НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Эстетическое воспитание на уроках труда. Печерский М. С. — 1970 г.

Михаил Сергеевич Печерский

Эстетическое воспитание
на уроках труда

*** 1970 ***


PDF

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ КНИГИ

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 3
Глава. Уроки труда как средство эстетического воспитания 8
Глава. Как создается красота вещей? Компоненты детского творчества 47
Глава 3. Воспитание эстетического отношения к коллективному труду 81
Глава 4. О культуре и красоте трудовых действий 103
Глава 5. Роль условий на уроках труда для эстетического воспитания 114
Глава 6. Основные принципы эстетического воспитания младших школьников 127
Приложение 153
Можно прочитать 207

 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>



      Введение
      Один нз педагогов прошлого писал: «Старая школа покоится на 3-х китах: чтение, письмо и счет, а новая растет па 3-х корнях: голова, сердце и рука»1. Разумно ли в наше время, время напряжеипой работы по всестороннему развитию личности, мириться с идеями старой школы? Л они продолжают жить в сознании некоторых учителей: и в порочной тенденции разделять предметы на основные п второстепенные, и в преувеличенном внимании первым, п в явной недооценке вторых.
      1 Н. В. Касаткин. Ручной труд из бумаги и папки в общеобразовательных школах, изд.. М., тип. т-ва И. Д. Сытина, 1914, стр. 11.
      К разряду второстепенных нередко в начальной школе относят н уроки труда. Одни учителя не дрогнув, используют их (в качестве резервного времени) для главных предметов: па них дописывают изложения, разбирают не решенные дома задачи. Другие проводят уроки труда на низком методическом уровне, превращая их в пустую забаву: учащиеся 3-го класса по своему физическому и умственному развитию способны к сложным трудовым действиям, а учитель предлагает им заниматься разлиновкой полей в тетрадях по письму. Третьи используют трудовые занятия в грубо утилитарных целях: привлекают
      (страницы отсутствуют)
      труда. В педагогической пауке до сих пор нет ни одного исследования, посвященного этой важной проблеме. Длительное время работая в школе, в течение двух лет проводя опытное преподавание труда в начальных классах, мы накопили значительный материал, который лег в основу данной работы.
      Эстетическое воспитание в труде — это воспитание у школьников эстетического отношения к труду, к его условиям, общественной направленности, результатам, организации труда, к качеству трудовых действий. Под эстетическим отношением мы понимаем такое отношение, которое предполагает:
      1. Оценку наблюдаемых трудовых явлений с точки зрения того, что прекрасно и что безобразно. Прекрасным в труде в самом общем виде считают все то, что несет на себе печать творчества человека, все то, что действует «на чувство и разум как сила, возбуждающая в людях удивление, гордость и радость перед их способностью к творчеству».
      2. Переживание удовольствия или неудовольствия от наблюдаемого. Имеется в виду удовольствие, получаемое от удовлетворения духовных потребностей, в данном случае потребностей в красоте. Задача педагогов — развивать, углублять их у детей, помогать школьникам удовлетворять их в общении с окружающей жизнью и в собственной трудовой деятельности.
      3. Участие в творчестве по законам красоты. Это наиболее активная форма эстетического отношения к труду. Творить по законам красоты — значит творить согласно своим представлениям о красоте труда.
      Эффективное эстетическое развитие детей могут обеспечить не случайные, эпизодические воздействия на школьников, а система эстетического воспитапия на уроках труда.
      Эта система, по нашему мнению, должна опираться па разносторонние воздействия, черпающие свое содержание в труде взрослых и труде детей. В ней большую роль должны играть как подготовка к выполнению трудового задания, так и сам процесс изготовления изделия. Она не может быть совместимой с неверным убеждением, что эстетическое воспитание детей осуществляется в основном на заключительном этапе изготовления предмета, при его отделке. Выбор объекта труда и знакомство с ним, постановка цели и планирование труда, анализ чертежа и раз-метка, обработка материала и отделка изделия — все должно эстетически воспитывать школьников. Причем воздействия должны осуществляться непрерывно. В этой системе исключительная роль должна быть отведена четкой организации коллективного труда, борьбе за красоту трудовых действий школьников, за высокую культуру условий труда. Разнообразные виды работы предполагают, как показывает опыт, различные формы эстетического воспитания, часто непохожие друг на друга.
      Эстетическое воспитание в процессе труда на пришкольном участке тесно связано с эстетическим воспитанием средствами природы. Работа с пластическими материалами, с природными материалами, вышивка по своему содержанию очень близки к изобразительной деятельности. Работа по изготовлению из пластилина, глины фигурок животных — иллюстрации к басням и сказкам имеет нечто общее с деятельностью скульптора. Работа с природными материалами отличается от работы с пластилином лнин. тем, что дети в природном материале находят ужо готовые формы или отдельные элементы их и не лепят их сами. В желудях, шишках, корнях деревьев дети угадывают различные элементы фигур птиц, животных и комбинируют их. Вышивка в некоторой степени напоминает мозаику. Работа с бумагой, деревом, опирающаяся на чертеж, обработку материала, характеризуется техническим содержанием. Эстетическое воспитание в процессе такого труда отличается от эстетического воспитания в труде на пришкольном участке п от эстетического воспитания в труде, близком к изобразительной деятельности.
      Поэтому мы ставим своей целыо рассказать о содержании н методах эстетического воспитапия на уроках труда лишь в процессе работы с бумагой, картоном и деревом.
     
      Глава 1
      Уроки труда как средство эстетического воспитания
     
      «Есть такая степень развития эстетического чувства в народе... — писал Н. Г. Чернышевский, — когда под преобладающим влиянием этого стремления замышляются и исполняются почти все предметы человеческой производительности: вещи, нужные для удобства домашней жизни (мебель, посуда, убранство дома), платье, сады и т. д.» 1 В нашей стране творчество по законам красоты приобретает широкий размах. Это и понятно: в стране, строящей коммунизм, все должно быть красиво: дома и квартиры, где живут советские люди; станки, за которыми они трудятся; парты, за которыми учатся их дети; предметы, которые повседневно окружают их в быту. Сейчас на многие предприятия пришли художники-конструкторы: их участие в производстве стало необходимым. Вместе с токарями и фрезеровщиками, слесарями и штамповщиками они борются за высокую марку советской продукции. «Мы — рабочие и крестьяне — хозяева своего государства, — пишут труженики завода «Фрезер», — все принадлежит нам. И мы хотим, чтобы все, сделанное руками советских людей, было прекрасно: от баллистической ракеты до мясорубки и чулок. Так будет по-хозяйски, по-советски, по-коммунистически!» 1 Очень хорошо выразил мысли и чувства передовых людей труда Ф. Гладков словами героя своей повести «Клятва» фрезеровщика Николая Шаронова: «Я люблю свой стапок, люблю делать вещи прекрасно, так, чтобы они играли, жили в моих руках, как произведения искусства. Иногда я испытываю подлинное волнение, когда беру в руки сделанную мною деталь: любуюсь ее изящной формой, блеском ее лучей. Для меня нет высшего наслаждения, как сознание, что эта сделанная мною вещь не просто металл, механически обработанный фрезами, а часть моей души — моя любовь, мои искания, бессонные почи».
      Школа не может стоять в стороне от тех задач, которыми живет наше общество. Нельзя учить труду в отрыве от важнейших проблем воспитания. Трудовые занятия в школе — не самоцель, они должны быть подчинены идее всестороннего развития личности, они должны явиться одним пз основных средств эстетического воспитания. Мало вооружить детей конкретными умениями и навыками по обработке материалов. Надо пробудить у них внутренний интерес к труду, вкус к красоте предметного мира, вооружить четкими эстетическими идеалами, вызвать стремление к активному участию в творчестве по законам красоты.
      возможности эстетического воспитания младших школьников па уроках трудового обучения весьма шпрокп п рваносторопнп. (-начала мы рассмотрим вопросы, связанные с формированием эстетического отношения к изделиям, изготовляемым па трудовых занятиях (а также к предметному миру в целом). Это отношение складывается как в процессе подготовки к выполнению трудового задании (в процессе ознакомления с объектом труда), так и в ходе его выполнения.
      Многие учителя недооценивают момент подготовки к выполнению трудового задания для эстетического воспитания, забывая, что без него не только невозможно сознательное достижение детьми высоких результатов в труде, но и немыслима полноценная система эстетических воздействий на учащихся.
      Под эстетическим воздействием мы понимаем всю совокупность методов и средств возбуждения интереса детей и эмоционального переживания ими красоты окружающего мира, красоты человеческих дел п поступков « (с помощью слова, организованного наблюдения и личного творчества). Например, воспитательница в коротком и ярком рассказе раскрывает красоту трудового подвига одного из рабочих шефствующего предприятия (словесное воздействие). Затем она ведет школьников на завод и знакомит их с мастерством рабочего непосредственно у механического молота. Ребята с удивлением и восхищепием смотрят, как из бесформенного, раскаленного куска металла получается сложнофпгурная деталь. Кузнец, с его неторопливыми, точными движениями, кажется им волшебником. Так словесное воздействие дополняется воздействием конкретного наблюдаемого явления, организованного учителем.
      Подготовка к выполнению трудового процесса предполагает заранее продуманный план занятий по развитию эстетических представлений, чувств, вкусов, идеалов. По нашему мнению, она должна включать следующие этапы: выбор объекта труда (подбор изделий для изготовления на трудовых занятиях), предварительное знакомство с ним, постановку цели труда, эстетический анализ модели-образца. Эти этапы следует рассматривать как своеобразные ступени в освоении красоты объекта труда и стремиться к максимальному использованию их в эстетическом воздействии на учащихся. Остановимся более конкретно на каждом этапе.
     
      Выбор объекта труда
      Когда начинается эстетическое воздействие на младших школьников в труде? Наблюдения за работой учителей показывают, что одни пробуждают интерес к предстоящему объекту труда еще до начала урока (например, отвечая на вопрос детей, что они будут делать, или показывая объект труда); другие пачинают эстетически воздействовать на школьников при постановке цели работы, третьи вспоминают о красоте изделия лишь на заключительном этапе изготовления предмета, при его отделке, и т. д. На наш взгляд, эстетическое воспитание детей па уроках труда должно начинаться с выбора объекта труда. Это первый этап подготовки детей к выполнению трудового задания, первый шаг эстетического воздействия на
      них. Разумеется, эффективность его будет зависеть от того, насколько педагогически правильно мы его организуем, насколько активно привлечем школьников к участию в выборе объекта труда, какие требования предъявим к. намеченному для изготовления изделию.
      Очень важно активно включать самих учащихся в выбор объекта труда. К сожалению, лишь немногие учителя начальных классов понимают его несомненное значение. В одном из четвертых классов перед изготовлением макетов зданий учитель предложил рассмотреть цветпые фотографии, взятые из различных журналов. Дети, подбирая здания, макеты которых можно было бы создать на уроках труда, увидели различные конструктивные формы и разнообразное цветовое решение современной архитектуры.
      Активное участие в выборе объекта труда не только усиливает интерес учащихся к намеченным для изготовления вещам, но и становится актом общения детей с красотой предметного мира, пробуждая эстетическое отношение к действительности и, в частности, к намеченному для изготовления предмету.
      Участие детей в выборе объекта труда может быть различным: беседы о вещах, которые хочется сделать на уроке, коллективный анализ письменных ответов учащихся на вопрос «Что бы ты хотел сделать на уроках труда?», обсуждение и утверждение плана работ, составленного учителем, коллективное определение тем занятий кружка «Умелые руки» и т. д. Например, в 4-м классе школы № 22 города Перми с оживлением обсуждали план работ па уроках труда в последней четверти. Учитель предложил широкий круг изделий, разрешил выбирать из них наиболее интересные, включать свои. Чтобы придать особую содержательность разговору, он подготовил к обсуждению рисунки, фотографии, вырезки из газет и журналов, чертежи, модели. Учащиеся с увлечением рассматривали каждый предмет, часто, забегая вперед, высказывали возникшие соображения, как лучше и качественнее сделать понравившиеся вещи. Мальчики и девочки 4-го класса школы № 9 Перми самостоятельно составляли план работы кружка «Умелые руки»; с энтузиазмом выдвигали предложения, поочередно иллюстрировали их рисунки на доске, смело фантазировали, какими должны быть их будущие изделия. Кто-то предложил сделать на кружке макеты современных общественных зданий. Эта мысль так захватила ребят, что они сразу же приступили к разработке своих проектов. Миша К. вскоре на занятие кружка принес свыше 15 различных проектов, выполненных им с подлинным увлечением.
      Мало привлечь школьников к выбору объекта труда, надо помочь им подобрать такой предмет для выполнения, который смог бы служить источником эстетического воздействия на всех последующих этапах трудового процесса, возбуждал бы активность и желание проверить творческие способности, воспитывал вкус.
      Каким требованиям должны отвечать объекты труда, чтобы удовлетворить интересы эстетического воспитания младших школьников на уроках трудового обучения?
      А. Объекты детского труда располагают различными возможностями эстетического воздействия на учащихся. Рассмотрим две группы предметов: предметы, различные по назначению, сложности, но одинаковые по мастерству исполнения, и предметы, одинаковые по назначению и различные по качеству выполнения.
      Искусно сделанный из картона и бумаги различных сортов макет современной комнаты с гарнитуром мебели сравните с гирляндой флажков, тоже по-своему искусно выполненной. Первый объект труда располагает большими возможностями эстетического воздействия на школьников прежде всего потому, что это — результат более значимого творческого труда. Он активно способствует формированию чувства формы (так как предполагает анализ и оценку вещей различной сложности, знакомство с их конструктивными решениями); развивает чувство цвета (сопоставление цвета каждой детали макета и ансамбля в целом, связь между покраской предмета и его назначением); воспитывает чувство меры в цветовом решении и в орнаментовке. Гирлянда флажков тоже оказывает воздействие на детей, но, несомненно, меньшее.
      Еще пример. В четвертом классе при выполнении модели литра на уроке труда учитель продемонстрировал неприглядный образец, наспех сделанный из невзрачного серого картопа, с поверхностью, весьма плохо обработанной, с изломами. Изделие не вызвало у детей интереса к предстоящей работе, не пробудило эстетического настроения. Под эстетическим настроением мы имеем в виду эмоционально приподнятое состояние, вызванное созерцанием
      красивого предмета или успешной деятельностью по созданию его. Учащиеся по обязанности выслушали инструктаж учителя, по обязанности приступили к выполнению задания. В другом классе на уроке, посвященном изготовлению этой же модели, был продемонстрирован привлекательный образец, с правильной цилипдрнческой поверхностью, снаружи и изнутри искусно облицованный алюминиевой бумагой. На школьников он произвел сильное впечатление, с увлечением они взялись за дело. На всех этапах работы чувствовалось их горячее стремление к эстетическим результатам труда, т. е. к таким результатам, которые вызывают радость и удовлетворение запечатленными в предмете способностями и умениями (Приложение. Рис. 7, 10). Два предмета, одинаковые по назначению, оказывают различное по силе воздействие на школьников: один порождает безразличие и нетребовательность к своей работе, другой заинтересованность и увлеченность, воспитывает вкус и стремление к высоким конечным результатам труда.
      Следовательно, объекты труда имеют различные возможности эстетического воздействия на школьников в зависимости от своего внешнего вида. Но это не все. Эти возможности различны и в зависимости от характера трудового процесса, который они предполагают.
      Сравните, например, пришивание вешалки и изготовлен не модели грузового автомобиля из дерева в кружке «Умелые руки» (Приложение. Рис. 51). Трудовой процесс но пришиванию вешалки примитивен. Крайне ограничены, если они вообще существуют, и его возможности эстетического воздействия на детей. Наоборот, процесс труда по изготовлению модели автомобиля весьма сложен и разнообразен: здесь и анализ модели, и планирование труда, и анализ чертежа, и разметка, и обработка материала, и сборка, и поиски цветового решения. Каждая группа трудовых операций несет в себе свойственную ей возможность эстетического воздействия на младших школьников (подробно об этом говорится в следующих главах). Однако эти широкие возможности эстетического воздействия на детей могут быть хорошо или плохо использованы. Все зависит от того, как учитель организует выполнение изделия.
      В одном из классов учительница раздала учащимся по листу бумаги, покрашенной бронзовой краской, шаблоны и предложила сделать модель ракеты. Дети обвели карандашом шаблоны деталей, вырезали, склеили. Модели готовы. Ни анализа модели, ни планирования труда, пи анализа чертежа, ни осмысленной разметки, ни продуманной обработки материала, ни отделки. Учительница исключила из трудового процесса такие звенья, которые могли быть эффективно использованы с точки зрения эстетического воспитания.
      Совсем иначе эта работа была выполнена в другом классе. Трудовой процесс здесь был не только насыщеннее трудовыми операциями, но и осмысленным, интересным, творческим.
      Дети под руководством учителя дали обстоятельный анализ изделия: установили, из чего п каким образом сделана модель, дали ей оценку, т. е. попытались определить, нравится ли она и чем именно. При планировании не только определили содержание п последовательность трудовых операций, но и установили связь целесообразной последовательности с высокими результатами труда. При анализе чертежа, разметке школьники активно стремились осмыслить и сделать первые шаги в реализации конструкторского и технологического замысла. В противоположность предыдущему классу опи сами давали цветовое решение, производя покраску ракет гуашью и лаком, сами предлагали и выполняли украшающие полосы и т. д. (Приложение. Рис. 27 — 29).
      Таким образом, осуществляя выбор изделий для изготовления на уроках трудового обучения, учитель прежде всего должен предъявить к ним требование: объекты труда должны обладать значительными возможностями эстетических воздействий на учащихся.
      Б. В одном из четвертых классов учитель предложил детям сделать весы. Действующая модель весов — очень серьезная поделка для младших школьников. А как ее выполнили в данном классе? Дети принесли в класс заранее заготовленные палочки, спичечные коробки. На палочках сделали по три зарубки и превратили их в рычаги весов. На крайние зарубки на ниточках подвесили спичечные коробки-чаши. К средней зарубке рычага привязали нить. За нее все сооружение подняли вверх. Весы готовы. Причем вся работа выполнялась па глазок и под диктовку учителя. Мог такой труд вызвать удовлетворение учащихся? Нет. Ои не требовал приложения физических и умственных сил, он не будил радости созидания, творчества, эстетического отношения к труду. Многие дети смотрели на него как на забаву, некоторые не скрывали к нему безразличного отношения. Следовательно, недостаточно подобрать изделие, по своему названию отвечающее программе, необходимо, чтобы оно и процессом изготовления отвечало интеллектуальным и физическим возможностям школьников. Например, весы, изготовленные в опытном классе, были значительно сложнее по своей конструкции и технологии (Приложение. Рис. 19 — 21). Они сделаны были из бумаги (скалки, облицовка) и дерева (рычаг, стойка, основание стойки). Каждая деталь была строго выполнена по чертежу и требовала значительной точности и чистоты обработки материала. При отделке изделия учащиеся добивались выразительного цветового решения и аккуратного выполнения декоративных полос. Дети трудились с напряжением, но успешное преодоление трудностей пробуждало радостное сознание творца, сознание своей силы, окрепших умений.
      Неоднократно сопоставляя различные по своему содержанию трудовые процессы, мы пришли к убеждению, что объект труда должен отвечать и такому требованию: изделие (но своей технологии) должно соответствовать уровню развития детей, чтобы изготовление его не было слишком легким или слишком трудным, чтобы процесс труда не представлял из себя ни бездумной игры, ни бесплодного мученичества, чтобы он был и напряженным и в то же время плодотворным и радостпым. Если трудовое задание окажется слишком легким, оно не вызовет необходимого напряжения интеллектуальных и физических сил ребенка, а, значит, лишит его возможности эффективного развития, радости созидания, творчества в процессе труда. Напротив, если оно окажется чрезмерно трудным, школьник потеряет веру в свои силы, в успех дела. Это погасит его интерес и творческое настроение, что недопустимо при эстетическом воспитании.
      В. Объекты труда должны быть разнообразными — таково следующее требование. Дети младшего школьного возраста не любят делать «одно и то же». Только разнообразные и содержательные поделки способны возбуждать и поддерживать у них постоянный интерес к работе. В классах, где уделяется труду значительное внимание, дети, как правило, живо интересуются тем, что они будут
      делать, с энтузиазмом встречают повое изделие и, наоборот, пассивно и неохотно включаются в работу, если приходится повторять однажды выполненное задание.
      В одном из четвертых классов мы поставили перед учащимися вопрос: «Что вы хотели бы сделать на уроках труда?» Ответы на него подчеркнули значение выдвинутого требования: 76% школьников изъявили желание сделать на уроках труда модели ракет, легковых автомобилей, в том числе марки «Волга», «Чайка», самолета, вертолета, корабля, спутника Земли, подводной лодки, 20% — макеты улицы Коммунизма, лучших улиц своего города, 4% — круглую коробочку. Ни один учащийся, кроме Сережи Т., не назвал изделия, которое уже выполнили на уроке. Таким образом младшие школьники испытывают тягу к различным объектам труда. В таком труде наиболее остро ощущается движение от незнания к знанию, от неумения к умению; в таком труде наиболее зримо происходит самоутверждение творческой личности, пробуждение и воспитание эстетического отношения к труду.
      Г. В программе по трудовому обучепию выдвинуто требование: «Все изготовленные на уроках изделия следует применять в практике — в школе или дома». В работе учителей начальных классов все еще встречаются случаи, когда игнорируется это требование, когда на уроках труда делаются бесполезные вещи. Это результат одностороннего внимания к выработке у учащихся лишь каких-то умений и навыков по выполнению тех или иных операций. Например, в одном из третьих классов 40 учащихся под руководством учителя-стажера с самым серьезным видом ножницами вырезали на новых лоскутах материи внушительные отверстия и потом учились на них накладывать заплаты.
      Конечно, подобные явления в учительской практике пе имеют широкого распространения. В основном учителя выбирают для детей объекты труда, отвечающие требованию программы. Но всякое ли выполиепие этого требования одинаково положительно отражается па воспитании детей? Более того, можно ли удовлетвориться этим требованием? Как известно, практически полезные работы могут быть полезными для себя и для других — для
      1 «Программы восьмилетней школы. Начальные классы». М., Учпедгиз, 1963, стр. 153.
      семьи, для класса, для школы, для общества, под последним мы подразумеваем труд, своими целями, своей направленностью раздвигающий рамки школьных интересов (это поделки для подшефного детского сада, для подшефной детской площадки,комнаты и т. д.). Какой труд наиболее эффективен с точки зрения нравственного и эстетического воспитания? На наш взгляд, труд для других, для общества активно способствует формированию эстетического отношения к общественной направленности труда, пробуждает стремление своей работой принести пользу людям. Наоборот, работа для себя не только лишает труд общественной направленности, но и культивирует эгоистические тенденции в развитии школьников. К сожалению, многие учителя не видят или не придают значения этому различию.
      В 1964/65 учебном году в трех (четвертых) классах одной из средних школ мы рассмотрели все выполненные за три четверти практические полезные работы и обнаружили такую картину:
      Всего выполненных практически полезных работ 89
      В том числе:
      для себя 37
      для семьи 7
      для класса 23
      для школы 19
      для общества 3
      Как видно, учителя чаще всего включают детей в труд для себя. Реже включают в труд для класса, для школы и очень редко привлекают к труду с высокой общественной направленностью, к труду для пользы всего общества.
      Все это, естественно, не способствует формированию эстетического отношения к труду.
      Из сказанного становится ясным: требование программы, ориентирующее на изготовление просто практически полезных предметов, целесообразно заменить другим — изделия, изготовляемые детьми третьих — четвертых классов, должны быть общественно полезными.
      Таковы требования к объекту труда. Чем полнее изделия отвечают им, тем более способствуют они эстетическому развитию школьников.
      Итак, правильно осуществленный выбор объекта труда является неотъемлемой частью всей системы работы по эстетическому воспитанию младших школьников на уроках трудового обучения.
      В практике лучших учителей опреде-ПРенаблюТенияЫе ленное место занимают предварителъ-объектов труда иые наблюдения детьми объектов труда.
      Такие наблюдения в основном направлены на выявление особенностей строения предмета. Поэтому пх можно назвать технологическими наблюдениями. Например, в одном из четвертых классов учительница демонстрирует за несколько дней до урока модель колесного трактора, предлагает обратить внимание на то, похожа ли модель на действительный трактор, правильны ли относительные размеры передних и задних колес, где расположены фары, как они прикреплены, и т. д.
      К сожалению, в школьной практике плохо используют предварительные наблюдения с целью пробуждения эстетического отношения к объекту труда. В самом деле, разве нельзя на этот же самый трактор взглянуть не только с точки зрения технологии, но и с других позиций: оценить, насколько велики творческие силы человека, запечатленные в данном предмете, насколько целесообразна и совершенна форма, привлекательно ли цветовое решение, как все это отвечает нашему вкусу, — другими словами, насколько красив предмет. Не только возможно, но и нужно, чтобы посредством этих наблюдений (мы пх называем эстетическими) формировать эстетическое отношение к предметному миру. Как организовать пх в начальной школе?
      Находясь в окружении многообразного предметного мира, детп постоянно сталкиваются и с красивыми предметами, которые непроизвольно задерживают их внимание. Хотя эти наблюдения непроизвольны, пестры п поверхностны, особенно у младших школьников, мы не можем не опираться на них в педагогической практике. На занятии кружка «Умелые руки» дети, перед тем как приступить к изготовлению модели речного катера, коллективно вспомнили, какие суда наблюдали они на реке Ка-
      1 Пример взят из книги С. Ф. Трифонова «На уроках труда в 1 — 4 классах». М., Учпедгиз, 1963.
      ме, какие особенно привлекли их внпмапие. Учащиеся поделились опытом своих наблюдений, в котором отчетливо просматривались ростки эстетического отношения. Это хорошо, но ограничиваться подобными предварительными наблюдениями на уроках труда в начальной школе нельзя. Целесообразно их дополнить специально организованными эстетическими наблюдениями.
      По своей направленности они могут быть разнообразны. В качестве объекта наблюдения может быть модель-образец. Например, перед изготовлением карандашницы в 4-м классе школьники за два дня до урока рассмотрели изделие, выполненное учителем. Знакомство с ним вызвало у детей большое удовлетворение: они искренне были восхищены мастерством и вкусом своего наставника, загорелись желанием сделать такие же карандашницы.
      Предварительные наблюдения изделия-образца несомненно способствуют пробуждению эстетического отношения к объекту труда, но их недостаток в том, что они не приобщают к красоте окружающего предметного мира, а следовательно, не несут в себе ничего, принципиально отличного от наблюдений на уроках трудового обучения. Л какой смысл делать до урока то, что будет проводиться на уроке?
      Педагогически целесообразно в качестве объекта предварительных эстетических наблюдений использовать реальный предметный мир. Так, перед выполнением моделей грузового автомобиля дети получили задание — в течение нескольких дней повнимательнее присмотреться к грузовым автомобилям на улицах города и постараться определить, в чем красота этих предметов. Наблюдения предметного мира в реальной обстановке дают возможность рассматривать объект в различных его проявлениях (но один, а множество грузовых автомобилей, причем различных марок), позволяют сопоставлять и сравнивать их и тем самым сделать первые, пусть не всегда точные и результативные, но реальные шаги в эстетическом освоении действительности. Дети приобретают первоначальный опыт эстетического анализа предметного мира, несут его на уроки труда и с позиции этого опыта оценивают и модель-образец, и результаты своей работы. В том же опытном классе после нескольких дней предварительных наблюдений, когда многие дети уже успели понаблюдать за автомобилями, учитель решил с ними посоветоваться,
      уточнить, какую модель грузовика выбрать для выполнения на уроке. Представил для обсуждения модели из книги Л. Гальперштейна и П. Хлебникова «Наш гараж». К его удивлению, ребята смотрели на них без особого энтузиазма. «Они не как настоящие, — заявил Вова Л. (и его поддержали другие), — крыльев нет, вместо колес — катушки от ниток. Угловатые какие-то...» Так лаконично дети выразили свое отношение к моделям. Может быть, их не удовлетворил нарочито упрощенный трудовой процесс, который предполагали изображенные изделия, может быть, им не понравилось то, что в моделях разрушена обтекаемость форм настоящих автомобилей, — мы не будем сейчас анализировать. Важно отметить, что дети пришли в школу со своими требованиями, со своими вкусами, приобретенными в период предварительных наблюдений.
      Эффективность предварительных наблюдений во многом зависит от того, насколько умно- организует их учитель. Прежде всего, насколько правильно он делает установку на наблюдение. Например, в одном из четвертых классов перед изготовлением моделей грузовых автомобилей детям назвали объект наблюдений и предложили провести их самостоятельно, а в другом классе перед изготовлением моделей автобуса указали, на что обязательно следует обратить внимание (па красоту форм, покраски). При наблюдении современных зданий вооружили детей более развернутой программой наблюдений:
      1) обратить внимание на наиболее итсресные современные здания нашего города;
      2) как отличаются они по своей форме от старых зданий;
      3) какие материалы при создапии их широко используются;
      4) какое внимапие уделяется цветовому решению зданий;
      5) что удивляет вас в труде наших строителей.
      Как видно, перед тремя уроками труда проводились предварительные наблюдения, и в каждом отдельном случае учащиеся получали различные установки, которые, естественно, не могли не влиять на содержание проводимых наблюдений.
      1 См.: Л. Гальперштейн, П. Хлебников. Наш гараж. М., Детгиз, 1956.
      В первом случае учитель, не сформулировав конкретных задач, отказался от руководящей роли в этих наблюдениях, пустил их по стихийному руслу, которое может принести, а может и не принести желаемых результатов. Понятно, что такую установку целесообразно давать только тем детям, которые уже имеют значительный опыт эстетического анализа. Младшим школьникам предварительные наблюдения с такой общей задачей вряд ли полезны.
      Во втором случае учитель сознательно вычленяет две задачи и тем самым как бы помогает детям отключиться от обилия пестрых впечатлений и более глубоко всмотреться в те явления, которые подчеркнуты в его задании. В такой помощи очень нуждаются младшие школьники: они не способны еще безошибочно и глубоко оценить то обилие информации, которое они получают в этих наблюдениях.
      В третьем случае — опять вычленение конкретных задач наблюдения, но перечень этих задач уже увеличен. Ясно, что в результате таких многоцелевых наблюдений может возникнуть более содержательное, более глубокое эстетическое отношение к предмету. Но здесь надо очень строго учитывать возможности школьника: чем больше конкретных задач, тем наблюдение труднее.
      Младшим школьникам, на наш взгляд, следует давать совершенно конкретные и в меру развернутые задания на наблюдение. Они направляют деятельность детей в определенное русло и дают значительно лучшие результаты.
      Учитель может влиять на содержание предварительных наблюдений не только через постановку конкретных четко сформулированных задач, но и непосредственно руководить ими. В 4-м классе «А» школы № 22 Перми перед сооружением макета одной из улиц родного города предварительные наблюдения проводились под руководством учителя. С учащимися была совершена экскурсия по замечательным стройкам города. Школьники обращали внимание на современные здания, с помощью учителя выявляли особенности, отличающие их от старых здапий, — предельно простые, строгие формы, широкое использование металлических конструкций и стекла, разнообразное цветовое решение фасадов. После экскурсии обменялись мнениями. Среди лучших зданий назвали панорамный кинотеатр «Кристалл», здание политехнического института, магазин «Синтетика», жилые дома на улице Леиинаит. д.
      На уроке русского языка дети по материалам экскурсии написали сочинение, рассказали о своих впечатлениях. На уроке рисования выполнили рисунок современной улицы. Дома предложили детям спроектировать (сделать акварелью рисунок) такое современное здание, которое они хотели бы видеть па улицах нашего города. На уроках труда решили создать макет ул. Ленина в Перми. Левая сторона ее застроена красивыми зданиями, правая — не застроена. Постановили: правую сторону улицы-макета застроить домами по лучшим проектам ребят. Много было представлено проектов на рассмотрение комиссии (в состав ее были выдвинуты Саша Г., Лена А., Наташа К.). Комиссия организовала небольшую выставку представленных проектов. На те, что были признаны лучшими, наклеили маленькие яркие звездочки. Автор одного из лучших проектов Сережа Т. был назначен «главным архитектором» макета ул. Ленина и т. д. ч
      Еще пример. В том же классе перед изготовлением моделей космических кораблей дети подобрали вырезки из газет и журналов с изображением ракет, оживленно обсудили, какие формы им больше нравятся, какие меньше. На уроке рисования они с увлечением выполнили рисунок космического корабля, форму взяли с модели, поставленной на натурную подставку. А раскраску... учитель предоставлял детям право пофантазировать, помечтать, какую окраску будут иметь будущие пассажирские космические корабли. Объявил конкурс на лучший проект покраски корабля. Объяснил, что лучшие проекты будут приняты классом «к производству», т. е. корабли, изготовленные на уроках труда, будут окрашены по этим образцам. С увлечением дети принялись за работу: каждому хотелось создать что-то оригинальное, интересное, привлекательное. Особый подъем вызвало обсуждение лучших работ. Отобрали 10 наиболее удачных рисунков и не спеша продемонстрировали их классу. Учащиеся активно выразили свои симпатии. Наибольший интерес вызвали проекты Любы М., Вовы О., Лены П., Гали П. и др. Их единогласно приняли в качестве образцов покраски будущих моделей космических кораблей. Тут же поступили первые заявки на проекты. Например, Ира С. от имени своей бригады изъявила желание «делать ракету по рисунку Вовы».
      Таким образом, правильно организованные предварительные наблюдения несут в себе значительные возможности эстетического воспитания. Они будят у детей эстетическое отношение к предметному миру, вселяют в них желание принять участие в создании красивых вещей.
      Следующим этапом подготовки детей
      остановка цели к выполнению трудового задапия является постановка цели труда. Педагогический опыт показывает, что цель труда по своему содержанию весьма многогранна: она включает и учебную, и воспитательную, и предметную, и эстетическую, и общественную стороны. Учебная и воспитательная цели труда направлены на формирование личности детей; предметная, эстетическая, общественная — связаны с объектом труда, направлены на достижение высоких результатов труда.
      Как правило, труд младших школьников носит учебно-воспитательный характер. Поэтому учитель обязательно продумывает, какие новые знания, умения, навыки, какие качества должны приобрести дети, выполняя очередное трудовое задание. Это определяет содержание учебной и воспитательной целей труда. Иногда учителя раскрывают их перед школьниками, иногда сознательно оставляют при себе. Кто из них делает правильно, а кто ошибается, можно судить, лишь учитывая конкретную педагогическую ситуацию, в которой поставлена цель. Однако, опираясь па значительный опыт, можно утверждать, что подчеркивание учебных и воспитательных целей ставит ребенка в позицию ученика, воспитуемого, что обедняет содержание детского труда, особенно его общественной направленности. Напротив, сознательное умолчание об учебных и воспитательных целях и подчеркивание предметной, эстетической, общественной целей труда насыщает труд детей той полезной (педагогами давно апробированной) игрой «во взрослого труженика», которая делает учебный труд оптимальным с точки зрения развития учащихся. Поэтому правильно поступают те учителя, которые оставляют учебные и воспитательные цели при себе, но, направляя деятельность школьников на успешное достижение предметной, общественной и эстетической целей, решают учебные и воспитательные задачи.
      Уроки труда в осповпом связаны с изготовлением конкретных вещей. Привлечение внимания детей к выбран-
      ному объекту труда, демонстрация объекта с установкой на его изготовление — это постановка предметной цели труда. При постановке предметной цели, на наш взгляд, нельзя ограничиваться названием объекта труда (а в практике школы нередки такие случаи), а следует демонстрировать изделие-образец, которое помогает детям конкретно, точно представить цель своего труда.
      Педагогическая задача при постановке эстетической цели — создать у школьников эстетическое отношение к объекту труда и пробудить (а если оно возникло в момент предварительных наблюдений, то укрепить) стремление к созданию красивого предмета. Раскрытие этой цели, по нашему мнеппю, следует начинать с демонстрации модели-образца. Как известно, «эстетическое восприятие конкретно-чувственно. В сфере прекрасного нет и не может быть абстракций. То, что недоступно чувственному восприятию, что мы не можем непосредственно видеть или слышать, остается за пределами нашей эстетической оценки» Именно поэтому нельзя пренебрегать демонстрацией модели-образца. Она рассчитана на пробуждение переживаний школьников, вызванных созерцанием красивого предмета, мастерски сработанного человеком. Не случайно лучшие учителя проявляют исключительную заботу о высоких достоинствах изделия-образца.
      Например, па уроке по изготовлению модели грузового автомобиля в опытном классе учитель обратился к детям со словами: «Внимательно рассмотрите эту модель, вы должны ее сделать сами», пронес изделие по рядам, давая возможность учащимся сосредоточить на нем внимание.
      Модель грузового автомобиля, близкого к марке ГАЗ-51, вызвала детское восхищение у многих учащихся. «Как настоящая!» — вслух выражали они свои чувства. Она в самом деле напоминала настоящий грузовик (Приложение. Рис. 34). Кабина с капотом имела обтекаемую форму, между крыльями дугообразной формы п капотом были вмонтированы фары, на осях бойко вращались деревянные колеса. Модель была сделана из обыкновенной настольной бумаги, но склеена так, что снаружи не было видно ни одного клапана склеивания. Отдельные детали, например боковые стенки кабины, были укреплены дополнительными слоями бумаги. Поверхности модели были покрашены гуашью и несколько раз покрыты лаком для живописи. Создавалось впечатление, что предмет сделан из металла. Учитель разрешил детям его потрогать, убедиться в его способности легко двигаться.
      За два года работы в опытных классах нам не пришлось наблюдать, чтобы дети равнодушно приняли очередное изделие. Эта повышенная эмоциональная реакция в значительной степени объяснялась тем, что дети в демонстрируемой модели видели реализованной, осуществленной цель своего труда, видели красоту будущих результатов своего труда. Учителя всегда стремились к тому, чтобы дети полнее увидели эту цель, чтобы они хотя бы немного были удивлены, очарованы красотой модели, чтобы эстетическое отношение к объекту труда пронесли через все этапы выполнения трудового задания, чтобы оно помогало им преодолевать трудности, которые обязательно встретятся в работе.
      Когда школьники собственным чувством оценивали эстетические достоинства наглядной цели их труда, учитель ставил перед ними вопрос: «Как мы долиты сделать наши модели?» «Красиво!» — отвечали они; и чем богаче был опыт творчества учащихся, тем глубже был смысл этой лаконичной установки — сделать красиво.
      Определенную роль в пробуждении эстетического отношения к предметному миру играют лаконичные сообщения учителя (или беседы) о творческих подвигах людей, запечатленных в тех предметах, модели которых будут делать школьники. Так, учителя 81-й школы Перми на уроках труда в третьих классах перед изготовлением моделей ракет коротко рассказали о великом изобретателе К. Э. Циолковском, впервые предложившем реактивный двигатель — ракету, обосновавшем в 1903 году возможность использования такого двигателя для межпланетных перелетов; означении и успехах современного ракетостроения. Подобные сообщения могут быть различными по содержанию, но цель у них одна: вызвать восхищение творческими силами человека.
      Во время постановки эстетической цели иногда полезно развернуть перед детьми яркие перспективы оценки результатов их труда. Так, в опытном классе на уроке тРУДа при изготовлении моделей автобусов был объявлен
      конкурс красоты. Победителем могла стать бригада, которая создаст самую красивую модель автобуса. Модели будет присвоен первый номер, и она будет преподнесена в дар кабинету французского языка в качестве наглядного пособия. Перспектива сделать автобус № 1 увлекла большинство бригад (работали бригадами-четверками). Они загорелись нетерпением приступить к работе.
      Немалое значение имеют разъяснения детям, почему надо делать вещи красивыми. В опытных классах они давались маленькими крупицами (и разумеется, далеко не на всех уроках). Приведем некоторые из них.
      — Города, улицы, дома, квартиры, предметы быта — все при коммунизме должно быть прекрасно. Если ты хочешь стать подлинным строителем коммунистического общества, учись делать вещи красиво!
      — Советские люди напряженно трудятся по созданию красоты предметов. Они хорошо знают: красиво делать — значит окружать себя красивыми вещами, которые доставляют радость и наслаждение. Недаром говорят: красиво делать — красиво жить. Чтобы принести больше радости себе и людям — делай вещи красиво!
      — Говорят, человек творит по законам красоты. Это значит, что бы он ни делал, он старается сделать красиво. Если ты хочешь стать настоящим человеком, в любое дело стремись вносить красоту.
      — Даже в самом маленьком деле можно стать великим художником, если к делу относиться с любовью, творчески. Мы не делаем настоящих машин, мы делаем лишь пх модели. Но и в этом труде можно стать настоящим умельцем, мастером.
      — Лучшая характеристика труженика — это предмет, сделанный его руками. Все прекрасное в человеке прежде всего раскрывается в труде. Ты покажи, как ты сделал, — я скажу, кто ты.
      — Помни, ты тогда научишься понимать и ценить красоту предметов, тогда воспитаешь в себе высокий вкус, когда создашь по-настоящему красивый предмет. Ведь вкус лучшим образом развивается в труде, в труде по созданию красивых предметов. Делай красиво — разовьешь вкус! И т. д.
      В нашем обществе считается прекрасным труд, если он приносит пользу Родине, если оп умножает материальные и духовные богатства ее. Задача учителей — с млад-
      шего школьного возраста формировать у детей эстетическое отношение к общественной направленности труда. Каким образом это делать на уроках трудового обучения?
      Прежде всего нужно систематически включать школь-, пиков в общественно полезный труд. Например, в опытных классах пе делали вещей, ненужных обществу. Коробочки для отходов бумаги, круглые коробочки, карандашницы — оборудование для уроков труда и рисования; модели литра, бруса, лабораторных весов — наглядные пособия для уроков арифметики, природоведения; новогодние фонарики — для украшения школы; модели грузовых автомобилей, автобусов — игрушки для подшефного детского сада и т. д. Более того, в этих классах, как правило, стремились к самым высоким формам общественной направленности труда. В 4-м классе «А» школы № 22 в 1963/64 учебном году из 23 выполненных работ сделали:
      для себя 0
      для семьи 1
      для класса 4
      для школы 7
      для общества 11
      Чтобы подчеркнуть общественную значимость труда младших школьников, передовые учителя часто выдвигают цель в виде трудового заказа. Например, учительница 4-го класса школы № 112 Перми пригласила к началу урока труда «делегацию» из детского сада. Малыши от имени своего коллектива передали старшим товарищам — четырохклассникам почетный заказ — сделать набивных зайцев (игрушки для детского сада). «Делегаты» настолько непосредственно выражали свою просьбу, настолько верили в старших товарищей, что глубоко тронули учащихся. Школьпики остро почувствовали, что их труд нужен, что они могут оказать помощь своим подшефным. И с энтузиазмом включились в работу по выполнению заказа.
      Такие заказы всегда поднимают в глазах детей общественную значимость их труда, школьники чувствуют себя тружениками, способными принести пользу обществу. При вручении трудовых заказов полезно перед детьми раскрыть общественное значепие того труда, какой они будут выполнять. В опытном классе объяснили, что в кабинете французского языка при изучении слов пользуются картинками, изображающими различные предметы.
      А ведь гораздо лучше показать детям сам предмет или модель предмета. Кабинет иностранного языка дал нам трудовой заказ на изготовление моделей автомобилей. Надо его выполнить? Обязательно. Выполнив его, мы в значительной степени облегчим изучение иностранного языка.
      Следует различными путями добиваться, чтобы дети усвоили общественный смысл слов «надо», «нужно» и, побуждаемые к труду этой необходимостью, активно включались в работу. Но побуждение к труду на пользу обществу, исходящее лишь из понимания значения этого труда, надо считать первым шагом и стремиться к тому, чтобы дети не по необходимости, а «по любви» включались в общественно полезный труд, чтобы они видели красоту этой необходимости, чтобы они испытывали эстетическое удовлетворение от сознания общественной направленности своего труда.
      Опыт убеждает, что только тогда у детей возникает подлинный интерес к общественным целям труда, когда они па собственном опыте испытывают радость от «служения обществу», когда слышат слова признательности за свой труд или видят своими глазами, как нужны его плоды.
      Поэтому очень важно как можно больше радости доставить учащимся от их труда для других. В опытных классах не забывали об этом. Председатель совета отряда Люба М. передала кружку «Умелые руки» срочный заказ от подшефного детского сада — изготовить 15 деревянных лопаток. Дети горячо принялись за работу. Все 15 лопаток были готовы, покрашены яркими масляными красками. Группа пионеров через несколько дней докладывала классу, с каким восторгом малыши встретили их трудовой подарок. И ребята удовлетворенно улыбались: им приятно было слышать о признательности подшефных. На очередном занятии кружка «Умелые руки», когда перед детьми была поставлена задача — сделать для детского сада деревянные грузовые автомобили, учащиеся встретили это задание с энтузиазмом.
      Постоянное внимание к всестороннему и яркому раскрытию цели труда способствует воспитанию у младших школьников эстетических стимулов к труду (стремление сделать красивую вещь, принести пользу обществу или доставить кому-то удовольствие своим трудом).
      У детей опытного класса интерес к общественной направленности труда возник и укрепился постепенно. В начале работы они к высоким общественным целям труда были равнодушны. На одном из уроков, когда учащиеся* спросили, кому бы они хотели подарить свои изделия, ответы были такими: «младшему брату или сестре» — 11 человек, «папе и маме» — 18, «первоклассникам» —. В конце опытной работы дети этого класса интересовались до начала урока труда не только тем, что они будут делать, но и тем, для кого делать, и получали большое удовлетворение от сознания общественной полезности своего труда. На уроке, посвященном изготовлению моделей автобусов, перед ними вновь поставили вопрос: «Кому вы хотели бы подарить свои изделия?» Дети ответили: «детскому саду» — 25 человек, «детскому дому» — 3 человека, «группе продленного дня» — 2 человека.
      Таким образом, постановка цели труда может п должна быть использована как фактор эстетического воздействия на младших школьников. Всесторонне раскрытая цель выступает перед школьниками зримой и интересной. Характер постановки цели труда накладывает свою печать и на характер труда детей. Чем ярче, увлекательнее цель, тем содержательнее и результативнее труд школьников. Не случайно в опытных классах учителя, проявляя заботу об эстетическом воздействии на младших школьников, всегда стремились к всестороннему и яркому раскрытию цели труда.
      К сожалению, у учителей начальных классов не часто встретишь такое стремление. Например, мы рассмотрели с этих позиций 50 посещенных уроков и обнаружили неутешительную картину.
      В школьной практике мы еще нередко встречаемся с учителями, которые, но ставят перед детьми цели труда пли ограничиваются постановкой учебной цели. Так, в одном из третьих классов учительница поставила перед учащимися задачу — ознакомиться с отделочным швом «козлик», и дети в течение часа на различных лоскутках материи осваивали указанную операцию.
      Уроки, направленные лишь на выработку примитивных трудовых умений и навыков, не пробуждают у учащихся ни сознания творца, созидателя, своими руками создающего разнообразные вещи, ни чувства удовлетворения от принесенной своим трудом обществу пользы, ни
      наслаждения от красоты законченного изделия. Больше внимания учителя уделяют постановке предметной и общественной цели, очень мало — эстетической цели труда. Только на четырех уроках труда (из 50) было обнаружено стремление раскрыть всесторонне цель труда перед учащимися младшего возраста.
     
      Эстетический анализ предметов
      Осуществляя систему эстетических воздействий на младших школьников на уроках труда, на наш взгляд, следует выделить в трудовом процессе и такой этап, как эстетический анализ изделия-образца, т. е. рассмотрение его с точки зрения того, что в нем является предметом нашего эстетического отношения. К сожалепию, в педагогической литературе такому анализу не уделяется внимания, а в школе даже лучшие учителя занимаются им от случая к случаю и весьма поверхностно. Какое место должен занимать этот анализ на уроках трудового обучения в общей системе эстетических воздействий на младшего школьника? Каково содержание, методика его проведения?
      Задача эстетического анализа — дать развернутую эстетическую оценку изделию в словесной форме. Значение этого этапа несомненно. Во-первых, школьник учится четкому выражению своего эстетического суждения о предмете. Формулируя свое высказывание, он стремится глубже осмыслить особенности предмета, сущность своего отношения к нему. Во-вторых, систематически выражая свое суждение, он активно упражняет свой эстетический вкус. В-третьих, постоянно сравнивая свою оценку с оценкой других, особенно с оценкой учителя, учащийся обогащает свои представления о красоте предметов. Все это в конечном счете активно способствует формированию желаемого эстетического идеала у школьника.
      Кроме того, значение эстетического анализа изделия-образца несомненно и в другом плане, в плане достижения высокого качества результатов труда: вооружая детей более точным и осмысленным представлением о красоте объекта труда, он делает цель работы более ощутимой и доступной, он укрепляет возникшее стремление к высокому результату труда.
      При эстетическом анализе следует привлекать внимание школьников к тем особенностям предметов, благодаря которым мы считаем их прекрасными. Какие это особенности? Те, в которых наиболее ярко запечатлелись творче-
      скне способности человека созидателя. «Под красотой, — писал в свое время Горький, — понимается такое сочетание различных материалов, — а также звуков, красок, слов, — которое придает созданному — сработанному — человеком-мастером форму, действующую на чувство и разум как сила, возбуждающая в людях удивление, гордость и радость перед их способностью к творчеству»
      Прежде всего нас восхищает в человеке его способность придавать предметам целесообразную форму, ту форму, которая соответствует практическому назначению пещи. Поэтому мы считаем: чем полнее соответствует форма предмета его назначению, тем выше ее целесообразность, красота. Конечно, объектом нашего эстетического отпошения является в конечном счете не само по себе соответствие формы практическому назначению предмета, а мастерство человека, обеспечившего это соответствие. В доступной форме это следует доносить до сознания младшего школьника.
      Например, в опытном классе так начали анализ коробочки для отходов бумаги (Приложение. Рис. 1):
      — Для чего классу нужны такие коробочки?
      — Их хорошо иметь на уроках труда. В них можно класть обрезь бумаги. С коробочками лучше соблюдать чистоту во время работы.
      — Посмотрите, удобно будет такой коробочкой пользоваться?
      — Удобно. В нес хорошо складывать обрезь бумаги, удобно высыпать, у коробочки даже ручки есть.
      Л удобно было бы пользоваться вот такой коробочкой (учитель показывает длинную, узкую коробочку, напоминающую цилиндрический пенал)?
      Доти смеются: Как туда обрезь складывать?
      — Какая коробочка вам больше нравится?
      — Ясно, первая.
      — Почему?
      — Удобнее...
      На простых примерах дети постигают весьма важную мысль, что конструкция формы должна быть целесообразной, разумной, и эта целесообразность прежде всего проявляется в удобстве вещи при ее использовании.
      И ие только в удобстве, но и в величине, размерах предмета. Мы иногда в цирке наблюдаем клоунов, которые появляются с авторучкой небывалой величины. Это несоответствие размеров предмета его назначению вызывает дружный смех. Но мы добродушно смеемся в цирке, потому что перед нашими глазами — шутка. А если бы нам совершенно серьезно предложили в магазине такие авторучки? Они обязательно пробудили бы в нас чувства, которые вызываются безобразными предметами. Соответствие размеров предмета его назначению — это элемент его красоты.
      Вернемся к анализу коробочки для отходов. Она предназначена для рабочего места на парте. Ее размеры должны удовлетворять практические нужды школьников, с одной стороны, и гармонировать с размерами парты — с другой.
      Вот в какой форме учитель донес эту мысль до учащихся:
      — Как вы думаете, красиво будет, если мы коробочки сделаем такими же большими, как мусорный ящик, и поставим их па парты?
      Дети дружно смеются.
      Света П. Нет!
      — А можно коробочки сделать маленькими, как чернильницы?
      Детп смеются.
      Коля С. Что в них положишь?
      — Посмотрите на нашу коробочку.
      — Она как раз: не маленькая и не большая.
      — А если ее поставить в коридор, вместо ящика для мусора?
      Ребята оживленно смеются.
      Голоса. Она только для парты.
      Чем полнее соответствует форма своему назначению, чем целесообразнее решена, тем она проще. Поэтому здоровый эстетический вкус расценивает простоту формы как выражение ее красоты. Экономичное решение воспринимается как проявление силы ума человека, его творческих способностей. Нельзя не обращать внимания детей
      на это. Например, при анализе формы модели литра в опытном классе приготовили два образца: один с широким дном, выступающим на 10 — 15 мм за пределы цилиндрической части литра (1), другой более близкий по форме к настоящему литру (2). Дети нашли, что форма второго более удобна при пользовании: у нее нет ничего лишнего, она проще и производит лучшее впечатлепие.
      Человек с далеких времен привык эстетически положительно воспринимать упорядоченность свойств предмета: соразмерность частей в целом, симметрию, асимметрию. Эти особенности предмета, как и прежде, являются несомненным выражением большой творческой силы человека, способного придавать форме обрабатываемого материала то строгие начала симметрии, то рожденный прихотливой фантазией смелый размах асимметрии, то удивительно стройный ансамбль деталей в целом. Поэтому при эстетическом анализе предмета следует не только привлекать внимание младших школьников к этим особенностям изделий, но и стремиться пробуждать к ним эстетическое отношение.
      В одном из опытных классов учитель, анализируя модель грузового автомобиля, сообщил детям: «Красота
      формы грузовика проявляется еще и в правильных пропорциях. Что это значит? Это значит, что каждая деталь по своим размерам должна соответствовать размерам модели и размерам других деталей. Посмотрите внимательно на рисунки на доске».
      — Правятся вам эти грузовики?
      Дети смеются.
      — Что вы можете сказать о первом рисунке?
      — На нем изображена грузовая машина, но она смешная. У машины очень маленький кузов, и он не подходит к кабине.
      — Можно сказать, что здесь соблюдаются пропорции?
      — Нет. Здесь части не подходят одна к другой по длипе.
      — А что можно сказать о втором рисунке?
      — Он тоже смешной. Нарисованы такие большие колеса, каких у автомобилей не бывает.
      — Соответствуют размеры колес величине грузовика, или нет?
      — Нет.
      — Вот из-за этих недостатков и кажутся нам эти грузовые автомобили смешными. Инженеры и художники, когда конструируют автомобили, очень много думают над тем, чтобы все части по величине подходили друг к другу и в целом к автомобилю, чтобы они, как говорят, были пропорциональны.
      — А сейчас посмотрите на нашу модель грузового автомобиля. Что можно заметить?
      — Она красива. В ней хорошо соблюдаются размеры всех частей.
      В 4-м классе А школы № 22 Перми при анализе грузового автомобиля на доску прикололи таблицу со схематическими рисунками коробочки, карандашницы, грузовика.
      По таблице провели беседу:
      — Какое из трех изображений коробочки и почему вам больше нравится?
      — Третье. У первой коробочки перекошена стенка, ручки разной длины. У второй — боковые стенки неодинаковы, ручки — тоже и на разной высоте. А третья не перекошена и ручки одинаковы.
      — Верно. Третья коробочка, как говорят, симметрична, она сделана по правилам симметрии.
      Как понимать симметричность предмета? Проведите воображаемую линию через середину предмета (на рисунках она проведена красной краской). Если правая часть предмета совершенно не отличается от левой, значит, соблюдена симметрия: предмет симметричен. Если предмет не симметричен, то о таком предмете говорят: он — асимметричен.
      Посмотрите на рисунки карандашницы. На первом изображении она симметрична?
      — Нет. Асимметрична.
      — На втором?
      — Асимметрична. (Видно было, что детям по душе пришелся термин.)
      — На третьем?
      — Симметрична.
      — Когда мы делали карандашницу, какой мы старались се сделать?
      — Как на рисунке третьем.
      — А как ты скажешь, Лена?
      — Карандашницу мы старались сделать симметричной, она красннсо.
      — Должны мы соблюдать правила симметрии при создании автомобиля?
      Должны.
      Митя М. Особенно когда крылья приклеивать.
      — Да п не только крылья. Посмотрите на рисунки, что можно о них сказать?
      — На первом рисунке у грузовика одно крыло шире, другое — уже, одно — выше, другое — ниже, фары — тоже.
      На втором — одно колесо больше, другое — меньше.
      У третьего грузовика одна фара выше, другая — ниже.
      Буфер сдвинули влево, а кузов — вправо.
      — У нас могут быть такие ошибки при изготовлении автомобиля?
      — Могут.
      — Какие правила надо соблюдать, чтобы избежать их?
      — Правила симметрии.
      — Ты сказал правильно. А для чего нужно соблюдать эти правила?
      — Автомобиль получится красивее.
      — Посмотрите па нашу модель, при изготовлении ее строго соблюдались правила симметрии.
      — Она как настоящий автомобиль. Очень красивая.
      Но не всегда асимметрия обезображивает форму предмета, часто она придает ему броскую красоту, помогает выявить, подчеркнуть его функциональные особенности. Не случайно художники-конструкторы, создавая проекты автобусов, легковых автомобилей, самолетов и т. д., специально придают им асимметричную форму, хорошо подчеркивающую динамичность, устремленность (речь идет об асимметричности предметов при виде сбоку). И нам, учителям, необходимо стремиться, чтобы эта мысль была освоена учащимися. Так, останавливаясь на особенности формы космического корабля, дети опытного класса совместно с учителем установили, что форма его асимметрична. Асимметричность вместе с удлиненностью формы придает ему особую динамичность, устремленность (Приложение. Рис. 28).
      Перед изготовлением моделей служебных автобусов детям предложили две конструкции. Они предпочли ту, где профиль асимметричен — на этой странице изображение правого автобуса. (Примеры детского творчества см.: Приложение. Рис. 44). На доступных фактах дети постепенно убеждались в эстетической выразительности и симметрии и асимметрии.
      Известно, что красота предметов не только в форме, ио и в качестве материала, из которого сделана форма. Благодаря умному прикосновению руки мастера самые обычные материалы: дерево, стекло, керамика и др. — несут в себе волнующую красоту. Человек, как волшебник, может выявить и заставить засверкать природные свойства материала и, напротив, скрыть их, если это вызвано интересами его трудового замысла. Человек способен и сам создавать разнообразные материалы. В наш век, век бурного развития химии, особое восхищение вызывает это творчество. Возьмите искусственные полимерные и синтетические материалы. «Свойства их химики могут создавать как бы по заказу. И как правило, получение каждого нового искусственного материала — это открытие ноной, необычной, но тем не менее безусловной красоты»
      На уроках трудового обучения младшие школьники имеют дело с ограниченным кругом материалов, но это совсем не препятствует тому, чтобы будить к ним эстетическое отношение. Наиример, в опытных классах посто инно заботились об этом. Так, при изготовлении карандашницы обратили внимание на достоинства настольной бумаги, из которой сделана основа изделия. Нашли, что она обладает достаточной толщиной и плотностью, чтобы выразить строгостьи стройность граней и ребер предмета.
      Дети подчеркнули привлекательные свойства отделочного материала (для отделки использовалась шагреневая и глянцевая бумага различных цветов). При анализе модели литра школьники указали на выразительные качества алюминиевой бумаги. Рассматривая демонстрационные модели ракеты, автобуса, дети отметили эстетические достоинства станиоля и т. д.
      Наконец, к последней группе особенностей предмета, которые являются объектом нашего эстетического отношения, можно отнести особенности, связанные с высоким качеством отделки изделия. Отделка, кстати сказать, — самое популярное, самое доступное для детей проявление красоты вещи. Па нее они прежде всего и больше всего обращают внимание.
      При рассмотрении! отделки изделий, по нашему мнению, следует привлекать внимание младших школьников к качеству обработки материала, к качеству покраски, к привлекательности орнамента, если он имеет место.
      Нот как проходил, например, этот момент анализа модели куба в опытном классе (Приложение. Рис. 7, 9):
      ...И чем еще проявляется красота куба?
      Он аккуратно, чисто сделан.
      — Правильно. Представьте себе, мы сделали модель небрежно: клапаны склеивания обрезали неровно, приклеили пх снаружи, клеем всю модель перепачкали и т. д. Можно было бы такую модель назвать красивой?
      — Пет.
      — В чем еще красота куба?
      Витя М. В хорошем цвете.
      — Как лучше сказать?
      Наташа К. В удачном подборе цвета.
      — Верно. Демонстрируемая (в качестве наглядного пособия на уроках арифметики) модель должна быть яркой, выразительной. А можно ли модель куба отделать узорами, как коробочку?
      Сережа Т. Да.
      Ира С. Я не согласна. По-моему, нельзя. Здесь узоры не нужны.
      — Конечно. Не везде узоры уместны. Данная модель в украшениях не нуждается. Здесь допустима отделка, если она помогает подчеркнуть особенности модели. Обратите внимание на красные полоски на ребрах куба. Они наклеены не столько для красоты, сколько для того, чтобы нагляднее подчеркнуть особенности модели, ребра куба.
      Несколько иначе прошел анализ отделки модели космического корабля (Приложение. Рис. 28, 29). Сначала высказал свои мысли Игорь О. (ему было дано задание познакомиться с моделью до урока):
      — Ракета очень аккуратно и чисто склеена. Покрашена красивой краской. Крылья (Сережа Д. Стабилизатор!) украшены желтой каемкой. Такая же каемочка на носу ракеты. Это ее украшает. Ракета покрыта лаком, блестит как настоящая.
      Ребята дополнили Игоря.
      Ира К. Если бы ракета была покрашена полосами, неровно, она была бы некрасивой.
      Алеша Л. Очень аккуратно сделана главная часть ракеты.
      Элла Б. Желтая каемочка на красном — красиво. Если бы была черная или коричневая, то, я думаю, было бы некрасиво.
      Оля М. Ракета яркого цвета. Она еще красивее будет на зеленой поляне, в небе будет далеко видна.
      — Ребята, вы правильно отметили красоту отделки модели ракеты. Поверхность ее тщательно обработана. Аккуратно, со вкусом покрашена, подобрап приятный цвет, лопасти стабилизатора и носовая часть ракеты украшены скромной каймой. Ракета покрыта лаком. Все это делает ее более яркой и привлекательной.
      Разнообразны изделия по характеру своей отделки, различно и содержание их анализа. Например, в том же классе при анализе коробочек для рукоделия, карандашниц большое внимание уделяли красоте орнамента, полученного путем наклеивания на цветной фон простейших элементов, полосок, треугольников (Приложение. Рис. 13, 14, 17), сочетанию цветного фона с цветом парт; при анализе «Белкина дома», «Снегурочкина дворца» — так ребята назвали новогодние украшения для школы (Приложение. Рис. 25, 2G) — дети любовались богатой игрой красок, сказочным узором, нанесенным на стенки этих поделок, умелым использованием цветного целлофана и цветной фольги; при эстетической оценке изделий из дерева основное внимание обращали на чистоту обработки поверхности древесины, на качество масляной покраски и т. д.
      Как бы ни были ограничены эстетические возможности отделки тех изделий, с которыми имели дело дети на уроке труда, на занятиях кружка «Умелые руки», при анализе их они знакомились с темн принципами подхода it эстетической оценке предмета, которые затем смело распространяли на весь предметный мир. Эти принципы утверждают, что красота отделки проявляется в следу-ющс м:
      1. В высокой чистоте обработки материала.
      2. В удачном подборе цвета, в приятном сочетании цветов, в качестве красителей.
      3. В удачном сочетании подобранного колера с цветом окружатощих предметов.
      4. В правильном решении украшения, орнаментовки изделия.
      Итак, при эстетическом анализе следует привлекать внимание школьников к форме предметов, к достоинствам материалов, из которых они сделаны, к качеству их отделки.
      Мы остановились на узловых вопросах содержания эстетического анализа предметов, которые можно практиковать в начальной школе. Эффективность такого анализа во многом зависит от методики его проведения. Ниже мы постараемся осветить в общих чертах некоторые методы и приемы, которые успешно применялись в опытных классах.
      Прежде всего, считая основной задачей эстетического анализа осмысление красоты предметного мира, нельзя ограничивать школьников анализом изделия-образца. Чтобы избежать этой ошибки, есть два пути.
      Первый. При анализе таких моделей, как автомобиль, автобус и пр., которые дети постоянно наблюдают в жизни, надо стремиться к тому, чтобы их анализ перерастал в анализ самих машин, «настоящих автомобилей». Это способствует более глубокому эстетическому освоению детьми предметного мира. Такому анализу в большой степени содействуют предварительные наблюдения.
      Второй. Йе надо жалеть времени на эстетический анализ предметов, которые не предусмотрено выполнять на уроках трудового обучения. В опытных классах мы нередко демонстрировали перед учащимися предметы, не связанные с темой урока. Школьники охотно делали анализ и давали им эстетическую оценку. С интересом они выполняли подобную работу дома. Им предоставлялось право выбирать для анализа предметы, которые очень нравились (они анализировали самые красивые предметы в своей квартире, предметы, которые привлекали их внимание в магазине, музее, на улице). Несомненно, все это активно способствовало эстетическому развитию учащихся. Гале П. очень понравился кухонный шкаф. Вот как она написала о его достоинствах: «Наш шкаф прямоугольной формы. Вверху стекло. Он сделан очень просто-стройный, удобный. Ящики, дверцы хорошо открываются. На полочках умещается много посуды, продуктов. Шкаф сделан очень чисто. Дерево хорошо обработано. Поэтому, когда его покрасили, оно стало очень гладким, как полированное. Шкаф покрашен в белый цвет, только дверцы голубые с белыми ручками. Стены у кухни бело-желтые. И цвет шкафа сочетается с их цветом. В нашей кухне стало очень красиво. Войдешь в нее — и так приятно. На шкафу нет никаких узоров, только на стекле проведены полосы, и это очень украшает его».
      А Наташа С. дала эстетическую оценку своей любимой вещи — пианино: «У нас в комнате стоит пианино. Оно очень удобно для игры: есть подставка для нот и ног, стул с вывинчивающимся и завинчивающимся сиденьем. Пианино простое — в нем нет ничего лишнего, кроме небольшого узора на передней стейке... Поверхность пианино блестящая, потому что отполирована. Красиво сочетается
      черный цвет корпуса с белыми клавишами. Над пианино па стене висят черные часы с белым циферблатом. Они гармонируют с цветом пианино и выделяются па желтой стене. Мне очень нравится наше пианино».
      В опытных классах для эстетического анализа стремились подбирать предметы, способные пробудить эстетическое наслаждение. Часто эти предметы дополняли подобными им по назначению, но неудовлетворительными по форме и отделке. При сопоставлении их дети глубже познавали прекрасное и легче улавливали его основные компоненты. Так, на одном из уроков при рассмотрении достоинств пластмассовых шашек красного и белого цветов учитель продемонстрировал для сравнения деревянные, протравленные желтой и черной протравой. Дети единодушно решили, что пластмассовые шашки «куда красивее».
      Эстетический анализ предмета можно успешно провести, если он будет прост и доступен младшим школьникам. Поэтому в начале опытной работы учителя привлекали внимание детей к красоте формы, материала, отделки, не вникая в составляющие их компоненты. Только позднее приступили к постепенному их вычленению, при этом стремились на самых доступных примерах донести принципы конструкции до сознания учащихся. Знакомя детей с некоторыми терминами, пропорциональность, симметрии, асимметрия и др. не требовали от них обязательною оперировании ими, а заботились прежде всего о том, чтобы школьники при эстетической оценке предметов не упускали из виду явлений, обозначенных этими терминами.
      Эстетический анализ может быть различен с точки зрении форм участии п нем школьников.
      Определенное место должен занимать анализ предмета самим учителем. В опытном 4-м классе «А» школы № 22 анализировали те моменты, которые трудны для ребят (например, пропорциональность формы предмета); иногда практиковали обстоятельные сообщения, связанные с пониманием красоты предмета. В частности, сделали сообщение на тему «В красоте вещей разберемся поскорей», где в доступной форме постарались показать, как следует давать эстетический анализ предмета. Сила этого анализа в том, что здесь могут быть проявлены вкусы учителя, оказывающие непосредственное воздействие на детей,
      пробуждающие у последних удивление предметом, на который они никогда не смотрели с таких позиций, никогда не видели в таком свете. Слабая сторона этого анализа в том, что он приучает школьников смотреть на предмет глазами учителя, а не своими глазами и оперировать готовыми, часто не вполне осознанными суждениями.
      Наиболее эффективным методом обучающего эстетического анализа следует считать беседу с детьми, опирающуюся на максимальную активность учащихся. Беседы можно строить по-разному: или продумывать серию наводящих вопросов и, получая ответы на них, подводить детей к правильному пониманию красоты изделия, или перед школьниками ставить один вопрос: «В чем проявляется красота изделия?» — и, корректируя, дополняя, развивая мысли учащихся, достигать необходимой глубины анализа предмета.
      Большого внимания заслуживают различные формы самостоятельного анализа. Например, при анализе модели ракеты три ученика получили задание проанализировать красоту модели: одни — с точки зрения формы, другой — с точки зрения качества материала, третий — с. точки зрения отделки. Дети до урока познакомились с моделью, а на занятии высказали свое мнение. Ребята дополнили выступающих. После высказываний учащихся учитель коротко резюмировал все сказанное. При анализе модели лабораторных весов ребята сами справились со своей задачей, учителем лишь было сделано обобщение.
      Коллективный анализ, как правило, многогранно раскрывает красоту предмета, но иногда трудно установить, насколько глубоко видит красоту предмета каждый учащийся. С этой целью полезно практиковать письменные самостоятельные анализы. В опытных классах они выполнялись чаще всего во внеурочное время. Каждый учащийся имел возможность не спеша проверить свои способности к эстетическому анализу, выразить на бумаге свои суждения. Знакомясь с детскими работами, учитель видел глубину суждепин каждого воспитанника. Вот Саша Г. Он не тянет руки на уроке, когда занимаются эстетическим анализом изделия, не проявляет себя так же активно, как Аркаша Р., но он имеет свое мнение о предметах п умеет его выразить на бумаге. В этом убеждается учитель, познакомившись с его эстетическим анализом. «У меня есть шкатулка, — пишет Саша об изделии из
      органического стекла, — она очень красивая и удобная, в нее можно положить карандаши, краски. Она очень простая, но аккуратно и точно выполнена. Шкатулка симметрична. Очень чисто обработана. Она без узоров, но с небольшими колонночками. Они походят на подставочку, и это придает шкатулке очень красивую форму. Шкатулка бесцветная, прозрачная. Крышка ее сделана тоже очень точно, под ней приделана из плексигласа пластина. На нее можно положить фотографию, картину и в любое время заменить».
      Разумеется, учитель должен не только зпакомиться с письменными анализами, но, опираясь на них, продолжать целенаправленно воздействовать на школьников. Здесь возможны самые различные формы работы: разбор и оценка анализов, коллективные и индивидуальные беседы по их материалам и т. д.
      Аркаша Р. охотно занимается эстетической оценкой предметов, смело высказывает свои суждения даже о сложных объектах. На этот раз он дал оценку зданию панорамного кинотеатра в своем городе: «Мне очень нравится кинотеатр «Кристалл». Он очень удобен по своей конструкции, нет ни одного лишнего места. Он без излишней вычурности, не то, что старинные дома, где на различные башенки, колонки тратилось очень много труда, но они совсем не радуют глаз. А кинотеатр «Кристалл»? Посмотришь — обыкновенная четырехугольная коробка, но столько света, простора, что сразу думаешь, как хорошо, что все дома будут такими же. Кинотеатр выкрашен очень удобным цветом. Этот цвет очень хорошо сочетается с цветом других домов, не то, что у некоторых. Например, идешь по улице — все дома покрашены бледноватыми цветами, и вдруг среди них яркий, как попугай, дом. Это очень некрасиво. Как только посмотришь на кинотеатр «Кристалл», сразу видишь, что в нем очень много новых материален. Он сделан из небьющегося стекла, и поэтому хочется, чтобы таких зданий, как «Кристалл», было еще больше».
      Несмотря на неточности, детскую наивность, учителя многое радует в суждении Аркаши и прежде всего свое, непосредственное отношение к предмету, но кое-что заставляет и задуматься... Например, нигилизм по отношению к красоте старинных зданий. Он советует мальчику внимательно рассмотреть здание бывшей церкви на одной из улиц города. Оно поражает удивительным богатством
      форм, виртуозным мастерством русских умельцев-камеи-щиков. Аркаша после экскурсии к этому памятнику мастерству несколько изменил свои позиции. Это с удовлетворением констатировал учитель.
      Систематическое привлечение младших школьников к эстетическому анализу предметного мира положительно сказывается на изменении их уровня эстетической воспитанности. Приведем пример из опытного класса. В начале работы эстетические суждения детей были примитивными, учащиеся обращали в основном внимание на вцршние украшения. Например, классу была продемонстрирована деревянная шкатулка с резьбой и картинкой на крышке, выполненной масляными красками. Изделие вызвало большое эстетическое удовлетворение детей. Они дали ему высокую оценку, но красоту его увидели лишь в украшениях. Вот некоторые высказывания школьников: «Мне очень нравится деревянная шкатулка, потому что она мастерски сделана. Рисунок на ней очень красивый, узоры вырезаны очень красиво» (Люба М.); «Мне больше всего нравится шкатулка из дерева, у нее красивая отделка и красивый рисунок» (Саша Г.) и т. д.
      В конце опытной работы учащиеся значительно глубже и разностороннее судили о красоте предметов. Например, перед детьми выставили две шкатулки: одну из липы, с резьбой и картинкой, выполненной масляными красками, ту самую, которую демонстрировали в начале опытной работы; другую — в два раза меньше, из красивой карельской березы, искусно отполированпую изнутри и снаружи, и предложили дать (письменно) анализ красоты представленных предметов, в заключение указать, какая из шкатулок им больше нравится.
      Из 29 учащихся, писавших работу, 28 выше поставили эстетические достоинства шкатулки из карельской березы (учитель присоединился к их мнению). Они отметили, что она «из красивой карельской березы», которая «украшает ее своими узорами»; что «она имеет простую прямоугольную форму», «изящную, миниатюрную и удобную»; «на ней нет никаких (сделанных) узоров, но и без них она очень привлекательна», потому что «на ней очень красивый природный узор»; шкатулка «безупречно отполирована», так, что «видишь себя, как в зеркале»; она «имеет приятный светло-коричневый с желтым оттенком цвет»; «цвет ее сопутствует цвету нашей мебели, она
      современна»; «она во много раз сделана искусней, чем шкатулка с резьбой» и т. д.
      В то же время они вынесли суровый приговор шкатулке из липы, той самой шкатулке, от которой в начале опытной работы были в восторге: «эта шкатулка не нравится»; «не нравится ее форма, очень большая»; «неудобная, сделана грубо»; «материал ее не такой хороший»; «плохо обработан»; «внутри потерли шкуркой — и все»; «у шкатулки много лишних деталей»; «на крышке немного грубоватый узор» и т. д.
      Внимание учащихся сейчас уже не поглощалось внешними украшениями. Дети чувствовали красоту материала, формы, отделки. Суждения их были глубже, основательнее. В качестве иллюстраций приведем работу Вовы О.:
      «Шкатулка из карельской березы мне очень нравится. Она сделана из ценного дерева... У нее симметричная, очень удобная форма. Шкатулка светло-коричневая с темными природными узорами. Она покрыта лаком и отполирована, это придает ей блестящую поверхность. Она похожа на сказочный кусок отполированного мрамора. У нее строгая форма, это делает ее красивой. Она удобна для мелких пещей, ниток, пуговиц и т. д. Она мала, но украшает наш быт. Вторая шкатулка мне не нравится, она сделана из липы, плохо обработанной. Она похожа на старинные шкатулки с русскими узорами и рисунками. Она тускло выглядит на фоне современного быта. Она тяжелая и громоздкая. Она украшена узорами. Ее, вероятно, долго и трудно делать. Верхняя крышка украшена рисунком. Она очень старо выглядит. У нее плохо подобран цвет и материал...»
      Анализ Вовы не свободен от ошибочных суждений. Но достоинство его в том, что предметы мальчиком рассматриваются с разных сторон, в том числе с точки зрения того, насколько они соответствуют современному быту.
      С целью сравнения эту же работу мы предложили в 4-м классе одной из пермских школ. Класс не ниже опытного по своему общему развитию, но эстетическому анализу в нем не уделяли внимапия. В классе только 7 человек отдали предпочтение шкатулке из карельской березы, а 23 «воспели» красоту шкатулки из липы, причем все внимание сосредоточили на внешних украшениях (лишь четыре человека коснулись красоты материала,
      формы). Вот анализ Гали Р. — одной из лучших учениц класса:
      «Шкатулка из липы сделана аккуратно и красиво. Она покрыта лаком. В середине ее нарисована картина. На картине изображена природа. Протекает узенькая речка. Берега ее покрыты ярко-зеленой травой. На другом берегу расположен луг. Стоят белоствольные кудрявые березки. Небо голубое, но над горизонтом оно совсем розовое. На нем нет пи одного облачка. Вокруг картины вырезаны красивые узоры. По бокам шкатулки тоже вырезаны узоры. Они придают шкатулке еще более красивый вид. Мне больше нравится шкатулка из лииы, потому что на ней нарисована красивая картина, ее украшают красивые и разнообразные узоры».
      Девочка ничего не видит, кроме украшений. Другой учащийся этого же класса чистосердечно записал: «Первую шкатулку (из карельской березы) я не могу описать. На ней нет рисунка. Она только хорошо покрашена лаком».
      Изучение передового педагогического опыта и собственная опытная работа привели нас к глубокому убеждению, что эстетический анализ модели должен занять на уроках труда определенное место, он (при том его содержании и методике, которые раскрыты в данной книге) вполне доступен младшим школьникам и педагогически весьма эффективен. Благодаря эстетическому анализу объекта труда дети, во-первых, приступают к изготовлению очередного изделия с ярким и развернутым представлением своей задачи. Это помогает им не только наметить пути создания красивой вещи, но и на всех этапах создания изделия предъявлять к себе повышенные требования. Во-вторых, систематически вникая в красоту урочных изделий, в красоту отдельных предметов окружающего мира, младшие школьники воспитывают в себе интерес к прекрасному, эстетические вкусы, они развивают себя эстетически.
      Таким образом, выбор объекта труда, предварительные наблюдения, постановка цели, эстетический анализ модели — словом, подготовка к выполнению трудового задания может и должна осуществляться под знаком широкого ознакомления с красотой окружающего мира, может и должна быть значительным фактором эстетического воздействия на младших школьников.
     
     
      Глава 2
      Как создается, красота вещей? Компоненты детского творчества
     
      В предыдущей главе мы рассмотрели, какими возможностями располагает процесс знакомства с объектом труда с точки зрения эстетического воспитания младших школьником. Эти возможности в процессе непосредственного изготовления вещи значительно богаче. Здесь получают дальнейшее развитие и углубление представления об объекте труда, кроме того, у ребенка впервые появляется возможность реализовать эти представления с помощью собственных трудовых усилий. Поэтому, если в процессе ознакомления с объектом труда внимание учителя приковано к тому, чтобы сформировать четкие представления о красоте изделия (а на основе их — эстетическое отношение к предметному миру), то в процессе изготовления вещи главной задачей становится воспитание у детей навыков и умепий творить в соответствии со своими представлениями. В этом творчестве дети наиболее полно могут ощутить свою силу, власть над обрабатываемым материалом, активно, деятельно — в созиданпи проявить свое эстетическое отношение к труду.
      Правильно отмечает В. А. Глядков: «В процессе труда у человека вырабатывается умение воздействовать на природный материал, придавая ему необходимую структуру, внешний вид, форму. Это осознание своего превосходства над природой доставляет человеку удовольствие
      и наслаждение». Подобное эстетическое удовлетворение испытывают и дети, если добиваются в своем труде ощутимых результатов. Следовательно, задача педагога со- стоит в том, чтобы помочь воспитанникам на каждом этапе изготовления изделия достичь этих результатов.
      Среди учителей начальных классов нередко бытует мнение, что красота вещи достигается лишь на заключительном этапе изготовления предмета, при его отделке. Следовательно, и возможностями эстетического воздействия на школьпиков располагает в процессе изготовления изделия только этот этап. Подобная точка зрения нашла отражение и в педагогической литературе. Так, А. И. Сорокина пишет: «Ручной труд — это не только трудовая, но в известной мере и прикладная изобразительная деятельность... Перед учителем стоит задача воспитать у учащихся определенный вкус к украшению изготовленной детьми вещи... А между тем некоторые учителя не обращают внимания на эстетическое воспитание на уроках труда и не только не заботятся об эстетическом воспитании, а допускают украшения, не воспитывающие художественного вкуса». Итак, эстетическое воздействие на детей осуществляется только в связи с украшением изделия. Это неверная точка зрения. Эстетическое воспитание осуществляется на каждом этапе выполнения трудового задания. «Красота вещи, — пишет Г. В. Крюков, — не создается за счет каких-то дополнительных элементов, специально вводимых для красоты. Красота в органическом построении самой вещи, в ее логичности и целесообразности, в ее пропорциях, в гармоническом соотношении частей, в соответствии деталям и деталей к целому... Нельзя вспоминать об эстетических качествах вещи, когда она полностью закончена, об этом необходимо заботиться в течение всего процесса конструирования» 3. Это относится и к процессу изготовления изделий учащимися на уроках труда.
      Процесс выполнения шолышками вещи целесообразно разбить на четыре этана: 1) планирование труда; 2) анализ чертежа и выполнение разметки; 3) обработка материалов и монтажно-сборочные операции; 4) отделка изделия. Каждый этап вносит свой скромный вклад в создание красоты предмета, в эстетическое воспитание младших школьников. И задача учителя — максимально использовать возможности каждого этапа в своей воспитательной работе. Эти возможности весьма значительны.
      На уроках труда в начальной школе Планирование наиболее распространен пооперационный метод обучения. Сущность его такова: учитель показывает одну операцию за другой и предлагает учащимся выполнять их вслед за собой. Так, в одном из четвертых классов учащиеся делали модели куба. Учительница объясняла, сама выполняла очередную операцию и предлагала детям сделать то же самое. Так шаг за шагом. Дети неплохо справлялись с заданием. Но подобный характер труда мало способствовал их развитию: он тормозил развитие умственной активности, инициативы, превращал детей в исполнителей, часто не видящих связи между выполняемой операцией и конечным результатом труда, не вооружал теми умениями, которые так необходимы в самостоятельном, тем более в творческом труде. Конечно, такой труд не способен вызвать к себе положительного эстетического отпошения. Не случайно, в опытных классах (как в третьих, так и в четвертых) пооперационный метод очень редко имел место. К нему прибегали лишь тогда, когда дети испытывали затруднение в выполнении задания или в работе с отстающими. И основном же в своей практике мы делали упор пи самостоятельную работу детей с анализом чертежа и четким планированием трудовых процессов.
      Планирование труда — это естественная и неотъемлемая часть трудовой деятельности человека. К. Маркс писал: «...самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. В конце ироцесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении работника, то есть идеально». Можно не колеблясь сказать: чем выше качество такого планирования, тем выше развитие человека.
      В педагогической литературе немалое внимание уделяется технологическому планированию как первому этапу непосредственного выполнения трудового задания. Значение его в эстетическом воспитании бесспорно: без серьезного плана трудовых действий не может быть ни красоты процесса труда, ни красоты его результатов. И. И. Будницкая2 выделяет в процессе такого планирования три момента: анализ образца, определение последовательности операций, поиски вариантов решений. В опытных классах им уделяли серьезное внимание.
      Начинали планирование с анализа образца (в отличие от эстетического называли его технологическим анализом). Дети определяли составные части изделия, отдельные его детали, основные трудовые операции. Например, давая анализ модели ракеты, выделили три основные части: корпус, носовую часть, стабилизатор. Затем определили, сколько деталей потребуется изготовить для каждого узла: для носовой части — 2, для корпуса — 3, для стабилизатора — 6 (одинаковых). Ребята делали это быстро и уверенно. Затем рассмотрели модель с точки зрения трудности изготовления:
      — Скажите, пожалуйста, какую часть ракеты труднее будет делать?
      — Носовую часть. Мы такую не делали.
      — А корпус ракеты?
      — Он похож на литр.
      — Правильно, по своему принципу, то есть по своим правилам, порядку изготовления, у корпуса ракеты очень много общего с моделью литра. Но много общего и у носовой части. Посмотрите, что вы можете сказать?
      — Нижнюю часть можно сделать, как дно литра.
      — Верно. А боковые стенки, как говорят, идут на конус, сходятся в одной точке. Как их делать, мы сегодня узнаем.
      Вова О. Я хочу сказать, как сделать лопасти (стабилизатора). По чертежу сделать шесть детален. Две склеить вместе, полоски склеивания отогнуть в разные стороны, получится лопасть.
      — Правильно, Вова, сделать лопасти совсем не сложно, но чертежи их, как и других деталей, должны быть вычерчены точно.
      Анализ образца по своему содержанию зависит от сложности изделия. Например, анализ карандашницы значительно проще, чем анализ модели грузового автомобиля, но цель их одна: заставить детей задуматься над теми трудовыми действиями, которые необходимы для создания данного предмета.
      Правильно отмечает И. И. Будницкая, что «в перспективе надо стремиться к тому, чтобы план деятельности рождался сразу при анализе образца». Но это приходит с трудовым опытом, а пока он незначителен, исключительную роль играет планирование последовательности трудовых операций как при изготовлении деталей, так и изделия в целом. Например, учащиеся опытного класса наметили такую последовательность операций при изготовлении корпуса ракеты: вычертить п вырезать развертку, обработать линии сгиба, согнуть клапаны склеивания для верхнего н нижнего оснований, сделать надрезы на боковом клапане (для удобства склеивания), склеить боковую поверхность, наконец приклеить основания.
      Мри выполнении трудового задания дети убеждались, что разумное планирование трудовых действий неизменно ведет к успеху, напротив, отсутствие такого плана ведет к затруднению, усложнению трудового процесса или, что еще хуже, к браку. Так, на уроке по изготовлению куба Аркаша Р., склеивая изделие, спешно приклеил верхнее и нижнее основания куба и встал в туник: как же склеить боковые грани? Клапан склеивания оказался внутри, и выполнение этой последней операции лишило Аркашу того приподнятого настроения, с которым он начал свою работу. А его товарищи по бригаде склеили сначала боковые грани, затем к их клапанам приклеили основания. Соблюдение последовательности осуществления операций сделало работу результативной и приятной.
      При изготовлении «сложных» моделей необходимо уделять внимание планированию последовательности сборки, убеждая детей, что нарушение этой последовательности ведет к ухудшению качества поделок. Так, при планировании сборки грузового автомобиля дети коллективно установили такую последовательность: приклеить крылья к кабине; вклеить фары между крыльями и капотом; прикрепить оси к раме;
      посадить кабину на раму, прибив к раме вместе с кабиной буфер;
      облицевать заднюю часть рамы (наклеить платформу для кузова);
      приклеить кузов;
      поставить автомобиль на колеса (привернуть колеса к осям на шурупы).
      В короткой беседе убедились, что нарушение этой последовательности приведет либо к затруднению в работе по сборке, либо к серьезному ухудшению качества изделия.
      Следующим весьма существенным моментом планирования труда является определение возможных вариантов решений. Планируя операции по выполнению лопастей стабилизатора, Галя П. предложила складывать бумагу вдвое, вычерчивать и вырезать сразу две лопасти. Лена И. решила, что лучше аккуратно вычертить одну лопасть, вырезать ее и по пей, как по шаблону, сделать остальные. Ребята поддержали второе предложение. Другой пример. В том же классе при решении вопроса, каким способом лучше сделать паз па деревянной стойке весов, дети дали несколько решений: 1) выпилить лобзиком, обработать шкуркой; 2) у конца выреза просверлить дрелью отверстие, паз выколоть ножом, обработать шкуркой; 3) пропилить паз ножовкой, расширить его до необходимых размеров ножом, обработать шкуркой. Пришли к общему выводу: так как практически все способы приемлемы, то можно проверить их эффективность в работе.
      Опыт показывает, что младшие школьники, с интересом занимаясь подобным планированием, не только находят разнообразные решения, но и определяют среди них наиболее целесообразные.
      И анализ образца, и определение последовательности операций, и поиски вариантов решений — все это мы относим к технологическому планированию. К сожалению, педагогическая теория и практика уделяет внимание лишь ему. Так, у И. И. Будницкой нет и намека на существование каких-либо других форм планирования детского труда, кроме планирования технологического. Однако опыт показывает, что этими формами планирования ограничиваться нельзя.
      При коллективном труде его следует дополнить организационным планированием, планом организации труда. Что включает в себя это планирование?
      Во-первых, правильный выбор формы коллективного труда. Уяснив практическую цель труда, выявив, сколько нужно изготовить тех или иных изделий, проанализировав их технологию, дети принимают решение, каким рабочим коллективом лучше выполнить изделие. Если бригадой, то сколько человек наиболее эффективно включить в пее. Так, в опытном 4-м классе «А» школы № 22 при изготовлении моделей автобусов создали бригады-четверки, при изготовлении ракет — бригады-тройки, при выполнении моделей грузового автомобиля — бригады-шестерки, а при изготовлении грузового автомобиля (с твердой установкой — сделать три грузовика за один урок) — решили работать конвейером и т. д.
      Во-вторых, планирование очередности выполнения деталей. Это очень важно для обеспечения слаженного и результативного процесса труда. Разберем это на примере той же модели грузового автомобиля. В опытном классе было установлено, что деталью 1-й очереди является кабина с капотом, 2-й — крылья и фары, 3-й — рама, буфер, 4-й — кузов, колеса. Дети на опыте убедились, что составление и строгое выполнение такого плана ликвидирует неприятные простои в работе, ускоряет процесс и качество сборки изделия. Выполнение этого плана обеспечивается правильным комплектованием бригад (надо стараться делать их равными по силе) и правильной расстановкой рабочей силы внутри бригад. Например, в первой бригаде (бригадир Сережа Д.) на уроке по изготовлению грузового автомобиля на деталь 1-й очереди был поставлен Коля С. Из-за допущенного им брака трижды переделывалась основная часть кабины. В результате чего изготовление кабины задерншвалось. Остальные пять членов бригады успешно завершили работу над своими деталями, но их детали «повисли в воздухе»: ведь без кабины нельзя было начать сборки модели. Так, отсутствие заботы о выполнении плана очередности ощутимо отразилось на успехе работы бригады. Члены ее поняли, что нельзя было самого неподготовленного ученика ставить па деталь 1-й очереди.
      Такое планирование обеспечивает слаженность, результативность, а следовательно, привлекательность, красоту коллективного труда.
      Наконец, мы пришли к твердому убеждению, что при эстетическом воспитании в труде технологическое и организационное планирование следует завершать эстетическим. Если технологическое планирование обеспечивает точность осуществления трудового замысла (в том числе эстетической цели), четкость рабочих действий, т. е. в некоторой степени эстетику трудового процесса, если организационное планирование способствует красоте организации коллективного труда, то эстетическое планирование намечает пути создания красоты в целом, оно помогает учащимся взглянуть на каждую операцию трудового процесса с точки зрения того, какую долю вносит она в создание красивого предмета. В опытных классах на основе эстетического и технологического анализа модели намечали с детьми конкретный путь создания красивого изделия. Остановимся на самом простом примере. Вот как были определены пути создания красоты модели бруса:
      — Как мы можем добиться красоты нашего изделия?
      — Точно выполнить чертеж развертки...
      — Правильно. Обязательно перед выполнением разметки надо проверить, остро ли отточен карандаш. Только таким карандашом можно сделать точный чертеж-разметку. Еще?
      — Строго по линиям вырезать ее. Хорошо, по правилам, обработать линии сгиба.
      — Верно. Посмотрите на эту развертку, как у нее обработаны линии сгиба? (Учитель показывает демонстрационную развертку.) Дальше?
      — Чисто й прочно склеить модель.
      — Да, без этого модель не будет красивой. Вот как чисто мы должны оклеивать свое изделие. (Показывает модель бруса без отделки.)
      — Подобрать красивую бумагу для отделки и аккуратно оклеить ею брус.
      — Как вы думаете, вот такая бумага хороша будет для отделки нашего бруса? (Показывает алюминиевую бумагу.)
      — Очень хороша. Как на вашей модели.
      — Ребята, если вы упорно будете добиваться того, о чем сейчас говорили, вы обязательно сделаете ваши модели красивыми...
      Разумеется, чем сложнее изделие, тем сложнее путь создания его красоты. Например, при изготовлении модели автомобиля в классе говорили о точности и аккуратности выполнения деталей, о соблюдении пропорций при сборке, симметрии при наклеивании фар, крыльев и т. д.
      Таким образом, планирование на уроках труда играет немаловажную роль в общей системе эстетических воздействий на младших шкрлышков. Во-первых, сам процесс планирования эстетически весьма выразителен: он является ярким проявлением творчества человека, способного разносторонне проектировать свои трудовые действия, организацию труда. Очень важно показать школьникам эту красоту в труде взрослых, очень важно научить их проявлять элементы этого качества в собственной деятельности. Во-вторых, планирование активно способствует достижению детьми высокой организации коллективного труда, красоты индивидуальных трудовых действий, волнующих результатов труда.
      Если на предыдущих этапах учитель может широко раскрыть перед детьми красоту цели их труда, развернуть во всей полноте ее особенности, пробудить желание проявить творческие способности в труде, стремление принять активное участие в изготовлении красивых предметов, то на этом этапе вместе с детьми он может наметить конкретные, понятные и доступные пути создания по-настоящему красивых изделий.
     
      В практике начальной школы на уроках труда получила широкое распроразметки странение работа по шаблону. В одном из четвертых классов школьники делали модели ракет (бригадами-двойками). Один учащийся делал корпус ракеты, другой — носовую часть и лопасти стабилизатора. Ученики получили готовые шаблоны, обвели их карандашом, вырезали детали. Причем ни на одной детали ни клапаны склеивания, ни их величина не были предусмотрены. При склеивании деталей получилось то, что следовало ожидать: работая на глазок, дети диаметр носовой части ракеты делали значительно больше диаметра корпуса или наоборот. Поэтому при сборке они столкнулись » с трудностью. Учительница предложила им носовую часть вставить в корпус ракеты и приклеить. А как это сделать, если диаметр основания конуса больше? Бумага, хотя и плотная, — довольно послушный материал, и ученик сжимает основание конуса, носовой части, вталкивает его в корпус, не заботясь о красоте модели. На поверхности носовой части ракеты образуются складки, они никак не вяжутся с цилиндрической поверхностью корпуса, они уродуют изделие в целом, но ученик ничего другого не мог придумать. Не в лучшем положении оказались те учащиеся, у кого диаметр основания конуса оказался значительно меньше диаметра корпуса. Они ломали голову, как им склеить детали, и совсем не блестяще вышли из положения: примяли края корпуса, с трудом приклеив их к носовой части ракеты. Опять грубые складки уродовали строгую поверхность модели ракеты. Учитель хотел облегчить детям путь к достижению красоты моделей, а каковы результаты? Модели, несмотря на то что делались из добротной бронзовой бумаги, выглядели далеко не изящно. Кроме того, учитель лишил работу детей мысли, сделал ее механической, малоинтересной. Мог такой труд пробудить к себе эстетическое отношение? Думается, нет: слишком малоэффективен он был с точки зрения эстетического воспитания. В самом деле, что дает ребенку для его развития эта работа? Очень немногое. Работа по шаблону развивает лишь самые примитивные навыки не всегда осмысленного исполнения.
      Сравните этот вид труда с работой по чертежу с предварительным планированием труда хотя бы с точки зрения того, какие трудовые операции они включают. Работа по шаблону включает только резание, сгибание, монтаж и сборку, отделку. Но в ней нет ни технологического анализа объекта труда, ни планирования трудовых операций, ни анализа чертежа.
      Работа по шаблону не доводит до сознания учащихся ни конструкторской, ни технологической мысли, заложенной в изделии, исключает те группы трудовых операций, которые максимально развивают мысль школьников. Более того, выбрасывая эти этапы из трудового процесса, работа по шаблону и операции резания, сгибания, монтажа, сборки делает менее осмысленными, менее аффективными с точки зрения развития детей. Труд, лишенный мысли, не отвечает интересам эстетического воспитания школьников. Невзирая на это, учителя начальных классов, к сожалению, охотно вводят работу по шаблону на уроки трудового обучения.
      В опытных классах лишь в исключительных случаях прибегали к использованию шаблона (когда деталь была слишком трудна для исполнения), а, как правило, работали по чертежу. Например, при выполнении модели ракет (бригадами-тройками) все добились хороших результатов (Приложение. Рис. 28). Ни одна бригада не испытывала трудностей при сборке, потому что каждую деталь дети изготовляли строго по чертежу. Точно выполненные, они подходили друг к другу. Размеры клапанов склеивания были указаны, поэтому дети не могли произвольно (за счет клапанов) ни удлинить корпус ракеты, ни изменить диаметр его. Не могло быть расхождений между размерами оснований корпуса и носовой части ракеты, так как радиусы были равны и указаны на демонстрационном чертеже (Я=17). По содержанию труд детей опытного класса был значительно серьезнее, чем класса, упомянутого выше. Дети уверенно читали чертеж, сознательно подходили к разметке каждой детали. Изготовляя носовую часть ракеты, они вычертили ее развертку (при образующей (=100), научились с помощью учителя определять длину дуги нижней части развертки (по упрощенной формуле / дуги = б7зй). Научились они делать клапаны склеивания на дуге, обрабатывать дугообразные линии сгиба и т. д.
      Первые трудовые действия, направленные на изготовление изделия, — это действия по выполнению чертежа-разметки. От точности, аккуратности выполнения чертежа-разметки зависит красота будущего изделия. Без чертежа нет точности, без точности нет красоты изделия.
      Учителя, которые не уделяют достаточного внимания работе по чертежу, независимо от того, хотят они этого или не хотят, тормозят развитие образного, пространственного мышления младших школьников. А пространственное мышление, как известно, играет весьма существенную роль в жизни человека. Н. К. Крупская писала: «Необходимо развивать образное мышление. Оно связано с силой зрительного восприятия, с умением наблюдать, с развитием зрительной памяти и образного воображения.
      Для квалифицированного рабочего, для техника, инженера обладание всеми этими свойствами чрезвычайно ван«-но. Оно влияет на точность, четкость работы, на развити изобретательности, па качество его...»
      В чертеже (следует напомнить об этом детям) заложена красота формы предмета. Выполняя точно чертеж-разметку, мы делаем первые шаги к созданию той формы предмета, которую мы несем в своем представлении или, в крайнем случае, видим в демонстрируемой модели. Чертеж — это тот великолепный инструмент, который, неизмеримо облегчая наш труд, делает нашу работу точной. «Графическое изображение вещи, существующей пока только в воображении работников и в отражении технической мысли на бумаге, представляет собой первый момент жизни предмета».
      А посильна ли учащимся начальных классов работа по чертежу? Опыт лучших учителей, ряд научных экспериментов показывают, что вполне посильна. Так, А. Р. Гинзбург, проведя обстоятельный эксперимент, пришел к выводу, что детям начальных классов доступно чтение простого технического чертежа и изготовление по нему модели, разумеется, если работа по чертежу начинается с самого простого. Он начал свой опыт с простых предварительных упражнений, которые легко усваивали даже учащиеся первых классов. После ознакомления детей с условными изображениями трудовых операций — штрих-пунктирной линией (линией сгиба), сплошной линией (линией разреза, надреза, выреза) — закреплял знания школьников простыми упражнениями. В результате «учащиеся I — IV классов научились выполнять по чертежу самостоятельно, без показа учителя, операции сгибания, резания и склеивания как в отдельности, так и в сочетании».
      В опытных классах учителя стремились к тому, чтобы к выполнению чертежа-разметки дети подходили осмысленно, с пониманием того, что они чертят. В этом отношении существенную помощь оказывал анализ чертежа. Без анализа не может быть понимания чертежа, не может быть точного его выполнения, т. е. в конечном счете не может быть достигнуто высоких результатов труда. Взрослый человек тоже не обходится без анализа чертежа, но он производит его мысленно.
      При анализе чертежа, на наш взгляд, следует остановиться на трех моментах: 1) на основных деталях изделия, развернутых на плоскости изображения; 2) на трудовых операциях, изображенных на чертеже; 3) на технике выполнения чертежа.
      Опыт убеждает, что лишь тогда учащиеся сознательно выполняют чертеж-разметку, когда они способны расчленить изделие на элементы и увидеть их на чертеже. Вот почему целесообразно начинать анализ чертежа с определения основных элементов изделия, изображенных на чертеже. В качестве примера приведем небольшую фотографию этой части урока по изготовлению литра.
      — Что здесь вычерчено?
      — Развертка литра.
      — Это? (Учитель показывает на детали чертежа.)
      — Боковая стенка литра.
      — Да, это боковая поверхность литра. Это?
      — Дно литра.
      И т. д.
      С целью облегчения понимания чертежа целесообразно определенное время прибегать к использованию цветных демонстрационных чертежей. В них хорошо ориентируются даже отстающие учащиеся (Приложение. Рис. 2, 8, 10а). На них различные элементы изображения решены каждый в своем цвете. Например, грани бруса на чертеже выделяли желтым цветом, клапаны склеивания — красным. С той же целью (пока дети не приобрели необходимых навыков чтения чертежа) полезно опираться на сопоставление модели, ее чертежа и развертки. Так, при изготовлении коробочки для отходов бумаги боковые стенки, дпо, выступы для ручек дети указывали и на чертеже, и на модели, и на развертке. Такая работа способствовала более успешному освоению чертежа.
      С ростом умения детей читать графические изображения отпадала необходимость как в цветных чертежах, так и в демонстрационных развертках. Дети без этих вспомо-
      гательных средств сравнительно легко определяли па чертеже основные части изделия, т. е. уверенно делали шаги в осмыслении процесса изготовления изображенной модели.
      Вторым этапом анализа чертежа является анализ трудовых операций, изображенных на нем. Вернемся к анализу чертежа развертки литра.
      — Почему на полосе склеивания множество сплошных линий?
      — Значит, ее нужно разрезать на мелкие клапаны.
      — Для чего нужны такие клапаны?
      — Чтобы получился плавный изгиб боковой стенки.
      — Почему клапаны склеивания отделены па чертеже от боковой поверхности литра штрих-пунктирной линией?
      — Их надо по этой линии перегнуть.
      — Почему на чертеже развертки литра имеется вырез? Почему боковую полосу склеивания нельзя сделать во всю высоту развертки?
      — Получится на дне (в этом месте) два слоя клапанов склеивания.
      — Можно ли боковой клапан склеивания на чертеже отделить штрих-пунктирной линией?
      Витя М. Можно.
      — Кто иначе думает?
      Лена X. Нельзя. Если мы сделаем по этой линии перегиб, то литр не будет круглым.
      И т. д.
      Анализируя чертежи автобуса, основной части кабины грузового автомобиля, в опытных классах серьезное внимание уделяли пунктирной линии: она обозначала линию постепенного сгиба (обычно обрабатывали эту линию на цилиндрическом карандаше). Были случаи, когда не усмотрев этой линии на чертеже, заменив ее штрих-пупктириой, учащиеся допускали брак при обработке, пе добиваясь плавности перехода поверхности, обтекаемости, как иногда говорили дети (Приложение. Рис. 36).
      Таким образом, подобный анализ чертежа не только делал процесс выполнения его более осознанным, но и вооружал детей знанием отдельных конкретных операций, весьма важных в достижении высокого результата труда. Естественно, что при систематической работе по чертежу дети быстро осваивали минимум условпых обозначений, их практическое назначение. Следовательно, возникала
      необходимость в сокращении и даже в ликвидации этой части анализа чертежа. Точнее, утрачивал свое значение словесный, коллективный анализ, так как на смену ему шел мысленный самостоятельный анализ чертежа каждым учеником отдельно.
      Последний этап анализа — выявление техники выполнения чертежа. Педагогическая задача этой части анализа — не только вооружить детей умением выполнять конкретный чертеж, но и ознакомить их с некоторыми общими практическими правилами изготовления чертежа-разметки.
      Первое. Перед выполнением разметки обязательно следует изучить размеры всех элементов чертежа. Не уяснив их, нельзя приступать к практическому выполнению разметки. В опытной работе уделяли этому исключительное внимание. Вот как, например, проходило уяснение размеров бруса:
      — Какова длина всей развертки бруса?
      — 260. (Размеры учителем давались в миллиметрах. Вначале дети испытывали некоторые затруднения, преобразовывали миллиметры в сантиметры, но это было временное явление. С приобретением определенного опыта они легко пользовались миллиметрами.)
      — Какова ширина всей развертки?
      — 220.
      — Какова ширина грани бруса?
      — 60.
      — Какова длина (высота) грани бруса?
      — 80.
      — Какова ширина клапанов склеивания?
      — 15.
      И т. д.
      Чтобы дети к уяснению размеров подходили активно, им нередко указывали не все размеры, а предлагали найти недостающие путем подсчета. Например, не указали ширину бокового клапана склеивания карандашницы и предложили его определить по имеющимся данным.
      Дети часто работали по демонстрационным чертежам. Изображения на них были увеличены в два, три и пять раз. Поэтому учащиеся должны были иметь понятие о масштабе. Учителя старались в доступной форме дать нм его. В результате определенной работы школьников
      не смущали масштабные преобразования на демонстрационных чертежах, они уверенно пользовались ими в работе.
      Второе. При работе над чертежом-разметкой нужно всегда стремиться найти наиболее рациональный путь его выполнения. Обучая детей этому правилу, в опытных классах советовали начинать разметку с вычерчивания вспомогательной исходной фигуры, как правило, прямоугольника, на котором укладывался чертеж развертки. Вспомогательная фигура позволяет, во-первых, легко ориентироваться в выборе наиболее рационального размещения чертежа на заготовке, во-вторых, облегчает процесс выполнения чертежа.
      Приведем пример. Указав на демонстрационный чертеж коробочки (Приложение. Рис. 2), учитель обратился к учащимся с вопросом:
      — Посмотрите внимательно на чертеж развертки коробочки. Сколько деталей на изображении?
      — 15, 17.
      — Если учесть части, подлежащие удалению (13-я, 17-я), то 17, семнадцать прямоугольников. Можем мы начать вычерчивание развертки отдельными прямоугольниками: сначала один, к нему причертить другой и т. д.?
      — Нет.
      — Почему?
      — Так очень долго. Можно проще.
      — Правильно, можно значительно проще.
      Учитель вместе с детьми определяет такой путь построения чертежа-разметки: вычертить вспомогательную фигуру (280 X 180); правый и левый края вспомогательной фигуры разделить на три частп (50, 80, 50); точки деления соединить; на верхнем и нижнем краях фигуры от углов отложить по 80; точки деления соединить; на средней полосе отложить слева и справа последовательно 25, 15, 15, 25, по угольнику провести линии; на нижней полосе к боковой стенке причертить клапаны
      склеивания; прямоугольники, которые следует вырезать, зачеркнуть.
      Позднее, когда дети приобрели некоторый опыт выполнения чертежей, редко наблюдались случаи, чтобы дети строили чертеж отдельными детальками (дольше других не могла от этого освободиться Наташа С.). Учащиеся, как правило, шли от общего к частному или стремились найти главное и к нему причерчивали более мелкие элементы.
      Еще большую роль играла вспомогательная фигура при вычерчивании таких деталей, как боковая стенка автобуса (Приложение. Рис. 43), лопасти стабилизатора ракеты (Приложение. Рис. 27). Построение чертежа этих деталей полностью опиралось на вспомогательный прямоугольник. Причем дети справлялись с ним довольно успешно. Так, перед выполнением разметки боковой стенки автобуса дети разобрались в построении чертежа коллективно.
      Саша Г. Я знаю, как вычертить. Сначала начертить прямоугольник 200 X 80, затем от угла...
      — От какого угла?
      — От левого угла отмерить вправо 30, поставить точку. Вниз отмерить 30, поставить точку, точки соединить.
      Сережа Д. Я не согласен. По-моему, вниз надо отмерить 35.
      — Почему?
      — Потому что высота стенки 30. От нижнего угла точка в 45 мм. Значит, от верхнего 35.
      — Правильно, Сережа. Дальше.
      Надя Ч. От правого угла отмерить 10 влево, поставить точку и соединить ее с нижним углом.
      И т. д.
      Ребята активно дополняли друг друга и наметили правильный путь выполнения разметки. Округление углов дети оставили пока в стороне, потому что оно осуществлялось при помощи специальных пробоек (0;5 и 0 10).
      Иногда целесообразно строить чертеж-разметку, опираясь на вспомогательную (осевую) линию построения. Так, перед разметкой детали к облицовке стойки весов (Приложение. Рис. 20) дети получили такое объяснение хода построения чертежа: провести линию построения, отложить на ней два отрезка — 200 и 20, через точки
      провести линии под прямым углом; на обе стороны от центральной линии отложить на 1-й (слева) линии по 10, на 2-й — по 25, на 3-й — по 15; полученные точки соединить.
      Такой же принцип построения чертежа основной части кабины с капотом грузовика (Приложение. Рис. 36).
      Мы рассмотрели узловые вопросы анализа чертежа. Методика этого анализа весьма разнообразна. Остановимся па ряде моментов.
      Прежде всего различны формы анализа с точки зрения участия в нем учащихся. Если дети имеют очень слабое пространственное мышление, анализирует чертеж сам учитель. При таком характере анализа учащиеся обречены на пассивную роль. Поэтому необходимо скорее переходить на совместную работу с детьми — к анализу методом беседы, когда анализируют чертеж сами школьники при помощи наводящих вопросов учителя. Опыт показывает плодотворность именно такого методического приема.
      Наиболее активная форма анализа чертежа — самостоятельная работа учащихся, которая, в свою очередь тоже может быть организована по-разному. Например, в опытном классе чертежи деревянного автобуса (Приложение. Рис. 50), выполненного в кружке «Умелые руки», дети коллективно проанализировали, учитель резюмировал пх высказывания. При изготовлении новогоднего фонарика (Приложение. Рис. 24) каждый ученик проанализировал чертеж про себя и получил право выяснить отдельные вопросы в ходе работы. А при выполнении макетов зданий (Приложение. Рис. 31) перед детьми была поставлена более трудная задача: каждый должен был самостоятельно проанализировать свою технологическую карточку, выяснить непонятное, а в ходе работы над чертежом стараться с вопросами к учителю не обращаться.
      Самостоятельный анализ чертежа может быть эффективным, разумеется, при условии, если ребенок приобрел пекоторый опыт чтения чертежа. Самостоятельный анализ
      особенно удобен в коллективной работе. Например, бригадами-шестерками в 4-м классе «А» школы № 22 одновременно изготовляли модели пяти различных марок автомобилей (грузового, самосвала, автофургона, пожарного, молоковоза). Дети одновременно работали с чертежами 17 наименований деталей. Возможно ли было все эти чертежи проанализировать на уроке коллективно? Безусловно нет. Наличие некоторых навыков чтения чертежа, самостоятельный анализ его позволил им справиться с заданием, хотя отдельные чертежи представляли известную сложность (Приложение. Рис. 36а, 38, 41).
      Разнообразны формы анализа чертежа и с точки зрения использования вспомогательных наглядных средств (мы говорили об этом выше).
      Какие бы методы и формы анализа чертежа ни вводили в практику, все они направлены на развитие пространственного мышления учащихся. С этой же целью в опытных классах нередко практиковали тренировочные упражнения по чтению чертежа. Например, давали на доске развертку изделия, а в рабочих тетрадях предлагали детям дать рисунок предмета или, наоборот, на доске давали рисунок предмета — в тетрадях предлагали вычертить (от руки, без соблюдения размеров) его развертку. Давали, как правило, несложные, но отличающиеся от изготовляемых по плану урока, изделия.
      Детн охотно выполняли эти упражнения и всегда стремились к своему, самобытному решению. Вот, например, какие развертки модели бумажного домика они предложили (См. стр. 66).
      Такпм образом, анализ чертежа был не только необходимым этапом выполнения трудового задания, но и убедительным средством развития образного мышления детей. Опыт нас убедил: чем больше учителя работали над развитием пространственных представлений учащихся, тем глубже было их видение предмета, тем увереннее они выполняли чертежи-разметки, следовательно, увереннее делали первые шаги по обеспечению красоты выполняемых изделий. Хорошо проведенный анализ чертежа положительно отражался на ходе и качестве развертки.
      При выполнении чертежа-развертки в качестве главной задачи следует выдвигать перед детьми задачу — обеспечить точность чертежа, ибо в нем заложена основная красота предмета, красота формы. Точность выполнения чертежа достигается не только глубоким пониманием изображения, но и аккуратностью в работе, правильностью использования чертежных инструментов. Поэтому на последнее надо обращать исключительное внимание.
      Практика показывает: неправильное пользование
      самым простым инструментом — линейкой приводит часто к непоправимым ошибкам в работе. Например, в одном из четвертых классов дети при изготовлении простенькой модели термометра обнаружили неумение пользоваться линейкой. Учительница предложила основную часть модели вычертить и вырезать из картона, указав размеры 17X4 см. Проверив работу учащихся, мы убедились, что у некоторых детали совсем не соответствовали заданным размерам: мы встретили длину детали п 12, и 14, и 18, и 20 см.
      В опытных классах строго следили за правильностью пользования линейкой, так как отдельные дети вначале велп измерения не от 0, а от края линейки, некоторые — даже от.
      Учителя всегда стремились подчеркнуть исключительное значение измерительной деятельности как важнейшего этапа выполнения трудового задания. Убеждал в этом детей, и их собственный опыт. Например, бригада Сережи Б., изготовляя модель молоковоза, успешно справлялась со своим заданием. Каждый член бригады выполнил чертеж своей детали, склеил ее. Начали сборку автомобиля и обнаружили: Лена П. сделала платформу короче цистерны на 20 мм. Сборка была остановлена, платформу пришлось переделывать снова. Из-за оплошности Лены пострадала вся бригада.
      Позднее учащиеся опытных классов редко допускали ошибки в размерах из-за неточности измерений, их ошибки, как правило, объяснялись неправильным пониманием чертежа или невнимательностью.
      Большинство разверток, которые вычерчивают младшие школьники, прямоугольные. Поэтому очень важно приучить детей пользоваться при построении угольником. Учащиеся часто пренебрегали этим инструментом. Например, Галя П. уверенно начала прямо с угла заготовки (а он был тупым) вычерчивать фасад макета здания. Вырезала,. примерила к боковой стейке, которую сделала ее соседка. Не подходит. Галина стенка оказалась перекошенной. Делала все точно, а не получилось. Удивленная, поспешила к учителю.
      Перед уроками труда бригадиры нередко проверяли у своих ребят, хорошо ли очинены их карандаши. На опыте они убедились, что это — источник брака. Приведем пример. При изготовлении макетов жилых зданий в бригаде-четверке Аркаше Р. поручили сделать заднюю стенку макета. Карандаш его, с утолщенным грифелем, не был хорошо очинен, линия получилась буквально миллиметровой. Мальчик не придал этому никакого значения, он думал только об одном: как лучше и быстрее сделать. Отмерил и вычертил общие контуры развертки стенки, приступил к разметке окон, отмеряя последовательно 10, 15, 10, 15, и т. д. (Приложение. Рис. 31). Так как его карандаш толщиной грифеля занимал определенную длину линии, то у него все деления никак не умещались точно в заданной линии: получалось то больше, то меньше. Он глубоко переживал неудачу, волновался, пока, по предложению бригады, не очинил карандаш так, как требовалось при этой довольно точной работе.
      Таким образом, надо сделать убеждением учащихся мысль, что точный чертеж, правильная. разметка — это фундамент предмета, основа его достоинств; необходимо научить детей не только понимать язык техники, но и грамотно пользоваться этим незаменимым средством в деле достижения высоких результатов труда.
      Обработка мате- Нельзя обеспечить умелую, искусную риала, монтаж, обработку материала, не зная его сборка свойств. Поэтому ознакомлению со
      свойствами материала в начальной школе всегда следует отводить необходимое время и место. В опытных классах не ограничивались об*щими свойствами материала, а стремились конкретнее остановиться на свойствах того, с которым работали дети. Так, многие детали учащиеся выполняли из зеленой настольной бумаги. Свойства ее они хорошо усвоили. Опа достаточна плотная, дает хорошие грани прямоугольных предметов, линии сгиба требуют обработки инструментами. Из бумаги можно получить идеальные цилиндрические поверхности, но лишь больших диаметров. При малых диаметрах (например, при 0 36) и большой высоте изготовляемого цилиндра бумага дает изломы, и поэтому, прежде чем склеивать цилиндр, надо обязательно обработать развертку на цилиндрическом предмете. Так, при изготовлении корпуса ракеты дети обрабатывали поверхность развертки на цилиндрической палочке из плексигласа. Бумага хорошо режется ножницами, но труднее — ножом (особенно при вырезании отверстий с закругленными углами). Она хорошо склеивается декстрином (ноне жидким),отлично отделывается красками — масляными, гуашью (но не сильно разведенной). Гуашевые покрытия хорошо обрабатываются бесцветным лаком и т. д. Дети на личном опыте убеждались: знание свойств обрабатываемого материала — необходимое условие хорошо, аккуратно сделанной вещи, незнание их легко может привести к браку, к значительному ухудшению качества изделия.
      Далее, не может быть мастерства в труде без высоких умений и навыков но обработке материала. Именно через них лежит путь к красоте предмета. В этом нужно убедить школьников и, главное, надо всемерно помогать им при выполнении каждой трудовой операции достигать того уровня умений, который делает труд радостным и может обеспечить хорошие результаты.
      Прежде всего надо формировать у младших школьников умения, связанные с осуществлением операций резания. Качественно выполненные операции резания немалую лепту вносят в создание красоты предметов, и, напротив, плохо выполненные, они немало способствуют ее разрушению. Так, Ира С., делая клапаны у развертки куба, несколько надрезов дала глубже, чем предусмотрено разметкой. В результате на двух ребрах модели образовались нежелательные щели. Девочка с большим старанием выполняла задание, и допущенную оплошность можно было объяснить только одним — недостаточно четким владением инструментом. Правильное и свободное владение инструментами резания: ножницами, ножом, пробойками при обработке бумаги и картона, ножовкой, лобзиком, ручной дрелью, рубанком, молотком, ножом при обработке дерева — это и есть проявление умений при выполнении операций резания. В опытных классах (при обработке бумаги) особо четкого владения инструментом требовало вырезание внутренних отверстий (при выполнении окон макетов зданий, моделей автобусов и т. д.). И не только потому, что эти операции наиболее трудны для детей, но и потому, что они непосредственно отражались на качестве изготовляемых изделий, следовательно, исключали всякую небрежность в их выполнении. С целью обеспечения большой чистоты резания дети, по совету учителя, прямые линии старались резать так, чтобы лезвие шло вдоль волокон рабочей доски. Круглые отверстия (например, для округления углов окоп автобуса) пробивали пробойками на торце. Следование этим советам повышало качество работы.
      При работе с бумагой не меньшее внимание следует уделять навыкам обработки линий сгиба: без них нельзя обеспечить высокое качество изделия. Например, обрабатывая линии сгиба развертки куба, Люба М. неточеной стороной кончика ножниц по линейке провела по каждой линии, перегнула по ним бумагу и прогладила сгиб с другой стороны рукояткой ножниц. У нее получились стройные ребра куба. Напротив, у Лены И. они получились неотчетливыми, закругленными: она перегнула бумагу пальцами без всякой предварительной и последующей обработки инструментом.
      Особой тщательности требует обработка линий постепенного сгиба, линий плавного перехода (при изготовлении кабины автомобиля, кузова автобуса). Надо так перегнуть бумагу, чтобы одна плоскость незаметно переходила в другую, нигде пе образуя линий излома. Эти линии (мы уже говорили) в опытных классах обрабатывали на цилиндрических предметах.
      Учителю не следует забывать, что дети, не имея в голове четкого плана действий, не понимая чертежа и разметки, которую они выполнили, не зная качеств обрабатываемого материала, не смогут успешно осуществить ни операций резания, ни операций сгибания. Поэтому выполнение этих операций, с одной стороны, всегда с полной ясностью обнаруживает, насколько эффективно учитель организовал труд детей на предыдущих этапах, с другой (в случае успешного осуществления) — обеспечивает благоприятные условия для выполнения монтажа и сборки изделия.
      Монтажные работы требуют совершенно четкого представления о способе превращения развертки в деталь, модель, о последовательности ее склеивания. Эти представления формируются еще в момент планирования труда, анализа чертежа и выполнения разметки, но, насколько они точны и отчетливы, в этом еще раз необходимо убедиться сейчас. В случае отсутствия у детей желаемых представлений их надо сформировать. Учитель может сам коротко напомнить классу о последовательности склеивания развертки, может коллективно выяснить этот вопрос или побеседовать только с теми школьниками, которые нуждаются в особом контроле... Все зависит от содержания работы на предыдущих этапах, от сложности изделия и подготовленности учащихся. Для детей, испытывающих затруднения в осуществлении монтажа, сборки, весьма полезно иметь технологическую карту, в которой наглядно изображена последовательность выполнения монтажных операций. Эта карта не вывешивается для учащихся всего класса, она на столе учителя. Затрудняется ученик — обращается к товарищам по бригаде, не помогли — к технологической карте.
      Большого напряжения от школьников (и особенного внимания от учителя) требуют моптажно-сборочные операции тех изделий, которые сложпы по конструкции. Опытные учителя во время сборки стараются держать в поле зрения каждую бригаду, каждого ученика; убеждают детей, что неудачное осуществление монтажно-сборочных операций может зачеркнуть результаты труда всех предыдущих этапов и, наоборот, успешное выполнение
      их всегда приносит заслуженную радость труженику; стремятся каждую допущенную детьми ошибку превратить в фактор воспитания большей внимательности и сосредоточенности на каждом этапе работы. Производя сборку модели пожарной машины, бригада Володи Л посадив кабину на раму, позабыла закрепить ее заднюю часть гвоздями. Когда наклеили на раму платформу и кузов, задняя часть кабины осталась внутри н закрепить ее было уже невозможно. Учитель остановил работу всех бригад н на этом печальном примере показал, к чему ведет нарушение последовательности при склеивании, сборке изделия.
      Далее, во время сборки надо учить детей активно проявлять чувство формы изделия, эстетический вкус. Правда, это можно делать не всегда (монтаж большинства изделий определен чертежом). Поэтому, когда появляются такие возможности, надо их умело использовать. В опытном классе при сборке модели автомобиля учитель предложил внимательно посмотреть, куда приклеивать крылья автомобиля. Во-первых, они должны быть расположены симметрично, на одном уровне; во-вторых, они должны быть наклеены не слишком высоко и не слишком низко, чтобы красиво обрамляли колеса сверху, не препятствуя их вращению. Все это не предусмотрено чертежом, но сильно отражается на красоте предмета.
      Прн осуществлении монтажно-сборочных операций мы должны учить детей и помогать им добиваться высокого качества склеивания изделий (у деревянных изделий детали соединяются не только с помощью клея, но и прн помощи шипов, гвоздей, шурупов), которое достигается при правильном, чистом и прочном склеивании.
      Под правильностью склеивания мы понимаем такое соединение деталей, которое не нарушает, не искажает конструкции изделия. Коля С., приступая к склеиванию модели литра, располагал правильно вычерченной и вырезанной разверткой, а цилиндрической модели у него не получилось: склеил неправильно. Он не заботился о том, чтобы боковая поверхность строго шла по краю круглого дна.
      Чистота склеивания — это аккуратное выполнение работы, требующее от ученика, чтобы он, намазывая клеем клапаны склеивания, не пачкал поверхность самой детали. Дети нередко не выполняют этого требования. Объясняется это не только неряшливостью, но, пожалуй, чаще всего недостаточным умением производить эти операции. Учащиеся иногда оправдывают себя: немножко напачкал — не беда; ведь все равно красить буду. Верно поступали учителя опытных классов: независимо от того, будет поверхность основной части отделываться (цветной бумагой или краской) или нет, всегда требовали безупречной чистоты склеивания.
      Советские рабочие активно борются за надежность своей продукции. Это понятно: ведь делают для себя, для своего народа, поэтому хочется, чтобы вещи были прочными и служили долго. Необходимо, чтобы младшие школьники не только знали это, но в своей деятельности старались подражать взрослым, т. е. тоже обеспечивали надежность своих изделий. Этому много способствует прочность склеивания. Дети, проявляя заботу о чистоте поделки, часто опасаются, что из-под клапанов будет выступать клей, и не смазывают их полностью. Обеспечили чистоту — не обеспечили прочности вещи. Бывает, что изделие расклеивается, не успев дойти до учительского стола. И с этим надо активно бороться, нужно учить детей стремиться к чистоте склеивания не за счет уменьшения прочности изделия.
      Мы уже говорили, что в школьной практике широко бытует работа по шаблону, пооперационной метод и не уделяется достаточного внимания самостоятельной работе по готовому чертежу, хотя последняя форма обработки материала, несомненно, должна занимать на уроках труда в третьих-четвертых классах ведущее место. Наблюдается в школе и другая крайность. Некоторые учителя считают, что с целью эффективного развития младшие школьники должны сами разрабатывать чертежи изготовляемых изделий и по ним выполнять трудовое задание. Бесспорно, эта форма работы больше способствует развитию детей. Но ее следует использовать, лишь чередуя с другими формами работы. Во-первых, дети сравнительно легко смогут разработать чертежи таких изделий, как коробочка, куб, и некоторых простейших технических моделей. Но смогут ли они разработать чертежи грузового автомобиля, ракет и т. п.? Нет. Значит, если пользоваться только этим методом работы, придется сознательно упрощать объекты труда. Во-вторых, этим методом дети успешно смогут пользоваться только при наличии определенных пространственных представлений и некоторой графической грамотности. Эти качества наиболее эффективно приобретаются в работе по готовому чертежу. Что толку будет в том, что мы дадим детям пощупать, измерить носовую часть ракеты и предложим вычертить ее развертку, если они не знакомы с приемами вычерчивания развертки конуса? Именно поэтому мы считаем, что исключительное внимание следует уделять самостоятельной работе по готовому чертежу, разработанному специалистом или учителем. Опираясь на качественное планирование, на обстоятельный анализ чертежа, самостоятельная работа по готовому чертежу обеспечивает точную и качественную обработку материала, значительные эстетические результаты труда. Осмысленно и успешно осуществляя операции резания, сгибания, монтажа, дети испытывают радость от сознания, что их воле подчиняются инструменты, что в их руках меняет свою форму материал, что благодаря их трудовым действиям осуществляются красивые замыслы.
      Считая самостоятельную работу детей по готовому чертежу основной, мы совсем не склонны ограничивать школьников рамками лишь этой формы работы. Нет, они могут, и им нужно предоставлять возможность решать различные творческие задачи (об этом мы будем подробно говорить дальше).
      Опыт убеждает, что и по готовому чертежу самостоятельно дети работают по-разному. Одни, не осмыслив трудового задания с начала до конца, сразу приступают к работе. Они поняли, уловили первую операцию и стремятся, не заглядывая вдаль, осуществить ее. Осуществив, осмысливают задание дальше. Нет сомнения, — это самая низкая форма самостоятельной работы. Лучше, когда учащиеся схватывают, усваивают не одну, а сумму операций; выполнив их, переходят к осмыслению и решению другого комплекса. Высшей формой самостоятельности учащихся в работе следует считать такую самостоятельность, при которой дети осмысливают сразу все содержание трудового задания и после уяснений приступают к действию. Такая форма труда не только дает наиболее эффективные результаты работы, но и активно способствует пробуждению эстетического отношения детей к труду. Лучший метод ее организации — работа по готовому чертежу с предварительным планированием труда и анализом чертежа.
      Отделка изделия Следующий этап изготовления изделия — отделка. Дети с большим интересом относятся к ней, во-первых, потому, что она связана с наиболее популярным и доступным компонентом красоты предмета; во-вторых, потому, что здесь видны результаты всех этапов работы: предмет на глазах приобретает тот вид, к которому стремятся, который упорно хотят получить школьники; п, наконец, потому, что здесь дети наиболее ярко проявляют себя как художники.
      В педагогической теории вопросы отделки изделия из бумаги и дерева до сих нор не отражены с достаточной глубиной. В статьях, касающихся этого вопроса, чаще всего авторы ограничиваются указанием на факты значительного внимания учителей отделке изделий, вроде: «Учительница.., И. И. Бунаковская придает особое значение украшению того или иного изделия из бумаги, картона... Учителя начальных классов 5, 10, 25, 68-й и других школ Новосибирска обучают детей вырезыванию из бумаги. Вырезанные рисунки дети наклеивают на цветной фон (на цветной картон или плотную цветную бумагу), украшают вырезками коробки, рамки, шкатулки и др. изделия». В педагогической литературе до настоящего времени не сформированы принципы отделки, которыми могли бы руководствоваться учителя-практики. На уроках труда в начальной школе отделке уделяют значительное внимание, но осуществляют ее на невысоком уровне. Чаще всего дети украшают поделки как могут и как хотят, не знакомясь с правилами отделки, т. е. проявляют свой вкус (еще примитивный), но не развивают или слишком слабо развивают его.
      На что необходимо обратить внимание младших школьников при отделке? Прежде всего следует раскрыть перед учащимися значение качеств отделочных материалов. В опытных классах для отделочных работ использовали цветную бумагу различных сортов (шагреневую, глянцевую, мелованную, заменитель гранитоля, бархатную и т. д.), краски — масляные и гуашевые, лак покрывной для живописи и декоративный. Дети на личном опыте убеждались, что качество отделочных материалов в значительной степени определяет эстетические достоинства изготовляемых изделий, что красота отделочных материалов с особой силой проявляется в соответствии характеру изделия, что отделочный материал может не. «заиграть», если использован некстати. Например, Алеша Л. сделал дома модель ракеты из настольной зеленой бумаги, покрасил ее акварельными красками. Краски плохо перекрыли цвет бумаги, и модель выглядела невзрачно. Напротив, модели ракет, сделанные в классе, покрашенные гуашью и покрытые лаком, вызывали у ребят глубокое эстетическое удовлетворение.
      Далее, при отделке изделий целесообразно сосредоточить внимание на обработке поверхности материала (дерева), на цветовом решении, на орнаментовке.
      При изготовлении изделий из дерева в кружке «Умелые руки» (Приложение. Рис. 49, 51) и комбинированных моделей (из бумаги и дерева) в опытных классах серьезное внимание уделяли качественной обработке поверхности древесины, с помощью напильника и стеклянной бумаги добиваясь высокой чистоты их поверхности. Так как поверхности готовились под покраску, дети иногда использовали шпаклевку (в местах соединения деталей). Покраска деревянных изделий в данном случае диктовалась целью — сделать модели, похожие на настоящие автомобили, и попытаться придать им желаемую раскраску. В производстве, как известно, распространена другая тенденция в отделке дерева (особенно при изготовлении мебели) — стремление выявить и подчеркнуть его природную структуру. В начальной школе этому уделяется немалое внимание: дети выполняют гарнитуры кукольной мебелп, деревянные полочки н т. п., покрывают их протравой, бесцветным лаком. Получаются красивые вещи.
      Большое внимание необходимо уделять цветовому решению предметов. Ведь важно не только то, что учащийся удачно подберет цвет изготовляемого изделия, не менее важно и то, что оп поработает с цветом, сделает шаг вперед в развитии своего восприятия цвета, а следовательно, и в эстетическом развитии.
      По нашему мнению, школьники должны руководствоваться следующими принципами при подборе цвета.
      Первый. Цвет предмета должен благоприятно воздействовать на зрение человека, он должен радовать глаз. Знакомя детей с этим требованием к цветовому решению изделия, например, в опытном классе не ставили перед собой задачу — познакомить школьников с основами цветоведения, а стремились донести до их сознания отдельные мысли. Так, перед изготовлением макетов современных зданий учащимся были продемонстрированы две таблицы с цветовым решением фасадов зданий. На одной таблице они были решены в насыщенных бордовом, черном и фиолетовом цветах, на другом — в слабонасыщенных. К удовлетворению учителя, дети предпочли покраску фасадов слабонасыщенпыми цветами (Приложение. Рис. 32).
      Огромные фасады домов, выкрашенные черной или темно-фиолетовой краской, производили бы на нас удручающее впечатление. Не случайно поэтому люди включают покраску насыщенными цветами только небольших пятен на фасадах, например балконов, которые хорошо вырисовываются на общем слабонасыщенном цветном фоне. Напротив, слабонасыщенные цвета благоприятно действуют на наше зрение.
      Второй. Цвет изделия должен красиво сочетаться с цветами тех предметов, среди которых он будет находиться или дополнять их. Подбирая цвет для ракеты, ребята увлеченно рассуждали, какого цвета она будет наиболее выразительно выглядеть на фоне голубого неба и зеленого ракетодрома. Одни выбрали красный цвет (в том числе Люба М. и Сережа Т.), другие — серебристый. Еще два примера. Делая плакаты-аппликации, каждый из детей подбирал себе цветную бумагу и ею облицовывал изготовленный стенд. К этой облицовке он должен был подбирать цветную бумагу для силуэтного рисунка, причем так, чтобы цвета приятно сочетались и в то же время не затрудняли чтения наклеенного текста (из красной глянцевой бумаги). В помощь учащимся были вывешены таблицы (для каждого цветного фона своя). На них были наклеены цветные квадратики. Рассматривая различные варианты сочетания цветов, дети останавливались на более удачном. В случае необходимости учитель корректировал их мнение.
      При покраске моделей грузовых автомобилей и автобусов в классе активно обсудили вопрос о том, красиво ли покрашен в жизни автомобильный транспорт. Пришли к общему выводу: легковые автомобили, автобусы имеют привлекательную окраску, чего нельзя сказать
      про грузовые автомобили. Решили, что они тоже должны иметь яркую и разнообразную окраску. Затем дети приступили к раскраске своих моделей (Приложение. Рис. 37).
      Третий. Иногда есть смысл рекомендовать детям руководствоваться при подборе изделия принципом сходства с тем предметом, модель которого они изготовляли. Например, в опытном классе, делая модель литра, дети стремились, чтобы он папоминал настоящий, металлический. С этой целью облицевали его и изнутри, и снаружи алюминиевой бумагой (Приложение. Рис. 10).
      В отделке изделий определенное место занимает орнаментовка. В опытной работе в центре внимания были простота, экономичность в использовании решений орнамента. Учителя старались научить детей получать орнаменты из самых простых элементов. Например, прн оформлении коробочки (для отходов бумаги) дали различные варианты орнамента, полученного из квадрата, разрезанного на части и расположенного (но принципу симметрии) на прямоугольнике передней стенки коробочки (Приложение. Рнс. 3), предложили детям дополнить пх своими решениями. Учащиеся с увлечением выполнили эту работу (Приложение. Рис. 5). Затем каждая бригада выбрала себе орнамент (коробочки одной бригады от коробочек другой отличались орнаментовкой) и стала подбирать для него цветной фон. Один и тот же орнамент, поданный па различных цветных фонах, выглядел совершенно по-разному (Приложение. Рис. 4). Орнаментируя круглую коробочку, дети под руководством учителя составили (на основе ритма) несколько орнаментов для боковой поверхности коробочки, используя лишь один простейший элемент — треугольник (Приложение. Рис. 13). Дети убеждались в великих возможностях самых простых элементов, особенно когда в их распоряжении был цвет. Орнаменты коробочек делали в двухцветном плане, т. е. детали орнамента одного цвета давали на фоне другого. Еще больше возможностей у многоцветного орнамента. Такими орнаментами школьники украшали карандашницы. Они составлялись из простейших элементов (полосок различной ширины, треугольников). Различные комбинации и цвета элементов позволили сделать разнообразные орнаменты (Приложение. Рис. 17).
      При орнаментовке изделий необходимо воспитывать чувство меры, благородный астатический вкус. Систематическое требование от детей проявления чувства меы положительно сказывается на вкусах учащихся. Например, в опытном 4-м классе «А» школы № 22 после значительной работы в этом направлении дети проявляли необходимую сдержанность, скромность в оформлении-Например, когда Лена И. расписала цилиндрическую и конусную части своего проекта ракеты цветными дугообразными переплетающимися линиями, то ребята отверти ее проект, хотя он выглядел очень красочно и нарядно. Он показался им слишком пестрым. Так космические корабли нельзя украшать, решили они. А скромные и выразительные проекты Любы М., Лены II. и других были единодушно одобрены.
      Чувство меры, вкус в раскраске и в орнаментовке изделий не может развиваться без понимания содержания того изделия, которое дети оформляют, без понимания назначения его. Так, те же космические корабли дети но-разному раскрашивали, потому что придерживались разных установок. Люба М. дала проект раскраски модели настоящей космической ракеты — сдержанной и скромной в раскраске. Володя О. сразу заявил, что он желает дать раскраску модели ракеты-игрушки для детского сада. Естественно, его проект значительно отличался от решения Любы М. (Приложение. Рис. 29). При оформлении новогодних фонариков излишняя сдержанность была бы неуместна. Фонарики — новогодние украшения. Новогодний праздник — необычный, красочный, праздник сказок, нарядных елок и мигающих разноцветных огней. Поэтому и фонарики должны быть с богатым, сказочным, затейливым орнаментом (Приложение. Рис. 25, 26).
      Опытная работа привела нас к твердому убеждению: этапы непосредственного выполнения трудового задания (при раскрытом выше содержании и методике работы) могут быть значительным фактором эстетического воздействия на младших школьников. Такая система работы заметно изменила уровень воспитанности учащихся опытного 4-го класса «А» школы № 22. Дети приобрели значительные навыки в создании красивых предметов, научились работать по простейшим чертежам, делать предметы точно, аккуратно, со вкусом.
      В начале опытной работы они были беспомощны и в чтении готового чертежа, и в составлении чертежей по какой-либо модели или ее рисунку. Например, им предложили вычертить развертку простой коробочки. Ни один учащийся не мог справиться с данной работой. У 36% школьников в чертежах были обнаружены лишь некоторые элементы правильного, а остальные начертили совершенно неверно.
      К концу опытной работы учащиеся опытного класса хорошо ориентировались в демонстрационных чертежах, могли предложить разные варианты решений, могли выполнять чертежи своих несложных изделий. Так, детям предложили сделать самостоятельно по демонстрационному чертежу шестиугольную призму. Каждый ученик должен был сделать модель правильно, качественно и в определенное время (максимальное время 90 минут). Какие цели стояли перед контрольной работой?
      1. Проверить умение школьников работать по чертежу. В чертеж был сознательно введен элемент, ранее не встречавшийся им в практике, — правильный шестиугольник. Последовательность его вычерчивания была дана на чертеже (Приложение. Рис. 45).
      2. Проверить наличие конкретных умений и навыков по обработке материала, проверить умение в сжатые сроки добиваться значительных результатов в труде.
      Точно такую же работу мы провели в контрольном классе.
      Сравните результаты работы этих двух классов (хотя бы по некоторым данным).
     
      Работы учащихся опытного класса отличались тщательностью, художественностью исполнения. Неоднократно выступая перед учителями школ города и области, мы* демонстрировали поделки этого класса, и они всегда были предметом исключительного внимания. Не случайно на общешкольном празднике труда этому классу было присуждено первое место.
      Подобная система работы положительно сказывалась на формировании мотивов труда. В них, на наш взгляд, своеобразное проявление «внутренней» красоты труда. До начала опытной работы, например, в этом классе наблюдались разнообразные мотивы: «нравится что-
      нибудь делать», «не хочется получать замечания от учителя», «маме приятно будет, если получу хорошую оценку» и т. д. В конце опытной работы господствующее положение заняли более высокие мотивы.
      Дети научились смотреть на труд, как на фактор развития, как на источник расширения знаний, формирования умений и этим мотивом активно руководствовались в своей деятельности. Чем больше они приобретали умений, тем активнее стремились к получению новых, более сложных, так как видели в них основу своей силы, своего трудового успеха. Дети с повышенным интересом стали подходить к объекту труда. Когда указывали, что будут делать изделие, отличное от предыдущего, сложнее по своей технологии, глаза их загорались интересом, в труд они включались с особым энтузиазмом.
      Учащиеся в конце опытной работы получали значительное удовлетворение от общественной направленности своего труда. Желание принести своим трудом пользу обществу стало одним из ведущих мотивов их деятельности.
      Значительное развитие получили эстетические стимулы к труду. Стремление делать красивые вещи, достигать в труде высоких результатов стало играть существенную роль в труде младших школьников.
      Глава 3
      Воспитание эстетического отношения к коллективному труду
      Воспитание эстетического отношения к объекту труда, к предметному миру, на котором мы остановились в предыдущих главах, разумеется, далеко не исчерпывает содержания эстетического воспитания младших школьников на уроках труда. Следующий не менее важный вопрос, на котором учитель начальных классов должен сосредоточить внимание, это — пробуждение у детей эстетического отношения к коллективному труду.
      Основная задача воспитания эстетического отношения к коллективному труду — раскрыть перед учащимися красоту этого труда, помочь им понять ее, сделать этот труд радостным и желанным для воспитанников, трудом, который доставлял бы удовольствие и наслаждение, становился бы постепенно внутренней потребностью.
      Осуществлять это воспитание можно по-разному: знакомить детей с трудом взрослых; организовывать коллективную деятельность школьников так, чтобы она становилась фактором эстетических воздействий на них; наконец, умело сочетать то и другое. Наблюдение за трудом взрослых, беседы о красоте его не только формируют у детей богатые представления о коллективном труде, но и пробуждают стремление подражать старшим, добиваться высокой слаженности в своей работе. Наблюдениям и беседам в школьной практике уделяют немалое внимание. О продуманной организации коллективной деятельности самих детей нередко забывают, хотя она, безусловно, должна быть в центре внимания, так как » наиболее эффективно способствует воспитанию эстетического отношения к коллективному труду.
      В какие формы коллективного труда можно включить младших школьников на уроках трудового обучения?
      Вот дети всем классом делают коробочки для отходов бумаги. Каждый школьник изготовляет свое изделие, но объединен с другими детьми общей целью — сделать оборудование для уроков труда. Он смотрит на свою работу, как на часть общей работы, он чувствует локоть товарища. Это уже коллективный труд.
      Перед классом учитель ставит задачу — создать для школы выставку «Народ о труде» (она представляет собой серию плакатов-аппликаций с пословицами о труде). Каждый учащийся трудится над отдельным плакатом, но в то же время он член одной из бригад: класс разбит на три соревнующихся коллектива. Это труд бригадами без разделения труда. При такой форме работы трудовые успехи каждого школьника поставлены в зависимость от успехов бригады в целом. Справился коллектив с трудовым заданием своевременно и хорошо — честь и хвала его труженикам, особенно передовым. Не справилась бригада с заданием — трудовые достижения отдельных не принимаются в расчет.
      Школьники делают круглые коробочки. Для изготовления их ребята разбиваются на мелкие бригады по два человека: один делает крышку, второй — основание. Оба делают детали одного изделия, оба связаны общим продуктом труда. Это — работа бригадами с разделением труда. Разделение труда значительно усиливает зависимость членов внутри бригады. Если ученик хочет увидеть завершенным все изделие, он обязательно должен поинтересоваться, как работают его товарищи. Если в простой бригаде кто-то не справляется со своим заданием, это отражается на результативности работы бригады. Если в бригаде с разделением труда хоть один член не выполняет своей работы, он сводит усилия всей бригады к нулю. Чем больше бригада, тем сложнее зависимость школьника от трудового коллектива.
      В классе кипит работа — выполняют модели грузовых автомобилей. На первой парте (каждого ряда) делают кабину, на второй — крылья, на третьей — фары, на четвертой — рамус колесами, на пятой — буфер н платформу для кузова, на шестой — кузов. Сделаны детали, началась сборка. На второй парте к кабине приклеивают крылья, на третьей — фары, на четвертой устанавливают кабину на раму с колесами и т. д. Учащиеся работают конвейером. Три ряда — три конвейера. Здесь отношения взаимной зависимости сложнее, чем в бригаде-шестерке (не говоря уже о более мелких бригадах), потому что шире круг людей, от которых зависит успех организации труда и качество изготовляемого изделия. На наш взгляд, работу конвейером лучше вводить тогда, когда дети уже приобрели некоторый опыт работы в малых бригадах с разделением труда, когда они в какой-то степени уже научились видеть в маленькой детали частицу сложпого изделия.
      Учащиеся занятые изготовлением моделей весов. Работают группами. Одни готовят скалки, другие — рычаги, третьи — стойки, четвертые — облицовку. Это цехи пионерского завода, их пять: скалочный, рычажный, по изготовлению стоек, облицовочный и сборочный. На заводе, как правило, создают столько цехов, сколько деталей, узлов у изделия. Например, в 4-м классе «А» школы № 9 изготовляли заводом модели грузовых автомобилей, там было семь цехов: кабнпный, кузовной, фарный, по изготовлению крыльев, колесно-буферный, по выполнению рам, сборочный.
      Если в бригадах разделение труда происходит между ее членами, то здесь — между цехами. Внутри цехов складываются отношения, напоминающие отношения в бригадах без разделения труда.
      Как видно, на уроках трудового обучения можно практиковать различные формы коллективного труда. По нашему мнению, наиболее эффективны с точки зрения эстетического воспитания школьников бригады с разделением труда, конвейер, завод: в них ярче проявляются эстетические свойства коллективного труда, значит, более активно формируется у детей эстетическое отношение к нему. Но никакой коллективный труд не окажет положительного воздействия на детей, если он плохо организован. Поэтому задача учителя — ие просто включить детей в коллективную работу, но так организовать ее, чтобы она действительно была интересной, волнующей и воспитывающей.
      Что нас привлекает в коллективном труде? Прежде всего слаженность, четкая организация. Мы должны предоставить широкую возможность младшим школьникам любоваться этими качествами в труде взрослых (во время экскурсии, просмотра кинофильма и т. д.). Напри-меР, учащиеся опытного класса во время экскурсии по городу с интересом наблюдали работу бригады каменщиков. Подъемный кран то и дело доставлял на строящийся этаж кирпичи и бетон. Одни рабочие сильными и ловкими руками подавали материалы на стену, другие, быстро и точно орудуя мастерком, выравнивали слой бетона и красивыми рядами укладывали кирпичи. Они работали весело, с подъемом, хотя их труд не был легким. И дети с искренним удовольствием следили за этой слаженной работой.
      Несравнимо большую радость доставляет детям слаженность коллективного труда, в котором они участвуют сами. Поэтому необходимо так организовать работу школьников, чтобы все способствовало ее четкости, упорядоченности.
      Слаженная работа детского коллектива обеспечивается прежде всего правильным его комплектованием. Комплектуя бригады, целесообразно сделать их примерно равными по силе. Это обеспечит здоровую трудовую атмосферу, способствующую напряженной работе каждой бригады. Надо стремиться включить в них и слабых и сильных школьников, т. е. создать благоприятные условия для развития взаимопомощи и взаимоконтроля. Очень важно при комплектовании бригад учесть и то, чтобы внутри их было максимальным влияние одного учащегося на другого. Например, в опытном классе включая в одну бригаду Галю с Алешей, учитель рассчитывал на то, что аккуратная Галя будет вести беспощадную борьбу с небрежностью, с необоснованной спешкой Алеши, а включая в одну бригаду Лену и Володю, он был убежден, что в случае очередного каприза (неустойчивости воли) Володи волевая и весьма авторитетная в классе ученица сумеет потребовать от него серьезного отношения к делу, и т. д.
      Далее, не меньшую роль играет правильное распределение трудовых поручений между членами рабочего коллектива. Думается, при изготовлении сложных моделей детали повышенной трудности целесообразно дать сильным учащимся, а те, что попроще, — слабым. Это положительно сказывается и на качестве процесса коллективной работы, и на характере эстетического воздействия на школьника. Так, учитель опытного класса самую сложную деталь модели пожарной машины — платформу кузова (Приложение. Рис. 41) поручил выполнять одному из сильных учеников. Мальчик с полным напряжением, с большим удовольствием трудился над ее изготовлением и добился высокого качества работы. А вот в другом четвертом классе (при выполнении модели железнодорожной цистерны) сильному ученику поручили сделать люк — самую простую деталь (в опытном классе ее давали вместе с платформой). Ученик, как говорят, шутя сделал ее за полурока, а полтора урока скучал без дела (на работу давалось два урока), хуже того, наблюдал, как товарищ по бригаде, не обладающий достаточным трудовым умением мучился над созданием цилиндрической части цистерны. Ясно, что такой коллективный труд но мог вызвать удовлетворения ни у сильного, ни у слабого учащегося. Иногда у учителей возникает вопрос: если программа для всех одна, то можно ли одним давать работу труднее, другим — легче? По нашему мнению, можно и целесообразно, но при одном условии: если «легче» отвечает уровню требований программы. Это целесообразно, так как дает возможность каждому ребенку трудиться (и получать развитие) по своим способностям-Мы не можем тормозить развитие ученика и давать ему работу, не соответствующую его возросшим умениям и, наоборот, не можем поручать школьнику непосильное задание и требовать, чтобы он во что бы то ни стало догнал сильного в своем развитии.
      Понятно, младшие школьники, не имея достаточного опыта работы в коллективе, не могут самостоятельно распределить между собой задания: не умеют быстро определить сложность изготовления каждой детали, плохо знают способности своих товарищей. Это умение приходит с опытом, а пока его нет, главная роль принадлежит учителю. Он сам и комплектует бригады и распределяет работу между их членами.
      Высокая организация труда в рабочих коллективах в значительной степени определяется четкостью снабжения необходимыми материалами, инструментами. В школе иногда приходится наблюдать недопустимые вещи.
      В одном из четвертых классов работали бригадами-тройками. Уяснили задание. Нужно приступать к работе — нет материала. Учитель пустил по рядам три больших листа бумаги. Каждый отрезает сколько нужно. Режут осторожно, медленно. Бригады, сидящие на задних рядах, долго ждут, первшгчают: когда еще дойдет до них очередь. Разве может такая организация труда вызвать эстетическое удовлетворение учащихся?
      В опытных классах, когда дети еще не имели достаточного опыта работы в бригадах, учителя до урока с помощью трех-четырех учащихся на каждую деталь делали заготовки, разумеется, больших размеров, чем сама развертка. В начале урока эти заготовки быстро раздавались бригадирам, а те распределяли между членами бригады. Благодаря этому не только экономились драгоценные минуты рабочего времени, но и обеспечивалось дружное, организованное начало работы. Когда дети приобрели некоторый опыт работы по чертежу, учителя ввели другой порядок обеспечения материалом на уроке. Перед выполнением чертежа-развертки каждая бригада получала по большому листу бумаги и самостоятельно выкраивала из него необходимые заготовки. Между бригадами, как правило, проходило соревнование, кто экономнее умеет расходовать материалы. Например, при изготовлении модели космического корабля бригада Иры Ч. больше всех сэкономила материалов. Каждая бригада стремилась избежать простоев в работе своих членов. Поэтому дети учились в каждой развертке улавливать два основных размера: общую ширину и общую длину — и по ним кроить заготовку.
      Не менее значительна с точки зрения эстетического воспитания другая сторона коллективного труда — его результативность. Дети, наблюдая за строительством родного города, за работой отдельных предприятий, слушая радио, читая газеты и книги, всюду видят исполинскую силу коллективного труда. Необходимо постоянно направлять внимание младших школьников на это, разъясняя, что в результативности коллективного труда тоже проявляется его красота.
      Мысль становится особенно убедительной и волнующей, когда добывается учащимися в собственном трудовом опыте. Делают самые простые работы — коробочки для отходов бумаги. Один сдвоенный урок — и весь класс обеспечен необходимым и качественным оборудованием для уроков труда. Два (сдвоенных) урока по изготовлению плакатов-аппликаций, а в результате — красочная, богатая выставка «Народ о труде». Выполненная с любовью и старанием, она не одну четверть является предметом гордости классного коллектива. Сколько бы потребовалось сил и времени одному человеку, чтобы выполнить подобную работу! Один человек не в силах взяться за изготовление сразу нескольких различных изделий, если даже они и нужны одновременно. Для коллектива ото не составляет трудностей. Так, на одном из уроков нужно было сразу сделать н куб, и брус, и литр. Работа была распределена между тремя бригадами: одна сделала модель куба, другая — бруса, третья — литра. Необходимые модели была сделаны в срок и качественно. Благодаря коллективному труду дети могут в короткий срок выполнить сложные изделия. Например, Ира, одна из сильных учениц, на занятиях кружка «Умелые руки» более двух месяцев делала модель автофургона. Бригада нз шести человек, используя преимущества разделения труда, сделала подобную модель за три (сдвоенных) урока, а конвейеру понадобился всего лишь один урок.
      Дети обычно с большим воодушевлением встречают результаты коллективного труда, часто в конце урока с гордостью показывают их родителям: «Посмотрите, что мы сделали!» В опытных классах с большой охотой устраивали итоговые выставки: в конце первой четверти, в конце полугодия (на классном празднике «Наши трудовые достижения»), на общешкольном празднике труда и с чувством глубокого удовлетворения еще н еще раз обозревали свои трудовые успехи.
      Волнующие результаты коллективного труда, особенно общественное признание их, окрыляют детей, пробуждают их трудовую активность. За каждое новое изделие они берутся все с большим эмоциональным подъемом. Так в коллективном труде дети обретают симпатию к могучей силе трудового коллектива, т. е. своими руками кладут кирпичи в то здание, которое мы называет эстетическим отношением к коллективному труду. И самое главное, трудясь в коллективе, они не только любуются
      этой силой, этой красотой, но все глубже осознают себя источником и частицей этой силы.
      Результативность детского коллективного труда зави- « сит и от трудовых успехов каждого отдельного школьника (как обеспечить эти успехи, мы показали в предыдущих главах), и от организации их совместных трудовых усилий. Кстати, заметим: высоких результатов работы коллектива можно добиться различными средствами организации, даже путем жесткого и сухого требования к каждому ученику и к коллективу в целом, иначе говоря, методом принуждения. Но нас, учителей, меньше всего устраивает этот путь, особенно при эстетическом воспитании. Нас радуют высокие результаты труда, как сознательное и добровольное проявление творческих усилий коллектива. А это свободное и полное проявление детских творческих усилий лучшим образом стимулируется правильно организованным соревнованием. Различные формы коллективного труда создают благоприятные условия для его проведения. Т. В. Бондарева, говоря о соревновании среди детей, на наш взгляд, верно подмечает две его особенности: «Соревнование — одна из форм проявления
      развития детей, их стремления к пробе своих сил, к достижению поставленных перед ними целей. С другой стороны, с помощью этого метода школьники включаются в борьбу за честь своего коллектива, своей школы, организации. Именно это сплачивает детей в дружный коллектив, наполняет их жизнь единой, близкой и понятной, увлекающей всех целью».
      Как организовать это соревнование на уроках трудового обучения?
      Прежде всего на каждом уроке труда, на каждом его этапе необходимо различными средствами поддерживать бодрый дух соревнования. Проходя по классу, стараться подметить все хорошее, чтобы одобрить его, показать ребятам, пробудить желание подражать ему. При изготовлении моделей куба, бруса, литра в опытном классе учитель обратил внимание, что во второй бригаде очень серьезно относятся к выполнению разметки. Остановил на этом внимание всего класса, показал точно и аккуратно выполненный чертеж-разметку Любы. У Бори подметил исключительный порядок на рабочем месте и опять сделал это предметом внимания многих н т. д. Такое соревнование должно повседневно (т. е. на каждом уроке труда) охватывать самые разнообразные вопросы организации трудовой деятельности школьников. Его необязательно подкреплять конкретно выработанными условиями, можно проводить под общим лозунгом: «Во всем равняйся на лучших!»
      Безусловно, преимущественное внимание следует уделять организованному соревнованию рабочих коллективов и добиваться того, чтобы оно отвечало важнейшим педагогическим требованиям. Каковы эти требования?
      Первое. Начинать соревнование надо с самых простых вещей, решение которых не требует длительных усилий и разносторонних навыков. Например, во всех опытных классах вначале дети соревновались в подготовке к уроку труда. Звонок. Бригадиры рапортуют о наличии рабочих халатов, досок, о состоянии оборудования. Лучшие получают одобрение, объявляются победителями. От заслуженной похвалы они испытывают глубокое удовлетворение. На доступных фактах убеждаются в том, что победа достигается дружными усилиями всего коллектива.
      На уроках объявили борьбу за настоящий порядок и чистоту. В начале опытной работы в бригадах было немало ненужного, нерабочего шума. Его проявление учитель фиксировал на доске условными обозначениями. Ребята активно реагировали на появление нежелательных палочек под номером пх бригады и недружелюбные, укоризненные взоры направляли в сторону нарушителей. Такими же палочками бригады «награждались» за несоблюдение чистоты во время работы. Просты условия соревнования, но дети включались в него с подлинным энтузиазмом, в случае победы искренне и бурно торжествовали.
      Второе. Условия соревнования нужно усложнять, разнообразить. Опыт убеждает, что, если младшие школьники длительное время соревнуются по одним и тем же условиям, у них притупляется интерес к соревнованию. В опытных классах всегда стремились следить за устойчивостью интереса к условиям соревнования. Дети постепенно включались в борьбу за культурное содержание рабочего места, за качество разметки, за качество изделия, за лучший темп в работе, за экономное расходование материала и т. д. Как видно, условия были достаточно разнообразными но содержанию. Естественно, учителя не могли предложить детям соревноваться сразу но всем вопросам. Это было бы малоэффективным и с точки зрения активизации детей (их лучше мобилизует определенный круг конкретных целей), и с точки зрения учета хода соревнования. Как правило, учащихся нацеливали на решение двух-трех вопросов. Например, при выполнении моделей ракет дети боролись за экономное расходование материалов, за точность сборки, красоту отделки изделия, а прн изготовлении моделей железнодорожных цистерн — за своевременное и качественное выполнение изделий. Это совсем не значит, что попутно учителя не фиксировали внимания на других сторонах труда.
      Третье. Соревнование младших школьников должно быть ярким и разнообразным но своей форме. В опытных классах это важнейшее педагогическое требование старались соблюдать. Например, при изготовлении наглядных пособий по арифметике соревнование было организовано следующим образом. Каждый учащийся получал за работу три оценки: за выполнение разметки, за склеивание модели, за отделку ее. За полученную «пятерку» ему вручали красный жетон (в форме треугольника), за «четверку» — синий, за «тройку» — коричневый, за допущенный брак в работе — черный. На классной доске был приколот лист ватмана с заголовком «Мы соревнуемся». Полученные жетоны дети помещали в специальные разрезы, разумеется, под номером своей бригады. Они были наглядным выражением успехов бригад в борьбе за высокое качество изделий и вдохновляли каждого на активную борьбу за честь своего коллектива. Подсчет жетонов в конце работы вызывал восторг у победителей.
      На уроке, где были созданы три конвейера по изготовлению моделей грузовых автомобилей, соревнование проходило иначе. На доске был развернут лист соревнования, на котором были изображены три контура автомобиля. Для каждого контура были изготовлены цветные изображения деталей, которые должны были занимать свои места по мере того, как эти узлы изготовляли на конвейерах. Закипела работа. Завершили па первом конвейере работу над кузовом — и на контуре № 1 занял свое место рпсупок кузова. Сделали на втором конвейере кабину — на контуре № 2 появилось ее изображение. Дети с большим интересом следили за успехами конвейеров и напряженно, с увлечением работали.
      Соревнование, связанное с изготовлением определенного изделия на уроке труда, целесообразно дополнять соревнованием более длительным, выдвигая перед бригадами перспективные цели. Например, в одном из опытных классов в конце первой четверти запланировали выставку лучших поделок, выполненных на уроках труда п на занятиях кружка «Умелые руки». Между постоянными бригадами развернулось соревнование. Каждая стремилась к тому, чтобы ее члены были богаче представлены на классной выставке. В конце второго полугодия на празднике «Наши трудовые достижения» было намечено трудовое состязание бригад. Бригады должны были продемонстрировать перед родителями и другими гостями свои трудовые умения. Какая бригада окажется победительницей? Это уже сейчас не было безразлично для ребят. На этом же празднике дети решили преподнести папам н мамам подарки, сделапные своими руками по собственным замыслам и чертежам.
      Исключительное оживление вносит в трудовые дела соревнование между классами. В опытных классах такое соревнование приносило большую пользу. Условие было одно: борьба за высокие результаты работы: Дети одного класса знакомились с достижениями учащихся другого, загорались желапием сделать так же или еще лучше н активно включались в работу. Например, в 4-м классе «А» школы № 22 сделали модели грузовых автомобилей. Мы показали их в других классах. Ребятам очень понравились поделки. «Мы должны сделать такие же!» — заявили учащиеся. «А если постараться, то можно и лучше!» — добавил уверенно Володя. Дети обоих классов с необычным подъемом включились в работу. К радости школьников, старания их увенчалпсь успехом: модели получились ничуть пе хуже показанных.
      Таким образом, соревнование играет исключительную роль в пробуждении творческой активности учащихся, в достижении ими высоких результатов труда. Но этим зпачепие соревнования не ограничивается. Благодаря ему коллективный труд становится для младших школьников еще более радостным и желанным.
      Несомненно, привлекательной, волнующей стороной совместной работы школьников выступает яркое проявление чувства ответственности перед коллективом, перед товарищами по работе. Это одна из особенностей коммунистического отношения к труду, и зарождение ее в трудовой деятельности детей кажется особенно важным.
      Сделать порученную деталь отлично — это еще не значит проявить чувство высокой ответственности перед коллективом. Лена И., например, часто хорошо выполняла свое задание, свою деталь и стремилась за нее получить отличную оценку, мало думая об изделии в целом, о бригаде в целом. Необходимо стремиться к тому, чтобы учащийся постоянно связывал свой успех и свою неудачу с успехом своих товарищей.
      Более того, глубокое чувство ответственности предполагает заботу не только об успешном выполнении своего задания, но и трудового задания каждым членом бригады, причем ие созерцательную, а действенную заботу, проявляющуюся во взаимоконтроле и взаимопомощи. Например, Лена А., работая в бригаде-четверке по изготовлению папки с клапанами, быстро справилась со своим заданием, но не успокоилась, пока бригада полностью не завершила свою работу. Она посмотрела, каковы успехи Вовы, Игоря, которые делали крышки папки. При помощи линейки проверила правильность размеров малых клапанов, сделанных Ирой, помогла ей ликвидировать обнаруженную ошибку. Горячо включилась в сборку изделия.
      Как воспитывать у детей высокое чувство ответственности перед коллективом, как научить их активно проявлять взаимоконтроль и взаимопомощь? На уроках трудового обучения учителя нередко рассказывают о значении этих качеств в работе взрослых и предлагают детям проявлять их в своем труде. Этого метода педагогического воздействия, разумеется, нельзя зачеркнуть, он играет определенную роль, но слишком неэффективен.
      По нашему мнению, лучшим средством воспитания у младших школьников чувства ответственности перед коллективом является включение детей в отношения ответственной зависимости. Мы уже отмечали, что подобные отношения наиболее ярко проявляются в коллективных работах бригадами или конвейером с разделением трудовых операций между учащимися. При формах работы, которые мы широко практиковали на уроках труда в опытных классах, не словесные внушения учителя, не его поучения и советы, а сама организация труда в коллективе толкает детей на активный взаимоконтроль и взаимопомощь. Уже работа над изготовлением несложной круглой коробочки убеждает в этом. Дети то и дело сравнивают, сопоставляют, примеряют свою деталь к детали соседа, контролируют друг друга и помогают друг другу. Например, Сережа Т., очень способный ученик, работал в паре с Галей П., имеющей слабые трудовые навыки. Оба они очень хотели, чтобы их маленькая бригада сделала коробочки и быстро, и качественно. Сережа, делая крышку, хорошо понимал, как бы красиво он ни сделал ее, коробочки не получится, если Галя испортит основание. Поэтому, выполняя свое изделие, он следил за своей соседкой и даже останавливал ее, если она допускала ошибку. Галя в свою очередь старательно выполняла каждую операцию. Малейшее сомнение — и она обращалась к Сереже, к учителю. Видно было, что она всей душой стремилась не подвести своего товарища.
      При изготовлении карандашницы (бригадами-двойками) мы наблюдали работу слабых учащихся: Гали, Иры, Лркаши, Игоря — и были удивлены исключительно ответственным отношением их к делу. Они прилагали все усилия, стараясь не подвести своих товарищей по бригаде. И старания их увенчались успехом: все они выполнили работу на «4» и «5» и добились высоких результатов работы своих бригад. При разделении труда забота об интересах коллектива возникает естественно: ведь успехи бригады неотделимы от успехов отдельных детей. Более того, успехи отдельных детей не имеют никакого смысла, если не достигнуты успехи бригады в целом. И в самом деле, могут ли члены бригады каждый думать только о себе, о порученной ему операции? Нет. Главная их цель — сделать карандашницу. А порученная деталь теряет всякий смысл без этой общей цели. Дети вынуждены рассматривать свою работу с позиций интересов трудового коллектива.
      Не проявлять ответственного отношения к выполнению трудового задания в бригадах с разделением труда почти невозможно или, по крайней мере, трудно. Безответственный школьник сразу попадает под обстрел других членов бригады. Так, при изготовлении модели грузового автомобиля в бригаде № 1 Коле С. поручили делать
      основную часть кабины. Он небрежно отнесся к своему заданию и допустил брак, Дети возмущенно реагировали на его небрежность: все детали были готовы и сборка модели задерживалась из-за Коли. «Уж не мог аккуратно», «Всех нас подвел», «Тебя в бригаду нельзя допускать», — слышал он упреки товарищей. Под обстрелом такой дружной критики Коля энергично взялся за дело и быстро сделал новую деталь.
      Понятно, чем больше рабочий коллектив, тем сложнее в нем отношения ответственной зависимости, тем многостороннее проявления взаимоконтроля и взаимопомощи. Например, в опытном классе в бригаде-шестерке при изготовлении модели пожарной автомашины Вова делал платформу. Он беспокоился не только о точности своей работы, но и о том, чтобы ребята точно выполнили раму, на которую крепится платформа, чтобы на раме точно были посажены оси и колеса, иначе они не попадут в вырезы платформы, и свободно вращаться не будут, чтобы кузов и лестница так же соответствовали размерам и качеству платформы, и т. д. Поэтому очень важно не ограничиваться, допустим, бригадой-тройкой, а постепенно включать школьников в более широкие рабочие коллективы. Взгляните на работу детского конвейера. Сережа Б., работая над основной частью кабины, успевает следить и за работой соседки, ведь она делает боковые стенки кабины, если они будут некачественными, кабина может получиться безобразной. «Что ты делаешь?» — вдруг озабоченно шепчет Сережа, предостерегая девочку от ошибочного шага. Лена старательно выполняет свою работу. Наконец детали готовы. Девочка придирчиво проверяет работу Сережи, ставит «5». Мальчик оценивает работу Лены «четверкой». Учитель подтверждает правильность выставленных оценок. Сборку производят совместно. Один намазывает детали клеем, другой их склеивает. Следят за действиями друг друга, предупреждая ошибки. Кабина склеена. Они ставят се на край парты, мгновение любуются, а потом передают на вторую парту — Наташе К., она должна принять от них работу. «Уж не могли лучше сделать?» — ворчит приемщица, указывает на неточности, допущенные при склеивании кабины, и ставит оценку «4». Учитель одобряет ее решение. «Примеривай! — с нетерпением говорит Сережа. Наташа проверяет, подходят ли изготовленные ею крылья, и т. д.
      В работе конвейером при правильной организации весьма активно проявляется взаимоконтроль и взаимопомощь. Каждая последующая рабочая точка принимает работу от предыдущей. Она имеет полное право вернуть деталь обратно, если та с браком, и сообщить главному инженеру (учителю) о дефектах в работе. Причем если это звено не замечает брака, принимая деталь, то ответственность за него несет оно. Такое правило исключительно активизирует взаимоконтроль, повышает требовательность к себе и другим.
      Школьники на собственном опыте убеждаются: чем ответственнее они относятся к труду, тем слаженнее, веселее н результативнее работа. Это радует и увлекает их. Чем больше у детей опыт коллективного труда, тем ярчо они проявляют ответственность перед коллективом.
      Некоторые с недоверием относятся к коллективной работе учащихся с разделением труда. Одни утверждают: она развивает детей однобоко. Это мнение основано на смешении различных явлений. Разделение труда как экономическое явление действительно лишает развитие у человека желаемой разносторонности, потому что обрекает его на механическое выполнение одной и той же операции (например, при работе на конвейере). Разделение труда как педагогическое явление предполагает труд детей над различными деталями различных изделий. Следовательно, ие может быть и речи о какой-то односторонности выработки умений.
      У других возникает сомнение: не сказывается ли отрицательно взаимопомощь на выработке практических навыков слабыми учащимися? Не прячутся ли такие учащиеся за спины сильных? Наши наблюдения за детьми опытных классов показывают, что такие опасения излишни, разумеется, при правильной организации коллективного труда. Слабые учащиеся всегда работают с полным напряжением. Взаимопомощь проявляется лишь в форме разъяснения, показа и лишь в редких случаях сильный ученик получает право сделать за слабого часть его работы. Разумеется, надо следить за соблюдением этого правила.
      Коллективная работа с разделением труда требует большой предварительной подготовки от учителя, требует немалого напряжения от него и на уроке, но это эффективнейшее средство в воспитании эстетического отношения к коллективному труду, в формировании у школьников чувства ответственности перед коллективом, навыков взаимоконтроля и взаимопомощи.
      Отношения, складывающиеся в условиях разделения труда, пробуждают в каждом ребенке уверенность в своих силах. Учащиеся опытных классов с энтузиазмом включались в коллективный труд, без боязни брались за любое изделие. В коллективе они чувствовали себя смелее, сильнее и способнее. Лабораторные весы — точная и сложная работа. Аркаша Р. не взялся бы один за это изделие, цехом, заводом он смело включился в дело. Он по опыту знал: трудно будет — в коллективе помогут.
      Подобный труд высоко поднимает рабочую честь каждого труженика. Например, при изготовлении весов тому же Аркаше поручили делать скалки. Может быть, эта работа не так сложна, как сооружение деревянной стойки или деревянного рычага, которыми занимались Саша, Надя и другие ребята, но морально Аркаша был удовлетворен не меньше, чем последние. Когда весы в собранном виде предстали перед классом, то он ничуть не меньше, чем остальные, чувствовал себя их создателем.
      Любопытно отметить, что многие учащиеся опытного класса, положительно относясь к коллективному труду, самой притягательной, самой красивой стороной его считали взаимоконтроль, взаимопомощь. «Мне нравится работать в бригадах, — пишет Лена X., — когда ты делаешь какую-нибудь работу и у тебя не получается, тебе поможет товарищ, если не получается у товарища, ты поможешь ему». «Я очень люблю коллективный труд, — признается Галя. — Интересно работать вместе с товарищами. Они помогут всегда, если что-нибудь не получается».
      Учитывая особенности младшего школьного возраста, необходимо наполнять организацию детского труда игрой, именно той содержательной игрой, на которую указывал А. С. Макаренко. «Игра, — писал он, — должна заключаться не только в том, что мальчик бегает по площадке, играет в футбол, а в том, что каждую минуту жизни он немного играет, он приближается к какой-то лишь ступеньке воображения, фантазии, он что-то из себя немного изображает, он чем-то более высоким себя чувствует, играя» К Игровые моменты придают детскому труду особую эмоциональную приподнятость, делают его необычно интересным, активно пробуждают эстетическое отношение к труду.
      Ребята работают бригадами, конвейером, заводом, имеют своих бригадиров и начальников цехов, руководствуются в работе принципами взаимоконтроля и взаимопомощи, работают строго по чертежам и т. д., т. е. как взрослые. Учителя стремятся подчеркнуть близость организации труда детей к организации труда взрослых. Это игра. Она волнует детей, импонирует им.
      В опытных классах настойчиво вводили в организацию детского труда отношения руководства и подчинения. Бригадиры и начальники цехов, конвейеров имели широкие полномочия: полностью отвечали за подготовку к уроку своего коллектива, за трудовой порядок, успех в ходе выполнения задания, назначали дежурных по бригаде, имели право проверить в своей бригаде ход выполнения трудового задания, организовать взаимопомощь, принять от своих товарищей готовые поделки, оценить их и дать свою оценку на утверждение учителю и т. д. Учащиеся должны были беспрекословно подчиняться их требованию. Например, Коля С. хорошо сделал работу, но бригадиру Гале II. не пожелал дать на оценку, сразу пошел к учителю.
      — Ты почему не дал проверить бригадиру?
      — Она мне поставит «двойку».
      — Я не могу оценить работу без оценки бригадира.
      Коля обратился к Гале. Внимательно осмотрев работу, бригадир поставила «5».
      Коля, возбужденный, — снова к учителю:
      — Галя мне поставила «пять».
      — Я согласен с ее оценкой.
      Дети в роли бригадиров вырабатывали в себе организаторские навыки, умение руководить, а в роли рядовых членов бригады учились выполнять требования организатора. Эти качества необходимы человеку. Многие ли могут побывать бригадирами? Все. Ведь наряду с постоянными бригадирами практиковалось создание временных бригад (бригад с разделением труда). Временный характер их позволял всем учащимся побывать бригадирами. Кстати заметим, средние учащиеся на оказанное доверие, как правило, отвечали самым серьезным отношением к своим обязанностям. Например, Ира К., на вид слишком скромная, даже застенчивая девочка, когда была назначена бригадиром, преобразилась. Она чувствовала себя полным хозяином в бригаде: требовала, давала указания.
      При изготовлении автобусов на демонстрационном чертеже учитель не указал размеров брусьев для рамы, данных о монтаже рамы, о месте крепления осей. Дети должны были сами сделать необходимые расчеты. Класс с воодушевлением решил по предложению учителя создать для этой цели технологическое бюро. Каждая бригада (работали бригадами-четверками) выделила в это бюро по одному человеку. С мелками в руках они стали у доски и оживленно приступили к работе: вносили предложения, доказывали, проверяли, опровергали. Когда наконец пришли к правильному решению и учитель объявил классу, что технологическое бюро оправдало свое назначение, лица юных технологов засияли от удовольствия.
      На уроке по изготовлению моделей литра, куба, бруса в этом же классе принимали готовую продукцию не бригадиры, а специально созданный отдел технического контроля. Учащиеся, сдавшие первыми изделия и получившие высокую оценку за свой труд (Люба М., Саша Г., Сережа Б.), строгими ценителями сели за стол ОТК. Они не пропускали ни одного, даже мелкого, дефекта в готовых изделиях, возвращали предметы на доделку, занижали оценку или единодушно ставили «5», если работа была выполнена безукоризненно (разумеется, оценки утверждались учителем).
      Подобных примеров можно было бы привести немало. Таким образом, самые простые игровые моменты вносят в труд детей оживление, сообщая ему яркую эмоциональную окраску. Не использовать игры в организации детского труда — значит обеднить, лишить его значительной эстетической выразительности.
      Систематическое включение детей опытных классов в различные формы правильно организованного коллективного труда не только углубляло представления о коллективном труде, но и воспитывало положительное к нему отношение. Например, у учащихся опытного 4-го класса «А» школы № 22 сильно изменилось отношение к коллективному труду. Вначале им предложили выполнить две одинаковой сложности работы: одну «индивидуальным методом», другую — «по конвейеру». Опросив 23 человека, убедились, что большинство детей отдало предпочтение индивидуальному труду (16 человек). Школьников тяготила в работе «по конвейеру» зависимость от коллектива. Так, Наде Ч. не понравилось, «что, когда работаешь по конвейеру, тебя торопят». Их не устраивала непривычная организация труда. Элла Б. сказала: «Мне больше нравится работать индивидуально, потому что каждый человек занят делом, а если по конвейеру, то крутишься в разные стороны и создаешь шум». По их мнению, при работе «по конвейеру» понижается чувство ответственности за качество труда. Многие не видели зависимости качества будущего изделия от качества порученной им операции и допускали неряшливость в работе. Володя О. считал: «У одного получается лучше, а по конвейеру неряшливо». И т. д.
      Через год перед детьми повторно поставили вопрос: «Как нравится работать — индивидуально или коллективно»? Из 30 учащихся уже 26 предпочли коллективный труд. Так, Галя П. написала: «Мне нравится работать бригадами, конвейером. Так трудиться веселее. Один не поймет — другой покажет. Можно сделать очень красиво и быстро». Четыре учащихся все еще отстаивали преимущества индивидуального труда. Наташа С. писала: «Нравится работать индивидуально, потому что я никого не подведу и меня никто не подведет». Но все возраставший опыт коллективной работы постепенно изменил убеждения и этих детей. Чем чаще они вовлекались в коллективный труд, чем выше была его организация, тем глубже было влечение к нему. В конце опытной работы в классе уже не было ни одного ученика, который поставил бы труд индивидуальный выше коллективного. И главное, понимание преимуществ коллективного труда было значительно глубже. Например, Лена А. писала: «Мне нравится работать бригадой, потому что так мы привыкаем трудиться по-настоящему, думать не только о себе, но и о своих товарищах. Когда работаешь в бригаде, стараешься сделать еще лучше, чтобы не подвести товарища». Или вот мысли Сережи Т.: «Мне нравится работать бригадой, потому что в ней ты знаешь каждого работника, знаешь, на кого положиться, чувствуешь помощь товарища, веришь в успех бригады».
      У учащихся этого класса сформировалось определенное умение слаженно, результативно трудиться в коллективе. В конце занятий школьникам была дана Контрольная работа. Пользуясь демонстрационным чертежом (Приложение. Рис. 48), они должны были самостоятельно, бригадами по пять человек, выполнить из бумаги модели железнодорожных цистерн. Какие цели преследовал учитель при этой работе?
      1. Выявить у школьников наличие организаторских навыков в коллективном труде. Дети должны были выбрать двух организаторов. Организаторам необходимо было всех учащихся разбить на бригады, приблизительно равные по силам. Внутри бригады детям следовало выбрать бригадира, который должен был распределить между ними работу, причем так, чтобы обеспечить наибольшую результативность работы. Бригадир должен был обеспечить слаженность и эффективность работы на всех этапах изготовления изделия.
      2. Выявить умение детей слаженно и быстро трудиться, опираясь на взаимопомощь.
      3. Определить умение учащихся достигать высоких эстетических результатов в коллективном труде.
      Такое же задание было дано и в контрольном классе (в том же, где проводились и две первые проверочные работы). В этом классе не уделялось достаточного внимания коллективным формам труда.
      В опытном классе дети очень быстро выбрали организаторов, организаторы разбили класс на бригады, учащиеся выбрали бригадиров, которые распределили трудовые задания. На эту организационную работу они затратили 5 минут. В контрольном классе — 26 минут. Организационный момент в опытном классе и по качеству значительно отличался от организационного момента в контрольном классе. Имея значительный навык работы в коллективе, зная трудовые возможности каждого товарища, в опытном классе легко и точно распределили рабочую силу по бригадам, без затруднений и правильно распределили задания. Например, в бригаде Володи О. бригадир взял себе основную часть цистерны, Лене А. поручил выполнение рамы, платформы и укрепляющих полос к ней. Галя П. изготовляла верхнюю часть платформы и люк, Оля М. и Ира С. — колеса (несложная, но очень трудоемкая работа). Распределение было произведено весьма разумно, с точным учетом сложности изготовления каждой детали и возможностей каждого члена бригады. В контрольном классе, напротив, чувствовалось плохое знание деловых качеств своих товарищей. Было много серьезных промахов как в комплектовании бригад, так и в распределении работы внутри них. Например, во 2-й и 4-й бригадах поручили довольно сильным учащимся сделать люк к цистерне — самую простую деталь модели, которую в опытном классе давали лишь как дополнительную работу. В некоторых бригадах сильным учащимся дали делать самые простые детали, а слабым — сложные. Например, в первой бригаде сильный ученик Боря Я. выполнял верхнюю часть платформы, а его соседка Рита Ю. (весьма слабая) — основную часть модели цистерны. Это не могло не сказаться на процессе работы, на качестве результатов труда.
      Значительный опыт работы по чертежу позволил учащимся опытного класса быстро сориентироваться и в этом незнакомом чертеже. У некоторых учащихся возникали вопросы, но они быстро были решены внутри бригад. В контрольном классе чертеж вызвал исключительное затруднение, массу вопросов, которые не могли решить внутри бригад.
      Мы разрешили им обращаться в другие бригады, но и это не помогло.
      Ддя выполнения контрольного задания было дано два урока, т. е. 90 минут рабочего времени. Учащиеся опытного класса справились с работой успешно. Бригада Володи О. выполнила полностью работу за 60 минут, бригада Лены П. — за 65, Гали П. — за 75, Наташи К. — за 80, Нади Ч. — за 83, Любы М. (4 человека) — за 87 минут. В контрольном классе в отведенные два урока ни одна бригада не выполнила задания. По просьбе учителя и учащихся детям разрешено было завершить поделку. Они закончили работу за 140 — 165 минут (1-я бригада — 140; 2-я — 150; 3-я — 156; 4-я — 156; 5-я — 160, 6-я — 165).
      Качество изделий опытного класса было значительно выше качества изделий контрольного. В опытном классе все модели были оценены «пятеркой», кроме изделия бригады Любы М. («4»), В контрольном классе модели двух бригад были оценены «четверкой», модели четырех остальных бригад оценены «тройкой».
      Весь процесс труда по выполнению модели железнодорожной цистерны отличался в опытном классе порядком,
      слаженностью. Этого нельзя было сказать о процессе труда в контрольном классе.
      Таким образом, включая детей в различные формы* коллективного труда, надо стремиться раскрыть перед ними все преимущества совместных трудовых усилий, направленных на достижение общей цели, красоту и результативность коллективной работы, ее могучую силу, объединяющую людей, воспитывающую отношения ответственной зависимости. Нужно так организовать эти трудовые процессы, чтобы они пробуждали в каждом ребенке уверенность в своих силах, воспитывали и укрепляли чувство ответственности перед коллективом, перед своими товарищами, активно пробуждали стремление к взаимопомощи. Раскрывая перед школьниками эстетические стороны коллективного труда, необходимо пробуждать в них интерес, уважение, любовь к коллективному труду, сделать его внутренней потребностью, приносящей эстетическое наслаждение.
     
     
      Глава 4
      О культуре и красоте трудовых действий
     
      Не менее важную роль в эстетическом воспитании младших школьников играет правильная организация процесса индивидуального труда. Она должна быть направлена на формирование у учащихся культуры трудовых действий, которая помогает детям не только острее чувствовать красоту процесса труда взрослых, но и глубже ценить проявление умений в своей работе.
      Красоту процесса труда марксистско-ленинская эстетика понимает как «игру физических и интеллектуальных сил» (К. Маркс). По нашему мнению, эту мысль хорошо раскрывают слова Кола Брюньона — героя одноименной книги Ромена Роллана: «Вооруженный топориком, долотом и стамеской, с фуганком в руках, я царю за моим верстаком над дубом узлистым, над кленом лоснистым. Что я из них извлеку? Это смотря по моему желанию...
      ...Радость верной руки, понятливых пальцев, толстых пальцев, из которых выходит хрупкое создание искусства! Радость разума, который повелевает силами земли, который запечатлевает в дереве, в железе и в камне стройную прихоть своей благородной фантазии!.. Мои руки — послушные работники, управляемые моим старшим помощником, моим старым мозгом, который, будучи сам мне подчинен, налаживает игру, угодную моим мечтам».
      1 Ромен Ролла н. Собрание сочинений, т. 7. М., Гослитиздат, 1956, стр. 16, 17, 18.
      Конечно, младшие школьники не способны ни испытывать такого глубокого наслаждения процессом труда, ни проявлять такого высокого мастерства в своей деятельности. Но воспитывать эти качества нужно уже в начальной школе.
      В опытных классах раскрывали красоту процесса труда несколько упрощенно, но зато доступно и понятно школьникам этого возраста. Их убеждали, что процесс труда прекрасен, если трудовые действия осуществляются планово, точно, в темпе, творчески, с любовью к делу. Детей учили проявлению этих качеств в собственной деятельности.
      Процесс труда продуктивен и приятен, когда он состоит не из разрозненных, мало обдуманных действий, а когда трудовые действия логически связаны друг с другом, когда они осуществляются строго по плану. Уделяя большое внимание планированию, учителя заботились не только о качестве будущего изделия, но и о красоте процесса труда. Они стремились к тому, чтобы дети обдуманно планировали свои трудовые действия на каждом этапе изготовления изделия: в момент изготовления чертежа-разметки, обработки материала, монтажа, сборки изделия, его отделки. И плановые, четкие действия делали труд привлекательным и для учащихся, н для учителя. Например, при изготовлении скалок для лабораторных весов (Приложение. Рис. 20) Наташа Сид. уверенно приступила к вычерчиванию развертки: вычертила исходную фигуру, отмерила от углов ширину боковых стенок, соединила полученные точки линиями, причертила две укрепляющие полосы. Развертка готова. Наташа Саф., работавшая в этом же цехе, вычертила боковую стенку, потом причертила клапан склеивания, затем вдруг решила вычертить всю исходную фигуру и т. д. Чувствовалось, что она не имела четкого плана в голове. Трудовые действия ее были непродуманны и непоследовательны. Приятно было следить за ходом работы первой девочки; напротив, беспорядочные действия второй производили тяжелое впечатление. Пришлось ее остановить, оказать помощь.
      Но плановые трудовые действия должны быть еще и точными. Только в таком случае можно достичь желаемых результатов. Точности необходимо уделять исключительное внимание: точности выполнения чертежа, обработки линий сгиба, монтажа, сборки изделия и даже точности его отделки. Пренебрежение точностью не только закрывает дорогу к высокому качеству изделия, но и делает процесс труда весьма неприглядным. Аркаша Р. часто приступал к работе с четким планом действий, но недооценка точности нередко ставила его в тупик: работа у него не получалась. Он проверял размеры каждого элемента развертки, переделывал их по нескольку раз, часто в муках создавал самую простую вещь. Он работал тяжело. Сережа Б. трудился всегда легко, красиво, каждое действие его было не только продуманным, но и точным. Система логически связанных, точных трудовых действий, обеспечивающих результат, вызывала у Сережи глубокое удовлетворение. Но случайно на вопрос «Чем тебе нравятся уроки труда?» он лаконично ответил: «Люблю трудиться».
      Не меньшего внимания заслуживает и такая сторона процесса труда, как темп. Высокий темп трудовых действий лишь тогда хорош, когда они осмысленны и точны, когда быстрота сочетается с высоким качеством. В опытном классе, папример, Алеша часто увлекался темпом работы, нередко первым завершал свое изделие, но допускал неточности в выполнении чертежа развертки и в обработке линии сгиба, неточности, идущие от его спешки и небрежности. Такой темп учитель всегда делал предметом осуждения. Так, при изготовлении моделей грузовых автомобилей Алеша быстрее всех выполнил боковые стенки кабины с капотом, с удовлетворением заявил об этом бригадиру. Тот забраковал его детали: они были небрежно и неточно сделаны. Алеше пришлось их делать снова. Учитель остановил работу всех бригад и предостерег от подобных ошибок — похвально стремиться к высокому темпу работы, но никак нельзя забывать о качестве, о точности своих трудовых действий: только в этом случае будет красив труд, значительны его результаты.
      Встречаются н учащиеся, которые недооценивают фактор времени в работе. Поглощенные стремлением к хорошим результатам, они с увлечением проводят операцию за операцией, думая только об одном — о качестве. Результаты их труда чаще всего отрадны, но работают они медленно. Понятно, у таких детей надо будить заботу о темпе. Организация соревнования, пример лучших тружеников класса оказывают в этом значительную помощь.
      Самой привлекательной стороной процесса труда, несомиепно, является творческое отношение к нему. Об этом хорошо сказал рабочий одного из уральских заводов А. Э. Якобсон: «Наша работа ежедневно ставит перед нами много неожиданностей и задач, а необходимость их быстрого и правильного решения и составляет для меня трудовую красоту. Когда на работе нет новых задач — нет интереса, все однообразно. А у нас каждый день новое — ищешь, думаешь. Хорошо!» 1
      Младшие школьники обычно с увлечением включаются в творческую работу, и эту потребность необходимо не просто удовлетворять, но умно укреплять и развивать.
      На уроках трудового обучения следует так продумать организацию детского труда, чтобы каждый этап трудового процесса стал фактором приобщения детей к творчеству. Вот как это делали в опытных классах. В момент планирования дети активно предлагали свои варианты изготовления изделий, их деталей, коллективно обсуждали эти предложения. Например, при планировании трудовых операций для изготовления крыши деревянного автобуса в кружке «Умелые руки» (Приложение. Рис. 50) учащиеся выдвинули два решения: 1) взять заготовку толщиной 18 — 20 мм, сделать выемку для крепления боковых стенок, ребра и углы верхней части закруглить и обработать; 2) взять заготовку толщиной 10 мм, с лицевой стороны ребра и углы округлить и обработать, с другой стороны прибить брусочки для крепления боковых стенок. Второе решение большинству учащихся показалось проще по исполнению, его взяли за основу.
      При анализе чертежа учителя поощряли стремление детей внести изменение в чертеж, если оно направлено было на улучшение качества изделия. Например, по предложению Вовы Л. были уменьшены размеры клапанов склеивания на основной части кабины (при изготовлении модели грузового автомобиля). В результате после монтажа кабины клапаны склеивания не «вылезали» в оконный проем, отпала необходимость в их удалении.
      Интересной формой проявления творческой мысли учащихся являлись поиски вариантов решения разверток одной и той же модели. Детям охотно предлагали такую работу, они с подъемом ее выполняли. Так, после изготовления куба дети, кроме развертки, данной на демонстрационном чертеже, предложили ряд своих решений.
      При обработке материала, монтаже изделий возникали другие творческие задачи. На вопрос «Как склеить карандашницу, чтобы не было видно ни одного клапана склеивапия?» школьники быстро нашли правильные решения. При изготовлении ракеты перед детьми была поставлена другая задача: как лучше обработать развертку корпуса, чтобы получить правильную цилиндрическую поверхность? Саша Г. предложил использовать пластмассовую цилиндрическую палочку и один из первых добротно «обкатал» заготовку корпуса.
      Не менее широким было поле творческой деятельности школьников на завершающем этапе — отделке и украшении. Дети сами подбирали цветовую окраску для своих изделий, активное участие принимали в создании орнаментов. Работая над отделкой моделей автомобилей, автобусов, новогодних фонариков, они не только самостоятельно решили, в какие цвета им покрасить изделия, но и продумали, какие отделочные декоративные полосы можно провести по модели и каким орнаментом лучше ее украсить (если он уместен).
      Некоторые учителя под флагом развития детского творчества пускают отделку, орнаментовку на самотек. Дети украшают изделия как могут и как хотят. Они увлекаются сложными элементами, с которыми справиться не могут. Учителя не видят в орнаментах-уродцах большой беды. Они рассматривают это как ступень эстетического развития. Свободное творчество детей, доказывают они, наиболее эффективное средство развития. Мы придерживаемся несколько иной точки зрения: творчество детей следует развивать на основе знаний, умений и навыков. Самостоятельное творчество только тогда благотворно для развития, когда оно серьезно и ответственно, когда ребенок действует со знанием дела, решает носильные творческие задачи и в итоге своих поисков добивается выразительных результатов. Именно поэтому мы считали необходимым прежде всего научить детехх из самых простых элементов на основе симметрии, ритма (Приложение. Рис. 3, 13, 14) получать различные варианты орнаментовки. На базе некоторого опыта они успешно могли решать и несложные творческие задачи.
      На каждом этапе выполнения трудового задания учитель может предложить разнообразный материал для пытливой мысли школьников. Чем больше труд детей насыщен творческими моментами, чем чаще дети проявляют самостоятельность в труде, тем активнее они упражняют и развивают свои способности, тем определеннее становится их интерес к такому труду.
      Проанализировав творческую деятельность младших школьников на различных этапах трудового процесса, мы вычленили ряд обобщенных умений, на которые она опирается. Рассмотрели, какие виды труда (пооперационный метод или самостоятельная работа с предварительным планированием труда, анализом чертежа) наиболее активно способствует формированию этих умений.
      Вот данные нашего сопоставления (см. таблицу на стр. 110).
      На наш взгляд, пооперационный метод работы не создает благоприятной почвы для воспитания творческого отношения к труду. Напротив, труд, опирающийся на планирование, анализ чертежа и самостоятельную работу, создает надежную основу для развития творческих устремлений детей.
      Творческое начало в труде у младших школьников может проявляться многогранно. Дети могут принимать посильное участие в улучшении технологического процесса, способны критически оценить запланированные трудовые действия и заменить отдельные операции более рациональными. Возможности творческого проявления для детей здесь не ограничены. Так, в рамном цехе при изготовлении моделей грузового автомобиля (опытный 4-й класс «Б» школы № 22) была запланирована вначале сборка рам, затем их обработка. Дети предложили ввести сначала обработку. Они брали по две-три детали и успешно обрабатывали нх сразу, сначала напильником, потом наждачной бумагой. Обработанные детали собирали.
     
      Получалось качественнее и быстрее. В колесном цехе этого же класса Боря К. получил заготовки, напиленные из бруска, сечением 50X50. Сначала он вычерчивал на каждой заготовке окружность, равную окружности колеса, скалывал лишнее ножом, обрабатывал напильником, наждачной бумагой. Затем он изменил способ изготовления колес: брал три-четыре заготовки вместе, сверху накладывал готовое колесо и по нему, как по шаблону, сразу выкалывал три-четыре колеса. Времени на их изготовление шло значительно меньше, а получались они ничуть не хуже. Учитель поощрял такое отношение к труду, привлекал к нему внимание всего класса. Иногда сам предлагал подумать, нельзя ли запланированные рабочие действия заменить другими, более эффективными. Например, учитель предложил склеивать пирамидальную крышу фонарика «Снегурочкин дворец» (рис. 23) на плоскости рабочей доски, а Люба Г. склеила ее «на руках» с помощью граненого карандаша. Ее способ все (в том числе и учитель) признали более эффективным.
      Учащиеся с интересом вносят поправки, изменения в предлагаемую конструкцию изделий. При выполнении самого простого предмета всегда можно найти работу для детской творческой мысли, ее нужно только подтолкнуть и направить. Например, при выполнении коробочки для отходов учитель предложил подумать над таким вариантом развертки, чтобы все боковые стенки изделия стали двойными. Некоторые дети дали своеобразные решения. При изготовлении модели литра продемонстрировал готовую модель с выступающим дном и поставил перед классом задачу — подумать, как сделать ее без выступающего дна. Дети активно включились в работу и пришли к правильному решению.
      Наиболее полно творческое отношение школьников к труду обнаруживается в способности предложить замысел своего изделия, способ его осуществления. В кружке «Умелые руки» (в 4-м классе «А» школы № 9) объявили конкурс на лучший проект макета Дворца пионеров, который решили всем коллективом выполнить на занятиях. Кружковцы представили разнообразные рисунки, совместно рассмотрели их и один из наиболее удачных проектов поставили на обсуждение. Активно, увлеченно высказывали свои замечания и предложения. В результате проект претерпел серьезные изменения, но — с дополнениями, изменениями — был принят «к производству». На следую щем занятии ребята с увлечением принялись за работу но его осуществлению.
      Благоприятные условия для осуществления творческих замыслов учащихся создают занятия «по интересу» в кружке «Умелые руки» и дома. Работа «по интересу» — это работа над осуществлением своего творческого замысла. Идет занятие кружковцев 4-го класса «А» школы № 22 — каждый увлечен своей задачей: Сережа Д. разрабатывает чертеж колесного трактора, Лена и Ира по своим эскизам готовят мебель для макета современной комнаты, Витя Г. делает модель легковой автомашины-малютки и т. д. Подобным творчеством школьники не менее охотно занимаются дома. На празднике «Наши трудовые достижения» учащиеся этого же класса продемонстрировали перед родителями более 20 различных изделий, созданных по своим чертежам и рисункам без помощи учителя.
      В 4-м классе «А» школы № 9 многие дети увлеклись проектированием современных зданий. Не без уважения стали ребята звать архитектором Мишу К.: он разработал не менее 15 проектов различных современных общественных зданий.
      Необходимо учитывать различные интересы и склонности детей в проявлении творческого отношения к труду. Они неодинаковы по своему содержанию: одних учащихся увлекает рационализация технологического процесса, других — конструкторская деятельность, третьих — и то, и другое в одинаковой степени.
      В воспитании эстетического отношения младших школьников к труду ведущую роль играет широкое приобщение детей к творчеству. Активное участие в самостоятельной творческой деятельности, даже незначительные успехи в ней, вызывают чувство глубокого удовлетворения у учащихся, пробуждают интерес, вкус к труду. Его следует постоянно развивать и поддерживать различными педагогическими средствами.
      Всякое, даже незначительное, проявление творчества в труде можно всегда делать предметом всеобщего внимания. Володя О. сделал по своим чертежам модель автобуса из дерева (Приложение. Рис. 52), учитель продемонстрировал ее всему классу и отметил достоинства. Сделал Коля С. по своему замыслу елочную игрушку, и она стала предметом активного внимания всего коллектива. И т. д. Когда в классе создается атмосфера живого искреннего внимания к творчеству, к нему начинают тянуться даже пассивные учащиеся.
      Весьма полезно результаты творческого труда детей делать предметом обозрения не только учащихся своего класса, но н школьников других классов и родителей. В опытном классе с этой целью периодически организовывали выставки, проводили трудовые праздники. Это, несомненно, не могло не влиять на повышение творческой активности тех, кто смотрел, и на повышение престижа творческой деятельности тех, кто ею с увлечением занимался.
      В опытных классах практиковали и другие формы поощрения творчества в труде. Создавая на уроках трудового обучения различного рода творческие группы, включали туда тех, кто наиболее активно проявлял себя в процессе труда. Так, на уроке, посвященном изготовлению макетов современных зданий, была скомплектована творческая группа для создания макета кинотеатра «Марс». Дети с воодушевлением разрабатывали чертежи, монтировали, отделывали свое изделие. Макет кинотеатра произвел на учащихся класса большое впечатление.
      Большое внимание следует уделять проведению различных творческих конкурсов. Они пробуждают у детой не только активность, но и здоровый азарт соревнования. Мы уже рассказывали, как в опытном классе при изготовлении моделей космических кораблей был объявлен конкурс на лучший проект покраски изделий. С большим подъемом учащиеся принялись за работу: каждому хотелось создать что-то интересное, привлекательное. Затем столь же активно и заинтересованно прошло обсуждение, в результате которого было отобрано 10 наиболее удачных рисунков. Высшую оценку получили проекты Любы М., Вовы О., Лены и Гали.
      Осуществляя систему эстетического воспитания младших школьников, мало приобщить их к творческому труду, важно раскрыть перед ними мысль, что в творчестве — самая высокая красота человеческого труда, а в труде — высшее человеческое наслаждение, счастье; и добиться, чтобы дети пережили это чувство глубокого удовлетворения от своих собственных трудовых успехов.
      В результате такой организации уроков (организации, направленной на раскрытие творческих способностей учащихся) у детей не только пробудилось влечение к творческому труду, но и сформировались определенные весьма ценные умения.
      В конце опытной работы мы попросили детей подумать, какие варианты разверток шестиугольной призмы они могут предложить, кроме дапной на демонстрационном чертеже. В опытном классе дали свои решения 22 человека из 28 присутствовавших: по одному-два решения — 2 человека, по четыре — 4, по пять-двепадцать решений — 16 человек. Дети нашли свыше 23 вариантов развертки шестиугольной призмы, включая нерациональные решения (Приложение. Рис. 46). Это же задание в контрольном классе (в том самом, где были даны другие контрольные работы) вызвало большое затруднение. В классе смогли представить свои соображения только три ученпка (из 31 присутствующего) и указали только три решения.
      Опытная работа привела нас к убеждению, что эстетика трудовых действий может быть лишь следствием, результатом влечения к труду, значительных умений и навыков по обработке материалов. Поэтому она моя«ет получить удовлетворительное проявлепие в деятельности младших школьников только при педагогически эффективной организации их труда.
     
     
      Глава 5
      Роль условий на уроках труда для эстетического воспитания
     
      «Среда, в которой проходит труд каждого человека па производстве, не безразлична, она — составная часть производительности труда и его качества. Разумная окраска оборудования цеха и правильная его освещенность существенно снижает утомляемость рабочего и значительно повышает производительность его труда при той же затрате энергии» К И это не все: благоприятные условия труда доставляют человеку удовлетворение и радость.
      Создание оптимальных условий учебы школьников — не менее важно. Значительную часть своего времени дети проводят в школе, и то, в каких условиях они занимаются, в частности на уроках труда, оказывает серьезное влияпие на их развитие.
      Условия труда неразрывно связаны с организацией коллективной и индивидуальной работы детей и всегда положительно или отрицательно влияют на нее. Своими успехами в работе дети во многом обязаны правильно организованным условиям труда. Кроме того, сама по себе рабочая среда — это богатейший источник эстетических воздействий на ребепка — активный воспитатель. «...Эстетика костюма, комнаты, лестницы, станка, — писал А. С. Макаренко, — имеет нисколько не меньшее зпачение, чем эстетика поведения»
      К сожалению, в начальной школе немало учителей, которые не уделяют внимания условиям труда или решают эту задачу неумело, поверхностно — без знания дела.
      В наших школах нет специальных мастерских, предназначенных для проведения уроков труда в начальных классах. Отчасти это объясняется недостатком помещений, но основная причина коренится в недооценке предмета. Мы встречали школы, где легко можно было выделить необходимое помещение, однако эта перспектива не волновала ни руководителей, ни учителей. А такие комнаты, безусловно, необходимы. Хорошо оборудовав их, можно обеспечить проведение уроков труда на высоком методическом уровне, создать все условия для успешного осуществления эстетического воспитания младших школьников. При правильном понимании роли уроков труда в развитии детей многие наши школы имели бы отличные кабинеты для трудовых занятий. Пока они — приятное исключение (такие комнаты созданы, например, в 544-й, 494-й и некоторых других школах Москвы). При отсутствии специальных мастерских в большинстве наших школ возникает вопрос: как обеспечить эстетические условия труда учащихся, проводя уроки трудового обучения в обычных классных комнатах?
      Первое и необходимейшее условие — просторный, светлый класс. В таком помещении дети с удовольствием трудятся. При хорошей освещенности рабочего места меньше утомляются глаза, заметно повышаются активность ребят и их успехи в работе. Чтобы решить проблему освещенности, недостаточно поставить мощные светильники или иметь в классе большие окна. Гораздо важпее добиться равномерности и мягкости освещения: резкий свет ие менее утомляет и беспокоит, чем слабый. Равномерность освещения хорошо обеспечивает рассеянный свет. Вечером такой свет излучают наши светильники (если они удовлетворительной конструкции), а днем нам помогают обыкновенные оконные занавески... В 93-й школе они в каждом классе из ткани фисташкового цвета. Ослепительные лучи солнца падают па парты. Дети щурят глаза и с трудом выполняют задание. Учитель предлагает задернуть занавески — лучи рассеиваются, наполняя комнату мягким светом.
      Третьи и четвертые классы во многих школах занимаются в вечернюю смену. Уроки труда, как «самые легкие», обычно включаются в расписание последними и, следовательно, проводятся при искусственном освещении. Опыт подсказывает, что при таком освещении нельзя успешно провести трудовые занятия, включающие отделку изделий, работу с красками, с цветом. Школьник с увлечением завершает свое изделие: он подобрал удачный желтый цвет для корпуса модели и радуется своей находке. А на следующий день его ждет разочарование: при естественном освещении этот же цвет не кажется таким приятным, он ядовит, режет глаз. При искусственном освещении человек не способен к точному цветовому зре-пию. Именно поэтому хотя бы один урок труда в неделю следует проводить при дневном освещении.
      В опытном классе мы часто ставили урок труда и первым, и вторым, руководствуясь не только проблемой освещения. На уроках труда ничуть не меньше, чем на уроках арифметики, русского языка и чтения, нужны неуставшие головы, способные к напряженной мысли и остроте эмоционального восприятия, обеспечивающие живой интерес к знанию и стремление к активной деятельности.
      Заботясь о хорошем освещении классных комнат, нельзя забывать о цвете. Немало света в помещении добавляют или крадут краски, которыми покрашены стены, мебель. Самым светоносным цветом является белый: белая поверхность отражает 80% падающего на нее света. Но вряд ли можно положительно относиться к увлечению белым цветом. Ведь каждый цвет, помимо того что он усиливает или ослабляет освещенность, оказывает еще и определенное, к тому же весьма сильное и неодинаковое психофизиологическое и эмоциональное воздействие на человека. Одни цвета действуют благоприятно, другие неблагоприятно. Одни — успокаивают, другие — возбуждают. «Длительный процесс биологического развития на лоне природы, — пишет Ф. Ф. Кизелов, — привел к тому, что глаз
      лучше всего воспринимает желто-зеленую часть солпеч-иого спектра и что зеленый цвет является для него наиболее нормальным, он понижает внутриглазное давление, обостряет слух, способствует нормальному кровенаполнению сосудов, обеспечивая наиболее легкие условия для работы глаза»
      Тот или иной цвет или различное сочетание цветов воздействует по-разному, в зависимости от того, какую «норму» получает глаз человека. М. Ладур отмечает, что можно «обкормить» цветом восприятие человека, и тогда он быстро устанет, можно «недодать» цвета, и в атом случае человек устает, хотя в меньшей степени.
      На человека тяжелое впечатление производит грубое сочетание красок, положительное — гармония цветов. «Следовательно, как и во всем, что нас окружает, мера в цвете, культура в подборе сочетания, то есть в создании цветовой гармонии, имеет для нас огромное, хотя и не совсем осознанное, значепие».
      Все это нельзя не учитывать при покраске классных помещении. Дать рациональное цветовое решение классного помещения — значит обеспечить одно из важнейших условий труда, один из существенных факторов эстетического воздействия на школьника.
      В последнее время в разработке проектов покраски школьных помещений все активнее принимают участие архитекторы, художники, дизайнеры. В литературе можно найти конкретные рекомендации3. Поставив перед собой задачу — сделать классную комнату такой, чтобы она эстетически воспитывала детей, мы остановились на проекте, разработанном лабораторией цветового зрения при Министерстве путей сообщения («Техника — молодежи», 1960, № 7, стр. 4). Чем привлекло нас это решение?
      Как известно, при оформлении современного интерьера широко применяются нюансная и контрастная цветовые гармонии. Нюансная строится на сочетании оттенков одного пли нескольких цветов, близко расположенных на цветовом круге. Контрастная — это гармония цветов, размещенных на противоположных сторонах цветового круга. Если первое сочетание цветов кажется спокойным, уравновешенным, то второе вызывает ощущение динамичности, напряженности. Младшпе школьники весьма подвижны, эмоционально возбудимы, и поэтому их классные комнаты лучше всего красить, опираясь па нюансную гармонию цветов. Это п делают авторы избранного нами проекта. Без колебапий мы приняли его за основу.
      Родители с интересом отнеслись к нашему замыслу и активно включились в работу по его осуществлению. Детей тоже увлекла эта идея. После уроков остались, чтобы помечтать, высказать свое мнение о том, какой бы они хотели видеть свою классную комнату. Предложения самые разноречивые, но мы не спешим с показом уже выполненного в красках эскиза будущего класса, а достаем картонкп, покрытые теми же самыми красками.
      Берем одну из них и показываем:
      —...А если этим цветом покрасить наши стены?
      — Нравится... даже очень хорошо будет.
      — Каким из этих цветов лучше покрасить пол?
      Разложили перед детьми покрашенные картонки —
      всю гамму цветов будущего класса, и школьники растерялись: среди них они ие увидели привычного «полового» цвета.
      — Можно покрасить светло-желтым, — предложил Володя.
      — Желтым? Что ты! Разве можно такой светлой краской... Пол быстро испачкается. Лучше потемнее...
      — Лучше этот... (Наташа указала на цвет, близкий к цвету салата.)
      — А по-моему, этот. (Сережа выбрал зелено-синий, несколько приглушенный цвет.)
      Мы поддержали Сережу. Лимонно-желтый цвет для пола действительно непрактичен, хотя он и неплохо сочетался бы с колером стен. Цвет салата тоже неудачен. По цветовому тону и по интенсивности он весьма близок к окраске стен, сделать их соприкасающимися — значит лишить звучания, выразительности. Зелено-сппий не только более практичен, но и создает с колоритом стен
      весьма приятное сочетание. В доступной форме мы высказали свои соображения.
      При распределении оставшихся колеров (для мебели, доски) у детей возник вопрос, почему нельзя брать яркие цвета, например красный? Мы объяснили учащимся, в каком помещении более уместны яркие контрасты (в том числе красного, желтого, синего цветов) и каков принцип нашего выбора сочетания красок. Затем показали эскиз. На нем класс выглядел светлым п праздничным. Игра мягких, спокойных оттенков зеленого и желтого произвела на четырехклассников сильное впечатление. (Приложение. Рис. 18).
      — Дети, представьте себе: мы уже сделали свой класс таким, каким он изображен на рисунке. Можно будет перенести в него наше оформление?
      Коля. Можно — у нас оно хорошее.
      — Я согласна с Колей. Только стенную газету нельзя вешать: сделана она не совсем красиво.
      Мы пе согласились с мнением детей. Оформление класса далеко не отвечало хорошему вкусу. Пестрота, необоснованное обплие громоздких стендов («Режим дня», «Расписание уроков», «Календарь природы») в тяжеловесных багетовых рамках. Все это, — пояснили мы учащимся, — не будет украшать наше помещение, а будет перегружать его пестрыми, плохо сочетающимися красками. Предложили тяжелые стенды заменить легкими, обтянутыми тонированной бумагой, без рамок. Посоветовали оставить лишь самое необходимое, например «Уголок пионера». Он способен разносторонне отразить жизнь и деятельность классного пионерского коллектива. Здесь и режим дня, и расписание уроков, и список активистов, и рассказы о делах и поступках пионеров, и вести с уроков, и советы старших, и отдел сатиры. Когда мы показали школьникам образец такого уголка, колеблющихся не было — все приняли новый стиль оформления.
      Стоит ли говорить, какое огромное воспитательное значение имело само обсуждение этих вопросов, в котором дети свободно и охотно высказывали свои мнения и сомнения, исподволь, незаметно вырабатывали начала вкуса.
      Ребята решили в помощь родителям создать бригаду ремонтников. Когда спросили детей, кто желает принять участие в работе бригады, поднялся лес беспокойных рук — желающими были все, а в бригаду надо отобрать
      не больше девяти человек. Пришлось включать самых трудолюбивых, самых умелых. Надо было видеть, с каким удовлетворением юные маляры перекрашивали в «красивый» светло-зеленый цвет парты, покрытые надоевшим рыжим!
      Когда отделка комнаты была закончена, дети пришли от нее в восхищение, стояли у своих неузнаваемых парт, взволнованные, праздничные. «В таком классе, — сказал Сережа, — хочется учиться только на «пятерки».
      Через некоторое время мы предложили детям ряд вопросов:
      — Галя, ты поняла свою ошибку? Почему нельзя было шкаф, стоящий у стены, красить в зеленый цвет, как ты предлагала?
      — Он смешался бы с цветом стен...
      — Да, он плохо бы сочетался с колоритом, то есть с покраской стены, слился бы с ней. А сейчас он смотрится очень веселым, резко выделяющимся (говорят — контрастным) пятном.
      — Ребята, я чувствую, как что-то мешает еще в нашей комнате, режет глаз. Оглянитесь вокруг, может быть, вы объясните?
      Лена. Мне не совсем нравятся наши цветы.
      — Чем?
      Витя. На глиняных горшках выступила какая-то соль...
      — Правильно, Витя. Горшки надо обязательно покрасить. Посмотрите, как безобразно они выглядят на белоснежных подоконниках. Их надо нарядить в такие цвета, которые бы заиграли на фоне наших спокойных красок. Может быть, это будет красный, оранжевый — сейчас решим... Но дело ие только в этом. Посмотрите: все подоконники заставлены цветами, и горшки их разной формы и величины. Они не только загораживают свет, но и портят вид класса. Их слишком много. Это некрасиво.
      Когда убрали с подоконников все лишнее, растения в ярких небольших горшочках всем показались очень милым и очень нужным украшением.
      На собственном опыте малыши убеждались, что красивую обстановку, уют создают не только свет, цвет, но и предметы, которые наполняют комнату.
      Таким образом, правильная освещенность, целесообразная покраска, со вкусом выполненное оформление
      классного помещения обеспечивают такие условия труда, в которых наиболее эффективно может осуществляться эстетическое воспитание младших школьников. Но это только одна сторона проблемы. Другая, не менее важная — эстетика рабочего места, которая предполагает высокое качество инструментов, оборудования, материалов и культуру их содержания и использования.
      Набор инструментов, применяемых на уроках труда в третьих-четвертых классах, не богат, и учителя, имеющие опыт работы, хорошо осведомлены в его содержании. Но они не часто задумываются над тем, каким требованиям должны отвечать инструменты с точки зрения эстетического воспитания. Эти требования давно выработаны трудовой практикой взрослых.
      Прежде всего инструмент должен доставлять удовольствие, пробуждать положительные эмоции своим внешним видом. Нельзя сказать, чтобы детские инструменты отечественного производства отличались этими качествами. Вот самые простые инструменты для работы с бумагой — кисточки для клея, для гуаши. Их деревянные черенки, непокрашенныс, не покрытые лаком, очень быстро пачкаются в работе (краски глубоко впитываются в дерево). Этим неприглядным инструментом ребенок вынужден работать четыре года. Наша промышленность выпускает миллионы ученических карандашей, отделанных с высоким вкусом. Непонятно, почему этот вкус нельзя проявить при изготовлении кистей?
      Далее, инструмент должен быть удобен. Этим качеством он оказывает положительное эстетическое воздействие на детей. В. Орлов так раскрывает сущность этого воздействия: «Ведь красоту человек воспринимает ие только через зрение и слух. В появлении эстетического чувства немалую роль играют и двигательные ощущения. А они особенно характерны для физической работы с ручным инструментом. Когда работа идет легко и споро, органы осязания на руке, группы мышц, занятые выполнением тех или иных действий, сигнализируют, что все в порядке, что перегрузок и утомления нет, а это создает физиологическую основу для возникновения эстетического чувства».
      В труде младших школьников это особенно ярко проявляется. Удобен инструмент — учащийся с удовольствием работает, трудовые действия его точны, ритмичны, производительны, успеха он достигает легко, без лишнего напряжения. Такой труд доставляет ему наслаждение. Неудобен инструмент — труд несет школьнику огорчение, гасит интерес к заданию, не дает желаемого результата.
      Хорошо пользоваться инструментом целесообразной конструкции. Любят ребята работать лобзиком, но отдельные конструкции его слишком много причиняют малышам неприятностей. Сережа Т. выпиливает оконные проемы на боковой стенке автобуса. Искренне радуется успеху своей работы: и прямые линии, и закругления получаются чистыми, красивыми. Но как только работа над окном подходит к концу, у мальчика сжимается сердце... Разряжается лобзик легко: повернул укрепляющий винт и пилка свободна, вставляй ее в следующее отверстие. Но сжать упругую дугу лобзика, чтобы вновь укрепить пилку, Сережа не может... Прилагает все свои усилия, но тщетно. Приходится вновь обращаться за помощью к учителю (а так хотелось все сделать самому!).
      Такой лобзик трудно назвать удобным для младшего школьника. Но он был бы вполне удобен, стоит лишь в конструкции его устранить эту силовую перезарядку, вызывающую у школьника горькое чувство беспомощности. Проблема удобства инструмента — это серьезная педагогическая проблема, и усиление внимания к ней — отрадное явление. Доктор П. Тучны (Чехословакия) и его сотрудники в результате многолетних исследований пришли, например, к выводу, что в ручном инструменте исключительную роль играет форма рукоятки. Результатами их поисков явились такие формы рукояток, которые не сковывали положения руки и были максимально удобны. В последние годы П. Тучны много сил отдает созданию детских инструментов для политехнического обучения (для детей в возрасте 10 — 15 лет).
      Но не всякий инструмент, удобный для взрослого, удобен для младшего школьника. Дети с удовольствием и успешно работают ручной пилой, если она покорно подчиняется их воле, если она послушна в их руках. Если же она громоздка и тяжела для учащихся, то, как бы она удобна ни была для взрослого, дети не будут испытывать удовлетворения, работая ею. С другой стороны, не каждый детский инструмент удобеп для школьника: некоторые из них явно рассчитаны на дошкольника. В опытном классе имелось несколько паборов детских столярных инструментов. Мы скоро убедились, что четырехклассни-кам ими пользоваться нельзя. Игрушечные станковые пилки, мизерные рубанки, чрезмерно облегченные молотки — ими можно играть в труд, но качественно обрабатывать древесину невозможно. Ребята мучаются, пользуясь ими. Ни об удовлетворении от труда, пи о высоком качестве обработки материала здесь не может быть н речи.
      В пашен страпе давно назрела потребность в создании школьных паборов инструментов для обработки бумаги, картона, дерева с учетом физического развития младших школьников. Эта потребность до сих пор остается неудовлетворенной.
      Начальной школе давпо пора предъявить высокие педагогические требования к инструментам, которыми работают дети. Л у нас нередко но используют даже имеющихся возможностей. Многие школы имеют великолепно оборудованные мастерские для пятых-восьмых классов, по не располагают ни одним комплектом ножниц, кистей для уроков труда в начальных классах (не говоря о других орудиях труда). Это безразличное отношение к проблеме красивого и удобного инструмента для начальной школы пельзя ипаче расцепить, как проявление равнодушия к развитию младших школьников.
      К сожалению, это мало тревожит и некоторых учителей.
      На одном из уроков по изготовлению записных книжек в третьем классе учащиеся (по предложению учителя!) пользовались при склеивании деталей не кисточкой, а... тряпочками. В другом классе (в четвертом) все имели инструменты, но подбор их был совершенно случайным: кто что принес. Ножницы — большие и маленькие, у одной девочки даже маникюрные; сверкающие новые и почерневшие от времени, острые и тупые. Кисти — акварельные и малярные, третий п двадцатый номера. Подобные условия труда, конечно, не могли оказывать положительного эстетического воздействия на детей.
      В создании эстетических условий труда не меньшую роль играет качество оборудования (рабочих досок, баночек для клея, коробочек для обрези бумаги и др.). Учителя часто забывают об этом. На уроке труда третьеклас-
      сннки делают из бумаги кукольную мебель. На партах постланы газеты. Видно, их не меняли давно: некоторые разорваны, испачканы. Клей у одних детей в бутылке, у других — в банке, у третьих просто налит на бумажку. Для обрези бумаги дети (по совету учителя!) принесли из дому коробочки из-под обуви; непомерно большие, пестрые, они загромождают рабочие места... Едва ли такие условия способствуют эстетическому воспитанию учащихся.
      Учителя, проявляющие подлинную заботу об эстетике детского труда, к этим «мелочам» предъявляют высокие требования. Они считают, что оборудование, как и инструмент, должно быть красивым и удобным. Для этого совсем не обязательно быть ему дорогостоящим. В опытном классе, например, дети работали на специальных досках, сделанных пз фанеры. С одной стороны они были ие покрашены, с другой — покрыты светло-голубой масляной краской. На некрашеной стороне удобно резать ножом бумагу, картон; с крашеной — легко смывается клей, краска, и доска долго не утрачивает своего привлекательного вида. Коробочки для отходов школьники с любовыо сделали своими руками. Одинаковые, со вкусом отделанные, они не только были удобны, но и производили приятное впечатление. Для клея (пользовались декстрином) учащиеся принесли пластмассовые баночки из-под диафильмов. Они хорошо смотрелись и, поставленные в гнезда для чернильниц, занимали на парте очень мало места.
      Иногда учащиеся имеют хорошие инструменты, оборудование, материалы, но все это домашнее; па каждый урок труда несут из дому клей, кисточки, ножпицы, линейки, бумагу, краски и т. д. В классе обязательно оказываются дети, позабывшие что-нибудь из необходимого. В четвертом классе одной из пермских школ на уроке по изготовлению модели термометра из 42 учащихся ножпицы имели только 24 человека, линейки только 20 человек, клей оказался только на пяти партах, кисточки у 15 человек. Бумага для шкалы у одних ватманская, у других — оберточная, у третьих — писчая в клеточку... Нет сомнения, такие условия труда отрицательно сказываются на ходе и результатах работы, они не могут оказывать положительного эстетического воздействия на школьников. Правильно делают те учителя, которые (при отсутствии централизованного снабжения) с помощью родителей
      комплектуют инструменты, оборудование, достают необходимые материалы с начала учебного года и хранят их в специальном шкафу. В нем обычно несколько полок: первая — для клея и красок, вторая — для коробочек и досок, третья — для инструментов, четвертая — для материалов, пятая — для незавершенных поделок. В опытном классе полки с инструментами и оборудованием были разделены на три секции — для каждой постоянной бригады своя. Перед началом очередного урока дети легко и быстро обеспечивали свои бригады всем необходимым.
      Мало обеспечить себя инструментом, оборудованием, материалами, надо научиться культурно с ними обращаться, т. е. трудиться так, чтобы на парте был порядок, чтобы все было под руками и ничто не мешало работе. Каждого младшего школьника следует убедить в мысли, что уважающий себя и свой труд человек должен уделять внимание содержанию рабочего места. В опытном классе мы стремились к тому, чтобы дети па личном опыте поняли, что культура рабочего места делает труд не только приятнее, по и успешнее. И те, к кому пришло это понимание, перед каждым уроком не ленились проверить, весь ли инструмент подготовлен, хорошо ли поточен карандаш, не засох ли клей. При выполнении задания каждому инструменту определяли свое место, обрезь бумаги сразу же складывали в коробочки и т. д. Тот, кто пренебрегал этой простой истиной, сам себя наказывал. Лепа И. работала с неподдельным увлечением, но успехов достигала не всегда. Мешала ей удивительная разбросанность. Выполняет разметку — на рабочей доске лежат раскрытые ножницы и мешают работать. Начинает склеивать развертки — не может найти кисточку, крутится, теряет время.
      Немаловажную роль в эстетическом воспитании играет рабочая одежда учащихся на уроках труда. Многие учителя хорошо понимают это. В опытном классе девочки и мальчики имели черные халатики. Учащийся, надевая такой халатик, психологически готовит себя к труду, а когда форма едина, она готовит к работе уже целый класс. И эта «мелочь» — единая рабочая форма — помогает общей готовности к трудовым усилиям, украшает трудовой коллектив. Рабочая одежда нужна и по другим соображениям: в ней удобнее трудиться, она не сковывает движений. Кроме того, работая с клеем, красками, ребенок не боится ее испачкать (хотя и бережно к пей относится), и это непосредственно отражается на характере его рабочих движений, на их качестве, а следовательно, на красоте самого процесса труда, на результативности его.
      Конечно, черные халатики — не самое оптимальное решение формы рабочей одежды, но здесь претензии к нашим модельерам: слишком мало они думают о школьной форме вообще и о рабочей одежде школьника в особенности. «Я считаю, что дети должны быть так красиво, так красочно одеты, чтобы они вызывали удивление», — писал А. С. Макаренко. Эта глубокая педагогическая мысль в нашей школьной практике пока еще не находит активной поддержки.
      Правильно организованные условия труда не только оказывают непосредственное эстетическое воздействие на младших школьников, способствуют достижению детьми высоких результатов в их занятиях, но и активно формируют лучшие трудовые навыки и привычки, которые столь необходимы для них в любой сфере деятельности — и в учебе, и в труде.
     
     
      Глава 6
      Основные принципы эстетического воспитания младших школьников
     
      В предыдущих главах мы остановились на различных сторонах эстетического воспитания школьников на уроках труда. Успешно осуществлять эстетическое воспитание можно лишь в том случае, когда учитель соблюдает важнейшие его принципы. Каковы эти принципы? Большинство из них являются общими для всех видов воспитания, но при эстетическом воспитании в труде они получают специфическое проявление. Остановимся на некоторых. Учет и выявление Нельзя достичь успеха в эстетическом уровня развития воспитании младших школьников в младших гиколъни- труде, не опираясь на конкретно вы-ков явленный уровень развития учащихся.
      Уровень развития включает: возрастные психофизиологические особенности детей и качества, приобретенные в процессе воспитания.
      Без учета возрастных особенностей невозможно проводить с учащимися плодотворную воспитательную работу. Только опираясь на знание возможностей детей, учитель сможет избежать их перегрузки и в то же время предъявить к ним максимальные требования, т. е. сделать воспитание наиболее эффективным. Как правило отмечает Г. И. Щукина, «учителю нужно знать особенности возраста детей не только для того, чтобы к ним пассивно приспосабливаться, а для того, чтобы на основе знания закономерностей возрастного развития обучать и воспитывать детей с высоким результатом».
      Многие учителя хорошо знают эту истину и все же учитывают возрастные особенности школьников неудовлетворительно. Они не принимают во внимание, что виды воспитания, различные по своим целям, опираются на неодинаковые группы психофизиологических качеств личности, что при нравственном воспитании следует учитывать одно, при физическом — другое, при эстетическом — третье.
      Эстетическое воспитание связано с восприятием красоты предметов и явлений, с эмоциональным и интеллектуальным освоением ее, с творчеством по законам красоты, поэтому оно не может проводиться без учета специфики восприятия, эмоций, интеллекта, физического развития учащихся.
      Рассмотрим подробнее эти психологические свойства младших школьников и то, как на них лучше опираться в практике эстетического воспитания на уроках труда.
      Говоря об особенностях восприятия младших школьников, следует отметить, что у детей этого возраста по сравнению с дошкольниками значительно повышается чувствительность к различению. Б. Г. Ананьев, опираясь на экспериментальные исследования, делает вывод, «что у детей 7 — 15 лет разностная чувствительность возрастает во много раз но сравнению с ростом абсолютной чувствительности. Сравнительно с детьми 3 — 7 лет, то есть дошкольниками, школьники обнаруживают все возрастающую разностную чувствительность, особенно в области зрения и слуха».
      На уроках труда нас прежде всего интересуют растущие способности учащихся к различению формы предметов, их покраски (цветовых тонов, оттенков цветового тона).
      Младшие школьники уже способны анализировать объекты в ходе восприятия. Этот анализ, как правильно утверждает Т. В. Ендовицкая, выступает в двух формах.
      При первой он осуществляется на уровне первой сигнальной системы и проявляется в том, что дети практически реагируют на разные воздействия. В другом случае ведущую роль играет вторая сигпалытая система, взаимодействуя с первой. При подобной форме анализа «ребенок не только практически различно реагирует на разные раздражители, но и осознает их особенности, обозначает их словесно». Для учащихся третьих-четвертых классов более характерен второй тип анализа. То, что младшие школьники обладают достаточными способностями к дифференцированному и сравнительно глубокому восприятию формы предметов, весьма существенно в эстетическом воспитании. Учитель может предоставить им широкие возможности наблюдать, сопоставлять, анализировать формы предметов, формировать свое эстетическое отношение к ним.
      Не меньшее значение имеет учет особенностей восприятия детьми цветовых тонов. На одном из уроков труда в третьем классе учитель, демонстрируя записную книжку в переплете (модель-образец), искренне восхищался цветом бумаги, которой были оклеены корочки (цвет болотной зелени). Завершив свой эмоциональный анализ изделия, он предложил повторить его и с удовлетворением выслушивал, как дети воспроизводили (правда, своими словами) его мысли:
      — Книжка красивая: сделана аккуратно, маленькая, удобная.
      — Корочки оклеены бумагой красивого цвета.
      И т. д.
      Если дети отклонялись от направления его суждений, учитель настойчиво возвращал их в русло своей мысли, своего мнения. Правильно вел себя учитель на этом уроке? Одни утверждают, что правильно: учитель обладает более высоким эстетическим вкусом, его святой долг показать своим воспитанникам, с какой меркой он подходит к оценке окружающих предметов, и даже более — поднять вкусы детей до уровня своего вкуса. Другие говорят: нет, неверно. Спору нет, что у воспитателя более высокий вкус. Но если он намерен развить и вкус своих питомцев, то нет ничего хуже, чем навязывать свой (в отношении к цвету!). Можно сравнительно быстро убедить детей в правильностп нашей оценки хорошего поступка. Ребенок умом и сердцем присоединится в нашему мнению, если мы умело раскроем в оцениваемом поступке черты высокой человечности. А пробудить словом симпатию к тому или иному цвету вряд ли возможно. Надо развивать глаз ребенка, обогащать его опыт восприятия различных цветовых тонов, пх оттенков и лишь на базе роста этого опыта приближать детей к той ступени развития цветоощущения, на какую поднялся сам учитель.
      В 3-м классе мы провели небольшой опыт по выявлению отношения младших школьников к различным цветовым тонам: продемонстрировали 20 подрамников, обтянутых бумагой различных цветовых тонов и оттенков, предложили пазвать номера только трех, самых любимых, цветов. Большинство детей предпочли красный, желтый и голубой. Ни один серый цвет (а они были великолепны, с нашей точки зрения!) не привлек их внимания. И мы сделали, на наш взгляд, правильный вывод: было бы хорошо, если бы дети от восприятия серых топов получали такое же удовлетворение, как п мы, но это пока невозможно. Надо опираться на их любовь к чистым цветам, неустанно, систематически обогащать их опыт цветоощущения. Только тогда опи пе будут механически повторять за учителем не согретые чувством слова, а искренне радоваться тем цветовым тонам и их сочетаниям, которым радуется учитель.
      Возможности в восприятии цветов у младших школьников весьма значительны. На них нужно опираться, их надо настойчиво развивать. Интересен в этом отношении опыт психолога Е. И. Игнатьева. Школьники первого класса различали в среднем три оттенка красного цвета, два оттенка желтого, совсем не различали оттенков зеленого п синего цветов. С учениками были проведены специальные упражнения по различению оттенков основных цветовых тонов (20 занятий). После обучения дети различали: красного цвета — 12 оттенков, желтого — 10, зеленого — 6, синего — 4.
      Только при строгом учете возрастных особенностей восприятия детей учитель может безошибочно определить наиболее эффективное содержание эстетических воздействий на учащихся.
      Не менее важно учитывать при эстетическом воспитании на уроках труда особенности мышления младших школьников.
      Как известно, мышление младших школьников наглядно-образно, т. е. оно непосредственно связано с чувственными образами отражаемых предметов. Если мы хотим обеспечить эффективность наших воздействий, более глубокое понимание детьми прекрасного в труде, необходимо широко использовать наглядные средства: модели, рисунки, чертежи, таблицы — на каждом этапе урока. Следует активно опираться на опыт восприятия детьми прекрасного, на представления, созданные этим опытом. Однако преувеличивать роль предметного мышления (особенно у четвероклассников) не стоит: ведь в процессе обучения интенсивно формируются понятия, развивается абстрактное мышление учащихся. Опираясь на эти растущие способности мышления детей к обобщению, можно добиваться более глубокого понимания красоты труда во всех его проявлениях.
      Раскрывая особенности суждений младших школьников, М. Д. Громов пишет:
      «Первоклассник в большинстве случаев судит о том или ином факте, событии односторонне, опираясь на единичный внешний признак. Его суждения преимущественно ассерторичны.
      Переход от ассерторических суждений к суждениям проблематическим связан с пониманием того, что предметы и явления обладают различными свойствами.
      В более или менее заметной форме проблематические суждения выступают у школьников второго класса».
      Школьная практика значительно корректирует это положение. Дело в том, что дети в одной области, где знания их более обширны, проявляют способиость к глубокому суждению, в другой — удивляют своей беспомощностью.
      Мы не раз убеждались: там, где эстетическому воспитанию не уделялось внимания, дети выражали ассерторичные, поверхностные суждения даже в 4-м классе. Мы уже говорили, как в одном из четвертых классов дети, давая эстетическую оценку шкатулкам, ни на что не обратили внимания, кроме узоров и картинки, изображен- ной па крышке.
      Но если с учащимися (третьих-четвертых классов) проводится систематическая работа, характер их суждений о труде, его результатах быстро меняется. В опытном 3-м классе «А» школы № 22 на вопрос «Каково значение труда в жизнп человека?» дети дали ответы, в одном удивительно похожие друг на друга: все они, словно сговорившись, посмотрели на значение труда с какой-то одной стороны. 10 человек увидели значение труда в том, что он «кормит, одевает, создает полезные вещи»; 12 человек — в том, что «труд силу дает, воспитывает»; 10 — в том, что «трудом создают все красивое».
      Ни один из школьников не увидел двух, трех, а тем более нескольких сторон значения труда. Вот некоторые ответы учащихся: Вити Г. — «Трудом создают все полезное», Наташи К. — «Труд нужен для того, чтобы украсить жизнь нашего человека», Аркаши Р. — «Труд в жизни нужен для развития человека».
      Через год, отвечая на этот вопрос, учащиеся уже не удовлетворялись односложными ответами, а старались оценить значение труда с различных сторон. Тот же Аркаша Р. уже писал иначе: «Труд имеет очень большое значение в жизни человека. Труд кормит человека, одевает его. Без труда не было бы жизни на земле. Все, что нас окружает, создано трудом, и только трудом. Труд — источник материальных благ. Любое маленькое дело требует труда. С вещью, в которую ты вложил труд, не будешь небрежно, неаккуратно обращаться. В труде выражается красота человека. Труд учит нас аккуратности, он учит пас большой дружбе. Где труд, там и счастье».
      Известно, что учащиеся третьих-четвертых классов уже проявляют в своей деятельности значительные способности к умственному анализу и синтезу. На эти качества школьников нужно активно опираться в эстетическом воспитании в труде (при эстетическом анализе изделия-образца, в процессе планирования работы, анализа чертежа, при проявлении творческого отношения к труду и т. д.).
      Говоря об особенностях мышления младших школьников, следует остановиться еще на одном весьма существенном явлении.
      Источники, откуда берет человек знания, разнообразны. Может случиться, что ребенок, получая обширные знания по арифметике (учитель мастерски ведет этот предмет, будит к нему большой интерес), систематически упражпяя себя в решении задач, сильно развивает свои способности анализировать, синтезировать, сравнивать, обобщать, систематизировать этот математический материал. Но, научившись успешно осваивать этот материал, сможет он столь же легко обрабатывать его эстетически? Нет, математического мышления здесь недостаточно. Мы провели небольшой опыт: подобрали три четвертых класса (опытный н два контрольных) с одинаковой успеваемостью по математике и дали им общую работу — для проверки качества их пространственного мышления. Обнаружили разительное отличие. Пространственное мышление учащихся опытного класса оказалось значительно выше, чем у детей контрольных классов. И мы удивились бы, если бы было иначе: в контрольных классах очень мало работали
      с чертежом, почти не занимались анализом форм предметов.
      Значит, при эстетическом воспитании в труде нужно учитывать н общие особенности мышления младших школьников, и те, что в первую очередь соприкасаются с интересами данного вида воспитания. На уроках труда мы прежде всего учитывали, как у детей развито пространственное и эстетическое мышление, т. е. насколько успешно они могут осуществлять технологический анализ изделий, чертежей, насколько уверенно могут преобразовать чертеж в модель и наоборот; в какой мере они способны к эстетическому анализу предметов, к эстетическим суждениям о трудовых процессах и т. д. Не развивая данные способности мышления младших школьников, невозможно достичь успеха в воспитании эстетического отношения к труду.
      Не менее важно учитывать особенности развития воображения младших школьников. Без него невозможно творческое отношение к труду. Как известно, «воображение представляет собою процесс переработки и комбинирования представлений, отражающих реальную действительпость, и создание на этой основе новых образов, не имевших ранее места в непосредственном восприятии»
      Преобразование образов действительности происходит по-разному. В одних случаях «представления о реальных предметах преобразуются путем частичного изменения различных его признаков, относящихся к свойствам или качествам этого предмета... В других случаях представления подвергаются таким изменениям, когда они по форме п по содержанию становятся новыми образами, образами таких предметов, какпх не существует в реальной действительности, но их существование возможно в силу законов развития реального мира и в результате человеческого труда.
      Младшему школьнику свойствен в основном первый способ преобразования представлений, по форме, в силу которого представления о предметах реального мира не лишаются своего реального содержания, а изменяются только по форме».
      Эти возможности воображения младшего школьника необходимо учитывать. Нельзя требовать, чтобы учащийся начальной школы создавал предметы, новые для взрослых, он способен сделать вещи, новые лишь для себя, и это следует рассматривать как яркое проявление его творческого воображения, творческих усилий. Это обязательно должен учитывать педагог.
      Для учащихся младшего школьного возраста характерна большая эмоциональность. Их эмоции обладают достаточной глубиной, чтобы поддерживать в классе необходимый настрой, благоприятный для эстетического воспитания. Многократные целенаправленные воздействия могут привести к превращению эмоциональных переживаний в черты характера. Так, радость общения с прекрасным в труде, наслаждение, испытываемое в процессе создапия красивой вещи, может превратиться в эстетическое отношение к труду, стать чертой характера. Однако эмоцпи младших школьников еще недостаточно устойчивы и под воздействием однообразных раздражителей (одного и того же вида деятельности, приема труда) могут легко измениться и даже перейти в свою противоположность.
      Без устойчивого внимания детей невозможно добиться от них глубокого восприятия красоты явлении, а без такого восприятия, естественно, не может быть эффективного эстетического воспитания. Мы уже указывали, что для младших школьников характерна повышенная эмоциональная возбудимость. «Эта повышенная чувствительность накладывает отпечаток и на внимание школьника. Оно становится особенно интенсивным в тех случаях, когда учебный материал отличается яркостью, образностью, живостью изложения и вызывает у школьника эмоциональный отклик».
      У младших школьников, особенно в 4-м классе, интенсивно развивается произвольное впимание, на которое следует опираться при планировании труда, анализе чертежа, выполнении разметки, обработке материала и отделке изделия. Произвольное внимание «в одних случаях... требует больших волевых усилий для того, чтобы можно было сосредоточиться на трудном, неинтересном материале... В других случаях... требует небольших усилий, что пмеет место тогда, когда стоящая перед человеком задача является сильным стимулом для сосредоточенности». При хорошей организации эстетического воспитания на уроках труда произвольное внимание младших школьников достигается легко и пе требует особых волевых усилий.
      Известно, что дети к восьмн-девяти годам достигают такого физического развития, которое делает доступным владение молотком, рубанком, пилой и другими инструментами. Исходя из этой особенности развития младших школьников, на уроках труда можно с успехом вводить комбинированные поделки, включающие обработку древесины и бумаги; на занятиях кружка «Умелые руки» работы по дереву. Дети сравнительно легко овладевают простейшими навыками обработки древесины. Например, Игорь О., поразивший нас своей беспомощностью вначале, скоро уверенно владел инструментом и добивался неплохого качества работы.
      Необходимо остановиться на некоторых сторонах развития младших школьников, которые формируются при эстетическом воспитании в труде. А именно: содержание представлений и суждении о красоте труда, глубина эстетических переживаний в труде, способности детей проявлять творчество, создавать красивые вещи.
      В последнее время в наших школах исключительное внимание уделяют выявлению уровня развития школьников. Без этого немыслимо успешное воспитание.
      Приступая к решению этой нелегкой педагогической задачи, учитель прежде всего должен четко представлять, что выявлять, т. е. хорошо знать те качества и способности ребенка, которые формируются в процессе эстетического воспитания в труде, и не менее отчетливо знать, как выявлять; другими словами, какими правилами руководствоваться, какими методами пользоваться при выявлении.
      Некоторые учителя ошибочно утверждают: «Надо сначала выявить уровень воспитанности, затем приступать к систематическому воспитанию». Выявлять нужно в процессе воспитания. Искусственно отрывать одно от другого нельзя.
      Далее, уровень развития — постоянно меняющееся явление и нуждается не в эпизодическом, а систематическом выявлении. Поэтому педагогический процесс может быть успешным лишь в том случае, если воспитатель чутко реагирует на эти изменения.
      Наконец, выявлять особенности детей надо так, чтобы школьники не чувствовали себя предметом изучения. Это делает пх более непосредственными и откровенными.
      Методы выявления уровня эстетического развития младших школьников обычные: наблюдение, беседа, анкетирование (постановка контрольных вопросов и получение на них письменных ответов), изучение результатов деятельности учащихся.
      Наблюдение. Ребята энергично готовятся к уроку, а Наташа Саф. беззаботно гуляет, хотя к уроку не готова. При анализе чертежа Галя до тех пор задает вопросы, пока ей все не станет ясным; Алеше это занятие кажется излишним, и он, прячась за спину соседки, без разрешения учителя приступает к разметке. Оля и Ира одинаково уверенно включаются в работу, первая девочка без ошибок доводит ее до копца, другая — портит заготовку... Аркаша но уверен в правильности своей работы даже тогда, когда безупречно ее выполняет...
      Сколько различных явлений непроизвольно наблюдает учитель на каждом этапе урока! Какую богатую информацию они несут об учащихся! Но эта информация ценна, когда учитель осмысливает ее и учитывает в своей воспитательной работе. А сделать это весьма трудно, не фиксируя увиденного в дневнике воспитателя. Эпизодические непроизвольные наблюдения, собранные вместе, иногда образуют отчетливую картину личности ребенка.
      Спору нет, значение непроизвольных наблюдений нельзя зачеркнуть, но целенаправленные наблюдения глубже, и им следует уделять основное внимание.
      Учитель может наблюдать за классом в целом, за группой школьников или за одним учащимся. На уроке, где демонстрируется модель ракеты, он не упускает из поля внимания четырех учащихся: Сережу, Аркашу, Иру, Колю.
      Сережа не произносит ни звука. Лицо его счастливое, довольное и очень сосредоточенное. Он, не отрываясь, смотрит на модель с тех пор, как она появилась па столе. Понесли ее по рядам, и Сережины глаза направились вслед. Когда модель поднесли к нему, он прикоснулся к поверхности кончиками пальцев и улыбнулся. Затем, не отрывая глаз от предмета, задал несколько вопросов. Видно было, что он не просто любовался изделием, но относился к нему с каким-то подчеркнутым уважением.
      Аркаша беспокойно сидит на парте, с нетерпением ожидая приближения ракеты. Наконец он берет ее обеими руками: «Вот это да! Как настоящая!» Окинув модель быстрым взглядом, увлеченно сыплет вопросы: «А из чего она сделана? Мы такую же будем делать? А как будем работать, бригадой?» Казалось, что его волнует не само изделие, а мысль о предстоящей работе над ним...
      Воспитатель обнаруживает, что каждый из наблюдаемых детей реагирует на предмет по-своему и по-разному, раскрывая не только своп способности и интересы, но и характер, темперамент.
      Беседа. В одном из третьих классов учащихся спросили, нравится ли им собственная классная комната. Они ответили, дополняя друг друга: «нравится, потому что светлая, большая, просторная», «много цветов», «доска
      задернута красивой шторкой» и т. д. Короткая беседа помогла учителю выявить не только отношение школьников к своей классной комнате, но и уровень понимания ими красоты школьного помещения. Младшие школьники очень непосредственны и откровенно высказывают свои мысли, проявляют эмоции даже в коллективной беседе на уроке.
      Однако дети полнее раскрываются в задушевных разговорах во внеурочное время в неофициальной обстановке. В опытном классе учитель нередко оставлял после уроков двух-трех человек. Дети поочередно отвечали на вопросы, а он следил и за ответами, и за поведением детей.
      В таких непринужденных беседах учитель может получить разнообразные знания об учащихся не только из ответов, но и из реплик, которые вставляют присутствующие. Опять же возникает проблема, как лучше зафиксировать содержание беседы, чтобы можно было не раз вернуться к нему, осмыслить его. Необходимые записи можно сделать в дневнике воспитателя непосредственно в ходе беседы или потом, еще раз продумав, внести туда самое ценное.
      В индивидуальных беседах, когда педагог приглашает для «важного» разговора кого-то одного из учеников, школьники делятся самым сокровенным. Ученица 3-го класса Ира К. на вопрос «Кем ты хочешь быть?» рассказала: «Ветеринарным врачом. Очень люблю животных. Рыбки есть. Просила собачку — мама пе разрешила. Собаки по пятам за мной ходят. Я их кормлю, ласкаю. Один пес все время провожал меня в школу. Однажды собачка (живет у нас во дворе) вывихнула ногу. Я привязала палку к ноге, забинтовала. Она приходила ко мне через день на перевязку. И все прошло. Надо мной смеются и собачницей зовут».
      Контрольные вопросы. Вопросы, предлагаемые классу, и письменные ответы па них — тоже весьма эффективный метод выявления уровня развития учащихся. Пользуясь им, можно одновременно (за короткий срок) получить представление о каждом учащемся и о классном коллективе в целом. При коллективной беседе ученики могут оказаться под влиянием выступивших перед ними товарищей. Здесь же они высказываются совершенно самостоятельно, причем в 3 — 4-м классах дети уже достаточно
      полно могут выразить на бумаге свои мысли и чувства. Трудно в полном объеме зафиксировать, а следовательно, сохранить материал, полученный во время бесед. Ответы па контрольные вопросы всегда под руками, к ним неоднократно можно возвращаться, изучая уровень развития своих воспитанников.
      После года работы в опытном классе мы были убеждены, что у детей пробудился значительный интерес к урокам труда, но каков характер этого интереса, трудно было определить одним наблюдением. Ответы учащихся на вопрос «Нравятся ли тебе уроки труда и почему?» внесли значительную ясность в наши представления.
      Да, все дети любят трудовые занятия, но мотивы тяготения у них различны. Самой большой группе школьников уроки труда правятся потому, что на них «учатся трудиться». Восьми учепикам «нравится делать различные изделия», шести — «учиться создавать красивые поделки», двум — «работать коллективно», одному — «работать по чертежам, применять правила труда».
      Многих школьников трудовые занятия привлекают не учебной стороной, а тем, что на них создают полезные и красивые вещи. Это чувство раздвигает школьные рамки: ребята чувствуют себя способными припести своей деятельностью пользу обществу.
      Наконец, в отдельную группу (3 человека) мы выделили учащихся, чувство которых, как нам кажется, идет от удовлетворения складывающейся потребности в труде. Например, Люба М. так объясняет это: «Мне очень правятся уроки труда. Когда я работаю, кдк-то сама отдыхаю, отдыхают и руки». Люба — лучшая труженица опытного класса. Немногие с такой любовью, как она, готовятся к началу урока. Никто не может быстрее и качественнее ее выполнить трудовое задание. Люба работает легко, увлеченно, выполнив задание, помогает отстающим.
      Периодический анализ ответов, учащихся на различные вопросы помогает глубокому выявлению уровня развития младших школьников.
      Изучение результатов труда. Анализ поделок — один из основных способов выявления уровня развития школьников: в изготовленном предмете запечатлены и приобретенные умения, и способности к творческому труду, и эстетические вкусы детей.
      На столе учителя модели куба. Он внимательно осматривает каждую. Вот поделка Алеши Л. Она немного перекошена, из-под клапанов склеивания местами выступает клей, детали окантовки вырезаны и наклеены неряшливо. Нет, Алеша еще не научился уважать точность в труде и удивительно нетребователен к результатам своей работы.
      Знакомясь с поделкой, выполненной коллективно, можно определить, насколько дружной, слаженной была работа бригады, конвейера. У учителя в руках карандашница Лепы П. и Наташи К. Она сделана безукоризненно; девочки трудились с увлечением, тщательно контролировали друг друга и вместе добивались успеха. Таких мыслей не вызывает работа Сережи Д. и Веры П. Их поделка на 10 мм ниже, чем предусмотрено чертежом. Вера, выполнявшая основную часть карандашницы, не заметила вовремя своей ошибки. Не помог и Сережа, потому что проявлял заботу лишь о своей части задания.
      Не менее важно интересоваться результатами труда учащихся и в процессе изготовления предмета. Это дает возможность выявить уровень умений и навыков в выполнении тех или иных операций. При выполнении модели бруса проверяли качество разметки. Лена А. аккуратно, «по всем правилам» вычертила и линии разреза, и линии сгиба, а Витя Г., Лена И. линии различного значения провели сплошной: «Мы знаем, где разрез, где сгиб, зачем тратить время? Все равно заклеиваться будет». В этой «рационализации» и недооценка точности, и отсутствие необходимой заботы о результатах своей работы. Когда развертки были вырезаны, модели склеены, учитель вновь просмотрел работы учащихся. У Сережиного бруса идеальные ребра, ни одного пятнышка на поверхности модели. У Иры С. все грани изделия перепачканы клеем, но она не унывает: «Все равно ведь будем оклеивать брус серебряной бумагой!» Так нетребовательность с помощью подобных оправданий переходит в неряшливость, становится привычкой.
      Мы коротко остановились на наблюдении, беседе, анкетировании, анализе результатов труда как на приемах выявления уровня развития школьников. Беседа и контрольные вопросы помогают глубже выявить эстетические представления учащихся, наблюдение — характер эмоциональпых переживаний, изучение результатов труда лучше других способствуют выявлению способностей малышей к творчеству. Разумеется, это не значит, что каждый метод отдельно можно использовать лишь при определении какой-то одной стороны уровня развития. Напротив, чем больше методов привлекает учитель одновременно, тем глубже его знания об учащихся.
      Умело учитывая возрастные особенности, уровень эстетической воспитанности младших школьников, можно успешно вести и индивидуальную работу с детьми. При хорошем знании учащихся она найдет место па каждом этапе урока. Например, в опытном классе учитель, демонстрируя изделие-образец, намеренно задерживается у парты Коли С. Ему давно известна его эмоциональная пассивность. Мальчика особенно хочется заинтересовать, «разбудить». При эстетическом анализе модели Ира нетерпеливо тянет руку, а преподаватель ее не спрашивает: не торопись, подумай — уж слишком поспешны всегда твои выводы и т. д.
      Несомненно, лучшими условиями для организации индивидуальной работы с детьми являются коллективные формы работы с разделением труда. Здесь каждому ученику можно дать задапие с учетом его способностей. Слабому можно дать работу попроще, сильному — посложнее, слабого можно поставить рядом с сильным и т. д. Лена И. не умеет и не любит трудиться в коллективе, п учитель всегда старается дать ей такое задание, которое активпо бы включало ее в отношения ответственной зависимости. Это шлифует индивидуалистическую натуру девочки и постепеипо меняет ее отношение к коллективному труду.
      Некоторые учителя понимают назначение индивидуальной работы слишком узко: помочь отстающим идти в ногу. Нет, она должна быть направлена на максимальное развитие каждого ученика и, следовательно, класса в целом. Разносторонность одной из школ мы побывали на уроках
      и непрерывность ках труда в двух классах. В одном были удивлены исключительным порядком во время работы. В классе чистота, на партах — полиэтиленовые скатерти, у каждого ученика в специальной папке — набор инструментов. Учитель зорко следит за порядком в классе. В середине урока — контрольная минутка: проходят по рядам санитары, проверяя чистоту рабочих мест, делают это привычно, видно, не впервые. Но, уделяя пристальное внимание культуре труда, учитель мало беспокоился о высоких результатах работы учащихся. Выполняя таблицы с кармашками, многие дети листы картона вырезали не точно, тонированной бумагой их не оклеивали, кармашки сделали некачественно, цвет их плохо сочетался с картоном и т. д. Учитель «не замечал» этого. В конце урока он щедро ставил высокие оценки и тем, кто подавал неточно выполненные поделки («Ставить «3» нельзя: девочка очень старалась»).
      В другом классе (это был четвертый класс) мы обнаружили совершенно иную картину. Дети вместе с учителем были поглощены желанием делать красивые вещи. Их изделия были известны всей школе. Это они в прошлом году к 1 Мая украсили коридор школы чудесными гирляндами цветов. Сегодня мастерили новогодние игрушки: фонарики, хлопушки, пятиконечные звезды. Как всегда, работали горячо, увлечепно, но совсем не обращали внимания (ни учитель, ни учащиеся) на культуру труда: обрезь бумаги разбросали по всему классу, инструменты — в беспорядке, клеили, красили не на досках и даже не на газетах, а прямо на крышках парт.
      Спрашивается, заботились учителя этих классов об эстетическом воспитании школьников? Да, заботились, но организованные ими воздействия были односторонни, одпобоки. Первый все свое внимание сосредоточил на эстетике условий труда, второй — на достижении высоких результатов работы. Они произвольно подключили детей лишь к одному источнику эстетических воздействий и тем самым нанесли ущерб их воспитанию.
      Правильное осуществление эстетического воспитания предполагает безусловное соблюдение принципа разносторонности воздействий, который требует, чтобы учитель и направленность деятельности, и отношения ответственной зависимости в рабочем коллективе, и условия, и результаты работы, и трудовые действия — все превратил в фактор эстетического воспитания младших школьников. Как соблюдать это правило на уроках труда, с достаточной полнотой показано в предыдущих главах даппой книги.
      Разносторонность воздействий проявляется и в другом. Формируя эстетическое отношение к труду у школьников, нельзя ограничиваться деятельностью самих учащихся, нужно шире знакомить их с трудом взрослых.
      Экскурсии на передовые стройки и предприятия, встреча с героями-тружепиками, дружба с коллективами коммунистического труда, создание альбомов и выставок о трудовых подвигах активно пробуждают эстетическое отношение детей к труду. В опытных классах ознакомление с трудом взрослых было организовано и осуществлено в форме игры «Путешествие в мир труда». Ребята побывали на воображаемых станциях «Герои труда», «Великие дела и стройки», «Народные умельцы», с интересом паблюдали, как «совершает человек всюду подвиг дерзновенный».
      Однако не следует забывать, что эстетическое отношение к труду не может быть полноценным, если ограничиться указанной формой воспитательной работы: таким путем можно воспитать лишь пассивных созерцателей прекрасного.
      Основным источником эстетического воздействия на детей должна быть хорошо организованная творческая деятельность самих школьников.
      Если мы хотим избежать односторонности эстетических воздействий па своих воспитанников, то необходимо широко знакомить пх с трудом взрослых и умело включать в различные виды творческой деятельности.
      В школьной практике нередко эстетическое воспитание в труде сводят к формированию у детей представлений о труде. Такое необоснованное суждение его задач наносит ущерб развитию учащихся. Принцип разносторонности воздействий предполагает не только формирование представлений о труде, но и пробуждение положительного эмоционального отношения к различным сторонам его и создание необходимых умений и навыков для участия в трудовой деятельности.
      Учитель должен постоянно воздействовать на чувства школьников: эмоциональным словом, красивым предметом, красочной таблицей, увлекающим трудовым заданием, необычным ходом урока, интересной организацией коллективной работы и т. д. Неустанно проявлять заботу о том, чтобы уроки труда наполняли души детей радостью познания нового, удивлением творческими способностями человека, радостью манящей цели, преодолением трудностей и победой над ними, радостью сознания растущих сил, умепий, полезпости людям.
      Воздействие на чувства детей надо дополнять воздействием на интеллект, стараться все этапы подготовки и выполнения трудового задания превратить в своеобразные этапы осмысления красоты труда. Без этого ие могут быть ни глубокими чувства, ни результативной и волнующей трудовая деятельность учащихся. Не просто демонстрировать красивое изделие-образец, но предлагать детям раскрыть его достоинства. Учить пе только намечать логическую последовательность трудовых операций при планировании, но и осмыслить роль каждой в создании красоты предмета. Учить, производя разметку, обработку материала, каждый свой шаг соотносить с конечным результатом труда и т. д.
      В центре внимания, конечно, следует ставить организацию деятельности самих учащихся: опа не только обогащает яркими представлениями о труде, доставляет наслаждение, но и формирует способности творить по законам красоты. В опытных классах, как мы видели, преимущественное внимание уделяли коллективной работе, так как она наиболее активно способствует воспитанию школьников. Правильно указывает В. А. Яковлев: «Если существенное значение в формировании детей имеют то реальные отношения, которые образуются в процессе их трудовой деятельности, то естественно возникает необходимость в поисках путей и средств организации тех отношений, которые будут характерны для завтрашнего дня, чтобы воспитывать у детей соответствующие им качества личности» В коллективном труде дети не только создают эстетические ценности и развивают свое попи-мание красоты предметного мира, но и постигают красоту организации труда, отношений, складывающихся в процессе совместной работы.
      Разносторонность воздействий — весьма емкое понятие, и учитель должен глубоко понимать содержание этого принципа, чтобы успешно пользоваться им в своей деятельности. Этот принцип неразрывно связан с другим очень важным правилом: эстетическое воспитание учащихся должно осуществляться в тесной связи с жизнью.
      Мы старались так организовать деятельность детей, чтобы в ней постоянно ощущался пульс жизни: объектами труда выбирали в первую очередь изделия, широко наблюдаемые детьми в окружающей действительности; при постановке цели выдвигали задачу — принести своим трудом пользу обществу и ставили школьников в позицию тружеников, способных своим трудом активно участвовать в жизни; при эстетическом анализе объектов труда нередко анализировали свойства подлинных машин, зданий, предметов быта и т. д.
      Многие учителя начальной школы занимаются эстетическим воспитанием на уроках труда от случая к случаю. Думается, такое воспитание не даст детям нужного развития. Как бы содержательны и глубоки ни были проводимые нами воспитательные мероприятия, нет от них большой пользы, если они организуются эпизодически, без всякой системы.
      Эстетическое воспитание в труде только тогда будет результативным, когда мы будем нм заниматься не одну учебную четверть, а весь год, не на одном-двух уроках, когда у нас приподнятое настроение, а на каждом уроке, на каждом этапе выполнения трудового задания. В этом, собственно, и выражается принцип непрерывности педагогического воздействия. Для применения этого правила уроки труда создают исключительно благоприятные условия: каждый этап урока (постановка цели, планирование, выполнение чертежа-разметки и т. д.), каждый элемент организации детского труда (соревнование, взаимоконтроль, взаимопомощь и др.) можно превратить в источник эстетических переживаний, суждений, в широкое поле творчества школьников.
     
      Эстетическое воспитание на уроках Труд0вого обучения может быть эффективным, если умело связывать его с воспитательной работой на других уроках и вне их. Учебный материал природоведения, истории, чтения, русского языка, арифметики, рисования, раскрывая полноту творческого самоутверждения человека, оказывает значительное эстетическое воздействие на младших школьников.
      В опытном классе на уроках природоведения дети, изучая полезные ископаемые, рассматривали цветные фотографии, мастерски выполненные изделия из стали » и чугуна, восхищались красотой мрамора, использованного при отделке пермского театра оперы и балета; при изучении темы «Вода в природе» сравнивали старую мельницу с современными зданиями гидроэлектростанций, совершили экскурсию на Камскую ГЭС, спорили, какой теплоход на подводных крыльях красивее — «Метеор» или «Ракета»; проходя тему «Воздух», познакомились с разнообразием и выразительностью форм чудесных советских самолетов, вертолетов, ракет; читая о картинах природы н труда в нашей стране, совершили интересное воображаемое путешествие по городам Союза: «наблюдали» вновь отстроенные панорамы Москвы, Ленинграда, Новосибирска, Волгограда.
      На уроках истории (тема «Советские люди строят коммунизм») школьники знакомятся с трудовыми подвигами советских людей, с величием их достижений, с движением за коммунистический труд, с великолепными машинами — помощниками человека в труде.
      На уроках арифметики может быть продолжен увлекательный рассказ о красоте труда. Дети с восторгом и восхищением узнают, что созданный руками тружеников шагающий экскаватор за 16 часов вынимает 14 112 г земли, что грузовой автомобиль МАЗ-530 способен везти груз весом 40 т, что замечательный атомный ледокол «Ленин» имеет длину 134 м и может целый год ходить без пополнения топлива, что. созданная умом человека вычислительная машина способна заменить 4500 хороших вычислителей, и т. д. Это благодатный материал для эстетического воздействия на младших школьников. Его немало в задачниках для начальной школы.
      На занятиях русским языком пишут сочинения о героях-тружениках, о классном празднике «Наши трудовые достижения» и т. д. На уроках рисования охотно рассматривают репродукции с картин художников. Такая работа существенно дополняет систему эстетического воспитания на уроках труда. В свою очередь представления, полученные на трудовых занятиях, бесспорно влияют на освоение детьми знаний на других уроках.
      Еще ярче обнаруживается эта взаимосвязь, когда на разных уроках формируют одни и те же обобщенные умения. Так, на уроках труда, рисования, арифметики учащиеся развивают свое пространственное мышление, учатся пользоваться измерительными и чертежными инструментами, знакомятся с графической грамотой. На уроках рисования и труда воспитывают свое восприятие цвета, чувство формы предметов, учатся составлять орнаменты. Проявляя заботу об эстетическом развитии младших школьников, следует как можно полнее использовать возможности каждого урока.
      Мы уже говорили, что немалую роль в эстетическом воспитании играют достигнутые результаты труда, они доставляют большую радость детям. Нередко лучшие поделки учителя используют в качестве наглядных пособий на других уроках: на уроках арифметики — модели литра, бруса, куба; на уроках природоведения — модели весов, макеты тундры, тайги и т. д. Со вкусом сделанные предметы продолжают положительное воздействие на школьников. Дети вновь переживают чувство удовлетворения, оценивая достоинства своих изделий, общественную полезность своего труда.
      Таким образом, осуществляя систему эстетического воспитания младших школьников в труде, необходимо широко использовать межпредметные связи. Мы коснулись лишь ряда явлений и обнаружили прочные нити, связывающие уроки труда с другими уроками. Эти связи несомненно глубже в вопросах организации коллективных форм работы, повышения общей культуры учащихся. Ясно: эстетическое отношение к труду формируется не только на трудовых занятиях. Следовательно, задача учителя — взять под контроль разнообразные воздействия на школьников и объединить их в стройную систему эстетического воспитания.
     
      В одном из четвертых классов у всех учащихся кроме 3 по труду за четверть выставлены «4» и «5». Нам показали лучшие вещи, выполненные их руками, и мы были удивлены: настолько некачественно они сделаны. Жаль детей, с которых очень мало требуют, у них не формируют правильных представлений, что значит сделать предмет красивым, они привыкают довольствоваться низким качеством работы, у них не воспитывают эстетического вкуса. Но нас поразили не столько сами поделки, сколько то, что эта неряшливость в труде, эта безвкусица так высоко оценена учителем. Оказалось, что учительница полностью удовлетворена качеством этих изделий. («Любят ребята работать, красивые поделки делают, мне самой такие не сделать».) Оказалось, что у нее самой весьма примитивные умения, навыки и вкусы, не развивая и не совершенствуя которые вряд ли она имеет право быть воспитателем.
      Часто свою нетребовательность к детскому труду учителя объясняют иначе: «Они еще малыши: для них и это хорошо». Правильно: нельзя требовать от школьников того, чего они не могут. Но ни в коем случае нельзя и недооценивать возможности младших школьников. Чем разумнее требования к детскому труду, тем выше его организация, его результаты, тем эффективнее его эстетические воздействия на учащихся.
      Требование может проявляться в различных формах.
      Учитель раскрывает на уроке перед школьниками цель их работы, демонстрирует модель-образец, подчеркивает, что они должны свои поделки сделать такими же красивыми. Это требование — установка. Учитель может неоднократно напоминать о нем в ходе занятий.
      Контроль — более конкретная форма требования, направленного на предупреждение ошибок в выполнении работы и обеспечивающего точность трудовых действий. Проверку прежде всего осуществляет сам учитель, но это самая неразвитая форма контроля в ученическом коллективе. При удовлетворительной постановке трудового обучения она (особенно при коллективных формах работы) дополняется активностью самих учащихся — взаимоконтролем. Дети просматривают друг у друга качество выполняемых операций, взаимно помогают добиваться успеха. Но как бы ни была эффективна взаимопроверка, она не всегда дает высокие результаты работы, если не развит самоконтроль каждого ученика за своими трудовыми действиями. Конечно, нелегко все виды контроля сделать действенными в коллективе младших школьников, но это возможно и очень нужно.
      Оценку труда тоже можно рассматривать как своеобразное педагогическое требование к результатам труда учащихся. Ставя «2» или «3», мы наказываем ученика за то, что он пренебрег или недостаточно полно учел наши требования к обработке материала, к монтажу и отделке изделия. Наказывая, мы настойчиво просим, чтобы он впредь не допускал подобных ошибок. Напротив, выставляя «5» или «4», мы выражаем удовлетворение тем, что поделка отлично или достаточно хорошо отвечает нашим требованиям, и тем самым доставляет ребенку радость.
      Младшие школьники необычайно остро реагируют на оценку своей деятельности, всегда с нетерпением ждут, как отнесутся к их работе. Учитывая эту особенность малышей, мы нередко в опытном классе ставили за одно изделие по нескольку оценок: при выполнении куба — три: одну за выполнение чертежа-разметки, другую — за склеивание, третью — за качество отделки; при изготовлении пенала — тоже три: за основную часть, за крышку и за отделку изделия. Это положительно сказывается не только на качестве выполнения трудового задания, но и на воспитании многих волевых качеств.
      Дифференцированную оценку особенно полезно практиковать в начале обучения труду, когда умения детей слишком незначительны, когда школьники особенно нуждаются в контроле и поддержке.
      В бригадах с разделением труда каждый учащийся получает оценку за свою деталь и за готовую модель вместе с другими членами бригады. Так, при изготовлении карандашницы (бригадой-двойкой) Лена П. получила «5» за вычерчивание развертки, «5» за качество склеивания корпуса; Наташа К. — «5» за выполнение основания карандашницы и «5» за подготовку отделочного материала. Отделку произвели совместно и получили третью — общую оценку, которую учитель не всегда выставляет в журнал, но всегда использует как показатель работы бригады.
      Очень хорошо привлекать к оценке поделок самих учащихся. В опытном классе эти полномочия получали бригадиры, начальники цехов или просто учащиеся, быстрее других выполнившие задание. При работе конвейером каждая последующая рабочая точка получала право оценивать результаты труда предыдущей. В этой деятельности дети не только выражали требование коллектива, но и, что самое главное, активно развивали свой вкус. Обычно они были весьма требовательны к поделкам своих товарищей, мимо их глаз не проходил ни один дефект. О своем решении они сообщали учителю, который поддерживал или тактично корректировал их мнение.
      Иногда учитель предлагает учащимся самим оценить свою работу. Цель этого приема ясна: научить детей видеть в своем труде положительные и отрицательные стороны, научить их предъявлять к себе объективные требования. Справиться с этой задачей детям чрезвычайно трудно, даже у четырехклассников она вызывает большие затруднения: так, Вова О всегда беспощаден в суждениях о своей работе, о поделках других он никогда не судит так строго; Саша Г. чаще всего ограничивается уклончивым, неопределенным ответом «не знаю»; Аркаша остро видит недостатки в предметах, сделанных товарищами, а у себя — ничего не видит.
      Ученика интересует не только личный успех или успех своей бригады, ему хочется знать, как выполнили задание другие учащиеся, другие бригады, кто оказался победителем, как класс в целом справился с работой. Эту широкую оценку деятельности коллектива можно дать в процессе подведения итогов. Сделали пеналы — на следующем уроке поставили их на парты и обсудили, насколько хороша эта коллективная работа, насколько полно отвечает она требованиям класса. Завершили работу над плакатами-аппликациями, организовали выставку «Народ о труде» (включив 23 работы, оцененные на «4» и «5»).
      Основная цель подведения итогов работы — дать почувствовать школьникам силу коллективного труда, силу каждой бригады, силу каждого ученика как частицы коллектива, показать успехи коллектива, заставить оглянуться на ошибки, допущенные в процессе работы.
      Подведение итогов коллективной деятельности организует или сам учитель, или, еще лучше, кто-нибудь из бригадиров по поручению учителя.
      Итоги работы можно подвести по одному, нескольким урокам или за более длительный промежуток времени. В 4-м классе «А» школы № 22 стало традицией оформлять к концу четверти выставку лучших поделок, выполненных учащимися в школе и дома. Обычно создавали комиссию, члены которой строго отбирали экспонаты, со вкусом размещали их на столах и стендах. Открытия выставки с нетерпением ждали ее участники: хотелось услышать мнение о своей работе. К тому же для ознакомления с поделками приглашены родители и, конечно, придут
      учащиеся из соседних классов. Положительная оценка, данная не только учителем, классом, но и более широким коллективом, является серьезным стимулом к творческому труду.
      Эффективной формой подведения итогов работы классного и школьного коллективов следует считать праздники труда. В том же 4-м классе, например, был проведен интересный праздник «Наши трудовые достижения».
      Над сценой — огромный лозунг «Труд украшает человека», в зале — богатая выставка поделок и рисунков учащихся. Хозяева тепло встречают приглашенных; каждому они прикалывают эмблему своего праздника — эмблему содружества труда и искусства (цветной ромбик с изображением кисти и молота).
      Когда умолкает веселая музыка и в зале воцаряется тишина, со сцены звучат слова приветствия участникам торжества, и школьники взволнованно рассказывают о своих успехах в учебе и труде, присваивают лучшим учащимся почетные звания «Юный труженик», «Юный искусствовед», «Юный художник», читают о труде стихи, поют песни. Затем под звуки торжественной музыки и гром аплодисментов вручают свои необычные подарки папам и мамам — поделки, сделанные своими руками: модели военного корабля, автобуса, деревянный разборный домик, дамскую сумочку, искусно сделанного Деда Мороза и много других изделий.
      С необычайным интересом школьники ждут трудовых состязаний. Желающих показать свои умения и навыки очень много. Решили организовать соревнование только представителей бригад: мальчики должны сколотить деревянные ящики, девочки — сделать чертеж развертки модели скворечника. Кто выполнит задание быстрее и качественнее, тот окажется победителем. Это, пожалуй, самые напряженные минуты праздника. Одни судят — другие выступают в роли болельщиков, равнодушных нет. Сережа Б. и Сережа Д. сколотили ящик за 6 минут и заняли 1-е место, а Люба М., представительница их же бригады, вычертила развертку за 2,5 минуты, опередив других девочек.
      Потом слово предоставляют родителям — членам жюри конкурсов на лучшую поделку, на лучший рисунок. Они внимательно ознакомились с творчеством детей и сейчас с удовольствием вручают подарки юным умельцам.
      Праздник завершается играми, танцами и торжественным выносом на сцену огромного транспаранта с изображением эмблемы содружества труда и искусства.
      На общешкольном празднике труда учащиеся не только подвели итоги своим делам за три четверти, сравнили свои успехи с успехами других классов, но и получили заслуженную оценку всего школьного коллектива.
      Опыт показывает: итоговые мероприятия, если они проводятся на высоком педагогическом уровне, являются весьма эффективным средством выражения общественной оценки труда школьников.
      Говоря о роли требования и контроля в эстетическом воспитании, мы остановились в основном на требовании к результатам труда, но совершенно ясно, что они последовательно разумно и творчески должны осуществляться во всей деятельности детей. В разумном требовании учителя проявляется, с одной стороны, уважение к самому себе, к своей педагогической деятельности, с другой — уважение к личности школьника, к его работе. Глубоко был прав А. С. Макаренко, когда утверждал: «Не может быть воспитания, если нет требования».
      Таковы, на наш взгляд, основные принципы эстетического воспитания младших школьников на уроках труда. Правильное соблюдение их не просто делает нашу воспитательную работу успешной, но направляет ее в русло педагогически целесообразной системы, контуры которой, как нам кажется, довольно четко просматриваются в опыте, описанном на страницах этой книги. Мы убеждены: такая система работы обеспечивает значительное развитие учащихся. Она не получила еще распространения в начальной школе, это только поиск. Хочется верить, что подобные поиски будут одобрены нашим учительством и все лучшее в них будет внедрено в широкую практику. Тогда уроки труда из малосодержательных занятий превратятся в источник приобретения знаний, умений и навыков, в средство формирования эстетического отношения к миру, труду, в фактор всестороннего развития личности.


     
      ПРИЛОЖЕНИЕ (иллюстрации)...

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru