НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Хрестоматия по истории СССР, XIX в. Епифанов, Епифанова. — 1991 г.

Пётр Павлович Епифанов
Ольга Петровна Епифанова

Хрестоматия по истории СССР, XIX в.

*** 1991 ***


DjVu

      Полный текст книги

 

      ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие 3
Глава 1. Россия в начале XIX в 5
Глава 2. Отечественная война 1812 г 22
Глава 3. Дворянский этап освободительного движения в России 37
Глава 4. Развитие капиталистических отношений во второй трети XIX в. Внутренняя политика царизма 46
Глава 5. Общественная жизнь страны в 20 — 50-х гг. XIX в 61
Глава 6. Внешняя политика 20 — 50-х гг. XIX в. Присоединение народов Средней Азии и Кавказа и развитие связей с ними 83
Глава 7. Крымская война 1853 — 1856 гг. Героическая оборона Севастополя 92
Глава 8. Культура России в первой половине XIX в 100
Глава 9. Подготовка крестьянской реформы 1861 г. Революционная ситуация 1859 — 1861 гг 109
Глава 10. Падение крепостного права в России. Выступления крестьян. Революционные демократы 60-х гг. XIX в 122
Глава 11. Буржуазные реформы 60 — 70-х гг. XIX в 154
Глава 12. Развитие капитализма в пореформенные годы 169
Глава 13. Присоединение Средней Азии к России 186
Глава 14. Русско-турецкая война 1877 — 1878 гг 191
Глава 15. Революционное народничество 70 — начала 80-х гг. Хождение в народ. «Земля и воля». «Народная воля» 214
Глава 16. Рабочее движение 70 — 80-х гг. Первые рабочие организации в России 227
Глава 17. Распространение идей марксизма и первые марксистские кружки и группы в России. Начало пролетарского этапа революционного движения и деятельности В. И. Ленина 242
Глава 18. Культура России в 60 — 90-х гг. XIX в. и ее мировое значение 253

PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...

Выставлен на продажу домен
mp3-kniga.ru
Обращаться: r01.ru
(аукцион доменов)



 



      Рецензент: учитель истории школы № 145 Фрунзенского района Москвы Т. В. Перевезенцева.
     

      ПРЕДИСЛОВИЕ
      Настоящая хрестоматия содержит письменные источники по истории СССР XIX в. — эпохи разложения и кризиса феодализма, становления и развития капитализма в России. В соответствии с программой курса истории СССР, изучаемого в IX классе средней школы и общепринятой научной периодизацией, хрестоматия состоит из двух разделов. В восьми главах первого раздела помещены документы, освещающие кризис феодализма и начало борьбы против царизма и крепостничества; в десяти главах второго раздела — документы, характеризующие процессы утверждения и развития капитализма, этап революционно-демократического движения и начало революционной борьбы пролетариата нашей страны. Документы хрестоматии в хронологической последовательности освещают закономерные процессы созревания капиталистического уклада в недрах феодального общества, углубления кризиса крепостничества в первые десятилетия XIX в., исторические предпосылки, сущность и последствия крестьянской реформы 1861 г. и последовавших за нею преобразований государственно-правового устройства Российской империи в 60 — 70-х гг., развития капитализма в сельском хозяйстве и в промышленности, роста капиталистического хозяйства «вширь», на окраины огромной многонациональной страны. Документы снабжены вводными замечаниями и необходимыми пояснениями.
      Общественные процессы в XIX в. стали более сложными, чем в предшествующие столетия, события внутренней и внешней жизни страны более масштабными и напряженными. Это отразилось и на составе письменных источников. Их можно разделить на документы официального происхождения: акты верховной власти — законы, указы, уставы и др., делопроизводство государственных учреждений; документы политических партий и организаций: программы, протоколы, уставы, листовки и др.; документы частных предприятий — банков, акционерных, промышленных и железнодорожных обществ; статистические источники и исследования; органы периодической печати — газеты и журналы различных направлений; документы отдельных лиц — воспоминания, дневники, переписка исторических деятелей и т. п.
      Особую сложность и научную важность представляет изучение многочисленных памятников общественной и революционной мысли, программ и уставов революционных организаций, а также законодательных актов, характеризующих внутреннюю и внешнюю политику России, государственные реформы 60 — 70-х гг. XIX в. Преподаватель истории должен быть готов к тому, чтобы удовлетворить любознательность учащихся, просто и доступно растолко-
      вать содержание и смысл документов, а для этого надо, что называется, по пунктам разобрать его, выделить главное и существенное, но не упускать из виду и важных деталей.
      Документы хрестоматии с комментариями к ним открывают возможность для использования их для занятий в классах и во внеурочной работе, для творческой инициативы преподавателя и для самостоятельного чтения учащимися под его руководством, для усвоения курса истории СССР и для подготовки выпускников школы к вступительным экзаменам на историческом и других гуманитарных факультетах.
      Яркие, эмоционально заряженные документы, отрывки из мемуаров или стихотворений могут оживить урок, повысить интерес учащихся к вопросам, освещаемым преподавателем. Активную, заинтересованную работу на уроке и при выполнении домашних заданий, состязательность в подготовке к опросу может обеспечить подготовка учащимися устных сообщений по отдельному вопросу темы, небольших письменных докладов (сочинений) об исторических деятелях, народных восстаниях, крупных сражениях и т. д., исторических карт, планов, рисунков. Опыт учителя, творческое отношение к делу помогут избежать стереотипов и формализма, однообразия и шаблона, создать творческую атмосферу на каждом уроке, развивать активность и самостоятельность мышления учащихся, способность не только запоминать, но и защищать, аргументировать свои умозаключения, в бесконечном калейдоскопе исторических событий находить основную нить, отделять главное от второстепенного, закономерное от случайного, прогрессивное от реакционного.
      Уроки отечественной истории должны прививать подрастающим поколениям чувства патриотизма и интернационализма, глубокой любви к нашей многонациональной Родине, глубокого уважения к трудовым свершениям наших предков, к героическим делам борцов за свободу, к подвижникам науки и техники, к деятелям передовой культуры, просвещения и искусства.
      Вследствие ограниченного объема хрестоматии в нее включены материалы по наиболее важным, узловым вопросам истории XIX столетия, с учетом доступности источников и публикаций документов исторических исследований по ряду дискуссионных проблем.
      Составители
     
      Глава 1
      РОССИЯ В НАЧАЛЕ XIX в.
     
      1. Профессор К. И. Арсеньев о населении России и крепостном праве
      Крупный прогрессивный ученый, К. И. Арсеньев (1789 — 1865) в 1821 г. был удален из Петербургского университета в связи с гонениями против передовой профессуры. Впоследствии был преподавателем у наследника престола, будущего императора Александра II.
      ...Все жители России могут быть разделены на два главные класса — класс производящий и класс непроизводящий. К первому относятся те, кои способствуют посредственно или непосредственно умножению народного богатства, каковы: земледельцы, мануфактуристы или ремесленники и купцы. Ко второму классу принадлежат все граждане, живущие за счет первого класса, каковы духовенство, дворянство, чины гражданские и военные, войско сухопутное и морское, служители и прочие...
      Непроизводящий класс относится к производящему как 1 :9, или что 9 производителей содержат 1 потребителя...
      Крепостность земледельцев есть также великая преграда для улучшения состояния земледелия. Человек, не уверенный в полном возмездии за труд свой, в половине не произведет того, что в состоянии сделать человек, свободный от вечных уз принуждения. Доказано, что земля, возделанная вольными крестьянами, дает обильнейшие плоды, нежели земля одинакого качества, обработанная крепостными. Истина непреложная, утвержденная опытами многих веков протекших, что свобода промышленника и промыслов есть самое верное ручательство в приумножении богатства частного и общественного, и что для поощрения к большей деятельности и к большему произведению нет лучшего, надежнейшего средства, как совершенная, не ограниченная ничем, гражданская личная свобода, единый истинный источник величия и совершенства всех родов промышленности.
      Арсеньев К. И. Начертание статистики Российского государства. — СПб., 1818. — Ч. 1. — С. 66 — 107.
     
      2. Наставление управляющему помещичьим имением
      Крестьяне на господскую работу должны являться летом с восходом и уходить домой с захождением солнца; зимою же до рассвета обмолачивать хлеб.
      Чаще осматривать и проверять, все ли тягловые крестьяне на господской работе... Малосильные старики, выписанные из тягла, и мальчики, еще не вписанные в тягло, ни под каким предлогом в полевых работах вместо тягловых быть не должны. Во время полевых работ не должно занимать никакими другими, но все до одного тягла должны быть в полевых работах налицо. В летнее время после половины дня на отдых полагается два, а в зимнее — полтора часа.
      В работах разного рода, а тем более полевых, назначать уроки умеренные... от чего исправные скорее отделаются, а ленивые и в свои дни должны будут работать на господских полях...
      Управляющему имением для успешного хода работ необходимо чаще смотреть на работников иногда из леса, из-под горы, вообще издали и стараться застать их врасплох. В больших имениях, где поля обширны, не худо иметь зрительную трубу. Я этим средством приучал к прилежному исполнению своей обязанности надзирателей, которые присматривали за работами, замечая издали, что они всегда по старой привычке спят по три и более часов, а работники в это время ничего не делают, а которые и работают, то не так, как бы следовало, или стоят, и, озираясь кругом, спрашивают друг у друга, не едет ли сам управляющий. От сего именно полевые и сенокосные работы всегда бывают не исправны или весьма дурно исполнены. Словом, кто привык управлять крестьянами из комнаты и смотреть за работами из окошек, а сам не хочет за всем наблюдать, там о доходах нечего и спрашивать, ибо в нынешнее время от работников без строгого присмотра ничего не может быть хорошего. Если кто желает получать значительные доходы, тот должен, не полагаясь на других, быть всегда трудолюбивым, деятельным, везде быть и все видеть. Тогда доходы будут увеличиваться ежедневно.
      Карлович Н. С. Хозяйственные опыты тридцатилетней практики, или Наставления для управления имениями. — СПб., 1837.
     
      3. Истязания помещиком своих крепостных
      Указы Петра I и Екатерины II об опеке над «беспутными» помещиками, разорявшими своих крестьян, приносившими ущерб и казенным доходам, не прекращали истязаний многими дворянами своих крестьян. Память о Пугачев-щине вынуждала власти в известной мере ограничивать произвол помещиков.
      ...Елецкой земской суд вместе с губернским стряпчим (чиновник по судебному надзору. — Сост.), производя следствие в деревне елецкого помещика отставного майора Орлова о грабеже, причиненном ему посторонними людьми, и обнаружив преступников, приметили между тем в продолжение сего следствия великое количество больных, в деревне сей ими найденных; исследывая причины сей болезни, они нашли, что помещик Орлов содержит крестьян своих человек по 40 вместе со скотом, в двух тесных избах, в самом сыром, холодном и нестерпимом воздухе, изнуряет их до того, что не только больные лежат повержены на полу без всякого призрения, но и здоровые имеют вид бледный и весьма изнуренный, что, имея нарочитое в вотчине своей количество ржи, питает он крестьян своих мякинным хлебом, который по испытанию оказался едва годным к употреблению и во время совершенного голода, и тот раздавая весом и малыми участками; что они открыли, между прочим, его крепостного человека другой год закованного к стенной цепи, и что впрочем цепи, железа, рогатки и колодки суть наименьшие, и обыкновенные наказания, употребляемые им, изобретаются им с таким обдуманным свирепством, что без содрогания и выразить их не можно... в лютости таковой находя не только преступление гражданских обязанностей, но и паче отчуждение от страха Божия и крайнее повреждение ума и сердца, мы находим справедливым определить: 1) Помещика Орлова... заключить на покаяние в монастырь... на 10 лет...
      2) ...имение его поручить дворянской опеке... доставляя из доходов оного помещику на содержание в монастыре не более 50 копеек на день; остальные же... законным его наследникам.
      Полное собрание законов Российской империи (далее — ПСЗ): Собрание 1. — Т. 27. — № 20217.
     
      6. Работные люди казенной суконной мануфактуры.
      Указ 1809 г.
      § 1. Для приведения Екатеринославской суконной фабрики в лучшее ее устройство и состояние для увеличения выделки сукон обратить на оную 100 человек солдатских детей мужеска пола и одну роту инвалидов. § 2. По доставлении сих воспитанников на фабрику, поместить их в имеющихся при оной казармах и распределить по работам, по возрасту и способностям их соответственным, по распоряжению управляющего фабрикою... §4. Как с поступлением их на фабрику по ненавыку к суконному делу и по малолетству содержать они сами себя не в состоянии, до 18-летнего возраста довольствовать их пищею и одеянием от фабрики, и сверх того для большего поощрения их к труду отлагать
      5-ю часть их задельной платы, сколько кто чего выработает; по достижении ж 18 лет, когда каждый из них поступает уже на свое содержание, выдать им те деньги, и задельную плату производить с того времени на общих правилах. § 5. Приспевшие 18-летнего возраста для лучшего и удобнейшего содержания могут составлять из себя артели, и тогЯа обще пекутся о своем продовольствии и хозяйстве. § 6. Кто из солдатских детей с достижением совершенных лет, проходя постепенные разные суконные работы, поступит потом в важнейшие мастерства, как то в ткачи и стригачи, таковому для лучшего обзаведения себя хозяйством выстроить от фабрики особый дом, а на снабжение нужными вещами выдать десять рублей из прибыльной по фабрике суммы, с предоставлением оных в его пользу. Правило сие распространить и на определенных прежде сего (на фабрику) ратников. § 7. Поступившие на фабрику солдатские дети остаются на оной навсегда... § 8. Инвалидов выбрать женатых, имеющих детей, предпочтительно же дочерей, коих не менее бы двух было у каждого... § 11. Жен инвалидов и детей их от 8 лет равным образом определять в работы, и из числа последних мужеск. пол отправляет оные до 18-летнего возраста; по достижении ж оного отсылаются в учреждаемое в Екатеринославле Военно-сиротское отделение для обучения грамоте и определения потом в полки, а дочери остаются при фабрике и продолжают работы; на сторону ни жены инвалидов, ни их дочери ни в какие работы отпускаемы быть не должны...
      ПСЗ: Собрание 1. — Т. 30. — № 23997.
     
      7. Записка Н. П. Румянцева «О разуме тарифа». 1801 г.
      Выдающийся государственный деятель, сын фельдмаршала П. А. Румянцева, Н. П. Румянцев (1754 — 1826), занимая с 1801 по 1810 г. пост министра коммерции (с 1807 по 1812 г. он одновременно был министром иностранных дел), содействовал развитию мануфактурной промышленности, внутренней и внешней торговли, реорганизации таможенной службы, улучшению речных и сухопутных средств сообщения, новым географическим открытиям, организуя дальние морские экспедиции.
      ...Если разрешить привоз и выпуск всего, без всякого стеснения, очевидно, что подвергнутся вместе с тем существующие мануфактуры упадку и разрушению. Следовательно, с полною по торговле свободою внесется пламя, пожирающее собственные наши заведения, на которые правительство само прежде вызывало честных людей...
      ...После сего, разделяя по принятой мною методе торг на привозной, отпускной и транзитный, приступаю к основе самих правил.
      В рассуждении привоза: 1) Возбранить привоз всего соблазнительного, что противно господствующей вере, государственным правилам и благонравию. 2) Оберегать подданных от непристойных и гибельных издержек, в которые обыкновенно вовлекаетвольность торговли и пример худой роскоши. 3) Давать небогатому классу народа удобность к продовольствию, в том понятии, когда он не имеет возможности умножать своих наслаждений, жестоко было бы надбавлять цену на то, что составляет его потребности. 4) Беречь свои мануфактуры, заведения, промыслы, все народные предприятия; и паче всего уважать самыми средствами, ведущими нацию к обогащению, к здоровью и к усовершенствованию моральному, в чем замыкается благосостояние,
      б) Благоприятствовать привозу товаров в первоначальном виде, соразмеряясь с их надобностию для нас. 6) Обозреть трактаты с народами; для переду различить одни, которые поставлены по приличию только временных обстоятельств, от других, которые основаны на сущих взаимных пользах торговли, и вообще впредь от того удаляться. На какой конец и прилагается выписка из трактатов...
      В рассуждении отпуска: 1) Расчислить налог по мере того, необходимы ли для иностранца наши товары, и в случае отягчения пошлиною не может ли он обойтись без нас, заимствуясь из другой земли, или заменяясь другим чем своим, ибо если наш товар ему необходим, платеж пошлины окончательно падет не на купца, а на иностранного консомматора *; следовательно, все то, без чего иностранец может обойтись, не отягчать, дабы тем более раздвинуть пространство торжища; 2) товары в грубом виде, могущие служить дома к упражнению искусств, обременить в сравнении с изделиями, приготовленными в том же роде, В сходственность чего и полагаю назначить пошлину вообще не свыше 10%, снисходя от сей черты к возможному уменьшению. I. А) Товары, к жизненным припасам принадлежащие, которые не необходимы для иностранца, обложить слегка, на основании 1-го правила, напр, рыба, мясо, масло коровье и пр. В) Товары сего рода, нужные для иностранца, обложить более, как-то: икра и пр. С) В рассуждении хлеба, который может для иностранца больше или меньше быть необходим, пошлину по временам надбавлять или убавлять; и сие правило разуметь подвижным, а отпуск открыть постоянно. II. D) Товары в первоначальном виде к рукоделиям служащие, по тому самому, что дома не обработаны, обложить на основании 2-го правила тяжелее, напр, пенька, лен, мягкая рухлядь, клей рыбий, а особливо сало говяжье. Е) Пошлину товаров лесных пересмотреть; а поташ, как нужный иностранцу и как стоящий истребления лесов, отягчить. III. F) Товары в российском издельи разделяя также на нужные и просто потребные для иностранца... напр, полотно парусное, фламское, ревентук, юфть2 и пр., могут вынесть нарочитую пошлину...
      Архив Государственного совета.- СПб., 1878. — Т. 3. — Ч. 1. — Стб. 369-380.
      1 Здесь: потребителя привозного товара (сырья).
      * Мягкая рухлядь — меха; полотно фламское — тонкое; ревентук (равендук) — толстое; юфть — кожа крупного рогатого скота, выделанная на дегте.
     
      8. Учреждение Непременного совета и министерств
      В царском «наказе» Непременному совету, учрежденному в 1801 г., сказано, что он учрежден «для рассуждения и уважения дел государственных», но не имеет «никакого действия внешнего, не входит ни в какие распоряжения по части исполнительной, и силы другой не имеет, кроме силы соображения... никаких указов и повелений от себя и имени своего не издает». Все решения Совета, принятые «большинством голосов», но «с прописанием различных мнений» его членов, должны были представляться на утверждение царю.
      Манифестом 8 сентября 1802 г. учреждены вместо коллегий новые органы центрального управления — министерства, с министрами и их товарищами: военных сухопутных дел (С. К. Вязмитинов), военных морских дел (Н. С. Мордвинов), иностранных дел (А. Р. Воронцов, товарищ А. А. Чарторыйский), юстиции (Г. Р. Державин, товарищ Н. Н. Новосильцев), внутренних дел (В. П. Кочубей, товарищ П. А. Строганов), финансов (А. И. Васильев, товарищ Д. А. Гурьев), народного просвещения (П. В. Завадовский, товарищ М. Н. Муравьев), коммерции (Н. П. Румянцев). В Комитет министров входил также государственный казначей (Ф. А. Голубцов). По манифесту, «все министры суть члены Совета и присутствуют в Сенате», свои же дела решают «в Комитете, составленном единственно из них» под председательством канцлера, в присутствии в случае необходимости самого царя.
     
      Из журналов Непременного совета
      О Сенате. Мнение графа Сергея Петровича Румянцева. Разделить Сенат на две «Вышние палаты» — «Вышняя палата правительства», ее члены назначаются царем, и «Вышняя палата правосудия», ее членов избирать «баллотированием» из председателей губернских палат и сделать «независимыми» '(от царской власти), «утвердив их в должности по жизнь». Ввести в Сенате должности «оберегателя государственных законов» и особенного чиновника, который «был бы ходатаем за делами неимущих, кая то учреждено во многих государствах». При рассмотрении уголовных дел ввести «приглашение сторонних людей, которое установлено, как всем известно, в Англии». Смертные приговоры не только преступникам из дворян, но и из других сословий, должны (по апелляции) рассматриваться верховной властью. Мнение графа Александра Воронцова. Государством должны управлять не лица, визири или паши, как в Турции, а «сословия лиц», как «у народов европейских». Сенат на самом деле должен быть «правительствующим», «как он был при Петре Великом», и представлять собою «сословие из десяти или двенадцати особ состоящее», с правом «делать самодержавной власти представления, если повеления ее найдет он в исполнение неудобными или народу отяготительными». Сенат должен быть «блюстителем законов по всему государству», и нужно, чтобы он вызывал «уважение государства, а не был бы, так сказать, под влиянием у лиц, к охранению власти его представленных», как это стало «в последние времена». Сенат должен относиться к государю «яко главе и президенту его». Следует выработать новое Уложение («свод законов государства»), сообразное «с настоящими положениями России, от коих старое Уложение (1649 г.) во многих частях уже отстало». Мнение графа В. П. Кочубея. Отложить преобразование Сената до
      того времени, «когда новое законоположение российское к окончанию приведено будет», «не касаться теперь ни до каких коренных по Сенату перемен...». (Одобрено Александром I.)
     
      О крепостных людях.
      (В Непременный совет поступили донесения о том, что) «из Рязанской губернии, так как и из некоторых других, привозятся на Урюпинскую ярмарку скованные помещичьи люди для продажи их в розницу». «Совет находит, что хотя продажа людей без земли существующими доселе узаконениями не воспрещена, но продажа их лично на ярмонках... никак не может быть признана обыкновенным перекреплением людей от одного помещика к другому; напротив, по существу своему она ближе может быть отнесена к продаже людей с аукциону и молотка, а сей род продажи законами давно уже запрещен. Посему Совет, признавая сей постыдный род торговли ни с человечеством, ни с законами несовместным и никак не терпимым, полагает (предписать начальникам губерний, где такая продажа имеет место), чтоб они наблюдали, дабы люди без земли лично и поименно для продажи на ярморках и торгах не были привозимы и продаваемы (такие сделки не будут законными, крестьяне) купившим их не крепкими '(и будут зачисляться) в казенное ведомство, (а покупатели) подвергнутся взысканию, какое за насильное людьми владение положено. Мнение министра коммерции Н. П. Румянцева. (Применяемая рязанскими помещиками) постыдная продажа крестьян (не пресечется), доколе правительство не дойдет до корня и не очистит зла в самом основании, доколе поимянный торг людей не запретится с тем ограничением, чтобы помещику принадлежало единственное право продавать и покупать селения, с означением земли и числа душ ревизских, дотоле все частные... осторожности останутся столь же мало успешны, сколь выдумки корыстолюбия мало предвидеть можно.
      Об отпуске крестьян на волю целыми селениями. 1803 года, января 12. Читано всеподданнейшее прошение действительного тайного советника графа (С. П.) Румянцева, в коем представляя, что многие помещики нашли бы существенную пользу, чтоб крестьян, вместо продажи их, отпускать на волю целыми селениями, если бы дозволено им было делать с ними условия и укреплять им в собственность участки земли каждому особенно, или целым обществам, испрашивает: 1) даровать помещикам таковое право и ненарушимость обоюдного согласия обеспечить законом; 2) из уволенных таким образом крестьян учредить новое в государстве сословие. К сему прошению приложен и проект указа, содержащий в себе подробные распоряжения, к предмету сему относящиеся. Распоряжения сии состоят в следующем: 1) чтоб селения, уволенные от помещиков, не были понуждаемы к избранию другого состояния, но оставались бы земледельцами, не быв подвержены, как только общим податям; 2) чтоб крестьян, не исполнивших условий, сделанных с их помещиками, по истечении срока отдавать годных в рекруты, а негодных в работу; 3) чтоб условия сего
      рода вносимы были на рассмотрение Правительствующего Сената, от коего каждый раз должны быть они представляемы на Высочайшее утверждение.
      Там же. — Стб. 31 — 832; Ч. 2. — Стб. 795-799.
     
      Из журналов Комитета министров
      5 января 1810 г. По жалобе оренбургских купцов, опоздавших прошедшею осенью отправить свои товары с бухарским караваном за границу из-за задержки в присылке им паспортов из Петербурга, разрешено купцам, отправляющимся в Хиву и Бухарию для торговых дел, выдавать паспорта на месте пограничным комиссиям.
      По докладу министра народного просвещения разрешить крестьянам, принадлежащим Ярославскому, Демидовскому высших наук училищу, наравне с прочими казенными крестьянами, приписывать к их семействам вольноотпущенных людей для отдачи в рекруты на основании указа 3 ноября 1808 г.
      28 сентября 1810 г. Записка министра полиции. По донесению пермского губернатора бывшие на Усть-Демидовском коммерции советника Губина заводе для работ крестьяне Могилевского помещика Бржовского отправились с завода на место жительства своего, в числе 94 человек, без позволения и видов начальства, но Красноуфимским земским судом были остановлены и оставлены под присмотром в Бисерской крепости. Крестьяне показывали, что срок контракту, заключенному с их помещиком об отдаче их в работу Губину, уже прошел, и что они худое имели содержание. Когда же объявлено им, что по вновь заключенному с их помещиком контракту они обязаны пробыть на заводе до 1 сентября, то они, вооружась палками, ножами и копьями, вышли из крепости, но собранными исправником крестьянами все на пути перехвачены и главные зачинщики преданы суду. Министр полиции поручил губернатору, чтобы зачинщики помянутого возмущения были наказаны по законам, дабы не подать находящимся на других заводах работникам повода к неповиновению.
      Записка министра юстиции. По случаю бывшей в прошедшем году в Киевской губернии засухи, опекун местечка Лисянки, бывший в Житомире маршалом, Букар, и управитель его шляхтич Адамович, отнеся сие к волшебству некоторых крестьянских жен, топили около сорока из них в реке, в том предположении, что которые не потонут, те должны почесться виновными в колдовстве, и 20 крестьянок, по мнению их оказавшихся волшебницами, заставляли возить бочки с водою и поливать поля. О сем происшествии произведено было следствие и виновные преданы суду.
      19 июля 1811 г. Доклад военного министра. Управляющий чугунно-плавильными заводами помещика Яковлева Зотов изобрел машину для полировки артиллерийских снарядов до самой гладкой округлости, изобретение совершенно новое и весвма полезное, ибо йоселе чугунные снаряды употреблялись у нас без полировки. Комитет: сделать изобретателю достойное награждение.
      24 мая 1811 г. Запрос костромского губернатора: наказывать ли удельных крестьян за побег от своих селений плетьми, или на основании указа 1754 года мая 13-го поступать с ними, как в оном изъяснено о помещичьих крестьянах, то есть по воле владельцев? Комитет решил: предоставить наказание беглых крестьян удельного ведомства местному удельному начальству.
      10-го июня 1812 г. В 1808 г. бывший министр коммерции граф Румянцев исходатайствовал повеление, чтобы Российско-американской компании дозволено было учредить на острове Сахалине свою оседлость, сделать укрепление, завесть хлебопашество, кораблестроение, училища и тому подобное. Сибирский генерал-губернатор Пестель известил Российско-американскую компанию, что заселение Сахалина не принесет предполагаемой пользы. Компания же почитает необходимым приступить к заселению Сахалина и даже поспешить сим, дабы прейупредить в оном других не менее предприимчивых европейских народов.
      Журналы Комитета министров: Царствование Александра I. — СПб., 1891. — Т. 2. — С. 1 — 498.
     
      9. Указ об отпуске помещиком крестьян своих на волю по заключению условий. 20 февраля 1803 г.
      Указ разрешал графу С. П. Румянцеву и тем помещикам, кто «последовать примеру его пожелает», отпускать своих крестьян на волю по обоюдным условиям. Сложная процедура оформления перехода крепостных в сословие «свободных хлебопашцев», нежелание помещиков отказываться от прав неограниченной эксплуатации и распоряжения личностью крепостных привели к тому, что в числе «свободных» оказалось менее 50 тыс. бывших крепостных.
      1) Если кто из помещиков пожелает отпустить благоприобретенных или родовых крестьян своих по одиночке или целыми селениями на волю, и вместе с тем утвердить им участок земли или и целую дачу; то сделав с ними условия, которые по обоюдному согласию признаются лучшими, имеет представить их при прошении своем чрез губернского дворянского предводителя к министру внутренних дел для рассмотрения и представления нам;
      и если послейует от нас решение желанию его согласное, тогда
      предъявятся сии условия в Гражданской палате и запишутся у крепостных дел со взносом узаконенных пошлин...
      4) Крестьяне и селения, от помещиков по таковым условиям с землею отпускаемые, если не пожелают войти в другие состояния, могут оставаться на собственных их землях земледельцами и сами по себе составляют особенное состояние свободных хлебопашцев.
      5) Дворовые люди и крестьяне, кои доселе отпущаемы были лично на волю с обязательством избрать род жизни, могут в положенный законами срок вступать в сие состояние свободных земледельцев, если приобретут себе земли в собственность. Сие
      распространяется и на тех из них, кои находятся уже в других состояниях и перейти в земледельческое пожелают, приемля на себя и все обязанности оного.
      6) Крестьяне, отпущенные от помещиков на волю и владеющие землею в собственность, внесут подушный казенный оклад наравне с помещичьими, отправляют рекрутскую повинность натурою, и исправляя наравне с Другими казенными крестьянами земские повинности, оброчных денег в казну не платят.
      7) Они ведаются судом и расправою в тех же местах, где и казенные крестьяне; по владениям же землею разбираются по крепостям, как владельцы недвижимой собственности.
      8) Как скоро исполнением условий крестьяне таковые получат землю в собственность, они будут иметь право продавать ее, закладывать и оставлять в наследие, не раздробляя однакож участков менее 8 десятин; равно имеют они право вновь покупать земли, а потому и переходить из одной губернии в другую, но не иначе, как с ведома Казенной палаты...
      ПСЗ: Собрание 1. — Т. 27.-№ 20620.
     
      10. Указ о пресечении бродяжничества (сыске беглых крестьян). 20 июля 1809 г.
      Правительство неоднократно обращало внимание на пресечение ханжества и бродяжничества нищих... Несмотря на то повсюду почти крестьяне и других состояний люди, по телесным или естественным недостаткам и неспособности к труду, а нередко по собственному нерадению и порокам, в нищету впавшие и способов пропитания не имеющие, скитаются по городам, селам и дорогам для испрошения подаяния... А дабы между тем доставить вящщие и более верные способы к пресечению бродяжничества нищих, Е. В-ву угодно было повелеть: 1. Чтобы все нищие, по дорогам, городам и селениям шатающиеся и просящие милостыню, были забраны... и переписаны с означением, каким помещикам, или казенным волостям, или иным ведомствам принадлежат они. 2. Чтоб по учинении сей переписи препровождены или были к помещикам, в волостные правления, или в общества, которому кто принадлежит... 6. ...по вторичном примечании их в бродяжничестве... содержать их на счет Приказа общественного призрения, взыскивая с виновных в неосмотрении за ними и в непризрении их все то, чего содержание их Приказу стоить будет до самого возвращения их в волости, селения и общества, к коим они принадлежат.
     
      11. Указ о цене «ревизской души». 3 августа 1806 г.
      (При совершении купчих и дарений недвижимого имения установить) цену ревизской души (мужского пола) не менее 75 рублей, а женского пола в половину того.
     
      12. Указ о «торгующих крестьянах». 8 декабря 1810 г.
      1. Закупку в деревнях хлеба, масла, сена и прочих сельских произведений и доставление оных на продажу в города крестьянам повсеместно дозволить с тем только, чтоб они не заводили в городах для торговли сими припасами ни магазинов, ни лавок, а производили бы продажу на рынках и других установленных для сего местах.
     
      13. Положение для евреев. 9 декабря 1804 г.
      По жалобам «на разные злоупотребления и беспорядки во вред земледелию и промышленности обывателей в тех губерниях, где евреи обитают», в 1802 г. был образован комитет «для избрания средств к исправлению настоящего евреев положения». Предоставляя известные права еврейскому населению империи, Положение отражает «либеральные веяния» начала царствования Александра I, стремления опереться на зажиточные слои и поставить на службу государства финансовые средства и предприимчивость евреев.
      1. Все дети евреев могут быть принимаемы и обучаемы, без всякого различия от других детей, во всех российских народных училищах, гимназиях и университетах. 2. Никто из детей еврейских, быв в училище во время его воспитания, не должен быть ни под каким видом отвлекаем от своей религии, ни принуждаем учиться тому, что ей противно и даже несогласно с нею быть может. 3. Дети еврейские, в школах городских и уездных обучающиеся, могут носить платье еврейское; но обучающиеся в гимназиях должны быть одеты для единообразия и благопристойности в немецкое или польское платье. 4. Дети еврейские будут принимаемы и в Санкт-Петербургскую Академию Художеств, если окажут к тому способности и расположения; платье должны они будут тогда носить немецкое. 5. Те из евреев, кои способностями своими достигнут в университетах известных степеней отличия в медицине, хирургии, физике, математике и других знаниях, будут в оных признаваемы и производимы в университетские степени наравне с прочими Российскими подданными... 12. Земледельцы из евреев все свободны и ни под каким видом никому укрепляемы, ни во владение отдаваемы быть не могут. 13. Земледельцы из евреев, так как фабриканты, ремесленники, купцы и мещане, могут в губерниях Литовских, Белорусских, Малороссийских, Киевской, Минской, Волынской, Астраханской, Кавказской, Екатеринославской, Херсонской и Таврической приобретать покупкою незаселенные земли, продавать их, закладывать, дарить и завещать в наследство... 14. Пользуясь правом покупать земли, евреи могут обрабатывать их наемными работниками по условиям с ними и контрактам... 20. Все роды фабрик дозволяется заводить евреям в губерниях, где им жить дозволено, на том же основании и с тою же свободою, как и всем подданным Российским. 21. При заведении фабрик нужнейших, каковы суть суконные, полотняные, кожевенные и прочие сего рода, правительство может доставлять евреям особенные одобрения отводом нужной земли и доставлением им денежной ссуды... 23. Ремесленникам из евреев дозволяется в означенных губерниях упражняться во всех промыслах..., свобода вписываться в цех... 26. Всякого рода торговля внутренняя и внешняя дозволяется в означенных губерниях евреям на точном основании Городового положения и последующих узаконений... 28. Фабрикантам, ремесленникам, художникам и купцам дозволяемо будет приезжать по делам их... на известное время во внутренние губернии и даже в столицы, но не иначе, как по паспортам губернаторов... 42. Все евреи, в России обитающие, вновь поселяющиеся или по коммерческим делам из других стран прибывающие, суть свободны и состоят под точным покровительством законов наравне со всеми другими Российскими подданными. 43. Евреи, отличившиеся знаниями или важными Государству заслугами, будут соразмерно тому отличаемы и награждаемы... 49. Поелику суд должен быть общий для всех подданных в государстве, то и евреи во всех тяжбах по их мнению, в делах вексельных и уголовных, имеют ведаться судом и расправою в обыкновенных присутственных местах...
     
      14. Учреждение Педагогического института в Петербурге.
      16 апреля 1804 г.
      Правила для Педагогического института: (в нем) образуются молодые люди в учители для губернских гимназий... для всех предметов. (Принимать в институт учеников) с отличными дарованиями и с достаточными в словесных науках и иностранных языках сведениями. (Профессоров 11 по предметам: чистая и прикладная математика, логика, метафизика, нравоучительная философия, география, история естественная, история всеобщая и российская, химия, опытная физика, политическая экономия, коммерческие науки, сельское домоводство, эстетика, язык и словесность латинская, французская и немецкая, рисование и черчение. Срок обучения три года. Разрешается принимать) слушателей, приходящих со стороны, как из любопытства, так и в намерении посвятить себя учительскому званию. (Директор), дабы поддержать в студентах доверие и уважение к своим наставникам, столь необходимые для успехов в науках... отнюдь не должен делать никаких примечаний при учащихся, а может сделать сие наедине или в общем собрании профессоров... Диктование в классах уроков запрещается, ибо от такового способа учения обыкновенно происходят две невыгоды: 1) что предметы наук по своей обширности ни довольно объяснены, ни к назначенному времени окончены быть не могут; 2) что юношество по большей части удерживает в памяти только то, что может написать по диктованию, не заботясь о том, чтобы напрягать силы разума и стараться размышлением приводить оные в совершенство. Но дабы не впасть чрез то в другую крайность излишним доверием к памяти и старанию учащихся, всякий обучающий должен по окончании лекции, или когда ему заблагорассудится, давать студентам списывать вкратце труднейшие места пройденных ими материй, оставляя однакож им предметы на собственное размышление, дабы, списывая все принадлежащие к предмету учения, не сделали привычки учиться механически. Впрочем, профессора должны стараться, чтобы студенты при слушании лекций коротко записывали оные, дабы после могли сообразить и привести в порядок все слышанное ими от профессора... (По естественным наукам изучаются минералогия, «линнеева система», зоология, естественная история). Поелику же дело состоит в наглядном упражнении, то (профессор) показывает минералы в натуре, растения в натуре или по крайней мере на гербарии и в рисунках. Для лучших успехов по сей части студенты в летнее время ходят не токмо с профессором, но и без него в Кунсткамеру и Академический Ботанический са2. Во всех своих наставлениях он изъясняет технические наименования, новопринятые на русском языке, замечает все достойное внимания в произведении природы и употребление оных в общежитии.
     
      15. Учреждение Царскосельского лицея.
      12 августа 1810 г.
      Учреждение Лицея имеет целию образование юношества, особенно предназначенного к важным частям службы государственной, (он) составляется из отличнейших воспитанников, равно и наставников, воспитанники принимаются по предварительному испытанию (следующих) познаний... некоторое грамматическое познание российского и французского, либо немецкого языка (арифметики, начальной географии, древней истории). (Они должны быть) отличной нравственности, совершенно здоровы. Срок обучения шесть лет. Изучаются языки российский, латинский, французский, немецкий, закон божий, логика, математика (с алгеброй, тригонометрией, геометрией), физика, история, словесность. (Распорядок, с 6 до 7 утра — молитва, повторение уроков, в 8 — 9 часов — классы, 10 — 11 — завтрак и прогулка. 11 — 12 — классы, 12 — прогулка и повторение уроков, 1 час — обед, 2 часа — чистописание и рисование, 3 — 5 — классы, в 5 часов — отдых, полдник, гимнастические упражнения — танцы, фехтованье, верховая езда, плавание, 8 часов — ужин, прогулка, повторение уроков, 10 часов — сон).
      Способ учения... Главное правило доброй методы или способа учения состоит в том, чтобы не затемнить ум детей пространными изъяснениями, но возбуждать собственное его действие (новый материал после опроса не давать раньше, чем профессор удостоверится), что предъидущее все поняли... Хотя по различию способностей трудно всех воспитанников вести, так сказать, по одной линии успехов, однако профессор должен стараться, чтоб ни один из воспитанников не отставал от его уроков, и где менее способностей, там он должен усилить свое внимание... Диктование уроков... запрещается... Руководствуя воспитанников в словесности, профессор должен тщательно избегать пустых школьных украшений. Напротив, он должен, занимая воспитанников предметами, возрасту их сообразными, прежде всего заставлять их мыслить, а потом уже искать выражений, и никогда не терпеть, чтоб они употребляли слова без ясных идей...
      (Словесность). Главная цель сея науки есть изощрение и направление вкуса воспитанников к изящному слову. Сие направление не может быть вернее как примерами. Для сего чтение образцов (рекомендуются оды Ломоносова и Державина, басни Хемницера и Дмитриева, «избранные места» из французской и немецкой литературы) поставляется первым предметом их упражнений. Чтение избранных мест должно быть сопровождаемо разбором. (Воспитанники пишут сочинения), предметы сочинений должны быть располагаемы по успехам и возрасту. (История — в первом курсе дело) памяти, во втором курсе история должна быть делом разума... Лицей, после испытания воспитанников в конце года, имеет торжественное собрание, в котором должны быть читаны их сочинения, до наук и словесности относящиеся и предварительно рассмотренные и одобренные профессорами, до предмета коих оные касаются. В сих собраниях провозглашаются имена воспитанников, удостоившихся получить награды, кои директор им в сем собрании и разделяет. После чего имена получивших награды, с означением, в чем оные состоят, публикуются в ведомостях обеих столиц... Поощрения могут быть следующие:
      1) Имена отличившихся изображаются на белой доске золотыми буквами и выставляются в классе. 2) Даются им книги с надписью директора и профессора той науки, в коей показали отличные успехи. 3) При испытаниях, в конце года производимых, определяются отличившимся золотые и серебряные медали... Наказания... 1) Отделение в классе за особенный стол. 2) Имена ленивых выставляются в классе на черной доске белыми буквами. 3) Лишение общего стола. Воспитанник сажается на хлеб и воду. 4) Уединенное заключение, в течение коего посещается директором, который делает ему приличное увещание. Такое наказание отнюдь не должно продолжаться более трех дней...
      Там же. — Т. 31. — № 24325.
     
      16. Манифест о присоединении Грузинского царства к России. 18 января 1801 г.
      С давных уже времен Грузинское царство угнетаемое иноверными соседами истощало силы свои непрестанным ратованием в собственную оборону, чувствуя неизбежные следствия войны почти всегда несчастливой. К сим присовокупились несогласия в доме царском, угрожающие довершить падение царства сего, возродя в нем междуусобную войну. Царь Георгий Ираклиевич, видя приближающуюся кончину дней его, знатные чины и сам народ грузинский прибегли ныне к покрову нашему и, не предвидя иного спасения от конечной гибели покорения врагам их, просили чрез присланных полномочных о принятии областей Грузинскому царству подвластных в непосредственное подданство императорскому Всероссийскому престолу. Внимая прошению сему по сродному нам ко всем единоверцам нашим милосердию и по всегдашнему нашему о пользах грузинского народа попечению, определили мы исполнить царя Георгия Ираклиевича и грузинского народа желание, и для того повелели, сколько для удержания внутреннего в земле устройства, столько для ограждения оной от внешних нападений, ввести войска наши в области грузинские. И сим объявляем... что по присоединении царства Грузинского на вечные времена под державу нашу... в целости соблюдены будут... новым подданным... все права, преимущества и собственность законно каждому принадлежащая... что от сего времени каждое состояние народное вышеозначенных областей имеет пользоваться и всеми теми правами, вольностями, выгодами и преимуществами, каковыми древние подданные Российские... наслаждаются под покровом нашим...
      Там же. — Т. 26.-№ 19721.
     
      17. Установление дипломатических отношений и торговли России с Соединенными Штатами Америки
      Россия одной из первых европейских стран признала независимость Соединенных Штатов Америки, установила с ними равноправные дипломатические и торговые отношения. Торговля с США помогла преодолеть вредные последствия континентальной блокады, а для Америки открыла обширный русский рынок. В июле 1808 г. «по распространившимся сношениям нашим с Американскими Соединенными Штатами генеральным консулом и поверенным в делах России в Филадельфии был назначен Андрей Дашков.
      В 1802 — 1804 гг. Россия вывозила в США в среднем в год товаров на сумму 1 302 217 долларов, а в 1812 г. на 2 163 460 долларов. Ввоз товаров в Россию под флагом США в 1811 г. достиг суммы 6 137 657 долларов. В начале века в русские порты приходили лишь десятки американских судов, а после установления дипломатических отношений уже сотни. Так, в 1810 г. А. Дашков зарегистрировал 250 судов, направлявшихся из США в Россию. Публикуются извлечения из инструкции Александра I посланнику в США.
      Соединенные Штаты Америки благодаря мудрости своего правительства и достоинства лиц, держащих в своих руках бразды правления, заслуженно добились уважения Европы. Но ни один из правящих на континенте монархов не питает к ним такого уважения, как я... Эти дружеские чувства подкрепляются политическими интересами моей империи. Я вижу в Соединенных Штатах своего рода соперника Англии. Я полагаю, что их собственные интересы заставляют их с рвением ббльшим, чем у держав
      Европейского континента, заботиться о том, чтобы если и не покончить с пагубным деспотизмом Великобритании на море, то по крайней мере ограничить его... Когда с Вами будут говорить о континентальной системе, объясните, что я присоединился к ней и поддерживаю ее только как вернейший способ вызвать у Англии чувства миролюбия п гуманности, так чтобы она отказалась от осуществляемого ею деспотизма на море, на который сами Соединенные Штаты имеют столько оснований жаловаться. Моя империя и все державы заинтересованы в принятии всеобщего морского кодекса, который навсегда покончил бы со всеми пагубными спорами о правах нейтральных и воюющих стран. Россия положила этому начало заключением морской конвенции с Данией в 1780 г.1; к этой конвенции затем присоединились Швеция, Пруссия, Голландия, Австрия, Португалия, Неаполь и фактически Франция и Испания. (Он) с удовольствием (видит, что США) недвусмысленно признали наш принцип прав нейтральных стран... Ни одна держава не способна с таким успехом добиваться и добиться претворения в жизнь этого кодекса гуманности (как США). Ее форма правления, ее характер торговой державы, интересы государства и частных лиц — все это должно способствовать глубокому обсуждению столь важного вопроса. В результате этих дискуссий, без сомнения, родится оружие, способное разрушить софизмы2 юрисконсультов, оплачиваемых британским кабинетом. Поэтому я хочу, чтобы Вы постарались использовать знания американцев, чтобы Вы проконсультировались с ними по этому предмету и сообщили мне об их мнении, а также о том, насколько правительство (США) намеренно способствовать этому благому начинанию3...
      Внешняя политика России (далее ВПР): Серия I. — Т. 5 — Док. 163.
     
      1 В феврале-марте 1780 г., в разгар войны Северо-Амернканских Штатов за независимость, когда Англия, пользуясь преобладанием на море, захватывала суда и грузы нейтральных стран, плывущие в порты ее противников, Екатерина II издала декларацию о морском вооруженном нейтралитете, которая провозглашала и гарантировала, что суда нейтральных стран могут .свободно плавать от одного порта к другому и мимо всех берегов воюющих стран, грузы нейтрального корабля не могут быть конфискованы. К этой декларации, сыгравшей важную роль в войне США за независимость, присоединились названные в инструкции государства.
      2 Софизм — умышленно ложно построенное умозаключение, формально кажущееся правильным. Ученые юристы Лондона изощренно доказывали «право» Великобритании на запрещение нейтральной торговли государств, не участвующих в вооруженном конфликте, обыска в море нейтральных судов и конфискации их грузов и т. д., что было провозглашено законами парламента, известными как «морской кодекс» Великобритании.
      3 Имеются в виду изданные в 1808 — 1809 гг. в России законы о нейтральной торговле, разрешавшие ввоз в российские порты без ограничения товаров из нейтральных стран, и учреждении для разбора документов иностранных кораблей «Комиссии по делам нейтрального плавания», обязанной соблюдать пользу такой торговли «для подданных наших». Протесты Наполеона, считавшего эти меры нарушением объявленной им в 1806 г. континентальной блокады, были решительно отклонены. *
     
      Глава 2
      ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА 1812 г.
     
      1. Постановление Чрезвычайного комитета о назначении М. И. Кутузова главнокомандующим армии.
      5 августа 1812 г.
      Рассуждая, что назначение общего главнокомандующего армиями должно быть основано, во-первых, на известных опытах в военном искусстве, отличных талантах, на доверии общем, а равно и на самом старшинстве, посему единогласно утверждается предложить к сему избранию генерала от инфантерии1 князя Кутузова... Постановленную власть положением полевого военного уложения большой действующей армии надлежит при соединении армий предоставить уже одному общему главнокомандующему князю Кутузову2.
      Бородино: Документы, письма, воспоминания. — М., 1962. — С. 12.
     
      2. Учреждение для управления Большой Действующей Армией. 27 января 1812 г.
      В январе — июне 1812 г. были приняты «учреждение для управления Большой Действующей Армией» и «Дополнения» к нему о мерах по обороне пограничных губерний и крепостей, о снабжении Большой Действующей Армии лекарствами и медицинской помощью. Эти уставные положения сыграли большую роль в разгроме наполеоновской армии на полях России. Накануне отъезда из Петербурга к армии в конце августа 1812 г. М. И. Кутузов имел «личные объяснения» с царем, в результате которых, по свидетельству Дениса Давыдова, «был облечен почти в диктаторскую власть».
      Власть Главнокомандующего. § 1. Главнокомандующий Большой Действующей Армией представляет лицо императора и облекается властию Е. В-ва... § 4. Приказания Главнокомандующего, как в Армии, так и всеми гражданскими чиновниками пограничных областей и губерний, исполняются яко Высочайшие именные повеления. § 5. Главнейшие чиновники Генерального Штаба и начальники корпусов назначаются по его избранию. § 6. Он может, без всякого различия звания и чина, отрешать от должности, высылать из Армии и предавать суду. § 7. Он утверждает окончательно смертные приговоры, лишение чинов и гражданскую смерть3 по судам над обер-офицерами, штаб-офицерами4 и пол-
      1 Инфантерия — пехота.
      2 Чрезвычайный комитет вручил Кутузову власть в объеме «Учреждения для управления Большой Действующей Армией» (см. далее).
      3 Гражданская смерть — лишение по суду принадлежащих сословию прав и привилегий с последующей ссылкой в Сибирь.
      4 Обер-офицеры — от прапорщика до капитана, штаб-офицеры — от майора до полковника.
      ковниками, и приговоры сии приводятся в действие по его приказанию. § 8. Он может производить из унтер-офицеров в офицеры и нижним чинам 1 давать военные знаки отличия. § 9. Он может во время самого действия производить в офицерские чины до капитана и назначать за важнейшие блистательные подвиги знаки Военного Ордена 4 степени, св. равноапостольного князя Владимира 4 степени с бантом, шпаги за храбрость и Ордена св. Анны 2 и 3 степени.
      § 16. Он может заключить с неприятелем перемирие, как скоро не предполагает оно никаких особенных условий и по краткости его продолжения не могло бы быть представлено на Высочайшее утверждение.
      § 17. В переговоры о мире не может вступать Главнокомандующий без особенных на то уполномочий...
      (Полевое уголовное положение). § 61. Грабеж лиц, домов, селений и вообще собственности наказывается смертию. § 62. Наказывается равным образом зажигательство домов, истребление лесов и жатв и убийство жителей... § 65. Нападение с оружием на безоружного жителя, жену или детей его наказывается смертию. § 66. Насилие над женщиной, какого бы состояния ни была она, наказывается смертию... § 72. Офицер, забывший честь своего звания и покусившийся на грабеж, лишается всех чинов и изгоняется из Армии...
      (Положение для военных госпиталей). § 49. Ни в каком случае и ни в каком месте больные и раненые не должны лежать на земле. В Главных госпиталях полагаются деревянные кровати, или нары, которые должны иметь достаточное число матрасов, набитых мочалами, простынь и одеял... § 57. Отделения Подвижного госпиталя... должны содержать в одной или двух фурах шесть полупостелей с принадлежностями, все потребности для перевозок, как то ящики с хирургическими инструментами, бандажи, корпию2, компрессы, хлеб, горячее вино3, уксус, соль, бульон и проч.
      ...§ 67... допускаются в военные госпитали все военнопленные больные и раненые...
      (Дополнительные правила). Губернии, в военном положении объявленные, по управлению полиции и доставлению всех воинских потребностей состоят в начальстве Главнокомандующего Действующею Армиею, коего повеления начальники сих губерний обязаны выполнять беспрекословно... Главнокомандующий Армией может в сих губерниях собственною властию отрешать чиновников городской и земской полиции. Он может предавать виновных военному суду...
      ПСЗ: Собрание 1. — Т. 32. — № 24975, 25035.
      1 Нижние чины — солдаты.
      2 Корпия — растеребленная ветошь или пушистая ткань для перевязки ран (заменяла вату и марлю).
      8 Горячее вино — крепкое, хлебная водка.
     
      3. Манифесты о сборе земского ополчения 6 и 18 июля
      1812 г.
      ...Неприятель вступил в пределы наши и продолжает нести оружие свое внутрь России, надеясь силою и соблазнами потрясть спокойствие великой сей державы... С лукавством в сердце и лес-тию в устах несет он вечные для ней цепи и оковы... не можем и не должны скрывать от верных наших подданных, что собранные им разнодержавные силы велики и что отважность его требует неусыпного против нее бодрствования. Сего ради, при всей твердой надежде на храброе наше воинство, полагаем мы за необходимо-нужное: собрать внутри государства новые силы, которые, нанося новый ужас врагу, составляли бы вторую ограду в подкрепление первой, и защиту домов, жен и детей каждого и всех.
      Мы уже воззвали к первопрестольному граду нашему Москве; а ныне взываем ко всем нашим верноподданным, ко всем сословиям и состояниям, духовным и мирским, приглашая их вместе с ними единодушным и общим восстанием содействовать противу всех вражеских замыслов и покушений. Да найдет он на каждом шагу верных сынов России, поражающих его всеми средствами и силами, не внимая никаким его лукавствам и обманам. Да встретит он в каждом дворянине Пожарского, в каждом духовном Палицына, в каждом гражданине Минина... Для первоначального составления предназначенных сил предоставляется во всех губерниях дворянству сводить поставляемых им для защиты отечества людей, избирая из среды самих себя начальника над оными и давая о числе их знать в Москву, где избран будет главный над всеми предводитель...
      Для того учреждаем: 1) Округа, состоящая из Московской, Тверской, Ярославской, Владимирской, Рязанской, Тульской, Калугской, Смоленской губерний, примет самые скорые и деятельные меры к собранию, вооружению и устроению внутренних сил, долженствующих охранять первопрестольную столицу нашу Москву и пределы сего округа. 2) Округа, состоящая из Санкт-Петербургской и Новгородской губерний, сделает тож самое для охранения Санкт-Петербурга и пределов сего округа. 3) Округа, состоящая из Казанской, Нижегородской, Пензенской, Костромской, Симбирской, Вятской губерний, приготовится расчислить и назначить людей, но до повеления не собирает их и не отрывает от сельских работ. 4) Все прочие губернии остаются без всякого по оным действиям, доколе не будет надобности употребить их к равномерным отечеству жертвам и услугам... Каждый из военачальников и воинов при новом звании своем сохраняет прежнее, даже не принуждается к перемене одежды, и по прошествии надобности, то есть по изгнании неприятеля из земли нашей, всяк возвратится с честию и славою в первобытное свое состояние и к прежним своим обязанностям. Государственные, экономические и удельные крестьяне в тех губерниях, из коих составляется вре-
      менное внутреннее ополчение, не участвуют в оном, но предоставляются для обыкновенного с ним набора рекрут...
      Там же. — № 25176. 25188.
     
      4. Донесение М. И. Кутузова Александру I о сражении при Бородино. Август 1812 г.
      ...25-го августа армия французская находилась в виду нашей и построила пред своим фрунтом несколько укреплений, на правом же ее крыле замечены были разные движения, скрытые от нас лесами, почему и можно было предположить, что намерение Наполеона состояло в том, чтоб напасть на левое наше крыло и потом, продолжая движение по Старой Смоленской дороге, совершенно отрезать нас от Можайска.
      Дабы предупредить сие намерение, я приказал того же дня генерал-лейтенанту Тучкову с 3-м корпусом итти на левое наше крыло и прикрыть положением своим Смоленскую дорогу. В подкрепление сему корпусу отряжено было 7000 человек Московского ополчения под предводительством генерал-лейтенанта Маркова.
      От 3-го корпуса до левого крыла 2-й армии, которою командовал генерал от инфантерии князь Багратион, был промежуток, на версту продолжающийся и покрытый кустарниками, в котором для лучшей связи расположены были егерские полки 20-й, 21-й, 11-й и 41-й. Сводные гренадерские баталионы 2-й армии под командою г.-м. гр. Воронцова заняли все укрепления, устроенные пред деревнею Семеновскою; к сей деревне примыкало левое крыло нашей армии и от оной простиралась линия из полков 7-го корпуса под командою генерал-лейтенанта Раевского в направлении к кургану, в середине армии находящемуся и накануне укрепленному. К правой стороне кургана примыкал
      6-й корпус под командою генерала от инфантерии Дохтурова левым своим крылом...
      26-го числа в 4 часа пополуночи первое стремление неприятеля было к селу Бородину, которым овладеть искал он для того, дабы, утвердясь в оном, обеспечить центр своей армии и действия на левое наше крыло, в то же самое время атакованное. Главные его батареи расположены были при дер. Шевардино...
      Атака неприятеля на село Бородино произведена была с невероятною быстротою, но мужество лейб-гвардии егерского полка, оживляемое примером начальника оного, остановило стремление 8000 французов. Наикровопролитнейший бой возгорелся, и сии храбрые егери в виду целой армии более часу удерживали (неприятеля). Наконец, подошедшие к нему резервы умножили силы, принудили сей полк, оставя село Бородино, перейти за реку Колочь...
      Между тем огонь на левом нашем крыле час от часу усиливался. К сему пункту собрал неприятель главные свои силы, состоящие из корпусов князя Понятовского, маршалов Нея и Даву-ста, и был несравненно нас многочисленнее. Князь* Багратион,
      видя умножение неприятеля, присоединил к себе 3-ю пехотную дивизию под командою генерал-лейтенанта Коновницына и сверх того вынужден был употребить из резерва 2-ю гренадерскую дивизию под командою генерал-лейтенанта Бороздина, которую он поставил уступами противу левого крыла за деревнею, а левее от оной три полка 1-й кирасирской дивизии и всю 2-ю кирасирскую дивизию.
      Я нашел нужным сблизить к сему пункту полки лейб-гвардии Измайловской и Литовской под командою полковника Храповицкого. Неприятель под прикрытием своих батарей показался из лесу и взял направление прямо на наши укрепления, где был встречен цельными выстрелами нашей артиллерии, которою командовал полковник Богуславской, и понес величайший урон. Невзирая на сие, неприятель, построясь в несколько густых колонн, в сопровождении многочисленной кавалерии с бешенством бросился на наши укрепления. Артиллеристы, с мужественным хладнокровием выждав неприятеля на ближайший картечный выстрел, открыли по нему сильный огонь, равномерно и пехота (встретила) его самым пылким огнем ружейным, (но поражение) их колонн не удержало французов, которые стремились к своей цели и не прежде обратились в бегство, как уже граф Воронцов с сводными гренадерскими баталионами ударил на них в штыки; сильный натиск сих баталионов смешал неприятеля, и он, отступая в величавшем беспорядке, был повсюду истребляем храбрыми нашими воинами. При сем нападении граф Воронцов, получа жестокую рану, принужден был оставить свою дивизию. В то же самое время другая часть неприятельской пехоты следовала по Старой Смоленской дороге, дабы совершенно обойти наше левое крыло; но 1-я гренадерская дивизия, на сей дороге находившаяся, с твердостью выждав на себя неприятеля, остановила его движение и заставила податься назад. Новые силы подкрепили французов, что и побудило генерал-лейтенанта Тучкова отступить по Смоленской дороге, где занял он на высоте выгодную позицию... Французы, заметив важность сего места, ибо высота сия командовала всею окружностию и, овладев оной, могли они взять во фланг левое наше крыло и отнять способ держаться на Смоленской дороге ...и в сомкнутых колоннах с разных сторон повели атаку на 1-ю гренадерскую дивизию. Храбрые гренадеры, выждав неприятеля, открыли по нему наижесточайший огонь и, не медля нимало, бросились на него в штыки. Неприятель не мог выдержать столь стремительного нападения, оставил с уроном место битвы и скрылся в близлежащие леса. Генерал-лейтенант Тучков при сем ранен пулею в грудь, и генерал-лейтенант Алсуфьев принял по нем команду.
      В 11 часов пополуночи неприятель, усилясь артиллерией и пехотою против укреплений нашего левого крыла, решился вновь атаковать оные. Многократные его атаки были отбиты, где много содействовал с отличною храбростию генерал-майор Дорохов. Наконец, удалось овладеть ему нашими тремя флешами, с коих мы не успели свезти орудий. Но не долго он воспользовался сею выгодою: полки Астраханский, Сибирский и Московский, постро-ясь в сомкнутые колонны под командою генерал-майора Бороздина, с стремлением бросились на неприятеля, который был тотчас сбит и прогнан до самого леса с большим уроном. Таковой удар был с нашей стороны не без потери... Потеря французов противу нас несравнительна. После чего неприятель, умножа силы свои, отчаянно бросился опять на батареи наши и вторично овладел оными, но генерал-лейтенант Коновницын, подоспев с
      3-ю пехотною дивизией и видя батареи наши занятыми, стремительно атаковал неприятеля и в мгновение ока сорвал оные. Все орудия, на оных находившиеся, были опять отбиты нами...
      Я, заметя, что неприятель с левого крыла переводит войски, дабы усилить центр и правое свое крыло, немедленно приказал двинуться всему нашему правому крылу, вследствие чего генерал от инфантерии Милорадович отрядил генерал-лейтенанта Багговута со 2-м корпусом к левому крылу, а там с 4-м корпусом пошел на подкрепление центра, над коим и принял начальство. Генерал же от инфантерии Дохтуров взял пред сим в командование левый фланг после князя Багратиона, получившего к крайнему сожалению всей армии тяжкую рану и вынужденного чрез то оставить место сражения. Сей нещастный случай весьма расстроил удачное действие левого нашего крыла, доселе имевшего поверхность над неприятелем, и конечно бы имел самые пагубные следствия, если бы до прибытия генерала от инфантерии Дохтурова не вступил в командование генерал-лейтенант Коновницын...
      Наполеон, видя неудачные покушения войск правого крыла своей армии и что они были отбиты на всех пунктах, скрыл оные в лес и, заняв опушку стрелками, потянулся влево к нашему центру. Генерал от инфантерии Барклай-де-Толли... обратил внимание свое на сей пункт и, чтоб подкрепить оной, приказал 4-му корпусу примкнуть к правому крылу Преображенского полка, который с Семеновским и Финляндским оставались в резерве. За сими войсками поставил он 2-й и 3-й кавалерийские корпуса, а за оными полки кавалергардский и конной гвардии. В сем положении наш центр и все вышеупомянутые резервы были подвержены сильному неприятельскому огню; все его батареи обратили действие свое на курган, построенный накануне и защищаемый 18-ю батарейными орудиями, подкрепленными всею 26-ю ди-визиею под начальством генерал-лейтенанта Раевского... Вскоре после того большими силами пошел на центр наш под прикрытием своей артиллерии густыми колоннами, атаковал курганную батарею, успел овладеть оною и опрокинуть 26-ю дивизию, которая не могла противустоять превосходнейшим силам неприятеля.
      Начальник Главного штаба генерал-майор Ермолов, видя неприятеля, овладевшего батареею, важнейшею во всей позиции, со свойственною ему храбростию и решительностию, вместе с отличным генерал-майором Кутайсовым взял один только Уфим-
      ского пехотного полка баталион и, устроя сколько можно скорее бежавших, подавая собою пример, ударил в штыки. Неприятель защищался жестоко, но ничто не устояло противу русского штыка. 3-й баталион Уфимского пехотного полка и 16-й егерский полк бросились прямо на батарею, 19-й и 40-й по левою сторону оной, и в четверть часа батарея была во власти нашей с 18-ю орудиями, на ней бывшими. Генерал-майор Паскевич с полками ударил в штыки на неприятеля, за батареею находившегося; генерал-лейтенант Васильчиков учинил то же с правой стороны, и неприятель был совершенно истреблен... При сем случае к большому всех сожалению лишились мы достойного генерала от артиллерии Кутайсова... Во время сего происшествия неприятельская кавалерия, из кирасир и улан состоящая, атаковала во многих пунктах 4-й корпус, но сия храбрая пехота, выждав неприятеля на ближайший ружейный выстрел, произвела столь жестокий батальной огонь, что неприятель был совершенно опрокинут и с большой потерию бежал...
      После сего неприятель большими силами потянулся на левой наш фланг. Чтоб оттянуть его стремление, я приказал генерал-адъютанту Уварову с 1-м кавалерийским корпусом, перейдя речку Колочу, атаковать неприятеля в левый его фланг...
      Наполеон, видя неудачу всех своих предприятий и все покушения его на левой наш фланг уничтоженными, обратил все свое внимание на центр наш, против коего, собрав большие силы во множестве колонн пехоты и кавалерии, атаковал Курганную батарею; битва была наикровопролитнейшая, несколько колонн неприятельских были жертвою столь дерзкого предприятия, но невзирая на сие, умножив силы свои, овладел он батареею, с коей однакож генерал-лейтенант Раевской успел свести несколько орудий...
      Правой и левой фланги нашей армии сохраняли прежнюю позицию; войски, в центре находящиеся под командою генерала от инфантерии Милорадовича, заняли высоту, близ кургана лежащую, где, поставя сильные батареи, открыли ужасный огонь на неприятеля. Артиллерия наша, нанося ужасный вред неприятелю цельными выстрелами своими, принудила неприятельские батареи замолчать, после чего вся неприятельская пехота и кавалерия отступила...
      Таким образом, войски наши, удержав почти все свои места, оставались на оных.
      Я, заметя большую убыль и расстройство в баталионах после столь кровопролитного сражения и превосходства сил неприятеля, для соединения армии оттянул войски на высоту, близ Можайска лежащую.
      По вернейшим известиям, к нам дошедшим, и по показанию пленных, неприятель потерял убитыми и ранеными 42 генерала, множество штаб- и обер-офицеров и за 40 тыс. рядовых; с нашей стороны потеря состоит до 25 тыс. человек, в числе коих 13 генералов убитых и раненых.
      Сей день пребудет вечным памятником мужества и отличной храбрости российских воинов, где вся пехота, кавалерия и артиллерия дралась отчаянно. Желание всякого было умереть на месте и не уступить неприятелю. Французская армия под предводительством самого Наполеона, будучи в превосходнейших силах, не превозмогла твердость духа российского солдата, жертвовавшего с бодростью жизнию за отечество.
      Бородино: Документы, письма, воспо-минания. — С. 134 — 141.
     
      5. От Тарутина до Малоярославца. Партизанское движение
      Публикуются отрывки из «Известий об армии», издававшихся в сентябре — октябре 1812 г.
      Армия находится более недели близ села Тарутина на правом берегу Нары и, пребывая в совершенном спокойствии, получает от того новые силы. Полки укомплектовываются прибывающими из разных губерний формированными генералом от инфантерии князем Лобановым-Ростовским войсками. В лагере производится учение рекрут, горящих рвением сразиться с неприятелем...
      Расстроенные силы неприятеля не позволяют делать ему против нас покушений. Удалением от пределов своих лишен он всех пособий; продовольствие его час от часу становится затруднительнее, и пленные уверяют единодушно, что в их армии употребляют в пищу лошадиное мясо...
      Сильные отряды наши находятся на Можайской, Санкт-Петербургской, Коломенской и Серпуховской дорогах, и редко проходит день, в который бы не приводили 300 человек и более пленных.
      Самые крестьяне из прилежащих к театру войны деревень наносят неприятелю величайший вред... Крестьяне, горя любовию к родине, устраивают между собою ополчения. Случается, что несколько соседних селений ставят на возвышенных местах и колокольнях часовых, которые, завидя неприятеля, ударяют в набат. При сем знаке крестьяне собираются, нападают на неприятеля с отчаянием и не сходят с места битвы, не одержав конечной победы. Они во множестве убивают неприятелей, а взятых в плен доставляют к армии. Ежедневно приходят они в главную квартиру, прося убедительно огнестрельного оружия и патронов для защиты от врагов. Просьбы сих почтенных крестьян, истинных сынов отечества, удовлетворяются по мере возможности и их снабжают ружьями, пистолетами и порохом...
      ...Г-н генерал-майор Дорохов отряжен был с частию войск для истребления неприятеля, укрепившегося в Верее, и для разрушения его работ. Мещане того города Петр Жуков, Василий Про-кудин, Борис Гаврилов и Ларион Дементьев, явясь к нему, предложили из усердия к славе оружия и на поборение врагов... быть проводниками на штурм; г. генерал-майор Дорохов,.приняв сие
      с признательностью, 29 сентября с рассветом атаковал неприятельские укрепления, которые были выстроены на крутой горе... и чрез полчаса холодным ружьем взял оные штурмом. Касательно помянутых мещан, бывших проводниками: когда уже приспела минута спускаться в ров и всходить на вал, тогда командующие колоннами просили их скрыться позади колонн, дабы избавиться опасности, но сии почтенные люди с твердостию объявили, что они русские и что... хотят быть проводниками и на вал, и с сими словами дерзнули на смерть. Один из сих достопочтенных людей Жуков ранен пулею в ногу. Неприятель потерял множество на месте убитыми, в числе коих и комендант, 15 штаб- и обер-офицеров и 377 рядовых взяты в плен.... Г-н генерал-майор Дорохов слишком 500 ружей, взятых у врага, роздал крестьянам...
      При сем же случае священник верейской соборной церкви Иван Скобеев собрал до 1000 человек, которые срыли бывшие укрепления...
      Поселяне одной Калужской губернии с того времени, как неприятель коснулся их границ, будучи вспомоществуемы казаками Быхалова, убили и взяли в плен с лишком 6000 человек неприятелей; ежедневно приходят они просить оружие, умоляют начальников отрядов дать им случай к поражению врага, и просьбы их по возможности выполняются. Много есть подвигов знаменитых, учиненных почтенными нашими поселянами; но они не могут на первый случай быть обнародованы, ибо неизвестны еще имена храбрых; приняты меры, чтобы узнать об них и предать отечеству для должного почтения...
      Артиллерии капитан Фигнер, отважностию своею сделавшийся известным, неоднократно под разными видами проводил целые ночи между армиею неприятельскою и его авангардом, и даже оттуда доставлял пленных. Сей неутомимый офицер, равно как и полковник князь Кудашев и гвардии капитан Сеславин, до сих пор наносят повсюду отборным войскам неприятельским в самом их тылу и во флангах большое поражение доставлением множества пленных, истреблением его запасов, где бы он ни собирал, и отнятием сокровищ святотатски ограбленных храмов наших. Генерал-адъютант барон Винценгероде, находящийся с отрядом легких войск на дорогах С.-Петербургской, Ярославской, и частию Владимирской, в течение последних трех недель взял в плен до 50 штаб- и обер-офицеров и до 3000 нижних чинов...
      Гордый неприятель... мнил поработить Россию. Ныне является ясно, что он обманулся в своих надеждах. Изнуренный голодом, ослабленный ежедневными частными сражениями, изнемогал он. Наконец, сражение 6 октября совершенно принудило его оставить надменную мысль поработить когда-либо Россию...
      Москва совершенно уже очищена от неприятеля...
      Отряды наши, на многих пунктах находящиеся, везде наносят неприятелю удары. Артиллерии капитан Фигнер снова взял в плен 5 офицеров и 345 рядовых, убил 6 офицеров и до 360 рядовых... Ахтырского гусарского полка подполковник Давыдов, нахо-
      дящийся с своим отрядом с тылу неприятеля, 4-го числа сегс месяца со всем своим отрядом занял большую дорогу от Вязьмы до Семлева, разделив отряд свой на три части... В сей день отряд подполковника Давыдова убил у неприятеля 375 чел., в числе коих 3 офицераг в плен взял 490 рядовых...
      Генерал от кавалерии Платов, переправясь 13-го числа с несколькими казачьими и 20-м егерским полками чрез реку Лужу в пяти верстах выше Малого Ярославца, напал на 40-пушечный неприятельский парк... и взял И пушек. Хотя неприятель и выслал сильный отряд кавалерии для отбития отнятых пушек, но полковник Кайсаров, засевший в кустарниках со стрелками 20-го егерского полка, удержал сильное стремление неприятельской кавалерии и тем способствовал переправе пушек...
      Листовки Отечественной войны 1812 г. — М., 1962. — С. 49 — 50, 52 — 54, 55 — 58.
     
      6. А. Коленкур о походе Наполеона в Россию
      Арман Огюстен Луи де-Коленкур (1773 — 1827) — один из приближенных Наполеона. Выходец из аристократической семьи, Коленкур получил из рук императора титул герцога Виченцского. В 1807 — 1811 гг. — посол в Петербурге. Высказывался против войны с Россией. Сопровождал Наполеона в походе 1812 г. и во время бегства от реки Березины до Парижа.
      ...Внимательно выслушав меня (доводы Коленкура о трудностях предстоящей войны с Россией), император перечислил мне, какими он располагает силами и средствами. Как только он взялся за эту тему, я уже больше не сомневался, что нет никакой надежды на мир, так как этот военный подсчет кружил ему голову...
      (Вызвав к себе одного своего министра, Наполеон сказал ему): Я решился на большую экспедицию. Мне нужен громадный транспорт, потому что моим отправным пунктом будет Неман...
      (По приказу Наполеона в Данциге была создана) крупная база войскового сообщения — тот пункт, где в течение двух лет все организовывалось и приготовлялось, пункт, которому император уделял наибольшее внимание, так как эта надежная крепость должна была снабжать его (в походе на Россию) всем необходимым...
      (В начале войны Наполеон) всех приезжавших (в его ставку)... прежде всего спрашивал: — Сколько взято пленных? К его великому сожалению, стычки (с русскими) оставались безрезультатными...
      (Уже в Витебске армия испытывала лишения, в ней не было) порядка, дисциплинированности войск, в том числе даже среди гвардии. Наши больные и раненые погибали из-за отсутствия хотя бы малейшей помощи. Многочисленные ящики, огромные запасы всякого рода, которые собирались в течение двух лет ценою таких затрат, исчезли — были разграблены или потеряны из-за отсутствия перевозочных средств. Ими была усеяна дорога... Эта кампания... от Вильно до Витебска уже стоила армии больше, чем два проигранных сражения... Все наши транспорты были приспособлены для шоссированных дорог... они отнюдь не годились для дорог той страны, по которой нам предстояло проходить...
      Беспорядок был повсюду: в городе, как и в окрестностях, все терпели нужду... Склады и пайки часто приходилось охранять со шпагой в руке... Лошади не были подкованы... кузницы вместе с обозами остались позади... ничего не было предусмотрено... все делалось с прохладцей... Через десять дней после нашего прибытия в Витебск, чтобы раздобыть продовольствие, приходилось уже посылать лошадей за 10 — 12 лье от города. Оставшиеся жители все вооружились, нельзя было найти никаких транспортных средств... при этом и люди и лошади подвергались риску, ибо они могли быть захвачены казаками или перерезаны крестьянами, что частенько и случалось...
      (Потеряв надежду разбить русскую армию в пограничном сражении, Наполеон заявил): Я обоснуюсь в Витебске. Я поставлю под ружье Польшу, а потом решу, если будет нужно, идти на Москву или на Петербург...
      (Узнав о назначении главнокомандующим русской армией М. И. Кутузова, Наполеон заявил, что после сражения) через две недели император Александр окажется без столицы и без армии...
      (О Бородинском сражении). Еще никогда мы не теряли в одном сражении столько генералов и офицеров... Пленных было мало. Русские проявили большую отвагу... Их ряды не приходили в расстройство... Император много раз повторял, что он не может понять, каким образом редуты и позиции, которые были захвачены с такой отвагой и которые мы так упорно защищали, дали нам лишь небольшое число пленных...
      Никаких пленных, никаких трофеев — вот что больше всего раздражало императора, и он часто жаловался на это...
      (Наполеон о характере войны). Освобождение крестьян не соответствовало личным мнениям императора... и не принесло бы пользу делу, так как оно осталось бы безрезультатным и придало бы этой войне революционный характер, отнюдь не подходящий для государя, который с полным основанием хвалился тем, что он восстановил общественный порядок в Европе...
      (При отступлении от Москвы до с. Красного) мы не встречали нигде ни одного крестьянина, никого, кто мог бы служить нам проводником. Никаких способов получить сведения... Мы не знали, что происходит вокруг нас... (В Толочино Наполеон был) ошеломлен, узнав об эвакуации нашими войсками Минска...
      (Два маршала разговаривали у постели отдыхающего Наполеона). О чем? — спросил Наполеон. — Мы мечтали о воздушном шаре... — Для чего? — Чтобы увезти ваше величество...
      (В Сморгони Наполеон заявил): При нынешнем положении вещей... я могу внушить почтение Европе только из дворца в Тюильри...(и)... объявил о своем решении отправиться в Париж..,
      (Вместе с Коленкуром Наполеон в молчании, тайно пробирался от Сморгони до Варшавы в дормезе, а от Варшавы до Парижа в санях, опасался, что его могут захватить и посадить «в железную клетку»...).
      Коленкур А. Мемуары. Поход Наполеона в Россию. — М.. 1943. — С. 52 — 334.
     
      7. Разгром «великой армии» в России
      8. Из приказа М. И. Кутузова. 21 декабря 1812 г. Вильно
      Храбрые и победоносные войска. Наконец вы на границах империи. Каждый из вас есть спаситель отечества. Россия приветствует вас сим именем. Стремительное преследование неприятеля и необыкновенные труды, поднятые вами в сем быстром походе, изумляют все народы и приносят вам бессмертную славу. Не было еще примера столь блистательных побед; два месяца сряду руки ваши каждодневно карали злодеев. Путь их усеян трупами. Токмо в бегстве своем сам вождь их не искал иного, кроме личного спасения. Смерть носилась в рядах неприятельских; тысячи падали разом и погибали. Не останавливаясь среди геройских подвигов, мы идем теперь далее. Пройдем границы и потщимся довершить поражение неприятеля на собственных полях его. Но не последуем примеру врагов наших в их буйстве и неистовствах, унижающих солдата. Они жгли дома наши, ругались святынею, и вы видели, как десница Вышнего праведно отмстила их нечестие. Будем великодушны, положим различие между врагом и мирным жителем. Справедливость и кротость в обхождении с обывателями покажут им ясно, что не порабощения их и не суетной славы мы желаем, но ищем освободить от бедствий и угнетений даже самые те народы, которые вооружились против России.
      Хрестоматия по русской военной истории. — С. 396.
     
      9. Воззвание М. И. Кутузова к народам Германии. Декабрь 1812 г.
      ...Немцы! Вся русская армия бьется за ваше благополучие. Неужели вы при таких благоприятных для вас обстоятельствах останетесь равнодушными? Неужели вы так слепы, что при теперешнем положении вещей не сделаете ничего, что необходимо для вашего собственного блага? Враг находится далеко от своей земли, он в вашей стране... Неужели вы хотите вашей услужливостью облегчить его положение? Неужели вы будете действовать вопреки вашим собственным интересам? Не забывайте, что вверенная мне храбрая армия окажет вам любую поддержку. Я надеюсь победоносно отразить нападение этого врага всей Европы; пусть он убедится в том, что еще существуют народы, верные своему отечеству и своим государям; что у этих народов есть еще достаточно воли и силы, чтобы не дать надеть на себя железное ярмо гнета. Сколь ни вероятен подобный успех, тем не менее его императорское величество не удовлетворится им, пока враг не будет прогнан к границам своей собственной земли. Это будет единственным средством для возрождения независимости вашего отечества и прочным фундаментом для установления всеобщего мира и спокойствия...
      Будьте сильны духом, мужественные и честные немцы!
      ...Собирайтесь под знаменами тех ваших монархов, которые, несмотря на злосчастные события наших дней, сумели сохранить чувство чести и достоинства. Принесите в жертву великому и благородному делу освобождения вашей родины от чужеземного ига все ваши мелкие раздоры, все разделяющие вас несогласия и тогда вы станете грозной силой...
      Листовкн Отечественной войны 1812 г. — С. 124 — 125.
     
      10. Воззвание М. И. Кутузова к французским солдатам.
      Декабрь 1812 г.
      И вот вы на берегах Вислы, в трехстах лье от вашей родины, претерпевающие голод и капризы климата... подвержены болезням, которые являются его следствием, и всем опасностям длительного и потому безрассудного похода. От чего все это? От того, что Бонапарт, разгромив и разграбив пол-Европы, льстил себя надеждою найти на севере новые сокровища, чтобы удовлетворить свою ненасытную жадность и алчность своей семьи; от того, что Бонапарт, щедро одарив большинство своих родственников, водворив одного из своих братьев в Голландии, другого — в Неаполе, захотел посадить третьего на новый, созданный им трон.
      Признайтесь, французы, что вы слишком добры, соглашаясь платить за это своей кровью и страданиями и быть, таким образом, слепыми орудиями чужеземца, который в опьянении эгоизма думает лишь об удовлетворении своего безграничного честолюбия; его не останавливает справедливый ропот вашей разоренной родины, лишенной возможности вести торговлю и всех источников процветания, с нею связанных, родины, которая вынуждена посылать на смерть последних своих детей ради жесточайшего деспотизма.
      Именно на Россию изливает сейчас Наполеон свою неистовую ненависть к человеческому роду... Он не подумал, что обе нации равно храбры и могущественны, что по сути нет ничего такого, что бы стояло между ними, что они должны не истреблять, а взаимно уважать друг друга и развивать связи во всех областях промышленности, торговли, искусства и науки и, наконец, должны содействовать достижению всеобщего согласия для сохранения мира и покоя на земле...
      Подумайте о том, что вскоре вам придется, продолжая вести бои с русской армией, которая уже доказала вам, что вы не являетесь непобедимыми, одновременно сражаться со всей Европой. Таково ваше положение. Но вы еще можете предупредить развитие событий. Возвращайтесь мирно на родину, приведите туда с собой узурпатора и потребуйте от него полного отчета о пролитой французской крови и обо всех богатствах, безрассудно растраченных им отнюдь не для блага Франции, а исключительно ради своих выгод и на горе человечеству. Тогда ненависть, кото-
      рую вы сегодня вселяете, уступит место чувствам доверия и уважения, которые вы уже давно заслужили своей храбростью и достойным поведением. Русский народ, сражающийся против вас с сожалением, одним из первых вернется к этим чувствам, которые кажутся столь естественными; вы приобретете право на признательность всей Европы, и память о вас будут чтить самые отдаленные потомки.
      Там же. — С. 126 — 127.
     
      11. Акт Священного союза
      Акт Священного союза был подписан 14(26) сентября 1815 г. в Париже монархами Австрии, Пруссии и России. Он стал идеологической основой реакционной внутренней и внешней политики государств, вошедших в Священный союз. Публикуется один из первоначальных вариантов акта, написанный Александром I.
      Их в-ва император австрийский, король прусский и император российский, вследствии великих происшествий, ознаменовавшихся в Европе течении трех последних лет, наипаче же вследствии благодеяний, которые Божию провидению было угодно излиять на государства, коих правительства возложили свою надежду и упование на единого Бога, восчувствовав внутреннее убеждение в том, что ранее установленный державами образ взаимных отношений должно совершенно переменить и что крайне необходимо прилагать старания, дабы заменить его порядком, основанным единственно на высоких истинах, внушаемых вечным законом Бога Спасителя.
      Объявляют торжественно, что предмет настоящего акта есть открыть пред лицом вселенной их непоколебимую решимость как в управлении вверенными им государствами, так и в политических отношениях ко всем другим правительствам, руководствоваться на будущие времена не иными какими-либо правилами, как заповедями любви, правды и мира, которые, отнюдь не ограничиваясь приложением их единственно к частной жизни, как сие представлялось до сих пор, долженствуют напротив того непосредственно управлять волею царей и водительствовать всеми их деяниями, яко единое средство, утверждающее их несовершенства. На сем основании их в-ва согласились в следующих статьях:
      Статья I.
      Соответственно словам Священных писаний, повелевающих всем людям быть братьями, подданные трех договаривающихся сторон пребудут соединены узами действительного братства, и, взаимно почитая себя как бы единоземцами, они во всяком случае и во всяком месте станут подавать друг другу пособие, подкрепление и помощь. То же самое возымеет отношение и к их войскам, которые одинаково будут почитать себя не иначе, как частью одной армии, призванной охранять религию, мир и справедливость.
      Статья II.
      Единое преобладающее правило да будет как между помянутыми властями, так и подданными их приносить друг другу услуги, оказывать взаимное доброжелательство и любовь, почитать всем себя как бы членами единого народа под именем христианской нации, поелику три союзные государя почитают себя аки поставленными от провидения для управления тремя областями сего одного народа, а именно: Австриею, Пруссиею и Россиею, исповедуя, таким образом, что самодержец народа христианского, во многом единого, не иной есть, как тот, кому собственно принадлежит держава, поелику в нем едином обретаются сокровища любви, ведения и премудрости бесконечные, то есть наш Божественный Спаситель, Иисус Христос, глагол Всевышнего, Слово жизни. Соответственно с сим, их в-ва с нежнейшим попечением убеждают подданных со дня на день утверждаться в правилах и деятельном исполнении обязанностей, в коих наставлял человеков Божественный Спаситель, аки единственное средство наслаждаться миром, который истекает от доброй совести и который един прочен.
      Статья III.
      Все государства... могут всеохотно и с любовию быть приняты в сей священный союз.
      ВПР: Серия I. — Т. 8, — С. 504-506.
     
      Глава 3
      ДВОРЯНСКИЙ ЭТАП ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ В РОССИИ
     
      1. А. А. Бестужев. Об историческом ходе свободомыслия в России
      Наконец, Наполеон вторгся в Россию, и тогда-то народ русский впервые ощутил свою силу, тогда-то пробудилось во всех сердцах чувство независимости, сперва политической, а впоследствии и народной. Вот начало свободомыслия в России. Правительство само произнесло слова: «Свобода, освобождение». Само рассевало сочинение о злоупотреблении неограниченной власти Наполеона, и клик русского монарха огласил берега Рейна и Сены. Еще война длилась, когда ратники, возвратясь в домы, первые разнесли ропот в классе народа. «Мы проливали кровь, говорили они, а нас опять заставляют потеть на барщине. Мы избавили родину от тирана, а нас вновь тиранят господа»... Тогда-то стали говорить военные: «для того ль освободили мы Европу, чтобы наложить цепи на себя? для того ль дали конституцию Франции, чтобы не сметь говорить о ней, и купили кровью первенство между народами, чтобы нас унижали дома?»
      ...А как ропот народа, от истощения и злоупотребления земских и гражданских властей происшедший, грозил кровавою революцией), то общества вознамерились отвратить меньшим злом большее и начать свои действия при первом удобном случае... Солдаты роптали на истому ученьями, чисткою, караулами; офицеры — на скудость жалованья и непомерную строгость; матросы — на черную -работу, удвоенную по злоупотреблению, морские офицеры — на бездействие. Люди с дарованиями жаловались, что нм заграждают дорогу по службе, требуя лишь безмолвной покорности; ученые — на то, что им не дают учить молодежь, на препятствия в учении. Словом, во всех углах виделись недовольные лица, на улицах пожимали плечами, везде шептались — все говорили: к чему это приведет? Все элементы были в брожении. Одно лишь правительство беззаботно дремало над волканом; одни судебные места блаженствовали, ибо только для них Россия была обетованною землею. Лихоимство их взошло до неслыханного степени бесстыдства. Писаря заводили лошадей, повытчики покупали деревни, и только возвышение цены взяток отличало вышние места, так что в столице под глазами блюстителей производился явный торг правосудием... Прибыльные места продавались по таксе и были обложены оброком... Одним словом, в казне. в судах, в комиссариатах, у губернаторов, у генерал-губернаторов — везде, где замешался интерес, кто мог, тот грабил, кто не смел, тот крал...
      Избранные социально-политические и философские произведения декабристов. — М.. 1951. — Т. 1. — С. 491-496.
      2. Проект конституции Никиты Муравьева
      Вступление
      Опыт всех народов и всех времен доказал, что власть самодержавная равно гибельна для правителей и для обществ; что она не согласна ни с правилами святой веры нашей — ни с началами здравого рассудка. Нельзя допустить основанием правительства — произвол одного человека — невозможно согласиться, чтобы все права находились на одной стороне — а все обязанности на другой. Слепое повиновение может быть основано только на страхе и не достойно ни разумного повелителя — ни разумных исполнителей... Федеральное или Союзное Правление одно разрешило сию задачу, удовлетворило всем условиям и согласило величие народа и свободу граждан.
      Под надзором государя одно законодательное Собрание находится в столице и делает все распоряжения, общие для всего государства; частные расположения, касающиеся до областей, предоставлены областным законодательным собраниям, образованным наподобие Столичного, и таким образом доставляется благосостояние целого и частей.
     
      Глава I. О народе русском и правленйи
      1. Русский народ, свободный и независимый, не есть и не может быть принадлежностью никакого лица и никакого семейства.
      2. Источник верховной власти есть народ, которому принадлежит исключительное право делать основные постановления для самого себя.
      3. Правление России есть уставное и союзное.
     
      Глава II. О гражданах
      4. Гражданство есть право участвовать в общественном управлении, определенном в сем уставе порядком, посредственно — т. е. выбирать чиновников или их избирателей, или непосредственно — т. е. быть избранным в какое-либо общественное звание, по законодательной, исполнительной или судебной части...
      6. Чтоб быть гражданином, необходимы следующие условия: 1-е. Лета — не менее 21-го года возраста. 2-е. Местопребывание — известное и постоянное жительство. 3-е. Здравие ума.
      4-е. Личная и по имению независимость. 5-е. Исправность платежа общественных повинностей. 6-е. Непорочность перед лицом Закона. 7-е. Собственность отдельная на свое имя, а оной: 1-е. Недвижимой на 500 р. серебром или — 2-е. Движимой (вещей или капитала) на 1000 руб. серебром.
     
      Глава III. О состоянии, личных правах и обязанностях русских
      13. Все Русские равны перед лицом Закона.
      14. Русскими признаются все коренные жители России и дети иностранцев, родившиеся в России, достигшие совершеннолетия, если они объявили желание остаться в России.
      15. Каждый Русский обязан носить общественные повинности — повиноваться Законам и властям Отечества — быть всегда готовым к защите Родины и должен явиться к знаменам, когда востребует того Закон.
      16. Крепостное состояние и рабство отменяются. Разделение между благородными и простолюдинами не принимается — поелику оно изображение гордости и высокомерия и противно христианской вере — по которой все люди братья, все рождены благо, ибо рождены по воле божией — все рождены для блага и все просто люди, ибо перед ним слабы.
      17. Всякий имеет право излагать невозбранно свои мысли и чувства и сообщать их посредством печати своим соотечественникам. Вредные книги, подобно другим преступлениям, преследуются судом и подлежат присяжным.
      18. Всякий имеет право заниматься тем промыслом, который ему покажется выгоднейшим: земледелием, скотоводством, охотою, рыбной ловлею, рукоделями, заводами, торговлею...
      21. В судах безопасность, жизнь и собственность обеспечиваются присяжными...
      24. Право собственности, заключающее в себе одни вещи, священно и неприкосновенно. Церковные земли остаются навсегда за ними.
      25. Земли помещиков остаются за ними. Особый закон определит вознаграждение, которое обязаны им сделать поселяне, которые вздумают оставить свое селение и переселиться в другое место — за временное прервание в порядке получения доходов с возделываемой сими поселянами земли...
      30. Военные поселения немедленно уничтожаются. Поселенные батальоны и эскадроны с родственниками их вступают в звание общих владельцев...
      32. Разделение людей на 14 классов отменяется. Гражданские чины, заимствованные у немцев и ничем не отличающиеся между собой, отменяются сходственно с древними постановлениями народа Русского.
      Там же. — С. 295-299.
      3. «Русская правда» Павла Пестеля
      Введение
      § 12. Определение, цель и действие Русской Правды... Русская Правда есть наказ или наставление временному Верховному правлению для его действий, а вместе с тем и объявление народу, от чего он освобожден будет и чего вновь ожидать может...
     
      Глава III. О сословиях, в России обретающихся
      § 4, Все должны быть перед законом равны... Все люди в государстве имеют одинаковое право на все выгоды, государством доставляемые, и все имеют равные обязанности нести все тягости, нераздельные с государственным устроением. Из сего явствует, что все люди в государстве должны непременно быть перед законом совершенно равны и что всякое постановление, нарушающее сие равенство всех перед законом, есть нестерпимое зло-властие, долженствующее непременно быть уничтоженным...
      § 6. Дворянство... Довольно долго существовала возможность для некоторых угнетать всех прочих; пора теперь положить решительный конец сему гнусному и неистовому распорядку вещей. Добрые дворяне, истинные сыны отечества, с удовольствием и радостью примут сие постановление... Что же касается дворян, закостеневших в своих враждебных противу массы народной предрассудках и мыслящих, что вся Россия для них одних существует, то крепкую питать можно надежду, что таковых дворян окажется весьма мало. Однакоже, ежели, паче чаяния, найдутся таковые недостойные сыны отечества, то противу них надлежит принять меры решительные, дабы в полной мере укротить свирепый их нрав и поставить в невозможность отечеству вре-
      дить, хотя бы к тому и нужными были действия скорой и непреклонной строгости.
      § 11. Дворянские крестьяне... Успехи общего просвещения, повсюду более и более распространяющиеся... дух времени, стремящийся к свободе, на законах основанной, — все сие заставляет желать, чтобы рабство было совершенно в России уничтожено... Но поелику таковое важное предприятие требует зрелого обду-мания и весьма большую в государстве произведет перемену, то и не может оное иначе к успешному окончанию приведено быть, как введением постепенным. О сим предмете должно Верховное правление потребовать проекты от грамотных дворянских собраний и по оным мероприятия распорядить, руководствуясь следующими тремя главными правилами: 1) освобождение крестьян от рабства не должно лишить дворян дохода, ими от поместий своих получаемого; 2) освобождение сие не должно произвести волнений и беспорядков в государстве, для чего и обязывается Верховное правление беспощадную строгость употреблять против всяких нарушителей общего спокойствия; 3) освобождение сие должно крестьянам доставить лучшее положение противу теперешнего, а не мнимую свободу им даровать...
     
      Дележ земель
      I. У кого есть 1000 душ и более.
      1. Если на каждую душу имеется по 10 или более десятин земли, тогда половина земли остается за помещиком, а другая половина отберется для волости без всякого помещику возмездия.
      2. Если на каждую душу менее 10 десятин земли, но не менее пяти, тогда половина земли остается за помещиком, а другая половина отберется для волости, а за оною получит помещик возмездие... ему добавляется к его земле из казенных земель нужное число десятин, дабы итог всех его земель составлял 5000 десятин.
      3. Если на каждую душу имеется менее 5-ти десятин земли, тогда к половине, остающейся за помещиком, додается точно такое же число десятин, каковое от него отберется...
      1. Если у помещика имеется 10000 десятин земли или более, тогда отбирается у него половина земли без всякого возмездия.
      2. Если у помещика имеется менее 10 000, но не менее 5000 десятин земли, тогда за отбираемую половину земли дается ему возмездие, состоящее в таком числе десятин земли, чтобы итог возмездной земли... составлял всего-навсего 5000 десятин.
      3. Если у помещика имеется менее 5000 десятин земли, тогда ему дается за отбираемую для волости землю таковое же точно число десятин возмездной земли.
      4. Число десятин возмездной земли может быть выдано из казны помещику деньгами или натурою. Если выдаваться будет деньгами, то ценность определяется показанием волости или помещика...
     
      Конституция — государственный завет
      ...4) Весь российский народ составляет одно сословие — гражданское; все нынешние сословия уничтожаются и сливаются в одно сословие — гражданское. Все различные племена, составляющие Российское государство, признаются русскими и, слагая различные свои названия, составляют один народ русский. Все россияне расписаны по волостям...
      5) Вся земля, к каждой волости принадлежащая, разделяется на две части: волостную и частную. Первая принадлежит всему обществу, вторая — частным людям. Первая составляет собственность общественную, вторая собственность частную. Волостная земля есть неприкосновенна, она разделяется на участки, участки раздаются по требованиям членов волости. Остальная земля отдается в наем посторонним людям не иначе, как на один год...
      8) ...Верховная власть разделяется на законодательную и верховно-исполнительную. — Первая поручается Народному вечу, вторая — державной Думе. Сверх того нужна еще власть блю-стительная, дабы те две не выходили из своих пределов. Власть блюстительная поручается верховному собору.
      9) Народная веча состоит из народных представителей, выбранных народом на 5 лет. Каждый год пятая часть нисходит и заменяется новыми выборами. Тот же самый может опять быть выбран... Председатель выбирается ежегодно из членов, последний год заседающих. Народная веча есть одно целое и на каморы не разделяется. Вся законодательная власть в ней обретается. Она объявляет войну и заключает мир... Никто не может распустить Народной вечи. Она представляет волю в государстве, душу народа.
      10) Державная дума состоит из 5 членов, народом выбранных на 5 лет. Ежегодно один из Думы выходит и заменяется другим выбором. Председатель есть член, заседающий последний, или пятый год. Ежегодно предлагает каждая губерния кандидата. Из числа сих кандидатов выбирает Народная веча окончательно. Державная Дума имеет всю верховно-исполнительную власть, ведет войну и производит переговоры, но не объявляет войны и не заключает мира. Все министерства и все вообще правительствующие места состоят под ведомством и начальством державной Думы, но действуя с разрешением и исполняя с приказанием. Она имеет собственную свою канцелярию.
      11) Верховный собор состоит из 120 членов, именуемых боярами. Бояре назначаются на всю жизнь и не могут участвовать ни в законодательном, ни в исполнительном порядке. Губернии назначают кандидатов, а Народная веча замещает упразднившееся число бояр. Председатель выбирается на год самим собором. Собор имеет верховно-блюстительную власть. Народная веча препровождает к нему на утверждение свои законы. Собор не рассуждает о сущности предметов, но смотрит на одни формы, дабы во всем соблюдено законное... Сам же собор не действует...
      Там же. — Т. 2. — С. 85 — 162.
     
      4. С. П. Трубецкой. Манифест
      Спаси Господи люди твоя и благослови достояние твое!
      В Манифесте Сената объявляется.
      1. Уничтожение бывшего Правления.
      2. Учреждение временного до установления постоянного, выборными.
      3. Свободное тиснение, и потому уничтожение цензуры.
      4. Свободное отправление богослужения всем верам.
      5. Уничтожение права собственности, распространяющейся на людей.
      6. Равенство всех сословий пред Законом, и потому уничтожение военных судов и всякого рода судных комиссий, из коих все дела судные поступают в ведомство ближайших судов гражданских.
      7. Объявление права всякому гражданину заниматься чем он хочет, и потому дворянин, купец, мещанин, крестьянин — все равно имеют право вступать в воинскую и гражданскую службу и в духовное звание, торговать оптом и в розницу, платя установленные повинности для торгов. Приобретать всякого рода собственность, как то земли, дома в деревнях и городах. Заключать всякого рода условия между собою, тягаться друг с другом пред судом.
      8. Сложение подушных податей и недоимок по оным.
      9. Уничтожение монополий, как то: на соль, на продажу горячего вина и проч., и потому учреждение свободного винокурения и добывания соли, с уплатою за промышленность с количества добывания соли и водки.
      10. Уничтожение рекрутства и военных поселений.
      11. Убавление срока службы военной для нижних чинов и определение оного последует по уравнению воинской повинности между всеми сословиями.
      12. Отставка без изъятия нижних чинов, прослуживших 15 лет.
      13. Учреждение волостных, уездных, губернских и областных правлений и порядка выборов членов сих правлений, кои должны заменить всех чиновников, доселе от Гражданского правительства назначаемых.
      14. Гласность судов.
      15. Введение присяжных в суды уголовные и гражданские.
      Учреждается Правление из 2-х или 3-х лиц, которому подчиняются все части высшего управления, то есть все министерства, Совет, Комитет министров, армии, флот. Словом, всю верховную исполнительную власть, но отнюдь не законодательную и не судную. — Для сей последней остается Министерство, подчиненное временному правлению, но для суждения дел, не решенных в нижних инстанциях, остается департамент Сената уголовный и учреждается департамент гражданский, • кои решают
      окончательно и члены коих останутся до учреждения постоянного правления.
      Временному правлению поручается приведение в исполнение:
      1. Уравнение прав всех сословий.
      2. Образование местных волостных, уездных, губернских и областных правлений.
      3. Образование внутренней народной стражи.
      4. Образование судной части с присяжными.
      5. Уравнение рекрутской повинности между всеми сословиями.
      6. Уничтожение постоянной армии.
      7. Учреждение порядка избрания выборных в палату представителей народных, кои долженствуют утвердить на будущее время имеющий существовать порядок Правления и Государственное Законоположение.
      Таи же, — т. 1. — С. 363 — 364.
     
      5. Восстание 14 декабря 1825 г. в Петербурге по воспоминаниям декабриста В. И. Штейнгеля
      ...В тот же вечер (12-го декабря 1825 г.) у Рылеева, который уже знал о заготовлении манифеста, было собрание многих членов, которые беспрестанно приходили и уходили, чтоб узнать, на что решились директоры. Всем объявлено, что сборное место — площадь перед Сенатом и что явится диктатор в лице князя Трубецкого для распоряжения. На другой день, 13-го числа, повторилось почти то же. Беспрестанно приходили из полков с известиями и уверениями о готовности восстать за свободу; но тут же узнали, что на Финляндский полк и артиллерию надежда сомнительна...
      Наконец, настало роковое 14 декабря... Это было сумрачное декабрьское петербургское утро, с 8° мороза. До девяти часов весь правительствующий Сенат был уже во дворце. Тут и во всех полках гвардии производилась присяга. Беспрестанно скакали гонцы во дворец с донесением, где как шло дело. Казалось все тихо. Некоторые таинственные лица показывались на Сенатской площади, в приметном беспокойстве... Часов в 10 на Гороховом проспекте вдруг раздался барабанный бой и часто повторяемое «ура1». Колонна Московского полка с знаменем, предводимая штабс-капитаном князем Щепиным-Ростовским и двумя Бестужевыми, вышла на Адмиралтейскую площадь и повернула к Сенату, где построилась в каре. Вскоре к ней быстро примкнул Гвардейский экипаж, увлеченный Арбузовым, а потом баталион лейб-гренадеров, приведенных адъютантом Пановым и поручиком Сутгофом. Сбежалось много простого народа, и тотчас разобрали поленницу дров, которая стояла у заплота, окружающего постройки Исаакиевского собора. Адмиралтейский бульвар наполнился зрителями...
      Первою жертвою пал вскоре граф Милорадович, невредимый в столь многих боях. Едва успели инсургенты построиться в каре,
      как он показался скачущим из дворца в парных санях, стоя, в одном мундире и в голубой ленте... Увещая солдат с самонадеянностью старого отца-командира, граф говорил, что сам охотно желал, чтобы Константин был императором; но что же делать, если он отказался; уверял их, что он сам видел новое отречение, и уговаривал поверить ему. Один из членов тайного общества, князь Оболенский, видя, что такая речь может подействовать, выйдя из каре, убеждал графа отъехать прочь, иначе угрожал опасностью. Заметя, что граф не обращает на то внимания, он нанес ему штыком легкую рану в бок. В это время граф сделал вольтфас, а Каховский пустил в него из пистолета роковую пулю, накануне вылитую...
      Тут выразилась вполне важность восстания, которою ноги инсургентов, так сказать, приковались к занимаемому ими месту. Не имея сил итти вперед, они увидели, что нет уже спасения назади. Жребий был брошен. Диктатор к ним не явился. В каре было разногласие. Оставалось одно — стоять, обороняться и ждать развязки от судьбы. Они это сделали.
      ...Вскоре после того, как государь выехал на Адмиралтейскую площадь, к нему подошел с военным респектом статный драгунский офицер, которого чело было под шляпою повязано черным платком (декабрист Якубович. — Сост.), и после нескольких слов пошел в каре; но скоро возвратился ни с чем. Он вызвался уговорить бунтовщиков и получил один оскорбительный упрек. Тут же по повелению государя был арестован — и понес общую участь осужденных. После его подъезжал к инсургентам генерал Воинов, в которого Вильгельм Кюхельбекер... сделал выстрел из пистолета... и тем заставил его удалиться. К лейб-гренадерам явился полк. Стюрлер, и тот же Каховский ранил его из пистолета. Наконец подъезжал сам великий князь Михаил и тоже без успеха: ему отвечали, что хотят, наконец, царствования законов. И с этим поднятый на него пистолет того же Кюхельбекера заставил его удалиться. Пистолет был уже и заряжен.
      После этой неудачи ...вышел Серафим — митрополит в полном облачении... Подошед к каре, он начал увещание. К нему вышел другой Кюхельбекер, брат того, который заставил удалиться великого князя Михаила Павловича. Моряк и лютеранин, он не знал высоких титлов нашего православного смирения, потому сказал просто, но с убеждением: «Отойдите, батюшка, не ваше дело вмешиваться в это дело!» Митрополит обратил свое шествие к Адмиралтейству...
      Когда, таким образом, совершился весь процесс укрощения мирными средствами, приступили к действию оружия. Генерал Орлов с полною неустрашимостию дважды пускался со своими конногвардейцами в атаку; но пелотонный огонь (повзводная стрельба. — Сост.) опрокидывал нападение. Не победи каре, он однакож завоевал этим целое фиктивное графство... На северо-восточном углу Адмиралтейского бульвара появилась ultima ratio (последний довод) — орудия гвардейской артиллерий. Командую-
      щий ими генерал Сухозанет подъехал к каре и кричал, чтобы положили ружья, иначе будут стрелять картечью. В него самого прицелились ружьем, но из каре послышался презрительно-повелительный голос: «Не троньте этого... он не стоит пули». Отскакав к батарее, он приказал сделать залп холостыми зарядами: но не подействовало! Тогда засвистали картечи; тут все дрогнуло и рассыпалось в разные стороны, кроме павших. Можно было этим уже и ограничиться; но Сухозанет сделал еще несколько выстрелов вдоль узкого Галерного переулка и поперек Невы, к Академии художеств, куда бежали более из толпы любопытных!..
      Практикум по истории СССР (XIX век)/Сост. П. П. Епифанов. — М., 1955. — С. 44-51.
     
      Глава 4
      РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИИ ВО ВТОРОЙ ТРЕТИ XIX в.
      ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА ЦАРИЗМА
     
      1. В. И. Ленин. Из книги «Развитие капитализма в России». Три стадии развития капитализма в промышленности
      Главных стадий этого развития три: мелкое товарное производство (мелкие, преимущественно крестьянские промыслы) — капиталистическая мануфактура — фабрика (крупная машинная индустрия)... Связь и преемственность указанных нами форм промышленности — самая непосредственная и самая тесная... Может быть, одним из наиболее рельефных проявлений тесной и непосредственной связи между последовательными формами промышленности служит тот факт, что целый ряд крупных и крупнейших фабрикантов сами были мелкими из мелких промышленников и прошли через все ступени от «народного производства» до «капитализма». Савва Морозов был крепостным крестьянином (откупился в 1820 г.), пастухом, извозчиком, ткачом-рабочим, ткачом-кустарем, который пешком ходил в Москву продавать свой товар скупщикам, затем владельцем мелкого заведения — раздаточной конторы-фабрики. Умер он в 1862 г., когда у него и у его многочисленных сыновей было 2 большие фабрики. В 1890 г. на 4 фабриках, принадлежавших его потомкам, было занято 39 тысяч рабочих, производивших изделий на 35 млн. руб. В шелковом производстве Владимирской губ. целый ряд крупных фабрикантов вырос из ткачей-рабочих и ткачей-кустарей. Крупнейшие фабриканты Иваново-Вознесенска (Куваевы, Фокины, Зубковы, Кокуш-кины, Бобровы и мн. др.) вышли из кустарей. Парчевые фабрики Московской губ. все были кустарными светелками. Фабрикант Павловского района, Завьялов, еще в 1864 г. «живо помнил то время, когда он сам был простым работником у мастера Хабаро-
      ва». Фабрикант Вырыпаев был мелким кустарем; Кондратов был кустарем, пешком ходил в Павлово с кошелем своих изделий. Фабрикант Асмолов был погонщиком лошадей у коробейников, потом мелким торговцем, владельцем маленькой мастерской табачных изделий — затем фабрики с многомиллионными оборотами. И т. д., и т. д. Интересно бы посмотреть, как определили бы экономисты-народники в этих и подобных случаях начало «искусственного» капитализма и конец «народного» производства?..
      Ленин В. И. Поли. собр. соч. — Т. 3. — С. 542 — 543.
      2. Сельское хозяйство и промышленность перед отменой крепостного права в России
      Процент барщинных и оброчных крестьян накануне 186! г.
      Губернии % барщинных К оброчных
      Нечерноземные 41,1 58,9
      Черноземные 71,2 28,8
      Поволжские 73,3 26,7
      Восточные степные 83,0 17,0
      Белорусские 92,4 7,6
      Правобережные Украинские 97,4 2,6
      Левобережные Украинские 99,3 0,7
      Степные (Новороссийские) 99,9 0,1
      Число фабрик и заводов и численность работников обрабатывающей промышленности за 1830 — 1860 гг.
      Годы Число фабрик и заводов Число рабочих (тыс.)
      1830 5453 253,9
      1835 6054 288,1
      1840 6863 435,8
      1845 8302 507,6
      1850 9843 501,6
      1855 10943 438,2
      1860 15338 565,1
      Общая численность и процент вольнонаемных рабочих (без горных, винокуренных, пивоваренных заводов и мельниц) в 1825 — 1860 гг.
      Годы Число заведений Число рабочих (в тыс.) % вольнонаемных рабочих
      1825 1860 5 261 15 388 210,6 565,1 54 87 *
      Выплавка чугуна в России и других странах в 1830 — 1860 гг. (в т.)
      Годы Россия Великобри- тания США Германия Франция
      1830 188,1 692,3 167,7 49,7 2; 0,7
      1840 185,7 1424,6 291,6 106,6 357,8
      1850 227,7 2295,8 559,0 124,0 412,3
      1860 335,5 3982,0 934,2 388,2 892,2
      Железнодорожное строительство в России в 1838 — 1860 гг.
      Годы Сдано линий за год Длина сети на конец года, км
      1838 27 27
      1845 117 144
      1846 134 278
      1848 14 382
      1850 119 501
      1851 503 1004
      1859 166 1336
      1860 290 1626
      Ляшенко П. И. История народного хозяйства СССР. — М., 1947. — Т. I. — С. 485 — 635; Игнатович И. И. Помещичьи крестьяне накануне освобождения. — М., 1925; Хромов П. А. Экономическое развитие России в XIX — XX веках.-М., 1950.-С. 27 — 94.
      8. Реакция 20 — 50-х гг. XIX в. по мемуарам Ф. Ф. Вигеля, А. В. Никитенко, С. М. Соловьева
      Ф. Ф. Вигель (1786 — 1856) — чиновник и литератор, дворянин, в своих интересных «Записках», охватывающих время от царствования Павла I до смерти Николая I, дал меткие, но зачастую пристрастные оценки многих государственных деятелей, писателей и журналистов, столичных и провинциальных представителей господствующего класса, быта и нравов дворянства. На словах либеральный фрондер, на деле Вигель прочно стоял на позициях «охранительной» литературы николаевского времени.
      О «Ревизоре» Н. В. Гоголя. Автор выдумал какую-то Россию и в ней какой-то городок, в котором свалил он все мерзости, которые изредка на поверхности настоящей России находишь: сколько накопил он плутней, подлостей, невежества. Я, который жил и служил в провинциях, смело называю это клеветой в пяти действиях. А наша-то чернь хохочет, а нашим-то боярам и любо; все эти праздные трутни, которые далее Петербурга и Москвы России не знают, половину жизни проводят за границей, которые готовы смешивать с грязью и нас, мелких дворян
      и чиновников, и всю нашу администрацию, они в восторге оттого, что приобретают новое право презирать свое отечество, и, указывая на сцену, говорят: вот она Россия...
      О воцарении Николая I. Все действия императора Николая были согласны с моими правилами и моими желаниями. Либерализм, столь нам несвойственный, обезоружен и придавлен; слова правосудие и порядок заменили сакраментальное дотоле слово свобода. Строгость его никто не смел да и не хотел назвать жестокостию: ибо она обеспечивала как личную безопасность каждого, так и вообще государственную безопасность. Везде были видны веселые и довольные лица, печальными казались только родственники и приятели мятежников 14 декабря... Затем учрежден Верховный уголовный суд, составленный из всех членов Государственного совета, синода и сената, к коим присовокуплено было несколько полных генералов. В числе судящих находился Сперанский, в числе подсудимых задушевный друг его, инженерный полковник Батенков, с которым он познакомился в Сибири... и которого удалось ему перевести в Петербург... В первых числах июля... над виновными совершен приговор суда. Полтораста осужденных выведены на гласис перед крепостию, им прочтено решение суда, над ними переломлены шпаги, сняты с них мундиры и фраки, они облечены в крестьянское платье и отправлены в ссылку. Пять человек были повешены. Все это происходило вскоре по восхождении солнца и в отдаленной части города, следственно зрителей не могло быть много. Несмотря на то, в этот день жители Петербурга исполнились ужаса и печали. Более шестидесяти лет после Мировича не видели они торговой, смертной казни...
      (А. X. Бенкендорф назначен главноуправляющим III отделения собственной е. в-ва канцелярии, он же был шеф) корпуса жандармов, которому поручен был надзор за порядком в целом государстве. Этот корпус составлен был из нескольких округов; к каждому из них принадлежало несколько губерний. Окружными начальниками назначаемы были генералы, а в губернии определяемы были один штаб и несколько обер-офицеров... трудно было сначала склонить несколько порядочных людей войти в него. Голубой мундир, ото всех других военных своим цветом отличный как бы одеждой доносчиков, производил отвращение даже в тех, кои решались его надевать. Учреждение сего нового рода полиции, кажется, имело двоякую цель. Жандармы обязаны были открывать всякие дурные умыслы против правительства и если где станут проявлять смелые политические, вольнолюбивые идеи, препятствовать их распространению... Потом всякий штаб-офицер сего корпуса должен был... наблюдать за справедливым решением дел в судах, указывать губернаторам на всякие вообще беспорядки, на лихоимство гражданских чинов, на жестокое обращение помещиков и доносить о том своему начальству. Намерение, конечно, казалось наилучшим, но к исполнению его где было сыскать людей добросовестных, беспристрастных, сведущих и прозорливых?.. Многим из штаб-офицеров, поступивших в жандармскую команду, было любо жить в губернии, совершенно независимыми, без всякого постоянного, определенного занятия и для всех быть грозою. От самых неблагонамеренных людей, изгнанных из общества, принимали они изветы и с своими дополнениями отправляли в Петербург. Если по следствию окажется, что их донесения ложны, что за беда? Они от усердия могли ошибиться и не подлежали никакой за то ответственности. И где было искать защиты против них губернским началь-ствам, а кольми паче частным людям, когда и сам глава их Бенкендорф некоторым образом поставлен был надсмотрщиком над другими министрами, (он подписывал бумаги не читая и потому иногда) слепо и неумышленно губил людей...
      В и гель Ф. Ф. Записки. — М., 1928. — Т. 1. — С. 24 — 25; Т. 2. — С. 269-277.
      Исполняя обязанности цензора (1833 — 1848 гг.), профессор А. В. Никитенко, происходивший из крепостных, был умеренным либералом, противником А. И. Герцена.
      1848 г. Декабрь 1. Чудная эта земля Россия! Полтораста лет прикидывались мы стремящимися к образованию. Оказывается, что это было притворство и фальшь: мы улепетываем назад быстрее, чем когда-либо шли вперед... Когда Бутурлин предлагал закрыть университеты, многие считали это несбыточным. Простаки! Они забыли, что того только нельзя закрыть, что никогда не было открыто. Вот теперь тот же Бутурлин 1 действует в качестве председателя какого-то высшего негласного комитета по цензуре и действует так, что становится невозможным что бы то ни было писать или печатать. Вот недавний случай. Далю запрещено писать. Как? Далю, этому умному, доброму, благородному Далю! Неужели и он попал в коммунисты и социалисты? В «Москвитянине»2 напечатаны его два рассказа. В одном из них изображена цыганка-воровка. Она скрывается: ее ищут и не находят, обращаются к местному начальству и, все-таки, не могут отыскать. Бутурлин отнесся к министру внутренних дел с запросом, не тот ли это самый Даль, который служил у него в министерстве? Перовский8 призвал к себе Даля, выговорил ему за то, что, дескать, охота тебе писать что-нибудь кроме бумаг по службе, и в заключение предложил ему на выбор любое: «писать — так не служить; служить — так не писать».
      Но этим еще не кончилось. Бутурлин представил дело государю в следующем виде: что хотя Даль своим рассказом и вселяет в публику недоверие к начальству, но, по-видимому, делает это без злого умысла, и так как сочинение его вообще не пред-
      1 Сенатор Д. П. Бутурлин в 1848 г. возглавил вновь учрежденный «секретный комитет» для надзора за печатью.
      2 «Москвитянин» — журнал, издаваемый М. П. Погодиным в Москве в 1844 — 1856 гг.
      3 Л. А. Перовский — министр внутренних дел.
      ставляет в себе ничего вредного, то он, Бутурлин, полагал бы сделать автору замечание, а цензору выговор. Последовала резолюция: «сделать и автору выговор, тем более, что и он служит».
      Декабря 6. Вчера один из молодых магистров (Н. А.) Варнек защищал в университете диссертацию... на диспуте произошла непристойность. Диспутант, по обыкновению, сопровождал свою речь в иных местах латинскими терминами, иногда немецкими и французскими... Из этого профессор Шиховский вывел заключение, что Варнек не любит своего отечества и презирает свой язык, о чем велеречиво и объявил автору диссертации. Последний был до того озадачен этим новым способом научного опровержения, что растерялся и не нашел что отвечать. Тогда профессор начал намекать на то, что диспутант якобы склонен к материализму... Итак, вот один из профессоров, вместо ученого диспута, направился прямо к полицейскому доносу...
      1849 год.
      Января 7. В городе невероятные слухи о закрытии университетов. Проект этот приписывают (Я. И.) Ростовцеву1, который, будто бы, подал государю записку о преобразовании всего воспитания, образования и самой науки в России, и где он предлагает на место университета учредить в Петербурге и Москве два большие высшие корпуса, где науки преподавались бы специально только людям высшего сословия, готовящимся к службе. Правда, обскуранты полагают, что спасение России, т. е. их самих, в крепостном состоянии и в невежестве, и они находят себе сочувствие в таких лицах, кои решают вещи одним росчерком пера. Лица эти давно уже ненавидят университеты, а современные события в Германии ненавидят до ярости. Следовательно, невозможного в городских слухах ничего нет... Во всяком случае, ненависть к науке очень сильна...
      Февраля 12. В «Современнике» печатается чрезвычайно любопытная статья профессора Московского (университета) (С. М.) Соловьева. Никто еще из наших историков не обнаруживал такого основательного и глубокого анализа, как этот ученый... Но вот что случилось. Безгласный комитет2 или, лучше сказать, Бутурлин нашел, что эти статьи Соловьева хотя благонамеренны и безвредны, однако, ему не следовало говорить в них о Болотникове!! — особенно в журнале. Цензору велено сделать замечание.
      Я заходил в цензурный комитет. Чудные дела делаются там. Например, цензор Мехелин вымарывает из древней истории имена всех великих людей, которые сражались за свободу отечества или были республиканского образа мыслей — в республиках Греции и Рима...
      1 Я. И. Ростовцев (1803 — 1860) — генерал-адъютант Николая I, в период подготовки крестьянской реформы председатель Редакционных комиссий, привлекший к их работе ряд либеральных деятелей.
      2 Безгласный комитет — ироническое название Негласного комитета, учрежденного 2 апреля 1848 г.
      1852 год.
      Января 11... Граф А. С. Уваров рассказывал мне на днях, как он боролся с цензурою при печатании своей книги... «О греческих древностях, открытых в южной России». Надо было, между прочим, перевести на русский язык несколько греческих надписей. Встретилось слово: демос — народ. Цензор никак не соглашался пропустить это слово и заменил его словом: граждане. Автору стоило большого труда убедить его, что это был бы не перевод, а искажение подлинника. Еще цензор не позволял говорить о римских императорах, убитых, что они убиты, и велел писать: погибли и т. д.
      Апреля 7. Вчера (И. С.) Тургенев, автор «Записок охотника», по высочайшему повелению посажен на съезжую 1 за статью, напечатанную им о Гоголе в «Московских ведомостях», где Гоголь назван великим. Тургенева велено продержать на съезжей месяц, а потом выслать из столицы, в деревню, под надзор полиции.
      Апреля 20. Погодина велено отдать под надзор полиции за статью, напечатанную в «Москвитянине» на пьесу Кукольника «Денщик», и за то еще, что он выпустил 1-й номер своего журнала с черным бордюром на обложке по случаю смерти Гоголя...
      Дневник А. В. Никитенко. — СПб., 1893.-С. 378-408.
      С. М. Соловьев (1820 — 1879 гг.) в своих содержательных «Записках», опубликованных полностью лишь в 1907 г., нарисовал яркую картину николаевского царствования, личного характера царя и лиц из его окружения.
      ...Не помню, которого числа после обеда, тесть мой... принес журнал с известиями о февральской революции; прочитавши известия, я сказал: «Нам, русским ученым, достанется за эту революцию!» Сердце мое сжалось черным предчувствием.
      Пророчество мое слишком оправдалось. Чтоб показать, почему оно оправдалось, нужно мне рассказать состояние русского общества под державою Николая 1-го и характер сего державца. Известно, что добрый и благонамеренный Александр I подписал самодержавное «Быть по сему» под манифестом, в котором в неопределенных выражениях приказывалось всем народам, кроме русского, быть свободными и счастливыми. Благословенный ждал благословений за свой подвиг и сильно оскорбился, когда увидал, что народы вместо того, чтоб довольствоваться манифестом, начали хлопотать об определении форм, под которыми они должны быть свободны и счастливы, и начали хлопотать об этом, не спросись манифестодателей. Известно, в каком колеблющемся положении находилась Европа во время смерти Александровой; известно, каким несчастным событием в России сопровождалось восшествие на престол преемника Александрова. Это событие — великой важности, ибо оно объясняет многое в жизни русского
      1 Съезжая — арестантское помещение при полицейском участке.
      общества... дело римских заговорщиков было произведением обветшалости римского общества, дело же наших декабристов было произведением незрелости русского общества. Попытка не удалась в самом начале; Цезарь восторжествовал, Бруты и Кассии погибли позорною смертью.
      Но кто же был этот Цезарь? Это была воплощенная реакция всему, что шевелилось в Европе с конца прошлого века: на лице Николая всякий легко мог прочесть страшные смани, факел, фарес» для России: «остановись, плесней, разрушайся!». Эта колоссальная фигура Николая олицетворяла в себе ту бездну материализма, которая ныне давит духовное развитие России в его царствование. Деспот по природе, имея инстинктивное отвращение от всякого движения, от всякого выражения индивидуальной свободы и самостоятельности, Николай любил только бездушное движение войсковых масс по команде. Это был страшный нивелировщик: все люди были пред ним равны, и он один имел право раздавать им по произволу способности, ум, все, что мы называем дарами божиими; нужды нет, что в этом нечестивом посягновении на права бога он беспрестанно ошибался: он не отставал до конца от своего взгляда и направления, до конца не переставал ненавидеть и гнать людей, выдававшихся из общего уровня по милости божией, до конца не переставал окружать себя посредственностями и совершенными бездарностями, произведенными в великие люди по воле начальства, по милости императора. Не знаю, у какого другого деспота в такой степени выражалась ненависть к личным достоинствам, природным и трудом приобретенным, как у Николая...
      В таком-то господине воплотилась реакция тому движению, которое знаменует русскую историю во все продолжение XVIII и в первую четверть XIX века. Начиная с Петра до Николая, просвещение народа было целью правительства... Век с четвертью толковали только о благодетельных плодах просвещения, указывали на вредные следствия невежества в раскольничестве, в суевериях. Самодержцы и самодержицы, разумеется, смотрели односторонне на дело, именно смотрели на него с одной материальной стороны: им нужно было просвещение для материальных успехов, для материальной силы; они покровительствовали просвещению, заводили академии и университеты, ласкали ученых и поэтов, давали права образованным молодым людям, преследовали невежество, ибо представителями последнего был для них буйный, строптивый раскольник, смотрящий на их герб как на печать антихристову; представителем же просвещения был профессор, говорящий на актах похвальные слова им, или поэт, подносящий торжественную оду...
      По воцарении Николая, просвещение перестало быть заслугою, стало преступлением в глазах правительства; университеты подверглись опале; Россия предана была в жертву преторианцам; военный человек, как палка, как привыкший не рассуждать, но исполнять и способный приучить других к.исполнению
      без рассуждений, считался лучшим, самым способным начальником везде; имел ли он какие-нибудь способности, знания, опытность в делах — на это не обращалось никакого внимания. Фрун-товики воссели на всех правительственных местах, и с ними воцарилось невежество, произвол, грабительство, всевозможные беспорядки. Смотр стал целью общественной и государственной жизни. Вся Россия 30 лет была на смотру у державного фельдфебеля. Все делалось на показ, для того, чтоб державный приехал, взглянул и сказал: «Хорошо! Все в порядке!» Отсюда все потянулось на показ, во внешность, и внутреннее развитие остановилось...
      Что же было следствием? Все остановилось, заглохло, загнило... Таковы были общие явления в народной нравственной жизни в несчастную эпоху от 1848 до 1855 года...
      Соловьев С. М. Избранные труды. Записки. — М., 1983. — С. 308 — 315.
     
      4. А. И. Герцен. О развитии революционных идей в России
      Двадцать пять лет, которые следуют за 14 (26) декабря, труднее характеризовать, нежели весь истекший период со времени Петра I. Два противоположных течения — одно на поверхности, а другое в глубине, где его едва можно различить, — приводят в замешательство наблюдателя. С виду Россия продолжала стоять на месте, даже, казалось, шла назад, но, в сущности, все принимало новый облик, вопросы становились все сложнее, а решения менее простыми.
      На поверхности официальной России, «фасадной империи», видны были только потери, жестокая реакция, бесчеловечные преследования, усиление деспотизма. В окружении посредственностей, солдат для парадов, балтийских немцев и диких консерваторов, виден был Николай, подозрительный, холодный, упрямый, безжалостный, лишенный величия души, — такая же посредственность, как и те, что его окружали. Сразу же под ним располагалось высшее общество, которое при первом ударе грома, разразившегося над его головой после 14 декабря, растеряло слабо усвоенные понятия о чести и достоинстве. Русская аристократия уже не оправилась в царствование Николая, пора ее цветения прошла; все, что было в ней благородного и великодушного, томилось в рудниках или в Сибири. А то, что оставалось или пользовалось расположением властелина, докатилось до той степени гнусности или раболепия, которая известна нам по картине нравов, нарисованной Кюстином*.
      Затем следовали гвардейские офицеры; прежде блестящие и образованные, они все больше превращались в отупелых унте-
      1 Книга Кюстина «La Russie en 1839. Par le marquis de Custine» (Paris, 1843, т. 1 — 4) содержала резкую и пристрастную оценку России и русского общества.
      ров... Обстоятельства изменились, и гвардия разделила судьбу аристократии; лучшие из офицеров были сосланы, многие оставили службу, не в силах выносить грубый и наглый тон, введенный Николаем. Освободившиеся места поспешно заполнялись усердными служаками или столпами казармы и манежа... После 1825 года вся администрация, ранее аристократическая и невежественная, стала мелочной и искусной в крючкотворстве. Министерства превратились в конторы, их главы и высшие чиновники стали дельцами или писарями... Казарма и канцелярия стали главной опорой николаевской политической науки...
      ...Добавим к сему и графа Бенкендорфа, шефа корпуса жандармов — этой вооруженной инквизиции, полицейского масонства, имевшего во всех уголках империи, от Риги до Нерчинска, своих братьев слушающих и подслушивающих, — начальника III отделения канцелярии его величества (так именуется центральная контора шпионажа), который судит все, отменяет решения судов, вмешивается во все, а особенно в дела политических преступников... Словом, картина официальной России внушала только отчаяние...
      Зато внутри государства совершалась великая работа — работа глухая и безмолвная, но деятельная и непрерывная; всюду росло недовольство, революционные идеи за эти двадцать пять лет распространились шире, чем за все предшествовавшее столетие, и тем не менее в народ они не проникли...
      Жажда образования овладевает всем новым поколением; гражданские ли школы или военные, гимназии, лицеи, академии переполнены учащимися; дети самых бедных родителей стремятся в различные институты. Правительство, которое еще в 1804 году приманивало детей в школы разными привилегиями, теперь всеми способами сдерживает их прилив; создаются трудности при поступлении, при экзаменах; учеников облагают платой; министр народного просвещения издает приказ, ограничивающий право крепостных на образование. Тем не менее Московский университет становится храмом русской цивилизации; император его ненавидит... но университет процветает, влияние его растет... Цвет молодежи из соседних с Москвой губерний направляется в ее университет, и каждый год фаланга окончивших курс рассеивается по всему государству в качестве чиновников, врачей или учителей...
      Герцен А. И. Собр. соч.: В 30 т. — М., 1956. — Т. 7. — С. 209-213.
     
      5. Указ об обязанных крестьянах. 2 апреля 1842 г.
      В статьях... Свода Законов о состояниях (т. IX) установлены правила, на основании коих помещикам дозволено обращать крестьян своих в свободные хлебопашцы, с уступкою им в собственность помещичьих земель... Желая, в общих видах государственной пользы, чтобы, при заключении таковых условий, принадлежащие помещикам земли... охранены были от отчуждения из
      владения дворянских родов, мы признали за благо... предоставить тем из помещиков, которые сами сего пожелают, заключать с крестьянами своими, по взаимному соглашению, договоры на таком основании, чтобы, не стесняясь постановлениями о свободных хлебопашцах, помещики сохраняли надлежащее им полное право вотчинной собственности на землю, со всеми ее угодьями и богатствами, как на поверхности, так и в недрах ее, а крестьяне получали от них участки земли в пользование за установленные повинности...
      1) Повинности крестьян, в пользу помещиков, могут быть определены в договорах денежным образом, произведениями, обрабатыванием помещичьей земли, или другою работою.
      2) В случае неисполнения крестьянами приемлемых ими на себя по договору обязанностей, они понуждаются к тому земскою полициею под руководством уездных предводителей дворянства и под высшим наблюдением губернского правления.
      3) Крестьяне, по надлежащем утверждении заключенных между ними и помещиками договоров, принимают название обязанных крестьян.
      4) Помещики учреждают в селениях обязанных крестьян вотчинное управление и имеют высшее наблюдение за сельскою в них полициею и за исполнением законов о сельском благоустройстве; им принадлежит также право суда и расправы в проступках и маловажных преступлениях обязанных крестьян и первоначальный разбор взаимных между ними тяжб и споров...
     
      6. Крестьянское движение 20 — 50-х гг. XIX в. по отчетам III отделения и шефа жандармов Николаю I
      1827 г.
      Крепостные... Среди этого класса встречается гораздо больше рассуждающих голов, чем это можно было бы предположить с первого взгляда. Приходя в соприкосновение с казенными крестьянами и живя с согласия своих господ в городах, крепостные невольно учатся ценить те преимущества, коими пользуются свободные сословия. Надо заметить, что всякий крепостной, которому удалось своим трудом скопить несколько тысяч рублей, употребляет их прежде всего на то, чтобы купить себе свободу. Они хорошо знают, что во всей России только народ-победитель, русские крестьяне, находятся в состоянии рабства; все остальные: финны, татары, эсты, латыши, мордва, чуваши и т. д. — свободны... Среди крестьян циркулирует несколько пророчеств и предсказаний: они ждут своего освободителя... и дали ему имя Ме-телкина. Они говорят между собой: «Пугачев попугал господ, а Метелкин пометет их». В начале каждого царствования мы видим бунты, потому что народные страсти не довольствуются же-
      ланиями и надеждами. Так как из этого сословия мы вербуем своих солдат, оно, пожалуй, заслуживает особого внимания со стороны правительства...
      1831 г.
      ...В июле месяце бедственные происшествия в военных поселениях Новгородской губернии произвели всеобщее изумление и навели грусть на всех благомыслящих. Происшествия сии возбудили в то же время и толки, сколь вредно и опасно может быть для столицы соседство военных поселений, и распространившийся вслед за тем слух о намерении правительства уничтожить новгородское военное поселение радовал всех, но вместе с тем... возбудил опасение, чтобы мера сия не была принята поселянами как победою, над правительством одержанною.
      В начале 1831 г. в Судогодском, Ковровском и Муромском уездах Владимирской губернии появились записки, коими возмущались крестьяне против своих помещиков и которые были подкидываемы на йорогах, в селениях и самых уездных городах...
      Когда живущие в Казанской губернии, в Чистопольском уезде, более пяти тысяч ревизских, мужеского пола, душ крестьян, именовавшиеся пахотными солдатами и малолетками, оказали неповиновение именному в. и. в. указу... тогда подполковник Булыгин... способствовал вице-губернатору Филиппову расположить ослушников к повиновению и внушил им долг безусловной покорности...
      1834 г.
      Год от года распространяется и усиливается между помещичьими крестьянами мысль о вольности. В 1834 г. много было примеров неповиновения крестьян своим помещикам и почти все таковые случаи... происходили не от притеснений, не от жестокого обращения, но единственно от мысли иметь право на свободу... Поныне все случаи сии были отдельны один от другого, не имели между собою никакой общей связи, и потому правительство без особенных усилий имело возможность прекращать таковые беспорядки. Но могут явиться неблагоприятные обстоятельства: внешняя война, болезни, недостатки; могут явиться люди, которым придет пагубная мысль воспользоваться сими обстоятельствами... и тогда провозглашением свободы их из помещичьего владения легко будет произвести великие бедствия...
      Майор Горемыкин... в минувшем октябре... был командирован в Лугский уезд, по случаю возмущения крестьян, принадлежащих помещику Пантелееву... вооруженною силою напал на непо-винующихся, а из среды их извлек зачинщика, усмирил непокорных, из коих виновнейшие 14 человек преданы военному суду, а прочие полицейскими мерами обращены к долгу повиновения своему владельцу...
      1835 г.
      По случаю неповиновения казенных крестьян в двух уездах Пермской губернии... майор Новицкий... был послан на место сих
      беспорядков — для открытия тех подстрекателей, кои нарушили спокойствие и повиновение крестьян. В короткое время он обнаружил в Перми пять исключенных из службы чиновников, которые действительно распространяли ложные толкования... подстрекали крестьян к сопротивлению и писали им жалобы, извлекая для себя пользу из простодушных просителей. Сих ябедников ваше величество повелели судить военные судом. Но когда вскоре затем неповиновение крестьян возросло до самого бунта, и когда они... дерзнули, в числе более 3000 человек напасть вооруженною рукою на военный отряд, который был послан для восстановления спокойствия, то... для преследования виновных... и для принятия решительных мер... благоугодно было назначить... генерал-майора графа Апраксина, предоставя ему власть предавать виновных военному суду.
      Граф Апраксин немедленно прибыл в город Кунгур... 64 человека, как главнейших зачинщиков, передал военному суду, несколько сот человек наказал на главном месте их преступления при сборе народа; затем в каждой волости, где происходили беспорядки, подвергал при себе менее виновных полицейскому наказанию в страх другим и везде внушал крестьянам повиновение начальству... Он успел в самое короткое время водворить в возмутившихся волостях совершенную тишину и безусловное повиновение к властям...
      1837 г.
      Здесь не излишне будет упомянуть об одном весьма странном обстоятельстве, обнаруженном в Москве, во время пребывания там государя императора. Помещичий крестьянин... слыша жалобы крестьян на помещиков и земские начальства, людей фабричных на фабрикантов, солдат на тягость службы, возымел мысль о составлении некоего посредничества между правительством и народом, через избранных из среды народа представителей, для улучшения быта простых людей. Мысль сию обдумывал он, как по исследованию оказалось, в продолжение нескольких лет и толковал о ней с разными людьми простого звания, которые его слушали и на которых он... имел в этом отношении и значительное влияние...
      1838 г.
      По случаю неповиновения, оказанного крестьянами владельцу своему помещику Козловскому, находящийся в Вологодской губернии полковник Соколов принимал в сем деле участие, оправданное таким успехом, что крестьяне восчувствовали свое заблуждение и приведены к покорности...
      До высочайшего сведения доведено 14 случаев- главные причины неповиновения были: жестокое обращение помещиков, обременительные работы и введение новых владельцев... В течение 1838 года за жестокое обращение убито крестьянами 7 помещиков и 1 управитель.
      1839 г.
      ...По поводу бракосочетания великой княжны Марии Николаевны в народе разнеслась весть, что крестьяне будут освобождены. Толки всегда одни и те же: царь хочет, да бояре противятся. Простой народ ныне не тот, что был за 25 лет пред сим. Подьячие, тысячи мелких чиновников, купечество... имеющие один общий интерес с народом, привили ему много новых идей и раздули в сердце искру, которая может когда-нибудь вспыхнуть... Вообще крепостное состояние есть пороховой погреб под государством и тем опаснее, что войско составлено из крестьян же и что ныне составилась огромная масса беспоместных дворян из чиновников, которые, будучи воспалены честолюбием и не имея ничего терять, рады всякому расстройству... начать когда-нибудь и с чего-нибудь надобно, и лучше начать постепенно, осторожно, нежели дожидаться, пока начнется снизу, от народа... Но что это необходимо и что крестьянское состояние есть пороховая мина, в этом все согласны... В течение 1839 года убито крестьянами за жестокое обращение и дурное содержание восемь помещиков и один управитель...
      1841 г.
      Важнейшим, по своим последствиям, было волнение крестьян в Лифляндии, которые желали переселиться в южные губернии... Равным образом в Могилевской губернии... крестьяне разных помещиков приходили в волнение по поводу распространившихся слухов, что дарована будет свобода тем, которые переселятся в южные губернии, и до 1178 душ обоего пола крестьян... оставив дома свои, бежали в Черниговскую губернию...
      Крестьяне на золотых промыслах княгини Бутера в Пермской губ., на Ревдинском горном заводе Демидовой, на заводах Баташева во Владимирской губернии и в имении графа Борха Витебской губ. возобновляли и в текущем году беспорядки... В последнем имении ожесточение крестьян доходило до такой степени, что они вооруженные напали на баталион пехоты, командированный для их усмирения... Пример особенного ожесточения крестьян представляется также в имении тверской помещицы Барковой, где ни убеждения местного начальства, ни строгие наказания не обратили крестьян к повиновению; узнав о выгодном положении поселенцев в Сибири, они единодушно решились лучше быть сосланными, нежели оставаться в крепостном состоянии... Вообще неповиновение крестьян, кроме Лифляндской губернии, оказано было в 27 имениях, и большею частию представлялось необходимость в употреблении воинской помощи для усмирения упорствовавших в ослушании; в имениях же графа Борха и Демидовой начальство принуждено было действовать вооруженною рукою, и в первом убито 21 и ранено 31, а в последнем убито 33 и ранено до 114... Неповиновение крестьян наиболее происходило от желания их избавиться от помещичьей власти и от притеонений самих
      помещиков или управителей. В 1841 году убито крестьянами: помещиков 4, управителей имениями 7...
      1842 г.
      ...Между помещичьими крестьянами примеры неповиновения владельцам были в особенности следствием невежественных разглашений по случаю обнародования высочайшего указа относительно обязанных крестьян... Сия правительственная мера произвела некоторое волнение, в особенности в губерниях: Новгородской, Тверской, Московской, Смоленской, Костромской, Нижегородской, Пензенской, Черниговской и Полтавской...
      1845 г.
      Всех случаев возмущения крестьян в 1845 году было 29... Возмущения крестьян... происходили в 6 казенных и 23 помещичьих имениях... В 9 случаях обнаружено было постороннее подстрекательство, в том числе в 3-х местными священниками... В продолжение 1845 года убито крестьянами 8 помещиков и 9 управителей, безуспешных покушений к тому обнаружено 12, всего 29 случаев. Кроме того, в 11 имениях открыты зажигатель-ства крестьянами домов своих владельцев... Жестокости владельцев над своими крестьянами обнаружены в 9 имениях; 24 помещика и 70 управителей и приказчиков обвинены в смертельном наказании крестьян. Число умерших от того простирается до 80 человек обоего пола, исключая 9 малолетних и 34 мертворожденных...
      1848 г.
      Всех случаев неповиновения крестьян... было 70; более против 1847 года 22-мя... Подстрекателей обнаружено до 40 человек; из них: 14 священников, 5 дьячков, 4 чиновника, 1 дворянин; остальные принадлежат низшему сословию...
      1849 г.
      Вообще случаев неповиновения крестьян... было 42... кроме того, было шесть возмущений рабочих людей на заводах и фабриках... Из этого числа в великороссийских губерниях 22, в западных 6, в Малороссии б, в Новороссийском крае 5...
      1850 г.
      С работ на с.-петербургско-московской железной дороге в июле месяце самовольно ушли две партии крестьян Витебской и Калужской губерний, и когда первая настигнута была поручиком корпуса жандармов Анисимовым, то произвела буйство и посягала на жизнь этого офицера... Всех случаев неповиновения крестьян в 1850 году было 34... Крестьяне лишили жизни своих по-
      мещиков 10, управителей и сельских старшин 6, кроме того, безуспешных посягательств было 17...
      Крестьянское движение 1827 — 1869. — М., 1931. — Вып. I. — С. 9 — 95.
     
      Глава 5
      ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ СТРАНЫ В 20 — 50-х гг. XIX в.
     
      1. А. И. Герцен о славянофилах в «Былом и думах»
      Рядом с нашим кругом были наши противники nos amis les ennemis1, или, вернее, nos ennemis les amis2 — московские славянофилы.
      Борьба между нами давно кончилась, и мы протянули друг другу руки; но в начале сороковых годов мы должны были встретиться враждебно — этого требовала последовательность нашим началам. Мы могли бы не ссориться из-за их детского поклонения детскому периоду нашей истории; но, принимая за серьезное их православие, но видя их церковную нетерпимость в обе стороны, — в сторону науки и в сторону раскола, — мы должны были враждебно стать против них. Мы видели в их учении новый елей, помазывающий царя, новую цепь, налагаемую на мысль, новое подчинение совести раболепной византийской церкви.
      На славянофилах лежит грех, что мы долго не понимали ни народа русского, ни его истории; их иконописные идеалы и дым ладана мешали нам разглядеть народный быт и основы сельской жизни.
      Православие славянофилов, их исторический патриотизм и преувеличенное, раздражительное чувство народности были вызваны крайностями в другую сторону. Важность их воззрения, его истина и существенная часть вовсе не в православии и не в исключительной народности, а в тех стихиях русской жизни, которые они открыли под удобрением искусственной цивилизации.
      Идея народности, сама по себе, — идея консервативная, выгораживание своих прав, противоположение себя другому; в ней есть и юдаическое понятие о превосходстве племени, и аристократические притязания на чистоту крови и майорат. Народность как знамя, как боевой крик только тогда окружается революционной ореолой, когда народ борется за независимость, когда свергает иноземное иго. Оттого-то национальные чувства, со всеми их преувеличениями, исполнены поэзии в Италии, в Польше и в то же время пошлы в Германии.
      Нам доказывать нашу народность было бы еще смешнее, чем немцам: в ней не сомневаются даже те, которые нас бранят; они нас ненавидят от страха, но не отрицают, как Меттерних отрицал Италию. Нам надо было противупоставить нашу народность
      1 Наши друзья-враги (франц.).
      2 Наши враги-друзья (франц.).
      против онемеченного правительства и своих ренегатов. Эту домашнюю борьбу нельзя было поднять до эпоса. Появление славянофилов как школы и как особого ученья было совершенно на месте, но если б у них не нашлось другого знамени, как православная хоругвь, другого идеала, как «Домострой» и очень русская, но чрезвычайно тяжелая жизнь допетровская, они прошли бы курьезной партией оборотней и чудаков, принадлежащих другому времени. Сила и будущность славянофилов лежала не там. Клад их, может, и был спрятан в церковной утвари старинной работы, но ценность-то его была не в сосуде и не в форме. Они не делили их сначала.
      К собственным историческим воспоминаниям прибавились воспоминания всех единоплеменных народов. Сочувствие к западному панславизму приняли наши славянофилы за тождество дела и направления, забывая, что там исключительный национализм был с тем вместе воплем притесненного чужестранным игом народа...
      Война 1812 года сильно развила чувство народного сознания и любви к родине, но патриотизм 1812 года не имел старообряд-чески-славянского характера. Мы его видим в Карамзине и Пушкине, в самом императоре Александре. Практически он был выражением того инстинкта силы, который чувствуют все могучие народы, когда чужие их задевают; потом это было торжественное чувство победы, гордое сознание данного отпора. Но теория его была слаба; для того чтоб любить русскую историю, патриоты ее перекладывали на европейские нравы...
      При Николае патриотизм превратился в что-то кнутовое, полицейское, особенно в Петербурге.
      Для того чтоб отразиться от Европы, от просвещения, от революции, пугавшей его с 14 декабря, Николай, с своей стороны, поднял хоругвь православия, самодержавия и народности, отделанную на манер прусского штандарта...
      Встреча московских славянофилов с петербургским славянофильством Николая была для них большим несчастием. Николай бежал в народность и православие от революционных идей. Общего между ними ничего не было, кроме слов. Их крайности и нелепости все же были бескорыстно нелепы и без всякого отношения к III отделению или к управе благочиния...
      Страстный и вообще полемический характер славянской партии особенно развился вследствие критических статей Белинского; и еще прежде них должны были сомкнуть свои ряды и высказаться при появлении «Письма» Чаадаева и шуме, который оно вызвало.
      «Письмо» Чаадаева было своего рода последнее слово, рубеж. Это был выстрел, раздавшийся в темную ночь; тонуло ли что и возвещало свою гибель, был ли это сигнал, зов на помощь, весть об утре или о том, что его не будет, — все равно надобно было проснуться...
      Герцен А. И. Собр. соч. — Т. S.-С. 133-171.
     
      2. Н. Г. Чернышевский о славянофилах и западниках в «Очерках гоголевского периода русской литературы»
      Мы никогда не разделяли и не чувствуем ни малейшего влечения разделять мнения славянофилов, но по всей справедливости должны сказать, что если понятия их и надо признать ошибочными, то нельзя не сочувствовать им, как людям, проникнутым сочувствием к просвещению... Горячая ревность к основному началу всякого блага, просвещению, одушевляет их. Нет нужды лично знать их, чтобы быть твердо убежденному, что они принадлежат к числу образованнейших, благороднейших и даровитей-ших людей в русском обществе; а эти качества достаточно ручаются за чистоту и возвышенность их намерений... Кстати, невозможно сомневаться в том, что славянофилы говорят об этих элементах (в жизни старинной, допетровской Руси. — Ред.) без непосредственного знакомства с объяснениями и взглядами лучших специалистов, наших и европейских. По всему очевидно, что они представляют себе эти элементы не в том истинном виде, как они излагаются в специальных сочинениях, а сообразно своим личным понятиям, — понятиям дилетантов, не углублявшихся в тяжелые специальные сочинения, а узнавших о содержании этих сочинений из рецензий, писанных людьми отсталыми.
      Кроме главной мысли об односторонности западной цивилизации и неспособности ее к дальнейшему развитию... одностороннее пристрастие к своему. Чувство любви к своему хорошо, но оно должно быть поверяемо анализом фактов.
      Вообще гдолжно сказать, что славянофильство навеяно к нам с Запада; нет ни одной существенной мысли в нем (решительно ни одной), которая не была бы заимствована из некоторых второстепенных французских и немецких писателей, преимущественно из писателей, недовольных тем, что их различные отсталые понятия или наивные ожидания не подтверждаются наукой. Но известно, что многое, уже ненужное в одной стране, еще может приносить некоторую пользу в некоторых других странах...
      Но мало сказать в оправдание славянофильства, что оно приносит относительную или отрицательную пользу. Есть в нем некоторые стороны и безусловно хорошие. Посредственные французские или немецкие писатели, которыми оно навеяно, конечно, сами не могли бы придумать ничего особенно хорошего; зато они мало и придумали своего; почти все у них взято из писателей действительно хороших. Правда, многие из книг, откуда они почерпали, слишком заплесневели от ветхости; но кое-что, и даже довольно многое (преимущественно критика всех пережитых современною наукою и жизнью ступеней развития), заимствовано из современных гениальных писателей1. Правда, они иногда
      1 Имеются в виду И. Г. Фихте (1762 — 1814), Г. Гегель (1770 — 1831), Ф. Шеллинг (1775 — 1854) — представители классической философии, оказавшие сильное влияние на славянофилов.
      порядочно искажают заимствуемые гениальные мысли, но все-таки не все живое стерли с них...
      Можно отыскать и много других хороших сторон в славянофильстве; но мы боимся, что уже утомили читателей слишком длинным отступлением. Поэтому скажем только, что для развития той части русской публики, которая им увлекается, эти убеждения гораздо более полезны, нежели вредны, служа переходною ступенью от умственной дремоты, от индифферентизма или даже вражды против просвещения к совершенно современному взгляду на вещи, к совершенному разрыву с нашей старинной бездейственностью и холодностью в деле общем. Потому-то люди, которых в насмешку называли «западниками», и славянофилы, несмотря на жаркие споры между собою, были сподвижники в одном общем стремлении, которое тем и другим было в сущности дороже всего остального, что их разделяло...
      В самом деле, в последнее время деятельности Белинского одна отрасль нашей ученой литературы, именно разработка русской истории, благодаря трудам новой исторической школы (гг. Соловьев, Кавелин и др.) получила для общества важность, какой не имела прежде. С того времени это общее сочувствие к ученым вопросам постепенно возрастает, и мало-помалу наше общество начинает расширять круг своих умственных интересов. В последнее время мы даже видели, что журнал, вызывающий к себе внимание публики преимущественно статьями ученого содержания, пользуется в публике вниманием, не меньшим того, какое обращено на журналы, успех которых основан преимущественно на беллетристике и беллетристической критике. Пятнадцать, даже десять лет тому назад едва ли было бы возможно такое явление...
      Чернышевский Н. Г. Избр. соч. — М., 1934. — С. 292-300. 440.
     
      3. В. Г. Белинский. Письмо к Н. В. Гоголю.
      15 июля 1847 г.
      Вы только отчасти правы, увидав в моей статье рассерженного человека: этот эпитет слишком слаб и нежен для выражения того состояния, в какое привело меня чтение Вашей книги. Но Вы вовсе не правы, приписавши это Вашим действительно не совсем лестным отзывам о почитателях Вашего таланта. Нет, тут была причина более важная. Оскорбленное чувство самолюбия еще можно перенести, и у меня достало бы ума промолчать об этом предмете, если б все дело заключалось только в нем; но нельзя перенести оскорбленного чувства истины, человеческого достоинства; нельзя умолчать, когда под покровом религии и защитою кнута проповедуют ложь и безнравственность как истину и добродетель...
      Я не в состоянии дать Вам ни малейшего понятия о том негодовании, которое возбудила Ваша книга во всех благородных сердцах, ни о том вопле дикой радости, который издали, при появлении ее, враги Ваши — и не литературные (Чичиковы, Ноздревы, Городничие и т. п.), и литературные, которых имена Вам известны... Я думаю это от того, что Вы глубоко знаете Россию только как художник, а не как мыслящий человек, роль которого Вы так неудачно приняли на себя в своей фантастической книге. И это не потому, чтоб Вы не были мыслящим человеком, а потому, что Вы столько уже лет привыкли смотреть на Россию из Вашего прекрасного далека, а ведь известно, что нет легче, как издалека видеть предметы, такими, какими нам хочется их видеть... Поэтому вы не заметили, что Россия видит свое спасение не в мистицизме, не в аскетизме, не в пиэтизме, а в успехах цивилизации, просвещения, гуманности. Ей нужны не проповеди (довольно она слышала их!), не молитвы (довольно она твердила их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства, столько веков потерянного в грязи и навозе, права и законы, сообразные не с учением церкви, а с здравым смыслом и справедливостью, строгое, по возможности, их выполнение. А вместо этого она представляет собою ужасное зрелище страны, где люди торгуют людьми, не имея на это и того оправдания, каким лукаво пользуются американские плантаторы, утверждая, что негр — не человек; страны, где люди сами себя называют не именами, а кличками: Ваньками, Стешка-ми, Васьками, Палашками; страны, где, наконец, нет не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но нет даже полицейского порядка, а есть только огромные корпорации разных служебных воров и грабителей. Самые живые, современные национальные вопросы в России теперь: уничтожение крепостного права, отменение телесного наказания, введение, по возможности, строгого выполнения хотя тех законов, которые уже есть. Это чувствует даже правительство... что доказывается его робкими и бесплодными полумерами в пользу белых негров и комическим заменением однохвостового кнута треххвостою плетью... И в это-то время, великий писатель, который своими дивно-художественными, глубоко-истинными творениями так могущественно содействовал самосознанию России, давши ей возможность взглянуть на себя самое как будто в зеркале, — является с книгою, в которой во имя Христа и церкви учит варвара-помещика наживать от крестьян больше денег, ругая их неумытыми рылами!.. И это не должно было привести меня в негодование?.. Да если бы Вы обнаружили покушение на мою жизнь, и тогда бы я не более возненавидел Вас за эти позорные строки...
      Проповедник кнута, апостол невежества, поборник обскурантизма и мракобесия, панегирист татарских нравов — что Вы делаете? Взгляните себе под ноги; ведь Вы стоите над бездною...
      ...Неужели Вы искренно, от души, пропели гимн гнусному русскому духовенству?.. Неужели же и в самом деле Вы не знаете, что наше духовенство находится во всеобщем презрении у русского общества и русского народа? Про кого русский народ рассказывает похабную сказку? Про попа, попадью, попову дочку, попова работника... Не есть ли поп на Руси, для всех русских, представитель обжорства, скупости, низкопоклонничества, бесстыдства?.. По-Вашему русский народ — самый религиозный в мире: ложь! Основа религиозности есть пиэтизм, благоговение, страх божий. А русский человек произносит имя божие, почесывая себе задницу... Приглядитесь пристальнее, и Вы увидите, что это по натуре своей глубоко атеистический народ. В нем еще много суеверия, но нет и следа религиозности. Суеверие проходит с успехами цивилизации, но религиозность часто уживается с ними: живой пример Франция... Русский народ не таков: мистическая экзальтация вовсе не в его натуре; у него слишком много для этого здравого смысла, ясности и положительного в уме: и вот в этом-то, может быть, и заключается огромность исторических судеб его в будущем... Религиозность проявилась у нас только в раскольнических сектах, столь противуположных, по духу своему, массе народа и столь ничтожных перед нею численно...
      Не буду распространяться о вашем дифирамбе любовной связи русского народа с его владыками. Скажу прямо: этот дифирамб ни в ком не встретил себе сочувствия и уронил Вас в глазах даже людей, в других отношениях очень близких к Вам, по их направлению. Что касается до меня лично, предоставляю Вашей совести упиваться созерцанием божественной красоты самодержавия (оно покойно, да, говорят, и выгодно для Вас); только продолжайте благоразумно созерцать ее из вашего прекрасного далека; вблизи-то она не так красива и не так безопасна...
      Вспомнил я еще, что в Вашей книге Вы утверждаете как великую и неоспоримую истину, будто простому народу грамота не только не полезна, но положительно вредна. Что сказать Вам на это? Да простит Вас Ваш византийский бог за эту византийскую мысль, если только, передавши ее бумаге, Вы не знали, что творили...
      Белинский В. Г. Поли. собр. соч. — М., 1956. — Т. 10. — С. 212-216.
     
      4. А. И. Герцен. Юрьев день! Юрьев день! Русскому дворянству
      Свою первую прокламацию, изданную в июне 1853 г. Вольной русской типографией в Лондоне, Герцен посвятил крестьянскому вопросу.
      Первое вольное русское слово из-за границы пусть будет обращено к вам.
      В вашей среде развивалась потребность независимости, стремление к свободе и вся умственная деятельность последнего века.
      Между вами находится то самоотверженное меньшинство, которым искупается Россия в глазах других народов и в собственных своих.
      Из ваших рядов вышли Муравьев и Пестель, Рылеев и Бестужев.
      Из ваших рядов вышли Пушкин и Лермонтов.
      Наконец, и мы, оставившие родину, для того чтоб хоть вчуже раздавалась свободная русская речь, вышли из ваших рядов.
      К вам первым мы и обращаемся.
      Не с словами упрека, не с невозможным на сию минуту зовом на бой, а с дружественной речью об общем горе, об общем стыде и с братским советом.
      Горестно, стыдно быть рабами, но всего горестнее и больнее сознавать, что рабство наше необходимо, что оно в порядке вещей, что оно естественное следствие.
      На нашей душе лежит великий грех, мы его унаследовали и в этом не виноваты, но мы удерживаем неправо унаследованное, оно стягивает нас, как тяжелый камень, на дно, и с ним на шее мы не всплывем.
      Мы рабы — потому что наши праотцы продали свое человеческое достоинство за нечеловеческие права, а мы пользуемся ими.
      Мы рабы — потому что мы господа.
      Мы слуги — потому что мы помещики, и помещики без веры в наше право.
      Мы крепостные — потому что держим в неволе наших братий, равных нам по рождению, по крови, по языку.
      Нет свободы для нас, пока проклятие крепостного состояния тяготит над нами, пока у нас будет существовать гнусное, позорное, ничем не оправданное рабство крестьян...
      Многие из вас желали освобождения крестьян. Пестель и его друзья ставили освобождение их своим первым делом. Спорили сначала о том — с землею или без земли дать волю? Потом все увидели нелепость освобождения в голод, в бродяжничество, и вопрос шел только о количестве земли и о возможном возмездии за нее...
      Тульское дворянство подало проект; в десяти других губерниях совещались, делали предложения.
      И вдруг дворяне и правительство перепугались, и из их дрожащих рук выпали все благие начинания.
      А бояться было вовсе нечего: разлив 1848 года был слишком мелок, чтоб понять наши степи.
      С тех пор все заснуло...
      Наше сонное бездействие, вялая невыдержка, страдательная уступчивость наводят грусть и отчаяние. С этой распущенностью мы дошли йо того, что правительство нас не гонит, а только пугает, и если б не юношеская, полная отваги и безрассудства история Петрашевского и его друзей, можно бы было подумать, что вы поладили с Николаем Павловичем и живете с ним душа в душу.
      А между тем в деревнях становится неловко. Крестьяне посматривают угрюмо. Дворовые меньше слушаются. Всякие вести бродят. Там-то помещика с семьей сожгли, там-то убили другого цепами и вилами, там-то приказчика задушили бабы на поле, там-то камергера высекли и взяли с него подписку молчать.
      Крепостное состояние явным образом надоело мужикам, они только не умеют приняться сообща за дело. Вы с своей стороны знаете, что шагу вперед нельзя сделать без освобождения крестьян. Но оно-то, по счастию, всего больше зависит от вас.
      Зависит сегодня. Мы не знаем, что будет завтра...
      Взвесьте, что вам выгоднее — освобождение крестьян с землею и с вашим участием или борьба против освобождения с участием правительства? Взвесьте, что выгоднее — начать собою новую, свободную Русь и полюбовно решить тяжелый вопрос с крестьянами или начать против них крестовый поход с ружьем в одной руке, с розгой в другой...
      Если вы не сумеете ничего сделать, они все-таки будут свободны — по царской милости или по милости пугачевщины...
      Больно, если освобождение выйдет из Зимнего дворца, власть царская оправдается им перед народом и, раздавивши вас, сильнее укрепит свое самовластие, нежели когда-либо.
      Страшна и пугачевщина, но, скажем откровенно, если осво-вобождение крестьян не может быть куплено иначе, то и тогда оно не дорого куплено. Страшные преступления влекут за собой страшные последствия.
      Это будет одна из тех грозных исторических бед, которые предвидеть и избегнуть заблаговременно можно, но от которых спастись в минуту разгрома трудно или совсем нельзя.
      Вы читали историю пугачевского бунта, вы слыхали рассказы о старорусском восстании...
      Мы еще верим в вас, вы дали залоги, наше сердце их не забыло, вот почему мы не обращаемся прямо к несчастным братьям нашим для того, чтоб сосчитать им их силы, которых они не знают, указать им средств, о которых они не догадываются, растолковать им вашу слабость, которую они не подозревают, для того, чтоб сказать им:
      «Ну, братцы, к топорам теперь. Не век нам быть в крепости, не век ходить на барщину да служить во дворе; постоимте за святую волю, довольно натешились над нами господа, довольно осквернили дочерей наших, довольно обломали палок об ребра стариков... Ну-тка, детушки, соломы к господскому дому, пусть баричи погреются в последний раз!»
      Вместо этой речи мы вам говорим: предупредите большие бедствия, пока это в вашей воле.
      Спасите себя от крепостного права и крестьян от той крови, которую они должны будут пролить...
      Но торопитесь — время страдное, ни одного часа терять нельзя...
      Наступающий переворот не так чужд русскому сердцу, как прежние. Слово социализм неизвестно нашему народу, но смысл его близок душе русского человека, изживающего век свой в сельской общине и работнической артели.
      В социализме встретится Русь с революцией...
      Герцен А. И. Собр. соч. — М., 1957. — Т. 12. — С. 80 — 86.
     
      5. «Колокол»
      С 1855 г. Герцен издавал в Лондоне периодический сборник «Полярная звезда», названный им так же, как выходивший в 1823 — 1825 гг. альманах
      А. А. Бестужева и К. Ф. Рылеева. С 1857 г. началось издание газеты «Колокол» (выходила до 1867 г.).
      «Vivos voco!» 1
      «Полярная звезда» выходит слишком редко — мы не имеем средств издавать ее чаще. Между тем события в России несутся быстро, их надобно ловить на лету, обсуждать тотчас. Для этого мы предпринимаем новое повременное издание. Не определяя сроков выхода, мы постараемся ежемесячно издавать один лист, иногда два, под заглавием «Колокол».
      Успех «Полярной звезды», превзошедший наши ожидания, позволяет нам надеяться на хороший прием ее спутника.
      0 направлении говорить нечего; оно то же, которое в «Полярной звезде», то же, которое проходит неизменно через всю нашу жизнь. Везде, во всем, всегда быть со стороны воли против насилия, со стороны разума против предрассудков, со стороны науки против изуверства, со стороны развивающихся народов против отстающих правительств. Таковы общие догматы наши.
      В отношении к России мы хотим страстно, со всей горячностью любви, со всей силой последнего верования, чтоб с нее спали наконец ненужные старые свивальники, мешающие могучему развитию ее. Для этого мы теперь, как в 1855 году, считаем необходимым, неминуемым, неотлагаемым шагом:
      ОСВОБОЖДЕНИЕ СЛОВА ОТ ЦЕНЗУРЫ, ОСВОБОЖДЕНИЕ КРЕСТЬЯН ОТ ПОМЕЩИКОВ, ОСВОБОЖДЕНИЕ ПОДАТНОГО СОСЛОВИЯ ОТ ПОБОЕВ.
      Не ограничиваясь, впрочем, этими вопросами, «Колокол», посвященный исключительно русским вопросам, будет звонить, чем бы ни был затронут — нелепым указом или глупым гонением раскольников, воровством сановников или невежеством сената. Смешное и преступное, злонамеренное и невежественное — все идет под «Колокол».
      А потому обращаемся ко всем соотечественникам, делящим нашу любовь к России, и просим их не только слушать наш «Колокол», но и самим звонить в него.
      Первый лист выйдет около 1 июня.
      Лондон, 13 апреля 1857.
      Там же. — Т. 12. — С. 357 — 358.
      6. К. С. Аксаков. Опыт синонимов.
      Публика — народ. 1857 г.
      В 1857 г. в Москве славянофил К. С. Аксаков (1817 — 1860) издавал газету «Молва». В передовых статьях издатель в популярной форме излагал взгляды московского кружка славянофилов 40 — 50-х гг. XIX в. Газета вызвала не-
      1 Зову живых (лат.).
      довольство правительства и под нажимом властей быстро прекратила свое существование (такова судьба большинства славянофильских издании; по словам брата К. Аксакова Ивана, «ни один западник, ни один русский социалист не подвергается такому гонению»). В статье «Опыт синонимов. Публика — народ» К. Аксаков развивает славянофильские идеи отрыва высших слоев общества от народа в результате реформ Петра I и проповедует нравственное превосходство простого народа (прежде всего крестьянства, живущего общинным бытом) перед «публикой». Идеи славянофилов о крестьянстве, о сельской общине и ее роли в жизни России оказали существенное влияние на формирование концепции русского социализма А. И. Герцена.
      Было время, когда у нас не было публики... Возможно ли это? скажут мне. Очень возможно и совершенно верно: у нас не было публики, а был народ. Это было еще до построения Петербурга. Публика — явление чисто западное, и была заведена у нас вместе с разными нововведениями. Она образовалась очень просто: часть народа отказалась от русской жизни, языка и одежды и составила публику, которая и всплыла над поверхностью. Она-то, публика, и составляет нашу постоянную связь с Западом; выписывает оттуда всякие, и материальные и духовные, наряды, преклоняется перед ним, как перед учителем, занимает у него мысли и чувства, платя за это огромною ценою: временем, связью с народом и самой истиной мысли. Публика является над народом как будто его привилегированное выражение, в самом же деле публика есть искажение идеи народа.
      Разница между публикою и народом у нас очевидна (мы говорим вообще, исключения сюда нейдут).
      Публика подражает и не имеет самостоятельности: все, что она принимает чужое, принимает она наружно, становясь всякий раз сама чужою. Народ не подражает и совершенно самостоятелен; а если что примет чужое, то сделает это своим, усвоит. У публики свое обращается в чужое. У народа чужое обращается в свое. Часто, когда публика едет на бал, народ идет ко всенощной; когда публика танцует, народ молится. Средоточие публики в Москве — Кузнецкий Мост1. Средоточие народа — Кремль.
      Публика выписывает из-за моря мысли и чувства, мазурки н польки; народ черпает жизнь из родного источника. Публика говорит по-французски, народ — по-русски. Публика ходит в немецком платье, народ — в русском. У публики — парижские моды. У народа — свои русские обычаи. Публика (большею частью, по крайней мере) ест скоромное2; народ ест постное. Публика спит, народ давно уже встал и работает. Публика работает (большею частью ногами по паркету); народ спит или уже встает опять работать. Публика презирает народ; народ прощает публике. Публике всего полтораста лет, а народу годов не сочтешь. Публика преходяща; народ вечен. И в публике есть золото и грязь, и в народе есть золото и грязь; но в публике грязь в золоте; в народе — золото в грязи. У публики — свет (monde3, балы и пр.); у наро-
      1 Кузнецкий мост — место модных французских магазинов и лавок.
      * Скоромная пища — запрещенная к употреблению в постные дни мясная и молочная пиша.
      * Светское общество, свет (франц.).
      да — мир (сходка). Публика и народ имеют эпитеты: публика у нас — почтеннейшая, народ — православный.
      «Публика, вперед! Народ, назад!» так воскликнул многозначительно один хожалый 1.
      Венгеров С. А. Передовой боец славянофильства Константин Аксаков. — СПб.. 1912. — С. 72 — 73.
      7. В. Г. Белинский. Кобзарь Т. Шевченко. 1840 г.
      Имя г. Шевченко, если не ошибаемся, в первый раз еще появляется в русской литературе, и нам тем приятнее было встретить его на книжке, в полной мере заслужившей одобрение критики.
      Стихотворение г-на Шевченка ближе всего подходят к так называемым народным песнопениям: они так безыскусственны, что вы их легко примете за народные песни и легенды малороссиян: это одно уже много говорит в их пользу... Что же такое «Кобзарь»? А вот, прочтите начало стихотворения «Тарасова ночь», и вы узнаете:
      На распутти кобзарь сыдыть,
      Та на кобзи грае;
      Кругом хлопни та дивчата,
      Як мак росцвитае.
      Грае кобзарь, прыспивуе,
      Вымовля словами,
      Як москали, орда, ляхы Былысь с козаками;
      Як сбиралася громада В недиленьку вранци,
      Як ховалы козаченька В зеленим байраци.
      Грае кобзарь, прыспивуе,
      Аж лыхо смиетця...
      Здесь есть и поэтические думы, и исторические легенды, и чары оставленной любви, и простодушная история любви Катерины, — словом, все элементы народной поэзии юга нашего отечества.
      Но зачем г. Шевченко пишет на малороссийском, а не на русском языке? Если он имеет поэтическую душу, почему не передает ее ощущений на русском? — скажут многие. — На это можно отвечать вопросом же: а если г. Шевченко вырос в Малороссии; если его поставила судьба в такое отношение к языку, на котором мы пишем и изъясняемся, что он не может выразить на нем своих чувств? если с младенчества его представления одевались в формы южного наречия, то неужели для этого должно зарывать талант в землю? Неужели должно заглушить в душе святые звуки, потому только, что несколько человек в модных фраках не поймет этих звуков, не поймет или не захочет понять родного отголоска славянского языка, отголоска, летящего с юга, из колыбели славы и религии России...?
      Белинский В. Г. Поли. собр. соч. — Т. 4. — С. 171 — 172.
      1 Хожалый — в разговорной речи — полицейский; в доцензурном варианте статьи — полицмейстер (начальник полиции в крупных городах России).
     
      8. Т. Г. Шевченко. Сон
      Чего тебе жаль? Или ты не видала Страданий, не слышала стонов людских?
      Так слушай! А я подымуся от них За синие тучи высоко, высоко;
      Там нету ни власти, ни кары жестокой,
      Там горем ничья не надорвана грудь,
      А в этом раю, что под солнцем сияет,
      Сермягу в заплатах с калеки снимают,
      Со шкурой снимают — одеть и обуть Княжат малолетних. А вон — распинают Вдову за оброки; а сына берут, —
      Любимого сына, единого сына, —
      В солдаты отраду ее отдают, —
      Все мало им! Вон умирает под тыном Опухший, голодный ребенок! А мать Угнали пшеницу на барщине жать...
      Видит ли господь сквозь тучи Наши слезы — горе?
      Видит он да помогает,
      Как вон эти горы,
      Вековые, облитые Кровью человечьей!..
      Душа моя, твои муки Мне утешить нечем!
      Так упьемся горьким ядом,
      Уснем под снегами,
      Пошлем думу прямо к богу,
      Там за облаками.
      Спросим: долго ль кровопийцам Царствовать над нами?..
      Шевченко Т. Г. Кобзарь в переводе русских поэтов. — Л., 1939. —
      С. 167 — 168.
     
      9. Обвинительное заключение и приговор по делу Т. Г. Шевченко
      Шевченко, вместо того, чтобы вечно питать благоговейные чувства к особам августейшей фамилии, удостоившим выкупить его из крепостного состояния, сочинял стихи на малороссийском языке самого возмутительного содержания. В них он то выражал плач о мнимом порабощении и бедствиях Украины, то возглашал о славе гетманского правления и прежней вольницы казачества, то с невероятною дерзостью изливал клеветы и желчь на особ императорского дома, забывая в них личных своих благодетелей. Сверх того, что все запрещенное увлекает людей с слабым характером, Шевченко приобрел между друзьями своими славу знаменитого малороссийского писателя, а потому стихи его вдвойне вредны и опасны. С любимыми стихами в Малороссии могли поселяться и впоследствии укорениться мысли о мнимом блаженстве времен гетманщины, о счастии возвратить эти времена и о возможности Украине существовать в виде отдельного государства. Судя по тому чрезмерному уважению, которое питали и лично к Шевченко, и к его стихотворениям все украйно-славянисты, сначала казалось,
      что он мог быть если не действующим лицом между ними, то орудием, которым они хотели воспользоваться в своих замыслах; но, с одной стороны, эти замыслы были не столько важны, как представлялось при первом взгляде, а с другой, и Шевченко начал писать свои возмутительные сочинения еще с 1837 г., когда славянские идеи не занимали киевских ученых; равно и все дело доказывает, что Шевченко не принадлежал к Украйно-Славянскому обществу, а действовал отдельно, увлекаясь собственной испорченностью. Тем не менее, по возмутительному духу и дерзости, выходящей из всяких пределов, он должен быть признаваем одним из важных преступников...
     
      Из приговора суда
      Художника Шевченку, за сочинение возмутительных и в высшей степени дерзких стихотворений, как одаренного крепким здоровьем, определить рядовым в Оренбургский отдельный корпус, с правом выслуги, поручив начальству иметь строжайшее наблюдение, дабы от него, ни под каким видом, не могло выходить возмутительных и пасквильных сочинений. — Приписка Николая I: «Под строжайший надзор с запрещением писать и рисовать».
      Поли. собр. творений Тараса Шевченко. — Т. 4. — С 298 — 299.
      10. Донесение III отделения и корпуса жандармов о толпах простого народа на могиле Т. Г. Шевченко.
      1861 г.
      О разных политических преступлениях. В мае месяце в числе других лиц, сопровождавших из С.-Петербурга тело умершего малороссийского поэта и художника Шевченки, прибыл в город Ка-нев, Киевской губернии, служащий в канцелярии капитула орденов коллежский секретарь Честоховский. Оставшись в Каневе для обделки Шевченковой могилы, упомянутый чиновник сближался с простым народом, читал им стихи покойного поэта, рассказывал им о прежней истории малороссиян, о набегах гайдамаков и о том, как они резали польских панов. Эти рассказы привлекали толпы простого народа к могиле Шевченки и навели страх на помещиков и евреев, которые боялись, чтобы и ныне не повторялась прежняя резня. Распространившиеся об этом слухи, с прибавлением разных нелепых толков, поставили местное начальство в необходимость отправить в Канев сотню казаков...
      Крестьянское движение 1827 — 1869. — Вып. 2. — С. 3.
     
      11. М. В. Буташевич-Петрашевский.
      Краткий очерк основных начал системы (учения) Фурье
      Два обстоятельства сильно поразили Фурье в его молодости и сделали его тем, чем он впоследствии явился — гением из гениев. Первое — потеря имущества во время первой Французской рево-
      люции и ужасы терроризма, это заставило его ненавидеть всякое революционное движение. А неисполнение Французской большой революцией ее блистательных обещаний для благосостояния общественного внушило ему пренебрежение ко всем политическим переворотам и реформам вообще. Другое обстоятельство, не менее сего его поразившее, была выброска в море целого груза корицы — с целью этим возвысить ее цену; это сделано было в глазах его, в бытность его прикащиком в одном из приморских городов. Это... убедило, что эта промышленность, эта торговля ведется неправильно, и что купцы по большей части (9/10) это паразиты, живущие на чужой счет... Это направило ум его на рассмотрение явлений жизни общественной и внушило ему желание отыскать способы для устранения таких удручительных явлений из общежития.
      Зная всю бесплодность нравоучения пред голосом страсти и внутреннего влечения, видя неосуществление у христианских народов после 1800-летнего проповедования обязанности «любви к ближнему, как (к) самому себе» в жизни практической, удостоверяем будучи всем, что всякий человек пребывает под влиянием необходимости, обстоятельств, и что главным образом причина преступности человека лежит так сказать вне его, что она заключается часто в бедности, силе страстей, противоречии интересов одного лица с интересами другого, выгод семьи с выгодами общими и т. п.;... что большая часть страданий людей происходит от неправильности их развития — и что поэтому источника всего худого не следует искать в природе человеческой, но в самом устройстве житейских отношений — и что чрез соделание этих отношений правильными — могут быть устранены все вредные явления. Чтоб это сделать, надо:
      1. Чтобы выгоды всех были между собою тесно связаны.
      2. Чтоб было довольство материальное — обилие средств удовлетворения потребностей.
      3. Чтоб все в людях способности были правильно развиты, употреблены и направлены...
      Когда им такой разбор был сделан — ему уже нетрудно было прийти к мысли о фаланстере, т. е. общине, в которой соединялись бы удобства частного отдельного хозяйства с удобствами хозяйства в складчину — (общинного). Все отрасли промышленности, как земледельческой, так и ремесленной и мануфактурной, все отрасли человеческой деятельности без различия... нашли надлежащее применение и оценку, все способности человеческие получили правильное развитие и употребление, все потребности естественные — возъимели соответственное удовлетворение, а тесная связь интересов всех между собою членов общины — удалила всякую враждебность между ними, а обилие средств жизни дало всем возможность благоденствовать...
      Определив таким образом то, что должен был выполнить фаланстер, — ему оставалось устроить его, соответственно с таковым его назначением... Около (кв.) мили должно составлять так сказать территорию фаланстера, а около 2000 чел. должны составлять его население...
      Когда есть земля, капиталы и люди, готовые вступить (в) фа-ланстерийскую общину, — тогда является новый вопрос: как распределить их занятия — как установить вознаграждение каждому за труд — и какое вознаграждение давать труду накопленному предшествующих поколений — капиталу.
      Вот наблюдения, которые были для Фурье руководством для разрешения этого вопроса...: 1. Что, если занимаешься не тем, к чему имеешь естественную склонность, то занимаешься этим лениво — и дело идет плохо. 2. Что, если занимаешься... долго и постоянно одним и тем же делом, — если это будет знание ум-сгвенное, то приобретаешь настроение ума одностороннее; если будет это труд механический, то будет одностороннее развитие известных органов или членов тела насчет других, напр., у кузнецов руки развиты насчет других органов... 3. Что занятие уединенно от других не так весело идет, как в компании. 4. Надежда заслужить одобрение за дела свои от других — есть один из важнейших подстрекателей к деятельности и т. п. 5. Что никто во всех частях какого-либо занятия — не бывает равно силен, совершенен и т. п.
      Поэтому при распределении занятий Фурье следовало их распределить так, чтобы всякий мог: 1, заниматься тем, к чему склонен; 2, переходить от одного занятия к другому... 3, заниматься вместе с другими и даже теми, к которым он имеет более так сказать естественной симпатии; 4, быть уверенным, что его талантливость или достоинства справедливо оценятся и вознаградятся; 5, и чтоб распределение занятий было донельзя дробное...
      Потом в конце года все произведенное в фаланстере сосчитывается — и разделяется на 3 части, из которых 4/12 отделяются тем, которые вложили свои капиталы, 5/12 тем, кто работою одною участвовал, и 3/12 тем, кто по талантам заслужил дивиденд... Таким образом устраняется противоречие интересов, источник вражды и преступлений в обществе...
      Всякий в фаланстере в праве вести жизнь как ему угодно. Если он обладает капиталом достаточным, что может без труда обходиться совершенно, никто его не приневоливает чем-нибудь заниматься. Капиталист, если его средства позволяют, может занимать несколько комнат и т. п. Хотите — вы можете обедать за общим столом. Нет... на это есть особые залы — или у себя в комнате одни — это все исполнится...
      Дело петрашевцев. — М.; Л., 1937. — Т. 1. — С. 75 — 83.
     
      12. Д. Д. Ахшарумов. Автобиографическая записка.
      1848 г.
      ...Каждый человек может единственно быть счастливым вполне тогда, когда ему возможно удовлетворить всем своим страстям, и по той мере, сколько они не удовлетворяются, столько он портит-
      ся постоянно и чем меньше получает он того, чего требует его характер, его природа, тем он хуже... Просто нет средства жить. Вместо занятий, приносящих наслажденья, тяжелые работы в грязных мастерских заваливают нас; болезни, раны обезображивают тело — так проходит вся жизнь. Чтобы все это уничтожить, есть средство одно — фаланстер Фурье... Но каким образом построить фаланстер, в котором переработается, воскреснет и осчаст-ливится все человечество. Нет сомненья, что первое средство — осведомить людей об этом важном открытии, которое переменит все; потом приобрести капитал. Но к этому самое большое препятствие — наше глупое, пустое, злое и сильное правительство...
      Надо конституцию, которая дала бы свободу книгопечатания, открытое судопроизводство, устроила б особое министерство для рассмотрения новых проектов о улучшении общественной жизни, и чтобы не было никаких вмешательств в дела частных людей, в каком бы числе они ни сходились вместе...
      Трудно говорить о том, какое правление в России скорее приведет к цели. С одной стороны: если от Июльской революции во Франции прошло 18 лет до нынешней революции и их конституционное правление разрушено не иначе, как трудами 18 лет, то какая вероятность предполагать, чтобы у нас оно не тянулось так же долго со всеми подлостями, интригами и вмешательством правительства в дела частных людей. С другой стороны: стоять непременно и дожидаться упрямо республиканского правления — значит терять время, потому что конституционное лучше монархического неограниченного. Пока у нас нет человека, известного всем, у которого был бы авторитет и популярность, то надобно иметь царя, но предоставить ему самые ничтожные преимущества... так, наприм.: оставить ему титул, голос его в народном собрании считать за несколько голосов (за 3, даже за 10) и тому подобное, но чтобы у него не было права ни распускать, ни созывать собрание, ни назначать время его, чтоб войско не было в руках его.
      Дела все рассматриваются в одной палате, президент избирается на короткое время. Потом, когда собрание получит доверенность народа, то можно обойтись без царя.
      Говорить с народом так: Вот, ребята, вы крепостные, вы платите оброк, ходите на барщину. Вы стеснены, у вас нет ничего своего, все помещичье, теперь он вас может переселить, продать, прогнать, полиция дерет с вас все, что хочет, ваши справедливые жалобы на дворян не слушают, а когда вы сами дотронетесь до дворянина рукой, вас секут за это до смерти и сзывают всех дворников смотреть для примера и страха — а сколько дворян с царем?.. — несколько тысяч; а вас сколько всех? миллионы; так сделайте же вот что: пускай кто из вас потолковее, расскажет все это и многое другое, чего вам недостает и что вы лучше знаете сами, сначала вам, а потом пошлите его в город, туда же пришлют и другие деревни своих толковых людей, чтобы они поговорили; посоветовавшись все вместе с выборными также горожана-
      ми, они выберут из себя тех, которые лучше всех умеют хорошо говорить... и пошлют их в губернский город, в котором от всех уездов соберутся человек 50, 60 или более; из них еще выберут лучшие (на 10 один)... Всего до 1000 человек представителей явятся в Москву, центр государства, и там уничтожат все дурное.
      Мне кажется даже, что теперь с нашим народом можно говорить уже так; в нем есть уже люди, которые поймут свою пользу и готовы остановить других, если те что-нибудь затеют недоброе. Эти люди заметны в большом числе между горожанами, между работниками, приходящими в разные города, особенно в столицы, для постройки домов и для других (работ), лодошники, извозчики, ремесленники, торговцы разных губерний, вольные крестьяне — между этими людьми, которых я встречал в разных городах и с которыми иногда говорил, заметно очень много общественности, любезности, склонности к разговору... Впрочем, я ничего наверное Не знаю, знаю только то, что все зависит от народа, без них мы не продвинемся, не уйдем вперед; нам надо короче узнать наш народ и сблизиться с ним. Для этого не только не упускать ни одного случая при встрече с этими людьми, но даже нарочно искать встречи, придумать, каким бы образом чаще видеться и говорить с ним.
      О распространении между собою. Первое, с чего нам начать, — распространить мнения в своем кругу. Надо приобресть людей различных характеров, различных состояний, мужчин и женщин, кроме того людей специальных познаний, ученых, людей практических... взять в свои руки университет, лицей, правоведение, училища артиллерийское и инженерное, кадетские корпуса и гимназии. Для этого все мы должны вести жизнь деятельную, стараться узнавать всякого знакомого, иметь при себе готовые книги... Составлять кружки, библиотеки и, для осторожности, чтобы несколько только человек знали обо всех знакомых, чтоб можно было знать число и силу всех нас. Необходимо тоже выдумать источник капитала. Необходимо тоже иметь частные разговоры, сношения между собой о том, каким образом все это устроить во всех подробностях, и действовать надо не по случаю, а систематически, хотя без всяких формальностей. Не может быть, чтоб мы так далеко вперед ушли ото всех; отвсюду с разных сторон являются те же самые мысли, которые даже становятся модою между молодыми людьми...
      Там же. — С. 488 — 490.
     
      13. Н. А. Спешнев. Проект обязательной подписки для членов тайного общества. 1845 г.
      Я, нижеподписавшийся, добровольно, по здравом размышлении и по собственному желанию вступаю в Русское общество и беру на себя следующие обязанности, которые в точности исполнять буду:
      1. Когда Распорядительный комитет общества, сообразив силы общества, обстоятельства и представляющийся случай, решит, что настало время бунта, то я обязываюсь, не щадя себя, принять полное и открытое участие в восстании и драке, т. е. что по извещению от Комитета обязываюсь быть в назначенный день, в назначенный час в назначенном мне месте, обязываюсь явиться туда и там, вооружившись огнестрельным или холодным оружием, или тем и другим, не щадя себя, принять участие в драке и как только могу споспешествовать успеху восстания.
      2. Я беру на себя обязанность увеличивать силы общества приобретением обществу новых членов. Впрочем, согласно с правилом Русского общества обязываюсь сам лично больше пятерых не афильировать.
      3. Афильировать, т. е. присоединять к обществу новых членов, обязываюсь не наобум, а по строгом соображении, и только таких, в которых я твердо уверен, что они меня не выдадут, если б даже и отступились после от меня; что они исполнят первый пункт и что они действительно желают участвовать в этом тайном обществе. Вследствие чего и обязываюсь с каждого, мною афильирован-ного, взять письменное обязательство, состоящее в том, что он перепишет от слова до слова сии самые условия, которые и я здесь даю, все с первого до последнего слова, и подпишет их. Я же, запечатав оное его письменное обязательство, передаю его своему афильятору для доставления в Комитет, тот — своему и так далее. Для сего я и переписываю для себя один экземпляр сих условий и храню его у себя, как форму для афильяции других.
      Там же. — М.; Л.. 1961. — Т. 3. — С. 445 — 446.
     
      14. Обряд смертной казни над петрашевцами.
      Из воспоминаний Д. Д. Ахшарумова
      Посмотрев кругом, я увидел знакомую мне местность — нас привезли на Семеновскую площадь. Она была покрыта свежевыпавшим снегом и окружена войском, стоявшим в карэ. На валу вдали стояли толпы народа и смотрели на нас; была тишина, утро ясного зимнего дня, и солнце, только что взошедшее, большим, красным шаром блистало на горизонте сквозь туман сгущенных облаков.
      Солнца не видал я 8 месяцев, и представшая глазам моим чудесная картина зимы и объявший меня со всех сторон воздух произвели на меня опьяняющее действие... Из этого забвенья в созерцании природы выведен я был прикосновением посторонней руки: кто-то взял меня бесцеремонно за локоть, с желанием подвинуть вперед, и, указав направление, сказал мне: «Вон туда ступайте!». Я подвинулся вперед, меня сопровождал солдат, сидевший со мною в карете. При этом я увидел, что стою в глубоком снегу, утонув в него ступнею; я почувствовал, что меня обнимает
      холод. Мы были взяты 22 апреля в весенних платьях и так в них и вывезены 22 декабря на площадь.
      Направившись вперед по снегу, я увидел налево от себя, среди площади, воздвигнутую постройку — подмостки, помнится, квадратной формы, величиною в 3 — 4 сажени, со входною лестницею, и все обтянуто было черным трауром — наш эшафот. Тут же увидел я кучку товарищей, столпившихся вместе и протягивающих друг другу руки и приветствующих один другого после столь насильственной злополучной разлуки. Когда я взглянул на лица их, то был поражен страшной переменой; там стояли: Петрашевский, Львов, Филиппов, Спешнев и некоторые другие. Лица их были худые, замученные, бледные, вытянутые, у некоторых обросшие бородой и волосами. Особенно поразило меня лицо Снешнева: он отличался от всех замечательною красотою, силою и цветущим здоровьем. Исчезла красота и цветущий вид; лицо его из округленного сделалось продолговатым; оно было болезненно, желтобледно, щеки похудалые, глаза как бы ввалились и под ними большая синева; длинные волосы и выросшая большая борода окружали лицо.
      Петрашевский, тоже сильно изменившийся, стоял нахмурившись, — он был обросший большой шевелюрой и густою, слившеюся с бакенбардами, бородою: «должно быть, всем было одинаково хорошо», — думал я. Все эти впечатления были минутные; кареты все еще подъезжали, и оттуда один за другим выходили заключенные в крепости. Вот Плещеев, Ханыков, Кашкин, Европеус... все исхудалые, замученные, а вот и милый мой Ипполит Дебу, — увидев меня, бросился ко мне в объятия: «Ахшарумов! и ты здесь!» — Мы же всегда вместе, — ответил я. Мы обнялись с особенным чувством свидания перед неизвестной разлукой. Вдруг все наши приветствия и разговоры прерваны были громким голосом подъехавшего к нам на площади генерала...
      «Теперь нечего прощаться! Становите их», — закричал он... Вслед за его громким криком явился перед нами какой-то чиновник со списком в руках и, читая, стал вызывать нас, каждого по фамилии.
      Первым был поставлен Петрашевский, за ним Спешнев, потом Момбелли и затем шли все остальные — всех нас было 23 человека (я поставлен был по ряду восьмым). После того подошел священник с крестом в руке и, став перед нами, сказал: «Сегодня вы услышите справедливое решение вашего дела, — последуйте за мною!»
      Нас повели на эшафот, но не прямо на него, а обходом, вдоль рядов войск, сомкнутых в карэ. Такой обход, как я узнал после, назначен был для назидания войска, а именно Московского полка, так как между нами были офицеры, служившие в этом полку — Момбелли, Львов... Священник, с крестом в руке, выступал впереди, за ним мы все шли один за другим по глубокому снегу. В карэ стояли, казалось мне, несколько полков, потому обход наш по всем 4 рядам его был довольно продолжительный... Нас
      интересовало всех, что будет с нами далее. Вскоре внимание наше обратилось на серые столбы, врытые с одной стороны эшафота; их было, сколько мне помнится, много... Мы шли, переговариваясь: «Что с нами будут делать? — Для чего ведут нас по снегу? — Для чего столбы у эшафота? Привязывать будут, военный суд, — казнь расстрелянием. Неизвестно, что будет, — вероятно, всех на каторгу...»
      ...Мы медленно пробирались по снежному пути и подошли к эшафоту... С нами вместе взошли и нас сопровождавшие солдаты и разместились за нами. Затем распоряжались офицер и чиновник со списком в руках. Начались вновь выкликивание и расстановка, причем порядок был несколько изменен. Нас поставили двумя рядами перпендикулярно к городскому валу... Когда мы были уже расставлены... войскам скомандовано было «на-караул», и этот ружейный прием, исполненный одновременно несколькими полками, раздался по всей площади свойственным ему ударным звуком. Затем скомандовано было нам: «шапки долой!» — но мы к этому не были подготовлены, и почти никто не исполнил команды, тогда повторено было несколько раз: «снять шапки, будут конфирмацию читать» и с запоздавших приказано было стащить шапку сзади стоявшему солдату. Нам всем было холодно, и шапки на нас были хотя и весенние, но все же закрывали голову. После того, чиновник в мундире стал читать изложение вины каждого в отдельности, становясь против каждого из нас. Всего невозможно было уловить, что читалось, — читалось скоро и невнятно, да и притом же мы все содрогались от холода...
      Чтение это продолжалось добрых полчаса, мы все страшно зябли... По изложении вины каждого, конфирмация оканчивалась словами: «Полевой уголовный суд приговорил всех к смертной казни — расстрелянием, и 19 сего декабря государь император собственноручно написал: «Быть по сему».
      Мы все стояли в изумлении; чиновник сошел с эшафота. Затем нам поданы были белые балахоны и колпаки, саваны, и солдаты, стоявшие сзади нас, одевали нас в предсмертное одеяние...
      Взошел на эшафот священник, — тот же самый, который нас вел, — с евангелием и крестом, и за ним принесен и поставлен был аналой. Поместившись между нами на противоположном входу конце, он обратился к нам с следующими словами: «Братья! Пред смертью надо покаяться... Кающемуся спаситель прощает грехи... Я призываю вас к исповеди»...
      Никто из нас не отозвался на призыв священника, — мы стояли молча, священник смотрел на всех нас и повторно призывал нас к исповеди. Тогда один из нас — Тимковский — подошел к нему и, пошептавшись с ним, поцеловал евангелие и возвратился на свое место. Священник, посмотрев еще на нас и видя, что более никто не обнаруживает желания исповедаться, подошел к Петра-шевскому с крестом и обратился к нему с увещанием, на что Петрашевский ответил ему несколькими словами... Затем священник, окончив дело это, стоял среди нас как бы в раздумьи. Тогда
      раздался голос генерала, сидевшего на коне возле эшафота: «Батюшка! Вы исполнили все, вам больше здесь нечего делать!»
      Священник ушел, и сейчас же взошли несколько человек солдат к Петрашевскому, Спешневу и Момбелли, взяли их за руки и свели с эшафота, они подвели их к серым столбам и стали привязывать каждого к отдельному столбу веревками... Им затянули руки позади столбов и затем обвязали веревки поясом. Потом отдано было приказание: «колпаки надвинуть на глаза», после чего колпаки опущены были на лица привязанных товарищей наших. Раздалась команда: «Клац» и вслед затем группа солдат — их было человек 16, стоявших у самого эшафота, — по команде направила ружья к прицелу на Петрашевского, Спешнева и Момбелли... Момент этот был, по истине, ужасен. Видеть приготовление к расстрелянию, и притом людей, близких по товарищеским отношениям, видеть уже наставленные на них, почти в упор, ружейные с'гволы и ожидать — вот прольется кровь и они упадут мертвые, было ужасно, отвратительно, страшно... Сердце замерло в ожидании, и страшный момент этот продолжался с полминуты. При этом не было и мысли о том, что и мне предстоит то же самое, но все внимание было поглощено наступающею кровавою картиною. Возмущенное состояние мое возросло еще более, когда я услышал барабанный бой, значение которого я тогда еще, как не служивший в военной службе, не понимал. «Вот конец всему!»... Но вслед затем увидел я, что ружья, прицеленные, вдруг все были подняты стволами вверх. От сердца отлегло сразу, как бы свалился тесно сдавивший его камень! Затем стали отвязывать привязанных Петрашевского, Спешнева и Момбелли и привели снова на прежние места их на эшафоте. Приехал какой-то экипаж, оттуда вышел офицер — флигель-адъютант — и привез какую-то бумагу, поданную немедленно к прочтению. В ней возвещалось нам дарование государем императором жизни и, взамен смертной казни, каждому, по виновности, особое наказание... Сколько мне помнится, Петрашевский ссылался в каторжную работу на всю жизнь, Спешнев — на 20 лет (на 10 лет. — Сост.)... Я был присужден к ссылке в арестантские роты военного ведомства на 4 года, а по отбытии срока — рядовым в Кавказский отдельный корпус. Братья Дебу ссылались тоже в арестантские роты, а по отбытии срока — в военно-рабочие роты. Кашкин и Европеус назначались прямо рядовыми в Кавказский корпус, а Пальм переводился тем же чином в армию. По окончании чтения этой бумаги с нас сняли саваны и колпаки.
      Затем взошли на эшафот какие-то люди, вроде палачей, одетые в старые цветные кафтаны, — их было двое, — и, став позади ряда, начинавшегося Петрашевским, ломали шпаги над головами поставленных на колени ссылаемых в Сибирь... После этого нам дали каждому арестантскую шапку, овчинные, грязной шерсти, тулупы и такие же сапоги...
      После всего этого на середину эшафота принесли кандалы... взяли Петрашевского и, выведя его на середину, двое, по-видимо-
      му кузнецы, надели на ноги его железные кольца и стали молотком заклепывать гвозди. Петрашевский сначала стоял спокойно, а потом выхватил тяжелый молоток у одного из них и, сев на пол, стал заколачивать сам на себе кандалы...
      Между тем подъехала к эшафоту кибитка, запряженная курьерской тройкой, с фельдъегерем и жандармом, и Петрашевскому было предложено сесть в нее, но он, посмотрев на поданный экипаж, сказал: «я еще не окончил все дела!»
      — Какие у вас еще дела? — спросил его, как бы с удивлением, генерал, подъехавший к самому эшафоту.
      — Я хочу проститься с моими товарищами! — отвечал Петрашевский.
      — Это вы можете сделать, — последовал великодушный ответ...
      Петрашевский в первый раз ступил в кандалах; с непривычки ноги его едва передвигались. Он подошел к Спешневу, сказал ему несколько слов и обнял его, потом подошел к Момбелли и также простился с ним, поцеловав и сказав что-то. Он подходил по порядку, как мы стояли, к каждому из нас и каждого поцеловал, молча или сказав что-нибудь на прощание. Подойдя ко мне, он, обнимая меня, сказал: «Прощайте, Ахшарумов, более уже мы не увидимся!» На что я ответил ему со слезами: «А может быть, и увидимся еще!» Только на эшафоте впервые полюбил я его!
      Простившись со всеми, он поклонился еще раз всем нам и, сойдя с эшафота, с трудом передвигая непривычные еще к кандалам ноги, с помощью жандарма и солдата сошел с лестницы и сел в кибитку; с ним рядом поместился фельдъегерь и вместе с ямщиком жандарм с саблею и пистолетом у пояса; тройка сильных лошадей повернула шагом и затем, выбравшись медленно из кружка столпившихся людей и за ними стоявших экипажей и повернув на Московскую дорогу, исчезла из наших глаз...
      Стали подъезжать кареты, и мы, ошеломленные всем происшедшим, не прощаясь один с другим, садились и уезжали по одному. В это время один из нас, стоя у схода с эшафота в ожидании экипажа, закричал: «Подавай карету!» Дождавшись своего экипажа, я сел в него. Стекла были заперты, конные жандармы с обнаженными саблями точно так же окружали наш быстрый возвратный поезд, в котором недоставало одной кареты — Михаила Васильевича Петрашевского!..
      Петрашевцы в воспоминаниях современников: Сб. материалов. — М.; Л., 1926.-* С 203 — 210.
     
      Глава 6
      ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА 20 — 50-х гг. XIX в. ПРИСОЕДИНЕНИЕ НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ И КАВКАЗА И РАЗВИТИЕ СВЯЗЕЙ С НИМИ
     
      1. Грамота султанам Большой киргиз-кайсацкой орды. 13 мая 1824 г.
      ...Султанам Большой киргиз-кайсацкой 1 орды, сыновьям умершего султана Адиля и прочих родов, беям, старшинам и всему киргиз-кайсацкому народу, сим султанам и старшинам подвластному, наша императорская милость и благоволение.
      Генерал-губернатор Западной Сибири, генерал от инфантерии Капцевич, донес нам в прошлом 1823 году о вступлении султанов Большой киргиз-кайсацкой орды с подведомственным им народом на вечные времена в совершенное подданство Российской державы.
      На таковое добровольное присоединение сих киргнз-кайсаков к числу наших верноподданных, подтвержденное ныне прибывшими в нашу столицу депутатами от лица султанов Адилевых и киргнз-кайсаков Большой орды, мы всемилостивейше соизволяем, в том уповании, что султаны Адилевы и все прочие старшины и народ киргиз-кайсацкий, им подвластный, пребудут навсегда верными нашему престолу, внутри своих кочевьев; сохранят не-зыбленный мир и благоустройство, поступая дружески с прочими нашими верноподданными, способствуя успехам торговли внутренней и заграничной и усердно исполняя распоряжения нашего пограничного начальства к пользам Сибирского края. При соблюдении сего верноподданнического долга, султаны и весь киргиз-кайсацкий народ, им подвластный, постоянно будут пользоваться нашею великою монаршею милостию и твердым покровительством при всех случаях, будучи совершенно свободны от рекрутской повинности во всякое время.
      В подтверждение чего, снисходя на всеподданническое прошение киргизских депутатов Большой орды, мы жалуем сию императорскую нашу грамоту султанам Адилевым и прочих родов, беям и старшинам и всему киргиз-кайсацкому народу, им подвластному...
      ПСЗ: Собрание 2. — Т. 39. — № 29907.
     
      2. М. М. Сперанский. Устав «Об управлении инородцев».
      1822
      Будучи в 1819 — 1821 гг. генерал-губернатором Сибири, М. М. Сперанский (1772 — 1839) разработал устав, определявший устройство, права и обязанности оседлых, кочевых и «бродячих» народов и племен, проживавших на огромной территории, называвшейся тогда Сибирью. Основные идеи устава — сохранение существующих общественных отношений, опора на местную родоплеменную и феодальную верхушку.
      1 Киргиз-кайсаками в официальных документах называли казахов.
      Часть I. Права инородцев
      Глава I. Разделение
      § 1. Все обитающие в Сибири инородные племена, именуемые поныне ясачными, по различному степени гражданского их образования и по настоящему образу жизни, разделяются на три главные разряда. В первый разряд включаются оседлые, то есть живущие в городах и селениях; во второй кочевые, занимающие определенные места, по временам года переменяемые; в третий бродячие или ловцы, переходящие с одного места на другое по рекам и урочищам.
      § 2. Первого разряда или оседлые инородцы суть: 1) торговые, как-то: подданные Бухарцы и Ташкинцы и гости из сих народов; 2) земледельцы, а именно: Татары, Бухтарминцы, некоторые ясачные Бийского и Кузнецкого края; 3) малочисленные роды, обитающие смешанно с россиянами; 4) инородцы, издавна в работах у поселян живущие.
      § 3. Второго разряда или кочевые инородцы суть: 1) кочующие земледельцы, как-то: Буряты Хоринские, Селенгинские, Алар-ские, Кудинские и Верхоленские; некоторые Качинцы и часть других ясачных Бийского и Кузнецкого ведомства; 2) южные ското-водцы и промышленники, как-то: Сагайцы, Бийские и Кузнецкие ясачные. Буряты: Тункинские, Китойские и Ольхонские, Буряты и Тунгусы Нижнеудинские; инородцы Нерчинские, Селенгинские Тунгусы и пр.; 3) северные скотоводцы и промышленники, как-то: Якуты, Остяки Нарымские, Березовские и Обские, Вогуличи Пе-лымские, Тунгусы: Енисейские, Обские, Баргузинские, Киренские и проч.
      Примечание. К кочующим инородцам причисляются Киргиз-Кайсаки и управляются по особому о них уставу.
      § 4. Инородцы третьего разряда или бродячие суть: Самоеды Обдорские, инородцы Туруханские, Карагасы, низовые инородцы Якутской области, то есть: Коряки, Юкагиры, Ламуты и проч. инородцы Охотские, Гижигинские и Камчатские.
      § 5. Чукчи и Зюнгорские двоеданцы, поелику в образе их отношений к России разнствуют от всех прочих, составляют особый разряд.
      § 6. Инородцы, на гряде Курильской и Алеутской обитающие, равно и прибережные жители Северной Америки, в зависимости Российской Американской компании состоящие, составляют также особенный разряд.
      § 7. По сему общему разделению инородцев определяются права их и обязанности...
     
      Глава И. Общие права оседлых инородцев
      § 12. Оседлые инородцы, христианскую веру исповедующие, не отличаются от Россиян никаким особым названием; те же из них, кои исповедают языческую или магометанскую веру, для различия от прочих, именуются оседлыми иноверцами.
      § 13. Все вообще оседлые инородцы сравниваются с Россиянами в правах и обязанностях по сословиям, в которые они вступят. Они управляются на основании общих узаконений и учреждений...
     
      Глава IV. Права оседлых земледельцев
      § 17. Все иноверцы, живущие особыми деревнями и занимающиеся свойственными земледельцам упражнениями, имеют быть включены в число государственных крестьян.
      § 18. Иноверцы сии сравниваются с крестьянами во всех податях и повинностях, кроме рекрутской, от которой они освобождаются.
      § 19. Состоящие из сих иноверцев в казачьем звании остаются в оном, как в особом Уставе о казаках предписано.
      § 20. Владеемые ныне по древним правам сими иноверцами земли утверждаются за ними. Для тех же, которым земель против положения о крестьянах недостаточно, отвесть из ближайших пустопорожних...
     
      Глава V. Общие права кочевых инородцев
      § 25. Кочующие инородцы остаются вообще на прежних их правах. Им внушить надлежит, что с умножением хлебопашества они отнюдь не будут против воли их обращаемы в звание крестьян и вообще без собственного их желания не будут включены ни в какое другое сословие.
      § 26. Кочующие инородцы для каждого поколения имеют назначенные во владение земли.
      § 27. Подробное разделение участков сих земель зависит от самих кочующих по жеребью или другим их обыкновениям...
      § 29. Инородцы имеют полную свободу заниматься земледелием, скотоводством и местными промыслами на водах и землях, каждому роду назначенных...
      § 34. Инородцы управляются собственными своими родоначальниками и почетными людьми, из коих составляется их степное управление.
      § 35. Кочующие управляются по степным законам и обычаям, каждому племени свойственным.
      § 36. В уголовных только преступлениях кочующие судятся в присутственных местах и по общим государственным установлениям.
      § 37. Уголовными делами относительно инородцев почитать:
      1) возмущение, 2) намеренное убийство, 3) грабеж и насилие, 4) делание ложной монеты и вообще похищение казенного и общественного имущества. Все же прочие дела, не выключая и кражу, пока нравы их образованием не умягчатся, считать исковыми...
     
      Глава VII. О инородцах, носящих почетные звания
      § 63. Все инородцы, носящие почетные звания между своими родовичами, как-то: князцы, тоены, тайши, зайсаны, шуленьги и проч., удерживают сие звание и пользуются теми почестями,
      какие в местах их жительства обычай и степные законы им предоставляют...
      § 65. Для занятия должностей по управлению инородцами утверждаются они Российским правительством...
      Часть II. Состав управления инородцами
      Глава I. Управление оседлыми инородцами
      § 81. Торговые инородцы в тех местах, где находятся они в большом числе, как-то в Петропавловске и Семипалатинске, могут, буде пожелают, составить собственную ратушу и словесные суды.
      § 82. Ратуши сии и суды имеют тот же состав, как подобные русские установления в Сибирских губерниях и областях.
      § 83. Ратуши сии и суды производят дела на татарском языке обыкновенного там наречия...
      § 88. Оседлые земледельцы, живущие особыми деревнями, избирают сельских старост на общих правилах о сих старостах в русских селениях...
      § 90. Состав и обязанности волостного управления суть те же, какие и в волостях, из россиян состоящих...
     
      Глава II. Состав управления кочующими инородцами
      § 94. Каждое стойбище или улус, в котором считается не менее 15 семейств, имеют собственное свое родовое управление...
      § 96. Родовое управление состоит из старосты и одного или двух помощников из почетных и лучших родовичей...
     
      Глава III. Состав управления бродячими инородцами или ловцами
      § 111. Родовое управление ловцов состоит из одного старосты. Назначение сие приемлют нынешние князцы и других наименований почетные люди, ловцами управляющие...
     
      Глава IV. Степные Думы
      § 114. Многие роды, соединенные в одну общую зависимость, а именно: Забайкальские буряты, имеют свою Степную Думу...
      § 115. Степная Дума состоит из Главного Родоначальника, как-то: тайши и тому подобного, и из избранных Заседателей, как-то: из тайшей, зайсанов, шуленьг и проч., число коих зависит от принятого обычая или признаваемой родовичами надобности...
      § 117. Степная Дума производит дела письменно и имеет своего письмоводителя.
      § 118. Письмоводитель сей не имеет голоса в суждениях и распоряжениях Думы.
      § 119. Обязанность Степной Думы состоит: 1) в народосчисле-нин; 2) в раскладке сборов; 3) в правильном учете всех сумм н
      общественного имущества; 4) в распространении земледелия и народной промышленности; 5) в ходатайстве у высшего начальства о пользах родовичей.
      Там же. — Т. 38. — № 29126.
     
      3. Развитие торговых связей России с Казахстаном и Средней Азией
      Профессор Московского университета И. И. Янжул (1846 — 1909) одну из своих работ по экономике и статистике России посвятил изучению по первоисточникам и трудам предшественников состояния и развития русской торговли с Казахстаном и Средней Азией.
      В 1817 году издан таможенный устав и тариф по азиатской торговле для Астрахани, Кавказа, Оренбурга и Сибирской линии до Бухтармы. По этому тарифу купеческие корабли, приходящие с товарами из-за границы, должны были подать объявления о грузе судна, но приходящие от туркменских берегов были от сего изъяты и азиатцу, не имеющему денег для уплаты пошлин, дозволено оставлять в залог часть товаров сроком на месяц, а с 1836 г. на три месяца. Привоз азиатских товаров в 1817 году по тарифу дозволен был через все таможни, но пошлина с провозных товаров, кроме вымененного от киргизов (казахов. — Сост.), взималась только в некоторых таможнях. Со всех отпускаемых из России товаров взимался 1% пошлины. Бумажный сырец, шелк, шерсть, хлеб, скот, рыба живая, клей рыбий, аптекарские припасы дозволены к привозу беспошлинно; с прочих же товаров и изделий пошлина большей частью от 10 — 25%, с плодов от 10 до 20 копеек, с пряных кореньев от 28 копеек до 2 рублей, а с москательных товаров от 25 копеек до 5 рублей с пуда. Вывозить по азиатской торговле запрещено было: российскую монету, ассигнации, оружие, военные снаряды, суда мореходные и служащие для них снасти...
      В 1824 году велено караваны из Оренбурга в Бухару и обратно провожать военным конвоям, а купечеству оренбургскому 2-й и 3-й гильдии предоставлено право заграничной торговли в Азии и отправлять товары в тамошние области и вывозить оттуда с ограничением сего дозволения на 5 лет, которое после продолжено было. В 1827 году уменьшена плата за торговые свидетельства с купцов Восточной и Западной Сибири, продолжено право оренбургским купцам 2 и 3-й гильдии иностранной торговли с Средней Азией; то же право предоставлено купцам 3 гильдии Западной Сибири и крестьянам, торгующим по свидетельству 3 разряда по сибирской границе, а в 1852 году тоже и для 2 и 3-й гильдии Астраханской губернии. В 1841 году дозволено евреям из Средней Азии приезжать для торга наравне с другими, а также всем вообще среднеазиатским купцам, кроме трех главных ярмарок, разрешено торговать и на Тюменской, а в 1846 году дозволен вывоз из России всех льняных изделий и без пошлины. В 1848 году для развития торговли на Мангышлаке и привлечения туда русских допущены многие облегчения: меновую торговлю могут производить свободно все русские подданные, привоз и вывоз товаров в Новопетровском укреплении свободен, все товары, вывозимые из России, освобождены от обыкновенной азиатской 1% пошлины и т. д. В этом же году дозволено в течение 5 лет всем рыбопромышленникам привозить с реки Сыр-Дарьи и Аральского моря через Оренбургскую линию внутрь России всякие рыбные товары, посоленные хотя бы иностранной солью, без платежа пошлин. В 1851 году даны разные льготы по рыболовству поселенцам на Мангышлаке, в Тюк-Караганском заливе и в других водах восточного берега Каспийского моря вообще всем русским.
      Обозрев ход среднеазиатской торговли, обратим теперь внимание на успехи ее, главным образом начинающиеся с 1758 года. В течение 46 лет, с 1758 года до 1804 г., отпуск в Среднюю Азию увеличился в 3, а привоз в 6 раз; в следующие 49 лет, с 1804 до 1853 года, отпуск в 372 раза, а привоз в 27г раза. Вообще по этой торговле, в течение всех 96 лет, с 1758 года по 1853 г., цена отпуска увеличилась в 127г раз, а привоз в 16 раз, в том числе отпуск изделий увеличился от 174 000 до 2 171 000 рублей серебром, т. е. в 13 раз, а привоз изделий от 37 000 до 676 000, или почти в 18 раз...
      Главнейшие предметы, отпуск которых сильно увеличился, это изделия вообще и металлические в особенности. В прошлом столетии главный отпуск составляли краски, кошениль, индиго, иностранные сукна с русских фабрик, а также шерсть. В нынешнем же столетии, кроме увеличивавшегося отпуска сахару и табаку, а также русских сукон (вследствие тарифа 1822 года) начали отпускать в те страны железо, медь и другие металлы, и ценность их отпуска в 1851, 52, 53 годах возросла на 2/з цены отпуска этого рода товаров. В 1758, 59 и 60 годах отпуск всякого рода изделий простирался всего до 174 000 рублей, а в 1851, 52 годах на 2 171 000 рублей, в том числе на 1336 000 рублей бумажных изделий, на 200 000 рублей шерстяных и на 270 000 рублей юфти (выделанная кожа. — Сост.) и выделанных кож, т. е. в течение 96 лет отпуск изделий увеличился с лишком в 13 раз; в числе разных отпускных товаров через Оренбург и Сибирскую линию главные статьи составляют: мягкая рухлядь и лошади. Привоз же главным образом теперь состоит из шерсти, козьего пуха, фруктов и (самое важное) из хлопка в виде сырца. До 1842 года к нам доставлялось более пряденой бумаги, нежели сырой, но с этого года сырец получил в привозе преобладание. Американская война оказала сильное влияние на привоз среднеазиатского хлопка...
      Бросив взгляд на исторический ход среднеазиатской торговли и видя ее успехи, нельзя не предсказать ей блестящей будущности... Это будущее великое торговое значение Средней Азии, тесно связанное с политическим подчинением ее России, вполне сознается не только русскими (наиболее компетентными судьями в этом случае, как людьми более знакомыми с Средней Азией, чем другая нация), но одинаково и иностранцами, знакомыми с Азией...
      С окончательным подчинением ее русские мануфактуры найдут в ней не только верный, но сравнительно с нынешним гораздо обширнейший рынок. За завоеванием политическим последует торговое. Китайский Туркестан и Кабул, в настоящее время мало доступные русской торювле, войдут в ее круг, а там дадут возможность нашей фабричной деятельности развиться еще более. Но главное и неиссякаемое богатство Средней Азии заключается в хлопке и шелководстве. Со временем, при более рациональных приемах их разведения и обрабатывания, Россия, которая переплачивает за границу ежегодно по нескольку десятков миллионов за эти продукты, будет иметь свой хлопок и шелк, и русские фабрики будут снабжаемы ими настолько, что не будут нуждаться в получении из-за границы...
      Московские университетские известия. — 1859. — № 5. — С. 339 — 366.
     
      4. Туркманчайский мир 10(22) февраля 1828 г. между Россией и Ираном
      Статья III. Его величество шах персидский от своего имени, и от имени своих наследников и преемников, уступает Российской империи в совершенную собственность ханство Эриванское по сю и по ту сторону Аракса, и ханство Нахичеванское...
      Статья VI. Его величество шах персидский, в уважении значительных пожертвований, причиненных Российской империи возникшею между обоими государствами войною, а также потерь и убытков, потерпенных российскими подданными, обязуется вознаградить оные денежным возмездием. Сумму сего вознаграждения... стороны постановили в десять куруров томанов раидже, или двадцати миллионов рублей серебром; сроки же, образ платежа и обеспечение оного постановлены в особом договоре, который будет иметь такую же силу, как бы он был внесен в настоящий трактат от слова до слова...
      Статья VIII. Российские купеческие суда, по прежнему обычаю, имеют право плавать свободно по Каспийскому морю и вдоль берегов оного, как равно и приставать к ним; в случае кораблекрушения имеет быть подаваема им в Персии всякая помощь. Таким же образом предоставляется и персидским купеческим судам право плавать на прежнем положении по Каспийскому морю и приставать к берегам российским, где взаимно, в случае кораблекрушения, имеет быть оказываемо им всякое пособие. Относительно же военных судов, как издревле одни военные суда под российским военным флагом могли иметь плавание на Каспийском море, то по сей причине предоставляется и подтверждается им и ныне прежнее сие исключительное право, с тем, что кроме России никакая другая держава не может иметь на Каспийском море судов военных.
      ПСЗ: Собрание 2. — Т.,3 — № 1794.
     
      5. Адрианопольский мир 2(14) сентября 1829 г.
      Статья III. Границею между обеими империями, по-прежнему, будет река Прут, от самого ее впадения в Молдавию до соединения с Дунаем. Оттоле черта граничная долженствует следовать течению Дуная до впадения Георгиевского гирла в море, так, что все острова, образуемые различными рукавами сей реки, будут принадлежать России; правый же ее берег, по-прежнему, останется во владении Порты Оттоманской. Между тем постановляется, что оный правый берег, начиная с точки, где гирло Георгиевское отделяется от Сулинского, пребудет незаселенным на расстоянии двух часов пути от реки, и что на нем не будет никаких заведений; а также и на островах, переходящих во владение двора Российского, не будет дозволено устраивать никаких заведений или укреплений, кроме карантинных. Купеческим судам обеих держав предоставляется свободное плавание по всему течению Дуная, разумея, что таковые суда под флагом Оттоманским могут невозбранно входить в гирла Киликийское и Сулинское, и что гирло Георгиевское остается общим для военного и купеческого флотов обеих империй. Однако же российские военные корабли не должны ходить вверх по Дунаю далее места его соединения с Прутом.
      Статья IV. Грузия, Имеретия, Мингрелия, Гурия и многие другие области Закавказские с давних уже лет присоединены на вечные времена к Российской империи: сей державе уступлены также трактатом, заключенным с Персиею в Туркманчае 10 февраля 1828 года, ханства Эриванское и Нахичеванское. А потому обе высокие договаривающиеся стороны признали необходимым учредить между обоюдными владениями, по всей помянутой черте, границу определительную и способную отвратить всякое недоразумение на будущее время. Равным образом приняли они в соображение средства, могущие положить неодолимую преграду набегам и грабежам сопредельных племен, доселе столь часто нарушавших связи дружбы и доброго соседства между обеими империями. Вследствие сего положено признавать отныне границею между владениями в Азии императорского Российского двора и Блистательной Порты Оттоманской черту, которая, следуя по нынешнему рубежу Гурии от Черного моря, восходит до границы Имеретии, и оттуда в прямейшем направлении до точки, где граница Ахалцыхского и Карсского пашалыков соединяется с Грузинскою, таким образом, чтобы город Ахалцых и крепость Ахал-калаки остались на севере от помянутой черты, и в расстоянии не ближе двух часов пути от оной.
      Все земли, лежащие на юг и на запад от вышесказанной граничной черты к стороне Карсского и Трапезундского пашалыков с большею частью Ахалцыхского пашалыка, останутся в вечном владении Блистательной Порты; земли же, лежащие на север и на восток от оной черты к стороне Грузии, Имеретии и Гурии, а равно и весь берег Черного моря от устья Кубани до пристани св. Николая включительно, пребудут в вечном владении Российской империи.
      Вследствие того императорский Российский двор отдает и возвращает Блистательной Порте остальную часть пашалыка Ахал-цыхского, город Карс с его пашалыком, город Баязид с его пашалыком, город Арзерум с его пашалыком, а также все места, занятые российскими войсками и находящиеся вне вышепоказанной черты...
      Статья VII. Российские подданные будут пользоваться во всей Оттоманской империи, на суше и на морях, полною и совершенною свободою торговли, предоставленною им в трактатах, доныне между обеими высокими договаривающимися державами заключенных. Сия свобода торговли отнюдь не будет нарушаема или стесняема ни в каком случае и ни под каким предлогом, ни посредством каких-либо запрещений или ограничений, ниже по поводу каких-либо учреждений и мер, вводимых по части внутреннего управления или законодательства. Российские подданные, их суда и товары, будут ограждены от всякого насилия и притязания: первые исключительно будут состоять под судебным и полицейским заведыванием министра (посла. — Сост.) и консулов российских; а суда российские не будут подлежать никакому внутреннему досмотру со стороны Оттоманских властей, ни в открытом море, ни в гаванях, пристанях или на рейдах Турецкой империи; товары же всякого рода, или припасы, российским подданным принадлежащие, по очищении установленною тарифами таможенною пошлиною, беспрепятственно могут быть проданы, сложены на берегу в магазины хозяев или их поверенных, или перегружены на другое судно какой бы то державы ни было, так, что о сем российские подданные не обязаны извещать местные начальства, а еще менее испрашивать на то их дозволения. Притом постановляется, что сии преимущества простираются и на торговлю хлебом, вывозимым из России, и к свободному провозу оного никогда и ни под каким предлогом не будет делаемо затруднений или помешательств.
      Сверх того, Блистательная Порта обязуется наблюдать тщательно, чтобы торговля, и особенно плавание по Черному морю, не подвергались каким-либо препятствиям. На сей конец она признает и объявляет, что ход чрез Константинопольский канал и Дарданелльский пролив совершенно свободен и открыт для российских судов под купеческим флагом, с грузом или с балластом, имеющих проходить из Черного моря в Средиземное, или из Средиземного в Черное. Сии суда, если токмо будут купеческие, не взирая ни на величину их, ни на количество их груза, не будут подвергаться ни остановке, ни притеснению, согласно с тем, как выше поставлено. Оба императорские двора войдут между собою в соглашение об удобнейших средствах отвратить всякую медленность в снабжении судов надлежащими видами при их отправлении.
      На сем же основании, и при соблюдении тех же условий, какие поставлены для судов под российским флагом, ход чрез Константинопольский канал и Дарданелльский пролив объявляется
      свободным и открытым для купеческих судов и всех держав, состоящих в дружбе с Высокою Портою, будут ли оные суда плыть в российские гавани, на Черном море лежащие, или возвращаться оттуда с грузом или балластом...
      Там же. — т. 4. — № 3128.
     
      Глава 7
      КРЫМСКАЯ ВОИНА 1853 — 1856 гг. ГЕРОИЧЕСКАЯ ОБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ
     
      Крымская война 1853 — 1856 гг. между Россией и коалицией государств в составе Великобритании, Франции, Османской империи и Сардинского королевства была вызвана обострением противоречий между соперниками в южных морях, на Балканах и Ближнем Востоке, в Закавказье. Турция намеревалась отторгнуть от России Крым и Кавказ, западные союзники — ослабить влияние России среди народов Кавказа и Балканского полуострова, установить свое господство на морских торговых путях и рынках отсталых стран Востока, осуществить территориальные захваты за счет России.
      «Моя заветная цель в войне, начинающейся против России, — писал накануне нее британский премьер лорд Пальмерстон, — такова: Аландские острова и Финляндию отдать Швеции; часть остзейских провинций России... передать Пруссии; восстановить самостоятельное королевство Польское как барьер между Германией и Россией. Валахию и Молдавию и устье Дуная отдать Австрии... Крым, Черкесию и Грузию отторгнуть от России; Крым и Грузию отдать Турции, а Черкесию либо сделать независимой, либо передать под суверенитет султана».
      В Крымской войне Россия выставила армию в 700 тыс. человек, союзники — до 1 млн. человек. Кроме того, угроза вступления в войну Австрии,
      Пруссии и Швеции вынуждала Россию держать значительные силы армии и флота на сухопутных и морских границах с этими державами, отвлекать часть войск в войне с восставшими горцами. (Общие потери союзников в войне 1853 — 1856 гг. составили до 620 тыс. человек, т. е. превысили потери Наполеона I в походе на Россию в 1812 г.)
      Грубые дипломатические промахи правительства Николая I компенсировались острыми противоречиями и раздорами в лагере антирусской коалиции, ошибки и неспособности командования русской сухопутной крымской армии — столь же крупными просчетами, ошибками и провалами союзных правительств и военных предводителей в обеспечении своих войск продовольствием и обмундированием, лечением и медикаментами, в их тактике полевых сражений н особенно осадных действий, повлекших за собой тяжелые потери личного состава.
      Поражение царизма в войне 1853 — 1856 гг. явилось следствием отсталости России в сравнении с более развитыми странами Европы — Англией и Францией. Опыт Крымской войны лег в основу военных реформ 60 — 70-х гг. XIX в.
      1. Рапорт П. С. Нахимова В. А. Корнилову о Синопском сражении. 18 ноября 1853 г.
      Эскадра, мне вверенная для крейсерства у мыса Керемпе на сообщении Константинополя с портами Анатолии 1 и состоявшая из 84-пуш(ечных) кораблей «Императрица Мария», «Чесма», «Ростислав» и фрегата2 «Кагул», по соединении с эскадрою контр-ад-
      1 Анатолияt — в древности название Малой Азии, сейчас — азиатской части Турции.
      2 Фрегат — трехмачтовое военное судно с одной закрытой батареей.
      мирала Новосильского из 120-пуш(ечных) кораблей «Париж», «Великий князь Константин» и «Три святителя» и фрегата «Ку-левчи», сего 18-го числа в полдень при умеренном восточном ветре с дождем атаковала турецкую эскадру из 7 больших фрегатов, шлюпа, 2 корветов1, 2 транспортов и 2 пароходов, стоявшую между батареями на Синопском рейде, и в 2*/г часа совершенно ее уничтожила; суда были отброшены на отмель, и два фрегата взорваны на воздух, батареи срыты.
      Донося о сем блистательном деле, имею честь доложить, что корабли, хотя и потерпели значительные в корпусах своих и особенно в рангоуте2 повреждения, но по возможности исправлены и те, которые нуждаются в помощи, будут буксироваться фрегатами и пароходами, пришедшими к эскадре из Севастополя во время самого сражения с генерал-адъютантом Корниловым и начальником пароходного отряда контр-адмиралом Панфиловым.
      Неприятель в бою этом потерял все суда, из них которые не были взорваны нашими бомбами во время сражения или сожжены самими турками, были впоследствии сожжены нашими фрегатами и пароходами по свозе пленных и раненых и по отведении в места, отдаленные от города. Укрепления все срыты, каменная батарея возле верфи и (батарея) в стенах древней зубчатой стены, окружающей собственно турецкий квартал, уничтожены, причем, к сожалению, произошел пожар во всей этой части города. Начальник эскадры Осман-паша и несколько офицеров сдались военнопленными. По окончании дела мною послан был парламентер для объявления городовому начальству, что флот е. и. в. пришел на Синопский рейд для истребления турецкого, и что даже было приказано сколь возможно избегать от стрельбы по городу, что и исполнено, сколько собственная оборона от выстрелов с батарей дозволяла. Начальства в городе не найдено, а впоследствии явились депутации от греков с просьбою взять их с семействами на корабли для охранения от турок, в чем им по неимению приказаний мною отказано и предложено обратиться к европейским консулам.
      С нашей стороны убитых — 37, раненых — 233, вообще, флагмана и капитаны выказали и знание своего дела, и самую неколебимую храбрость, равно как и подчиненные им офицеры, нижние же чины дрались как львы и, несмотря на утомление в сражении, работали без отдыха, дабы привести суда в возможность плыть, что по случаю позднего осеннего времени представляло большие затруднения, ибо большая часть кораблей имела сквозные пробоины в мачтах и реях. Стрельба с кораблей производилась с особенным искусством. Корабли «Великий князь Константин» и «Па-
      1 Шлюп — военное судно, близкое к фрегату; корвет — трехмачтовый корабль, малый фрегат, от которого отличается тем, что пушки (до 24) стоят не под палубой, а на нем.
      2 Рангоут — деревянные или металлические изделия и предметы парусного вооружения кораблей: мачты, стеньги, реи и др., предназначенные для постановки н несения парусов, флагов, сигналов и пр.
      риж», снабженные бомбическою артиллериего, стреляли с неимоверным искусством и взорвали своих противников в начале дела.
      Подробности битвы, равно как и испрошение наград отличившимся, я буду иметь честь представить впоследствии.
      П. С. Нахимов: Документы н мате* риалы. — М., 1954. — С. 27в — 279.
     
      2. Начало укрепления Севастополя. Черноморские казаки-пластуны
      Севастополь не был подготовлен для борьбы с суши. В начале осады на всей оборонительной линии имелось всего около 200 орудий. После сражения на реке Альма в короткое время были созданы укрепления, позволившие удерживать Севастополь около года. Отрывок из записок участника обороны рисует картины первых мер по усилению обороны Севастополя.
      В Севастополе везде кипела работа; все бегало, суетилось. Почти все полки были вооружены лопатами, кирками, мотыгами и другими орудиями, необходимыми при постройке укреплений. Рабочие таскали землю в корзинах, в мешках, в полах шинелей, во всем, в чем было можно. Всюду носили и возили бревна, доски, станки и орудия, снятые с потопленных кораблей. Работали не только солдаты, но даже женщинам была дана работа: они построили батарею...
      Войск в Севастополе было мало. Незадолго до первой бомбардировки прибыли черноморские пластуны-казаки, в своих изношенных до крайности полуазиатских костюмах, т. е. в чекменях,
      папахах, шальварах различных цветов и узоров. Этот костюм дополнялся лаптями и постолами из сырой, невыделанной воловьей кожи. Мы на пластунов мало имели надежды, судя по их мало-рослости и немолодым уже летам: некоторые пластуны имели от 40 до 50 лет. Со строем они решительно не были знакомы, но вооружение имели хорошее: бельгийские штуцера, или «штучера», по их произношению. Таким оружием вооружались в то время стрелковые батальоны. Словом, и поодиночке и в целом пластуны были неказисты. Мы над ними подсмеивались: «вот еще в России какое пряничное войско», говорили наши доморощенные остряки... Но пластунам принадлежали первые подвиги с самого дня вступления их в Севастополь, а насмешка наша над ними обратилась на нас самих с 5 октября 1854 г., когда загорелась первая знаменитая бомбардировка...
      Дубровин Н. Ф. Материалы для истории Крымской войны и обороны Севастополя. — СПб., 1871. — Вып. 2. — С. 269 — 272.
     
      3. Жены и дети моряков в Севастополе
      Южные предместья города, обращенные в укрепления, росли не по дням, а по часам, — создались: бастионы, редуты и батареи и соединились между собою лабиринтом ходов сообщения. Вновь возведенные укрепления страшны были сколько своею силою, столько могучею стойкостью моряков и гарнизона, — Севастополь сделался неодолимою твердынею.
      Жители города, жены и дети моряков, несмотря на ядра и бомбы, бросаемые в город, покойно оставались в своих домах, никто не покидал осажденной крепости, и только настоятельные требования начальства, перед вторым бомбардированием, заставили некоторых оставить родное жилище.
      Дети, начавшие говорить в эпоху знаменитой осады Севастополя, вопреки веками освященных родных слов: папа, мама или няня, — явственно выговаривают: бомба!
      Дети матросов играют в бомбы. В таких играх составляются две партии, из которых одна представляет русских, другая осаждающих врагов.
      Более взрослые дети играют в игру более опасную. Мальчики от 10-летнего возраста являются на бастионы, где с необыкновенным самоотвержением под самым сильным неприятельским огнем остаются на батареях, помогая артиллерийской прислуге, поднося заряды и снаряды; так, сын матроса 37-го флотского экипажа Максим Рыбальченко, мальчик 12 лет, во время самого сильного бомбардирования города, в продолжение 5, 6 и 7-го числа октября, собирал ложившиеся в Аполлонову балку ядра и носил их на бастион Корнилова. Когда стихала канонада, Максим Рыбальченко не покидал бастионы и с 22 марта, за шесть дней до последнего бомбардирования, явился на Камчатский люнет1, прося о принятии его в артиллерийскую прислугу к орудиям. В настоящее время Максим Рыбальченко находится на батарее Камчатского' люнета и исполняет обязанности нумера, подающего снаряды к орудию. Товарищ Рыбальченки, сын матроса 30-го флотского экипажа, Кузьма Горбаньев, с первых дней осады Севастополя явился на бастион № 4 и просил командовавшего там определить его в число артиллерийской прислуги. 2 апреля Кузьма Горбаньев ранен и после перевязки возвратился к своему месту.
      Максим Рыбальченко и Кузьма Горбаньев за храбрость награждены медалями на Георгиевской ленте.
      Там же. — Вып. 5. — С. 492.
     
      4. Л. Н. Толстой о защитниках Севастополя
      Л. Н. Толстой участвовал в обороне Севастополя с ноября 1854 г. до августа 1855 г. Публикуется извлечение из его письма брату Сергею.
      ...Дам тебе понятие, в каком положении наши дела в Севастополе. Город осажден с одной стороны, с южной, на которой у нас не было никаких укреплений, когда неприятель подошел к нему. Теперь у нас на этой стороне более 500 орудий огромного калибра и несколько рядов земляных укреплений, решительно непри-
      1 Люнет — открытое с тыла укрепление, состоявшее из 1 — 2 фронтальных валов (фасов) и боковых валов. 1
      ступных. Я провел неделю в крепости и до последнего дня блудил, как в лесу, между этими лабиринтами батарей. Неприятель уже более трех недель подошел в одном месте на 80 сажен и не идет вперед; при малейшем движении вперед его засыпают градом снарядов. Дух в войске выше всякого описания. Во времена древней Греции не было столько геройства. Корнилов, объезжая войска, вместо «здорово, ребята», говорил: «нужно умирать, ребята, умрете?» — и войска отвечали: «умрем, ваше превосходительство, ура!» И это не был эффект, а на лице каждого видно было, что не шутя, а взаправду, и уже 22 000 исполнили это обещание.
      Раненый солдат, почти умирающий, рассказывал мне, как они брали 24-ю французскую батарею и их не подкрепили; он плакал навзрыд. Рота моряков чуть не взбунтовалась за то, что их хотели сменить с батареи, на которой они простояли 30 дней под бомбами. Солдаты вырывают трубки из бомб (противника. — Сост.). Женщины носят воду на бастионы для солдат. Многие убиты и ранены. Священники с крестами ходят на бастионы и под огнем читают молитвы. В одной бригаде, 24-го, было 160 человек, которые раненые не вышли из фронта. Чудное время!..
      Бомбардирование 5-го числа останется самым блестящим, славным подвигом не только в русской, но и во всемирной истории. Более 1500 орудий два дня действовали по городу и не только не дали сдаться ему, но не заставили замолчать и одну двухсотую наших батарей. Ежели, как мне кажется, в России невыгодно смотрят на эту кампанию, то потомство поставит ее выше всех других; не забудь, что мы с равными, даже меньшими силами, с одними штыками и с худшими войсками в России (как 6-й корпус), деремся с неприятелем многочисленнейшим и имеющим флот, вооруженный 3000 орудиями, отлично вооруженным штуцерами, и с лучшими его войсками...
      Письма Л. Н. Толстого 1846 — 1910 гг. — М., 1910. — С. 42 — 45.
     
      5. Предписание П. С. Нахимова командиру парохода «Владимир» капитану 2 ранга Г. И. Бутакову о проведении вылазки против англо-французских пароходов. Рапорт П. С. Нахимова о вылазке. 23 — 24 ноября 1854 г.
      I. Союзные неприятельские флоты расположились в виду нашего Севастополя, как в своем порте. Для наблюдения за движениями на рейде они не удостаивают нас даже фрегатом. Вот уже несколько дней небольшой железный пароход безнаказанно следит за нами, оставаясь на якоре и без паров почти на расстоянии пушечного выстрела от наших батарей. Такое неуважение к нам требует урока. Получив на это разрешение е. с-ти г. главнокомандующего, я избираю ваш превосходный «Владимир» и «Херсонес» напомнить им необходимость осторожности в военное время.
      Поручая эти суда в ваше распоряжение, я предлагаю вам, выйдя из Севастополя, атаковать неприятельский пароход, стоящий на фарватере, и уничтожить его или завладеть им. В случае появления превосходных сил возвратиться, не подвергаясь неравному бою.
      Я вполне уверен, что ваши опытность и благоразумная распорядительность докажут неприятелям, что дело с Черноморским флотом у них еще не кончено, и что победы на море мы не забыли.
      II. Вследствие разрешения... сего дня в один час пополудни я отделил от вверенной мне эскадры пароходы «Владимир» и «Херсонес». Поручив их в ведение командира первого из них капитана 2 ранга Бутакова, я предписал ему атаковать железный винтовой пароход, стоявший на фарватере против Песочной бухты для наблюдения за движениями наших судов на рейде. Капитан 2 ранга Бутаков взял на себя атаку этого парохода, предоставив командиру парохода «Херсонес» капитан-лейтенанту Рудневу наблюдение и действие по Стрелецкой бухте, где в глубине залива стояли на швартовах два неприятельских парохода. Выбежав из-за бонов «Владимир» полным ходом следовал к своему противнику, на пути приветствовал несколькими меткими выстрелами неприятельский лагерь, расположенный по восточному склону Стрелецкой бухты, и пароходы, в ней находящиеся.
      Заметив намерение «Владимира», винтовой пароход сделал сигнал флоту и спешил поднять пары; бросив несколько неудачных ядер по «Владимиру», он выпустил цепь, торопясь укрыться под выстрелами кораблей, расположенных у Камышевой бухты; «Владимир» преследовал его за Песочную бухту, действуя по нем двумя носовыми орудиями. Видя безуспешность погони и уже почти под выстрелами кораблей, он положил лево руля и продолжал огонь по бежавшему всеми орудиями левого борта до тех пор, покуда выстрелы его были действительны; тогда, поворотив к Стрелецкой бухте, «Владимир» присоединился к «Херсонесу», с живостью бросавшему бомбы по лагерю и пароходам; чтобы не помешать выстрелам «Владимира», идя контрагалсом2, «Херсонес» также поворотил и продолжал действие с правой стороны так же, как и первый. Быстрый и меткий огонь двух пароходов произвел большое смятение как на берегу, так и в бухте, отчего выстрелы неприятельских пароходов и нескольких полевых орудий, выдвинутых ими к берегу, были недействительны. На одном из первых (неприятельских пароходов. — Сост.) показавшийся из-под палубы в большом количестве пар дает право заключить, что у него был пробит паровой котел...
      Молодецкая вылазка наших пароходов напомнила неприятелям, что суда наши, хотя разоружены, но по первому приказу
      1 Боны — водные заграждения из бревен или металлических предметов на плаву для защиты гаваней, портов рейдов, стоянок флота.
      * Галс — курс судна относительно ветра — правый или левый, каждый из них есть контрагалс другого.
      закипят жизнью, что, метко стреляя на бастионах, мы не отвыкли от стрельбы на качке, что, составляя стройные батальоны для защиты Севастополя (из моряков, снятых с кораблей. — Сост.), мы ждем только случая показать, как твердо помним уроки покойного адмирала Лазарева...1,
      П. С, Нахимов: Документы и материалы. — С. 443 — 445.
     
      6. П. С. Нахимов о матросах военного флота
      Высказывания П. С. Нахимова приводятся в записи В. И. Зарудного, служившего в 1853 г. в чине лейтенанта на фрегате «Кулевчи» и пароходе «Метеор».
      ...Пора нам перестать считать себя помещиками, а матросов крепостными людьми. Матрос есть главный двигатель на военном корабле, а мы только пружины, которые на него действуют. Матрос управляет парусами, он же наводит орудие на неприятеля; матрос бросится на абордаж, ежели понадобится; все сделает матрос, ежели мы, начальники, не будем эгоистами, ежели не будем смотреть на службу как на средство для удовлетворения своего честолюбия, а на подчиненных как на ступени для собственного возвышения. Вот кого нам нужно возвышать, учить, возбуждать в них смелость, геройство, ежели мы не себялюбцы, а действительные слуги отечества.
      Вы помните Трафальгарское сражение? Какой там был маневр, вздор-с, весь маневр Нельсона заключался в том, что он знал слабость своего неприятеля и свою силу и не терял времени, вступая в бой. Слава Нельсона заключается в том, что он постиг дух народной гордости своих подчиненных и одним простым сигналом возбудил запальчивый энтузиазм в простолюдинах, которые были воспитаны им и его предшественниками. Вот это воспитание и составляет основную задачу нашей жизни; вот чему я посвятил себя, для чего тружусь неусыпно и, видимо, достигаю своей цели: матросы любят и понимают меня; я этою привязанностью дорожу больше, чем отзывами каких-нибудь чванных дворян-чиков-с. У многих командиров служба не клеится на судах, оттого что они неверно понимают значение дворянина и презирают матроса, забывая, что у мужика есть ум, душа и сердце, так же как и у всякого другого...
      Там же. — С. 613.
     
      7. Парижский мирный договор 30 марта 1856 г.
      Статья I. Со дня размена ратификаций настоящего трактата, быть на вечные времена миру и дружеству между е. в-вом императором всероссийским, с одной, и его в-вом императором фран-
      1 М. П. Лазарев (1788 — 1851) — выдающийся русский флотоводец и мореплаватель, ученый, исследователь Антарктиды, адмирал. В 1833 — 1851 гг. командовал Черноморским флотом. В. А. Корнилов, П. С. Нахимов и другие военные моряки полагали себя учениками и воспитанниками М. П. Лазарева.
      цузов, ее в-вом королевою Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, его в-вом королем сардинским и его императорским в-вом султаном — с другой стороны, между их наследниками и преемниками, государствами и подданными.
      Статья II. Вследствие счастливого восстановления мира между их величествами, земли, во время войны завоеванные и занятые их войсками, будут ими очищены. О порядке выступления войск, которое должно быть учинено в скорейшее по возможности время, постановлены будут особые условия.
      Статья III. Е. в-во император всероссийский обязуется возвратить е. в-ву султану город Карс с цитаделью оного, а равно и прочие части Оттоманских владений, занимаемые российскими войсками.
      Статья IV. Их в-ва император французов, королева Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, король сардинский и султан обязуются возвратить е. в-ву императору всероссийскому города и порты: Севастополь, Балаклаву, Камыш, Евпаторию, Керчь-Еникале, Кинбурн, а равно и все прочие места, занимаемые союзными войсками...
      Статья VII. Е. в-во император всероссийский, е. в-во император австрийский, е. в-во император французов, ее в-во королева Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, е. в-во король прусский и е. в-во король сардинский объявляют, что Блистательная Порта признается участвующей в выгодах общего права и союза держав европейских. Их в-ва обязуются каждый с своей стороны уважать независимость и целость империи Оттоманской, обеспечивают совокупным своим ручательством точное соблюдение сего обязательства и вследствие того будут почитать всякое в нарушение оного действия вопросом, касающимся общих прав и пользы.
      Статья VIII. Если между Блистательною Портою и одною или несколькими из других заключивших сей трактат держав возникает какое-либо несогласие, могущее угрожать сохранению дружественных между ними сношений, то и Блистательная Порта, и каждая из сих держав, не прибегая к употреблению силы, имеют доставить другим договаривающимся сторонам возможность предупредить всякое дальнейшее столкновение, чрез свое посредничество...
      Статья XI. Черное море объявляется нейтральным: открытый для торгового мореплавания всех народов вход в порты и воды оного формально и навсегда воспрещается военным судам как прибрежных, так и всех прочих держав...
      Статья XIII. Вследствие объявления Черного моря нейтральным на основании статьи XI, не может быть нужно содержание или учреждение военно-морских на берегах оного арсеналов, как не имеющих уже цели, а посему е. в-во император всероссийский и е. в-во султан обязуются не заводить и не оставлять на сих берегах никакого военно-морского арсенала... •
      Статья XX. Взамен городов, портов и земель, означенных в статье IV настоящего трактата, и для вящщего обеспечения свободы судоходства по Дунаю, е. в-во император всероссийский соглашается на проведение новой граничной линии в Бессарабии. Началом сей граничной черты постановляется пункт на берегу Черного моря в расстоянии на один километр к востоку от соленого озера Бурнаса; она примкнет перпендикулярно к Акерман-ской дороге, по коей будет следовать до Траянова вала, пойдет южнее Болграда, и потом вверх по реке Ялпуху до высоты Са-рацика и до Катомора на Пруте. От сего пункта вверх по реке прежняя между обеими империями граница остается без изменения...
      Статья XXI. Пространство земли, уступленное Россиею, будет присоединено к княжеству Молдавскому под верховною властию Блистательной Порты. Живущие на сем пространстве земли будут пользоваться правами и преимуществами, присвоенными княжествам, и в течение трех лет им дозволено будет переселяться в другие места и свободно распоряжаться своею собственностью.
      Статья XXII. Княжества Валахское и Молдавское будут под верховною властию Порты и при ручательстве договаривающихся держав пользоваться преимуществами и льготами, коими пользуются ныне. Ни которой из ручающихся держав не представляется исключительного над оными покровительства. Не допускается никакое особое право вмешательства во внутренние дела их.
      Мартенс Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами. — СПб., 1909. — Т. 15. — С. 312-320.
     
      Глава 8 КУЛЬТУРА РОССИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.
     
      1. В. Г. Белинский. Сочинения Александра Пушкина
      В 1843 — 1846 гг. В. Г. Белинский опубликовал в журнале «Отечественные записки» одиннадцать статей о сочинениях А. С. Пушкина. Глубокий анализ истории русской литературы со времен Г. Р. Державина, национальных истоков, места и значения творческого наследия Пушкина, художественных достоинств его произведений в равной мере характеризуют воззрения самого Белинского и его заслуги как основателя русской критики и передовой публицистики.
      Година безвременной смерти Пушкина, с течением дней, отодвигается от настоящего все далее и далее, и нечувствительно привыкают смотреть на поэтическое поприще Пушкина не как на прерванное, но как на оконченное вполне. Много творческих тайн унес с собою в раннюю могилу этот могучий поэтический дух; — но не тайну своего нравственного развития, которое достигло своей апогеи и потому обещало только ряд великих в художественном отношении созданий, но уже не обещало новой лите-
      ратурной эпохи, которая всегда ознаменовывается не только новыми творениями, но и новым духом. Исключительные поклонники Пушкина, с ним вместе вышедшие на поприще жизни и под его влиянием образовавшиеся эстетически, уже резко отделяются от нового поколения своею закоснелостию и своею тупостию в деле разумения сменивших Пушкина корифеев русской литературы. С другой стороны, новое поколение, развившееся на почве новой общественности, образовавшееся под влиянием впечатлений от поэзии Гоголя и Лермонтова, высоко ценя Пушкина, в то же время судит о нем беспристрастно и спокойно. Это значит, что общество движется, идет вперед через свой вечный процесс обновления поколений, и что для Пушкина настает уже потомство...
      Наблюдая за ходом отечественной литературы, мы, естественно, часто должны были в прошедшем отыскивать причины настоящего и прозревать в историческую связь явлений. Чем более думали мы о Пушкине, тем глубже прозревали в живую связь его с прошедшим и настоящим русской литературы и убеждались, что писать о Пушкине — значит писать о целой русской литературе: ибо как прежние писатели русские объясняют Пушкина, так Пушкин объясняет последовавших за ним писателей. Эта мысль сколько истинна, столько и утешительна: она показывает, что, несмотря на бедность нашей литературы, в ней есть жизненное движение и органическое развитие, следственно, у нее есть история...
      Признаемся: не без некоторой робости приступаем мы к критическому рассмотрению такой поэмы, как «Евгений Онегин». И эта робость оправдывается многими причинами. «Онегин» есть самое задушевное произведение Пушкина, самое любимое дитя его фантазии, и можно указать слишком на немногие творения, в которых личность поэта отразилась бы с такою полнотою, светло и ясно, как отразилась в «Онегине» личность Пушкина. Здесь вся жизнь, вся душа, вся любовь его; здесь его чувства, понятия, идеалы. Оценить такое произведение значит — оценить самого поэта во всем объеме его творческой деятельности. Не говоря уже об эстетическом достоинстве «Онегина», эта поэма имеет для нас, русских, огромное историческое и общественное значение...
      Прежде всего в «Онегине» мы видим поэтически воспроизведенную картину русского общества, взятого в одном из интереснейших моментов его развития. С этой точки зрения «Евгений Онегин» есть поэма историческая в полном смысле слова, хотя в числе ее героев нет ни одного исторического лица. Историческое достоинство этой поэмы тем выше, что она была на Руси первым и блистательным опытом в этом роде. В ней Пушкин является не просто поэтом только, но и представителем впервые пробудившегося общественного самосознания: заслуга безмерная! ...
      Все сказанное нами было необходимым отступлением для опровержения неосновательного мнения, будто бы в деле литературы чисто русскую народность должно искать только в сочинениях, которых содержание заимствовано из жизни низших и необразованных классов. Вследствие этого странного мнения, оглашающего
      «не русским» все, что есть в России лучшего и образованнейшего, — вследствие этого лапотно-сермяжного мнения какой-нибудь грубый фарс с мужиками и бабами есть национально-русское произведение, а «Горе от ума» есть тоже русское, но только уже не национальное произведение; какой-нибудь площадной роман, вроде «Разгулья купеческих сынков в Марьиной роще», есть хотя и плохое, однако тем не менее национально-русское произведение, а «Герой нашего времени», хотя и превосходное, однако, тем не менее русское, но не национальное произведение... Нет, и тысячу раз нет! ... Мы далеки уже от того блаженного времени, когда псевдоклассическое направление нашей литературы допускало в изящные создания только людей высшего круга и образованных сословий, и если иногда позволяло выводить в поэме, драме или эклоге простолюдинов, то не иначе, как умытых, причесанных и говорящих не своим языком... но пора уже отдалиться нам и от этого псевдоромантического направления, которое, обрадовавшись слову «народность» и праву представлять в поэмах и драмах не только честных людей низшего звания, но даже воров и плутов, вообразило, что истинная национальность скрывается только под зипуном, в курной избе, и что разбитый на кулачном бою нос пьяного лакея есть истинно шекспировская черта, — а главное, что между людьми образованными нельзя искать и признаков чего-нибудь похожего на народность...
      «Истинная национальность (говорит Гоголь) состоит не в описании сарафана, но в самом духе народа; поэт может быть даже и тогда национален, когда описывает совершенно сторонний мир, но глядит на него глазами своей национальной стихии, глазами всего народа, когда чувствует и говорит так, что соотечественникам его кажется, будто это чувствуют и говорят они сами...»
      Велик подвиг Пушкина, что он первый в своем романе поэтически воспроизвел русское общество того времени и в лице Онегина и Ленского показал его главную, т. е. мужскую сторону; но едва ли не выше подвиг нашего поэта в том, что он первый поэтически воспроизвел, в лице Татьяны, русскую женщину...
      Белинский В. Г. Поли. собр. соч. — Т. 7. — С. 99 — 473.
     
      2. В. Г. Белинский о русском театре и М. С. Щепкине
      На прошлой неделе... публика прощалась с знаменитым московским артистом Щепкиным, которого она успела полюбить так горячо в короткий срок пребывания его в Петербурге. И как прощалась она?.. Надобно было присутствовать при этом, чтобы видеть торжество гениального артиста и умилительное выражение привязанности к нему публики. Еще в начале спектакля, в возобновленной пьесе «Ссора, или Два Соседа», публика приняла Щепкина, превосходно выполнившего роль Вспышкина, с необыкновенным радушием и восторгом; но когда, наконец, в последний раз
      поднялся занавес и начались сцены из «Наталки-Полтавки»1, восторг публики доходил до высочайшей степени... Каждый романс публика заставляла Щепкина повторить несколько раз. Когда же все, что заключалось в этих сценах, выбранных нарочно для Щепкина, было пропето и повторено и занавес должен был опуститься, Щепкин, тронутый и взволнованный, как бы поняв грустное чувство публики, задержал еще на мгновение минуту расставанья и запел эти восхитительные по своей простоте и грации куплеты из пьесы «Москаль-чарывник»2, которыми в течение своего пребывания в Петербурге постоянно приводил в восторг публику... Невозможно описать восторга благодарных зрителей. Едва только Щепкин окончил последний куплет, как громкие рукоплескания и восклицания «браво! фора! Bis!» загремели со всех сторон... Оглушителен был восторженный крик этой тронутой и взволнованной массы, заполнившей театр сверху дониза...
      Торжество Щепкина было таково, какие редки вообще, еще более редки в сфере русского драматического искусства, и тем более оно замечательно, что было вполне заслуженное. Щепкин своим пребыванием в Петербурге сделал решительный переворот на русской сцене. Посещение его будет долго памятно, потому что бросило семена, которые не могут не принести плодов. Одно уже то, что Щепкин слухами о своем необыкновенном искусстве и даровании, которые блистательно оправдывались на деле, заставил посещать Александринский театр тех, которые давно уже не посещали его, — чего-нибудь да стоит. Сверх того, Щепкин произвел благодетельное влияние вообще на публику Александрийского театра, приблизив ее к настоящему понятию о том, что такое драматическое искусство и что такое истинный актер. А публика Александрийского театра, должно признаться, — была далека от истинного понятия о таких вещах. В понятии ее существовали и существуют доныне два рода артистов — трагические и комические. Поэтому при появлении на сцене Г. Каратыгина 1-го3 она считает непременною своею обязанностию — приходить в ужас и восторгаться; при появлении г-на Мартынова4, напротив, она непременно готовится хохотать, потому что убеждена, что он, как актер, по ее понятиям, комический, должен смешить. И долго бы еще оставалась она в этом убеждении, если б Щепкин несколько не поколебал его очень простым образом: при появлении его она не знала и до сей поры не знает, какой он актер —
      1 «Наталка-Полтавка» — пьеса украинского писателя И. П. Котляревского (1769 — 1838) о любви бедной девушки Наталки и парня Петра, которых пытались разлучить богачи и чиновники.
      * €Москаль-чаривник» — пьеса Котляревского. Восторженную оценку исполнения в ней Щепкиным роли Чупруна давали Белинский и Шевченко.
      3 В. А. Каратыгин (1802 — 1853) — русский актер-трагик, играл в Александрийском театре с 1832 г.
      4 А Е. Мартынов (1816 — 1860) — великий русский актер, один из родоначальников критического реализма в театре. Играл в Александрийском театре с 1836 г., с большой силой и выразительностью воплощал на сцене образы героев А. Н. Островского (Тихон в «Грозе»), И. С. Тургенева (Мошкин — «Холостяк») и т. д. *
      трагический или комический, ибо он не подходит ни под одну из известных ей мерок. Отчего же так? — Оттого, что, говоря, собственно, ни трагических, ни комических актеров в природе нет и быть не может, как нет и быть не может людей с одним патетическим элементом в характере, без примеси чего-нибудь смешного, и наоборот... Истинный актер изображает характер, страсть, развиваемую автором, и чем вернее, полнее передаст он ее, какова бы она ни была, возвышенная или низкая, тем более он истинный актер...
      Там же.-Т. 8. — С. 414 — 418.
     
      3. А. И. Герцен о В. Г. Белинском
      Статьи Белинского судорожно ожидались молодежью в Москве и Петербурге с 25-го числа каждого месяца. Пять раз хаживали студенты в кофейные спрашивать, получены ли «Отечественные записки»; тяжелый номер рвали из рук в руки. «Есть Белинского статья?» — «Есть», — и она поглощалась с лихорадочным сочувствием, со смехом, со спорами... и трех-четырех верований, уважений как не бывало.
      Недаром Скобелев, комендант Петропавловской крепости, говорил шутя Белинскому, встречаясь на Невском проспекте: «Когда же к нам? У меня совсем готов тепленький каземат, так для вас его и берегу».
      Я в другой книге говорил о развитии Белинского и об его литературной деятельности, здесь несколько слов об нем самом.
      Белинский был очень застенчив и вообще терялся в незнакомом обществе или в очень многочисленном; он знал это и, желая скрыть, делал пресмешные вещи. К. уговорил его ехать к одной даме; по мере приближения к ее дому Белинский все становился мрачнее, спрашивал, нельзя ли ехать в другой день, говорил о головной боли. К., зная его, не принимал никаких отговорок. Когда они приехали, Белинский, сходя с саней, пустился было бежать, но К. поймал его за шинель и повел представлять даме...
      Но в этом застенчивом человеке, в этом хилом теле обитала мощная, гладиаторская натура; да, это был сильный боец! Он не умел проповедывать, поучать, ему надобен был спор. Без возражений, без раздражения он не хорошо говорил, но когда он чувствовал себя уязвленным, когда касались до его дорогих убеждений, когда у него начинали дрожать мышцы щек и голос прерываться, тут надобно было его видеть: он бросался на противника барсом, он рвал его на части, делал его смешным, делал его жалким, и по дороге с необычной силой, с необычайной поэзией развивал свою мысль. Спор оканчивался очень часто кровью, которая у больного лилась из горла; бледный, задыхающийся, с глазами, остановленными на том, с кем говорил, он дрожащей рукой поднимал платок ко рту и останавливался, глубоко огорченный, уничтоженный своей физической слабостью. Как я любил и как жалел я его в эти минуты! ...
      Герцен А. И. Былое н думы. — М., 1979.-С. 366-370.
     
      4. Чтение А. С. Пушкиным трагедии «Борис Годунов»
      Чтение происходило 12 октября 1826 г. в Москве. Публикуется извлечение из воспоминаний М. П. Погодина (1800 — 1875) — русского историка, профессора Московского университета.
      Какое действие произвело на всех нас это чтение — передать невозможно. До сих пор еще, а этому прошло почти 40 лет, кровь приходит в движение при одном воспоминании. Надо припомнить — мы собрались слушать Пушкина, воспитанные на стихах Ломоносова, Державина, Хераскова, Озерова, которых все мы знали наизусть. Учителем нашим был Мерзляков. Надо припомнить и образ чтения стихов, господствовавший в то время. Это был распев, завещанный французской декламацией, которой мастером считался Кокошкин и последним представителем был, в наше время, граф Блудов. Наконец, надо себе представить самую фигуру Пушкина. Ожиданный нами величавый жрец высокого искусства, — это был среднего роста, почти низенький человек, вертлявый, с длинными, несколько курчавыми по концам волосами, без всяких притязаний, с живыми быстрыми глазами, с тихим приятным голосом, в черном сюртуке, в темном жилете, застегнутом наглухо, в небрежно повязанном галстуке. Вместо высокопарного языка богов мы услышали простую, ясную, обыкновенную и, между тем, пиитическую, увлекательную речь!
      Первые явления выслушаны тихо и спокойно или, лучше сказать, в каком-то недоумении. Но чем дальше, тем ощущения усиливались. Сцена летописателя с Григорием всех ошеломила. Мне показалось, что мой родной и любезный Нестор поднялся из могилы и говорит устами Пимена, мне послышался живой голос русского древнего летописателя. А когда Пушкин дошел до рассказа Пимена о посещении Кириллова монастыря Иоанном Грозным, о молитве иноков «да ниспошлет господь покой его душе, страдающей и бурной», мы просто все как будто обеспамятели. Кого бросало в жар, кого в озноб. Волосы поднимались дыбом. Не стало сил воздерживаться. Кто вдруг вскочит с места, кто вскрикнет. То молчанье, то взрыв восклицаний, например, при стихах самозванца:
      Тень Грозного меня усыновила,
      Димитрием из гроба нарекла,
      Вокруг меня народы возмутила,
      И в жертву мне Бориса обрекла.
      Кончилось чтение. Мы смотрели друг на друга долго и потом бросились к Пушкину. Начались объятия, поднялся шум, раздался смех, полились слезы, поздравления...
      Явилось шампанское, и Пушкин одушевился, видя такое свое действие на избранную молодежь. Ему было приятно наше волнение. Он начал нам, поддавая жару, читать песни о Стеньке Разине, как он выплывал ночью по Волге на востроносой своей лодке, предисловие к «Руслану и Людмиле»: «У лукоморья дуб зеленый...»,
      начал рассказывать о плане для Дмитрия Самозванца, о палаче, который шутит с чернью, стоя у плахи на Красной площади в ожидании Шуйского, о Марине Мнишек с самозванцем, — сцену, которую он написал, гуляя верхом, и потом позабыл вполовину, о чем глубоко сожалел.
      О, какое удивительное то было утро, оставившее следы на всю жизнь. Не помню, как мы разошлись, как докончили день, как улеглись спать. Да едва ли кто и спал из нас в эту ночь. Так был потрясен весь наш организм...
      Русский архив. — 1865. — Стб. 1249 — 1251.
     
      5. Чтение Н. В. Гоголем «Ревизора»
      Отрывок из «Литературных и житейских воспоминаний» И. С. Тургенева о встречах с Гоголем.
      Меня свел к Гоголю покойный Михаил Семенович Щепкин. Помню день нашего посещения: 20-го октября 1851 года. Гоголь жил тогда в Москве, на Никитской, в доме Талызина, у графа Толстого. Мы приехали в час пополудни: он немедленно нас принял. Комната его находилась возле сеней направо. Мы вошли в нее — и я увидел Гоголя, стоявшего перед конторкой с пером в руке...
      Дня через два происходило чтение «Ревизора» в одной из зал того дома, где проживал Гоголь. Я выпросил позволение присутствовать на этом чтении... Он принялся читать — и понемногу оживился. Щеки покрылись легкой краской; глаза расширились и про светлели. Читал Гоголь превосходно... Я слушал его тогда в первый — и в последний раз. Диккенс, также превосходный чтец, можно сказать, разыгрывает свои романы, чтение его — драматическое, почти театральное: в одном его лице является несколько первоклассных актеров, которые заставляют вас то смеяться, то плакать; Гоголь, напротив, поразил меня чрезвычайной простотою и сдержанностью манеры, какой-то важной и в то же время наивной искренностью, которой словно и дела нет — есть ли тут слушатели и что они думают. Казалось, Гоголь только и заботился о том, как бы вникнуть в предмет для него самого новый и как бы вернее передать собственное впечатление. Эффект выходил необычайный — особенно в комических, юмористических местах; не было возможности не смеяться — хорошим, здоровым смехом; а виновник всей это потехи продолжал, не смущаясь общей веселостью и как бы внутренно дивясь ей, все более и более погружаться в самое дело — и лишь изредка, на губах и около глаз, чуть заметно трепетала лукавая усмешка мастера. С каким недоумением, с каким изумлением Гоголь произнес знаменитую фразу Городничего о двух крысах (в самом начале пиесы): «Пришли, понюхали и пошли прочь!» — Он даже медленно оглянул нас, как бы спрашивал объяснения такого удивительного происшествия. Я только тут понял, как вообще неверно, поверхностно, с каким желанием только поскорей насмешить обыкновенно разыгрывается на сцене «Реви-sop». Я сидел, погруженный в радостное умиление: это был для
      меня настоящий пир и праздник. К сожалению, он продолжался недолго. Гоголь еще не успел прочесть половину первого акта, как вдруг дверь шумно растворилась и, торопливо улыбаясь и кивая головою, промчался через всю комнату один еще очень молодой, но уже необыкновенно назойливый литератор, — и, не сказав никому ни слова, поспешил занять место в углу. Гоголь остановился, с размаху ударил рукой по звонку — и с сердцем заметил вошедшему камердинеру: «Ведь я велел тебе никого не впускать!» Молодой литератор слегка пошевелился на стуле — а впрочем не смутился нисколько. Гоголь отпил немного воды — и снова принялся читать; но уж это было совсем не то. Он стал спешить, бормотать себе под нос, не доканчивать слов; иногда он пропускал целые фразы — и только махал рукою. Неожиданное появление литератора его расстроило: нервы его, очевидно, не выдерживали малейшего толчка. Только в известной сцене, где Хлестаков завирается, Гоголь снова ободрился и возвысил голос: ему хотелось показать актеру, исполнявшему роль Ивана Александровича, как должно передавать это действительно затруднительное место. В чтении Гоголя оно показалось мне естественным и правдоподобным. Хлестаков увлечен и странностию своего положения, и окружающей его средой, и собственной легкомысленной юркостью; он и знает, что врет, — и верит своему вранью: это нечто вроде упоения, наития, сочинительского восторга — это не простая ложь, не простое хвастовство. Его самого «подхватило». «Просители в передней жужжат, 35 тысяч эстафетов скачет — а дурачье, мол, слушает, развесив уши, и какой я, мол, бойкий, игривый, светский молодой человек!» Вот какое впечатление производил в устах Гоголя хлестаковский монолог. Но, вообще говоря, чтение «Ревизора» в тот день было — как Гоголь сам выразился — не более как намек, эскиз; и все по милости непрошеного литератора, который простер свою нецеремонность до того, что остался после всех у побелевшего, усталого Гоголя и втерся за ним в его кабинет. В сенях я расстался с ним и уже никогда не увидал его больше; но его личности было еще суждено возыметь значительное влияние на мою жизнь.
      Туогеяев И. С. Собр. соч. — М., 1956. — Т. 10. — С 315 — 821.
     
      6. Н. Г. Чернышевский. Эстетические отношения искусства к действительности
      В своей диссертации «Эстетические отношения искусства к действительности» (1855) Н. Г. Чернышевский обосновал принципы материалистической эстетики и критического реализма, подверг критике идеалистические теории искусства, сторонников теории «искусства для искусства». Он продолжил и развил взгляды на искусство своего предшественника В. Г. Белинского.
      ...Вот главнейшие из выводов, к которым привело это исследование: •
      1) Определение прекрасного: «прекрасное есть полное проявление общей идеи в индивидуальном явлении» — не выдерживает критики; оно слишком широко, будучи определением формального стремления всякой человеческой деятельности.
      2) Истинное определение прекрасного таково: «прекрасное есть жизнь»; прекрасным существом кажется человеку то существо, в котором он видит жизнь, как он ее понимает; прекрасный предмет — тот предмет, который напоминает ему о жизни.
      3) Это объективное прекрасное, или прекрасное по своей сущности, должно отличать от совершенства формы, которое состоит в единстве идеи и формы, или в том, что предмет вполне удовлетворяет своему назначению...
      9) Действительность не только живее, но и совершеннее фантазий. Образы фантазии только бледная и почти всегда неудачная переделка действительности...
      16) Потребность, рождающая искусство в эстетическом смысле слова (изящное искусство), есть та же самая, которая очень ясно выказывается в портретной живописи. Портрет пишется не потому, чтобы черты живого человека не удовлетворяли нас, а для того, чтобы помочь нашему воспоминанию о живом человеке, когда его нет перед нашими глазами, и дать о нем некоторое понятие тем людям, которые не имели случая его видеть. Искусство только напоминает нам своими воспроизведениями о том, что интересно для нас в жизни, и старается до некоторой степени познакомить нас с теми интересными сторонами жизни, которых не имели мы случая испытать или наблюдать в действительности.
      17) Вопроизведение жизни — общий характеристический признак искусства, составляющий сущность его; часто произведения искусства имеют и другое значение — объяснения жизни; часто имеют они и значение приговора о явлениях жизни.
      Чернышевский Н. Г. Избр. соч.: Эстетика. Критика. — М., 1934. — С. 111.
     
      7. Первый опыт электрического освещения в России
      30 марта 1853 г. профессор физики Казанского университета А. С. Савельев (1820 — 1860) осуществил в Казани один из первых опытов по использованию электричества для освещения университетского двора.
      30 марта в Казани происходил опыт гальванического освещения университетского двора. Профессор физики Савельев, уступая общей просьбе, решился сделать его в большом виде и с наблюдением некоторых ученых вопросов; говоря короче, опыт имел двоякую цель: первую — осветить город, вторую — определить достоинство различным образом подготовленных углей. Выполнение первой цели опыта потребовало довольно сильной гальванической батареи и возвышенного помещения прибора. Вследствие этого была взята г. Савельевым батарея Даниеля в 108 элементов и Грове в 36 элементов, а самый прибор помещен на крыше физи-
      ческого кабинета, с которой открывается вид решительно на весь город. Опыт начат был в 9 часов вечера и продолжался до часа пополуночи, следовательно, четыре безостановочные часа. Ровность света была довольно удовлетворительная; более значительные перерывы были неизбежны при перемене углей. Ближайшие здания были освещены превосходно, но в отдаленных от университета частях города действие света не оказывалось, не потому, чтобы свет не достигал этих мест, но потому, что он шел поверху и едва задевал крыши. Чтобы судить о распространении этого света и силе его на значительном расстоянии, приведем наблюдение одного лица, живущего на Арском поле, более чем в двух верстах от университета; из окон его квартиры крыша физического кабинета совершенно была видна. Светящий прибор казался на этом расстоянии блестящею звездою, втрое более Венеры, света ровного, блестящего, без игры и колебаний колорита, цвета такого же, как цвет неподвижных звезд. Свет этот, попадая в окна, рисовал в комнате резкую тень окна, совершенно сходную с освещением лунным. Что касается ученой стороны этого опыта, то, по словам г. Савельева, он пришел к следующим заключениям: 1) Что регулятор, придуманный поручиком Шпаковским, оказался вполне соответствующим своей цели. 2) Что уголь, пропитанный сернокислым натром, оказался лучшим между всеми как по удобству, с каким проводит ток, так и по ровности сожигания.
      3) Третье заключение г. Савельева — одно из самых интересных: во время опыта ему пришла мысль вставить в цепь две пары приборов (при одной и той же батарее) и посмотреть, разделится ли сила света, т. е. будет ли каждый прибор светить вполовину менее. На деле однакож это не подтвердилось: ток без всякого ослабления из одного прибора переходил в другой, и каждый прибор светил равносильно с другим, и притом отнюдь не слабее против того, когда он один пользовался всею батареей. Эта заметка весьма важна и интересна и требует подробных исследований...
      Журнал Министерства народного просвещения. — 1853. — Т. 79. — Отд. III. — С. 26-28.
     
      Глава 9
      ПОДГОТОВКА КРЕСТЬЯНСКОЙ РЕФОРМЫ 1861 г. РЕВОЛЮЦИОННАЯ СИТУАЦИЯ 1859 — 1861 гг.
     
      1. Отчет о действиях III отделения за 1855 г.
      Между крестьянами, по объявлении высочайшего манифеста о государственном ополчении, происходили в некоторых местах беспорядки.
      В Киевской губернии, особенно в трех уездах, где еще памятно казачество, помещичьи крестьяне православного исповедания, по
      недоразумению и по нерасположенности к владельцам, просили позволения всем ополчиться, с зачислением их в казаки и с освобождением от работ в пользу помещиков. Тут явились и подстрекатели, из которых бывший студент Розенталь в селении Волянки читал воззвание будто бы англичан и французов о возмущении против правительства; но крестьяне того селения силою отобрали воззвание от Розенталя, который однакоже успел скрыться от них и потом пробрался за границу. Хотя таким образом цель крестьян была не возмущение, но тем не менее беспорядки в Киевской губернии увеличивались, так что в некоторые селения должно было ввести и воинские команды, а в двух необходимость заставила действовать вооруженною рукою. При этом в одном селении пятеро крестьян убито и четверо ранено, в другом 20 убито и 40 ранено. Доверенные лица, посланные местным начальством, успокаивали волнение, а из С.-Петербурга отправлен был для этого генерал-адъютант Ефимович. При этом высочайше повелено было: не охлаждая проявившегося в крестьянах чувства преданности к престолу и отечеству, принять все нужные меры к отвращению беспорядков. Заблудшие крестьяне вскоре были образумлены, и спокойствие везде восстановлено. Бежавший и переданный из Галиции студент Розенталь, равно другие два подстрекателя, экономический писарь Сковронский и вольноотпущенный крестьянин Рябоконь, преданы военному суду; менее виновные крестьяне Тер-новский и Белопол отданы в киевские арестантские роты: первый — на три, второй — на два года.
      Во время этих беспорядков дворянин Волынской губернии Врублевский составлял просьбы крестьянам о нежелании их оставаться в помещичьем владении. Хотя он делал это только из корыстных видов, не имея никакой другой цели, но тем не менее мог увеличивать волнения крестьян. Врублевский выслан в Пензу, с учреждением над ним строгого полицейского надзора...
      Между тем превратные толки о свободе и слухи о волнении жителей Киевской губернии возбудили неповиновение помещичьих крестьян и в других уездах Воронежской губернии. В Бобровском и Павловском уездах это волнение доходило до того, что в имении Звенигинцевых, по прибытии туда губернатора и воинской команды, толпа возмутителей бросилась на солдат, а понятые казенные крестьяне не оказали последним никакого содействия. В Острогожском же уезде крестьяне помещика Вульферта, требуя смены управителя и уменьшения работ, вооружились кольями, оскорбили окружного начальника и прогнали понятых. Беспорядки эти прекращены строгими мерами, немедленно принятыми губернатором. Зачинщики буйства преданы военному суду, и из них наиболее виновные заключены под стражу.
      Для усмирения этих волнений в Воронежскую губернию командирован был флигель-адъютант полк, князь Багратион...
      Крестьянское движение 1827 — 1869 гг. — М.. 1931. — Т. 1 — С. 104 — 105.
     
      2. Донесение Московского Горного правления министру финансов об уходе с работы мастеровых Кирицкого завода для поступления «охотниками» на военную службу. 6 июля 1854 г»
      ...19-го июня во 2-м часу дня мастеровые Кирицкого завода, собравшись на улице толпою в числе не менее двухсот человек, начали между собою прощаться и отправились в путь по тракту в село Перевлес. В то же самое время сотский словесно донес конторе, что означенные мастеровые отправились охотниками в военную службу и предполагали объявить о своем желании в Москве начальству. По дальнейшим расспросам в заводе обнаружилось, что того же 19 числа на рассвете прошло чрез завод человек 20 помещичьих крестьян Сапожковского уезда, отправившихся из своих деревень с тою же целью поступать на службу; что люди эти объявили заводским, будто в их уезде вызывают в церквах охотников, что правительство обещает им и их семействам после 3 лет службы свободу, что выдает в месяц по 8 руб. сер. жалованья на человека, а по окончании службы ордена и пенсию. Не имея средств удержать толпу народа, он тотчас же объявил о происшествии земской полиции и велел составить список об ушедших. За исключением воротившихся, оказалось бежавших до 60 человек. Находя случай сей особенно важным, он, управляющий, в ночь отправился в г. Рязань для личного объявления о том начальнику губернии. 20 числа утром он настиг бежавших верстах в 30 от Кирицы. Толпа человек около ста шла в стороне от большой дороги; на пути ему сказали, что вместе с заводскими были крестьяне и других деревень... Скорые и деятельные меры, принятые... к поимке беглецов, оправдались успехом. Перед вечером 20 числа рязанский становой пристав привел к исправляющему должность начальника губернии всех бежавших в числе 55 человек; люди сии, по приказанию г. вице-губернатора, тотчас же были отведены в острог, на другой день наказаны при полиции розгами и назначены к отправлению по этапу для водворения в завод Кирицу. Между тем в ночь на 21 число к нему, управляющему, в Рязань прислано было с нарочным донесение из приписанного к заводу села Доброго-Ста о побеге оттуда 12 человек охотников. Доведя и о сих людях до сведения Рязанской земской полиции и г. вице-губернатора, он... поспешил отъездом оттуда в Кирицу. Неподалеку от Истьинского завода он встретил... вторую партию бежавших из Кирицы охотников вместе с посторонними, человек около 50... Вследствие сего Горное правление просило их (московского обер-полицмейстера и Рязанское губернское правление. — Сост.) сделать должное распоряжение о розыске отлучившихся с Кирицкого завода мастеровых в количестве 72 человек...
     
      3. О причинах крестьянских волнений в 1840 — 1850 гг.
      Причины и обстановку крестьянских волнений накануне отмены крепостного права более детально раскрывают материалы, извлеченные из архива Министерства внутренних дел, департамента полиции исполнительной.
      Тяжелое экономическое положение крепостных крестьян, наряду с личной зависимостью их от помещиков и полным гражданским бесправием, вызывало ответную реакцию в крепостной среде в виде более или менее открытого неповиновения помещичьей власти. Чем интенсивнее шло хозяйственное развитие России, чем резче становилось противоречие между потребностями нарастающего капитализма и тесными рамками крепостного строя, тем хуже жилось крестьянам, тем чаще они восставали против своих угнетателей... Восставая против частных сторон крепостного права и крепостных отношений, крестьяне в большинстве случаев стремились не только улучшить свое положение, но и вовсе освободиться из помещичьего владения...
      В 1845 г. в имениях сестер Зиновьевых, расположенных в трех уездах Новгородской губернии, произошли волнения, имевшие исключительно экономическую подкладку. Имениями управляли братья Вебер, которые не только сурово и неукоснительно проводили предписания Зиновьева (заведывавшего имениями за малолетством сестер), но и явно злоупотребляли своей властью. Крестьяне ездили в Петербург к своим помещикам, но не были приняты, подавали жалобы уездному предводителю дворянства и, не получив удовлетворения, вышли наконец из повиновения. В ответ на жалобу крестьян Зиновьев представил записку, в которой подробно изложил экономические условия поместий. Согласно этой записке, все крестьяне распределены на три разряда: 1) чисто оброчные, которые платят по 60 руб. в год с тягла; 2) оброчные с десятидневной работой, которые платят по 40 руб. оброка и выставляют с апреля по ноябрь по десяти дней мужских, женских и конных с тягла, и 3) барщинные, которые работают по три дня в неделю и никаких других повинностей не несут; первые две группы, напротив, должны вносить ежегодно по 20 пудов сена и сбор по раскладке для уплаты казенных повинностей и на другие нужды в сумме приблизительно от 16 до 21 руб. с тягла. Сопоставляя с этим изложением жалобу крестьян, мы находим в ней частью недовольство приведенными правилами и нормами, частью указание на несоблюдение их. Вторая группа оброчников, по-видимому, считает слишком обременительным для себя платить в год 40 руб. оброка, 20 пудов сена и 20 с лишним рублей за «неизвестные им различные поборы», особенно принимая во внимание, что управляющий гоняет их на барщину сверх положенных десяти дней «без расчету на столько дней, на сколько ему заблагорассудится». Кроме того, крестьяне указывают, что со всех девок взимается по 15 руб. в год, а «которая не в состоянии платить этого оброка, то обязана ходить по очереди на господский двор со своим хлебом, что составит почти одну треть года».
      Далее крестьяне жалуются, что у них отобрана была лучшая земля по одной десятине на каждые 20 тягол для мирской запашки, а между тем хлеб с нее собираемый в казенные магазины не поступает и неизвестно куда девается, с крестьян же собирается для этих магазинов установленное количество хлеба натурою из их собственной запашки...
      Особенное возмущение крестьян вызывал установленный в имениях единовременный сбор на рекрут. Этот сбор слагался из двух частей: все мужчины, негодные в рекруты, вносили по 200 рублей с рассрочкой на 10 лет, а годные в рекруты, как семейные, так и одинокие, — по 500 руб. с рассрочкой на 5 лет. Эти деньги образуют рекрутский капитал, предназначенный для покупки зачетных рекрутских квитанций. Однако же, по уверению крестьян, «квитанции до сего времени еще не куплены, рекруты ставятся натурой из той же вотчины, а собранные деньги на что употребляются неизвестно»...
      Помимо этих претензий, крестьяне... говорят, что дошли почти до совершенного разорения, терпят нужду в продовольствии и, занимаясь барщиною в хорошее время года, свои работы оставляют не сделанными и тем лишаются возможности на будущее время исправно платить оброк и подати. При малейшем же ропоте на это управляющий наказывает их жестоко, не принимая во внимание ни неурожайного времени, ни бедности их, увеличивающейся с каждым годом...
      Крайне бурное, затопленное кровью, восстание крестьян, имевшее место в 1853 г. в Ставропольской губернии в имении помещиков Калантаровых, проходившее под лозунгом освобождения от крепостной зависимости, имело несомненно серьезные экономические причины. По следствию, произведенному же после усмирения, выяснилось, что «Калантаров позволял себе обременять крестьян непомерными налогами и тягостями. Между прочим, он заставлял крестьян, вместо определенных по закону в пользу владельца трех дней в неделю, работать в течение нескольких недель сряду, предоставляя равное число дней в пользу крестьянина, но тогда уже, когда удобное для работ время прошло, а также посылал крестьян для господских работ в дальние места, не считая в их пользу те дни, которые они провели в следовании туда и обратно». Кроме того, крестьяне при отбывании барщины должны были выходить на пахоту со всем своим рабочим скотом и земледельческими орудиями, что являлось для них крайне обременительным и могло возбудить, даже по мнению властей, «справедливый ропот крестьян»...
      В 1850 г. произошли волнения в имении Петровского, расположенном в Рязанской губернии. Основной причиной волнений была уверенность крестьян, что они должны быть свободны от крепостной зависимости по неправильности владения Петровского его имением... Крестьяне жаловались на экономические притеснения, начавшиеся со времени вступления во владение Петровского... Крестьяне обрабатывали на помещика по 6 десятин на# каждое тягло... В 1849 и 1850 гг. крестьяне отрабатывали барщину брат на брата или поголовно, а «случалась поголовная работа и такая, что они посылались из своего села верст за 12 на работу». Жены однотягольных крестьян также не освобождались от исполнения полевых и других господских работ, не исключая и женщин с едва родившимися грудными детьми. Работали крестьяне понедельно, кроме праздников, которые им давались для себя; поэтому крестьяне отправлялись на целую неделю и более в поле, запирая свои дома. Поля их оставались необработанными. Кроме того, они обязывались возить зимой на двух подводах в Москву господский хлеб. По приезде же в Москву они посылались помещиком за 40 верст за дровами и сеном, причем сами оплачивали путевые расходы... Беспорядки, возникшие в имении Петровского Рязанской губернии, имели за собой достаточно серьезные правовые основания. Крестьяне жаловались, что по смерти их старой помещицы... во владение вступил человек, «ложно именующийся ее племянником, рожденный от кучера Варлама Дмитриева и жены его Агафьи, находившийся на службе, дослужившийся до офицерских чинов и именующийся Петровским». Имение перешло к нему не по наследству, а по купчей крепости. Отказывая в повиновении Петровскому, крестьяне опирались на изданный в 1842 г. закон, запрещавший лицам, происходящим из крепостного состояния и дослужившимся до потомственного дворянства, покупать имения, где их отцы и деды были записаны по ревизским сказкам... (Однако) имение было приобретено Петровским в 1840 и 1841 гг., а воспретительный закон вышел в 1842 г.
      Архив истории труда в России. — Пг., 1323. — Т. 9.-С. 42-63.
     
      4. А. И. Герцен. Письма нз Франции и Италии 1847 — 1852 гг.
      В этом труде Герцена отражено его глубокое разочарование в буржуазных революциях и демократии. Он противопоставляет им особый путь исторического развития России через освобождение крестьян и общинное владение землей к социализму.
      Начавши с крика радости при переезде через границу, я окончил моим духовным возвращением на родину.
      Вера в Россию — спасла меня на краю нравственной гибели...
      Вопрос социальный совсем не так далек от нас, как думают, мы середь него. Освобождение крестьян с землею — начало великого экономического переворота, в который Россия вступает...
      Европа идет ко дну оттого, что не может отделаться от своего груза, в нем бездна драгоценностей, набранных в дальнем опасном плавании, — у нас это искусственный балласт, за борт его — и на всех парусах в широкое море!
      Мы входим в историю, деятельно и полные сил, именно в то время, когда все политические партии поблекли, стали анахронизмом и все указывают — с упованием одни, с отчаянием другие —
      на приближающуюся тучу экономического переворота. Вот и мы, глядя на соседей, перепугались грозы и, как они, не находим лучше средства, как молчать об опасности...
      Полноте бояться, успокойтесь, на нашем поле есть громоотвод — общинное владение землею\
      ...Буржуазия явилась на сцене самым блестящим образом в лице хитрого, увертливого, шипучего, как шампанское, цирюльника н дворецкого, словом — в лице Фигаро; а теперь она на сцене в виде чувствительного фабриканта, покровителя бедных и защитника притесненных. Во время Бомарше Фигаро был вне закона, в наше время Фигаро — законодатель: тогда он был беден, унижен, стягивал понемногу с барского стола и оттого сочувствовал голоду, и в смехе его скрывалось много злобы; теперь его бог благословил всеми дарами земными, он обрюзг, отяжелел, ненавидит голодных и не верит в бедность, называя ее ленью и бродяжничеством...
      Буржуазия не имеет великого прошедшего и никакой будущности. Она была минутно хороша как отрицание, как переход, как противуположность, как отстаивание себя. Ее сил стало на борьбу и на победу; но сладить с победою она не смогла; не так воспитана... Наследник блестящего дворянства и грубого плебеизма, буржуа соединил в себе самые резкие недостатки обоих, утратив достоинства их. Он богат, как вельможа, но скуп, как лавочник... В то время вы уже встречаете во Франции класс людей, который при общей потере приобретает: дворянство лишается прав — они усугубляют свои; народ умирает с голоду — они сыты; народ вооружается и идет громить врагов — они выгодно поставляют сукна, провиант. Народ завоевывает всю Европу, по всей Европе течет реками его кровь — они пользуются континентальной системой...
      Они обратились тоже к политической экономии.
      Но какой ответ, какое наставление могли они найти в науке, последовательно говорившей неимущему: «не женись, не имей детей, поезжай в Америку, работай 12, 14 часов в сутки, или ты умрешь с голоду!» ...
      Эксплуатация пролетария была приведена в систему, окружена всею правительственной силой, нажива делалась страстью, религией, — жизнь сведена на,средство чеканить монету, государство, суд, войско — на средство беречь собственность...
      Герцен А. И. Собр. соч. — М., 1955. — Т. 5. — С. 33 — 63.
     
      5. Подготовка реформы 1861 г. Рескрипт В. И. Назимову
      20 ноября 1857 г. в ответ на адрес, представленный царю Александру II виленским генерал-губернатором В. И. Назимовым от дворян Виленской, Гродненской и Ковенской губерний с ходатайством об «освобождении крестьян от крепостной зависимости, сохранив неприкосновенными права помещиков на
      земли», был дан царский рескрипт (имевший силу закона ответ императора)
      В. И. Назимову об учреждении из числа местных помещиков этих губерний губернских комитетов для подготовки местных проектов «улучшения быта помещичьих крестьян». 5 декабря 1857 г. последовал аналогичный рескрипт петербургскому генерал-губернатору П. Н. Игнатьеву, а в 1858 г. остальным губернаторам. Созданный в январе 1857 г. Секретный комитет в феврале 1857 г. был переименован в Главный комитет по крестьянскому делу.
      В губерниях Ковенской, Виленской и Гродненской были учреж-дены особые Комитеты из Предводителей Дворянства и других помещиков, для рассмотрения существующих там инвентарных правил 1.
      Ныне Министр Внутренних Дел довел до Моего сведения о благих намерениях, изъявленных сими Комитетами, относительно помещичьих крестьян означенных 3-х губерний.
      Одобряя вполне намерения сих представителей Дворянства Ковенской, Виленской и Гродненской губерний, как соответствующие Моим видам и желаниям, Я разрешаю Дворянскому сословию оных приступить теперь же к составлению проектов, на основании коих предположения Комитетов могут быть приведены в действительное исполнение, но не иначе, как постепенно, дабы не нарушить существующего ныне хозяйственного устройства помещичьих имений.
      Для сего повелеваю:
      1. Открыть теперь же в губерниях Ковенской, Виленской и Гродненской по одному в каждой приуготовительному Комитету, а потом для всех 3-х губерний вместе одну общую Комиссию в г. Вильне.
      2. Каждому Губернскому Комитету состоять под председательством Губернского Предводителя Дворянства, из следующих Членов: а) по одному от каждого уезда губерний, выбранному из среды себя Дворянами, владеющими в том уезде населенными имениями, и б) двух опытных помещиков той же губернии по непосредственному назначению Начальника оной, и
      3. Общей Комиссии состоять из следующих лиц: а) двух Членов каждого из 3-х Губернских Комитетов по их выбору; б) одного опытного помещика из каждой губернии по вашему назначению; и в) одного Члена от Министерства Внутренних дел. Председателем Комиссии представляется вам назначить одного из ее Членов, принадлежащих к местному Дворянству.
      Губернские Комитеты, по открытии их, должны приступить к составлению по каждой губернии, в соответственность собственному вызову представителей Дворянства, подробного проекта об устройстве и улучшении быта помещичьих крестьян оной, имея при этом в виду следующие главные основания:
      1. Помещикам сохраняется право собственности на всю землю, но крестьянам оставляется их усадебная оседлость, которую они,
      1 Введенные в 40 — 50-х гг. XIX в. в западных губерниях цнвентарные правила определяли размеры крестьянских наделов и повинностей.
      в течение определенного времени, приобретают в свою собственность посредством выкупа; сверх того представляется в пользование крестьян надлежащее, по местным удобствам, для обеспечения их быта и для выполнения их обязанностей пред Правительством и помещиком, количество земли, за которое они или платят оброк, или отбывают работу помещику.
      2. Крестьяне должны быть распределены на сельские общества, помещикам же предоставляется вотчинная полиция, и
      3. При устройстве будущих отношений помещиков и крестьян, должна быть надлежащим образом обеспечена исправная уплата государственных и земских податей и денежных сборов.
      Развитие сих оснований и применение их к местным обстоятельствам каждой из 3-х означенных губерний предоставляется Губернским Комитетам. Министр Внутренних Дел сообщит вам свои соображения, могущие служить пособием Комитетам при их занятиях.
      Комитеты сии, окончив свой труд, должны представить оный в Общую Комиссию, Комиссия, обсудив и рассмотрев все предположения Губернских Комитетов, а также сообразив их с изложенными выше основаниями, должна постановить окончательное по всему делу заключение и составить проект общего для всех 3-х губерний Положения с нужными по каждой изъятиями или особыми правилами.
      Поручая вам главное наблюдение и направление сего важного дела вообще во вверенных вам Ковенской, Виленской и Гродненской губерниях, Я предоставляю вам дать, как Губернским Комитетам сих 3-х губерний, так и общей Комиссии нужные наставления для успешного производства и окончания возлагаемых на них занятий. Начальники губерний должны содействовать вам в исполнении сей обязанности. Составленный общею Комиссиею проект вы имеете с своим мнением препроводить к Министру Внутренних Дел, для представления на Мое усмотрение.
      Открывая таким образом Дворянскому сословию Ковенской, Виленской и Гродненской губерний средства привести благие его намерения в действие на указанных Мною началах, Я надеюсь, что Дворянство вполне оправдает доверие, Мною оказываемое сему сословию призванием его к участию в сем важном деле, и что, при помощи Божией и при просвещенном содействии Дворян, дело сие будет кончено с надлежащим успехом.
      Вы и Начальники вверенных вам губерний обязаны строго соблюдать, чтобы крестьяне, оставаясь в полном повиновении помещикам, не внимали никаких злонамеренных внушениям и лживым толкам.
      Пребываю вам навсегда благосклонный.
      Сборник правительственных распоряжений по устройству быта крестьян, вышедших из крепостной зависимости. — СПб., 1861. — Т. 1. — С. 1-4.
     
      6. Помещичьи проекты крестьянской реформы
      1) Записка кн. П. П. Гагарина
      При избрании мер к утверждению правильности в отношениях между помещиками и крестьянами должны быть приняты во внимание все сословные интересы, образовавшиеся от законных прав, освященных давними постановлениями, а потому осуществление средств, которые для этой цели будут установлены, должно быть предоставлено непринужденному начинанию дворянства: помещики, как поземельные собственники, составляют собой твердую опору престола и государства, следовательно, всякое стеснение их интересов и владельческих прав не может оставаться без влияния на быт империи...
      Простые соображения и правильный взгляд на исторические права крестьян и помещиков приводят к заключению, что в самодержавной империи нашей свобода может только быть лично дарована крестьянам, без прав на землю, и должна состоять в личном их ограждении от притеснений землевладельцев...
      Дарование помещикам права освобождать крестьян целыми селениями без условий и без земли есть мера самая благодетельная, так как она упрочивает за помещиками право поземельной собственности и оставляет крестьян под тем влиянием, с которым они свыклись и которое охраняло общий порядок в государстве, но допускает при этом некоторые ограничения во власти дворян в отношении личности крестьян разрешением им приносить жалобы на помещика, как на агента правительства, уездному предводителю дворянства, в качестве мирового судьи.
      Вестннк Европы. — 1911. — № 2. — С. 58 — 69.
      2) Записка М. П. Позена
      Записка крупного полтавского помещика, члена Полтавского губернского комитета об «улучшении быта помещичьих крестьян» М. П. Позена подана Александру II в 1857 г. в Киеве. В ней выражены интересы владельцев барщинных имений черноземной полосы.
      Основные пункты манифеста должны быть следующие:
      1) Крестьяне всех наименований в государстве уравниваются во всех гражданских правах и несут одинаковые государственные повинности.
      2) Личное крепостное право навсегда отменяется и не может существовать ни под какою формою.
      3) Крестьяне крепки земле, на которой теперь поселены. Из них все, поселенные на собственной земле, пользуются ею на общем владельческом праве — бесплатно; поселенные же на чужих землях обязываются платежом за них оброка, деньгами или работою: в удельных имениях — уделу, в казенных — казне, в помещичьих — помещику...
      6) На отвод земли, определение годового платежа и оценку работ назначается один общий срок по всему государству.
      7) До истечения сего срока сохраняются настоящие отношения между помещиками и крестьянами...
      8) С окончанием отвода и утверждения расценок на землю и работную плату прекращается всякая ответственность со стороны помещиков за уплату податей и за продовольствие крестьян. Земли назначаются и отводятся не отдельно каждому лицу, а целому крестьянскому обществу, которое распределяет участки между своими членами, по мере способов каждого для обработки ее и уплаты за нее, по оценке трудом или деньгами.
      9) Посему и уплата за землю тем или другим способом лежит тоже на ответственности целого общества...
      11) В оброчных имениях сохраняется тот размер оброка, который будет существовать в каждом имении при издании высочайшего манифеста; уменьшение оброка всегда зависит от владельца земли; увеличение же его не допускается без особого утверждения губернского комитета.
      12) В имениях задельных (барщинных. — Сост.) годовая плата за землю рассчитывается на деньги, но производится, со стороны крестьян, работою — по оценке.
      13) Земли отводятся крестьянам в таком количестве, какое признает возможным владелец; но при самом приступе к делу губернские комитеты постановляют минимум наделения на каждую душу. Этот размер наделения обязателен и для помещика, и для крестьянина, из которых первый — должен дать его, а последние — принять; увеличение же этого размера зависит от обоюдного согласия землевладельцев и крестьян.
      14) Кроме рабочих дней, которые крестьяне задельных имений дают помещику в виде уплаты оброка за землю, губернские комитеты назначают для всех четырех времен года по нескольку экстренных рабочих дней, которые крестьяне обязаны давать землевладельцу за ту же рабочую плату; при этом комитеты наблюдают, однако, чтобы общее число рабочих дней, очередных и экстренных, отнюдь не превышало существующего ныне трехдневного расчета в неделю.
      П о з е н М. П. Бумаги по крестьянскому делу. — Дрезден, 1864. — С. 36 — 40.
      3) Записка А. М. Унковского
      Записка помещика Тверской губернии А. М. Унковского, губернского предводителя дворянства и председателя Тверского губернского комитета, представлена Александру II в 1857 г. В ней сформулированы требования дворянства нечерноземных, промышленно развитых губерний России, заинтересованных в высоком вознаграждении за личность отпускаемых «на волю» крестьян.
      При освобождении крестьян с землею, с отделением их совсем от помещика, т. е. с уничтожением всяких взаимных их обязательных отношений, свобода крестьян, даже при большей или меньшей крепости их земле, неоспорима; помещик, получив за крестьян с
      землею капитальный выкуп деньгами или облигациями, по возможности вознагражден, а исполнение крестьянами обязанностей пред правительством обеспечивается землею, отдаваемою им в собственность. Вот единственное и верное средство освободить крестьян не словом, а делом, не постепенно, а разом, единовременно и повсеместно, не нарушить ничьих прав, не порождая ни с какой стороны неудовольствий и не рискуя будущим России.
      Справедливость требует, чтобы при таком освобождении крестьян помещики были вознаграждаемы как за землю, отходящую из их владения, так и за самих освобождаемых крестьян.
      Ценность всякого населенного имения, состоящего на крепостном праве, заключается не в одной земле, но и в людях, за которых помещик должен быть так же вознагражден, как и за землю, тем более что в некоторых местностях земля без людей не имеет никакой ценности. Конечно, освобождаемые крестьяне должны сами купить отходящую к ним землю; но кто же вознаградит помещиков за личную свободу крестьян и дворовых людей? Неужели можно допустить, чтобы в этом случае ценность людей была присоединена к ценности земли и те же самые люди, у которых была отнята свобода во имя государственной необходимости, были принуждены выкупать свою неволю...
      Вознаграждение убытков помещиков должно состоять из двух элементов: вознаграждения за людей и выкупа земли, отходящей из их владения, из которых первое должно падать на государство, а второе — на самих освобожденных крестьян. По нашему мнению, это вознаграждение должно быть рассчитано не иначе, как денежный капитал, и выдано помещикам облигациями, приносящими проценты и совершенно обеспеченными. Такая выдача капитала необходима для поддержания помещичьих хозяйств и приспособления их к обработке наемными руками...
      Д ж а н ш и е в Г. А. М. Унковский п освобождение крестьян. — М., 1894. — С. 63 — 67.
      4) Проект Ю. Ф. Самарина
      Проект освобождения крестьян Ю. Ф. Самарина, помещика Самарской губернии, члена губернского комитета, видного славянофила, изложен им в статье «О теперешнем и будущем устройстве помещичьих крестьян...», напечатанной в 1858 г. в журнале «Сельское благоустройство». Самарин выражал интересы дворян, владевших барщинными имениями степной полосы и испытавших недостаток рабочих рук для выполнения барщины.
      Очевидно, что окончательная развязка существующих ныне отношений между помещиками и крестьянами требует непременно отмены обязательной барщины; удержав ее, хотя бы в самом незначительном размере, мы впали бы опять в переходное положение. Барщина действует убийственно на крестьян, балует помещиков, мешает развитию сельского хозяйства — все это неоспоримо, и никто искреннее нас не желает ее упразднения; тем не менее, мы думаем, что внезапная и обязательная отмена ее повлекла бы за
      собою большие неудобства, ибо на первых порах нечем было бы заменить ее. Доселе вольный труд в применении к сельскому хозяйству составлял у нас предмет самого ограниченного запроса; с упразднением барщины немедленно возникнет очень сильное на него требование; но средства к удовлетворению этого требования, то есть свободные руки, не могут явиться в ту ж минуту, по первому зову. Сперва нужно, чтобы спрос огласился в местностях, густо населенных, чтобы тамошние работники удостоверились в верности заработков, ожидающих их в той или другой губернии; наконец — чтоб успели, так сказать, протоптать во все главные пункты постоянного запроса на вольный труд внутренние пути, подобные исстари проложенной и никогда не зарастающей тропе из Пензенской и Курской губернии в Заволжский край, по которой ежегодно движутся многочисленные артели жнецов и косцов. Все это не может сделаться скоро, ибо народные привычки обра* зуются и меняются вообще очень медленно, а у нас в особенности...
      По этим причинам следовало бы, пока не установится само собою равновесие между предложением и запросом на вольный труд — этот почти небывалый у нас товар, оставить помещику право на несколько обязательных рабочих дней (8 или 10 с тягла), как вспомогательную повинность лет на 10 или 12.
      Самарин Ю. Ф. Соч. — М., 1885. — Т. 3. — С. 40 — 42.
     
      7. «Материалы для решения крестьянского вопроса»
      Н. Г. Чернышевского
      Сторонник полного и безусловного освобождения крестьян с землей без всякой оплаты помещикам, Н. Г. Чернышевский в статье, опубликованной в журнале «Современник» за 1869 г., горячо отстаивал интересы трудящихся, защищая их от посягательств на осуществление грабительских поползновений дворянства и самодержавия.
      Когда у нас думали, как приступить к освобождению крестьян, большинству рассуждавших представлялось, что главная сторона дела состоит именно в освобождении личности. Правда, многие и тогда уже предвидели, что очень большую важность имеет также вопрос о земле. Но почти никто не предугадывал, какой решительный оборот всему делу даст на практике связь личности с землею.
      ...Комитеты не сделали и не могли сделать всего, что нужно для успешного решения этой задачи. Одной из причин такой недостаточности надобно считать обстоятельства, при которых были созваны комитеты. Вопрос тогда представлялся еще очень смутно... Еще важнее было влияние самого состава комитетов: они были представителями исключительно только одной стороны, интересов которых касается крестьянский вопрос... В статьях, ряд которых мы теперь начинаем, мы хотим самым умеренным и спокойным образом обозначить, какое решение вопроса могло бы,
      хотя до некоторой степени, соответствовать идеям, с незапамятных времен существующих в поселянах.
      ...Определение надела землею
      Почему комитеты признали невозможным освобождение без земли? Потому что национальное чувство было бы возмущено таким освобождением, потому что оно непреклонно хочет сохранения земли за крестьянином. Какую же землю хочет сохранить оно за крестьянином? Ту, которой он теперь владеет, — ту самую землю, в том самом объеме, те самые участки... А если раздражать национальное чувство нельзя, то нельзя и уменьшать нынешнего надела, нельзя и переносить крестьянских участков принудительным образом с одного места на другое: эти уменьшения и перемены были бы точно так же противны национальному чувству, как и освобождение без земли.
      ...Основания и размер вознаграждения
      Признается ли национальным чувством хотя какой-нибудь выкуп? ...Нация спорит о том, что должно быть с господскими полями и лугами: останутся ли они за помещиком или также отойдут к крестьянам? ... О выкупе не бывает в этих спорах и помина. Просим прислушаться к голосу нации и проверить, правду ли мы говорим.
      ...Можно ли оставить обязательный труд принудительным способом уплаты выкупа?
      ...Сохранить обязательный труд — значило бы в сущности сохранить крепостное право. Народ не мог бы понять этого иначе и был бы прав. Нет надобности говорить, какие последствия были бы произведены, если бы народ остался при убеждении, что крепостное право уцелело.
      ЧернышевсквЙ Н. Г. Поля, собр соч. — М., 1950. — Т. 5. — С. 711, 713. 718-719, 733, 737.
     
      Глава 10
      ПАДЕНИЕ КРЕПОСТНОГО ПРАВА В РОССИИ. ВЫСТУПЛЕНИЯ КРЕСТЬЯН. РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ДЕМОКРАТЫ 60-х гг. XIX в.
     
      1. Манифест 19 февраля 1861 г.
      Божиим Провидением и священным законом престолонаследия быв призваны на прародительский Всероссийский Престол, в соответствие сему призванию Мы положили в сердце своем обет обнимать Нашею Царскою любовию и попечением всех Наших верноподданных всякого звания и состояния, от благородно владеющаго мечем на защиту Отечества до скромно работающего ремесленным орудием, от проходящаго высшую службу Государственную до проводящаго на поле борозду сохою или плугом.
      Вникая в положение званий и состояний в составе Государства, Мы усмотрели, что Государственное законодательство, деятельно благоустрояя высшия и средняя сословия, определяя их обязанности, права и преимущества, не достигло равномерной деятельности в отношении к людям крепостным, так названным потому, что они, частию старыми законами, частию обычаем, потомственно укреплены под властию помещиков, на которых с тем вместе лежит обязанность устроять их благосостояние. Права помещиков были доныне обширны и не определены с точностию законом, место котораго заступали предание, обычай и добрая воля помещика. В лучших случаях из сего происходили добрыя патриархальный отношения искренней правдивой попечительности и благотворительности помещика и добродушнаго повиновения крестьян. Но при уменьшении простоты нравов, при умножении разнообразия отношений, при уменьшении непосредственных отеческих отношений помещиков к крестьянам, при впадении иногда помещичьих прав в руки людей, ищущих только собственной выгоды, добрыя отношения ослабевали, и открывался путь произволу, отяготительному для крестьян, и неблагоприятному для их благосостояния, чему в крестьянах отвечала неподвижность к улучшениям в собственном быте.
      Усматривали сие и приснопамятные Предшественники Наши и принимали меры к изменению на лучшие положения крестьян; но это были меры, частию нерешительный, предложенный добровольному, свободолюбивому действованию помещиков, частию решительный только для некоторых местностей, по требованию особенных обстоятельств, или в виде опыта. Так Император Александр 1-й издал постановление о свободных хлебопашцах, и в Бозе почивший Родитель Наш Николай 1-й постановление о обязанных крестьянах. В губерниях западных инвентарными правилами определены наделение крестьян землею и их повинности. Но постановления о свободных хлебопашцах и обязанных крестьянах приведены в действие в весьма малых размерах.
      Таким образом Мы убедились, что дело изменения положения крепостных людей на лучшее, есть для Нас завещание Предшественников Наших и жребий, через течение событий, поданый нам рукою Провидения.
      Мы начали сие дело актом Нашего доверия к Российскому Дворянству, к изведанной великими опытами преданности его Престолу и готовности его к пожертвованиям на пользу Отечества. Самому дворянству предоставили Мы, по собственному вызову его, составить предположения о новом устройстве быта крестьян, при чем Дворянам предлежало ограничить свои права на крестьян и подъять трудности преобразования, не без уменьшения своих выгод. И доверие Наше оправдалось. В Губернских Комитетах, в лице членов их, облеченных доверием всего Дворянского об-
      щества каждой губернии, Дворянство добровольно отказалось от права на личность крепостных людей. В сих Комитетах, по собрании потребных сведений, составлены предположения о новом устройстве быта находящихся в крепостном состоянии людей, и о их отношениях к помещикам.
      Сии предположения, оказавшиеся, как и можно было ожидать по свойству дела, разнообразными, сличены, соглашены, сведены в правильный состав, исправлены и дополнены в Главном по сему делу Комитете; и составленный таким образом новыя положения о помещичьих крестьянах и дворовых людях разсмотрены в Государственном Совете.
      Призвав Бога в помощь, Мы решились дать сему делу исполнительное движение.
      В силу означенных новых положений, крепостные люди получат в свое время полныя права свободных сельских обывателей.
      Помещики, сохраняя право собственности на все принадлежащий им земли, предоставляют крестьянам, за установленный повинности, в постоянное пользование усадебную их оседлость, и сверх того, для обеспечения быта их и исполнения обязанностей их пред Правительством, определенное в положениях количество полевой земли и других угодий.
      Пользуясь сим поземельным наделом, крестьяне за сие обязаны исполнять в пользу помещиков определенный в положениях повинности. В сем состоянии, которое есть переходное, крестьяне именуются временно-обязанными.
      Вместе с тем им дается право выкупать усадебную их оседлость, а с согласия помещиков они могут приобретать в собственность полевыя земли и другие угодья, отведенныя им в постоянное пользование. С таковым приобретением в собственность определен-наго количества земли, крестьяне освободятся от обязанностей к помещикам по выкупленной земле и вступят в решительное состояние свободных крестьян-собственников.
      Особым положением о дворовых людях определяется для них переходное состояние, приспособленное к их занятиям и потребностям; по истечении двухлетнего срока от дня издания сего положения, они получат полное освобождение и срочныя льготы...
      Обращая внимание на неизбежныя трудности предприемлемаго преобразования, Мы первее всего возлагаем, упование на всеблагое Провидение Божие, покровительствующее России.
      За сим полагаемся на доблестную о благе общем ревность Бла-городнаго Дворянского сословия, которому не можем не изъявить от нас и от всего Отечества заслуженной признательности за без-корыстное действование к осуществлению Наших предначертаний. Россия не забудет, что оно добровольно, побуждаясь только уважением к достоинству человека и христианскою любовию к ближним, отказалось от упраздняемая ныне крепостнаго права и положило основание новой хозяйственной будущности крестьян. Ожидаем несомненно, что оно также благородно употребит дальнейшее тщание к приведению в исполнение новых положений в добром порядке, в духе мира и доброжелательства; и что каждый владелец довершит в пределах своего имения великий гражданский подвиг всего сословия, устроив быт водворенных на его земле крестьян и его дворовых людей на выгодных для обеих сторон условиях и тем даст сельскому населению добрый пример и поощрение к точному и добросовестному исполнению Государственных постановлений.
      Имеющиеся в виду примеры щедрой попечительности владельцев о благе крестьян, и признательности крестьян к благодетельной попечительности владельцев, утверждают Нашу надежду, что взаимными добровольными соглашениями разрешится большая часть затруднений, неизбежных в некоторых случаях применения общих правил к разнообразным обстоятельствам отдельных имений, и что сим способом облегчится переход от стараго порядка к новому и на будущее время упрочится взаимное доверие, доброе согласие и единодушное стремление к общей пользе.
      Для удобнейшаго же проведения в действие тех соглашений между владельцами и крестьянами, по которым сии будут приобретать в собственность, вместе с усадьбами, и полевыя угодья, от Правительства будут оказаны пособия, на основании особых правил, выдачею ссуд и переводом лежащих на имениях долгов.
      Полагаемся и на здравый смысл Нашего народа.
      Когда мысль Правительства о упразднении крепостного права распространилась между не приготовленными к ней крестьянами, возникали было частныя недоразумения. Некоторые думали о свободе и забывали об обязанностях. Но общий здравый смысл не поколебался в том убеждении, что и по естественному разсуждению, свободно пользующийся благами общества взаимно должен служить благу общества исполнением некоторых обязанностей, и по закону христианскому, всякая душа должна повиноваться властям предержащим (Рим. XIII. 1), воздавать всем должное, и в особенности кому должно, урок, дань, страх, честь (7); что законно приобретенный помещиками права не могут быть взяты or них без приличного вознаграждения или добровольной уступки; что было бы противно всякой справедливости пользоваться от помещиков землею и не нести за сие соответственной повинности.
      И теперь с надеждою ожидаем, что крепостные люди, при открывающейся для них новой будущности, поймут и с благодарно-стию примут важное пожертвование, сделанное Благородным Дворянством для улучшения их быта.
      Они вразумятся, что, получая для себя более твердое основание собственности, и большую свободу располагать своим хозяйством, они становятся обязанными, пред обществом и пред самими собою, благотворность новаго закона дополнить верным благонамеренным, и прилежным употреблением в дело дарованных им прав. Самый благотворный закон не может людей сделать благополучными, если они не потрудятся сами устроить свое благополучие под покровительством закона. Довольство приобретается и увеличивается не иначе, как неослабным трудом, благоразум-
      ним употреблением сил и средств, строгою бережливостью и вообще честною в страхе Божием жизнию...
      Великая реформа. — СПб., 1911. — Т. Б.
     
      2. Общее Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости
      Положение включает 207 статей, в том числе: Введение (ст. 1 — 20); Раздел I. О правах крестьян, вышедших из крепостной зависимости, гл. 1 о правах личных и по состоянию (ст. 21 — 30) и гл. 2 о правах по имуществу (ст. 31 — 39); Раздел II. Об устройстве сельских обществ и волостей и общественного их управления (шесть глав, ст. 40 — 163); Раздел III. О казенных, земских и мирских повинностях (четыре главы, ст. 148 — 207).
      1. Крепостное право на крестьян, водворенных в помещичьих имениях, и на дворовых людей, отменяется навсегда, в порядке, указанном в настоящем Положении и в других, вместе с оным изданных, Положениях и Правилах.
      2. На основании сего Положения и общих законов крестьянам и дворовым людям, вышедшим из крепостной зависимости, предоставляются права состояния свободных сельских обывателей, как личные, так и по имуществу. В пользование сими правами они вступают тем порядком и в те сроки, какие указаны в Правилах о приведении в действие Положений о крестьянах и в особом Положении о дворовых людях.
      3. Помещики, сохраняя право собственности на все принадлежащие им земли, предоставляют, за установленные повинности, в постоянное пользование крестьян, усадебную их оседлость и, сверх того, для обеспечения их быта и для выполнения их обязанностей пред правительством и помещиком то количество полевой земли и других угодий, которое определяется на основаниях, указанных в местных положениях.
      4. Крестьяне, за отведенный, на основании предыдущей статьи, надел, обязаны отбывать в пользу помещиков определенные в местных положениях повинности работою или деньгами.
      5. Возникающие из сего обстоятельства поземельные отношения между помещиками и крестьянами определяются правилами, изложенными как в сем Общем, так и в особых местных положениях...
      6. Наделение крестьян землею и другими угодьями, а равно следующие за сие повинности в пользу помещика, определяются преимущественно по добровольному между помещиками и крестьянами соглашению, с соблюдением лишь следующих условий:
      1) чтобы надел, предоставляемый крестьянам в постоянное пользование, для обеспечения их быта и исправного отправления ими государственных повинностей, не был менее того размера, который определен, с этою целию, в местных положениях;
      2) чтобы те повинности крестьян в пользу помещика, которые отправляются работою, определялись не иначе, как временными
      договорами, на сроки не долее трех лет (при чем не воспрещается однако же возобновлять такие договоры в случае желания обеих сторон, но также временно, не долее, как на трехлетний срок)...
      Во всех случаях, когда добровольные соглашения между помещиками и крестьянами не состоятся, надел крестьян землею и отправление ими повинностей производятся на точном основании местных положений.
      7. На сих основаниях составляются «уставные грамоты», в которых должны быть определены постоянные поземельные отношения между каждым помещиком и водворенными на его земле крестьянами. Составление таковых уставных грамот предоставляется самим помещикам. Как на составление оных, так на рассмотрение и введение их в действие, назначается два года со дня утверждения сего Положения...
      И. Крестьянам предоставляется право выкупать в собственность усадебную их оседлость, посредством взноса определенной выкупной суммы и с соблюдением правил, в местных положениях изложенных.
      12. С согласия помещиков крестьяне могут, сверх усадебной оседлости, приобретать в собственность, на основании общих законов, полевые земли и другие угодья, отведенные тем крестьянам в постоянное пользование. С таковым приобретением крестьянами в собственность их надела, или определенной в местных положениях части оного, прекращаются все обязательные поземельные отношения между помещиками и означенными крестьянами...
      15. Крестьяне, вышедшие из крепостной зависимости, но состоящие в обязательных поземельных отношениях к помещикам, именуются «временно-обязанными крестьянами».
      16. Крестьяне, вышедшие из крепостной зависимости и приобретшие в собственность поземельные угодья на основаниях, в Положениях изложенных, именуются «крестьянами-собственни-ками».
      17. Вышедшие из крепостной зависимости крестьяне составляют, по делам хозяйственным, сельские общества, а для ближайшего управления и суда соединяются в волости. В каждом сельском обществе и в каждой волости заведывание общественными делами предоставляется миру и его избранным, на основаниях, в сем Положении изложенных.
      18. Помещику, впредь до прекращения обязательных к нему отношений крестьян, на его земле водворенных, предоставляется вотчинная полиция и попечительство над обществом сих крестьян, на основании статей 148 — 163 сего Положения.
      19. Крестьяне и общественные их учреждения подчиняются общим губернским и уездным управлениям...
      21. На крестьян, вышедших из крепостной зависимости, распространяются общие постановления законов гражданских о правах и обязанностях семейственных. На сем основании, для вступления крестьян в брак и распоряжения в их семейственных делах, не требуется дозволения помещиков...
      23. Крестьянам, вышедшим из крепостной зависимости, предоставляется право, наравне с другими свободными сельскими обывателями и с соблюдением установленных в общих законах и в сем Положении правил:
      1) производить свободную торговлю, предоставленную крестьянам, без взятия торговых свидетельств и без платежа пошлин...;
      2) открывать и содержать, на законном основании, фабрики и разные промышленные, торговые и ремесленные заведения;
      3) записываться в цехи; производить ремесла в своих селениях и продавать свои изделия, как в селениях, так и в городах...;
      4) вступать в гильдии, торговые разряды и соответствующие оным подряды...
      29. Крестьяне, вышедшие из крепостной зависимости, как свободные сельские обыватели, получают также следующие права по состоянию:
      1) на основании правил, в сем Положении изложенных, участвовать на сходах в составлении мирских приговоров и в общественных выборах; равно отправлять по выборам общественные должности, установленные законом;
      2) перечисляться в другие сословия и общества, по правилам, в сем Положении изложенным, а равно по собственному желанию, поступать в военную службу и наниматься в рекруты, на общем для сельских обывателей основании;
      3) отлучаться от места жительства, с соблюдением правил, установленных общими законами и настоящим Положением;
      4) отдавать детей своих в общие учебные заведения и поступать на службу по учебной, ученой и межевой частям, на основании правил, установленных на сей предмет для свободных податных сословий, по увольнительным свидетельствам, с исключением из податного оклада...
      30. Крестьяне не могут быть лишены прав состояния или ограничены в сих правах иначе, как по суду или по приговору общества, утвержденному порядком, установленным в сем Положении...
      31. По обнародовании сего Положения крестьянам оставляется их усадебная оседлость, впредь до приобретения ими оной в собственность, на правилах, определенных в Положении о выкупе крестьянами усадебной оседлости и о содействии Правительства к приобретению ими в собственность полевых угодий. Все движимое имущество крестьян, как-то: домашний и рабочий скот, земледельческие орудия и пр., на основании существующих постановлений, принадлежит вполне крестьянам; мирские денежные капиталы и мирские же хлебные запасы составляют собственность крестьянского общества.
      32. Земли, дома и вообще недвижимые имущества, приобретенные крестьянами в прежнее время на имя их помещиков, укрепляются за крестьянами или их наследниками окончательно, по утверждении за ними сих имуществ самими помещиками или решением мирового учреждения, на основании особых правил, при сем приложенных.
      33. Каждый крестьянин может приобретать в собственность недвижимые и движимые имущества, а также отчуждать оные, отдавать их в залог и вообще распоряжаться ими, с соблюдением общих узаконений, установленных на сей предмет для свободных сельских обывателей...
      40. «Сельское общество» составляется из крестьян, водворенных на земле одного помещика; оно может состоять либо из целого селения (села или деревни), либо из одной части разнопоместного селения, либо из нескольких мелких, по возможности смежных и, во всяком случае, ближайших между собою поселков '(как-то: выселков, починков, хуторов, застенков, односелий, или отдельных дворов, и т. п.), пользующихся всеми угодьями, или некоторыми из них сообща, или же имеющих другие общие хозяйственные выгоды...
      42. «Волости» образуются из состоящих в одном уезде и, по возможности, смежных сельских обществ. При соединении в волости сельские общества не раздробляются.
      43. Для волости полагается наименьшее число жителей — около трех сот ревизских мужского пола душ, а наибольшее — около двух тысяч. Наибольшее расстояние отдаленнейших селений волости от средоточия управления оной полагается около двенадцати верст...
      46. Сельское общественное управление составляют:
      1) сельский сход; — и
      2) сельский староста.
      Сверх того, общества, кои найдут то необходимым, могут иметь особых сборщиков податей; смотрителей хлебных магазинов, училищ и больниц; лесных и полевых сторожей; сельских писарей и т. п. ...
      69. «Волостное управление» составляют:
      1) волостной сход;
      2) волостной старшина, с волостным правлением, и
      3) волостной крестьянский суд...
      148. Помещику предоставляется, на основаниях и в пределах, ниже сего означенных, вотчинная полиция в сельском обществе временно-обязанных крестьян, на земле его поселенных, и с сим вместе помещик есть попечитель того сельского общества.
      149. Помещик имеет право надзора за охранением общественного порядка и общественной безопасности на пространстве принадлежащего ему имения...
      155. Как попечитель сельского общества временно-обязанных крестьян, водворенных на его земле, помещик имеет право, в случае неправильного обложения сельского общества казенными податями и повинностями, а равно, если он заметит беспорядки по предметам, непосредственно относящимся к благосостоянию означенного общества, обращать на сие внимание того лица, или места, от коего зависит устранение сих неправильностей или беспорядков. Если представления помещика будут оставлены без
      надлежащего удовлетворения, то он может доводить о том до сведения установлений, коим сии лица или места подведомы...
      160. Помещик, буде усмотрит в мирском приговоре распоряжение, противное существующим постановлениям, или вредное для благосостояния сельского общества, или же нарушающее права помещичьи, то, приостанавливая исполнение такого приговора, доводит о сем до сведения мирового посредника, который обязан немедленно удовлетворить законные требования помещика. Если требование помещика не будет посредником признано основательным, то мировой приговор вступает в силу. В случае, когда от приостановления исполнения приговора последовали для крестьян убытки, помещик вознаграждает их за оные...
      164. Крестьяне, вышедшие из крепостной зависимости, обязаны нести следующие казенные и земские денежные повинности:
      1) подушную подать; 2) сбор на обеспечение продовольствием;
      3) земские сборы, как государственные, так общие губернские и частные, и 4) сбор на заготовление окладных листов по податям и сборам...
      187. Каждое сельское общество, как при общинном, так и при участковом или подворном (наследственном) пользовании землею, отвечает, круговою порукою, за каждого из своих членов в исправном отбывании казенных, земских и мирских повинностей.
      ПСЗ: Собрание 2. — Т. 36. — Отд. I. — № 36657.
      3. Положение о выкупе крестьянами, вышедшими из крепостной зависимости, их усадебной оседлости и о содействии правительства к приобретению сими крестьянами в собственность полевых угодий
      ...2. Крестьянам, вышедшим из крепостной зависимости, предоставляется право выкупать в собственность усадебную их оседлость.
      3. Приобретение в собственность крестьянами, вместе с усадебной оседлостью, полевых земель и угодий, отведенных им в постоянное пользование, допускается не иначе, как с согласия помещика...
      9. Усадебная оседлость, в каждом селении, может быть выкупаема: или в полном ее составе, одновременно, целым обществом, имеющим одну общую оседлость, или отдельно, каждым домохозяином...
      15. Для исчисления выкупной суммы за усадебную оседлость... часть оброка помножается на шестнадцать и две трети; таким образом, за каждый рубль ежегодного оброка, падающего на усадьбы, полагается выкупная сумма в 16 р. 67 коп. ...
      113. Крестьяне, приобревшие в собственность землю, при посредстве выкупной операции, обязаны вносить в казну ежегодно,
      взамен следовавшего помещику на сию землю оброка, по шести копеек на рубль с назначенной Правительством выкупной ссуды, впредь до погашения оной. Таковые платежи именуются «выкупными».
      114. Выкупная ссуда погашается взносом выкупных платежей в продолжение сорока девяти лет со дня выдачи ссуды...
      158. Крестьяне-собственники отправляют казенные и мирские повинности, как денежные, так и натуральные (в том числе и повинность рекрутскую), наравне с другими крестьянами, вышедшими из крепостной зависимости, и тем же порядком, как и сии последние...
      160. Когда земля выкуплена целым сельским обществом, то она признается собственностью всего общества, которое пользуется правом разверстки оной между своими членами. Как первоначальная разверстка земли, так и всякие последующие переделы оной между крестьянами, допускаются не иначе, как по приговору, утвержденному, по крайней мере, двумя третями общего числа всех крестьян, имеющих право голоса на сходе.
      165. До уплаты выкупной ссуды, выдел участков отдельным домохозяевам, из земли, приобретенной обществом, допускается не иначе, как с согласия общества. Но если домохозяин, желающий выделиться, внесет в Уездное Казначейство всю причитающуюся на его участок выкупную ссуду, то общество обязывается выделить крестьянину, сделавшему такой взнос, соответственный оному участок, по возможности к одному месту, по усмотрению самого общества, а впредь до выдела крестьянин продолжает пользоваться приобретенною им частию земли в составе мирского надела, без взноса выкупных платежей.
      Там же. — № 36659.
     
      4. Правила о порядке приведения в действие Положений о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости
      4. Со дня обнародования Положений о крестьянах, и впредь до введения в действие уставной грамоты, крестьяне, продолжая пользоваться теми же самыми усадьбами и полевыми угодьями, которыми до того пользовались, обязаны: состоящие на оброке — платить оброк владельцу в прежнем размере, а состоящие на барщине — отправлять оную в прежнем размере...
      5. Со дня обнародования Положений, немедленно и повсеместно отменяются всякие, существовавшие доселе, добавочные сборы с крестьян или дани сельскими произведениями, как-то: птицею, баранами, маслом, яйцами, ягодами, грибами, разными съестными припасами, холстом, сукном, пряжею, шерстью и т. п. Не отменяются лишь те существующие в некоторых местностях сборы зерновым хлебом, свекловицею и льном, на которые прямо указано в местных положениях... •
      (Статьями 7 — 10 определены размеры барщины — женская не свыше двух дней в неделю с тягла, мужская — не свыше трех дней в неделю с тягла. — Сост.)
      Там же. — № 36660.
     
      5. Местное положение о поземельном устройстве крестьян, водворенных на помещичьих землях в губерниях великороссийских, новороссийских и белорусских
      9. ...Размер надела крестьян землею и другими угодьями в постоянное пользование определяется преимущественно по добровольным между помещиком и крестьянами соглашениям... В тех случаях, когда добровольные соглашения между помещиком и крестьянами не состоятся, надел крестьян землею в постоянное пользование производится на основании правил, изложенных в следующих статьях.
      10. Губернии, поименованные в ст. 1 настоящего Положения, разделяются для определения в каждой из них размеров душевого надела на три полосы: первую, вторую и третью (нечерноземную, черноземную и степную. — Сост.)...
      16. В полосах первой и второй для определения количества мирской земли, предоставляемой в постоянное пользование сельским обществам, установляется по каждой местности два размера наделов на душу: высший и низший... Низший душевой надел полагается в одну треть против высшего...
      18. Если нынешний крестьянский надел превышает высший размер надела, рассчитанный на целое сельское общество..., то помещику предоставляется отрезать сей излишек в свое непосредственное распоряжение.
      19. Если нынешний крестьянский надел менее низшего размера надела, рассчитанного на целое сельское общество..., то помещику предоставляется или прирезать недостающее количество земли, или же понизить повинности крестьян соразмерно количеству земли, недостающему против низшего размера надела. Впрочем, если крестьяне предпочтут уменьшение их повинностей увеличению их надела, то дозволяется им отказаться от прирезки к оному...
      20. Если бы в первой и второй полосах за оставлением в пользовании крестьян их надела... осталось в непосредственном распоряжении помещика менее одной трети общего количества принадлежащих ему угодий, то помещик имеет право удержать в своем непосредственном распоряжении до одной трети общей совокупности удобных земель...
      22. Крестьяне в третьей полосе наделяются указным для их местности на каждую душу количеством земли, кроме тех только случаев, когда за отводом крестьянам указного надела осталось бы в непосредственном распоряжении помещика менее половины общего количества угодий; в таком случае помещик может удер-
      жать в своем непосредственном распоряжении до половины обшей совокупности принадлежащих ему удобных земель...
      123. В случае если помещик по добровольному соглашению с крестьянами ... подарит обществу крестьян часть их надела и если эта часть, заключая в себе усадебную оседлость крестьян, составляет вместе с оною не менее, на каждую ревизскую душу, одной четверти высшего, в степной же полосе указного размера надела, установленного для той местности, в коей находится имение, то крестьяне, получившие такой дар от помещика, могут отказаться от обязательного пользования остальной частью своего надела, которая и поступает затем в полное распоряжение помещика...
      189. За высший (в первой или второй полосах) или указный (в третьей полосе) душевой надел назначается во всех трех полосах 40 мужских и 30 женских рабочих дней в год...
      236. До истечения двух лет со времени утверждения сего Положения, как целые сельские общества, так и отдельные дворы или тягла, отбывающие издельную повинность, могут переходить с нее на оброк не иначе: как с согласия помещика. По истечении этого двухгодового срока право переходить с издельной повинности на оброк предоставляется как целым сельским обществам, так и отдельным дворам или тяглам без согласия помещика или сельского общества, но во всяком случае не иначе, как предварив о том заблаговременно помещика...
      237. Правом перехода на оброк пользуются те крестьянские дворы, на которых нет ни казеных, ни помещичьих недоимок.
      Там же. — JSfe 36662.
      6. Местное Положение о поземельном устройстве крестьян, водворенных на помещичьих землях в Тифлисской губернии. 13 октября 1864 г.
      Крестьянскую реформу на территории Закавказья, подчиненной Кавказскому наместничеству, характеризуют приводимые ниже извлечения из Положения 13 октября 1864 г. по Тифлисской губернии. В этом Положении 174 статьи в двух разделах — «О наделе и пользовании крестьян землею и другими угодьями» (1 — 135) и «О повинностях крестьян в пользу помещиков» (136 — 174).
      ...3. Для обеспечения быта крестьян и для выполнения их обязанностей пред правительством и помещиком, предоставляется в постоянное пользование крестьян... надлежащее, по местным удобствам, количество земли, за которое крестьяне отбывают установленные повинности.
      4. Размер надела крестьян землею и другими угодьями в постоянное пользование определяется преимущественно по добровольным между помещиками и крестьянами соглашениям, с соблюдением лишь следующих условий: 1) чтобы в пользовании крестьян оставалось земли не менее того количества, которое опре-
      делено... в статье 10 сего Положения; если же нынешний надел крестьян менее сего количества, то он оставляется в существующем размере и не может быть уменьшен, и 2) чтобы заключаемые между помещиками и крестьянами сделки не были противны общим гражданским законам и не ограничивали прав личных, имущественных и по состоянию, предоставленных крестьянам по Общему Положению 19 февраля 1861 г. ...
      5. В каждом селении в постоянном пользовании крестьян оставляются: усадебная их оседлость, виноградные, фруктовые и тутовые (где имеются) сады и полевые (пахотные и сенокосные) земли, коими пользовался каждый крестьянский дым до утверждения настоящего Положения...
      6. Если бы, за оставлением в пользовании крестьян пахотных и сенокосных мест, согласно статье 5, осталось у помещика менее половины общего количества пахотных и сенокосных мест, принадлежащих ему в том селении, где водворены крестьяне, то помещик имеет право удержать в своем непосредственном распоряжении половину общей совокупности таковых земель, т. е. пахотных и сенокосных.
      7. Помещик, ни в каком случае, не обязан оставить в постоянном пользовании крестьянского общества, по расчету на каждый дым, более высшего размера подымного полевого участка. Высший же размер подымного полевого участка устанавливается: для поливных земель десятидневное паханье на каждый дым; для неполивных земель двадцатидневное паханье на каждый дым *. ...
      8. Когда в одном селении общее количество пахотных и сенокосных земель, состоящих в пользовании всех крестьянских дымов, в совокупности будет превышать... высший, определенный предыдущею статьею, размер подымного полевого участка, то помещику предоставляется отрезать сей излишек в свое непосредственное распоряжение. Если помещик предложит крестьянам оставить такой излишек в их постоянном пользовании, то условия сего пользования определяются по добровольному соглашению помещика с крестьянами...
      14. Кустарник, находящийся в крестьянских полях и на покосах, оставляется в пользовании крестьян, и земля под оным полагается также в счет крестьянского надела. Равным образом полагаются в счет надела и пространства, поросшие камышом и состоявшие в постоянном пользовании крестьян до утверждения сего Положения.
      15. Крестьянам оставляется тот водопой для скота, которым они пользовались. Если водопой этот был общим у помещика с крестьянами, то он остается в общем пользовании...
      22. Торговые и базарные площади, доход с которых поступает непосредственно в пользу помещика, не включаются в состав крестьянской усадебной оседлости, но остаются в распоряжении помещика, с сохранением за крестьянами свободного по ним проезда,
      1 Однодневное пахание равнялось 0,5 дес.
      а также прогона и выпуска для скота, где крестьяне таковыми пользовались.
      23. На торговых и базарных площадях, остающихся в распоряжении помещика, крестьяне могут производить дозволенную в законах торговлю наравне с посторонними лицами, не подвергаясь за то никаким особым сборам...
      52. В случае обращения в пользу помещика крестьянского виноградного сада, помещик обязывается дать крестьянину другой сад, который бы служил полным вознаграждением за отошедший от него сад. В случае неимения у помещика сада, которым бы мог он заменить отобранный у крестьянина сад, помещик отводит крестьянину удобную под разведение сада землю в том же количестве, какое было занято прежним крестьянским садом. Кроме того, помещик вознаграждает крестьянина, по оценке, за все сопряженные с таковым обязательным заменой потери...
      56. Помещику предоставляется право требовать обязательного для крестьян перенесения усадьб, без согласия на то крестьян, в следующих случаях: 1) если крестьянское усадебное строение находится ближе 50 сажен, а овины, кузницы или другие огнем действующие заведения ближе 100 сажен от существующих помещичьих строений... 2) если вне черты селения или поселка, посреди господских земель, находится отдельная крестьянская усадьба, к которой не приурочено надела полевыми угодьями; 3) если для разграничения помещичьих полевых угодий с крестьянскими встретится необходимость в перенесении нескольких или всех усадьб селения...
      92. Водяные мельницы, с устроенными при них канавами, принадлежащие крестьянским обществам или отдельным крестьянам и выстроенные на их счет, остаются в их распоряжении.
      94. Каждый крестьянин на своей усадьбе может, не испрашивая на то особого разрешения ни у помещика, ни у общества, устраивать и содержать постоялые дворы, фабричные, промышленные и торговые заведения, на общем с прочими сельскими свободными обывателями основании...
      95. Ярмарки и торги, а равно питейные заведения и харчевни (духаны) в пределах крестьянского надела могут быть открываемы на основании общих установленных правил, но не иначе, как с согласия сельского схода и с разрешения помещика...
      123. Крестьяне, не наделенные ни полевою, ни усадебною землею, увольняются из общества по собственному их желанию...
      142. За усадебную землю, находящуюся в подымном пользовании крестьян, каждый из них облагается, по количеству земли, к его усадебной оседлости принадлежащей, денежною платою (оброком).
      143. С однодневного паханья усадебной земли определяется ежегодная плата по 3 рубля...
      144. В тех местах, где торговля или промышленность и густота народонаселения обеспечивает выгодный сбыт произведений и высокие заработки, усадебная земля может быть оценена на день-
      ги, но не свыше 120 рублей за однодневное паханье, и с этой суммы назначается ежегодная плата, равная пяти процентам...
      146. За виноградные сады крестьяне взносят вином под названием «кулухи», которая определяется в одну четвертую часть урожая...
      148. За полевую пахотную землю крестьяне взносят повинность под названием «гала», которая определяется в одну четвертую часть с урожая всех земных произведений.
      149. За землю под сенокосами крестьяне взносят повинность в одну третью часть с укоса...
      163. По требованию помещика о взыскании с неисправного крестьянина недоимки с пенею... сельское начальство обязано произвести взыскание; для сего оно может:
      1) обратить на пополнение недоимки доход с принадлежащего недоимщику в собственность недвижимого имущества;
      2) отдать самого недоимщика или кого-либо из членов его семьи в заработки односельному крестьянину; но на работу к их помещику крестьяне не могут быть поставляемы против их воли и без согласия помещика;
      3) отдать недоимщика или кого-либо из членов его семейства в заработки на сторону, в том же уезде или соседственном той же губернии, за исключением Елисаветпольского, до пополнения недоимки, если чрез это дом не лишится единственного работника...;
      5) подвергнуть описи и продаже принадлежащее недоимщику лично недвижимое имущество, за исключением лишь выкупленной крестьянами усадьбы, которая, в течение первых девяти лет с утверждения сего Положения, продаже на пополнение недоимки не подлежит...
      164. Если означенными в ст. 163 мерами недоимка с пенею не будет взыскана, то относится ли недоимка сия до повинности деньгами или земными произведениями, отбирается у крестьянина прежде всего... виноградный сад, состоящий в постоянном пользовании его, и оный обращается в непосредственное распоряжение помещика...
      Там же. — Т. 39. — Лк 41360.
     
      7. Из отчетов III отделения и корпуса жандармов
      1861 г.
      По обнародовании высочайшего манифеста об освобождении помещичьих крестьян беспорядки обнаружились в Пензенской -губернии от неправильных объяснений крестьянам их прав священниками в имениях: помещика Апокова, княгини Кугушевой и графа Уварова. Крестьяне перестали работать, и когда в последнем имении, Чембарского уезда в сел. Черном Гае, земский исправник при содействии роты Тарутинского пехотного полка арестовал зачинщиков, то толпа до 2 тыс. человек, вооружась кольями, напала на нижних чинов и вынудила их отступить; при этом сделанными в толпу тремя залпами убито до 16 человек;
      крестьяне захватили трех нижних чинов, исправника, управителя и приказчика, заключив последних трех в оковы с намерением судить их; но они вскоре были тою же ротою освобождены. Между тем крестьяне расставили по дорогам свои караулы и задерживали проезжающих... Керенского уезда в селе Кандеевке, помещика Волкова, ежедневно собирались из окрестностей до 10 тыс. человек, совещались платить оброк только царю и не повиноваться местным властям, подозревая, что все чиновники подкуплены помещиками, учредили по всем трактам патрули и почты для передачи в другие селения нелепых слухов и для наблюдения за ходом дела.
      В Пермской губернии... в селе Егве, графини Строгановой, крестьяне, собираясь толпами, не слушали никаких внушений, буйствовали, и даже после предостережений посланного туда с отрядом нижних чинов командира баталиона внутренней стражи, что он прикажет в них стрелять, они начали бросать в патруль камни; посему сделано два залпа из ружей, и толпа была рассеяна, один крестьянин убит и два ранены. Виновные в подстрекательстве к неповиновениям вместе с их сообщниками были преданы военному суду, наказаны и частью удалены из имения...
      В Смоленской губернии... в имении... князя Павла Голицына, в Гжатском уезде, произошло наиболее упорное волнение. По введении туда двух рот Колыванского пехотного полка и местной инвалидной команды, крестьяне, более 2 тыс. человек, не слушая внушений флигель-адъютанта Слепцова, шумели, угрожали побоями увещевавшему их священнику, а один крестьянин, выступив из толпы, громко оскорблял словами Слепцова и уездных начальников. За это он немедленно наказан шпицрутенами чрез 60 человек два раза; после того было приказано нижним чинам окружить толпу, но при этом крестьяне, бросаясь на солдат, вырвали у некоторых ружья и трех рядовых ранили; команда, стеснив буйствовавших прикладами, захватила наиболее дерзких 125 человек, которые тут же были подвергнуты наказанию розгами; по отступлении толпы оказалось на месте задавленных 22 и ушибленных 23 человека...
      В Войске Донском до 500 душ крестьян слободы Чистяковки, Миусского округа, помещиков Леоновых и Барсуковой, прекратив работы, оскорбляли * своих владельцев и подожгли амбар с имуществом Барсуковой. По вступлении же туда сотни казаков при штаб-офицере... вооружились вилами, не выдали зачинщиков и, бросая камни в казаков, двух из них ранили. Посему отряд был усилен другою сотнею, и когда приехал флигель-адъютант Дурново с начальником штаба этого войска, то крестьяне покорились и указали виновных 8 человек, которые и отправлены в острог, а прочие, по наказании некоторых из них розгами, подвергнуты денежному штрафу для пополнения понесенных помещиками убытков...
      Всего в 1861 году, кроме незначительных ослушаний, прекращенных без содействия местных властей, оказано было времен-
      во обязанными крестьянами неповиновение в 1176 имениях; воинские команды были введены в 337 имений; из них в 17 крестьяне нападали на нижних чинов; в 48 сопротивлялись арестованию виновных или насильно освобождали задержанных; в 126 буйствовали при укрощении неповиновавшихся. Из числа их убиты или от нанесенных ран умерли 140, легко ранены и ушиблены 170 человек; были заключены под стражу 868, из которых преданы суду военному 223, гражданскому 257; наказаны шпицрутенами 117, сосланы в Сибирь 147, отданы временно в арестантские роты и в рабочие дома 93 человека. Кроме того, были подвергнуты наказанию розгами 1807 человек.
      О подстрекателях крестьян к неповиновению
      ...В Грязовецком уезде, Вологодской губернии, при открытии волостного правления крестьянин имения помещика Перелешина Блохин объявил на мирском сходе, что земля сотворена для всех, а потому и оброк за нее платить не следует... предписано заключить его под стражу и предоставить суду...
      Бессрочно-отпускной рядовой лейб-гвардии Семеновского полка Пунг, приехав на родину в Дерптский уезд, назвался унтер-офицером и ходатаем по делам эстонских крестьян, вместе с крестьянином Пинтом объяснял превратно положение о крестьянах и возбудил между сельским населением на мызе помещика Браша ослушание и сопротивление властям. За это оба они, равно как и зачинщики беспорядка, преданы суду...
      Всех виновных в ложных толкованиях положений крестьянам или в подстрекательстве их к волнению, по дошедшим сведениям, оказалось 422. Из них ... духовного сословия 37; дворян и чиновников 22; нижних воинских чинов 36; остальные 328 принадлежат к податному состоянию...
      1862 г.
      В помещичьих имениях по открытии сельских обществ еще в 1861 г. замечено уклонение крестьян от соглашений с помещиками или от подписания уставных грамот в ожидании новых льгот. Мысль эта с началом 1861 г. распространилась повсеместно. Меры разъяснений не действовали. Крестьяне упорно верили общей между ними молве, что им будет дарована совершенная свобода с безусловным пользованием землею...
      Продолжительное неповиновение крестьян было Воронежской губернии в Острогожском уезде, в принадлежащей гвардии штаб-ротмистру Черткову слободе Ольховатке с хуторами, жители которых в числе б'/г тысячи душ отказались в феврале месяце избрать уполномоченных для подписи уставных грамот, собирались ежедневно толпою до 2 тыс. душ и не повиновались внушениям властей... Посланный туда штаб-офицер корпуса жандармов увещевал эту толпу в продолжение трех дней без успеха; после
      чего, при содействии введенных в слободу пяти рот Украинского пехотного полка, арестовал 4 зачинщиков для предания их суду и, подвергнув наказанию наиболее виновных 30 человек, восстановил спокойствие... уставные грамоты были введены. Несмотря однако на то, крестьяне... вновь уклонялись от повинностей и даже свои поля оставили без посева. Примеру их последовали и жители соседних волостей Богучарского и Бирюченского уездов... было предписано принять решительные меры к прекращению означенных волнений... Начальник Воронежской губернии, от-правясь в конце сентября на место, вынужден был... наказать более 60 домохозяев и этим довел прочих до согласия исполнять их обязанности...
      Всего в 1862 г. ... наиболее значительные неповиновения крестьян произошли в 400 имениях; воинские команды были введены в 193 имения; из них в 93 крестьяне буйствовали, в 4 нападали на нижних чинов, в 44 сопротивлялись арестованию виновных или насильно освобождали задержанных. Под стражу было заключена 844 человека; предано суду: военному 144, уголовному 366; наказано: шпицрутенами 27 человек, розгами 1546; сосланы в Сибирь 47; удалены временно в арестантские роты и рабочие дома 51; отданы под надзор полиции 66 человек.
      О подстрекателях крестьян к неповиновению
      ...Вообще виновных в распространении превратных слухов иля в подстрекательстве крестьян к неповиновению в 1862 г. оказалось 491; в том числе лиц духовного сословия 11, дворян и чиновников 17, нижних воинских чинов 23, волостных старшин 8, сельских старшин 26, других должностных лиц 10. Остальные 396 были жители преимущественно тех местностей, где волнения происходили. Все эти лица подвергнуты взысканию...
     
      Об убийствах
      Симбирской губернии в Ардатовском уезде, в имении помещицы Угловой, убит крестьянами ее муж, коллежский советник Углов, приехавший туда для введения уставной грамоты... Наиболее подозреваемые в том три крестьянина заключены под стражу, а дело передано на судебное решение...
      1863 г.
      ...В некоторой части помещичьих имений проявлялось и в этом году стремление крестьян к получению безусловной; свободы. Они с нетерпением ожидали наступления 19 февраля, собирались к этому дню в города, наполняли церкви и ожидали объявления указа о безвозмездной отдаче им земли и прекращении обязательных повинностей...
      Наиболее беспорядков между сельским населением произошло в Пермской губернии. Крестьяне-земледельцы, желая пользоваться льготами, дарованными заводским мастеровым, не имевшим надела земли, уклонялись в некоторых местах от рекрутской повинности, от работ и платежа оброка... В Оренбургской губернии продолжалось с 1862 г. неповиновение крестьян Белорецкого и Тнрлянского заводов майора Пашкова. Они были убеждены, что помещичья земля поступит в их владение безусловно, отказывались от повинностей, сопротивляясь понудительным мерам. ...в заводские селения были введены две роты Оренбургского линейного № 6 батальона, и по задержании зачинщиков буйства, они высланы в г. Верхнеуральск для предания суду. Вслед за ними отправилась толпа крестьян с намерением отбить их от конвоя, но к исполнению этого не допущена. Между тем до 200 других крестьян самовольно ушли в Оренбург с собранными деньгами на ходатайство об отводе им дарового надела. Они были также остановлены и под военным конвоем обращены в имение...
      В Западном крае в начале года возникали беспорядки между крестьянами от убеждения их, что по прошествии двух лет со времени освобождения от крепостного состояния они имеют право владеть землею без всяких обязанностей помещикам...
      В 9 значительных имениях графа Зиберга-Платера, находящихся в Динабургском у. Витебской и в Иллукстском Курляндской губ., оказано крестьянами неповиновение в одно и то же время. Витебские, состоявшие на издельной повинности, по предварительному, вероятно, между собою уговору, объявили вдруг во всех фольварках двух имений, что они отказываются от работ, и самовольно разошлись по домам. ...начальник губернии, приехав на место... приказал арестовать зачинщиков; но прочие крестьяне отняли их и допустили скрыться.
      По вводе туда трех рот пехоты все неповиновавшиеся покорились и приступили к работам. Руководители беспорядков, семь человек, подвергнуты наказанию, а уличенные в подстрекательстве других четыре крестьянина и временно-отпускной рядовой 26-го Могилевского полка Устинов преданы суду... Оказавшиеся участниками означенного буйства 118 человек строго наказаны розгами, а неповиновавшиеся 9 домохозяев заключены в оковы и
      отправлены в Митаву... Эти беспорядки прекращены, и в половине августа воинские команды возвращены на свои места...
      Всего в 1863 г. наиболее значительные неповиновения крестьян произошли в 386 имениях; воинские команды были введены в третью часть этих имений; из них в 30 крестьяне буйствовали, в 11 нападали на нижних чинов, в 39 сопротивлялись арестованию виновных или насильно освобождали задержанных. Подвергнуто исправительному наказанию 1280 человек; предано суду 223; выслано в другие губернии 26...
      Крестьянское движение 1827 — 1869 годов. — М.; Л., 1931. — Вып. II. — С. 7 — 76.
     
      8. Восстание крестьян в с. Бездне Казанской губернии
      Извлечение из письма очевидца восстания дворянина Н. А. Крылова.
      ...В селе Бездне какой-то старовер Антон Петров в «Положении» (19 февраля 1861 г.) доискался истинной воли, которую до него, хотя и немногие видели, но никто понять не мог. Именно, в «Положении», где напечатано «образец уставной грамоты», написано: «дворовых 00, крестьян 00, земли 00» и т. д. Эти нули Антона не привели в смущение, он растолковал, что это есть истинная воля и запечатана она крестом св. Анны. А крест св. Анны — переверните назад страницу: прямо против «дворовых 00» стоит 10%. Это, говорит, и есть крест св. Анны, которым потайным образом запечатана истинная воля.
      Сидит Антон в избе в Бездне, смотрит на эти нули, читает без запинки: «Помещичьи земли — горы да долы, овраги да дороги и песок да камыш, лесу им — ни прута. Переступит он шаг с своей земли — гони добрым словом, не послушался — секи ему голову, получишь от царя награду».
      Народу такая воля нравилась, со всех сторон стекались толпы слушать истинную волю и приносили с собой «Положения», в которых он отмечал, где находить истинную волю. Так пропове-дывал Антон пять дней сряду. Потом Антон распустил слух, что получил от царя грамоту и дочитался в Библии до пророчества, смешал то и другое и проповедывал, что истинную волю тогда только получите, когда сохраните того человека, который найдет вам ее. Истинная воля до тех пор не двинется, пока не прольется много крови христианской. Крепко-накрепко царь приказал того человека караулить денно и нощно, и конным и пешим, сохранять от всякой напасти и не допускать до него ни господ, ни попов, ни чиновников. А паче того его не выдавать и от избы его не отходить. Если зажгут село с одного конца — не отходите от избы, если зажгут село с другого конца — не отходите от избы. Будут к вам приходить и старые и младые, не допускайте до меня и не выдавайте меня. Будут вас обманывать, говорить, что от царя пришли, — не верьте им... А когда придет час, приедет сюда от царя младый юноша 17 лет, на правом плече золотая медаль, а на левом серебряная, — тому поверьте и меня выдайте. Станут вас стращать войском, не бойтесь, никто не смеет бить народ православный без царского приказа. А если дворяне подкупят и будут в вас стрелять, то и вы рубите топорами тех царских ослушников...
      На сходке решили на другой день на барщину не выходить; слышал несколько выходок такого рода, что по бревнам нужно растащить барские усадьбы, потому что Антон говорит, что все вольные с десятой ревизии (1858 г. — Сост.) уже, а до сих пор дворяне крали волю и несправедливо заставляли работать, следовательно, с них надо взыскать...
      Бунт поднялся не на шутку...
      12 апреля утром пришла рота в Бездну... Собрались все против дома Антона, шагах в полутораста. Дом Антона, двор, крыша, вся улица перед домов шагов на пятьдесят были наполнены народом. Стали народ усовещать, просить, чтобы разошлись или выдали Антона, долго их просили, но, кроме крику и грубых выходок, ничего от толпы не добились. Стал поп речь держать; он их умолял сперва разойтись, его обругали. Переменил поп речь, объявил им, что их будут расстреливать за неповиновение, что кто не хочет, пусть тот отойдет... Попа обругали опять...
      «Командуйте, капитан!» Раздался залп из нескольких ружей, в средине толпы свалилось три человека. — «Отбой!» Опять начались усовещания... Ничего, кроме брани из толпы.
      «Командуйте!» Опять залп, человек пять убито. — «Отбой!» Снова усовещевание и опять безуспешно. Число ружей увеличили, после залпов падало по 15 (человек) и больше, и на толпу не производило заметного влияния... Велели стрелять целой ротой, человек 40 от залпа упало — толпа осталась непокорна. Еще залп ротой, все засуетились, побежали, а кому от давки нельзя было бежать, завопил: «Выдадим, выдадим!» Пальбу остановили; мужики бежать куда попало, многие бросились через реку, друг друга давят, бегут по задам, через плетни и повети. Из избы вывели Антона, со двора толпа народа за ним; у него на голове «Положение»... Только что Антон отделился, подъехали казаки, взяли его.
      Антону лет 35, худой, маленький, бледный, как полотно, страшно перепугался — он думал, что его будут тотчас же расстреливать. Толпа рассеялась. Убитых и раненых 150 человек...
      Ночевал я в Гусихе, 3 версты от Бездны, Антона считают святым, мертвых — мучениками. Бунт хотя и утих, но бредни из головы не вышиблены. — «Слава богу, — говорят, — теперь воля христианской кровью облилась, будет много уже легче ее взять»... Рассказывают, что на Антона граф надел свое платье, ордена свои, посадили в карету и повезли к царю... что где-то народ резал крестьян, вдруг приехал Константин. «Дети мои, тише, тише, что вы делаете?» — «Дворян рубим, ваше высочество...» — «Ну, спасибо, что исполняете службу царскую, собаке — собачья смерть»...
      Красный архив. — 1929. — Т. 35. — С. 195-200.
     
      9. Н. Г. Чернышевский. Воззвание «к барским крестьянам»
      Барским крестьянам от их доброжелателей поклон
      Ждали вы, что даст вам царь волю, вот вам и вышла от царя воля.
      Хороша ли воля, какую дал вам царь, сами вы теперь знаете.
      Много тут рассказывать нечего. На два года остается все по-прежнему; и барщина остается, и помещику власть над вами оста-
      ется, как была. А где барщины не было, а был оброк, там оброк остается, либо какой прежде был, либо еще больше прежнего. Это на два года, говорит царь. В два года, говорит царь, землю перепишут да отмежуют. Как не в два года! Пять лет, либо десять проволочат это дело. А там что? Да почитай, что то же самое еще на семь лет; только та разница и будет, что такие разные управления устроят, куда, вишь ты, можно жаловаться будет на помещика, если притеснять будет. Знаете вы сами, каково это слово «жалуйся на барина». Оно жаловаться-то и прежде было можно, да много ли толку было от жалоб? Только жалобщиков же оберут, да разорят, да еще пересекут, а иных, которые смелость имели, в солдаты забреют, либо в Сибирь да в арестантские роты сошлют. Только и проку было от жалоб. Известно дело: коза с волком тягалась, один хвост остался. Так оно было, так оно и будет, покуда волки останутся, значит, помещики да чиновники останутся. А как уладить дело, чтобы волков не осталось, это дальше все рассказано будет. А теперь покуда не об этом речь, какие новые порядки надо вам завести; покуда об том речь идет, какой порядок вам от царя дан, — что значит, не боль-но-то хороши для вас нонешние порядки, а что порядки, какие по царскому манифесту да по указам заводятся, все те же самые прежние порядки. Только в словах и выходит разница, что названья переменяются. Прежде крепостными, либо барскими вас звали, а ноне срочно-обязанными вас звать велят; а на деле перемены либо мало, либо вовсе нет. Эки слова-то выдуманы! Срочно-обязанные, — вишь ты глупость какая! Какой им черт это в ум-то вложил такие слова. А по-нашему надо сказать: вольный человек, да и все тут. Да чтобы не названием одним, а самым делом был вольный человек. А как бывает в неправду вольный человек, и каким манером вольными людьми можно вам стать, об этом обо всем дальше написано будет. А теперь покуда о царском указе речь, хорош ли он.
      Так вот оно как: два года ждите, царь говорит, покуда земля отмежуется, а на деле земля-то межеваться будет пять, либо и все десять лет; а потом еще семь лет живите в прежней неволе, а по правде-то оно выйдет опять не семь лет, а разве что семнадцать, либо двадцать, потому что, как сами видите, в проволочку идет. Так, значит, живите вы по-старому в кабале у помещика все эти годы, два года да семь лет, значит девять лет, как там в указе написано, а с проволочками-то и заправду выйдет двадцать лет, либо тридцать лет, либо и больше. Во все эти годы оставайся мужик в неволе, уйти никуда не моги: значит не стал еще вольный человек, а все остается срочно-обязанный, значит все тот же крепостной. Не скоро же воли вы дождетесь, — малые мальчики до бород, аль и до седых волос дожить успеют, покуда воля-то придет по тем порядкам, какие царь заводит.
      Ну, а покуда она прийдет, что с вашей землей будет? А вот что с нею будет. Когда отмежевывать станут, обрезывать ее велено против того, что у вас прежде было, в иных селах четвертую долю отрежут из прежнего, в иных третью, а в иных и целую половину, а то и больше, как придется где. Это еще без плутовства от помещиков, да без потачки им от межевщиков по самому царскому указу. А без потачки помещикам межевщики делать не станут, ведь им за то помещики станут деньги давать; оно и выйдет, что они оставят вам земли меньше чем на половину против прежней; где было на тягло по две десятины в поле, оставят меньше одной десятины. И за одну десятину, либо меньше, мужик справляй барщину почти что такую же, как прежде за две десятины, либо оброк плати почти такой же, как прежде за две десятины. Ну а как мужику обойтись половиной земли? Значит должен будет прийти к барину просить: дай, дескать, землицы побольше, больно мало мне под хлеб по царскому указу оставили. А помещик скажет: мне за нее прибавочную барщину справляй, либо прибавочный оброк давай. Да и заломит с мужика сколько хочет. А мужику уйти от него нельзя, а прокормиться с одной земли, какая оставлена ему по отмежевке, тоже нельзя. Ну, мужик на все и будет согласен, чего барин потребует. Вот оно и выйдет, что нагрузит на него барин барщину больше нонешней, либо оброк тяжелее нонешнего.
      Да за одну ли пашню надбавка будет! Нет, ты барину и луга подавай, ведь сенокос-то почитай весь отнимут у мужика по царскому указу. И за лес барин с мужика возьмет, ведь лес-то почитай что во всех селах отнимут; сказано в указе, что лес — барское добро, а мужик и валежнику подобрать не смей, коли барину за то не заплатит. Где в речке или в озере рыбу ловили, и за то барин станет брать. Да за все, чего ты не коснись, да за все станет с мужика барин либо к барщине, либо к оброку надбавки требовать. Все до последней нитки будет барин брать с мужика. Просто сказать, всех в нищие поворотят помещики по царскому указу.
      Да еше не все. А усадьбы-то переносить? Ведь от барина зависит. Велит перенести — не на год, а на десять лет разоренья сделает. С речки на колодцы пересадит, на гнилую воду, да на вшивую; с доброй земли на солончак, либо на песок, либо на болото, — вот тебе и огороды, вот тебе и конопляники, вот тебе и выгон добрый, все поминай как звали. Сколько тут перемрет народу, на болотах-то да на гнилой-то воде! А больше того ребятишек жаль: их лета слабые, как мухи будут на дрянной-то земле да на дрянной-то воде мереть. Эх горькое оно дело! А гробы-то родительские, от них-то каково отлучаться?
      Тошно мужику придется, коли барин по царскому указу велит на новые места переселяться. А коли не переселил барин мужиков, так они значит в чистой, как есть, в кабале у него; на все у него одно такое словцо есть, что в ноги ему упадет мужик да завопит: «батюшка, отец родной, чего хочешь требуй, все выполню, весь твой раб». А словцо это у барина таково: «Коли не хочешь такую барщину справлять, либо такой оброк платить, как я хочу, — перенеси усадьбу». Ну, и сделаешь все по этому словечку.
      А то вот что еще скажет: ты на меня работал этот день, да его в счет не ставлю: плохо ты работал; завтра приходи отрабатывать. Ну, и придешь. На это тоже власть барину дана по указу царскому.
      Это все о том говорится, как мужикам будет жить, покуда их срочно-обязанными звать будут, значит, девять лет, как в бумаге обещано, а на деле больше будет, лет до двадцати, либо до тридцати.
      Ну, так; а потом-то что будет, когда значит мужику разрешено будет отходить от помещика? Оно пожалуй что и толковать-то об этом нечего, потому что долго еще ждать этого по царскому указу. А коли любопытство у вас есть, так и об этом дальнем времени рассудить можно.
      Когда срочно-обязанное время кончится, волен ты будешь отходить от помещика. Оно так в указе обещано. Только в нем вот что еще прибавлено: а коли ты уйдешь, так земля твоя останется за помещиком. А помещик и сам, коли захочет, может тебя прогнать с нее. Потому, вишь ты, что земля, которая тебе была отмежевана, все же не твоя была, а барская, а тебе барин только разрешение давал ее пахать, либо сено с нее косить; покуда ты срочно-обязанным назывался, он тебя с нее прогнать не мог; а когда перестал ты срочно-обязанным называться, он тебя с нее прогнать может. В указе не так сказано напрямки, что может прогнать, да на то выходит. Там сказано: мужик уйти может, когда срочно-обязанное время кончится. Вот вы и разберите, что выходит. Барину-то у мужиков землю отнять хочется; вот он будет теснить их да жать, да сожмет так, что уйдут, а землю ему оставят, — оно попросту сказать и значит, что барин у мужиков землю отнять может, а мужиков прогнать.
      Это об этом времени, когда срочно-обязанными вас называть перестанут. А покуда называют, барину нельзя мужиков прогнать всех с одного разу, а можно только по отдельности прогонять, ноне Ивана, завтра Сидора, послезавтра Карпа, поочередно; оно впрочем на то же выходит.
      А мужику куда итти, когда у него хозяйство пропало? В Москву что ли, а ли в Питер, или на фабрики? Там уж все полно, больше народу не требуется, поместить некуда. Значит походишь, походишь по свету, по большим-то городам да по фабрикам, да все туда же в деревню назад вернешься. Это спервоначала пробу мужики станут делать. А на первых-то глядя, как они нигде себе хлеба не нашли, другие потом и пробовать не будут, а прямо так в том околотке и будут оставаться, где прежде жили. А мужику в деревне без хозяйства да без земли что делать, куда деваться, кроме как в батраки наняться. Ну, и наймешься. Сладко ли оно батраком-то жить? Ноне, сами знаете, не больно вкусно; а тогда и гораздо похуже будет, чем ноне живут батраки. А почему будет хуже, явное дело. Как всех-то погонят с земли-то, как везде будут сотни да тысячи народу шататься, да просить поме-
      щи ков, чтобы в батраки их взяли. Значит уж помещичья воля будет, какое им житье определить, они торговаться не могут, кап ноне батрак с хозяином торгуется; они куску хлеба рады будут, а то у самого-то в животе-то пусто, да семья-то приюта не имеет. Есть такие поганые земли, где уж давно заведен этот порядок: вот вы послушайте, как там мужики живут. У вас ноне избы плохи, а там таких нет: в землянках живут да в хлевах; а то в сараях больших, в одном сарае семей десяток набито, все равно как там табун скота какого. Да и хлеба чистого не едят, а дрянь всякую, как у нас в голодные годы, а у них вечно так. У нас в русском царстве есть такая поганая земля — где города Рига, да Ревель, да Митава стоят; а народ там христианский и вера у него тоже хорошая; да не по вере эта земля поганая, а потому, как в ней народ живет: коли хорошо мужику жить в какой земле, то и добрая земля; а коли дурно, то и поганая.
      Так вот оно к чему по царскому-то манифесту да по указам дело поведено; не к воле, а к тому оно идет, чтобы в вечную кабалу вас помещики взяли, да еще и в такую кабалу, которая гораздо и гораздо хуже нонешней.
      А не знал царь что ли, какое дело он делает? Да сами вы посудите, мудрено ли это разобрать. Значит, знал. Ну и рассуждайте, чего надеяться вам на него. Оболгал он вас. обольстил он вас. Не дождетесь вы от него воли, какой вам надобно. А почему не дождетесь, тоже рассудить можно. Сам-то он кто такой, коли не тот же помещик? Удельные-то крестьяне чьи же? Ведь они его крестьяне крепостные. Да и вас-то в крепостные помещикам все цари же отдали, иных давно, так что вам уж и не памятно; а других не больно давно, так, что деды помнят, прабабка нонешнего царя Екатерина отдала в крепостные вольных. А есть еще такие неразумные, что ее матушкою Екатериной величают. Хороша матушка, детей в кабалу отдала.
      Вы у помещиков крепостные, а помещики у царя слуги, он над ними помещик. Значит, что он, что они — все одно. А сами знаете, собака собаку не ест. Ну, царь и держит барскую сторону. А что манифест да указы выпустил, будто волю вам дает, так он только для обольщения сделал. А почему сделал, вот почему. У французов да у англичан крепостного народа нет, вот они ему глаза и кололи, что у тебя, говорят, народ в кабале. Ему и стыдно было перед ними. Вот он им пыль-то в глаза и подпустил: для похвальбы это сделано, для обману сделано.
      Волю, слышь, дал он вам! Да разве такая в исправду-то воля бывает? Хотите знать, так вот какая.
      Вот у французов есть воля. У них нет разницы: сам ли человек землю пашет, других ли нанимает свою землю пахать; много у него земли — значит, богат он; мало — так беден, а разницы по званью нет никакой, все одно как богатый помещик, либо бедный помещик, — все одно помещик. Надо всеми одно начальство, суд для всех один и наказание всем одно. Вот у англичан есть воля, а воля у них та, что рекрутства у них нет: кто хочет, иди на военную службу, все равно, как у нас помещики тоже юнкерами и офицерами служат, коли хотят. А кто не хочет, тому принужденья нет. А солдатская служба у них выгодная, жалованье солдату большое дается; значит доброй волей идут служить, сколько требуется людей. А то и вот еще в чем воля и у французов и у англичан: подушной подати нет. Вам это может и в ум не приходило, что без рекрутчины да без подушной подати может царство стоять. А у них стоит. Вот значит умные люди, коли так устроить себе умели. А то вот еще в чем у них воля: паспортов нет; каждый ступай куда хочет, живи где хочет, ни от кого разрешенья на это ему не надо.
      А вот еще в чем у них воля: суд праведный. Чтобы судья деньги с кого брал, у них это и не слыхано. Они и верить не могут, когда слышат, что у нас судьи деньги берут. Да у них такой судья одного дня не просидел бы на месте, в ту же минуту в острог его запрятали бы.
      А то вот еще в чем у них воля: никто над собою ни в чем не властен, окроме мира. Миром все у них правится. У нас исправник, либо становой, либо какой писарь, а у них ничего этого нет, а заместо всего староста, который без миру ничего поделать не может и во всем должен миру отчет давать. А мир над старостою во всем властен, а кроме мира никто над старостою не властен, и ни к кому староста страха не имеет, а к миру страх имеет. Полковник ли, генерал ли, у них все одно: перед старостою шапку ломит и во всем старосту слушаться должон; а коли чуть в чем провинился генерал, али кто бы там ни был, перед старостою, али ослушался старосты, староста его, полковника-то аль генерала-то, в острог сажает, — у них перед старостою все равно: хоть ты простой мужик, хоть ты помещик, хоть ты генерал будь, все равно староста над тобой начальствует, а над старостою мир начальствует, а над миром никто начальствовать не может, потому что мир значит народ, а народ у них всему голова: как народ повелит, так всему и быть. У них и царь над народом не властен, а народ над царем властен. Потому что у них царь значит для всего народа староста, и народ значит над этим старостою, над царем-то начальствует. Хорош царь, послушенствует народу, то и жалованье ему от народа выдается; а чуть что царь стал супротив народа делать, ну так и скажут ему: ты, царь, над нами уж не будь царем, ты нам неугоден, мы тебя сменяем: иди ты с богом, куда сам знаешь, от нас подальше, а не пойдешь, так мы тебя в острог посадим, да судить станем тебя за твое ослушание. Ну царь и пойдет от них куда сам знает, потому что ослушаться народа не может. А как провожать его от себя станут, они ему на дорогу еще деньжонок дадут, из жалости, Христа ради там складчину ему сделают промеж себя по грошу, аль по копейке с души, чтобы в чужой-то земле с голоду не умер. Добрый народ, только и строгой же: потачки царю не любят давать. А на место его другого царя выберут, коли захотят; а не захотят, так и не выбирают, коли охоты нет. Ну, тогда уж просто там на срок староста народный выбирается, на год ли там, на два ли, на четыре ли года, как народ ему срок полагает. Так заведено у народа, который швейцарцами зовется, и у другого народа, который американцами зовется. А французы и англичане царей у себя пока держат. И надобно так сказать, когда народный староста не по наследству бывает, а на срок выбирается, и царем не зовется, просто зовется народным старостою, а по-ихнему по-иностранному президентом, тогда народу лучше бывает жить, народ богаче бывает. А то и при царе тоже можно хорошо жить, как англичане и французы живут, только значит с тем, чтобы царь во всем народу послушанье оказывал и без народу ничего сделать не смел, и чтобы народ за ним строго смотрел, и чуть что дурное от царя увидит, сменил бы народ его, царя-то, и вон из своей земли выпроваживал, как у англичан да у французов делается.
      Так вот она какая в исправду-то воля бывает на свете: чтобы народ всему голова был, а всякое начальство миру покорствовало, и чтобы суд был правдивый, и ровный всем был бы суд, и бесчинствовать над мужиком никто не смел, чтобы пачпортов не было, и подушного оклада не было, и чтобы рекрутчины не было. Вот это воля, так воля и есть. А коли того нет, значит и воли нет, а все одно обольщение в словах. А как же нам, русским людям, в неправду вольными людьми стать? Можно это дело обработать; и не то чтобы очень трудно было; надо только единодушие иметь между собою мужикам, да сноровку иметь, да силой запастись.
      Вот вы, барские крестьяне, значит, одна половина русских мужиков. А другая половина — государственные да удельные крестьяне. Им тоже воли-то нет. Вот вы с ними и соглашайтесь, и растолкуйте им, какая им воля следует, так выше прописано. Чтоб и рекрутчины, да подушной, да пачпортов не было, да окружных там, да всей этой чиновной дряни над ними не было, а чтобы у них тоже мир был всему голова. И от нас, ваших доброжелателей, поклон им скажите: как вам, так и им одного добра мы хотим.
      Государственным и удельным крестьянам от их доброжелателей поклон.
      А вот тоже солдат — ведь опять из мужиков, тоже ваш брат. А на солдате все держится, все нонешние порядки. А солдату какая прибыль за нонешние порядки стоять? Что ему житье что ли больно сладкое? Али жалованье хорошее? Проклятое нонче у нас житье солдатам. Да и лоб-то им забрили по принужденью, и каждому из них вольную отставку получить бы хотелось.
      Вот вы им и скажите всю правду, как об них написано. Когда воля мужикам будет, каждому солдату тоже воля объявится: служи солдатом кто хочет, а кто не хочет, отставку чистую получай. А у солдата денег нет, чтобы домой итти, да хозяйством или каким мастерством обзавестись, так ему при отставке будут на то деньги выданы, сто рублей серебром каждому. А кто волей захочет в солдатах оставаться, тому будет в год жалованья 50 рублей серебром. А и принужденья никакого нет: хочешь оставайся, хочешь в отставку иди. Вы так им и скажите, солдатам: вы, братья солдатушки, за нас стойте, когда мы себе волю добывать будем, потому что и вам воля будет, вольная отставка каждому, кто в отставку пожелает, да сто руб. серебром награды за то, что своим братьям-мужикам волю добывать помогал. Значит и вам и себе добро сделают. И поклон им от нас скажите:
      Солдатам русским от их доброжелателей поклон.
      А еще вот кому от нас поклонитесь: офицерам добрым, потому что есть и такие офицеры, и немало таких офицеров. Так чтобы солдаты таких офицеров высматривали, которые надежны, что за народ стоять будут, и таких офицеров пусть солдаты слушаются, как волю добыть.
      Так вот оно какое дело: надо мужикам всем промеж себя согласье иметь, чтобы за одно быть, когда пора будет. А покуда пора не пришла, надо силу беречь, себя напрасно в беду не вводить, значит спокойствие сохранять и виду никакого не показывать. Пословица говорится, что один в поле не воин. Что толку-то, ежели в одном селе булгу поднять, когда в других селах готовности еще нет? Это значит только дело портить, да себя губить. А когда все готовы будут, значит везде поддержка подготовлена, ну тогда дело начинай. А до той поры рукам воли не давай, смиренный вид имей, а сам промеж своим братом мужиком толкуй, да подговаривай его, чтобы дело в настоящем виде понимал. А когда промеж вами единодушие будет, в ту пору и назначение выйдет, что пора дескать всем дружно начинать. Мы уж увидим, когда пора будет, и объявление сделаем. Ведь у нас по всем местам свои люди есть, отовсюду нам вести приходят, как народ, да что народ. Вот мы и знаем, что покудова нет приготовленности. А когда приготовленность будет, нам тоже видно будет. Ну, тогда и пришлем такое объявление, что пора, люди русские, доброе дело начинать, что во всех местах в одну пору начнется доброе дело, потому что везде тогда народ готов будет и единодушие в нем есть, и одно место от другого не отстанет. Тогда и легко будет волю добыть. А до той поры готовься к делу, а сам виду не показывай, что к делу подготовка у тебя идет.
      А это наше письмецо, промеж себя читайте, да друг дружке раздавайте. А кроме своего брата-мужика да солдата ото всех его прячьте, потому что для мужиков да для солдат наше письмецо писано, а к другому ни к кому оно не написано, значит окроме вас крестьян да солдат никому и знать о нем не следует.
      Оставайтесь здоровы, да вести от нас ждите. Вы себя берегите до поры до времени, а как от нас вы без наставления не останетесь, когда пора будет.
      Печатано письмецо это в славном городе Христиании, в славном царстве Шведском, потому что в Русском царстве царь правду печатать не велит. А мы все люди русские, и промеж вас находимся, только до поры до времени не открываемся, потому что на доброе дело себя бережем, как и вас просим, чтобы вы себя берегли. А когда пора будет за доброе приниматься, тогда откроемся.
      Прокламации шестидесятых годов.- М.; Л., 1926. — С. 70 — 79.
     
      10. Прокламация «Великорусе»
      В июне — октябре 1861 г. в Петербурге нелегально было издано три выпуска листка «Великорусе» от имени одноименного «комитета».
      Помещичьи крестьяне недовольны обременительною переменою, которую правительство производит под именем освобождения; недовольство их уже проявляется волнениями, которым сочувствуют казенные крестьяне и другие простолюдины, также тяготящиеся своим положением. Если дела пойдут нынешним путем, надобно ждать больших смут. Правительство ничего не в силах понимать, оно глупо и невежественно; оно ведет Россию к пугачевщине. Надобно образованным классам взять в свои руки ведение дел из рук неспособного правительства, чтоб спасти народ от истязаний...
      Водворение законного порядка — общее желание просвещенных людей. Большинство их сознает, что главнейшие условия для этого таковы: хорошее разрешение крепостного дела, освобождение Польши и конституция... Итак, для мирного водворения законности необходимо решить крестьянский вопрос в смысле, удовлетворительном по мнению самих крестьян, т. е. государство должно отдать им, по крайней мере, все те земли и угодья, которыми пользовались они при крепостном праве, и освободить их от всяких особенных платежей или повинностей за выкуп, приняв его на счет всей нации...
      Все согласны в том, какие черты законного порядка должна установить конституция. Главные из них: ответственность министров, вотирование бюджета, суд присяжных, свобода исповеданий, свобода печати, уничтожение сословных привилегий, самоуправление по областным и общинным делам. Но чего требовать? Того, чтобы государь даровал конституцию, или чтоб он предоставил нации составить ее? Правительство не умеет порядочно написать даже обыкновенного указа; тем менее сумело бы оно составить хорошую конституцию, если бы и захотело. Но оно хочет сохранить произвол; потому под именем конституции издало бы оно только акт, сохраняющий, при новых словах, прежнее самовластие. Итак, требовать надо не октроирования 1 конституции, а созвания депутатов для свободного ее составления. Для выбора представителей нужны: свобода печати, право популярным людям составить из себя в каждой губернии распорядительный комитет с подчинением ему всех губернских властей, составление временного избирательного закона популярными лицами...
      Тим же. — С. 27 — 38
      1 Октроированная конституция — дарованная царем или королем, а не при* нятая парламентом или всенародным голосованием, демократическим путем.
      11. Общество «Земля и воля» 60-х гг. Листок «Свобода»
      Тайная революционная организация «Земля и воля» (1862 — 1864) была основана революционными демократами, близкими к журналу «Современник» и к Н. Г. Чернышевскому. В нее входили братья Н. А. и А. А. Серио-Соловье-вичи, А. А. Слепцов, А. И. Герцен, Н. П. Огарев и др.
      Единственным источником всех бедствий, терзающих Россию, есть самодержавный деспотизм; под влиянием его сложился весь настоящий гибельный порядок вещей, давящий нас и губящий всякое развитие. Самый поверхностный взгляд на все отрасли русской жизни подтверждает эту очевидную истину и убеждает, что все они парализованы и убиты бессмысленным самодержавием, составляющим непрерывную иерархическую цепь, начинающуюся державным императором и оканчивающуюся самым последним чиновником, таким же самодержцем в сфере ему подчиненной. Уродливые попытки разных форм еще нагляднее выставляют всю несостоятельность самодержавия...
      Но терпению людей есть конец. Даже рабы, доведенные до безнадежного отчаяния, восстают за свои похищенные права, и восстание их тем грознее, чем ужаснее были оскорбления и истязания. Измученные и лишенные всех человеческих прав, все классы русского общества почувствовали, наконец, потребность новой, свободной жизни. Самодержавие, по самому принципу, не способно удовлетворить этой потребности и никогда добровольно не может отказаться от вооруженного господства над жизнью людей и их свободою — и потому должно быть разрушено; цепи деспотизма, глубоко врезавшиеся в народный организм, должны быть разорваны. Стремление разорвать эти цепи обнаружилось в разных концах обширной нашей родины и запечатлелось кровью поборников русской свободы... Кровь пролита, этой кровью протест против самодержавия признан им самим же. Отступления быть не может. Для людей, отдавшихся со всею энергией служению делу народного освобождения, исход один только — в неуклонной борьбе с врагом русского народа, с императорским правительством, всегда обманывавшим нас, всегда попиравшим заветные права наши, проливавшим нашу кровь, губившим братьев и сыновей, уничтожавшим покой, разрушавшим труд, разорявшим богатство нашей страны.
      Для этой борьбы и составилось общество «Земля и воля»... Организация наша составилась из людей, непоколебимо убежденных, и по слишком очевидным данным, что при неспособности правительства революция в России неизбежна, что она неминуемо разразится в восстании ограбленного и подавленного народа и что при жестокости и тупоумии правительства она может получить исполинские размеры кровавой драмы, если все или по крайней мере, большинство, способное и честное, из образованных классов не станет на сторону доведенного до восстания народа и не обес-
      силит тем самым окончательно правительство, лишив его какой бы то ни было пользы в диком упорстве.
      Таким образом, выступая на борьбу с правительством за права народные, Народный комитет в настоящее время ставит себе одною из задач — привлечение образованных классов на сторону интересов народа и, значит, их собственных. В этой задаче ясно стремление так называемых революционеров — предотвратить или по крайней мере ослабить то кровопролитие, которое правительство вызовет своим дальнейшим существованием... Призывая в настоящую минуту открыто всех и каждого к содействию в народном освобождении, Народный комитет, естественным течением обстоятельства поставленный во главе русского революционного движения, ответствует перед каждым из членов общества «Земля и воля» в том, что он будет неуклонно и постоянно вести дело к предположенной цели — к разрушению императорского самодержавия и к торжеству народных интересов, которое должно выразиться, прежде всего, в созвании Народного собрания из выборных представителей свободного народа. Собрание это само определит новый общественный строй нашего свободного отечества, и последним моментом деятельности общества «Земля и воля» будет гарантия свободных выборов в Народное собрание и ограждение собрания от всяких насильственных влияний и от притязаний имущественных и сословных привилегий...
      Историки революционная хрестоматия. — М., 1923, — С. 62 — 66.
     
      12. Гражданская казнь Н. Г. Чернышевского
      В июле 1862 г. Н. Г. Чернышевский был арестован и заключен в Алексе-евский равелин Петропавловской крепости, где провел два года и написал свой знаменитый роман «Что делать?». По показаниям лжесвидетелей Чернышевский был приговорен к каторжным работам, в мае 1864 г. на Мытнинской (Конной) площади Петербурга подвергнут обряду так называемой гражданской казни и сослан в Сибирь, где пробыл до 1883 г. Публикуется рассказ очевидца гражданской казни.
      Наконец, я на площади. Высокий черный столб с цепями, эстрада, окруженная солдатами, жандармы и городовые, поставленные друг возле друга, чтобы держать народ на благородной дистанции от столба. Множество людей, хорошо одеты, кареты, генералы, снующие взад и вперед, хорошо одетые женщины, все показывало, что происходит нечто чрезвычайное.
      Какая-то старуха предложила мне скамейку: «Надо сиротам хлеб заработать», — говорила она мне. Если бы она взяла с меня не 10 копеек, а 50, то и тогда я с удовольствием взял бы скамью, потому что публики н&бралось слишком много, и мне уже приходилось стоять в третьем ряду.
      Три четверти часа мне пришлось стоять на скамейке, дожидаясь приезда Чернышевского. Но для меня это время прошло быстро. Я жадно вглядывался во всякую подробность. Хозяйка моей
      скамьи, стоя вместе со мной, рассказывала мне, как новинку, что будут делать с преступником. Показала саблю, заранее надпиленную и стоящую внизу эстрады. Заметила, между прочим, что в прежние разы столб был гораздо ближе к народу, чем теперь, но все-таки будет слышно, что прочтет арестанту Григорьев (помощник надзирателя).
      Ряд грустных мыслей был прерван каким-то глухим шумом толпы. «Едут», — сказала старуха. «Смирно!» — раздалась команда, и вслед за тем карета, окруженная жандармами с саблями наголо, подъехала к солдатам. Карета остановилась шагах в пятидесяти от меня, я не хотел сойти с своей скамьи, но видел, что в этом месте толпа ринулась к карете, раздались крики «назад!»; жандармы начали теснить народ, вслед за тем три человека пошли быстро по линии солдат к эстраде: это был Чернышевский и два палача. Раздались сдержанные крики передним: «Уберите зонтики!» — и все замерло. На эстраду взошел какой-то полицейский. Скомандовали солдатам «на караул». Палач снял с Чернышевского фуражку, и затем началось чтение приговора.
      Чтение это продолжалось около четверти часа. Никто его не мог слышать. Сам же Чернышевский, знавший его еще прежде, менее, чем всякий другой, интересовался им. Он, по-видимому, искал кого-то, беспрерывно обводя глазами всю толпу, потом кивнул в какую-то сторону раза три. Наконец, чтение кончилось. Палачи опустили его на колени. Сломали над головой саблю и затем, поднявши его еще выше на несколько ступеней, взяли его руки в цепи, прикрепленные к столбу. В это время пошел очень сильный дождь, палач надел на него шапку. Чернышевский поблагодарил его, поправил фуражку, насколько позволяли ему его руки, и затем, заложивши руку в руку, спокойно ожидал конца этой процедуры. В толпе было мертвое молчание.
      По окончании церемонии все ринулись к карете, прорвали линию городовых, хватавших друг друга за руки, и только усилиями конных жандармов толпа была отделена от кареты. Тогда (я это знаю наверное, хотя не видел сам) были брошены ему букеты цветов. Одну женщину, кинувшую цветы, арестовали. Карета повернула назад и по обыкновению всех поездок с арестантами пошла шагом. Этим воспользовались многие, желавшие видеть его вблизи; кучки людей человек в 10 догнали карету и пошли рядом с ней. Нужен был какой-нибудь сигнал для того, чтобы совершилась овация. Этот сигнал подал один молодой офицер; снявши фуражку, он крикнул: «Прощай, Чернышевский!» Этот крик был немедленно поддержан другими и потом сменился еще более колким словом «до свидания». Он слышал этот крик и, выглянувши из окна, весьма мило отвечал поклонами.
      Этот же крик был услышан толпою, находящейся сзади. Все ринулись догонять карету и присоединяться к кричавшим. Положение полиции было затруднительное, но на этот раз она поступила весьма благоразумно и против своего обыкновения не арестовала публику, а решилась попросту удалиться. Было окомандовано: «Рысью!» — и вся процессия с шумом и грохотом начала удаляться от толпы. Впрочем, та кучка, которая была возле, еще некоторое время бежала возле, еще продолжались крики и махание платками и фуражками. Лавочники (ехали мимо рынка) с изумлением смотрели на необыкновенное для них событие.
      Чернышевский ранее других понял, что эта кучка горячих голов, раз только отделится от толпы, будет немедленно арестована. Поклонившись еще раз, с самою веселою улыбкой (видно было, что уезжал в хорошем настроении духа), он погрозил пальцем. Толпа начала мало-помалу расходиться, но некоторые, нанявшие извозчиков, поехали следом за каретой. Говорят, что все были потом арестованы...
      Русская старина. — 1905. — Т. 121. —
      С. 460-462.
     
      Глава 11 БУРЖУАЗНЫЕ РЕФОРМЫ 60-70-х гг. XIX в.
     
      1. Земская реформа
      Земская реформа не распространялась на Сибирь, Архангельскую, Астраханскую и Оренбургскую губернии, где был слаб слой дворянства, а также на Кавказ, Казахстан, Среднюю Азию, Польшу и Литву. Введение земских учреждений в остальных местах затянулось до 1879 г., хотя «Положение о губернских и уездных земских учреждениях» получило силу закона в январе 1864 г.
      Ст. 1. Для заведывания делами, относящимися к местным хозяйственным пользам и нуждам каждой губернии и каждого уезда, образуются губернские и уездные земские учреждения, состав и порядок действия коих определяются настоящим положением.
      Ст. 2. Дела, подлежащие ведению земских учреждений, в губернии или уезде по принадлежности, суть:
      I. Заведывание имуществами, капиталами и денежными сборами земства.
      II. Устройство и содержание принадлежащих земству зданий, других сооружений и путей сообщения, содержимых на счет земства.
      III. Меры обеспечения народного продовольствия.
      IV. Заведывание земскими благотворительными заведениями и прочие меры призрения; способы прекращения нищенства; попечение о построении церквей.
      V. Управление делами взаимного земского страхования иму-ществ.
      VI. Попечение о развитии местной торговли и промышленности.
      VII. Участие, преимущественно в хозяйственном отношении и в пределах, законом определяемых, в попечении о народном образовании, о народном здравии и о тюрьмах.
      VIII. Содействие к предупреждению падежей скота, а также по охранению хлебных посевов и других растений от истребления саранчею, сусликами и другими вредными насекомыми и животными.
      IX. Исполнение возложенных на земство потребностей воинского и гражданского управления и участие в делах о почтовой повинности.
      X. Раскладка тех государственных денежных сборов, развер-стание которых по губернии и уездам возлагается на земские учреждения на основании изданных о том узаконений или особых распоряжений, высочайшею властью утвержденных.
      XI. Назначение, раскладка, взимание и расходование... местных сборов для удовлетворения земских потребностей губернии или уезда.
      XII. Представление через губернское начальство высшему правительству сведений и заключений по предметам, касающимся местных хозяйственных польз и нужд...
      XIII. Производство выборов в члены и другие должности по земским учреждениям и назначение сумм на сохранение этих учреждений.
      XIV. Дела, которые будут вверены земским учреждениям, на основании особых уставов, положений или постановлений...
      Ст. 5. Земские учреждения имеют право именем земства, на основании общих гражданских законов приобретать и отчуждать недвижимые и движимые имущества, заключать договоры, принимать обязательства, вчинять гражданские иски и ответственность в гражданских судах по имущественным делам земства.
      Ст. 6. Земские учреждения в кругу вверенных им дел действуют самостоятельно. Закон определяет случаи и порядок, в которых действия и распоряжения их подлежат утверждению и наблюдению общих правительственных властей.
      Ст. 7. Земские учреждения... не могут выходить из круга указанных им дел; посему они не вмешиваются в дела, принадлежащие кругу действий правительственных, сословных и общественных властей и учреждений...
      Ст. 8. Земские учреждения подвергаются законной ответственности... за действия, противные существующим законам, за неисполнение основанных на законе требований местных начальств...
      Ст. 9. Начальник губернии имеет право остановить исполнение всякого постановления земских учреждений, противного законам или общим государственным пользам...
      Ст. 13. Уездные земские учреждения суть: Уездное земское собрание и Уездная земская управа.
      Ст. 14. Уездное земское собрание составляется из земских гласных, избираемых: а) уездными землевладельцами; б) городскими обществами; в) сельскими обществами...
      Ст. 16. Выбор уездных гласных, присутствующих в уездном земском собрании, производится:
      а) на съезде уездных землевладельцев;
      б) на съезде городских избирателей;
      в) на съезде выборных от сельских обществ...
      Ст. 23. В избирательном съезде уездных землевладельцев имеют право голоса:
      а) лица, владеющие в уезде на праве собственности пространством земли, определенным для того уезда в прилагаемом расписании;
      б) лица, владеющие в уезде другим недвижимым имуществом, ценою не ниже пятнадцати тысяч рублей, а также владеющие в уезде промышленным или хозяйственным заведением не ниже той же капитальной ценности или имеющие годовой оборот производства не менее шести тысяч рублей;
      г) уполномоченные от нескольких землевладельцев, а также от разных учреждений, обществ, компаний и товариществ, владеющих в уезде пространством земли, не достигающим положенного в первом пункте сей статьи размера, но составляющим не менее двадцатой доли оного.
      Примечание. В избирательном съезде землевладельцев участвуют лично или чрез уполномоченных те крестьяне, которые приобрели в собственность, вне пределов крестьянского надела, участки земли, достигающие размеров, указанных в пунктах «а» и «г».
      Ст. 24. Означенные в пункте «г»... уполномоченные от землевладельцев, учреждений... избираются ими на особых предварительных съездах...
      Ст. 28. В городских избирательных съездах участвуют:
      а) лица, имеющие купеческие свидетельства;
      б) владельцы находящихся на городской земле фабрик и других промышленных или торговых заведений, годовой оборот производства коих не менее 6000 рублей;
      в) лица, владеющие... недвижимой собственностью, оцененною для взимания налога в городских поселениях, имеющих от 2000 до 10 000 жителей, не ниже 1000 рублей, и во всех прочих городских поселениях не ниже 500 рублей...
      Ст. 30. Съезды для избрания уездных гласных от сельских обществ образуются из выборщиков, назначаемых волостными сходами из своей среды... с тем, чтобы от каждого сельского общества находилось в среде выборщиков не менее одного представителя...
      Ст. 38. Гласные избираются на три года в сроки, назначаемые министром внутренних дел по особому расписанию губерний...
      Ст. 46. Уездная земская управа составляется из председателя и двух членов, избираемых на три года уездным земским собранием из числа участвующих в нем лиц. Собрания могут, если найдут нужным, увеличивать число избираемых членов управы до шести...
      Ст. 48. Избранный земским собранием председатель уездной управы утверждается в этой должности начальником губернии...
      Ст. 51. Губернское земское собрание составляется из гласных, избираемых уездными земскими собраниями на три года...
      Ст. 56. Губернская земская управа состоит из председателя и шести членов, избираемых на три года губернским земским собранием из своей среды...
      Ст. 76. Уездные и губернские земские собрания собираются ежегодно по одному разу: уездные — не позже сентября, а губернские — не позже декабря.
      ПСЗ: Собрание 2. — Т. 39. — № 40457.
     
      2. Судебная реформа 1864 г.
      После отмены крепостного права самодержавие не могло уже сохранить старый суд с множеством сословных инстанций, судебной тайной, системой формальных доказательств, страшной волокитой и произволом безответственных судебных и полицейских чиновников. 20 ноября 1864 г. после тщательной разработки с участием опытных правоведов были введены «Учреждение судебных установлений», «Устав уголовного судопроизводства» и «Устав гражданского судопроизводства». Наиболее последовательная из всех буржуазных реформ 60 — 70-х гг., судебная реформа отвечала потребностям установления нового правопорядка в интересах нарождавшейся в стране буржуазной собственности. При всей классовой ограниченности, реформа явилась исторически прогрессивным событием. Она упростила структуру судебных учреждений и судебных инстанций, упорядочила следственный процесс и порядок судопроизводства, судебного расследования уголовных и гражданских дел с участием мировых судей, присяжных заседателей и присяжных поверенных (адвокатов), порядок обжалований судебных решений и неправомерных действий судебных чиновников, определила права, обязанности и ответственность должностных лиц, истцов, ответчиков и свидетелей, сделала суд внесословным, гласным и состязательным. Содержательная сторона юридических норм судебных установлений 1864 г. по их глубине и четкости представляет заметное явление в истории правового самосознания и практики нового времени, определенное достижение буржуазного правоведения, в известной степени сохраняющее актуальный интерес.
     
      1. Учреждение судебных установлений
      Ст. 1. Власть судебная принадлежит: мировым судьям, съездам мировых судей, судебным палатам и правительствующему сенату в качестве верховного кассационного суда.
      Ст. 2. Судебная власть означенных в предшедшей 1-й статье установлений распространяется на лица всех сословий и на все дела, как гражданские, так и уголовные.
      Ст. 3. Мировой судья есть власть единоличная, съезды мировых судей, окружные суды, судебные палаты и сенат суть установления коллегиальные...
      Ст. 5. Мировые судьи, их съезды, окружные суды и судебные палаты рассматривают дела по существу; правительствующий же сенат в качестве верховного кассационного суда, не решая дел по существу в общем порядке судопроизводства, наблюдает за охранением точной силы закона и за единообразным его исполнением всеми судебными установлениями империи.
      Ст. 6. Для производства следствий по делам о преступлениях и проступках состоят судебные следователи.
      Ст. 7. Для определения в уголовных делах вины или невинности подсудимых к составу судебных мест, в случаях означенных в уставе уголовного судопроизводства, присоединяются присяжные заседатели.
      Ст. 10. Мировые судьи избираются всеми сословиями в совокупности и утверждаются правительством. Присяжные заседатели назначаются особым установленным для сего порядком. Все прочие должностные лица судебного ведомства определяются правительством...
      Ст. 12. Мировые судьи состоят по уездам и по городам. Уезд с находящимися в нем городами составляют мировой округ.
      Ст. 14. Мировой округ разделяется на мировые участки...
      Ст. 15. В каждом мировом участке находится участковый мировой судья.
      Ст. 16. В мировом округе кроме участковых состоят также почетные мировые судьи.
      Ст. 17. Собрание как почетных, так и участковых мировых судей каждого округа составляет высшую мировую инстанцию, именуемую съездом мировых судей...
      Ст. 19. В мировые судьи могут быть избраны те из местных жителей, которые:
      во 1-х, имеют не менее двадцати пяти лет от роду;
      во 2-х, получили образование в высших или средних учебных заведениях, или выдержали соответствующее сему испытание, или же прослужили не менее трех лет в таких должностях, при исправлении которых могли приобрести практические сведения в производстве судебных дел, и
      в 3-х, если притом они сами, или их родители, или жены владеют хотя бы и в разных местах: или пространством земли вдвое против того, которое определено для непосредственного участия в избрании гласных в уездные земские собрания, или другим недвижимым имуществом ценою не ниже пятнадцати тысяч рублей, а в городах недвижимою собственностью, оцененною для взимания налога: в столицах не менее шести тысяч, в прочих же городах не менее трех тысяч рублей.
      Ст. 23. Мировые судьи, как почетные, так и участковые, избираются на три года.
      Ст. 24. Выборы мировых судей производятся на уездных земских собраниях...
      Ст. 46. Почетный мировой судья во время пребывания своего в мировом округе обязан производить суд и расправу по всем делам, подлежащим мировому разбирательству, в тех случаях, когда обе стороны обратятся к его посредничеству...
      Ст. 51. Съезды мировых судей собираются в назначенные сроки для окончательного решения дел, подлежащих мировому разбирательству, а также для рассмотрения в кассационном порядке просьб и протестов об отмене окончательных решений мировых судей...
      Ст. 77. Окружной суд учреждается на несколько уездов и состоит из председателя и членов...
      Ст. 81. Присяжные заседатели избираются из местных обывателей всех сословий...
      Ст. 83. Для избрания присяжных заседателей составляются общие и очередные списки...
      Ст. 89. Общие списки присяжных заседателей составляются по каждому уезду отдельно особыми временными комиссиями, состоящими из лиц, назначаемых для сей цели ежегодно уездными земскими собраниями...
      Ст. 98. В очередные списки вносятся из числа лиц, имеющих право быть присяжными заседателями, только те, которые в продолжении наступающего за тем года должны быть призываемы для участия в заседаниях судебных мест...
      Ст. 104. Никто не может быть призываем для исполнения обязанностей присяжного заседателя более одного раза в год. Сверх того, лица, исполнившие обязанности присяжного в одном году, имеют право отказаться от сей обязанности в следующем за тем году...
      Ст. 110. Судебная палата учреждается в каждом округе, состоящем из нескольких губерний или областей, по особому расписанию...
      Ст. 114. В составе правительствующего сената образуются для заведывания судебною частью в качестве верховного кассационного суда два кассационных департамента, один для уголовных, другой для гражданских дел...
      Ст. 125. При каждом окружном суде и при каждой судебной палате состоит особый прокурор и определенное штатами число товарищей прокурора...
      Ст. 153. Судебные заседания для решения уголовных и гражданских дел происходят публично. Случаи, в которых не должны быть к сим заседаниям допускаемы лица посторонние, определяются в уставах...
      Ст. 165. О делах, производившихся в публичных заседаниях судебных мест, дозволяется печатать для всеобщего сведения...
      Ст. 247. Судебные пристава состоят при кассационных департаментах правительствующего сената, при судебных палатах и при окружных судах для исполнения действий, возлагаемых на них уставами уголовного и гражданского судопроизводства...
      Ст. 353. Присяжные поверенные состоят при судебных местах для занятия делами по избранию и поручению тяжущихся, обвиняемых и других лиц, в деле участвующих, а также по назначению в определенных случаях советов присяжных поверенных и председателей судебных мест.
      Ст. 354. Присяжными поверенными могут быть лица, имеющие аттестаты университетов или других высших учебных заведений об окончании курса юридических наук... ,
      Ст. 393. В делах уголовных присяжные поверенные принимают на себя защиту подсудимых или по соглашению с ними, или по назначению председателя судебного места...
      Ст. 403. Присяжный поверенный не должен оглашать тайн своего доверителя не только во время производства его дела, но и в случае устранения от оного и даже после окончания дела.
      Судебные уставы 20 ноября 1864 г. с изложением рассуждений, на коих они основаны. — СПб., 1867. — 4. III. — С. 13 — 252.
      2. Устав уголовного судопроизводства
      1. Никто не может подлежать судебному преследованию за преступление или проступок, не быв привлечен к ответственности в порядке, определенном правилами сего устава...
      8. Никто не может быть ни задержан под стражею иначе, как в случаях законами определенных, ни содержим в помещениях, не установленных на то законом...
      9. Требование о взятии кого-либо под стражу подлежит исполнению лишь в том случае, когда оно последовало в порядке, определенном правилами настоящего устава.
      10. Каждый судья и каждый Прокурор, который в пределах своего участка или округа удостоверится в задержании кого-либо под стражею без постановления уполномоченных на то мест и лиц, обязан немедленно освободить неправильно лишенного свободы...
      21. Оправданный вошедшим в законную силу приговором надлежащего суда не может быть вторично подвергнут следствию и суду по тому же самому преступлению, если бы даже открылись к его изобличению новые обстоятельства...
      26. Восстановление чести и прав невинно осужденного допускается во всякое время, несмотря на протечение давности, ни на смерть осужденного...
      200. Окружным Судам, в общем порядке судопроизводства, подсудны все уголовные дела, изъятые из ведомства Мировых Судей.
      201. Дела о преступлениях или проступках, за которые в законе положены наказания, соединенные с лишением или ограничением прав состояния, ведаются Окружным Судом с Присяжными Заседателями...
      204. Дела по преступлениям государственным подсудны Судебным Палатам или Верховному Уголовному Суду...
      249. Предварительное следствие о преступлениях и проступках, подсудных Окружным Судам, производится Судебными Следователями, при содействии полиции и при наблюдении Прокуроров и их Товарищей...
      256. До прибытия Судебного Следователя, полиция принимает меры, необходимые для того, чтобы предупредить уничтожение следов преступления и пресечь подозреваемому способы уклоняться от следствия...
      260. По прибытии Судебного Следователя, полиция передает ему все производство и прекращает свои действия по следствию до получения особых о том поручений...
      265. При производстве следствия Судебный Следователь обязан с полным беспристрастием приводить в известность как обстоятельства, уличающие обвиняемого, так и обстоятельства, его оправдывающие...
      283. При взятии обвиняемого под стражу, Судебный Следователь об основаниях такого распоряжения немедленно уведомляет ближайшее лицо прокурорского надзора, которое может требовать, чтоб Следователь ограничился мерою менее строгою, если обвиняемый не навлекает на себя достаточного подозрения в преступлении, влекущем за собою лишение всех прав состояния или потерю всех особенных прав и преимуществ...
      286. Прокурор или его Товарищ может требовать дополнения предварительного следствия, по сделанным им указаниям, хотя бы Следователь и признал следствие законченным...
      300. Безъимянные пасквили и подметные письма не составляют законного повода к начатию следствия; но если они заключают в себе указание на важное злоумышление или преступное деяние, угрожающее общественному спокойствию, то служат поводом к полицейскому розыску, могущему повлечь за собою и самое следствие...
      396. Обвиняемые призываются или приводятся к следствию, несмотря на их знания, чины и личные преимущества; но Следователь не должен ни приводить, ни призывать кого-либо к допросу без достаточных к тому оснований...
      398. Судебный Следователь обязан снять с обвиняемого первоначальный допрос немедленно и никак не позже суток после явки или привода его...
      402. Если из объяснения обвиняемого окажется, что он задержан по ошибке или недоразумению, то полиция обязана немедленно его освободить, с означением в протоколе причин, побудивших принять эту меру...
      405. Следователь не должен домогаться сознания обвиняемого ни обещаниями, ни ухищрениями, ни угрозами или тому подобными мерами вымогательства...
      414. Не ограничиваясь показаниями самого обвиняемого, Следователь своевременно собирает сведения о звании его и о том, не имеет ли он каких-либо особых заслуг и отличий, а также не находился ли прежде под судом, и если находился, то какой постановлен по его делу приговор...
      441. Свидетели допрашиваются немедленно по явке их. В случае какого-либо препятствия к снятию допроса в течение двенадцати часов после явки, причины сего означаются в протоколе, с которого копия выдается свидетелю, по его требованию...
      446. Свидетели допрашиваются порознь, и если окажется нужным, то первоначально в присутствии обвиняемого и прикосновенных к делу лиц...
      496. Обвиняемому, взятому под стражу, в случае заявления им желания подать жалобу, предоставляются все необходимые к тому способы...
      499. Поданная жалоба, с надлежащим по ней объяснением, должна быть отправлена по принадлежности в течение трех дней со времени ее подачи, а в случаях, когда жалоба приносится на лишение свободы, в течение суток...
      519. Заключение Прокурора о предании обвиняемого суду излагается в форме обвинительного акта.
      520. В обвинительном акте должны быть означены: 1) событие, заключающее в себе признаки преступного деяния; 2) время и место совершения оного преступного деяния, на сколько это известно; 3) звание, имя, отчество и фамилия или прозвище обвиняемого; 4) сущность доказательств и улик, собранных по делу против обвиняемого; 5) определение по закону: какому именно преступлению соответствуют признаки рассматриваемого деяния?..
      565. Подсудимые имеют право выбирать защитников, как из Присяжных Поверенных, так и из других лиц, коим закон не воспрещает ходатайства по чужим делам...
      568. Подсудимые не лишаются права переменить, с ведома Председателя, избранных ими защитников или просить о перемене защитников, назначенных от суда.
      569. Вместе с распоряжением о допущении защитников к исполнению их обязанностей, Председатель суда разрешает им объясняться наедине с подсудимыми, содержащимися под стражею.
      570. Подсудимый и его защитник, а равно частный обвинитель и гражданский истец, или их поверенные, имеют право во всякое время рассматривать в Канцелярии суда подлинное дело и выписывать из него все нужные им сведения, в присутствии и под наблюдением Секретаря или его Помощника...
      578. Стороны могут просить о вызове в суд не только свидетелей, но и сведущих людей, для объяснения какого-либо предмета или для поверки сделанного уже испытания.
      579. Если кто-либо из подсудимых или свидетелей не понимает по-русски, то Председатель суда назначает к судебному следствию переводчика из лиц, имеющих качества достоверных свидетелей.
      580. Если подсудимый или кто-либо из свидетелей нем или глух и не может объясняться на письме, то к судебному следствию назначается толмач...
      600. Судьи могут быть отводимы участвующими в деле лицами в следующих случаях: 1) когда судья, жена его, родственники в прямой линии без ограничения, а в боковых родственники первых четырех и свойственники первых трех степеней, или усыновленных судьею, имеют участие в деле; 2) когда судья был по делу Судебным Следователем, Прокурором, или поверенным одной из сторон, или же значится в сем деле свидетелем; 3) когда судья состоит опекуном одного из участвующих в деле лиц, или же когда один из них управляет делами другого, и 4) когда судья или
      жена его состоят по закону ближайшими наследниками одного из участвующих в деле лиц, или же имеют с одним из них тяжбу...
      603. Судья, против коего объявлен отвод, не может присутствовать при суждении о сем отводе и, по представлении суду надлежащих объяснений, должен удалиться из присутствия...
      608. Прокурор обязан устранять себя от участия в производстве дел по тем же причинам, как и судьи, передавая исполнение своих обязанностей в таких случаях другому лицу прокурорского надзора...
      612. Председатель суда должен представлять каждому подсудимому всевозможные средства к оправданию...
      620. Судебные заседания по делам о преступлениях и проступках происходят публично. Из сего правила изъемлются только дела: 1) о богохулении, оскорблении святыни и порицании веры; 2) о преступлениях против прав семейственных; 3) о преступлениях против чести и целомудрия женщин; 4) о развратном поведении, противоестественных пороках и сводничестве...
      625. Судебное следствие производится изустно...
      630. Прокурор или частный обвинитель, с одной стороны, а подсудимый или его защитник — с другой, пользуются в судебном состязании одинаковыми правами...
      632. При судебном состязании сторон, право последнего слова как по существу дела, так и по каждому спорному предмету, предоставляется всегда подсудимому или его защитнику...
      655. Присяжные Заседатели могут быть отводимы сторонами без объяснения причин отвода, который производится вычеркиванием в списке имен отводимых Заседателей...
      672. При судебном следствии, Присяжные Заседатели имеют равное с судьями право, как на осмотр следов преступления, поличного и других вещественных доказательств, так и на предложение, через Председателя суда, допрашиваемым лицам вопросов...
      806. Для совещания Присяжные удаляются в назначенную для сего комнату, в которую вход охраняется стражею. Выходить из этой комнаты в какую-либо другую, кроме залы заседания, Присяжные не могут без разрешения Председателя суда...
      808. В случае возвращения Присяжных Заседателей в залу заседания, для объяснения по делу, Председатель суда дает им требуемые объяснения не иначе как при подсудимом.
      809. После окончания своих рассуждений, Присяжные Заседатели подают голоса изустно, по каждому вопросу отдельно. Старшина, собирающий голоса, объявляет свое мнение после всех...
      811. Решение каждого вопроса должно состоять из утвердительного «да» или отрицательного «нет», с присовокуплением того слова, в котором заключается сущность ответа. Так, на вопросы: Совершилось ли преступление? Виновен ли в нем подсудимый? Предумышлением ли он действовал? Утвердительные ответы должны быть: «Да, совершилось». — «Да, виновен». — «Да, с предумышлением». ,
      813. ...при разделении же голосов поровну, принимается то мнение, которое последовало в пользу подсудимого.
      814. Если по возбужденному самими Присяжными Заседателями вопросу о том, заслуживает ли подсудимый снисхождения, окажется шесть голосов утвердительных, то Старшина Присяжных к данным ответам присовокупляет: «Подсудимый, по обстоятельствам дела, заслуживает снисхождения»...
      818. Если суд единогласно признает, что решением Присяжных Заседателей осужден невинный, то постановляет определение о передаче дела на рассмотрение нового состава Присяжных, решение которых почитается уже во всяком случае окончательным.
      819. По решению Присяжных Заседателей, оправдывающему подсудимого, Председатель суда немедленно объявляет его свободным от суда и от содержания под стражею, если он состоит под арестом...
      830. Объявление приговора совершается прочтением его при открытых дверях присутствия, и выдачею участвующим в деле лицам изготовленных по их просьбе копий сего акта...
      832. По прочтении приговора, присутствующий член суда объясняет участвующим в деле лицам, в какой срок и в каком порядке они могут обжаловать выслушанный ими приговор...
      ПСЗ: Собрание 2. — Т. 39. — № 41476.
      3. Городовое положение 16 июня 1870 г.
      Городовое положение 1870 г. признавало полноправными гражданами городов лишь собственников, владельцев недвижимого имущества, торговых и промышленных заведений, облагаемых налогами, сосредоточивало городское управление в руках наиболее богатых горожан, не допуская к выборам рабочих, пришлых людей, составлявших подавляющее большинство городского населения.
      1) Попечение о распоряжении по городскому хозяйству и благоустройству предоставляется городскому общественному управлению, а надзор за законным сего исполнением — губернатору на точном основании правил настоящего Положения...
      2) К предметам ведомства городского общественного управления принадлежит:
      ... дела по внешнему благоустройству города, а именно: попечение об устроении города согласно утвержденному плану; заведывание ... устройством и содержанием улиц, площадей, мостовых, тротуаров; городских общественных садов, бульваров, водопроводов, сточных труб, каналов, прудов, канав и протоков, мостов, гатей и переправ, а равно и освещением города; дела, касающиеся благосостояния городского населения; меры к обеспечению народного продовольствия, устройство рынков и базаров; попечение ... об охранении народного здравия, о принятии мер предосторожности против пожаров и других бедствий и об обеспечении от причиняемых ими убытков; попечение об учреждении и
      развитии местной торговли и промышленности, об устройстве пристаней, бирж и кредитных учреждений; устройство на счет города благотворительных заведений и больниц и заведывание ими, на основаниях, указанных для земских учреждений ...
      15) Учреждения городского общественного управления суть:
      1) городские избирательные собрания, 2) городская дума и 3) городская управа.
      16) Городские избирательные собрания составляются единственно для избрания гласных городской думы через каждые четыре года...
      17) Всякий городской обыватель, к какому бы состоянию он ни принадлежал, имеет право голоса в избрании гласных при следующих условиях: 1) если он русский подданный; 2) если ему не менее двадцати пяти лет от рождения; 3) если он, при этих двух условиях, владеет в городских пределах на праве собственности недвижимым имуществом, подлежащим сбору в пользу города, или содержит торговое или промышленное заведение по свидетельству купеческому, или же прожив в городе в течение двух лет сряду пред производством выборов ... уплачивает в пользу города установленный сбор со свидетельств: купеческого или промыслового на мелочный торг, или прикащицкого 1-го разряда, или с билетов на содержание промышленных заведений ... и 4) если на нем не числится недоимок по городским сборам...
      24) Для производства выборов в гласные, учреждаются в каждом городе из обывателей, имеющих право голоса на выборах, три избирательные собрания, из коих каждое выбирает одну треть всего числа гласных. Для сего обыватели вносятся в список избирателей в том порядке, в каком они следуют по сумме причитающихся с каждого из них в доход города сборов, дающих право голоса на выборах; затем лица, внесенные в означенный список, делятся на три разряда или собрания, таким образом: к первому разряду причисляются те из показанных в начале списка избиратели, которые, внося высшие размеры сборов, уплачивают вместе одну треть общей суммы сборов, платимых всеми избирателями; ко второму причисляются следующие за ними по списку избиратели, уплачивающие вместе также треть всех сборов; к третьему — все остальные избиратели. Составленный на изложенных основаниях список с разделением избирателей на разряды, утверждается городскою думою...
      35) В гласные городской думы может быть избираем каждый, имеющий право голоса на выборах ... Число гласных из не-христиан не должно превышать одной трети общего числа гласных.
      40) Избирательные собрания не имеют права давать избранным гласным никаких инструкций.
      48) Городская дума составляется под председательством городского головы из гласных, избираемых на четыре года...
      50) Члены городской управы присутствуют в заседаниях думы, участвуют в прениях и представляют объяснения .по обсуж-
      даемым делам, но пользуются правом голоса лишь в том случае, если они гласные.
      55) Городской думе предоставляется:
      1) назначение выборных должностных лиц и дела общественного устройства...;
      2) назначение содержания должностным лицам городского общественного управления и определение размера оного;
      3) установление, увеличение и уменьшение городских сборов и налогов...;
      4) сложение недоимок по городским сборам;
      5) отнесение содержания мостовых и тротуаров и чистки улиц на общие средства города и вообще переложение натуральных повинностей в денежные...
      56) Заседания городской думы назначаются: или а) по усмотрению городского головы, или б) по требованию губернатора, или, наконец, в) по желанию не менее одной пятой числа гласных...
      60) Гласный, имеющий намерение сделать в заседании городской думы предложение, обязан известить городского голову о предмете своего предложения за три дня до заседания. По предложению же, сделанному без соблюдения сего правила, хотя и могут быть допущены прения, но с отсрочкою окончательного решения до одного из следующих заседаний.
      72) На городскую управу возлагается непосредственное заве-дывание делами городского хозяйства и общественного управления... Управа ведет текущие дела по городскому хозяйству, изыскивает меры к его улучшению, исполняет определения думы, собирает нужные ей сведения, составляет проекты городских смет, взимает и расходует городские сборы на установленных думою основаниях и представляет в назначенные думою сроки отчеты о своей деятельности ...
      80) Если городская управа большинством членов полного ее присутствия признает определение городской думы противозаконным, то, не приводя оного в исполнение, представляет о сем думе, и за сим, в случае неустранения разногласия между думою и управою, вносит дело к губернатору ...
      82) Должности городского головы, членов городской управы и городского секретаря замещаются по выбору городской думы.
      99) Должностным лицам городского общественного управления не присвояется прав государственной службы, за исключением лишь городского в губернских городах секретаря...
      Городовое положение 16 июня 1870 г. — СПб.. М.. 1871.
      4. Устав о воинской повинности 1 января 1874 г.
      1) Защита престола и отечества есть священная обязанность каждого русского подданного. Мужское население, без различия состояний, подлежит воинской повинности.
      2) Денежный выкуп от воинской повинности и замена охотником не допускаются
      3) Лица мужского пола, имеющие от роду более пятнадцати лет, могут быть увольняемы из русского подданства лишь по совершенном отбытии ими воинской повинности, или же по выну-тии жеребия, освобождающего их от службы в постоянных войсках...
      5) Вооруженные силы государства состоят из постоянных войск и ополчения. Сие последнее созывается лишь в чрезвычайных обстоятельствах военного времени...
      9) Число людей, потребное для пополнения армии и флота, определяется ежегодно законодательным порядком...
      11) Поступление на службы по призывам решается жеребием, который вынимается единожды на всю жизнь. Лица, по нумеру вынутого ими жеребия, не подлежащие поступлению в постоянные войска, зачисляются в ополчение.
      12) К жеребию призывается ежегодно один только возраст населения, именно молодые люди, которым к 1-му января того года, когда набор производится, минуло двадцати лет от роду.
      13) Лицам, удовлетворяющим определенным условиям образования, представляется отбыть воинскую повинность без жеребия в качестве вольноопределяющихся...
      17) Общий срок службы в сухопутных войсках для поступающих по жеребию определяется в пятнадцать лет, из коих шесть лет действительной службы и девять лет в запасе...
      18) Общий срок службы во флоте определяется в десять лет, из коих семь лет действительной службы и три года в запасе...
      20) Указанные... сроки службы устанавливаются собственно для мирного времени; во время же войны состоящие в сухопутных войсках и во флоте обязаны оставаться на службе до тех пор, пока того будет требовать государственная надобность...
      23) Чины запаса призываются на действительную службу в случае необходимости привести войска в полный состав... Во время состояния в запасе, чины оного могут быть призываемы Военным или Морским министерством, по принадлежности, в учебные сборы, но не более двух раз в течение всего срока нахождения в запасе и каждый раз не долее как на шесть недель.
      24) От призыва на службу из запаса освобождаются лица, занимающие должности по государственной, гражданской или же общественной службе...
      26) Принадлежащие к податным сословиям лица освобождаются во время состояния на действительной службе от всех взимаемых подушно государственных, земских и общественных сборов; равным образом, они освобождаются и от натуральных повинно-
      1 Ранее существовала рекрутская повинность. Она не носила характер личной обязанности нести военную службу. В ряде случаев допускалась замена поставки рекрута натурой, денежным взносом или наймом «охотника», т. е. человека, который соглашался пойти на службу вместо призванного рекрута. В армии «охотники» проявляли себя, как правило, плохими солдатами.
      стей. В отношении же к имуществам, им принадлежащим, означенные лица обязаны платежом податей и иных сборов и отбывании следующих с тех имуществ повинностей на общем основании...
      36) Государственное ополчение составляется из всего не числящегося в постоянных войсках, но способного носить оружие мужского населения от призывного до сорокалетнего возраста включительно. От призыва в ополчение не освобождаются до этого возраста и лица, уволенные из запаса армии и флота...
      45) По семейному положению устанавливаются три разряда льгот.
      Первый разряд: а) для единственного способного к труду сына при отце к труду неспособном, или при матери-вдове;
      б) для единственного способного к труду брата при одном или нескольких круглых сиротах братьях или сестрах;
      в) для единственного способного к труду внука при деде или бабке, не имеющих способного к труду сына, и
      г) для единственного сына в семье, хотя бы при отце, способном к труду.
      Второй разряд: для единственного способного к труду сына при отце, также способном к труду, и братьях моложе восемнадцати лет.
      Третий разряд: для лица, непосредственно следующего по возрасту за братом, находящимся по призыву на действительной службе, или умершим на ней...
      52) Для устройства имущественных и хозяйственных дел разрешается отсрочивать, но не более как на два года, поступление на службу лиц, управляющих лично собственным недвижимым имуществом...
      56) Для лиц, достигших нижеуказанных степеней образования, при отбывании ими воинской повинности по жеребию устанавливаются сокращенные сроки службы на следующем основании:
      1) окончившие курс в университетах и других учебных заведениях первого разряда, или выдержавшие соответственное испытание, состоят: на действительной службе шесть месяцев и в запасе армии — четырнадцать лет и шесть месяцев;
      2) окончившие курс шести классов гимназий или реальных училищ, или второго класса духовных семинарий или же курс других учебных заведений второго разряда, а ровно выдержавшие соответственное испытание, состоят: на действительной службе — год и шесть месяцев и в запасе армии — тринадцать лет и шесть месяцев;
      3) окончившие курс или выдержавшие испытание в знании курса учебных заведений третьего разряда состоят: на действительной службе три года и в запасе армии двенадцать лет, и
      4) имеющие свидетельство о знании курса начальных народных училищ... или курса других учебных заведений четвертого разряда состоят... на действительной службе четыре года и в запасе армии — одиннадцать лет...
      62) Освобождаются от воинской повинности:
      1) священнослужители всех христианских вероисповеданий и,
      2) православные псаломщики, окончившие курс в духовных академиях и семинариях или в духовных училищах...
      63) Нижеозначенные лица, если ими будет вынут жеребий, определяющий поступление их в постоянные войска, освобождаются от действительной службы в мирное время и зачисляются в запас армии на пятнадцать лет:
      1) имеющие степень доктора медицины или лекаря, магистра ветеринарных наук или фармации, или же ветеринара...
      2) пенсионеры императорской академии художеств, отправленные за границу на казенный счет для усовершенствования в художественном образовании, и
      3) преподающие в учебных заведениях.., а ровно штатные воспитатели и штатные помощники их...
      173) Вольноопределяющиеся1 разделяются на три разряда соответственно полученному ими образованию и обязаны прослужить в действующих войсках:
      1) выдержавшие испытания из курса учебных заведений 1-го разряда... — три месяца;
      2) выдержавшие испытание из курса заведений 2-го разряда... — шесть месяцев, и
      3) выдержавшие испытание по особой программе, устанавливаемой по соглашению министров военного и народного просвещения, — два года...
      180) Вольноопределяющиеся, по выдержании установленных испытаний, в случае удостоения ближайшего начальства, производятся:
      1) в унтер-офицеры — по выслуге рядовым: вольноопределяющимся, принадлежащим по ст. 173 к первому разряду — двух месяцев, принадлежащим ко второму разряду — четырех месяцев и принадлежащим к третьему разряду — одного года;
      2) в офицеры, по выслуге в нижнем звании: вольноопределяющимися первого разряда трех месяцев, второго разряда шести месяцев и третьего разряда трех лет.
      Сборник правительственных распоряжений по введению общей воинской повинности. — СПб., 1874. — Т. 1. — С. 9 — 63.
     
      Глава 12
      РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В ПОРЕФОРМЕННЫЕ ГОДЫ
     
      Реформы 60 — 70-х гг. расчистили путь для утверждения в России капиталистического способа производства в земледелии и промышленности, несмотря на тормозящее влияние на развитие производительных сил страны пережитков крепостничества. «Россия сохи и цепа, водяной мельницы и ручного ткацкого станка стала быстро превращаться в Россию плуга и молотилки, паровой мельницы и парового ткацкого станка* (Ленин В. И. Поли. собр. соч. — Т. 3. — С. 597 — 598).
      1 Вольноопределяющийся — добровольно поступивший на военную службу с образовательным цензом и проходивший службу на льготных условиях (сокращенный срок службы, проживание в отдельном помещении казармы или на частной квартире и др.). При увольнении в запас сдавал экзамен на чин младшего офицера (прапорщика).
      Анализируя данные о развитии земледелия в стране за тридцатилетие после 1864 г., В. И. Ленин отмечал, что «пореформенная эпоха характеризуется несомненным ростом как зерновых хлебов, так и картофеля», усилением специализации земледелия, разделения общественного труда, быстром ростом количества хлеба, производимого на продажу. Одновременно «земледельческое население раскалывается на сельских предпринимателей и сельский пролетариат».
      Быстро развивалась капиталистическая индустрия, улучшались средства сообщения (железные дороги, пароходства, телеграф), как грибы росли банки, акционерные общества, промышленные товарищества и т. д. Приводя данные, характеризующие застой и упадок горнозаводского Урала и в то же время громадный рост выплавки чугуна и добычи каменного угля на Юге России, где развивалась «чисто капиталистическая промышленность», В. И. Ленин писал, что из них «ясно видно, какая техническая революция происходит в настоящее время в России и какой громадной способностью развития производительных сил обладает крупная капиталистическая индустрия». Развитие горной промышленности, констатировал Ленин, «идет в России быстрее, чем в Зап. Европе, отчасти даже быстрее, чем в Сев. Америке», хотя в целом «Россия еще очень отстала, по сравнению с другими капиталистическими странами, в своем экономическом развитии». (Там же. — С. 489 — 490, 501 — 502).
      1. Землевладение в Европейской России к концу XIX в.
      2. Временные правила для найма сельских рабочих и служителей 1 апреля 1863 г.
      Широкое распространение наемного труда в земледелии вызвало необходимость регулирования законом отношений между землевладельцами и работниками для защиты интересов первых и предупреждения конфликтов между нанимателями и поступающими в работу.
      1. Наем в сельские рабочие и в служительские по хозяйству должности совершается по добровольным условиям... на общих основаниях с соблюдением при том дополнительных постановлений, в нижеследующих статьях изложенных.
      2. Договор о найме в сельские работы или в услужение может быть совершаем, по желанию договаривающихся, или словесно, или письменно.
      3. Заключение словесных договоров не подлежит никаким формальностям; но споры по таким словесным договорам тогда только принимаются к разбирательству, когда действительность договора подтверждается особо приглашенными свидетелями или запискою в книги Волостного правления.
      4. Письменные договоры пишутся на простой бумаге и могут быть являемы для засвидетельствования, по желанию сторон, или в Волостных правлениях, или у Мировых Посредников, а также у нотариусов или в Думах и Ратушах...
      5. Артели сельских рабочих или сами соглашаются с нанимателями и заключают с ними условия, или доверяют сие своим выборным. Но в последнем случае, по прибытии артели на место работы, наниматель объявляет всем рабочим артели условия найма или прочитывает им договор, если таковой состоялся.
      Примечание. Исправное выполнение рабочими заключенного договора может быть обеспечено или круговою порукою целой артели, или ручательством того сельского общества, к которому принадлежат нанимающиеся.
      6. Для обеспечения правильного исполнения условий по найму в сельские работы и служительские должности по хозяйству и для удобства расчетов между нанимателями и нанимающимися учреждаются особые рабочие книжки.
      7. Рабочие книжки получаются сельскими работниками и служителями из Волостных правлений, Дум и Ратуш, с платою за каждую по 5 к. в пользу губернских земских сборов, на счет коих должны быть заготовлены рабочие книжки...
      8. Сельские рабочие и служители должны предъявлять рабочие книжки нанимателям при поступлении к ним в работы или в услужение...
      9. В рабочую книжку, при выдаче оной... вписываются: имя, прозвание и звание работника, лета его, место, где рабочий имеет постоянное водворение, или где значится записанным по ревизии.
      10. В рабочей книжке наниматель или, по его просьбе, постороннее лицо отмечает время поступления рабочего или служителя в работу или услужение, и по окончании расче+а, время
      увольнения. Кроме того, в рабочей книжке могут быть означены подробно все условия найма. Если условия сии будут собственноручно подписаны в рабочей книжке обоими договаривающимися сторонами, в таком случае рабочая книжка заменяет собою письменный договор...
      ПСЗ: Собрание 2. — Т. 38. — № 39448.
     
      3. А. Н. Энгельгардт. Письма из деревни
      А. Н. Энгельгардт (1832 — 1893) — выдающийся русский ученый, писатель и публицист, артиллерист и химик, агроном и агрохимик, владелец имения Ба-тнщево Дорогобужского уезда Смоленской губернии. В 1870 г., будучи профессором Земледельческого института, за внушение студентам «демократических идеалов» был подвергнут двухмесячному заключению в Петропавловской крепости и выслан из Петербурга.
      Поселившись в Батищеве, Энгельгардт в духе своих народнических взглядов сначала повел хозяйство с участием артелей из интеллигентной молодежи, но когда последняя из них в 1884 г. распалась, стал вести хозяйство с применением вольнонаемного труда, новейших приемов научной агрономии и агрохимии. Скоро он привел свое имение в «блестящее состояние», подняв урожайность полей, доходы от животноводства и т. д.
      «Письма из деревни» А. Н. Энгельгардта печатались с 1872 по 1887 г. в журналах «Отечественные записки» и «Вестник Европы». Заголовки к отрывкам составителей.
      Скотник Петр и его семья
      ...Кроме старосты, у меня есть еще скотник Петр с женой Хов-рой и детьми. У скотника семеро детей: Варнай — 14 лет, Аксинья — 11 лет, Андрей — 10 лет, Прохор — 8 лет, Солошка — 6 лет, Павлик — 4 лет, Ховра — еще нет году. Все это семейство, до Солошки включительно, работает безустанно с утра до ночи, чтобы только прокормиться.
      Сам скотник Петр летом, с 1-го мая по 1-е октября, пасет скот, зимой же, с 1-го октября по 1-е мая, кормит и поит скот. В этой работе ему помогают два старшие сына — Варнай (14 лет) и Андрей (10 лет). Летом скотник, встав на заре до солнечного восхода, выгоняет скот в поле и при помощи двух старших ребят (скота нынче будет 100 штук) пасет его (младший, Андрей, обыкновенно носит ружье против волков). В 11 часов он пригоняет скот на двор, где скот стоит до 3-х часов. В 4-м часу он опять гонит скот в поле и возвращается домой на ночь. И так изо дня в день, в течение целого лета, и в будни, и в праздники, и в зной, и в дождь, и в холод. Для скотника нет праздника ни летом, ни зимой; праздник отличается у него от будничных дней только тем, что в праздничные и воскресные дни он получает порцию (1/100 ведра) водки перед обедом. Зимой скотник, опять-таки при помощи двух старших ребят, кормит и поит скот: встав до свету, он задает первую дачу корма; когда обутреет, бабы доят скот, после чего скотник поит скот, гоняя на водопой каждый хлев особенно. После водопоя он задает вторую дачу корма, обедает и отдыхает. Под вечер вторично поит скот и задает третью дачу
      корма на ночь. Ночью зимой скотник не имеет настоящего покоя, потому что, несмотря ни на мороз, ни на вьюгу, он в течение ночи должен несколько раз сходить в хлевы и посмотреть скот, а когда коровы начнут телиться (декабрь, январь, февраль), он должен постоянно следить за ними и всегда быть начеку, потому что его дело принять теленка и принести его в теплую избу. Старшие ребята помогают скотнику раздавать корм, и даже десятилетний Андрей работает настоящим образом, по мере своих сил: запрягает лошадь, помогает брату накладывать сено на воз, — сам скотник Петр в это время носит корм мелкому скоту, потому что для мелкого скота сено нужно выбирать, и в этом на ребят положиться нельзя, водит лошадь и в хлевах разносит корм и закладывает его в ящики. Разумеется, Андрей, по мере сил, забирает маленькие охапочки сена; но посмотрели бы вы, как он бойко ходит между коровами, как покрикивает на быка — и бык его боится, потому что у Андрея в руках кнут. Летом Андрей носит за отцом ружье, но при случае и сам выстрелит. Раз, летом, я был в поле недалеко от стада, которое рассыпалось между кустами. Вдруг слышу выстрел. Бегу на выстрел и вижу Андрей (ему тогда только что десятый год пошел) держит в руках дымящееся ружье. «В кого ты стрелял?» — «В волка». — «Где?» — «Да вот за ровком; выскочил из моложи по ту сторону ровка, остановился на бичажку, стоит и смотрит на меня, лохматый такой, и я выстрелил». — «Как же ты стрелял?» — ружье у скотника тяжелое, длинное, одноствольное, еще с 12 года, французское, солдатское. — «На сучок положил да и выстрелил. Что ж? Так и подрал; да вон по полю дует». Действительно, смотрю, волк несется по паровому полю.
      Жена скотника, скотница Ховра, доит коров вместе в Авдотьей (женой старосты Ивана, вела домашнее хозяйство помещика. — Сост.) и подойщицами, поит телят, кормит ягнят, готовит кушанье для своего многочисленного семейства — одного хлеба сколько нужно испечь, — обмывает и обшивает детей. В этих работах ей помогает старшая дочь, Аксюта (12 лет) и младшая, Солошка (6 лет), специальная обязанность которой состоит в уходе за маленькой Ховрой, которую она качает в люльке, таскает по двору, забавляет и нянчит. Прохор (8 лет) тоже помогает по хозяйству: он рубит дрова, и так как силенки у него мало, то он целый день возится, чтобы нарубить столько дров, сколько нужно для отопления одной печки. Только Павлик и маленькая Ховра ничего не делают.
      За все это скотник получает в год 60 рублей деньгами, 6 кулей 6 мер ржи, 2 куля овса, IV2 куля ячменя, держит на моем корму корову и овцу, имеет маленький огород, который должен обработать сам, получает место для посева одной мерки льна и одной осьмины картофеля, получает 2 порции водки — на себя и на жену — по воскресеньям и праздникам получает творогу, молока снятого, сколотин (сыворотка из-под взбитого масла. — Сост.), сколько будет моей милости дать (этого нет в договоре). Так как
      скотнику ва его семейство нужно не менее 11 кулей ржи в год, то ему следует прикупить еще 4 куля 2 мерки ржи, что составляет по нынешним ценам 34 рубля. Таким образом, за расходом на хлеб, у него из 60 рублей жалованья остается всего 26 рублей, из коих он уплачивает за двор 20 рублей оброку (прежде, когда у него было меньше детей, он платил 40 рублей), а 6 рублей в год остается на покупку соли, постного масла, одежду.
      Немного, как видите. Недорого оплачивается такой тяжелый труд, как труд скотника со всем его семейством... Помещичье хозяйство в настоящее время ведется так плохо, даже хуже, с меньшим толком и пониманием дела, чем в крепостное время, когда были хорошие старосты-хозяева, — что оно только потому еще кое-как держится, что цены на труд баснословно низки. Кажется, немного получает мой скотник, а и то ему завидуют, и, откажи я ему, сейчас же найдется пятьдесят охотников занять его место.
     
      Хозяйство Энгельгардта
      Нынче у меня работы множество, потому что я изменил всю систему хозяйства. Значительная часть работ производится батраками и поденщиками. Работы самые разнообразные: и ляда (пустоши. — Сост.) жгу под пшеницу, и березняки корчую под лен, и луга снял на Днепре, и клеверу насеял, и ржи пропасть, и льну много. Рук нужно бездна. Чтобы иметь работников, необходимо позаботиться заранее, потому что, когда наступит время работ, все будут заняты или дома, или по другим хозяйствам. Такая вербовка рабочих производится выдачею вперед денег и хлеба под работы. На определенные издельные работы, особенно на работы, цены которым более постоянны и не могут измениться летом, а устанавливаются уже с весны, а также с крестьянами дальних деревень, при выдаче денег вперед, заключаются условия, на работы же поденные, на работы, цены которым вперед определены быть не могут по их изменчивости, на работы новые, в нашей местности мало известные, словом, на такие, при которых человек, заключивший условие, может быть закрепощен и поставлен в необходимость делать работу по цене, для него невыгодной, вследствие чего у него явится соблазн уйти с работы и не выполнить условие, я обыкновенно не делаю условий, а выдаю деньги под работу, с уговором выйти на работу, когда потребуется по «цене как людям». Крестьяне вообще любят такое неопределенное условие, и кому доверяют, то охотно будут работать по «цене как людям», не взяв даже денег вперед...
      Для того чтобы получить наибольшую выгоду от хозяйства при существующей системе, необходимо, чтобы хлеб был дорог, вследствие чего работа будет дешева, то есть необходимо, чтобы крестьяне бедствовали. Если у крестьян будет довольно хлеба, если они найдут, из чего выплатить повинности, словом, если крестьяне будут благоденствовать, то хозяйство при существующей системе немыслимо: каждый помещик, каждый приказчик, каждый староста вам скажет, что если бы крестьяне не нуждались, то он не мог бы хозяйничать. Но ведь желательно, чтобы крестьяне не голодали и, в то же время, чтобы мое хозяйство шло мне не в убыток. Нужно, значит, изменить систему. Я изменил систему хозяйства и, увидав скоро, что попал верно, пошел вперед напролом... Все мне благоприятствовало, все пошло успешно, как и ожидать нельзя было. В настоящее время даже крестьяне одобряют мое хозяйство, не косятся на мои нововведения и часто говорят про меня, что я все «хозяйственное» завожу. Первый год, когда я начал сеять лен, крестьяне говорили, что лен у нас не родится, — теперь все убедились, что лен родится отлично и приносит огромные выгоды. Говорили, что лен портит землю, а между тем после льна рожь уродилась такая, что лучшей в поле не было. Говорили, что я не найду на лен рабочих, а теперь для выборки льна за раз пришло 50 поденщиц. Говорят: «отчего же и не итти, когда вы цену хорошую даете»...
      Крестьяне живут отдельными дворами, и каждый двор имеет свое отдельное хозяйство, которое и ведет по собственному усмотрению. Поясню примером: в деревне, лежащей от меня в полуверсте, с бытом которой я познакомился до тонкости, находится 14 дворов. В этих 14-ти дворах ежедневно топится 14 печей, в которых 14 хозяек готовят, каждая для своего двора, пищу. Какая громадная трата труда, пищевых материалов, топлива и пр.! Если бы все 14 дворов сообща пекли хлеб и готовили пищу, то есть имели общую столовую, то достаточно было бы топить две печи и иметь двух хозяек. И хлеб обходился бы дешевле, и пищевых материалов тратилось бы менее. Далее, зимою каждый двор должен иметь человека для ухода за скотом, между тем как для всего деревенского скота было бы достаточно двух человек; ежедневно во время молотьбы хлеба 14 человек заняты сушкою хлеба в овинах; хлеб лежит в 14-ти маленьких сараях; сено — в 14-ти пунях и т. д. Мне, помещику, например, все обходится несравненно дешевле, чем крестьянам, потому что у меня все делается огульно, сообща. У меня ежедневно все 22 человека рабочих обедают за одним столом, и пищу им готовит одна хозяйка, в одной печи. Весь скот стоит на одном дворе. Все сено, весь хлеб положены в одном сарае и т. д. Мои батраки, конечно, работают не так старательно, как работают крестьяне на себя, но так как они работают артелью, то во многих случаях, например, при уборке сена, хлеба, молотьбе и т. п., сделают более, чем такое же количество крестьян, работающих поодиночке на себя...
      С каждым годом разобщенность в действиях крестьян все более и более увеличивается, так что многие работы, которые еще несколько лет тому назад исполнялись сообща, огульно целою деревнею, теперь делаются отдельно каждым двором...
      Обращаясь к частностям, скажу только, что у нас вообще слишком много значения придают усовершенствованным машинам и орудиям, тогда как машины самое последнее дело, различные факторы в хозяйстве, по их значению, идут в таком порядке: прежде всего хозяин, потому что от него зависит вся система хозяйства и, если система дурна, то никакие машины не помогут; потом работник, потому что в живом деле живое всегда имеет перевес над мертвым; хозяйство не фабрика, где люди имеют второстепенное значение, где стругающий станок важнее, чем человек, спускающий ремень со шкива, в хозяйстве человек прежде всего; потом лошадь, потому что на дурной лошади и плуг окажется бесполезным; потом уже машины и орудия. Но ни машины, ни симментальский скот, ни работники не могут улучшить наши хозяйства. Его улучшить могут только хозяева.
      Упадок помещичьего хозяйства.
      Будущее русской деревни
      Крепостное право пало, вместе с ним пало и помещичье хозяйство. До 1861 года существовала известная система. Помещик в своем имении был властелин известного количества рук, имел в своем полном распоряжении известную рабочую силу, которую мог направлять, как хотел. При крепостном праве помещик, хороший хозяин, устраивал обыкновенно свои отношения так: крестьянам было отведено точно определенное количество земли, которая обыкновенно так и называлась крестьянскою землею; крестьяне сами распоряжались этою землею, вели на ней свое хозяйство и за это доставляли, для работы на помещичьих полях, известное количество работников с лошадьми и орудиями и содержали этих работников...
      С уничтожением крепостного права вся эта система рушилась и сделалась невозможною, и все хозяйство страны должно было принять новые формы. Но естественно, что люди, сжившиеся с известными порядками, желали, чтобы эти порядки продолжались. Думали, что и после освобождения крестьян будут продолжаться те же или подобные порядки, с тою только разницею, что вместо крепостных будут работать вольнонаемные рабочие.
      Казалось, что это так просто выйдет. Крестьяне получат небольшой земельный надел, который притом будет обложен высокой платой, так что крестьянин не в состоянии будет с надела прокормиться и уплатить налоги, а потому часть людей должна будет заниматься сторонними работами. Помещики получат плату за отведенную в надел землю, хозяйство у них останется такое же, как и прежде, с тою разницею, что вместо пригонщиков будут работать вольнонаемные батраки, нанимаемые за оброк, который будут получать за отошедшую землю. Все это казалось так просто, да к тому же думали, что если станут хозяйничать по агрономиям, заведут машины, аль альгаусских и иных скотов, гуано и суперфосфаты, то хозяйство будет итти еще лучше, чем шло прежде при крепостном праве. Вначале было сделано много попыток завести батрацкое хозяйство с машинами и агрономиями, по все эти попытки не привели к желаемому результату. Чисто батрацких хозяйств у нас нет. «Grande culture» с работающими в
      хозяйстве, вольнонаемными батраками оказалась невозможною, потому что она требует безземельного кнехта, такого кнехта, который продавал бы хозяину свою душу, а такого кнехта не оказалось, ибо каждый мужик сам хозяин. Количество безземельных крестьян, бросивших хозяйство, слишком мало для того, чтобы доставить контингент прочных кнехтов для помещичьих хозяйств, и поглощается фабриками, заводами, городами.
      На выручку помещичьим хозяйствам пришло — но только временно — то обстоятельство, что крестьяне получили малое количество земли и, главное, должны были слишком много платить за нее. Земли у мужика мало, податься некуда, нет выгонов, нет лесу, мало лугов. Всем этим нужно раздобываться у помещика. Нужно платить подати, оброки, следовательно, нужно достать денег. На этой-то нужде и основалась переходная система помещичьего хозяйства. Помещики оставили машины, агрономии, батрацкое хозяйство, уменьшили запашки и стали вести хозяйство, сдавая земли на обработку крестьянам с их орудиями и лошадьми, сдельно, за известную плату деньгами, выгонами, лесом, покосами и т. п. Но обрабатывающие таким образом земли в помещичьих хозяйствах крестьяне сами хозяева, сами ведут хозяйство и нанимаются на обработку помещичьей земли только по нужде. Человек, который сам хозяин, сам ведет хозяйство и только по нужде нанимается временно на работу, — это уже не кнехт, и на таких основаниях ничего прочного создать в хозяйстве нельзя. Есть нужда — берет работу, и дешево берет; нет нужды — не берет... Поэтому-то помещичьи хозяйства год от году все падают, сокращаются, уничтожаются, и землевладельцы переходят к сдаче земель в аренду па выпашку...
      Пало помещичье хозяйство, не явилось и фермерства, а просто-напросто происходит беспутное расхищение — леса вырубаются, земли выпахиваются, каждый выхватывает, что можно, и бежит. Никакие технические улучшения не могут в настоящее время помочь нашему хозяйству. Заведите какие угодно сельскохозяйственные школы, выписывайте какой угодно иностранный скот, какие угодно машины, ничто не поможет, потому что нет фундамента. По крайней мере, я, как хозяин, не вижу никакой возможности поднять наше хозяйство, пока земли не перейдут в руки земледельцев. Кажется, что в настоящее время и все это начинают понимать.
      Энгельгардт А. Н. Из деревни.
      12 писем. 1872 — 1887. — М., I960. — С. 38 — 472.
     
      4. Таблица распределения по отдельным губерниям крестьян-собственников и временнообязанных на 1 января 1881 г.
     
      7. О сооружении первой сети железных дорог в России. Указ 26 января 1857 г.
      Сооружение дороги, столь справедливо называемой нами Николаевскою, выразило еще осязательнее всю пользу для нашей родины сего нового способа сообщений, всю необходимость его как для мирного, так и для военного времени; и железные дороги, в надобности коих были у многих сомнения еще за десять лет, признаны ныне всеми сословиями необходимостью для империи и соделались потребностью народною, желанием общим, настоятельным.
      В сем глубоком убеждении мы вслед за первым прекращением военных действий повелели озаботиться о средствах к лучшему удовлетворению этой неотложной потребности. Внимательное обсуждение указало, что для удобства и скорости лучше обратиться, по примеру всех других стран, предпочтительно к промышленности частной, как отечественной, так и иностранной, — к последней и в том внимании, чтобы воспользоваться значительною опытностью, приобретенной при устройстве многих тысяч верст железных дорог на Западе Европы.
      На сих началах... признаны единогласно лучшими и нами утверждены условия, предложенные обществом капиталистов русских и иностранных... Условиями сими общество это обязуется: на свой счет и страх устроить в течение десяти лет и потом содержать в течение восьмидесяти пяти лет указанную ему сеть около четырех тысяч верст железных дорог, с одним лишь ручательством правительства за выручение пяти процентов с определенных на сооружение сумм, и с тем, что по миновании означенных сроков вся сеть обращается бесплатно в принадлежность казны...
      Сеть эта будет простираться: от С.-Петербурга до Варшавы и прусской границы, от Москвы до Нижнего Новгорода, от Москвы через Курск и низовья Днепра до Феодосии и от Курска или Орла
      чрез Динабург до Либавы — и таким образом непрерывным чрез двадцать шесть губерний железным путем соединятся взаимно: три столицыглавные судоходные реки наши, средоточие хлебных наших избытков и два порта на Черном и Балтийском морях, почти весь год доступные: облегчится сим образом вывоз заграничный; обеспечится провоз и продовольствие внутреннее...2
      ПСЗ: Собрание 2, — Т. 32. — Л 31448.
     
      8. Лесная промышленность и охрана лесов Сибири и Приморья
      Порядок лесопользования и лесоразведения регламентировался в ряде уставов и инструкций. Правила 21 апреля 1863 г. касались рубки леса и лесной промышленности в Приморской области Восточной Сибири (I) и пользования лесом в Тобольской и Томской губерниях (II).
      1. 1. Рубка леса на внутренние потребности, в указанных главным областным начальством местностях, а также торговля лесом внутри области, дозволяются всем русским и иностранным подданным (кроме ссыльнокаторжных) беспошлинно. Рубка леса рангоутного и корабельного на местные потребности разрешается, по существенной в нем надобности, ближайшим местным начальством, получающим на этот предмет инструкции или разрешения военного губернатора области.
      2. Русским подданным и иностранцам дозволяется вывоз всякого рода леса за границу на первое время из одной Императорской гавани, где отделяется и оставляется неприкосновенным необходимое, по соображению военного губернатора области, заказное лесное пространство на правительственные надобности; во всех же прочих местах гавани рубка леса для заграничной торговли дозволяется свободно.
      3. Желающий заниматься рубкою леса для заграничной торговли в дозволенных местах Императорской гавани, просит об отводе для этого участков местного начальника гавани или военного губернатора области, который делает распоряжение о таковом отводе, сообразуясь с местными обстоятельствами и имея в виду не допускать монополии.
      4. Рубка рангоутного и вообще корабельного леса, а также всякого другого леса для заграничной торговли, производится с платою в казну попённых и посаженных денег по таксе, составляемой местным губернатором на три года...
      5. Если лесопромышленники пожелают устроить в Императорской гавани или в других местах Приморской области лесопильные заводы, то об отводе участков под такие заведения испра-
      1 Три столицы — Петербург, Москва, Варшава (столица Царства Польского) .
      2 Главное общество ж. д. не выполнило полностью свои обязательства. Контракты на строительство ж.-д. линий заключались с другими частными обществами.
      шивают разрешение тем же порядком, какой указан в пункте 3-м сих Правил в отношении отвода участков для рубки леса.
      6. Для надзора за рубкою леса в Императорской гавани определяется Лесной Надзиратель из офицеров Корпуса Лесничих и лесная стража...
      7. Лесной Надзиратель и стража наблюдают, чтобы рубка леса производилась в одних дозволенных местах и чтобы лесные пространства не подвергались опустошению напольными огнями и поджогами...
      9. За самовольную порубку леса в Императорской гавани, без испрошения на то дозволения начальства, виновные подвергаются штрафу втрое против стоимости леса по таксе; а за самовольную порубку леса, с вывозом за границу без платежа пошлин, виновным, сверх взыскания с них установленного штрафа, воспрещается рубка леса вообще в Императорской гавани; нарубленный же лес в обоих случаях отбирается на местные потребности...
      II. ...2. Свободное пользование лесами в Западной Сибири, исключая отделенных в запас, дозволяется государственным крестьянам тех волостей, которые не наделены еще окончательно землею и лесом, но с тем, чтобы они употребляли лес только на собственные свои надобности.
      3. Прочим местным жителям Западной Сибири, а равно и лицам посторонним, вырубка казенных лесов, исключая запасных, дозволяется не иначе как с разрешения начальства, или безденежно, или за деньги...
      9. Надзор за целостию казенных лесов возлагается на крестьянские общества тех волостей, в районе которых леса находятся.
      10. Для ближайшего надзора за лесами полагаются полесовщики, которых число определяется местным начальством.
      11. Полесовщики выбираются на волостных сходках из крестьян хорошего поведения, с тем условием, чтобы в семействе, из которого избран полесовщик, оставалось, по крайней мере, два годных работника...
      39. Каждое лицо, производящее порубку леса, должно иметь на то билет и рубить лес в том месте и количестве, которое означено в билете...
      Там же.-Т. 88. — № 39522, 39523.
     
      9. Банковское дело
      В. И. Ленин уделил большое внимание развитию в пореформенной России банковского дела, кредитной системы, обеспечивающей «власть денег» в промышленности и в земледелии, в городе и в деревне. «Основной и первоначальной операцией банков, — указывал Ленин, — является посредничество в платежах. В связи с этим банки превращают бездействующий денежный капитал в действующий, т. е. приносящий прибыль, собирают все и всяческие денежные доходы, предоставляя их в распоряжение класса капиталистов» (Ленин В. И. Поли. собр. соч. — Т. 27. — С. 325 — 326).
      Истоки банковского дела развитого капитализма относятся к 60-м гг. XIX в., когда впервые в России возникло множество «общественных банков»,
      обществ «взаимного кредита» и т. п. Такие банки играли еще роль сравнительно «скромных посредников», обладая капиталами каждый от 10 до 150 — 200 тыс. рублей.
      Приводим наиболее типичные указы об учреждении банков в городе Елец Орловской губернии (I) от 31 января 1863 г. и С.-Петербургского Общества взаимного кредита от 9 апреля 1863 г. (II).
      1. ...Во исполнение пункта 3-го высочайше утвержденного 6-го февраля 1862 года мнения Государственного совета по делу учреждения городских банков... (министром финансов) по соглашению с министром внутренних дел разрешено... учреждение Общественного банка в городе Ельце на следующих основаниях:
      1. Основной капитал Банка составляется из пятнадцати тысяч рублей, пожертвованных на сей предмет Елецким городским обществом.
      2. Банку предоставляется производить следующие операции: прием вкладов и выдачу ссуд под залог: а) каменных домов, лавок, фабрик и других зданий; и б) золотых, серебряных и других, неподверженных порче, вещей...
      4. Из чистых годовых прибылей от оборотов... одна половина отделяется на устройство и содержание в городе Ельце благотворительных заведений, а другая присоединяется к основному капиталу Банка...
      II. Устав С.-Петербургского Общества Взаимного Кредита
      § 1. В С.-Петербурге учреждается Общество под названием «Общество Взаимного Кредита», время существования коего не ограничивается сроком...
      § 2. Общество имеет целью, посредством учета срочных обязательств, доставлять лицам всякого звания, занимающимся торговлею и другими промыслами, необходимые им капиталы, в размере, соответствующем степени благонадежности каждого лица...
      § 5. Лицо, желающее вступить в члены Общества, подает в Правление просьбу об открытии ему кредита в определенном размере. Просьба сия передается на рассмотрение Комитета (§ 38) и хранится в тайне, до изъявления Комитетом согласия принять то лицо в число членов Общества.
      § 6. Каждый член, соразмерно сумме открытого ему кредита, участвует в прибылях и убытках Общества, и при самом вступлении в Общество должен дать письменное обязательство, форма коего установляется Правлением.
      § 7. Сумма кредита должна быть не менее 300 рублей...
      § 9. Сумма всех обязательств, подписанных членами при вступлении их в Общество, составляет капитал, обеспечивающий его операции.
      § 10. Каждый член отвечает за долги Общества пред третьими лицами не более как на сумму открытого ему кредита.
      § 11. Для образования оборотного капитала Общества каждый член, при вступлении своем в Общество, вносит наличными деньгами 10-ть процентов с суммы открытого ему кредита. Взнос этот
      записывается в кредит члена и вычитается из суммы, на которую он принимает на себя ответственность...
      § 19. Прибыли от учетной операции и вычеты из учетных процентов, за покрытием издержек по управлению делами Общества, разделяются между всеми членами пропорционально сумме открытого каждому из них кредита... Если, при заключении счетов, окажутся убытки, то каждый член обязывается немедленно внести сумму, причитающуюся на его часть, в кассу...
      § 21. Делами Общества заведывает Правление, состоящее из пяти членов Общества, под наблюдением и контролем девяти депутатов.
      § 22. Члены Правления, вместо постоянного жалованья, получают из чистой прибыли 15%, для раздела между собою. Депутаты определенного вознаграждения не получают, но могут пользоваться дариками или жетонами за каждое заседание, по утверждении общим собранием размера вознаграждения этим способом.
      § 23. Члены Правления избираются общим собранием посредством баллотировки...
      § 26. Правление назначает учетный процент и вообще постановляет решения по всем делам Общества, исключая касающихся комитета для приема в члены, а также дел об определении, увольнении служащих и назначении им жалованья, что зависит от Совета Общества...
      § 38. Для приема в члены Общества избирается Советом Комитет из двадцати лиц...
      § 42. Комитет собирается еженедельно для рассмотрения поступивших прошений о приеме в члены.
      Таи же. — Т. 39. — № 39230, 39465.
      10. Устав Акционерного общества Русско-Балтийского вагонного завода в г. Риге.
      29 августа 1874 г.
      § 1. Для приобретения устроенного в городе Риге фон-дер-Ци-пеном и Шарлие вагонного завода и для изготовления подвижного состава для железных дорог России учреждается акционерное Общество, под наименованием: «Акционерное Общество Русско-Балтийского вагонного завода*...
      § 2. Поименованный... завод... переходит от настоящих владельцев оного... в полную собственность Общества... по надлежащей описи, плану и оценке.
      § 3. Обществу предоставляется право приобретать в собственность и устраивать вновь или арендовать и другие заводы для изготовления железнодорожного подвижного состава, а равно приобретать или арендовать необходимые для развития действий сих заводов залежи руд, земли и леса, с соблюдением существующих постановлений и по испрошении, в надлежащих случаях, разрешения начальства. '
      § 4. Общество, его конторы и агенты подчиняются, относительно платежа гильдейских повинностей, пошлин за право торговли, горных, таможенных, гербовых и других общих и местных сборов, всем правилам и постановлениям, как общим, так и относительно предприятий Общества ныне в империи действующим, равно тем, какие впредь будут на сей предмет изданы.
      § 5. Публикации Общества, во всех указанных в законе и в настоящем Уставе случаях, делаются в Правительственном Вестнике и в ведомостях обеих столиц и местных губернских, с соблюдением установленных правил.
      § 6. Капитал Общества определяется в один миллион рублей и образуется выпуском двух тысяч акций, по пятисот рублей каждая.
      § 7. Все означенное количество акций распределяется между учредителями и приглашенными ими к участию в настоящем предприятии лицами, по взаимному их соглашению.
      § 8. По утверждении настоящего Устава и не позже одного месяца производится первоначальный взнос по акциям шестидесяти процентов, с запискою внесенных денег в установленные книги и с выдачею в приеме сих денег именных временных свидетельств, и засим Общество открывает свои действия. В случае неисполнения сего, Общество считается несостоявшимся. Остальные сорок процентов уплачиваются впоследствии, по мере надобности и по назначению общего собрания акционеров, не позже однако двух лет со дня утверждения настоящего Устава. В случае неисполнения сего, Общество считается также несостоявшимся и обязано ликвидировать свои дела. О сроках и размерах взносов должно быть публикуемо, по крайней мере, за три месяца до их наступления. Взносы по акциям отмечаются на временных свидетельствах, которые, при последнем взносе, заменяются акциями.
      § 9. Об учреждении и открытии действий Общества публикуется во всеобщее сведение.
      § 10. Если кто-либо не внесет по свидетельствам потребованных денег к сроку, то ему дается два месяца льготы, с уплатою в пользу Общества за каждый просроченный день по расчету одного процента в месяц за невнесенную в срок сумму. Если же и затем деньги за акции не будут внесены, то эти свидетельства уничтожаются, о чем публикуется во всеобщее сведение, и заменяются новыми свидетельствами, под теми же нумерами, которые продаются Правлением Общества. Из вырученных за такие свидетельства сумм, за покрытием оставшихся в недоимке взносов, с процентами за просрочку и расходов по продаже и публикации, остаток выдается бывшему владельцу уничтоженных свидетельств.
      § 11. Впоследствии, при развитии дел Общества и по полной оплате первоначально выпущенных 2000 акций, оно может, сообразно потребности, увеличить свой капитал, посредством новых выпусков акций, по прежней цене. Каждый новый выпуск акций производится не иначе, как по постановлению общего собрания
      акционеров и с особого, каждый раз, разрешения Правительства, порядком, им учреждаемым; причем владельцам акций предшествовавших выпусков предоставляется преимущественное право на приобретение акций нового выпуска, соразмерно числу имеющихся у каждого из них таковых акций прежних выпусков. Если акции нового выпуска не будут разобраны владельцами акций прежних выпусков сполна, то на остальную часть новых акций открывается, с разрешения министра финансов и на условиях, подлежащих предварительному его утверждению, публичная подписка.
      § 12. Акции Общества выдаются именные или на предъявителя, по желанию владельцев; акции вырезываются из книги, означаются нумерами по порядку и выдаются за подписью трех членов Правления, бухгалтера и кассира с приложением печати Общества.
      § 18. ...Обществу предоставляется, для образования оборотного капитала, выпустить облигации, по пятисот рублей каждая, всего на сумму триста тысяч рублей, с тем... чтобы размер процентов, уплачиваемых по облигациям, условия их выпуска, форма, сроки и способ погашения определены были общим собранием акционеров и, предварительно самого выпуска, представлены на утверждение министра финансов.
      § 19. Управление делами Общества принадлежит Правлению, местопребывание коего определится общим собранием акционеров в С.-Петербурге или другом городе России, с утверждением министра финансов, о чем публикуется во всеобщее сведение.
      § 20. Правление Общества состоит из трех Директоров, избираемых общим собранием акционеров, из среды своей, на три года...
      § 21. Для замещения кого-либо из Директоров на случай болезни, долговременной отлучки, смерти или выбытия до срока, выбираются общим собранием... два к ним кандидата, которые за время занятия должности Директора, пользуются всеми правами и преимуществами, сей должности присвоенными.
      § 22. В Директоры и кандидаты избираются лица, имеющие не менее десяти акций, которые и хранятся в кассе Общества во все время бытности избранных лиц в помянутых званиях...
      § 25. Директоры избирают ежегодно, после годичного общего собрания, из среды своей Председателя...
      § 27. За труды свои по заведыванию делами Общества Директоры могут получать определенное жалованье, по назначению общего собрания акционеров, и процентное вознаграждение, согласно § 38 сего Устава...
      § 37. Для поверки ежегодного отчета и баланса за текущий год, общее собрание назначает, за год вперед, Ревизионную комиссию, из акционеров, не состоящих ни Директорами, ни кандидатами к ним, ни в других должностях по управлению делами Общества...
      § 38. По утверждении отчета общим собранием, из чистого дохода, выведенного за покрытием всех расходов и за уплатою про-
      центов и погашений по облигациям, если таковые будут выпущены согласно § 18, отчисляется ежегодно сумма, равная не менее пяти процентам с первоначальной стоимости строений, машин и движимостей, на погашение стоимости сего имущества, впредь до полного погашения оного.
      Из остатка, который окажется, отделяется: а) не менее пяти процентов в запасный капитал, и б) пять процентов на выдачу наград служащим и рабочим, пострадавшим при действии заводов, или их семействам, по усмотрению Правления. Остальная сумма поступает в дивиденд по акциям...
      § 43. Общие собрания акционеров бывают: обыкновенные, раз в год, в марте месяце, и чрезвычайные. Обыкновенные собрания созываются Правлением ежегодно, для рассмотрения и утверждения отчета и баланса за прошлый год, равно сметы расходов и плана действий наступившего года, также для избрания Директоров, кандидатов к ним и членов Ревизионной комиссии...
      Там же.-Т. 49. — № 53843
     
      Глава 13 ПРИСОЕДИНЕНИЕ СРЕДНЕЙ АЗИИ К РОССИИ
     
      1. Записка о задачах политики России в Средней Азии.
      Июль 1866 г.
      Публикуются отрывки из записки подполковника Генерального штаба Глу-ховского военному губернатору Туркестанской области.
      Для России необходимо: 1) утвердить свое господство на берегах Аму-Дарьи; 2) не допустить утвердиться в Бухаре влиянию какой-либо другой европейской державы; 3) обеспечить жизнь и имущество как своих подданных, так и, по возможности, жителей Средней Азии; 4) развить нашу торговлю. Принимая за главное основание для будущих наших действий достижение этих целей более легким и дешевым образом, России не только не следует присоединять теперь к своим владениям Бухарское ханство, но даже нет необходимости и делать его вассальным к нам государством. В том и другом случае от России потребуются большие издержки, и она скорее будет связана во многих своих действиях. Поэтому было бы гораздо полезнее и выгоднее образовать из Бухарского ханства самостоятельного союзника, верность и преданность которого были бы обеспечены самым прочным образом. А так как эта цель не может быть достигнута ни переговорами, ни трактатами, то необходимо принять более действительные меры, которые могли бы поставить эмира в полную зависимость от России. По внимательном рассмотрении всех обстоятельств, окружающих нас теперь в Средней Азии, эти меры, по моему крайнему убеждению, заключаются в следующем:
      1) России необходимо овладеть Джизаком 1 как ключом к господству над всею долиною реки Зарявшана (Зеравшан. — Сост.). Имея в своих руках этот пункт, мы будем иметь всегда возможность оказывать преобладающее влияние на все дела Бухары.
      2) Необходимо обеспечить личность эмира от различных внутренних его врагов. Это есть дело первостепенной важности, чтобы привлечь эмиров навсегда на сторону России... Эмиры вполне осознают потребность иметь более или менее устроенные войска... Нисколько не будет удивительным, если вскоре явятся в Бухаре английские офицеры. Поэтому было бы крайне полезным предупредить желание эмира и дать ему не только офицеров, но даже русский конвой для охранения его особы. Четыре или пять рот будет совершенно достаточно для этой цели, причем это войско должно считаться на службе бухарского эмира. Выгоды от подобной меры будут следующие: а) Россия, предоставив эмиру право взять к себе на службу как офицеров, так и нижних чинов, нисколько не будет связана в своих действиях. Считаясь самостоятельным владетелем, эмир может делать с согласия России все, что будет необходимо для соблюдения интересов двух держав. Но вместе с тем он не будет подвергать наше правительство никакой ответственности за свои действия, б) Наши офицеры могут, насколько это будет согласно с видами России, образовать и обучать бухарские войска, чрез что влияние англичан и вообще иностранцев на деле Средней Азии устранится. В случае же надобности Россия всегда может пользоваться средствами Бухары для разных своих целей...
      3) Было бы полезно образовать впоследствии таможенный союз из России и среднеазиатских ханств и нашу таможенную линию перевести не на Сыр-Дарью, а прямо на Аму-Дарью. Уничтожение барьера между Россиею и Среднею Азиею будет много содействовать как развитию нашей торговли, так и прочному утверждению нашего господства в Средней Азии...
      4) Необходимо проложить в самом непродолжительном времени торговый путь от Красноводского залива к устью Аму-Дарьи. Все политические, торговые и военные соображения настоятельно говорят о необходимости приблизить Среднюю Азию к России, чтобы ускорить и удешевить взаимные их сношения между собой. Утверждение прочного нашего господства в Средней Азии, развитие благосостояния Туркестанской области, развитие нашей торговли и нашей мануфактурной промышленности — все это будет зависеть от путей сообщений, связывающих Россию с Среднею Азиею...
      Записка о значении Бухарского ханства для России и необходимости принятия решительных мер для прочного водворения нашего влияния в Средней Азии. — СПб., 1867 — С. 34 — 38.
      1 Джизак — крепость в 100 км к северо-востоку от Самарканда. Занята русскими войсками 18 октября 1866 г. *
      2. Присоединение Самарканда. Торговые условия с эмиром Бухары. Май 1868 г.
      Публикуются условия, состоявшиеся после занятия русскими войсками Самарканда, с эмиром Бухары Сеид-ханом.
      1) В состав земель, подвластных е. и. в-ву императору всероссийскому, кроме прежде занятых русскими земель к северу от Кашгар-Давана и Нуратанын-тау, включается город Самарканд, просивший принятия в подданство белого царя, со всеми селениями, от него зависящими...
      2) Всем русским подданным, какого бы они ни были вероисповедания, предоставляется право ездить для торговли в Бухару и во все города бухарские, куда бы ни пожелали, подобно тому, как дозволялось по сие время и будет дозволено и впредь всем подданным бухарского эмира торговать по всей Российской империи. Высокостепенный эмир обязуется строго наблюдать за безопасностью и сохранностью русских подданных, находящихся внутри пределов его владений, с их караванами и всем вообще имуществом.
      3) Русским купцам будет дозволено иметь в бухарских городах, где сами пожелают, свои караван-сараи, в которых бы они могли складывать свои товары. Тем же правом будут пользоваться бухарские купцы в русских городах.
      4) Для наблюдения за правильным ходом торговли и за законным взиманием пошлины предоставляется русским купцам право иметь, если пожелают, во всех городах Бухарского ханства торговых агентов (караван-башей). Право это предоставляется и бухарским купцам в городах Туркестанского края.
      5) Со всех товаров, идущих из русских пределов в Бухару или оттуда в Россию, будет взиматься столько же, сколько в Туркестанском крае, т. е. по два с половиною процента со стоимости товаров; во всяком случае не более, чем взимается с мусульман — бухарских подданных.
      6) Русским купцам с их караванами предоставляется свободный и безопасный проезд через бухарские земли в соседние с Бухарой владения точно так же, как и бухарские караваны пропускаются через русские земли.
      Жуковский С. В. Сношения России с Бухарой и Хивой за последнее трехсотлетие. — Пг., 1915. — С. 175 — 176.
      3. Две записки о торговле в Сибири и Средней Азии и строительстве для этого железных дорог
      Приводятся извлечения из записки члена Общества для содействия русской промышленности и торговле Я. И. Расторгуева (I) и из коллективного прошения более ста московских купцов и промышленников (II), поданных правительству в 1874 — 1876 гг.
      I. По исследованиям... расстояние мест, откуда с давних времен существовали сообщения с среднеазиатскими ханствами, выражены приблизительно в следующих цифрах:
      От Оренбурга до Ташкента до 1900 верст
      От Троицка до 1500 верст
      От Петропавловска до 1800 верст
      Следовательно, ближайшее расстояние существует от Троицка...
      Город Троицк, как бывший пограничный пункт, сыздавна был главным центром, куда свозились, не по одному разу в год, азиатские произведения, продавались и выменивались на русские, в числе которых немаловажное место занимали железные, чугунные изделия и медь. Вся эта торговля происходила в те времена, когда в степи существовала баранта (грабежи. — Сост.), когда в самих среднеазиатских ханствах происходила непрерывная война, опустошавшая страны, некогда богатые и цветущие, о чем свидетельствует множество памятников зодчества, разбросанных в степи.
      В настоящую минуту, когда в известных нам ханствах русское оружие водворяет примирительное во всех частях положение, видим, что, несмотря на религиозный фанатизм, возбуждаемый немногими беспокойными головами, само народонаселение начинает сознавать всю благость новейшей цивилизации: в быту его водворяется безопасность за свою жизнь и собственность, а по недоступным прежде степям существует безопасное сообщение; меж-дуусобная резня в ханствах исчезает, с чем, конечно, народонаселение, несомненно, будет увеличиваться и развивать свои мирные промыслы.
      Если железная дорога будет проведена от Екатеринбурга к Троицку и далее до Ташкента, то в русских пределах она пройдет горными заводами с густым населением, неподалеку от Златоустовского казенного завода, где выделывается белое (холодное. — Сост.) оружие, и чрез земли, населенные частию оренбургским казачеством. На екатеринбургских заводах выделываются артиллерийские лафеты и снаряды. С севера к Екатеринбургу пройдет горнозаводская дорога, по которой, в случае надобности, могут быть подвезены также не только разного рода артиллерийские снаряды, выделываемые на северных заводах, но и самые орудия с сталелитейного пушечного завода, у которого начинается Уральская горнозаводская линия. Из этого оказывается, что проведение железного пути от Екатеринбурга чрез Троицк в Среднюю Азию представляет следующие выгоды:
      1) Кратчайшее против других пунктов расстояние от России.
      2) Удобство, предоставляемое обитаемостию степных мест, оазисами лесов, водными источниками, несомненным присутствием каменного угля и, наконец, многими удобствами, удешевляющими устройство пути.
      3) Возможность, с проведением южной линии от Казани до Екатеринбурга, быстрого развития торговли, которая обнимет своею деятельностию не только знакомые уже России среднеазиатские ханства, но, охраняемая влиянием русского оружия, будет
      уходить далеко и в глубь Азии. Со времен Петра Великого среднеазиатские народы искали покровительства России... Беспрепятственное... путешествие полковника Сосновского по всему Китаю убеждает в неотразимой неизбежности к скорейшему сближению с подданными срединного государства, которые с полнейшим радушием встречали и сопровождали г. Сосновского, относясь с полнейшим уважением как к русскому; а добрых соседей этих у России сотни миллионов, которых разделяет от нее только пограничная черта и недостаток путей сообщения, а не моря и океаны...
      II. Г. Министру Финансов.
      Весной 1869 года московское купечество обращалось с ходатайством к вашему высокопревосходительству об утверждении Сибирской железной дороги в прямом и кратчайшим направлении от Нижнего Новгорода на Казань, Екатеринбург и Тюмень. Одновременно с представителями промышленных интересов Москвы торговые сословия Сибири, Казани, Нижегородской и Ирбнтской ярмарок высказались единогласно в пользу упрочения прямым рельсовым путем вековых торговых сношений Сибири и Урала с важнейшими русскими рынками в Нижнем и в Москве.
      Осуществление этого коренного русско-транзитного пути, обещающего столь важные выгоды для нашего промышленного развития, неизбежного при установившемся торговом общении богатой Сибири с промышленною частию России, до сих пор не только не начато, но даже не разрешено и в принципе.
      Ныне мы, нижеподписавшиеся Московские промышленные и торговые люди, известились, что правительство озабочено обследованием вопроса о направлении рельсового пути из России в Центральную Азию и что в числе имеющихся для этого пути предположений предлагается исходным пунктом для оного Екатеринбург, как центр, в который уже упирается утвержденная Уральская горнозаводская линия и будет упираться проектированная Сибирская транзитная дорога и от которого по старинному и весьма удобному торговому пути на Троицк может быть направлена железная дорога к среднеазиатским рынкам.
      Ввиду громадных торговых преимуществ этого последнего направления пред другими направлениями, проектируемыми от Оренбурга и от Саратова чрез пустынные песчаные степи, а также ввиду весьма важных выгод, ожидаемых для русских торговых интересов, вследствие связи Среднеазиатской линии с Сибирскою, мы приемлем смелость возобновить пред нашим высокопревосходительством наше ходатайство о Сибирской торгово-транзитной линии в том смысле, чтобы вопрос о железной дороге в Центральную Азию рассмотрен был в связи с неразрешенным еще делом Сибирской дороги и чтоб осуществление громадного железнодорожного проекта, долженствующего открыть доступ обширнейшему транзиту иноземных продуктов чрез Россию на среднеазиатские рынки, начато было сооружением столь необходимого для русской торговли Сибирского пути, который, удовлетворяя настоятельнейшим нуждам коренного русского транзита, в то же время
      будет служить первым звеном для Среднеазиатской железной дороги, имеющей впоследствии продолжиться чрез Троицк к Ташкенту и далее по мере надобности...
      Труды Общества для содействия русской промышленности и торговле, издаваемые комитетом общества. — СПб., 1876. — Ч. 10. — С. 145 — 151.
     
      Глава 14
      РУССКО-ТУРЕЦКАЯ ВОИНА 1877 — 1878 гг.
     
      1. Циркуляр А. М. Горчакова русским дипломатическим миссиям в странах Западной Европы от 19 ноября 1870 г. об отмене статей Парижского мира 1856 г., ограничивающих права России в Черном море
      Государь император в доверии к чувству справедливости держав, подписавших трактат 1856 года, и к их сознанию собственного достоинства, повелевает вам объявить, что его величество не может долее считать себя связанным обязательствами трактата 18(30) марта 1856 года, насколько они ограничивают его верховные права на Черном море; что его императорское величество считает своим правом и своею обязанностью заявить его величеству султану о прекращении силы отдельной и дополнительной к упомянутому трактату конвенции, определяющей количество и размеры военных судов, которые обе прибрежные державы представили себе содержать в Черном море; что государь император прямодушно уведомляет о том державы, подписавшие и гарантировавшие общий трактат, существенную часть которого составляет эта отдельная конвенция; что его императорское величество возвращает в этом отношении его величеству султану права его во всей полноте, точно так же, как восстановляет свои собственные...
      Татищев С. С. Император Александр II — СПб., 1911 — Т. 2. — С. 68-69.
     
      2. Генерал М. И. Драгомиров об обучении войск
      Известный русский военный теоретик, историк, участник русско-турецкой войны 1877 — 1878 гг., профессор Академии Генерального штаба М. И. Драгомиров (1830 — 1905) оставил ряд ценных трудов, в том числе о воспитании и обучении войск на опыте русской армии, содержащих прогрессивные для своего времени взгляды.
      Условия рационального обучения войск следующие:
      1) Войска должно учить в мирное время только тому, что им, придется делать в военное; всякое отступление от этой нормы вредно, потому что внушает и солдатам, и начальникам превратное понятие о том, что можно и чего нельзя требовать в бою от человека. Люди, выученные лишнему, и перед неприятелем будут делать не то, что нужно, а то, что они умеют делать.
      2) Учить солдат боевому делу должно в такой последовательности, чтобы они из самого хода обучения видели цель всякого отдела образования.
      3) Учить преимущественно примером, т. е. показывать, что и как сделать, прибегая к изустным объяснениям только в случае действительной необходимости.
      Первое условие определяет объем образования солдат, второе и третье — его метод; по цели курса займусь исключительно первым условием, так как применение к делу последних двух можно видеть только на практике в войсках.
      Имея в виду высказанную выше аксиому — что бесполезно на войне, то вредно вводить в мирное обучение, — определим, что требуется от солдата на войне:
      1) Чувство долга, доведенное до самоутверждения, или готовность пожертвовать собою для выручки товарищей, неустрашимость, находчивость, беспрекословное повиновение воле начальника во всем, касающемся службы,
      2) Способность выносить тягости и лишения военного времени безропотно и без быстрого истощения сил.
      3) Искусное действие своим оружием.
      4) Уменье согласовать свои движения и действия с товарищами.
      5) Ловкость в преодолении встречаемых на местности преград и уменье пользоваться ими для собственного укрытия от осмотра и выстрелов неприятеля, не лишаясь однакож возможности его видеть и стрелять по нем.
      Первые два пункта определяют воспитание солдата; последние три — его образование.
      Драгомиров М. И. Учебник тактики. — СПб., 1881. — С. 31 — 33.
     
      3. Отклики в России на события 1876 — 1878 гг. на Балканах
      ...Но вот и в наше захолустье стали врываться струи иного воздуха и полегоньку нас пошевеливать...
      Коробочник Михайла, который прежде носил платки с изображениями петухов, голубков и разных неведомых зверей и цветов, вдруг предлагает платки с изображениями «предводителей и героев сербского восстания в Боснии и Герцеговине, бьющихся за веру Христа и освобождение отечества от варваров». Ну, как не купить! За 20 копеек вы получаете платок, на котором отпечатана приведенная надпись и 12 портретов с подписями же — тут и «генерал М. Г. Черняев», и «Лазарь Сочица», и «князь Милан сербский».
      На приезжей из Петербурга барыне — трехцветный сине-крас-но-белый галстух... Помощник начальника железнодорожной станции поступил в добровольцы и уехал в Сербию биться за веру Христа...
      Сегодня в ночь забрали бессрочно-отпускных, в том числе и моего гуменщика Федосеича. Только что гуменщик спустил последнее «теплушко», прискакали с приказом из волости. Староста разбудил и меня, дело экстренное, приказ с «перышком». Бородка гусиного перышка прилеплена к сургучной печати, значит, гони, чтоб живо!.. Нужно ночью сделать расчет, уплатить Федосеичу заработанное жалованье, поднести на дорогу водочки, поставить нового гуменщика. Прощаются, плачут, подводчик торопит, чтобы поспеть к свету в город: «беспременно приказали к свету быть». Федосеич тоже торопится, нужно еще заехать в деревню, рубаху переменить, сапоги и мундир захватить, с женой и детьми попрощаться...
      Опять будят ночью. Приказ из волости — лошадей требуют завтра в волость, всех лошадей, чтоб беспременно к свету быть...
      Ополченцев взяли.
      Турок пленных в город привезли. Савельич не утерпел, отпросился в город сапоги покупать, но «умысел другой тут был»: Савельич ходил турок смотреть, калачик им подал.
      — Сулеймана разбили, — докладывает староста Иван.
      — Что ты!
      — Я нарочно за тем и вернулся, чтобы вам сообщить... В городе флаги навешаны, богомоленье, во всех лавках газеты читают. Султана разбили...
      Это было известие о поражении Мухтара-паши...
      Коробочник Михайла принес военные картины, и «Чудесный обед генерала Скобелева под неприятельским огнем», и «Штурм Карса», и «Взятие Плевны». Все картины Михайла знает в подробности и, как прежде объяснял достоинства своих ситцев и платков, так теперь он рассказывает свои картины.
      — Вот эта, — объясняет он в застольной собравшимся около него бабам и батракам, — вот это Скобелев — генерал. Плевну взял. Вот сам Скобелев стоит и пальцем показывает солдатам, чтобы скорее бежали ворота в Плевну захватывать. Вон, видишь, ворота, вон солдаты наши бегут. Вот Османа-пашу под руки ведут — ишь, скрючился! Вот наши Карс взяли, видишь, наш солдат турецкое знамя схватил! — указывает Михайла на солдата, водружающего на стене крепости знамя с двухглавым орлом.
      — Это русское знамя, а не турецкое, — замечаю я.
      — Нет, турецкое. Видите, на нем орел написан, а на русском крест был бы...
      Опять Митрофаниха пришла. Еще письмо от Митрофана.
      После обычных поклонов... он пишет: «мы пострадали на войне, приняли голоду и холоду при городе Карсе. Мы на него наступали в ночь с 5-го на 6-е ноября. Так как пошли наступать, нас турок стретил огнем, мы на евто не взирали, шли прямо на огонь ихний, подошли к крепости, лишились своего ротного командира и полковника и убили командира бригадного, ну наши солдаты не унывали и всех турок из крепости выбили штыками.
      Такая была драка, нашего брата много легло, ну турок наколотили все равно, как в лесу валежнику наваляли; ночь была холодная, раненые очень пострадали больше от холоду». И далее: «еще, милая моя супруга, уведоми меня, как ты находишься с детьми и все ли живы и благополучны; еще пропиши мне насчет коровы, продала или нет; если корова цела, то прошу не продавать, не обойдешься ли так как-нибудь, может Господь даст, не возвращусь ли на весну домой. А если трудно будет прожить, то продай сани, себя голодом не мори»...
      Разнесся слух, что безземельных будут на турецкую землю переселять. У меня два мальчика служат: Михей и Матвей. Оба безземельные, незаконнорожденные... Когда разнесся слух... говорю Михею: вот, Михей, посадят тебя на землю, а ты ни косить, ни пахать не умеешь... Ничего, говорит, и там, в Турции, господа будут, и там прислуга нужна будет.
      Вот он, практический русский ум!., а Матвей боится, не хочет, потому что в турецкой земле «на волах пашут»...
      Но масса в общей сложности имеет совершенно определенные убеждения.
      Турок надоел до смерти, все из-за его бунтов выхоЭит. Но отношение к турку какое-то незлобивое, как к ребенку: несостоятельный, значит, человек, все бунтует. Нужно его усмирить... нужно «конец положить»... Никакой ненависти к турку, вся злоба на нее, на англичанку. Турка просто игнорируют, а пленных турок жалеют, калачика им подают...
      Лошадей набирали для обоза... Правила о конской повинности составлены хорошо. Видно, что составляющие их имели в виду, по возможности, облегчить исполнение воинской повинности. Цены на лошадей назначены настоящие, а если принять во внимание, что на красоту, выездку, на года обращали мало внимания, то цены можно считать высокими, по крайней мере, для нашей местности. Притом же каждому предоставляется добровольно поставить лошадей, и тогда набавляется 20% к назначенной цене... Составлявшие правила, очевидно, понимали, что не следует наперед бесполезно разорять людей, на которых падет вся тяжесть войны. Но исполнители, ближайшие начальники, старшины, старосты ни о чем этом не думают, знают только одно: «гони, приказано»...
      Призыв бессрочно-отпускных, призыв ополченцев — все это было совершенно великолепно. Все было вышколено, дисциплинировано, и я думаю, что ни в какой стране мобилизация не могла бы быть произведена так быстро, так отчетливо, как у нас... Все было подготовлено, в волостном правлении постоянно дежурили сторожа, которые должны были развезти приказы до ближайших деревень. Сельские старосты знали всех бессрочных и ополченцев своей волости, где кто находился, далеко отходить на заработки не позволялось... Десятские по деревням тоже были на-школены, везде были напряжены лошади, подводчики. Пришел
      приказ, гонцы летели по деревням, подводчики моментально запрягали лошадей, скакали, как на пожар, хватали бессрочных и живо доставляли их в город к назначенному сроку...
      Энгельгардт А. Н. Из деревни. 12 писем. 1872 — 1897. — М., I960. — С. 222 — 254.
      4. Ф. М. Достоевский о русско-турецкой войне 1877 — 1878 гг.
      Гениальный русский писатель Ф. М. Достоевский (1821 — 1881) был также замечательным публицистом. Громадное внимание ои уделил оценке исторического значения русско-турецкой войны, посвятив ей страницы своего «Дневника писателя».
      1877. Апрель. I. Война. Мы всех сильнее
      ...Но народ верит, что он готов на новый, обновляющий и великий шаг. Это сам народ поднялся на войну, с царем во главе. Когда раздалось царское слово, народ хлынул в церкви, и это по всей земле русской. Когда читали царский манифест, народ крестился, и все поздравляли друг друга с войной. Мы это сами видели своими глазами, слышали, и все это даже здесь в Петербурге. И опять начались те же дела, те же факты, как и в прошлом году: крестьяне в волостях жертвуют по силе своей деньги, подводы, и вдруг эти тысячи людей, как один человек, восклицают: «Да что жертвы, что подводы, мы все пойдем воевать!» Здесь в Петербурге являются жертвователи на раненых и больных воинов, дают суммы по нескольку тысяч, а записываются неизвестными. Таких фактов множество, будут десятки тысяч таких фактов, и никого ими не удивишь. Они означают лишь, что весь народ поднялся за истину, за святое дело, что весь народ поднялся на войну и идет...
      Нам нужна эта война и самим; не для одних лишь «братьев-славян», измученных турками, подымаемся мы, а и для собственного спасения: война освежит воздух, которым мы йышим и в котором мы задыхались, сидя в немощи растления и в духовной тесноте. Мудрецы кричат и указывают, что мы погибаем и задыхаемся от наших собственных внутренних неустройств, а потому не войны желать нам надо, а, напротив, долгого мира, чтобы мы из зверей и тупиц могли обратиться в людей, научились порядку, честности и чести. «Тогда и идите помогать вашим братьям-славя-нам», — заканчивают они, в один хор, свою песню. Любопытно в таком случае, в каком виде представляют они себе тот процесс, посредством которого они сделаются лучше? И каким образом сами-то они приобретут себе честь явным бесчестием? Любопытно, наконец, как и чем оправдают они свой разрыв с всеобщим и повсеместным чувством народным?..
      Но надо быть на все готовым, и что же: если предположить даже самый худший, самый даже невозможно худший, исход для
      начавшейся теперь войны, то хоть и много вынесем скверного, уже надоевшего до смерти старого горя, но колосс все же не будет расшатан и рано ли, поздно ли, а возьмет все свое... Колосс этот есть народ наш. И начало теперешней народной войны, и все недавние предшествовавшие ей обстоятельства показали лишь наглядно всем, кто смотреть умеет, всю народную целость и свежесть нашу и до какой степени не коснулось народных сил наших то растление, которое загноило мудрецов наших...
      Они не знают, что мы непобедимы ничем в мире, что мы можем, пожалуй, проигрывать битвы, но все-таки останемся непобедимыми именно единением нашего духа народного и сознанием народным. Что мы не Франция, которая вся в Париже, что мы не Европа, которая вся зависит от бирж своей буржуазии и от «спокойствия» своих пролетариев, покупаемого уже последними усилиями тамошних правительств и всего лишь на час...
      II. Не всегда война бич, иногда и спасение
      Но мудрецы наши схватились и за другую сторону дела: они проповедуют о человеколюбии, о гуманности, они скорбят о пролитой крови, о том, что мы еще больше озвереем и осквернимся в войне и тем еще более отдалимся от внутреннего преуспеяния, от верной дороги, от науки. Да, война, конечно, есть несчастье, но много тут и ошибки в рассуждениях этих, а главное — довольно уже нам этих буржуазных нравоучений! Подвиг самопожертвования кровью своею за все то, что мы почитаем святым, конечно, нравственнее всего буржуазного катехизиса. Подъем духа нации ради великодушной идеи — есть толчок вперед, а не озверение. Конечно, мы можем ошибаться в том, что считаем великодушной идеей; но если то, что мы почитаем святынею, — позорно и порочно, то мы не избегнем кары от самой природы: позорное и порочное несет само в себе смерть и, рано ли, поздно ли, само собою казнит себя. Война, например, из-за приобретения богатств, из-за потребности ненасытной биржи, хотя в основе своей и выходит из того же общего всем народам закона развития своей национальной личности, но бывает тот предел, который в этом развитии переходить нельзя и за которым всякое приобретение, всякое развитие значит уже излишек, несет в себе болезнь, а за ней и смерть. Так, Англия, если б стала в теперешней восточной борьбе за Турцию, забыв уже окончательно, из-за торговых выгод своих, стоны измученного человечества, — без сомнения, подняла бы сама на себя меч, который, рано ли, поздно ли, а опустился бы ей самой на голову. Наоборот: что святее и чище подвига такой войны, которую предпринимает теперь Россия?
      Скажу, что «ведь и Россия хоть и вправду идет лишь освобождать измученные племена и возрождать их самостоятельность, но ведь тем самым, в этих же племенах, приобретет потом себе же союзников, а стало быть, силу, — и что, стало быть, все это, разумеется, составляет тот же самый закон развития национальной личности, к которому стремится и Англия. А так как замысел
      «панславизма» колоссальностью своей, без сомнения, может пугать Европу, то уж по одному закону самосохранения Европа несомненно вправе остановить нас, точно так же, впрочем, как и мы вправе идти вперед, нисколько не останавливаясь перед ее страхом и руководясь, в движении нашем, лишь политическою предусмотрительностию и благоразумием. Таким образом, ничего нет в этом ни святого, ни позорного, а есть лишь как бы вековечный животный инстинкт народов, которому подчиняются безразлично все еще недостаточно и неразумно развитые племена на земле. Тем не менее накопившееся сознание, наука и гуманность, рано ли, поздно ли, непременно должны ослабить вековечный и зверский инстинкт неразумных наций и вселить, напротив, во всех народах желание мира, международного единения и человеколюбивого преуспеяния. А стало быть, надо все-таки проповедовать мир, а не кровь».
      Святые слова! Но в настоящем случае они как-то не прикладываются к России, или чтоб еще лучше выразиться, — Россия составляет собою, в теперешний исторический момент всей Европы, как бы некоторое исключение, что и действительно так. В самом деле, если Россия, столь бескорыстно и правдиво ополчившаяся теперь на спасение и на возрождение угнетенных племен, впоследствии и усилится ими же, то все же, и в этом даже случае, явит собою самый исключительный пример, которого уж никак не ожидает Европа, мерящая на свой аршин. Усилясь, хотя бы даже чрезмерно, союзом своим с освобожденными ею племенами, она не бросится на Европу с мечом, не захватит и не отнимет у ней ничего, как бы непременно сделала Европа, если б нашла возможность вновь соединиться вся против России, и как делали в Европе все нации, во всю жизнь свою, чуть только получала какая-нибудь из них возможность усилиться на счет своей соседки. (И это с самых диких первобытных времен Европы вплоть до современной нам и еще столь недавней франко-прусской войны. И куда девалась тогда вся ихняя цивилизация: бросилась самая ученая и просвещенная из всех наций на другую, столь же ученую и просвещенную, и, воспользовавшись случаем, загрызла ее как дикий зверь, выпила ее кровь, выжала из нее соки в виде миллиарда дани и отрубила у нее целый бок в виде двух самых лучших провинций! Да, вправду, виновата ли Европа, если после этого не может понять назначения России? Им ли, гордым, ученым и сильным, понять и допустить хоть в фантазии, что Россия предназначена и создана, может быть, для их же спасения и что она только, может быть, произнесет наконец это слово спасения!) О да, да, конечно — мы не только ничего не захватим у них и не только ничего не отнимем, но именно тем самым обстоятельством, что чрезмерно усилимся (союзом любви и братства, а не захватом и насилием), — тем самым и получим наконец возможность не обнажать меча, а, напротив, в спокойствии силы своей явить собою пример уже искреннего мира, международного всеединения и бескорыстия. Мы первые объявим миру, что нё
      чрез подавление личностей иноплеменных нам национальностей хотим мы достигнуть собственного преуспеяния, а, напротив, видим его лишь в свободнейшем и самостоятельнейшем развитии всех других наций и в братском единении с ними, восполняясь одна другою, прививая к себе их органические особенности и уделяя им и от себя ветви для прививки, сообщаясь с ними душой и духом, учась у них и уча их, и так So тех пор, когда человечество, восполнясь мировым общением народов до всеобщего единства, как великое и великолепное древо, осенит собою счастливую землю. О, пускай смеются над этими «фантастическими» словами наши теперешние «общечеловеки» и самооплевники наши, но мы не виноваты, если верим тому, то есть идем рука в руку с народом нашим, который именно верит тому. Спросите народ, спросите солдата: для чего они подымаются, для чего идут и чего желают в начавшейся войне, — и все скажут вам, как один человек, что идут, чтоб Христу послужить и освободить угнетенных братьев...
      Октябрь 1877
      II. Старое всегдашнее военное правило
      Об наших военных ошибках в нынешнюю кампанию говорили и писали и в Европе, и в России. Продолжают рассуждать и теперь. Верная и полная оценка наших военных действий, конечно, принадлежит лишь будущему, то есть по крайней мере может состояться лишь по окончании войны; но некоторые факты выступают уже и теперь с достаточною полнотою, чтоб произнести о них более или менее точное суждение. Не о военных ошибках наших возьмусь судить я, малокомпетентный в этом деле человек (хотя малокомпетентные-то, кажется, всех более у нас теперь и горячатся). Я лишь хочу указать на один современный факт (а не на ошибку), который доселе был военной наукой мало разъяснен, мало наблюдаем, не успел быть оценен в своей современной сущности, который можно было угадывать лишь в теории, но который, практически, почти никогда не был подтвержден, вплоть до нынешней войны. Этому роковому, до нынешней войны практически не подтвержденному в военном деле факту суждено было, как нарочно, проявиться в самой полной своей силе и в самой окончательной своей точности, неминуемо в нынешнюю кампанию, потому что этот чисто военный факт как раз подошел к национальному военному характеру турок или, лучше сказать: к главному отличительному свойству их военного характера...
      Когда я, в моей юности, слушал курс высших военных и инженерных наук в Главном инженерном училище, тогда существовало у нас одно убеждение, считавшееся непреложным, одна инженерная аксиома... Я поступил в Главное инженерное училище и слушал в нем шестилетний курс в конце тридцатых и в начале сороковых годов; затем, кончив курс и оставив училище, прослужил инженером лишь roS, вышел в отставку и занялся литературой. Тотлебен вышел тремя или четырьмя годами прежде меня...
      Эта инженерная аксиома состояла в том, что нет и не может быть крепости неприступной, то есть как бы ни была искусно укреплена и оборонена крепость, но в конце концов она должна быть взята, и что, стало быть, военное искусство атаки крепости всегда превышает средства и искусство ее обороны...
      О, другое дело на практике. Иная крепость, например, может получить характер неприступной твердыни (не будучи таковою) потому только, что она, по тем или другим обстоятельствам, может слишком долго задержать перед собою главные силы неприятеля, истощить эти силы и таким образом сослужить службу, больше которой и нельзя требовать. Тотлебен, например, наверно знал, что Севастополь все-таки возьмут наконец, и не могут не взять, как бы он ни защищал его. Но союзники уже наверно не знали и не предполагали, начиная осаду, что Севастополь потребует от них таких напряжений силы. Напротив, вероятно, полагали, что Севастополь займет их месяца на два и войдет лишь как мимоходный эпизод в обширный план тех бесчисленных ударов, которые они готовились нанести России и кроме взятия Севастополя. И вот именно Севастополь-то и сослужил службу неприступной твердыни, хотя и был взят под конец. Долгой, неожиданной для них гениальной защитой Тотлебена силы союзников, военные и финансовые, были истощены и потрясены до того, что по взятии Севастополя о дальнейших ударах нечего было и думать, и враги наши желали мира по крайней мере не менее нашего!..
      III. То же правило, только в новом виде
      И вот этот военный факт, эта, так сказать, военная аксиома в нынешнюю нашу войну с турками вдруг как бы поколебалась и чем же — не «долговременным» фортификационным укреплением, не неприступною твердынею грозной крепости, а летучим, полевым, много что «временным» фортификационным укреплением. Прежде полевые укрепления и в счет не шли, это была лишь полевая фортификация. Полевая фортификация лишь укрепляла местность боя, но неприступною никогда ее не могла сделать. У нас под Бородином были воздвигнуты редуты и оказали свою пользу, то есть укрепили местность, но все-таки были взяты и хоть с ущербом для неприятеля, но все-таки в тот же день были взяты, в день битвы.
      И вот под Плевной произошло что-то совсем уже новое. Ряд простых полевых, много что временных... укреплений придает местности значение неприступной твердыни, которую прежними средствами и взять нельзя, которая уже потребовала от нас двойных, тройных усилий, чем предполагалось вначале, и которая до сих пор еще не взята. Будь весь этот грозный ряд укреплений с прежними средствами защиты — устоял ли бы он против энергического, блистательного, беспримерного натиска русских? Конечно, нет: сослужил бы свое дело, затруднил бы атаку, но 50000 русских, конечно, при таком беззаветном натиске, как
      30 августа \ овладели бы редутами и разбили бы пятидесятитысячную армию Османа-паши, то есть дело завершилось бы при равном числе войск и не потребовалось бы никаких подкреплений. Теперь же, после двух неудавшихся штурмов, оказалось необходимым увеличить нашу армию вдвое, и это по крайней мере, и это только первый шаг к достижению цели.
      В чем же дело? Уж конечно, в теперешнем ружье. Турок, закрывшись наскоро набросанною насыпью, может выпустить в атакующих такую массу пуль, что не невероятно, если и вся штурмующая колонна, не дойдя еще до гласиса2, будет истреблена до последнего человека. О, конечно, можно взять всю Плевну совершенно прежними средствами, то есть прежней фронтальной атакой без фортификационных работ, вот точно так же, как были взяты редуты под Бородином. И наши русские это бы сделали/ Может быть, ни одна армия в Европе не решилась бы сделать это, а они бы сделали. Только вот беда: оказалось из опыта, что для этого наверно надо положить русских десятками тысяч, так что, овладев редутами фронтальной атакой, мы, при равном вначале числе войск с Османом, оказались бы, под самый конец, столь обессиленными численно, что уже не могли бы сдержать Османа, который бы потерял в десять раз меньше нашего за своими насыпями. Итак, после двух страшных неудавшихся приступов выяснилась наконец необходимость: во-первых, увеличить вдвое нашу силу, затем, с помощью Тотлебена, приступить к инженерным работам, к чему-то даже похожему на атаку сильнейших, долговременных крепостей, затем к обложению Плевны, к занятию дорог, к пресечению сообщений, подвозов к неприятелю. Одним словом, ряд весьма обыкновенных полевых и временных укреплений сослужил врагу нашему роль первоклассной крепости. И хоть возьмут Плевно (что наверно), то есть, вернее сказать, хоть и возьмут Османа, когда он пойдет напролом, чтобы выйти из собственной западни и не умереть в ней с голоду, а бросившись напролом откроется и из защищающегося перейдет в роль атакующего (в этом-то и все для нас дело), чем разом потеряет все выгоды смертоносного и непреоборимого огня за закрытыми укреплениями, — тем не менее в результате все-таки выйдет то, что Плевна уже сослужила свое дело врагу нашему, остановила первоначальное победоносное шествие русских, принудила на двойные, тройные усилия и растраты (к чему даже и в Европе уже считали Россию неспособной), и — кто знает, может быть, и без такого страшного для себя результата в конце: Осман все же ведь надеется хоть половину-то своей армии урвать у русских и убежать вместе с нею, а там опять где-нибудь окопаться и опять воздвигнуть новую Плевну (если только ему дадут все это устроить; но ведь всякому позволительно надеяться, а Осман человек энергичный и гордый).
      1 зо — 31 августа 1877 г. произошел третий штурм Плевны.
      7 Гласис — пологая земляная насыпь перед наружным рвом крепости или полевого укрепления.
      Даже так можно сказать: если у обороняющегося есть шанцевый инструмент и хоть десятка два тысяч солдат, с теперешним ружьем, то ряд этих простых прежних полевых укреплений, которых можно в одну ночь разбросать по избранной местности сколько угодно, назавтра усилит эти теперешние два десятка тысяч войска до силы пятидесяти- или шестидесятитысячной армии, с которою, если обстоятельства не благоприятствуют при том маневрированию, вы уже и не знаете что делать. Таким образом — этот ряд легких укреплений оказывается иной раз даже лучше для защищающегося, чем самая грозная и неприступная крепость, потому что эту крепость обороняющийся, отступая, как бы переносит с собою в другое любое место, был бы шанцевый инструмент. Вы у него возьмете ее наконец, положив при штурме тысячи солдат, а назавтра вас встречает такая же крепость на вашем пути, если только успеет уйти от вас враг. Не одна Плевна теперь в Турции, а всякая турецкая армия, всякий даже отряд окапывается и выставляет наутро русскому из-за окопов свои смертоносные ружья: «Подходи-ка, дескать, в двойных силах, да теряй войска вдесятеро, чем ты рассчитывал в начале войны». Атакующему остается, чтобы поравняться силами с атакованным, стать напротив него и тоже окопаться... Знающие люди поймут, что я говорю лишь теоретически, говорю об атаке и обороне вообще, отбрасывая все другие случайности войны, изменяющие поминутно ход дела, колеблющие его в ту или другую сторону. Я хочу только выразить формулу, что при нынешнем ружье, с помощию полевых укреплений, всякий обороняющийся, в какой бы то ни было стране Европы, получил вдруг страшный перевес сил перед атакующим. Сила обороны пересиливает теперь силу атаки и обороняющемуся несомненно выгоднее воевать, чем атакующему. Вот тот факт, до сих пор в военном деле не разъясненный, в достаточной полноте, и даже совсем неожиданный, на который нам, русским, суждено было наткнуться и его разъяснить к огромному нашему ущербу. И это вовсе не наша ошибка, а лишь новый военный факт, вдруг вышедший наружу и вдруг разъяснившийся...
      Достоевский Ф. М. Поли. собр. соч.-Л., 1983. — Т. 25. — С. 94 — 100; Т. 26.-С. 34-39.
     
      5. Героическая оборона Шипки. Июль 1877 — январь 1878 г.
      Шипка — перевал в горах Стара-Планина (Балканы). В ходе подготовки наступления турецких войск крупные силы Сулейман-паши предприняли попытку захватить шипкинский перевал. В боях в июле-августе войска генерала Ф. Ф. Радецкого и М. И. Драгомирова с участием болгарских отрядов отстояли Шипку, а затем пять месяцев удерживали ее до перехода Дунайской армии в общее наступление. В 1928 — 1930 гг. в память героической страницы русско-болгарского боевого содружества в районе Шипки воздвигнут памятник Свободы.
      Положение нашего шипкинского отряда к 25 декабря было таково же, как и в ноябре. Радедкнй, теперь полный .генерал it
      кавалер ордена св. Георгия 2-й степени, не любил реклам и пышных фраз. Все время он сообщал главной квартире, что на его боевых позициях «спокойно». Ему не хотелось тревожить общественное мнение; он знал, что помощи ему оказать пока не могут, и потому посылал свои утешительные известия. Спокойствие это было далеко условно... каждый день турецкие пули и гранаты выводили из строя по десяти, пятнадцати человек. А каковы были условия жизни в этих высотах — я скажу несколько ниже. Сначала опишу наши и турецкие позиции.
      Дорога из Габрова, подымаясь в горы, прежде всего пересекает вершину Рашейску, где стоит брянский полк в брянских домиках. Через лощину она взбегает на следующую гору, где так называемая, по имени своего командира, Подтягинская батарея № 8. Батарея эта обстреливает (и в свою очередь обстреливается, как и вся эта дорога) горную турецкую батарею, лежащую за лощиною на запад. За Подтягинской батареей на скатах невысокой юры Райская долина. Прелестное имя это дано ей генералом Мольским потому, что Достаточно было днем пройти по ней, чтобы неминуемо переселиться в рай. Она ожесточенно обстреливалась турками из аванпостов и траншей, лежащих вокруг их горной батареи. Прицелка у них дошла до того, что здесь били на выбор. Часто по одному всаднику пускали гранаты, а по пешеходу — ружейные залпы. Снаряды пускались вдоль этой узкой полосы и сметали все, что встречали на своем пути. Днем поэтому Райская долина была пуста. Никто по ней не ходил, не двигался. Только ночью здесь шли войска, проезжали транспорты и кухни. И при том турки сумели вредить нам. Днем они ставили свои орудия, взяв на прицел шоссе Райской долины, а ночью, когда по ней открывалось движение, они начинали свой артиллерийский огонь по ней. Вообще нужно отдать им справедливость: пристрелка у них была изумительная. Появлялась на шоссе, не только в Райской долине, но и в других пунктах, телега — они по телеге гранатой, и попадали. Для Райской долины была специальная батарея. Раз в сумерки там ехала телега с ротной пищей. Только что достигла она Райской долины — падает граната и ранит лошадь. Кашевар останавливается отвязать ее, падает вторая граната, и другая лошадь падает мертвой. Возится с этой — третья граната убивает и его и последнего коня...
      За Райской долиной, под защитой довольно высокого вала, был расположен Подольский полк... в землянках, воздвигнутых поверх земли, а не врытых, почему солдаты здесь очень зябли. Единственно кто врылся как следует — минцы, по указанию тогдашнего своего командира полковника Мольского. Мольский — старый севастополец и потому знает на практике, как нужно устраиваться на подобных позициях. И в то время, как у подоль-цев были десятки выбывших из строя — у минцев ни одного. На следующей высоте находилась батарея № 7, называемая драго-мировской, потому что тут был ранен Михаил Иванович Драгоми-ров 12 августа... На скатах гор и на их вершинах постоянный ту-
      ман. Сырость ложится на земляную кровлю и просачивается в землянку, так что спите ли вы, обедаете, читаете, пишете, вам на лицо, на книгу, на бумагу, на тарелку одна за другой падают крупные капли. Весь здесь сидишь мокрый, ложишься на мокрую постель, накрываешься мокрым одеялом, пишешь на мокрой бумаге — и это зимой!.. Такого рода жизнь продолжалась не месяц, а всю зиму. Только образцовая и сильная духом 14-я йивизия могла выдержать пребывание в подобном чистилище. Зато, когда приходилось встречаться и беседовать с шипкинскнми солдатами, нас поражало их достоинство, гордость даже. Каждый из них прекрасно понимал, что он сделал, каждый знал, что он имеет право требовать к себе уважения.
      — Мы Радецкого! — обыкновенно говорили они, точно так же, как 16-я дивизия отвечала всем:
      — Мы скобелевцы.
      И те, и другие были по-своему правы.
      — Ты смотри, — обращались они к новоприбывшим резервистам. — Знай, куда поступаешь. Тут, брат, шипкинские... Смотри в оба. Строго держись. Верой и правдой!
      — Нам пить нельзя! — огорошил раз меня унтер-офицер Житомирского полка, — на нас вся Россия теперь смотрит...
      Очень некрасив по наружности солдат был в это время. Палатка на нем стояла коробом, шинель на морозе деревенела. Мне, смеясь, рассказывали солдаты, что они точно в «карналине 1 шуршали по земле». Ноги закутывали тоже особенным образом. От сухарей оставались мешки. Каждую ногу с сапогом уже надетым — в мешок. Сверху подвязывали бечевками. Сверх того от битого скота оставались шкуры. В эти шкуры шерстью вверх завертывали уже обутую таким образом ступню. В общем что-то вроде самоеда или лапландца зимою, зато тепло, и из дивизии, где форма «не соблюдалась», всего менее было замерзших.
      Зато не так было, где соблюдение формы ставилось выше всего; целые полки замерзали и вымирали...
      От минских позиций к Волынской горке путь был и очень труден, и очень опасен. Его осыпали гранатами и пулями, сверх того, кручи и обледенелые скаты затрудняли доступ даже и ночью, когда турки не могли видеть движения наших войск... Истинною мукою для солдат было идти сюда. Пока доходили до траншей — теряли нескольких, потому что турки на запад занимали командующие вершины, и каждый был перед ними, как на ладони. Я шел еще опираясь на палку с железным остроконечником. Как двигались тут солдаты с ружьями, сумками, патронами — я понять не могу. Как тут носили раненых — еще непонятнее... Траншеи представляли также ненадежное убежище. Достаточно было высунуть голову оттуда, чтоб моментально получить пулю в лоб. Сверх того, расположение гор таково, что здесь именно были самые сильные морозы и ветру предоставлялся наибольший про-
      1 Карналин (искаженное кринолин) — широкая юбка на тонких стальных обручах, бывшая в моде в середине XIX в. *
      стор... Рассказывают, между прочим, что тут часто бывали такие печальные случайности:
      — Часовой, ты спишь? — спрашивает унтер-офицер у солдата, прислонившегося к брустверу.
      В ответ ему молчание.
      — Эй, проснись!..
      Расталкивает — оказывается, что бедняга замерз и не проснется никогда. Раз добрые три четверти гарнизона траншеи были найдены замороженными, а в одну злополучную ночь оказалось, что всю западную позицию защищали девять живых солдат. Остальные вымерзли.
      Волынская горка теперь вся пересечена траншеями, в нее врыты хорошо блиндированные землянки. Солдаты четырнадцатой дивизии, благодаря разным предупредительным мерам, отлично выносили тут свое почти ужасное положение. В одну из самых тяжелых минут один добродушнейший солдатик, подойдя к костру и закутываясь в свою палатку, подмигнул собеседникам с торжествующим видом:
      — Каково-то теперь туркам!
      Разумеется, общий хохот.
      — Нам не мед, да и им не сахар.
      Вообще драгомировские традиции здесь держатся очень прочно. Он всегда учил солдат: никогда не думай, что тебе скверно, а думай, каково-то ему...
      Сколько нравственной силы, энергии и мужества нужно было нашему шипкинскому отряду для пятимесячной стоянки в таком невыгодном отношении к врагу. Удивляешься, немеешь перед этим. Нужно самому прийти сюда, видеть эту высоту и мощь турецких позиций, чтобы достойно оценить все сделанное отрядом Радецкого. Сколько великодушия и чистоты души скрывалось под этим постоянным «все спокойно», особенно если принять в соображение страсть к рекламам и преувеличениям, свойственную некоторым другим солдатам. Радецкому не хотелось тревожить Россию, тревожить тех, кто работал на других боевых полях. Успокаивая их, сам он находился в отчаянном положении — и был крепок духом только потому, что знал своих солдат! И если военный талант Радецкого не заключает в себе тех условий, которые создают успех наступательных действий, зато никто так, как он, не сумеет отстоять даже слабые позиции при самой невозможной обстановке. В этом его доблесть, в этом его сила...
      Немироввч-Дв нченко В. И Год войны: Дневник русского корреспондента. 1877-1878.-СПб., 1878. — Т. г.-c. 99-108
     
      6. Капитуляция Плевны. Декабрь 1877 г.
      После трех безуспешных штурмов Плевны по предложению Д. А. Милютина было решено сломить сопротивление Осман-паши методом блокады. Осадными работами руководил Э. И. Тотлебен, ликвидацией опорных пунктов про-
      тивника (баз снабжения) вне крепости — вновь сформированный отряд в составе 50 тыс. солдат и 170 -орудий из прибывшей под Плевну гвардии, которым командовал генерал И. В. Гурко. Победы Гурко в боях под Горным Дубняком и Телишем обеспечили полную блокаду Плевны. Описание капитуляции войск Осман-паши приводится по книге «Русско-турецкая война 1877 — 1878«
      Капитуляция. К началу ноября численность союзных войск под Плевной достигала 130 тыс. человек и 502 полевых и 58 осадных орудий. Главная задача состояла в том, «чтобы не допустить армию Османа-паши выйти из Плевны, а также препятствовать получению ею подкреплений и сведений извне». Принимались также самые решительные меры, чтобы не допускать в район боевых действий иностранных, особенно английских корреспондентов и военных агентов...
      Положение армии Османа-паши становилось все тяжелее. Запасы продовольствия и боеприпасов подошли к концу. С 13(25) октября турецким солдатам выдавалось по 0,5 пайка, а к 25 октября (6 ноября) продовольствия осталось на шесть дней. Топлива не было. 22 октября (3 ноября) из Константинополя было получено разрешение оставить Плевну, но было уже поздно.
      Большую помощь осадным войскам оказывало болгарское население Плевны. Оно прятало от турок съестные припасы. Болгары часто переходили линию фронта и приносили ценные сведения о положении в Плевне. 24 ноября (6 декабря) перебежчики Илия Цанев, Иван Цветков, Христо Славков, Тома Павлов, Вена Нико-лов рассказали, что солдатам гарнизона выдается по 100 граммов хлеба, 20 — 25 граммов мяса и по 2 початка кукурузы в день, а в городе находится до 10 тыс. больных. Турки, по словам болгар, очень боятся наступления русских ночью, поэтому отодвигают на ночь стрелковые посты назад. Многие солдаты оставляют окопы и укрываются в городе, а с рассветом возвращаются обратно... Болгары Димитр Георгиев, Иван Костов, Христо Божинов, Коста Христов сообщили, что продовольствия в Плевне хватит всего на 5 — 6 дней, что «Осман-паша на этих днях думает пробиться... Все снаряды и патроны турки развезли по редутам»...
      Осман-паша действительно решил пробиться. В ночь на 28 ноября (10 декабря) его войска выступили из Плевны, перешли р. Вид и, построившись в глубокие колонны, на рассвете атаковали позиции 3-й гренадерской дивизии. Под напором превосходящих сил противника 9-й Сибирский полк вынужден был отойти на вторую линию обороны. Подоспевший на помощь 10-й Мало-российский гренадерский полк также не смог остановить турок и был ими опрокинут. Противник захватил вторую линию обороны. Но вскоре он попал под перекрестный огонь и развить дальше успеха не мог. Подошедшие резервы обрушились на неприятеля с трех сторон. Турки, охваченные паникой, обратились в бегство. Противник потерял убитыми и ранеными фколо 6 тыс. человек. Русские потери составляли 1700 человек. Раненый Осман-паша, потеряв надежду на прорыв из окружения, в 13 часов 28 ноября (10 декабря) выслал к русскому командованию своего, адъютанта Нешед-бея с объявлением о капитуляции. В плен сдались 10 генералов, 2128 офицеров, 41 200 солдат; взято 77 орудий.
      Русско-турецкая война 1877 — 1878. — М., 1977, — С. 161 — 153.
     
      7. Боевое содружество. Участие в войне болгарского народа, сербской и черногорской армий
      С переходом русской армии в зимнее наступление боевое содружество народов России и Балкан, сложившееся в начале войны, еще более окрепло и получило дальнейшее развитие. Особенно тесные и непосредственные отношения установились между русскими и болгарами. Наиболее яркой формой участия болгарского народа в войне являлись действия Болгарского ополчения. Другой формой было партизанское, или четническое, движение, начавшееся еще во время апрельского восстания (1876 г. — Сост.). После подавления восстания некоторые его участники искали убежища в России, Румынии и Сербии, другие уходили в глубокое подполье, но многие группами шли в горные леса. Такие группы назывались четами. В сущности, это были партизанские отряды, которые продолжали борьбу против турок.
      Партизанское движение приобрело широкий размах после объявления русско-турецкой войны и особенно после вступления русских войск на болгарскую землю. В ходе войны образовывались новые отряды. Они создавались в результате организационно-политической работы болгарских революционеров, при содействии русского командования. Существовавшие ранее четы продолжали и расширяли свою деятельность... Четники были добровольцами. Русское командование принимало меры, чтобы улучшить организацию и вооружение болгарских чет, придать их действиям целенаправленный характер... Вооружались они либо с русских складов, либо оружием, захваченным у турок.
      В освобожденных городах создавалась милиция. Она обеспечивала порядок и помогала русской армии в проведении различных операций...
      Турецкое командование поощряло убийства и другие злодеяния. Особенно свирепствовал Сулейман-паша. При наступлении его войск от Деде-Агач к Стара Загоре и Шипке было сожжено много цветущих болгарских городов и сел, множество жителей уничтожено. Только в Южной Болгарии турки сожгли и разрушили 40 860 домов и 925 других зданий, 182 церкви, 120 школ, убили, повесили и сожгли заживо 17 320 человек...
      Создание милиции и добровольческих чет явилось одним из наиболее ярких проявлений национально-освободительной борьбы болгарского народа против османских захватчиков. Это были подлинно народные формирования. Основное ядро их составляли беднейшие слои населения. Болгарские четники и милиционеры выполняли различные задачи...
      Болгары участвовали в оборудовании полевых лазаретов. Многие женщины пошли медицинскими сестрами. В Габрове была подготовлена больница на 200 мест, для которой граждане собирали все добровольно...
      Большую помощь оказали болгары в строительстве дорог, расчистке снежных заносов в горах, оборудовании окопов... В период зимнего перехода Балкан тысячи болгар прибыли с лопатами, кирками и мотыгами для оборудования дорог, перевозки боеприпасов и продовольствия. При преодолении Араб-Конакско-го перевала войсками Западного отряда И. В. Гурко сотни безымянных героев-горцев из Этропольской околии не только расчищали дороги от снега, но и вместе с русскими солдатами на руках перетаскивали пушки...
      Сербские войска начали боевые действия сразу же после того, как князь Милан объявил состояние войны с Турцией. Под ружье было поставлено 81,5 тыс. человек с 232 орудиями. Большая часть этих сил (56,5 тыс. человек и 178 орудий) располагалась на юго-восточной границе страны, остальные войска (25 тыс. человек и 54 орудия) прикрывали западную границу... Сербские войска успешно выполнили союзнические обязательства. Они отвлекали на себя внимание софийской группировки противника и тем оказали существенную помощь отряду генерала Гурко при переходе через горы... В войне 1877 — 1878 гг. сербская армия одержала ряд крупных побед...
      Положение черногорской армии коренным образом изменилось, как только русские войска форсировали Дунай. В ночь на 13 (25) июня Сулейман-паша получил из Константинополя указание приостановить наступление в Черногории... В начале июля черногорские и герцеговинские войска численностью 11 тыс. человек с двенадцатью горными и двумя 4-фунтовыми полевыми орудиями двинулись на Никшич. Город был хорошо укреплен. Его оборонял турецкий отряд численностью 1,2 тыс. человек. Черногорцы, заняв ряд внешних фортов, блокировали Никшич. Началась осада крепости... 22 августа (3 сентября) по крепости был открыт артиллерийский огонь... В артиллерийской дуэли опять отличились русские офицеры Циклинский и Гейслер. 26 августа (7 сентября) черногорцы штурмом овладели последними укреплениями турок, располагавшимися вне крепостных стен. 27 августа (8 сентября) над крепостью взвился наконец белый флаг. Черногорцы великодушно обошлись с побежденными. Гарнизон крепости с оружием в руках покинул город. Победителям досталось 20 орудий с большим количеством снарядов, запасы продовольствия и фуража... Большая заслуга во взятии Никшича принадлежала русским артиллеристам. Меткой стрельбой они деморализовали турецкий гарнизон. Черногорцы окружили русских артиллеристов почетом и уважением. Находившийся в Черногории с санитарным отрядом доктор А. В. Щербак писал: «Вообще наши солдаты сошлись очень скоро с черногорцами. Их привычное хладнокровие и беспечное отношение к опасностям прЪ отправлении артиллерийской службы на батареях сразу расположили черногорцев в их пользу. Добродушие наших солдат, готовых всегда поделиться чем бог послал с товарищами, усилило это расположение еще более»...
      Черногория в войне 1877 — 1878 гг., как и в прошлых русско-турецких войнах, была верным и стойким союзником России. Черногорский поэт Радуле Стийенский, говоря о традиционной братской дружбе русских и черногорцев, писал: «Во всех войнах России на юге Черногория выступала в союзе с русскими и играла значительную роль. Если спросите любого черногорца: «Сколько вас, черногорцев?» — он обязательно ответит: «Нас с русскими сто семьдесят миллионов... Мы от русских себя не отделяем»...
      Там же. — С. 169 — 195.
     
      8. Боевые подвиги солдат Подольского полка при обороне Шипки
      4-й линейной роты фельдфебель Андрей Лысенко (георгиевский кавалер, в службе с 1863 г., Волковского уезда, Перекопской волости). Когда командир роты капитан Попов и помощник его прапорщик Афанасьев были ранены, тогда Лысенко, получив от командира батальона майора Аленикова приказание вступить в командование частью роты, находившейся в отдельном ложементе (окопе. — Сост.), и открыть залпы, — примером личной храбрости и хладнокровия возбудил в 4-й роте отвагу и полное спокойствие, благодаря коим в обходившую 4-ю роту значительную турецкую колонну на самом близком расстоянии были пущены такие действительные залпы, что обратили неприятеля в бегство, 9-й линейной роты фельдфебель Никифор Пытьков (георгиевский кавалер, в службе с 1869 г., Волковского уезда, Ново-Во-доложской волости). После убитого командира 9-й роты штабс-капитана Барановского, приняв начальствование над этой ротой, устроил роту под перекрестными выстрелами и примером личной храбрости, а также своим хладнокровием и распорядительностью так искусно направлял залпы роты, что удержал натиск превосходных сил неприятеля до прибытия подкреплений, направленных для усиления нашей боевой линии.
      11-й роты фельдфебель Осип Микасюк (георгиевский кавалер, состоявший на сверхсрочной службе). После убитого командира роты поручика Прокоповича и убыли из строя раненым его помощника поручика Уриилова принял начальствование над ротою и, заметив движение турок в обход для атаки на горе св. Николая батареи Я® 3, с криком: «За мной, братцы, вперед, ура!» — бросился с ротою в штыки, увлекая ее примером блистательной личной храбрости, и атаку эту направил так удачно, что успех ее был полный, неприятель был отброшен и отступил поспешно в полном беспорядке.
      11-й роты унтер-офицер Осип Булинский (в службе с 1874 г., из мещан Люблинской губернии, Белгородского уезда, гмины Торшеград). Во время атаки, поведенной 11-ю ротою после убитого командира роты поручика Прокоповича, начальствуя взводом под командою фельдфебеля Микасюка, бросился в штыки впереди взвода, увлекая примером личной храбрости людей роты, производившей в это время блистательную и важную по своим результатам атаку против отряда турок, предпринявших после обходного движения атаку батареи № 3 на горе св. Николая.
      Сборник материалов по русско-турецкой войне 1877 — 1878 гг. — СПб., 1902. — Вып. 10 — С. 238 — 240.
     
      9. И. Вазов. Первые дни болгарской свободы
      Иван Минчов Вазов (1850 — 1921) — выдающийся болгарский писатель-реалист, автор стихотворных сборников «Печали Болгарии» (1877), «Поля и горы» (1885), «Звуки» (1893) и др., романа «Под игом» (1889 — 1890) о восстании 1876 г., проникнутых идеями народного освободительного движения, болгаро-русской дружбы. Он участник этого движения и русско-турецкой войны 1877 — 1878 гг.
      Но возвращусь к предмету своих воспоминаний: первым дням нашей свободы.
      Что это были за дни — тревожные, необыкновенные, чудные!
      Я, как сейчас, вижу тогдашнее Систово, Систово в первые два месяца после своего освобождения. Шумное, говорливое, пыльное, полное кипящей жизни, бурных отголосков великих событий той войны, в громах которой рождалась наша юная и кровавая свобода. Систово было тогда единственной действовавшей пристанью на Дунае, находившеюся в русских руках. Через Систово проходили русские полки, которые шли, чтобы под громогласные крики «ура» вступить в эпические приступы к Плевне. Систово, обращенное в военный центр, главный интендантский склад Плевнен-ской и Гурковской армий, средоточие всех путей между Дунаем и театром военных действий, стало тесным для своих многотысячных гостей. Все болгарские дома были отданы под квартиры русских офицеров и солдат; училища и церкви обращены в больницы...
      В первые же дни своего пребывания в Систово я посетил тот уголок дунайского берега, где переправлялись на лодках под градом ядер и гранат русские войска с Драгомировым и Скобелевым во главе. Все Систово, еще бывшее под обаянием великого события, которое принесло ему свободу, рассказывало чудеса о геройской неустрашимости и самопожертвовании русских воинов на волнах Дуная и на берегах его, где оно было трепетным зрителем происходившего. 15 июня ни одного турецкого солдата, ни одного турка не осталось уже в Систове и укреплениях. В тот день сами систовцы еще не верили, что они будут свободны... Когда появился главный герой дня, Скобелев, систовский аптекарь Велизар Яковов встретил его горячею речью по-немецки. Скобелев ответил ему по-русски — Спасибо вам — и Ьпросил о
      гостинице, где можно было бы поесть. Гостиницы в Систове не было, и его угостили в одном частном доме...
      А между тем Систово жило своей обыкновенною кипучею жизнью, наводняемое волнами постоянно приходящих и отходящих войск. Сначала мы жили как бы в беспрерывном опьянении от быстрых побед русских, которые приводили нас в неописуемый восторг. Были уже взяты Тырново, Дреново, Елена, Трявна, Габ-рово. Гурко занял Шипку и пришел с нашими соколами-ополчен-цами через Старую Планину, освободил долины Стремы и Тунд-жи и навел панический страх на турок до самого Пловдива и Одрина (Адрианополя); генерал Криденер взял Никополь — и мы видели, как провозили его шеститысячный гарнизон, взятый в плен вместе со своим начальником Кел-Хасан-пашою, который с головою ушел в высоко приподнятый воротник своей шинели, чтобы его не видела райя. Русские войска подвигались вперед с стремительностью и силой урагана. Целый свет, притаив дыхание, смотрел на эти непрерывные триумфы.
      Болгария уже свободна, свободна!
      Мы ликовали...
      Дух свободы придал новый облик общественной жизни. Русские нравы и русские обычаи воспринимались во всевозможных своих проявлениях. Стали пить чай и ходить в церковь... причем преклоняли колени по русскому обычаю. Вошли в обращение русские песни: Стрелок, Вниз по матушке по Волге... Всякий день подходили новые знакомые, приходившие из Румынии, из России, бежавшие через Царьград и Триест... язык наш сильно обрусел. Все болгары говорили по-русски, т. е. смесью русско-болгарско-церковнославянского языка. Разговорная речь и канцелярская кишели русизмами. Даже турецкие слова принимали русскую форму...
      Исторический вестник. — 1903. — М в.-c. 1043 — 1051.
     
      10. В. В. Верещагин. Вступление русских войск в Адрианополь. 8(20) января 1878 г.
      Был прекрасный солнечный день, когда мы подходили к Адрианополю. Навстречу выехало несколько всадников. Перед самым городом показалась густая толпа двигавшегося нам навстречу народа, одушевление которого росло по мере нашего приближения; наконец, передовые не выдержали — бросились к нам бегом! Невозможно, немыслимо описать их энтузиазм и сцену, затем последовавшую: с криками и воем бросались люди перед нами на колена, целовали землю, крестясь, прикладывались, как к образам, не только к нашим рукам, но и коленам, сапогам, стременам. Не даваться, не допускать их до этого не было никакой возможности, — приходилось подчиняться... Дали знать, что навстречу идет духовенство с крестами и хоругвями... Только лишь въехали мы и осмотрелись, как навстречу из примыкавшего болгарского квартала вышла огромная процессия из представителей разных церквей и религий. Впереди был греческий митрополит (Дионисий), затем армянский архиепископ, болгарский священник, еврейские раввины, турецкие муллы и с ними громадная толпа народа — вся площадь покрылась людьми, я думаю, было тысяч 30 — 40... «Пусть, — объявил генерал, — всякая народность выберет по два представителя, пусть собрание этих представителей под председательством греческого митрополита озаботится своевременным доставлением людям и лошадям корма; на атом, и только на этом условии не будем делать реквизиций и солдаты не будут посылаться в город... За все принесенное будет заплачено главною квартирою». Все были, видимо, довольны, пропал их страх иметь дело с солдатами, — страх совершенно понятный... Когда духовенство ушло, мы направились в церковь болгарского квартала, которая, разумеется, была полна-полнехонька... Приложившись ко кресту, мы вышли из церкви, сели на лошадей и возвратились на площадь. Здесь Струков поставил отряд свой в каре, объехал его, поблагодарил за службу и поздравил с занятием второй столицы Турции, знаменитого города Адрианополя.
      Верещагин В. В. На войне: Воспоминание о русско-турецкой войне 1877 г. — М., 1902. — С. 248 — 254.
     
      11. Сан-Стефанский мирный договор 19 февраля (3 марта) 1878 г.
      Ст. 2. Блистательная Порта признает окончательно независимость княжества Черногории. По соглашению с российско-императорским правительством, правительством оттоманским и княжеством Черногорией будут определены впоследствии характер и форма взаимных отношений между Блистательной Портой и княжеством...
      Ст. 3. Сербия признана независимой...
      Ст. 5. Порта признает независимость Румынии, которая предъявит свои права на вознаграждение, имеющее быть определенным обоими сторонами. До заключения непосредственного договора подданные ее будут пользоваться в Турции всеми правами, которые обеспечены за подданными других европейских держав.
      Ст. 6. Болгария образует самоуправляющееся, платящее дань княжество, с христианским правительством и земским войском. Окончательные границы Болгарии будут установлены особою русско-турецкой комиссией до очищения Румелии российско-императорской армией. При изменениях на месте общего очертания границ, согласно основаниям мира, она примет во внимание начала народности большинства пограничных жителей, а также топографические условия и практические нужды местного населения, касающиеся удобства сообщения.
      Ст. 7. Князь Болгарии будет свободно избираем населением и утверждаем Блистательной Портой с согласия держав. Ни один из членов царствующей династии великих европейских держав не может быть избран князем Болгарии... Собрание именитых людей Болгарии, созванное в Филиппополе или Тырнове, выработает до избрания князя, под наблюдением российского императорского комиссара в присутствии комиссара оттоманского, устав будущего управления...
      Введение нового образа правления в Болгарии и наблюдение за его применением будут поручены в течение двух лет российскому императорскому комиссару. По прошествии первого года со времени введения нового порядка европейские кабинеты, в случае если это будет признано нужным и если по сему предмету последует соглашение между ними, Россией и Блистательной Портою, могут присоединить особых уполномоченных к российскому императорскому комиссару.
      Ст. 8. Оттоманские войска не будут более находиться в Болгарии, все прежние крепости будут срыты на счет местного правительства... Русские войска будут занимать страну и в случае надобности оказывать содействие комиссару. Военное занятие Болгарии будет, однако, ограничено приблизительным сроком в два года. Численность оккупационного русского корпуса, составленного из шести дивизий пехоты и двух кавалерии, который останется в Болгарии по очищении Турции императорской армией, не будет превосходить пятидесяти тысяч человек. Этот корпус будет содержаться на счет занимаемой им страны...
      Ст. 14. В Боснии и Герцеговине будут немедленно введены сообщенные оттоманским уполномоченным в первом заседании Константинопольской конференции предложения европейских держав, с теми изменениями, которые будут установлены по взаимному соглашению между Блистательной Портой, русским и австровенгерским правительствами...
      Ст. 16. В виду того, что очищение русскими войсками занимаемых ими в Армении местностей, которые должны быть возвращены Турции, могло бы подать там повод к столкновениям и осложнениям, могущим вредно отразиться на добрых отношениях обоих государств, Блистательная Порта обязуется осуществить без замедления улучшения и реформы, вызываемые местными потребностями, в областях, населенных армянами, и оградить безопасность последних от курдов и черкесов...
      Ст. 19. ...Принимая во внимание финансовые затруднения Турции и сообразуясь с желанием е. в. султана, император всероссийский соглашается заменить уплату большей части исчисленных в предыдущем параграфе сумм следующими территориальными уступками: а) Тульчинский санджак, т. е. уезды (казы) Килии, Сулины, Махмудие, Исакчи, Тульчи, Мачина, Бабадага, Гирсова, Кюстенджи и Меджидие, равно как острова дельты и Змеиный остров. Не желая присоединить себе означенной территории и островов дельты, Россия предоставляет себе променять их на отчужденную от нее трактатом 1856 года часть Бессарабии, граничащую с юга руслом Киликийского рукава и устьем Старого
      Стамбула... б) Ардаган, Карс, Батум, Баязид и территория до Саганлуга...
      Ст. 24. Босфор и Дарданеллы будут открыты как во время войны, так и во время мира для торговых судов нейтральных держав, приходящих из русских портов или отправляющихся в оные. Вследствие сего Блистательная Порта обязуется впредь более не устанавливать недействительной блокады портов Черного и Азовского морей, как не соответствующей точному смыслу декларации, подписанной в Париже 4 (16) апреля 1856 года.
      Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях. — М., 1925. — Ч. 1. — С. 220 — 223.
      12. Акт Берлинского конгресса. 13(25) июля 1878 г.
      Ст. 1. Болгария образует из себя княжество самоуправляющееся и платящее дань, под главенством его и. в. султана; она будет иметь христианское правительство и народную милицию...
      Ст. 3. Князь Болгарии будет свободно избираем населением и утверждаем Блистательной Портой с согласия держав. Ни один из членов династий, царствующих в великих европейских державах, не может быть избираем князем Болгарии...
      Ст. 4. Собрание именитых людей Болгарии, созванное в Тыр-нове, выработает до избрания князя органический устав княжества...
      Ст. 6. Временное управление Болгарии до окончательного составления органического устава Болгарии будет находиться под руководством российского императорского комиссара...
      Ст. 13. На юг от Балкан образуется провинция, которая получит наименование «Восточная Румслия» и которая останется под непосредственною политическою и военною властью е. и. в. султана на условиях административной автономии. Она будет иметь генерал-губернатором христианина...
      Ст. 22. Русский оккупационный корпус в Болгарии и Восточной Румелии будет состоять из шести пехотных и двух кавалерийских дивизий и не превзойдет 50 000 человек. Он будет содержаться на счет занимаемой им страны... Срок занятия Восточной Румелии и Болгарии российскими войсками определяется в девять месяцев со дня обмена ратификаций настоящего трактата.
      Императорское российское правительство обязуется окончить в последующий трехмесячный срок проведение своих войск чрез Румынию и совершенное очищение этого княжества...
      Ст. 25. Провинции Босния и Герцеговина будут заняты и управляемы Австро-Венгриею...
      Ст. 26. Независимость Черногории признается Блистательной Портой и всеми теми высокими договаривающимися сторонами, которые еще ее не признавали...
      Ст. 34. Высокие договаривающиеся стороны признают независимость Сербского княжества... *
      Ст. 43. Высокие договаривающиеся стороны признают независимость Румынии...
      Ст. 45. Княжество Румынии уступает обратно е. в. императору всероссийскому часть Бессарабской территории, отошедшей от России по Парижскому трактату 1856 года, ограниченную с запада руслом Прута, с юга руслом Киликийского рукава и устьем Старого Стамбула...
      Ст. 58. Блистательная Порта уступает Российской империи в Азии территории Ардагана, Карса и Батума, с портом последнего, равно как и все территории, заключающиеся между прежнею русско-турецкой границей и следующею пограничною чертой (линия Чорох — Бардуз — Араке).
      Ст. 59. Е. в. император всероссийский объявляет, что его намерение сделать Батум порто-франко *, по преимуществу коммерческим.
      Ст. 60. Долина Алашкерта и город Баязет, уступленные России статьей 19 Сан-Стефанского договора, возвращаются Турции.
      Там же. — С. 226-230.
     
      Глава 15
      РЕВОЛЮЦИОННОЕ НАРОДНИЧЕСТВО 70- НАЧАЛА 80-х гг. ХОЖДЕНИЕ В НАРОД. «ЗЕМЛЯ И ВОЛЯ». «НАРОДНАЯ ВОЛЯ»
     
      1. Программа «Земли и воли» (окончательная редакция). 1878 г.
      Конечный политический и экономический наш идеал — анархия и коллективизм.
      Но, признавая, с одной стороны, что партия может быть влиятельною и сильною только тогда, когда она опирается на народные требования и не насилует выработанного историею экономического и политического народного идеала, а с другой — что коренные черты характера русского народа настолько социалистич-ны, что, если бы желания и стремления народа были в данное время осуществлены, то это легло бы крепким фундаментом дальнейшего успешного хода социального дела в России, — мы суживаем наши требования до реально-осуществимых в ближайшем будущем, т. е. до народных требований, каковы они есть в данную минуту. По нашему мнению, они сводятся к четырем главнейшим пунктам:
      1. Правовые народные воззрения признают несправедливым тот порядок, при котором земля находится во владении тех, которые ее не обрабатывают. По народному понятию, «земля — божья», и каждый земледелец имеет право на землю в том коли-
      1 Порто-франко (ит. свободный порт) — порт или приморская область, пользующиеся правом беспошлинного ввоза и вывоза товаров.
      честве, которое он своим трудом может обработать. Поэтому мы должны требовать перехода всей земли в руки сельского рабочего сословия и равномерного ее распределения. (Мы убеждены, что две трети России будут владеть землею на общинном праве.)
      2. Что касается политического идеала, то мы признаем, что в русском народе существует стремление к полному мирскому самоуправлению, хотя относительно междуобщинных и внешних отношений вряд ли существуют в народе одинаковые определенные воззрения. По нашему мнению, каждый союз общин определит сам, какую долю общественных функций он отдаст тому правительству, которое каждая из них образует для себя. Наша обязанность только стараться уменьшить возможно более эту долю.
      3. В области религиозной в народе русском замечается веротерпимость и вообще стремление к религиозной свободе; поэтому мы должны добиваться полнейшей свободы исповеданий.
      4. В состав теперешней «Российской Империи» входят такие местности и даже национальности, которые при первой возможности готовы отделиться, каковы, например: Малороссия, Польша, Кавказ и проч. Следовательно, наша обязанность — содействовать разделению теперешней Росс. Империи на части соответственно местным желаниям.
      Таким образом, «Земля и Воля», служившая девизом стольких народных движений, служившая принципам организации при заселении тех наших окраин, куда еще не проникало влияние современного этим заселениям русского правительства, — эта формула, по нашему мнению, и теперь служит лучшим выражением народных взглядов на владение землею и устройство своего общежития. Признавая невозможным привить народу при настоящих условиях другие, с точки зрения отвлеченной, может быть, и лучшие идеалы, мы решаемся написать на своем знамени исторически выработанную формулу «земля и воля».
      Само собою разумеется, что эта формула может быть воплощена в жизнь только путем насильственного переворота, и притом возможно скорейшего, так как развитие капитализма и все большее и большее проникновение в народную жизнь (благодаря протекторату и стараниями русского правительства) разных язв буржуазной цивилизации угрожают разрушением общины и большим или меньшим искажением народного миросозерцания по вышеуказанным вопросам...
      Из предыдущего вытекают две главные общие задачи, на которые должно быть устремлено все внимание русской социальнореволюционной партии: 1) помочь организоваться элементам
      недовольства в народе и слиться с существующими уже народными организациями революционного характера, агитацией же усилить интенсивность этого недовольства... и 2) ослабить, расшатать, т. е. дезорганизовать, силу государства, без чего, по нашему мнению, не будет обеспечен успех никакого, даже самого широкого и хорошо задуманного, плана восстания.
      Отсюда таковы наши ближайшие практические задали.
      А. Часть организаторская
      а) Тесная и стройная организация уже готовых революционеров, согласных действовать в духе выше предложенной программы, как из среды интеллигенции, так и из среды находившихся в непосредственном соприкосновении с нею рабочих.
      б) Сближение и даже слияние с враждебными правительству сектами религиозно-революционного характера, каковы, например, бегуны, неплательщики, (спропагандированная) штунда и пр.
      в) Заведение возможно более широких и прочных связей в местностях, где недовольство наиболее заострено, и устройство прочных поселений среди крестьянского населения этих районов.
      г) Привлечение на свою сторону по временам появляющихся в разных местах разбойничьих шаек.
      д) Заведение сношений и связей в центрах скопления промышленных рабочих, заводских и фабричных.
      Деятельность, взявшихся за исполнение последних четырех пунктов, должна заключаться в видах заострения и обобщения народных стремлений, в агитации в самом широком смысле этого слова, начиная с легального протеста против местных властей и кончая вооруженным восстанием, т. е. бунтом. В личных знакомствах как с рабочими, так и с крестьянами, агитаторы, конечно, не могут отрицать важности обмена идей и пропаганды.
      е) Пропаганда и агитация в университетских центрах среди интеллигенции, которая в первое время является главным контингентом для пополнения рядов нашей организации.
      ж) Заведение связей с либералами с целью их эксплуатации в свою пользу.
      з) Пропаганда наших идей и агитация литературою, издание собственного органа и распространение листков зажигательного характера в возможно большем количестве.
      Б. Часть дезорганизаторская
      а) Заведение связей и организации в войсках, и главным образом среди офицерства.
      б) Привлечение на свою сторону лиц, служивших в тех или других правительственных учреждениях.
      в) Систематическое истребление наиболее зловредных или выдающихся лиц из правительства.
      Архив «Земли и воли» и «Народной воли». — М., 1932. — С. 58 — 63.
      2. Устав «Земли и воли». 1876 г.
      § 1. Организация имеет своей ближайшей целью осуществление народного восстания, в возможно ближайшем будущем, во имя народных желаний, каковы они есть в данную минуту.
      § 2. До первого конгресса ... организация представляет собой «основной кружок» тесно сплоченных между собою людей. Кружок этот дели