут спустя снова появилась секретарша Хобсона. Не объяснит ли джентльмен, по какому делу ему нужно видеть мистера Хобсона: мистер Хобсон очень занятой человек.
— Дело личное и сугубо конфиденциальное, — пояснил Браммел. — Не могу изложить его даже вам.
Назвать свое имя он тоже отказался.
— Пожалуйста, передайте ему, что дело очень срочное, — сказал он.
Уходя, секретарша покосилась на него. Совершенно непонятный господин! Одет хорошо, и все-таки что-то в нем не то. Она не могла разобраться в собственном впечатлении. Бизнесмены так не одеваются: в этом господине было что-то вульгарное.
Секретарша тут же вернулась.
— Следуйте за мной, — пригласила она.
Она провела его в большой, роскошно обставленный кабинет. На стенах висели картины известных австралийских художников. В дальнем конце кабинета за длинным столом с телефонами и диктофоном сидел Томас Хобсон и что-то писал. Загорелый и темноволосый, с маленькими, как у военных, усиками, издали он мог еще сойти за молодого человека. Хобсон был крепкого сложения: широкие плечи, выпуклая грудь, толстая шея. Серые глаза светились энергией. Браммел обратил внимание на его руки с крупными костяшками пальцев.
Хобсон даже не поднял головы, хотя Браммел уже подошел к столу.
Наконец он перестал писать и попросил Браммела назвать свое имя. Инспектор бросил взгляд на секретаршу. Пока она была в кабинете, он не произнес ни слова. Затем он показал Хобсону свое полицейское удостоверение.
— Инспектор Стюарт Браммел, — прочитал Хобсон, и лицо его предательски дернулось.
Браммел окинул его быстрым взглядом; одним из тех взглядов, от которых ничего не ускользало.
— Я инспектор сыскной полиции, мистер Хобсон, — сказал он.
Хобсон заговорил не сразу. Сначала у него мелькнула мысль позвонить полицейскому комиссару и спросить, почему его не предупредили о визите инспектора, но, поразмыслив, Хобсон решил этого не делать. Он и сам сумеет справиться, даже с этим неглупым на вид инспектором.
— Итак, мистер Браммел, — начал он тоном человека, который любит приступать прямо к делу.
— Для меня это нелегкая задача, мистер Хобсон. — На лице Браммела появилось извиняющееся выражение. Он решил действовать крайне осторожно. — Я получил кое-какие сведения… Они касаются вас… В управлении я пока ни с кем об этом не говорил. Решил, что сначала лучше выяснить все с вами…
— Очень вам признателен, — сказал Хобсон.
— Так вот, один человек видел, как вы выходили из дома миссис Тайсон между четвертью и половиной одиннадцатого в ту ночь, когда произошло убийство… Вы, наверное, читали в газетах, что она умерла вскоре после полуночи от жестоких ударов кулаком по голове. Патолог предполагает, что удары были нанесены несколько ранее…
Мистер Хобсон не проявил никаких признаков волнения. Он уже овладел собой и спокойно смотрел на Браммела.
— Не отрицаю, что примерно в это время я действительно вышел из дома миссис Тайсон, — сказал он. — Через парадную дверь. Меня мог увидеть кто угодно… Миссис Тайсон проводила меня до двери.
— Вынужден задать вам еще несколько вопросов.
— Сколько угодно.
— Мне очень неприятно вмешиваться в ваши личные дела, мистер Хобсон, — притворяясь смущенным, сказал Браммел, — но, кажется, вы были в интимных отношениях с миссис Тайсон?
— Да.
— В письмах к ней вы подписывались «Папочка»?
Мистер Хобсон помрачнел.
— Вам необходимо это знать, инспектор?
— Нет, пожалуй, нет. Это я постараюсь забыть, мистер Хобсон.
Биржевик снова насторожился.
— Мне не надо никаких услуг, мистер Браммел, — спокойно сказал он.
— Могу вас заверить, что письма не имеют особого значения. Неважно, вы их писали или нет, — столь же спокойно ответил Браммел.
Хобсону хотелось узнать, насколько осведомлен Браммел, но он решил, что лучше этого не выяснять.
— Мы были хорошими друзьями, — печально начал он. — Ее смерть была для меня большим ударом.
— Конечно, — в тон ему ответил Браммел и как бы из уважения к его горю немного помолчал, прежде чем приступить к дальнейшим расспросам.
— Мистер Хобсон, когда начались ваши отношения с миссис Тайсон? До или после ее развода?
— После… Хотя знал я ее очень давно. Мы познакомились еще до ее замужества. Но до развода между нами ничего не было. Потом я как-то встретил ее в городе. Совершенно случайно. Знаете, мне стало жаль ее. Я всегда считал, что Джон слишком поторопился.
— Вы помогли ей купить домик на Дарлингтон-авеню… Дали ей денег?..
— Да, в какой-то мере помог. Я одолжил ей денег — так будет точнее.
— Вы знали, что у нее имелись деловые отношения с миссис Саммерс?
— Конечно.
— С миссис Саммерс вы знакомы?
— О да.
— Мистер Хобсон, долго ли вы были в тот вечер у миссис Тайсон?
Хобсон задумался.
— Приехал я, кажется, около восьми… Да, около восьми… Нам надо было обсудить с ней несколько деловых вопросов. Я был ее советчиком во всех делах. Советовал ей куда вкладывать деньги… Ушел я, по-моему, вскоре после десяти. А может быть, и в половине одиннадцатого, как вы сказали.
— Вы с ней поссорились?
— Нет, отнюдь.
— Вы вместе ужинали?
— Да, конечно, — сказал Хобсон. — Она приготовила чудесный ужин. Это она замечательно умела делать, — добавил он почти с сожалением.
Браммел встал, чтобы откланяться.
— Благодарю вас, мистер Хобсон, — сказал он. — Очень сожалею, что пришлось вас побеспокоить. Но, знаете ли, служба…
— Понимаю, инспектор.
Хобсон проводил его до двери.
— Я сказал вам все, что знаю, инспектор, — с особой настойчивостью проговорил он. — Когда я ушел от миссис Тайсон, она была жива и здорова. Она проводила меня до двери.
Браммел только неопределенно кивнул головой. Его молчание пробудило у Хобсона новые опасения. Этот вежливый элегантный сыщик ему не нравился.
— Если я вам еще понадоблюсь, инспектор, позвоните по этому номеру. — Хобсон написал на карточке номер своего прямого телефона и дал Браммелу.
— Спасибо, мистер Хобсон.
Браммел вышел на улицу. Что делать дальше? Теперь он окончательно убедился, что миссис Тайсон убил либо Хобсон, либо Ли. Хобсон соврал ему про ужин. Браммел мысленно восстанавливал события роковой ночи… Хобсон приехал к миссис Тайсон около восьми и уехал после десяти. Ли вошел в дом сразу же после того, как уехал Хобсон. Если Ли говорил правду и, когда он вошел, она уже была зверски избита, значит, убийцей был Хобсон. Но Хобсон уверяет, что она была жива и здорова, когда он уходил. Если он говорит правду, значит, убийца Ли Уоллес. Ли — труслив и безволен, при малейшем затруднении он начинает лгать. Однако то обстоятельство, что он шантажировал Хобсона, побуждало Браммела верить его рассказу. Очевидно, он действительно застал ее в безнадежном состоянии. Но даже если он придумал всю эту историю, Хобсон мог оказаться перед ужасной дилеммой и был вынужден от него откупиться. Одно было совершенно ясно: миссис Тайсон убил не Сим. Может быть, она уже едва дышала, когда в дом проник Сим. Это было между половиной двенадцатого и двенадцатью. Сим тоже врал: он, конечно, видел ее. Однако это не меняло дела — в убийстве он был невиновен. К несчастью для Сима, патолог заявил, что она умерла вскоре после полуночи от ударов, полученных несколько ранее. Когда точно, он сказать не мог. Таким образом, медицинское заключение было против Сима так же, как и против остальных. Это делало задачу Браммела почти неразрешимой. Если он не сумеет добиться письменного признания от Ли или от Хобсона, он не сможет отвести обвинение от Сима. И тогда правосудие не свершится.
По пути в управление в голове Браммела зародился пока что очень смутный план. В нем было отведено место и Юнис. Вспомнив о ней, Браммел почувствовал прилив нежности. Он должен ее увидеть. Сейчас же!
Браммел вошел в телефонную будку. Сердце застучало быстрее. Он полистал телефонную книгу, хотя прекрасно помнил ее номер. Все-таки он колебался: что, если она не хочет его видеть? Может быть, она снова с Руни? Она могла вернуться к бывшему королю баккары из жалости. Дела Руни были плохи: игорный зал закрыли, а ему самому угрожали бандиты, которые хотели свести с ним старые счеты. Мысль о разоренном, преследуемом Руни доставила Браммелу жестокое удовольствие. Он быстро набрал номер. К телефону подошла Юнис. Браммел замер, потом что-то пробормотал.
— Это ты, Стюарт? — спросила она своим резким, хрипловатым голосом, который так не вязался с ее красивым, нежным лицом и тонкой фигурой. Но Браммел, услышав этот голос, почувствовал острое волнение. — Я думала, ты меня совсем бросил. Если бы ты не позвонил, я бы сама отправилась на розыски. Вот явилась бы к тебе в управление, как бы это тебе понравилось?
— Очень понравилось бы, — сказал он, обрадованно смеясь. — Можно мне повидать тебя сейчас же? — продолжал он, теперь уже уверенный, что она не вернулась к Руни.
— Ну конечно, Красавчик. Жду тебя.
Он перешел улицу и остановил такси.
— Быстрее, — сказал он шоферу.
Теперь он не расстанется с Юнис. Он любит ее и скажет ей об этом. У него есть план. Для них обоих…
Юнис отворила дверь.
— Как я рада тебя видеть, Красавчик! — сказала она, протягивая руку.
Он долго не отпускал ее руку, но все-таки не сказал того, что собирался сказать. Вел он себя довольно робко, памятуя об их последней встрече. Потом он почувствовал мягкое, призывное пожатие ее пальцев.
— Ты стала еще красивее, — сказал он.
— Я почти не выходила из квартиры, с того дня как ты меня бросил, — сказала Юнис и многозначительно добавила: — И никого не видела.
Глаза их встретились — улыбающиеся, сияющие, полные любви.

37

Снова Браммел и Юнис зажили почти семейной жизнью. Он частенько завтракал у нее, а потом еще заглядывал среди дня. Они сидели на балконе, нежась в лучах солнца, и придумывали, куда бы им пойти вечером. Чаще всего они отправлялись на скачки или собачьи бега.
Однажды вечером на собачьих бегах Браммел и Юнис лицом к лицу столкнулись с Руни и двумя его прихвостнями. Несмотря на свои неудачи, Руни был по-прежнему хорошо одет — щеголь с изящной походкой балетного танцора.
— Ба! Кого я вижу! — воскликнул Руни. — Моя бывшая девочка завела себе нового дружка! Да ты, видно, всегда путалась с легашами, а!
— Это вранье, — сказала Юнис.
— Меня не проведешь, — грубо бросил Руни.
Браммел оттолкнул его.
— Прочь с дороги, хулиган!
— Не толкайся, фараон! — крикнул Руни.
Толпа на Букмекерской аллее начала прислушиваться, люди поворачивались в их сторону.
— Пойдем, Юнис, — сказал Браммел. Он схватил ее за руку и потащил за собой. Юнис, конечно, предпочитала бы остаться и выложить Руни все, что она про него думала, но Браммел не хотел публичного скандала. Зеваки вокруг смеялись. С ненавистью и торжеством Руни кричал им вдогонку:
— Он еще тебя околпачит, Юнис! Использует и выбросит, как грязную тряпку. И поделом тебе, полицейская сука!
Юнис взглянула на Браммела, словно хотела сказать: «Сделай же что-нибудь!»
Но Браммел даже не обернулся. Он тащил Юнис за руку, пока они не достигли противоположного конца ипподрома. Юнис была жестоко разочарована. Она была уверена, что Стюарт проучит Руни, когда тот бросил ей это гнусное оскорбление. По крайней мере он мог бы хоть как-то успокоить ее. Но Браммел рта не раскрыл. А может быть, он и правда к ней безразличен; использует и бросит, как сказал Чарли. Он же не человек, он — полицейский. И ничего хорошего у них не получится. А она просто глупая девчонка, размечталась… Верно, поделом ей… Юнис кляла себя за доверчивость. И все же, пока они были на бегах, она не бросила Браммелу ни единого упрека.
Но эта сдержанность дорого ей стоила. Не успели они войти в дом, как Юнис упала на диван, содрогаясь от рыданий, выкрикивая оскорбления. Ей наплевать на то, что болтает Чарли. Брань ее никогда не трогала. Но Браммел ее не любит! Спит с ней и только… Юнис оплакивала свою неудавшуюся жизнь. Слезы выдавали ее любовь к нему. Да, она любила его и ничего не могла с собой поделать. Но она проклинает тот день, когда влюбилась…
— Неужели ты не понимаешь? Не мог же я затеять скандал с Чарли и его бандитами, — объяснял ей Браммел. — Только не там. Не на людях…
Юнис продолжала всхлипывать. Подперев рукой щеку, она лежала на диване, такая очаровательная и юная, такая потерянная и несчастная, что Браммел не выдержал: он подошел к ней и по-отечески нежно поцеловал в лоб.
— Я люблю тебя, Стюарт, — сказала Юнис.
Первый раз в жизни она полюбила по-настоящему, говорила она. Но он ее не любит. Браммела подмывало ответить: «Не плачь, Юнис. Скоро я сделаю тебя счастливой. У меня есть великолепный план. Тогда и тебе будет хорошо».
Но ничего подобного Браммел не сказал. Он удовольствовался тем, что утешил ее обещаниями в свое время расправиться с Руни.
— Погоди, еще придет мой час, — со злорадным удовольствием говорил Браммел. — Ему от меня не уйти.
Юнис грустно смотрела на него полными слез глазами.

38

За несколько дней до суда над Норманом Симом Уоллес Ли позвонил Браммелу в управление.
— Я думал, вы скорее дадите о себе знать, инспектор. Не могу я больше здесь сидеть. Хочу уехать. Куда-нибудь в другой штат.
— Это невозможно, — сказал Браммел.
— С тех пор как вы были у меня, я совсем не сплю, — с упреком в голосе продолжал Ли.
— Ну и что же вы хотите от меня? — спросил Браммел. — Может, послать вам снотворное?
— Я не убивал ее, — говорил Ли. Она была уже мертва, когда я вошел. Или при смерти, это все равно.
Он начал описывать ее вид, терзая себя страшными воспоминаниями.
— Я слишком ее любил, чтобы так поступить с ней. Мы собирались вскоре пожениться. Хотели купить отель.
— Отель… — повторил Браммел. Это слово очень многое прояснило. — Отель… — снова повторил он. Ли говорит правду — теперь он в этом убежден. Ли не закрыл бы для себя доступ к золотому дну…
— Тошно мне, не могу больше здесь оставаться, — продолжал Ли. — Я хочу уехать. Куда-нибудь подальше…
— Все это я уже слышал, — нетерпеливо прервал его Браммел. Сейчас он думал о другом, гораздо более важном. Его план начал приобретать конкретные очертания. — Вот что, Уоллес, — сказал он, — я постараюсь все-таки помочь вам. Возвращайтесь домой и ждите. И не пытайтесь улизнуть. Вы меня поняли?
— Я не выйду из дома, — сказал Ли. Он стал благодарить Браммела за все, что тот сделал для него.
— Не за что, — сказал Браммел.
Ли начал объяснять, что он вовсе не хотел нанести ему увечья, когда швырнул домкрат.
— Ну да, конечно, — оборвал его Браммел. — Вы просто хотели укокошить меня. Но не будем сейчас обсуждать это, Уоллес. Я очень занят и не могу больше с вами разговаривать. Повторяю: сидите дома и не вздумайте удрать, не то придется вам засесть в каталажку, и довольно надолго. А я загляну к вам через денек-другой. Ждите…
И прежде чем Ли успел что-либо ответить, Браммел повесил трубку. Затем он встал из-за стола, надел шляпу и направился к двери. Он так спешил, что не стал ждать лифта и быстро сбежал вниз по лестнице. Теперь он будет действовать решительно. Выйдя из управления, Браммел окликнул такси и назвал улицу, где помещалась контора Хобсона и Тайсона. Он сознательно не позвонил Хобсону заранее, тем не менее его немедленно провели в кабинет.
Уверенно, не спеша Браммел подошел к столу Хобсона, пододвинул стул, сел, положил на край стола шляпу и пригладил свои рыжевато-каштановые волосы. Затем он наклонился к Хобсону. Каждый его жест был исполнен решимости, уверенности и силы. Хобсон, по всей видимости, с волнением ожидал предстоящего разговора. Нервные суетливые движения рук выдавали его: он поправил воротничок, дотронулся до подбородка, провел пальцем по губам.
— Итак, инспектор?..
— С тех пор как мы виделись, мистер Хобсон, я получил еще кое-какие сведения, касающиеся вас.
Браммел даже не выждал паузы.
— Правда ли, что вы недавно дали крупную сумму человеку, который утверждал, что он видел, как вы выходили из дома миссис Тайсон в ночь убийства? — напрямик спросил он.
Загорелое лицо Хобсона побледнело. Эта полнейшая откровенность потрясла его. На какое-то мгновение Хобсон растерялся. Он медленно провел рукой по лицу.
— Больше он не войдет в этот кабинет! — воскликнул Хобсон.
— Значит, вы признаете, что давали деньги Уоллесу Ли?
Хобсон кивнул головой.
— Большие суммы?
— Да.
— Три раза?
— Да.
— Вам не придется больше давать Ли деньги, — сказал Браммел. — Шантаж — серьезное преступление.
Хобсон с тревогой посмотрел на него.
— Вы арестовали Ли?
— Еще нет.
— Но собираетесь?
— Безусловно, — ответил Браммел. — Он кое в чем признался…
— О нет! — воскликнул Хобсон, сжимая руки. — Вы меня очень озадачили, инспектор… Даже не знаю, сочту ли я возможным давать показания. Понимаете ли…
— Да, понимаю, но…
— А не можете ли вы вообще прекратить дело? — спросил Хобсон.
— Вряд ли это возможно, — сказал Браммел, качая головой.
— Невозможного нет, — заметил Хобсон.
— Может быть, и так, — сказал Браммел, — но ведь это только часть более широкого расследования — дела об убийстве…
— Знаю, знаю, — сказал Хобсон. — Но я не убивал Элизабет. И к тому же убийца уже арестован.
— Откуда вы знаете, мистер Хобсон?
— Похитителю драгоценностей предъявлено обвинение в убийстве…
— Бывает, что обвинения снимаются. Известны случаи, когда человека, обвиненного в убийстве, оправдывали. Возможно, это как раз такой случай.
— Вы хотите сказать, что вор и убийца не одно лицо? — спросил Хобсон.
— Может быть, и не одно, — ответил Браммел и, выждав паузу, добавил: — Имеются веские улики против Ли и вас.
Хобсон снова провел пальцем по губе.
— В ваше первое посещение вы этого не говорили, инспектор Браммел.
— С тех пор я получил дополнительные сведения… Мистер Хобсон, у нас есть основания полагать, что в ту ночь вы обронили носовой платок возле спальни миссис Тайсон, — сказал Браммел, снова пуская в ход тот самый белый носовой платок, который уже сослужил службу против Сима и Ли. — На нем обнаружены пятна крови, — продолжал он, в упор глядя на Хобсона. — Лаборатория произвела исследование…
Хобсон сжался.
— У меня часто кровоточит нос, — нерешительно пробормотал он.
Браммел чуть заметно улыбнулся.
— Вы понимаете, что я имел в виду, когда говорил, что у нас есть веские улики против вас…
Однако что-то в улыбке Браммела вернуло Хобсону его прежнюю уверенность. Он даже не смог бы объяснить, что именно.
— Платок не такая уж серьезная улика, инспектор Браммел, — сказал он.
— Но это одно из звеньев в цепи фактов. Сейчас вам поясню… Я утверждаю, что вы покинули дом миссис Тайсон в большой ярости…
— Это неверно.
— Вы с ней поссорились.
— Нет.
— Вы не всегда говорите мне правду, мистер Хобсон.
Биржевик промолчал.
— Например, мистер Хобсон, в прошлый раз вы сказали мне, что вы тогда ужинали у миссис Тайсон. Но это неправда. До ужина вы не дотронулись. Я утверждаю, что вы поссорились с ней и ушли, не поужинав.
— Право, я не могу сейчас припомнить все подробности, — устало ответил Хобсон.
— Мистер Хобсон, я вынужден просить вас постараться припомнить, что же все-таки произошло. Поймите, в вашем положении…
— Я не стану вам лгать, — сказал Хобсон.
«Когда так начинают, правды не жди», — подумал Браммел. Но хоть часть правды он заставит его сказать, это он твердо решил.
— Буду с вами откровенен, мистер Хобсон. У меня есть основания полагать, что вы обвинили миссис Тайсон в том, что у нее есть кто-то другой…
Хобсон напряженно следил за Браммелом. Очевидно, инспектор знал все. Но на карту поставлена его честь — Хобсон не мог говорить. В свою очередь Браммел понимал, какую жестокую борьбу скрывает эта маска спокойствия.
— Так как же, мистер Хобсон?
— Да, инспектор, я сказал ей все, что думал по этому поводу, — медленно ответил Хобсон.
— Кто был тот мужчина?
Хобсон покачал головой.
— Я так и не узнал, инспектор.
— В таком случае как вы узнали, что у нее кто-то есть?
— Я получил письмо…
— От кого?
— От миссис Саммерс.
— И она не знала, кто этот человек?
— Нет, не знала.
— Может быть, миссис Саммерс нарочно все сочинила, чтобы избавиться от уплаты долга миссис Тайсон. Ведь вы единственный знали о ее обязательстве… А может, она ревновала вас к миссис Тайсон?
Хобсон на мгновение отвел глаза.
— Я думал об этом, инспектор… Но миссис Саммерс не сочинила любовника. — Голос его слегка охрип, он очень волновался. — Когда я сказал Бет, что знаю про любовника, она даже не стала отрицать. Я потребовал, чтобы она назвала его. Она отказалась. Тогда я спросил, состоятельный ли он человек. Она тоже не ответила. Меня это взбесило. Я обвинил ее в том, что она содержит любовника на мои деньги, делает из меня дурака. Я был возмущен: никому не позволю себя дурачить. Потом я ушел…
— Позвольте заметить, что, судя по установленным фактам, можно представить себе несколько другой ход событий, — сказал Браммел. — Так, например, в тот вечер вы пришли пешком — и позднее, чем обычно. Уже темнело. Странно, не правда ли? Ведь обычно вы подъезжали на машине прямо к гаражу. Можно подумать, что вы не хотели, чтобы вас кто-нибудь увидел или услышал. Так оно и вышло: экономка из соседнего дома, которая почти всегда видела, как вы приезжали, не заметила вашего прихода в тот вечер. В свете последующих событий можно заключить, что вы уже что-то замыслили… Постараюсь восстановить события того вечера, чтобы вы поняли, что я имею в виду. Вы пришли расстроенный, злой, с твердым намерением высказать все, что накипело. Спор начинается еще в прихожей. Она пытается отвлечь вас, помириться. Зовет вас в спальню. Вы нехотя следуете за ней, попрекая ее любовником. Она пропускает мимо ушей все ваши оскорбления, стараясь успокоить вас. Она предлагает вам свою любовь, но вы отталкиваете ее, бросаете ей в лицо грубые оскорбления. Тогда она взрывается. Она сравнивает вас с другим своим любовником, и не в вашу пользу. Он моложе вас. Она хвастается, что он красив и мужествен. Вы приходите в бешенство и бьете ее по лицу и по голове, пока она не падает без чувств на пол. Вы поднимаете ее, кладете на кровать и пытаетесь привести в чувство. Ничего не получается. И вы бежите прочь. В коридоре вы роняете носовой платок…
— У вас очень живое воображение, — прервал его Хобсон, — но ничего подобного не было.
— Ли видел, как вы вышли из дома, и тут же вошел сам. Миссис Тайсон лежала на диване. Он очень точно описал ее вид. Она умирала… Вы утверждаете, что он все это придумал, чтобы шантажировать вас. А он покажет под присягой, что она была уже мертва, во всяком случае, так он думал…
— Это он говорит, — спокойно сказала Хобсон. — А я говорю, что она была жива, когда я ушел от нее.
— В таком случае, если Ли вошел в дом сразу же после вашего ухода, он должен был застать ее в полном здравии?
— Конечно. Он либо нарочно называет неправильное время, либо сам убил ее, — многозначительно сказал Хобсон.
— Как вы думаете, какие у него могли быть мотивы для убийства?
— Ну, он ворвался в дом…
— Как ни странно, — медленно начал Браммел, — но основания у него действительно были. Он и был ее вторым любовником. Вы должны были догадаться…
Хобсон вскочил.
— Черт, как это не пришло мне в голову?! — в ярости закричал он. — А я-то решил, что он просто вор. И он сам признался…
Хобсон клял себя за недогадливость. Он судорожно сжимал и разжимал кулаки, и казалось, его вот-вот хватит апоплексический удар.
— Господи, если бы я только знал! — неистовствовал он, видимо, не вполне сознавая, что говорит. — И все это время он жил за мой счет. Какая мерзость! — продолжал он, совсем потеряв голову от ревности. — А она-то — жадная, лживая дрянь! Так ей и надо!..
Хобсон стоял перед Браммелом, красный от ярости. Хотел бы он теперь повстречаться с этим Ли, но больше он его не увидит, это ясно.
Браммел внимательно наблюдал за ним, пристально глядя ему в глаза, словно хотел прочесть в них всю правду, проникнуть в душу этого человека. Но цинизм одержал верх. «Стоит ли докапываться до конца?» — спрашивал себя Браммел. Человек, который стоял перед ним, был одержим жестокой, бешеной ревностью. Он не хотел терять даже то, что ему уже не нужно.
— Вы не хотели простить миссис Тайсон ее неверность, — не удержался Браммел, — но она-то прощала все ваши измены. Наверно, она знала о миссис Саммерс?
Хобсон начал возбужденно шагать из угла в угол.
— Признаюсь, я ревновал, — сказал он. — Но я никогда пальцем ее не тронул.
— А если бы вы знали, что Ли — ее любовник, вы постарались бы уничтожить его?
Хобсон резко остановился перед Браммелом. Несколько мгновений они пристально вглядывались друг в друга, стараясь проникнуть в тайные мысли противника. Это была схватка двух подозрительных, настороженных существ.
— Вы ничего не можете доказать, инспектор Браммел, — вдруг сказал Хобсон, понизив голос.
— А что, если у меня есть и другие улики против вас?
Хобсон сел и стал водить пальцем по нижней губе — он всегда это делал в минуты беспокойства и напряженных раздумий. Наконец он понял, как ему следует поступить.
— Инспектор Браммел, — сказал он, — если вы будете настаивать на ваших догадках, вы причините гораздо больше вреда себе, чем мне. Положим, вы убедите вашего шефа в том, что против меня есть веские улики. Может быть, вы даже получите ордер на мой арест. Что же дальше? А дальше вот что. Никто никогда не отдаст меня под суд. Генеральный атторней вмешается и аннулирует обвинения. Доказать, что Ли нарочно оговорил меня, проще простого. А ведь он — главный ваш козырь. Только под ногами у вас зыбучий песок… Не начинайте того, что не сможете довести до конца, инспектор. Поплатитесь вы, а не я.
Браммел улыбнулся.
— Никаких фактических улик против меня у вас нет, и вы это знаете, инспектор, — настойчиво продолжал Хобсон. — Вы поставили меня в неловкое положение, но и только. Безусловно, я хотел бы выпутаться из этого положения. — Хобсон опять посмотрел Браммелу в глаза. — Садитесь, инспектор. Давайте поговорим как мужчина с мужчиной. Забудьте, что вы полицейский. Садитесь…
Браммел пододвинул стул и сел напротив Хобсона.
— Ваше дальнейшее расследование ни к чему не приведет, — властно продолжал Хобсон. — Вы узнали мрачный эпизод из моей жизни. Но я не убивал ее. Так не будем же все это ворошить. Это единственный разумный путь.
Браммел, казалось, погрузился в раздумье.
— Я привык мыслить фунтами, шиллингами и пенсами, — сказал Хобсон. — Если и вы оперируете теми же величинами, скажите: сколько мне будет стоить, чтобы вся эта история была навсегда забыта?
Браммел ответил не сразу. Он помолчал, затем сказал:
— Это будет вам стоить отеля в хорошем предместье, мистер Хобсон.
Хобсон криво усмехнулся: он вспомнил, что Элизабет Тайсон тоже хотела приобрести отель.
— Вы очень умный человек, инспектор Браммел, — сказал он.
Браммел не ответил. Он встал и направился к двери. Он старался оправдаться перед самим собой. Ему было выгодно забыть о том плане, который он вынашивал с момента первой встречи с Хобсоном. «Правосудия в этом деле все равно не добьешься, — говорил себе Браммел. — Так зачем же мне отказываться от богатства, которое само идет в руки». Но ведь он начал расследование во имя правосудия…
Дойдя до двери, он обернулся.
— Когда вы распорядитесь? — спросил он.
— Сию же минуту, — ответил Хобсон.
Когда Браммел закрыл за собой дверь, Хобсон сел и все обдумал. Да, это обойдется ему в немалую сумму, но иного выхода нет. Конечно, не очень-то приятно расставаться с такими деньгами… Но в конечном счете, может, так выйдет даже дешевле. Теперь Ли больше не рискнет показаться ему на глаза. Браммел об этом позаботится. Этот инспектор очень хитрый и опасный субъект. Никому никогда не удавалось прижать его к стене, а этому мошеннику удалось. «Каков негодяй!» — сказал про себя Хобсон, однако не без некоторого восхищения инспектором сыскной полиции Стюартом Александром Браммелом.

39

К вечеру того же дня Браммел узнал, что Уоллес Ли вернулся на квартиру своей матери. Инспектор немедленно отправился к нему. Вызвав Ли к машине, он сказал:
— Даю вам последний шанс, Уоллес. Бы должны немедленно покинуть Австралию. Навсегда. Иначе вас арестуют и отдадут под суд за шантаж и покушение на убийство. Я помогаю вам только ради вашей матери. Она хорошая и достойная женщина. Для нее было бы страшным ударом, если бы ее единственный сын получил пятнадцать лет тюрьмы…
Ли не знал, радоваться ему или огорчаться.
— Бет убил Хобсон, — сказал он. — Вы арестуете его?
— Он клянется, что она была жива, когда он уходил, — сказал Браммел. — Как вы думаете, кому поверит комиссар — вам или ему?
Ли отвел взгляд.
— Дело ваше, Уоллес, выбирайте: либо вы отправитесь сейчас со мной, либо покинете Австралию. Даю вам два дня на сборы.
— Я уеду, — сказал Ли. Опустив голову, он пошел к дому.
Браммел вернулся в управление и соответствующим образом доложил Филдсу о своих беседах с Ли и Хобсоном.
— Думаю, что дальнейшее расследование бесполезно, — сказал Браммел, — никаких убедительных улик мне не удалось найти. Я до сих пор уверен, что либо тот, либо другой — убийца. Скорее всего Хобсон, — добавил он, чтобы обезопасить себя. Никто никогда не сможет обвинить его в том, что он скрыл от Филдса свои догадки. — Фрэнк, — сказал он в заключение, — я с этим делом покончил. Ставлю точку.
Как и ожидал Браммел, Филдс просиял от удовольствия и с облегчением вздохнул. Он только того и хотел, чтобы у Браммела хватило мужества признаться в своей ошибке и согласиться, что Сим арестован правильно. И что только Браммел вбил себе в голову эту глупость? Почему из всех людей именно Хобсон должен был убить миссис Тайсон? Все это его профессиональное тщеславие и только. Разве он может честно признаться, что в чем-то ошибся!
Теперь Филдс окончательно убедился в виновности Сима. Исход дела не вызывал у него никаких сомнений. Правда, как раз сегодня государственный обвинитель Энтони Коутс предостерег его от излишней уверенности. Коутс считал, что в большинстве дел об убийстве, исключая убийства маленьких детей патологически ненормальными типами, обвинение принуждено бороться с каким-то подсознательным сопротивлением присяжных. В глубине души у присяжных всегда кроется неприязнь к представителям власти и недоверие к полиции — быть может, эти чувства восходят к тем далеким временам, когда Австралия была местом ссылки английских каторжников. Народ может требовать ареста преступника, но лишь только его поймают, те же самые люди начинают симпатизировать ему. Мистер Коутс привел несколько примеров из недавней судебной практики. Поэтому ни в чем нельзя быть до конца уверенным. Дело должно быть подготовлено очень тщательно и веско обосновано.
— У нас исключительно сильная позиция, Стюарт, — сказал Филдс, пытливо вглядываясь в Браммела. — Конечно, как сказал мистер Коутс, надо не только свершить правосудие, но свершить его так, чтобы всем было ясно, что оно свершилось. Вот что важно. Мы должны постоянно помнить об общественном мнении…

40

В следственном отделении городской тюрьмы в присутствии охранника Сим беседовал со своим адвокатом Морисом Стэммерсом — одним из самых известных в штате специалистов по уголовным делам. Вид у Сима был неважный: изможденный, с лихорадочно блестящими глазами, он походил на святого праведника.
— В сотый раз говорю вам, мистер Стэммерс, я до нее не дотрагивался, — сказал он.
— Но нам придется опровергнуть признание, подписанное собственноручно вами.
— Я не знал, что подписывал. Филберт избил меня до полусмерти.
— Да, да… Все это мы расскажем присяжным. Но поможет ли это? В конце концов вы же признаете, что первым ударили Филберта… Признаете и то, что проникли в дом с преступной целью. Вы украли ее драгоценности — это вы тоже признали… Все это очень сложно… Послушайте, Сим, у меня есть вопрос, который я вам еще не задавал: когда вы были в комнате, вы видели миссис Тайсон?
— Нет, не видел.
— Разве вы не осветили комнату фонариком и не поинтересовались, есть ли там кто-нибудь? — спросил мистер Стэммерс в полной уверенности, что Сим лжет.
— Да, кажется, осветил.
— И вы никого не увидели на диване? Миссис Тайсон была одета.
Сим колебался.
— Сейчас я вспоминаю, что вроде и правда кто-то лежал на диване, — сказал он.
— Почему же вы не сказали этого полиции? — спросил мистер Стэммерс. — Тогда они, быть может, поверили бы, что вы не нападали на нее.
— Не знаю, — удрученно ответил Сим. — Им я сказал, что не видел ее.
Теперь он понял, что тем самым только еще больше осложнил дело: эта ложь завела его в ловушку.
Мистер Стэммерс что-то пробурчал, полный недоверия к своему клиенту.
— Между прочим, Сим, — проговорил он, — я встретил одного человека, который сказал, что знает вас. Некто мистер Фогг. Вы о нем слышали?
Сим неопределенно мотнул головой. Он был настороже даже с мистером Стэммерсом, хотя тот пользовался репутацией человека, которому можно доверять.
— Мне показалось, что мистер Фогг очень интересуется вашим делом, — продолжал адвокат.
— Еще бы!
— Я сообщил, что у нас есть шанс выиграть дело, если вы признаете себя виновным в непредумышленном убийстве.
— Что он сказал?!
— Мистер Фогг согласился со мной.
— Согласился, да?
— Очень умный человек этот мистер Фогг.
— Просто мудрец! — отпарировал Сим. — Хочет, чтобы меня вздернули. Ужасно умный.
Морисс Стэммерс был шокирован.
— Не считаете ли вы, что я тоже этого хочу, Сим?
— Если я признаю себя виновным в непредумышленном убийстве, — упрямо сказал Сим, — я пропал. Тогда, выходит, я признаю, что наложил на нее руки. Но я не трогал ее. Да и зачем было трогать? Она спала на диване.
Адвокат взглянул на него с сочувствием, словно тот страдал серьезным умственным расстройством. Он был бы рад помочь этому бедняге, убедившему себя в том, что он невиновен в убийстве миссис Тайсон… Мистер Стэммерс решил сделать еще одну попытку.
— Послушайте, Сим, — сказал он. — Я ведь не говорю, что вы совершили непредумышленное убийство, я говорю только, что если вы признаетесь в непредумышленном убийстве, мы сможем выиграть дело… Ну, скажем, если бы изложили обстоятельства так: вы случайно столкнулись с ней, когда выбегали из комнаты, и сбили ее с ног. Она упала на пол и разбила лицо. От сильного ушиба у нее случилось кровоизлияние в мозг, которое и послужило причиной ее смерти. Мы можем, например, доказать, что она часто получала повреждения, что у нее были очень тонкие кости черепа. Думаю, что мы сможем получить подтверждение от другого патолога. Конечно, все зависит от вас, Сим. Я вовсе не хочу, чтобы вы говорили неправду. Даже если мы проиграем дело, вас не повесят. Правительство смягчит наказание. Таким образом, у нас есть два шанса. Подумайте хорошенько, Сим.
— Я поговорю с мистером Муром, когда он придет завтра, — сказал Сим, давая понять, что беседа закончена.
Три дня спустя в уголовном суде под председательством его чести судьи Растера началось слушание дела Нормана Сима.
На четвертый день, после того как были заслушаны показания патологоанатома, судебной экспертизы, старшего инспектора сыскной полиции Фрэнка Россера Филдса, старшего сыщика Брюса Филберта и сыщика Джозефа Макгарри и просмотрены фотографии, королевский адвокат Патрик Мур от имени защиты заявил, что он не будет вызывать свидетелей, а сразу обратится к присяжным. Он не отрицал, что Сим проник в дом миссис Тайсон с преступной целью, не стал он отрицать и того, что, стараясь вырваться из дома, Сим столкнулся с миссис Тайсон. Но вот что важно: у Сима и в мыслях не было убивать ее. Вся беда в том, что, к великому сожалению, она родилась с очень тонким черепом…
В доказательство своих слов он обратился к Симу, который со скамьи подсудимых, без присяги подтвердил его слова.
Государственный обвинитель, мистер Энтони Коутс, оспорил доводы защиты, заявив, что даже если Сим случайно столкнулся с миссис Тайсон и смерть явилась следствием этого столкновения, он все же виновен в убийстве, поскольку, по общему признанию, он проник к ней в дом с преступной целью. Однако версия, будто Сим лишь просто столкнулся с хозяйкой дома, нелепа, если вспомнить жуткое описание вида убитой, которое представили суду патологоанатом и фотографы.
Судья Растер резюмировал дело с обычной скрупулезностью, и, когда присяжные удалились на совещание, было уже около восьми часов вечера.
Сима окружили полицейские и в наручниках отвели обратно в камеру. Когда щелкнул ключ в двери камеры, Сим почувствовал себя одиноким, как никогда. Он был уверен, что его признают виновным в убийстве, он пропал, это ясно. И все-таки он никак не мог с этим примириться. Ведь убил не он. Сим терзал себя за то, что позволил этому краснобаю адвокату уговорить себя изменить показания. Он не должен был соглашаться на эту ложь. Быть может, адвокаты искренне верили, что убеждают его сказать правду, но ведь это неверно — он даже не прикоснулся к миссис Тайсон… Сим долго смотрел на стальную дверь, на зарешеченное окошечко высоко в углу камеры. За ним был мир — черный мир.
Присяжные спорили три часа, прежде чем сообщили, что достигли решения. После этого Сима снова привели в зал суда. Один за другим прошли на свои места присяжные. Зал был битком набит представителями прессы, юристами, сыщиками, свидетелями, родственниками подсудимого и просто любопытными. Каждый старался по лицам присяжных угадать приговор, и даже репортеры утратили свое обычное равнодушие.
Помощник судьи попросил старшину присяжных сообщить их решение.
Тот медленно провозгласил:
— Виновен в убийстве!
На какое-то мгновение все это показалось Симу невероятным. Ведь он не убивал! Сим вопросительно смотрел на судью Растера.
— Присяжные признали вас виновным в убийстве, — сказал судья. — С моей точки зрения это единственно возможный вердикт.
И, согласно закону, он вынес смертный приговор Норману Симу.
— Но я не убивал ее! — закричал Сим. — Это ошибка! Все неправда! — Он вцепился в прутья решетки, огораживавшей скамью подсудимых. — Я был без сознания, когда подписал признание. Адвокаты погубили меня своими советами!..
— Ваш адвокат провел дело с большим умением, — сказал судья Растер.
Сим не хотел уходить из зала суда. Он цеплялся за прутья решетки и кричал, что невиновен. Полицейские и охранники оттащили его от решетки. Сим бешено сопротивлялся, он хотел рассказать, как все было. Судья неодобрительно кашлянул, приподнял подол мантии, как если бы это была женская юбка, и поспешно удалился. Полицейские пытались усмирить Сима. Когда он обессилел и больше не мог отбиваться от них, они подняли его и поволокли в камеру. Сим кричал:
— Это все фараоны подстроили!
Элф, брат Сима, бросился за ним следом, но полицейские преградили ему путь.
— Я тебя не брошу, Норм! — крикнул он и зарыдал, как ребенок.
Сыщики наблюдали эту сцену с каменными лицами. Старшему инспектору Филдсу было немного не по себе, хотя на лице его не дрогнул ни один мускул. Инспектор Браммел внутренне сопротивлялся очевидному, как все циники. Он считал, что приговор Симу будет смягчен и в конце концов он получит не больше пятнадцати лет — примерно столько же он отсидел бы и за кражу драгоценностей, даже если бы ему не приписали убийства. «Если он не убил тогда, теперь уж, во всяком случае, ему убивать не захочется», — твердил себе Браммел. Эту фразу он часто слышал от своих коллег. Поистине, люди, привыкшие видеть зло, санкционировать или просто не замечать его, кончают тем, что сами начинают творить зло. Эту истину Браммел знал очень хорошо.
Один только старший сыщик Филберт был вполне доволен собой. У него не было ни малейших сомнений в том, что Сим виновен. Сим, говорил он себе, злостный преступник. Он получил по заслугам. Жаль, если власти смягчат наказание… Старший сыщик Филберт был ярым сторонником смертной казни.

41

В тот же день, несколько позднее, в привилегированном клубе, где нередко делают министров, судей и полицейских комиссаров, независимо от того, какое правительство находится у власти, состоялся небезынтересный разговор, в котором приняли участие влиятельнейшие в городе фигуры.
— А неплохо сегодня Коутс обошел Мура, — сказал бывший адвокат, ныне директор банка.
— Кстати, есть вакантное место судьи, — отозвался член парламента.
— Что ж, из обвинителей иногда получаются неплохие судьи, — заметил газетный магнат Фредерик Джемисон.
Это соображение было единодушно одобрено.
— Старший инспектор Филдс тоже отлично показал себя, — заметил председатель ассоциации ювелиров, он же глава страховой компании.
— Очень способный человек, — сказал сэр Фредерик. — Правительство должно серьезно подумать о его кандидатуре на пост комиссара.
— Только не комиссара, а помощника комиссара, — поправил его директор нефтяной компании и пустился в рассуждения о том, что комиссаром должен быть человек, не связанный с полицией. — Независимому человеку будут меньше завидовать. А Филдс станет прекрасным помощником… — Он назвал нескольких видных правительственных чиновников, которые, по его мнению, вполне подходят на роль комиссара. В их числе был постоянный секретарь ведомства генерального атторнея…
— Отличное сочетание: государственный чиновник и полицейский, — заметил бывший адвокат.
Сэр Фредерик Джемисон поддержал это мудрое соображение, и сильные мира сего принялись обсуждать, кто из чиновников, названных директором нефтяной компании, лучше подойдет на пост комиссара. Вскоре выбор был сделан. При поддержке Фрэнка Филдса новый комиссар должен был стяжать полиции новые лавры.
Так Норман Сим осчастливил многих людей и обеспечил им продвижение по службе.

42

В тот день, когда Фрэнк Россер Филдс был назначен помощником полицейского комиссара, Стюарт Александр Браммел ушел в отставку.
— Но если помощник комиссара был огорчен тем, что лишился одного из лучших сыщиков, короля осведомителей, которого вряд ли кто сможет заменить, то Брюс Филберт, только что назначенный на пост начальника сыскной полиции, был этому очень рад. Ничего, кроме неприязни к этому вкрадчивому светскому болтуну, к этому интригану и проныре, он не испытывал. Даже теперь Филберт не мог отделаться от подозрений: где, черт побери, Браммел добыл денег на отель? Однако только что назначенный грузный шеф сыскной полиции не имел намерения копаться в этой истории; он и в самом деле был слишком благодарен Браммелу, чтобы ломать голову над тем, что не входило в его сферу — задержание нарушителей закона… Когда помощник комиссара Филдс предложил ему принять участие в организации достойных проводов Браммела, Филберт охотно согласился и так постарался, что проводы удались на славу.
Банкет состоялся в одном из залов городской ратуши. Приглашено было триста человек, и почти все они явились. Большинство гостей были в вечерних костюмах, как на собрании масонской ложи. Сыщики из всех отделов и высшие полицейские чины сидели за столами рядом с бизнесменами, политиканами, адвокатами, спортсменами, владельцами баров и репортерами, исправно поглощая вино и закуски, по-дружески болтая друг с другом.
Председательствовал на банкете новый комиссар, бывший постоянный секретарь ведомства генерального атторнея. Он сказал, что считает за честь возглавить полицию, которая могла создать такого умного и проницательного человека, как Браммел. Затем от имени всех присутствующих он преподнес Браммелу адрес в знак признания его заслуг перед обществом.
Помощник комиссара Филдс, предложивший тост за Браммела, выразил сожаление, что сыскная полиция лишилась одного из самых талантливых работников. Стюарт Браммел был не только непревзойденным сыщиком, но и подлинным джентльменом. Помощник комиссара привел несколько примеров джентльменских поступков Браммела, которые были встречены бурными аплодисментами. Полиция много потеряет с его уходом, сказал помощник комиссара, но тем не менее от себя и от всей полиции пожелал Стюарту удачи на новом поприще.
Филдс сел, довольный произведенным успехом и собой. В этот вечер он не мог не поддаться человеческой слабости — тщеславию. Он уже почти достиг цели своей жизни. Только одно обстоятельство порой омрачало его счастье: его дочь все еще встречалась с молодым доктором, а дальше дело не шло. Как только он улучит свободную минуту, он наведается к этому доктору. Помощник комиссара Филдс не потерпит никаких глупостей ни от кого. И если этот молодой повеса думает, что может одурачить его дочь, то скоро ему придется передумать. Впрочем, по словам жены, доктор — довольно безобидный парень и не таит зла. Помощник комиссара надеялся, что так оно и есть.
Новый начальник сыскной полиции, теперь уже инспектор Брюс Филберт, поддержал тост Филдса. Произнося речь, он заметно нервничал: уткнув в грудь мясистый подбородок, он заикался и довольно невнятно бормотал что-то сквозь свои торчащие зубы. Но все-таки он выдавил из себя, что это торжество, на котором присутствует так много видных особ, — дань уважения Браммелу.
Те, кто хорошо знал Браммела, утверждали, что он никогда не выглядел лучше, чем во время своей ответной речи. На нем был кремовый пиджак, тогда как все остальные явились в вечерних костюмах.
— Я должен поблагодарить предыдущих ораторов за их доброе отношение, которое меня глубоко тронуло, — начал Браммел… — Годы службы в сыскной полиции были лучшими годами моей жизни… Я не могу не высказать особую благодарность Фрэнку Россеру Филдсу, нашему новому помощнику комиссара, которому я обязан всем, чего достиг… Фрэнк более чем заслужил это повышение. Он не только успешно распутывал преступления — быть может, наиболее успешно, чем кто-либо за все существование полиции, — но всегда являл собой образец честности и беспристрастности. Фрэнк неизменно следовал своему руководящему принципу: у полицейского не должно быть личных интересов, а только общественные. Он сам служил тому образцом и прививал этот принцип своим подчиненным… На мой взгляд, — под шумные аплодисменты закончил Браммел, — нет более честных и смелых людей, чем в нашей полиции.
Остальная часть вечера была посвящена обильным возлияниям и музыкальным номерам. Несколько отрывков из легкой классической музыки исполнил полицейский оркестр, а хор полицейских спел «Однажды чарующим вечером».
Под конец банкета, когда Браммел, прощаясь, пожимал всем руки, Годфри Беттери тоже потянулся к нему.
— Жаль, что вы уходите, Красавчик, — сказал он. — Хоть было с кем поговорить. Даже если мы не сходились во взглядах. А уж эти Филдс и Филберт — тьфу!..
С тоской на лице Беттери направился к выходу. Бывший полицейский инспектор не мог не пожалеть заслуженного репортера уголовной хроники, с его рыхлой женской фигурой, тонкой шеей, беспрестанно двигающимся адамовым яблоком, унылым носом и большими ушами, торчащими из-под шляпы. «Какой робкий, напуганный человечек, — подумал Браммел. — И чего он только не сделает, если начальство прикажет!..»
А Беттери, бочком выбираясь из зала, завидовал свободе Браммела. Как раз сегодня днем сэр Фредерик Джемисон сообщил Беттери, что тот не будет переведен в отдел «Жизнь и книги». Пусть еще немного поработает в отделе уголовной хроники. Вот если он, помимо своей обычной репортерской работы, успешно справится с несколькими особыми заданиями, тогда, может быть, он и заработает повышение. В эти задания входила серия литературных портретов именитых горожан и еще две статьи: о введении телесных наказаний за половые извращения и о форме смертной казни. Он должен был убедительно доказать, что казнь через повешение лучше всех других способов казни: она более человечна, более чистоплотна. Это последнее задание не очень-то нравилось Беттери, но серию литературных портретов именитых горожан он напишет с удовольствием. Неплохая компенсация за все его несчастья! Он снова встретится с сильными мира сего. Кроме того, наконец-то у него будет возможность продемонстрировать свой блестящий стиль.
Садясь в редакционную машину, Беттери сам удивился, как он легко утешился. Неужели правду говорят, что настоящий журналист всегда сумеет найти оправдание своим поступкам. Конечно, приходится делать очень много неприятного, даже лебезить перед людьми, которых презираешь.
— Ладно, — решил Беттери, — есть профессии и похуже.
Жить-то надо… А ему еще нужно содержать жену, которая вращается в свете, и дочерям надо дать образование да прилично выдать их замуж…

43

Отель Браммела — один из лучших загородных отелей. Когда он стал его хозяином, это была старая обветшавшая гостиница. Но упорным трудом и умелым управлением он довел ее до теперешнего состояния. Недавно отель был полностью переоборудован и обставлен в стиле модерн. Теперь здесь отличный пивной бар на воздухе, первоклассный ресторан с европейской кухней и ревю, которое начинается ровно в девять каждый вечер. Рестораном и кабаре ведает Санни Андерсон — тот самый, что некогда служил управляющим у Чарли Руни. Санни очень признателен Браммелу за то, что он взял его к себе — когда закрылся ночной клуб Руни, Санни оказался без работы. С тех пор он все никак не мог пристроиться и больше всего боялся, что ему придется начать тратить свой с трудом накопленный капитал. Браммел вполне ему доверяет, хотя иногда заглядывает в ресторан вместе с Юнис на часок-другой, чтобы посмотреть ревю, особенно когда выпускается новая программа.
Юнис не очень-то любит эти посещения; в ревю полно хорошеньких девчонок, а у Браммела наметанный глаз. Хотя Юнис и Браммел еще не поженились и Юнис проводит часть времени на своей старой квартире, которую Браммел называет их гнездышком, она все еще надеется, что недалек тот день, когда Браммел наденет ей на палец золотое обручальное кольцо и все станут называть ее миссис Браммел, а не просто «девушкой» Стюарта. Юнис помогает в отеле, главным образом в баре, где она почти каждый вечер восседает за стойкой, на радость любителям выпить, которые утверждают, что в городе нет барменши красивее ее. Бесспорно, она еще очень привлекательна, хотя чуточку пополнела с тех пор, как Браммел впервые встретил ее в кабинете Руни.
Сам Браммел почти совсем не изменился: он все такой же красивый, и в его рыжевато-каштановой шевелюре еще нет ни одной седой пряди. От хорошей жизни он немного прибавил в весе, но это с успехом скрывают отлично сшитые, дорогие костюмы. Мисс Типпет, миссис Саммерс или секретарша Хобсона теперь не сочли бы его вульгарным — это вполне светский человек, одетый с большим вкусом. Спортивные костюмы, в которых он частенько стоит за стойкой бара, сшиты самым дорогим портным в городе — тем самым, который шил когда-то сногсшибательные спортивные костюмы Уоллесу Ли. У Браммела есть все, что душе угодно. Недавно вместе с другим владельцем отеля он купил скаковую лошадь, которая, по словам знатоков, обещает побить славу Фар Лэпа и Бернборо. Через несколько месяцев Браммел будет иметь удовольствие увидеть ее в скачках, конечно, если тренер сочтет, что уже пора… Скачки Браммел любит больше всего на свете и почти ни одной не пропускает. В последнее время он пристрастился и к гольфу и вступил в шикарный клуб, где членами состоят не родовитые богачи, а нувориши. Там Браммел иногда встречается с Эдди Конгером, мужем тетушки Милли, — шары этот парень стукает отлично, не хуже, чем когда-то стукал своих дружков. Но то было давно. Теперь Эдди занялся более добропорядочным бизнесом и немало преуспел: так, недавно он скупил изрядное количество акций нефтяных компаний, а потом вовремя их продал.
Но бывают дни, когда Браммел места себе не находит и, мрачный, слоняется по отелю. Обычно это случается после того, как в финансовых отделах газет промелькнет имя Хобсона или где-нибудь в печати появится его фотография. Воспоминание о Хобсоне терзает его душу. Хобсон был убийцей, в этом Браммел не сомневался. «Почему я не довел дело до конца?» — в который раз спрашивает себя Браммел… К этим сожалениям еще примешивается доля жалости к Симу, который, видимо, до самой смерти не выйдет из тюрьмы… В такие дни Браммел пьет уйму виски и добреет. Чем больше он пьет, тем более щедро угощает своих клиентов, поит даром всех посетителей бара, а сам при этом почти все время молчит, хоть и пьет без удержу. И все о чем-то размышляет. Он вспоминает те дни, когда он был инспектором сыскной полиции и когда у него были свои мечты — не те, что у Филдса, власти он не хотел. Если бы он хотел власти, он бы тогда не прекратил расследование, довел бы дело до конца. Но он хотел только денег и все бросил, когда получил их. Деньги он получил, но зато утратил силу, которой обладал, когда был инспектором. Вот если бы он арестовал тогда Хобсона, он стал бы первым помощником Филдса, а потом, может быть, и занял бы его пост. Денег у него сейчас полно и живет он, как князь, и все-таки каждый пьяница с ним запанибрата. И впереди у него пустота! Нет, не хочет он коснеть и жиреть! Должна же быть хоть какая-то цель в жизни! Но какая? Иметь еще больше денег, еще больше скаковых лошадей и костюмов?.. От таких дум Браммел пьет еще больше, и почти всегда в такие дни, когда он угощает всех вокруг, появляется Этол Биби. Вот и сегодня, когда Браммел особенно расщедрился, в бар вошел молочник.
— Вот повезло! — кричит Этол. — За твое здоровье, Красавчик. — И он опрокидывает кружку. — Я всегда говорил, что ты самый лучший парень в полиции… И самый честный. — Этол поворачивается к своим дружкам, которые вовсю пьют даровое пиво. — Уж можете мне поверить, — разглагольствует он, — Филдс тоже вроде неплохой парень, но этот Филберт! — Этол и кое-кто из пьянчужек опасливо оглядываются: а вдруг Филберт как раз в этот момент войдет в зал!.. — Вот уж подлый тип — упечет кого хочешь! Кто-кто, а я-то знаю, — важно заявляет Этол. — Не удивительно, что ты оттуда ушел, Красавчик. Честному человеку там не место. Я тебя не осуждаю… Будь счастлив, Красавчик…

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru