НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Хрестоматия по истории СССР с древнейших времен до конца XVIII в. Епифанов, Епифанова. — 1989 г.

Пётр Павлович Епифанов
Ольга Петровна Епифанова

Хрестоматия по истории СССР
с древнейших времён до конца XVIII в

*** 1989 ***


DjVu

      Полный текст книги

 

      ОГЛАВЛЕНИЕ

Первобытный и рабовладельческий строй
Глава 1. Народы и государства на территории СССР в древности 6
Возникновение и развитие феодализма
Глава 2. Раннефеодальное государство — Киевская Русь 26
Глава 3. Феодальная раздробленность Руси 48
Глава 4. Закавказье и Средняя Азия в XI — начале XIII в. Утверждение феодальных отношений 57
Глава 5. Борьба русского народа и других народов нашей страны с монголотатарским нашествием 73
Глава 6. Народы Прибалтики в XII — XIII вв. Борьба с немецкими и шведскими феодалами. Образование Великого княжества Литовского 80
Глава 7. Образование Российского централизованного государства и свержение ига монголо-татарских ханов 89
Глава 8. Россия в XVI в. Феодальное хозяйство XVI в. Усиление крепостного права. Классовая борьба. Вотчины и поместья XVI в. Феодальный город 105
Глава 9. Развитие культуры в XIV — XVI вв. 141
Глава 10. Россия в начале XVII в. Крестьянская война и иноземная интервенция 147
Глава 11. Россия в XVII в. Социально-экономический строй. Классовая борьба. Культура. Международные связи 170
Глава 12. Северная война 1700 — 1721 гг. Реформы в первой четверти XVIII в.
Образование Российской империи 212
Глава 13. Россия в середине XVIII в. Дворцовые перевороты. Участие России в Семилетней войне 247
Начало разложения феодализма.
Развитие капиталистических отношений в России
Глава 14. Российская империя во второй половине XVIII в. 255
Объяснительный словарь 279

PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...


 


      ВВЕДЕНИЕ
      Важное место в системе школьного образования занимает изучение всемирной и особенно отечественной истории. Возросший интерес к прошлому — одно из проявлений патриотических чувств советских людей, их стремления постигнуть непрерывную связь времен, истоки прогрессивных народных традиций.
      Наряду с другими общественными дисциплинами изучение истории представляет один из путей формирования у подрастающих поколений научно-материалистического мировоззрения. «Школа призвана прививать учащимся чувство любви к Родине...» (Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. — М., 1986. — С. 167). Изучение истории нашей Родины помогает воспитывать школьников в духе коллективистской, гуманистической, активной, деятельной морали.
      Знание прошлого народов СССР, традиций совместной борьбы за социальную справедливость и национальную независимость, взаимообогащения культурными достижениями открывает возможность для воспитания высокой культуры межнационального общения.
      Приступая к изучению отечественной истории, учащиеся должны понять, что историческая наука опирается не на умозрительные понятия, выведенные чисто логическим путем и ведущие к идеалистическому и субъективистскому толкованию явлений и событий прошлого, а на глубокий анализ и обобщение фактов действительности в ее развитии, на осмысление данных разнообразных источников.
      Настоящая хрестоматия по истории СССР составлена в соответствии с программой и учебником и включает материалы по отечественной истории с древнейших времен до конца XVIII в. с учетом новейших публикаций и исследований советских историков. Извлечения из документов снабжены краткими вводными примечаниями и комментариями, пояснениями устаревших слов, терминов и понятий. Ознакомление с различными типами и видами исторических источников — повествовательными (летописи, сказания современников, описания путешествий и др.), законодательными (сборники законов, сепаратные указы высшей и распорядительной власти, межгосударственные договоры, частноправовые акты »или грамоты
      и др.)» делопроизводственными (писцовые и переписные книги, документы административных и судебных учреждений и др.), литературно-публицистическими («Поучение» князя Владимира Моно-маха, «Слово о полку Игореве», «Задонщина», «Послания» Ивана Грозного и др.) должно обогатить знания учащихся о документальной базе истории и сделать более целенаправленными их первые шаги в самостоятельном, под руководством преподавателя, изучении исторических материалов.
      Структура и содержание хрестоматии нацеливают учителя на последовательное освещение явлений и событий прошлого на основе всестороннего осмысления наследия Маркса, Энгельса, Ленина. С этой целью во вводных замечаниях к публикуемым документам приводятся высказывания и оценки основоположниками научного коммунизма отдельных событий, явлений, периодов истории. При изучении темы урока полезно не просто процитировать соответствующие положения, но и разъяснить их смысл и значение для правильного понимания сущности изучаемых фактов.
      Научно-справочный аппарат хрестоматии составлен с учетом сложности языка и содержания источников, чтобы не снижать интереса учащихся к материалу и помочь сознательному усвоению ими изучаемого.
      Развитию историзма мышления, понимания закономерности исторического процесса, особенностей социально-экономического развития, классовой борьбы, государственного устройства в отдельные периоды истории общества должно способствовать хорошее усвоение исторических терминов, понятий, определений, раскрывающих, например, общие черты и своеобразные признаки различных категорий (разрядов) феодально-зависимого населения и господствующего класса феодалов со времен Киевской Руси до конца XVIII в., классовый характер и эволюцию органов власти и управления с древних времен до абсолютизма XVIII в., особенности движений народных масс (крестьян и горожан) в разные периоды, характер культуры и общественной мысли.
      Документальный материал хрестоматии помогает развивать устную речь учащихся. Она должна быть точной и выразительной, отвечающей обстоятельствам изучаемой эпохи, реальной обстановке событий, отношениям между людьми прошлых веков, их быту и нравам. «Канцелярские» обороты речи, жаргонный язык обычно сопутствуют вредной модернизации исторических явлений и событий, препятствуют правильному пониманию и объяснению учеником новых для него фактов истории.
      Свободное пользование исторической терминологией служит вместе с тем необходимой предпосылкой для сознательного, а не механического овладения сложным материалом и развития первоначальных навыков самостоятельной работы учащихся с документами различного вида и происхождения, выяснения их классовой сущности и направленности, степени достоверности и т. д. С этой целью наиболее трудные тексты древней письменности даются в
      переводе на современный русский язык, данные других из-за их большого объема и громоздкости приводятся в сокращенном и обобщенном виде.
      Учитель, используя тот или иной методический прием, может по-разному применять материал хрестоматии на уроке. Документы, обладающие большой силой эмоционального воздействия, легче запоминающиеся, могут быть прочитаны учениками вслух на уроке, использованы при подготовке устных ответов по теме урока.
      По другим, более трудным видам источников (законодательные сборники, уставы и регламенты и др.) можно провести на уроке коллективное обсуждение, а домашние задания распределить в индивидуальном порядке, чтобы устные сообщения или краткие письменные рефераты школьников содержали элементы самостоятельного анализа и оценки источника.
      Некоторые документы литературного и мемуарного характера (например, воспоминания о событиях прошлого, описания путешествий современников) рекомендуются учащимся для ознакомления с целью расширения кругозора.
      Опыт и знания преподавателя подскажут ему пути и способы наиболее полного, не формально-иллюстративного, использования «показаний» каждого документа.
      Из летописей и других сказаний о борьбе с внешними врагами можно почерпнуть интересные сведения о вооружении и доспехах, составе, организации и тактике войска и народного ополчения, из описаний сел и городов — об архитектуре жилых и других зданий, хозяйственных постройках, городских улицах и слободах, крепостных сооружениях (детинцы, остроги, кремли), участии горожан в защите от врагов. Полезно развивать наблюдательность школьника, стремление самостоятельно извлечь из текста документа ценные показания, те или иные подробности, характеризующие обстановку события, отношение к нему летописца, взаимоотношения людей, их взгляды и суждения и т. п. Такая детализация способствует более прочному, эмоциональному усвоению фактов, развивает умственные способности учащихся. Преподаватель ставит перед учащимися вопросы, связанные с противоречивыми показаниями источников или с различными оценками в них событий и явлений общественной жизни.
      Полезно приучать учащихся систематически пользоваться дома или в библиотеках историческими словарями и энциклопедиями.
      Для более эффективного изучения источников с учетом познавательных и воспитательных задач каждой конкретной темы можно подготовить перспективный план работы с историческими документами — на уроках, при выполнении домашних заданий, в историческом кружке, при проведении экскурсий. Интересные исторические свидетельства можно найти в местных архивохранилищах, в отделах древних книг и рукописей библиотек, на выставках, посвященных памятным событиям.
     
      ПЕРВОБЫТНЫЙ И РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКИЙ СТРОЙ
     
      Глава 1
      НАРОДЫ И ГОСУДАРСТВА НА ТЕРРИТОРИИ СССР В ДРЕВНОСТИ
     
      ГОСУДАРСТВО УРАРТУ
      Рабовладельческое государство Урарту возникло в IX в. до н. э. на территории
      современной Армении и существовало несколько столетий (пало под ударами южных соседей урартов — мидян около 590 г. до н. э.). Наивысшего расцвета оно достигло при царях Аргишти (781 — 760 гг. до н. э.) и Сардуре (760 — 730 гг. до н. э.). Раскопками были обнаружены построенные при Аргишти урартские города Эребуни и Тейшебаини (на территории современного Еревана), Аргиштихинили (у села Армавир) и другие поселения урартов. Труд многих тысяч рабов использовали также при возведении оросительных каналов и водохранилищ — основы процветания земледелия в долинах рек, где сеяли пшеницу, ячмень, просо и другие злаки, возделывали виноград, инжир, миндаль. Из домашних животных урарты разводили овец и коров, лошадей и верблюдов. Высокого уровня достигло ремесло — изготовление оружия, доспехов, домашней утвари и других изделий из бронзы и железа. При изготовлении посуды (чаши, кувшины, сосуды для вина) применяли гончарный круг. Использование труда рабов и грабительские походы обогащали господствующий класс рабовладельцев (чиновников, военачальников, жрецов) во главе с царем. Поклонялись урарты богам Халди (главный бог), Тейшеба (бог бури и дождя), Шивина (бог солнца), для молебствий строили храмы, где ставили бронзовые статуи обожествленных царей. Столицей царства был город Тушпа.
      Извлечения из урартских документов печатаются по изданию: Мелики-ш в и л и Г. А. Урартские клинообразные надписи. — М., 1960. — С. 247 — 248, 279, 345.
      1. ИЗ ЛЕТОПИСИ ЦАРЯ АРГИШТИ I
      Дошел я до страны Биа... до страны Хушани. Выступил я в поход против страны Диди, против города Зуа; город Зуа... я сжег... Пошел я через ворота страны против страны ашкалаши. 105 крепостей я разрушил, 453 города сжег. Три страны я оттуда отторгнул, их население присоединил к моей стране... 15 тысяч 181 отрока, 2734 мужчины, 10 тысяч 604 женщины, 4426 коней, 10 тысяч 478 голов крупного рогатого скота, 73770 голов мелкого рогатого скота я угнал... Царя Джабухи я поработил, пощадил я его под условием выплаты дани. Вот какую дань царю Аргишти диаухиец преподнес: 41 мину чистого золота, 37 мин серебра... десять тысяч мин меди, 1000 верховых лошадей, 300 голов крупного рогатого скота, десять тысяч голов мелкого рогатого скота...
      2. ИЗ ЛЕТОПИСИ ЦАРЯ САРДУРИ II
      Выступил я в поход на страну Кулха. Величием бога Халди Хахани, царя страны Хушалхи, вместе с его народом я оттуда увел
      в плен, угнал и поселил в моей стране... в том же году мои войска выступили в поход на страну Абилианихи. Величием бога Халди за один день страну я захватил, крепости разрушил, города сжег, страну разорил, мужчин и женщин оттуда я угнал. Сардури говорит, для бога Халди вот какой подвиг я там совершил: одну тысячу 890 отроков увел я, 3496 мужчин живыми, 6 тысяч 408 женщин я угнал... Сардури говорит: для бога Халди я эти подвиги за один год совершил.
      3. НАДПИСЬ ЦАРЯ РУСЫ, СЫНА АРГИШТИ
      Богу Халди, своему владыке, эту надпись Руса, сын Аргишти, воздвиг. Могуществом бога Халди, Руса, сын Аргишти говорит: земля долины Куарлини была необработанной, ничего там не было. Как мне бог Халди приказал, так я этот виноградник разбил, повелел я там устройство полей с посевами, фруктовых садов, взялся я там за устройство города. Канал из реки Илдаруниа я провел: Умешини имя его. В этой долине (царя) Руса, когда кто-нибудь заставит канал оросить что-нибудь, козленок пусть будет зарезан богу Халди, овца — богу Тейшеба, овца — богу Шивини... Руса, сын Аргишти, царь могущественный, царь великий, царь Вселенной, царь страны Биайнили1, царь царей, правитель Тушпа-города.
      1 Биайнили — местное название государства Урарту.
     
      РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКИЕ ГОСУДАРСТВА ЗАКАВКАЗЬЯ И СРЕДНЕЙ АЗИИ
     
      4. СТРАБОН О ДРЕВНИХ НАРОДАХ КАВКАЗА И СРЕДНЕЙ АЗИИ
      Древнегреческий историк и географ Страбон (ок. 64 г. до н. э. — 24 г. и. э.) в своей «Географии» приводит сведения о древних народах и племенах Закавказья и Средней Азии.
      Извлечения приводятся по изданию: Страбон. География / Перевод, статья и комментарии Г. А. Стратановского. — М.. 1964.
      Часть этой страны окружают Кавказские горы. Как я указал выше, отроги гор выдаются в южном направлении, охватывают всю Иберию1, примыкая к Армении и Колхиде2. В центре Иберии находится равнина, по которой протекают реки. Самая большая среди них Кир3... На Иберийской равнине обитает население, более склонное к земледелию и миру, которое одевается на армянский и мидийский лад; горную страну напротив занимают простолюдины и воины, живущие по обычаям скифов и сарматов, соседями и родственниками которых они являются; однако они занимаются также и земледелием. В случае каких-нибудь тревожных обстоятельств они выставляют много десятков тысяч воинов как из своей среды, так и из числа скифов и сарматов...
      Имеются четыре вида (класса) людей в этой стране. Один из
      них самый главный, из которого они ставят царей в соответствии с ближайшим родством и старшинством; второе же лицо — верховный судья и командующий войском. Второй класс — жрецы, которые наряду с прочим ведают делами взаимоотношений с соседями. Третий класс — воины и земледельцы, четвертый же — народ (лаой), дулы4 басилея5, выполняющие все работы по добыванию средств к жизни. Имущество их общее в роде, старший (в роде) управляет и охраняет его. Таковы иберы и их страна...
      Албанцы больше привержены к скотоводству и стоят ближе к кочевникам; однако они не дики и поэтому не очень воинственны. Они живут между иберийцами и Каспийским морем; на востоке их страна прилегает к морю, а на западе граничит с иберийцами. Что касается остальных сторон, то северная окружена Кавказскими горами... а последнюю сторону образует Армения... Река Кир, протекающая через Албанию, и остальные реки, наполняющие ее, увеличивают плодородие земли... При этом земля не требует ни малейшего ухода... однажды засеянная земля во многих местах дает 2 или 3 урожая, и первый урожай получается... не железным плугом, а деревянной сохой. Орошается вся эта равнина еще лучше вавилонской и египетской своими реками и прочими водами, так что она всегда сохраняет вид травянистой и изобилует пастбищами. Вдобавок и климат здесь более благоприятный, чем в тех странах... Равным образом и скот в их стране хорошо растет, как домашний, так и дикий.
      Люди там отличаются красотой и высоким ростом, вместе с тем они простодушны и не мелочны. У них обычно нет в употреблении чеканной монеты, и, не зная числа больше 100, они занимаются лишь меновой торговлей... Точные меры и вес им неизвестны... Сражаются они как в пешем строю, так и верхом в легком и тяжелом вооружении, подобно армянам. Войско они выставляют более многочисленное, чем иберийцы. Именно они вооружают 60 000 пехотинцев и 22 000 всадников... Кочевники помогают албанцам, так же как и иберийцам, в войне с чужеземцами... Албанцы вооружены дротиками и луками; они носят панцири и большие продолговатые щиты, а также шлемы из шкур зверей, подобно иберийцам... Их цари также замечательны. Теперь, правда, у них один царь управляет всеми племенами, тогда как прежде каждое разноязычное племя управлялось собственным царем... Обязанность жреца у них исполняет самый уважаемый человек после царя; он стоит во главе большой и густонаселенной священной области, а также распоряжается рабами храма...
      Города Армении следующие: Артаксата... основанная Ганнибалом для царя Артаксия, и Арксата. Оба города лежат на реке Арак-се... Недалеко от города находятся сокровищницы Тиграна и Артавасда...6
      Если направиться на восток от Гирканского моря7, то справа будут горы, тянущиеся до Индийского моря. У греков они называются Тавром. Они начинаются у Памфилии и Киликии8 и простираются с запада до этих мест непрерывной цепью, принимая то
      одно, то другое название... Гора, которая тянется от Армении до этого места или немного не доходя, носит название Парахоаафра. От Гирканского моря до области ариев9 около 6000 стадий10. Затем следуют Бактриана и Согдиана11 и, наконец, скифские кочевники... Большинство скифов начиная от Каспийского моря называются даями. Племена, живущие восточнее последних, носят название массагетов и саков12, прочих же называют общим именем скифов, но у каждого племени есть особое имя. Все они в общей массе кочевники... Массагеты доказали в войне против Кира13 свое мужество, которое многие часто восхваляют... О массагетах передают рассказы в таком роде: одни из них обитают в горах, другие на равнинах, третьи — на болотах, которые образуют реки, четвертые — на островах в болотах... страна наводняется рекой Араксом1 , которая, разветвляясь на множество рукавов, впадает на севере всеми остальными своими устьями в другое море и только одним устьем — в Гирканский залив. Богом они почитают только одно солнце и ему приносят в жертву коней... Они прекрасные наездники и пешие воины; вооружены луками, мечами, панцирями и бронзовыми боевыми топорами; в сражениях они носят золотые пояса и головные повязки. Уздечки и перевязи у лошадей у них из золота. Серебра в их стране нет, железа мало, зато медь и золото встречаются в изобилии.
      В прежние времена образ жизни и обычаи согдийцев и бактрий-цев мало отличались от образа жизни кочевников, но все же обычаи бактрийцев были немного более цивилизованными... Александр Македонский... как говорят, основал 8 городов в Бактрии и Согди-ане и несколько разрушил... Впрочем, название Арианы распространяется на часть Персии и Мидии, а также на северные части страны бактрийцев и согдийцев. Все эти народности говорят почти на одном языке, только с незначительными отступлениями.
     
      1 Иберия — Грузия.
      2 Колхида — древнегреческое название Западной Грузии.
      3 Кир — река Кура.
      4 Дулы — рабы.
      6 Басилей — царь.
      6 Тигран II — царь Армении (95 — 55 гг. до и. э.), Артавсад II — его сын, царь Армении (55 — 34 гг. до и. э.).
      7 Гирканское море — Каспийское море.
      8 Памфилия — область на юге Малой Азии. Киликия — горная страна на юго-востоке Малой Азии.
      9 Арии (арийцы) — здесь: персы.
      10 Стадий — древнегреческая мера длины (ок. 174 — 230 м).
      11 Бактриана (Бактрия) — древняя область в Средней Азии, по обе стороны Амударьи, с главным городом Бактра. Согдиана (Согд) — древняя историческая область в бассейне реки Зеравшан.
      12 Массагеты, саки — ираноязычные племена, родственные скифам, жившие в VIII — IV вв. до н. э. в низовьях Сырдарьи и Амударьи в Средней Азии.
      13 Кир — древнеперсидский царь (558 — 529 гг. до н. э.).
      14 Араке — здесь это Амударья (либо Сырдарья).
     
      АНТИЧНЫЕ ГОРОДА-ГОСУДАРСТВА И СКИФЫ В ПРИЧЕРНОМОРЬЕ
      Древнегреческий историк Геродот (ок. 484 — 425 гг. до н. э.) в одной из книг своей «Истории греко-персидских войн» оставил описание географии и народов Северного Причерноморья. Обитавшие с VII в. до н. э. в причерноморских степях многочисленные племена скифов вытеснили отсюда киммерийцев. В VI в. до н. э. (ок. 516 — 514 гг. до н. э.) скифы в союзе с соседними народами отразили нашествие войска персидского царя Дария I. Вытесненные, в свою очередь, сарматами в Крым, скифы образовали в III в. до н. э. рабовладельческое государство со столицей в Неаполе (иа окраине современного Симферополя), царями которого были Скилур и затем его сын Пала к. Раскопки скифских погребений в курганах Куль-Оба, Чер-тонлык, Толстая Могила (близ Никополя Днепропетровской области УССР), Солоха (близ Керчи) обнаружили захоронения знатных скифов с их рабами и слугами, драгоценное оружие (железные мечи в золотых ножнах), художественные изделия из золота и серебра (ваза и сосуд с изображением сцен из жизни скифов, золотая диадема — знак царской власти и другие украшения), свидетельствующие о глубоком имущественном расслоении и зачатках государственности у скифов в IV в. до н. э. Скифы-земледельцы, по свидетельству Геродота, производили хлеб не только для себя, но и на продажу в греческие города-государства Причерноморья, а жившие около них скифы воспринимали греческую культуру («эллино-скифы»). Скифы не были прямыми предками славян, но их потомки, по предположению историков, слились с древнеславянскими племенами и обогатили славянский язык некоторыми словами («хорошо», «топор», «собака» наряду со славянскими «добро», «секира», «пес»), традициями народного искусства.
     
      5. ГЕРОДОТ О НАРОДАХ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ
      Ближе всего от торговой гавани борисфенитов1... обитают кал-липиды — эллинские скифы; за ними идет другое племя под названием алазоны. Они наряду с каллипидами ведут одинаковый образ жизни с остальными скифами, однако сеют и питаются хлебом, луком, чесноком, чечевицей и просом. Севернее алазонов живут скифы-земледельцы. Они сеют зерно не для собственного пропитания, а на продажу. Наконец, еще выше их живут невры, а севернее невров, насколько я знаю, идет уже безлюдная пустыня...
      За Борисфеном же со стороны моря сначала простирается Гилея, а на север от нее живут скифы-земледельцы. Их эллины, живущие на реке Гипанис, называют борисфенитами, а сами себя эти эллины зовут ольвиополитами. Эти земледельцы-скифы занимают область на три дня пути к востоку от реки Пантикапа2 а к северу — на одиннадцать дней плавания вверх по Борисфену . Выше их далеко тянется пустыня. За пустыней живут андрофаги4 — особое, но отнюдь не скифское племя. А к северу простирается настоящая пустыня, и никаких людей там, насколько мне известно, больше нет...
      Восточнее этих скифов-земледельцев, на другой стороне реки Пантикапа, обитают скифы-кочевники; они вовсе ничего не сеют и не пашут...
      За рекой Геррой идут так называемые царские владения. Живет там самое доблестное и наиболее многочисленное скифское племя. Эти скифы считают прочих скифов себе подвластными. Их область
      к югу простирается до Таврики5, а на восток — до рва, выкопанного потомками слепых рабов6, и до гавани у Меотийского озера7.
      За рекой Танаисом — уже не скифские края, но первые земельные владения там принадлежат савроматам . Савроматы занимают полосу земли к северу, начиная от впадины Меотийского озера, на пятнадцать дней пути, где нет ни диких, ни саженых деревьев...
      Все договоры о дружбе, освященные клятвой, у скифов совершаются так. В большую глиняную чашу наливают вино, смешанное с кровью участников договора (для этого делают укол шилом на коже или маленький надрез ножом). Затем в чашу погружают меч, стрелы, секиру и копье. После этого обряда произносят длинные заклинания, а затем как сами участники договора, так и наиболее уважаемые из присутствующих пьют из чаши.
      Гробницы царей находятся в Геррах9 (до этого Борисфен еще судоходен). Когда у скифов умирает царь, то там вырывают большую четырехугольную яму. Приготовив яму, тело поднимают на телегу, покрывают воском; потом разрезают желудок покойного; затем очищают его и наполняют толченым кипером, благовониями и семенами сельдерея и аниса10. Потом желудок снова зашивают и везут на телеге к другому племени. Жители каждой области, куда привозят тело царя, при этом поступают так же, как и царские скифы. Они отрезают кусок своего уха, обстригают в кружок волосы на голове, делают кругом надрез на руке, расцарапывают лоб и нос и прокалывают левую руку стрелами. Затем отсюда везут покойника на повозке в другую область своего царства... После объезда всех областей они снова прибывают в Герры... к царским могилам. Там тело на соломенных подстилках опускают в могилу, по обеим сторонам втыкают в землю копья, а сверху настилают доски и покрывают их камышовыми циновками. В остальном обширном пространстве могилы погребают одну из наложниц царя, предварительно задушив ее, а также виночерпия, повара, конюха, телохранителя, вестника, коней, первенцев всяких других домашних животных, а также кладут золотые чаши (серебряных и медных сосудов скифы для этого вовсе не употребляют). После этого все вместе насыпают над могилой большой холм, причем наперерыв стараются сделать его как можно выше... Когда же умирают все прочие скифы, то ближайшие родственники кладут тело на повозку и возят по всей округе к друзьям. Все друзья принимают покойника и устраивают сопровождающим угощение, причем подносят и покойнику отведать тех же яств, что и остальным. Простых людей возят таким образом по округе сорок дней, а затем предают погребению...
      В Скифской земле произрастает конопля — растение, очень похожее на лен, но гораздо толще и крупнее. Этим конопля значительно превосходит лен. Ее там разводят, но встречается и дикорастущая конопля. Фракийцы11 изготовляют из конопли даже одежды, настолько похожие на льняные, что человек, не особенно хорошо разбирающийся, даже не отличит — льняные ли они или из конопли...
      Взяв это конопляное семя, скифы подлезают под войлочную
      юрту и затем бросают его на раскаленные камни. От этого поднимается такой сильный дым и пар, что никакая эллинская паровая баня не сравнится с такой баней. Наслаждаясь ею, скифы громко вопят от удовольствия. Это парение служит им вместо бани, так как водой они вовсе не моются. Скифские женщины растирают на шероховатом камне куски кипариса, кедра и ладана, подливая воды. Затем полученным от растирания тестом обмазывают все свое тело и лицо. От этого тело приобретает приятный запах, а когда на следующий день смывают намазанный слой, оно становится даже чистым и блестит.
     
      1 Гавань борисфенитов — древнегреческая колония Ольвия (Борисфен) на правом берегу Бугского лимана.
      2 Пантикапа — река Ингулец.
      3 Борисфен — река Днепр.
      4 Андрофаги — буквально «людоеды».
      5 Таврика — Крымский полуостров.
      6 В начале повествования о Скифии Геродот сообщает, что «всех своих рабов скифы ослепляют», «от этих-то рабов и жен скифов выросло молодое поколение», которое «стало противиться скифам» и оградило «свою землю, выкопав широкий ров от Таврийских гор до самой широкой части Меотийского озера». Это Киммерийский вал на Керченском полуострове для защиты Боспора от кочевников.
      7 Меотийское озеро — Азовское море.
      8 Савроматы — родственная скифам народность, жили между Доном и Волгой.
      9 Герры — область в Скифии (около современного Никополя).
      10 Кипер (иван-чай), сельдерей, анис — растения.
      11 Фракийцы — жители Фракии, области на Балканском полуострове, пограничной со Скифией и Македонией.
     
      6. БОСПОРСКОЕ ЦАРСТВО. ВОССТАНИЕ САВМАКА
      Боспорское царство — самое крупное рабовладельческое государство в Северном Причерноморье, объединившее в V в. до н. э. ряд греческих городов и прилегающих к ним территорий, заселенных местными племенами (скифами, сарматами). Столицей царства был город Пантикапей (современная Керчь). О крупном восстании рабов под предводительством Савмака (107 г. до н. э.) сообщает декрет херсонесского1 «совета и народа» в честь Диофанта — полководца Митридата, царя Понта (государство в Малой Азии), который вместе с херсонесскими воинами подавил восстание и захватил Савмака.
      Отрывок из декрета публикуется в переводе С. А. Жебелева: Жебелев С. А. Северное Причерноморье. — М.; Л., 1953. — С. 95 — 101.
      Диофант отправился в боспорские местности и устроил тамошние дела прекрасно и полезно для царя Мифридата Евпатора.
      Когда скифы с Савмаком во главе произвели государственный переворот и убили боспорского царя Перисада, выкормившего Савмака, на Диофанта же составили заговор, последний, избежав опасности, сел на отправленное за ним [херсонесскими] гражданами судно и, прибыв [в Херсонес], призвал на помощь граждан. [Затем], имея ревностного сотрудника в лице посылавшего его царя Мифридата Евпатора, Диофант в начале весны [следующего года] прибыл [в Херсонес] с сухопутным и морским войском и, присоединив к нему отборных [херсонесских] воинов, [разместившихся] на трех судах, двинулся [морем] из нашего города [Херсонеса], овладел Феодосией и Пантикапеем, наказал виновников восстания, Савмака же, убийцу царя Перисада, захватил в свои руки, отправил в царство [Понт] и снова приобрел власть [над Боспором] для царя Мифридата Евпатора.
      1 Херсонес (близ современного Севастополя) — один из греческих городов-колоний в Причерноморье.
     
      ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ В ДРЕВНОСТИ
      О расселении, общественном строе, занятиях, нравах и обычаях восточных славян (антов), появлении у них частной собственности и патриархального рабства, первых родо-племенных «князей» сообщают жившие в VI в. н. э. византийские писатели Прокопий Кесарийский и Маврикий Стратег, первоначальная русская летопись «Повесть временных лет», составители которой монахи Нестор и Сильвестр, жившие во второй половине XI — начале XII в., пользовались более древними письменными источниками и преданиями, а также древнейшая «Правда Роськая», включенная позднее в состав сборника законов киевских князей «Русская Правда».
      Извлечения из документов публикуются по изданиям: Прокопий из Кесарии. Война с готами. — М., 1950. — С. 297; Вестник древней истории. — 1941. — № 1(14) (отрывки из «Стратегикона» Маврикия Стратега); Полное собрание русских летописей (далее — ПСРЛ). — Л., 1926. — Т. 1. — Стб. 5 — 14, 16 — 17, 54 — 60; Тихомиров М. Н. Пособие для изучения Русской Правды.- М., 1953. — С. 75 — 79.
     
      7. ПРОКОПИЙ КЕСАРИЙСКИЙ О СЛАВЯНАХ И АНТАХ
      Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве [демократии], и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается4 делом общим. И во всем остальном у обоих этих варварских племен вся жизнь и узаконения одинаковы. Они считают, что один только бог, творец молний, является владыкой над всеми, и ему приносят в жертву быков и совершают другие священные обряды. Судьбы они не знают и вообще не признают, что она по отношению к людям имеет какую-либо силу, и когда им вот-вот грозит смерть, охваченным ли болезнью или на войне попавшим в опасное положение, то они дают обещание, если спасутся, тотчас же принести богу жертву за свою душу, и, избегнув смерти, они приносят в жертву то, что обещали, и думают, что спасение ими куплено ценой этой жертвы. Они почитают реки и нимф и всякие другие божества, приносят жертвы всем им и при помощи этих жертв производят и гадания. Живут они в жалких хижинах, на большом расстоянии друг от друга, и все они часто меняют места жительства. Вступая в битву, большинство из них идет на врагов со щитами и дротиками в руках, панцирей же они никогда не надевают; иные не носят ни рубашек [хитонов], ни плащей, а одни только штаны, подтянутые широким поясом на бедрах, и в таком виде идут на сражение с врагами. У тех и других один и тот же язык, достаточно варварский. И по внешнему виду они не отличаются друг от друга. Они очень высокого роста и огромной силы. Цвет кожи и волос у них очень белый.
      Племена славян и антов сходны по своему образу жизни, по своим нравам, по своей любви к свободе; их никоим образом нельзя склонить к рабству или подчинению в своей стране. Они многочисленны, выносливы, легко переносят жар, холод, дождь, наготу, недостаток в пище. К прибывающим к ним иноземцам они относятся ласково и, оказывая им знаки своего расположения, [при переходе их] из одного места в другое охраняют их в случае надобности, так что, если бы оказалось, что, по нерадению того, кто принимает у себя иноземца, последний потерпел [какой-либо] ущерб, принимавший его раньше начинает войну [против виновного], считая долгом чести отомстить за чужеземца. Находящихся у них в плену они не держат в рабстве, как прочие племена, в течение неограниченного времени, но, ограничивая [срок рабства] определенным временем, предлагают им на выбор: желают ли они за известный выкуп возвратиться восвояси или остаться там [где они находятся] на положении свободных и друзей?
      У них большое количество разнообразного скота и плодов земных, лежащих в кучах, в особенности проса и пшеницы. Скромность их женщин превышает всякую человеческую природу, так что большинство их считают смерть своего мужа своею смертью и добровольно удушают себя, не считая пребывание во вдовстве за жизнь.
      Они селятся в лесах, у неудобопроходимых рек, болот и озер, устраивают в своих жилищах много выходов вследствие случающихся с ними, что и естественно, опасностей. Необходимые для себя вещи они зарывают в тайниках, ничем лишним открыто не владеют и ведут жизнь бродячую.
      Сражаться со своими врагами они любят в местах, поросших густым лесом, в теснинах, на обрывах; с выгодой для себя пользуются [засадами], внезапными атаками, хитростями, и днем и ночью, изобретая много [разнообразных] способов. Опытны они также и в переправе через реки, превосходя в этом отношении всех людей. Мужественно выдерживают они пребывание в воде, так что часто некоторые из числа остающихся дома, будучи настигнуты внезапным нападением, погружаются в пучину вод. При этом они держат во рту специально изготовленные большие, выдолбленные внутри камыши, доходящие до поверхности воды, а сами, лежа навзничь на дне [реки], дышат с помощью их; и это они могут проделывать в течение многих часов, так что совершенно нельзя догадаться об их [присутствии]. А если случится, что камыши бывают видимы снаружи, неопытные люди считают их за растущие в воде...
      Каждый вооружен двумя небольшими копьями, некоторые имеют также щиты, прочные, но трудно переносимые [с места на место]. Они пользуются также деревянными луками и небольшими стрелами, намоченными особым для стрел ядом...
      Не имея над собою главы и враждуя друг с другом, они не признают военного строя, неспособны сражаться в правильной битве,
      показываться на открытых и ровных местах. Если и случится, что они отважились идти на бой, то они во время его с криком слегка продвигаются вперед все вместе, и если противники не выдержат их крика и дрогнут, то они сильно наступают; в противном случае обращаются в бегство, не спеша помериться с силами неприятелей в рукопашной схватке. Имея большую помощь в лесах, они направляются к ним, так как среди теснин они умеют отлично сражаться. Часто несомую добычу они бросают как бы под влиянием замешательства и бегут в леса, а затем, когда наступающие бросаются на добычу, они без труда поднимаются и наносят неприятелю вред. Все это они мастера делать разнообразными придумываемыми ими способами, с целью заманить противника...
     
      9. ИЗ «ПОВЕСТИ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ» (ПЕРЕВОД С ДРЕВНЕРУССКОГО)
      ...По многом времени осели славяне по Дунаю, где ныне Венгерская земля и Болгарская, [и] от тех славян разошлись по земле и назвались именами своими, где кто сел на каком месте, кто осел на реке Морава, и назвались Морава, а другие Чехами назвались. А вот тоже славяне: белые хорваты, сербы, хорваты... Другие же славяне пришли и поселились на Висле и назвались Ляхами, от тех Ляхов назвались Поляне, Ляхи другие Лютичи, иные Мазовшане, иные Поморяне. Также и те славяне, которые пришли и поселились по Днепру, назвались Полянами, а другие Древлянами, потому что [они] жили в лесах, а другие поселились между Припятью и Двиной и назвались Дреговичи, другие осели на Двине и назвались Поло-чане по речке Полота, впадающей в Двину, от нее прозвались По-лочане. Словене1 же сели около озера Ильменя и назвались своим именем и сделали город и назвали его Новгород. А другие поселились по Десне, и по Сейму, по Суле и назвались Северянами. И так распространился славянский народ [«язык»], по нему и грамота назвалась Славянская.
      Когда Поляне жили отдельно по горам этим, был путь из Варяг в Греки, а от Греков по Днепру, а вверху Днепра волок до Ловати, и по Ловати войти в озеро великое Ильмень; из этого озера течет Волхов и впадает в озеро великое Ново2, и этого озера устье входит в море Варяжское3... Днепр вытекает из Оковского леса4 и течет на юг, а Двина из того же леса, и течет на север, и впадает в море Варяжское. Из того же леса вытекает Волга на восток и впадает семьюдесятью рукавами [«жерлами»] в море Хвалынское5... А Днепр втекает в Черное море рукавом, это море называется Русским...
      Поляне же жили особо и владелй родами своими, потому что и до этих братьев были Поляне и жили каждый с своим родом и на своих местах... И было три брата, одному имя Кий, а другому Щек, а третьему Хорив и сестра их Лыбедь. Жил Кий на горе, где же ныне взвоз Боричев, а Щек жил на горе, которая ныне зовется Щеко-вица, а Хорив на третьей горе, которая от него прозвалась Хореви-ца. И возвели город во имя брата своего старейшего ц назвали имя
      ему Киев. И был около города лес и бор великий, и они охотились за зверями. Были они мужи мудрые и разумные и назывались Полянами. От них же есть Поляне в Киеве и до сего дня.
      Иные же, не ведующие, говорят, будто Кий был перевозчиком: у Киева был тогда перевоз с другой стороны Днепра, поэтому говорили «на перевоз на Киев». Но если бы Кий был перевозчиком, то не ходил бы к Царьграду, но этот Кий княжил в роде своем, и когда он приходил к царю, как говорят, то великую честь принял от царя, при котором приходил. Когда он шел обратно, пришел к Дунаю и полюбил место и срубил малый городок и хотел осесть там с родом своим, но не дали ему живущие там вблизи. Еще и доныне называют на Дунае городище Киевец. Кий же вернулся в свой город Киев и тут окончил свою жизнь, а братья его Щек и Хорив и сестра их Лыбедь тут же скончались.
      ...После смерти этих братьев [Полян] обижали Древляне и другие соседи. И напали на них Хазары6, на живущих на этих горах в лесах, и сказали Хазары: «Платите нам дань». Посоветовались Поляне7 и дали от дыма8 меч. Понесли [эту дань] Хазары к своему князю и старейшинам и сказали им: «Вот добыли новую дань». Они же спросили: «Откуда?». Они же сказали: «В лесу на горах, над рекой Днепром». Они же спросили: «Что дали?» Они же показали меч. И сказали старцы хазарские: «Не добрая это дань, князь! Мы добыли ее оружием с одним лезвием, саблями, а у них оружие обоюдоострое — мечи. Со временем они будут брать дань с нас и с других стран». Все так и сбылось: не по своей ведь воле говорили так [Хазары], а по божьему повелению...9
      ... [После заключения договора с греками] Игорь начал княжить в Киеве, имея мир со всеми странами, и наступила осень, и задумал [он] пойти на Древлян, желая получить большую дань.
      В лето 6453 [945 г.]10. В этом году сказала дружина Игорю: «Отроки Свенельда изоделись оружием и одеждой, а мы — наги; пойди князь с нами за данью, тогда и ты добудешь и мы». И послушал их князь Игорь, пошел к Древлянам за данью [новою], он и его мужи творили насилие. И собрав дань, пошел в свой город. Когда же он шел обратно, то поразмыслил и сказал своей дружине: «Идите с данью домой, а я возвращусь и еще похожу». Отпустил дружину свою домой, с малой же дружиной возвратился [в землю Древлян], желая большего богатства. Древляне же, услышав, что Игорь идет опять, так подумали со своим князем Малом: «Если повадится волк к овцам, то унесет все стадо, если не убьют его, так и этот: если не убьем его, то всех нас погубит». И послали к нему [послов], говоря: «Почему идешь опять? Ты ведь взял дань». И не послушал их Игорь. И выйдя из [своего] городы Искоростеня, Древляне убили Игоря, потому что их было мало. И погребен был Игорь, и есть могила у города Искоростеня в земле Древлян...
      Ольга же была в Киеве с сыном своим малолетним Святославом, а кормильцем11 его был Асмуд и воеводой был Свенельд, он же отец Мстиши.
      И решили Древляне: «Вот [мы] убили князя Русского; возьмем жену его Ольгу за князя своего Мала, а с нею Святослава, и поступим с ним как захотим». И послали Древляне своих лучших мужей числом 20 [человек], в лодке к Ольге. И пристали они в лодке под Боричевым, тогда ведь вода протекала возле горы Киевской... И поведали Ольге, что пришли Древляне, и позвала их Ольга к себе и сказала им: «Добрые гости пришли. Скажите, чего ради пришли сюда?» Сказали Древляне: «Послала нас Древлянская земля с такими словами: мужа твоего мы убили, был муж твой как волк, расхищая и грабя, а наши князья добрые, они оберегали Древлянскую землю, так пойди [замуж] за князя нашего Мала», было имя ему Мал, князю Древлянскому.
      ...И послала Ольга к Древлянам и сказала им: «Если вы вправду просите меня, то пришлите знатных мужей, дабы я с великой честью пришла за вашего князя, а то не пустят меня люди Киевские». Услыхав это, Древляне избрали лучших мужей, которые управляли Древлянской землей12, и послали за ней. Когда же Древляне пришли, Ольга повелела приготовить им баню, сказав так: «Помывшись, приходите ко мне». Они же затопили баню и влезли в нее и начали мыться. И заперли баню вместе с ними. И повелела Ольга зажечь ее от дверей, и там все погорели. И послала к Древлянам со словами: «Вот я уже иду к вам, так приготовьте меды многие в городе, где вы убили моего мужа, да поплачу я над гробом его и сотворю тризну мужу своему». Они же, услыхав это, свезли много меда и сварили. Ольга же, взяв малую дружину, шла налегке, и пришла к гробу его [Игоря] и плакала по муже своем. И повелела людям своим насыпать могилу великую, и когда насыпали, велела совершить тризну. Потом сели Древляне пить, и повелела Ольга своим отрокам прислуживать им. И сказали Древляне Ольге: «Где наша дружина, которую мы послали за тобой?» Она же сказала: «Идут за мной с дружиной мужа моего». И когда Древляне упились, она повелела отрокам пить в их честь, а сама отошла прочь и велела дружине убивать Древлян, и посекли их пять тысяч. А Ольга возвратилась в Киев и снарядила воев13 против оставшихся Древлян...
      В лето 946 Ольга с сыном своим Святославом собрала многих и храбрых воев и пошла на Древлянскую землю. И вышли Древляне против. И когда сошлись обеими полками на схватку, сунул Святослав копье на Древлян, и пролетело копье между ушами коня и ударило коню в ноги, потому что [Святослав] был еще ребенком. И сказали Свенельд и Асмуд: «Князь уже начал, последуем, дружина, за князем». И победили Древлян. Древляне же побежали и заперлись в городах своих14. Ольга же с сыном своим устремилась на Искоростень-город, потому что его жители убили мужа ее, и стала около города с сыном своим, а Древляне затворились в городе и крепко бились из города: ведали ведь, что сами убили князя и что их ожидает.
      И стояла Ольга год и не могла взять города, и придумала так, послала к городу со словами: «Чего вы хотите высидеть? А все ваши города уже предались мне, и обязались давать мне дань, и обрабатывают нивы свои и земли свои, а вы хотите умереть от голода, не соглашаясь давать дань»15. Древляне же сказали: «Рады бы мы давать дань, но ты хочешь мстить за мужа своего». Сказала же им Ольга: «Ведь я уже отомстила за смерть мужа своего... и больше не хочу мстить, но хочу брать дань небольшую, и примирившись с вами пойду назад». Сказали же Древляне: «Чего ты хочешь от нас? Рады дать медом и скорою»16. Она же сказала им: «Ныне у вас нет ни меду, ни мехов, но малого у вас прошу: дайте мне от двора17 по три голубя да по три воробья. Я ведь не хочу возложить на вас тяжкую дань, как мой муж, вы ведь изнемогли в осаде, поэтому прошу у вас малого». Древляне же обрадовались и собрали с двора по три голубя и по три воробья и послали к Ольге с поклоном. Ольга же сказала им: «Вот вы уже покорились мне и моему дитяти, идите в город, а завтра я отступлю от города и пойду в свой город». Древляне же были рады и вошли в город и сказали людям...
      Ольга же раздала воям по голубю каждому, а другим по воробью и повелела к каждому голубю и воробью привязать серу, обернув ее в маленькие платки, привязав ниткою к каждому из них. И повелела Ольга воинам своим, как только смеркнется, выпустить голубей и воробьев. Голуби же и воробьи полетели в гнезда свои, голуби — в голубятни, воробьи же под стрехи. И так загорелись голубятни, где клети, где башни, где хлевы, и не было двора, где бы не горело, и нельзя было гасить, потому что все дворы загорелись. И побежали люди из города, и повелела Ольга воям своим хватать их, и, взяв город, сожгла его, и захватила старейшин городских, а прочих людей — одних перебила, а других отдала в работу своим мужам (дружинникам), а оставшихся заставила платить дань. И наложила на них дань тяжкую: две части этой дани идут в Киев, а третья в Вышгород к Ольге, потому что Вышгород — город Ольги. И пошла Ольга по Древлянской земле с сыном своим и с дружиной, уставляя уставы и уроки18 и там становища ее и ловища , и вернулась в город свой Киев с сыном своим Святославом, и пребывала в нем один год.
      В лето 947 пошла Ольга к Новгороду и уставила на Мете погосты20 и дани и по Лузе оброки и дани21 и ловища ее по всей земле знаменные22 и места и погосты и сани ее стоят в Пскове и до сего дня, и по Днепру перевесища23 и по Десне, и есть село ее Ольжичи и доселе24. И все изрядивши, возвратилась к сыну своему в Киев и жила с ним в любви.
     
      1 Словене — собственное название славян в области Новгорода.
      2 Озеро Ново — Ладожское озеро.
      3 Море Варяжское — Балтийское море.
      4 Оковский лес — в области Валдайской возвышенности.
      6 Хвалынское море — Каспийское море.
      * Хазары — кочевники-скотоводы, объединившиеся около VII в. я. э. в государство Хазарский каганат со столицей Итиль на Нижней Волге. Когда, повествует летописец, Аскольд и Дир «с родом своим» пришли по Днепру к Киеву и спросили, «чей это городок», жители им ответили, что тут раньше жили три брата — Кий, Щек и Хорив, которые поставили этот городок и потом погибли, а мы живем тут, уплачивая дань хазарам (см.: ПСРЛ. — Т. 1. — С. 20 — 24). Хазарский каганат распался после разгрома киевским князем Святославом Итиля в 965 г.
      7 В оригинале: «съдумавше же Поляне» — вероятное свидетельство о существовании у славян вечевых сходок.
      8 Дым — жилище с очагом, двор, семья. Пахотная земля стала предоставляться «в пользование отдельным семьям — сначала на время, потом раз навсегда, переход ее в полную частную собственность совершается постепенно и параллельно с переходом парного брака в моногамию. Отдельная семья становится хозяйственной единицей общества» (Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. — 2-е изд. — Т. 21. — С. 164).
      9 Идеология летописца — провиденциализм — воззрение, объясняющее ход исторических событий волей провидения (божества). Обращенная к прошлому легенда о хазарской дани говорит о будущем величии Киевского государства.
      10 В древней Руси до 1700 г. (реформы Петра I) летосчисление велось от так называемого «сотворения мира», от которого до так называемого «рождества Христова» (нашей эры) церковники считали 5508 лет. Таким образом, 6453 — 5508=945 год. Отрывок летописи о смерти князя Игоря и мести за него Ольги, описывая события середины X в., содержит весьма ценные сведения о пережитках родового быта в общественном строе славян (кровная месть), сборе дани киевскими князьями, существовании у древлян своих князей и «лучших мужей», вечевых собраний, о том, что главным занятием древлян было земледелие.
      11 Кормилец — дядька-воспитатель.
      11 Лучшие мужи, управлявшие вместе с князем Малом Древлянской землей, феодализирующаяся родо-племенная знать.
      13 Вой — воины, не только члены княжеской дружины, но также собранные из простых сельских и городских жителей.
      14 Указание на существование других городов древлянских, кроме Искоростеня — главного города.
      11 В оригинале: «делают нивы своя и земле своя»; нива — пашня, посевы; перерыв в обработке пашни грозил древлянам голодом.
      fe Скора — меха (ср. «скорняк»).
      17 Двор, ниже — клети, хлевы — хозяйственные постройки во владении отдельной семьи.
      18 Восстание древлян вынудило Ольгу регламентировать сбор дани и оброков в наиболее важных областях страны и в своих селах и градах (феодальных усадьбах с укреплениями). Уставы и уроки — размеры дани и оброка.
      Становища — пункты сбора дани, ловища — места охоты.
      20 Погосты — места сбора дани, торговые пункты.
      21 Оброки летописец отличает от дани, сбор первых был связан с хозяйственной деятельностью феодалов в их селах и градах.
      22 Знаменные (от «знамя» — знак, признак, примета) — отмеченные знаками собственности владения князя или феодала, межевые знаки пахотной земли или других угодий.
      28 Перевесища — места ловли зверей и птиц с помощью больших сетей, переброшенных между деревьями или шестами там, где дичь регулярно проходит на корм или водопой.
      24 Летописец называет хорошо известное ему находившееся около Киева и сохранившееся до его времени село (феодальную усадьбу) княгини Ольги, ей же принадлежал укрепленный пункт Вышгород.
     
      10. ПРАВДА РОСЬКАЯ
      «Русская Правда» краткой редакции сохранилась в двух списках (Академический и Археографический) и помещена в «Новгородской летописи» после известия о победе над киевским князем Святополком Окаянным Ярослава Мудрого,
      который отпустил своих воинов «домой и дав им Правду и Устав списав, тако рекши [сказав] им: «По сей грамоте ходите, якоже списах вам, такоже держите». Однако по своему составу эта «грамота» Ярослава представляет собою компиляцию, включая «Древнейшую Правду», названную в оригинале «Правдой Роськой» (первые 17 статей), за ней идет «Правда уставлена Руськой земли» сыновей Ярослава Мудрого Изяслава, Всеволода и Святослава (статьи 18 — 41), а после «Правды Ярославичей» — «Покон вирный» (устав вирнику — сборщику вир и продаж) и, наконец, «Устав мостьников» — о плате мастерам за постройку нового или ремонт старого моста. «Правда Ярославичей», по предполо-
      жению академика М. Н. Тихомирова, была составлена в связи с волной народных восстаний, прокатившейся по «Руськой земле» в 1068 — 1071 гг. Свидетельство тому хотя бы тот факт, что она назначает двойную виру (80 гривен) за убийство княжеских слуг и в одной статье (ст. 21) дает прямую ссыл-
      ку на постановление об этом князя Изяслава по поводу его «конюха старого» (конюшего, управлявшего конскими табунами князя), которого «убили Дорогобудьци» (жители города Дорогобужа в Смоленской области и его
      округи).
      «Правда Роськая» по своему содержанию, древности ее законов резко
      отличается от «Русской Правды Пространной редакции» — сборника феодальных законов, сохранившегося во множестве в составе юридических сборников, служивших руководством для судей («Мерило Праведное», «Кормчая») и названного в оригинале «Суд Ярославль Володимеричь» (т. е. Ярослава Мудрого)г а именно т=. не знает еще вир и продаж, (судебных пошлин в пользу князя), назначает одинаковую плату за убийство людей нрзавигимп пт гппццль-ного положения в размере 40 гривен и в пользу родственников убитого, говорит о праве на кровную месть, об остатках /пережитках) «народного суда» («извод пред 12 человека», ст. 14), р появление в то же время v восточных славян частной собственности и патриархальных рабов м(«челядии»). Для критики антинаучных взглядов норманистов важно то, что «Правда Роськая» написана на древнерусском языке, а «варяг» упоминается в ней в качестве иноземца (ст. 9, 10).
      Ввиду большой важности памятника для характеристики социально-экономических процессов периода генезиса феодальных отношений в Киевской Руси и особой трудности его языка ниже постатейно приводятся тексты оригинала, пояснения терминов, перевод статей «Правды Роськой» на современный язык и исторический комментарий.
      1. Убьеть муж мужа, то мьстить брату брата, или сынови отца, любо отцю сына, или брату чаду, любо сестрину сынови; аще не будеть кто мьстя, то 40 гривенъ за голову; аще будеть русинъ, любо гридинъ, любо купчина, любо ябетникъ, любо мечникъ, аще изъгои будеть, любо словенинъ, то 40 гривенъ положити за нь.
      За голову (головничество) — плата за убийство в пользу родственников его.
      Русин — славянин, житель южной Руси, от племени «рос», или «рус», обитавшего на реке Роси; другое название живших на Днепре, в Киеве и прилегающих землях полян. (Ср.: «Поляне, которых теперь называют Русью». — ПСРЛ. — Т. 1. — С. 25 — 26.)
      Гридин — младший дружинник; собирательное гридь — дружина; гридница — палата, где собирались и пировали дружинники. (Ср.: «громада» — общество, мирская сходка, собрание.)
      Ябетник — княжеский судья (обвинитель), в современном языке «ябедник» — наговорщик, доносчик, клеветник.
      Мечник — княжеский слуга, вооруженный мечом, судебный исполнитель.
      Изгой — приставка «из» в русском языке во многих словах обозначает отчуждение («изгнать», «извергнуть»); древнерусское слово «гоить» означает
      жить, здравствовать; рана «угоилась» — зажила, изба «угоена» — приготовлена к житью. В период разложения родового строя и возникновения соседских общин («мир», «вервь», см. ниже) на смену кровнородственным связям пришли связи территориальные; тогда изгоем назывался человек, потерявший связь со своим родом-племенем, выжитый по тем или другим причинам из своего рода или покинувший род. В XI — XII вв. изгоями называли людей, потерявших связь со своей социальной средой, обездоленных. Основную массу их составляли феодально-зависимые люди, попадавшие со временем в кабалу к церковным и светским феодалам.
      Словении — житель Новгородской земли; от приильменских словен получило свое название древнейшее городище возникшего потом Нового города — Славно; на Торговой стороне Великого Новгорода находился рядом с Плотницким Словенский конец.
      Гривна — денежная единица в древней Руси — серебряный или золотой слиток весом около 409,5 г. В гривне «Краткой Правды» считалось 25 кун, «Пространной» — 50 кун.
      Перевод. (Г) Если убьет свободный человек свободного, то [за^ него имеют право] мстить брат за брата, или сын за отца, или отец за сына, или сыновья брата и сестры [племянники]; если кто из них не пожелает или не может мстить, то пусть получит 40 гривен за убитого; если убитый будет русин, или гридин, или купчина, или ябедник, или мечник, если он изгой будет, или Словении, то уплатить за него 40 гривен.
      Кровная месть присуща родовому строю, однако этот обычай долго бытовал и после возникновения государства (вспомним месть Ольги древлянам), хотя в условиях классового общества кровная месть представлялась знати уже как «самоуправство», окончательно была запрещена и заменена исключительно денежной платой Ярославом Мудрым (см. ниже «Суд Ярославль Володимеричь»). 2&Х XI*.
      «Русин» и «Словении» выделены в законе как жители двух главных центров образующегося государства — Новгорода и Киева. У менее развитых славянских племен кровная месть, вероятно, бытовала в прежних формах. Равная плата за убийство простого «мужа», или купца, или дружинника могла взиматься в условиях, когда сословная неравноправность людей, еще не вполне определилась.
      2. Или будеть кровавъ или синь надъраженъ, то не искати ему видока человеку тому; аще не будеть на немъ знамениа никоторого же, то ли приидеть видокъ; аще ли не можеть, ту тому конець; оже ли себе не можеть мьстити, то взяти ему за обиду 3 гривне, а летцю мъзда.
      Кровав или синь надъражен — избит до крови или синяков.
      Видок — свидетель, очевидец, позднее — послух.
      Знамение — явные следы побоев.
      За обиду — вознаграждение потерпевшему.
      Лечец — лекарь, знаток народной медицины.
      Мъзда — плата, вознаграждение.
      Перевод. 2. Если кто будет избит до крови или синяков, то [для получения вознаграждения] ему не надо представлять свидетеля; если на нем не будет явных знаков избиения, то он должен представить свидетеля, а если не может — делу конец; если же он не может за себя отомстить [обидчику], то получает за обиду 3 гривны и плату лекарю.
      Статья свидетельствует, что кровная месть изживает себя, денежные расчеты вытесняют ее.
      3. Аще ли кто кого ударить батогомъ, любо жердью, любо пястью, или чашею, или рогомъ, или тылеснию, то 12 гривне; аще сего не постигнуть, то платити ему, то ту конець.
      Батог — палка, посох, хворостина.
      Пясть — кисть руки, ладонь.
      Тылесень — тыльная (тупая) сторона меча или обух другого острого оружия.
      Перевод. 3. Если кто кого ударит батогом, или жердью, или пястью, или чашею, или рогом, или тупой стороной меча, то должен заплатить за это обиженному 12 гривен; если обидчика не настигнут, то он должен заплатить [эту сумму], и делу конец.
      И тут очевиден факт замены мести денежным выкупом (без права, следовательно, на отмщение после получения денег). Плата в данном случае, как видим, вчетверо превышает штраф за простое избиение (вероятно, здесь приняты в расчет более тяжелые последствия нанесенных травм). Не обязательно все пирующие вооружены мечами: посох или жердь, чаша или рог (для питья) могли быть и у рядового общинника.
      4. Аще утнеть мечемъ, не вынемъ а его, либо рукоятью, то 12 гривне за обиду.
      Перевод. 4. Если ткнет кого мечом, не вынимая из ножен, или рукоятью меча, то платить обиженному 12 гривен.
      Такой удар менее опасен, но он выражал презрение обидчика к обиженному. Высокий штраф — свидетельство защиты законом чести и достоинства свободного «мужа».
      5. Оже ли утнеть руку, и отпадеть рука, либо усохнеть, то 40 гривнъ. Аще будеть нога цела или начьнеть храмати, тогда чада смирять.
      Перевод. 5. Если же ударит руку и рука отпадет или высохнет, то заплатить потерпевшему 40 гривен. Если нога останется целой или потерпевший станет хромать, то пусть дети его отомстят обидчику.
      Статья, вероятно, испорчена при переписке: явно пропущены слова об аналогичных последствиях в случае удара по ноге. Рука усыхала, висела плетью при
      повреждении сухожилий: человек становился беспомощным, неработоспособным. Отсюда столь же большой штраф, как и за убийство, и право членов семьи расправиться с обидчиком.
      6. Аще ли перстъ утнеть который любо, 3 гривны за обиду.
      Перевод. 6. Если палец отрубит какой-то, то заплатить потерпевшему 3 гривны за обиду.
      7. А во усе 12 гривне, а в бороде 12 гривне.
      Перевод. 7. А за вырванный ус или клок бороды заплатить потерпевшему 12 гривен.
      Борода и усы, в отличие от пальца, могли отрасти, а плата за них вчетверо больше. Это объясняется тем, что усы и борода являлись знаками мужского достоинства, лишение их насильственным способом было равносильно бесчестью.
      8. Оже ли кто вынезь мечь, а не тнеть, то тъи гривну положить.
      Перевод. 8. Если кто вынет меч, но не ударит, то заплатит гривну.
      Правовые понятия уже отличали неправомерное действие от намерения или попытки совершить таковое, от угрозы действием, равно как и степени последствия того или иного преступления.
      9. Аще ли ринеть муж мужа любо от себе, любо к собе, 3 гривне, а видока два выведеть; или будеть варягъ или колбягъ, то на роту.
      Ринуть — толкнуть, бросить.
      Варяг — скандинав, норманн.
      Колбяг — иноземец. Судя по названиям некоторых мест (Колпино, Колбы, погост в Колбегах), колбяги жили в Новгородской области.
      Рота — клятва при заключении договора или в судебном споре при отсутствии свидетелей.
      Перевод. 9. Если толкнет муж мужа [свободный человек свободного] от себя или к себе и это подтвердят двое свидетелей, то виновный должен заплатить потерпевшему 3 гривны. Если пострадавший будет варягом или колбягом, то [для получения возмещения] ему достаточно принести клятву.
      Варяг или колбяг — иноземцы, за оскорбление они получают ту же плату, что и славяне, здесь преимуществ нет. Дозволение же иноземцам получить возмещение при помощи клятвы (т. е. без свидетелей) говорит о том, что варяги и колбяги растворялись в массе славян и представить свидетелей в свою пользу им было трудно или невозможно.
      10. Аще ли челядинъ съкрыется любо у варяга, любо у коль-бяга, а его за три дни не выведуть, а познають и в третий день, то изымати ему свои челядинъ, а 3 гривне за обиду.
      Челядин — раб, преимущественно пленный; собирательное челядь — рабы, вообще зависимые люди.
      Перевод.) Если челядин убежит и скроется у варяга или у кол-бяга, а те его в течение трех дней не выдадут, то господин, обнаружив беглого на третий день, изымает своего челядина и получает с виновного 3 гривны за обиду.
      Статья опровергает предвзятое мнение норманистов о каком-то «привилегированном» положении варягов в славянском обществе. Закон этот, конечно, применялся и в случаях укрытия беглого челядина славянином. Однако у иноземца беглому челяди ну было легче скрыться, и такие случаи происходили чаще.
      11. Аще кто поедеть на чюжемъ коне, не прошавъ его, то поло-жити 3 гривне.
      Перевод. 11. Если кто поедет на чужом коне без разрешения его владельца, то должен заплатить последнему 3 гривны.
      12. Аще поиметь кто чюжь конь, любо оружие, любо порть, а по-знаеть въ своемь миру, то взяти ему свое, а 3 гривне за обиду.
      Порт — одежда, кусок ткани (ср. «портной», «портище» — отрезок ткани, «портянки» — обертки под обувь).
      Мир — соседская территориальная община, члены которой ведут отдельное хозяйство.
      Перевод. Q2) Если кто украдет чужого коня, или оружие, или одежду и обнаружит похищенное в своей общине, то получает свое и 3 гривны за обиду. .
      13. Аще познаеть кто, не емлеть его, то не рци ему: мое, нъ рци ему тако: поиди на свод, где еси взялъ; или не поидеть, то поручни-ка за пять днии.
      Познает — обнаружит похищенное.
      Рци — говори, сказывай (ср. «речи» — говорить, отсюда «речь»).
      Поручник — поручитель.
      Свод — древний судебный обычай установления подлинного похитителя (вора) чужого имущества в тех случаях, когда тот, у кого было обнаружено похищенное, утверждал, что приобрел чужое добросовестно (например, купил).
      Перевод. 13. Если кто обнаружит похищенное у него имущество у другого человека, то не должен самовольно требовать его, говоря при этом «это мое», но пусть скажет: «пойди на свод и укажи, где ты взял это»; если подозреваемый в воровстве не пойдет сразу на свод, то пусть выставит поручителя за себя не позднее пяти дней.
      Статья процессуальная, а сам процесс розыска виновного носит следы древнего права: в своде участвуют лишь тяжущиеся стороны: истец и ответчик (который в «Русской Правде» также именуется «истцом»).
      14. Аже где възыщеть на друзе проче, а он ся запирати почнеть, то ити ему на изводъ пред 12 человека (вар.: мужа); да аще будеть обидя не вдаль будетъ, достойно ему свои скотъ, а за обиду 3 гривне.
      На друзе — на другом.
      Проче (прок) — остаток, остальное, прочее.
      Извод — судебное разбирательство спора 12 «мужами», свободными людьми, к которым идут «на извод» истины тяжущиеся, — пережиток древнего «народного суда».
      Скот — а) домашние животные; скотина; б) здесь — часть похищенного имущества; в) вообще — богатство, деньги.
      Перевод. 14. Если где-нибудь кто потребует от другого остатка похищенного, а тот начнет отпираться [отказываться], то явиться ему [с ответчиком] на разбирательство спора перед 12 мужами; и если они установят, что ответчик виноват, не вернул истцу остатка, то он обязан вернуть его имущество и заплатить ему за обиду 3 гривны.
      В практике нередки были случаи, когда часть похищенного за время нахождения его у вора утрачивалась. Закон, предусматривающий возврат «прока», свидетельствует о высоком уровне правовых понятий.
      15. Аще кто челядинъ пояти хощеть, познавъ свои, то къ оному вести, у кого то будеть купилъ, а той ся ведеть ко другому, даже доидеть до третьего, то рци третьему: вдаи ты мне свои челядинъ а ты своего скота ищи при видоце.
      Перевод, (ljp Если господин опознает своего [пропавшего] челядина, а подозреваемый в похищении утверждает, что челядин им куплен, то пусть укажет того, у кого он купил; если и этот оправдывается, то пусть ведет к другому, так дойти и до третьего, а если и этот оправдывается, то потерпевший должен сказать ему: «Отдай ты мне своего челядина, а ты своего скота ищи при свидетелях» [покупки].
      Здесь производится тот же свод, но при розыске виновного в похищении челядина (а не вещей). Текст говорит о бесправном положении челядина. который приравнивается к скоту, и о том, что покупка и продажа челядинов была обычным явлением.
      16. Или холопъ ударить свободна мужа, а бежить въ хоромъ, а господинъ начнеть не дати его, то холопа пояти, да платить госпо-динъ за нь 12 гривне; а за тымъ, где его налезуть удареныи той мужь, да бьють его.
      Холоп — раб, несвободный человек, здесь, вероятно, подставлен вместо «челядина» по единству понятия.
      Хорбм — дом, строение.
      Налезут — встретят.
      Пояти — взять.
      Перевод. 16. Если холоп ударит свободного мужа и скроется в хороме своего господина, а тот не захочет его выдать, то оставляет холопа у себя и платит оскорбленному 12 гривен; а затем, если где встретит ударенный оскорбителя [холопа], то вправе побить его.
      Судьба холопа, как следует из этой статьи, целиком в руках его господина: захочет тот заплатить за провинившегося холопа штраф — холоп избегнет наказания (если, конечно, не попадется потом лицу, которому нанес побои, вне стен хозяйского дома); не захочет — холопа ждет жестокая расправа.
      17. А иже изломить копье, любо щитъ, любо портъ, а начнетъ хо-тети его деръжати у себе, то приати скота у него; а иже есть изло-милъ, аще ли начнеть приметати, то скотомъ ему заплатити, колико далъ будеть на немъ.
      Приметати — подкидывать, подбрасывать.
      Перевод. 17. А если [кто-нибудь] сломает копье или щит или [испортит] одежду и пожелает оставить [испорченное] у себя, то должен заплатить владельцу их стоимость. Если же виновный подбросит [испорченное] владельцу, то должен заплатить ему столько, сколько тот заплатил за вещи.
      В обоих случаях — чистосердечного признания своей вины и попытки обмануть владельца со стороны виновного — он возмещает полную стоимость испорченного. Во втором случае кроме материального возмещения подразумеваемся кара за обман.
     
      ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ФЕОДАЛИЗМА
     
      Глава 2
      РАННЕФЕОДАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВО — КИЕВСКАЯ РУСЬ
     
      I. «РУССКАЯ ПРАВДА» ПРОСТРАННОЙ РЕДАКЦИИ
      Этот сборник феодальных законов достоит из двух частей: «Суд Ярославль Володимеричь» (годы княжения 1019 — 1054) и «Устав Володимерь Всеволодовича» (Мономаха, годы княжения 1113 — 1125). Наряду с характеристикой уже вполне сложившихся феодальных отношений в Киевской Руси памятник дает четкое представление об основных разрядах Феодально-зависимых людей, привилегированном положении феодалов — «княжих мужей» н бояр и устройстве их вотчии (владений), об усилении княжеской власти, обострении классовой борьбы. В то же время памятями свидетельствует б довольно — высоком — уривне'-развития в Киевской Руси денежного хозяйства, торговли, купеческого и ростовщического капитала, городской жизни.
      Извлечения из памятника публикуются по изданию: Тихомиров М. Н. Пособие для изучения «Русской Правды». — М., 1953.
      Во всех случаях, когда без труда можно понять содержание приводимого документа, перевод не дается.
      3. Аже кто убиеть княжа мужа в разбои, а головника не ищуть, то виревную платити, в чьей же верви голова лежить, то 80 гривен; паки ли людин, то 40 гривенъ.
      Кпяж муж — княжеский слуга, дружинник, феодал.
      Головник — убийца.
      Виревная (от слова вира) — денежная пеня в пользу князя за убийство свободного человека.
      Вервь — соседская территориальная община; производное от слова «веревка», с помощью которой отмеряли участки пахотной земли в пользование членам верви.
      Людин — простолюдин, простой свободный сельчанин или горожанин.
      Перевод. 3. Если кто убьет княжеского мужа, как разбойник, а [члены верви] убийцу не ищут, то виру за него в размере ([§№) гривен платить той верви, на земле которой будет обнаружен убитый; в случае убийства людина платить виру [князю] в 40 гривен.
      -Княжеская власть узурпирует в свою пользу искупительный штраф за убийство ^ виде виры — который уплачивался раньше только родственникам убитого («голов-ничество»), являясь формой «смягчения кровной мести, вытекающей из родового строя». (См.: Маркс К, Энгельс Ф. Соч. — Т. 21. — С. 139.) Наряду с «продажами» (см. ниже) виры были примитивной формой «налога» в пользу «публичной власти» князей. За убийство княжеских мужей назначается двойная вира. Расправа с ними н нежелание членов верви выдать своего общинннка-убийцу феодалу говорит об обострении классовой борьбы в Киевской Руси.
      5. Будеть ли сталъ на разбои безъ всякой свады, то за разбойника люди не платять, но выдадять и всего съ женою и с детми на потокъ и разграбление.
      Разбой без свады — предумышленное убийство с захватом чужого имущества.
      Поток (от поточити, заточити) — арест, ссылка.
      Перевод. 5. Если кто станет на разбой без повода. Кто же стал на разбой без свады, убил человека умышленно, по-разбойничьи, то люди за него не платят, но должны выдать его с женой и детьми на поток и на разграбление. 6. Аже кто не вложится в дикую веру, тому людье не помогають, но самъ платить.
      Перевод. 6. Если кто [из членов верви] не внесет свою долю в дикую виру, тому люди не должны помогать, но он сам платит.
      Другое свидетельство имущественного расслоения внутри верви: не «вкладывались» в дикую виру либо люди состоятельные, либо неимущие. Но здесь видна и кара уклоняющемуся от взноса в интересах обеспечения княжеских доходов.
      О княжи муже
      9. Аже въ княжи отроци, или в конюсе, или в поваре, то 40 гривенъ. Перевод. 9. За убийство княжеских отрока, конюха или повара платить 40 гривен. 10. А за тивунъ за огнищныи, и за конюшни, то 80 гривенъ.
      Тиун — княжеский или боярский приказчик, управитель; тиун огнищный — домоправитель (от огнище — очаг, дом); тиун конюший — княжеский муж, управляющий табунами и конюшнями князя.
      Перевод. 10. За убийство тиуна огнищного или конюшего платить 80 гривен. 11. А в сельскомь тивуне княже или в ратаинемь, то 12 гривенъ. А за рядовича 5 гривенъ. Тако же и за боярескъ.
      Сельский (или посельский) тиун ведал княжескими (и боярскими) селами и всеми сельскохозяйственными угодьями феодала; ратайный тиун (от слова ратай — пахарь) — лицо, ведавшее пахотными работами.
      Рядович (от ряд — договор) — человек, отдавшийся в кабалу по договору с феодалом.
      Перевод. 11. А за сельского или пахотного тиуна платить 12 гривен. А за рядовича 5 гривен. Также и за боярских. 12. А за ремественника и за ремественицю, то 12 гривенъ.
      13. А за смердии холопъ 5 гривенъ, а за робу 6 гривенъ.
      14. А за кормилця 12, тако же и за корми [ли] цю, хотя си буди холопъ, хотя си роба.
      Статьи 9 — 14 характеризуют уже сложившееся ко времени Ярослава Мудрого феодальное хозяйство князей и бояр с его управителями, старостами, тиунами, зависимыми людьми, работающими в хозяйстве.
      А се уроци скоту
      41. Аже за кобылу (60) кун, а за вол гривна, а за корову 40 кун, а за третьяку 30 кун, за лоньщину полгривны, за теля 5 кун, а за свинью 5 кун, а за порося ногата, за овцю 5 кун, за боран ногата, а за жеребець, аже не вседано на нь, гривна кун, за жеребя 6 ногат; а за коровие молоко 6 ногатъ; то ти уроци смердом, оже платять князю продажю.
      Третьяк — двухгодовалое животное.
      Лоньшина — годовалое животное.
      Ногата — денежная единица, равна 1/20 гривны.
      Не вседано — жеребец не объезжен.
      Перевод. 41. За украденную кобылу платить 60 кун, за вола — гривну, за корову — 40 кун, за третьяка — 30 кун, за лоньщину — полгривны, за теленка — 5 кун, за свинью — 5 кун, за поросенка — 5 кун, за овцу — 5 кун, за барана — ногату, за необъезженного жеребца — гривну денег, за жеребенка — 6 ногат, а за коровье молоко — 6 ногат; таковы уроки смердам, которые платят князю продажу.
      Аже будуть холопи татие, судъ княжъ
      42. Аже будуть холопи татие любо княжи, любо боярьстии, любо чернечь, их же князь продажею не казнить, зане суть не свободни, то двоиче платить ко истьцю за обиду.
      Перевод. 42. Если же ворами окажутся холопы княжеские, или боярские, или монастырские, с которых князь продажи не взыскивает, потому что они люди несвободные, то ответчик должен заплатить потерпевшему двойную цену украденного.
      Холопы не имеют имущества и своего хозяйства и крадут скот для своего владельца, который и обязан возместить цену украденного животного в двойном размере (например, за вола 2 гривны, за овцу 10 кун и т. д.), ибо в противном случае вор-холоп оказался бы в более выгодном положении, чем вор-смерд, который платит не только цену животного, но и продажу князю. Закон ограждает не частные, а общие, коренные интересы феодалов.
      Аже кто скота взищеть
      43. Аже кто взищеть кун на друзе, а он ся начнеть запирати, то оже на нь выведеть послуси, то ти поидуть на роту, а он возметь свое куны; зане же не дал ему кун за много лет, то платити ему за обиду 3 гривны.
      Перевод. 43. Если кредитор предъявит иск о денежном долге, а ответчик начнет отпираться, то заимодавец должен выставить (на суде) свидетелей сделки, и если те принесут клятву в пользу кредитора, то он получает свои деньги; должник, не возвра-
      щавший деньги в течение многих лет, должен (кроме того) уплатить заимодавцу за обиду 3 гривны.
      44. Аже кто купець купцю дасть в куплю куны или в гость-бу, то купцю пред послухи кун не имати, послуси ему не надобе, но ити ему самому роте, аже ся почнеть запирати.
      Гостьба — отъезжая торговля.
      Перевод. 44. Если же купец купцу даст деньги на торговлю или гостьбу, то ему (для возвращения долга) свидетели заключения сделки не нужны, а для получения долга, если должник начнет отпираться, достаточно принести клятву.
      Коммерческий кредит основывался на доверии, огласка о нарушении этого обычая лишала купца возможности получить в дальнейшем денежную ссуду.
      О резе
      46. Аже кто даеть куны в рез, или настав в мед, или жито во просоп, то послухи ему ставити, како ся будеть рядил, тако же ему имати.
      Резы — проценты.
      Настав, просоп — надбавки.
      Перевод. 46. Если кто даст другому деньги за проценты, мед или хлеб за надбавку, то сделку следует заключать при свидетелях, и как заимодавец при них договорился с должником, так он и получает.
      Эта статья не ограничивает размеры взимаемой заимодавцем прибыли. После восстания 1113 г. в Киеве против ростовщиков Владимир Мономах ввел другой устав о резах.
      48. Володимерь Всеволодичь, по Святополце, созва дружину свою на Берестовемь: Ратибора Киевьского тысячьского, Прокопью Бело-городьского тысячьского, Станислава Переяславльского тысячьского, Нажира, Мирослава, Иванка Чюдиновича Олгова мужа, и уставили до третьего реза, оже емлеть в треть куны; аже кто возьметь два реза, то то ему исто; паки ли возметь три резы, то иста ему не взяти.
      Берестово — княжеское село под Киевом (известно с X в.), летняя резиденция и усыпальница киевских князей.
      Тысячьский (тысяцкий) — княжеский воевода, предводитель городского ополчения («тысящи»), ведавший в мирное время делами городского управления.
      Исто — основная сумма долга ростовщику.
      Перевод. 48. [Князь] Владимир Всеволодович [Мономах], после смерти [князя] Святополка, созвал дружину свою в Берестове: Ратибора Киевского тысяцкого, Прокопья Белгородского тысяцкого, Станислава Переяславского тысяцкого, Нажира, Мирослава, Ивана Чюдиновича боярина [мужа] Олегова [князя черниговского Олега
      Святославича], и постановили — брать проценты только до третьего платежа, если заимодавец берет деньги «в треть»; если кто возьмет с должника два [третных] реза, то может взыскать и основную сумму долга; а кто возьмет три реза, тот не должен требовать возвращения основной суммы долга.
      Таким образом, если ростовщик дал взаймы 10 гривен, то один «третный рез» равен 5 гривнам. Взяв с должника «два реза» — 10 гривен, кредитор имел право взыскать и основную сумму долга — 10 гривен. Взыскав с должника «три реза» (5 + 5 + 5), ростовщик терял право на взыскание основной суммы долга.
      49. Аже кто емлеть по 10 кунъ от лета на гривну, то того не от-метати.
      Лето — год.
      Перевод. 49. Если же [ростовщик] взимает [с должника] по 10 кун за год с гривны, то это не запрещается.
      Считая в гривне 50 кун = 20% годовых.
      Такие проценты разрешалось брать (в отличие от «третных») без ограничения срока.
      К постановлениям Владимира Мономаха и его бояр о резах относятся статьи 47 — 49, отменявшие правило статьи 46, которая отдавала должника в полную волю ростовщика (как договорились, так и плати). Однако законы Мономаха лишь регулировали размеры и процедуру взыскания процентов, основываясь на обычной практике взыскания весьма высоких процентов.
      В средние века «средняя норма прибыли была очень высока», о чем «свидетельствуют также и обычные тогда очень высокие ставки процента...» (см.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — Т. 25. — Ч. II. — С. 477).
      50. Аже который купець, где любо шед с чюжими кунами, истопиться, любо рать возметь, ли огнь, то не насилити ему, ни продати его; но како начнеть от лета платити, тако же платить, зане же погуба от бога есть, а не виноват есть; аже ли пропиеться или пробиеться, а в безумьи чюжь товар испортить, то тако любо тем, чии то товар, ждуть ли ему, а своя им воля, продадять ли, а своя им воля.
      Перевод. 50. Если кто из купцов, торгуя где-либо на чужие деньги, потерпит кораблекрушение, или будет ограблен, или потеряет товар от пожара, то (кредиторам) не насиловать его, не продавать (остатки его имущества),а предоставить ему рассрочку для уплаты долга, потому что он не виноват, погубил товар по воле божьей. Если же он пропьет или проиграет, по своему безумью утратит чужой товар, то поступать по воле его кредиторов, пожелают ли они ждать (уплаты долга), или распродать (остатки его имущества) в свою пользу.
      51. Аже кто многим должен будеть, а пришед (гость) из иного города или чюжеземець, а не ведая запустить за нь товар, а опять начнеть не дати гост(ю) кун, а первии должебити начнуть ему запинати, не дадуче ему кун, то вести и на торг, продати же и отдати же первое гостины куны, а домашним, что ся останеть кун, тем же ся поделять; паки ли будуть княжи куны, то княжи
      куны первое взяти, а прок в дел; аже кто много реза имал, не имати тому.
      Перевод. 51. Если (купец) много задолжает местным (домашним) купцам, а гость, приехавший с товарами из другого города или чужеземный, не зная об этом, даст ему свои товары и задолжавший не будет возвращать гостю его деньги (или товары), да и прежние кредиторы будут возражать против этого, то повести должника на торг, распродать остатки его имущества и вернуть, прежде всего, его долг гостю, а домашним (купцам) разделить между собой оставшиеся после этого деньги. Если же за должником будут княжеские деньги, то их вернуть в первую очередь, а остаток пустить в раздел; если же кто (из купцов) успел уже раньше получить с должника большие проценты, то он в этом деле не участвует, ничего не получает.
      Аже закупъ бежить
      52. Аже закупъ бежить от господы, то обель, идеть ли искать кунъ, а явлено ходить, или ко князю или к судиям бежить обиды деля своего господина, то про то не робять его, но дати ему правду.
      Закуп — смерд, находящийся в феодальной зависимости от господина за ссуду.
      Обель — полный холоп.
      Перевод. 52. Если закуп убежит от господина [не расплатившись с ним за ссуду], то становится полным холопом; если же он пойдет искать денег с разрешения господина или побежит к князю и его судьям с жалобой на обиду со стороны своего господина, то за это его нельзя делать холопом, но следует дать ему суд.
      Закупничество — ранняя форма феодальной зависимости со следами недавней свободы человека и сохранением за ним некоторых «прав» личности. Сословная неравноправность только еще зарождалась.
      53. Аже у господина ролеиныи закуп, а погубить воискии конь, то не платити ему; но еже дал ему господин плуг и борону, от него же купу емлеть, то то погубивше платити; аже ли господинего отслеть на свое орудье, а погибнеть без него, то того ему не платити.
      Купа — а) ссуда феодала закупу; б) совокупность повинностей закупа в пользу господина.
      Орудье — работа закупа на феодала или на себя.
      Перевод. 53. Если пашенный закуп потеряет военного коня (в походе), то не платит за него (господину); но если (вместе с лошадью) господин дал закупу плуг и борону, за что и получает с него купу, то за их утрату закуп платит; если же господин пошлет закупа на свою работу и (полученное от господина) пропадет не по вине закупа, без него, то за это закуп (господину) не платит.
      54. Аже из хлева выведуть, то закупу того не платити; но (о) же погубить на поли, и в двор не вженеть и не затворить, кде ему господин велить, или орудья своя дея, а того погубить, то то ему платити.
      Перевод. 54. Если (воры) украдут скот из (запертого) хлева, то закуп за это не отвечает; но если он погуби i (скот) на поле, не загонит его и не закроет там, где ему велит господин, или делая свою работу, то за это он платит (господину).
      Вженеть — загонит.
      Орудья своя дея — работая на своем участке пашни.
      В феодальном хозяйстве (в отличие от капиталистического) необходимый и прибавочный труд «разделены во времени и пространстве», часть дней крестьянин работает «на барина», а часть «на себя». Использование труда закупа — типичная картина эксплуатации непосредственного производителя в феодальном обществе. (См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч. — Т. 17. — С. 70 — 72.) Статьи о закупах и смердах опровергают суждения о том, что в Киевской Руси существовал рабовладельческий строй, а главным занятием населения было будто бы не земледелие, а скотоводство (или даже «коневодство»).
      55. Аже господин переобидить закупа, а увидит купу его или отарицю, то то ему все воротити, а за обиду платити ему 60 кун. Паки ли прииметь на немь кун, то опять ему воротити куны, что будеть принял, а за обиду платити ему 3 гривны продажи. Продасть ли господин закупа обель, то наимиту свобода во всех кунах, а господину за обиду платити 12 гривен продаже. Аже господин бьет закупа про дело, то без вины есть; биеть ли не смысля пьян, а без вины, то яко же в свободнемь платежь, тако же и в закупе.
      Отарица — участок земли закупа, урожай с него.
      Увидить, прииметь — возьмет больше договоренного.
      Перевод. 55. Если господин переобидит закупа, нанесет ущерб его купе или отарице, то (взятое излишне, сверх условия) должен ему все вернуть, а за обиду заплатить 60 кун. Если возьмет с него больше денег (чем условились), то излишне полученные деньги также вернуть закупу и заплатить ему за обиду 3 гривны. Если господин продаст закупа в обельные холопы, тот освобождается от денежного долга господину и господин должен заплатить ему 12 гривен штрафа. Если господин побьет закупа за дело, то он не отвечает за это, если побьет не смысля, пьяным, без всякой (с его стороны) вины, то должен заплатить закупу столько же, сколько (платят) свободному (человеку).
      В этой статье видны как натуральная, так и зачатки денежной ренты, пережитки личной свободы закупа, некоторые «уступки» в пользу закупов, вырванные у феодалов, вероятно, участием закупов в народных восстаниях XI — XII вв., при сохранении зависимости закупа от господина.
      57. Аже закуп выведеть что, то господин в немь; но оже кде и налезуть, то преди заплатить господин его конь или что будеть ино взял, (а) ему холоп обелныи; и паки ли господин не хотети начнеть платити за нь, а продаст и; отдасть же переди или за конь, или за
      вол или за товар, что будеть чюжего взял, а прок ему самому взяти собе.
      Перевод. 57. Если закуп украдет что-либо, господин может поступить с ним по своей воле: либо, после того как закупа поймают, заплатит (потерпевшему) за коня или иное (имущество) украденное закупом и превращает его в своего холопа; либо, если господин не захочет расплачиваться за закупа, то пусть продаст его и, отдав сначала (потерпевшему) за украденного коня или вола или за товар, остаток берет себе.
      Закуп, укравший скот или другое имущество, в любом случае становился холопом своего господина: если тот расплачивался за него, оставляя у себя, или же продавал другому феодалу.
      65. Аже межю перетнеть бортьную, или ролеиную разореть, или дворную тыномь перегородить межю, то 12 гривенъ продажи.
      Перевод. 65. Если кто испортит бортную, или перепашет пахотную, или перегородит тыном дворную межу, должен заплатить 12 гривен продажи [князю].
      Мед добывали в дуплах деревьев, находившихся в лесу и принадлежавших феодалам как особая ценность, а также в ульях на пасеках (ст. 68, 69). Защита законом границ пахотных участков и дворов — свидетельство того, что главным занятием жителей Киевской Руси было земледелие.
      О смерде
      71. Аже смердъ мучить смерда без княжа слова, то 3 гривны продажи, а за муку гривна кунъ.
      Перевод. 71. Если смерд подвергнет муке смерда без княжеского суда, то заплатит 3 гривны продажи [князю] и потерпевшему за муку гривну денег.
      85. Аже смерд умреть, то задницю князю; аже будуть дщери у него дома, то даяти часть на не; аже будуть за мужем, не даяти части им.
      Задница — наследство, имущество, оставшееся после смерти человека.
      Дщери — дочери.
      Перевод. 85. Если смерд умрет (не оставив сыновей), то задница идет князю; если после него останутся незамужние дочери, то выделить (часть имущества) им; если же дочери замужние, то им не давать части наследства.
      Из текста статьи ясно, что наследником смерда являлся его сын, часть его имущества получали и незамужние дочери. В переходе же выморочного наследства к князю видно стремление последнего расширить свои владения и обеспечить доход с них с помощью другого «тяглеца». На церковных землях выморочные земли также переходили в распоряжение епископов.
      О заднице боярьстеи и о дружьнеи
      86. Аже в боярех любо в дружине, то за князя задниця не идеть; но оже не будеть сынов, а дчери возмуть. ,
      2 Заказ 401 33
      Перевод. 86. Если же умрет боярин или дружинник, то их имущество не идет князю, но если у них не будет сыновей, то наследство получат их дочери.
      Владельческие права смердов (и даже в известной степени закупов) ограждались законом в интересах всего класса феодалов и князя как носителя публичной власти. Феодал, указывает В. И. Ленин, «должен иметь на своей земле крестьянина, обладающего наделом, инвентарем, скотом. Безземельный, безлошадный, бесхозяйный крестьянин — негодный объект для крепостнической эксплуатации» (Ленин В. И. Поли. собр. соч. — Т. 17. — С. 72). Феодалы же, являясь собственниками земли, пользуются правами-привилегиями, в том числе правом передачи своего имущества не только сыновьям, но и дочерям.
      О холопьстве
      102. Холопьство обелное трое: оже кто хотя купить до полу гривны, а послухи поставить, а ногату дасть перед самем холопом.
      Перевод. 102. Холопство обельное троякого вида: если кто купит (поступающего в холопы) до полгривны в присутствии свидетелей (сделки) и ногату (княжескому судье) заплатит перед самим холопом.
      103. А второе холопьство: поиметь робу без ряду, поиметь ли с рядом то како ся будеть рядил, на том же стоить.
      Перевод. 103. А второе холопство: кто женится на рабе без договора (с ее владельцем), а если с договором (рядом), то как договорились, так и будет.
      104. А се третьее холопьство: тивуньство без ряду или при-вяжеть ключ к собе без ряду; с рядом ли, то како ся будеть рядил, на том же стоить.
      Перевод. 104. А вот третье холопство: кто поступит в тиуны или в ключники (господина) без договора с ним, если же с договором, на том и стоять.
      105. А в даче не холоп, ни по хлебе роботять, ни по при-датьце; но оже не доходять года, то ворочати ему милость; отходить ли, то не виноват есть.
      Дача — здесь: ссуда хлебом, семенами, инвентарем или скотом, вместе с «придатком» составляли «милость», которую получивший ее должен был отрабатывать.
      Перевод. 105. А за ссуду хлебом с любым придатком человек не становится холопом, но если он не отработает долга (в течение условленного срока), то обязан возвратить полученное; если же отработает, то ничем больше не обязан.
      Статьи 102 — 104 о холопах, в отличие от статей 52, 57, где говорится о насильной продаже в холопы беглого закупа или закупа-вора, перечисляют законные основания и процедуру «добровольного» поступления в холопы разорившихся смердов или горожан. «Русская Правда» назначала цену за холопа в 5, а за рабу в 6 гривен. Цена же раба-пленного, считавшегося военной добычей, законом не регламентировалась и устанавливалась по соглашению продавца и покупателя. Рабов-пленных не только продавали, но и дарили. Князь Игорь, «утвердив мир с греки», отпустил византийских послов и одарил их «скорою и челядью и воском».
      Говоря о холопах древней Руси, следует иметь в виду важное положение Ф. Энгель-
      са о том, что «крепостное право раннего средневековья» сохранило в себе «много черт древнего рабства» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — Т. 19. — С. 339).
      То, что главной массой непосредственных производителей в Киевской Руси являлись не холопы, а смерды и закупы, видно из того, что «Русская Правда» ограничивала источники холопства определенными видами, допускала возможность заключения ими «ряда» (договора) с господином, наконец, запрещала холопить людей вообще за простую ссуду (ст. 105).
     
      ФЕОДАЛЬНОЕ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЕ X — XIII вв.
      Превращение ранее свободных крестьян-общинников в феодально-зависимых происходило в ходе разграбления «почти всей крестьянской земли... произведенного дворянством и духовенством при благосклонном содействии территориальной власти»; «вечные войны королей и междоусобицы знати вынуждали свободных крестьян, одного за другим, искать себе покровителя. С другой стороны, алчность той же знати и церкви ускоряла этот процесс; хитростью, обещаниями, угрозами, силой они подчиняли своей власти еще больше крестьян и крестьянских земель. Как в том, так и в другом случае крестьянская земля превращалась в господскую и, самое большее, вновь передавалась крестьянам в пользование за оброк и барщину. Крестьянин же из свободного землевладельца превращался в зависимого, обязанного платить оброк и отбывать барщииу, или даже в крепостного» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — Т. 19. — С. 337 — 338).
      В целом эти положения Ф. Энгельса приложимы и к процессу становления феодальных отношений в Киевской Руси. В. И. Ленин указывал, что «отработочная система хозяйства безраздельно господствовала в нашем земледелии со времен «Русской Правды...», с тех же времен «смерды» (так называет крестьян «Русская Правда»)» шли в кабалу к помещикам-феодалам (см. Ленин В. И. Поли. собр. соч. — Т. 3. — С. 314; Т. 15. — С. 131).
      Летописи называют свыше двухсот «городов», возникших в эти столетия, большинство которых представляло собой княжеские и боярские укрепленные «городки» — усадьбы с прилегающими к ним селами и волостями, куда князья ходили в «полюдье», где вирники собирали виры и продажи, откуда крестьяне везли светским духовным феодалам свои «повозы» с продуктами своего труда. Ниже приводятся фрагменты из летописи о княжеских и церковных владениях, разорении половцами принадлежащих им городов и сел (ПСРЛ. — Т. I. — Стб. 118, 124, 152 — 153, 207 — 209, 222, 232, 238, 349, 358, 362 — 363, 429; Т. И. Ипатьевская летопись. — Стб. 327 — 334, 490 — 491).
      987 г. Князь Владимир, крестив Русь, «повелел строить церкви и ставить по местам, где стояли кумиры, и поставил церковь св. Ва-силья на холме, где стоял кумир Перуна и прочих [языческих богов] ... и начал ставить по градам [другие] церкви и попов, и людей на крещенье приводить по всем городам и селам...»
      996 г. После освящения церкви св. Богородицы в Киеве, князь Владимир так сказал: «даю церкви сей от имения моего и от городов моих десятую часть [доходов] , и написав [в грамоте] клятву [об этом], положил ее в церкви со словами: если кто это [повеление] нарушит, да будет проклят...»
      1037 г. «Заложил [князь] Ярослав [в Киеве] город великий с Золотыми воротами и церковь митрополичью св. Софии, а после того церковь на Золотых воротах св. Богородицы Благовещенья, затем монастыри св. Георгия и св. Ирины, и при них начала вера христианская плодиться и расширяться, и черноризцы [монахи] начали умножаться и монастыри стали строиться... и другие церкви он ста-
      вил по градам и [другим] местам, поставляя в них попов и давая им от имения своего доходы».
      1086 г. Князь Ярополк «десятину давал св. Богородице от всего своего имения повсегодно...»
      1089 г. «В этом году освящена была церковь св. Михаила [Переяславская] Ефремом митрополитом... и [он] устроил ее великими постройками, украсил ее всякою красотою, церковными сосудами. Этот Ефрем воздвиг [в Переяславе] много [других] зданий, окончив церковь св. Михаила, заложил [еще] церковь на городских воротах во имя св. мученика Феодора, затем [церковь] св. Андрея около церкви от ворот, и строенье банное [каменное], чего не было прежде на Руси, и город заложил каменный...»
      1096 г. Князь Мстислав после похода «распустил [свою] дружину по селам».
      1158 г. Князь Андрей [Боголюбский] «церкви различные поставил и монастыри многие создал... кормилец он был чернцам и черницам». «Заложил князь Андрей во Владимире церковь каменную св. Богородицы... и дал ей много имения и слободы купленные с данями, и села прекрасные, и десятину от своих стад и от торгов...»
      1093 г. После нашествия половцев «опустели села наши и города наши». 1152 г. Половцы в Киевской земле «монастыри разорили и села пожгли и огороды уничтожили». 1154 г. половцы «много зла сотворили, пожгли все села». 1169 г. половцы, напав на Киевскую землю, «взяли села со всеми людьми, с мужчинами и с женщинами, коней и скот и овец [вместе с людьми] погнали к себе в половцы». 1171 г. «В ту же зиму пришли половцы на Киевскую сторону и взяли множество сел за Киевом с людьми и скотом и с конями». 1210 г. Пришли половцы к Переяславлю «и повоевали многие села».
      1146 г. Во время усобицы между князьями Изяслав, выйдя из Киева со своей дружиной, «стал в селе Мельтекове и оттуда, послав [своих дружинников], захватил [стада] Игоря и Святослава... кобыл стадных 3 тысячи, коней тысячу»; после этого он «пошел на село Игоря, где тот устроил двор добрый, было там много готового [провианта] в амбарах, и в погребе вина и меда, и всякого тяжелого товара, железа и меди, столько всего, что не могли и вывезти такого множества... и потом повелел сжечь двор его (Игоря) и церковь св. Георгия, и гумно его, в котором было 9 сот стогов». Затем, заняв Путивль, разграбил двор Святослава и «разделил на 4 части его казну и амбары, в которых было столько добра, что нельзя было его и вывезти, в погребах было 500 берковцев1 меду, а вина 80 корчаг... и не оставил ничего княжеского, но все разделил, [в том числе] и челяди2 сот (человек)».
      1 Берковец равен 10 пудам; пуд равен 16,380 кг.
      2 Здесь «челядь» — это все зависимые люди князя Святослава.
     
      ВВЕДЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА
      Извлечения публикуются по изданию: Хрестоматия по истории СССР: С древнейших времен до конца XV в. / Под ред. академика М. Н. Тихомирова. — М., I960. — С. 175 — 177, 192 — 193.
     
      2. КРЕЩЕНИЕ РУСИ
      В 988 году. Пошел Владимир с воинами на Корсунь1, город греческий, и заперлись корсуняне в городе. И остановился Владимир на другой стороне города у залива на расстоянии полета стрелы от города... Изнемогали в городе люди, и сказал Владимир горожанам: «Если не сдадитесь, буду стоять больше 3 лет»... По совету корсуняни-на Анастаса Владимир перекрыл воду, которая шла по трубе в город. Владимир, услыхав это, взглянул на небо и сказал: «Если это сбудется, крещусь сам». Тотчас велел копать поперек труб и перехватил воду. Люди изнемогли от жажды и сдались... Владимир потребовал от императоров Византии выдать за него замуж их сестру Анну, согласившись принять христианство. ...Епископ Корсунский с попами царицы объявил о крещении и крестил Владимира. Дружина его видела это, и многие крестились... После крещения привели царицу к венцу. Одни, не знающие истины, говорят, что Владимир крестился в Киеве, другие — в Василеве2, третьи же иначе говорят...
      Владимир пришел в Киев; тотчас велел ниспровергнуть кумиры — одни изрубить, а другие предать огню. А Перуна повелел привязать к хвосту коня и стащить с горы по Боричеву въезду в ручей [Почай-ну] и приставил 12 мужей толкать Перуна шестами... Когда влекли Перуна по ручью к Днепру, верующие люди оплакивали его...
      После этого Владимир послал по всему городу со словами: «Кого не окажется завтра на реке, богатого ли, убогого ли, нищего или раба, тот идет против меня».
      Владимир повелел строить церкви и ставить в тех местах, где стояли кумиры. Церковь св. Василия поставил на холме, где стоял кумир Перуна и другие церкви, где приносили жертвы князь и люди. И начал Владимир ставить по городам церкви и попов, а людей заставлял креститься по всем городам и селам. И стал брать у нарочитых [знатных] людей их детей и отдавать их в книжное учение. А матери плакали по ним, как по мертвым...
      1 Корсунь — греческий город Херсонес в Крыму.
      2 Василев — город на реке Стугне, правом притоке Днепра, южнее Киева.
     
      3. ЦЕРКОВНЫЙ УСТАВ КНЯЗЯ ВЛАДИМИРА СВЯТОСЛАВИЧА
      Во имя отца и сына и святого духа. Вот я, князь великий Василий1, называемый Владимир, сын Святослава, внук Игоря и блаженной Ольги, воспринял святое крещенье от греческих царей Константина и Василия и Фотия патриарха2 и взял первого митрополита Михаила на Киев и на всю Русь, который крестил всю землю Русскую.
      И за тем, годами минувшими, создал церковь святую Богородицы и дал десятину к ней по всей земле Русского княжения и от всякого суда десятый грош3, а из торга десятую неделю4 и из домов на всякий год десятое всякого стада и всякого имущества.
      И после того посмотрел в греческий Номоканон5 и нашел в нем, что не подобает этих судов6 судить и тяжб князю и боярам его, ни его судьям. И посоветовался я со своей Княгиней Анной7 и со своими детьми и дал святой Богородице и митрополиту и всем епископам... А кто посягнет на мое пожалование, с тем будет мне суд перед богом, а митрополиту проклинать его [церковным] собором... .
      А вот митрополичьи люди церковные: игумен, игуменья, поп, попадья, поповичь, чернец, черница, дьякон, жена дьякона, просвир-ница, пономарь, вдова, калика, сторонник, задушный человек, прикладник, хромец, слепец, дьяк и все причетники церковные. Если кто [из них] совершит преступление, то судить тех митрополиту и епископам, кроме мирян.
      1 Василий — такое имя принял князь Владимир при крещении.
      2 Константин IX и Василий II Болгаробойца — византийские императоры, правили совместно с 976 по 1025 г. Фотий — патриарх Константинопольский.
      3 Десятый грош — пошлина с каждого судебного дела.
      4 Десятая неделя — торговые пошлины в каждую десятую неделю происходящих торгов.
      6 Номоканон, Кормчая книга — сборники канонов и правил православной церкви и Византийской империи.
      * Этих судов — ниже перечислены судебные дела и тяжбы, подлежащие церковному суду: разводы, нарушения супружеской верности, похищение (умыкание) девушки для брака, а также колдовство, наговоры, оскорбление словом и ударами, тяжбы о наследстве.
      7 Княгиня Анна — жена Владимира, греческая царевна, сестра императоров Константина и Василия.
     
      ВОЙНЫ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА КИЕВСКОЙ РУСИ
      Объединяя славянские и другие племена в единое государство, облагая их данью сот плуга» (ПСРЛ. — Т. 1. — Стб. 81 — 82), киевские князья совершали походы в Волжско-Камскую Булгарию, на Северный Кавказ, на Дунай и в Византию. В результате походов князей Олега и Игоря на Константинополь в 911 и 944 гг. были заключены первые международные договоры Руси с греками, определившие равноправные условия торговли между двумя государствами. В 60 — 70-х гг. X в. князь Святослав Игоревич подчинил Киеву волжско-камских болгар и мордовские племена на Волге, разгромил Хазарский каганат, взимавший до того дань с некоторых славянских племен, воевал с Византией, проявив качества выдающегося полководца. Внешнеполитические условия древнерусского государства характеризовались вековой борьбой с нашествиями воинственных кочевых народов (в X в. — печенегов, с середины XI в. — половцев), проникавших в черноморские степи из глубин Азии. Поэтому на Руси в войнах участвовали не только княжеские дружины, но также крестьяне и горожане, мирные жители — свои».
      Извлечения из летописи (в переводе) публикуются по изданию: ПСРЛ. — Л., 1926. — Т. 1. — Стб. 65 — 67, 122 — 124, 127 — 129, 218 — 231. Извлечения из договора с Византией (в переводе) публикуются по изданию: Памятники русского права. — М., 1952. — Т. I. — С. 35 — 41.
      В лето 964. Когда князь Святослав вырос и возмужал, начал он воев собирать многих и храбрых; ходя легко, как барс, вел он многие войны. В походах не возил за собой обозов, ни котлов, не варил мяса, но тонко нарезав конину ли, или зверину, или говядину, жарил ее на углях и ел. Не имел он [походного] шатра, но [спал] постелив подклад и [положив] седло в головах. Таковы были и другие его вой. [Перед началом похода] он посылал послов к странам, говоря: «Хочу итти на вас». И пошел на Оку-реку и на Волгу и, встретив вятичей, сказал вятичам: «Кому вы дань даете?» Они же сказали: «Хазарам по шлягу1 и от рала даем».
      В лето 965. Пошел Святослав на хазар. Услышав об этом, хазары вышли [ему] навстречу с князем своим Каганом и сошлись биться. И в битве одолел Святослав хазар и взял город их Белую Вежу; [после этого он] Ясов победил и Касогов2.
      В лето 966. Вятичей победил Святослав и дань на них наложил.
      В лето 967. Пошел Святослав на Дунай и на болгар, и бились те и другие, и одолел Святослав болгар, и взял 80 городов по Дунаю, и сел княжить там в Переяславце, дань взимая с греков.
      1 Ш ляг — монета.
      2 Ясы и касоги — народы, жившие на Северном Кавказе.
      Осада печенегами Киева. Подвиг юноши
      В лето 968. Пришли печенеги впервые на Русскую землю, а Святослав был в Переяславце, и затворилась [княгиня] Ольга с внуками своими, Ярополком, Олегом и Владимиром в городе Киеве. И обступили печенеги город в силе великой, бесчисленное множество их около города, и нельзя было из города выйти, ни вести [князю] послать. Изнемогали люди от голода и жажды. Собрались люди на другой стороне Днепра в лодках. Они стояли на другой стороне, и нельзя было ни одному из них войти в Киев, ни из города [выйти] к ним. И закручинились люди в городе и сказали: «Нет ли кого, кто мог бы на ту сторону дойти и сказать им: если кто не придет к нам утром [на выручку], придется нам сдаться печенегам». И сказал один юноша: «Я перейду». И сказали [киевляне]: «Иди». Он же вышел из города с уздою и бежал среди печенегов, говоря: «Не видел ли кто [моего] коня?» Он умел говорить по-печенежски, и они приняли его за своего. И как [юноша] приблизился к реке, скинул [с себя] одежду, бросился в Днепр и поплыл. Увидев это, печенеги устремились за ним и стреляли в него (из луков. — Ред.), но не могли с ним ничего сделать. Они же (стоявшие на другом берегу Днепра киевляне. — Ред.), увидев с другой стороны [происходящее], приехали в лодке навстречу к нему и взяли его в лодку и привезли его к дружине. И сказал им [юноша]: «Если не придете завтра [на выручку] к городу, хотят люди сдаться печенегам». Тогда сказал воевода их по имени Претич: «Подступим завтра в лодках [к Киеву]
      и, взяв княгиню и княжичей, умчим на эту сторону, если же так не сделаем, то погубит нас Святослав». И заутро, сев в лодку на рассвете и громко затрубили, а люди в городе [Киеве] закричали. Печенеги же, думая, что князь [Святослав] пришел, побегли розно от города. И вышла Ольга с внуками и с людьми к лодке. Увидев это, князь печенежский один возвратился к воеводе Претичу и сказал: «Кто это пришел?» И сказал ему [Претич]: «Лодка с другой стороны». И сказал князь печенежский: «А ты князь ли?» Он же ответил: «Я муж [дружинник] его и пришел в стороже1, а за мною идет полк с [самим] князем, [с ним войско] безчисла множество». Так сказал он, угрожая им [печенегам]. И тогда сказал печенежский князь Претичу: «Будь мне другом». Он же сказал: «Так сделаю». И подали они (в знак мира. — Ред.) руки друг другу, и дал печенежский князь Претичу коня, саблю, стрелы, он же дал ему броню [доспехи], щит и меч. И отступили печенеги от города, [а было их столько], что нельзя было коня напоить [киевлянам], на [самой реке] Лебеди стояли печенеги2.
      1 В стороже — в сторожевом полку, который шел впереди войск.
      2 Подвигу безвестного юноши посвящено одно из произведений выдающегося русского скульптора М. М. Антокольского (1843 — 1902) — «Юноша с уздечкой».
      «Не посрамим землю Русскую»
      В лето 971. Пришел Святослав в Переяславец (на Дунае. — Ред.), и затворились болгары в городе и вылезли на сечу против Святослава, и была битва велика, и одолевали болгары. И сказал Святослав воям своим: «Уже нам здесь пасть, потягаемся мужественно, братья и дружина». И к вечеру одолел Святослав и взял город копьем [приступом]. И послал к грекам [послов], говоря: «Хочу на вас итти и взять город ваш, как и этот». И сказали греки: «Мы не можем против вас устоять, но возьми дань с нас и на дружину свою и скажите нам, сколько вас, и дадим по числу на головы». Так сказали греки, желая обмануть Русь [ибо греки лукавы и до сего дня]. И сказал им Святослав: «Есть нас 20 тысяч», и прибавил 10 тысяч — было Руси только 10 тысяч [человек]. И собрали греки против Святослава 100 тысяч [воинов] и не дали дани. И пошел Святослав на греков, а те вышли против Руси. Увидев это, Русь убоялась большого множества воинов. И сказал Святослав: «Уже нам некуда деться, волей или неволей должны мы стать против, да не посрамим землю Русскую, но ляжем костьми здесь, мертвые ведь позора не знают, если же побежим, то примем позор и не спасемся; но станем крепко, я же пойду впереди вас, и если погибну, то сами помыслите о себе». И сказали вой: «Где твоя голова ляжет, тут и мы свои головы сложим». И построила полки Русь, и была великая битва, и одолел Святослав, и побежали греки... Заключив мир с греками, Святослав пошел в лодках к порогам, и сказал ему воевода отцовский Све-нельд: «Пойди, княже, на конях стороною, ведь стоят печенеги в порогах». И не послушал его [Святослав], пошел в лодках. Услышав это, печенеги преградили путь через пороги, и пришел Святослав к порогам, и нельзя было пройти пороги, и остался он зимовать в Белобережье, и не было у них пищи, и был большой голод, так что голова конская стоила полгривны. И зимовал Святослав тут.
      Когда же наступила весна. В лето 972. Пошел Святослав в пороги, и напал на него Куря, князь печенежский, и убил Святослава и, взял голову его, из черепа его сделал чашу, оковавши ее, и пил из нее. Свенельд же пришел в Киев к Ярополку...
      Подвиг кожемяки
      В лето 992. Ходил [князь] Владимир на хорватов, а когда вернулся с войны хорватской, и вот уже печенеги пришли [на Русь] по той стороне [реки] Сулы. Владимир же пошел против них и встретил их на Трубеже, на броде, где ныне [город] Переяславль. И встал Владимир [с войском] на этой, а печенеги на той стороне. И не осмеливались ни эти перейти на ту сторону, ни те на эту сторону [реки]. И приехал князь печенежский к реке, позвал Владимира и сказал ему: «Выпусти ты своего богатыря, а я [выставлю] своего, пусть поборятся, и если твой победит моего, не будем воевать три года, если же наш победит, будем воевать три года». И на этом разошлись. Владимир же, придя в свой лагерь, послал глашатая по лагерю со словами: «Нет ли такого храбреца, который поборолся бы с печенежином?» И не нашлось никого нигде. Назавтра же приехали печенеги и привели своего богатыря, а у наших не было [такого]. И затужил Владимир, посылая гонцов по всем воям. И тогда пришел к князю один старик и сказал ему: «Княже, есть у меня один сын младший дома, а с четырьмя я вышел [в поход], а он остался дома. С детства никто не мог его побороть. А однажды, когда я его побранил, а он в то время разминал сыромятную кожу, так он, разгневавшись на меня, разорвал кожу руками пополам». Услышав это, князь обрадовался и послал за ним, и привели его к князю, и князь поведал ему обо всем. Тот же сказал: «Княже, не знаю, смогу ли я [победить печенега], надо испытать меня; нет ли тут быка великого и сильного?» И нашли быка великого и сильного и велели раздразнить быка, приложив к нему железо горячее, и отпустили его. И побежал бык мимо него, и схватил он быка рукою за бок и вырвал [у него] кожу с мясом, сколько рука его захватила. И сказал ему Владимир: «Можешь с ним побороться». И назавтра пришли печенеги и начали звать, нет ли вашего богатыря, а наш уже готов. Владимир же повелел той ночью надеть [на своего богатыря] доспехи, и выступили оба [друг против друга]. Выпустили печенеги своего богатыря, и был он превелик очень и страшен. И выступил богатырь Владимира и увидев его, печенег засмеялся: был он среднего роста. И размерили поле между двумя войсками, напустились противники друг на друга и схватились крепко, и удавил [кожемяка] печенега в своих руках до смерти, и бросил его на землю, и воскликнуд. И тогда пече-
      неги побежали, и Русь погналась за ними, поражая [оружием], и прогнали их. Владимир же, радуясь, заложил город на броде том и назвал его «Переяславль», потому что отнял отрок тот славу [печенегов] . Владимир же сделал отрока того и отца его великими мужами. Владимир же возвратился в Киев с победой и со славой великой.
     
      5. ДОГОВОР РУСИ С ВИЗАНТИЕЙ. 911 г.
      В лето 6420. Послал Олег мужей своих установить мир и заключить договор между греками и Русью... Мы от рода Русского (следует перечень имен), посланные от Олега, великого князя Русского, и от всех подвластных ему светлых бояр к вам, Льву, Александру и Константину, божьей милостью великим самодержцам, цесарям греческим, для подтверждения и укрепления существующей уже много лет дружбы между Христианами и Русью, согласно желанию и повелению наших князей и всей подвластной им Руси... Прежде всего заключим с вами, греками, мир и станем дружить друг с другом всей душой и не допустим, по нашему общему стремлению, никакого беспорядка или обиды... Если же убьет Русин Христианина или Христианин Русина — пусть умрет там, где совершил убийство. Если же убийца скроется, а окажется имущим, то ту часть имущества, которая принадлежит ему по закону, пусть возьмет близкий родственник убитого... Если кто ударит другого мечом или каким-либо другим орудием, то пусть за тот удар или избиение заплатит потерпевшему 5 литров серебра по закону Русскому... Если Русин Христианину или Христианин Русину нанесет какое-либо мучение и насильно захватит чужое имущество, и это будет доказано, то пусть виновный возместит убытки потерпевшему в тройном размере. Если ладья сильным ветром будет выброшена на чужую землю и будет обнаружена кем-либо из Руси, то они будут охранять ее с ее снаряжением и товарами и отошлют ее в землю Христианскую... Также если случится несчастье с ладьей Русской около земли Греческой, (мы) проводим ее в Русскую землю... Если пленник, удерживаемый любой из сторон, Русью или Греками, будет продан в иную страну и будет обнаружен Русином или Гречином (соотечественником пленного), то дозволяется его выкупить и возвратить выкупленного в свою страну... Если челядин Русский будет украден или убежит или будет насильно продан и Русь на это пожалуется и это будет подтверждено челяди-ном то пусть Русь возьмет его... О находящихся на службе в Греках у христианского цесаря людей из Руси. Если кто из них умрет, не оставив завей ния о своем имуществе, а своих (родственников) здесь у него не будет, то пусть его имение возвратят ближним родичам на Русь. Если же он сделает завещание, то пусть его имущество возьмет тот, кому он его завещал, и наследует его...
      Цесарь же Леон почтил послов Русских дарами, золотом, шелками и драгоценными тканями... И так отпустил их в свою землю с честью великой...
      Летописи обычно очень глухо упоминают о фактах классовой борьбы. Только о крупных восстаниях, особенно напугавших феодалов, летописец сообщает более подробно.
      Извлечения из летописи (в переводе) публикуются по изданиям: ПСРЛ. — Т. 1. — Стб. 167 — 181. О восстании 1113 г.: Повесть временных лет. — М., 1950. — Ч. 1. — С. 196.
     
      6. КИЕВСКОЕ ВОССТАНИЕ 1068 г.
      В лето 1068. Пришли иноплеменники на Русскую землю, половцы многие. Изяслав же и Святослав и Всеволод вышли против них на [реку] Альту. И с наступлением ночи они пошли друг на друга. За грехи наши напустил бог на нас поганых, и побежали русские князья, и победили половцы... Когда Изяслав с Мстиславом бежали в Киев, а Святослав в Чернигов, люди киевские (участвовавшие в походе князей. — Ред.) прибежали в Киев и собрали вече на торгу и, послав к князю, сказали ему: «Вот, половцы рассыпались по всей земле, дай нам, князь, оружие и коней, мы еще побьемся с ними». Изяслав же этого не послушал. И начали люди укорять воеводу Коснячко; пошли прямо с веча на гору, и пришли на двор Коснячков, и не найдя его, остановились около двора Брячислава1 и сказали: «Пойдем, освободим дружину свою из погреба» [тюрьмы]2. И разделились надвое: половина их пошла к погребу, а половина их пошла по мосту, эти и пришли на княжеский двор. В то время как Изяслав, сидя в сенях (княжеского дворца. — Ред.), совещался со своей дружиной, пришедшие, остановившись внизу, начали спорить с князем. Когда же Изяслав смотрел из оконца, а дружина стояла около князя, сказал Тукы, брат Чюдина3, Изяславу: «Видишь, князь, люди взвыли, пошли постеречь Всеслава». И пока он это говорил, другая половина людей [киевлян] пришла от погреба, отворив погреб (с арестованными. — Ред.) . И сказала дружина князю: «Это зло есть; пошли ко Всеславу, пусть, призвав его к оконцу обманом, пронзят его мечом». И не послушал этого князь. Люди же закричали и пошли к порубу [тюрьме], где сидел Всеслав. Увидев это, Изяслав вместе со Всеволодом, побежал с двора. Люди же освободили Всеслава из поруба в 15 день сентября и прославили4 его среди княжеского двора. Двор же княжеский разграбили, [захватив] бесчисленное множество золота и серебра, деньгами и драгоценностями. Изяслав же бежал в Польшу... Всеслав же сидел [князем] в Киеве...
      В лето 1069. Пошел Изяслав с Болеславом5... а перед собою послал в Киев сына своего Мстислава. И, придя в Киев, Мстислав казнил 70 человек киевлян — [простой] чади, освободивших Всеслава из тюрьмы, а других ослепил, других же безвинно умертвил, не расследовав [дела]. Когда же Изяслав приближался к городу, вышли киевляне с поклоном встречать его и приняли князя своего... Изяслав же перевел торг [с Подола] на гору и прогнал Всеслава из Полоцка и посадил [князем] в Полоцке сына своего Мстислава;
      он же вскоре умер там. И посадил [Изяслав] вместо него брата своего Святополка. Всеслав же бежал...
      1 Брячислав — полоцкий князь, сын которого, Всеслав, находился в это время в заточении (в «порубе») у киевских князей.
      2 Очевидно, зачинщики восстания были посажены в тюрьму в самом его начале.
      3 Тукы, — брат Чюдина — княжеские мужи, происходившие, по-видимому, из знати племени чудь, жившего около Варяжского моря и платившего дань Руси.
      4 Прославили — провозгласили своим князем.
      5 Болеслав II Смелый — король польский, союзник и родственник (племянник) князя Изяслава.
     
      7. ВОССТАНИЕ СМЕРДОВ F) РОСТОВСКОЙ ЗЕМЛЕ. 1071 г.
      В лето 1071. Был тогда голод в Ростовской области, и пришли туда два волхва1 из Ярославля, говоря: «Мы знаем, кто прячет изобилье». И пошли они по Волге, и где приходили в погосты, тут же обличали лучших жен, говоря: «Эта прячет жито (хлеб), а эта мед, а эта рыбу, а эта меха»... И убивали многих женщин, а имущество их отнимали себе. И так пришли на Белоозеро, и было с ними иных людей 300. В это же время случилось прийти туда Яну Выша-тичу2, посланному Святославом собирать дань. И поведали ему белозерцы: «Эти два кудесника перебили уже много женщин по Волге и по Шексне и пришли сюда». Ян же спросив, чьи это смерды, и узнав, что (они) его князя, послал к ним, стоявшим около волхвов, и сказал им: «Выдайте волхвов, потому что они смерды мои и моего князя». Они же этого не послушали... Ян же, войдя в город к бело-зерцам, сказал им: «Если не схватите этих волхвов, не уйду от вас и целый год». Белозерцы же пошли, схватили их и привели к Яну... И сказал Ян повозникам3: «У кого из вас кто из родственников убит от этих?» Они же сказали: «Мне мать, другому сестра, иному дети».
      Он же сказал им: «Мстите за своих». Они же, поймав, убили их, и
      повесили на дубе...
      1 Волхвы — языческие жрецы.
      2 Ян Вышатич — воевода князя Святослава.
      3 По воз ники — провожатые обоза с данью, собранной Яном Вышатичем.
     
      8. НАРОДНОЕ ВОССТАНИЕ В КИЕВЕ. 1113 г.
      Преставился благоверный князь Михаил, которого звали Свято-полком1, апреля 16... Княгиня же его щедро наделила монастыри, и попов, и убогих на удивление всем людям... На другой же день, 17 апреля, киевляне устроили совет2, послали к Владимиру (Моно-маху), говоря «Пойди, князь, на стол отцовский и дедовский». Услышав это, Владимир много плакал и не пошел (в Киев), горюя по брате Киевляне же разграбили двор Путяты тысяцкого, напали на иудеев, разграбили их имущество. И послали киевляне к Владимиру, говоря: «Пойди, князь, в Киев; если же не пойдешь, то знай, что много зла произойдет, это не только Путятин двор или сотских, или иудеев пограбят, а еще нападут на невестку твою и на бояр, и на монастыри,
      и будешь ты ответ держать, князь, если разграбят и монастыри». Услышав это, Владимир отправился в Киев...
      1 Святополк княжил в Киеве в 1093 — 1113 гг.
      2 Устроили совет — с целью предупредить назревавшее в городе народное восстание.
     
      УСТНОЕ НАРОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО. ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ.
      К преданиям и свидетельствам летописи о борьбе с внешними врагами и княжеских усобицах тесно примыкают героические былины и литературные памятники Киевской Руси — «Поучение Владимира Мономаха своим детям» и «Слово о полку Игореве». В первых, как и в преданиях, записанных летописцем, отразились народные взгляды на события старины, во вторых — взгляды представителей господствующего класса. Высокую оценку «Слову о полку Игореве» дал К. Маркс: «Суть поэмы — призыв русских князей к единению как раз перед нашествием собственно монгольских полчищ» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — Т. 29. — С. 16).
      Извлечения публикуются по изданиям: Былины. — Л., 1950. — С. 75, 90 — 110, 172 — 178; Злато слово. Слово о походе Игоревом. — М., 1986. — С. 29, 41, 45, 53 — 59; ПСРЛ. — Т. 1. — Стб. 240 — 255.
     
      9. ИЛЬЯ МУРОМЕЦ В ССОРЕ С КНЯЗЕМ ВЛАДИМИРОМ
      Рассердился Илья да поразгневался Выходил он на широкий двор,
      Тугой лук разрывчатый натягивал.
      Калены стрелы да он налаживал;
      Он начал по городу похаживать,
      На божьи церкви да он постреливать,
      А с церквей-то он кресты повыломал,
      Золоты он маковки повыстрелил,
      С колоколов языки-то он повыдергал ...Закричал-то он да громким голосом:
      Во том во городе во Киеве У ласкового князя у Владимира Пированьице да был почестей пир.
      Зазывал Владимир стольно-киевский А князей бояр он киевских,
      Да всех русских могучих богатырей,
      Поляниц-то1 он всех удалыих,
      Не позвал Владимир стольно-киевский А старого казака Илью Муромца А на тот ли на почестей пир.
      ...Собирайтесь, мещане вы стрелецкие.
      Мужички, собирайтесь, деревенские,
      Вы лапотники да балахонники,
      Что мужчины, то и женщины,
      Приходите-тка к Илье да на почетный
      пир,
      Кормить-то я вас буду досыта,
      А поить-то буду я вас допьяна...
      1 Поляница (от поле, полевать) — отряды наездников, охранявшие в степи границы Русской земли.
      Не пристало ли нам, братья, начать старыми словами печальные повести о походе Игоревом,
      Игоря Святославича?
      Пусть начнется же песнь эта по былинам нашего времени, а не по замышлению Бояна1...
      Были века Трояна*, минули годы Ярославовы3; были походы Олеговы,
      Олега Святославича4.
      Тот ведь Олег мечом крамолу ковал и стрелы по земле сеял...
      Тогда, при Олеге Гориславиче, засевалось и прорастало усобицами, погибало достояние Даждьбожа внука; в княжеских крамолах сокращались жизни людские.
      Тогда по Русской земле редко пахари покрикивали, но часто вороны граяли,
      трупы между собой деля, а галки свою речь говорили,
      собираясь полететь на добычу...
      Борьба князей против поганых прекратилась, ибо сказал брат брату:
      «Это мое, и то мое же».
      И стали князья про малое
      «это великое» говорить и сами на себя крамолу ковать.
      А поганые со всех сторон приходили с победами на землю Русскую...
      Великий князь Всеволод!5
      Неужели и мысленно тебе не прилететь издалека отчий золотой стол поблюсти?
      Ты ведь можешь Волгу веслами расплескать, а Дон шеломами вылить!..
      1 Бонн — в поэме «соловей старого времени», по вновь открытой надписи на стене Софийского собора в Киеве о продаже «земли Бояней» предположительно жил в XI в.
      * Века Трояна — по различным версиям ученых «загадочный Троян» — это либо Боян, либо римский император Марк Ульпий Траян (98 — 117), либо славянское божество (языческое).
      3 Годы Ярославовы — киевского князя Ярослава Мудрого (ок. 987 — 1054).
      4 Олег Святославич — он же ниже Гориславич — наводил «поганых» на «Русь-кую землю», предводительствовал половцами.
      6 Всеволод — Всеволод Юрьевич Большое Гнездо (1154 — 1212), великий князь владимирский и ростово-суздальский.
     
      11. ИЗ «ПОУЧЕНИЯ ВЛАДИМИРА МОНОМАХА СВОИМ ДЕТЯМ»
      ...В дому своем не ленитесь, но сами смотрите за всем; не полагайтесь ни на тиуна, ни на отрока, чтобы не посмеялись приходящие к вам ни над домом вашим, ни над обедом вашим. Выйдя на войну, не ленитесь, не надейтесь на воевод, не угождайте питью, ни еде, ни спанью; стражу сами расставляйте, и ночью, везде расставив караулы, около воинов ложитесь, а вставайте рано; да оружие не снимай-
      те с себя второпях, не оглядевшись из-за лени — от этого внезапно человек погибает. Остерегайтесь лжи и пьянства — от этого погибает душа и тело. Куда не пойдете по своим землям, не позволяйте ни своим, ни чужим отрокам пакости делать ни в селах, ни в полях, чтобы не начали вас проклинать. А куда ни пойдете, где ни остановитесь, везде напойте и накормите просящего. Больше всего чтите гостей, откуда бы он к вам ни пришел — простой ли человек, или знатный, или посол — если не можете одарить его, то угостите едой и питьем. Эти люди, ходя по разным землям, прославят человека или добрым, или злым. Больного посетите, мертвого пойдите проводить, ведь все мы смертны. Не проходите мимо человека, не приветив его добрым словом... Что знаете хорошего, того не забывайте, а чего не умеете, тому учитесь, как мой отец1: он, дома сидя, изучил пять языков. За это отдают честь [уважают] и в других землях. А леность — мать всему дурному, [ленивый] что и знает, то забудет, а чего не знает, тому не учится; вы же, поступая хорошо, не ленитесь ни на что доброе...
      ...Всех моих походов больших было 83, а остальных малых и не упомню. С половецкими князьями заключал я мир 19 раз при отце и после отца, отдавая при этом много имущества и многие одежды свои. На волю из плена [«из оков»] отпустил я знатных половецких князей: двух братьев Шарукана, трех Багубарсовых и четверых Овчины, а всех знатных князей до 100... А вот как трудился и я на охотах... В Чернигове это делал: коней диких своими руками в пущах живыми вязал по 10 и по 20, а кроме того, когда по Роси ездил, своими руками ловил тех же коней диких. Два тура2 метали меня на рогах и с конем, один олень меня бодал, а два лося — один ногами топтал, а другой рогами бодал. Вепрь3 у меня на бедре меч сорвал. Медведь мне около колена подклад откусил. Лютый зверь вскочил мне на бедра и коня вместе со мною повалил. И Бог сохранил меня невредимым. И с коня я много раз падал, голову себе разбивал дважды, повредил свои руки и ноги, в юности своей вредил, не храня своей жизни и не щадя головы своей.
      Что должен был делать отрок мой, то я сам делал на войне и на охотах, ночью и днем, в летний зной и в зимнюю стужу, не давая себе покоя, не надеясь на своих посадников, ни на биричей, сам все делал, что было надобно: весь порядок в дому своем сам устанавливал, и в охотах охотничий порядок сам содержал: и в конях, и в соколах, и в ястребах также...
      1 Отец Владимира Мономаха — князь Всеволод Ярославич, в Киеве княжил в 1078 — 1093 гг.
      2 Тур — дикий бык, зубр, тогда водился во многих местах, часто упоминается в летописях.
      3 Вепрь — дикий кабан.
     
      Глава 3
      ФЕОДАЛЬНАЯ РАЗДРОБЛЕННОСТЬ РУСИ
     
      В XI — XII вв. Киевская Русь распалась на отдельные княжества — Владимиро-Суздальское, Черниговское, Полоцкое, Галицко-Волынское и др.
      КНЯЖЕСКИЕ УСОБИЦЫ. НАШЕСТВИЕ ПОЛОВЦЕВ
      Извлечения публикуются по изданию: ПСРЛ. — Т. 1. — Стб. 215 — 225, 256 — 257.
     
      1. ОПУСТОШЕНИЕ КИЕВСКОЙ ЗЕМЛИ ПОЛОВЦАМИ
      В лето 1093. Скончался великий князь Всеволод, сын Ярослава, внук Владимира... Когда же он княжил в Киеве, было ему больше печали, чем во время княжения в Переяславле, была ему печаль в Киеве от племянников его, которые досаждали ему, желая получить волости одни или другие. Он же и при смерти раздавал им волости. От этих печалей и охватили его недуги. И когда наступила старость, начал он любить советы молодых, совещаясь с ними. Эти же... начали... грабить и продавать людей, а он в болезнях своих не ведал об этом...
      Пришел Святополк в Киев1, и вышли ему навстречу киевляне с поклоном и приняли его с радостью... В это время пошли половцы на Русскую землю... начали войну, и пришли во множестве, и осадили город Торческ. Святополк же начал собирать воев против половцев. И сказали ему мужи разумные: «Не покушайся против них, потому что мало имеешь воинов». Он же сказал: «Имею отроков (дружинников) своих 700, которые могут стать против половцев». Другие же, неразумные, говорили: «Пойди, княже». Разумные же ему говорили: «Хотя бы ты собрал и 8000 воинов, недостало бы их. Наша земля оскудела от войн и насилий. Пошли к брату своему Владимиру2, чтобы он тебе помог». Святополк же послушал их, послал к Владимиру, чтобы помог ему. Владимир же собрал воинов своих и послал за Ростиславом, братом своим, в Переяславль, веля ему помогать Святополку. Когда пришел Владимир в Киев, собрались князья в церкви св. Михаила и, уладив между собою распри и споры, целовали крест между собою. А половцы (в это время) разоряли землю войной. И сказали князьям мужи разумные: «Зачем вы распри имеете между собою, а поганые губят землю Русскую, после все уладите, а теперь идите против поганых или с миром, или с войной».
      Владимир хотел мира (с половцами), Святополк же хотел войны. И пошли Святополк и Владимир и Ростислав к Триполью и пришли (к реке) Стугне... и собрали дружины свои на совет... И сказал Владимир, что, стоя здесь, не переходя реку и угрожая половцам, мы можем заключить мир с ними. И поддержали его совет разумные мужи, Ян (Вышатич) и прочие. Киевляне же не послушали этого совета, но сказали: «Хотим биться (с половцами), перейдем на ту сторону реки»... и перешли Стугну реку, которая тогда сильно разлилась. Святополк же и Владимир и Ростислав, построив полки свои, пошли и шли на правой стороне Святополк, на левой Владимир, посредине же Ростислав и, миновав Триполье, перешли через вал. А половцы вышли навстречу... и, придя к валу, поставили стяги свои и ударили сперва на Святополка и разгромили полк его... потом напали на Владимира, и была битва лютая, и побежали Владимир с Ростиславом и воины их... Половцы же после победы пустились по земле, воюя, а другие вернулись к Торческу. ...Святополк же пришел в Киев сам третей... Опустели села наши и города наши, потому что бегаем мы от врагов наших... лукавые сыны Измаила пожгли села и гумна и многие церкви сожгли огнем, и пусть не удивляется этому никто, из-за множества грехов... земля замучена, одних ведут в плен, другие убиваемы бывают, горькую смерть приемля, другие трепещут, глядя на убиваемых, другие умирают от голода и жажды... города все опустели, села опустели; перейдем поля, где пасли стада коней, овец и волов, все пусто ныне; видим нивы заросшие, которые стали жилищем зверей...
      1 Святополк — князь Туровский.
      2 Владимир — будущий Мономах, в это время княжил в Чернигове.
      2. «КАЖДОМУ СВОЕ...»
      В лето 1097. Пришли [князья] Святополк, и Владимир, и Давыд Игоревич, и Василько Ростиславич, и Давыд Святославич, и брат его Олег и собрались в Любече для устроения мира [между собой]. И обращались к себе, говоря: «Зачем губим Русскую землю, сами на себя вражду воздвигая, а половцы землю нашу терзают на части и радуются, что между нами войны и доныне. С этого времени соединимся в одно сердце и будем охранять Русские земли. Пусть каждый держит отчину свою...» и на этом целовали крест: «если кто пойдет на кого [войной], то на того будем все...» и принеся клятву, разошлись восвояси...
      ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОЕ КНЯЖЕСТВО
      Извлечения из изданий: ПСРЛ. — Т. 1. — Стб. 339 — 340; Т. 2. — Стб. 585 — 592.
      3. ПЕРВОЕ ИЗВЕСТИЕ О МОСКВЕ
      В 1147 году. Пошел Юрий1 воевать новгородскую волость и, придя, взял Новый Торг и всю Мету. А к Святославу2 послал Юрий, повелел ему воевать Смоленскую волость. И Святослав пошел и захватил голядь3 вверх по Протве; и дружина Святослава набрала там пленных. И прислал к нему Юрий со словами: «Приди ко мне, брат, в Москву». Святослав поехал к нему с сыном своим Олегом и с небольшою дружиной и взял с собой Владимира Святославича4. А Олег поехал вперед к Юрию и подарил ему барса. Вслед за ним приехал его отец Святослав, и они сердечно встретились с поцелуями в пятницу, в день похвалы святой богородицы, и были веселы. На другой день повелел Юрий устроить большой пир (обед силен) и оказал князьям великую честь; и дал Святославу в знак любви много даров, и одарил сына его Олега, и Владимира Святославича, и Святославовых мужей, и так отпустил их...
      1 Юрий Долгорукий — основатель династии владимиро-суздальских князей. Правил в 1125 — 1157 гг.
      2 Черниговский князь Святослав Олегович.
      3 Голядь — литовское племя, обитавшее на реке Протве.
      4 Владимир Святославич — князь рязанский.
     
      4. ЗАГОВОР БОЯР И УБИЙСТВО КНЯЗЯ АНДРЕЯ БОГОЛЮБСКОГО1
      И был у него (князя Андрея) любимый им слуга Яким. Яким услышал от кого-то, что князь велел казнить его брата, и по дьявольскому наущению устремился и побежал, вопия к своей братии, злым заговорщикам: «Сегодня этого казнил, а нас наутро; примем решение (промыслим) об этом князе». И назначили убийство на ночь, как Иуда на господа. Настала ночь, и они, взяв оружие, устремились, пошли на него, как звери свирепые. И когда они шли к его спальне, объял их страх и трепет, и они побежали из сеней, пошли в медушу (погреб для хранения меда и напитков) и стали пить вино. А сатана веселил их в медуше и невидимо им служил, подталкивая и укрепляя их в том, что они ему обещали. И так, упившись вином, они пошли в сени. Во главе убийц был Петр, зять Кучки, ключник Анбал Ясин, Яким Кучкович; а всех предателей, убийц, которые собрались в тот день для окаянного замысла у Петра, зятя Кучки, было 20. Когда наступила субботняя ночь... взяв оружие, как дикие звери, они пришли к спальне, где лежал блаженный князь Андрей. И один из них, стоя у дверей, позвал: «Господин, господин!» И князь спросил: «Кто там?» И он отвечал: «Прокопий». И сказал князь: «О паробок! Не Прокопий!» Они же, услыхав слова князя, подскочили к дверям, начали бить в двери и силою выломали их. Блаженный же вскочил, хотел взять меч, но меча не было: в этот день его вынес ключник князя Анбал...
      (В спальню) вскочили двое окаянных и схватились с князем, и князь одного свалил под себя. Они же, подумав, что это повержен князь, поранили своего сообщника. А потом узнали князя
      и упорно боролись с ним, потому что он был силен, рубили его мечами и саблями и наносили раны копьями. И сказал им князь: «Горе вам, нечестивые! Что вы уподобились Горясеру2. Какое зло сделал я вам? Если прольете мою кровь на земле, то пусть бог отомстит вам и за мой хлеб. И вот нечестивые, думая, что убили князя до конца, взяв своего сообщника, понесли его вон и удалились с трепетом. Князь же выскочил вслед за ними второпях и начал икать и стонать в болезни сердца своего, и пошел под сени. Они же, услышав голос его, возвратились опять к нему. Когда они стояли (в спальне), один из них сказал: «Я стоял и видел, будто князь идет из сеней вниз. И (они) сказали: «Ищите его. И пошли искать его. И говорили: «Мы погибли! Ищите его скорей! И, зажегши свечи, нашли его по крови... Был он убит в субботу ночью.
      И рассвело утром в воскресенье... Окаянные же, уйдя оттуда, убили его дружинника Прокопия, и оттуда пошли на сени, и взяли золото, и дорогие камни, и жемчуг, и узорочье3, и все его лучшее имущество...
      1 Андрей Боголюбский — сын Юрия Долгорукого, княжил в 1157 — 1174 гг.
      2 Слуга князя Святополка Окаянного Горясер по его приказу убил князя Глеба.
      3 Узорочье — дорогие, разукрашенные узорами и другими украшениями вещи из драгоценных металлов, тканей и т. п.
     
      НОВГОРОДСКАЯ ФЕОДАЛЬНАЯ РЕСПУБЛИКА
      Извлечения из издания: Новгородская первая летопись. — М.; Л., 1950. — С. 24 — 25, 67, 409 — 410.
      5. ВОССТАНИЯ В НОВГОРОДЕ В 1136 — 1137 гг.
      В 1136 г. новгородцы призвали псковичей и ладожан и задумали изгнать князя своего Всеволода (Мстиславича) ; посадили его в епископский двор с женой, детьми и тещей, месяца мая 28, и стража с оружием сторожила его день и ночь, 30 мужей ежедневно. Сидел он два месяца, и отпустили его из города июля 15, а приняли его сына Владимира. А вот в чем обвиняли его: 1) не бережет смердов, 2) зачем захотел сесть в Переяславле1, 3) бежал с поля битвы впереди всех; а из-за того много убитых... В лето 1137, в начале года, 7 марта... бежал Константин посадник к Всеволоду, и несколько иных добрых мужей, и дали посадничать в Новгороде Якуну Мирославичу. В то же лето пришел князь Всеволод Мстиславич в Псков, желая сесть опять на столе своем в Новгороде, позванный тайно новгородскими и псковскими мужами, его сторонниками: «Иди, князь, тебя опять хотят. И как услышано было, что Всеволод в Пскове с братом Святополком, и великий мятеж был в Новгороде, и побежали и другие к Всеволоду в Псков, и взяли на разграбление дома их, Константина, Нежаты и многих иных, да еще и то искали, ктб сторонник
      Всеволода из бояр, с тех взяли по полторы тысячи гривен, и дали купцам снаряжаться на войну; брали и не с виновных...
      1 Сесть в Переяславле — в 1132 г. Всеволод бросил Новгород и ушел в Переяславль, откуда был изгнан князем Юрием Долгоруким и вскоре вернулся в Новгород.
      6. ВОССТАНИЕ В НОВГОРОДЕ 1228 г.
      ...Возмутился весь город и пошли с оружием с веча против тысяцкого Вячеслава, разграбили его двор, его брата Богуслава, Андрея стольника владыки1, Давыдка Софийского2 и Судимира. Также послали грабить Душильца Липенского старосту, а его самого хотели повесить, но он убежал к (князю) Ярославу, а жену его схватили, говоря: «Эти на зло князя наводят». Большой был мятеж в городе... Тогда же отняли должности тысяцкого у Вячеслава и дали Борису Негочевичу3, а к князю Ярославу послали сказать: «Поезжай к нам, перестань нарушать клятву, судей по волости не посылай; ты наш князь на всей воле нашей и на всех грамотах Ярославлих4, или — ты сам по себе, а мы — сами по себе»...
      1 Владыка — новгородский архиепископ. Перед этим новгородцы изгнали из города князя Ярослава Всеволодовича и архиепископа Арсения.
      2 Давыдка Софийский — слуга собора св. Софии.
      3 Тысяцкий — ведал городским населением, избирался на вече.
      4 Новгородцы утверждали, что вечевые права и независимость им дарованы грамотами князя Ярослава Мудрого.
     
      7. ВОССТАНИЕ В НОВГОРОДЕ 1418 г.
      Того же месяца (апреля) случилось в Новгороде по дьявольскому научению таковое. Некий человек Степанко схватил боярина Данила Ивановича, Божина внука, и закричал людям: «Господа помогите мне против этого злодея». Люди же, услышав его крик, потащили боярина, как злодея, к народу и, побив его чуть не до смерти, свели с веча и бросили с моста. Некий же простолюдин, Личков сын, желая ему добра, взял боярина в челн. Народ разъярился на того рыбника и разграбил его дом. Названный же боярин, задумав отомстить за свое бесчестье, схватил Степанку и начал его пытать и, желая исцелить нарыв, только большую язву сделал. Народ же, услышав, что Степан взят, начал созывать вече на Ярославовом дворе, и сходилось множество людей с криком в течение многих дней: «Пойдем на этого боярина и разграбим его дом». И, придя в доспехах под знаменем на Кузьмодемьяновскую улицу, разграбили его дом и много других дворов и на Яневе улице дома по берегу грабили... И, снова возмутившись на другого боярина Ивана Иев-лича на Чудинцеве улице, разграбили его дом и много других дворов боярских, да и монастырь святого Николы на поле разграбили, говоря: «Здесь житницы боярские» ...И с того времени началось зло умножаться. Прибежали они на свою торговую сторону и говорили, что Софийская сторона хочет против нас вооружиться и дома наши
      грабить. И начали звонить по всему городу, и начали люди сбегаться с обеих сторон, на войну, в доспехах, на Великий мост. Была погибель, то от стрел, то от оружия, были и мертвые, как на войне...
     
      8. ДОГОВОРНАЯ ГРАМОТА НОВГОРОДА С ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ ТВЕРСКИМ ЯРОСЛАВОМ ЯРОСЛАВИЧЕМ. 1270 г.
      Извлечения публикуются по изданию: Собрание государственных грамот и договоров, хранящихся в Государственной коллегии иностранных дел. — М., 1813. — Ч. 1. Новгородские грамоты с 1265 по 1471 г., № 3 (перевод).
      ...Целуй, князь, крест ко всему Новгороду на том, на чем целовали деды и отец твой Ярослав. Новгород тебе держать по старине, по тому, как пошло искони. Все волости новгородские не держать тебе, князь, своими мужами, а держать мужами новгородскими, а дар тебе, князь, получать с тех волостей. Без посадника тебе, князь, суда не судить, волостей не раздавать, грамот не давать. Кому раздал волости Дмитрий1 вместе с новгородцами и брат твой Александр2, тех волостей тебе без вины не отнимать.
      А что пошло тебе, князь, на Торжке и на Волоке, тиунов тебе держать на своей части, а новгородцам на своей части. А в Бежичах и во всей земле новгородской ни тебе, князь, ни твоей княгине, ни твоим боярам, ни твоим слугам сел не держать, не покупать и в подарок не брать. А вот, князь, волости новгородские: Волок со всеми волостями, Торжок, Бежичи, городок Палиць, Мелеча, Шипино, Егна, Заволочье, Тре, Пермь, Печора, Югра, Вологда. В Русу тебе, князь, ездить на третью зиму, а летом, князь, ездить на Озвало3 зверей ловить. В Ладогу, князь, посылать осетреника4 и медовара по грамоте отца твоего Ярослава; ту грамоту ты, князь, отнял, и ту грамоту тебе следует отдать назад. В Ладогу тебе, князь, ездить на третий год. А из Бежичей, князь, людей не выводить в свою волость, ни из другой волости новгородской, ни грамот им не давать, ни заклад-ников не принимать, ни твоей княгине, ни твоим боярам, и твоим слугам — ни смерда, ни купца.
      Без вины тебе, князь, мужа не лишать волости и грамот не отменять. Какие покосы, князь, повелись исстари твои и твоих мужей, то твое и твоих мужей. А какие покосы отнял брат твой Александр, те тебе не надобны... Дворянам твоим у купцов подвод не брать, за исключением военных вестей. Слобод и мыта тебе в Новгородской волости не устраивать, а брать тебе куны (деньги) на Имоволозком погосте и на Важанском... Если холоп или роба станут жаловаться на своих господ, тем не верить. А на Низу, князь, тебе новгородцев не судить и даней не раздавать. Гнев твой, князь, на посадников и всех новгородцев отложить и никому от мала до велика не мстить ни судом, ни как-либо иначе; если кто начнет жаловаться тебе, тому не верить...
      В Немецком дворе торговать тебе через нашу братию, а двора тебе не затворять и приставов не приставливать... А купцу нашему торговать по Суздальской земле без проезжих пошлин, по ханской грамоте... А закладчиков, которые за князем Юрием на Торжку или за тобою, или за княгиней, или за мужами твоими, отпусти их всех прочь: кто купец, тот вернется в свою сотню, а смерд — в свой погост. Так повелось в Новгороде... На всем этом целуй крест, князь, ко всему Новгороду...
      1 Дмитрий — посадник.
      2 Александр — Александр Невский.
      3 О звало — урочище у Старой Руссы.
      4 Осетреник — ловец осетров.
     
      9. НОВГОРОДСКИЕ БЕРЕСТЯНЫЕ ГРАМОТЫ
      Береста широко применялась на Руси до появления писчей бумаги и в последующее время. Историкам известны документы, «писанные на бересте», в центре и на окраинах России. Открытие экспедицией А. В. Арциховского в Новгороде в 1951 г. сразу 10 берестяных грамот положило начало ежегодному пополнению коллекции, состоящей ныне из многих сотен документов. Берестяные грамоты были найдены также в Смоленске, Витебске, Старой Руссе и т. д. Значение этих находок трудно переоценить. Грамоты свидетельствуют о весьма высоком уровне образования в среде не только духовенства и феодалов, но и простых крестьян и горожан. В отличие от западноевропейских стран того времени, в которых грамотность была привилегией лишь части духовенства, на Руси она была широко распространена среди всех сословий. По своему содержанию берестяные грамоты связаны с другими сведениями о хозяйстве, политической жизни, быте, культуре, социальных группах общества, феодальных повинностях населения.
      Тексты из грамот публикуются по изданию: Янин В. Л. Я послал тебе бересту... — М., 1965. — С. 38, 39. 45, 46, 81, 97, 116, 118.
      Грамота № 157. Господину Михаилу Юрьевичу биют челом хрес-тяне Черенщани. Чо еси, господине, велел нам переставливати двор, а ключник нам, господине, велит переста...
      (Крестьяне Черенщане жалуются своему господину на ключника, который требует от них большей работы, чем приказал господин.)
      Челобитье крестьян. Грамота № 370. Поклон ко Юрью и к Мик-симу от всих сирот. Цто еси дал нам за клуц(ни)ка, за нас не сто-(и)ть, нас продает, и окрадони от ного есми. А лижини от ного, не отъезде да. А ми есми в том погибли. Аже ему будьть сидить, немам сили ниту сидити. А да (й) нам смирного человека. А на том тобе цолом.
      Сироты — крестьяне.
      Перевод. Поклон к Юрию и к Максиму от всех крестьян. Что ты дал нам за ключника? Он за нас не стоит, нас продает, и мы им ограблены. Мы из-за него стали лежебоками, так как он не разрешает нам отъезжать. Из-за него мы погибаем. Если он будет и дальше сидеть, нам нет сил. Дай нам смирного человека. А в том тебе челом бьем.
      Г рамота № 161. Перха 3 кади. Наум 3 ржи. Огафоноко кадь ржи. Грига 2 кади ржи. Кулба кадь ржи. Филимон 3 кади ржи. Офро-
      меец кадь ржи. Васке 2 кади ржи. У Обакунця 2 кади ржи. У Мак-симця 2 кади ржи. Шестьники 5 кадей ржи. У Окиша 2 кади ржи. У Тораха 3 кади ржи. Исак пол 3 третьи ржи. У Съсъя 2 ржи. У Токаря 2 ржи. У Микитци кадь ржи. У Доманта 3 ржи. У Овсяника кадь ржи. У Понарьи полътреть ржи. У Юрка 2. У Чупровых 5 ржи. (Всего господин получает около 12 т ржи.)
      Кадь — мера сыпучих тел, около 14 пудов, или 229,32 кг.
      Полътреть — два с половиной.
      Грамота № 162. На Терехе и на Лутьянь рубль. И на их внучате, на Микифоре, на Григорь 4 гривни. На Онане, на Пелемчах полтинна. У Сеш... коробе ржи. На Григорьи 5 коробе овса да коробья жита. На Мине 2 гривни. На Машке 2 гривне.
      Коробья — мера сыпучих тел, около 7 пудов.
      (Грамоты № 161 и 162 содержат записи о повинностях крестьян новгородского боярина Михаила Юрьевича. Крестьяне платили господину не только натуральный (хлебными злаками), но и денежный оброк.)
      Грамота № 17. Поклон от Михайли к осподину своему Тимофею. Земля готова, надобе семена. Пришли, осподине, целовек спроста, а мы не смием имать ржи без твоего слова.
      (Староста или приказчик феодала сообщает ему, что земля уже вспахана, для посева нужны семена. Просит прислать человека с разрешением взять господские семена ржи, потому что без его приказа они (пахари, «мы») не смеют взять.)
      Грамота № 43. От Бориса к Ностасии. Како приде ся грамота, тако пришли ми цоловек на жерепце, зане ми здесе дел много. Да пришли сороцицю, сороцице забыле.
      (Борис просит прислать одного из его слуг с жеребцом и сорочку, которую он забыл.)
      Просьба о покупке. Грамота № 125. Поклон от Марине к с(ы)ну к моему Григорью. Купи ми зендянцу добру. А куны яз дала Давыду Прибыше. И ты, чадо, издей при себе да привези семо.
      Зендянца — хлопчатобумажная ткань из Средней Азии.
      Издей — сделай, от «изделать».
      Семо — сюда.
      (Мать Марина просит сына Григорья купить ей хорошую ткань. Деньги для покупки она дала Давыду Прибышу. «И ты, сын, сделай это при себе и привези (ткань) сюда».)
      Челобитье крестьян. Грамота № 94. Биють целом крестьяне господину Юрию Онцифоровицю о клюцнике, зандо, господине, не можем ницим ему удобритися. Того, господине, с села... господине, буянить. А себе, господине... (Юрий Онцифорович — боярин, в 1409 — 1417 гг. — посадник в Новгороде.)
      Зандо — нспорч. «зандра» — вражда, ссора.
      (Боярские крестьяне бьют челом своему господину с жалобой на ключника, с которым у них ссора (вражда) и они ничем не
      могут на него угодить (удобрить его). Если слово «буянить» относится к господскому ключнику, то оно выражает жалобу крестьян на самоуправство, насилия боярского слуги.)
     
      ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКОЕ КНЯЖЕСТВО
      10. БОЯРСКИЕ МЯТЕЖИ
      Извлечение по изданию: ПСРЛ. — Т. 2. — Стб. 762 — 768 (перевод).
      В лето 1230. Была измена среди нечестивых бояр галицких. Они сговорились с князем Александром, двоюродным братом Даниила, убить Даниила и передать его землю... Приехав в Галич, Даниил посла л посла к брату своему — князю Васильку: «Иди ты против Александра», Александр же убежал в Перемышль к своим советникам, а Василько взял Блез. Даниил же послал своего сидельничего за изменниками Молигобовичами и за Волдрисом, и схвачено их было 28 человек Иваном Михайловичем. Но и те не приняли смерти, а были помилованы...
      В лето 1231. Даниил сам созвал вече, оставшись с 18 верными дружинниками вместе с Демьяном, его тысяцким. И сказал им Даниил: «Будете ли вы верными мне, тогда я пойду на врагов моих». Они воскликнули: «Верны мы богу и тебе, господину нашему; иди с божьей помощью!» А сотский Микула сказал: «Господин, не раздавивши пчел, меду не едать»...
      В лето 1240. Галицкие бояре называли своим князем Даниила, но землю всю держали сами...
      И было в земле великое смятение и грабеж от них...
      Даниил же скорбел и молился богу о своей отчине, что эти нечестивцы держат и обладают ею...
     
      Глава 4
      ЗАКАВКАЗЬЕ И СРЕДНЯЯ АЗИЯ В XI — НАЧАЛЕ XIII в. УТВЕРЖДЕНИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ
     
      К середине 1 тыс. н. э. народы Закавказья и Средней Азии вступили в стадию зарождения и постепенного утверждения феодальных отношений. Развитие хозяйства и культуры тормозилось неблагоприятными внешнеполитическими условиями, нашествиями завоевателей, междоусобицами феодалов.
      Извлечения из документов публикуются по изданиям: Хрестоматия по истории СССР. — М., 1951. — Т. 1. — С. 26 — 32; Хрестоматия по истории СССР: С древнейших времен до конца XV в./Под ред. М. Н. Тихомирова. — М., I960. — С. 354 — 366; Материалы по истории СССР/Под ред. А. Д. Горского. — М., 1985. — Вып. 1. — С. 57 — 61, 78, 81 — 83, 86 — 91, 130 — 154, 167 — 168, 180 — 188.
     
      1. ИЗ «ИСТОРИИ АРМЕНИИ» МОВСЕСА ХОРЕНАЦИ
      Мовсес Хоренаци (Моисей Хоренский) — крупнейший историк, прозванный «отцом армянской истории», в своей «Истории Армении» повествует об истории армянского народа с древнейших времен до начала V в. н. э.
      ... На третьем году правления Аршака1 главой епископов армянских стал Нерсес Великий... Вернувшись из Византии... он, прибыв в Армению, восстановил все законы, установленные отцами его, добавил к ним также и новые... Он повелел в различных областях (страны), в местах уединенных и отдаленных, построить дома для (содержания) бедных, которые, как больницы в Греции, стали бы утешением для ослабевших телом. Для них он выделил аваны и ага-раки2, которые снабжали бы их овощами, молоком, и шерстью, с тем, чтобы такие люди, получив все необходимое, не оставляли этих своих жилищ... И повелел (Нерсес) во всех селениях построить постоялые дворы, чтобы там могли останавливаться чужестранцы и находили приют сироты, старики и убогие. Он построил в уединенных и необитаемых местах обители, монастыри и скиты для отшельников, а смотрителями и настоятелями в них назначил Шалиту, Епифана, Ефрема, Гинда, из рода Слкуни и других.
      (Нерсес) искоренил в нахарарских родах3 две вещи: во-первых, брак между близкими (родственниками), благодаря которому у них сохранялось (в роду) родовое имущество; во-вторых, истязания, которые совершались по умершим согласно языческому обычаю. С той поры можно видеть нашу страну не как скопище варваров, но как цивилизованное общество.
      1 Аршак II — царь Армении (350 — 368).
      2 Аваны и агараки — поселения, где обитали зависимые от царя и знати крестьяне.
      3 Нахарары — владетели областей в древней и раннесредневековой Армении.
     
      2. ОБ ИЗОБРЕТЕНИИ АРМЯНСКОГО, ГРУЗИНСКОГО И АЛБАНСКОГО АЛФАВИТОВ
      ...Месроп1, который происходит из (селения) Хакаец (области) Тарон, был воспитан и получил образование при Нерсесе Великом, по смерти которого, прибыв из своей области ко двору (царскому), получил там должность писаря... Блаженный вардапет2 Месроп испытал немало лишений, будучи чтецом и переводчиком. И если кто-то другой читал в его отсутствие, люди ничего не понимали без переводчика. Вот почему ему пришла мысль изобрести письменность для армянского языка...
      И вот он (Месроп) с учениками своими Йоханом из Екелеаца и Йовсефом из Палина взялись за перевод (Библии), намеренно начав с Книги притчей (Соломона), и перевели на армянский язык все 22 канонические книги (Ветхого Завета) и Новый Завет. Одновременно он обучает искусству (армянского) письма юношей-уче-ников... собрав толковых мальчиков, смышленых, с хорошей дикцией, приятным голосом и долгим дыханием, в каждой области создал школы... А Месроп отправился в грузинскую страну; там с помощью и при благословении бога вместе с неким Джалом, который переводил с греческого и армянского языков, он создает письменность и для них (грузин). В этом помощь им оказали царь (грузинский) Бакур и епископ Мовсес. И там были отобраны отроки, разделены на два класса, а в качестве учителей им (Месроп) оставил своих учеников... Сам же Месроп спустился в Албанию к Арсвалэну, тамошнему царю, и к епископосапету Еремии, которые с готовностью принимают его учеников и отбирают способных отроков. Он (Месроп) позвал к себе одаренного переводчика, некоего Бениамина... Вместе с ним (Месроп) и создал письмена для гортанного, грубого, варварского гаргарейского языка. Оставив (довершать дело) ученика своего Йовтана вместе со священниками при царском дворе, сам (Месроп) возвращается в Армению...
      1 Месроп Маштоц (361 — 440) — армянский просветитель, монах.
      2 Вардапет — учитель, наставник.
     
      3. ОТРЫВОК ИЗ ГРУЗИНСКОЙ ЛЕТОПИСИ «МАТИАНЕ КАРТЛИСАЙ» («КНИГА КАРТЛИ»)
      ...После того как преставился святой мученик Арчил1, остались сыновья его Иоване и Джуаншер. Иоане отправился в Эгриси2 и захватил с собой мать и двух сестер своих. А Джуаншер и (другие) две его сестры остались в стране Картли и Кахети . Младшая же его сестра была красавица. И узнал о ее красоте царь хазарский — хакан, прислал посла и просил Шушан в жены, обещав помощь про-
      тив сарацин4. Когда прибыл посол хакана, Джуаншер сообщил (об этом) брату своему и матери. Но они не пожелали (удовлетворить требование хакана) и сказали: «Как бы ни было тяжело наше положение, лучше отправимся в Византию и обратимся (за помощью) к христианам, нежели дочь наша будет поругана язычниками». Шушан же также бранила хазарского царя.
      Спустя три года хакан прислал своего полководца Блучана, который... вступил в Кахети. Он осадил крепость, в которой находились Джуаншер и сестра его Шушан, и через несколько дней взял (крепость) и захватил их в плен. Затем он разорил город Тбилиси, разграбил Картли и всю эту землю. И... сказала Шушан своему брату: «Лучше мне принять смерть... нежели быть поруганной язычниками». И был у нее перстень, вынула она камень и выпила (яд), отчего сразу умерла, так как под камнем тем была смертоносная отрава. Блучан же отправился к хакану, привел Джуаншера и рассказал о смерти сестры последнего Шушан. (Хакан) же разгневался за то, что не доставили (хотя бы) труп той, которую он желал. Блучана схватили, обвязали вокруг его шеи веревку, дали (ее концы) двум всадникам, и те, (поскакав) в противоположные стороны, оторвали (Блучану) голову. После того как Джуаншер пробыл (в стране хазар) семь лет, хакан его освободил и, одарив, отправил в его страну.
      С той поры как начало ослабевать царствование великих царей Хуасроанидов5, сначала усилилась власть сарацин, которые время от времени опустошали и разоряли всю эту страну (Грузию). Затем умножились мтавары6 в стране Картли и начали борьбу друг с другом. И если появлялся кто-либо из потомков Вахтанга7, достойный быть царем, то он принижался сарацинами. А так как они захватили город Тбилиси, то превратили его в свою резиденцию. Получали они с этой страны дань, которую называют хараджем. Так по воле божьей, за множество наших грехов, возвеличилось племя агарян8.
      ...По истечении многих лет прибыл эмир агарян по имени Хуасро, который правил в Армении, Картли и Эрети. Он восстановил город Тбилиси, разоренный хазарами...
      1 Арчил — правитель Картли (первая половина VIII в.).
      2 Эгриси — Западная Грузия.
      3 Картли и Кахети — две главные области Восточной Грузии.
      4 Сарацины — арабы, мусульмане.
      6 Хуасроанидов — царей из династии Сасанидов в Персии (226 — 651 гг.).
      6 Мтавары — князья.
      7 Вахтанг Горгосал — царь Картли, умер в 502 г.
      8 Агаряне — мусульмане. От имени библейской Агари, матери Исмаила, легендарного прародителя арабов.
     
      4. АРАБСКИЙ ИСТОРИК ИБН АЛ-АСИР О ВОССТАНИИ БАБЕКА
      ...В этом же году1 возмутился Бабек-хуррамит2... Бабек утверждал, что дух Джавидана вошел в него и начал бесчинствовать и разорять. Джавидан значит вечный, постоянный, а хуррам — радость (веселье)...
      В этом 214 (829/30) году был убит Мухаммед ибн Хамид ат-Туси; его убил Бабек-хуррамит. Дело произошло таким образом. ...На своем пути к Бабеку Мухаммед направился к последнему, собрав перед тем много войска, оружия и провианта... Он посоветовался о вступлении в город Бабека3, и ему посоветовали войти в него с одной... стороны. Он согласился с их мнением и привел в боевой порядок своих воинов... Бабек же следил за мусульманскими войсками с горы, а под каждой скалой его воины устроили им (мусульманам) засаду. Как только войска Мухаммеда выступили вперед и поднялись на гору... на них напали сидевшие в засадах, а сам Бабек бросился с теми, кто был с ним, напал на мусульман сверху, и они обратились в бегство... Мухаммед твердо стоял на своем месте, несмотря на то что все его воины, за исключением одного, бежали. Вместе с оставшимся с ним воином Мухаммед пошел искать спасения. Увидев несколько сражающихся, он направился к ним. Он заметил, что хуррамиты сражаются с небольшой частью его армии. Увидев его и узнав по красивой внешности, хуррамиты вступили с ним в сражение; они ударили его лошадь коротким копьем и, когда Мухаммед упал, набросились на него и убили...
      ...В этом же 218 (833) г. многие из жителей ал-Джибала, Хама-дана, Исфагана, Моспадана и других приняли учение хуррамитов и, собравшись, расположились лагерем в провинции Хамадана. Против них Мутасим4 послал войска, и в том числе Исхака ибн Ибрагима... Исхак выступил против них, напал на них в области Хамадана и убил шестьдесят тысяч из них, а остальные бежали в страну румов5... В этом 222 (836/7) году был взят Бадд, город Бабека, и в него вступили мусульмане, разорили его и разграбили...
      В этом году, а именно в сафаре 223 (январь 838 г.), прибыл в Самарру Афшин6 с Бабеком и его братом Абдаллахом...
      Затем Бабека ввели в дом Мутасима, и тот приказал позвать палача, и, когда тот пришел, он приказал ему отсечь Бабеку руки и ноги, и он отсек их, после чего Бабек упал...; голову его Мутасим приказал послать в Хорасан, а его туловище распяли в Самарре.
      1 В 817 г.
      2 Бабек (ок. 800 — 838) — руководитель народного движения 816 — 837 гг. в Азербайджане, охватившего также Грузию и Армению.
      3 Город Бабека — Бадд.
      4 Мутасим — арабский халиф (833 — 842).
      5 Страна румов — Византия.
      6 Афшин — полководец халифа, подавивший восстание Бабека.
     
      5. АРАБСКИЙ ГЕОГРАФ ИБН-ХАУКАЛЬ О ГОРОДАХ МАВЕРАННАХРА X в. (ПО «КНИГЕ ПУТЕЙ И СТРАН»)
      С восточной стороны к Бухаре непосредственно примыкает Согд... Столица Согда — Самарканд — город, расположенный на юг от Согдийской реки1 и лежащий высоко над нею. В нем имеется цитадель, шахристан и рабад2. В цитадели уже в наше время выстроена тюрьма и находится дворец правителя, впрочем разрушенный. 60
      Я поднимался на нее и осматривал прекраснейший из видов, который когда-либо видел взор человека и которым он когда-либо восхищался, а именно: свежую зелень деревьев, блистающие замки, текущие каналы и непрекращающуюся культуру. Нельзя кинуть взгляд на какое-нибудь место без того, чтобы оно не понравилось, или на проезжую дорогу без того, чтобы не найти ее прекрасной и вызывающей веселье. Выделяются площади, и возвышаются украшающие город здания. В нем находятся сделанные из оштукатуренного кипарисового дерева диковинные изображения животных — лошадей, быков, верблюдов и антилоп, поставленные так, точно они наступают друг против друга и высматривают один другого, как будто собираются вступать в бой или состязание... Все это отражается в текущих каналах и наполненных прудах... И замки, и высоко построенные башни, прочно сложенные, представляющие великолепные жилища и драгоценные палаты...
      В Самарканде имеется крепость и 4 ворот... Самарканд — город, в котором большие базары и, как в крупных городах, ряд кварталов, бань, караван-сараев и домов. В нем имеется проточная вода, которая проникает в него по каналу, частично сделанному из свинца. На нем выстроена плотина... Середина рынка и квартал менял вымощены камнями, поверх которых вода течет из квартала медников и впадает в шахристан через Кешские ворота. Наружная сторона этого протока целиком из свинца... Проток этот древний, доисламских времен. Доходы с земель, расположенных по берегам этого протока, предназначены на его содержание и улучшение... Почва в Самарканде принадлежит к числу самых плодородных и сухих, и если бы не обильные испарения от проточных вод на улицах и в домах жителей и обилие у них тесно растущих деревьев, то излишняя сухость, несомненно, вредила бы им. Самаркандские здания выстроены из глины и дерева. Жители города считаются красивыми и отличаются чрезмерностью в щедрости... Самарканд — средоточие утонченных людей Мавераннахра, и лучшие из них получили воспитание в Самарканде...
      Ходженд3 — пограничный с Ферганой город, совершенно отдельно управляемый, — находится на Шашской реке4 в западной ее части... Он весь в виноградниках и садах... В городе имеется шахристан и цитадель. Соборная мечеть — в шахристане, дворец правителя — на площади в рабаде, а тюрьма — в цитадели. Город отличается здоровым климатом, и в нем созревают прекрасные плоды. Население его красиво и мужественно...
      Фергана — название страны, которая представляет собой обширную провинцию, содержащую богатые города и селения. Столица ее Ахсикет5. Это город на берегу Шашской реки на равнине. Между городом и горами расстояние приблизительно в один фарсах. Город лежит на север от реки. В нем имеется цитадель, находящаяся в шахристане; около последнего — рабад, дворец правителя и тюрьма в цитадели, а соборная мечеть вне цитадели. Место праздничной молитвы — на берегу Шашской реки. Городские база-
      ры — в шахристане и рабаде... Протяжение города приблизительно треть фарсаха. Здания его выстроены из глины. Рабад окружен стеной... В Фергане существуют золотые и серебряные рудники... В городах Соджа добывается ртуть. Около Верхней Несьи залежи смолы, асбеста, золота, серебра, бирюзы, желтой меди и олова. ...В этой стране... добывается в большом количестве нашатырь...
      1 Согдийская река — река Зеравшан.
      2 Шахристан — внутренний город, рабад — внешний город.
      3 Ходженд — современный Ленинабад (Таджикская ССР).
      4 Шашская река — река Сырдарья.
      5 Ахсикет — в 20 км от современного Намангана.
     
      6. ВОССТАНИЕ МУКАННЫ (ПО «ИСТОРИИ БУХАРЫ» АРАБСКОГО ПИСАТЕЛЯ МУХАММЕДА АН-НАРШАХИ)
      ...Рассказывают, что Муканна1 был человеком родом из окрестностей Мерва, из селения, которое называется Каза; имя его было Хашим, сын Хакима. Он раньше занимался прачечным ремеслом, а потом предался изучению наук и собрал сведения всякого рода. Он изучил фокусничество, науку о способах обманывать и о талисманах; хорошо изучив фокусы, он начал также выдавать себя за пророка... Хашим был родом из Балха, а прозвание Муканны получил потому, что ходил с покрытым лицом и головой, так как был очень безобразен и голова его была покрыта паршами и лысая. При этом он был кривой на один глаз. Он постоянно носил зеленое покрывало на голове и лице... Муканна написал письма во все области и раздал их своим эмиссарам. В этом письме он писал: «Во имя бога милостивого, милосердного!.. Подлинно, Муканне принадлежит сила, владычество, слава и свидетельство. Присоединитесь ко мне и знайте, что мне принадлежит царство... и всякий, кто за мной последует, будет в раю, а кто не последует, попадет в ад». Муканна в это время был еще в Мерве, но разослал своих эмиссаров всюду, так что многих людей им удалось совратить с пути истинного... В Кеше2 и окрестностях этого города последователи Муканны были особенно многочисленны. Первым селением, присоединившимся к этой вере и открыто ее исповедовавшим, было селение Субах около Кеша; начальником их был Амр из Субаха. Они подняли восстание и убили своего эмира, благочестивого человека, который был из арабов. В области Согд большая часть селений перешла в веру Муканны; из селений Бухары многие стали неверными и открыто предавались неверию. Эти смуты приняли обширные размеры, и для мусульман настало время жестокого испытания; караваны грабили, а людей убивали, разграбляли селения и производили большие опустошения. Молва о Муканне широко распространилась в Хорасане... Он (Муканна) отправился в область Кеш. Эта область передалась ему, и народ принял его сторону. В горах Сам3 была очень сильная крепость и в ней канал с проточной водой, деревья и пашни. Была и другая, еще более сильная крепость. Муканна
      приказал исправить ее, собрал там много имущества и бесчисленное множество продовольствия и поставил караулы. Людей в белых одеждах собралось очень много. Мусульмане не могли с ними справиться; беглецы из них прибыли в Багдад. Халифом в то время был Магди. Он в то время очень огорчился и послал много войска для войны с Муканной. Наконец, он сам прибыл в Нишабур4 для усмирения этой смуты. Он был в страхе, ибо существовало опасение, что ислам исчезнет совершенно, а вера Муканны распространится по всему миру...5.
      Причина гибели Муканны. (В Герате) он выдерживал осаду 14 лет, пока эмир Герата не стеснил его и пока его войско не расстроилось. Тот военачальник Муканны, который был в наружной крепости, открыл ворота и вышел из крепости с изъявлением покорности и принял ислам. Мусульмане овладели наружной крепостью. Муканна понял, что он не будет в состоянии держаться во внутренней крепости... В продолжение трех дней уже приказано было топить печь. Муканна подошел к печи, снял свое платье и бросился в огонь... Поэтому он и сжег себя, чтобы народ подумал, что Муканна вознесся на небо, чтобы привести оттуда ангелов и подать им дю-мощь с неба и чтобы, таким образом, вера осталась его в мире...
      1 Муканна (в переводе «закрытый покрывалом» — прозвище Хашим ибн-Хакн-ма) — предводитель восстания против гнета местных и арабских феодалов.
      2 Кеш (Киш) — город, в районе современного Шахрисябза (Узбекская ССР).
      3 Сама горы — горы Санам в Гиссарском хребте (на северо-западе Таджикистана) .
      Нишабур — столица Хорасана.
      5 Далее автор повествует о сражениях войск халифа с повстанцами.
     
      7. ФЕОДАЛЬНАЯ ГРУЗИЯ В XI — НАЧАЛЕ XIII в. (ПО «ИСТОРИИ ЦАРЯ ЦАРЕЙ ДАВИДА» И «ИСТОРИИ И ВОСХВАЛЕНИИ ВЕНЦЕНОСЦЕВ»)
      ...Этого единственного сына Георгия1 отец сам короновал. Когда воцарился Давид2, Картли (Восточная Грузия) была опустошена, и не было в селениях нигде жителей, кроме крепостей, и было все разрушено. В те времена Триалети и Клде-Карни с прилегающими областями находилась на руках Липарита, который якобы был верен царю Давиду, и также (не были верны) Нианиа Кахаберидзе и другие азнаури . (В царствование Давида) оставшийся народ начал постепенно собираться и оседать в селениях... И в таком положении прошло четыре года, скончался султан Малик-Ша4, а Липарит эмир пошел по стопам своих предков, так как замышлял о неверности. Хотя был ликом христианин, но неверность и ненависть к владыкам своим он унаследовал от своего рода. И так как не пожелал слушаться гласа доброго, то стал на недобрый путь.
      Видевший это Давид пожелал проучить его. Поэтому пленил он его на некоторое время, достаточное для вразумления толкового человека. И закрепившись многочисленными и прочными клятвами,
      посредничеством божьим, отпустил его... (Но Липарит эмир по-прежнему замышлял измену и поэтому)... на второй год захватил царь его опять, два года держал в заточении и выслал в Грецию5, где он скончался.
      В это время выступили франки6, взяли Иерусалим и Антиохию. И с божьей помощью обстроилась Картли, усилился Давид и умножил войска, прекратил платить султану харадж7, и турки уже не могли зимовать в Картли. А до этого при наступлении зимы со своими фалангами оседали в Авчала и Дигоми, вдоль течения реки Куры и по берегам Иори, где находились их стоянки8... И при всем этом, сколько церквей он построил, (переложил) мосты через бурные дороги, вымостил труднопроходимые дороги; сколько церквей, оскверненных неверными, обратил в дома божьи, сколько племен неверных окрестил и преподнес Христу, не медлил выхватить каждое село у сатаны и передать богу... В январе месяце 24-го числа, в субботний день, в хороникон триста сорок пятый, на пятьдесят третьем году от роду и тридцать шестом своего царствования (скончался царь Давид).
      ...Отцом Тамары9 был Георгий10... Возвели на отцовский прес-стол и седалище солнце над солнцами и свет, пресветлее света, Тамару, подобно молнии и солнцу освещающую других... В то время как она одаривала жителей всех семи областей (своего царства)... некоторые начали дело, свойственное человеческому непостоянству. Некоторые из высших должностных лиц под клятвой сговорились так: «Не можем больше оставаться под фирманом старых чиновников, так как благодаря им мы ущемлены и остаемся без (прерогативы) сидения на сафьяновой подушке, родовитые и служилые дома оттеснены без чести безродными и неважными».
      Кубасар, воспитанный патронами, преданный и добрый витязь и рыцарь, состоявший в должности военного амирспасалара11..., вследствие болезни... лишился языка, руки и ноги. Царице Тамаре предложил лишить его всего его достоинства отобрать имущество и богатство. Но намерение их осталось тщетным, так как Тамара... кроме должности и Лори ничего у него не отобрала, напротив, до дня смерти держала его в любви великой и почете. По воле и желанию рыцарей низложен был также и Афридон, который из азнаурской челяди, милостью богоподобного, сделался человеком и, достигши должности мсахурт ухуцеса12, стал владетелем Тмогви и других крепостей и земель. Заговорщики из-за власти и влияния стали препираться между собой. Страшно даже вспомнить: Кутлу-Арслан, это мулоподобное существо, происходившее из низших слоев и одаренное коварным умом, сочинил какой-то проект на персидский лад и потребовал поставить палатку на Исанском поле в окрестностях «Плача», при этом говорил: «Сидя в этой палатке, будем выслушивать, отвечать и ведать делами помилования и наказания; свои решения будем докладывать царице Тамаре, которая будет приводить их в исполнение».
      План этот означал конец царствования Тамары; последняя — сокровищница ума и мудрости, — поняла это, удивилась и обиделась. Она решила захватить главу действующих и, посоветовавшись с верными и преданными ей, задержала министра финансов Кутлу-Арслана, теперь называвшего себя амирспасаларом и готового сесть в Сомхити, в Лори, на место армянского царя. Когда об этом узнали военные, присягнувшие ему и готовые выступить на поддержку его козней, они собрались и... постановили крепко стоять за освобождение Кутлу-Арслана и не допустить, чтобы ему нанесен был какой-нибудь вред... Тамара... предложила им сдаться под клятву, что она другого никого не накажет. Они подчинились приказу Тамары, явились пред нею и, пав на колени, поклонились ей... и сами поклялись ей в верности и повиновении ее воле...13
      ...За это время Тамара обеспечила епископов и престолы их пожертвованиями, освободила церкви от оброков и податей. В ее царствование земледельцы сделались азнаурами, азнауры — вельможами, последние же стали властителями; это видно и теперь, когда пишется все это.
      Она обладала такой мудростью и возвышенным умом, что за 31 год своего правления ... никто не был наказан плетью...
      ...(Нужно было выбрать супруга для царицы.) Но трудно было думать об этом, ибо среди рожденных не было равных ей, думаю, что и не родится никогда. Тогда выступило одно из главных влиятельных лиц Тбилиси, взысканный царями эмир Картлийский и Тбилисский, по имени Абуласан, который сказал: «Я знаю царевича, сына великого князя русского Андрея14, он остался малолетним после отца и, преследуемый дядею своим Савалатом15, удалился в чужую страну, теперь находится в городе Кипчакского царя Севенджа». Выслушав это, позвали одного из влиятельных лиц великого купца Занкана Зоровавеля (и отправили туда). Меняя в пути лошадей, он не замедлил явиться туда, забрал с собою и доставил раньше условленного времени юношу доблестного, совершенного по телосложению и приятного для созерцания. Видя все это, патриарх, вельможи, визири и рыцари доложили об этом Тамаре и, получив ее согласие,
      стали готовиться к свадьбе Скончалась Тамара в бытность ее в Табахмела. Жителей Грузии постигло невыразимо великое горе... От плача и рыданий измождены были жители государства везде, во всех местах... И отправили ее в наследие их — Гелати и похоронили в честной усыпальнице. И оставила она царство сыну своему Лаше17.
      1 Георгий II — царь Грузии (1072 — 1089).
      2 Давид IV — царь Грузии (1089 — 1125)
      3 Азнаури — феодалы, дворяне.
      4 Малик-Ша — султан турок-сельджуков (1072 — 1092)
      6 В Грецию — в Византию.
      6 Франки — европейцы, крестоносцы.
      7 Харадж — дань.
      * Далее автор повествует о том, что царь Давид изгнал турок-сельджуков из пределов Грузии, объединил все грузинские земли в единое Грузинское государство н с целью военного усиления государства решил переселить в Грузию половцев,
      многочисленность и мужество которых Давиду были хорошо известны, так как он был женвт на дочери половецкого хана Отрока — сына Шарукана.
      * Тамара — царица Грузии (1184 — 1213).
      10 Георгий III — царь Грузии (1156 — 1184).
      11 Амирспасалар — военный министр.
      12 Мсахурт ухуцес — министр царского двора.
      13 Далее автор повествует о внутренних реформах царицы Тамары, усилении при ней центрального и местного аппарата управления, войска, отражении нашествий внешних врагов.
      14 Юрий (сын Андрея Боголюбского) — первый муж Тамары.
      15 Савалат — Всеволод Большое Гнездо, великий князь владимирский (1175 — 1212 гг.).
      16 Кипчаки — половцы.
      17 Георгий IV, Наша — царь Грузии (1213 — 1222).
     
      КУЛЬТУРА СРЕДНЕЙ АЗИИ И ЗАКАВКАЗЬЯ В XI — НАЧАЛЕ XIII в.
     
      8. УЧЕНЫЙ-ЭНЦИКЛОПЕДИСТ АВИЦЕННА
      Ученый-энциклопедист Абу-Али-ибн-Сина (Авиценна) (ок. 980 — 1037) оставил многочисленные труды по философии, математике, физике, астрономии, химии. Наиболее крупные его труды «Книга исцеления», «Медицинский канон», «Книга знания». Труд Авиценны «Канон медицины» много раз переиздавался на латинском языке. Для более наглядного представления о научно-медицинских взглядах и практике Авиценны приводится изложение «Медицинского канона» по книге: История медицины. — М., 1954. — Т. 1. — С. 96 — 97.
      «Канон» охватывает вопросы анатомии, физиологии, патологии, терапии, лекарствоведения, гигиены и диэтетики. В главе, посвященной «лихорадкам» — чуме, оспе, кори и др., он [Ибн-Сина] высказывает мысль о невидимых возбудителях этих болезней... о распространении болезнетворных веществ через почву и питьевую воду. В анатомо-физиологической части Ибн-Сина особо останавливается на роли мозга и нервов. Детально разработан им раздел диэтетики, в частности возрастной... раздел гигиены жилища, одежды, питания... Подробно изложено учение о кровопускании. Им описаны операции камнесечения, трахеотомии (горлосечения), лечения ран и травм. (Авиценна прибегал к медицинским экспериментам.) Таков его опыт с двумя баранами: один из них был помещен недалеко от волка и в результате постоянного страха зачах и погиб, несмотря на обильную пищу, другой остался жив.
      Известный греческим, индийским и другим врачам лекарственный арсенал Ибн-Сина дополняет новыми видами лекарственных средств... Соединения металлов употреблялись им как внутренние и как наружные средства. Как физиотерапевтические средства Ибн-Сина применял разные виды глин: армянскую, самосскую, лесбосскую (греческую). Применялись им и другие виды лечения физическими методами — водой, солнцем, воздухом...
      Ученый энциклопедист Абу-Рейхан-Мухаммед-ибн-Ахмед Аль-Бируни (972 1048) оставил капитальные труды по математике, астрономии, географии, минер» логии. В «Книге сводок для познания драгоценностей» он дал подробные сведение о более чем 50 минералах, рудах, стекле, эмали, фаянсе. До наших дней дошло два труда Бируни по истории народов Востока: «История Индии» и «Памятники минувших поколений».
      Извлечения из избранных произведений Бируни публикуются по изданию: Хрестоматия по истории СССР: С древнейших времен до конца XV в. — М., 1960. — С. 367 — 368. 371.
      Что касается мусульман, то они пользуются месяцами [доисламских] арабов...1 У мусульман есть, в их месяцах, почитаемые дни, а именно — следующие: Мухаррам2. Первый день этого месяца почитают, потому что он начинает годовой период и открывает год. Девятый день называется «тасуа» по образцу «ашура». В этот день постники из числа шиитов3 совершают молитвы. Десятый день этого месяца называется «ашура». Это день, известный своим достоинством. Рассказывают о пророке4 — мир с ним! — что он сказал: «О люди, спешите делать добро в этот день, ибо день великий, благословенный. Аллах благословил в этот день Адама»5.
      Арабы почитали день «ашура», пока не случилось в этот день убиение аль-Хусейна, сына Али ибн Абу-Талиба6... Тогда [люди] сочли этот день несчастливым.
      Что же касается Омейядов7, то они одевались в этот день во все новое, наряжались, подводили глаза сурьмой, устраивали празднества, пиршества и угощения, вкушали сладости и хорошие вещи, и это вошло в обычай среди людей в дни владычества [Омейядов] и осталось в народе после того, как прекратилась их власть.
      А шииты — те причитают и плачут в этот день, горюя об убиении «господина мучеников», и открыто проявляют [свою печаль] в городе Мира8 и в других подобных городах и местностях...
      Затем существует разногласие относительно того, в какой из понедельников была хиджра9: некоторые говорят, что она [была] во второй день первого Раби, другие говорят — в восьмой день этого месяца, а иные двенадцатого. По общему соглашению [решили считать], что она восьмого. Невозможно, чтобы [хиджра] была второго или двенадцатого, ибо оба [эти числа] не падают на понедельник. Поэтому, как мы говорили, прибытие пророка — мир с ним! — в Медину произошло за один день до Ашура...
      1 Доисламских — т. е. арабов, еще не принявших мусульманства.
      2 Мухаррам — первый месяц мусульманского года.
      3 Шииты н сунниты — две основные ветви ислама (мусульманства); последние признают наравне с Кораном Сунну — «священное предание», дополняющее положения Корана.
      4 Пророк — Мухаммед (Магомет) (ок. 570 — 632) — основатель ислама, «пос-
      ланник аллаха».
      6 Адам — легендарный «родоначальник» людей.
      6 Претендент на престол халифа Хусейн был убит в 680 г., в правление второго
      халифа Омейядов.
      Омейяды — династия халифов (661 — 750).
      Город Мира — официальное название Багдада.
      Хиджра — переселение Мухаммеда (Магомета) и первых мусульман из Мекки в Седину в 622 г. — отправная дата мусульманского летосчисления.
     
      10. ШОТА РУСТАВЕЛИ
      В XI — ХП вв. культура феодальной Грузии достигла высокой степени развития. Среди деятелей науки и литературы того времени самым ярким талантом был современник царицы Тамары поэт-гуманист, мыслитель Шота Руставели. Писатель был одним из самых образованных людей своего времени: он владел греческим, арабским и персидским языками, был знатоком поэзии, грузинского фольклора, современных наук. Его знаменитая поэма «Витязь в тигровой шкуре» относится к памятникам мировой литературы. В ней он проставлял идеи гуманизма, дружбы народов, беззаветной любви к родине, восставал против зла и несправедливости.
      Фрагменты из поэмы публикуются по изданию: Хрестоматия по истории СССР. — М.. 1951. — Т. I. — С. 120 — 121.
      Беседа Автандила с Шермадином
      Автандил солнцеподобный вел беседу с Шермадином:
      «Вновь полно надеждой сердце после стольких дней невзгод. Верю, что опорой крепкой остаешься господину!»
      Пусть читатель в их беседе поученье обретет.
      Верность другу в испытаньях для меня неколебима.
      Кто двуличен и уклончив, повергает в гнев творца.
      Разлучен я с побратимом, и душа неутолима,
      О покинутом рыдает и томится без конца.
      Вот пути, чтоб в сердце друга не угасло дружбы пламя: Первый — быть с ним неразлучно, следовать за ним всегда, Путь второй — презрев богатства, радовать его дарами, Третий — быть опорой другу в час, когда грозит беда.
      Вспоминай меня, любовью радовать всегда готовый.
      Что враги тому, кто принял одиночество в удел?!
      Стойким должен быть мужчина, не сдавать в беде суровой, — Жалок тот, кто искушений пересилить не сумел.
      [Завещание Автандила царю Ростевану.)
      Сел писать царю посланье о судьбе своей печальной: «Властелин, запрет нарушив, должен тайно я уйти;
      Если друга не увижу, не вернусь с чужбины дальней. Милосердным будь и помощь мне пошли, как бог, в пути. Знаю, что мое решенье ты оценишь благосклонно.
      Мудрый, жертвуя собою ради друга, вечно жив.
      О, позволь тебе напомнить изречение Платона:
      «Вслед за телом губит душу, кто двуличен или лжив».
      Ложь — источник всех несчастий, если в сердце угнездится. Как скитальца позабуду! Мне дороже брата он!
      Нам даны и светлый разум, и прозрение провидца,
      Чтобы духом мы постигли мира горнего закон.
      Не кори, что поступаю против твоего веленья!
      Неразрывно связан с другом, словно в плен захвачен им.
      В поисках его любимой находя успокоенье,
      Где бы ни был, да останусь волею неколебим!
      Разделяя скорби ближних, мир пройдешь неуязвимым.
      Презираю человека, в ком предательство и ложь.
      Не могу быть вероломным с повелителем любимым!
      Тот не воин, кто к походу запоздал, скрывая дрожь!
      Разве муж, кто перед боем, в тыл бежав, трепещет, жалкий, И не может в час сраженья пересилить цепкий страх?
      Трус — не лучше старой бабы, просидевшей век у прялки! Лучше имя возвеличить, чем копить добро в ларях!
      Смерти не задержат тропы, ввысь ведущие по кручам! Слабого сравняет с сильным, погасив обоим взор,
      Даст загробное свиданье старцу с юношей могучим.
      Лучше гибель, но со славой, чем бесславных дней позор.
      Не исчислены ни разу и никем мои богатства!..
      Раздари их бесприютным и освободи рабов,
      Обеспечь сирот достатком, беднякам благоприятствуй, —
      И меня добром помянут обретающие кров...
     
      11. НИЗАМИ
      Азербайджан переживал в XI — XII вв. пору расцвета культуры. Одним из крупных торгово-ремесленных и культурных центров Азербайджана был город Ганджа, где родился Низами (ок. 1141 — 1203). Он получил разностороннее образование — владел арабским и персидским языками, знал философию, юридические науки, математику, физику, географию, астрономию и медицину того времени. Пять поэм Низами, объединенных позднее под названием «Хамсэ», — «Сокровищница тайн», «Хосров и Ширин», «Семь красавиц», «Лейли и Меджнун» и «Искандер-наме» вошли в сокровищницу мировой литературы. Низами выступал в защиту прав угнетенного человека, против насилия и несправедливости, воспевал преданную любовь, дружбу и верность. В его творчестве отразились связи народов Закавказья с «русами» — славянским миром древней Руси.
      Извлечения из поэмы «Сокровищница тайн» публикуются по изданию: Низами. Пять поэм. — М., 1946. — С. 50 — 52, 56 — 57. (Перевод Мариэтты Ша-гинян.)
      Рассказ о старухе и султане Санджаре
      Старуха одна, в возмущенья пылу,
      Схватила султана Санджара1 полу:
      «О, где же, султан, справедливость твоя?
      Тобой, что ни год, обижаема я!
      Забрался твой пьяный шахнэ2 под мой кров,
      Ногой мне в лицо надавал пинков,
      Избил, истоптал без вины меня он,
      За волосы выволок из дому вон,
      На людях ругал, поносил, как зверь,
      Насилья печать наложил на дверь...
      Правосудья венца — я не вижу в тебе,
      Угнетенью конца — я не вижу в тебе.
      Царь должен народу поддержкой стать,
      А ты угнетаешь народ, как тать.
      Не стыдно ль кусок отнимать у сирот?
      Кто делает так, благороден ли тот?..
      Ты — раб, хоть и в царское платье одет, —
      Какой же ты царь, раз приносишь вред?..
      Обрушил ты стены жилья горожан,
      Ты вытряс зерно из колосьев дихкан3...
      И нет правосудья сейчас на земле,
      Ищи его лишь на Симурга крыле4.
      И стыд позабыт под окном голубым,
      И честь на земном этом шаре — как дым.
      Вставай, Низами, н заплачь от стыда,
      Плачь кровью над тем, кому кровь — как вода!
      Санджар — последний султан из так называемых «великих сельджуков» (1И8 — 1157), предводителей племени гузов, в XI в. разоривших ббльшую часть стран бывшего Арабского халифата.
      * Шахнэ — султанский чиновник.
      * Дихкане — землевладельцы (позднее крестьяне).
      4 Симург — легендарный царь птиц, которого никто не видел: правосудие улетело туда, где его нельзя найти.
      Рассказ о старнке-кирпичнике
      Раз жил в стране Шама1 кирпичник-старик.
      Как призрак, людей сторониться привык.
      Из трав ему плащ — одеяньем служил,
      Кирпич обжигал он и выручкой жил...
      Успех обеспечен в работе такой,
      И спорился труд у него под рукой.
      Но как-то случилось — к нему подошел Прекраснейший отрок и слово завел:
      «О, стыд и бессилье — твое ремесло!
      Пусть возится с глиной погонщик ослов!
      Вставай и лопатою землю не бей,
      Ведь в хлебе никто не откажет тебе!
      Брось эту отливку, что формой стара,
      По-новому новое делать пора!
      С твоей сединой тебе ли с руки Мять глину с водой в земляные комки?
      Ты стар, и покой тебе необходим,
      А труд молодых предоставь молодым!»
      Старик ему: «Пыл этот угомони!
      Уйди и помех мне в труде не чини!
      Нам, старым, подходит знать толк в кирпичах,
      А юношам — тяжесть таскать на 'плечах!
      К труду потому и тянусь я рукой,
      Чтоб не протянуть ее перед тобой.
      Не нищий — пред кем-нибудь клянчить дирхем, —
      Тружусь и свой хлеб заработанный ем.
      За этот кусок не терзай ты меня,
      И коль я не прав, — да не видеть мне дня!»
      От слов старика порицатель его Заплакал и, плача, пошел от него.
      Старик с таким качеством — видывал свет,
      Одобрены дело его и ответ.
      1 Страна Шам — Сирия.
     
      12. ЭПОС АРМЯНСКОГО НАРОДА «ДАВИД САСУНСКИЙ»
      Сасун — название одной из высокогорных областей Армении, лежащей к западу от Венского озера. Здесь и сложился цикл героических сказаний о тысячелетней борьбе народа с иноземными захватчиками, называемый сказителями по-разному: «Неистовые из Сасуна», «Дом исполинов», «Яростные сасунцы», «Дом великих». Записанный исследователями армянского фольклора текст повествует о борьбе с захватчиками четырех поколений легендарных героев — Санасара, Мгера Старшего, Давида и Мгера Младшего и назван издателями по имени главного героя, наиболее близкого и дорогого народной памяти — Давида. Историки находят реальные прообразы богатырей эпоса в лице, например, славного полководца Мушега Мамико-
      няна, князя Теодороса Рштуни. Насыщенный мифологией, эпос отражает в то же время реальную повседневную жизнь народа. Замечательная черта героев эпос» великодушие, милосердие. Жестоко расправляясь с поработителями, не щадя собственной жизни, Давид в разгар боя выслушал пришедшего к нему из вражеского стана безоружного старика-араба:
      — ...Давид, мой дорогой,
      Ведь это — люди, существа живые!
      За что ты губишь их?
      Ведь жены дома есть у них,
      И дети есть у них...
      Все они обездоленный, бедный люд.
      Это войско несчастное ты пожалей!
      Тот — опора матери старой своей,
      Тот женился недавно и пригнан сюда,
      Тот оплот и надежда бедной семьи,
      Тот родителей престарелых звезда.
      — Зачем же воевать со мной они пришли?
      Старик сказал: — Что ж было делать нам?
      Мелик насильно нас привел.
      Мы не враги тебе! Твой враг — мел и к.
      Иди и с ним воюй...
      И сжалился тогда Давид,
      Убийство прекратил.
      И молвил: — Ну, старик,
      Хорошее слово ты мне сказал, —
      Исполню слово твое...
      Глубокие корни миролюбия на родов-соседей раскрывают и слова, вложенные сказителями в уста матери мелика (царя) Мсыра, решившего предпринять вторжение в Сасун, собрать с него дань и убить Давида. «Если бы, — сказала Исмнл-ханум, — ты сам решил навестить Давида и пригласил его к себе во дворец:
      — Он был бы рад, сказал бы: есть у меня брат...
      Мелик сказал: — Марэ, я араб, Давид — армянин.
      Какой же он мне брат?
      — Мелик, — сказала Исмил-ханум, —
      Как не понять того?
      Ведь часто армянин арабу брат.
      В гости ходят к другу и рады помочь...
      Краткие извлечения из поэмы публикуются по изданию: Давид Сасунскнй: Армянский народный эпос. — М.; Л., 1939. — С. 148 — 149, 208- — 210, 254 — 262, 276 — 282, 285 — 293.
      Нашествие Мера-мели ка и победа Давида
      Над тремя частями земли была у мелика власть,
      Но не был подвластен ему Сасун — четвертая часть.
      Созвал меджлис мелик. Сошлись за князем князь.
      Принес корыто царь, поставил пред собой.
      Ударил бритвой в лоб себя,
      И кровь в корыто полилась.
      И кровью той Мсра-мелик Написал боевой приказ:
      «Полночным странам — мой бранный клич!
      Восточным странам — мой бранный клич!
      Южным землям мой бранный клич!
      Запад, внемли мой бранный клич!..
      Народ! С неверным в бой зову тебя!
      Война! Война!..»
      И вот мелик войска повел В Сасун. Сам впереди пошел.
      В предел Сасуна ввел войска.
      Там, где шумит Лерва-река,
      Он станом в поле стал.
      И не было шатрам числа,
      Так стан мелика был велик...
      Тогда мелик письмо Давиду написал:
      — Иду на вас войной...
      [Давид взял отцовские доспехи, Молнию-меч, коня Джалалн. Сказочный конь за час преодолел семидневный путь и вознес Давида «на темя горы», где стоял «железный столб испытанья Мгера». Ударом Молнии-меча Давид повалил этот столб.]
      ...Он поскакал. Коню сказал:
      — Стой! Я предупрежу сперва,
      А после нападу!
      И Давид со скалы закричал: — Эгей!
      Эй! Кто спит — поскорей вставай!
      Кто проснулся — коня взнуздай!
      Кто взнуздал — свой меч надевай!
      Кто с мечом — на коня влезай!
      Не говорите потом, что Давид Как вор пришел и ушел тайком!
      Умолк Давид. Ворвался в стан.
      Рубил, рубил и говорил:
      — Скачи мой конь, скачи!
      Рази мой меч, рази!
      [Прекратив сражение по просьбе старика, Давид помчался к шатру спавшего крепким сном мелика и разбудил его. Мелик обманом бросил Давида в глубокую яму в железную сеть, накрыл ее стальной решеткой, а на нее взвалил мельничные жернова.]
      Встряхнулся, рванулся в кольцах Давид, —
      Вместо ямы открылось поле перед ним.
      Цепи и кольца до неба взвились.
      Поднялись жернова, в облака унеслись,
      Каждый жернов по сорок душ раздавил.
      Давид из ямы вышел и сказал:
      — Не вздумай больше ты со мной хитрить, мелик!
      На рассвете, как мужи, поборемся мы!
      [Победив в поединке мелика, Давид вышел из шатра.]
      Он к войску коня Джалали повернул.
      Кто из полководцев и войск уцелел,
      Он всех их призвать повелел и сказал:
      — Вам всем дарую волю я!
      Идите все туда, откуда вы пришли,
      Идите по домам, живите как вы жили,
      И дани с вас не нужно мне!
      За жизнь мою молитесь и за души Родителей моих!
      Сидите дома у себя спокойно,
      Не вздумайте ходить войною на Сасун!
      Но коль подымете вы вновь оружье против нас,
      Коль нападете вновь на нас, то знайте:
      ...По чести встретит вас Давид,
      Вас Молния-меч сразит!..
     
      Глава 5
      БОРЬБА РУССКОГО НАРОДА И ДРУГИХ НАРОДОВ НАШЕЙ СТРАНЫ С МОНГОЛО-ТАТАРСКИМ НАШЕСТВИЕМ
     
      В XII в. монгольские племена обитали в Центральной Азии. Более отсталые северные, лесные племена занимались охотой и рыболовством, а южные, степные — кочевым скотоводством. Предводители монгольских племен (ханы) и их дружинники (нукеры) быстро обогащались. Они владели огромными стадами лошадей, верблюдов и овец. В хозяйстве знатных монголов работали рядовые общинники, «черные люди», и рабы-военнопленные. В 1206 г. предводитель одного племени — Темучин объединил монголо-татар под своей властью. Собрав курултай (съезд), монгольские феодалы провозгласили Темучина своим ханом под именем Чингисхана. Вскоре начались завоевательные походы Чингис-хана и его полководцев. Монгольское войско было разделено на десятки, сотни, тысячи, объединенные в десятки тысяч — «тьмы». Отсюда пошло выражение «тьма-тьмущая» — бесчисленное множество. Нашествиям подверглись народы, создавшие очаги древней цивилизации в Азии и Восточной Европе, стоявшие на более высокой ступени общественного и культурного развития, чем завоеватели. Грабительские походы, обогащая феодальную верхушку, отрывали монголов от мирного труда и тем самым тормозили прогрессивное развитие монгольского общества.
      Покорив племена, жившие на юге Сибири, завоевав Северо-Западный Китай, войска Чингис-хана вторглись в Среднюю Азию. Три года (1219 — 1221) народы Средней Азии вели неравную борьбу. После этого монголо-татары вторглись в Закавказье. И здесь люди мужественно сражались с завоевателями. Многие села и города были превращены в руины, население истреблено. В 1223 г. монголо-татары вышли на просторы причерноморских степей и в битве на реке Калке (у Азовского моря) нанесли поражение отрядам половцев и русских, после чего напали на Волжскую Булгарию.
      В 1236 г. несметные полчища монголо-татар во главе с внуком Чингис-хана — Батыем (Бату) опустошили Волжскую Булгарию и вскоре обрушились на Рязанскую землю, а затем на Владимирское княжество. По преданию, из Рязанской земли вдогонку монголам вышел отряд богатыря Евпатия Коловрата. Русские воины мужественно сражались с врагом, пока все не пали в неравном бою. В 1238 г. главные силы Батыя овладели Владимиром, Ростовом, Суздалем, Тверью и другими городами, нанесли поражение войскам князя Юрия в кровопролитном сражении на реке Сити. В 1240 г. был взят и разрушен Киев. Русские земли оказались под игом Золотой Орды. Героическое сопротивление народов нашей страны подорвало силы завоевателей: в неравной борьбе они сорвали замыслы монголо-татарских ханов, спасли от разрушения и гибели европейскую цивилизацию.
      Монголо-татарское иго на многие века затормозило экономическое и культурное развитие покоренных народов. Оно задержало объединение русских земель и княжеств в единое государство. Стремясь укрепить свою власть на Руси, золотоордынские ханы натравливали русских князей друг на друга, убивая непокорных.
      Извлечения из документов публикуются по изданиям: Хрестоматия по истории СССР. — М., 1951. — Т. 1. — С. 129 — 132, 133 — 134, 151 — 154, 157 — 158; Хрестоматия по истории СССР: С древнейших времен до конца XV в. — М., 1960. — С. 428 — 430.
      В XII в. в Средней Азии сложилось феодальное Хорезмийское государство. В 1219 — 1221 гг войско Чингис-хана покорило страну. После упорного героического сопротивлеммо жителей были захвачены и разрушены Бухара, Самарканд, Ургенч и другие города, население истреблено или обращено в рабство, плотины и другие ирригационные сооружения приведены в негодность. Завоеваниям способствовали феодальные усобицы местной знати, стремившейся ценой соглашений с противником сохранить свои богатства и земельные владения. Сочинение историка и государственного деятеля при дворе монгольских правителей Персии и Азербайджана Ра-шид-эд-Дива (1247 — 1318) о монгольских завоевателях повествует о взятии монголами города Хорезма в 1220 г.
      Чингис-хан, когда он освободился от завоевания Самарканда, отправил Джебе, Субудая и Тукаджара1 в погоню за султаном Мухаммедом Хорезм-шахом... [и] назначил своих старших сыновей — Джучи, Джагатая и Угэдэя в Хорезм с войском, в числе подобным песку степному... В один из дней внезапно несколько всадников из войска монгольского прискакали к воротам городским... Сборище близоруких2 думало, что войско и есть эти несколько: толпа всадников и пеших обратилась на них. Монголы удалялись, точно добыча из сети, пока не дошли до увеселительного сада, находившегося в одном фарсанге от города. Боевые всадники вышли из засады за стенами, окружили горожан сзади и спереди и около ста тысяч человек3 лишили жизни. Преследуя беглецов, они ворвались в город через ворота Хаилан... Так как солнце склонялось к западу, чужеземное войско воротилось и ушло в поле. На другой день они опять обратились к городу... Войска окружили, обступили и охватили город. Тогда отправили послов и призывали жителей города к покорности и повиновению. Так как в окрестностях Хорезма не было камней, то они рубили большие тутовые деревья и вместо камней из них устраивали метательные средства... Они занимали со дня на день жителей города угрозами, обещаниями и стращаниями в переговорах, а по временам также перекидывались стрелами, пока не прибыли разом со всех сторон осадные толпы4 и за нялись со всех сторон работой. Они дали повеление, чтобы сначала засыпали ров; в течение десяти дней его совершенно засыпали И условились отвести от них реку Джейхун5...
      [Извещенный о больших потерях и распрях между Джучи и Джагатаем, Чингис-хан] велел принять начальство Угэдэю... и чтобы вели войну по его распоряжению... После того воины согласно занялись войной, и в тот же день они вознесли знамя на городскую стену и вошли в город. Горшками нефти они зажгли огонь в кварталах.. Монголы бились крепко, брали квартал за кварталом и дворец за дворцом... всех перебили, а войска занялись грабежом и расхищением и одним разом разрушили остальные жилища и кварталы.
      1 Джебе, Субудай, Тукаджар — полководцы Чингис-хана.
      2 Сборище близоруких — т. е. недальновидных горожан.
      3 Ста тысяч человек — явное преувеличение. По другим источникам — 1000
      человек.
      4 Осадные отряды — из покоренных жителей, превращенных в рабов.
      6 Река Джейхун — Амударья.
      После завоевания Средней Азии Чингис-хан послал войско для покорения Ирана и Закавказья. В 1220 — 1221 гг. монголы опустошили Азербайджан, разрушив многие города и перебив почти всех их жителей. Отпор завоевателям со стороны населения Азербайджана, Армении и Грузии вынудил их уйти из Закавказья в пределы Северного Кавказа. Нанеся поражение половцам и аланам (осетинам), монголы вышли в степи и в мае 1223 г. в кровопролитном сражении у реки Калки разбили соединенные силы русских князей во главе с Мстиславом Удалым и Даниилом Романовичем Галицко-Волынским н половцев во главе с ханом Котяном. Окончательно монголы захватили Азербайджан в 1231 г.. Восточную Грузию в 1240 г. и Армению в 1243 г. После Батыева нашествия на Русь под игом Золотой Орды оказались народы Северного Кавказа. О завоеваниях монголов в Закавказье повествует армянский историк XIII в. Киракос из Гандзака (Ганджи).
      Спустя несколько лет после разрушения города Гандзака это неистовое и коварное войско по жребию разделило между начальниками своими, смотря по значению каждого, разные города и области, провинции и крепости Армении, Грузии и Албании для грабежа и разрушения. Каждый из них с женами и детьми, с лагерным багажом, верблюдами и другими животными отправился в доставшийся ему удел...
      А татары, многочисленные, как саранча, раскинулись по горам, полям и долинам... Зрелище было раздирающее и достойное горького плача: земля отказывалась скрывать хоронившихся в ней... Люди мужественные падали духом, и опускались руки у мужей сильных... Мраком покрылась вся страна... Разграблены были все имущества и богатства, но жадность их не насытилась. Они обыскали все дома и покои и не оставили в них ничего... И этой горькой участи они обрекли многие народы и племена...
      [Подкопав и разрушив стены города Лори], неприятели, войдя в город, беспощадно умертвили мужчин, женщин и детей... Так поступили они и с другими городами... грабя имущество, умерщвляя и уводя в неволю жителей. Стремительные их набеги с грабежами и беспощадными убийствами были повсеместны, и никто не мог остановить их. Они грабили тем безопаснее, что царица Русудан1 бежала и скрылась где-то. Ее примеру последовали и другие князья, думая лишь о собственном спасении.
      1 Русудан — дочь царицы Тамары.
      3. БИТВА НА КАЛКЕ
      Отрывок из труда арабского историка Ибн-эль-Асира, жившего в XIII в.
      Когда татары овладели землею кипчаков1 и кипчаки разбрелись... то большая толпа из них ушла в землю русских; эта страна обширная, длинная и широкая, соседняя с ними, и жители ее исповедуют веру христианскую. По прибытии их к ним все собрались и единогласно решили биться с татарами... Татары... двинулись в страну русских.
      Услышав весть о них, русские и кипчаки, успевшие приготовиться к бою с ними, вышли на путь татар... [и]... усердно стали пресле-
      довать их. Татары не переставали отступать, а те гнались по следам 12 дней, но потом татары обратились на русских и кипчаков... Для последних это было совершенно неожиданно, потому что они считали себя безопасными от татар, будучи уверены в своем превосходстве над ними.
      Не успели они собраться к бою, как на них напали татары с значительно превосходящими силами. Обе стороны бились с неслыханным упорством, и бой между ними длился несколько дней.
      Наконец татары одолели и одержали победу. Кипчаки и русские обратились в сильнейшее бегство... Из бегущих убито было множество; спастись удалось лишь немногим из них; все, что находилось при них, было разграблено. Кто спасся, тот прибыл в свою землю в самом жалком виде... Их преследовало множество татар, убивая, грабя и опустошая страну...
      1 Кипчаки — половцы.
     
      4. НАШЕСТВИЕ ПОЛЧИЩ БАТЫЯ НА РУСЬ.
      ПЕРВЫЕ ВОССТАНИЯ ПРОТИВ ЗАВОЕВАТЕЛЕЙ
      Извлечения из Лаврентьевской летописи публикуются по изданию: ПСРЛ. — Т. 1. — Стб. 460 — 476.
      В лето 1236. Той же осенью пришли из восточной стороны в Болгарскую землю безбожные татары и взяли славный Великий город Болгарский1 и перебили оружием [всех жителей] от старца и до юного и до сущего младенца, и захватили много имущества, а город их сожгли огнем и всю землю их пленили...
      В лето 1237. Зимою пришли из восточной стороны на Рязанскую землю лесом безбожники татары и начали воевать Рязанскую землю и захватили ее до Пронска, попленили Рязань всю и сожгли и князя их убили. Схваченных же одних рассекали, других стрелами расстреливали, а иным назад руки связывали. Много же святых церквей огню предали, монастырей и сел сожгли... потом пошли на Коломну. В ту же зиму. Пошел [князь] Всеволод сын Юрьев, внук Всеволода , против татар и сошлись около Коломны, и была сеча великая, и убили у Всеволода воеводу Еремея Глебовича и иных мужей много... и прибежал Всеволод во Владимир с малой дружиной, а татары пошли к Москве. В ту же зиму взяли Москву татары и воеводу убили Филиппа Нанка, [павшего] за правоверную христианскую веру, а князя Владимира Юрьевича3 схватили руками, а людей от старца и до сущего младенца перебили, а город и церкви святые, и монастыри все, и села сожгли и, захватив много имущества, отошли4. В ту же зиму. Выехал [князь] Юрий5 из Владимира с малой дружиной, оставив вместо себя сыновей своих Всеволода и Мстислава, и пошел на Волгу с племянниками своими с Васильком, и со Всеволодом, и с Владимиром и стал на [реке] Сити станом, ожидая к себе брата своего Ярослава с полками и Святослава с дружиною своею.
      И начал князь Юрий собирать воинов против татар, а воеводство
      в дружине своей передал Жирославу Михайловичу. В ту же зиму. Пришли татары к [городу] Владимиру месяца февраля в 3 день на память св. Семена во вторник... Владимирцы затворились в городе [крепости] с [князьями] Всеволодом и Мстиславом, а воеводой был Петр Ослядюкович. Владимирцы не сдавались6, и тогда татары подъехали к Золотым воротам [крепости], приведя с собой Владимира Юрьевича, брата Всеволода и Мстислава. И начали татары спрашивать о князе великом Юрии, в городе ли он? Владимирцы [в ответ] пустили по стреле на татар, и татары также пустили по стреле на Золотые ворота. И после того сказали татары владимирцам: «Не стреляйте». Они же замолчали. И тогда, подъехав ближе к воротам, начали татары говорить: «Узнаете ли вашего княжича Владимира?» Стоял тот с унылым лицом. Всеволод же и Мстислав стояли на Золотых воротах и узнали брата своего... [Оба они] с дружиною своею и все горожане плакали, видя Владимира. А татары, отойдя от Золотых ворот и объехав весь город, остановились станом перед Золотыми воротами. Насколько видел глаз, окружило город бесчисленное множество [татарских] воинов. Всеволод же и Мстислав, пожалев брата своего Владимира, сказали дружине своей и Петру воеводе: «Братья! Лучше нам умереть перед Золотыми воротами за святую Богородицу и за правоверную веру христианскую, а не сдаться на волю их»...
      Татары, станы свои урядив около города Владимира, пошли и взяли Суздаль, и святую Богородицу разграбили, и двор княжеский огнем пожгли, и монастырь св. Дмитрия сожгли, а другие разграбили, а монахов и монахинь старых, и попов, и слепых, и хромых, и глухих, и немощных, и людей всех порубили, а молодых монахов и монахинь, и попов, и дьяконов, и жен их и дочерей, и сыновей их повели в станы свои и сами пошли к [городу] Владимиру... В субботу Мясопустную начали татары готовить лес и до самого вечера ставили пороки7, а за ночь огородили весь город Владимир тыном. В неделю8 Мясопустную рано утром начали штурм города месяца февраля в 7 день... и взяли город до обеда, ворвавшись от Золотых ворот у [церкви] св. Спаса по примету9 через городские стены, а отсюда с северной стороны от Лыбеди к Орининым воротам и к Медным, а отсюда от [реки] Клязьмы к Волжским воротам, и так вскоре взяли Новый город, и бежали Всеволод и Мстислав и все [оставшиеся в живых] люди в Печерный город10.
      А епископ Митрофан и княгиня Юрьева с дочерью и с снохами, и с внучатами и прочие княгини владимирские с детьми, и многое множество бояр и всего народа, укрывшиеся в церкви св. Богородицы, без милости огнем запалены были... Татары, выломав двери церковные, увидели одних от огня погибших, других же оружием до конца смерти предали, церковь разграбили, чудесную икону, украшенную золотом и серебром и драгоценным каменьем, ободрали, все монастыри и иконы ободрали и ограбили, а иные порубили, а иные забрали... и книги разодрали, и драгоценные одежды покойных первых князей, которые они повешали в церквах святых на память о
      себе, тоже все взяли себе в добычу... И убиты были архимандрит монастыря Рождества св. Богородицы Пахомий, да игумен Успенский Феодосий Спасский, и прочие игумены, и монахи, и монахини, и попы, и дьяконы от юного и до старца и сущего младенца, и всех тех порубили, одних убивая, а других гоня в плен босых и без одежды, умирающих от мороза, в станы свои...
      Захватив Владимир, пошли окаянные те кровопийцы на великого князя Юрия, и одни шли к Ростову, а другие к Ярославлю, а иные на Волгу на Городец, и завоевали все по Волге даже до Галича Мереного; а другие пошли на Переяславль [Залесский] и тот взяли, а оттуда всю страну и города многие, даже до Торжка, захватили, и не было места, мало было таких деревень и сел в Суздальской земле, где татары не воевали, и взяли они 14 городов, кроме слобод и погостов, за один месяц... И пошли безбожные татары на [реку] Сить против великого князя Юрия. Услышав об этом, князь Юрий с братом своим Святославом и с племянниками своими Васильком и Всеволодом и Владимиром и с мужами своими пошел против поганых, и встретились оба [войска], и была сеча злая, и побегли наши перед иноплеменниками, и тут убит был князь Юрий, а Василька взяли руками безбожные и повели в станы свои. Зло это случилось месяца марта в 4 день... И тут убит был князь великий Юрий на реке Сити, и дружинников его много убили... а Василька Константиновича вели в крайней нужде до Шернского леса, и как стали станом, принуждали его много проклятые безбожные татары к обычаю поганскому, быть в их воле и воевать [вместе] с ними, но он нисколько не покорился их беззаконию и много укорял их, говоря: «О глухое царство оскверненное! никак меня не отведете от христианской веры, хотя я и нахожусь весьма в большой беде...» И как только он это сказал, тотчас без милости убит был...
      В лето 1239. Того лета татары взяли Переяславль Русский и епископа убили и людей перебили, а город сожгли, и, захватив много людей и имущества, ушли... Того же лета взяли татары Чернигов... и город сожгли и людей перебили и монастыри пограбили... Того же лета зимой взяли татары Мордовскую землю и Муром сожгли и по Клязьме воевали и город... Гороховец сожгли и вернулись в станы свои...
      В лето 1242. Великий князь Ярослав послал сына своего Андрея в Новгород Великий на помощь (князю) Александру против немцев, и победили их за Плесковом (Псковом) на озере и взяли много пленными, и возвратился Андрей к отцу своему с честью.
      В лето 1262. Избавил Бог от лютого изнурения бесурменского11 людей Ростовской земли, вложил ярость в сердца крестьянам: не вытерпев насилий (со стороны) поганых, собирались они на веча и выгнали (их) из Ростова, из Владимира, из Суздаля, из Ярославля. Откупали те окаянные бесурмене (у ханов Золотой Орды. — Ред.) дани и оттого великую пагубу людям творили: порабощали людей за проценты и множество душ крестьянских уводили врознь... В том же году убили (восставшие. — Ред.) Изосима преступника, был то
      пьяница и срамословец, празднословен и кощунник, окончательно отрекся от Христа и стал бесурменином, вступив в прелесть ложного пророка Махмеда. Был тогда хищник, приехал от царя татарского, по имени Кутлубий, злой был бесурменин, и с его помощью окаянный отступник (Изосима) делал христианам великую досаду, надругался над крестом и святыми церквами, когда же люди на врагов своих на бесурмен восстали, одних изгнали, а других перебили, тогда и этого беззаконного Зосима убили в городе Ярославле. И тело его жрали псы и вороны.
      1 Город Болгарский — Булгар, столица Волжской Болгарии — феодального государства в Среднем Поволжье.
      2 Всеволод Юрьевич — князь Суздальский.
      3 Владимир Юрьевич — сын великого князя Юрия Всеволодовича.
      4 Москвичи оказали упорное сопротивление захватчикам: штурм города монго-ло-татарами продолжался пять дней.
      5 Юрий Всеволодович — великий князь (1212 — 1238), сын великого князя Всеволода Большое Гнездо.
      6 Осада монголо-татарами Владимира продолжалась с 4 по 7 февраля.
      7 Пороки — стенобитные орудия.
      8 Неделя — воскресенье.
      9 Примет — навал из земли, бревен и т. п. с внешней стороны крепостных стен.
      10 Печерный город — старая часть города Владимира.
      11 Бесурмен (басурман) — мусульманин, вообще нехристианин, иноверец; здесь бесурмене — откупщики эолотоордынекой дани.
     
      Глава 6
      НАРОДЫ ПРИБАЛТИКИ В XII — XIII вв. БОРЬБА С НЕМЕЦКИМИ И ШВЕДСКИМИ ФЕОДАЛАМИ. ОБРАЗОВАНИЕ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО
     
      Народы Прибалтики (предки латышей, литовцев, эстонцев, карел) с глубокой древности были тесно связаны с Русским государством. Некоторые из племен (чудь, ямь, либь (ливы), литва и др.) названы летописцем среди тех, которые «дань дают Руси». Прибалты участвовали в походах киевских князей, в борьбе Руси с печенегами уже в X в. Среди выдающихся воевод — киевских князей известны Микула Чудин, его сын Тука. Основание Ярославом Мудрым города-крепости Юрьева (Тарту) (1030) упрочило политические и торговые связи Руси с Прибалтикой. Племена, входившие в состав Новгородской республики (водь, нжора, карела, чудь) и Полоцко-Минского княжества (ливы, латгалы и др.), активно участвовали в борьбе против вторжений шведских, датских и немецких феодалов. Завершив к концу XII в. покорение полабских славян, немецкие феодалы развернули наступление на Восточную Прибалтику, а затем и на русские земли. Орудием агрессии под знаменем «крестового похода» явились сначала основанный епископом Альбертом Орден меченосцев (1202), а затем Ливонский орден (1237).
      Извлечение публикуется по изданию: Латвийский Генрих. Хроника Ливонии - М.. 1938. — С. 75 — 82, 141, 148, 169, 171.
     
      1. ХРОНИКА ЛИВОНИИ О втором епископе Бертольде
      ...Став епископом, он ... отправился в Ливонию ... и собрал к себе всех важнейших лиц, как язычников, так и христиан. Предложив им напитки, угощение и подарки, он старался расположить их к себе... Они сначала ласково его приняли, но потом ... непрерывно старались — одни сжечь его в церкви, другие убить, третьи утопить. Увидев такое начало, он ... обратился к господину папе1... Господин папа даровал отпущение грехов всем, кто примет на себя знак креста2 и вооружится против вероломных ливов; епископу Бертольду он дал грамоту об этом...
      Собрав людей, епископ прибыл с войском в Ливонию... Против него собралась в боевой готовности масса ливов... Готовятся к бою и саксонские войска... Стремительно бросаются они на язычников, и ливы бегут. Епископ, не удержав коня из-за его быстроты, замешался в массу бегущих. Тут двое схватили его, третий ... пронзил его сзади копьем, а прочие растерзали на куски...
      О епископе Альберте
      В год господень 1198... Альберт... был посвящен в епископы... он отправился в Готландию3 и там набрал до пятисот человек для крестового похода в Ливонию... 1207. На девятый гоА (епископства Альберта) вся Ливония была крещена, церковь наслаждалась тишиной и миром...
      1211. Шел тринадцатый год епископства, а церковь не находила покоя от войн... 1215. Был семнадцатый год епископства Альберта, и вновь началась война по всем границам Ливонии... Эстония стала враждебной Ливонии. [Рыцари вступили в Эстонию], опустошили и предали огню все деревни, а мужчин, каких могли захватить, всех сожгли живыми... Сожгли все их замки, чтобы не было у них там убежища... Женщин и детей увели с собой в плен, захватили коней, скот, большую добычу и вернулись в землю свою...
      1 Господин папа — папа римский Иннокентий III (1198 — 1216), один из вдохновителей крестовых походов.
      2 Члены ордена меченосцев носили на белом плаще знаки красного меча и креста; «отпущение грехов» поощряло крестоносцев на совершение убийств «еретиков» и «язычников».
      3 Готландия — остров Готланд в Балтийском море, служил для немецких рыцарей перевалочным пунктом при переходе морем в Ливонию на кораблях.
     
      2. НЕВСКАЯ БИТВА И ЛЕДОВОЕ ПОБОИЩЕ
      Извлечения публикуются по изданию: ПСРЛ. — Т. XVIII. — С. 61 — 65.
      Победа на реке Неве
      (Правитель Швеции Биргер), услышав о храбрости великого князя Александра Ярославича , задумал победить его или в плен взять и Великий Новгород захватить и его пригороды и славянских людей обратить в неволю. И сказал он: «Иду и покорю всю землю Александрову». Король собрал великую силу, начальников и епископов своих, и шведов, и норвежцев, и сумь, емь2, и наполнили корабли множеством своих полков и двинулись с великой силой, обуреваемые воинственным духом, и пришел в реку Неву и стал на устье Ижоры, желая в безумии своем захватить Ладогу3 и даже Новгород и всю область Новгородскую. Тогда пришла весть, что шведы идут на Ладогу, а король в то же время прислал с гордостью послов к великому князю Александру Ярославичу в Новгород со словами: «Если можешь мне сопротивляться, то я уже нахожусь здесь и покорю землю твою»...
      И пошел Александр на шведов с мужественными воинами своими, не со многою дружиною, потому что не было времени собрать многочисленное войско. Отец же его, великий князь -Ярослав Всеволодович, не знал о нападении на сына Александра, некогда было послать весть к отцу, потому что враги уже приближались. И многие
      новгородцы не успели собраться в войско, потому что великий князь Александр поспешил пойти против врагов.
      И пришел на них в воскресенье 15 июля (1240), и была сеча великая со шведами. Избили множество шведов, и самому королю нанес Александр рану на лице острым своим мечом.
      1 Александр Ярославин (1220 — 1263) — сын переяславского князя Ярослава Всеволодовича; вместе с отцом участвовал в предыдущих сражениях с немецкими рыцарями.
      2 С умь, емь — финские племена.
      8 Ладога — новгородская крепость при впадении реки Волхов в Ладожское озеро.
      О шести храбрых мужах
      В полку великого князя Александра оказалось 6 мужей храбрых, которые вместе с ним мужественно сражались. Первый, Гаврило Алексеич, наехал на корабль и увидел королевича и поехал по сходням до самого корабля, и все бежали перед ним, а возвратившись обратно, бросили его вместе с конем со сходен в море. Божиим же заступничеством он вышел невредим и, опять напавши, ожесточенно бился с самим воеводою посреди полка шведов, и тут был убит воевода шведов Спиридон и епископ их. Второй же новгородец, именем Сбыслав Якунович, много раз нападал, бился одним топором, не имея страха в сердце, и несколько человек пало от руки его, и все подивились его силе и храбрости.
      Третий же — Яков Полочанин, бывший ловчим1 у князя [Александра], напав на полк с мечом, ожесточенно сражался, и похвалил его великий князь. Четвертый же новгородец, именем Миша, напал пешим с дружиною своею и погубил 3 корабля шведов. Пятый же из молодших людей2 некто по имени Сава, напав на великий златоверхий шатер, подсек его столб, шатер упал, а полки Александровы, увидев падение шатра, обрадовались. Шестой же, один из слуг Александра, по имени Ратмир, бился пешим, был окружен многими шведами, упал от многих ран и скончался.
      Все это я слышал от господина своего, великого князя Александра, и от других, которые в то время принимали участие в битве.
      Уцелевшие же шведы побежали посрамленными, а трупами своих убитых воевод наполнили 3 корабля, а для остальных убитых выкопали ямы и набросали в них бесчисленное количество трупов. Многие другие шведы были ранены и побежали той же ночью. Новгородцев же пало: Константин Луготинич, Юрата Пинящин, Намест, Дрочило Нездилов, сын Кожевника, а всего пало 20 мужей вместе с ладожанами3. Великий же князь Александр Ярославич возвратился с великою победою в Новгород.
      1 Ловчий ведал княжеской охотой.
      2 Молодшие люди — посадские низы (ремесленники, мелкие торговцы и др.).
      8 Перечень отличившихся в битве и погибших показывает, что в ней участво
      вали не только дружинники, но и ополченцы из Новгорода, Ладоги и, вероятно, других городов и сел.
      О немцах н псковичах
      В том жг гиду немцы медвежане, юрьевцы, вельядцы1 вместе с князем Ярославом Владимировичем2 взяли город Изборск. И пришла весть в Псков, что немцы взяли Изборск, и вышел против немцев весь город Псков, и псковичи вступили с ними в борьбу и бились ожесточенно, и была между ними великая сеча. Тут убили Гаврила Гориславича, воеводу, и обратили в бегство псковичей и многих из них перебили во время бегства, а других взяли в плен. Немцы, подъехав к городу, зажгли весь посад3 и много причинили зла: погорели многие церкви и святые иконы в них и все имущество церковное. Немцы опустошили села около Пскова и стояли под городом неделю, но города не взяли и, захватив много пленных, ушли. И были псковичи без мира. Некоторые же псковичи изменили и сносились с немцами, которых привел Твердило Иванкоьич4 с иными, и начал сам владеть Псковом с немцами, разоряя села новгородские, а другие псковичи убежали в Новгород с женами и с детьми. В ту же зиму снова пришли с запада немцы и чудь на водь5 и повоевали и обложили ее данью и построили деревянную крепость в Копорье6, в земле великого князя Александра.
      Но зло этим не ограничилось, немцы взяли и Тесово7 и сделали набег, убивая купцов и не доехав 30 верст до Новгорода, а в другую сторону до Луги8 и до Сабли, а великий князь Александр отъехал тогда в Суздальскую землю, в город Переяславль, с матерью и с княжною, и с двором своим, поссорившись с новгородцами.
      Новгородцы же с челобитием9 послали к великому князю Ярославу Всеволодовичу, прося у него сына себе в князья, и он дал им сына своего Андрея. Новгородцы же, посоветовавшись, послали владыку Спиридона10 с боярами к великому князю с челобитием, прося себе в князья его сына, великого князя Александра. А в то время на землю Новгородскую напали литва, немцы и чудь, забрали по Луге всех коней и скот, не на чем было и пахать по селам. Князь же великий Ярослав принял прошение владыки и челобитье новгородцев и дал им опять сына своего Александра.
      В 1242 году пришел великий князь Александр Ярославич в Новгород и тотчас пошел с новгородцами, ладожанами, с корелою и с ижерянами на город Копорье, и разрушили крепость до основания, а самих немцев перебили, а иных с собою привели в Новгород, а остальных Александр помиловал и отпустил, потому что был чрезвычайно милостив, а изменников вожан и чудцев повесил и пошел в Переяславль. Немцы же собрались с другой стороны и пришли на Псков и победили псковские полки и наместников своих посадили в Пскове. Услышав об этом, князь Александр пожалел о крови христианской и, нимало не помедлив, взял с собой брата своего Андрея и все войско и пришел в Новгород.
      1 Немцы медвежане — из города Медвежья Голова, юрьевцы — из Юрьева, захваченного немцами в 1214 г., вельядцы — из города Вельяд.
      Ярослав Владимирович — русский князь, бежавший к немцам в Ливонию.
      Город — крепость Пскова, посад — окружающие крепость кварталы, заселенные горожанами (посадскими людьми).
      4 Твердило Иванкович — псковский боярин-изменник.
      6 Водь — финское племя.
      * Копорье — небольшая крепость у Финского залива в Новгородской земле
      7 Тесово — селение к северо-западу от Новгорода.
      8 Луга — река, впадающая в Финский залив.
      С челобитием — прошением от имени веча; с образованием Новгородской боярской республики (1136 г.) Новгород приглашал к себе на службу князей с их дружинами по решению веча (фактически — крупных бояр, высших церковников).
      10 Владыка Спиридон — епископ Новгородский.
      Ледовое побоище
      И пошел с братом своим Андреем и с новгородцами и с суздаль-цами на немецкую землю с великой силой, чтобы немцы не хвалились, говоря «унизим словенский язык».
      Уже город Псков был взят и тиуны немецкие посажены в городе. Великий же князь Александр занял все пути ко Пскову и взял внезапно город, и, захватив немцев и чудь и наместников немецких, в оковах заточил в Новгороде, а город Псков освободил от плена, а землю немецкую повоевал и пожег и взял много пленных, а иных перебил. Они же собрались, говоря с гордостью: «Пойдем на Александра и, победив, возьмем его в плен». Когда немцы приблизились, стража великого князя Александра удивилась силе немецкой и ужаснулась. Князь же великий Александр, помолившись в церкви святой Троицы, пошел в землю немецкую, желая отомстить за кровь христианскую... Услышав об этом, магистр1 пошел против них (полков Александра. — Ред.) со всеми своими епископами и со всем множеством их народа и силы их, какая только ни была в их области, вместе с королевской помощью2; и сошлись на озере, именуемом Чудским. Великий князь Александр возвратился назад.
      Немцы же и чудь пошли за ним. Князь же великий поставил войско на Чудском озере на Узмени, у Воронья камня, и, приготовившись к бою, пошел против них. Войска сошлись на Чудском озере; было тех и других большое множество. Был же тут с Александром и брат его Андрей со множеством воинов отца своего, было у Александра множество храбрых, сильных и крепких, все наполнились воинственным духом, и были у них сердца подобны львиным. И сказали: «Княже, ныне пришло время положить свои головы за тебя».
      Был же тогда день субботний, и на восходе солнца сошлись оба войска.
      И была здесь злая и великая сеча для немцев и чуди, и слышен был треск ломающихся копий и звук от ударов мечей, так что и лед на замерзшем озере подломился, и не видно было льда, потому что он покрылся кровью. И сам я слышал об этом от очевидца, бывшего там.
      И обратились немцы в бегство, и гнали их русские с боем как по воздуху, и некуда им было убежать, били их 7 верст по льду до Суболицкого берега, и пало немцев 500, а чуди бесчисленное множество, а в плен взяли 50 лучших немецких воевод и привели их в Новгород, а другие немцы утонули в озере, потому что была весна. А другие убежали тяжело раненными. Был же этот бой 5 апреля (1242 года).
      1 Магистр — глава немецкого ордена.
      * С королевской помощью — с помощью вспомогательного отряда, присланного немецким рыцарям датским королем.
     
      ОБРАЗОВАНИЕ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО
      Литовские племена издавна жили на южном побережье Балтийского моря, между реками Неманом и Западной Двиной. В первой половине XIII в. возникло Литовское феодальное княжество. Его столицей стал Вильнюс (Вильно). В
      XIV — XV вв. территория Великого княжества Литовского расширялась за счет западнорусских, белорусских и украинских земель, ослабленных монголо-татарским нашествием. Вместе с укреплением и расширением княжества при князьях Миндовге, Витене и особенно Геднмнне литовские дружины с участием украинских и белорусских воинов вели непрестанную борьбу с рыцарями Ливонского н Тевтонского орденов, нанеся им крупные поражения в битвах при Шяуляе (1236), у Дорогочина (1237), у озера Дурбе (1260). В 1385 г. Польша и Литва заключили между собой Кревскую унию (союз), закрепленный браком литовского великого князя Ягайло с польской королевой Ядвигой.
      Объединенные силы немецких рыцарей, получив подкрепления, возобновили вторжение на земли Литовского княжества. Летом 1410 г. польские войска Ягайло н литовско-русские великого князя Витовта с участием украинских, белорусских н чешских полков в упорном и кровопролитном сражении близ селений Грюнвальд и Танненберг наголову разгромили войска Тевтонского ордена. Победа положила конец захватническим войнам немецких феодалов на литовско-русских землях, отстоявших свою независимость.
     
      3. ЛИТОВСКАЯ ЛЕТОПИСЬ О КНЯЗЕ ГЕДИМИНЕ И ЕГО ПОБЕДАХ НАД НЕМЕЦКИМИ РЫЦАРЯМИ
      Извлечение публикуется из издания: Хрестоматия по истории СССР: С древнейших времен до конца XV в. — М., 1960. — С. 476 — 478.
      И был великий князь Витень на Великом княжестве Литовском и Жемоитском1, и Русском, и родился от него сын, именем Гидимин. И по смерти великого князя Витеня сел на великом княжестве Литовском вышенареченный сын его Гидимин.
      Пребывал же великий князь Гидимин по смерти отца своего Витеня на великом княжестве Литовском и Жемоитском, и Русском, сидя на столе отца своего в Пернове. И княжил он много лет. И по смерти его отца восстали против него немцы, прусы и лифлянты и пошли с великим множеством людей своих в землю Жемоитскую, хотя ею овладеть. Гидимин не успел быстро собрать свое войско против их и послал старейшего гетмана своего с малыми людьми
      к городу Куносову, на помощь от немцев... И немцы того гетмана опередили... [и]... увели в плен, и овладели Жемоитской землей. И князь великий Гидимин заключил перемирие с немцами и дал за того гетмана своего откупу тридцать тысяч золотых. И на другой год, собрав всех людей своих и войско литовское и русское, пошел на немцев... И помог бог великому князю Гидимину, который всех немцев наголову разбил, а жемоитцы отступили и присоединились к государю своему прирожденному Гидимину, и так же немцев побили...
      1 Жемоит (Жмудь) — литовское племя и земля в области нижнего Немана.
     
      4. СИГИЗМУНД ГЕРБЕРШТЕЙН. ОПИСАНИЕ ЛИТВЫ И ЛИВОНИИ
      Наблюдательный путешественник, дважды проезжая в начале XVI в. в Москву я обратно через Ливонию и Литву, оставил содержательные описания природы, государственного устройства, хозяйства и общественных отношений в этих странах.
      Извлечения публикуются по изданию: Герберштейн С. Записки о моско-внтскнх делах.- — Спб., 1908. — С. 164 — 181.
      Литва
      Столицей народа является Вильна; это обширный город, расположенный в долине между холмами, при слиянии рек Вилии и Виль-ны... Ныне Вильна опоясана стеною, в ней строится много храмов и каменных домов; она служит также местопребыванием епископа... Кроме того, замечательны приходская церковь и несколько монастырей; преимущественным уважением между ними пользуется обитель францисканская, постройка которой обошлась очень дорого. Но храмов русских там гораздо больше, чем римского исповедания...
      Главный промысел литовцев составляют имеющиеся у них в изобилии мед, воск и зола. Все это в большом количестве вывозится от них в Данциг, а затем в Голландию. В изобилии также поставляет Литва смолу и лес для постройки судов, а также хлеб... Литва довольно лесиста: в ней имеются огромные болота и много рек... Климат суров, животные всех пород малорослы; хлеба там изобилие, но посев редко достигает зрелости. Народ жалок и угнетен тяжелым рабством. Ибо если кто, в сопровождении толпы слуг, входит в жилище какого-нибудь поселянина, то ему можно безнаказанно творить что угодно, грабить и забирать необходимые для житейского употребления вещи, и даже жестоко побить поселянина. Поселянам же без подарков прегражден путь к господам, какое бы они не имели до них дело. А если допустят, то все же отсылают к чиновникам и начальникам. И если те не получат даров, то не решат и не постановят ничего хорошего...
      Помимо оброка они работают на господ шесть дней в неделю: наконец, при женитьбе, при смерти жены, равно как при рождении и кончине детей и во время исповеди, они обязаны заплатить известную сумму денег приходскому священнику...
      ...Область Ливонии тянется в длину на берегу моря. Столица ее Рига, в которой начальствует магистр Тевтонского ордена. Кроме Рижского архиепископа, в этой области есть епископ Ревельский и Эзельский. В Ливонии большое множество городков, особенно замечателен между ними город Рига на реке Двине, недалеко от устья, а также города Ревель и Дерпт. Русские называют Ревель Колыванью, а Дерпт — Юрьевым городом. Рига же удерживает свое название на том и другом языке. Из тамошних рек судоходны Рубон и Нарва. Князь этой области, орденские братья, главные из которых именуются командорами, а также вельможи и граждане — почти все германцы...
     
      5. УКРЕПЛЕНИЕ ФЕОДАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ
      Развитие и укрепление феодальных отношений в Литве характеризуют земель ные пожалования великих князей своим слугам-феодалам. Типичная жалованная грамота великого князя литовского Свидригайло публикуется по изданию: Акты, относящиеся к истории Южной и Западной России. — Спб., 1863. — Т. 1. — № 21 (перевод).
      Божьей милостью мы, Свидригайло, великий князь литовских, русских и других земель. Делаем известным и даем знать этой нашей грамотой каждому ныне живущему и потомкам, кто на нее посмотрит или услышит ее чтение, кому это нужно будет.
      Увидав и засвидетельствовав верную и всегда старательную нам службу нашего верного слуги пана Андрея Волотовича, мы, учинив совет с нашими князьями, боярами и нашей верной радой [советом], даем и дали тому вышеназванному пану Андрею за его верную службу село Михлин в Луцком вместо его отчины Загорова со всем тем, что к тем селам издавна, из старины, относилось и относится — навсегда и нерушимо со всеми угодьями и промыслами, ничего не изымая для себя, с поселками, нивами, пашнями, лесами, дубравами, бортными землями, пасеками, ловами звериными и ло-вищами, с бобровыми гонами, болотами, реками, озерами, колодцами, ручьями, прудами, с мельницами, мытами, рудными промыслами, и с тем, что в том имении решит посадить на свежем корню, со всеми оброками, которые к тому имению принадлежат и перед тем принадлежали, а также с лугами, покосами, и всеми угодьями, может он [все это] для себя улучшать, расширять, населять и приумножать. Даем тому названному выше пану Андрею Волотовичу поименованные выше места навсегда и нерушимо — ему, а после него его детям и его внукам, и его ближайшим родственникам: вольны пан Андрей Волотович, его родные и его потомки все те имения отдать, продать и променять. А при том были свидетели верные наши князья и паны... [перечислены поименно].
      В подтверждение этого нашего пожалования печать нашу велели привесить к этой нашей грамоте. Писано в Киеве в лето от р. х. 1442, месяца декабря 9 день...
      Извлечение публикуется по изданию: ПСРЛ. — Т. XVII. — С. 67 — 69.
      В 1440 году случилось большое зло в Литве: убит был великий князь Сигизмунд в Литве в городе Троках; в вербное воскресенье, перед обедом, было волнение большое в литовской земле, а в то время в Смоленске держал воеводство от Сигизмунда пан Андрей Сакович. Он стал приводить к целованию смольнян на том: кого князья литовские и паны и вся земля литовская посадят в Вильне на великом княжении, вам от литовской земли не отступать и от великого князя литовского и ни к кому другому не приступать, а меня вам держать у себя воеводой, пока сядет в Вильне князь великий. Владыка [епископ] Симеон и князья и бояре, и горожане, и черные люди целовали крест пану Андрею на всем том: от Вильны не отступать, а пана Андрея держать у себя честно воеводой в Смоленске.
      После пасхи, на светлой неделе в среду, порешили [на вече] смольняне, черные люди — кузнецы, кожемяки, портные, мясники, котельщики — пана Андрея выгнать насильно из города, нарушили крестное целование, вооружились луками, стрелами, косами и топорами и зазвонили в колокол.
      Пан Андрей стал совещаться с боярами смоленскими, а бояре ему молвили: «Вели, пан, своим дворянам вооружиться, а мы с тобой. Это лучше, чем даваться им в руки». И пошли против них [черных людей] на конях; и была схватка у [монастыря] Бориса и Глеба в городе. Избили много черных людей копьями до смерти, а другие раненые остались живы, и побежали черные люди от пана Андрея.
      В ту ночь уехал пан Андрей из города с женой и бояре смоленские с ним.
      После того было большое волнение в Смоленске. Схватили смольняне Петрыку, маршалка смоленского, и утопили его в Днепре, а посадили себе воеводой в Смоленске князя Андрея Дмитриевича Дорогобужского...
      В это время пришел князь Юрий Лингвеньевич из Новагорода в Литву, и князь великий королевич Казимир1 дал ему отчину его Мстиславль. Бояре смоленские приехали к нему из Литвы в Смоленск, а черные люди не пустили их в город. Они разъехались по своим селам, и случилась потом борьба великая между боярами и черными людьми...
      1 Казимир — Казимир IV Ягеллончик. великий князь литовский с 1440 г., король польский (1447 — 1492).
     
      Глава 7
      ОБРАЗОВАНИЕ РОССИЙСКОГО ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА И СВЕРЖЕНИЕ ИГА МОНГОЛО-ТАТАРСКИХ ХАНОВ
     
      В основе процессов, подготовлявших внутренние и внешние предпосылки образования централизованных национальных государств, лежала «незаметная работа угнетенных классов» (см.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — Т. 21. — С. 406). Несмотря на катастрофические последствия Батыева нашествия и тяжелое иго Золотой Орды, производительные силы русских земель как в деревне, так и в городе постепенно восстанавливались. В XIV — XV вв. вместе с ростом феодального землевладения усиливалось закрепощение крестьян. Хозяйственная деятельность феодалов, пути извлечения ими доходов, способы эксплуатации крестьян и холопов полнее отражены в лучше сохранившихся церковно-монастырских архивах, но они характеризуют также и аналогичные хозяйства светских феодалов. Различного рода грамоты (указные, уставные и жалованные светских и духовных властей) свидетельствуют о дальнейшем укреплении феодального землевладения; те и другие дают наглядное представление о категориях феодально-зависимого населения, имущественном положении крестьян. Писцовые книги с описанием угодий и крестьянских дворов, с перечнем крестьян феодального владельца начали в это время служить документами, оформляющими фактическое прикрепление крестьян к земле и в дальнейшем — юридическое закрепление крестьян за помещиками.
     
      УСТАВЫ И ГРАМОТЫ ФЕОДАЛОВ
     
      1. ДУХОВНАЯ ГРАМОТА МИТРОПОЛИТА АЛЕКСЕЯ ЧУДОВУ МОНАСТЫРЮ
      Ок. 1377 г.
      Публикуется по изданию: Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV — начала XVI в. — М., 1964. — Т. 3. — JSfe 28. (Далее АСЭИ.)
      Се яз, смиренный грешный раб божии Алексеи, пишю грамоту душевную целым своим умом. Даю святому великому Михаилу и честному его чюду село Жилинское, Серкизовское, Тюфтецевское, Никола святыи на Сосонке, Рамение, что есмь купил у Ильи у Оза-кова, Софроновское с мельницею, Фоминское, Желетовское, Канев-ское, Душевое с деревнями и с бортью, Филиповское с деревнями и с бортью, Обуховскую деревню. А все те села даю с серебром и с половники и с третники1 и с животиною. А что моя челядь в селех, а на них серебрецо, и не похотят служити, и хто куды похочет, и тем воля, отдав серебрецо; а хто рост2 дает, тем воля же. А огород дадут3, также и Садовская деревня к святому Михаилу. А монастырь святого Михаила чюда приказываю тобе своему сыну (духовному) князю Дмитрею Ивановичю всеа Русии4 — все пологаю на бога
      упование и на тобе, как манастыря святого Михаила побережешь. А садець5 мои Подолнеи святому Михаилу чюду.
      1 Серебро (серебрецо) — долг, ссуда, денежные доходы феодала с крестьян, половники, третники — феодально-зависимые крестьяне («сироты»), работавшие на господина из половины или части урожая.
      2 Рост — проценты, уплачиваемые крестьянином деньгами или работой («серебро издельное») за ссуду.
      3 Огород дадут — овощи, выращиваемые на огороде.
      4 Дмитрий Иванович — великий князь Дмитрий Донской.
      5 Садец — сад, садик; «подольний» — расположенный внизу кремлевского холма.
     
      2. ЖАЛОВАННЫЕ ГРАМОТЫ ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ИВАНА III НА ЗЕМЛИ
      И ПОМЕСТЬЯ
      Публикуются по изданию: Самоквасов Д. Я. Архивные материалы: Новооткрытые документы поместно-вотчинских учреждений Московского государства
      XV — XVII столетий. — М., 1905. — Т. 1. — С. 125 — 126.
      Грамота 1482 г. Се яз князь великий Иван Васильевич всеа Руси пожаловал есми Митю да Ерему Трусовых детей Воробина... селцем Копцамн и з деревнями Богдановским Есипова селцом Солопским и з деревнями Ивановским Кузмина... з доходом з денежным и з хлебным по старине, как были те селца за Богданом за Есиповым и за Иваном за Кузминым.
      Грамота 1490 г. Се яз княз великий Иван Васильевич всеа Руси пожаловал Васюка Иванова сына Тыртова... волостькою Костян-тиновскую Немово да сына ево Василия... в поместье, з доходом з денежным и з хлебным по старине, со всем по тому, как та волостька была за Костянтином за Немым и за его сыном за Василием.
      Грамота 1502 г. Се яз княз великий Иван Васильевич всеа Руси и сын мой князь великий Василей Иванович всеа Руси пожаловал есмя Афанасия Иванова сына Мосеева да сына его Федора... деревнями Богдановским Есипова в поместье, з доходом з денежным и с хлебным и с мелким доходом, оприч наших великих князей обеж-ные дани.
     
      УСТАВНЫЕ ГРАМОТЫ О ПОВИННОСТЯХ КРЕСТЬЯН
      Извлечения из двух грамот о повинностях монастырских крестьян раскрывают усиление феодальной эксплуатации в XIV — XVI вв. Публикуются по изданиям: АСЭИ. — М., 1964. — Т. 3. — № 5; Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою Экспедициею Академии наук. — Спб., 1836 — Т. 1. — № 258, 48. (Далее ААЭ.)
     
      3. УСТАВНАЯ ГРАМОТА МИТРОПОЛИТА КИПРИАНА ВЛАДИМИРСКОМУ ЦАРЕВОКОНСТАНТИНОВСКОМУ МОНАСТЫРЮ. 1391 г.
      Се яз Киприан митрополит всеа Руси дал есмь сю грамоту монастырю своему святому Костянтину и игумену, что ми били челом сироты* монастырские на игумена на Ефрема, так ркучи2: наряжает
      нам, господине, дело не по пошлине3, чего, господине, при первых игуменах не бывало, пошлины, господине, у нас емлет, чего иные игумены не имали.
      А игумен митрополиту так рек: яз, господине, хожу по старой пошлине, как было при первых игуменех, а здесь, господине, на Москве, игумен Царко, тот игуменил у святого Костянтина наперед мене, того, господине, и вспросы. И митрополит послал Окинфа4 к Царку игумену, занеж тогды Царко неиздоровел, велел вспросити, какова пошлина в святом Костянтине и как людем монастырским дело делати.
      И Царко игумен так отвечал Окинфу: при моем игуменстве так было в святом Костянтине: большим людем5 из монастырских сел церковь йаряжати6, монастырь и двор тынити7, хоромы ставить, игумнов жеребий весь рольи орать взгоном8, и сеяти, и пожати, и свести, сено косить десятинами и в двор ввести, ез9 бити и вешней и зимней, сады оплетать, на невод ходити , пруды прудить, на бобры им в осенине поити11, а истоки им забивати, а на велик день12 и на Петров день13 приходят к игумену что у кого в руках14.
      А пешеходцем15 из сел к празднику рожь молоти, и хлебы печи, солод молоть, пива варить, на семя рожь молотить, а лен дасть игумен в села, и они прядут сежи и дели16 неводные наряжают, а дают из сел все люди на праздник яловицу17, но одинова ми, господине, добили челом, а не в пошлину, тремя бараны, и яз их пожаловал за яловицу, занеж ми была не надобе яловица, а по пошлине по старой всегды ходит яловица на праздник. А в которое село приедет игумен в братшину18 и сыпци19 дают по зобне20 овса конем игуменовым...
      И Киприан митрополит всеа Руси так рек игумену и христианом монастырским: ходите же вси по моей грамоте, игумен сироты держи, а сироты игумена слушайте, а дело монастырское делайте...
      1 Сироты — крестьяне.
      2 Ркучи — говоря, жалуясь.
      3 Не по пошлине — не по старине, больше обычного, чем и вызвана жалоба крестьян.
      4 Окинф — боярин митрополита, управлявший его хозяйством.
      5 Большие люди — зажиточные крестьяне, имевшие лошадей.
      * Церковь наряжати — строить и убирать церковь.
      7 Тынити — строить изгородь, тын.
      3 Жеребий... взгоном — пахать принадлежащий игумену участок пашни всем вместе, сообща, в одно время.
      9 Ез — устройство для ловли рыбы в виде частокола или плетня, поставленных поперек реки или ее притока, где шла рыба.
      На невод ходити — ловить рыбу неводом (сетью).
      11 На бобры... поити — осенью ловить бобров.
      12 Велик день — праздник пасхи.
      13 Петров день — церковный праздник (29 июня).
      14 Что у кого в руках — с подношениями игумену.
      15 Пешеходцы — крестьяне малоимущие, безлошадные.
      10 Сежи и дели — неводы с приспособлениями для ловли рыбы.
      17 Яловица — нетелившаяся корова, телушка.
      18 Брат шина (братчина) — праздничный пир в складчину.
      19 Сыпци — участники складчины, называемой также «ссыпчнной».
      20 Зобна — плетеный кошель, кузовок для дачи лошадям овса.
     
      4. УСТАВНАЯ ГРАМОТА КНЯЗЯ МИХАИЛА АНДРЕЕВИЧА.
      Ок. 1450 г.
      От князя Михаила Андреевича1 на Белоозеро, к наместнику и ко всем боярам, и детем боярьским и околичником и поселским моим, ко всем без оменки2. Бил ми челом отец мой игумен Касьян Кирилова монастыря3, а сказывает, что у него отказываете4 людей монастырьскых серебреников, и половников, и рядовых людей и юрьевских, а отказываете не о Юрьеве дни, иных о рожестве Христове5, а иных о Петрове дни. И вы бы так серебреников и половников и слободных людей6 не отказывали, а отказати серебреника и половника о Юрьеве дни, да и серебро заплатит, а после Юрьева дни отказа от серебреника нет, а коли серебро заплатит, тогды ему и отказ7; а игумну есте серебреника после Юрьева дни пускати не велел. А кто сей моей грамоты ослушает, быти от меня в казни8.
      1 Михаил Андреевич — внук Дмитрия Донского, удельный князь белозерский; после его смерти (1486) обширный Белозерский край вернулся в состав владений великого князя московского.
      2 Наместник, бояре, дети боярские, околичники и посельские — княжеские управители и слуги. Всем без оменки — без исключения.
      3 Кирилла-Белозерский монастырь — основан в конце XIV в., один из самых богатых и крупных в то время.
      4 Отказываете — отпускаете.
      6 Серебреники — крестьяне, находившиеся в феодальной зависимости за ссуду «серебром» (деньгами), часто фиктивную; серебро было «издельное» (отрабатывалось барщиной) и «ростовое» (с начислением процентов, «роста»); половники — крестьяне, работавшие на феодала из половины урожая; рядовые люди — работавшие на феодала по договору («ряду»); юрьевские — крестьяне, заключившие с феодалом соглашение о работе в вотчине на год с Юрьева до Юрьева дня (26 ноября). Рождество Христово — 25 декабря.
      6 Слободные люди — крестьяне, работавшие на феодала в течение обусловленного срока («рядовые», «юрьевские»).
      7 Половникам и серебренникам предоставлялась возможность получить «Отказ» только в Юрьев день и после полной выплаты долга.
      8 В казни — здесь: в наказании.
     
      5. ЖАЛОВАННАЯ ГРАМОТА КНЯЗЯ АЛЕКСАНДРА ИВАНОВИЧА БЛАГОВЕЩЕНСКОМУ МОНАСТЫРЮ.
      Ок. 1418 г.
      Публикуется по изданию: Акты феодального землевладения и хозяйства. — М., 1951. — Ч. I. — № 234. (Далее АФЗХ.)
      Святого для Благовещениа се аз князь Александр Иванович1 пожаловал есмь игумена благовещенского з братьею . Что люди монастырские пошлые3 в городе и в селах, коли придет моа дань, и игумен за них заплатит по силе. А опричь того не надобе им ни мыт, ни тамга, ни побережное, ни костки, ни осмничее4. Ни становщики, ни езовики не ездят ни по что, ни езу ими не бити, ни лугу им не ко-
      сити5. Ни наместници мои к тем людем не всылают, ни судят их, ни доводщики к ним не въежжают, ни по что, оприче душегубства и разбоя, ведает и судит их игумен или кому прикажет6. А будет суд смесной7, и наместници мои судят, а игумен с ними, или кому прикажет. А тутошных людей становых8 игумен в монастырь не принимает. А кого к себе игумен призовет людей из иного княженья, а не из моее отчины, и тем людем пришлым не надобе моа дань на десять лет, ни ям, ни подвода, ни мыт, ни тамга, ни инаа никоторая пошлина9. А уживут десять лет, и они потянут с старожильци1 по силе. А к тем же людем также наместници мои не всылают, ни судят их, судит игумен свои люди сам или кому прикажет. А случится суд смесной, и игумен судит с наместники, а прибытком ся делят наполы . А через сию грамоту кто их чим изъобидит или что у них возьмет, быти от меня в казни. А дана грамота июля того лета, коли князь Александр Иванович сел на своей отчине на Новегороде. А на которую грамоту свою грамоту дам, а на сю грамоту грамоты нет.
      1 Александр Иванович — удельный князь нижегородский.
      2 С братьею — с монахами, живущими в монастыре.
      3 Люди пошлые — давние, старинные.
      4 Перечислены поборы в пользу князя; мыт — торговая проезжая пошлина; тамга — сбор за клеймо при продаже скота; побережное — за привал судов и лодок к берегу и за пастьбу скота в пойме реки; костки — проезжая подать; осмничее — торговая пошлина. Все эти поборы князь передавал в пользу монастыря.
      5 Становщик — смотритель стана или «яма», где стояли княжеские лошади; езовник — княжеский рыболов, ставящий на реке «езы».
      6 Княжеским судом запрещается судить монастырских людей, кроме дел об убийстве и разбое. Игумену пожаловано право иммунитета по судебным, административным и владельческим делам внутри монастырской вотчины.
      Суд смесной — производился с участием уполномоченных лиц тяжущихся сторон по всяким спорным делам, затрагивающим их интересы.
      8 Люди становые — жители Нижегородского княжества.
      9 Ям — повинность по ямской гоньбе; подвода — подводная повинность крестьян.
      10 Старожильцы — старинные, издавна живущие в вотчине в отличие от «новопришлых» крестьян.
      11 Наполы — пополам.
     
      6. ВЫПИСЬ ИЗ ПИСЦОВЫХ КНИГ 1490 — 1491 гг.
      НА МИТРОПОЛИЧЬЮ ВОЛОСТЬ КАРАШ В РОСТОВСКОМ УЕЗДЕ
      Извлечения публикуются по изданию: АФЗХ. — Ч. 1. — № 12.
      Волость Караш, а в ней села и деревни митрополичи:
      Село Осник над озером над Осников: в.1 Таврило, в. Лучка, в. Гридка, в.Васько, в.Степанко, в.Олексейко, в.Епинах, в.Фролко, в.Степанко, в.Дема, в.Илейка, в.Онанка, в.Пашко, в.Ондрейко, в.Тимошка, в.Онфимко, в.Акинка, в.Васько; а безпашенных2 — в.Федько, в.Петрок, в.Окулик.
      Село Чашниче над озером Чашничем, а в нем церковь Спас не-рукотворенный образ: двор митрополич, в.дворник митрополич Пан-телейко, в.посельской Иван Данилов, в.Огафонко, в.Олексейко, в.Ивашко, в.Ивашко ж, в.Ивашко, в.Жила, в.Курбатко, в.Лехоня, в.Данилко, в.Онфимко, в.Филька.
      Село Павловское, а в нем церковь Дмитрей святы: поп Алексей, в.Симак староста, в.Микитка, в.Ермак, в.Дергайко, в.Паня, в.Голо-ва, в.Истомка Полник, в.Ивоха, в.Микитка, в.Ивашко, в.Курило, в.Гридка.
      Сельце Синельница: в.Ивашко, в. Куземка, в.Окинка, в.Васко, в.Ивашко, в.Федотко, в.Данилко, в.Ивашко, в.Мишук, в.Ивашко.
      Сельце Ондронеж: в.Федько, в.Левка, в.Фомка, в.Степанко, в.Доронка, в.Еска, в.Гридка, в.Пронка, в.Васко, в.Васко ж, в.Васко же, в.Огафонко.
      А деревень митрополичих к пяти селом...3 И всех сел пять, а деревень к ним сто восмдесят и две, а дворов в них и в селах четыреста и сорок и шесть, а людей в них 446 ч., пашни шестнадцать сох.
      Митрополичи ж починки на нове без пашни...4
      В Караше ж селце Семеновское Воскресенского монастыря... а в нем христиан: в.Бориско, в.Исачко, в.Ивашко, в.Тимошка, в.Пер-фирко, в.Левка, в.Конан, в.Огафон, в.Васько, в.Корман, в.Михаль, в.Микитка.
      А деревень к тому селу их жо5... И всех деревень к селу дватцать и одна, а дворов в ней пятьдесят и семь, а людей в них пятьдесят и семь ч., пашни соха с четвертию сохи...
      И всего в Караше митрополичих и монастырских шесть сел, а деревень двести и три, а дворов в селе и в деревнях пятьсот и три дворы, а людей в них пятьсот и три человека, пашни семнадцать сох с четвертию сохи.
      1 Значком св» условно обозначался двор.
      * Беспашенные — не имевшие в момент описания пашни.
      8 Далее перечисляются деревни митрополита с числом крестьянских дворов от одного до шести.
      4 Далее названо 22 починка с 28 крестьянскими дворами.
      8 Далее названа 21 деревня с 41 крестьянским двором.
     
      УСИЛЕНИЕ МОСКОВСКОГО КНЯЖЕСТВА. КУЛИКОВСКАЯ БИТВА
      В XIV в. началось объединение русских земель вокруг Москвы. Она становилась центром сплочения русского народа в его борьбе против золотоордынского ига. Значительно усилилось Московское княжество при князе Иване Даниловиче (1325 — 1341). В его духовной грамоте названо уже около 100 принадлежавших ему городов н сел. Он получил от хана ярлык на великое княженье с правом сбора дани для Орды, что открыло ему путь к обогащению и дало ему прозвище «Калита» (денежная сума). Во второй половине XIV в. большая часть князей Владимиро-Суздальской земли уже признала власть московского великого князя. Настало время для открытой борьбы с Золотой Ордой, где началась «великая замятия» (усобицы) между самими ханамн. В 1378 г. московская рать Дмитрия Ивановича, прозванного позже Донским (1359 — 1389), нанесла поражение напавшему на Рязанскую землю мурзе Бегичу. Хан Мамай предпринял наступление на Русь всеми силами Золотой Орды, намереваясь повторить Батыево нашествие. Заключив союзы с русскими князьями, собрав ополчение, князь Дмитрий выступил против Мамая.
      Извлечения из документов публикуются по изданию: Духовные и договорные грамоты великих н удельных князей XIV — XVI вв. — М.; Л., 1950. — № 1, 3.
     
      7. ДУХОВНАЯ ГРАМОТА МОСКОВСКОГО КНЯЗЯ ИВАНА КАЛИТЫ.
      Ок. 1339 г.
      Во имя отца и сына и святого духа. Я, грешный, ничтожный раб божий Иван, пишу духовную грамоту, идя в Орду, никем не принуждаем, в здравом своем уме, в полном здоровье. На случай, если бог что решит о моей жизни, даю завещание сыновьям моим и княгине моей.
      Завещаю сыновьям своим отчину свою Москву, а раздел учинить им такой. Дал я сыну старшему Семену: Можайск со всеми волостями, Коломну со всеми Коломенскими волостями, Городенку, Мезыню, Песочную и Середокоротну, Похряне, Устьмерску, Бро-шевую, Гвоздну, Ивани деревни, Маковец, Левичин, Скульнев, Канев, Гжель, Горетову, Горки, село Астафьевское, село на Северске в Похрянском уезде, село Константиновское, село Орининское, село Островское, село Копотенское, сельцо Микулинское, село Малаховское, село Напрудское у города...
      Даю сыну моему Ивану: Звенигород, Кремичну, Рузу, Фомин-ское, Суходол, Великую слободу, Замошскую слободу, Угож, Ростовцы, Окатьеву слободку, Скирминовское, Тростну, Негучу; а села: Рюховское, село в Замошской слободе, село Семчинское...
      Я дал сыну моему Андрею: Лопасню, Северскую, Нарунижское, Серпухов, Нивну, Темну, Голичихи, Щитов, Перемышль, Ростовец, Тухачев; а села: село Талежское, село Серпуховское, село Кол-басинское, село Нарское, село Перемышльское, село Битяговское, село Труфоновское, село Ясиновское, село Коломенское, село Но-гатинское...
      А княгине моей с меньшими детьми даю: Сурожик, Мушкину гору, Радонежское, Бели, Ворю, Черноголовль, на Воре слободку Софроновскую, Вохну, Дейково, Раменье, Данилищеву слободку, Машев, Сельну, Гуслицу, Раменье, что было за княгинею; а села: Михайловское, Луцинское, село у озера, село Родонежское, Дейгу-нинское, Тыловское, Рогож, Протасьевское, Аристовское, Ло-пастьнское, Михайловское на Яузе, 2 села Коломенских. А из городских доходов даю княгине моей осмничее, а тамгою1 и другими доходами городскими поделятся сыновья мои; также и проездными торговыми пошлинами, которые у кого в уезде, то — тому, а оброком городским Васильцева веданья поделятся сыновья мои. А что касается моих бортников и оброчников купленных2, то которые у кого в росписи, то — тому. А если, по моим грехам, татары будут доискиваться каких волостей и отнимут у вас... поделитесь вы опять этими волостями вместо тех. А численных людей3 пусть ведают сыновья мои сообща, а моими людьми, купленными, в большом свертке, пусть поделятся сыновья мои...
      Кроме московских сел, даю сыну моему Семену села свои купленные: село Аваковское в Новгороде на Улале, а другое во Владимире — Борисовское. А села, что я купил, Петровское, Алексинское, Вседобричь и Павловское на Масе (половину купил, а половину выменял у митрополита) и сельца на Масе, что я купил у Афинея,
      то даю моему сыну Ивану. А что я купил села Варварское и Мелов-ское у Юрьева, что выменял на Матвеищевское село, то даю сыну моему Андрею. А село Павловское (купля бабки нашей) и новое сельцо, что я купил, и Александр святой, что я купил в Костроме, то даю княгине своей.
      А село, что я купил в Ростове, — Богородицкое, то отдал Бори-ску Воркову, если он будет служить какому-либо сыну моему, село будет за ним, а если не будет служить детям моим, пусть отнимут (у него) село.
      А сельцо на Кержаче, что я купил у Игумена Прокофия, другое Леонтьевское, третье Шараповское, то отдаю святому Александру для своего поминовения. А завещаю тебе, сыну моему Семену, братьев твоих младших и княгиню мою с меньшими детьми...
      1 Осминчее, тамга — торговые сборы на рынках.
      2 Оброчники — сидевшие на землях князя и платившие ему оброк.
      8 Численные люди — занесенные ордынцами в «число» при переписи, с них взималась дань
     
      8. ДОГОВОР ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ ДМИТРИЯ ИВАНОВИЧА С ТВЕРСКИМ ВЕЛИКИМ КНЯЗЕМ МИХАИЛОМ АЛЕКСАНДРОВИЧЕМ.
      1375 г.
      По благословению отца нашего Алексия, митрополита всея Руси, на сем, брате молодший, князь великии Михаило Олександрович, целуй ко мне крест, к брату старейшему, князю великому Дмитрию Ивановичю, и к моему брату, князю Володимеру Андреевичю, и к нашей вотчине к Великому Новугороду, и за свои дети, и за свои братиничи1.
      Имети ти мене братом старейшим, а князя Володимера, брата моего, братом. А добра ти нам хотети во всем, везде, без хитрости. А што ты слыша ото крестьянина или от поганина о нашем добре или о лисе2, а то ти нам поведати въ правду, по целованью, без хитрости.
      А князи велиции крестьянстии и ярославьстии3 с нами один человек4. А их ти не обидети. А имешь их обидети нам, дозря их правды, боронитися с ниме отъ тобе с одиного. А имут тобе обидети, нам, дозря твоие правды5, боронитися с тобою от них с одиного.
      А где ми6 буде, брате, поити на рать7, или моему брату, князю Володимеру Ондреевичю, всести ти с нами самому на конь8 без хитрости. А пошлем воевод, и тобе и своих воевод послати.
      А вотчины ти нашие Москвы, и всего великого княженья, и Нова-города Великого, под нами не искати9 и до живота10, и твоим детем, и твоим братаничем.
      А людии ти нашим московьских, и всего великого княженья, и Новагорода Великого, и новоторъжських11 блюсти, а не обидети, как и своих. А закладнеи ти в нашей вотчине, в великом княженьи, не держати, ни грамот не давати.
      А имут нас сваживати татарове13, и имут давати тобе нашу вотчину, великое княженье, и тобе ся не имати, ни до живота. А имут
      давати нам твою вотчину Тферь, и нам ся тако же не имати, и до живота14.
      А в Кашин ти ся не въступати, и что потягло к Кашину, ведает то вотчичь князь Василеи...
      А жити нам, брате, по сеи грамоте. А с татары оже будет нам мир, по думе. А будет нам дати выход15, по думе же, а будет не дати, по думе же16. А пойдут на нас татарове, или на тебе, битися нам и тобе с одиного всемъ противу их. Или мы пойдем на них, и тобе с нами с одиного поити на них...
      1 Братиничи — племянники.
      2 О лисе (лихе) — о враждебном.
      3 Ярославьстии — ярославские.
      4 С нами один человек — с нами в союзе, дружбе.
      5 Дозря их правды, дозря твоие правды — рассмотри, рассудив их (твою) правоту или неправоту.
      6 Ми — мне.
      7 Поити на рать — пойти на войну.
      8 Всесть на конь — в переносном смысле — лично отправиться на войну, предводительствуя своими войсками.
      9 Под нами не искати — не претендовать и не требовать земель и титула великого князя московского.
      10 До живота — до смерти, до окончания живота (жизни).
      11 Торжок (Новый Торг) — в то время важный торговый и перевалочный пункт на пути из Москвы в Новгород, из-за которого шла борьба между Московским и Тверским княжествами. В 1332 г. присоединен к Москве.
      12 Закладень — закладчик, крестьянин или горожанин, поступивший в зависимость к феодалу и получавший от него грамоту.
      13 Сваживать — сорить, натравливать друг на друга.
      14 В ответ на отказ Михаила от титула великого князя Дмитрий обязуется не посягать на земли Тверского княжества.
      15 Выход — дань в Орду.
      16 По думе — по совету, с общего согласия.
     
      9. ЛЕТОПИСНАЯ ПОВЕСТЬ О ПОБОИЩЕ НА ДОНУ
      Извлечение публикуется по изданию: Повести о Куликовской битве. — М., 1959. — С. 211 — 219.
      Той же осенью пришел ордынский князь Мамай с единомышленниками своими и со всеми прочими князьями ордынскими и со всей силой татарской и половецкой, да еще кроме того отряды нанял басурман, армян, фрягов, черкесов, ясов и буртасов1. Также с Мамаем в единомыслии и в единой думе был и литовский Ягайло2 со всею силою литовскою и польскою. С ними же в союзе был князь Олег Иванович Рязанский3 и со всеми этими сообщниками пошел на великого князя Дмитрия Ивановича и на брата его Владимира Андреевича4... Окаянный же Мамай, возгордившись и считая себя царем, начал осуществлять злой замысел, темных своих князей звать . И сказал им: «Пойдем на русского князя и на всю силу русскую, как при Батые было, христианство уничтожим и церкви божии спалим, и кровь их прольем и законы их погубим». Это из-за того, что нечестивый люто гневался за своих друзей и любимцев, князей, убитых на реке Воже6...
      Дмитрий же князь, услышав в невеселое то время, что идут на него все царства, совершающие беззаконие, говоря: «Наша рука еще высока», пошел в соборную церковь... Встав после молитвы, вышел он из церкви и послал за братом своим Владимиром и за всеми князьями русскими и за воеводами великими. И сказал брату своему Владимиру и всем князьям русским и воеводам: «Пойдем против этого окаянного и безбожного, нечестивого и темного сыроядца Мамая, за правую веру христианскую, за святые церкви, за всех младенцев и старцев и за всех христиан...» И соединившись со всеми князьями русскими и со всею силою, пошел он против них скоро из Москвы, намереваясь оборонять свою отчину, и пришел в Коломну, и собрал воинов своих 150 тысяч, кроме войска княжеского и воевод местных. От начала мира не бывало такой силы русских князей, как при этом князе. Было всей силы и всех войск с полтораста тысяч или с двести7. Да еще к тому подоспели в ту пору военную издалека великие князья Ольгердовичи, чтобы поклониться и послужить: князь Андрей полоцкий с псковичами и брат его, князь Дмитрий Брянский со всеми своими воинами.
      В то время Мамай стал за Доном, буйствуя, возгордившись и гневаясь со всем своим царством, и стоял три недели... И начал Мамай посылать к князю Дмитрию дани просить, как было при Чанибе-ке-царе8, а не по своему соглашению... Олег же, отступник наш, присоединившийся к зловерному и поганому Мамаю и нечестивому Ягайлу, начал дань ему отдавать и свою силу посылать к нему на князя Дмитрия... И пошел он из Коломны с великой силой против безбожных татар 20 августа... И пройдя свою отчину, великое свое княжение, стал у Оки при устье Лопасни9, перехватывая вести от поганых10. Тут приехал Владимир, брат его, и великий его воевода Тимофей Васильевич и все воины остальные, которые были оставлены в Москве11. И начали они перевозиться через Оку за неделю до Семенова дня в день воскресный, и, переехав через реку, вошли в землю рязанскую...
      ...Великий же князь пришел к реке Дону за два дня до рождества святой богородицы12... Пришли они к Дону, стали тут и много раздумывали13. Одни говорили: «Пойди, князь, за Дон», а другие сказали: «Не ходи, так как умножились враги наши, не только татары, но и Литва, и рязанцы»... (Дмитрий) сказал брату своему и всем князьям и воеводам великим: «Подошло, братья, время битвы нашей...» И велел мосты мостить и о бродах разузнавать в ту ночь14. На следующий день, в субботу рано, 8 сентября, в самый праздник, во время восхода солнца была тьма великая по всей земле, мгла, не было света от утра до третьего часа... Князь же великий приготовил свои полки великие, и все его князья русские свои полки подготовили, и великие его воеводы оделись в одежды праздничные, и случайности смертельные уничтожились... Когда князь перешел за Дон в чистое поле, в Мамаеву землю, на устье Непрядвы 5 господь бог один вел его...
      И было это в шестой час дня, начали появляться поганые...
      тут приготовились татарские полки против христиан, и встретились полки; и великие силы увидав, пошли, и гудела земля, горы и холмы тряслись от множества воинов бесчисленных... Когда бились они с шестого часа до девятого, пролилась, как дождевая туча, кровь обоих — русских сыновей и поганых... А Мамай, в страхе затрепетав и сильно застонав, сказал: «Велик бог христианский и велика сила его...» И сам обратившись в бегство, быстро побежал обратно к орде... И гнали их до речки Мечи...
      1 Нанял служить в своих войсках басурман — жителей Волжской Болгарии, армян, живших в городах на Волге, фрягов — итальянцев из их колоний в Крыму Кафа (ныне Феодосия) н Сурож (ныне Судак), черкесов и ясов (осетин), живших на Северном Кавказе, буртасов — из племен Среднего Поволжья (в том числе мордвы).
      2 Литовский великий князь Ягайло (1377 — 1434) — сын Ольгерда. Старшие братья Ягайло Андрей и Дмитрий Ольгердовичи участвовали в Куликовской битве на стороне Дмитрия Донского.
      9 Олег Иванович Рязанский (умер в 1402 г.).
      4 Владимир Андреевич — князь серпуховской и боровский, двоюродный брат князя Дмитрия Донского (умер в 1410 г.).
      9 Темных князей — видимо, от «тьмы» — отряда татарских войск в 10 тыс. человек под командой «темников».
      6 То есть в битве на реке Воже в 1378 г.
      7 Численность княжеских дружин самых крупных составляла тысячи — десятки тысяч человек; подавляющую массу войск Дмитрия на Куликовом поле представляли вооруженные ополченцы нз горожан н крестьян.
      9 Чанибек, или Джанибек (1342 — 1357) — хан Золотой Орды.
      9 Лопасня — приток реки Оки.
      10 Еще одно указание на постоянную разведку сил и намерений Мамая отрядами русской «сторожи».
      11 Часть войск Дмитрий Донской оставил в Москве в предвидении возможного нападения литовских войск с запада.
      12 То есть 5 сентября.
      19 Раздумывали на военном совете перед битвой.
      14 Военный совет решил перейти через реку Дон навстречу Мамаю.
      15 Непрядва — правый приток Дона.
     
      10. ИЗ ПОЭМЫ XIV В. «ЗАДОНЩННА»
      Поэма «Задонщина» в переводе В. Ф. Ржиги публикуется по изданию: Повести о Куликовской битве. — М., 1959. — С. 227 — 238.
      Сойдемся, братья и друзья, сыновья русские, составим слово к слову и возвеличим землю Русскую, бросим печаль на восточную страну, в Симов жребий1, провозгласим над поганым Мамаем победу, а великому князю Дмитрию Ивановичу воздадим похвалу и брату его, князю Владимиру Андреевичу...
      Но устремимся мыслию над землями и вспомним первых лет времена и похвалим вещего Бояна2, искусного гусляра в Киеве. Тот Боян возлагал искусные свои персты на живые струны и пел князьям русским славы...
      И я восхвалю песнями и под гусли буйными словами и этого великого князя Дмитрия Ивановича, и брата его, князя Владимира Андреевича... было ведь мужество их и желание за землю Русскую и за веру христианскую.
      А от Калкской битвы до Мамаева побоища 160 лет3.
      Этот князь великий Дмитрий Иванович и брат его, князь Владимир Андреевич, испытав ум свой крепостью, поострили сердца свои мужеством и наполнились ратного духа и устроили у себя храбрые полки в Русской земле...
      0 жаворонок, летняя птица, красных дней утеха, возлети под синие небеса, посмотри на сильный город Москву, воспой славу великому князю Дмитрию Ивановичу и брату его Владимиру Андреевичу...
      ...Для нас земля Русская подобна милому младенцу у матери своей: его мать ласкает, а рать лозою наказывает, а добрые дела милуют его. И помиловал господь бог, человеколюбец, князей русских: великого князя Дмитрия Ивановича и брата его, князя Владимира Андреевича, меж Доном и Днепром, на поле Куликовом, на речке Непрядве.
      Остановился князь великий со своим братом, князем Владимиром Андреевичем, и со своими воеводами на костях4: «Страшно ведь, брат, было в то время смотреть: лежат трупы христианские, как стоги сена, а Дон-река три дня кровью текла. Считайте, братья, скольких воевод нет, скольких молодых людей нет». И говорит Михаил Андреевич, московский боярин, князю Дмитрию Ивановичу: «Господин князь великий Дмитрий Иванович, нет тут у нас сорока бояринов больших московских, да 12 князей белозерских, да 20 боя-ринов коломенских, да 40 бояринов серпуховских, да 30 панов литовских, да 40 бояринов переяславских, да 25 бояринов костромских, да 35 бояринов владимирских, да 50 бояринов суздальских, да 70 бояринов рязанских, да 40 бояринов муромских, да 30 бояринов ростовских, да 23 бояринов дмитровских, да 60 бояр можайских, да 60 бояринов звенигородских, да 15 бояринов углецких, а погибло у нас всей дружины 250 000». И помиловал бог Русскую землю, а татар пало бесчисленное множество.
      И князь великий Дмитрий Иванович говорит: «Братья и бояре, князья молодые, вам, братья, место суда между Доном и Днепром, на поле Куликовом, на речке Непрядве, положили вы головы за Русскую землю и за веру христианскую. Простите меня, братья, и благословите в этом веке и в будущем». «Пойдем, брат, князь Владимир Андреевич, в свою Залесскую землю и сядем, брат, на своем княжении. Чести мы, брат, добыли и славного имени...»
      1 В Симов жребий — по библейскому преданию, после всемирного потопа вся земля была разделена между тремя сыновьями Ноя: Симу достались все восточные страны, Хаму — южные, Афету — северные и западные. Татары, по взглядам автора «Задонщины», жили в земле («жребии») Сима.
      2 Вещий Боян — поэт-сказитель XI в., упоминаемый также в «Слове о полку Игореве». Упоминание в «За дон щи не» Бояна, подражание ее автора «Слову о полку Игореве» — яркие свидетельства сохранения живых традиций поэтического творчества в Древней Руси, огромной популярности «Слова...» в среде русских книжников XIV в.
      3 Калкская битва — битва на Калке в 1223 г., где объединенная русско-половецкая рать в результате распрей между русскими князьями была разбита монголо-татарами.
      4 Остановился на костях — на поле битвы, где была одержана победа над врагом.
     
      ПАДЕНИЕ ЗОЛОТООРДЫНСКОГО ИГА. УСИЛЕНИЕ ВЕЛИКОКНЯЖЕСКОЙ ВЛАСТИ
      Во второй половине XV — XVI в. сложилось Российское централизованное государство со столицей в Москве. В этот период народы России сбросили с себя вековое иго золотоордынских ханов. Завершилось объединение вокруг Москвы феодальных земель и княжеств, в состав государства вошли народы Поволжья, Приуралья, Западной Сибири. Возросла международная роль России. Подчеркивая, что в процессе возникновения национальных государств в странах Западной Европы королевская власть «была прогрессивным элементом... представительницей порядка в беспорядке, представительницей образующейся нации в противовес раздробленности на мятежные вассальные государства», Ф. Энгельс замечал: «...и даже в России покорение удельных князей шло рука об руку с освобождением от татарского ига, что было окончательно закреплено Иваном III» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — Т. 21. — С. 416). Совпадение процессов централизации с борьбой против ига Золотой Орды наложило печать своеобразия на экономическое и культурное развитие страны, обострило противоречия между господствующими и угнетенными сословиями-классами и внутри самого класса феодалов. В общественном и государственном строе длительное время сохранялись устойчивые пережитки феодального сепаратизма. Важным этапом, подготовившим,объединение русских земель в единое государство, послужило усиление великокняжеской власти при князе Василии Васильевиче Темном (1425 — 1462) в результате его победы в двадцатилетней феодальной войне с представителями другой ветви московских князей — князем Юрием Дмитриевичем Галицким и его сыновьями.
     
      «СТОЯНИЕ НА УГРЕ». ГИБЕЛЬ ХАНА АХМАТА.
      ЛЕТОПИСЕЦ ОБ ИСТОРИЧЕСКОМ ЗНАЧЕНИИ СВЕРЖЕНИЯ. ИГА
      Извлечения публикуются по изданию: ПСРЛ. — Спб., 1859. — Т VIII. — С. 205 — 207.
      В том же году [1480] пришла весть к великому князю, что царь Ахмат идет со всею Ордою... [на Русскую землю] ... Князь же великий [Иван III Васильевич] послал своего сына [князя Ивана] и брата [князя Андрея] и воевод со всеми войсками на Угру. И придя, они стали на Угре и заняли броды и перевозы... Царь Ахмат со своими татарами пошел по Литовской земле, мимо Мцен-ска и Любутска и Одоева и, придя, остановился у Воротынска... Ахмат пришел к Угре со всем войском, желая перейти реку. И пришли татары, и начали стрелять в наших, а наши в них... И отбили татар от берега, и много дней они подступали и не могли перейти реку, и стояли, ожидая, когда замерзнет река...
      Когда же река замерзла, князь великий велел сыну своему, великому князю Ивану, и брату своему, князю Андрею, и всем воеводам со всеми силами придти к нему к Кременцу1, боясь татарского нашествия, чтобы, соединившись вместе, бороться с врагом. В граде же Москве все были в страхе. Когда наши отступили от берега, тогда татары, одержимые страхом, побежали, думая, что
      русские пускают их на другой берег, желая с ними биться... Князь же великий с сыном и с братьями, и со всеми воеводами пошел к Боровску2, говоря, что там учинит с ними бой.
      Царь [Ахмат] убежал в Орду, и пришел на него ногайский царь Ивак3 и Орду взял и его убил...
      0 храбрые, мужественные сыновья русские, постарайтесь сохранить свое отечество, Русскую землю, от татар, не пощадите своих голов, да не увидят очи пленения и разграбления домов ваших и убиения детей ваших и поругания над женами и дочерьми вашими, так же как пострадали иные великие и славные земли от турок — Болгария, Сербия, Греция, Трапезунт, и Аморея, и албанцы, и хорваты, и Босния, и Манкуп и Кафа и иные многие земли4...
      1 Кременец — городок, находившийся к северо-западу от Калуги, по дороге на Москву.
      1 Боровск — город к юго-западу от Москвы.
      * Ногайский царь — хан Ногайской орды, кочевавшей в низовьях Волги.
      4 Названные страны и народы были завоеваны турками.
     
      12. ПРИСОЕДИНЕНИЕ НОВГОРОДА
      Летом 1471 г. 10-тысячное войско великого московского князя Ивана III разбило новгородское войско иа реке Шелони. Победа была одержана благодаря превосходству вооружения и военного искусства московской рати. Большую роль сыграло и нежелание «черных людей» — новгородских ополченцев сражаться с москвичами. В 1477 г. был предпринят второй поход на Новгород. На этот раз новгородцы без боя покорились власти великого князя и сами «били челом» на самоуправных новгородских бояр. Вдову посадника Марфу Борецкую и других заговорщиков схватили и разослали по дальним городам. Вечевой колокол — символ независимости Новгорода — сняли и отправили в Москву. После нового боярского мятежа 1479 г. Иван 111 казнил его зачинщиков, сотни новгородских бояр и купцов были «выведены» в центральные уезды страны, а на их место поселены посадские люди из московских городов, земли розданы московским дворянам. Коростынский договор Ивана III с В. Новгородом 11 августа 1471 г. признавал Новгород «отчиной» великого князя.
      Извлечения публикуются по изданию: Памятники русского права. — М., 1953. — Вып. 2. — С. 251 — 259.
      Се приехаша к великому князю Иоанну Васильевичю всея Руси и к его сыну великому князю Иоанну Иоанновичу всеа Руси от посадника новогородского Тимофея Остафьевича и от тысяцкого новогородского Василья Максимовича, и от всего Великого Нова-города посадники новгородские... [названы послы В. Новгорода] ... и добили челом своей господине великим князем...
      Новгород, господине, держати вам в старине, по пошлине, без обиды, а нам, мужем новгородцом, княжение ваше держати честно и грозно, без обиды. И за короля и за великого князя литовского... от вас, от великих князей, нам, вашей отчине Великому Нову-городу, мужем вол [ь] ным не отдатися ни которою хитростью, а быти нам от вас, от великих князей, неотступным ни х кому. А князей нам у короля великого князя литовского собе на пригороды не просити, не принимати из Литвы князей в Великии Новгород. Также нам, Великому Новугороду, отчине вашей, недругов ваших, вели-
      ких князей, князя Ивана Можайского и князя Иоанна Шемякина, и князя Василья Ярославича и их детей и их зятии к собе в Новгород не принимати...
     
      13. ПРИСОЕДИНЕНИЕ ТВЕРСКОГО КНЯЖЕСТВА
      Извлечение публикуется по изданию: Памятники русского права. — М., 1955. — Вып. 11. — С. 65 — 69.
      В лето 6993 [1485] ... Той же зимой князь великий Иван Васильевич разгневался на князя тверского Михаила Борисовича, который начал дружбу держать с литовским королем Андреем н советы с ним творить и просил короля выдать за него [замуж] его внучку. И за это князь великий послал на него своих воевод со множеством воинов. И попленили всю их землю, и взяли 2 города и сожгли; после того тверской владыка [епископ] з боярами добили [великому князю] челом и смирились...
      В лето 6994 [1486]. Князь великий Иван Васильевич разгневался паче первого на князя тверского Михаила Борисовича, а не ведомо за что, то бог ведает и они сами между собой. Только нечто малое слышал от некоего 'мужа: как после первой брани, добив челом великому князю и отдався во всю его волю, как любо великому [князю], и измены не замышлять к королю на князя, о чем он и крест поцеловал, но потом начал грамоты посылать королю; и с такими листами поймали послов его люди великого князя... И узнав об этом, тверской князь начал посылать своих послов к великому князю с челобитьями; но его послы не добились ничего. И так князь великий Иоанн Васильевич... со множеством войска пришел к Твери; а князь тверской Михайло Борисович, предвидя свою погибель, и... забрав свою казну, побежал из города в Литву, а тверичи отворили город, вышли навстречу великому князю с крестами и добили ему челом. И так он вошел в город, не повредив ничего; и владыка тверской Вассиан, и бояре и купцы и все мужи от мала до велика поцеловали крест; и князь великий, посадив наместников своих, сына своего князя Ивана, отошел к Москве и положил оружие свое без крови...
     
      14. ИЗ ЗАПИСОК СИГИЗМУНДА ГЕРБЕРШТЕЙНА
      Барон Сигнзмунд Герберштейн (1486 — 1566) дважды, в 1517 и 1526 гг., подолгу жил в Москве в качестве посла австрийских императоров. Он владел русским языком и в своем сочинении о России использовал не только личные наблюдения, но и важные источники («Русскую Правду», Судебник, летописи), стремясь возможно объективнее описать страну, ее государственное устройство, войско, нравы и обычаи.
      Отрывки публикуются по изданию: Герберштейн С. Записки о моско-витских делах. — Спб., 1908. — С. 164 — 181.
      О власти великого князя Василия Ивановича
      ... Властью, которую он применяет по отношению к своим подданным, он легко превосходит всех монархов всего мира. У он докончил также то, что начал его отец [великий князь Иван III]. а именно отнял у всех князей и других властелинов все их города и укрепления. Во всяком случае даже родным своим братьям он не поручает крепостей, не доверяя и им.
      ...Всех одинаково гнетет он жестоким рабством, так что, если он прикажет кому-нибудь быть при его дворе или идти на войну, или править какое-нибудь посольство, тот вынужден исполнять все это на свой счет... Он применяет свою власть к духовным так же, как и к мирянам, распоряжаясь беспрепятственно и по своей воле жизнью и имуществом всех; из советников, которых он имеет, ни один не пользуется таким значением, чтобы осмелиться разногласить с ним или дать ему отпор в каком-нибудь деле. Они открыто заявляют, что воля государя есть воля божья и что ни сделает государь, он делает по воле божией... Равным образом, если кто-нибудь спрашивает о каком-нибудь деле неверном и сомнительном, то в общем обычно получает ответ: «Про то ведает бог да великий государь»...
     
      Глава 8
      РОССИЯ В XVI в. ФЕОДАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО XVI в. УСИЛЕНИЕ КРЕПОСТНОГО ПРАВА. КЛАССОВАЯ БОРЬБА. ВОТЧИНЫ И ПОМЕСТЬЯ XVI в. ФЕОДАЛЬНЫЙ ГОРОД
      Извлечения из документов публикуются по изданиям: Писцовые книги
      XVI в. — Спб., 1877. — Отд. II. — Ч. 1. — С. 1299 — 1534; Анпилогов Г. Н. Нижегородские документы XVI в. — М., 1977. — С. 78 — 79, 113 — 114, 121 — 122.
     
      1. КАШИРА С УЕЗДОМ.
      ПИСЦОВАЯ КНИГА 1578-1579 гг.
      Место городовое... в длину его 80 сажен, а поперег 602 сажен, а у города были двои ворота: болшие да ворота меншие, водяные, на реку на Коширу. На городе было 8 башен да 180 городен3, да у городовые стены колодезь, от него был выведен тайник к реке к Кошире. А город сожгли татарове в 79 году... [На посаде в Подол-ной улице 315 дворов черных людей4] пожгли татарове в 79 г., а крестьяне померли в лихое поветрее5, а иных поймали татарове в полон, а достальные люди розошлися в Коширский'уезд по селом и по деревням и по иным государевым городом... [В станах Растав-ском, Безпуцком, Мстиславском] села и деревни, и починки, и пустоши, и селища, и займища за князьми и за детми боярскими в поместьях... И всего в Раставском стане детей боярских старых помещиков 240 человек, да 23 человека новиков6, да 31 человек служат с отцовых поместий..., да 81 человек недорослей7, да 22 девки... [всего за всеми 1889 дворов крестьянских, 143 двора бобыльских, людей в них 1911 человек].
      1 Писцовые книги — составлялись «писцами», включали сведения о городе, его укреплениях, церквах, монастырях, лавках, улицах и слободах, городском населении, землях, выгонах. Уезды описывались по селам и деревням, починкам, пустошам, с указанием владельцев вотчин и поместий, их размеров, крестьянских и других дворов.
      2 Указаны длина и ширина стен крепости.
      3 Городня — часть стены в виде сруба.
      4 Черные люди — посадские, горожане.
      5 Лихое поветрие — эпидемия острозаразной болезни.
      6 Новики — молодые дворяне, вновь зачисленные на службу.
      7 Недоросль — дворянский сын, не достигший 15 лет.
     
      2. ЦАРСКИЕ ПОЖАЛОВАНИЯ
      От царя и великого князя Федора Ивановича всеа Русии в Нижний Новгород воеводе нашему Левонтью Ивановичу Оксакову, да
      дьяку нашему Ивашке Шарапову. Бил нам челом нижегородской и литовской новокрещен1 Василей, а прозвище Головня. По окладу велено за ним нашего жалованья учинить поместья на 200 чети. И за ним деи поместья нет нигде. И нам бы его пожаловати... Матвеевым поместьем Свинухова в деревне в Горюшки[не]. А Матвея деи Сви-нухова не стало давно... Да будет по сыску так, как нам новокрещен Василей... бил челом, и ты б то Матвеево помес [т]ье Свинухова... велел отказати новокрещену Василью Головне... Бил нам челом нижегородкой литвин Остафей Роща, по окладу велено ему нашего жалованья поместья учинить на 200 [чети] и за ним деи в тот оклад... помес [т] ья нет нигде. И нам бы его пожаловать в Нижегородском уезде Нечаевым да Шестаковым помес [т] ьем Григорьевых детей... И Нечая де и Шестка... не стало давно, а после их жен и детей не осталось... И ож будет так, как нам литвин Осташ Роща бил челом... и вы б в тех помес [т] ьях по выписи с книг пашни 150 чети велели отвесть литвину Остафью Роще в его оклад в 200 чети...
      Бил нам челом цывильский жилец Богдашко Филипов сын Воетц-кой. По окладу велено за ним нашего жалованья учинить помес [т] ья на 150 чети, и за ним деи помес [т]ья нет нигде. И нам бы его пожаловать... из порозжих земель пустошью Ячниковою Большою да пустошью Игнатовою..., что были в помес [т]ье за Менши-ком да за Федором за Своробоярскими..., а ныне деи те пустоши порозжи, в помес [т] ье и в вотчину не отданы никому и к нашим дворцовым селам и к черным волостям не приписаны... Да будет по сыску так, как нам Богдашко Воетцкой бил челом. И вы б в тех пустошах пашни перелогу 133 чети велели бы есте отделити Богдашке Филипову в его оклад в 150 чети...
      1 Новокрещен — иноверец, принявший православие; среди них были люди из народов Поволжья, Сибири и др., а также литовцы, поляки, выходцы из стран Западной Европы. Последние, приняв православие (вместо католического или протестантского вероисповедания), приобретали права русских помещиков-дворян.
     
      3. СУДЕБНИКИ XV — XVI вв. О КРЕСТЬЯНАХ И ХОЛОПАХ
      В 1497 г. был принят первый сборник законов Российского централизованного государства — Судебник великого князя Ивана 111 (68 статей), а в 1550 г. Судебник царя Ивана IV (100 статей). Законы судебников санкционировали и регулировали права светских и духовных феодалов на эксплуатацию труда двух основных категорий феодально-зависимого населения — холопов и крестьян; они стали основой крепостнического законодательства.
      Извлечения публикуются по изданию: Судебники XV — XVI веков. — М.; Л., 1952. — С. 27, 168 — 170, 172 — 173.
      Судебник 1497 г.
      57. О христианском отказе. А христианом1 отказыватися из волости, ис села в село, один срок в году, за неделю до Юрьева дни осеннего2 и неделю после Юрьева дни осеннего. Дворы пожилые платят в полех за двор рубль, а в лесех полтина3. А которой христианин поживет за ким год, да поидеть прочь, и он платит четверть
      двора, а два года поживеть да поидеть прочь, и он полдвора платит; а три годы поживет, а пойдет прочь, и он платит три четверти двора; а четыре годы поживет, и он весь двор платит.
      Судебник 1550 г.
      88. А крестианом отказыватись из волости в волость и из села в село один срок в году: за неделю до Юрьева дни до осеннего и неделя по Юрьеве дни осеннем. А дворы пожилые платят в поле рубль и два алтына, а в лесех, где десять връст до хоромного лесу4, за двор полтина и два алтына... А пожилое имати с ворот. А за повоз6 имати з двора по два алтына; а опричь того пошлин на нем не имати. А останетца у которого крестианина хлеб в земли, и как тот хлеб пожнет, и он с того хлеба или с стоачего даст боран6 два алтына; а по кои места была рож его в земле, и он подать цареву и великаго князя платит со ржы, а боярьского дела7 ему, за кем жыл, не делати. А попу пожылого нет, и ходити ему вон безсрочно воля. А которой крестианин с пашни продаст ся в холопи в полную, и он выйдет безсрочно ж, и пожылого с него нет; а которой хлеб его останется в земле, и он с того хлеба подать цареву и великого князя дает; а не похочет подати платити, и он своего хлеба земленаго лишен...
      76. А о холопстве суд. По полной холоп грамоте8. По ключу по селскому з докладною холоп з женою и з детми, которые у однова государя с ним в одной крепости и которые породилися в холопстве; а которые его дети а родились до холопства, а учнут жыти у иного государя, или себе учнут жыти, то не холопи. А по городцкому ключю не холоп. По робе холоп; по холопе роба... По духовной холоп. По приданой робе холоп, а по холопе роба...
      77. А отпускные давати з боарьского докладу; а бояром к тем отпускным печати свои прикладывати, а дьяком подписывати... А хто положит отпускную без боарьского докладу... и без дьачей подписи, хотя и государя своего руку, и та отпускная не в отпускную...
      80. А холопа рать полонит, а выбежит ис полону, и он свободен, а старому государю не холоп. А похочет тот холоп к своему старому государю, и того холопа явити бояром, а дьаку подписати на старой крепосте, и пошлины имати з головы по алтыну...
      81. А детей боарьских служилых и их детей, которые не служивали, в холопи не приимати никому, опричь тех, которых государь от службы отставит...
      1 Христианин — здесь: крестьянин.
      2 Юрьев день осенний — 26 ноября.
      3 В полех — в полях, в местности безлесной; в лесех — в лесистой местности; дворы пожилые — плата за пользование двором, предоставленным феодалом крестьянину при поселении в его поместье или вотчине.
      4 Хоромный лес — лес строевой, годный для возведения жилых и хозяйственных построек.
      Повоз — подводная повинность крестьянина.
      6 Боран — денежный штраф.
      7 Боярское дело — барщина.
      8 Грамота полная — оформляла самопродажу человека в полное холопство, которое было бессрочным и наследственным. В такую грамоту записывали вместе с отцом и мужем жену и детей. Записанные в полной грамоте дети холопа могли быть по воле феодала переданы в приданое его дочерям (сприданой холоп») или по завещанию другим его законным наследникам («по духовной холоп»). Холопом становился также человек, поступивший на службу к феодалу в сельской местности. Брак с несвободным человеком являлся безусловным источником холопства («по робе холоп, по холопе роба»). Статья 81 запрещала крупным феодалам впредь холопить мелких дворян (детей боярских).
     
      4. УКАЗЫ 1597 г. О БЕГЛЫХ КРЕСТЬЯНАХ И ХОЛОПАХ
      Указы 90-х гг. XVI в. явились следующим после Судебников 1497 и 1550 гг. этапом законодательного закрепощения крестьян и холопов. В 70 — 80-х гг. XVI в. в Российском государстве была осуществлена общая перепись населения и составлены «писцовые книги», содержавшие сведения о городах, городском населении, размерах тягла, а также описания уездов по селам и деревням с указанием их владельцев, размеров вотчин и поместий, крестьянских и других дворов, окладных единиц в сохах, вытях и т. д. Писцовые книги узаконили сословную неравноправность угнетаемых классов общества, служили юридическим основанием для взимания податей и обложения повинностями тяглого населения феодальным государством, эксплуатации крестьян и усиления крепостной зависимости. Этому способствовало также введение «заповедных лет», в течение которых крестьянам запрещали переход от одного феодала к другому и в Юрьев день, а посадским людям (горожанам) — оставлять места своего жительства.
      Прикрепление крестьян к земле, а горожан к посадской общине вызывалось также введением новых общегосударственных прямых налогов на тяглое население (стрелецкие, ямские, полоняничные деньги и др.).
      Извлечения публикуются по изданию: Памятники русского права. — Вып. IV. — С. 370 — 373, 539 — 540.
      Указ 1597 г. о пятилетием сыске беглых крестьян
      Лета 7106-го ноября в 24 день царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии указал. Которые крестьяне из-за бояр, и из-за дворян, и из-за приказных людей, и из-за детей боярских, и из-за всяких людей, ис поместей и из вотчин, ис патриарховых, и из митрополичих, и изо владычних1, и из монастырских вотчин выбежали до нынешнего 106-го году за пять лет, — и на тех беглых крестьян в их побеге и по тех помещиков и вотчинников, за кем они, выбежав, живут, тем помещиком, из-за ково они выбежали, и патриаршим, и митрополичим, и владычним, и детем боярским, и монастырьских сел приказщиком и служкам давати суд и сыскивати накрепко всякими сыски. А по суду и по сыску тех крестьян беглых з женами и з детми и со всеми их животы возити их назад, где хто жил. А которые крестьяня выбежали до нынешняго 106-го году лет за шесть и за семь и за десять и болши, а те помещики и вотчинники, из-за ково они выбежали... государю не бивали челом, — и государь указал на тех беглых крестьян в их побеге и на тех помещиков и вотчинников, за кем оне, выбежав, живут, суда не давати и назад им, где хто жил, не вывозити.
      Указ 1597 г. о холопах
      Лета 7105-го апреля в 25 день... государь царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии приговорил со всеми бояры о холопех, о полных, и о докладных, и о кабальных людех2, которые люди, на Москве и по городом, служат в холопьстве у бояр, и у князей, и думных3, и у приказных людей, и у детей боярьских, и у всяких служилых людей, и у гостей всяких торговых людей, по полным и по купчим и по докладным и по всяким крепостям4, и по кабалам по старым, и по новым записным кабалам , и от кого которые холопи полные и кабальные люди побежали, и ныне с лета 7105-го февраля с 1 числа, государь царь и великий князь Федор Иванович всеа Русии приговорил со всеми бояры.
      1. От которых бояр полные холопи, и кабальные и приданые люди, и жены и дети побежали, и бояром имена своих холопей, и на них крепости, прислати в Холопей приказ, да тех холопей имяна, которые у государей своих служат и которые холопи от кого збежа-ли, и на них крепости старые, полные и купчие и докладные и всякие крепости и кабалы старые в Холопье приказе записывати в книги. А тем всяким холопьим крепостным книгам быти за дьячею рукою, болшого для укрепления. А пошлин с старых кабал и со всяких крепостей не имати.
      2. А приговорил государь со всеми бояры: Московского государь-ства всяким людем холопьи имена и на них крепости всякие записывати с нынешнего нового уложения бессрочно... И который люди служат в холопьстве у бояр, и у князей, и у дворян, и у приказных людей, и у детей боярских, и у всяких служилых людей, и у гостей и у всяких торговых людей, по полным и по купчим и по рядным, полные люди, и те люди, и жены их и дети, в холопстве тем своим государем и их детям, по прежнему государеву уложенью по Судебнику.
      5. А которого записново кабалново человека, которая кабала, старая и новая, по новому уложенью записано в книги, а в том ка-балном холопьстве у ково родится сын или дочь, — и те их дети тем своим государем в холопи...
      7. А который государь, поймав, приведет к Холопью Суду своего кабального холопа или рабу, а кабала будет у Холопья Суда в записных книгах записана; и тово холопа и рабу, по записной кабале, отдавати головою в холопство тому его государю, а в сносе6 дать суд...
      1 Владычных (владык) — высших иерархов церкви (епископов, архиепископов и др.); здесь: стоящих ниже патриарха и митрополитов.
      2 Кабальные люди — холопы, которыми владели не только феодалы, но также «гости и всякие торговые люди» и царские чиновники («приказные люди»), вторая, после крепостных крестьян, категория феодально-зависимого населения.
      3 У думных людей — членов Боярской думы при царе.
      4 По... крепостям — по любым письменным документам, удостоверяющим факт
      похолопления человека.
      5 Записным кабалам — кабальным грамотам, зарегистрированным в Холопьем приказе.
      6 В сносе — в украденном холопом у господина при побеге.
     
      5. ВЕЛИКИЙ ПОЖАР И ВОССТАНИЕ В МОСКВЕ В 1547 г.
      Извлечения публикуются по изданию: ПСРЛ. — М., 1965. — Т. 13. — С. 455 — 457.
      О пожаре в граде. Тоя же весны, априля 12 (1547)... загореся в Торгу в Москотинном ряду1; и погореша лавкы в всех рядех2 града Москвы со многыми товары от Николского хрестьца и до речной стены городной; и гостиные дворы великого князя3, и дворы людскыа и животы многые погореша, от Ильинскые улицы и до городные стены, от площадки и до речной стены городной4, церкви и монастырь Богоявленьской и Ильиньской. А у реки у Москвы у стрелницы5 за-горешася зелие пушечное6 и от того розорва стрелницу и размета кирпичие по берегу реки Москвы...
      О великом пожаре. Того же месяца 21... в 10 час дни... загореся храм Воздвижение честного креста за Неглимною7 на Арбатской улице на Острове. И бысть буря велика, и потече огнь, якоже мол-ниа, и пожар силен промче в един час... В един час многое множество народу згореша, 1700 мужеска полу и женьска и младенець... таков пожар не бывал на Москве, как и Москва стала именова-тися... прежде бо сего Москва не такова бяше народна, якоже ныне народом умножися в лета благоверного царя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии...
      0 убиении князя Юрья Глиньского. И после пожару на 2 день приехал царь и великий князь навещати Макария митрополита... и бояре с ним, и вражиим наветом начаша глаголати, яко волхвъва-нием8... вся Москва погоре... И того же месяца 26 день, в неделю, на пятый день после великого пожару, бояре приехаша к Пречистой к соборной на площадь и собраша черных людей и начаша вопро-шати: хто зажигал Москву? Они же начаша глаголати, яко княгиня Анна Глинская з своими детми и с людми волховала... и оттого Москва выгорела. И сие глаголаху чернии людие того ради, что в те поры Глинские у государя в приближение и в жалование, а от людей черным людем насилство и грабеж, они же их от того не унимаху... а князь Юрьи Глинской тогда приеха туто же... и пошел в церковь в Пречистую. Бояре же по своей к Глинским недружбе наустиша черни; они же взяша князя Юрия в церкви и убиша его...
      Много же и детей боярских незнакомых побиша из Северы, назы-ваючи их Глинского людми. А после того убийства на третий день приходиша многие люди чернь скопом ко государю в Воробьево, гла-голюще нелепая, что государь хоронит у себя княгини Анну и князя Михаила и он бы их выдал им. Царь же и великий князь повеле тех людей имати и казнити; они же мнози разбегошася по иным градом, видяще свою вину, яко безумием своим сие сотвориша...
      1 Торг — на Красной площади перед Кремлем; Москотинный ряд — от «мос-коть» — красильные и аптечные товары.
      2 В рядех — торговля производилась из лавок, со скамей и т. п., расположенных по «рядам» с определенным товаром (суконный, шелковый, железный, игольный, замочный, иконный, калачный, луковый, мыльный, овощной, пирожный, самопальный, сапожный, соляной, судовой и др.); всего в XVI в. было более 60 торговых рядов.
      3 Гостиные дворы были устроены для иноземных купцов (армян, греков, литовцев, англичан и др.) н русских купцов из других городов.
      4 До стены городной — до кремлевской стены.
      6 Стрельница — башня.
      6 Зелие пушечное — порох пушечный (отличался от пороха «ручного», предназначенного для стрельбы из ружей).
      7 За Неглимною (Занеглименье) — часть большого посада Москвы, расположенная к западу от реки Неглинной.
      * Волхвъванием — волшебством, чародейством, колдованием.
     
      6. СУДЕБНИК 1550 г.
      Приводятся статьи Судебника, характеризующие дальнейшую централизацию и усиление аппарата самодержавной власти, регламентацию судопроизводства и администрации, стремление царизма укрепить свою социальную базу, опираясь на многочисленное дворянство и посадскую верхушку.
      Извлечения публикуются по изданию: Судебники XV — XVI веков. — М.; Л., 1952. — С. 141 — 177.
      1. Суд царя и великаго князя судити боаром, и околничим, и дворецким, и казначеем, и дьяком. А судом не дружыти и не мстити никому, и посулу1 в суде не имати; також и всякому судье посулов в суде не имати.
      2. А которой боярин, или дворецкой, или казначей, или дьяк просудится, а обвинит кого не по суду безхитростно2, или список подпишет и правую грамоту3 даст, а обыщется то в правду, и боярину, и дворецкому, и околничему, и казначею, и диаку в том пени нет4, а истцом суд з головы, а взятое отдати.
      3. А которой боярин, или дворецкой, или казначей, или дьяк в суде посул возмет и обвинит не по суду5, а обыщется то в правду, и на том боярине, или на дворецком, или на казначеи, или на дьяке взяти исцов иск , а пошлины царя и великого князя, и езд, и правда, и пересуд, и хоженое, и правой десяток и пожелезное взяти втрое7, а в пене что государь укажет.
      4. А которой дьак список нарядит или дело запишет не по суду, не так, как на суде было, без боярьского, или без дворецкого, или без казначеева ведома, а обыщется то в правду, что он от того посул взял, и на том дьаке взяти перед боярином вполы да кинути его в тюрму.
      5. Подьачей, которой запишет не по суду для посула без дьяче-го приказу, и того подьячего казнити торговою казнью, бити кнутьем...
      26. А бесчестие8 детем боярским, за которыми кормлениа9, ука-зати против доходу, что на том кормление по книгам доходу10, а жене его безчестья вдвое против того доходу; которые дети боарьские ем-лют денежное жалование11, сколко которой жалованьа имал, то ему и безчестие, а жене его вдвое против их бесчестна; а дьяком полат-
      ным и дворцовым безчестие что царь и великий князь укажет, а женам их вдвое против их бесчестна; а торговым людем и посадцким людем и всем середним бесчестна пять рублев, а женам их вдвое бесчестна против их бесчестна; а боярскому человеку доброму12 бесчестна пять рублев, опричь тиунов и довотчиков13, а жене его вдвое; а тиуну боярскому или довотчику и праведчику бесчестна против их доходу, а женам их вдвое; а крестианину пашенному и непашенному бесчестна рубль, а жене его бесчестна два рубля; а боярскому человеку молотчему14 или черному городцкому человеку молотчему15 рубль бесчестна, а женам их бесчестна вдвое. А за уве-чие указывати крестианину, посмотря по увечию и по бесчестию; и всем указывати за увечие, посмотря по человеку и по увечью.
      92. А которой человек умрет без духовной грамоты, а не будет у него сына, ино статок весь и земли взяти дочери; а не будет у него дочери, ино взяти ближнему от его роду...
      98. А которые будут дела новые, а в сем Судебнике не написаны, и как те дела с государева докладу и со всех боар приговору вершается, и те дела в сем Судебнике приписывати...
      1 Посул — взятка.
      2 Бесхитростно — по ошибке.
      3 Правая грамота — постановление (решение) суда.
      4 Пени нет — наказания (штрафа).
      5 Не по суду — за взятку, вопреки достоверным результатам следствия и суда.
      6 Взяти исцов иск — взыскать штраф в размере суммы иска (частного).
      7 Перечислены судебные расходы (езд, хоженое) и пошлины, взимаемые с виновного в тройном размере.
      8 Бесчестие — плата за оскорбление.
      9 Кормление — доходы за исполнение обязанностей по делам управления.
      10 По книгам доходу — по доходам, записанным в книгах.
      11 Денежное жалованье дворянам и детям боярским назначалось в соответствии со «статьей», в которой он числился.
      12 Боярский человек добрый — холоп, по своему положению или профессии более ценимый господином.
      13 Тиун, доводчик, праведчик — холоп, исполнявший в доме и хозяйстве господина административные или судебные функции по его поручению.
      14 Боярский человек молотчий — рядовой холоп, выполнявший «черную» работу.
      15 Городцкой человек молодчий — малоимущий посадский человек (горожанин).
     
      7. «ИЗБРАННАЯ ТЫСЯЧА». 1550 г.
      Одним из важных мероприятий, направленных на усиление самодержавной власти царя и его опоры в рядах дворянства, был приговор 1550 г. об испомещении под Москвой готовых «в посылки» «помещиков детей боярских лутчих слуг 1000 человек». В список были включены дворяне из 46 городов и уездов, фактически со всей территории государства; из 1078 человек лишь 28 человек принадлежали к столичной знати (бояре, окольничие, оружничие, казначеи). В числе провинциальных детей боярских первой статьи находились многие лица, занимавшие при Иване IV крупные посты в войске и государственном управлении (например, князь А. М. Курбский, А. Ф. Адашев и др.).
      Извлечения публикуются по изданиям: Тысячная книга 1550 г. и Дворовая тетрадь пятидесятых годов XVI века — М.; Л., 1950; о русском войске XVI в. см.: Очерки русской культуры XVI в. — М., 1977. — Ч. I.
      Лета 7059 октября царь и великий князь Иван Васильевич всеа Русии приговорил з бояры учинить в Московском уезде, да в половине Дмитрова, да в Рузе, да в Звенигороде, да в числяках и в ордин-цах1, и в перевесных деревнях и в тетеревничих2 и в оброчных деревнях3, от Москвы верст за 60 и 70, помещиков детей боярских лутчих слуг 1000 человек.
      А которым бояром и окольничим быти готовым в посылки, а по-местей и вотчин в Московском уезде у них не будет, — и [тем] бояром и окольничим дати поместья в Московском уезде по 200 чети; а детем боярским — в 1-й статье дати поместья по 200 ж чети, а другой статье детем боярским дати поместья по 150 чети, а третьей статье дати детем боярским поместья по 100 чети. А сена им давати по тольку ж копен, на колько кому дано четвертные пашни, опроче крестьянского сена, — а крестьяном давати на выть по 30 копен. А которой по грехом ис той тысечи вымрет, а сын его не пригодитца к той службе, ино в того место прибрать иного. А за которыми бояры и за детми боярскими вотчины в Московском уезде или в ыном городе, которые блиско Москвы верст за 50 или за 60 — и тем поместья не давати...
      (Далее следует список 18 бояр, 6 окольничих, одного оружничего, двух казначеев. — Ред.)
      ...И всех в сей статье бояр и окольничих и с оружничем и с казначеи 28 человек, а поместья им дати по 200 чети, итого 5600 чети...
      (Далее следует список разделенных на три «статьи» детей боярских. — Ред.)
      ...И всех детей боярских во всех статьях московские земли, и но-угородцких помещиков, и псковских, и торопецких, и луцких, и ржевских, дворовых и городовых — 1050 человек; а земли им дати 112 600 чети, оприч бояр. А бояр, и окольничих, и дворетцких, и с казначеи 28 человек; а земли им дати 5600 чети. А всех и з бояры 1078 человек; а земли им дати 118 200 чети.
      1 В числяках и в ординцах — на землях великокняжеских крестьян (государственных), переписанных раньше (положенных «в число») для уплаты дани в орду.
      2 Перевесные, тетеревничие деревни — с угодьями для царской охоты.
      3 Оброчные деревни — доход с них шел в виде оброка с крестьян или арендующих угодья лиц (дворян, купцов, горожан).
     
      8. ПРИГОВОР О МЕСТАХ ВОЕВОД В ПОЛКАХ. 1550 г.
      В XVI — XVII вв. сохранилось традиционное деление русского войска на полки — большой, правой руки, передовой, левой руки, сторожевой и Ертаульный; в состав этих полков входили дворянская конница, стрелецкая пехота и артиллерия (полковой наряд). В походах с участием царя создавался государев полк, возглавляемый дворовыми воеводами. В каждом полку имелись первый и второй (иногда и третий) воеводы, которым подчинялись командиры полковых подразделений — головы и сотники. По укоренившемуся обычаю, представители феодальной знати занимали на военной и придворной службе более или менее высокое или низкое «место» в зависимости от положения их предков на иерархической лестнице чинов и фамилий (например, потомки великих князей стояли выше потомков князей удельных, ста-
      риыные московские бояре выше бояр из других княжеств и т. д.). Местничая друг с другом, воеводы отказывались брать списки подчиненных им полков или их под* разделений до разбора их спора царем или Боярской думой, отказывались выполнять распоряжения назначенных старшими воевод, считая их «меньше» себя, бездействовали в ожидании разбора своего местнического дела и т. д., что нередко приводило к провалу всего похода или к поражению в отдельном сражении с неприятелем. Приговор 1550 г. не отменял, а лишь регламентировал местничество воевод — определил старшинство самих полков (в указанном выше порядке), выделил первого воеводу большого полка как «главного» (главнокомандующего), установил субординацию первых и вторых воевод в полках.
      Публикуется по изданию: Разрядная книга 1475 — 1598 гг. — М., 1966. — С. 125 — 126.
      Лета 7058 г., июля, царь и великий князь Иван Васильевич всеа Руси приговорил с отцом своим Макарием митрополитом, и з братом своим со князем Юрьем Васильевичем, и с князем Володимером Андреевичем, и з своими бояры, да и в наряд служебной велел написа-ти, где быти на Цареве и великого князя службе бояром и воеводам по полком: в болшом полку быти болшему воеводе, а передовому полку, и правые руки, и левые руки воеводам и сторожевого полку первым воеводам быти менше болшого полку первого воеводы. А хто будет другой (второй. — Ред.) в болшом полку воевода, и до того болшого полку другово воеводы правые руки болшему воеводе делу и счета нет: быти им без мест.
      А которые воеводы будут в правой руке, и передовому полку да сторожевому полку воеводам первым быти правые руки не мен-ши. А левые руки воеводам быти не менши передового полку и сторожевого полку первых воевод. А быти левые руки воеводам менши правые руки первого воеводы. А другому воеводе в левой руке быти менше другова же воеводы правые руки.
      А князем и дворяном болшим, и детем боярским на Цареве и великого князя службе з бояры и с воеводы или с лехкимн воеводами1 царева и великого князя для дела быти без мест. И в наряд служебный царь и великий князь велел записати, что боярским детем и дворяном болшим лучитца на Цареве и великого князя службе быти с воеводами не по их отечеству, и в том их отечеству порухи никоторые нет2.
      А которые дворяне болшие ныне будут с меншими воеводами где на цареве и великого князя службе не по своему отечеству, а вперед из них лучится кому ис тех дворян болших самими быть в воеводах и с теми же воеводами вместе, с которыми они были, или лучитца где быти на какове посылке, и с теми им воеводами, с которыми оне бывали, счет дати тогды, и быти им тогды в воеводах по своему отечеству3, а наперед того хотя и бывали с которыми воеводами с меншими на службе, и тем дворяном с теми воеводами в счете в своем отечестве порухи нет по государству цареву и великого князя приговору4.
      1 Легкие воеводы — поставленные в походе во главе отдельных отрядов, выполнявших частные задачи (разведка противника, захват небольших городов или крепостей, преследование разбитого неприятеля и т. п.).
      2 В летописном варианте приговора 1550 г. сказано: «хто с кем в одном полку послан, тот того и менши» (см.: ПСРЛ. — Спб., 1904. — Т. XIII. — С. 267). Это правило не приносило «порухи» (уничижения) «отечеству» назначенным в тот или другой полк на более низкие должности дворянам.
      3 Знатные («болшие») дворяне получали право после службы под начальством воевод, которых они считали менее знатными, получить с ними местнический «счет» и назначение воеводами «по своему отечеству».
      4 Фактически местничество воевод друг с другом продолжалось (даже в годы опричнины) вплоть до окончательной его отмены в 1682 г.
     
      9. СТРЕЛЬЦЫ
      Одной из важных реформ явилось учреждение в 1550 г. стрелецкого войска, вооруженного ручным огнестрельным оружием (ружьями — пищалями, рушницами или самопалами). Предшественниками стрельцов были пищальникн — первые сведения о них относятся к началу XVI в.
      Извлечение об учреждении стрелецкого войска приводится по изданию: ПСРЛ. — Т. XXII. — С. 532 — 533.
      Учреждение стрелецкого войска
      1550 г. Того же лета учинил у себя царь и великий князь Иван Васильевич выборных стрельцов с пищалей 3000 человек, а велел им жити в Воробьевской слободе, а головы у них учинил детей боярских: в первой статье Гришу Желобова сына Пушечникова, а у него пищальников 500 человек, да с ним головы, у ста человек сын боярской, а в другой статье дьяк Ржевской, а у него пищальников 500 человек, а у всяких у ста человек сын боярской; в третьей статье Иван Семенов сын Черемисинов, а у него 500 человек, а у ста человек сын боярской в сотниках; в четвертой статье Васка Фуников сын Прончищев, а с ним 500 человек, а у ста человек сын боярской; в пятой статье Федор Иванович сын Дурасов, а с ним 500 человек, а у ста человек сын боярской; в шестой статье Яков Степанов сын Бунтов, а у него 500 человек, а у ста человек сын боярской. Да и жалованье стрельцом велел давати по 4 рубля на год.
     
      10. АНГЛИЙСКИЙ ПОСОЛ Д. ФЛЕТЧЕР О СТРЕЛЬЦАХ. 1589 г.
      Публикуется по изданию: Флетчер Д. О государстве Русском. — Спб., 1905. — С. 64, 68, 73 — 76, 123.
      Пехоты, получающей постоянное жалованье, царь содержит до 12 тысяч человек, называемых стрельцами. Из них 5000 должны находиться в Москве или в ином месте, где бы ни имел пребывание царь, и 2000 (называемые стремянными стрельцами) при самой его особе... Прочие размещены в укрепленных городах, где остаются до тех пор, пока не понадобится отправить их в поход. Каждый из них получает жалованья по семи рублей в год, сверх двенадцати мер ржи и столько же овса... Стрельцы, составляющие пехоту, не носят никакого оружия, кроме самопала в руке, бердыша на спине и меча с боку. Ствол их самопала не такой, как у солдатскфго ружья,
      но гладкий и прямой (несколько похожий на ствол охотничьего ружья); отделка ложа очень груба и неискусна, и самопал весьма тяжел, хотя стреляют из него очень небольшою пулею... В Сибири... построено несколько крепостей и поставлены гарнизоны около шести тысяч солдат, из русских и поляков, которые царь усиливает, отправляя туда новые партии для населения, по мере распространения владений... Постоянных телохранителей его (царя. — Ред.) составляют 2000 стрельцов, стоящие день и ночь с заряженными ружьями, зажженными фитилями и другими нужными снарядами. Они не входят во дворец и сторожат во дворе, где живет царь... Стрельцы... сторожат дворец царский или опочивальню по двести пятидесяти человек в ночь; другие двести пятьдесят человек караулят на дворе и около казначейства...
     
      11. УЧРЕЖДЕНИЕ ПОМЕСТНО-ДВОРЯНСКОЙ КОННИЦЫ
      Централизация военных сил и военного управления в государстве была характерной чертой самодержавия. Судебник 1550 г. решительно запретил крупным феодалам принимать в холопы «детей боярских служивых и их детей, которые не служивали»; указ 1558 г. распространил это правило на всех сыновей мелких дворян — детей боярских, которым от роду было «менши пятинатцати лет». Эти законы закрывали источники пополнения военных сил феодальной знати, делали службу всех дворян в царском войске обязательной и наследственной. Уложение 1556 г. окончательно определило строгий порядок военной службы феодалов всех разрядов, помещиков и вотчинников, в качестве обязательной и наследственной повинности.
      Публикуется по изданию: ПСРЛ. — Т. 13. — С. 268 — 269.
      Уложение о службе. 1556 г.
      Посем же государь и сея разсмотри: которые велможи и всякие воини многыми землями завладали, службою оскудеша, — не против государева жалования и своих вотчин служба их1, — государь же им уровнения творяше: в поместьях землемерие им учиниша2, комуж-до что достойно, так устроиша, преизлишки же разделиша неимущим3; а с вотчин и с поместья уложеную службу учини же: со ста четвертей добрые угожей земли человек на коне и в доспесе полном, а в далной поход о дву конь4; и хто послужит по земли5, и государь их жалует своим жалованием, кормлении, и на уложеные люди6 дает денежное жалование; а хто землю держит, а службы с нее не платит7, на тех на самех имати денги за люди8; а хто дает в службу люди лишние перед землею9, через уложеные люди, и тем от государя болшее жалование самим, а людем их перед уложеными в полъ-третиа10 давати денгами. И все государь строяше, как бы строение воинъству и служба бы царская безо лжи была и без греха вправду; и подлинные тому розряды у царьскых чиноначалников, у приказных людей.
      1 Не против вотчин... служба их — феодалы являлись в поход с числом людей и оружием по своему усмотрению независимо от богатства и размеров их земельных владений; это ущемляло интересы мелких и средних дворян.
      2 Землемерие им учиниша — около 1551 г. был составлен единый писцовый наказ,
      и писцы начали измерять земельные владения в общегосударственной налоговой
      единице — «сохе», с которой соразмерялись старые единицы, существовавшие в разных областях государства («выть», «обжа» и др.). В руках писцов в качестве пособия появилась «Книга, именуемая Геометрия или Землемерие».
      3 Преизлишки... неимущим — мелким дворянам.
      4 100 четвертей (четей) — около 50 га; если у феодала было 200 четей земли, он должен был привести с собой в поход одного слугу на коне, с оружием и в доспехах, если 300 четей, — двух слуг и т. д.
      6 Хто послужит по земли — выполнит полностью норму поставки людей, коней и оружия в соответствии с данным Уложением.
      6 Уложенные люди — ратники, выставляемые феодалом по одному с каждых 100 четей принадлежащей ему земли.
      7 Службы с нее не платит — не несет.
      8 Имати деньги за люди — удерживать деньги из жалованья по окладу за недоставленных по норме ратников.
      9 Лишние перед землею — выставленные в поход сверх установленной нормы (так называемые «передаточные люди»).
      10 В полътретиа — в два с половиной раза; так и назначалось на практике.
     
      12. БОЯРСКАЯ КНИГА. 1556 г.
      Вскоре после издания Уложения 1556 г. о службе были произведены смотры служилых людей: воеводы с «окладчиками» из числа самих дворян проверяли наличие людей, оружия и доспехов, лошадей в соответствии с правилами Уложения 1556 г., размерами принадлежащих феодалам поместий и вотчин и определяли, в какую «статью» и с каким денежным жалованьем должен быть зачислен каждый из них. В сохранившейся части Боярской книги 1556 г. перечислено 177 служилых людей от ll-й до 25-й «статьи» с окладами годового жалованья от 6 до 50 рублей. Однако фактически в зависимости от выполнения требований Уложения 1556 г. они получали значительно большее или меньшее жалованье. При этом учитывались качество доспеха (лучшими считались «бехтерец», «кольчуга», «зерцала»), оружия, обеспеченность служилого человека боевыми и вьючными конями и т. д. Боярская книга в то же время свидетельствует, что большую часть поместно-дворянской конницы XVI в. составляли не дворяне, а «люди с земли» — крестьяне и холопы.
      Извлечения публикуются по изданию: Архив историко-юридических сведений, относящихся до России. — М., 1861. — С. 27 — 80 (отд. второе).
      Князь Федор княж Михайлов сын Борятинской... поместья сказал 600 четвертей, сам на коне в доспесе и в шеломе, людей его 10 чел., в них 5 чел. в доспесех и в шапках в железных с копьи о дву конь, 5 чел. в тегиляех в толстых1 с копьи, об один конь, на одном шелом, а на другом шапка железна, а (у) 3-х шапки медены, из них ведут 2 коня просты княжи2 4 чел. А по Уложенью3 взяти с него с земли (5 чел. в доспехах. — Ред.), и передал 5 чел. в тегиляех. А по новому окладу дати [на] его голову в 16 статье4 25 рублев, да на люди с земли 10 рублев, да на передаточных людей 17 рублев, а не додати ему на 3 шеломы 3-х рублев.
      Михаило Тимофеев сын Шетнев... вотчины [за ним] не сыскано, поместья 147 четвертей... по старому смотру людей его 3 чел. в доспесех; в Серпухове смотр ему не был, был болен на Москве. А по Уложенью взяти с него с земли человека в тегиляе, и передал людей всех, а не додал человека в тегиляе; а по новому окладу дати на его голову в 16 статье 25 рублев, да на люди на передаточные 13 рублев, а не додати ему 2 рублев.
      Михайло Михайлов сын Гагин... Поместья Михайло сказал за собою на 150 четвертей, вотчины не сказал; сам на коне в доспесе,
      людей его 5 чел. на конех, 3 чел. в доспесех, 2 чел. в тегиляех да конь прост; а по Уложенью взяти с него с земли человека в тегиляе, и передал 3 чел. в доспесех, да человека в тегиляе. А по новому окладу дати на его голову в 16 статье 25 рублев, да на человека с земли рубль, да на передаточных людей 19 рублев...
      Борис Иванов сын Шастинского... по старому смотру в Свияж-ском на году, сам на коне в доспесе, людей его с ним человек на коне в доспесе, 3 чел. пеших, в них 1 чел. в доспесе, а 2 чел. в тегиляех. А лета 7064 в Нижнем Новегороде Борис поместья за собою сказал на 180 четьи, вотчины на 20 четвертей; сам на коне в доспесе, людей его 2 чел. на конех в доспесех, в саадацех5 и в саблех, 4 чел. пеших в саадацех, 2 с рогатинами, 2 с топорки; а по Уложенью взяти с него с земли человека в доспесе, и передал человека в доспесе; а по новому окладу дати на его голову в 18 статье 17 рублев, да на человека с земли 2 рубля, да на передаточного человека 5 рублев...
      Петр Ондреев сын Окинфова... поместья за ним 250 четвертей, вотчины не сыскано... в Серпухове поместья сказал 200 четьи, вотчины 10 четвертей; сам на коне в доспесе, людей его 3 чел. на конех, в доспесех и в шеломех, 2 кони просты, 3 чел. с юки6, а по Уложенью взяти с него с земли человека в доспесе да человека в тегиляе, и передал 2 чел. в доспесех, а не додал человека в тегиляе; а по новому окладу дати на его голову во 18 статье 17 рублев, да на люди с земли 3 рубли, да на передаточных людей 8 рублев; а не додати ему 2 рублев, потому что не додал человека в тегиляе...
      1 Тегиляй толстый — стеганый кафтан с высоким воротником и рукавами по локоть из «бархата цветного» с меховой опушкой, иногда из холста, с прокладками из железа или выделанной кожи, предохранявшими воина от удара саблей и ружейной пули.
      2 Кони просты — запасные, переменные в походе.
      3 По Уложенью — по Уложению о службе 1556 г.
      4 На его голову — лично самому дворянину.
      5 В саадацех (с саадаками) — луком со стрелами и колчаном.
      6 С юки (с вьюки) — с навьюченными походными припасами.
     
      13. ЗЕМСКИЕ СОБОРЫ
      С государственными преобразованиями середины XVI в. тесно связана деятельность первых Земских соборов, обсуждавших и решавших важные вопросы внутренней и внешней политики. В состав соборов входили члены Боярской думы, Освященного собора (высшие иерархи церкви), «приказные люди», возглавлявшие органы центрального управления — приказы, лица, ведавшие различными отраслями дворцового хозяйства (дворецкие, конюшне, казначеи и др.), а с 1556 г. также и депутаты от дворян и посадских верхов.
      Извлечения из летописей о Земских соборах 1549 и 1556 гг. публикуются по изданиям: Шмидт С. О. Продолжение Хронографа редакции 1512 года//Исторический архив. — Т. VII. — С. 295 — 296; ПСРЛ. — Т. XIII. — Вторая половина. — С. 402 — 403.
      Важную роль в упорядочении взаимоотношений между светской властью и церковью, укреплении внутренней церковной организации и дисциплины в интересах господствующего класса сыграл так называемый Стоглавый собор 1551 г. (его постановления сформулированы в ста главах в виде «соборных ответов» на вопросы царя Ивана IV). Собор одобрил новый Судебник 1550 г., который расширил
      права феодалов на труд зависимых крестьян. Постановления «Стоглава» содержат интересные сведения о бытовом укладе жизии народных масс в XVI в., о борьбе церковников с «языческими» обычаями и обрядами («скоморохи», «гусельники» и т. д.) в целях полного подчинения духовной жизни людей церковно-религиозному мировоззрению.
      Извлечения из документа публикуются по изданию: Стоглав. — Спб., 1863. — С. 25, 29 — 32, 38 — 39, 47 — 48, 58 — 60, 81, 93 — 94, 96, 107 — 108, 124, 128, 135 — 136, 137 — 139, 140 — 142, 222 — 224, 228 — 233, 261 — 263, 275 — 276.
      Земский собор. 1549 г.
      Того же месяца февраля в 27 день царь и великий князь Иван Васильевич всея Русии в своих царьских полатах перед отцем своим Макарьем митрополитом и предо всем освященным собором говорил боярам своим князю Дмитрию Феодоровичю Вельскому, князю Юрью Михайловичу Булгакову, князю Феодору Андреевичу Булгакову, князю Петру Михайловичю Щенятеву, князю Дмитрею Феодоровичю Палецкому, Василию Дмитреевичю Шейну, князю Данилу Дмитре-евичю Пронскому, князю Александру Борисовичю Горбатому, и иным своим бояром, и околничим, и дворецким, и казначеем, что до его царьского возраста от них и от их людей детем боярским и христьяном чинилися силы' и продажи1 и обиды великие в землях, и в холопех и в ыных во многих делех, и они бы вперед так не чинили, детем бы боярьским и христьяном от них и от их людей силы и продажи и обиды во всех делех не было [бы] никоторые, а хто вперед кому учинит силу или продажу и обиду, и тем от царя и великого князя быти в опале и в казни.
      И бояре все били челом государю царю и великому князю, чтобы государь их в том пожаловал, сердца на них не дерьжал2 и опалы им не учинил никоторые, а они хотят служити ему, государю царю и великому князю, и добра хотети ему и его людям во всем вправду, безо всякия хитрости, по тому же, как служили и добра хотели господарю своему, отцу его, великому князю Василию Ивановичю всеа Руси... и деду его, великому князю Ивану Васильевичю всея Руси.
      А которые будут дети боярьские и христьяне на них и на их людей учнут бити челом, о каких делех не буди, государь бы их пожаловал, давал им и их людем с теми детми боярьскими и со христьяны суд. И царь и великий князь Иван Васильевич всея Руси перед отцом своим Макарьем митрополитом и перед всем освященным собором бояр своих пожаловал с великим благочестием и усердием, наказав их, умилне говорил им: «по се время сердца на вас в тех делех не держу и опалы на вас ни на кого не положу, а вы бы вперед так не чинили. Да и воеводам и княжатам и боярьским детем и дворя-ном большим то же говорил; и пожаловал их, наказал всех3 с благочестием умилне.
      Того же месяца февраля в 29 день царь и великий князь Иван со отцем своим Макарьем митрополитом и з бояры уложил, что во всех городех Московьские земли наместником детей боярьских не
      судити ни в чем4, опричь душегубства и татьбы и розбоя с поличным; да и грамоты свои жаловальные о том во все городы детем боярь-ским послал.
      1 Чинилися силы и продажи — насилия и тяготы.
      2 Сердца на них не держал — не гневался.
      3 Наказал всех — здесь: наставил, научил.
      4 Исключение детей боярских из подсудности наместников сопровождалось запрещением крупным феодалам холопить детей боярских.
      Стоглавый собор 1551 г.
      [Царское «рукописание» собору]... Сие убо предлагаю писание вашей отеческой любви, ради пречистыя истинныя нашея православ-ныя християнския веры... потружайтеся во еже исправити истинная и непорочная наша християнская вера, иже от божественного писания, во исправление церковному благочинию и царскому благозако-нию и всякому земскому строению... Такоже и братия моя и вси лю-бимии мои князи, и боляре, и воини, и все православное хрис-тиянство помогайте ми и пособствуйте вси, единодушно вкупе...
      Еще же молю вашу святыню и преподобие и о сем прострите прилежную молитву... еже за многия грехи наша попустил на нас бог скудость всякому плоду земному, такоже и скотом, и птицам, и прочему изобилию, и всякому стяжанию, и аще вашими отеческими святыми молитвами умолен будет от нас бог и милостива его себе мы сотворим и очистимся от всяких грех душевных и телесных, и та-ко уповаем на милость его, да помилует нас и моления нашего не презрит... и не оставит нас сирых, но послет благодать свою в помощь рабом своим и просветит ум наш и утвердит страх свой на нас и укрепит ноги наша на путь мирен, и наставит на всякое дело благо, и умножению подаст всяческим плодом земным и вся враги наша ви-димыя и невидимыя вскоре да покорит под ноги наши...
      Царь глаголет к собору.
      ...Да аз же устроил по всем землям моего государства старосты и целовальники, и соцкие, и пятидесяцкие по всем градом и пригородном и по волостем и по погостом, и у детей боярских, и уставные грамоты под сей судебник подписал пред вами, и уставные грамоты прочтите и разсудите, чтобы было дело наше по бозе в род и род и по вашему благословению неподвижино, аще достойно сие дело на святем соборе утвердив и вечное благословение получив и подписа-ти на судебники и на уставной грамоте, которой в казни быти...
      Вопрос... о монастырех иже пусты от небрежения. В монастыри дают боголюбцы душам своим и родителем на поминок вотчинные села и прикупы, а иные вотчины собою покупают в монастыри, а иные угодий у меня припрашивают и поймали много по всем монастырем. Братии во всех монастырех по старому, а инде старого меньше, ясти и пити братии старого скуднее, устроения в монастырях никоторого не прибыло, и старое опустело, где те прибыли и кто тем корыстуется, да тарханные и несудимые грамоты1 и льготные у них
      же о торговлях без пошлин. А черньцы по селом живут, да в городе тяжутся о землях, достойно ли то, а села и имения в монастыри ем-лют, а по тех душах и по родителех и по их приказу и памятей не-исправляют, кто о сем истязан будет в день страшного суда...
     
      Глава 6. И некогда вниде в слухи боговенчанного и христолюбивого государя царя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии самодержца, что по многим церквам божиим звонят и поют не во время... и многие церковные чины не сполна совершаются по священным правилом и не по уставу... соборне уложили отныне и впредь в царствующем граде Москве и по всем градом росийского царствия, по всем святым божиим церквам, звонити вечерни и утрени, часы и божественную литургию служити и прочее церковное пение правити сполна и по чину...
     
      Глава 26. Ответ соборной о училищах книжных по всем градом... В царствующем граде Москве и по всем градом... избрати добрых духовных священников и дияконов, и дияков2 женатых и благочестивых... и грамоте чести и пети и писати гораздивы, и у тех священников и у дияконов и у дияков учинити в домех училища, чтобы свя-щенницы и дияконы и все православные христиане в коемждо граде давали своих детей на учение грамоте, книжного письма и церковного пения и чтения налойного3, и те бы священники и дияконы и дияки избранные учили своих учеников страху божию и грамоте и писати и пети и чести со всяким духовным наказанием...
     
      Глава 28. О книжных писцех. Такоже которые писцы по градом книги пишут, и вы бы им велели писать с добрых переводов, да написав правили, потом же продавали, а которой писец, написав книгу, продаст неисправив, и вы бы тем возбраняли с великим запрещением, а кто такую неисправленную книгу купит, потому же бы возбраняли, им, чтобы впредь так не творили, а впредь только учнут тако творити продавцы и купцы, и вы бы у них те книги имали даром, без всякого зазора, да исправив отдавайте в церковь, которые будут скудны книгами...
     
      Глава 40. От священных правил о острижении брад. Такоже священная правила возбраняют православным християном во всем, чтобы не брити брад и усов непристригати, таковая несть православных, но поганых латынская еретическая предания...
     
      Глава 41. ...Писати иконописцем иконы с древних преводов, ка-ко, греческие иконописцы писали и как писал Ондрей Рублев и прочие пресловущие4 иконописцы, и подписывати святая троица, а от своего замышления ничтоже предтворяти... В мирских свадьбах играют глумотворцы и арганники, и гусельники, и смехотворцы и бесовские песни поют, и как к церкве венчатися поедут, священник со крестом будет, а пред ним со всеми теми играми бесовскими ри-щут5, а священницы им о том не возбраняют и не запрещают... Да по погостом и по селом ходят лживые пророки, мужики и женки, и девки, и старые бабы, наги и босы, и волосы отростив и распустя, трясутся и убиваются и сказывают, что им являются святые пятницы и Настасий и велят им заповедати християном каноны завечати, они
      же заповедают в среду и в пяток ручного дела не делати, и женам не прясти, и платия не мыти, и камения не разжигати... Ответ... царская заповедь учинити, где такие прелестники... обрящутся и уч-нут смущати мир всякими своими богомерзскими прельщеньми бесовскими, и таких бы прелестников православные християне не слушали и из домов бы от себя отгоняли и от них удалялися...
     
      Глава 72. О искуплении пленных. Которых откупят царевы послы в ордах и в Царе граде и в Крыму, или где-нибудь в дальних ордах от поганых из плену, и тех всех пленных окупати из царевы казны6, а которых пленных православных християн приводят к Москве купив греки, турки, армения или иные гости, да быв на Москве восхотят их с собою опять повести, ино их не давати, и за то стояти крепко, да их окупати из царевы же казны, и колько того окупу из царевы казны годом разойдется, и то раскинути на сохи по всей земле...
     
      Глава 75. О вотчинах и о куплях. Которые боголюбцы давали святым церквам на память своим душам, по своих родителех в вечный покой и в наследие вечных благ. Да духовным же пастырем, архимандритом и игуменом и строителем и соборным старцем... по всех по тех боголюбцах, которые давали вотчины и села и купли уста-вити по них кормы7 и на памяти их пети понахиды собором и обедни служити и братию кормити по монастырскому чину, а имена их напи-сати в синодик8 и поминати по церковному уставу, а отчин их и сел, которые даны на поминок святым церквам без выкупа9 и иных церковных и монастырских земель и прочих недвижимых вещей, по священным божественным правилом, ни отдати, ни продати, но крепко хранити и блюсти10...
     
      Глава 92. О игрищах еллинского11 бесования. Еще же мнози от неразумия простая чадь12 православных християн во градех и в селех творят еллинское бесование, различные игры и плясания в навечерии Рождества Христова и против праздника рождества Иоанна Предтечи в нощи и в праздник весь день, мужи и жены и дети в домех по улицам отходя и по водам глумы13 творят всякими играми и песньми сотанинскими и многими виды скаредными14 подобно же сему творят и во святые вечеры и в навечерии Богоявления Господня... таковые творят неподобные дела, святыми отцами отреченныя15. Отныне же впредь подобает православным християном вместо сих бесования в такие святыя и честныя праздники приходити ко святым божим церквам и упражнятися на молитву... и божественного писания со вниманием слушати и божественную литургию со страхом пред-стояти...
      И того ради по священным правилом... всем православным християном на таковая еллинская бесования не ходити ни во градех, ни по селом... Сего ради отрицают вся божественная писания и священная правила всякое играние и зернь, и шахматы, и тавлеи, и гусли, и смыки, и сопели, и всякое гудение и глумление и позорище и пляса-ние16...
     
      Глава 98. ...Приговорил еси государь преже сего с нами, с своими богомольцы... о наших митрополичьих слободах, и о архиепие-копльих и епископльих и о монастырских, что слободам новым тя-нути с городскими людьми всякое тягло и судом, и мы ныне тот приговор помним, в новых слободах ведает бог да ты, опричь суда, а ныне наместники твои государевы и властели тех слобожан хотят суди-ти, и в том слобожаном нашим запустети, а преже того твои государевы наместники и властели наших слобожан не суживали, и ты бы, государь, своим наместником и властелем впредь наших слобожан судити не велел. А ныне твой царский приговор с нами, что в те новые слободы вышли посацкие люди после писца и тех бы людей из новых слобод опять вывести в город на посад, и о том ведает бог да ты, государь, как тебе о них бог известит, а впредь бы митрополит и архиепископом и епископом и монастырем держати свои старые слободы по старине... а новых бы слобод не ставити, и дворов новых в старых слободах не прибавляти, разве от отца детем или от тестя зять, или от братия братия отделяются и ставят свои дворы; а в которых старых слободах дворы опустеют, и в те дворы звати сельских людей пашенных и непашенных по старине, как преже сего было, а отказывати тех людей на срок о Юрьеве дне осеннем по государеву указу, по старине же, а с посаду впредь градских людей в слободы не называти и не приимати, разве казаков18, нетяглых людей, а которые християне митрополичьи или архиепископльи и епископольи похотят из слобод итти на посад, или в села жити, и тем людям итти вольно на тот же срок19.
     
      1 Тарханные и несудимые грамоты освобождали крупных церковников и монастыри от уплаты податей и выполнения повинностей в пользу государства, от вмешательства царских управителей и судей (кроме убийства, разбоя и татьбы с поличным) в дела церковных вотчин.
      2 Дьяки — ведали делопроизводством в Боярской думе, в приказах, в канцеляриях (избах) наместников и воевод больших городов.
      3 Чтение налойное — чтение богослужебных книг в церкви, стоя за аналоем' (налоем) — высоким столиком с покатым верхом.
      4 Пресловущие — знаменитые, известные.
      5 Рищут от ристать — быстро бегать, скакать, ездить.
      6 На выкуп пленных тогда же был введен особый налог со всего тяглого населения — «полоняничные деньги» (взимались и в XVII в. См. Соборное уложение 1649 г.).
      7 У ставити... кормы — кормить нищих в день поминовения умершего «боголюб-ца», который отдал церкви свои вотчины.
      8 Синодик — рукописная книга, по которой во время церковных служб провозглашалась «вечная память» внесенным в нее умершим. В синодики Иван IV записывал имена казненных во время опричнины.
      9 Без выкупа — без права выкупа членами «рода» (фамилии).
      10 Запрещая отчуждать любым способом вотчины, села и всякое недвижимое имущество церкви н монастырей, «Стоглав» укреплял феодальную собственность церковников.
      11 Еллинского — греческого, здесь: в смысле языческого.
      12 Простая чадь — простолюдины, сельчане и горожане.
      13 Г лумы — шутки, смех, потехи, забавы, насмешки.
      14 Виды скаредные — накладные маски-личины, потешные одежды и украшения.
      15 Отреченные — запрещенные.
      16 Зернь — игра в кости, или в «зерна»; тавлеи — игра в шашки; смыки — игра на скрипке (отсюда «смычковый инструмент»); сопели — дудки, свирели и т. п. инструменты.
      После писца — после составления писцовых книг.
      18 Казаки — здесь: вольные, нетяглые люди.
      19 Запрещая церковникам ставить в своих владениях новые слободы, «Стоглав» открывает для этого лазейки, разрешая в старых слободах ставить новые дворы родственникам старожилов и призывать крестьян в опустевшие дворы; запрещается, однако, призывать в монастырские слободы посадских людей и задерживать бессрочно крестьян, пожелавших «из слобод итти на посад или в села жити».
      Земский собор 1566 г.
     
      В первые же годы Ливонской войны (1558 — 1583) русские войска при поддержке местного населения разгромили Ливонский орден, и в 1560 г. он прекратил свое существование. Однако в ход войны вмешались другие государства (Дания, Швеция, Литва и Польша). В обстановке острых противоречий внутри страны н осложнений в ходе тяжелой Ливонской войны летом 1566 г. был созван Земский собор.
      Того же лета (1566) месяца июня в 28 день царь и великий князь Иван Васильевичь всея Русии говорил со князем Володимером Онд-реевичем и с своими богомолци с архиепископы и епископы... со всем еже освященным собором и со всеми бояры и с приказными людми, да и со князми и з детми боярскими и з служилыми людми, да и з гостми и с купци и со всеми торговыми людми1, что Литовские послы... без Ливонские земли на перемирие делати не хотят, а написати бы Ливонские земли в перемирную грамоту: которые городы за царем и великим князем, те за царем и великим князем и написати, а которые немецкие городы за королем, те бы за королем и написати; и толко те городы немецкие написати в перемирную грамоту за королем и вперед как за те городы и стояти? и пригоже ли ныне за то стояти?
      И князь Володимер Ондреевичь, и архиепископы и епископы все соборне, и царевы и великого князя бояре и приказные люди, и князи и дети боярские, и гости и купцы и все торговые люди приговорили, что царю и великому князю Ливонские земли городов Полскому королю никак не поступитися2 и за то крепко стояти. На том архиепископы и епископы и архимандриты и игумены к приговорному списку руки свои приложили, а бояре и приказные люди и князи и дети боярские и гости и купци на своих речех государю крест целовали. А митрополита у того приговору не было, что Офонасей митрополит в то время митрополию отставил3.
      1 Одни члены собора (духовенство, бояре, приказные люди) были представлены в полном составе, другие (торговые люди, дети боярские), очевидно, лишь отдельными представителями.
      2 Не поступитися — не уступать.
      3 Митрополию отставил (оставил) — отказался быть митрополитом.
     
      14. ПОСЛАНИЕ ИВАНА ГРОЗНОГО ОБ ИЗМЕНЕ А. КУРБСКОГО.
      1564 г.
      Бежавший в 1564 г. по предварительному сговору с польским королем и вельможами в Литву предатель князь А. М. Курбский выдал противнику военные секреты
      русских и, получив от короля «богатые имения», активно участвовал во вторжениях польско-литовских войск на Русскую землю. По новым данным, изменник «настойчиво просил короля дать ему 30-тысячную армию, с помощью которой он вызвался завоевать Москву» (см.: Скрынников Р. Г. Бегство Курбского // Прометей. — 1977. — Т. 11). В ответ на послание Курбского, в котором он пытался оправдать свою измену, Иван Грозный написал обширное «послание во все его Российское царство об измене клятвопреступников — князя Андрея Курбского с товарищами» (бежавшими с Курбским С. Тетериным, М. Сарыгозиным и другими). Яркий литературный памятник, это послание характеризует политическую идеологию самодержавия в противовес взглядам реакционного боярства, раскрывает подробности внутриполитической борьбы в десятилетия, предшествовавшие введению опричнины, освещаемые с позиций сторонника сильной и неограниченной царской власти.
      Извлечения из послания публикуются по изданию: Послания Ивана Грозного. — М.; Л., 1951. — С. 283 — 328. (Перевод Я. С. Лурье.)
      ...Да будет известно повеление... истинно православной христианской самодержавной власти, владеющей многими землями, и да примет наш христианский смиренный ответ бывший истинно православный христианин и наш боярин, советник и воевода... князь Андрей Михайлович Курбский, изменнически пожелавший быть Ярославским князем1... Писание твое принято и прочитано внимательно2. Змеиный яд у тебя под языком, и поэтому, хотя письмо твое и наполнено медом и сотами, но на вкус оно горше полыни... В слепоте твоей злобы ты не способен видеть истину... Вы ведь еще с юности, подобно бесам, поколебали мое благочестие, и державу, полученную мною от бога и от моих прародителей, взяли под свою власть. А это ли совесть прокаженная — держать свое царство в руке и не давать господствовать своим рабам? Это ли противно разуму — не хотеть быть под властью своих рабов?..
      ...Когда по божьей, воле... наш отец, великий гбсударь Василий, оставил бренное земное царство... мне было три года, а покойному брату, святопочившему Георгию, один год; остались мы сиротами, а мать наша, благочестивая царица Елена, — столь же несчастной вдовой, и оказались словно среди пламени: со всех сторон на нас двинулись войной иноплеменные народы — литовцы, поляки, крымские татары, Надчитархан, нагаи, казанцы, а вы, изменники, тем временем начали причинять нам многие беды — князь Семен Вельский и Иван Ляцкий, подобно тебе, бешеной собаке, сбежали в Литву, и куда только они не бегали, взбесившись? И в Царьград и в Крым и к нагаям, и всюду подымали войну против православных... Потом изменники подняли на нас нашего дядю, князя Андрея Ивановича, и с этими изменниками он пошел было к Новгороду... а от нас в это время отложились и присоединились к князю Андрею многие бояре во главе с твоим родичем князем Иваном Семеновичем, внуком князя Петра Львова-Романовича, и многие другие... Затем они изменническим образом стали уступать нашему врагу, великому князю литовскому, наши вотчины, города Радогощь, Стародуб, Гомель, — так ли доброжелательствуют? Если в своей земле некого подучить губить родную землю ради славы, то вступают в союз с иноплеменниками — лишь бы навсегда погубить землю!3
      ...Так они жили долгое время, но когда я стал подрастать, я не
      захотел быть под властью своих рабов; князя Ивана Васильевича Шуйского отправил служить вдали от себя, а при себе велел быть своему боярину князю Ивану Федоровичу Вельскому. Но князь Иван Шуйский, собрав многих людей и приведя их к присяге, пришел с войсками к Москве, и его советники, Кубенские и другие,^еще до его приезда захватили боярина нашего, князя Ивана Федоровича Вельского, и иных бояр и дворян и, сослав на Белоозеро, убили; а митрополита Иоасафа с великим бесчестием прогнали с митрополии. Потом князь Андрей Шуйский со своими единомышленниками явились к нам в столовую палату, неистовствуя, захватили на наших глазах нашего боярина Федора Семеновича Воронцова, обесчестили его, вытащили из палаты и хотели его убить. Тогда мы послали митрополита Макария и своих бояр Ивана и Василия Григорьевичей Морозовых передать им, чтобы они его не убивали, и они, с неохотой послушавшись наших слов, сослали его в Кострому; при этом они оскорбляли митрополита, теснили его и разорвали на нем мантию... и толкали в спину наших бояр... Хороша ли такая верная служба? Поистине вся вселенная будет смеяться над такой верностью!4 ...Со времени кончины нашей матери и до того времени шесть с половиной лет не переставали они творить зло!
      Когда же мы достигли пятнадцати лет, то взялись сами управлять своим царством... Но так как человеческие грехи всегда раздражают бога, то случился за наши грехи по божьему гневу в Москве пожар, и наши изменники-бояре, те, которых ты называешь мучениками (я назову их имена, когда найду нужным), как бы улучив благоприятное время для своей измены, убедили скудоумных людей, что будто наша бабка, княгиня Анна Глинская, со своими детьми и слугами вынимала человеческие сердца и колдовала и таким образом спалила Москву, и что будто мы знали об этом их замысле. И по наущению наших изменников, народ, собравшись сонмищем иудейским, с криками захватил в церкви Дмитрия Селунского нашего боярина, князя Юрия Васильевича Глинского; оттуда его выволокли и бесчеловечно убили в Успенском соборе напротив митрополичьего места, залив церковный помост кровью...
      Чего же ты, собака, хвастаешься военной храбростью и хвалишь за нее других собак и изменников? Господь наш Иисус Христос сказал: «если царство разделится, то оно не сможет устоять»; кто же может вести войну против врагов, если его царство раздирается междоусобиями? Как может цвести дерево, если у него высохли корни? Так и здесь: если в царстве нет благого устройства, откуда возьмется военная храбрость? Если предводитель недостаточно укрепляет войско, то скорее он будет побежденным, чем победителем. Ты же, не думая об этом, одну храбрость хвалишь; а на чем храбрость основывается — это для тебя неважно; ты, оказывается, не только не укрепляешь храбрость, но сам ее подрываешь. И выходит, что ты — ничтожество; дома ты — изменник, а в военных делах ничего не понимаешь, если хочешь утвердить храбрость на самовольстве и междоусобных бранях...
      Вспомни, как, когда началась война с ливонцами, мы послали своего слугу царя Шигалея и своего боярина Михаила Васильевича Глинского с товарищами воевать против германцев, сколько мы услышали укоризненных слов от попа Сильвестра, от Алексея (Адашева) и от вас — не стоит подробно и рассказывать!5 Что бы плохое ни случилось с нами — все это происходило из-за германцев! Когда же мы послали тебя и нашего боярина и воеводу Петра Ивановича Шуйского на год против германских городов (ты был тогда в нашей вотчине, Пскове, ради собственных нужд, а не по нашему поручению), мне пришлось более семи раз посылать к вам, пока вы, наконец, пошли с небольшим числом людей и лишь после многих наших напоминаний взяли свыше пятнадцати городов. Это ли ваше старание, если вы берете города после наших писем и напоминаний, а не по собственному стремлению? Как не вспомнить вечные возражения попа Сильвестра, Алексея (Адашева) и всех вас против похода на германские города, и как, из-за коварного предложения короля Датского, вы дали ливонцам возможность целый год собирать силы6. Сколько христианского народа они перебили, напав на нас в начале зимы!.. Потом мы послали вас с вашим начальником Алексеем (Адашевым) и с очень большим числом людей; вы же едва взяли один Вильян (Вильянди, Феллин) и при этом еще погубили много народа. Испугались литовских войск, словно малые дети!.. Если бы не ваше дьявольское противодействие, то, с божьей помощью, в том же году вся Германия (Ливония) была бы под православной верой. Тогда же вы подняли против православия литовский народ и готский (шведский)7...
      Поголовно мы вас не истребляем, но изменникам всюду бывает казнь: в той стране, куда ты поехал, ты узнаешь об этом подробнее8. А за ту вашу службу, о которой говорилось выше, вы достойны больших казней и опалы; мы еще милостиво вас наказали, — если бы мы наказали тебя так, как следовало, то тебе бы не удалось уехать от нас к нашему врагу; если бы мы тебе не доверяли, то ты не был бы отправлен в этот наш город9 и убежать бы не смог. Но мы, доверяя тебе, отправили в эту нашу вотчину, и ты изменил нам, как собака...
      1 В подлиннике «владыкой», как называл себя А. Курбский.
      2 Первое послание А. Курбского царю, присланное из Литвы после побега.
      3 Названные города были заняты польским королем Сигизмундом I в 1535 г. После этого князь С. Вельский ходил на Русь с крымско-турецкими войсками.
      4 В своем послании Курбский называл бояр — противников Ивана IV — его «доброхотными» слугами.
      5 А. Адашев, Сильвестр и другие члены Избранной рады были противниками Ливонской войны.
      6 Перемирие, заключенное в марте 1559 г. с ливонцами по «челобитью» датского короля на пол года, фактически прервало военные действия до 1560 г.
      7 Перемирие 1559 г. использовали Польша и Швеция для вмешательсгва в ход Ливонской войны.
      8 Судьба А. Курбского в Литве подтвердила, что он не обнаружил там условий для проявления своего «свободного естества человеческого». Во втором послании Ивану IV предатель писал: «Тако же и зде, подобно тебе, жестоце творят».
      9 Устраненный от царского совета А. Курбский в то же время был значительно
      понижен в чине: в 1552 г. под Казанью он был вторым воеводой третьего по значению полка правой руки (после царского и большого), а в походе на Полоцк 1562 — 1563 гг. — вторым же воеводой стоявшего на две ступени ниже (после полков передового и левой руки) сторожевого полка. После взятия Полоцка А. Курбский во главе небольшого отряда был послан на службу в Юрьев (Дерпт, Тарту).
     
      15. УЧРЕЖДЕНИЕ ОПРИЧНИНЫ. 1565 г.
      Наиболее подробный рассказ об обстоятельствах, причинах введения опричнины, а также изложение царских указов, связанных с введением опричнины, первыми казнями бояр за великие изменные дела», содержатся в Дополнении к сНи-коновской летописи».
      Извлечения из нее публикуются по изданию: ПСРЛ. — Спб., 1906. — Т. XIII. — Вторая половина. — С. 391 — 396.
      ...Тоя же зимы, декабря в 3 день, в неделю1, царь и великий князь Иван Васильевичь всеа Русии с своею царицею и великою княгинею Марьею2 и с своими детми, со царевичем Иваном и со царевичем Феодором, поехал с Москвы в село в Коломенское... взял же с собою святость, иконы и кресты златом и камением драгим украшеные, и суды золотые и серебряные, и поставцы3 все всяких судов, золотое и серебряное, и платие и денги и всю свою казну повеле взяти с собою. Которым же бояром и дворяном ближним и приказным людем повеле с собою ехати, и тем многим повеле с собою ехати з женами и з детми, а дворяном и детем боярским выбором изо всех городов, которых прибрал государь быти с ним4, велел тем всем ехати с собою с людми и с конми, со всем служебным нарядом5. А жил в селе в Коломенском две недели для непогодия и безпуты, что были дожди и в реках была поводь велика... И как реки стали, и царь и государь ис Коломенского поехал в село в Танинское в 17 день, в неделю, а из Тонинского к Троице... а от Троицы из Сергиева монастыря поехал в Слободу6. На Москве же тогда быша Афонасий митрополит всеа Русии, Пимин архиепископ Великого Новаграда и Пъскова, Ни-кандр архиепископ Ростовский и Ярославский и ины епископы и архимандриты и игумены и царевы и великого князя бояре и околни-чие и все приказные люди7, все же о том в недоумении и во унынии быша, такому государьскому великому необычному подъему, и путного его шествия не ведамо, куды бяше. А генваря в 3 день прислал царь и великий князь из Слободы ко отцу своему и богомолцу к Офонасию митрополиту всеа Русии с Костянтином Дмитреевым сыном Поливанова с товарыщи да список, а в нем писаны измены боярские и воеводские и всяких приказных людей, которые они измены делали и убытки государьству его до его государьского возрасту после отца его блаженные памяти великого государя царя и великого князя Василия Ивановича всеа Русии8...
      И все гражане града Москвы по тому же биша челом Афонасию митрополиту всеа Русии и всему освященному собору, чтобы били челом государю царю и великому князю, чтобы над ними милость показал, государьства не оставлял и их на разхищение волком не давал, наипаче же от рук силных избавлял; а хто будет государьских лиходеев и изменников, и они за тех не стоят и сами тех потребят9...
      Челобитье же государь царь и великий князь архиепископов и епископов принял на том10, чтобы ему своих изменников, которые измены ему, государю, делали и в чем ему, государю, были непослушны, на тех опала своя класти11, а иных казнити и животы их и стат-ки12 имати; а учинити ему на своем государьстве себе опришнину13, двор ему себе и на весь свой обиход учинити особной, а бояр и окол-ничих и дворецкого и казначеев и дьяков и всяких приказных людей, да и дворян и детей боярских и столников и стряпчих и жилцов14 учинити себе особно; и на дворцех, на Сытном и на Кормовом и на Хлебенном15, учинити клюшников и подклюшников и сытников и поваров и хлебников, да и всяких мастеров и конюхов и псарей и всяких дворовых людей на всякой обиход, да и стрелцов приговорил учинити себе особно16.
      А на свой обиход повелел государь царь и великий князь, да и на детей своих царевичев Иванов и царевичев Федоров обиход, городы и волости17...
      А учинити государю у себя в опришнине князей и дворян и детей боярских дворовых и городовых 1.000 голов18, и поместья им подавал в тех городех с одново19, которые городы поймал в опришнину; а вотчинников и помещиков, которым не быти в опришнине, велел ис тех городов вывести и подавати земли велел в то место20 в ыных городех, понеже опришнину повеле учинити себе особно...
      Государьство же свое Московское, воинство и суд и управу и всякие дела земские, приказал ведати и делати бояром своим, которым велел быти в земских: князю Ивану Дмитреевичю Белскому, князю Ивану Федоровичю Мстиславскому и всем бояром; а конюшему и дворетцкому и казначеем и дьяком и всем приказным людем велел быти по своим приказом и управу чинити по старине21, а о бол-ших делех приходити к бояром; а ратные каковы будут вести или земские великие дела, и бояром о тех делех приходити ко государю, и государь з бояры тем делом управу велит чинити22.
      За подъем же свой приговорил царь и великий князь взяти из земского сто тысяч рублев; а которые бояре и воеводы и приказные люди дошли за государьские великие измены до смертные казни, а иные дошли до опалы, и тех животы и статки взяти государю на себя. Архиепископы же и епископы и архимандриты и игумены и весь освященный собор23, да бояре и приказные люди то все положили на государьской воле...
      Тоя же зимы, февраля в 15 день, царь и великий князь приехал к Москве с своими царевичи с Ываном и с Феодором из Александровские слободы...
      1 Декабря в 3 день, в неделю — 3 декабря 1564 г., в воскресенье.
      Марья — вторая жена Ивана IV Марья Темрюковна, дочь кабардинского князя.
      Суды — здесь: сосуды; поставцы — посудные шкафы.
      4 Иван IV взял с собою бояр, дворян, детей боярских, приказных людей, которых заранее «прибрал» «быти с ним» в опричнине.
      5 С люд ми... со всем служебным нарядом — со своими военными слугами и в полном вооружении.
      6 В Слободу — Александрову слободу (ныне г. Александров Владимирской обл.), в 100 км от Москвы, в годы опричнины — это царская резиденция.
      7 Приказные люди — дьяки и подьячие приказов и дворцового управления.
      8 Имеются в виду годы «боярского правления» после смерти великого князя Василия Ивановича (1533 г.) в малолетство Ивана IV. См. послание его к А. Курбскому.
      * Сами потребят — сами уничтожат.
      10 Принял на том — на нижеследующих условиях.
      11 Опала своя класти (от опалять) — гнев, немилость с последствиями в виде отставки, ссылки в дальние города, лишения чина и звания, а нередко и казни с конфискацией имущества.
      Животы их и статки — все имущество без остатка.
      13 Опришнина (от опричь, кроме) — особая часть.
      14 Стольники, стряпчие, жильцы (лучшие из городовых дворян, поочередно жившие в Москве при дворе) — разряды дворян «московского» чина, прямые царские слуги при его дворе.
      15 Сытный, Кормовой, Хлебный «дворцы» ведали заготовкой разного рода напитков, съестных припасов, хлебных изделий и т. п. на «обиход» царской семьи, дворцовых слуг, мастеров, иностранных послов и т. д.
      16 «Особные» стрельцы получили название «стремянных»: в конном строю они несли службу как бы у «стремени» царского коня.
      17 Далее перечислены города и волости, вошедшие в опричнину в 1565 г.: Можайск, Вязьма, Козельск, Перемышль, Белев, Лихвин, Суздаль, Шуя, Галич, Вологда, Чухлома, Балахна, Старая Руса, Устюг, Каргополь и др. В дальнейшем территория опричных владений царя расширялась.
      18 Общее число опричников (князей, бояр, дворян) за 1565 — 1572 гг. не превышало 4,5 — 5 тыс. человек, по другим данным, до 6 Тыс. человек. См.: Веселовский С. Б. Исследования по истории опричнины. — М., 1963. — С. 185; Кобрин В. Б. Источники для изучения численности и истории формирования опричного двора//Археографический ежегодник за 1962 г. — М., 1963. — С. 124 — 125.
      19 С одново — в одних межевых границах владений.
      20 В то место — вместо конфискованных поместий и вотчин.
      21 Чинити по старине — как было до учреждения опричнины, в прежних органах управления.
      22 «Земские» бояре и приказные люди ведали лишь текущим управлением, верховная же власть в государстве принадлежала царю, как и до введения опричнины.
      23 В этом перечислении церковных владык не назван митрополит Афанасий, уклонившийся от одобрения мероприятий Ивана IV.
     
      16. АНГЛИЧАНИН Д. ГОРСЕЙ ОБ УСИЛЕНИИ САМОДЕРЖАВИЯ В РОССИИ
      Англичанин Джером Горсей долго жил в Москве, пребывая в ней с 1572 г. сначала в качестве агента «Русской компании» лондонских купцов, а затем посланника королевы Елизаветы Тюдор. Он близко общался с царем Иваном IV и выполнял его дипломатические поручения. В Британском музее хранилась Библия, изданная на славянском языке в Остроге в 1581 г., с надписью: «Эту библию, на славянском языке, получил из царского книгохранилища Джером Горсей в 1581 г.» — свидетельство существования в XVI в. кремлевской библиотеки.
      Фрагменты из сочинения публикуются по изданию: Горсей Д. Записки о Московии XVI в. — Спб., 1909. — С. 14, 44 — 48, 51, 60 — 63.
      Строй и управление Русским государством так изменились против прежнего, что можно было назвать это государство совсем новым; все получило другой вид, противоположный старому... [Если бы Иван IV] не держал правление в жестких и суровых руках,
      то он не жил бы так долго; против его постоянно составлялись коварные и предательские заговоры- но он всегда открывал их... [Царь] покорил Полоцк, Смоленск* и много других городов и укреплений... в восточной Ливонии, завоевал царства Казанское и Астраханское, земли многочисленных нагаев, черкесских татар и множество других народов, обитавших на расстоянии двух тысяч верст, по берегам знаменитой реки Волги, на юг до самого Каспийского моря... Сверх того, Иоанн покорил царство Сибирское и все прилежащие к северу земли свыше 1500 верст и, таким образом, значительно расширил свои владения и государство на все стороны; старался заселить его и завел обширную торговлю со всеми странами... Иоанн построил в свое время до сорока каменных церквей, богато убранных и украшенных внутри, с позолоченными чистым золотом верхами. Он основал около шестидесяти мужских и женских монастырей... При Иоанне постороена среди Кремля башня из тесаного камня... с 30-ю большими колоколами приятного звона... Все колокола заливаются разом в праздничные дни [которых очень много у русских], или заунывно звонят во время полночной молитвы...
      Кроме подобных дел, царь в свое время построил 155 крепостей в разных частях своего государства и снабдил их орудиями и гарнизоном... Самую Москву царь обвел крепкою, широкою и красивою стеною, снабдив орудиями... Он был хорош собой, стройно сложен, с высоким лбом, с пронзительным голосом, настоящий скиф — остроумен, жесток, кровожаден, безжалостен...
      [Похвалив Горсея за успешное выполнение его поручения к королеве Елизавете и о закупке военных припасов при встрече в Александровской слободе] царь назначил мне жалованье и обещал еще в награду щедрую милость, когда вернется в Москву; а привезенные товары: медь, свинец, селитру и серу — на девять тысяч литров — взял в свою казну, заплатив за все сполна чистою монетою...
      [На одной из аудиенций] царь спросил: видел ли я его большие суда и барки, посторенные в Вологде? Я ответил, что видел... Говорят, что у вашей королевы, моей сестры, лучший флот в мире? — Это правда, ваше величество. — Чем же он отличается от моего? — Силою и величиною: корабли могут пробиться в разрез волнам через великий океан и бурные моря. — Как же они построены? — Искусно, с острыми килями, не плоскодонные... Что еще? — На каждом корабле пушки и сорок медных орудий большого калибра, пули, мушкеты, порох, цепные ядра, копья и другие орудия защиты, сильные огненные снаряды... Сколько у королевы таких кораблей, как ты описываешь? — Сорок, ваше величество... [По просьбе царя Горсей привез из Лондона] образец корабля, искусно и точно сделанный, разрисованный, со всеми снастями, распущенными парусами, флагами, раззолоченными орудиями и всеми другими военными принадлежностями...
      Смоленск был присоединен в 1514 г. при Василии III.
     
      ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
     
      17. БОРЬБА С КРЫМСКО-ТУРЕЦКОЙ АГРЕССИЕЙ И КАЗАНСКИМИ ФЕОДАЛАМИ
      В России «покорение удельных князей шло рука об руку с освобождением от татарского ига, что было окончательно закреплено Иваном III» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. — Т. 21. — С. 416). Однако с падением ига (1480 г.) систематические разорительные нашествия на Русь со стороны Казанского, Астраханского и Крымского ханств не прекратились. Выжигая города и села, грабя и разоряя население, татарская конница с участием полков турецких янычар угоняла в плен десятки тысяч людей, которых превращали в рабов и продавали на невольничьих рынках. Извлечения из летописи, где зафиксированы лишь наиболее крупные нашествия, дают наглядное представление о внешнеполитических условиях образования Российского централизованного государства XVI в.
      Публикуются по изданию: ПСРЛ. — Т. XIII. — С. 5 — 6, 26, 37 — 38, 42 — 43, 64 — 65, 99 — 102, 105 — 113, 256 — 258, 300 — 301.
      1507. Воеводы же великого князя [Василия Ивановича] быша в Воротынске, и прииде к ним весть, что татарове многие люди имав на украйне1 много полону и прочь пошли. Воеводы же... поидоша за ними на Поле2 в погоню, и угониша3 их на Оке и... многих татар побита, а иных живых поимаша и полон весь назад возвратиша, и гоняли их до речки до Рыбници, месяца августа в 9, в понеделник. И которых татар поймали на бою, и они сказали, что приходили на украйну Крымские татарове Зяньсеит Мурза Янкуватов сын с товарищи. А к великому князю пригонил от воевод с тою вестью Гридя Афанасьев августа 14.
      1537. ...Учали вести приходити... что събирается Казаньский царь Сафа-Кирей с многыми людми с Казаньцы и с иными ордами, с Крым-цы и с Ногаи, а помышляет итъти на Костромъскые места и на Галич-скые. И князь великий и мати его великаа княгини, слышав то, послали воевод своих в Володимерь и в Мещеру. Царь же Казаньский уведав, что на Костроме и в Галиче великого князя стоят многие люди... якоже змий вынырну из хврастиа4, тако и сей из леса прииде безвестно генваря 15, в понеделник, под Муром и, пришед, посады пожег и к городу приступати начат. И великого князя воеводы не даша ему приступати, ис пушек и из пищалей из града биша их много, и воеводы, вылазя из града5, такожде многих побили... Царь же Казаньскый слышав, что въеводы великого князя из Воло-димера и из Мещеры идуть к Мурому... пошел въскоре от Мурома в Казань; и поплениша многых христиан грех ради наших...
      1541. О приходе Крымского царя Саип-Гирея на Русскую землю к Оке реке на берег... И в то время прибежали к великому князю ис Крыма два полоняника, Якимко Иванов... с товарыщом, а сказали... царь... нача наряжатися6 на Русь и с своим сыном царевичем с Мен-Гиреем, и всю Орду с собою поведе, а остави в Орде стара да мала; да с царем же князь Семен Белской7 и многих орд люди, Турского царя8, и с пушками и с пищалми, да из Нагай Бакий-князь с многими людми, да Кафинцы, и Азторокан-цы, и Азовцы, и Белогородцы; идеть на Русь с великою похвалою, 132
      хотя потребити крестьанство... И князь велики по тем вестем послал в Путимль к наместнику своему к Федору Плещееву к Очину, а велел ему послати станицу9 на Поле поперег дороге. И Федор послал Гаврила Толмача, и Таврило приехал с Поля, сказал великому князю, что наехал на Поле сакмы великие10: шли многие люди к Руси, тысячь со сто и боле. И князь велики по тем вестем... велел... всем воеводам своим из Коломны выйти, а стати с всеми людми у Оки-реки по берегу... А царевича Шигалея Шибанского11 да боярина своего князя Юрья Михайловича Булгакова князь велики отпустил с Москвы, а с ними послал двора своего многих людей, а велел царевичю и князю Юрью стояти на Похре; а в Володимерь послал к боярину своему и воеводе ко князю Ивану Васильевичю Шуйскому с товарыщи, велел им стояти в Володи-мере; а в Мещеру послал к царю к Шигалею12, чтобы со князми и с мурзами и со всеми людми пошол в Володимерь же; и с Костромы воеводе своему князю Федору Ивановичу Шуйскому с товарыщи велел итти к Володимерю со всеми людми с царем сниматися13. Июля, приехал к великому князю с Поля станичник Алексей Кутуков, сказал... что видел на сей стороне Дону... многых людей, шли черезо весь день полки, а конца им не дождался. И с тою вестью послал князь велики на берег ко князю Дмитрею Федоровичю Белскому с товарыщи, а велел розослать по воевод на Рязань и на Угру и в Серпухов и по всей украйне, чтобы часа того с ним сымалися. Июля в 28 пришол царь к городу Осетру, и та’тарове многие к городу приступали, а Назар Глебов з горожаны о посадех с татары бился да татар многих побили; а девяти татаринов живых поймал и к великому князю послал. И те татарове сказали великому князю, что пришол сам Крымской царь Саип-Гирей, а с ним сын его царевичь Мен-Гирей и вся Крымская орда, да князь Семен Белской, да из Нагай Бакий-князь с многими людми, да Турского царя люди, и с пушками и с пищалми и иных орд и земель и многие прибылные люди...
      (На совещании великого князя с митрополитом и боярами решено было готовить Москву к обороне от нашествия Саип-Гирея. — Ред.) И князь велики... призва к собе приказщикы городцкие и велел запасы градские запасати, пушки и пищали по местом ставити, и по воротам и по стрелницам и по стенам люди росписати, и у посада по улицам надолобы делати. Людие же градцкие с великим хотением начаша прилежно делати, а меж собя заве-щаша за святые церкви и за государя великого князя и за свои домы крепко стояти и головы своя класти. К великому же князю вестницы ускоряют, что царь тары14 готовит, хочет лести за реку15... Князь же великый вскоре посылает ко князю Дмитрею Федоровичю Белскому и ко всем воеводам диака своего Ивана Федорова сына Курицина, чтобы за православное христианьство крепко пострадали, а розни бы межь ими не было, послужили бы... все заодин... чтобы... царь реку не перелез... Царь же Саип-Гирей прииде к Оке-реке на берег июля в 30, в субботу, на третьем часу дни, и ста на горе на высоце месте, татарове же многие приидоша на берег и с тары, а хотеша лести за реку. Воеводы же великого князя поспешиша против царя, а наперед прииде на берег передовым полком князь Иван Ивановичь Туронтай Пронской да князь Василий Охлабинин и начата с татары стрелятися. Татарове же, видевше передовой полк, и чаали, что все люди, пришли напрасно на берег многими людми и в реку побрели и на тары почали садитися, а передовой полк учали стреляти многыми стрелами, и полетеша стрелы, аки дождь. Царь же [Саип-Гирей] повеле ис пушек бити и ис пищалей стреляти, а велел отбивати людей от берега, а захотеша за реку лести. И узре же царь: идут болшие полки да и правая рука и левая16; и начат царь зрети и дивитися, что идут люди многие, учредив полки красно , а люди цветны и доспешны18... И прииде великий страх на него, часа того от берега побеже... Воеводы же великого князя, видевше, что царь побеже от берега... за царем послали Илью Левина с товарищи... [и] воевод князя Семена Ивановича Микулинского да князя Василья Семеновича Оболенского Серебряного, а с ними многих людей, выбрав изо всех полков, дворовых и городовых... Царь же Саип-Гирей прииде к Прони августа в 3, а сам стал за рекою за Пронею, близко города19, а войску велел приступати ко граду с пушками и с пищалми и градобитными наряды20. А во граде в те поры великого князя воевода не с многыми людми Василей Жулебин... а другой Александр Кобаков... Татарове же приступиша всеми полкы к городу, ис пушек и ис пищалей начата по городу бити, а стрелы их, аки дождь, полетеша. И к стенам града приближишася, з града же против начата пушки и пищали на татар пущати21: а которые татарове к стене приступиша, и тех з города кольем и камением отбиша. Татарове же через весь день ко граду приступа-ша, а гражаны бишася; и многих татар ис пушек и ис пищалей з города побища. Князи же и мурзы, приезжаа к городу, Василью [Жулебину] говорят, чтобы город здал, а царь им милость покажет; а не взявши царю города, прочь не ити. Василий же отвеща: «...А пождал бы царь мало великого князя воевод, а великого князя воеводы за ним22 идут». Татарове же отступиша в станы своя; царь же велел всем людям туры делати и градобнтные приступы пасти24, а хочет всеми людми со все стороны к городу приступати. Василий же и Александр всеми людми и женским полом город крепити и на город велел колье, и камение, и воду но-сити. И в то время приехали от воевод... дети боярские Андрей Васильев сын Овцын да Иван Семенов сын Нащекин Ветреного с товарыщи, семь человек, с вестью, чтобы сидели в городе крепко, «а мы идем к городу наспех со многими людми и хотим с царем дело делати25, сколко нам бог поможет». И бысть во граде радость велиа... И сторожы царевы сказали, что тех людей и сами видели... И царь приступ отложил, а туры и наряд велел пожечь, а сам пошел прочь от города... И воеводы за царем пошли часа того, пришли к Дону, а царь уже Дон перевезся...
      1571. Приходил к Москве Крымской царь Девлет-Кирей, и мая в 24 день... татарове посад зажгли. И божиим гневом, грех ради наших, Москва згорела вся: город и в городе государев двор и все дворы, и посады все, и за Москвою; и людей погорело многое множество, имже не бе числа; и всякое богатество и все добро погоре. И церкви каменые от жару росседалися, и люди в каме-ных церквах и в каменых погребех горели и задыхалися, едва где кто божиим сохранением от смерти избыл. Митрополит же Кирил со освященным собором в те поры просидели в церкве Пречистые Богородицы в соборной. А князь Иван Дмитреевич Белской на своем дворе в каменом погребе, задохнувся, умер. Инех же княгинь и боярынь и всяких людей хто может исчести, сколко погоре и, задохнувся, померло. И Москва-река мертвых не пронесла: на-роком оставлены были спроваживати рекою на них мертвыя; а хоронити некому; а у которых оставалися приятели, тех хоронили. А во государевых полатах, в Грановитай и в Проходной и в Набережная и в ыных полатах прутье железное толстое, что кладено крепости для на свяски, перегорели и переломалися от жару. А царь Крымской в те поры отшол в Коломенское да, смотря гнева Господня, дивился и пошол в Крым; а к Москве не попусти ему Господь приступати... А сам царь и великий князь Иван Васильевичь с опричниною в те поры шол из Серпухова в Бронниче село в Коломенском уезде, а из Броннича села мимо Москву в Слободу, а к Москве не пошол; а из Слободы пошел в Ярославль и дошел до Ростова, и тут пришла весть, что Крымский царь пошел прочь, и царь и великий князь воротился к Москве.
     
      1 На украйне — на так называемой польской украйне за рекой Окой.
      2 Поле — так называемое «Дикое поле» на юг от реки Оки.
      3 У гонима — нагнали, настигли.
      4 Хврастиа — хвороста.
      5 Вылазя из града — предприняв вылазку из крепости.
      6 Нана наряжатися — начал собираться (в поход на Москву).
      7 Князь С. Вельский в 1534 г. бежал в Литву, а затем «поднимал» против Руси Турцию и крымского хана.
      8 Турского царя — турецкого султана.
      9 Станица — конный отряд разведчиков.
      10 Сакмы великие — следы большие, протоптанные татарским войском.
      11 Шигалей Шибанский — царевич из Шибанской (Тюменской) орды, поступивший на службу к московскому князю.
      12 Царь Шигалей — казанский хан, перешедший на службу к великому князю московскому; участвовал в походе на Казань 1552 г.
      13 Сниматися — соединяться.
      14 Тары — лодки, плоты и другие переправочные средства.
      15 Лести за реку — переправляться с войском через Оку.
      16 Вслед за передовым полком к Оке подошли большой полк и полки правой и левой руки, за ними — сторожевой полк и артиллерия («наряд»).
      17 Учредив полки красно — прекрасно, стройно.
      18 Цветны и доспешны — нарядны и хорошо вооружены.
      19 Города — крепости Пронска. Саип-Гирей решил взять Пронск, чтобы избежать позора от неудачного похода на Москву.
      20 Градобитные наряды — стенобитные орудия.
      21 На татар пущати — стрелять.
      22 За ним идут — вдогонку за войсками хана.
      23 Туры — заслоны и насыпи для осады крепости.
      24 Пасти — готовить.
      25 Дело делати — сражаться, воевать.
     
      18. ВЗЯТИЕ КАЗАНИ
      После двух безуспешных походов на Казань (1547 — 1548 и 1549 — 1550 гг.) в 1552 г. для нового похода была снаряжена 150-тысячная армия со 150 — 200 пушками, которая 2 октября 1552 г. штурмом овладела Казанью. В 1551 г. в 30 км от Казани на реке Свияге была поставлена сильная крепость Свияжск, послужившая опорной базой русского войска. Во время передвижения войск летом 1552 г. к Туле подступила огромная армия крымского хана; поход на Казань продолжался после отражения крымцев и турецких янычар.
      Извлечения из летописи об этих событиях публикуются по изданию: ПСРЛ. — Т. XIII. — Вторая половина. — С. 464 — 468, 482 — 499, 501 — 513.
      О совете царьском и о походе х Казани. И учал государь мыслити со князем Владимиром Ондреевичем и з боляры и со всеми воеводами, как итти х Казани и на которые места; и приговорил государь надвое, вмещениа для людем, а самому государю итти в Володимерь и на Муром, а воевод отпустити на Резань и на Мещеру, а сходитися на Поле за Алатарем. Многу же несогласию бывшу в людех, дети бояръские Ноугородцы государю стужающи, а биют челом, что им невозможно, столко будучи на Коломне на службе от весны, а иным за царем ходящим и на боях бывшим, да толику долготу пути итти, а там на много время стояти. Государь же... прекращает многонародных гласов молву, велит люди розписывати: хто похочет с государем поити, тех государь хощет жаловати и под Казанию перекормити; а кому не возможно, те останься на Коломне1...
      Августа 23 поиде государь к городу Казани... урядя полки... а велел итти ертоулу князю Юрью Шемякину да князю Федору Троекурову, а с ними стрелцы и казаки пеши пред полки; такоже и предо всеми полки головы стрелецкие, а с ними их соцкие, всякой с своим стом идет, и атаманы с сотцкими и с казаки... И как государь вышел на луг против города, и велел... херугви христианские розвертити, сиречь знамя... иже бе у прародителя его... князя Дмитриа на Дону2...
      И как пошли к городу, и казанцы вылезли многие люди конные и пешие, и обоим, христианом и татаром, биющеся крепко на много время, и не пушек по граду и по воротам безпрестани биюще и стрелцы ис пищалей, такоже и из города ис пушек и ис пищалей стреляху, и бысть сеча велика и преужасна, от пушечного бою и от пищалного грому и от гласов и вопу кричания от обоих людей3 и от трескоте оружий и не бысть слышати друг друга глаголанного, бысть яко гром великий и блистания от множества огня пушечного и пищалного стреляния и дымного курения... И в суботу, 27 августа, повеле государь боярину своему Михаилу Яковлевичу Морозову наряд болшей4 прикатити к турам...
      боярин... прикатиша наряд... и начата беспрестани по граду бити стенобитным боем и верхними пушками5 огнеными...
      О подкопе. Того же месяца августа 31, в среду, призывает государь к собе немчина, именуема Размысла6, хитра, навычена градскому разорению, и приказывает ему подкоп под град учинити. И нача подкоп творити от Булака-реки у околничего у Петровых тур Морозова промежь Аталыковых ворот и Тюменьских7... Того же месяца (сентября) повеле царь диаку своему Ивану Выродкову башту8 поставити у княже-Михайловых тур Воротынского против Казани Царевых ворот. И поставиша башту шти сажен вверх и вознесли на нее много наряду, полуторные пищали и затинные; и стрелцы с пищалми многие стали и стреляли в город по улицам и по стенам градным...
      О розрядстве воеводском, как приступати ко граду. И посем благочестивый царь повеле всем людем готовым быти в полцех, хотя приступати ко граду, и отобра множество воиньства своего и повеле бояръским людем всем по предиреченному головы устрои-ти9, выборных детей боярских и наученных ратному делу, всякому сыну боярскому по сту человек. И наперед велел приступати со всех сторон атаманом с казаки и головам з боярскими людми да головам со стрелцы; и как... люди у города будут и на стенах, государь велел помагати другим воеводам изо всех полков з детми боярскими; такоже учреди всякому сту сынов бояръских царьского полка выборная голова; последи же повеле и болшим воеводам ис полков по-собляти со всеми людми. Царю благочестивому, с ним князю Вла-димеру Андреевичю, с своими полки стати против Царьских ворот на посаде от кладбища и помогати на все стороны... А от сторон государь лесов велел беречи полков, и для силной вылазки из города и пробивания на лесы на Арьском поле10 и на дорогах на Арьских и на Чювашьских велел государь быти царю Шигалею, а с ним все князи и мурзы Городецкие, да боярину и воеводе князю Ивану Федоровичю Мстиславьскому со своим полком, да горним людем11 велел с ними же быти. А на Нагайской дороге12 велел государь быти боярину княже-Володимерову Андреевичя князю Юрию Оболеньскому с полком да голове з дворяны своего царьского полку князю Григорью Федоровичю Мещерскому. А на Галицкой дороге13 за Казанию-рекою велел государь быти воеводе своему князю Ивану Ромадановьскому с людми, близко Бежболды, да княже-Володимерову Андреевичя воеводе Ивану Угримову Заболотцкому; да за Казанию же рекою велел быти голове з дворяны же своего царьского полку Михаилу Ивановичю Воронову; а вверх по Казани у Старого городища голову Михаила Петрова Головина. Того же дня, розрядя государь по местом, где кому быти, и отпустил, да всяк готовится и строит (полки), где кому повелено быти...
      О подставлении зелия под город. И прислал ко государю князь Михайло Воротыньской: «Расмысл деи зелие под город подставил, а з города деи его видели, и невозможно деи до третьего часу мешькати»... О взорвании подкопа. И се прииде время... солнцу уже восходящу... и абие14 якоже силный гром грянул и велми земля дрогну и потрясеся... и се внезапу вторый подкоп градцкую стену грознее первого сътвори, и множество граждан на высоте являшеся, овем наполы перерваным, а иным же руце и нозе оторва-ни, и с великой высоты бревна падаху во град и множество нечестивых побивааше. И поиде воиньство царьское со всех сторон на град... и со всех сторон вскоре устремишася на поганых. Татарове же во граде скверного своего Магмета... призывают к собе на помощь и говорят: «вси помрем за юрт». И бьющимся обоим в воротех и на стенах крепце... И вступает государь в бранное стремя и всходит на конь и поскору поиде х полку своему ко граду. И виде государь знамена христианьские уже на стенах градных и приехал самодръжец в полк свой и по всем странам посылает, утвержает воины. И видев вси люди, яко государь приближилъся к ним и мужествене храбръствует с ними, и в той час от всех стран, якоже на крылех, на стенах градцкые взлетели, такоже и з стен в град, биющеся во всех местех жестоко. — Бысть сеча в граде Казани. Ко государю же от князя Михаила Воротыньского говорят, что божиим милосердием люди царевы во граде биются с неверными, а государь бы им помогал. Царь же посылает головы из своего царьского полку, а велит пешим спешить и помогати своим, на конех бо невозможно: теснота в граде великая в хоромех, такожде и от множества людей. Головы же царьские з детми бо-яръскими мужествене нападают на иноверных, и бьющеся царевы воини во всех местех от всех ворот мужествене, за руки имаяся, копии и саблями в теснотах ножи режущеся; во многих улицах со обоих стран христианом и татаром ударившеся во многие копия и на мног час стояше на копиах, ни единым поступившим... Богу же помогающу православным, поверх хором ходящим христия-ном и сверху побивающе татар, к государю же из всех мест воеводы приказывают: «воини твои крепце бьются... но многие слабые емлют съкровища Казаньские; и ты, царю, помогай нам». Царь же посылает бояр своих и многих ближних забивати тех, да не падают на съкровищех, такожде и помогают своим... Татарове же побегоша вси на царев двор... и видеша свою конечную погибель... и побегоша все к Елбугиным воротам, и нача с града метатся и в ворота пробиватца, и многие к лесу на бегъство устремишася...
      1 Мятеж новгородских детей боярских вынудил Ивана IV освободить их от участия в походе на Казань.
      2 Развертывание боевых знамен, среди которых было знамя Дмитрия Донского, служило сигналом к началу осады Казани.
      3 От обоих людей — сражающихся сторон.
      4 Наряд болшей — главная полевая артиллерия с большими пушками.
      5 Верхними пушками — мортирами.
      6 Немнин Розмысл по другим источникам был фрягом (итальянцем), «родом литвин». В Коломенском уезде в 70-х гг. XVI в. числилось поместье «за немчином Размыслом за Петровым», следовательно, он принял русское подданство.
      7 Этот подкоп под тайник, «отколе воду емлют в городе», был взорван в начале сентября. Размысл делал его со своими учениками.
      8 Башта — башня.
      8 Головы устроити — назначить командиров (голов) каждой сотни.
      10 Арское поле простиралось на восток от Казани в сторону городка-крепости Арска.
      11 Горним людям — отрядам из населения горной стороны.
      18 Ногайская (Ногайская) дорога шла на юго-восток от Казани.
      18 Галицкая дорога вела на северо-запад от Казани.
      14 Абие — вскоре.
     
      19. ВЗЯТИЕ ПОЛОЦКА
      Взятие Полоцка — сильной крепости на Западной Двине — явилось крупным военным успехом русского войска XVI в., продемонстрировавшего способность быстро и энергично мобилизовать пехоту, конницу, артиллерию (до 200 орудий), провести стремительный поход в зимних условиях и успешно овладеть хорошо защищенной крепостью.
      Осада Полоцка описана в «Никоновской летописи».
      Извлечения публикуются по изданию: ПСРЛ. — Т. XIII. — Вторая половина. — С. 354 — 359.
      Осада и взятие Полоцка по летописи
      И пошел царь... ко граду Полотцку и знамя повеле разверте-ти... И прииде в озеру к Волову и поставил полк свой у Волова озера против города. И повеле в сурны играти и трубити и по накром1 бити, а в ту пору велел коши уставливати... Повеле же царь... того дни от своего полку ставити наряд и стрелецким головам с стрелцы стати и закопатися в Двины-реки в березех и на острову2. И царевы... пушкари и стрелцы из наряду с острогу пушкарей збили и литовских людей многих побили в остроге. А воеводы левые руки и сторожевово полку и с нарядом воеводы3 пришли к Полотцку того же дни... генваря в 31 день к вечеру, и стали по своим местом...
      И царь... велел по острогу и по городу из болшово наряду стре-ляти и учал советовати, как бы над острогом промыслити, что острог крепок; а рублен острог и всякими крепостьми делан по тому же, как и городная стена рублена [главной крепости], да и ров вкруз острога от Полоты и до Двины-реки делан крепок и глубок. И из-за Двины-реки повеле стреляти в острог и по Острожным воротам, понеже бо от Двины-реки острожные стены не было. А в которую пору полочане с лестными словесы из города говорити и высылали, а в то время по государскому приказу воеводы туры блиско Острожных ворот и острожные стены и наряд за турами поставили, и пушкари и стрелцы под турами стали. Февраля в 9 день воевода Полотцкой Довойна4 и ляхи большой острог... и в остроге церкви и гостины дворы и лавки в торгех и все острожные дворы зажгли во многих местех, а посадских людей из острогу учали забивати в город5. А стрелцы царевы... и боярские люди и казаки в острог вошли... и с ляхи учали битися... И государева царева... полку головы... ляхов в остроге потоптали и в город вбили... А которые люди Полотцково повета селские сидели в остроге, и те в город не пошли, а вышли в государской полк и воеводские полки; а вышло их в один государской стан мужска полу 3.907 человек, а жонок и,девок 7.253
      человеки, и обоего6 11.160 человек; а по воеводским полком и в татарские станы7 вышли из острогу, и тем же не бе числа. И животов бесчисленное множество поймали, а острог болшой весь згорел, а дворов в остроге згорело 3.000. Царь же... видя полочан лестьное их челобитие к себе... повеле над городом делом своим промышляти болшим8 и приказал боярину князю Михаилу Петровичу Репнину9 против Великих ворот в остроге на пожженом месте пушки болшие, Кашпирову да Степанову да Павлик да Орел да Медведь10 и весь наряд стенной и верхней поставити блиско городских ворот; а вкруз города и городные стены за Двиною и за Полотою по тому же велел болшой наряд изставити и со все стороны бити без опочивания день и нощь. И из наряду во многих местех вкруз города стены пробили, и ворота выбили, и обламки з города позбили, и людей из наряду побили, якоже от многого пушечнего и пищалного стреляния земле дрогати и в царевых великого князя в полкех; бе бо ядра у болших пушек по дватцети пуд, а у иных пушек не многим того полегче. Городная же стена не удръжашеся, но и в другую стены ядра прохожаше. Полочане же со града никоторым пушечным и пищалным боем не промышляли и из города ни на какову стравку не выежживали, но токмо крыящеся в домох своих, в погребех и в ямах от пушечново и пищалново стреляния... нападе бо на них страх и ужас и ничим же противитися могуще... А февраля в 13 день, в суботу, и в 14 день по государскому наказу изо всего наряду били без опочивания день и ночь... Тоя же ночи стрелцы городовую стену зажгли во многих местех, и городовая стена учала горети... И тоя же нощи часа за два до света прислали ко царю... бояре и воеводы... с тем, что з города кличют и владыка11 и воевода Полотцкой Довойна город государю здают, да и знамя городцкое з города здали; а то знамя прислали воеводы ко государю с Ываном с Кобылиным... И февраля в 15 день, в понеделник, за два часа до вечера... государевы воеводы... в город въехали и на королевском дворе стали и город устроили по государеву... наказу...
      1 Сурны — духовые военные музыкальные инструменты; накры — большие барабаны.
      2 Закопатися... на острову — вырыть окопы на острове, расположенном на реке Двине против крепости.
      3 И с нарядом воеводы — с главной («большой») артиллерией; в ней было пять «великих», 36 «огнеметных» орудий и до 200 других пушек, трое воевод, 2500 пушкарей и прислуги.
      4 Довойна (Станислав Довойно) — полоцкий воевода.
      5 Забивати в город — загонять в крепость.
      6 Обоего — всего.
      7 В татарские станы — в полоцком походе участвовали отряды казанских, астраханских, ногайских и других татар.
      8 Делом... большим — подготовкой штурма Полоцка.
      9 Князь М. П. Репнин был первым воеводой «большого наряда».
      10 «Павлик», «Орел», «Медведь» и др. — тяжелым стенобитным орудиям присваивалось особое название. Например, знаменитый пушечный мастер Андрей Чо-хов (Чехов), кроме Царь-пушки, отлил орудия «Лев», «Троил», «Аспид», «Скоропея»; «Аспид» весил 370 пудов, «Троил» — 430 пудов.
      11 Владыка — полоцкий епископ Арсений.
     
      Глава 9
      РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ В XIV — XVI вв.
     
      На территории Северо-Восточной Руси XIV — XVI вв. складывалась русская (великорусская) народность. Местные культурные и бытовые особенности постепенно исчезали. Сельчане и горожане Руси говорили на общепонятном русском языке, пользовались им и в деловых документах. Но книжный язык был для простых людей труден и не всегда понятен: монахи писали книги, пользуясь устаревшими словами церковнославянского языка. Это препятствовало распространению грамотности. Но уже в это время народная по происхождению и светская (гражданская) по содержанию культура пробивала себе дорогу. Зодчие строили каменные здания и крепости с применением рычагов, блоков, циркулей и «мерных саженей»; появились пушечные и денежные мастера, оружейники. На Руси стали употреблять бумагу. Раньше пользовались букварями, изготовленными из дерева (такая азбука найдена при раскопках в Новгороде). После выхода в Москве в 1564 г. первой московской книги «Апостол» Иван Федоров выпустил это издание в 1574 г. во Львове и в том же году издал первый русский букварь в виде небольшой книжки на 80 страницах со славянской азбукой и элементами грамматики.
      В XVI в. знаменитый пушечный мастер Андрей Чохов отлил «Царь-пушку», и ныне украшающую Московский Кремль.
      Если в XV в. известны имена всего нескольких русских пушечных мастеров (Яков с учениками Ваней и Васюком, Петр Пушечник, Булгак Новгородов), то в XVI в. на московском Пушечном дворе работали уже десятки мастеров, подмастерьев и учеников (Игнатий, Богдан, Кузьма Первой, Семен Дубинин и др.).
      Крупным центром производства холодного оружия и доспехов, а с XVI в. и ручного огнестрельного («самопалы», «рушницы») стала Оружейная палата Московского Кремля.
     
      1. МОСКВА ПРИ ИВАНЕ III
      Редкое описание Москвы конца XV в. оставил посланник Венецианской республики в Персии Амвросий Контарини, который возвращался на родину через Астрахань и Москву. Его записки относятся к 1474 — 1477 гг.
      Извлечения публикуются по изданию: Библиотека иностранных писателей о России. — Спб., 1836. — Т. I. — С. 99 — 112.
      Город Москва расположен на небольшом холме, и все строения в нем, не исключая и самой крепости, деревянные. Посреди протекает река, называемая также Москвою и разделяющая его на две половины, из коих в одной находится крепость. Для переезда через эту реку в город построено несколько мостов. Москва есть столица вели кого князя. Она окружена обширными лесами, покрывающими почти все пространство России, и изобилует всякого рода хлебом... Страна их весьма холодна, так что жители в продолжении девяти месяцев должны топить в домах свои печи... В конце октября река, протекающая посреди Москвы, покрывается крепким льдом, на котором купцы
      ставят лавки свои с разными товарами и, устроив таким образом целый рынок, прекращают почти совсем торговлю свою в городе. Они полагают, что это место, будучи со всех сторон защищено строениями, менее подвержено влиянию стуж и ветра. На такой рынок ежедневно в продолжении всей зимы привозят хлеб, мясо, свиней, дрова, сено и прочие нужные припасы... На реке бывают также конские ристания и другие увеселения, но нередко участвующие в сих игрищах ломают себе шеи.
      Москвитяне, как мужчины, так и женщины, вообще красивы сами собой... Образ жизни их состоит в следующем: утро до полудня проводят они на рынке, а потом отправляются в харчевню есть и пить, так что вечером никакой уже услуги ожидать от них нельзя. В Москву во время зимы съезжаются множество купцов из Германии и Польши для покупки различных мехов, как то: соболей, волков, горностаев, белок и отчасти рысей. Меха эти добываются не в самой Москве, а гораздо далее на север и северо-восток, но привозятся обыкновенно в Москву на продажу... Великому князю на вид около 35 лет. Он высок ростом и худощав, но со всем тем красивый мужчина... В Москве пробыл я с 25 сентября по 21 января и не могу пожаловаться на гостеприимство ее жителей...
     
      2. АНДРЕЙ РУБЛЕВ
      Автор шедевра мировой живописи иконы «Троица» Андрей Рублев (ок. 1360 — 1430) вместе с другими художниками выполнил росписи иконостаса Благовещенского собора в Москве (1405), фрески Успенского собора во Владимире, росписи и иконы Троицкого монастыря в Троице-Сергиевой лавре и др.
      Летописные известия о его работе публикуются по изданиям: Приселков М. Д. Троицкая летопись. — М.; Л., 1959. — С. 459; ПСРЛ. — Спб., 1853. — Т. VI. — С. 138.
      Роспись Благовещенского собора
      В ту же весну начали расписывать церковь каменную, святое Благовещение, на великого князя дворе... А мастерами были Феофан иконник Гречин1 да Прохор старец из Городца да чернец Андрей Рублев, в том же году они окончили роспись.
      1 Феофан Грек (ок. 1350 — 1410), называемый современниками «дивным и знаменитым мужем», родом из Византии, знаменитый мастер фрески (церковь Спаса на Ильине в Новгороде), иконописи, миниатюры.
      Роспись Троицкого собора
      ...И монастырь, собрав отовсюду [средства], по воле и при помощи всемогущего бога воздвиг церковь прекрасную на похвалу своему отцу [основателю монастыря Сергию Радонежскому]... Однако, видя, что она не украшена росписью, болели душевно и хотели ее всячески украсить... Однако некоторые из братии запрещали это делать по случаю прискорбной скудости. Но преподобный [игумен Никон], охваченный великим желанием, упорный в том, чтобы увидеть 142
      своими очами церковь законченной и росписью украшенной, собрал вскоре живописцев, людей очень известных. Всех же тех превосходили в совершенной добродетели Даниил1 и Андрей [Рублев], его товарищ, и некоторые другие вместе с ними. Они спешно делали это дело, как бы предвидя духом скорый уход из жизни этих духовных людей и живописцев и свою смерть, что через некоторое время по окончании дела и было. С помощью же бога, чтобы окончить дело преподобного, они занимаются им усердно и украшают церковь различными чудными росписями, могущими удивить всех ее видящих и ныне.
      1 Даниил Черный — живописец, учитель А. Рублева.
     
      3. НАЧАЛО КНИГОПЕЧАТАНИЯ НА РУСИ
      Первенцами славянского книгопечатания считаются «Осмогласник» и «Часосло-вец» 1491 г., изданные в Кракове, предназначавшиеся также для украинцев и белорусов. Почти одновременно печатание славянских книг началось в Венеции (1493), в Черногории (1495), несколько позже в Румынии и Молдавии. Выдающуюся роль в книгопечатании в Белоруссии сыграл Георгий Скорина (ок. 1490 — ок. 1541) — основатель первой белорусской типографии (ок. 1525 г.), издавший в своем переводе Библию, а также «Апостол» и «Малую подорожную книжицу», в которых пропагандировал распространение просвещения среди народа. Преемственность в развитии книгопечатного дела среди славянских народов подчеркивает надпись на могильном камне Ивана Федорова о том, что он «друкование занедбалое обновил». В 1564 г. первопечатник Иван Федоров (ум. в 1583 г.) вместе с Петром Мстис-лавцем, белорусом по происхождению, напечатали в основанной ими типографии в Москве книгу «Апостол», в следующем году «Часовник». После выезда первопечатников в 1565 — 1566 г. московская типография была перенесена в Александровскую слободу, их дело продолжил Андроник Невежа. Всего во второй половине XVI в. было напечатано около 20 книг. 1564 — официальный год начала книгопечатания в России; в действительности первые, так называемые «безвыходные издания» появились примерно в 1553 — 1555 гг.
      Издание книг, служивших учебниками, показывает, что начало книгопечатания не было результатом исключительной инициативы Ивана IV и митрополита Макария, а было вызвано потребностями просвещения.
      Извлечение из послесловия к «Апостолу» 1564 г. публикуется по изданию: У истоков русского книгопечатания. — М., 1959. — С. 216 — 220.
      ...По повелению благочестивого царя и великого князя Ивана Васильевича всея великия России самодержца и по благословению преосвященного Макария митрополита всеа Руссии многие церкви воздвигались в царствующем граде Москве и по окрестным местам и по всем городам царства его... И все эти святые храмы благоверный царь украшал чтимыми иконами и святыми книгами, и сосудами и ризами и прочими вещами. ...И поэтому ... повелел покупать святые книги на торгу... Но из них мало оказалось годных, остальные же все искажены несведущими и неразумными переписчиками... И это стало известно царю, и он начал размышлять, как бы издать печатные книги, как у Греков, и в Венеции, и в Италии, и у прочих народов, чтобы впредь святые книги излагались правильно... И так, по повелению благочестивого царя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии и по благословению преосвященного Макария митрополита начали изыскивать мастерство печатных книг в год 61-й восьмой
      тысячи [1553]; в 30-й же год [1563] царствования его благоверный царь повелел устроить на средства своей царской казны дом, где производить печатное дело.
      И не жалея давал от своих царских сокровищ делателям, диакону церкви Николы чудотворца Гостунскому Ивану Федорову да Петру Тимофееву Мстиславцу на устройство печатного дела и на их обеспечение до тех пор, пока дело их не пришло к завершению. И начали печатать впервые эту святую книгу... Окончены же были в год 7070 второй [1564], марта в 1 день...
     
      ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ XVI в.
      Изготовленные в типографиях книги стоили очень дорого и издавались небольшими тиражами. Как и в других странах Востока и Запада, в России XVI — XVII вв. широкое распространение получили рукописные книги. Они изготовлялись по заказу и на продажу профессионалами — писцами, владевшими искусством каллиграфии и работавшими поодиночке или группами в мастерских со своими учениками «книжного дела», но нередко переписывались и просто грамотными людьми, крестьянами и горожанами, любителями чтения. Крупные библиотеки того времени — Кремлевская в Москве, Соловецкого, Кирилло-Белозерского и других богатых монастырей, новгородского Софийского собора и другие, по большей части, состояли из рукописных книг. Многие рукописные книги того времени (летописи, сборники церковных и гражданских законов), сборники поучений, так называемые «Азбуковники», художественные произведения, лечебники и другие сохранились во многих десятках и сотнях копий («списков»), свидетельствуя о пытливости ума, жажде знаний, большой любви к книге и книжному чтению наших предков.
      На новую ступень поднялось летописание. Многотомный «Царственный летописец» содержит, кроме текста, 16 000 замечательных миниатюр — ценнейший источник, характеризующий многие стороны русской истории, культуры и быта. «Степенная книга» повествует об истории Руси от ее крещения при Владимире I до царствования Ивана IV. Появились «Хронографы», освещающие всемирную историю, — из них читатели узнавали и о Троянской войне, и о походах Александра Македонского, и о взятии турками Константинополя в 1453 г. Большой популярностью пользовалось «Сказание о князьях Владимирских». «Повесть о зачале Москвы», сказания о Москве как «третьем Риме» подчеркивали всемирно-историческое значение образования Российского государства.
      Многочисленные «повести» можно отнести к художественной прозе, содержавшей зарисовки хозяйственной жизни, быта и нравов. В «Повести о купце Дмитрии Басарге и его сыне Борзосмысле» сын, удачно отгадывая загадки, спасает жизнь себе и отцу, расправляется с царем Несмеяном Гордым.
      Некоторые произведения свидетельствуют о развивающихся культурных связях великороссов с другими народами. В Москве читали «Повесть о Мутьянском воеводе Дракуле», прототипом которого был один молдавский воевода. «Повесть о грузинской царице Динаре» знакомила читателя с преданиями о царице Тамаре, которая возглавила борьбу грузинского народа против иноземных захватчиков и одержала над ними победу.
      Появились рукописные книги, пропагандирующие научные знания. «Космография», в противовес церковному учению, давала правильное объяснение причин солнечного и лунного затмений. «Книга сошному письму» содержала правила арифметики и элементы геометрии. Множество лечебников знакомило людей с правилами гигиены тела, жилища, пищи, народной медициной, лекарственными травами. Появились первые словари иностранных слов (греческого, славянских, тюрко-половецкий). Воинские повести освещали героическую борьбу с внешними врагами, выражали чувства патриотизма, верности Родине.
      Это сочинение XVI в., приписываемое священнику кремлевского Благовещенского монастыря и духовнику Ивана IV Сильвестру, сохранилось во множестве списков, что свидетельствует об его популярности и широком распространении в обществе. Негативная оценка «Домостроя», ставшего в трудах некоторых писателей символом заскорузлости, консерватизма и невежества, не учитывала принадлежности письменного памятника к тому времени, когда религиозность людей, суровость и патриархальность их нравов были общим и распространенным явлением. Поучая читателей прежде всего «праведному житию» — соблюдению постов и церковных праздников, всех правил православной церкви, «Домострой» отразил и новые черты мировоззрения современников: церковно-религиозные наставления сочетаются в нем с чисто хозяйственными, бытовыми, касающимися повседневных забот мирских людей, главным образом светских феодалов и зажиточных горожан. Именно к ним адресованы советы автора держать у себя в домах портных, сапожников, кузнецов и плотников, чтобы не покупать нужного, а всегда иметь готовое, заготовлять впрок напитки и продукты разного рода (квас, мясо, овощи, соления и пр.). Книга учила экономии и бережливости, содержанию в порядке одежды, соблюдению чистоты в доме, личной гигиены человека и т. д.
      Извлечения публикуются по изданию: Хрестоматия по истории СССР. — М., 1951. — Т. I. — С. 371-374.
      Како дети учити и страхом спасати
      Казни сына своего от юности его, и покоит тя на старость твою, и даст красоту души твоей. И не ослабляй бия младенца: аще бо жезлом биеши его, не умрет, но здравие будет; ты бо, бия его по телу, а душу его избавляеши от смерти... Казни сына своего из млада и порадуешися о нем в мужестве...
      Поучати мужу своя жена... Подобает поучати мужем жен своих с любовью и благорассудным наказанием; жены мужей своих вопрошают о всяком благочинии: како душу спасти, богу и мужу угодити и дом добре строити; и во всем ему покорятися...
      Первие: имети страх божий... Востав от ложа своего и молебная совершив, женам и девкам дело указати дневное всякому рукоделию, что работы: дневная ества варити, и которой хлебы печи... все бы сама государыня умела; ино умеет и слуг научити, и все сама знает...
      И всякую бы еству, и мясную и грибную и всякой приспех скоромной и посной, жена сама бы знала и умела зделать, и слушку научить. То государыня домовная... Коли все знает доброго мужа наказанием и грозою, и своим добрым разумом, ино все будет споро и всево будет много.
      А которая женьщина или девка рукодельница, и той дела указати: рубашка делати, или убрус брати и ткати, или золотное или шелковое пяличное дело1... Мужь ли придет, гостья ли обычная прии-дет, всегда бы над рукоделием сидела сама: то ей честь и слава, и мужу похвала: а николи же бы слуги государыни не будили: государыня бы слуг будила...
      Как избная порядня устроити хорошо и чисто. Стол и блюда и ставцы2 и лошки, и всякие суды и ковши, и братены3, воды согрев из утра, перемыти и вытерьти и высушить; а после обеда такоже, и вечере...
      Изба, и стены, и лавки, и скамьи, и пол, и окна/ и двери, и в сенех, и на крылцы — вымыть и вытереть и вы месть и выскресть, — всегда бы было чисто... Ино то, у добрых людей, у порядливой жены, всегды дом чист и устроен; все по чину: и упрятано, где что пригоже, и причищено и приметено; всегды в устрой как в рай войти!..
      А только жены, или сыны или дщери, слово или наказание не имет, не слушает, и не внимает и не боитца и не творит того, как муж или отец или мати учит, — ино плетью постегать, по вине смотря; а побить не перед людьми, наедине: поучити да примолъвити и пожаловати, а никако же не гневатися ни жене на мужа, ни мужу на жену. А про всяку вину по уху, ни по видению не бити, ни под сердце кулаком, ни пинком, ни посохом не колоть; никаким железным или деревянным не бить: хто с серца с кручины так бьеть, — многие притчи от того бывают, слепота и глухота, и руку и ногу вывихнут, и перст, и главоболие и зубная болезнь... А плетью с наказанием бережно бити: и разумно и болно и страшно и здорова.
      В житницах и в закромех о бережении
      А в житницах бы у ключника был бы всякий запас и всякое жита: солод и рожь, овес, пшеница не сгноено, и не накапала бы и не навьяло; не проточено от мышей и не слеглося, и не затхло бы ся... А всему бы тому была мера и счет: сколько чево из села или из торгу привезут, и записати; а что весовое, то взъвесити; и колко коли отдаст чево на расход или взаймы и на всякой обиход, или кому государь велит что дати, то все записати же...
      1 Пяличное дело — шитье, вышивание на пяльцах — рукодельном верстаке.
      2 Ставцы — поставцы, посудники, приделанные к стене шкафчики.
      3 Братены — братины, сосуды.
     
      Глава 10
      РОССИЯ в НАЧАЛЕ XVII в. КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА И ИНОЗЕМНАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ
     
      В 70 — 80-х гг. XVI в. в Российском государстве была осуществлена общая перепись и составлены списцовые книги^ содержавшие сведения о городах, городском населении, владЙПЛГаХ ДВбрив, лаЬок, кузниц или других промысловых заведений, размерах тягла, а также описания уездов по селам и деревням с указанием их владельцев, размеров вотчин и поместий, крестьянских и других дворов, окладных единиц в «сохах» и «вытях» и т. д. Писцовые книги узаконивали сословную неравноправность угнетаемых и господствующих слоев общества, служили юридическим основанием для взимания податей и обложения повинностями тяглого населения феодальным государством, эксплуатации крестьян светскими и духовными феодалами и усиления крепостной зависимости крестьян, чему способствовало также введение «Заповедных лет», в течение которых крестьянам запрещали переход от* одного феодала к другому в Юрьев день, а посадским людям (горожанам) оставлять места своего жительства.
      Указы 90-х гг. XVI в. положили начало законодательному закрепощению крестьян в общероссийском масштабе, ухудшили Положение кабальных холопов. Введение новых прямых налогов на тяглое население («стрелецкие», «ямские», «полоняничные деньги» и другие денежные поборы), тяжелые натуральные повинности (например, «городовое дело» — строительство и ремонт крепостей, поставка хлеба и фуража в войска и др.) привели к невиданному прежде усилению податного гнета. Постоянные нашествия крымских ханов, угонявших в «полон» десятки тысяч людей вместе с их скотом и имуществом, 25-летняя Ливонская война довершали разорение народных масс, сокращали численность населения и еще более увеличивали денежные и натуральные повинности крестьян и горожан в пользу казны и помещиков.
      Неурожайные голы (1801 — 1603) сопровождались гибелью многих тысяч людей от голодной смерти. Напряженным внешне- и внутриполитическим положением России воспользовались иноземные захватчики: началась интервенция польско-литовских феодалов. В то же время заметно обостряется борьба в среде господствующего класса между силами сторонников дальнейшей государственной централизации и носителей традиций феодального сепаратизма.
      В столь сложной обстановке вспыхнула первая в истории России крестьянская война под предводительством Ивана Исаевича Болотникова (1606 — 1607), предвестником которой явилось крупное восстание крестьян и холопов в Подмосковье во главе с Хлопком Косолапом (1601 г.).
      Классовая ненависть эксплуатируемых масс против угнетателей ослаблялась царистскими иллюзиями, верой крестьян в «хорошего царя». Не сразу произошло и размежевание повстанцев по классовому признаку. В составе их войска, двигавшегося в 1606 г. к Москве (в отличие от крестьянских войн под предводительством С. Т. Разина и Е. И. Пугачева), участвовали на первых порах и отряды дворян, которые в ходе боев с царскими войсками под Москвой изменили Болотникову и перешли на сторону царя Василия Шуйского.
      Ниже приводятся извлечения из документов, которые характеризуют обстановку в стране накануне выступлений народных масс, состав участников восстаний, личность Болотникова, отдельные эпизоды крестьянской войны, жестокие расправы царских властей с повстанцами. При использовании источников следует
      учитывать, что все они вышли из лагеря господствующего класса, писатели и летописцы крайне враждебно относились к повстанцам и их руководителям.
      Извлечения из документов публикуются по изданиям: Восстание И. Болотникова. — М., 1959. — С. 48, 154 — 156, 196 — 201, 87, 102 — 103, 144, 244 — 245, 117 — 118, 188 — 194; Сказание ... Авраамия Палицына. — М., 1955. — С. 105 — 108.
     
      ГОЛОД 1601 — 1603 гг. ВОССТАНИЕ ХЛОПКА
      1. ИЗ «СКАЗАНИЯ» АВРААМИЯ ПАЛИЦЫНА
      Монах-келарь1 Троице-Сергиева монастыря А. Палицын в своем «Сказании» о событиях начала XVII в. рисует страшную картину разорения и голода народных масс, вызвавшего колоссальную смертность населения в Москве и по всей стране. Видя корень зла в «грехах» современников, Палицын все же не мог скрыть своекорыстия феодалов, прятавших запасы хлеба и наживавшихся на нужде народа, отпускавших своих холопов на «волю» на голодную смерть и в то же время закабалявших «в неволю» обнищавших крестьян, горожан и мелких служилых людей.
      О начале беды по всей России
      И яко сих ради Никитичев2, паче же всего мира за премногиа и тмочисленыя грехи нашя и безакониа и неправды вскоре того же лета 7109-го (1601 г.) излиание гневобыстрое бысть от бога. Омрачи господь небо облаки и толико дождь пролиася, яко вси человецы во ужасть впадошя. И преста всяко дело земли и всяко семя сеянное, возрастши, разседеся от безмерных вод, лиемых от воздуха; и не обвея ветр травы земныя за десять седмиц дней и прежде простертиа серпа поби мраз силный всяк труд дел человеческих и в полех, и в садех, и в дубравах, всяк плод земный, и яко от огня поядена бысть вся земля. Году же сему прешедшему, праведному же наказанию от бога на нас бывшу, мы же никако же от злоб своих престахом... И сего ради во второй год злейши того бысть, такожде и в третие лето; и всякому естеству, ох! и горе! восклицающу... Мнози же тогда от ближних градов пририщуще к царствующему граду, препитатися хотяще от милостыни царевы... И тии убо приходящей такожде погибаху скудости ради пища. По отцех же богоносных речению, мнози тогда ко второму идолослужению уклонишася и вси имущей сребро и злато, сосуды и одежда отдааху на закупы и собираху в житница своя вся семена своя всякого жита и прибытков восприимаху десяторицею и вящи. Мнози бо имущей к разделению братии на милость не прикланяхуся. И зряще богатии по стогнам царствующего града от глада умерших, ни во что же вменя-ху; и не толико бревн и дров не возилех, яко же мертвых нагих телес влачаху по граду всегда, такожде и по всем градом. И за два лета и четыри месяца счисляще по повелению цареву погребоша в трех скудельницах3 127 000 (человек. — Ред.), толико во единой Москве. Но что се? Тогда бысть в царствующем граде боле четырех сот церквей, у всех же тех неведомо колико погребше христолюбцы гладных. А еже во всех градех и селех никто же исповедати может: несть бо сему постижения. И пси
      бо и зверие и птица небесный преизобильствоваху сицевою пищею; и аще не бы царским повелением погребахуся, то всяко бы от смрада мертвости и от снедения пес возсмерделся царствующий град. Толика же беда належаще, яко всяку нечистоту бедным и неимущим сне-дати. И аще не бы господь прекратил дьней тех, то уже начинаху и друг друга ясти.
      В те же лета мнози имущей глаголаху к просящим: не имамы ничто же. Во время же пленения от всех околних язык, наипаче же от своих то обретеся бесчислено расхищаемо всякого хлеба и давныя житницы неистощены, и поля скирд стояху, гумна же пренаполнены одоней и копен и зородов4, и до четырехнаде-сяти лет, отнеле же смятение бысть во всей Русской земли... Се бо да разумеется грех во всей России, чесо ради от прочих язык пострада. Во время боискушениа гнева божиа не пощадехом братию свою и жита и благаа своя заключихом себе. Тако и нас не пощадешя врази наши.
      1 Келарь — монах, в обязанности которого входила забота обо всем монастырском хозяйстве и громадных земельных имуществах.
      2 Никитичи — сосланные Борисом Годуновым родственники царя Михаила Федоровича Романова (по первой жене Ивана IV Анастасии).
      3 Скудельницах — кладбищах, общих могилах.
      4 Одоней (кладей) и копен и зородов (зародов) — хлеба и семян.
      О зачале разбойничества во всей России
      ...В правлении же при сем велицем государе блаженнем царе Феодоре Борис Годунов и инии мнози от вельможь не токмо род его, но и блюдомии ими, многих человек в неволю к себе введше служити, инех же ласканием и дарьми в домы своя притягнувше; и не от простых токмо ради нарочита рукоделиа или какова хитра художества1, но и от честнейших издавна многим именем и з селы и с вотчины, наипаче же избранных меченосцев2 и крепких во оружии и светлы телесы и красны образом и возрастом излишьствую-щих. Мнози же и инии, начальствующим последствующе, в неволю порабощающе, с кого мощно и написание служивое3 силою и муками емлюще. Во время же великого глада сего озревшеся вси, яко немощно питати многую челядь, и начашя рабов своих на волю отпу-щати; инии убо истинно, инии же лицемерством... и аще к кому прибегнет, той зле продаваем бываше и мног снос и убытки платяху; инии же ради воровства нигде не приемлеми бываху... Бяше же и се зло и лукаво во многих: лето убо все тружаются, в зиму же не имеют где и главы подклонити; и наки в лето в делех зле стражут у господей своих. В сицевых же озлоблениих велико зло сотворися во всяких местех, их же несть возможно нсписати. Домы же великих боляр зле от царя Бориса распуженых и вси раби распущены бышя, заповедь же о них везде положена бысть, еже не принимати тех опалных боляр слуг никому же. Инии же сами поминающе благодеяние господей своих и в негодовании на царя пребцвающе, но
      времени ждуще, зле распыхахуся, инии же от глада зле сконче-вахуся, инии же ремеством кормящеся, овии же от родитель своих питахуся. А иже на конех обыкше и к воинскому делу искусни, сии к великому греху уклоняхуся; во грады бо вышереченные украйные отхождаху. И аще не вкупе, но боле двадесяти и тысящь сицевых воров обретшеся по мнозе времени во осаде в сидении в Колуге и в Туле, кроме тамошних собравшихся старых воров.
      1 Хитра художества — искусного ремесла.
      2 Меченосцев — здесь: служилых людей, вооруженных мечами.
      3 Написание служивое — кабальную грамоту на холопа.
     
      2. ИЗ «НОВОГО ЛЕТОПИСЦА»
      Краткое и враждебное по отношению к повстанцам известие «Нового летописца» указывает в то же время на большую территорию, охваченную восстанием Хлопка, упорство повстанцев в борьбе с царскими войсками, бегство участников восстания на юг страны, где многие из них затем присоединились к И. Болотникову.
      «Новый летописец» был составлен при патриаршем дворе Филарета Никитича, отца Михаила Романова. Это сочинение, в котором доказывается, что воцарение новой династии Романовых на российском троне было изъявлением божьей воли. Текст «Нового летописца» не содержит прямого указания на то, когда именно и кем он был составлен. Предположительная дата составления — около 1630 г.
      О разбойницех и о посылке на разбойников
      ...Бысть в то же время, умножишась разбойство в земле Рустей, не токмо что по пустым местом проезду не бысть, ино и под Москвою быша разбои велицы. Царь же Борис, видя такое в земле нестроение и кровопролитие, посылаше многижда на них. Они ж разбойники, аки звери зубы своими скрежетаху на человека, тако противля-хуся с посланными и ничево им не можаху сотворити. Они же воры и досталь православных христиан посецаху и грабяху. У них же воровских людей старейшина в разбойниках именем Хлопа. Царь же Борис, слышав, яко ничто им не зделати, прискорбен бысть и призва к себе бояр и возвести им и думаше с ними, како бы тех разбойников переимати. Бол я ре же придумаша на них послати со многою ратью воевод. Царь же Борис посла на них околничево своево Ивана Федоровича Басманова, а с ним многую рать. Они ж поидо-ша и сойдоша их близ Москвы. Разбойницы ж с ними биющеся, не щадя голов своих, и воеводу Ивана Федоровича убиша до смерти. Ратные ж, видя такую от них над собою погибель, что убиша у них разбойники воеводу, и начаша с ними битися, не жалеюще живота своего, и едва возмогоша их окаянных осилить, многих их побнша: живи бо в руки не давахуся, а иных многих и живых поимаша. И тово же вора их старейшину Хлопка едва возмогоша жива взяти, что изнемог от многих ран, а иные уйдоша на Украину и тамо их всех воров поимаша и всех повелеша перевешать...
     
      КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА ПОД ПРЕДВОДИТЕЛЬСТВОМ И. И. БОЛОТНИКОВА
      3. ИЗ ЗАПИСОК К. БУССОВА О БОЛОТНИКОВЕ
      Конрад Буссрв, немец, находившийся в Туле вместе с повстанцами Болотникова, оставил в своей «Московской хронике» наиболее подробные сведения о предводителе восстания. Записки Буссова — красноречивое свидетельство царистских иллюзий предводителя восставших.
      Об Иване Исаевиче Болотникове, прибывшем из Венеции в Польшу, и о том, как он был направлен для войны в Россию одним поляком, выдававшим себя за Димитрия всей Руси1
      Вскоре после Мартынова дня2 на помощь путивльскому воеводе Истоме Пашкову прибыл опытный витязь Иван Исаевич Болотников, пройдя со своими силами через Комарицкую волость, Калугу и далее к Москве до Котлов3. Всю область, которую он прошел, он привел к присяге Димитрию и усилил значительно свое войско. По рождению Болотников был московитом4, но в юности был взят в плен татарами (против которых московиты ежегодно были вынуждены воевать) и продан в Турцию. Там он был прикован на галере и несколько лет должен был исполнять тяжелую грубую работу и, наконец, был освобожден немецким судном, которое перехватило турок на море, и привезен в Венецию. Оттуда через Германию он пришел в Польшу и узнал об удивительных изменениях, происшедших в его отечестве во время его отсутствия. Когда он узнал, что его государь царь Димитрий ускользнул от московских убийц, пробрался в Польшу и теперь находится у воеводы Сандомирского, он представился ему. После того как тот, который выдавал себя за Димитрия, его проэкзаменовал и пораспрашивал: кто он такой, откуда пришел, куда направляется, и увидел из его ответов, что он опытный воин, тогда спросил он его: не хочет ли он служить ему против соотечест-венников-убийц и клятвопреступников-злодеев. Когда Болотников ответил, что он готов биться за своего наследного государя, тогда Лжедмитрий сказал ему: «я не имею пока возможности много дать, возьми 30 дукатов, саблю и шубу... и отправляйся с этим письмом в Путивль к князю Григорию Шаховскому5, который из моих сокровищ даст достаточно золота и назначит тебя воеводой и командующим над несколькими тысячами войск, с которыми ты начнешь наступать вместо меня и с помощью божией попытаешь счастья против моих неверных подданных. Скажи там, что ты меня здесь в Польше... видел и говорил со мной и получил из моих рук это послание». С этим письмом и подобным известием Болотников кратчайшим путем прошел в Путивль и был принят здесь с большой радостью, так как возбужденные путивляне твердо поверили, что Димитрий (как им говорил князь Григорий) действительно бежал и жив и что они поэтому тем горячее будут бороться против изменников и ради него, Дмитрия, не пожалеют своей крови и имущества, хотя это, конечно, не
      был истинный Димитрий, а снова поставленный от Польши самозванец. На основании письма и рассказов Болотников был назначен большим воеводой (т. е. верховным главнокомандующим) и с 12 тыс. человек отправился через Комарицкую волость к Москве, которая была ими осаждена и была бы, конечно, принуждена к сдаче, если бы этому не помешали раздоры между двумя командующими6.
      1 Это был авантюрист М. Молчанов, бежавший после гибели Лжедмитрия в Польшу и выдававший себя за чудом спасшегося «царя Димитрия».
      2 Мартынов день — день св. Мартына (14 апреля).
      3 Котлы — местность на южной окраине Москвы, где стояли отряды Болотникова до их поражения и отхода в Калугу.
      4 Холопом князя Андрея Телятевского.
      5 Путивльский воевода князь Г. Шаховской изменил В. Шуйскому, находился в отрядах Болотникова, после взятия Тулы царскими войсками был оставлен на свободе и бежал в лагерь Лжедмитрия II.
      6 В ходе двухмесячной осады Болотниковым Москвы (октябрь — ноябрь 1606 г.) присоединившиеся к нему отряды дворян и служилых людей во главе с П. Ляпуновым, Г. Сумбуловым, И. Пашковым изменили и перешли на сторону царя Василия Шуйского: они были напуганы антифеодальной борьбой крестьян и холопов. С помощью подоспевших ему на выручку смоленских и ржевских дворян
      В. Шуйский в сражении под Москвой в начале декабря нанес поражение Болотникову, который отступил к Калуге.
      Московские жители послали в лагерь к Болотникову своих людей и через них потребовали, что если Димитрий (который был ранее в Москве) жив и находится при нем в лагере или где-либо, то он должен его им представить в лицо... Болотников ответил: «Царь воистину живет в Польше и будет скоро здесь. Я сам был у его руки, и он лично назначил меня вместо себя верховным главнокомандующим и отправил меня в Путивль с письменным приказом». «Нет, — сказали москвитяне, — это, должно быть, другой: Димитрия мы убили». И усовещевали Болотникова прекратить проливать невинную кровь, покориться Шуйскому, их царю: он сделает его знатным господином.
      Болотников ответил отказом: «Я дал моему государю торжественную клятву пожертвовать за него самою жизнью, ее я сдержу, делайте, как хотите: поскольку вы не намерены сдаться по добру, я намерен принудить вас к этому. Я навещу вас скоро»7.
      7 Попытка царя В. Шуйского подкупить Болотникова, сделав его в случае измены «знатным господином», встретила решительный отказ. В результате размежевания классовых сил под Москвой крестьянская война вступила в новый этап своего развития, когда повстанческие отряды прямо противостояли царским войскам, угнетенные массы — феодалам.
     
      4. ИЗ ГРАМОТ ПАТРИАРХА ГЕРМОГЕНА В НОЯБРЕ 1606 г.
      Заняв с самого начала крестьянской войны резко враждебную по отношению к восставшим позицию, церковники всеми силами стремились опорочить, очернить Болотникова и его сторонников в глазах народа (особенно в момент ожесточенных сражений повстанческих отрядов под Москвой, когда в самой столице обнаружилась опасность перехода жителей Москвы на сторону Болотникова, рассылавшего свои «листы» с призывами присоединиться к восстанию). Устраивая в Москве различные церковные церемонии, молебствия и проповеди, направленные
      против восставших «воров», патриарх Гермоген в своих грамотах призывал прекра тить «брань межуусобную» и покориться царю, обещая участникам антифеодального движения «милостивое» прощение «их вины».
      ...А ныне, по своим грехом, забыв страх божий, воста плевел1, хощет поглотити пшениценосные класы. Окопясь разбойники и тати и бояр и детей боярских беглые холопи в той же прежепогибшей и оскверненой Северской Украине, и зговорясь с воры с казаки, которые отступили от бога и от православные веры и повинулись сатане и дьявольским четам (внушениям. — Ред.), и оскверня всякими злыми делы Северские городы и пришли в Рязанскую землю и в прочая го-роды, и тамо тако ж святые иконы обесчестиша... и многих смерти предаша... пришли к царствующему граду Москве, в Коломенское, и стоят и розсылают воровские листы по городом и велят вмещати в шпыни2 и в боярские и детей боярских люди и во всяких воров всякие злые дела, на убиение и на грабеж, и велят целовать крест мертвому злодею и прелестнику Ростриге (Лжедмитрию. — Ред.), а сказывают его проклятого жива...
      ...А сю б еси, сыну, грамоту велел чести на соборе не поодинова, чтобы ведомо было всем православным крестьяном. И в свои монастырские села, по всем святым церквам, с сее нашие грамоты списки посылал к священником и, призывая их, с поучением наказывал от божественного писания, чтоб отпадших крестьянские веры разбойников и губителей крестьянских, злодеев, воров, не слушали никак ни в чем... и помня б на чем крест целовали государю царю и великому князю Василию Ивановичу всеа Русин, стояли б против воров крепко, чтоб им тако ж не погинути и з женами и з детми в разорении не быти... А стоят те воры под Москвою, в Коломенском, и пишут к Москве проклятые свои листы и велят боярским холопем побивати своих бояр и жены их и вотчины и поместья им сулят, и шпыням и безъимянником вором велят гостей и всех торговых людей побивати и животы их грабити, и призывают их воров к себе и хотят им давати боярство, и воеводство, и окольничество, и дьячество... И государь милостив ждет их воров к себе обращения, и чтобы престала брань межуусобная и погибели бы крестьяном не было, к ним злодеем от Москвы ни един же отторжеся, а от них к государю приезжаючи многие добивают челом, и государь милостив их вины им отпущает.
      1 Плевелы — сорняки, мякина, мусор — так презрительно называет патриарх повстанцев.
      2 Шпынь — нищий оборванец.
     
      5. ИЗ «КРАТКОГО ИЗВЕСТИЯ О МОСКОВИИ» ИСААКА МАССЫ
      Голландец Исаак Масса был в Москве по торговым делам в 1601 — 1609 гг.
      Города, участвовавшие в восстании
      [Мятежникам] на татарской или рязанской стороне принадлежали следующие города: Рязань, Карачев, Ливны, Орел, Венев; Михай-
      лов, Болохов, Ряжск, Серебряные Пруды, Новосиль; на северской стороне: Путивль, глава и зачинщик всех мятежных городов... потом Чернигов, Брянск, Елец, Козельск, Рыльск, Почеп, Сосница, Рос-лавль, Монастырище, Новгород-Северский и многие другие; также были у них: Коломна, Кашира, Алексин, Епифань, Перемышль, Льгов, Дедилов, также Калуга и Тула, где осадили Петра1, сверх того они завладели всей Волгой и опустошали все местности [по ее течению], где только не проходили. Одним словом, у них была большая сила, и они владели прекрасными землями...
      1 Петр — сын посадского человека г. Мурома, затем работный человек на Волге, с 1603 г. — казак, объявивший себя «царевичем Петром Федоровичем» (сыном царя Федора Ивановича) (настоящее имя Илья Горчаков), с отрядами из казаков и «черкас» (украинцев) занял Тулу и присоединился к движению Болотникова; в мае 1607 г. послал на выручку войскам Болотникова свой отряд, который нанес сильное поражение царским войскам у с. Пчельня под Калугой, что вынудило царских воевод снять осаду Калуги и в панике отступить к Серпухову.
     
      6. ИЗ «ИНОГО СКАЗАНИЯ»
      «Иное сказание» — повесть неизвестного автора, составленная в 1606 г., т. е. непосредственно в период крестьянской войны. Интересные сведения дает «Иное сказание» об обороне повстанцами Калуги. Эта оборона продолжалась до мая 1607 г. Несмотря на поражение Болотникова под Москвой (2 декабря 1606 г.), антифеодальное движение приобрело большой размах и охватило громадную территорию. Героическая и умелая оборона Калуги Болотниковым завершилась поражением крупных сил царя В. Шуйского, получавших в ходе сражений подкрепления.
      И бысть у них во граде (у повстанцев, осажденных в Калуге. — Ред.) глад велик и нужда, многаго ради времени осадного: не токмо хлеб, но и скот весь рогатой, и конской весь изъядоша, и вси начаша изнемогати. И здатися помышляху, понеже видяху конечную гибель себе, не токмо от гладу, но еще хитроумием ведется подмет под градцкие стены, вал дровяной. Сами идуще ко граду за туры, пред собою же ведоша множество дров, аки стену градную, на сожжение граду, созади убо емлюще дрова и наперед бросающе, и тако впредь ко граду идуще; самих же их со града за дровы ничем вредити не могут. И тако един конец дровяного валу уже и под стену придвиг-нуша, другаго же конца того дни не успеша придвигнути. Но ини глаголют, то де содеяся тако: по изменничью умыслу и снаровки той де был конец наперед веден, и как де поставили на их подкопном месте, — понеже под то место у них из града подкоп поведен и зелие (порох. — Ред.) подкачено, — и они его тот предней конец поставя, и учали последний наперед вести и ведоша, а того не повели ноши ради, отложиша до утра, придвигнув и зажетчи в утре дрова. Они же разбойницы и кровоядцы, улучивши время своему злому умыслу, а к погублению православных христиан, и тоя нощи зажгоша под землею, и тако от лютости зелейные подняся земля и з дровы, и с людми, и с туры, и со щиты, и со всякими приступными хитростьми. И бысть беда велика, и много войска погибоша, смятеся все войско. Во смятении же том вси разбойницы из града напустишася сетчи
      без милости... и вси воеводы устрашишася и бегству вдашася, и все воинство такожде вослед их побегоша, кто елико можаше; разбойницы же и богоотступницы вослед их женуще (догоняя, преследуя. — Ред.) и бьюще секуще без милости...
     
      7. ИЗ «КАРАМЗИ НСКОГО ХРОНОГРАФА»
      «Карамзинский хронограф» составлен арзамасским помещиком Баимом Болтиным. Интересные сведения имеются в хронографе о заключительном этапе восстания Болотникова.
      Оставив полуразрушенную и разоренную Калугу после победы над воеводами В. Шуйского, Болотников соединился с «царевичем» Петром в Туле, которая имела сильную и хорошо вооруженную каменную крепость (кремль). Численность повстанцев в Туле превышала 20 тыс. человек. Сосредоточив в Серпухове громадное войско (до 100 — 150 тыс. человек), царь Василий Шуйский в мае 1607 г. осадил Тулу. Около четырех месяцев осажденные защищали Тулу, предпринимая «на всякой день по трожды и по четырежде» вылазки. Обладая численным превосходством и сильной артиллерией, Шуйский не смог взять Тулу и по совету сына боярского Кравкова затопил город, построив ниже его плотину на реке Упе. В Туле начался страшный голод. 7 октября 1607 г. повстанцы капитулировали, поверив обещаниям Шуйского пощадить их и отпустить «на свободу» руководителей восстания.
      И того же лета царь Василий ис Серпухова пошел з бояры, и с окольничими, и с стольники и стряпчими, и с жильцы, и со всякими ратными людми, и с ним, государем, наряд, пушки большие и огненные, и пришел... со всеми ратными людми под Тулу и стал от Тулы три версты. А в Туле в те поры... всяких воров сидело с вогненным боем з 20 тысечь. И с Тулы вылозки были на все стороны на всякой день по трожды и по четыреж(д)е, а все выходили пешие люди с вогненным боем и многих московских людей ранили и побивали. А из наряду болшова со обеих сторон в Тулу стреляли и побивали многих людей. И в государеве Розряде дьяком подал челобитную муромец сын боярской Иван Сумин сын Кровков, что он Тулу потопит водою, реку Упу запрудит, и вода де будет в остроге и в городе, и дворы потопит, и людем будет нужа великая, и сидеть им в осаде не уметь. И царь Василей Иванович велел ему Тулу топить, и сын боярской Иван Кровков плотину делал, секли лес и клали солому и землю в мешках рогозинных, и вели плотину по обе стороны реки Упы, а делали плотину всеми ратными (людьми) с окладов. И плотину зделали и реку Упу загатили, и вода стала большая, и в острог и в город вошла, и многие места во дворах потопила, и людем от воды учала быть нужа большая, а хлеб и соль у них в осаде был дорог, да и не стало. И с Тулы к царю Василью в полк учел и выходить всякие люди человек по сту, и по двести, и по триста на день, а подостоль многие люди от голоду и от воды стали выходить... И на самой празник Покров пречестыя тульские сидельцы царю Василию Ивановичю всеа Русии добили челом и в город государевых ратных людей пустили1. А в Тулу послан от царя Василия боярин Иван Федоровичь Крюк Колычев. И с Тулы в полки прислали к царю Василью вора Петрушку, что назывался царевичем (Петром
      Федоровичем. — Ред.), да князь Ондрея Телятевского, да вора Ивашка Болотникова. А тульских сидельцов привели ко крестному целованию за царя Василья. [Вора Петрушку велел повесить под Даниловым монастырем по Серпуховской дороге, а Ивашку велел сослать в Каргополь и посадить в воду]...
      1 В среде осажденных повстанцев были люди отчаявшиеся или принадлежавшие к разряду служилых людей, которые надеялись на царскую милость. Однако официальная версия хронографа о том, что все осажденные «добили челом» царю (без всяких условий), оправдывает расправу с участниками и руководителями восстания.
     
      8. ИЗ СОЧИНЕНИЯ Э. ГЕРКМАНА
      Сочинение голландца Э. Геркмана «Историческое повествование о важнейших смутах в государстве Русском» опубликовано в 1625 г. в Амстердаме и основано на сведениях, полученных автором во время пребывания его в России вскоре после событий.
      Во время переговоров с его царским величеством (Василием Шуйским)... заключен был следующий договор: 1) Желающим предоставить право в полном вооружении свободно выступить и отправиться туда, куда они пожелают идти. 2) Желающих поступить на службу к его ц.в-ву принять и назначить им жалованье, подобно другим солдатам. 3) Петра Федоровича, выдающего себя за царевича, отпустить, не причиняя ему вреда, туда, куда он пожелает идти. 4) Ивана Исаева (Болотникова) беспрепятственно отпустить и предоставить ему полную свободу. Шуйский поклялся своей короной в соблюдении и исполнении этих условий.
      На этих условиях город был сдан, и для охранения его царь послал туда часть своего войска. [По вступлении его в город] Петр Федорович, выдававший себя за царевича, был взят и без всякой справедливой причины выдан царю. Болотников, в надежде быть освобожденным, выехал верхом в лагерь, чтобы лично представиться его ц. величеству. По прибытии в лагерь он был оскорблен несколькими лицами, кричавшими: «Благодарим тебя, вор, благодарим, изменник!» Болотников спрашивал их, за что, что им нужно? Тогда [один] отвечал: «За моего брата»; [другой]: «За моего затя»; [третий]: «За моего сына» и т. д.; «все они здесь погибли, и ты виновник их гибели». Болотников возразил им: «Я в этом не виноват, они убиты за свои грехи»...
      По прибытии в Москву Болотникову позволили свободно ходить по городу в сопровождении приставов, а [Петра] засадили под крепкую стражу, не подвергая его, однако, каким-либо пыткам. Просидевши таким образом некоторое время, он был приговорен к повешению, выведен из Москвы и приведен на место, где стояла виселица... Его повесили на мочалах, которые не могли крепко затянуть, так как они были очень толсты, и преступник был еще жив, когда палач уже спустился вниз. Увидев это, палач взял у близ стоявшего крестьянина дубину [которую этот случайно держал в руках], снова влез на виселицу и ударил царевича по черепу. От этого удара он умер. Затем, продержав известное время в Москве Ивана Исаева Болотникова, отправили его в Каргополь... где его и убили. Отсюда видно, как точно сдержал присягу царь Василий Иванович, хотя он и клялся своею короною.
     
      БОРЬБА ПРОТИВ ИНОЗЕМНЫХ ЗАХВАТЧИКОВ В НАЧАЛЕ XVII в.
      Иноземная интервенция начала XVII в., подобно монголо-татарскому нашествию XIII в., угрожала независимому существованию Российского государства и населяющих его народов. Неисчислимые людские и материальные потери затормозили развитие производительных сил. В результате уступки Речи Посполитой (по Деулинскому перемирию 1618 г.) смоленских, черниговских и новгород-северских земель с 29 городами и с «ключом к Москве» — Смоленском западные границы России оставались под постоянной угрозой новых вторжений, было отдалено воссоединение с нею Украины. Уступка Швеции (по Столбовскому миру 1617 г.) Ижорской земли (по течению реки Невы), крепости Иван-город (на реке Нарве) на сто с лишним лет (до 1721 г.) лишила Россию выхода в Балтийское море. Первоначальным успехам авантюриста Лжедмитрия 1 способствовали не только враждебные России внешние силы (Ватикан, польско-литовские магнаты), но также антипатриотические силы внутренней боярско-княжеской реакции — многие воеводы Бориса Годунова, по словам летописца, «норовили окаянному Гришке». После его гибели в лагере Лжедмитрия II оказались «тушинские перелеты» — русские бояре и дворяне, готовые служить «семо и овамо» (тут и там); после свержения с престола царя Василия Шуйского (1610 г.) правительство «семибоярщины» во главе с Ф. И. Мстиславским заключило с польским королем Сигизмундом II, осаждавшим с большим войском Смоленск, предательский договор и впустило отряды гетмана Жолкевского в столицу государства Москву. В то же время наивная вера народных масс в «справедливого», «истинного» царевича Дмитрия, демагогически использованная Лжедмитрием при движении на Москву в 1604 — 1605 гг., по мере того как обнаруживались действительные цели захватчиков, и особенно после начала открытой интервенции польских войск, осадивших в 1609 г. Смоленск, постепенно рассеивалась. Отдельные очаги сопротивления интервентам сливались в могучее народное движение за освобождение родины, охватив уже в 1609 — 1610 гг. города Кострому, Кинешму, Галич, Нижний Новгород, Владимир, Суздаль, Ярославль, Вологду, Устюжну, Сольвычегодск и многие другие, где отряды крестьян и горожан все более решительно и единодушно давали отпор захватчикам. В марте 1611 г., когда первое ополчение приближалось к столице, жители Москвы в течение двух дней сражались с отрядами поляков и их наемников; вести о жестокой расправе с повстанцами, о сожжении Москвы оккупантами разошлись по всей стране и вызвали новый подъем патриотического движения. На его волне выросли силы всенародного ополчения под руководством К. Минина и Д. Пожарского. В ноябре 1612 г. Москва была освобождена. Героическая борьба народных масс против иноземных захватчиков в начале XVII в. завершилась победой. Ценою многих жертв народ отстоял независимость родины.
      Содержательный обзор событий 1601 — 1612 гг. дан в грамоте русского правительства 1615 г. французскому королю.
      Извлечения из нее публикуются по изданию: Шафиров П. П. Рассуждение о причинах войны со Швецией. — Спб., 1722. (Приложения. «Буква С».)
     
      9. ГРАМОТА РУССКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ФРАНЦУЗСКОМУ КОРОЛЮ 1615 г.
      ...В прошлом во 109 [1601] присылал к царю и великому князю Борису Федоровичю всеа Русии Жигимонт король польской и великой князь литовской послов своих... и те послы приговорили с нашими бояры перемирье меж царем и в. к. Борисом Федоровичем всеа Русии и меж Жигимонтом королем польским и меж их великих государств на дватцать на два года с лета 7109 по лето 7131, и то перемирье царь Борис и Жигимонт король крестным целованьем своими душами закрепили, что было в те перемирные лета им, государем и государству с государством быти в миру и в дружбе и в любви, а войны и ни которые недружбы невчинати, и людей в землю Московского государства не всылати, и через свою землю никаких воинских людей не пропускати, и недругом никакими людми, ни казною не вспомогати. И после того укрепленья вскоре, некоторой вор чернец еретик именем Гришка Богданов сын Отрепьев из Московского государства... збежал в Литву, и скинул с себя чорное платье и врагом рукописание на себя дал... и назвался царевичем Димитрием Углиц-ким, деда нашего великого государя царя и в. к. Ивана Васильевича всеа Русии сыном; а царевича Дмитрея Углецкого не стало до того времени за тринатцать лет; и в Польше, по совету и умышлению Радного Пана воеводы Сендомирского Юрья Мнишка, пристали к тому вору князь Адам да князь Костянтин Вишневецкие, да Острян-ской староста Михайло Ратомский и иные многие польские и литовские люди, и привели того вора Гришку Ростригу к Жигимонту королю, имянуичи ево царским сыном, будто они про него подлинно ведают...
      А тот вор бил челом королю о помочи, чтоб ему быть на Московском государстве государем; а за то королю учинится он сам и с великим нашим государством Российским в подданстве, и король Жигимонт, поруша мирное постановленье... тому вору на вспомо-женье дал многую свою казну, и людей против царя Бориса и Московского государства, и пан Радной коруны Польские воевода Сен-домирской Юрьи Мнишек, по королевскому веленью, зговорил за того вора дочь свою Марину, и многую ему казну на вспоможение дал, и сам с ним на украину Московского государства с ратными людьми пошел; и пришел тот вор Гришка Отрепьев и воевода Сен-домирской со многими с польскими и литовскими людми на украину Московского государства в Северские городы безвестно... И вражьим действом, а умышленьем и вспоможеньем Жигимонта короля... тот вор дошел до царствующего града Москвы... и царского престола достиг, и государем Московским имяновался.
      А с ним пришли в царствующий град Москву многие польские и литовские люди, и Донские и Вольские1 атаманы и казаки, которые бегали из нашего Московского государства за свои вины от смертные казни. И учинясь на Московском государстве тот вор государем, многих бояр и воевод и всяких людей по городам в заточенье разослал, а иных смертными казньми казнил. А потом к тому вору пришел из Литвы воевода Сендомирской Юрья Мнишек со многими Польскими и Литовскими людми, а привез с собою... по договору с тем вором дочь свою Марину и дал ему в жену, да с воеводою ж Сендомирским вместе пришли от короля к тому ж вору послы Мика-лай Алетницкой, каштелян Мологовской, да Александр Га[н]севской дворянин королевской, со многими людми, урядясь полки и ротами, кабы воинским делом...
      И будучи на Москве, те Польские и Литовские люди... почали вере нашей крестьянской многое поругание чинить, и... людей многое насильство делать, и умыслил был тот вор Гришка с поляки патриарха Московского и митрополитов и архиепископов и епископов и бояр и воевод и всяких чинов людей лутчих побити, а Московское государство под коруну Польскую прилучити, а нашу православную хри-стиянскую истинную веру греческого закона разорити.
      И нашего Московского государства бояре и воеводы и всякие люди... немога такого зла терпети, соединяся все единомышленно и облича того вора злой смерти предали. А которые Польские и Литовские люди за него было вступились и учали побивать руских людей, и тех не многих земские черные люди за их грубости побили; а воеводу Сендомирского с дочерью и ево приятелей Вишневецких и иных Польских и Литовских людей наши бояре от смерти уберегли...2
      ...Жигимонт король и Паны Рада, умышля Московское государство разорить болши прежняго, устремились в Московском государстве смуту делать и кровь крестьянскую напрасную проливати, велели пустити славу во все пограничные места Московского государства и на Дон к казакам, будто тот вор, который был на Москве государем, с Москвы ушол и у них в Польше жив, а в его место будто ся убит некоторой литвин. Да умысля выслали на Украину Московского государства в Северскую землю другова вора... называючи ево царем Дмитреем...
      И пришед тот другой вор с Польскими и Литовскими со многими людми... под царствующий град Москву, и пришед близко Москвы табаром стали, и по городам... в уезды войну распустили, и почали... разоряти села и деревни жечь, и людей в полон имать, а иных побивать и грабить и кровь напрасную проливать без милости, и к царствующему граду к Москве приступать...3
      И божиею милостию тот вор у Москвы хотенья своего не получил...
      1 Вольские — волжские казаки.
      2 Далее повествуется о воцарении Василия Шуйского и его переговорах с польским королем о возобновлении мирных отношений и возмещении понесенных Россией от прихода Лжедмитрия и польско-литовских войск в Москву убытков.
      3 Далее повествуется об отпуске из Москвы в Польшу польских послов и Юрия Мнишка с дочерью, которые, однако, перешли в тушинский лагерь Лжедмитрия II, где Мнишек «дочь свою за тово другова вора дал... и обычаи всякие прежняво вора Ростриги тому вору росказал».
     
      10. ИЗ «СКАЗАНИЯ» АВРААМИЯ ПАЛИЦЫ НА ОБ ОБОРОНЕ ТРОИЦЕ-СЕРГИЕВА МОНАСТЫРЯ
      В сентябре 1608 г. польские войска Сапеги и Лисовского (до 30 тыс. человек) предприняли осаду Троице-Сергиева монастыря — сильной крепости, расположенной в 90 км к северу от Москвы и препятствовавшей военным действиям Лжедмитрия II и интервентов в областях, расположенных к срверу и востоку от столицы. Крепость защищали вместе с ратными людьми укрывшиеся в ней с семьями горожане и крестьяне окрестных деревень; их стойкость и мужество не сломили ни штурмы противника, ни блокада крепости. Продолжавшаяся более года (до января 1610 г.) героическая оборона Троице-Сергиева монастыря отвлекла крупные силы захватчиков от Москвы и помешала им захватить столицу, нанесла интервентам большие потери, облегчила продвижение к Москве войск М. В. Скопина-Шуйского и, таким образом, способствовала распаду тушинского лагеря Лжедмитрия II. Автор «Сказания» — келарь Троице-Сергиева монастыря Авраамий Палицын — подчеркивает в ходе событий значение божественного промысла, молитв «чудотворцев» «о избавлении града и о помощи над враги» и т. п., но в то же время описывает ряд ярких эпизодов обороны крепости, свидетельствующих о героизме осажденных, об их высоком патриотизме.
      Выдержки публикуются по изданию: Сказание Авраамия Палицына /Под ред. Л. В. Черепнина. — М.; Л., 1955. — С. 157 — 160, 177 — 179.
     
      О выласки на сторожи литовские и русские
      Во един же от дний тех, еще убо тогда во граде Троицком Сергиеве монастыре множество воинства храбрствующих на враги и бо-рющеся, дню освитающу недельному1, бысть велика мгла в зимнее время. Воеводы же пакы устроишя выласку на заставы литовские, в Благовещенский враг2 и на Нагорнюю заставу к Благовещенскому лесу, а иных людей послашя к Нагорному пруду за сады на заставы руских изменников3. Изшедше же конные люди и заставу в Мишути-не враге побили; вскоре же поспевше и на Нагорнюю заставу, и тое топташя по Красной горе вдоль и до Клемянтеевского пруда и многих побили; из Сопегиных же табар многие роты приидошя, и бысть бой велик. Из града же, вышедше на помощь многие люди конные и пешие, и прогнашя литву паки до пруда Клемянтеевского...
      И нератницы охрабришяся, и невежди4, и никогда же обычай ратных видевшей, и ти убо исполинскою крепостию препоясашася. От них же един некто даточных людей5, села Молокова крестьянин, Суетою зовом, велик возрастом и силен вельми, подсмеваем же всегда неумениа ради в боях6, и рече: «Се умру днесь или славу получю от всех!» В руках оружие держаше бердышь. И укрепи господь бог того Суету, и даде ему безстрашие и храбрость; и нудяше православных христиан стати от бегства и глаголя: «Не убоимся, братие, врагов божиих, но вооружимся крепце на них!» И сечаше бердышем своим на обе страны врагов и удержеваа полк Лисовского Александра; и никто же против его стати не возможе. Скоро же скакаше, яко рысь, и многых тогда вооруженых и во бронях уязви. Мнози же креп-цыи оружницы сташя на него за срамоту и жестоце на него насту-пающе. Суета же сечаше на обе страны...
      Тогда же с слугой с Пимином с Теневым сущии людие сташя крепко против врагов на пригорке у рву, бьющеся с литвою и с казаки. Видев же мало троицкого воинства, злонравный лютор7 Лисовской устремися жестоко на них, и смесившеся вси людие вместе, литовские и троицкие, и бысть бой велик близ врага Глиняново. Вра-зи же, боящеся подсады8, начашя отбегати. Троицкое же воинство помалу отходяще от литовских людей и скрывшеся в Косой Глиняной враг; Александр же Лисовской, хотя во отводе жива взяти слу-
      гу Пимина Тененева, Пимин же обратився на Александра и устрели его из лука в лице по левой скрании. Свирепый же Александр свалился с коня своего. Полчане же его ухвативше и отвезошя в Сопегин полк. Троицкое же воинство ударишя изо множества оружия по них и ту побишя много литвы и казаков...
      Такову же погибель видяще поляки, яко князя Юрья лишишяся и иных храбрых своих растесаных лежящих, и гонимых гневом божиим, побегошя от троицкого воинства. И тако разыдошяся вси полци Сопегины и Лисовского. Троицкое же воинство внидошя во обитель с великою победою.
     
      1 Дню... недельному — воскресенью.
      2 Враг — овраг.
      3 Русских изменников — казаков и «тушинских перелетов», служивших Лжедмитрию и полякам.
      4 Нератницы — не ратники, мирные жители; невежди — не ведающие военного дела.
      6 Даточных людей — призванных для обслуживания войска (перевозки тяжестей, артиллерии, строительных работ и т. п.).
      6 Подсмеваем... неумениа ради — над которым подсмеивались из-за неумения сражаться.
      7 Лютор — лютеранин; служило тогда бранным словом против всех ино-земцев-христиан неправославного вероисповедания.
      8 Подсады — засады.
     
      О втором большом приступе
      Месяца маиа в 27 день паки в Сопегиных табарех и Лисовского бысть шум велик, играюще во многиа игры1... И заиграшя во мно-гия игры, начата приступати ко граду всеми силами, всякими делы и хитростьми: мняху бо окааннии во един час похитити град; ведяще же во граде зело мало людей, и тии суть немощни, и сего ради крепце належаху на град.
      Но благодатию божиею подкрепляемо троицкое воинство бия-хуся с стен градных крепко и мужественно. Литва же тщащеся вскоре на град взыти и придвигнушя щиты на колесех и лествицы многия, и нуждахуся силою приставити и взыти на стены: христолюбивое же воинство и вси людие градстии не дающе им щитов и Тарасов2 придвигнути и лествиц приланивати бьюще ис подо-шевново бою изо многих пушек и пищалей, и в окна3 колюще, и камение мешуще, и вар с калом льюще; и серу, и смолу зажи-гающе метаху, и известью засыпающе скверный их очеса, и тако бьющеся через всю нощь... Егда же бысть день, видяще окааннии, яко не успешя ничто же, но паче своих множество изгубишя, начата с студом отступати от града. Градстии же людие вскоре отворишя град, овии же с стен скочивше, учинишя выласку на оставшихся ту литовских людей у стенобитных хитростей своих: инии же во рвех бродяще и не могуще изыти.
      И тако тех многих побили, а живых взяли панов и русских изменников 30 человек. И повелешя им в жерновы играти , и тако работающе на братию и на все троицкое воинство и до отшествия врагов от града. И милостию пребезначальныя троица и заступле-
      нием пречистыа богоматере... побишя тогда множество приступных людей, и тарасы их, и щиты, и лествицы, и прочия козни вземше, во град внесошя. Сами же вси здравы отшедше, яко победители над враги показашася...
      1 Играюще во многиа игры — играя на всех музыкальных военных инструментах (для воодушевления войск перед приступом — по обычаю того времени).
      3 Тарасы — передвижные срубы, прикрывающие воинов при атаке крепости; тарасы, или городни, — также звенья крепостных стен в виде срубов, засыпанных землей и галькой.
      3 Окна — бойницы (амбразуры) в стенах крепости.
      4 В жерновы играти — молоть зерно ручными жерновами.
     
      11. ОТПИСКА «МИРСКИХ ЛЮДЕЙ»
      УСТЮЖАН «ВСЕМ ЛЮДЕМ» СОЛЬВЫЧЕГОДСКА С ПРИЗЫВОМ «СТОЯТИ НАКРЕПКО» ПРОТИВ ЗАХВАТЧИКОВ.
      Ноябрь 1608 г.
      В 1609 г. устюжане успешно отразили два нападения крупных сил интервентов. Регулярный обмен посланиями и гонцами способствовал сплочению отдельных очагов сопротивления и развертыванию всенародной борьбы против захватчиков. Публикуемый документ — один из множества подобных — свидетельствует о том, что стихийно возникшее движение постепенно приобретало более организованные формы и подготовило организацию всенародного ополчения К. Минина и Д. Пожарского. См.: Памятники по истории смутного времени. — М., 1909. — М« XII.
      И мы... поговорили с Устюжаны с посадскими людми и с волостными крестьяны: как, коим обычаем, тем делом промыслити, токо к нам на Устюг также, как и к Вологде и к Тотьме, пришлют наказы и целовалную запись, и нам целовать ли крест или стояти крепко? И Устюжане... посадские люди и волостные крестьяне с нами говорили накрепко, что креста целовати тому, которой называется царем Дмитреем, не хотят; а хотят стояти накрепко, и людей сбира-ти хотят тотчас со всего Устюжского уезда поворотно головами. А про Московское государство они же и иные люди сказывали, что Московское государство, дал бог, стоит по старому здорово... А наша мысль то: будет вы к нам приедете и стоять с нами заодин похотите, и нам вам в том крест целовати меж себя, а вам также крест целовати, что нам с вами, а вам с нами и ожить и умереть вместе.
     
      12. ВОССТАНИЕ В МОСКВЕ.
      Март 1611 г.
      После гибели авантюриста Лжедмитрия I, убедившись в неспособности «тушинского вора» овладеть Москвой, польские феодалы начали открытую интервенцию: летом 1609 г. король Сигизмунд с большим войском начал осаду Смоленска. В марте 1610 г. войска М. В. Скопи на-Шуйского вступили в Москву, тушинский лагерь распался. Однако 40-тысячная армия царя Василия Шуйского во главе с его братом боярином Д. И. Шуйским в июне 1610 г. была разбита войсками польского гетмана С. Жолкевского у села Клушино. 17 июля 1610 г. В. Шуйский был низложен с престола. Через месяц московские бояре во главе с Ф. И. Мстиславским подписали с С. Жолкевским «договорную запись» «о упрощении польского королевича Владислава Сигизмундовича к принятию Российской короны» и в октябре тайком от жителей впустили польские отряды в столицу. В марте 1611 г., когда передовые отряды сформировавшегося в Рязанской земле первого ополчения подошли к Москве, захватчики спровоцировали столкновение с москвичами и потопили в крови вспыхнувшее вслед за тем восстание жителей столицы; Москва была сожжена дотла.
      Извлечения из дневника очевидца событий — польского шляхтича С. Маскевича1, родом литвина, публикуются по изданию: Сказания современников о Димитрии самозванце. — Спб., 1859. — Ч. 2. — С. 43 — 65.
      ...Москвитяне замышляли против нас измену; наши остереглись и уже не отрядами, а целым войском держали стражу, готовясь к отпору, как бы в военное время... мы не разседлывали коней ни днем ни ночью... Все мы утомлялись частыми тревогами, которые бывали по 4 и по 5 раз в день, и непрестанною обязанностию стоять по очереди в зимнее время на страже; караулы надлежало увеличить, войско же было малочисленно...
      Советовали нам многие, не ожидая неприятеля в Москве2, напасть на него, пока он еще не успел соединиться, и разбить по частям. Совет был принят, и мы уже решились выступить на несколько миль от столицы для предупреждения замыслов неприятельских; но во вторник по утру... в Китае-городе наши поссорились с русскими. По совести, не умею сказать, кто начал ссору: мы ли, они ли? Кажется, однако, наши подали первый повод к волнению, поспешая очистить московские домы до прихода других: верно, кто-нибудь был увлечен оскорблением, и пошла потеха. Дали знать Гонсевскому о начавшейся битве: он тотчас прискакал на коне; но развести сражающихся было уже трудно, и с русской стороны многие пали убитые. Гонсевский должен был оставить их в Локое, чтобы кончали начатое дело.
      И так 29 марта во вторник на Страстной неделе завязалась битва сперва в Китае-городе, где вскоре наши перерезали людей торговых (там одних лавок было до 40.000); потом в Белом городе; тут нам управиться было труднее: здесь посад обширнее и народ воинственнее. Русские свезли с башень полевые орудия и, разставив их по улицам, обдавали нас огнем. Мы кинемся на них с копьями; а они тотчас загородят улицу столами, лавками, дровами; мы отступим, чтобы выманить их из-за ограды: они преследуют нас, неся в руках столы и лавки, и лишь только заметят, что мы намереваемся обратиться к бою, немедленно заваливают улицу и под защитою своих загородок стреляют по нас из ружей; а другие, будучи в готовности, с кровель, с заборов, из окон, бьют нас самопалами, камнями, дрекольем. Мы, то есть всадники, не в силах ничего сделать, отступаем, они же нас преследуют и уже припирают к Кремлю.
      Тут мы послали к пану Гонсевскому за пехотою... Часть наших сошла с коней и, соединясь с пехотою, разбросала загороды; москвитяне ударились в бегство; только мы мало выиграли: враги снова возвратились к бою и жестоко поражали нас из пушек со всех сторон. По тесноте улиц, мы разделились на четыре или шесть отрядов; каждому из нас было жарко; мы не могли и не умели придумать, чем пособить себе в такой беде, как вдруг кто-то закричал: огня! огня!
      жги дома! Наши пахолики (слуги. — Ред.) подожгли один дом... то же делали и с другими домами, где кто мог. Наконец занялся пожар: ветер, дуя с нашей стороны, погнал пламя на русских и принудил их бежать из засад; а мы следовали за разливающимся пламенем, пока ночь не развела нас с неприятелем. Все наши отступили к Кремлю и Китаю-городу. Я стоял в Белом городе3, и едва успел выбрать из своей квартиры в Кремль что было получше; все прочее пошло к чорту: одно разграбили, другое сгорело; съестные припасы истреблены... Уже вся столица пылала; пожар был так лют, что ночью в Кремле было светло, как в самый ясный день, а горевшие дома имели такой страшный вид и такое испускали зловоние, что Москву можно было уподобить только аду... Смело могу сказать, что в Москве не осталось ни кола, ни двора...
      1 С. Маскевин командовал польскими отрядами, приводившими вместе с пре-дателями-боярами москвичей к «присяге» Владиславу.
      2 В марте 1611 г. лазутчики известили польское командование в Москве о приближении к столице из Рязани первого ополчения во главе с П. Ляпуновым с 80 тыс. воинов, а из Калуги отрядов И. Заруцкого с 50 тыс. воинов.
      3 Стоял в Белом городе — в смысле: стоял на квартире.
     
      13. НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ К. МИНИНА И Д. ПОЖАРСКОГО.
      ОСВОБОЖДЕНИЕ МОСКВЫ
      Упорная оборона Троице-Сергиева монастыря и Смоленска, изгнание захватчиков из многих городов и уездов Поволжья и севера России, восстание против них в Москве свидетельствовали о подъеме широкого освободительного движения народных масс, росте патриотических сил, выступавших против интервентов и их пособников из среды боярства и разложившихся элементов, называемых современниками «русскими изменниками», во главе с атаманами И. Заруцким и другими, служившими то «тушинскому вору», то королю Сигизмунду, то сыну Марины Мнишек «воренку», грабившими и опустошавшими Русскую землю вместе с иноземными захватчиками. Осенью 1611 г. в Нижнем Новгороде под предводительством посадского старосты К. Минина и воеводы Д. М. Пожарского начало формироваться народное ополчение, в состав которого вливались мелкие дворяне, горожане, русские и нерусские крестьяне, служилые люди «по прибору» — стрельцы, городовые казаки, пушкари и др. Сбор средств среди населения, помощь других городов и уездов людьми, оружием, продовольствием позволили в короткий срок усилить ополчение и сплотить его ряды с целью освобождения Москвы от интервентов и создания независимого русского правительства. Большой военный опыт Д. Пожарского и его соратников помог придать ополчению правильную военную организацию, снабжение же войск всем необходимым обеспечивал К. Минин. Организационным центром ополчения явился созданный его руководителями «Совет всея земли», выполнявший до созыва Земского собора 1613 г. правительственные функции.
      Действия народного ополчения описаны в «Новом летописце», составленном из отдельных сказаний о «смутном времени».
      Извлечения из памятника публикуются по изданию: ПСРЛ. — Т. XIV. — С. 116 — 127.
     
      О присылке из Нижнева Нова города ко князю Дмитрию Михайловичу и о приходе в Нижней и о собрании ратных людей
      ...Ото всех же градов во едином граде, рекомом в Нижнем Нове городе, те же нижегородцы, поревновав православной християнской вере, и не хотяху видети православной веры в латынстве, начаша мыслити, како бы помощь Московскому государству. Един же от них
      нижегородец имеяше торговлю мясную Козма Минин, рекомый Сухорук, возопи во все люди: «будет нам похотеть помочи Московскому государству, ино нам не пожалети животов своих; да не токмо животов своих, ино не пожалеть и дворы свои продавать и жены и дети закладывать и бить челом, хто бы вступился за истинную православную веру и был бы у нас начальником». Нижегородцем же всем ево слово любо бысть, и здумаша послати бити челом к столни-ку ко князю Дмитрею Михайловичу Пожарскому... Князю же Дмитрию Михайловичу в то время бывшу у себя в вотчине, лежащу от ран1, от Нижнева 120 поприщ2... [Нижегородцы] приидоша ко князю Дмитрею Михайловичу и бита ему челом со слезами, чтобы к ним ехал в Нижней Нов город и стал бы за православную християнскую веру и помочь бы учинил Московскому государству. Князь Дмитрий же их совету рад бысть и хотяше ехати в тот час, да ведаша у нижегородцев усердья и непослушанье к воеводам и писаше к ним, чтоб они выбрали у себя ис посацких людей, кому быть с ним у такова велика дела и казну збирати, а с Кузмою с Мининым бысть у них по слову. ...Нижегородцы говориша князю Дмитрею, что у них такова человека во граде нет. Он же им рече: «есть у вас Кузма Минин; той бывал человек служивой, тому то дело за обычей». Нижегородцы ж, слышав такое слово, наипаче ради быша и приидоша в Нижней и возвестиша вся. Нижегородцы же тому обрадовашеся и нача Кузме бити челом. Кузма же им для укрепления отказываше, что не хотя быть у такова дела. Они же ему с прилежанием говоряху. Он же нача у них прошати приговору, что им во всем быти послушливым и покорливым во всем и ратным людем давати деньги. Они же даша ему приговор. Он же написа приговор, не токмо что у них имати животы, но и жены и дети продавати, а ратным людем давати. И взя у них приговор за руками и посла тот приговор ко князю Дмитрею в тот час для того, чтоб того приговору назад у него не взяли. В то же время приидоша из Орземаса от смольян3 челобитчики, чтоб их приняли к себе в Нижней. Нижегородцы же послаша ко князю Дмитрею и тех челобитчиков смолян послашё к нему же и веляху им бити челом, чтоб шол в Нижней, не мешкая. Они же ко князю Дмитрею приидоша и биша ему челом, чтоб в Нижней шол не мешкая. Он же поиде в Нижней, а их отпусти наперед, а смольяном повеле итти в Нижней. На дороге ж к нему приидоша дорогобужане и вязмичи. Он же приде с ними в Нижней. Нижегородцы же его встретиша и прияша с великою честию. Смольяне же в Нижней приидоша в то же время. Он же им нача давати жалование, что збираху в Нижнем.
      1 От ран, полученных Пожарским в сражении с поляками в Москве в марте 1611 г.
      2 Поприщ — верст.
      3 От смольян — отрядов смоленских дворян и других ратников, ушедших в Поволжье после захвата поляками Смоленска летом 1611 г.
     
      О приезде из городов ратным людем и з казною из городов
      В Нижнем же казны становяше мало. Он же нача писати по городом в Поморские и во все Понизовые1, чтоб им они помогали итти на очищения Московского государства. В городах же слышаху в Нижнем собрания, ради быша и посылаху к нему на совет и многую казну к нему посылаху и свезоша к нему из городов многую казну. Слышаху же в городех ратные люди, что в Нижнем збираютца все свободный чин, поидоша изо всех городов. Первое приидоша ко-ломничи, потом резанцы, потом же из Украинных городов2 многия люди и казаки и стрельцы, кои сидели на Москве при царе Василье. Они же им даваша жалованье...
      1 Города Поморские — на севера России (Вологда, Белоозеро, Тотьма, Устюг Великий, Холмогоры и др.); Понизовые — на Волге ниже Казани (Самара, Саратов, Царицын и др.).
      2 Украинные города — на юге России, за рекой Окой.
     
      О посылке из Нижнево в Ярославль
      Придоша же из Ярославля в Нижней посланницы и возвестит а князю Дмитрею и Кузме, что прислал Заруцкой многих казаков в Ярославль, а ныне де идет Ондрей Просовецкий1 с ратью, а хотят захватити Ярославль и все Поморския грады, чтоб не дати совоку-питися нижегородской рати с ярославцы. Князь Дмитрей же Михайлович и Кузма, слышав то, посла на скоро брата своего князя Дмитрия Петровича Лопату Пожарсково, а с ним двяка Семейку Самсонова с ратными людьми, и повеле им итти на спех в Ярославль. Они же приидоша в Ярославль и казаков переимаху и в тюрьму пересажаху. Ондрей же, то слышав, в Ярославль не пойде...
      1 А. Просовецкий — атаман, сторонник И. Заруцкого.
      О приходе в Ярославль
      Князь Дмитрей же Михайлович и Кузма... поидоша в Ярославль. Костромичи ж их проводиша с великою радостию и даша им на подмогу многую казну. Они же идяху к Ярославлю, и многие люди их встречаху с радостию... Ярославцы же их приняша с великою честию и принесоша дары многия. Они же не взяша у них ничево и, быв в Ярославле, начаша промышляти, како бы им итти под Московское государство на очищение. К ним же начаша из градов приезжати многие ратные люди и посадские люди привозити на помочь денежную казну...
      О приходе под Москву
      На утрие же с реки Яузы поидоша под Москву. Князь Дмитрей же Тимофеевич Трубецкой с ратными людьми встретоша ево и зваша ево стоять к себе в острог1. Он же ему отказа, что отнюдь вместе с ка-
      заками не стаивать. И пришед, ста у Арбацких ворот и уставишася по станом подле Каменново города, подле стены, и зделаша острог и окопаша кругом рвом и едва укрепитися успеша до етмансково приходу2. Князь Дмитрей же Тимофеевич Трубецкой и казаки начата на князь Дмитрея Михайловича Пожарскова и на Кузму и на ратных людей нелюбовь держати за то, что к ним в табары не пошли.
      1 Отряды Д. Трубецкого расположились лагерем у Яузских ворот.
      2 Войска польского гетмана Я. Ходкевича подошли к Москве 21 августа 1612 г.
     
      О приходе гетманском под Москву и о первом бою
      ...Етман же, пришед под Москву, и ста на Поклонной горе. На утрии же перелезя Москву реку под Новым Девичьим монастырем, и приде близ Чертольских ворот. Князь Дмитрей же со всеми ратными людьми выиде противу ево, а князь Дмитрей Трубецкой стоял на другой стороне Москвы реки у Крымского двора и приела ко князь Дмитрею Михайловичю, чтобы прислати к ним конных сотен, а им промышляти на них с стороны. Они же чаяху, что правдою прислал он по люди, и, выбрав лутчие пять сотень, посла к ним. С етманом же бывшу бою конному с 1 -го часа до осьмого, от князь Дмитрея ж Трубецково ис полку и ис табар казачьи помочи не учиниша ни мало; лише казаки лаяху, глаголаху: «богати пришли из Ярославля, и сами одни отстоятся от етмана». Етману же наступающу всеми людьми, князю же Дмитрею и всем воеводам, кои с ним пришли с ратными людьми, не могущу противу етмана стояти конными людьми, и повеле всей рати сойти с коней, и начаша бнтися пешие: едва руками не ималися меж себя, едва против их стояша. Головы же те, кои посланы ко князю Дмитрею Трубецкому, видя неизможение своим полком, а от нево никоторые помочи нету и поидоша от нево ис полку бес повеления скорым делом. Он же не похоте их пустить. Они же ево не послушаша, поидоша в свои полки и многую помощь учиниша. Атаманы ж Трубецкого полку: Филат Межаков, Офонасей Коломна, Дружина Романов, Макар Козлов поидоша самовольством на помощь и глаголаху князю Дмитрею Трубецкому, что «в вашей нелюбви Московскому государству и ратным людем пагуба стано-витца». И придоша на помочь ко князю Дмитрею в полки и по милости всещедраго бога етмана отбиша и многих литовских людей побиша. На утрии же собраху трупу литовскаго больши тысечи человек и повелеша их покопати в ямы. Етман же, отшед, ста на Поклонной горе, а с Поклонной горы перешед, ста у пречистой Донской1.
      1 У пречистой Донской — около Донского монастыря на южной окраине Москвы, за Москвой-рекой.
     
      О побое гетманском и об отходе гетману от Москвы
      И августа в 24 день... поидоша етман з запасом на проход в Москву1. Князь Дмитрей же Тимофеевич Трубецкой с ратными людьми ста от Москвы реки от Лужников. Князь Дмитрей же Михаилович с своей стороны ста у Москвы реки, у Ильи пророка Обыденного, а воевод, кои с ним приидоша из Ярославля, поставиша, где был дре-вяной град по рву. А против етмана послаша сотни многия. И бою бывшу великому с утра до шестаго часу, етман же, видя против себя крепкое стояние московских людей, и напусти на них всеми людьми, сотни и полки все смяша, и втоптал в Москву реку. Едва сам князь Дмитрей с полком своим стоял против их. Князь Дмитрей же Трубецкой и казаки все поидоша в табары. Етман же, пришед, ста у Екатерины мученицы христовы и табары постави. И острожок, что был у Климонта2 ... сидеша в нем казаки, литовские люди взяша и посадиша своих литовских людей. Людие же сташа в великой ужасти и посылаху х казаком, чтобы сопча промышляти над етма-ном. Они же отнюдь не помагаху. В та же время прилучися быти в полках у князь Дмитрея Михайловича Пожарского Троицкому келарю Аврамию Палицыну, и пойде в табары х казаком и моляша их и посули им многую монастырскую казну. Они же, ево послу-шавше, поидоша и придоша с обеих сторон от Трубецково полку и от Пожарсково и совокупившеся вместе, острожок Клементьевской взяша и литву побиша: одних венгорей3 побиша семьсот человек, и опять седоша в остроге, а иные пехота легоша по ямам и по кро-пивам на пути, чтоб не пропустить етмана в город... Дню же бывшу близко вечера, бог же положи храбрость в немощнаго: приде бо Кузма Минин ко князю Дмитрею Михаиловичю и просяще у него людей. Князь Дмитрей же ему глаголаше: «емли, ково хощеши». Он же взя рохмистра Хмелевского4 да три сотни дворянския, и перешед за Москву реку и ста против Крымского двора. Тут же стояху у Крымского двора рота литовская конная да пешая. Они же быша богом гонимы... не дождався их, побегоша к табарам Хат-кеевым5, рота роту смяху. Пехота же, видя то, из ям и ис кропив поидоша тиском6 к табарам. Конныя же все напустиша. Етман же, покинув многие коши7 и шатры, побежа ис табар. Воеводы ж и ратные люди сташа по рву древяного города, коши же и шатры все поимаша. Многие же люди хотяху битися... Огню же бывшу и дыму, яко от пожара велия, гетману же бывшу в великой ужасти, и отойде к пречистой донской и стояще во всю нощь на конех. На утрие же побегоша от Москвы. Срама же ради своего прямо в Литву поидоша...
      1 На проход в Москву — с целью прорваться с запасами в Китай-город и Кремль к польскому гарнизону.
      2 У Климонта — около церкви св. Климента в Замоскворечье.
      3 Венгорей — венгерской наемной пехоты из войск Ходкевича.
      4 Ротмистра Хмелевского — польского ротмистра, перешедшего летом 1612 г. на сторону второго ополчения.
      5 К табарам Хаткеевым — к лагерю гетмана Ходкевича.
      6 Поидоша тиском — дружным натиском всех сил.
      7 Коши — обозы.
     
      О взятии города Китая
      Литовским же людем в городе бысть теснота великая: никуда их не выпускаху. Гладу же у них бывшу великому, выпущаху из города всяких людей. По милости же всещедраго бога... поидоша приступом и Китай взяша и многих литовских людей побиша...
      О выводе боярском и о сдаче Кремля города
      Литовские ж люди, видя свое неизможение и глад великой, и град Кремль здавати начаша и начаша уговариватца, что бы их не побили, полковником же и рохмистром и шляхтам чтобы итти ко князю Дмитрею Михайловичю в полк Пожарскому, а к Трубецкому отнюдь не похотеша итти в полк. Казаки ж, видя то, что приидоша на Каменной мост все бояре, и собрашася все, з знаменами и со оружием приидоша и хотяху со князь Дмитреевым полком битися, едва у них без бою пройде. Казаки ж поидоша к себе в табары, а бояре из города выидоша1. Князь Дмитрей же Михаилович прия их с честию и возда им честь велию. На утрии же Струе полковник2 с то-варыщи Кремль город здаша. И Струса взяша в полк ко князь Дмитрею Тимофеевичу Трубецкому со всем полком ево. Казаки ж весь ево полк побиша, немногие осташа. Будилов же полк3 взяша в князь Дмитреев в полк Михаиловича Пожарсково и их послаша по городом ни единова ни убиша и не ограбиша их. Сидение ж их бяша в Москве таково жестоко: не токмо что собаки и кошки ядяху, но и людей руских побиваху и ядяху, но и сами друг друга побиваху и едяху...
      1 Бояре из города выидоша — русские бояре, сдавшие Москву полякам и скрывшиеся с ними в Кремле.
      2 Полковник Н. Струе возглавлял польский гарнизон в Москве.
      3 Будилов полк — отряд польского хорунжего Будзило.
     
      Глава 11
      РОССИЯ в XVII в. социально-экономический СТРОЙ. КЛАССОВАЯ БОРЬБА. КУЛЬТУРА. МЕЖДУНАРОДНЫЕ СВЯЗИ
     
      В XVII в. начался новый период русской истории. После воссоединения двух братских народов — великорусского н украинского — в едином государстве (1654 г.) в его состав вошли Левобережная Украина и Киев. В результате освоения Восточной Сибири границы России раздвинулись до берегов Тихого океана и Приамурья. К концу века население европейской части страны возросло до 10 — 12 млн. человек, азиатской — до полумиллиона (в том числе русских — около 300 тыс. человек, местных народностей — около 200 тыс. человек). Значительно расширилось феодальное землевладение: за исключением Сибири, где крестьяне находились на положении государственных тяглецов, во внутренних уездах страны уже около 90% крестьянских дворов принадлежало светским и духовным феодалам. С отменой «урочных лет» для сыска беглых (1649 г.) все крестьяне были окончательно закрепощены.
      Вместе с ростом товарно-денежных отношений местные рынки постепенно сливались в единый всероссийский рынок. Если в «эпоху московского царства..., — указывал В. И. Ленин, — государство распадалось на отдельные «земли», частью даже княжества, сохранявшие живые следы прежней автономии», то «новый период русской истории (примерно с 17 века) характеризуется действительно фактическим слиянием всех таких областей, земель и княжеств в одно целое». Слияние это вызывалось «усиливающимся обменом между областями, постепенно растущим товарным обращением, концентрированием небольших местных рынков в один всероссийский рынок. Так как руководителями и хозяевами этого процесса были капиталисты-купцы, то создание этих национальных связей было не чем иным, как созданием связей буржуазных» (Ленин В. И. Поли. собр. соч. — Т. 1. — С. 153 — 154).
      Развитие и укрепление национальных связей в процессе складывания всероссийского рынка постепенно стирало различия в культуре, языке и бытовом укладе жизни населения отдельных областей и вело к образованию великорусской нации с общим языком и культурой. Шел процесс взаимного обогащения достижениями культуры между отдельными народностями и более развитыми нациями России. В XVII в. сквозь толщу господствующего церковно-религиозного мировоззрения пробивались ростки светской, демократической культуры, антицерковных взглядов, антифеодальной идеологии и научно-технических знаний.
     
      ФЕОДАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО XVII в. ВОТЧИНЫ БОЯРИНА Б. И. МОРОЗОВА
      Документы вотчинного архива Морозова наглядно характеризуют способы хозяйствования путем максимальной эксплуатации труда крепостных, говорят о разорении крестьян, вынужденных брать у феодала «взаймы» рожь и пшеницу, о массовых побегах крепостных из вотчин боярина. «Грамотка» Морозова с извещением о богатом даре на строительство Макарьевского Желтоводского монастыря около Нижнего Новгорода показывает, что в церкви феодалы видели свою опору, влиятельную силу, оправдывающую существующий феодально-крепостнический строй.
      Извлечения публикуются по изданию: Акты хозяйства боярина Б. И. Морозова. — М.; Л., 1945. — Ч. II. — С. 63 — 64, 88 — 89, 143, 159, 172.
     
      1. ГРАМОТА Б. И. МОРОЗОВА ПРИКАЗЧИКАМ НИЖЕГОРОДСКИХ И АРЗАМАССКИХ ВОТЧИН, 1659 г.
      От Бориса Ивановича людям моим Ивану Дмоховскому, Ле-вонтью Гросу, Андрею Фролову. Как к вам ся моя грамота придет, и вам бы со всех моих нижегородцких и орзамаских вотчин со крестьян и з бобылей1 денежной мой оброк взять весь сполна без недобору по окладу, да и всякие мои денежные доходы с мельниц, и с лавок, и с полков, и с кузниц, и с рыбных ловель, и с пашни, и с сенных покосов взять все же сполна, и никакие б мои денежные доходы в забыти нигде не были. А свиных мяс взять по полупуду с выти, да з дыму взять по курице, да по 3 яйца, по полугривенке2 масла коровья. И куры имать добрые и велеть сушить, и яйца свежие, а масло имать доброе ж и свежее, и в кади велеть масло наливать или набивать, как лутче, с солью; а соли б класть в меру, чтоб не добре было солоно, и масло б было чисто, не порошно, и подонья б не было. А куры прислать к Москве сушеные, старые и не петухи и жирные; а яйца — мерзлыми, и чтоб были свежие...
      Да по прежнему же моему указу прислать 30 пуд сала говяжья доброва и чистова, плотного. А которое у вас будет сало самое доброе, чистое, которое в еству годитца, и вам бы на той кади ерлык приложить... Да 500 языков говяжьих соленых, да 50 четвертей3 муки пшеничной самой доброй, да 30 чети пшеницы самой же доброй; в которой моей вотчине самая добрая есть пшеница, оттуды и, взяв, прислать, чтоб годилась на крупичатую муку. И ядра ореховые, собрав со крестьян по указу все сполна, прислать к Москве. И з бортных ухожеев медв.еной оброк велеть имать з бортников и с мордвы, мед самой доброй улазной; и что будет от моих пчел, и тот весь мед и воск прислать к Москве ж. И япанчи, и войлоки, и сукна, и сундуки, по указу построя, прислать к Москве ж.
      И против сей моей грамоты в денежных оброках и во всяких денежных доходах и в столовых обиходах учинить бы вам ведомость во все мои нижегородские и орзамаские вотчины ко всем приказщикам...
      А с которых моих крестьян, с низовых промышленников, идет рыба и соль и вязига, и с тех бы вам крестьян рыба и соль и вязига взять по указу. Да велеть бы вам кузнецом сковать 100 удил к уздам, да 100 седельных снастей пряжек; а сковать в мяхком железе, — половину веретенных пряжек, а другую — завареных. Да в которых моих вотчинах есть горох и мак, и вам бы прислать мак весь, а гороху прислать 30 четвертей. Да велеть бы вам, в которых моих вотчинах есть мой хлеб, зделать 30 чети толокна да 30 чети круп овсяных; а толокно бы и крупы было самое доброе и не перезжено; а к Москве толокно прислать, просея, а крупы, выполов и вычистя. Да в которых вотчинах есть гречиха, и в той гречихе велеть крупы переделать и прислать к Москве, только аставить на семена; а крупы б были добрые и чистые.
      Да в которых моих вотчинах готовлены какие ягоды н постилы, и вам бы прислать велеть к Москве же. Да которые мои оброшные
      деньги на крестьянех и на бобылях за прошлые годы не донеты... и на тех за те прошлые годы доимочные оброчные деньги велеть выбирать по тамошнему росмотренью и писать велеть особь статьею. Да тот бы вам час прислать ко мне роспись, сколько в которой моей вотчине на мойданах4, бог послал, уломано пудов поташу, и что бочек набито... Да и ничто б у вас по прежним моим и по сей моей грамоте в забыти не было...
      1 Бобыли — обедневшие крестьяне.
      2 Полу гривенка — полфунта.
      3 Четверть (четь) — мера сыпучих тел (около 6 пудов зерна).
      4 Мойдан (майдан) — здесь: лесной завод — поташный, смолокуренный или дегтярный.
     
      2. ГРАМОТКА Б. И. МОРОЗОВА СОБОРНЫМ СТАРЦАМ МАКАРЬЕВСКОГО ЖЕЛТОВОДСКОГО МОНАСТЫРЯ. 1660 г.
      Пречестные и великие обители пресвятые живоначальные троицы и чюдотворца Макария Жолтовотцкого господам моим, келарю старцу Похомию и соборным старцом и всей еже о Христе братии Борис Морозов челом бьет. Пожалуйте, господа, велите ко мне писать о своем душевном спасении и о телесном здоровье и о всем своем благом пребывании, как вас бог милует. А про меня, пожалуете, похотите ведать, и я при государских пресветлых очех апреля по 4 день, дал бог, здорово, а впереди бог волен. Послал я к вам на церковное строение со старцем Серепионом железа свитцкого1 729 пуд с полупудом, и вам бы то железо велеть принять и перевесить. По сем вам челом бью.
      1 Свитцкого — шведского.
     
      3. ГРАМОТА Б. И. МОРОЗОВА ПРИКАЗЧИКУ с. ЛЫСКОВА. 1660 г.
      От Бориса Ивановича в нижегородскую мою вотчину в село Лы-сково человеку моему Левонтью Гросу. В нынешном во 168-м году апреля в... день писал ты ко мне, что де ты послал к Москве беглых даточных 14 человек села Лыскова с крестьянином с Сенькою Асо-киным. И к Москве пришло даточных людей 11 человек, а з дороги де забежало 3 человека даточных, Фетька Степанов, Сафка Федотов, Кондрашко Федотьев Ковало. И как те беглые даточные люди в селе Лыскове объявятца, и тебе б их велеть принять и бить их кнутом нещадно, водя по улицам, и бив кнутом, вкинуть в тюрьму и о том ко мне отписать.
     
      4. РОСПИСЬ БЕГЛЫМ КРЕСТЬЯНАМ И БОБЫЛЯМ с. БУРЦОВА. 1660 г.
      Роспись села Бурцова беглым крестьяном. Филька Игнатьев з женою и з детьми збежал; тягла после ево осталось треть осьмухи. Васька Наумов з женою и з детьми; тягла после ево осталось четверть осьмухи. Васька Степанов збежал, покиня жену и дети; тягла
      после ево осталось полосьмухи. Ивашко Романов збежал, покиня жену и дети; тягла после ево осталось полосьмухи. Бориско Матфеев збежал, покиня жену и дети; тягла после ево осталось полосьмухи. Федотко Андронов збежал, покиня жену и дети; тягла осталось треть осьмухи. Да 2 бобыля: Онтошко Спиридонов з женою и з детьми збежал; Митька Осипов збежал, покиня жену и дети.
     
      5. РОСПИСИ ХЛЕБУ, ВЗЯТОМУ КРЕСТЬЯНАМИ «ВЗАЙМЫ»
      У Б. И. МОРОЗОВА. 1657 г.
      165-го году майя в 26 день вотчины государя нашего боярина Бориса Ивановича Морозова села Мурашкина дер. Краснова крестья-ня, взяли мы государя нашего Бориса Ивановича хлеба взаймы на ссуду бедным крестьяном, и сколько хто взял какова хлеба на емена1 и на семена именем, и тому роспись. А отдать нам тот хлеб на срок на покров святыя богородицы во 166-м году с первого овина. А имать нам тот хлеб в боярскую меру. Выборной Гордей Микитин взял чети пшеницы, ржи осьмину; Петр Осипов взял осьмину пшеницы, ржи
      2 чети; Яков Еремеев взял пшеницы чети, ржи 2 чети; Прокофей Иванов — осьмину пшеницы, 2 чети ржи; Данило Федоров взял 2 чети ржи; Иван Осипов взял 2 чети ржи... А порука в том хлебе мы, крестьяня, друг по друге. А роспись писал Якушко Дементьев по их крестьянскому веленью...
      165-го году августа в 17 день вотчины государя нашего боярина Бориса Ивановича Морозова дер. Тынова взяли бедные скудные крестьяне боярского выморошнова хлеба на семена на ссуду взаймы, и хто именем взял, и тому роспись. И отдать нам тот хлеб с первого овина в боярскую меру. Иван Иванов — 6 чети; Илья Григорьев — 6 чети; Алексей Лукоянов — 6 чети; Оверкей Емельянов — 3 чети; Василей Емельянов — 3 чети; Ипатей Степанов — 3 чети; Тихан Федоров — 4 чети; Спиридон Семенов — 3 чети; Яков Мосеев — 3 чети; Офонасей Онисимов — 3 чети; Ортемей Васильев — 6 чети; Степан Кормилов — 3 чети; Степан Игнатьев — 3 чети; Ермак Перфильев —
      3 чети; Фома Васильев — 4 чети; Купреян Дементьев — 3 чети; Алексей Онисимов — 3 чети; Сергей Яковлев — 3 чети; Сергей Парфенов — 4 чети; Лука Сафонов — 3 чети. И всего 20 человек взяли 72 чети. А порука в том хлебе мы, крестьяне, друг по друге. А роспись писал Якушко Дементьев по их веленью.
      1 На емена — на прокорм семьи до нового урожая.
     
      ПОЛНОЕ ЗАКРЕПОЩЕНИЕ КРЕСТЬЯН. СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1649 г.
      Значительные людские потери в войнах XVII в., почти ежегодный угон «полона» крымскими ханами из южных уездов страны, массовые побеги крестьян на Дон и в Сибирь в условиях расширения хозяйства феодалов до крайности обострили борьбу за рабочие руки между ними. Богатые вотчинники, пользуясь правом сильного, нередко сманивали или просто сгоняли крестьян, мелких помещиков в свои вотчины.
      По мере дробления поместий на более мелкие владения образовался многочисленный разряд так называемых «малопоместных, пустопоместных и беэпоместных» дворян и детей боярских, владевших зачастую одним-двумя крестьянскими дворами и позднее получивших название «однодворцев». Жалуясь на побеги крестьян, на невозможность исправно нести военную службу «с пуста», дворяне единодушно требовали в своих челобитных царю отменить «урочные годы» для сыска беглых н предоставить им право сыскивать и возвращать своих крепостных в течение неограниченного срока. Принятое Земским собором 1649 г. новое Уложение не только удовлетворило эти требования, но и расширило права помещиков на личность и имущество самого крестьянина и членов его семьи, а черносошных (государственных) крестьян прикрепило к земле и к тяглу: крепостное право восторжествовало на территории всей страны, крестьяне стали «крещеной собственностью» феодалов.
      Челобитная дворян 1637 г. публикуется по изданию: ЧОИДР. — 1915. — Кн. 3. Извлечения из главы XI Уложения по изданию: Тихомиров М. Епифанов П. П. Соборное Уложение 1649 г. — М., 1961.
     
      6. ЧЕЛОБИТНАЯ ДВОРЯН И ДЕТЕЙ БОЯРСКИХ ЦАРЮ МИХАИЛУ ФЕДОРОВИЧУ. 1637 г.
      Милосердный государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русин! Пожалуй нас, холопей своих, за прежнюю нашу службишку и за крови для нашей бедности и розоренья и для своих государьских служб беспрестанных вечным своим государьским жалованьем, как было при прежних государех, и твой государев указ: вели, государь, те урочные годы пять лет отставить, а крестьян беглых наших и людишек вели, государь, нам, холопям своим, отдавать по писцовым и по отдельным книгам1, и по выписем, и по нашим крепостям...
      1 Отдельные книги — с записью актов на выдел земли (с указанием границ) по царскому пожалованию, судебному приговору или согласию сторон.
     
      7. СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1649 г. «СУД О КРЕСТЬЯНЕХ»
      Глава XI — «Суд о крестьянех» — состоит из 34 статей, однако она не исчерпывает всех законов Уложения о крестьянах. Так, например, помещичьи крестьяне были лишены права обращаться в суд по имущественным спорам: по статье 7 главы XIII Уложения «за крестьян своих ищут и отвечают... дворяне и дети боярские во всяких делех, кроме татьбы и разбою, и поличного и смертных убийств». Отныне, по статье 262 главы X Уложения «О суде», крестьяне отвечали своим имуществом за несостоятельного помещика или вотчинника. За действия «скопом и заговором» против помещиков и властей, за покушение на жизнь господина Уложение предписывало казнить виновных «смертию безо всякие пощады» (глава II, ст. 18, 19, 20, 21 и др.).
      1. Которые государевы дворцовых сел и черных волостей крестьяне и бобыли1, выбежав из государевых дворцовых сел и ис черных волостей, живут за патриархом, или за митрополиты, и за архиепископы, и епископом, или за монастыри, или за бояры, или за околни-чими и за думными и за комнатными людьми2, и за стольники, и за стряпчими, и за дворяны московскими, и за дьяки, и за жильцы, и за городовыми дворяны и детьми кярскими, и за иноземцы3,
      и за всякими вотчинники и помещики, а в писцовых книгах, которые книги писцы подали в Поместной в иные приказы после московского пожару прошлого 134-го году4, те беглые крестьяне, или отцы их написаны за государем, и тех государевых беглых крестьян и бобылей сыскивая свозити в государевы дворцовые села и в черные волости, на старые их жеребьи *по писцовым книгам з женами и з детьми и со всеми их крестьянскими животы без урочных лет.
      1 Крестьяне и бобыли дворцовые — принадлежавшие царской семье; черных волостей — черносошные (государственные).
      2 Люди думные — члены Боярской думы при царе (думные бояре, дворяне и дьяки); комнатные — ближайшие советники, фавориты царя (обычно из его родственников), вхожие в царские «комнаты» во дворце.
      3 Иноземцы — имеются в виду так называемые «поместные иноземцы», принявшие русское подданство; зачисленные на временную службу за жалованье, «кормовые иноземцы» не пользовались правом владеть крепостными крестьянами.
      4 Московского пожару 134-го году — большого пожара 1626 г., во время которого сгорели архивы многих приказов.
      2. Такъже будет кто вотчинники и помещики учнут государю бити челом о беглых своих крестьянех и о бобылях, и скажут, что их крестьяне и бобыли, выбежав из-за них, живут в государевых в дворцовых селех, и в черных волостях, или на посадех в посадских людех, или в стрельцах, или в казаках, или в пушкарях, или в ыных в каких-нибудь в служилых людех в Замосковных и в Украинных городех, или за патриархом, или за митрополиты, или за архиепископы и епископы, или за монастыри, или за бояры, и за околничими и за думными и за комнатными людьми, и за столники, и за стряпчими, и за дворяны московскими, и за дьяки, и за жилцы, и за городовыми дворяны и детми боярскими, и за иноземцы, и за всякими вотчинники и помещики, и тех крестьян и бобылей по суду и по сыску отдава-ти по писцовым книгам, которыя книги писцы в Поместной приказ отдали после московского пожару прошлого 134-го году, будет те их беглыя крестьяне, или тех их беглых крестьян отцы, в тех писцовых книгах за ними написаны, или после тех писцовых книг те же крестьяне, или их дети, по новым дачам1 написаны за кем в отделных или в отказных книгах2. А отдавати беглых крестьян и бобылей из бегов по писцовым книгам всяких чинов людем без урочных лет...
      9. А которые крестьяне и бобыли за кем написаны в переписных книгах прошлых 154-го и 155-го годов, и после тех переписных книг из-за тех людей, за кем они в переписных книгах написаны, збежали, или впредь учнут бегати: и тех беглых крестьян и бобылей, и их братью, и детей, и племянников, и внучат з женами и з детьми и со всеми животы, и с хлебом стоячим и с молоченым отдавать из бегов тем людем, из-за кого они выбежат, по переписным книгам, без урочных лет, а впредь отнюд(ь) никому чюжих крестьян не приимать, и за собою не держать...
      22. А которые крестианские дети от отцов своих и от матерей учнут отпиратися3, и тех пытати...
      32. А будет чьи крестьяне и бобыли учнут у кого наймоватися в
      работу и тем крестьяном и бобылем у всяких чинов людей наймо-ватися в работу, по записям, и без записей, повол(ь)но. А тем людем, у кого они в работу наймутся, жилых и ссудных записей и служилых кабал на них не имати и ничим их себе не крепити, и как от них те наймиты отработаются, и им отпущати их от себя безо всякого задержания4.
      1 По новым данам — по новым царским пожалованиям дворянам поместий или вотчин.
      2 Отказные книги — с записью актов на отказ (передачу) земли, части вотчины или поместья, угодий от одного владельца другому.
      3 Учнут отпиратися — с целью освободиться от крепостной зависимости.
      4 Разрешая крестьянам и бобылям поступать в «наймиты» (без освобождения от государевых податей и повинностей в пользу помещиков), Уложение в интересах феодалов и казны запрещает нанимателям каким-либо способом «крепити» их за собой.
     
      8. КАБАЛЬНЫЕ ХОЛОПЫ XVII в.
      Многочисленным разрядом феодально-зависимого населения XVII в., наряду с частновладельческими и государственными («черносошными» и ясачными Поволжья и Сибири) крестьянами, оставались кабальные холопы (до введения подушной подати при Петре I).
      Извлечение из XX главы Соборного Уложения 1649 г. «Суд о холопех» и служилая кабала 1648 г. публикуются по изданию: Вопросы истории. — 1977. — № 7.
      1. ...А будет к кому придут какие люди и учнут бити челом в холопство... и в распросе скажут, что они не служилых отцов дети и в государеве службе и в тягле нигде ... не бывали ..., и тем людем, к кому такие люди учнут в холопство бити челом..., приводити их в Холопей приказ... и те их речи записав, велеть на них давати служилые кабалы. И которые грамоте умеют, и тем велеть к служилым кабалам и к книгам руки прикладывать...
      2. Се яз Никула Леонтьев сын Огородник, новгородец, дал есми запись новгородским гостем Семену да Ивану Стояновым в том, что есть мне, Никуле, отдать им кабального и бескабального долгу пятьдесят рублев и мне, Никуле, того своего долга пятьдесят рублев платить им нечим, и я, Никула, за тот свой долг ... отдал им, новгородским гостем... во двор детей своих сына своего Сеньку, да другого маленькова на другом году Ивашка, да трех дочерей своих: Наталку, да Оксюшку, да Овдотьицу; служить им, детям моим всем, у них во дворе до их смерти всякая работа работати, чево они заставят, и быть им, детям моим, у них в послушании и покорении; вольно им Семену Ивановичу и Ивану Ивановичу тех детей моих смирять за вину и ото всякого дурна унимать... А мне тех своих детей поить и кормить, одевать и обувать нечим...
     
      ГОРОДСКОЕ РЕМЕСЛО XVII в.
      По неполным данным переписной книги Москвы 1638 г. только в двух «каменных городах» столицы — Китае и Белом городе — жило и работало 1812 ремесленных мастеров 220 профессий.
      Названия торговых рядов на Красной площади в Москве (скорняжный, сапожный, седельный, медовый, свечной, мыльный, подошвенный, самопальный, игольный, шапошный, замочный, котельный, оконничный и т. п.) свидетельствуют о том, что ремесленные мастера XVII в. изготовляли свою продукцию на продажу, т. е. являлись товаропроизводителями. Зачатки ремесленного разделения труда (например, в производстве обуви наряду с сапожными мастерами появились подошевники, каблучники, в изготовлении одежды — пуговичники, пряжники, в выделке тканей — ткачи и красильники и т. п.) по мере расширения системы ученичества и использования труда «наймитов» (от одного до 3 — 4 человек в мастерской) постепенно подготавливали переход к мануфактурному производству изделий.
      В московских кварталах подавляющую массу ремесленников составляли тяглые посадские люди; рядом с ними своими дворами жили казенные («государевы») мастера, а в дворах бояр, дворян и церковников — крепостные мастера. Однако многие сотни казенных ремесленников жили в своих слободах (Бронная, Плотницкая, Оружейная, Пушкарская, Хамовная, Басманная, Денежная, Кадашевская, Печатных мастеров и др.). На крупных «государевых» предприятиях ярко выражены новые черты мануфактурного разделения труда. По переписной книге 1638 г., на Денежном дворе работало 30 денежных мастеров, плавильщиков, кузнецов и работных людей, на Печатном дворе (типографии) — 97 печатных мастеров, наборщиков, разборщиков, переплетчиков, словолитцев, резчиков, батырщиков (наносили краску на набор), тередорщиков (печатников) и кузнецов, на Пушечном дворе — 185 пушечных, пороховых, плавильных мастеров и литейщиков, лафетников, колокольников и других, а также 53 ученика шести профессий.
      Извлечения из документа публикуются по изданию: Переписная книга города Москвы 1638 года. — М., 1881.
     
      9. ИЗ ПЕРЕПИСНОЙ КНИГИ МОСКВЫ 1638 г.
      В Китае-городе от Ильинского кресца по Неглиненские ворота.
      ...Ромашка Полиектова сапожника, а у нево наймит Власка Воло-димерец...
      Серешки Васильева манатейник1...
      Конюшенного Приказу седельного мастера Сенки Петрова, у нево два сына Ивашка да Спирка...
      Ивашка Иванова хлебника...
      Минки Ермолаева, сапожника, а каменщик он же...
      Суконные сотни теглеца Якушка Власова серебреника...
      Епифанка Михайлова сына сусальника, у нево наймит Фомка Власов...
      Семена Иевлева сына шапочника сидит в лавке в Шапочном ряду, у него ученик Петрунька Ондронов...
      Портного мастера Олешки Матвеева...
      Михалка Васильева сына Попова шапочника...
      Федьки Григорьева шапочника...
      Панкратка Дмитриева сына скорняка...
      Юрка Офонасьева сына плетника...
      Государева портного мастера Микифорка Микифорова...
      Денежного мастера Михалка... да у нево живет сусед работной человек Олешка...
      Жданка плотника, у него сын Куземка...
      Тимошки Олексеева свечника, у нево ученик...
      Тренка Девятого портного мастера, у нево ученик Осипка...
      Воинка Томилова сына сапожника...
      Печатного двора наборщик Левка Григорьев...
      Слобода Пушкарская2 ... И всего в Пушкарской слободе церковных 2 двора, а в них поп и дьякон... Да пушкарских дворов... 102 дворов, а людей в них 115 человек, а 5 человек на службе... Да Пушкарского ж двора всяких мастеровых людей 60 дворов, а людей в них 60 человек...
      1 Манатейник — мастер по изготовлению монашеских одеяний (мантий, манатей).
      2 Далее перечислены имена пушечных, плавильных, зелейных, замочных, колокольных и других мастеров и их учеников.
     
      МАНУФАКТУРА XVII в. ПОДМОСКОВНЫЕ ЖЕЛЕЗОДЕЛАТЕЛЬНЫЕ ЗАВОДЫ
      Железоделательные заводы Подмосковья (тульские, каширские и др.), возникшие в 30-х гг. XVII в., были предприятиями с высокой степенью разделения труда, с применением вододействующих механизмов, сверлильных, токарных и других станков, домен и плавильных печей, разнообразного инструмента, с узкой специализацией и «иерархией* рабочих (мастера, подмастерья, кузнецы, молотобойцы, сверлильщики, подсобные рабочие и др.), среди которых нередко встречались люди, работавшие на заводах по 10, 20, 30 и больше лет. Наряду с трудом наемных рабочих на этих предприятиях использовали труд приписных крестьян (на добыче и перевозке руды, заготовке дров и угля и других подсобных работах) без всякой оплаты (в счет погашения государевых податей). В 1672 г. приписные крестьяне, во главе которых стоял «старой бунтовщик Васька Титов прозвище Кобель», на заводах «бунт заводили», отказывались от работ «огурством своим», за что были «биты 30 человек кнутом да 3 человека сосланы в ссылку».
      Извлечения из документов о железоделательных заводах публикуются по изданию: Крепостная мануфактура в России. — Л., 1930. — Ч. 1. — С 93 — 96, 103, 108, 123 — 128, 142 — 143.
     
      10. КНИГА ПЕРЕПИСНАЯ СТОЛЬНИКА А. ФОНВИЗИНА ПО ПОРОТОВСКИМ И УГОДСКИМ ЗАВОДАМ. 1663 г.
      Первой завод на реке Поротве, а на том Поротовском заводе: плотина длина 50 саж., поперег 15 саж... Подле той же плотины ларь воденой большей поперег 7-ми саж., а длина до молотовые кузницы 15 саж., а подле молотовой поперег 3-х саж., а длина 10 саж... Под конец тое плотины вертельня 4 саж. дубовая... сверлить в ней пушки. ...А ниже вертельни домня длина 7 саж., а поперег 4-х саж.; в той домни 2 горна плавильных, в одном плавят чюгунное железо... А у тое домни у одново горна мехи большие 3-х саж., дмут водою1, а другой горн пуст. Блиско домни ж 2 избы: одна 3-х саж., греютца в ней мастеровые люди и работники, печь с проводною трубою; а другая изба 4-х саж., делают в ней ядерные фурмы2, а наверху тое избы белая изба, делают в ней мехи деревянные. А позади домни мучная мельница, онбар 3-х саж., в онбаре одне жернова 2 арш.; а ниже домни и мучной мельницы молотовая кузница... а в той кузнице два молота ковальных больших; у тех молотов 5 горнов больших, кладены в кирпиче с выходными трубами; а у горна по 2 меха большие; а в тех горнах из штык пережигают в крицы, а
      ис криц розсекают и тянут связное и прутовое железо. В молотовой кузнице 7 колес воденых, 5 меховых, да 2 молотовых, на больших же валах; а валы обиты большими железными обручами... А на все те колеса в малые лари идет вода из большево ларя. А ниже молотовые кузницы 5 изб 4-х саж. белые с проходными трубами, а перед избами сени 3-х саж., живут мастерские люди. На том же заводе сарай угольной длина 20 саж., поперег 6 саж... На том же Поротов-ском заводе плавильнова доменнова горну и молотовые кузницы и всяких заводных железных дел железные и всякие снасти; да мастеровые люди иноземцы и руские...
      От Поротовскова заводу в 4-х верстах другой завод на речке на Уготке... К тем ж к Поротовскому и к Угоцкому железным заводам для всякие железных дел работы отдано в Верейском уезде государева дворцовая Вышегороцкая волость... И всего во всей Вышего-родской волости 2 села да приселок да 9 деревень... Да в тех же се-лех и приселке и в деревнях 171 двор крестьянских; людей в них крестьян и их детей и братьев и племянников и внучат и зятьев и шюрьев и пасынков и приимышев 646 человек...
      1 Дмут водою — надувают воздух с помощью водяного двигателя.
      2 Ядерные фурмы — формы для отливки пушечных ядер.
     
      11. РОСПИСЬ КУЗНЕЦОВ И УЧЕНИКОВ, ПОСЫЛАЕМЫХ НА ТУЛЬСКИЕ И КАШИРСКИЕ ЗАВОДЫ. 1665 г.
      173-го ноября в 16 день роспись приказу Ствольного Дела кузнецом добрым мастером ствольным заварщиком и отдельщиком опричь замочных мастеров, которым ныне мочно работать на Тульских и на Каширских железных заводех у розных дел. К молотовому делу в подмастерья: тверичи Кирюшка Яковлев, Серешка Дербин-ской, Ганька Романов, Ильюшка Корзин; Переславля Залесского Моська да Сенька Микитины; галиченя пушечной мастер Федька Степанов, Сидорко Фомин; ельчаня Минька Зыков, Кондрашко Ларионов, Ивашко Остафьев; вологженя Сенька Осипов, Харька Ипатов, Сидорко Степанов; шуенин Ивашко Якимов; устюженец Дру-жинка Иванов; углеченя Ивашко Уваров, Антошка Степанов; сузда-лец Федька Семерня; муромец Трошка Павлов. Всего 20 человек.
      К латному делу в ученики и к ствольной отделке: тверичи Ортюш-ка Бобошин, Андрюшка Скобников; углеченин Елизарко Яковлев; костромича Назарко Ульянов, Архипко Леонтьев; ростовец Ор-тюшко Игнатьев; вологженя Тимошка Иванов, Якушко Мартынов; нижегородец Терешка Агеев; муромец Федька Толшин. Всего 10 человек...
     
      УСИЛЕНИЕ САМОДЕРЖАВИЯ И ОРГАНОВ ЦЕНТРАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯ
      Во второй половине XVII в. в обстановке резкого обострения антифеодальной борьбы крестьян и посадских низов начался процесс превращения самодержавия
      «с боярской Думой» в абсолютную чиновннчье-дворянскую монархию. Соборное Уложение 1649 г. в главах «О государьской чести» и «О государеве дворе» назначило за покушение на честь и здоровье царя и членов царской семьи (за «оскорбление величества»), за действия против властей толпой — «скопом и заговором» — смертную казнь. В Боярской думе возрастало влияние неродовитых думных дьяков и думных дворян, в приказах — дьяков, выслужившихся из подьячих или вышедших из среды торговых людей, в царских покоях — «комнатных», или «ближних», людей, фаворитов и советников самодержца (боярин Б. И. Морозов, А. Л. Ордин-Нащокин, А. С. Матвеев и др.). Вместе с ростом числа приказов значительно возросла численность бюрократического аппарата в них (дьяки, подьячие). Одной из попыток дальнейшего усиления царской власти явилось создание в 1654 г. Приказа великого государя тайных дел (существовал до 1676 г.) во главе с самим царем и со штатом лиц, пользовавшихся его особым доверием, самыми широкими правами и полномочиями, в решении важнейших вопросов внешней и внутренней политики, военного дела, государственных финансов и т. д.
      Приказы XVII в. наиболее подробно описал Г. Котошихин — подьячий Посольского приказа, который в 1664 г. «своровал, изменил, отъехал в Польшу», а затем укрылся в Швеции и по поручению шведских властей написал свое сочинение о Российском государстве.
      Извлечения из документов публикуются по изданиям: Тихомиров М. Н., Епифанов П. П. Соборное Уложение 1649 г. — М., 1961. — Гл. II — III; Котошихин Г. О России в царствование Алексея Михайловича. — Спб., 1859. — Гл. VII.
     
      12. СОБОРНОЕ УЛОЖЕНИЕ 1649 г.
      Глава II. О государьской чести, и как его государьское здоровье оберегать
      1. Будет кто каким умышлением учнет мыслить на государьское здоровье злое дело, и про то его злое умышленье кто известит, и по тому извету про то его злое умышленье сьпцетса допряма, что он на царское величество злое дело мыслил, и делать хотел, и такова по сыску казнить смертию.
      2. Такъже будет кто при державе царьского величества, хотя Московским государьством завладеть и государем быть и для того своего злово умышления начнет рать збирать, или кто царьского величества с недруги учнет дружитца, и советными грамотами ссы-латца, и помочь им всячески чинить, чтобы тем государевым недругом, по его ссылке, Московским государьством завладеть, или какое дурно учинить, и про то на него кто известит, и по тому извету сыщет -ца про тое его измену допряма, и такова изменника по тому же казни-ти смертию...
      5. А поместья и вотчины и животы изменничьи взяти на государя.
      6. А жены будет и дети таких изменников про ту их измену ведали, и их по тому же казнити смертию...
      13. А будет учнут извещати про государьское здоровье, или какое изменное дело чьи люди на тех, у кого они служат, или крестьяне, за кем они живут во крестьянех, а в том деле ни чем их не уличат, и тому их извету не верить. И учиня им жестокое наказание, бив кнутом нещадно, отдати тем, чьи они люди и крестьяне. А опричь тех великих дел ни в каких делех таким изветчиком не верить...
      18. А кто Московского государьства всяких чинов люди сведают, или услышат на царьское величество в каких людех скоп и заговор, или иной какой злой умысл, и им про то извещати государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всея Русии, или его государевым бояром и ближним людем, или в городех воеводам и приказным людем...
      21. А кто учнет к царьскому величеству, или на его государевых бояр и околничих и думных и ближних людей, и в городех и в пол-кех на воевод, и на приказных людей, или на кого ни буди приходити скопом и заговором, и учнут кого грабити, или побивати, и тех людей, кто так учинит, за то по тому же казнити смертию безо всякия пощады...
     
      Глава III. О государеве дворе, чтоб на государеве дворе ни от кого никакова бесчиньства и брани не было
      1. Будет кто при царском величестве, в его государеве дворе и в его государьских полатах, не опасаючи чести царского величества, кого обесчестит словом, а тот, кого он обесчестит, учнет на него государю бити челом о управе, и сыщется про то допряма, что тот, на кого он бьет челом, его обесчестил, и по сыску за честь государева двора того, кто на государеве дворе кого обесчестит, посадити в тюрму на две недели, чтоб на то смотря иным неповадно было впередь так делати...
      3. А будет кто при царьском величестве вымет на кого саблю, или иное какое оружье, и тем оружьем кого ранит, и от тоя раны тот, кого он ранит, умрет, или в те же поры он кого досмерти убьет, и того убойца за то убойство самого казнити смертию же...
      4. А будет кто при государе вымет на кого какое ни буди оружье, а не ранит и не убиет, и того казнити, отсечь рука...
      6. Такоже царьского величества во дворе на Москве, или где изволит царьское величество во объезде быти, и ис пищалей и из луков и из ыного ни ис какова оружья никому без государева указу не стре-ляти, а с таким оружьем в государеве дворе не ходити. А будет кто в государеве дворе на Москве, или в объезде кото ранит, или кого убиет досмерти, и того казнити смертию же.
      7. А будет кто на государеве дворе, на Москве, и в объезде, учнет ходити с пищальми и с луками, хотя и не для стрелбы, и ис того оружья никого не ранит и не убиет, и тем за ту вину учинити наказание, бити батоги и вкинути на неделю в тюрму...
     
      13. Г. КОТОШИХИН О ПРИКАЗАХ
      1. Приказ Тайных Дел; а в нем сидит диак, да подъячих с 10 человек, и ведают они и делают дела всякие царские, тайные и явные; и в тот Приказ бояре и думные люди не входят и дел не ведают, кроме самого царя. А посылаются того Приказу подъячие с послами в государства, и на посолские съезды, и в войну с воеводами, для
      того что послы в своих посолствах много чинят не к чести своему государю, в проезде и в розговорных речах... а воеводы в полкех много неправды чинят над ратными людми, и те подъячне над послы и над воеводами подсматривают и царю приехав сказывают... А устроен тот Приказ при нынешнем царе, для того чтоб его царская мысль и дела исполнилися все по его хотению, а бояре б и думные люди о том ни о чем не ведали.
      Да в том же Приказе ведомы гранатного дела мастеры, и всякое гранатное дело и заводы: а на строение того гранатного дела и на заводы денги, на покупку и на жалованье мастеровым людем, емлют из розных Приказов, откуды царь велит...
      2. Посолской Приказ; а в нем сидит думной дьяк, да два дьяка, подъячих 14 человек. А ведомы в том Приказе дела всех окрестных государств, и послов чюжеземских принимают и отпуск им бывает; такъже и русских послов и посланников и гонцов посылают в которое государство прилунится, отпуск им бывает ис того ж Приказу; да для переводу и толмачества переводчиков латинского, свейского, немецкого, греческого, польского, татарского, и иных языков, с 50 человек, толмачей1 с 70 человек... Да в том же Приказе ведомы московские и приезжие иноземцы всех государств торговые и всяких чинов люди: и судят торговых иноземцев, и росправу им чинят с рус-кими людми в одном в том Приказе...
      3. Розрядной Приказ; и в том Приказе сидят околничей, да думной дьяк, да два дьяка. А ведомы в том Приказе всякие воинские дела, и городы строением и крепостми починкою и ружьем и служивыми людми; такъже ведомы бояре, околничие, и думные и ближние люди, и столники, и стряпчие, и дворяне Московские, и дьяки, и жил-цы, и дворяне городовые, и дети боярские, и казаки и салдаты, всякою службою: и кого куды лучится послати на службы, в войну и в воеводства в городы и во всякие посылки и за службы о жалованье и о чести и о прибавке денежного жалованья указ в том же Приказе...
      4. Приказ Болшаго Дворца; а в нем бывает и сидит боярин и дворецкой, да околничей, да думной человек, да два или три диака, и тот боярин честию бывает другой человек, под конюшим первой... А ведомы в том Приказе дворы, Сытенной, Кормовой, Хлебенной, Житенной, и дворовые люди... Да в том же Приказе ведомы болши 40 городов, посадские люди, тяглом и податми, да с кабаков и с таможень и с вод, с мелниц и с рыбных ловель, откупы и верной збор, ежегодь; дворцовые села и черные волости, и рыбные угодья, и бобровые гоны, и бортные ухожьи, и сенные покосы в царских угодьях... да Московские слободы, восмь слобод...
      5. Стрелецкой Приказ; а в нем сидит боярин, да два дьяка. А в том Приказе ведомы стрелецкие приказы, московские и городовые; и собирают тем стрелцом жалованье со всего Московского государства, с вотчинниковых крестьян, кроме царских дворцовых сел и волостей крестьян... А бывает на Москве стрелецких приказов, когда и войны не бывает ни с которым государством, всегда болши 20 приказов; и в тех приказех стрелцов по 1000 и по 800 человек в
      приказе, или малым менши. И ис тех приказов один приказ выборной первой словет стремянной, потому что бывает всегда с царем и с царицею во всяких походех, для оберегания, а в-ыные службы и в посылки ни в какие не посылается никуды, кроме вахты. И в тех приказех стрелцы люди торговые и ремесленные всякие богатые многие. Началные люди у тех стрелцов головы и полковники, да полу-головы, сотники, пятидесятники, десятники; а выбирают в те головы и в полуголовы и в сотники из дворян и из детей боярских, а в пятидесятники и в десятники из стрелцов...
      6. Приказ Казанского Дворца; а в нем сидит боярин, да думной дьяк, да два диака. А в том Приказе ведомо Казанское и Астраханское царствы, и к ним Понизовые городы...
      7. Сибирской Приказ; а ведает тот Приказ тот же боярин, что и Казанской Дворец ведает, а с ним два дьяка. И в том Приказе ведомо Сибирское царство и городы... А началной город в Сибири зовется Тоболеск. И ис тех Приказов Казанского и Сибирского ссылаются с Москвы и из городов, на вечное житье, всякого чину люди, за вины; а тех ссылочных людей в тамошних городех верстают в службы, смотря по человеку, во дворяне, и в дети боярские, и в казаки, и в стрелцы...
      8. Поместной Приказ; а в нем сидит околничей, да думной дьяк, да два дьяка. А ведомо в том Приказе всего Московского государства земля, и что кому дано поместья и вотчин, или кто у кого вотчину купит и кому вновь что дадут...
      9. Приказ Болшие Казны; а ведает тот Приказ боярин тот же, что и Стрелецкой Приказ ведает, а с ним товарищ думной дворянин, да два или три диака. А в том Приказе ведомы гости, и гостиная и суконная сотня2, и серебряного дела мастеры, и многих городов торговые люди; и собирают з гостей и с торговых людей, и которые городы ведомы в том Приказе, и тех городов с крестьян и з бобылей тягло, и подати, и откупы, и иные поборы, ежегодь; и соберется тех доходов с 300.000 рублев...
      И всего на Москве, кроме городовых и патриарших Приказов и таможень, 42 Приказа; а дьяков в тех Приказех, и по городом с воеводами, со 100 человек; подъячих с 1000 человек3...
      1 Толмач — устный, словесный переводчик, не знавший «книжного» перевода.
      2 Купечество XVII в. делилось на четыре корпорации, члены которых пользовались ббльшими или меньшими правами и привилегиями: «именитые люди Строгановы», «гости», купцы гостиной и суконной сотен; члены двух последних, в свою очередь, делились на три «статьи» — «ббльшую», «среднюю» и «меньшую». См.: Тихомиров М. Н., Епифанов П. П. Соборное Уложение 1649 г. — Гл. X. — Ст. 94.
      3 По спискам 1675 — 1676 гг. в 42 приказах числилось 2017 подьячих, в том числе 652 «неверстанных», кормившихся до зачисления в штат «доброхотными даяниями» (платой) людей, обращавшихся в приказы с челобитными и по другим делам.
      Функции приказов часто совпадали, что создавало ведомственную неразбериху. Так, финансовыми вопросами занимались одновременно Приказ большой казны. Приказ большого прихода и др.; вопросами военного характера ведали Разрядный, Стрелецкий, Оружейный, Пушкарский приказы; судебные дела 'разбирали
      Поместный, Земский, Холопий и некоторые другие. Особняком стоял Аптекарский приказ («А ведомо в том Приказе аптека, и докторы, и лекари...»).
      ГОРОДСКИЕ ВОССТАНИЯ 1648 — 1662 гг.
      В середине XVII в. по России прокатилась волна крупных городских восстаний: в 1648 г. в Москве, Устюге Великом, Сольвычегодске, Курске, Воронеже, Козлове, Ельце, Волхове и др., в городах Сибири (Нарым, Сургут, Томск), в 1650 г. в Великом Новгороде и Пскове, в 1662 г. вновь в Москве («Медный бунт»). Внутри растущего городского населения усилилось социальное расслоение — массу «черного» посадского люда (мелкие торговцы, ремесленники, работные люди) подвергали жестокому гнету «мирские кровопивцы» — богатые купцы, царская администрация, духовные и светские феодалы, владевшие в границах городов привилегированными «белыми слободами» и превращавшие разорившихся горожан в своих «закладчиков». Главной движущей силой восстаний были посадские низы — «черные люди», к ним примыкали мелкие «приборные» служилые люди (стрельцы, городовые казаки, пушкари и др.), близкие по своему положению к городским тяглецам, а во многих местах также крепостные крестьяне и холопы. Расправляясь с повстанцами казнями, пытками и ссылками в дальние города и в Сибирь, царское правительство в то же время вынуждено было пойти на некоторые уступки посадским общинам, упорядочить судопроизводство, отменить наиболее грабительские меры, разорявшие народ.
     
      14. ИЗ «ЛЕЙДЕНСКОЙ БРОШЮРЫ» (О ВОССТАНИИ В МОСКВЕ 1648 г.)
      В дополнение к регулярно собираемым прямым налогам с тяглых людей («стрелецкие», «ямские деньги» и др.) правительство начало взимать с них новые поборы — «пятую» или «десятую деньгу» (с оценки доходов и движимого имущества). Главная тяжесть этого налога легла на плечи посадских людей «черных слобод», в то время как население принадлежавших феодалам «белых слобод» казенных податей и повинностей не несло. Небывалую нужду и разорение народным массам принес новый косвенный налог — соляная пошлина, взимавшаяся с продаваемой казной соли в 1646 — 1647 гг. Злоупотребления и насилия царских вельмож накалили обстановку в столице до крайности.
      Иностранец, находившийся летом 1648 г. в Москве, был очевидцем событий, описанных им в брошюре, изданной в том же году в Голландии.
      Извлечение из документа публикуется по изданию: Городские восстания в Московском государстве XVII в. — М., 1936.
      Года 1648 второго июня, по старому стилю, в пятницу, до полудня, его величество царь всея Руси, Алексей Михайлович, со всей торжественностью совершал, вместе с патриархом, ежегодную процессию или паломничество в сопровождении знатных бояр, иначе называемых советниками государства, а также высшего духовенства, каковым обстоятельством воспользовался народ, чтобы подать его царскому величеству некие челобитные о невыносимо больших податях, пошлинах и поборах, коими они были обременены несколько лет... а также о чрезвычайных несправедливых тяготах и притеснениях, которые они каждодневно претерпевают от бояр и далее не могут сносить; да и скорее желали бы тотчас умереть вместе с женами и детьми, нежели стенать далее под бременем подобных тягот; и бояре [окружавшие особу его царского величества], заполучив в свои руки челобитные, не только разорвали их в клочки, но и швырнули эти клочки в лицо [подателям] и ругали народ язвительными словами; да и некоторых велели своим холопам или крепостным слугам немилосердно побить; а иных заточить в темницу, что сделало народ весь-
      ма нетерпеливым и до чрезвычайности ожесточило против бояр; и по окончании процессии народ всем скопом пошел к Кремлю. Стрельцы [или его царского величества лейб-гвардия] [числом в несколько тысяч] чье жалованье также было уменьшено и убавлено, так что они не могли им себя прокормить, пристали к народу, и тотчас после обеда напали на двор Бориса Ивановича Морозова — главнейшего посла его царского величества, правителя всей России, обвенчавшегося прошедшей зимой с сестрой нынешней царицы, и его двор был в конец расхищен, различные найденные ими драгоценные вещи они порубили в куски топорами и саблями; все золотые и серебряные изделия расплющили, драгоценный жемчуг и другие каменья истолкли в порошок, потоптали ногами, пошвыряли за окно, не позволяя никому что-либо унести с собою, крича во все горло: «То наша кровь»... От этого двора народ поспешно устремился ко двору Назара Ивановича Чистова — великого канцлера государства и начальника над всеми иноземцами, чей двор они также в конец разграбили и забрали там неимоверно большую казну золота и серебра; он же [будучи болен] отлучился в баню... когда он вышел из бани, они встретили его и избили дубинами, топорами и саблями. Первый, ударивший его топором по голове, сказал ему: «Изменник, то за соль» [он ведь и был тем, кто наложил высокую подать на соль], и полумертвого его протащили... [и] ...бросили... на навозную кучу, где и прикончили.
      Оттуда они с необычайным шумом напали на двор Леонтия Степановича Плещеева, правителя города [или начальника над всеми городами], чей двор они также в конец расхитили, а сам он бежал к его царскому величеству. Оттуда они всем народом и силой устремились на двор Петра Тихоновича Траханиотова, начальника надо всей артиллерией, чей двор они также в конец разорили, а он сам бежал из города в некий монастырь.
      Оттуда они с адской злобой напали на дворы различных других бояр, где [сокрушая все] не оставили в целости и малейшей безделицы, меж тем наступила ночь, и разбой несколько поутих, но с раннего утра снова принялись разорять и грабить дворы многих других знатных господ и русских торговых людей, которые так или иначе зависели от прежде помянутых [бояр] — всего числом примерно тридцать шесть.
      Учинив это, они всем скопом устремились в Кремль и вызывали на суд бежавшего Морозова, бежавшего Плещеева вместе с бежавшим Траханиотовым, а также его царское величество, и домогались, чтобы выдали им в руки [беглецов], того ради его царское величество тотчас выдал им Плещеева, дабы ему публично отсекли топором голову, однакож народ был до чрезвычайности ожесточен против него и не мог так долго терпеть [пока приведут в исполнение приговор], но потащили его [Плещеева] на большую рыночную площадь и там палками и дубинами избили его так, что он стал синим как легкое, и топорами и саблями изрубили, как рыбу, и так оставили лежать нагого в назидание и на позорище.
      Народ, еще не удовольствованный тем, стал далее единодушно и громко взывать и весьма настойчиво добиваться Морозова, а также Траханиотова; тогда его царское величество сам, своей особой, вышел к народу и, видя, что нельзя унять народ, стал настойчиво упрашивать: дать ему не более двух дней сроку, он хочет за это время справедливо поразмыслить и даровать им во всем удовлетворение. И тем стечение народа перед полуднем было утишино, и все тихо разошлись по домам. Но что за тем воспоследовало? Тотчас после обеда в пяти различных местах города учинился большой и ужаснейший пожар, который за тринадцать или четырнадцать часов опустошил половину Москвы, обратив ее в груду пепла. В этом пожаре сгорело всего [как насчитывают некоторые] около десяти тысяч дворов; и так как на различных дворах стояло много различных домов, то можно счесть, что погорело примерно пятнадцать тысяч домов... число людей, которые сгорели, задохлись и задушились в дыму, которые известны, исключая тех, которые остались неизвестны, исчисляют примерно в тысячу семьсот... во время этого ужасного большого пожара в другие кварталы города, где проживали все мы, иноземцы, а также многие другие русские, схватили несколько негодяев поджигателей... и они откровенно признались, что были к тому подкуплены многократно упомянутым Морозовым, дабы отомстить народу, а также другим вельможам, его противникам. Народ, узнав об этом, еще более ожесточился против Морозова и требовал, чтобы его выдали без всякого промедления, и его царское величество прилежно просил сохранить ему [Морозову] жизнь... того ради [царь] обещал всему народу, целуя в том [по русскому обычаю приносить клятву] золотой крест, который держал в руках патриарх... что он сошлет Морозова на крайний рубеж государства, на вечную опалу, или велит удалить его в монастырь и постричь там в монахи.
      Другой [боярин], Петр Тихонович Траханиотов, который бежал в один из монастырей, был по повелению его царского величества выдан [народу], и ему отрубили голову на плахе...
     
      НАРОДНЫЕ ВОССТАНИЯ В НОВГОРОДЕ И ПСКОВЕ 1650 г.
      Восстания в Новгороде и Пскове 1650 г. явились одними из самых крупных антифеодальных движений XVII в. Они распространились на пригороды Пскова
      (Гдов, Остров, Изборск) и сельские районы Пскова и Новгорода. Если в Новгороде восстание, вспыхнувшее 15 марта, царским войскам удалось через месяц подавить, то в Пскове оно продолжалось до августа 1650 г. Повстанцы образовали свое правительство — «Всегороднюю избу». Упорство восставших вынудило правительство царя Алексея Михайловича направить для подавления восстания большую армию во главе с боярином Иваном Хованским.
      Извлечения из документов публикуются по изданиям: Новые материалы о новгородском восстании 1650 г. // Вопросы истории. — 1981. — №2; Тихоми-
      ров М. Н. Классовая борьба в России XVII в. — М., 1969.
     
      15. ЗАПИСЬ О ПОДАЧЕ ЯВОЧНОЙ ЧЕЛОБИТНОЙ ПОДЬЯЧИХ НОВГОРОДСКОЙ СЪЕЗЖЕЙ ИЗБЫ И ДВОРЦОВОГО ПРИКАЗА
      Марта в 21 день подали явку Новогородцкие съезжие избы1 подьячие Богдан Воломской, Дружина Харитонов... (следуют имена еще 23-х подьячих)... что в нынешнем де во 158-м году марта 15 день в Великом Новегороде в посадцких людех, и в стрельцах, и в козакех и в новокрещенах учинилось смятение великое, и многие домы пограбили и государева богомольца митрополита Никона2 били и за окольничим за князь Федором Андреевичем Хилковым и за дьяки за Василием Софоновым да Исаком Кудриным3 с оружьем и с каменьем, а их, подьячих, с теми смутными людьми в их воровском заводе и в думе и в совете нет и не бывало и впредь не будут. А ныне де, покрывая оне свое воровство, во градцкой в земской избе бывший митропо-личь приказной человек Иван Жеглов4 с советники, которые на воровство думали и учинились с посадцкими и с стрельцы и с казакии с новокрещены и со всеми черными людми учинили смуту, забыв государево крестное целованье, учинили запись неведомо какую, и к той записи всяких чинов людем велят руки прикладывать5, не показав. А которые люди не хотят в таком их воровском совете быть, и тем велят силно, бив розными всякими бои, руки потому же прикладывать. А дворян и детей боярских, которые ныне в Великом Новегороде, и подьячих велят, имая по одному человеку, приводить в земскую избу и заставляют руки прикладывать потому же сильно. И марта в 20 день дворяне и дети боярские и оне, подьячие, в земской избе приходили к Ивану Жеглову и всем новгородцом посад-цким людем говорили, чтоб оне им те свои записи показали, и завод-ца6 де Иван Жеглов с товарыщи с своими советники не показали, а сказывал им тот Иван Жеглов речью, что написаны у них в записи такова: как де по кого-нибудь их воровского совету присланы будут с Москвы какие-нибудь люди, и их бы никого не выдать, стоять за одно...
      1 Съезжая изба — канцелярия местной администрации.
      2 Никон — митрополит в Новгороде (1648 — 1652), потом патриарх (1652 — 1658).
      3 Князь Ф. А. Хилков — новгородский воевода, остальные дьяки.
      4 Иван Жеглов — один из предводителей повстанцев.
      5 Руки прикладывать — подписывать обязательство всем «стоять за один».
     
      16. ОТПИСКА ВОЕВОДЫ И. Н. ХОВАНСКОГО ЦАРЮ АЛЕКСЕЮ МИХАЙЛОВИЧУ О БОЯХ С ПОВСТАНЦАМИ. 12 ИЮЛЯ 1650 г.
      По твоему государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии велено со мною, холопом твоим Ивашком, быти на твоей государеве службе подо Псковом ноугородцом, луча ном, торопчаном и розных городов дворяном и детем боярским, да с Олонца и с Сумерские волости салдатом, а ис Торопца н с Лук Великих стрелцом и казаком...
      А изо Пскова, государь, беспрестанные вылоски и бои и чаем,
      государь, от псковских воров приходу к осторожкам и к обозу на Снятныю гору вскоре многими людми... А ноугородцкую, государь, дорогу ото Пскова псковские воры и волос(т)ные деревенские шиши1 заняли, гонцом к тебе, государю, к Москве и с Москвы проехать никоторыми обычаи нелзя и з запасы не пропускают, многих побивают, а иных, поймав, отводят во Псков...
      Июля, государь, в 12 день выходили изо Пскова псковские воры... а хотели взять острожек, которой поставлен за Великою рекою, и твоих государевых ратных людей побить... И те псковские воры учали острожку наступать, и с сотнями, которые стояли на стороже, и с пехотою у острожка битца... И со псковскими воры учинился у твоих государевых ратных людей у пехоты бой большой... И по смете, государь, убито было псковских воров больши трехсот человек, а живых взято человек с сорок, и от ран многие померли, а осталося в живых десять человек. И те языки роспрашиваны и пытаны...
      1 Шиши — голь перекатная, бедняки, участники повстанческих отрядов крестьян и бобылей.
     
      17. Г. КОТОШИХИН О ВОССТАНИИ В МОСКВЕ 1662 г. («МЕДНЫЙ БУНТ»)
      Народное восстание в Москве в июле 1662 г. явилось результатом дальнейшего усиления феодально-крепостнического гнета, роста податей и повинностей горожан, разорения и голода народных масс. Толчком к восстанию послужили чеканка медных денег, пущенных в оборот по цене серебряных, злоупотребления царских вельмож, не гнушавшихся брать «посулы» (взятки) с богатых людей, которые чеканили фальшивые медные деньги и «откупались» от наказания. Об обстановке в Москве накануне восстания и жестокой расправе с повстанцами сообщает очевидец событий Г. Котошихин в сочинении, написанном им в 1666 — 1667 гг. в Стокгольме после побега в Швецию.
      Извлечения из его рассказа публикуются по изданию: Котошихин Г. О России в царствование Алексея Михайловича. — М., 1859. — С. 82 — 87.
      Да в то ж время делали денги полтинники медные с ефимок1, и крестьяне увидев такие в одну пору худые деланые денги, неровные и смешаные, не почали в городы возить сена и дров и съестных запасов, и почала быть от тех денег на всякие товары дороговь великая. А служилым людем царское жалованье давано полное, а они покупали всякие запасы и харчь и товары вдвое ценою, и от того у них в году жалованья не доставало, и скудость почала быть болтая... И... ходили те мелкие денги многое время с серебряными за-ровно...
      И в скором времяни, на Москве и в городех, объявилися в тех медных денгах многие воровские, и тех людей хватали и пытали всячески, где они те денги имали; и они в денежном воровстве не винились, а сказывали, что от людей имали в денгах не знаючи. И потом почали домышлятися на денежных мастеров, и на серебряников, и на котелников, и на оловянишников, и на иных людей, потому что до того времяни, как еще медных денег не было, и в то время жили они не богатым обычаем, а при медных денгах испоста-вили себе дворы, каменные и деревяные, и платье себе и женам поделали з боярского обычая, такъже и в рядех всякие товары и сосуды серебряные и съестные запасы почали покупать дорогою ценою, не жалея денег, и их подсматривая хватали, и воровские денги их дела у них вынимали... И которые воры были люди богатые, и они от своих бед откупались, давали на Москве посулы болшие боярину, царскому тестю, Илье Даниловичу Милославскому, да думному дворянину Матюшкину, за которым была прежнего царя (Михаила Федоровича. — Ред.) царицына родная сестра, да дьяком, а в городех посулы ж воеводам и приказным людем: и они, для тех посулов, тем вором помогали и из бед избавливали...
      И тех воров товарыщи видя, что тому боярину и думному человеку, за их воровство, не учинено ничего, умыслили написать на того боярина и на иных трех воровские листы... будто те бояре ссылаются листами с Полским королем, хотя Московское государство погубить и поддать Полскому королю; и те воровские листы прибили, в ночи, на многих местех по воротам и по стенам, а царь в то время был в походе, со всем своим домом, и с ними бояре и думные и ближние люди, в селе Коломенском, от Москвы 7 верст. И наутрее всякого чину люди идучи в город, те письма чли и взяли к себе; и пришед на (Красную. — Ред.) площадь к Лобному месту, у рядов, стали те пис-ма честь в слух всем людем. И собралось к тому месту всякого чина людей множество, и умыслили итти в город к царю и просити тех бояр, чтоб им царь выдал их головою на убиение; и уведали, что царя на Москве нет, и они скопяся все вместе тысечь с пять пошли к царю в поход, а с Москвы в то время бояре послали к царю с вестью, что на Москве учинилась смута и почали домы грабить...
      И как те люди пришли и били челом царю о сыску изменников, и просили у него тех бояр на убиение: и царь их уговаривал тихим обычаем, чтоб они возвратилися и шли назад к Москве, а он царь кой час отслушает обедни будет к Москве, и в том деле учинит сыск и указ; и те люди говорили царю и держали его за платье за пугвицы: «чему де верить?» и царь обещался им Богом и дал им на своем слове руку, и один человек ис тех людей с царем бил по рукам и пошли к Москве все...
      (Поскольку царь не спешил выполнить обещание, возмущенные полной безнаказанностью лиц, виновных в выпуске «воровских» денег, москвичи вновь направились к Алексею Михайловичу в Коломенское. — Ред.) А пришед к царю на двор... а царь в то время садился на лошадь, хотев ехать к Москве... и они... почали у царя просить для убийства бояр, и царь отговаривался, что он для сыску того дела едет к Москве сам; и они учали царю говорить сердито и невежливо, з грозами: «будет он добром им тех бояр не отдаст, и они у него учнут имать сами, по своему обычаю». Царь, видя их злой умысл, что пришли не по добро и говорят невежливо, з грозами, и проведав, что стрелцы к нему на помочь в село пришли, закричал и велел стол-ником, и стряпчим, и дворяном, и жилцом, и стрелцом, и людем боярским, которые при нем были, тех людей бити и рубити до смерти
      И ЖИВЫХ ЛОВИТИ. , icq
      И как их почали бить и сечь и ловить, а им было противитися не уметь, потому что в руках у них не было ничего, ни у кого, почали бегать и топитися в Москву реку, и потопилося их в реке болши 100 человек, а пересечено и переловлено болши 7000 человек, а иные розбежались. И того ж дни около того села (Коломенского. — Ред.) повесили со 150 человек, а досталным всем был указ, пытали и жгли, и по сыску за вину отсекали руки и ноги и у рук и у ног палцы, а иных бив кнутьем, и клали на лице на правой стороне признаки, розжегши железо напрасно, а поставлено на том железе «буки», то есть бунтовщик, чтоб был до веку признатен; и чиня им наказания, розослали всех в далние городы, в Казань, и в Астрахань, и на Терки, и в Сибирь, на вечное житье, и после их по скаскам их, где кто жил и чей кто ни был, и жен их и детей потомуж за ними розослали; а иным пущим вором того ж дни, в ночи, учинен указ, завязав руки назад посадя в болшие суды, потопили в Москве реке...
      1 Ефимок, талер — серебряная немецкая монета, имевшая хождение в России XVII в.
     
      ВОССОЕДИНЕНИЕ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ
      После слияния Польши и Великого княжества Литовского по Люблинской унии 1569 г. в одно государство — Речь Посполитую — и провозглашения Брестской церковной унии 1596 г., подчинившей православную церковь Украины и Белоруссии Ватикану (католической церкви), польско-литовские феодалы установили на подвластных землях режим жестокого крепостнического и национального гнета. В ответ уже в конце XVI — начале XVII в. на Украине и в Белоруссии произошли крупные народные восстания (под предводительством Кри штофа Коси некого — 1591 — 1593 гг., Северина Наливайко — 1594 — 1596 гг., восстания горожан в Витебске, Могилеве и др.), а в 30-х гг. XVII в. прокатилась новая волна освободительного движения (восстание под предводительством Тараса Трясилы — 1632 — 1634 гг., Павлюка, Гуни и Остр я ни на — 1637 — 1638 гг.). Все они были жестоко подавлены. В то же время развивались экономические, политические и культурные связи украинского и белорусского народов с Россией. В XVI — XVII вв. все большие группы украинцев («черкас») и запорожских казаков переселялись в южные города и селения Руси, заселяли здесь на льготных условиях целые «слободы черкас», занимаясь хлебопашеством и поступая на службу в русское войско. Они активно участвовали в Ливонской войне (1558 — 1583), в отражении почти ежегодных нападений крымских ханов и турецких янычар на юге, а также в крестьянских войнах под предводительством И. И. Болотникова и С. Т. Разина. Все это подготовило окончательное воссоединение Украины с Россией в результате освободительной войны украинского и белорусского народов под руководством Богдана Хмельницкого (1648 — 1654) и русско-польской войны за Украину (1654 — 1667) по условиям Андру-совского перемирия.
      Извлечения из документов публикуются по изданию: Воссоединение Украины с Россией: Документы и материалы в трех томах. — М., 1953. — Т. III. — С. 413 — 414, 460 — 461, 567 — 570.
     
      18. ИЗ РЕШЕНИЯ ЗЕМСКОГО СОБОРА В МОСКВЕ О ВОССОЕДИНЕНИИ УКРАИНЫ С РОССИЕЙ.
      1 октября 1653 г.
      ...А о гетмане о Богдане Хмельницком и о всем Войске Запорожском бояре и думные люди приговорили, чтоб великий государь
      царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии изволил того гетмана Богдана Хмельницкого и все Войско Запорожское з городами их и з землями принять под свою государскую высокую руку для православные християнские веры и святых божиих церквей, потому что паны рада и вся Речь Посполитая на православную християн-скую веру и на святые божии церкви востали и хотят их искоренить, и для того они, гетман Богдан Хмельницкой и все Войско Запорожское, присылали к великому государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии бити челом многижды, чтоб он, великий государь, православные християнские веры искоренить и святых божиих церквей разорить гонителем их и клятвопреступником не дал и над ними умилосердился, велел их приняти под свою государскую высокую руку... И по тому по всему приговорили: гетмана Богдана Хмельницкого и все Войско Запорожское з городами и з землями принять...
     
      19. ПЕРЕЯСЛАВСКАЯ РАДА. ИЗ СТАТЕЙНОГО СПИСКА РУССКОГО ПОСЛА НА УКРАИНУ В. БУТУРЛИНА.
      4 — 9 января 1654 г.
      ... И как собралося великое множество всяких чинов людей, учинили круг пространный про гетмана и про полковников, а потом и сам гетман вышел под бунчуком1, а с ним судьи и ясаулы, писарь и все полковники. И стал гетман посреди круга, а ясаул войсковой велел всем молчать. Потом, как все умолкли, начал речь гетман ко всему народу говорить: Панове полковники, ясаулы, сотники и все Войско Запорожское, и вси православнии християне. Ведомо то вам всем, как нас бог свободил из рук врагов, гонящих церковь божию и озлобляющих все християнство нашего православия восточного. Что уже 6 лет живем без государя в нашей земле в безпрестанных бранех и кровопролития з гонители и враги нашими, хотящими искоренить церковь божию, дабы имя русское не помянулось в земли нашей. Что уже вельми2 нам всем докучило, и видим, что нельзя нам жити боле без царя. Для того ныне собрали есмя раду, явную всему народу, чтоб есте себе с нами обрали государя из четырех, которого вы хощете Первый царь есть турский, который многижды через послов своих призывал нас под свою область; второй — хан крымский; третий — король польский, который, будет сами похочем, и теперь нас еще в прежную ласку приняти может; четвертый есть православный Великия Росия государь царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Русии самодержец восточной, которого мы уже 6 лет безпрестанными молении нашими себе просим — тут которого хотите избирайте. Царь турский есть бусурман: всем вам ведомо, как братия наши, православнии християне греки, беду терпят и в каком суть от безбожных утеснений. Крымской хан тож бусурман, которого мы по нужди и в дружбу принявши, каковыя нестерпимый беды приняли есмя. Какое пленение, какое нещадное пролитие крови християнские от польских панов утеснения — никому вам * каты
      вать не надобеть... А православный християнский великий государь, царь восточный, есть с нами единого благочестия греческого закона, единого исповедания... Той великий государь царь християнский, зжалившися над нестерпимым озлоблением православные церкви в нашей Малой Росии, шестьлетных наших молений без-престанных не презревши, теперь, милостивое свое царское сердце к нам склонивши, своих великих ближних людей к нам с царскою милостию своею прислати изволил, которого естьли со усердием возлюбим, кроме его царския высокия руки, благотишнейшего пристанища не обрящем. А будет кто с нами не согласует теперь, куды хочет вольная дорога.
      К сим словам весь народ возопил: волим под царя восточного, православного, крепкою рукою в нашей благочестивой вере умирати, нежели ненавистнику христову поганину достати. Потом полковник переяславской Тетеря, ходячи в кругу, на все стороны спрашивал: вси ли тако соизволяете? Рекли весь народ: вси единодушно. Потом гетман молыл, буди тако. Да господь бог наш сукрепит под его царскою крепкою рукою. А народ по нем вси единогласно возопил: боже, утверди, боже, укрепи, чтоб есми вовеки вси едино были...
      1 Бунчук — войсковое знамя.
      2 Вельми — (церк.) весьма.
     
      КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА ПОД ПРЕДВОДИТЕЛЬСТВОМ С. Т. РАЗИНА
      После похода казацкой голытьбы во главе с С. Т. Разиным «за зипунами» на Волгу и в Каспийское море (1667 — 1669) казаки с богатой добычей вернулись на Дон. В Кагальницкий городок под знамена Разина стекались толпы казаков, беглых крестьян и холопов. Весной 1670 г. повстанцы двинулись с Дона на Волгу, заняли Царицын, Камышин, Черный Яр и Астрахань, а затем поднялись вверх по Волге, взяли без боя Саратов и Самару и подошли к Симбирску. Крестьянские восстания охватили все Поволжье. Сподвижники Разина заняли Пензу, Нижний и Верхний Ломов, Темников. Кроме казаков и русских крестьян в восстании активно участвовали народности Поволжья (чуваши, мордва, марийцы). Для подавления крестьянской войны были направлены громадные воинские силы — стрельцы, солдаты, драгуны, отряды дворян под командой Ю. А. Долгорукого, Ю. И. Барятинского и других воевод. В сентябре 1670 г. под Симбирском Разин потерпел поражение, был ранен и ушел на Дон. «Домовитые» (богатые) казаки выдали Степана Разина и его брата Фрола царским властям: в июне 1671 г. они были казнены в Москве. Однако крестьянская война продолжалась и после гибели Разина.
      Документы публикуются по изданию: Крестьянская война под предводительством Степана Разина. — М., 1954. — Т. I. — № 162; М., 1957. — Т. II. — № 53, 78, 118, 120, 207; М., 1962. — Т. 111. — № 28, 58, 179.
     
      20. ОТПИСКА ГОЛОВЫ МОСКОВСКИХ СТРЕЛЬЦОВ В. ЛАГОВЧИНА В ПРИКАЗ ТАЙНЫХ ДЕЛ О ВЗЯТИИ С. РАЗИНЫМ АСТРАХАНИ.
      21 июля 1670 г.
      ...Богоотступный вор и изменник Стенька Разин сошелся... с стольником и воеводою с князь Семеном Львовым и с астараханскими ратными людьми, которые... шли из Астрахани на него... Стеньку
      Разина, в Черном Яру. И астараханские де, государь, ратные люди тебе, великому государю, изменили и стольника и воеводу князь Семена Львова ему, богоотступнику вору и изменнику Стеньке Разину, руками отдали и сами пристали к нему, вору, и с ним, вором, бою не учинили. Да в тех же числех он... Стенька Разин, город Черной Яр взял и в Черном Яру посадил своих воровских казаков и изменников астараханских стрельцов и донских казаков, и... от Черного Яру пошел к Астарахани. А боярин и воеводы князь Иван Семенович Прозоровской с товарищи, проведав подлинно про ево воровской приход к Астарахани, около Астарахани обеих каменных городов и деревянного города крепости построил для ево воровского приходу великие. И как он... Стенька Разин, пришел к Астарахани и приступал к Астарахани 2 дни, и астараханские де, государь, стрельцы своровали, тебе, великому государю, изменили и... Астарахань ему... Стеньке Разину, здали, и ворота ему... отворили...1 А боярин и воевода князь Иван Семенович Прозоровский убит от него, вора, с роскату, а товарищ [воеводы], брат ево, стольник и воевода князь Михайла Семенович Прозоровской убит в Белом каменном городе у Решеточных ворот... А которые, государь, по твоему... указу были в Астарахани... головы московских стрельцов, и дворяне московские, и жильцы, и головы астараханских стрельцов, и астараханцы дворяне дети боярские... тебе, великому государю, радели и с ним, богоотступным вором, бились, — и он... тех твоих великого государя ратных людей побил многих...
      1 В царской грамоте 26 августа 1670 г. сказано, что Разин пошел на приступ крепости Астрахани ночью «по совету с астраханскими стрельцами, бездомов-ными людьми», «и те воры его, Стеньку, в город пустили». Разин же, «соединясь» с ними, «бросил с роскату» воеводу И. С. Прозоровского и убил «мало не всех» царских дьяков, дворян, голов стрелецких и тех московских и астраханских стрельцов, которые «к его воровству не пристали» (Акты, собранные... Археографической экспедицией имп. Академии наук (ААЭ). — Спб., 1836. — T. IV. — № 177).
      21. «ПРЕЛЕСТНЫЕ ГРАМОТЫ» С. Т. РАЗИНА И ЕГО СПОДВИЖНИКОВ
      «Прелестные грамоты» С. Т. Разина, содержащие призыв «богу да государю послужить», красноречиво свидетельствуют, что восставшие, как в свое время И. И. Болотников и его сторонники, верят в «хорошего», «справедливого» царя, царя-«заступника».
      1. Грамота от Степана Тимофеевича от Разина. Пишет вам Степан Тимофеевич всей черни. Хто хочет богу да государю послужить, да и великому войску, да и Степану Тимофеевичи), и я выслал казаков, и вам бы за [о]дно измеников вывадить и мирских кравапив-цев вывадить. И мои казаки како промысь станут чинить, и ва[м] бы итить к ним в совет, и кабальныя и апальныя шли бы в по [л] к к моим казакам...
      2. Великого войска Данского и Еицкого1 и Запорожского от атаманов от Михаила Харитоновича, да от Максима Дмитревича, да от Михаила Китпевича, да от Семена Нефедьева, да от Артемья Чирскова, да от Василья Шилова, да от Кирилы Лаврентьева, да
      от Тимофея Трофимовича в Челнавской атаманом молотцом и всему великому войску.
      Послали мы к вам Козаков лысогорских Сидара Леденева да Гаврилу Болдырева для собранья и совету великого войска. А мы ныне в Танбове ноября в 9 день в скопе, у нас войскова силы с 42 000, а пушак у нас 20, а зелья у нас полпятаста и больши пуд.
      И кой час к вам ся память придет, и вам бы пожаловать, атаманы и молотцы, собрався, ехоть к нам на помочь с пушками и з зель-
      ем безо всякого мотчанья днем и ночью наспех. А писал нам из Орзамасу донской атаман, что наши козаки князь Юрья Долгаруко-во побили со всем ево войским, а у него была пушак 120, а зелья 1500. Да пожаловать бы вам, породеть за дом пресвятые богородицы и за великого государя, и за батюшку за Степана Тимофеевича, и за всю провославную християнскою веру. Потом вам, атаманы молотцы, атаман Тимофей Трофимов челом бьет...
      1 Еицкого (Яицкого) — области яицкого казачества. После подавления восстания Е. И. Пугачева указом Екатерины II в 1775 г. река Яик переименована в Урал.
     
      22. ОТПИСКА ПОЛКОВОГО ВОЕВОДЫ П. УРУСОВА О БОЯХ Ю. БАРЯТИНСКОГО ПОД СИМБИРСКОМ.
      Октябрь 1670 г.
      ...В нынешнем во 179 году сентября в 15 день писали к тебе, великому государю... что послал я, холоп твой Петрушка (Урусов. — Ред.)у с устья Казани реки товарыща своево... воеводу князя Юрья Никитича Борятинского с твоими... ратными... людьми для выручки Синбирска...
      Сентября де в 20 день за Свиягою рекою под сельцом Куланги дожидались ево воровские казаки, татаровя и чюваша и черемиса и мордва больши 3000 конных и пеших людей, и был у нево с ними бой. И тех воров побили и языков взяли 67 человек, и тех де языков велел посечь и перевешать. Да на том же бою взят Яковлева приказу Соловцова стрелец Ефремко Провоторхов, и того де стрельца велел он росчетвертовать и на колье россажать.
      И сентября ж де в 23 день пришол он к реке Карле, и у реки де Карлы, собрався, встретили его воровские казаки и татарова и чюваша и черемиса и мордва, учинили с ним бой. И на том бою тех воровских казаков побил и языков взято 18 человек, и тех языков велел посечь и перевешать...
      Да сентября ж де в 29 день пришел он к черте в городок Тогаев, а ис Тагаева де все люди выбежали к вору Стеньке Разину в Симбирск. И ис того городка пошел он во Мшанеск, а изо Мшанску пошел к Синбирску по Крымской стороне октября в 1 день, и пришел к Свияге реке до Синбирска за 2 версты. И вор де Стенька Разин, собрався с ворами з донскими казаки, и с астараханскими, и с царицынскими, и с саратовскими, и с самарскими ворами, и с-ызменники с синбирскими... с ворами из розных городов... с великими силами почел на него наступать... И он де со всеми твоими великого государя
      ратными людьми разобрався и устроясь, против вора Стеньки Разина пошел и с ним сшелся сажень в 20-ти, и учинили бой и на том бою ево, вора Стеньку, сорвали и прогнали. И собрався он, вор Стенька, со всеми силами, с конными и пешими людьми и с пушками... и учинил с ними бой, что люди в людех мешались и стрельба на обе стороны из мелкова ружья и пушечная была в притин. И милостию божиею... тех воров побили бесчисленно много. А ево, вора и кресто-преступника Стеньку, самово было жива взяли, и рублен саблею, и застрелен ис пищали в ногу, и одва ушел...
      А было де с вором Стенькою воровских людей и казаков с черты и из уездов з 20 000...
     
      23. ОТПИСКА ПОЛКОВОГО ВОЕВОДЫ Ю. ДОЛГОРУКОВА О РАСПРОСТРАНЕНИИ ВОССТАНИЯ В ПОВОЛЖЬЕ И СМЕЖНЫХ ОБЛАСТЯХ.
      12 октября 1670 г.
      Государю царю и великому князю Алексею Михайловичу... Велено мне, холопу твоему, посылать посылки для промыслу на воров в Нижегородцкой и в Курмышской уезды, и к Лыскову, и к Мурашки-ну и в-ыные села, и в Темников и в-ыные места, где пристойно, чтоб за милостию божиею воров от воровства унять и искоренить воровство... И против твоего великого государя наказу, собрався у Арзамасу с твоими... ратными людьми, хотели итти к Олатарю вскоре. И у Арзамаса учали стоять, потому что во многих местех учинилось воровство: в Саранске и в Орзамаском и в Олаторском уездех, и в Лыскове и в Мурашкине и в-ыных местех, а в другой, государь, стороне, от украйны, в Темникове, в Кадоме и к Шацкому...
     
      24. ГРАМОТА ИЗ ПРИКАЗА КАЗАНСКОГО ДВОРЦА КАДОМСКОМУ ВОЕВОДЕ С ИЗВЕЩЕНИЕМ О ВЫДАЧЕ РАЗИНА И РАСПРАВЕ С РАЗНИЦАМИ.
      11 мая 1671 г.
      В нынешнем во 179-м году мая в 10 день писали к нам, великому государю, з Дону атаманы и казаки Корней Яковлев с товарыщи... что они, казаки, совокупись единомышленно во всех городках и служа нам, великому государю, ходили ис Черкаского городка под Когольник для промыслу на воров и изменников на Стеньку Разина с товарыщи. И милостию всесильного господа бога... они... под Когольником воров многих побили и тово вора и изменника Стеньку Разина и ево единомышленников, которые с ним пришли в Кагальник с Царицына и на Дону к ево воровству пристали, взяли. И ево, Стеньку, привезли в Черкаской и заковали в кайдалы и отдали стеречь за крепкую сторожу. А товарыщев ево единомышленников воров же в Кагальнику и в Черкаском всех побили и перевешали, а ево, вора Стеньку, послали... к Москве с атаманом с Корнеем Якозлевым с товарыщи апреля в 24 день нынешнего 179 году...
     
      СОЛОВЕЦКОЕ ВОССТАНИЕ 1668 — 1676 гг.
      Еще в 1657 г. монахи и священники Соловецкого монастыря, собравшись в трапезной на своем «черном соборе», отказались принять «новоисправленные» патриархом Никоном богослужебные книги. Все увещевания царя и патриарха соловчане отвергли, и весной 1668 г. наиболее решительные элементы из них подняли вооруженное восстание. Повстанцы — рядовые монахи, монастырские «служки» и крестьяне-«трудники», «работные люди» монастырских солеварен и рыбных промыслов — оказали царским войскам упорное сопротивление. В ходе вооруженной борьбы в крепость монастыря прибывали посланцы «из Разина полку» с Волги, а после подавления крестьянской войны примкнуло множество ее участников — «солдаты и холопы боярские, воровские казачишки», некоторые из них (Фаддей Кожевник, Иван Сарафанов, донской казак Григорий Кривоног) непосредственно руководили обороной монастыря. Волнения охватили громадную территорию Поморья, откуда «нищие мужики и бабы и робята» доставляли повстанцам на остров продовольствие и сведения о численности и вооружении царских войск. Под защитой мощных каменных стен монастыря, располагая большими запасами оружия (около 90 пушек, до 900 штук ручного огнестрельного оружия, пики, бердыши и др.), повстанцы успешно отразили все предпринятые отборными полками московских стрельцов штурмы крепости, взорвали подкопы под три башни, делали вылазки, нанося царским воеводам большие потери. Не помогла и ожесточенная бомбардировка монастыря царской артиллерией. Крепость была взята лишь в январе 1676 г. в результате предательства монаха Феоктиста, который указал воеводе тайный вход в монастырь. В ночном бою внутри крепости были перебиты почти все ее защитники, а попавшие в плен повешены и утоплены в прорубях, сам же монастырь разграблен до нитки.
      Извлечения из документа публикуются по изданию: Материалы для истории раскола.-М., 1878. — Т. 111.-Ч. З.-С. 327 — 330.
     
      25. РАССПРОСНЫЕ РЕЧИ (ПОКАЗАНИЯ) ЦАРСКОМУ ВОЕВОДЕ И. МЕЩЕРИНОВУ ВЫХОДЦА ИЗ МОНАСТЫРЯ СВЯЩЕННИКА МИТРОФАНА.
      Октябрь 1674 г.
      Мятеж учинился о новоисправленных книгах от черного священника1 Геронтья, да от архимарита Никанора, да от келаря Азарья, да от служки Фадюшки Бородина с товарищи... А стрельба де зачалась от Никанора архимарита да от служки Фадюшки Бородина с товарищи; и он де Никанор по башням ходит беспрестанно, и пушки кадит, и водою кропит, и им говорит: «матушки де мои галаночки2, надежда де у нас на вас, вы де нас обороните»; и велит по воеводе по Иване Алексеевиче Мещеринове и по ратным людем стрелять беспрестанно, а на башнях и по стенам приказывает караульщиком смотреть из трубок3 его, воеводу: «как де усмотрите, и вы де по нем стреляйте; как де поразим пастыря, а ратные люди розыдутся, аки овцы»...
      А ныне де воры и к бунту и к воровству заводчики келарь старец Нафанаил, прозвище Тугин, да городничий старец Протасей, да воры ж сотники4 Исачко Воронин, да кемлянин Самко за великого государя бога молить им священником не велели и хотели их побить... И сентября де в 16 день был у них воров воровской их собор5, а на том соборе воры, сотники Исачко и Самко с товарищи, во всей своей воровской службе келарю отказали, и ружье на стену положили, и болши того служить не хотели для того, что де они воры за великого
      государя священником бога молить не велели, а священницы де их не слушают и за великого государя бога молят.
      И они де воры того слышать не хотят; и келарь де им добивал челом, чтобы они им служили, и они де воры сотники ружье взяли и служить стали по прежнему; а в церковь божию не ходят и на исповедь к отцам духовным не приходят, а исповедываются бельцы6 промеж собою у простолюдинов... а их, священников, называют еретиками... А про великого государя говорят такие слова, что не только написать, но и помыслить страшно. А сели де они воры в монастыре на смерть, сдаться никоторыми делы не хотят. А хлеба де у них воров будет лет на десять и болши, а пороху де у них было сначалу девять сот пуд, а нынешнего де лета они выстреляли по государевым людем половину; а на башнях де у них девяносто пушек... А как они в Соловецком монастыре заперлись, приезжали к ним в монастырь с рыбою и с харчевыми запасу с берегу7 многие люди... А братьи де в монастыре двести человек, да белцов триста человек...
      1 Черного священника — иеромонаха, монаха-священника.
      2 Галаночки — пушки, привезенные из Голландии; в XVII в. находились на вооружении многих крепостей России.
      Из трубок — подзорных труб, также привозимых в Россию из Голландии.
      4 Сотники — находившиеся в монастыре ссыльные стрельцы и миряне, руководившие обороной крепости.
      6 Воровской... собор — собрание вожаков восстания.
      * Бельцы — миряне, не монахи.
      7 С берегу — с побережья Белого моря на континенте.
     
      ОСВОЕНИЕ СИБИРИ И ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА
      В конце XVI и в XVII в. обширные области Сибири и Дальнего Востока вошли в состав многонационального Российского государства и стали неотъемлемой частью нашей великой Родины. Численность населения Сибири к концу XVII в. составляла: русских — около 300 тыс., местных народностей — около 200 тыс., а всего до полумиллиона человек (см.: Дробижев В. 3., Ковал ьченко И. Д., Муравьев А. В. Историческая география СССР. — М., 1973. — С. 114 — 116). В трудных условиях суровой и неосвоенной природы сибирские земледельцы добились значительных успехов и уже к 80-м гг. XVII в. полностью обеспечивали потребности края в зерновых продуктах. В то же время была решена важная задача обеспечения Сибири местной солью, развивались промыслы (рыболовство, судостроение, заготовка строительного леса, пушной промысел), городское ремесло, внутренняя и внешняя торговля (с Китаем, Средней Азией). Уже в XVII в. было положено начало разведке и использованию местных рудных и нерудных ископаемых, появились первые «заводы» по производству железа, меди, серебра. Крупные масштабы приобрело строительство новых городов-крепостей: в конце XVI в. возведено одиннадцать (в том числе Тобольск, Тюмень, Верхотурье, Березов), а в XVII в. около ста сорока новых городов (в том числе Томск, Кузнецк, Енисейск, Красноярск, Якутск, Нерчинск, Селенгинск, Верхнеудинск, Албазин, Охотский и Камчатский остроги и др.). Подробнее об этом см.: История Сибири с древнейших времен до наших дней. — Л., 1968. — Т. 2. Сибирь в составе феодальной России...
      Извлечения из документов публикуются по изданиям: Дополнения к актам
      историческим (ДАИ). — Т. III. — № 14, № 83 (б); Т. VIII. — № 109; Т. VII. — № 22; Т. X. — No 77 (д), № 57.
     
      26. ЦАРСКАЯ ГРАМОТА О ЗАСЕЛЕНИИ СИБИРИ И О ПЕРЕВОДЕ КРЕСТЬЯН И ПОСАДСКИХ ЛЮДЕЙ В ГОСУДАРЕВО ТЯГЛО. 1646 г.
      Ведомо государю учинилося, что в прошлых годех с Руси из Поморских городов, с Устюга Великого, от Соли Вычегодской, из Перми Великой, с Вятки, с Кевроля, с Мезени, и из иных из руских городов, с посадов и из уездов, сошли в Сибирь посадцкие люди и многие пашенные крестьяне с тяглых своих жеребьев, от хлебного недороду и от бедности, с женами и с детьми; а в сибирских городех и в уездех те прихожие люди учали жить в архиепискупских землях и за детьми боярскими и за подъячими и за всякими служивыми людьми на пашнех во крестьянех и в половниках1, а иные живут на посадех и в уездех меж посадцкими людьми и у пашенных крестьян и ямских охотников2 в захребетниках3 и денежного и хлебного оброку в государеву казну не платят; а прежние воеводы, о том не радея, таких прихожих людей в Сибири не выискивали, в посацкие и в пашенные и в оброчные крестьяне не строили, и их укрывали, а иные нмали у них от того посулы... [По этому указу] всех сыскав, переписать подлинно, сколько таких прихожих людей, и кто именем, и которого города и сколь давно и за кем в Сибири живут, [и переписав], устроить за государем в слободы, где пригоже, в пашенные и в оброчные крестьяне, и ссуду и подмогу им давати против прежнего государева указу4, чтоб такие прихожие люди никто в избылых не был... [Беглых посадских людей в Сибири записать] за государем... и тягло им тянуть и службу служить5 с посадскими ЛЮДЬМИ в ряд... Да по тех по всех прихожих людех... имати крепкие поруки с запись-ми в том, что им на посаде... или в слободах жить за государем в пашенных крестьянех, где государь укажет, и никуда не бегать, а живучи на посаде с посадцкими людьми всякое тягло тянуть, а крестьяном в слободах государеву пашню пахать и оброчной хлеб и всякие государевы денежные доходы платить, и дворами и пашнями и всяким заводом строитца... чтоб в Сибири теми прихожими людьми посады и пашенные слободы наполнить.
      1 Половники — обедневшие крестьяне, работавшие по «порядной» (договору) в хозяйстве феодала за подмогу с уплатой ему определенной доли урожая (половины, трети и т. д.); сидя на чужой земле, половники до перехода к подворному обложению в 1679 — 1681 гг. государевых податей не платили.
      2 Ямские охотники за денежное и земельное жалованье несли почтовую и транспортную службу (ямскую гоньбу), жили в отдельных ямских слободах.
      3 Захребетники — разорившиеся крестьяне или горожане, жившие «за хребтом» состоятельных тяглых людей и работавшие на них за дневное пропитание.
      4 Казна выдавала крестьянам в Сибири для обзаведения хозяйством ссуды орудиями труда, рабочим скотом, зерном «на семена и на емена» (питание).
      5 Службу служить — кроме прямых и косвенных податей горожане несли так называемые «посадцкие службы» по ремонту и строительству крепостей, ночным караулам, постою войск и др.
     
      27. НАКАЗ ЯКУТСКОМУ ВОЕВОДЕ О ЯСАЧНЫХ ЛЮДЯХ. 1651 г.
      ...Да и в иные в новые землицы по Великой реке Лене и по Алдану и по Чоне и по Вилюю и по иным рекам потомуж посылати для 198
      проведыванья и для прииску и для приводу под государеву... руку служилых людей... и ясак с них [местных жителей] сбирати... ласкою, а не жесточью... и к шерти1 их... привесть... и ясачным людем налоги и оскорбленья никакого не учинить, и от государевы высокие руки их не отгонить... [Коренных жителей насильно не крестить, к себе для работы во дворы не брать, в Москву не вывозить], чтоб Сибирская Ленская земля пространялась, а не пустела. [Крестившихся добровольно] мужской пол устроивать в государеву службу2 и верстать их государевым денежным и хлебным жалованьем, смотря по людям, кто в какую статью пригодитца, в выбылые руских служилых людей места, [жонок и девок] выдавати замуж за новокрещенов же и за руских служилых людей3.
      1 Шерть — присяга: мусульман — по Корану, язычников — по их обычаю.
      2 В государеву службу — «новокрещенов» зачисляли в служилые люди «по прибору» (казаки, стрельцы, пушкари и др.).
      3 Официально дозволенные браки «новокрещенов» с русскими людьми были широко распространены в Сибири XVII в.
     
      28. ДОНЕСЕНИЕ ИРКУТСКОГО ВОЕВОДЫ Л. КИСЛЯ НС КО ГО О НЕФТИ ПОД ИРКУТСКОМ. 1684 г.
      ...В Ыркуцком же остроге передо мною иркуцкие жители словесно в розговоре говорили: за острожною де Иркуцкою речкой из горы идет жар неведомо от чего, и на том месте зимою снег не живет и летом трава не растет. И против их... росказанья, ездил я из Ир-куцкого того места по многие времяна досматривать; а по досмотру то место от Иркуцкого не в дальном растоянии, только с версту иль меньши, из горы идет пара, а как руку приложить, и рука не терпит много времяни, и издалека дух вони слышать от той пары нефтяной; а как к той паре и к скважне припасть близко, и из той скважни пахнет дух прямою сущою нефтью; а как которою скважню побольше прокопаешь, и из той скважни и жар побольше пышет, и тут знатно, что есть сущая нефть...
     
      29. ЧЕЛОБИТНАЯ ЦАРЮ ФЕДОРУ АЛЕКСЕЕВИЧУ КРЕСТЬЯН, ПОСЕЛЕННЫХ ОКОЛО АЛБАЗИНСКОГО ОСТРОГА НА РЕКЕ АМУР. 1682 г.
      ...Сосланы мы бедные за своя согрешения в такую дальную украину и посажены на пашню на пень да на колоду; а ссуда нам давана... небольшая: даваны были кони старые и жеребята молодые, ни в соху ни в борону не годились, и с нужи многие у нас перепро-пали; а ральники даваны нам старые и ломаные. И мы, сироты твои, надеяся на твою в. г. (великого государя. — Ред.) милость и на жалованье, имали кони в долги у торговых людей дорогою ценою, рублев по двенадцати и больши, а ральники рубли по три; а иные ссуды никакие нам не давано против иных городов, как дается твоя в. г. ссуда всякая пашенная и хлебное жалованье и денежное и скот; мы, сироты твои, людишки скудные и многие у нас холостые и одинокие; а льготы нам, сиротам твоим, не дано ни на единое лето, велено нам
      на тебя в. г. в первое лето пахать по полудесятине, и мы, сироты твои, холостые и женатые, пахали по ровну по полудесятине безоброчно шесть лет, ожидали себе твоего в. г. жалованья против иных сибирских городов, многие челобитные к тебе в. г. по вся годы мы бедные посылаем, а указу никакова не бывало и по се число... А в нынешнем... во 191 году... приезжали многие Богдойские люди1... сот с восемь... и оне у нас у многих хлеб потравили и сена... Пожалуй нас бедных и безпомощных сирот твоих своим в. г. жалованьем, чем тебе в. г. от нас господь бог по сердцу положит... К сей челобитной вместо пашенных крестьян... которые грамоте не умеют, по их веленью Воскресенской поп Федор Иванов руки приложил. К сей челобитной пашенной Стенька Богтюйской руку приложил.
      1 Богдойские люди — маньчжурских войск. В 1644 г. маньчжуры завоевали Китай и основали новую династию Цин. Цинские императоры уже в 50-х гг. XVII в. начали нападения на дальневосточные владения России в Приамурье. Маньчжурские войска опустошали Приамурье, сжигали и вытаптывали посевы, запасы хлеба и сена русских крестьян, а местное коренное население угоняли в свои пределы. В результате героической обороны русскими войсками в 1683 — 1687 гг. крепости Албазин (на реке Амур) император Канси вынужден был начать мирные переговоры с Россией, завершившиеся заключением Нерчинского договора 1689 г. Подробнее см.: Александров В. А. Россия на дальневосточных рубежах (вторая половина XVII в.). — М., 1969; Мелихов Г. В. Экспансия Цинского Китая в Приамурье и Центральной Азии в XVII — XVIII вв. // Вопросы истории. — 1974. — Ко 7.
      30. НЕРЧИНСКИЙ ДОГОВОР С КИТАЕМ. 1689 г.
      27 августа (6 сентября по н. ст.) 1689 г. в результате переговоров русского посла боярина Ф. А. Головина с уполномоченными китайской стороны в Нерчинске был заключен первый договор между двумя странами, определивший приблизительную границу между ними по течениям рек и горным хребтам, мирные пути урегулирования пограничных вопросов и принципы равноправия в торговых отношениях. В дальнейшем отношения между двумя странами были урегулированы Айгуньским 1858 и Пекинским 1860 гг. договорами.
      Извлечения из Нерчинского договора приводятся по изданию: Русско-китайские отношения в XVII в.: Материалы и документы. — М., 1972. — Т. 2. — С. 645 — 647.
      Ст. 1. Река, называемая Горбица, которая расположена близ реки Черной, по-татарски называемой Урум, и впадает в реку Сага-лиен-ула (Амур), составляет рубеж между обеими империями. Также от вершины скалы или каменной горы, на которой находится исток и начало вышеназванной реки Горбицы, и через вершину той горы до моря, владение империи так разделяется, чтобы все земли и реки, малые или большие, которые от южной части той горы впадают в реку Сагалиен-ула, были под властью Китайской империи, все же земли и реки, которые с другой стороны горы простираются к северной стороне, остаются под властью Российской империи, таким образом, чтобы реки, впадающие в море, и земли, находящиеся в промежутке между рекой Удью и вершиной горы, указанной в качестве рубежа, оставались не определенными. Вопрос о них после возвращения к себе послов обеих империй тщательно рассмотреть и точно исследовать и через послов или грамоты определить.
      Также река, называемая Аргунь, которая впадает в вышеназванную реку Сагалиен-ула, определяет границы так, что все земли, которые с южной стороны, принадлежат Китайской, а те, которые с северной стороны, — Российской империи. И все строения, которые находятся с южной стороны указанной реки до устья реки, называемой Мейрелке (правый приток р. Аргуни), должны быть перенесены на северный берег.
      Ст. 2. (Крепость Албазин «должна быть до основания срыта и разрушена», ее жители со всем имуществом «выведены в земли Русской империи», «охотникам» запрещается переходить установленные рубежи; перебежчики обеими сторонами выдаются.)
      Ст. 3. (Все прошлое «предается вечному забвению» с момента заключения этого мира.)
      Ст. 4. Те же подданные Русской империи, которые находятся в Китае, и Китайской империи — в России, пусть остаются в том же состоянии.
      Ст. 5. (Люди обеих сторон, «имеющие охранные грамоты для проезда, могут свободно следовать в земли обеих держав и повсюду продавать и покупать, как им будет необходимо для обоюдной торговли».)
      Ст. 6. (В результате) торжественного совета послов обеих империй, прекратившего спор о границах обоих государств и заключившего мир и клятвенно установившего вечную дружбу, не остается места для беспорядков, если только эти определенные условия надлежащим образом будут соблюдаться...
     
      ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПАМЯТНИКИ XVII в.
     
      31. СИМЕОН ПОЛОЦКИЙ. СТИХОТВОРЕНИЯ
      Симеон Полоцкий (до пострижения в монахи Самуил Емельянович Петровский-Ситнианович) (1629 — 1680) — белорус, родом из Полоцка. После окончания Киево-Могилянской академии был «дидаскалом» (учителем) в полоцком Богоявленском монастыре, в 1664 г. переехал в Москву. Будучи воспитателем детей царя Алексея Михайловича (царевичей Алексея, Федора, царевны Софьи), завел типографию «на верху» (в Кремле), где были напечатаны «Псалтырь рифмованная», «Букварь» и другие книги с гравюрами по рисункам знаменитого живописца Симона Ушакова (1626 — 1686). Кроме богословских сочинений («Жезл правления» — с обличением раскольников) написал множество стихотворений в сборнике «Вертоград многоцветный» и несколько пьес («Комедия о Навходоносоре царе...», «Комедия притчи о блудном сыне»), которые были представлены в придворном театре с участием автора.
      Сатирические стихи Полоцкого на «господ», «богатых» и «купечество» публикуются по изданию: Майков Л. Н. Очерки из истории русской литературы XVII и XVIII столетий. — Спб., 1889.-С. 109-115.
      Милость господская
      У господ милость трудно есть стяжати,
      Труднее того вину ону знати, —
      Ибо вскоре та ся изменяет И множицею в гнев ее прилагает.
      Богатых обычай
      Богатым есть обычай щедро раздаяти Сребро тым, иже ведят кощунства деяти,
      И на суеты мира. А где подобает В пользу нуждную дати, богач скуп бывает.
      Купецтво
      Чин купецкий без греха едва может быти,
      На многи бо я злобы враг обыче льстити; Изряднее лакомство в купцех пребывает,
      Еже в многие грехи оны убеждает.
      Во-первых, всякий купец усердно желает, Малоценно да купит, драго да продает.
      Вторый грех в купцех часто есть лживое слово, Еже ближнего в вещех прельстит и готово. Третий есть клятва во лжу, а та умноженна, Паче песка на брезе морстем положенна. Четвертый грех татьбою излише бывает,
      Таже в мире в мерилех часто ся свершает, — Ибо они купуют во меру велмку,
      А внегда продаяти ставят не толику.
      Инии аще меру и праву имеют,
      Но неправу мернти вся вещы умеют.
      Инии хитростию вещы отягчают,
      Мочаще я, неции худые мешают...
      Пятый есть грех: неции лихоимства деют,
      Егда цену большити за время умеют...
      Шестый грех, егда куплю являют благую, Потом лестно ставляют иву вещь худую. Седьмой грех, яко порок вещы скрывают,
      Вещь худую за добру купующим дают.
      Осьмый — яко темные места устроякхг,
      Да худыми куплями ближние прельщают,
      Да во темности порок купли не узрится,
      И тако давый сребро в купли да прельстится.
     
      32. «ЖИТИЕ» ПРОТОПОПА АВВАКУМА
      Поборник раскола протопоп Аввакум (род. ок. 1621 г.), сожженный по царскому указу вместе с тремя своими «союзниками» (поп Лазарь, инок Епифаний, дьякон Федор) в 1682 г. в Пустозерске сза великие на царский дом хулы*, был плодовитым и талантливым писателем. Среди множества его сочинений выделяется своими литературными достоинствами и является ценным историческим источником «Житие* — автобиография, написанная в годы ссылки (1667 — 1682) в «земляной тюрьме» Пустозерска. Ярки