На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиКнижная иллюстрация





История Молдавской ССР. Учебник для 7-8 классов. Драгнев, Советов. — 1986 г.

Демир Миронович Драгнев
Павел Васильевич Советов

История Молдавской ССР

Учебник для 7-8 классов

*** 1986 ***


DjVu

 




ПОЛНЫЙ ТЕКСТ КНИГИ

      СОДЕРЖАНИЕ
     
      Введение 3
     
      Часть I.
      ПЕРВОБЫТНООБЩИННЫЙ СТРОЙ И ЕГО РАЗЛОЖЕНИЕ 5
     
      Глава I. Древнейшее человеческое общество на территории Молдавии 5
      § 1. Появление людей на территории Молдавии. Зарождение родового строя 5
      § 2. Развитие родоплеменных отношений 7
     
      Глава II. Фракийские и скифские племена в период разложения первобытнообщинного строя. Зарождение классов 11
      § 3. Геты и даки 11
      § 4 Начало складывания классового общества у гетов и даков. Скифы 13
      § 5. Карпато-Дунайские земли в период римских завоеваний 15
     
      Часть II.
      ПЕРИОД ФЕОДАЛИЗМА 18
     
      Раздел I. ЗАРОЖДЕНИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИИ. РАННЕФЕОДАЛЬНАЯ МОЛДАВИЯ 18
     
      Глава III. Славяне и волохи 18
      § 6. Славяне в Днестровско-Карпатских землях 18
      § 7. Волохи 20
     
      Глава IV. Днестровско-Карпатские земли в составе Древнерусского государства и Галицко-Волынского княжества 22
      § 8. Древнерусское население в Поднестровье 22
      § 9. Галицко-Волынская Русь и борьба с нашествиями кочевников в Днестровско-Карпатских землях. Начало заселения края волохами 26
     
      Глава V. Формирование молдавской народности и образование Молдавского государства 28
      § 10. Складывание молдавской народности 28
      § 11. Образование Молдавского раннефеодального государства 32
     
      Раздел II. МОЛДАВИЯ В ПЕРИОД РАЗВИТОГО ФЕОДАЛИЗМА (С XV В.—ДО ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII В.) 37
     
      Глава VI. Переход от раннего к развитому феодализму. Развитый феодализм до установления османского ига (XV — начало XVI в.) 37
      § 12. Экономическое развитие Молдавского государства в XV — начале XVI в. 37
      § 13. Социальная история Молдавии XV — начала XVI в 41
      § 14. Государственный строй Молдавии в XV — начале XVI в. 45
      § 15. Политическое развитие Молдавии в XV — начале XVI в. 48
      § 16. Борьба молдавского народа против иноземных захватчиков во второй половине XV — начале XVI в. 50
     
      Глава VII. Молдавия под османским владычеством (до начала XVIII в.) 56
      § 17. Установление и формы турецкого ига в Молдавии 56
      § 18. Экономическое положение Молдавии в период турецкого ига 60
      § 19. Общественный строй 65
      § 20. Обострение классовой борьбы 70
      § 21. Борьба молдавского народа против иноземной агрессии и османского ига в XVI в. 73
      § 22. Международное положение и молдавско-русско-украинские связи в XVII — начале XVIII в. 80
     
      Глава VIII. Молдавия в период усиления турецко-фанариотского режима (1711—1768 гг.) 86
      § 23. Начало совместной вооруженной борьбы Молдавии и России против Османской империи 86
      § 24. Усиление турецко-фанариотского гнета в Молдавии 90
      § 25. Дальнейшее развитие русско-молдавского боевого содружества. Кючук-Кайнарджийский мир 1774 г 95
     
      Глава IX. Культура феодальной Молдавии (XIV — середина XVIII в4) 100
      § 26. Быт народа 100
      § 27. Молдавский фольклор ЮЗ
      § 28. Письменность и литература 106
      § 29. Просвещение и книгопечатание 113
      § 30. Искусство средневековой Молдавии 115
     
      Раздел III. НАЧАЛО ПОЗДНЕГО ФЕОДАЛИЗМА. ПРИСОЕДИНЕНИЕ ЛЕВОБЕРЕЖНОГО ПОДНЕСТРОВЬЯ И БЕССАРАБИИ К РОССИИ (ПОСЛЕДНЯЯ ЧЕТВЕРТЬ XVIII — НАЧАЛО XIX В.) 121
     
      Глава X. Социально-экономическое развитие и культура Молдавии в последней четверти XVIII — начале XIX в 121
      § 31. Социально-экономическое положение 121
      § 32. Развитие культуры 127
     
      Глава XI. Русско-турецкие войны конца XVIII — начала XIX в. и освободительная борьба молдавского народа против османского ига 131
      § 33. Усиление влияния России в Молдавии на рубеже XVIII—XIX вв. Присоединение Левобережного Поднестровья к Российскому государству 131
      § 34. Русско-турецкая война 1806—1812 гг. Освобождение Бессарабии от османского ига и ее присоединение к России 135
     
      Раздел IV. РАЗЛОЖЕНИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ И ФОРМИРОВАНИЕ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИИ В БЕССАРАБИИ И ЛЕВОБЕРЕЖНОМ ПОДНЕ-СТРОВЬЕ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В. 139
     
      Глава XII. Экономическое развитие Бессарабии и Левобережного Поднестровья в дореформенный период 139
      § 35. Административное устройство и заселение края 139
      § 36. Развитие сельского хозяйства и промышленности 143
      § 37. Развитие торговли и рост городов 147
     
      Глава XIII. Социальные отношения и антифеодальная борьба в Бессарабии и Левобережном Поднестровье в дореформенный период 150
      § 38. Изменения в классовом составе села и города 150
      § 39. Классовая борьба крестьян и горожан 155
     
      Глава XIV. Общественное движение в Бессарабии и Левобережном Поднестровье в.первой половине XIX в. 159
      § 40. Включение края в общероссийское революционно-освободительное движение 159
      § 41. Поддержка населением края борьбы балканских народов против османского владычества
      § 42. Распространение передовых идей
     
      Глава XV. Развитие культуры в первой половине XIX в. 167
      § 43. Развитие литературы 168
      § 44. Просвещение, наука, искусство 172
      § 45. Быт и устное народное творчество 174
     
      Часть III.
      РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА 177
     
      Раздел V. РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА И РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В МОЛДАВИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В 177
     
      Глава XVI. Буржуазные реформы в Молдавии в 60—70-х гг. XIX в. 177
      § 46. Причины буржуазных реформ и подготовка крестьянской реформы 177
      § 47. Проведение крестьянской и других буржуазных реформ в Бессарабии 180
     
      Глава XVII. Развитие капитализма в Молдавии в пореформенный период 185
      § 48. Утверждение капитализма в сельском хозяйстве 185
      § 49. Развитие промышленности и торговли 190
      § 50. Образование классов капиталистического общества 192
     
      Глава XVIII. Общественно-политическое и революционное движение в Молдавии в пореформенный период 194
      § 51. Распространение революционно-демократических идей. Народническое движение 194
      § 52. Молдавия и освободительная борьба балканских народов198
      § 53. Начало рабочего движения в Молдавии 200
      § 54. Зарождение социал-демократического движения в Молдавии 202
     
      Глава XIX. Культура Молдавии во второй половине XIX в. 204
      § 55. Изменения в быте и устном народном творчестве 204
      § 56. Просвещение, наука и искусство 206
      § 57. Литература 209
      Хронологическая таблица 214

     
     

      Введение
      Для чего нужно изучать историю союзной республики. История нашей Родины, первой в мире страны победившего социализма вызывает интерес не только советских людей, но и всего прогрессивного человечества. На протяжении четырех лет вам предстоит узнать много интересного из истории народов нашей страны.
      Курс истории СССР содержит общие сведения по истории народов нашей Родины. Для населения союзных республик, в том числе и Молдавской ССР, важно также знание и конкретных сведений по истории своего края. В единой семье советских народов каждый из них вносит свой вклад в экономическое развитие страны, в единую многонациональную советскую культуру. Великая Октябрьская социалистическая революция открыла широкие возможности для развития народов нашей страны. Советский народ тесно сплочен общей экономикой, единым социальным строем, общими идеалами созидания коммунистического общества. Советская Конституция узаконила равенство всех народов нашей многонациональной Родины. Их объединяют узы братской дружбы. Каковы исторические корни дружбы народов нашей страны, какие испытания прошла она на протяжении веков? Все это вы узнаете, изучив историю своего края.
      А мало ли знаменательных дат содержит современная история союзных республик, связанных с общими успехами, в экономике, культуре, науке В каждой республике славятся имена передовиков производства, деятелей культуры и науки.
      Обогатив себя знанием конкретных фактов по истории союзной республики, вы лучше поймете историю нашей необъятной Родины.
      О чем рассказывает история Молдавской ССР. История Молдавской ССР— неотъемлемая частица истории СССР. В ней вы увидите и общие черты для всей нашей великой Родины и особенности развития края, в котором вы живете, учитесь, трудитесь.
      Вы узнаете, когда впервые люди заселили территорию Молдавии, как они жили, добывали пищу и постепенно покорили силы природы. Поймете, как зародилось здесь деление людей на классы, как сформировался молдавский народ.
      Народы никогда не жили обособленно. На территории Молдавии совместно с молдаванами живут русские, украинцы, болгары, гагаузы и др. Они всегда учились друг у друга, взаимообогащались.
      Изучение истории Молдавии поможет вам понять, как зародилась дружба между молдавским, русским и украинским народами, как она крепла в борьбе против классовых угнетателей и общих внешних врагов, какое большое влияние она оказала на формирование и развитие молдавского народа и его культуры. Молдавский народ не сломили тяжелые испытания, выпавшие на его долю в период многовекового ига османских поработителей. Вы узнаете имена, которые стали символом борьбы против иноземных захватчиков, поймете, почему только с помощью великого русского и украинского народов наш край был освобожден, и его присоединение к России сыграло прогрессивную роль в развитии всех народов его населяющих.
      С начала XIX в. экономика и культура Молдавии развивались в составе Российского государства. Изучив учебник по истории Молдавской ССР, вы узнаете, как трудящиеся края приобщались к передовому русскому освободительному движению и под руководством большевистской партии Ленина, вместе со всеми народами нашей Родины боролись против царизма, помещиков и капиталистов.
      Настоящий учебник согласно программе излагает историю Молдавии до периода, предшествующего Великой Октябрьской социалистической революции. В 9—10 классах вы будете изучать героическую борьбу трудящихся Молдавии за победу Великой Октябрьской социалистической революции и установление Советской власти в крае. Славный путь прошла Советская Молдавия в братской семье народов СССР и достигла больших успехов в социалистических преобразованиях.
     
      Часть I.
      ПЕРВОБЫТНООБЩИННЫЙ СТРОЙ И ЕГО РАЗЛОЖЕНИЕ
      ДРЕВНЕЙШЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО НА ТЕРРИТОРИИ МОЛДАВСКОЙ ССР
     
      § 1. Появление людей на территории Молдавии.
      Зарождение родового строя
      Стоянки первобытных людей. Территория Молдавии была заселена людьми примерно 300 тысяч лет тому назад. Это произошло в период потепления между двумя наступлениями великого оледенения. Прсле появления здесь человека ледник во время нового своего наступления довольно близко подошел к территории Молдавии. Опять установился очень холодный климат.
      В это время древние люди жили в суровых условиях. Они приспосабливали под жилье пещеры или скальные навесы. У нынешнего села Бутешты Глодянского района, на берегу Прута, обнаружены остатки пещерной стоянки первобытных людей, которые жили здесь около 100 тысяч лет назад. Они постоянно жгли костер в пещере, где скрывались от непогоды и диких зверей. Вначале люди пользовались тем огнем, который давала им природа — молния, пожар и т. д. Постепенно люди сами научились добывать огонь. Теперь они могли разводить костры в любое время. Пищу уже не употребляли в сыром виде, а готовили на кострах. Главным средством добычи пищи была охота на животных и собирание плодов дикорастущих деревьев и кустарников. Древние люди были вооружены копьями и дротиками с насаженными на древко острыми наконечниками из камня.
      Орудия труда и оружие на территории Молдавии делали из особого вида камня, который называется кремень. Кремневые рубила (примитивные топоры) и скребла (подобие ножа) найдены не только в пещере Бутешты, но и на других стоянках того времени. Камень очень долго был основным материалом, из которого люди делали свои орудия. Поэтому ту эпоху в истории человечества ученые называют каменным веком. Родовые общины. Древний каменный век на территории Молдавии продолжался сотни тысяч лет. В конце древнего каменного века (примерно 35—10 тысяч лет назад) произошли решительные перемены в жизни человеческого общества. Сложился современный внешний облик человека и на территории Молдавии. В гроте у села Дуруитор Рышканского района найдены останки одного из обитателей стоянки этих древних людей. Охотиться на мамонта, носорога и других крупных животных люди древнего каменного века могли только совместно, большими группами. Такая группа охотников, объединялась родовой общиной, которая состояла из большого числа близких и дальних родственников. В хозяйстве и быту этих общин большую роль играли женщины, и родство определялось по материнской линии (матриархат). Большая стоянка такой родовой общины открыта археологами на берегу реки Реут около нынешнего села Чутулешты Флорештского района. До наших дней сохранились остатки десятков кострищ (места, где разжигали костры) и сложенных из камня очагов, много кремневых орудий и костей животных. Люди, жившие здесь примерно 30 тысяч лет назад, сообща охотились на дикую лошадь, а также других животных.
      В этот период зависимость человека от природы была очень велика. Природа казалась грозной и могущественной силой, которую надо отпугнуть или задобрить. Стали возникать религиозные верования в непонятные для человека силы природы. Для заклинания сил природы и животных, для удачной охоты древние люди делали охранительные амулеты и музыкальные инструменты. В гроте Брынзены Единецкого района найден амулет из бивня мамонта по форме напоминающий рыбу. На других стоянках обнаружены костяные флейты для звуковых заклинаний.
      Около 10 тысяч лет назад ледник окончательно отступил с европейского материка. Более благоприятный для жизни людей теплый и влажный климат установился и по берегам Днестра и Прута. Исчезли холодолюбивые животные, особенно крупные. В новых условиях остались существовать лошадь, олень, кабан, волк, лиса, заяц и др. Крупным изобретением, облегчавшим охоту на небольших подвижных животных, стали
      лук и стрелы с кремневыми наконечниками. Развивалась ловля рыбы в реках и озерах. Люди стали жить, охотиться и ловить рыбу небольшими группами, менявшими свои стоянки. Остатки таких кратковременных стоянок обнаружены у села Фрумушика Флорештского района и в других местах. В то время люди часто переходили жить с одного места на другое в поисках пищи.
     
      § 2. Развитие родоплеменных отношений
      Первые земледельцы и скотоводы. Со временем люди стали приручать животных, выращивать растения, употреблять их в пищу и применять для хозяйственных нужд. На территории Молдавии вначале «одомашнили» свинью и быка. Через некоторое время здесь овладели первыми навыками обработки земли с помощью мотыг и научились выращивать пшеницу, ячмень и просо, которые были занесены сюда с Балканского полуострова. Занимаясь земледелием, люди уже постоянно находились около обрабатываемых земель.
      Зависимость человека от сил природы начала ослабевать. Люди уже меньше зависели от удачи в охоте за дикими животными, в сборе плодов дикорастущих деревьев и кустарников. Значительным облегчением в быту и хозяйстве древних людей было появление на территории Молдавии посуды из обожженной глины.
      Трипольские поселения. Новый подъем культуры был связан с распространением в труде и быту людей металлических медных предметов. На территории Молдавии не было месторождений меди. С IV тысячелетия до н. э. сначала готовые изделия, а потом и медную руду завозили сюда с Балкан и из Карпат. Со временем появились и свои, местные мастера, которые научились выплавлять медь, выковывать и отливать из нее топоры, тесла, иглы, украшения и другие предметы.
      Люди, жившие на территории Молдавии и на соседних землях в это время,были создателями так называемой «трипольской культуры». Многочисленные большие поселки «трипольцев» IV—III тысячелетия до н. э. располагались по берегам рек на обширных пространствах от Днепра до Карпат. Один из трипольских поселков находился около села Варваровка Флорештского района. Здесь были сотни домов, построенных из жердей и глины, некоторые даже двухэтажные. Древние обитатели этих жилищ изготовляли из глины посуду разнообразных форм, украшенную великолепныv многоцветным орнаментом, который и сейчас вызывает чувство восхищения. Найдены глиняные Статуэтки матери-прародительницы, богини плодородия. «Трипольцы» поклонялись ей и надеялись, что эта богиня даст им богатый урожай и увеличит стада.
      Обработкой земли в основном занимались женщины с помощью мотыг. Позже стали появляться примитивные пахотные орудия — рала, требовавшие применения мужской силы. Трипольцы выращивали пшеницу, овес, просо, ячмень, горох, бобы. Занимаясь скотоводством, предпочитали разводить крупный рогатый скот, а также овец, коз и свиней, приручили Лошадь.
      Трипольцы жили родовыми общинами. У каждой родовой общины появилось специальное место захоронения — могильник. Такой могильник обнаружен вблизи теперешнего села Выхватинцы Рыбницкого района. Здесь выделяются некоторые погребения мужчин, которые были главами общины. На смену материнской приходила родовая патриархальная отцовская община. Главенствующую роль в ней играли мужчины, и родство определялось по отцовской линии. Происходил переход от матриархата к патриархату. Несколько родовых общин объединялись в более крупные коллективы людей — племена. Это вызывалось потребностями хозяйства и обеспечивало большую безопасность от внешних вторжений других племен.
      Появление скотоводческих племен. Распространение орудий из бронзы.
      Большинство трипольских поселков было разрушено пришедшим с востока кочевым скотоводческим населением. Оно передвигалось в поисках новых пастбищ. Постепенно эти скотоводческие племена начали также возделывать землю и перешли к оседлому образу жизни. Животных стали использовать при вспашке полей.
      Со второй половины II тысячелетия до н. э. на территории Молдавии, наряду с прежними орудиями, широкое распространение получают изделия из бронзы — сплава меди и олова. Бронзовые топоры, тесла, ножи, серпы, посуда и другие предметы были прочнее и лучше. Они облегчили быт людей, их труд, сделали его более производительным. Этот период получил название эпохи бронзы.
      Начало разложения первобытнообщинного строя. В эпоху бронзы более производительный труд, развитие земледелия и скотоводства способствовали созданию богатств, которые накоплялись в руках племенной знати. Она состояла из самых влиятельных людей — вождей, жрецов, старейшин родовых общин. Управляя жизнью племен, они использовали власть для личного обогащения. Источником создания богатств служила также добыча, взятая во время военных столкновений между племенами. О появлении богатств в руках знати свидетельствует Бородинский клад XV в. до н. э., найденный на юге Днестровско-Прутского междуречья. Он состоял из серебряных наконечников копий, кинжала с золотой инкруста-
      Предметы из Бородинского клада эпохи бронзы (XV в. до н. э.): 1. Навершия булав из камня. 2. Парадные топорики из нефрита. 3. Серебряные наконечники копий. 4. Серебряная декоративная булавка. 5. Серебряный кинжал. 6. Обломок копья.
      цией, изящных полированных каменных парадных топориков, булав и украшений. Накопление богатств показывало появление и развитие имущественного неравенства у людей, проживавших на территории Молдавии. Первобытнообщинный строй, при котором люди трудились сообща, имели общее имущество, были равны, начинал распадаться.
      В конце эпохи бронзы на рубеже II—I тысячелетий до н. э., на обширных пространствах Юго-Восточной Европы, в том числе на территории Молдавии, проживали фракийские племена. Фракийцы были одним из отдаленных предков современных народов Юго-Восточной Европы, в том числе молдавского.
      ВОПРОСЫ 1- Письменно объясните понятие «трипольская культура». 2. При
      И ЗАДАНИЯ раскопках могильных ям ученые находят предметы обихода.
      Как это можно объяснить? 3. Докажите, что появление бронзовых орудий труда вызвало новый подъем производства и культуры у населения на территории Молдавии.
     
      Глава II.
      ФРАКИЙСКИЕ И СКИФСКИЕ ПЛЕМЕНА В ПЕРИОД РАЗЛОЖЕНИЯ ПЕРВОБЫТНООБЩИННОГО СТРОЯ.
      ЗАРОЖДЕНИЕ КЛАССОВ
     
      § 3. Геты и даки
      Фракийцы населяли обширные пространства Юго-Восточной Европы, включая Карпатские горы на севере, и до границ Греции, на юге. Они состояли из множества племен. В районе Карпат жили фракийские племена, которых позже, с I в. до н. э., стали называть даками. В нижнем По-дунавье и на востоке от Карпатских гор до Днестра жили племена гетов. Река Днестр отделяла фракийские племена гетов от скифов, обитавших в Северном Причерноморье. Впервые о гетах упоминает историк Геродот (V в. до н. э.). Он писал, что из фракийских племен только геты оказали сопротивление полчищам персидского царя Дария, направлявшегося в 514—513 гг. до н. э. в поход против скифов через земли фракийцев. К середине I тысячелетия до н. э. в хозяйстве и общественной жизни фракийцев произошли значительные перемены. Эти перемены были связаны с появлением орудий из железа.
      Появление у фракийцев железных орудий труда. Использование изделий из железа в хозяйстве и быту совершило настоящий переворот в жизни древних людей, подняло производительность их труда. «Железо,— писал Ф. Энгельс,— сделало возможным полеводство на крупных площадях, расчистку под пашню широких лесных пространств; оно дало ремесленнику орудия такой твердости и остроты, которым не мог противостоять ни один камень, ни один из известных тогда металлов»1.
      На территории Молдавии орудия труда, оружие и другие предметы из железа получили большое распространение во второй половине I тысячелетия до н. э. Местные мастера получали железо в простых глинобитных горнах. Появились люди, которые постоянно занимались изготовлением оружия, разных орудий труда и предметов быта, особенно из железа. Это были мастера-ремесленники, снабжавшие своими изделиями всю общину. Остальные предметы (глиняная посуда, орудия из кости и рога и многое другое) изготовлялись еще каждой семьей самостоятельно. Фракийцы выращивали пшеницу, ячмень, овес, просо, бобы, коноплю и даже виноград. Вокруг поселений паслись большие стада крупного рогатого скота, овец, коз, свиней и лошадей.
      Общественный строй фракийских племен гетов и даков. Постепенно у гет-ских и дакийских племен возникает знать. Племенная знать, накопив значительные богатства, возвышалась над массой общинников. Особенно обогащались те, кто обладал властью и предводительствовал в войнах. Геродот писал о таких фракийцах, что «к земледельцу они относятся с величайшим презрением. Наиболее почетной они считают жизнь воина...». Несмотря на появление знати общинные отношения еще были сильны. Поселки гетов и даков располагались отдельными группами. Каждая группа представляла собой родовую общину. В этой общине сохранялись родственные связи и совместное владение землей. Но отдельные группы семей начинали уже обрабатывать участки общинной земли самостоятельно. Применение железных орудий труда позволяло этим группам семей справляться с работой, для которой прежде соединялись целые родовые общины. Это было признаком наступавшего разложения родовой общины.
     
      § 4. Начало складывания классового общества у гетов и даков. Скифы
      Со временем власть в племенах гетов и даков все больше сосредотачивается в руках знати, которая использует свое положение для личного обогащения. Отделяясь от простого люда, племенная знать живет в сильно укрепленных местах.
      Укрепления гетов. На территории Молдавии найдены остатки многих гетских укрепленных пунктов (городищ) и селений IV—HI вв. до н. э. Геты обычно строили крепости на крутых холмах и в других труднодоступных местах. На вершинах холмов возводились мощные земляные валы, которые окружались глубокими рвами. Около села Бутучены Орге-евского района обнаружено большое укрепление гетов площадью в 20 га. Геты жили в наземных домах со стенами из жердей, обмазанных глиной, а также в землянках.
      Бутученское городище было центром густо населенной гетами территории в долине реки Реут. Его окружали небольшие укрепления на скалистых берегах реки, составлявшие целую систему обороны. Создать такие оборонительные системы и крепости можно было только соединив и организовав усилия большого количества людей. Это стало возможным, когда власть перешла к племенной знати. Для нее военная добыча служила одним из главных источников обогащения, а вооруженная сила была опорой власти. Гетские воины носили шлемы и панцыри из необработанной воловьей шкуры и щиты, сплетенные из прутьев, обтянутые бычьими шкурами. Оружием служили меч, лук и стрелы. Появление укреплений и широкое распространение оружия показывает, что столкновения и войны стали обычным явлением в жизни гетов.
      Геты, скифы и греческие города в Поднестровье. В Поднестровье происходили постоянные столкновения гетов со скифами. Многочисленные племена скифов кочевали восточнее Днестра, в степях Северного Причерноморья. Но уже в V в. до н. э. часть скифов пересекла реку Днестр и обосновалась в степях близ Черного моря и устьев Дуная. Скифы оттеснили гетов на север в лесостепи и леса Днестровско-Прутского междуречья.
      Скифские и гетские племена поддерживали тесные связи с городами, основанными греками на побережье Черного моря в VI в. до н. э. Среди них были Тира (ныне Белгород-Днестровский) на берегу Днестровского лимана и Ольвия в устье Буга. Знать и вожди приобретали в греческих городах предметы роскоши. В обмен на свои товары греки получали у гетов и скифов не только скот, шкуры, мед, зерно, меха и другое, но и рабов. Во время частых столкновений с соседними племенами геты и скифы захватывали пленных и продавали их в рабство. С III в. до н. э. геты стали чеканить собственную монету. Торговля с греческими городами обогащала родоплеменную знать, что ускоряло разложение первобытнообщинных и зарождение классовых отношений в гетском и скифском обществах. То же самое наблюдалось и у даков, живших в районе Карпатских гор.
      Интересам знати служила и религия гетов и даков. По представлениям фракийцев всем миром управлял бог неба, а остальные боги и духи природы подчинялись ему. Зарождающееся у фракийцев классовое неравенство как бы получало в этом оправдание подчинения одних другим: бедных — богатым, простого люда — племенной знати. Зарождение классов и государственных образований. У гетов и даков в последние века до нашей эры шло образование классов. Выделялась особенно богатая и влиятельная знать (вожди и жрецы) — тарабосты, внешним знаком отличия которых было ношение особой формы шапок. Общинники («простоволосые»)} хотя и оставались лично свободными, во многом зависели от знати. У гето-дакийской племенной знати появляются также рабы. Зарождение классов вело к формированию раннеклассовых политических образований. В середине I в. до н. э. у гетов возник военнополитический союз племен. Во* главе его стоял Буребиста. Оказавшись непрочным, после смерти Буреби-сты союз распался. Но зарождение у гетов и даков государственности — орудия господства богатого меньшинства над бедным и зависимым большинством—продолжалось. Во второй половине I в. н. э. сложилось раннеклассовое государственное образование, объединившее много племен. Главой его в конце I — начале
      II века н. э. стал Децебал, дакий-ский вождь. Центр «царства» находился в Карпатских горах. Дальнейшее развитие дакийского государственного образования было прервано римским завоеванием.
     
      § 5. Карпато-Дунайские земли в период римских завоеваний
      Римское завоевание. Романизация. К началу I в. н. э. границы Римской империи простирались вплоть до нижнего Дуная. В 57 г. римские войска захватили первые земли к северу от нижнего Дуная — греческую колонию Тира. Вскоре начались столкновения между Римской империей и дакий-ским государственным образованием. Даки и геты оказывали Риму ожесточенное сопротивление. После нескольких дако-римских войн конца I — начала II вв. н. э. легионы римского императора Траяна в 105—106 гг. сокрушили дакийское государственное образование. Многие пленные геты и даки были угнаны в рабство. Часть из них была сделана гладиаторами и выступала на аренах римских цирков.
      На завоеванных землях к северу от Дуная в районе Карпатских гор была образована римская провинция Дакия. Земли к востоку от Карпат, в том числе между Днестром и Прутом, не были включены в состав Римской империи. Только на крайнем юге узкая полоса, протянувшаяся вдоль побережья Черного моря и далее прилегающая к устьям Дуная, вошла в состав другой римской провинции — Нижней Мезии. Эта провинция включала и земли к югу от Дуная, захваченные римлянами ранее. Мощное рабовладельческое государство довольно быстро, применяя насилие, освоило территории, включенные в состав римских провинций. Здесь были расположены римские легионы, введены римское управление и законы. В рудниках и крупных латифундиях римских землевладельцев использовался труд рабов.
      Среди гетов и даков в пределах римских провинций поселялось много колонистов из различных районов империи. Вся римская администрация, воины легионов и колонисты говорили на латинском языке. Постепенно на этом языке, наряду с пришлым, начало говорить и местное гето-дакий-ское население земель, включенных в состав Римской империи. Оно заимствовало также некоторые римские обычаи, орудия труда и предметы быта, сохранило однако и многие свои прежние обычаи. В римских провинциях, как к югу, так и к северу от нижнего Дуная, произошла романизация: население говорило на латинском языке, и его хозяйство, общественная жизнь и культура во многом стали походить на римские. Вот почему мы называем это население романизованным. В III в. н. э. в Карпато-Ду-найских землях, захваченных Римом, проживало уже романизованное население.
      Железные орудия труда, бытовые предметы. III — IV вв. н. э. (Черняховская культура.). 1. Железный наральник. 2. Железная часть деревянного щита, располагавшаяся в его центре (умбон). 3. Наконечники стрел. 4. Остатки меча. 5. Наконечники дротиков и копий. 6. Орудие труда для обработки дерева. 7. Жернов ручной мельницы. 8. Железное кольцо. 9. Костяной гребень. 10. Застежки-фибулы.
      Римская империя была ослаблена внутренними усобицами и восстаниями, частыми нападениями соседних племен. Поэтому с 271 г. римляне были вынуждены оставить северодунайские провинции и отойти южнее, за Дунай. Туда же отошла и часть романизованного населения, особенно состоятельные люди. В районе Карпат осталась лишь часть романизованного населения, говорившего на латинском языке. Набеги кочевых и других племен заставляли это население селиться в труднодоступных горных и предгорных местностях. Постепенно оно возвращалось к общинному образу жизни. В его хозяйстве начало преобладать скотоводство. В горах более продуктивным стало разведение овец. Романизованное население было одним из отдаленных предков молдавского народа.
      Население Днестровско-Карпатских земель в II—IV вв. и. э. За пределами границ Римской империи, восточнее Карпатских гор, в Днестровско-Карпатских землях, в первые века н. э. продолжали проживать фракийцы, среди которых теперь значительную часть составляли племена карпов. Сюда же переселились кочевники сарматы, а позже германские племена готов и славяне. Римская культура оказала на них большое влияние. Однако эти племена не подчинились власти Рима, не были подвергнуты романизации и сохранили в основном свою культуру и свой язык. Враждебные Риму карпы, сарматы, готы и другие племена, совершая набеги, часто нарушали границы Римской империи. Под их напором Рим вынужден был отказаться от своих северо-дунайсцшх провинций.
      В III—IV вв. многочисленные племена, которые занимали обширные пространства от Карпатских гор до Днепра, создали новую единообразную по своему облику культуру — черняховскую1. Она принадлежала разным народам. В их числе были карпы, сарматы, германцы, славяне и др. У «черняховцев» начинался переход от первобытнообщинного строя к классовому обществу. Выделялась военная знать.
      На территории Молдавии найдены остатки сотен черняховских поселений и могильников. Группа таких древних памятников открыта около Будешт, ставших теперь частью города Кишинева. Пришедшие с Востока кочевники — гунны, в конце IV в. н. э. уничтожили почти все Черняховские поселения в Днестровско-Карпатских землях.
     
      Часть II. ПЕРИОД ФЕОДАЛИЗМА
     
      Раздел I ЗАРОЖДЕНИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ. РАННЕФЕОДАЛЬНАЯ МОЛДАВИЯ
     
      Глава III.
      СЛАВЯНЕ И ВОЛОХИ
     
      § 6. Славяне в Днестровско-Карпатских землях
      Расселение и хозяйство. На обезлюдевшие после нашествия гуннов Днестровско-Карпатские земли в VI—VIII вв. началось массовое переселение славян. Они продвигались из Центральной и Восточной Европы на юг за Карпаты через Дунай на Балканский полуостров. Часть славянских племен обосновалась в Днестровско-Карпатских землях. Многочисленные поселения славян возникли в бассейнах рек Днестр и Прут (например, вблизи нынешних сел Шептебань — в урочище Хуча — Рышканского района, Требужены Оргеевского района и др.). Они были такими же, как поселения восточных славян по рекам Буг и Днепр, откуда пришли их жители.
      Основным занятием славян на территории Молдавии было земледелие и скотоводство. Они обрабатывали ближайшие к поселку земли и выращивали пшеницу, просо, ячмень и овес. На речных лугах пасли скот, в лесах охотились, добывали мед диких пчел, в реках ловили рыбу. Мастера добывали железо из болотной руды и других пород. Для этого использовались небольшие печи-домницы, в которых получали железо. Несколько таких домниц райдено у села Рудь Дондюшанского района.
      Вначале славяне расчищали под посевы и другие хозяйственные угодья места, заросшие лесом и кустарником. Срубленный лес сжигали на месте. Расчищенные участки леса распахивали и засевали. Но земли на этих участках быстро теряли плодородие, тогда их оставляли и расчищали новые. Это было так называемое подсечно-огневое земледелие. С появлением железных наконечников у деревянных пахотных орудий — рал стали распахивать также целинные земли, которые раньше не обрабатывали. Появилось переложное земледелие, когда возделываемые участки оставляли лишь на время до восстановления их плодородия, а затем вновь обрабатывали. Это было большим шагом вперед в развитии хозяйства.
      Миска VIII—IX вв. (Найдена на славянском поселении у села Бранешты Оргеевского района).
      Зарождение классовых, феодальных отношений. Расчистка леса под посевы и другие угодья при подсечно-огневом хозяйстве, которое господствовало у славян в VI—VII вв., требовала огромных затрат времени и труда. Такие работы можно было вести только совместно, большой родовой общиной. Появление более усовершенствованного рала с железным наконечником и переложного земледелия позволило обрабатывать землю силами отдельной семьи. Родовая община славян на территории Молдавии, состоявшая из многих семей, начинает распадаться. Семья становилась хозяйственно независимой, выделялась из общины. Совершался переход от родовой к соседской общине, в которую входили семьи, не связанные родством. Это была община семейств — соседей, живших на одной земле и владевших ею сообща. Однако каждая семья обрабатывала свой участок и собирала урожай с него только для себя.
      Постепенно в VIII—IX вв. у восточных славян Днестровско-Карпатских земель происходит зарождение классовых, феодальных отношений. В соседской общину выделяются богатые семьи, составившие общинную знать. Из ее среды избирают военных вождей — князей, наделенных властью над простыми общинниками. Большая и лучшая часть земель со временем попадает в руки старейшин и военных вождей. Князья и знать жили в укреплениях, ставших центрами управления и обороны племен. Остатки таких укреплений с земляными валами, бревенчатыми стенами и рвами найдены около ньгнешнцх сел Алче-дар Шолданештского района, Екимоуцы Резинского района и др.
      В течение длительного времени, вплоть до XII в., славяне оставались основным населением Днестровско-Карпатских земель.
      Их соседями с запада, в районе Карпатских гор, были волохи. Они сформировались в результате контактов романизованного населения со славянами. Волохи — предки ряда народов Юго-Восточной Европы, в том числе молдаван.
      Бронзовая литая фигурка — амулет VI—VII вв. (Найдена на славянском поселении у села Требу жены Оргеевского района).
     
      § 7. Волохи
      Происхождение волохов. В ходе передвижения в VI—VIII вв. славяне поселялись в районе Карпат, в Подунавье й на Балканах рядом с местным романизованным населением. Отношения романизованного населения и славян были мирными. Об этом свидетельствуют найденные остатки древних поселений, где романизованное население и славяне жили совместно.
      Долгое совместное проживание, родственные, хозяйственные и культурные связи между романизованным населением и частью славян привели к формированию нового населения — волохов. Оставаясь в основе романизованным народом, Ъолохи вобрали в себя многие славянские черты. Волохи говорили на языке, который сохранял латинскую основу, но в нем появилось очень много славянских слов. Среди волохов распространилась православная христианская религия, а позже они восприняли славянскую письменность.
      Хозяйство и общественный строй волохов. Первое сообщение о волохах находим в древнерусской летописи, где говорится, что в 898 г. переселившиеся с Востока венгры «устремились через горы большие, которые называются горами Венгерскими (Карпаты), стали завоевывать живущих здесь волохов и славян». Волохи жили не только в районе Карпат, но и к югу от Дуная, в Балканских горах, вплоть до Греции.
      Волохи занимались преимущественно скотоводством, особенно овцеводством, хотя знали и земледелие. Волошские пастухи пасли многочисленные овечьи стада на горных пастбищах Карпат. Со своими стадами волохи могли перемещаться и на более дальние расстояния. Часть из них перешла с юга от Дуная, из района Балкан, на север в Карпаты.
      На всех этих землях связи между волохами и славянами продолжались длительное время. Волохи, у которых раньше землепашество было развито слабо, заимствовали у славян новые земледельческие орудия, некоторые хлебные злаки и приемы их обработки. Не случайно многие волошские, а позже и молдавские хозяйственные слова, взятые из славянского языка, обозначали земледельческие орудия, приемы обработки почвы, сбора урожая и т. д. (плуг, борозда, топор, лопата и др.). Основная же часть слов, связанных с разведением скота, была латинского происхождения (овца, корова, бык и др.). Это слова, унаследованные волохами от их предков — романизованного населения, которое после ухода римлян перешло к занятию преимущественно животноводством. Волохи занимались и некоторыми ремеслами, например, обрабатывали шкуры и шерсть и другие продукты животноводства.
      Волохи жили общинами, которые вначале были коллективами равных людей. Владели сообща земельными хозяйственными угодьями. Однако, со временем в общине появилась богатая верхушка, состоявшая из старейшин и военных предводителей — кнезов и жуде. Постепенно она захватывала власть в свои руки, собирала подношения продуктами к праздникам от рядовых общинников. Несколько волошских общин соединялись в кнезаты и более крупные образования — воеводаты. Во главе кне-затов стояли кнезы, воеводаты возглавляли воеводы.
      Волошские кнезаты и воеводаты выросли в постоянных связях со славянским миром, испытывая влияние его общественного строя. Это подтверждают названия, заимствованные у славян: кнезат, воевода т. Устройство волошских и славянских воеводатов во многом сходно. Они являлись ранними феодальными политическими организациями. Однако волохи не успели создать своих государств в районе Карпатских гор и на Внутри-карпатском плато, где они проживали. Эти территории в XI—XII вв. были захвачены Венгерским королевством. С востока они соприкасались с границами Древнерусского государства, включавшего значительные пространства Восточной Европы, в том числе Днестровско-Карпатские земли, где проживало восточнославянское население.
     
      Глава IV.
      ДНЕСТРОВСКО-КАРПАТСКИЕ ЗЕМЛИ В СОСТАВЕ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА И ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКОГО КНЯЖЕСТВА
     
      § 8. Древнерусское население в Поднестровье
      Тиверцы и уличи. Восточные славяне занимали значительные территории нынешней европейской части Советского Союза. На юго-западе, в Дне-стровско-Прутских землях, жили восточнославянские племена тиверцев и уличей. О тиверцах в древнерусской летописи XII в. сказано, что они издавна «... сидели по Днестру вплоть до моря и Дуная...». Уличи обитали раньше вблизи Днепра, но в конце X в. «перешли меж Бугом и Днестром и поселились там».
      Вначале тиверцы и уличи были независимы от древнерусского Киевского государства. Хотя они участвовали в военных походах киевских князей против Византии, тиверцы и уличи первое время отстаивали свою самостоятельность и в сражениях с войсками киевских князей Олега и Игоря. Однако к середине X в. подчинились их превосходящей военной силе. Племенные укрепления тиверцев и уличей в Поднестровье были разрушены. На их месте построены более мощные крепости киевских великих князей. Включение Днестровско-Карпатских земель в состав одного из крупнейших в Европе того времени феодальных государств — Древнерусского, дало толчок их дальнейшему развитию. Произошло объединение тиверцев и уличей с другими восточнославянскими племенами в единую древнерусскую народность.
      Наряду с древнерусской народностью в южной и юго-восточной частях Днестровско-Карпатских земель в IX— начале XI вв. распространялись и поселения южных славян, основная масса которых проживала к югу от Дуная. Такое поселение открыто у села Етулия Вулканештского района. В южную часть Днестровско-Карпатских земель временами вторгались и кочевники.
      Хозяйство древнерусского населения. К X—XI вв. хозяйство древнерусского населения тиверцев и уличей достигло довольно высокого уровня развития. Наряду с прежней переложной системой обработки почвы начала применяться паровая система земледелия. При этой системе происходило ежегодное чередование земель. По очереди одни участки засевались, а другие оставались на год незасеянными, то есть под паром, для восстановления их плодородия. Заметно выросла урожайность культур, увеличилось число их видов. Для содержания крупного рогатого скота и лошадей нача ли заготавливать с помощью кос сено на зиму, тогда как раньше животные круглый год находились на подножном корму. Теперь они меньше гибли от бескормицы.
      Одновременно с подъемом сельского хозяйства древнерусского населения развивались и ремесла. Появились целые поселения, жители которых добывали железо и ковали из него различные орудия труда, предметы быта, оружие.
      В них жили оружейники, гончары, ювелиры, сапожники, мастера других специальностей.
      Зарождение городов. Постепенно в X—Х1\вв. некоторые великокняжеские крепости и ремесленные поселения под их стенами начали превращаться в города.
      Часть жителей в них уже занималась преимущественно ремесленным трудом, другая — сельским хозяйством.
      Такие поселения становились ремесленными центрами, особенно по обработке железа. Велась торговля, причем даже с отдаленными краями. Красивые и дорогие керамические сосуды доставлялись с Востока. Из земель, расположенных к северу от Карпат, привозили серебряные украшения. По торговым путям из других древнерусских земель сюда проникали денежные слитки-гривны и восточные монеты IX—X вв.
      Такие ремесленно-торговые поселения появились к X в. рядом с великокняжескими крепостями Среднего Поднестровья (Алчедар Шолдане-штского района, Екимоуцы Резинского района, Лукашовка Оргеевского района). Но в целом, несмотря на появление торговли, у славян Днестровско-Карпатских земель в X—XI вв. господствовало натуральное хозяйство. Большая часть необходимого для жизни производилась в своем хозяйстве.
      Великокняжеские крепости. Ранние феодальные отношения. Построенные на местах прежних племенных укреплений тиверцев и уличей великокняжеские крепости стали феодальными центрами Среднего Поднестровья. Они являлись опорой власти киевских князей и служили для охранения рубежей Древнерусского государства. Одна из таких крепостей была сооружена на месте бывшего племенного укрепления около упомянутого села Алчедар. Внутри крепости, вдоль вала, располагались деревянные жилища наместников — военачальников, наделенных властью великими киевскими князьями. Здесь жили также княжеские дружинники — воины и находились мастерские обслуживавших их ремесленников: оружейников, ювелиров и др. В селениях вокруг крепостей жили крестьяне, подчиненные власти наместников киевских князей. Наместники собирали княжескую дань с крестьян («полюдье» и «повоз»). Крестьяне отдавали великокняжеским военачальникам часть своего хлеба, мяса, шкур скота, меда, рыбы и др. Постепенно дань превратилась в систематические феодальные поборы продуктами. Кроме того, крестьяне были обязаны выполнять различные работы в крепостях, возить грузы и т. д. Таким образом, складывались ранние феодальные отношения зависимости крестьян-общинников от власти великого киевского князя, от феодального государства.
      Культура и верования. Культура восточнославянского населения Днестровско-Карпатских земель являлась частью древнерусской. Это подтверждают сходство в строительстве великокняжеских крепостей, жилищ простого люда, общность приемов изготовления и оформления внешнего вида изделий кузнецов, гончаров, ювелиров и других мастеров. Керамические кувшины, горшки, серебряные и медные украшения и различные вещи из древнерусских поселений около Алчедара, Екимоуц и других мест схожи с подобными предметами из Киева и Галича.
      С установлением власти великих киевских князей в Поднестровье стала распространяться христианская религия, вытесняя язычество. На древнерусском поселении около Алчедара в IX—X вв. еще хоронили людей по языческому обряду: остатки сожжения покойников погребали в курганах. В конце X—XI вв. появились захоронения по христианскому обряду: покойных, перестав сжигать, помещали в простые ямы (могиль-
      ник у села Бранешты Оргеевского района).
      Древнерусские поселения Поднестровья занимали очень удобное для торговых и культурных связей положение, что способствовало их развитию. Однако мирную жизнь нарушили губительные нашествия кочевий-ков-тюрок, пришедших по степям Северного Причерноморья с Востока.
     
      § 9. Галицко-Волынская Русь и борьба с нашествиями кочевников в Днестровско-Карпатских землях.
      Начало заселения края волохами
      Печенеги и половцы. Нашествия кочевников создали угрозу для южных границ Древнерусского государства. Занявшие степи Северного Причерноморья кочевники-печенеги достигли берегов Дуная. В XI в. кочевые племена половцев обосновались в степях Северного Причерноморья. Они разгромили многие великокняжеские крепости в Поднестровье и расположенные около них поселения. Археологические раскопки на одном из них у нынешнего села Екимоуцы Резинского района свидетельствуют о сражении у стен великокняжеской крепости. Археологи восстановили картину этой битвы. Повсюду обнаружены останки древнерусских воинов, кочевников и их малорослых коней, наконечники стрел, боевые топоры и др. Захваченная кочевниками крепость погибла в огне.
      Непрерывные набеги кочевников вынуждали часть древнерусского населения Поднестровья покидать родные места. Прерывается и зарождение древнерусских городов. Жители бежали на север под защиту более сильных укреплений Галицко-Волынского княжества, укрывались в менее доступных для кочевников местах Днестровско-Карпатских земель. Галицко-Волынская Русь и Днестровско-Карпатские земли. В XII—
      XIII вв. Русь переживала период феодальной раздробленности. Юго-Западная Русь вошла в состав Галицко-Волынского княжества, которое стремилось распространить свои границы до Дуная. О князе галицком Ярославе Осмомысле (1152—1187 гг.) в «Слове о полку Игореве» сказано: «Высоко сидишь ты на своем златокованом столе, подпираешь горы угорские (Карпаты) своими железными полками, королю (венгерскому) заграждаешь путь, затворяешь Дунаю ворота... суды рядя до Дуная».
      Однако Днестровско-Карпатские земли продолжали страдать от постоянных грабительских набегов половцев, которые уже обосновались в степях, примыкающих к Дунаю. А в центральные районы Днестровско-Карпатских земель, защищенные лесами от нападений кочевников, вновь стало переселяться из Галичины древнерусское население. Оно бежало от феодальных усобиц и притеснений. Здесь, в некотором отдалении от центра Галицкого княжества и половецких кочевий, основывались новые поселения. Таких беглецов называли «галицкими выгонцами». К этому времени относятся и первые упоминания об освоении частью волошского населения земель к востоку от Карпат. Волохи уходили из занятых Венгерским королевством районов Внутрикарпатского плато и Карпатских гор от притеснений венгерских феодалов. Они располагались в Восточном Прикарпатье, где были благоприятные условия для хозяйственных занятий и мирной жизни. Однако новое нашествие кочевников на Днестровско-Карпатские земли не заставило себя ждать.
      Господство Золотой Орды. В XIII в. надвигалась новая еще более грозная опасность чем прежняя — нашествие монголо-татарских орд, посланных на завоевание Европы Чингисханом. Галицкие выгонцы «на тысяче ладей», как сообщает летопись, во главе со своими предводителями, спустились вниз по Днестру к Черному морю. Вместе с другими древнерусскими отрядами они участвовали в битве с монголо-татарами у реки Калки в 1223 г., к востоку от Днепра. Спустя примерно полтора десятилетия после этого события нашествию подверглись многие русские княжества, и на Руси установилось тяжелое монголо-татарское иго. Своим героическим сопротивлением древнерусский народ и другие народы нашей страны ослабили силы захватчиков и спасли Центральную и Западную Европу от порабощения. В 1241 —1242 гг. орды хана Батыя, внука Чингисхана, прошли через Днестровско-Карпатские земли, сметая на своем пути многие селения.
      Позже юго-восточная часть Днестровско-Карпатских земель была включена в состав огромной монголо-татарской держввы уВолотой Орды. Остальная часть этих земель не вошла в состав Золотоордынского государства, но проживавшее здесь население принуждено было платить дань ордынцам. Чтобы укрепить свою власть, золотоордынские правители стали строить города в междуречье Днестра и Прута. Строительство велось руками массы ремесленников, согнанных сюда из разных концов обширного Золотоордынского государства. Такие города появились вблизи
      нынешних сел Требу жены Оргеевского района и Костешты Кутузовского района. За[тем, вместе с падением господства здесь Золотой Орды они исчезли. Продолжавшееся около столетия господство ордынцев на юго-востоке Днестровско-Карпатских земель нанесло значительный ущерб местному населению. В целом поэтому местное население Днестровско-Карпатских земель было малочисленным.
     
      Глава У.
      ФОРМИРОВАНИЕ МОЛДАВСКОЙ НАРОДНОСТИ И ОБРАЗОВАНИЕ МОЛДАВСКОГО ГОСУДАРСТВА
     
      § 10. Складывание молдавской народности
      Расселение волохов и древнерусского населения в Днестровско-Карпатских землях. В результате многочисленных нашествий кочевников Днестровско-Карпатские земли оказались малозаселенными. Часть проживавшего здесь ранее восточнославянского древнерусского населения погибла. Вначале редким было и волошское население, проживавшее на землях Восточного Прикарпатья в районе предгорий. Но с конца XIII в. вновь происходит заметный рост населения Днестровско-Карпатских земель, в основном за счет заселения волохов. Волохи передвигались сюда из райо нов Внутрикарпатского плато и Карпатских гор, находившихся под властью Венгерского королевства. Они уходили от гнета венгерских феодалов и католической церкви. В то же время население Днестровско-Карпатских земель пополнялось и выходцами из Галицкой Руси. Но посте пенно преобладающим здесь населением стали волохи.
      В период расселения волохи занимались преимущественно животноводством, особенно разведением овец на горных пастбищах, в долинах рек, на холмах и лесных полянах. Поэтому большая часть волохов поселялась в предгорьях и лесо-холмистых районах. Эти земли менее пригодны для земледелия, которым волохи занимались меньше. В Днестровско-Прутском междуречье основная часть поселений волохов располагалась в центральной части лесо-холмистых Кодр. Древнерусское население проживало рядом с волохами, но в основном на землях более благоприятных для хлебопашества в лесостепных районах, в том числе на севере Днестровско-Карпатских земель.
      О расселении волохов и древнерусского населения в Днестровско-Карпатских землях рассказывает старинная легенда, записанная в древней молдавской летописи. Во время охоты в Карпатских горах волошский воевода Драгош шел на восток со своей дружиной. Погнавшись за зубром, он спустился в долину Восточного Прикарпатья, оказавшуюся малозаселенной. Там волохи встретили одинокого «русина» — древнерусского жителя по имени Яцко. Волошским охотникам понравились эти места, и они сюда вскоре переселились. Яцко, в свою очередь, привел из Галицкой Руси новых поселенцев, которые осели, как и волохи, на этих землях, но преимущественно к северу. Переселение волохов как одновременный переход во время охоты Драгоша — это, конечно, фольклорный миф. Но он основывается на достоверных народных преданиях о переселениях волохов в течение длительного времени в земли к востоку от Карпат и их расселении здесь рядом с древнерусским населением.
      Обособление днестровско-карпатской ветви волохов и ее контакты с древнерусским населением. Заселяя в течение XII—XIV вв. земли между Карпатами и Днестром, волохи оказались в иных природно-географических условиях. Возвышенности здесь были не столь высокими, как в районе Карпат. Холмистая малозаселенная местность, в значительной части покрытая лесами, была с более мягким, благоприятным климатом и плоде родными почвами.
      Переселяясь на земли к востоку от Карпат, волохи освобождались от тяжелого угнетения венгерских феодалов и католической церкви, относительно свободно осваивали земли. Постепенно они обосабливаются
      от остального волошского населения, расположенного западнее. Обособление происходило также в результате того, что волохи вступали здесь в контакт с древнерусским населением. Этим связям способствовали различия в их хозяйстве. Они обменивались между собой продуктами земледелия и животноводства, потому что волохи больше занимались разведением скота, а древнерусское население выращиванием хлебных злаков. Шел взаимный, мирный и полезный обмен навыками ведения хозяйства и быта. Отделившаяся в Днестровско-Карпатских землях ветвь волохов стала приобретать новые черты.
      Молдавская народность. Обособление днестровско-карпатской ветви волохов и их всесторонние контакты с древнерусским населением привели в XIII—XIV вв. к формированию новой народности — молдаван. Отличия новой молдавской народности от остального, расположенного западнее, волошского населения, постепенно нарастают. Они прослеживаются в хозяйстве, общественном устройстве, обычаях, языке и т. д. В новых условиях на землях между Карпатами и Днестром овцеводство перестает быть ведущей отраслью хозяйства у молдаван. Начинает преобладать разведение крупного рогатого скота. Контакты с древнерусским населением, основным занятием которого было земледелие, усиливают значение хлебопашества и у формирующейся молдавской народности в Днестровско-Карпатских землях. Молдаване начинают чаще садить виноградники, которые, как и зерновые растения, в районе Карпат волохам разводить было труднее.
      В связи с новым развитием хозяйства у молдаван быстрее распадается и коллективная собственность старой волошской общины на землю, выделяются владения отдельных семей. Молдавские женщины в семье наделяются правом владения землей, в отличие от обычаев остальной массы волохов, не допускавших этого. В ходе формирования молдавской народности волохи вступали в родственные, семейные отношения с древнерусским населением. Нарастают отличия от остальных, расположенных западнее, волохов и в языке. Это происходит за счет заимствования многих древнерусских, а позже и украинских слов. Заимствования происходят и в строительстве жилищ, одежде, народной музыке, фольклоре, быту. В свою очередь волошская, а позже и молдавская культура оказывала немалое влияние на живущее по соседству украинское население.
      Одним из наиболее важных признаков формирования народности является представление о себе как об отдельном самостоятельном народе по сравнению с другими. Это выражается в появлении у каждой народности своего названия: русские, литовцы, болгары, сербы. В ходе складывания понимания себя как народа, отличающегося от остальных волохов, проживавших западнее, появляется и утверждается новое название народа — молдаване. Это название происходит от слов «молда» и «молдава»у которые встречаются в древних наименованиях рек и местностей Восточного Прикарпатья.
      Первая страница древнейшей славяно-молдавской Путнянской летописи XV в., содержащая легенду об образовании Молдавского государства. Перевод текста: «Сказание вкратце о молдавских господарях. В лето 6867 (1359) от сотворения мира божим произволением началась Молдавская земля. Началась она так: пришел Драгош воевода из Угорской (Венгерской) земли, из Марамуреша, на охоту за туром. И правил два года. После него правил сын его воевода Сас четыре года и умер. После него четыре года правил Богдан воевода и умер. Сын его воевода Лацко правил восемь лет*.
      Первый документ, содержащий выражение «Земля молдавская», датируется 1360 г., «молдаванин» — 1391, «земляне (жители) молдавские» —1402 г. Завершению складывания молдавской народности способствовало образование в Днестровско-Карпатских землях Молдавского государства.
     
      § 11. Образование Молдавского раннефеодального государства
      Предпосылки возникновения феодального государства в Молдавии. Появление Молдавского государства — результат длительного исторического развития. «История показывает,— отмечал В. И. Ленин,— что государство, как особый аппарат принуждения людей возникало там и тогда, где и когда появилось разделение общества на классы — значит, разделение на такие группы людей, из которых одни постоянно могут присваивать труд других, где один эксплуатирует другого»1. Процесс образования классов в Днестровско-Карпатских землях шел давно. Он развивался и тогда, когда эта территория входила в состав Древнерусского государства, но был прерван вторжением кочевников.
      Рост населения, контакты волохов с древнерусским населением и формирование молдавской народности способствовали новому хозяйственному освоению Днестровско-Карпатских земель, разоренных кочевниками и ордынцами. Леса расчищали под пастбища, сенокосы и пашни. Появлялось больше людей, занимавшихся ремеслом и торговлей, оставлявших занятия сельским хозяйством. Их численность возрастала в отдельных поселениях, на основе которых зарождались первые молдавские города — Байя, Сирет и др.
      Старая волошская община на территории Молдавии все больше распадалась на богатых и рядовых общинников. Укреплялась ее богатая верхушка, состоявшая из старейшин и военных вождей — кнезов и жуде. Они захватывали в собственность общинные земли, которыми пользовались рядовые общинники. Кнезы и жуде постепенно превращались в феодалов — собственников земли. Вместе с землей они присваивали и общинные подношения продуктами к религиозным праздникам два раза в год, а также требовали от 2 до 6 дней работы в их пользу. Теперь эти повинности становятся постоянными что свидетельствует о превращении крестьян-общинников в зависимых от феодалов людей. Духовенство также захватывает земельные владения и собирает с рядовых общинников повинности. Говоря о превращении кнезов, жуде и духовенства в феодалов-собственников земли, а рядовых общинников в эксплуатируемых крестьян, К. Маркс писал, что в Молдавии: «Военная и духовная знать вместе с общинной собственностью узурпировала и связанные с ней повинности. Труд свободных крестьян на их общинной земле превратился в барщинный труд на ее захватчиков»2.
      Формирующаяся молдавская народность постепенно разделялась на класс феодалов и класс зависимых крестьян. Противоречия между возникающими классами приводят уже к необходимости создания органа господства феодалов над крестьянами — государства. Необходимость создания такой политической организации ускорялась и постоянной военной угрозой со стороны мощных соседних феодальных государств — Польского и Венгерского королевств, а также Золотой Орды, которая еще господствовала в юго-восточной части Днестровско-Карпатских земель. Молдавское раннефеодальное государство. Первые ранние политические организации волохов возникли в период их контактов с древнерусским населением, т. е. в ходе формирования молдавской народности. Они появились в северо-западной части Днестровско-Карпатских земель, в районе Восточного Прикарпатья.
      Глава возникавших раннеполитических образований выдвигался обычно общинной верхушкой и был военачальником — предводителем ополчения на случай возникновения внешней опасности. Поэтому он и носил унаследованный у славян титул воеводы. У воеводы постепенно появляются собственные вооруженные отряды людей — дружина. Опираясь на вооруженную дружину, воевода мог укреплять и расширять свою власть, распространяя ее на соседние более слабые раннеполитические образования. Дружина подавляла и сопротивление рядовых общинников недовольных захватом их земель общинной знатью и дружинниками, превращавшимися в класс феодалов.
      Первыми воеводами, которых называют молдавские летописи, были Драгош и Сас. К концу 40-х годов XIV в. на эти земли стало претендовать Венгерское королевство, которое продолжало свою экспансию на восток от Карпатских гор. Юго-Восточная часть Днестровско-Карпатских земель оставалась под властью ордынцев, когда в конце 40-х — начале 50-х годов XIV в. Венгерское королевство подчинило себе северо-западную часть Днестровско-Карпатских земель, Восточное Прикарпатье. Здесь располагалось владение, зависимое от венгерского короля, управляемое его вассалами из местной знати. Исторические документы сообщают их имена: Балк и его братья. Господство Венгерского королевства задерживало создание самостоятельной молдавской государственной организации.
      Однако среди местной знати Восточного Прикарпатья росло недовольство господством венгерского короля. Документы середины XIV в. свидетельствуют, что местное волошское население, формирующееся в ходе контактов с древнерусским населением в молдавскую народность, неоднократно восставало против венгерского господства. Недовольство проявляли и волохи из района Карпатских гор (особенно Марамуреша). В венгерской летописи сказано по этому поводу: «Богдан — волошский воевода Марамуреша, собрав волохов этой области, тайно ушел в землю Молдовы, подвластную венгерской короне... Король посылал туда несколько раз войско, но число волохов столь умножилось в сей земле, что она сделалась особым княжеством», то есть самостоятельным государством. Богдан возглавил борьбу населения на земле Молдавии против венгерского господства и стал затем во главе возникшего самостоятельного Молдавского государства. В 1359 г. оно добивается независимости от Венгрии.
      Король Венгрии предпринял несколько военных походов против Молдавского государства, но они не увенчались успехом. Правил Богдан до 1365 г. Первая столица государства — город Байя, затем Сирет, позже — Сучава. Все эти города расположены на северо-западе Днестровско-Карпатских земель. Первоначально небольшое Молдавское государство охватывало только эти земли и насчитывало немногим более 50 тыс. жителей. Затем после вытеснения ордынцев в последней четверти XIV в. границы Молдавского государства распространились на всю территорию Днестровско-Карпатских земель. Этому способствовали победа литовско-русских войск над монголо-татарами у Синих Вод в 1362 г. и великая битва на Куликовом поле в 1380 г., где московский князь Дмитрий Донской разгромил главные силы Золотой Орды. В 1392 г. глава Молдавского государства — господарь Роман Мушат указывал в грамоте, что он обладатель земли Молдавской от гор до моря (т. е. от Карпатских гор до Черного моря). Восточной границей государства стала река Днестр. Левобережье Днестра молдаване начинают заселять позднее — в XVI— XVII вв.
      Первые молдавские монеты конца XIV в.
      Образование своего государства в 1359 г.— важная веха в истории молдавского народа: уменьшилась опасность иноземных нашествий, создались условия для более быстрого развития хозяйства и культуры. В то же время государство способствовало дальнейшему распространению феодальных отношений в Молдавии. К середине XIV в., когда возникло Молдавское государство, захват феодалами земель крестьянской общины на всей территории Молдавии не был завершен. Феодальные отношения не установились повсеместно. Многие крестьянские общины еще не попали под власть отдельных феодалов. Но они стали теперь подчиняться государству. Период, когда феодальные отношения эксплуатации и угнетения крестьян не распространились полностью и повсеместно, когда в стране было еще немало свб-бодных людей, называется раннефеодальным. Возникшее в этот период государство также было, раннефеодальным.
      Складывание государственного устройства в раннефеодальный период.
      Во главе Молдавского раннефеодального государства стоял воевода, который позже стал именоваться господарем. Начала создаваться господар-ская канцелярия, дипломатическая и таможенная служба, формироваться армия, появилась чеканка собственной молдавской монеты. Первые монеты (гроши) были выпущены в конце XIV в. Оформляется и христианская церковная организация по православному обряду во главе с епископом. Утверждая божественное происхождение господарской власти и проповедуя смирение и покорность феодалам, церковь способствовала укреплению феодального строя.
      Правили господари совместно с Боярским советом, состоявшим из наиболее, крупных феодалов-бояр и верхушки духовенства. Они занимали одновременно высшие государственные, дворцовые и церковные должности. Боярский совет значительно ограничивал в это время власть господарей. Используя поддержку соседних государств, особенно Польши, Боярский совет способствовал частой смене господарей, чтобы не допустить укрепления их власти. Власть господарей была ограничена боярством, об этом свидетельствует то, что договоры с другими государствами часто скреплялись не только большой печатью господаря, но и малыми боярскими печатями. Иначе за рубежом эти документы не имели достаточного признания.
      Политическое положение Молдавского государства было вначале непрочным. Могущественные соседние феодальные государства того вре-
      мени — Польша и Венгрия,— стремились его поглотить. Поэтому господари с целью защиты вынуждены были искать поддержки у одних соседних государств против других. На этом этапе временным, хотя и ненадежным, союзником могло быть Польское королевство, которое соперничало с Венгрией. Включив западноукраинские земли в свой состав, Польша стала северным соседом Молдавии. В 1387 г. молдавский господарь Петр Мушат стал вассалом польских королей.
      В рамках Молдавского раннефеодального государства завершается становление феодальных отношений, государственного устройства и формирование молдавской народности.
     
      Раздел II. МОЛДАВИЯ В ПЕРИОД РАЗВИТОГО ФЕОДАЛИЗМА (С XV в.— ДО ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII в.)
     
      Глава VII
      ПЕРЕХОД ОТ РАННЕГО К РАЗВИТОМУ ФЕОДАЛИЗМУ.
      РАЗВИТЫЙ ФЕОДАЛИЗМ ДО УСТАНОВЛЕНИЯ ОСМАНСКОГО ИГА (XV — начало XVI в.)
     
      § 12. Экономическое развитие Молдавского государства в XV — начале XVI в.
      Население. Основная часть населения Молдавии жила в селах. В Молдавском государстве XV в. насчитывалось около 1800 сел. В среднем молдавское село состояло из 20 крестьянских дворов. В стране было почти 200 тысяч крестьян, а вместе с остальными жителями: феодалами, воинами, духовенством, горожанами, население приближалось к четверти миллиона. В подавляющем большинстве это были молдаване, но жили здесь также украинцы — преимущественно на севере, остатки татарского населения, цыгане. В городах проживали кроме основного населения — молдаван, венгры, немцы, армяне, греки, в Белгороде — генуэзцы и др.
      Самыми населенными в XV в. оставались лесо-холмистые районы. Они были наиболее пригодны для хозяйства молдавских крестьян, основанного на сочетании скотоводства и земледелия, при ведущей роли животноводства.
      Сельское хозяйство. Развитие сельского хозяйства вначале было связано с расчисткой леса, он занимал в то время значительные пространства. Участки, расчищенные от леса, использовались попеременно в качестве пастбищ, сенокосов для содержания скота, а также пашни для посева зерновых. Такое попеременное использование земель в единой циклической системе землепользования способствовало восстановлению плодородия почвы и увеличению урожаев. В Молдавии, где ведущую роль в хозяйстве играло животноводство, не применялась трехпольная система земледелия, с которой вы познакомились на уроках истории феодальной Руси этого периода, где ведущую роль играло земледелие. После использования земли под пашню ее не оставляли на один год под паром, как при трехполье, а в течение многих лет применяли в виде угодий для животноводства: пастбище — сенокос. Затем эти земли вновь засевали. Иногда для восстановления плодородия участки просто забрасывались на время, и они снова зарастали лесом. Такая система называлась лесным перелогом. Лиственный лес и болота были дополнительной кормовой базой для скота.
      Разводили в основном крупный рогатый скот, а также овец и в меньшей степени свиней. Молдавские кони славились в Европе и Азии. Известна восточная пословица: «Не может быть ничего краше молодого перса на молдавском коне». В XV в. развивалось и земледелие. Возделывали просо, пшеницу, рожь, овес, ячмень, технические культуры — лен и коноплю. На огородах выращивали капусту, горох, чечевицу. Кукуруза и картофель еще не были известны. Их завезли в Европу из Америки позднее. Орудия обработки почвы были несложными. Пахали чаще всего на волах пахотными орудиями — ралом и деревянным плугом с железной режущей частью. Зерновые убирали серпами, а сено — косами.
      Важной отраслью хозяйства являлись виноградарство и виноделие. Молдавские вина уже в это время вывозили через Львов на Украину и в Польшу. Было развито и лесное пчеловодство (бортничество). Мед заменял неизвестный тогда сахар и шел на изготовление напитков. Воск использовали для изготовления свечей. Обилие рек и водоемов позволяло заниматься рыбной ловлей. Дополнительным способом добывания продуктов питания и одежды была охота. Для феодалов она служила одним из видов развлечения.
      Ремесло, торговля, города. Хозяйство крестьян было по-прежнему в основном натуральным. В нем производилось почти все необходимое для скромного крестьянского быта: продукты питания, самодельная одежда и обувь, несложные орудия труда. Но в XV — начале XVI в. в хозяйстве стали применять более современные орудия труда и другие изделия, изготовление которых требовало особого мастерства и было доступно только ащи ивлиствм-ремесленникам. Поэтому в это время продолжается отделение ремесленного труда от сельскохозяйственного. Ремесленники все больше сосредоточиваются в отдельных поселениях, которые благодаря этому превращаются в новые города. Помимо Белгорода, Байи, Килии и других, существовавших раньше, многие города вновь возникают в рассматриваемый период в связи с развитием ремесла и торговли. Среди известных городов были Белгород, Сучава — столица, Килия, Оргеев, Лапушна, Хотин и др. Кишинев был тогда селом, первое упоминание о котором как о поселении у источника относится к 1466 г. Его название происходит от старого слова, обозначавшего источник. Название села было Кишинев. Оно и сохранилось до нашего времени.
      Молдавские города обычно не окружали ни значительные крепостные укрепления, ни каменные стены — как многие другие средневековые города Европы. Лишь на окраине некоторых молдавских городов (Сучавы, Хотина, Килии и др.) возвышались господарские каменные крепости, где обосновалась знать, феодальные власти и воины. Городу, кроме застроенной части с домами и дворами, принадлежали и значительные
      сельскохозяйственные угодья, которые окружали черту домостроений. Часть горожан еще занималась сельским хозяйством. Земля городов считалась владением господаря. Права города получало то поселение, где находилось определенное число ремесленников и торговцев и в котором располагалась одновременно местная феодальная власть. Превращение села в город официально выражалось в предоставлении ему собственной печати и права самоуправления. Это право осуществляли городской голова — шолтуз или войт и 12 советников. Они избирались купцами и ремесленниками.
      В XV в. в Молдавском государстве насчитывалось до 30 ремесленных специальностей: кузнецы,-гончары, портные, сапожники, скорняки и др. Изделия продавали не только в городе, но и сбывали в окрестные села. Крестьяне привозили в город скот и различные продукты животноводства, хлеб, вино, мед, рыбу, дичь. Постепенно крепли торговые связи между отдельными районами Молдавского государства. Для обеспечения торговли продолжался регулярный выпуск собственной молдавской монеты.
      Значительную роль в это время играл международный торговый путь, проходивший через Молдавию. Он связывал страны Европы и Азии и назывался «молдавским». Этот путь шел из черноморских портов Каффа1 в Крыму и Белгорода в устьи Днестра через Молдавию на Львов и далее. Иноземные купцы привозили по нему в Европу восточные пряности и ткани, а назад везли европейские сукна, одежду и оружие. Успеху торгового пути способствовало создание и развитие Молдавского государства, которое стремилось обеспечить относительную безопасность провоза товаров: строились мосты, ставились паромы, выделялась стража. В свою очередь транзитная торговля приносила большие доходы государственной казне, благодаря взиманию денежных пошлин с товаров, провозимых [иноземными купцами через страну. В торговлю частично втягивались и местные купцы. Они стали в свою очередь вывозить из Молдавии на Украину, в Польшу, Трансильванию, Крым скот, рыбу, пушнину, вино, мед, а привозили ремесленные изделия, которых не хватало в стране. Из Молдавии запрещалось вывозить куниц, серебро и «кони добрые земские», которые очень ценились.
     
      § 13. Социальная история Молдавии XV — начала XVI в.
      Классовый состав общества. Основная масса населения страны жила в селах и состояла из феодально-зависимых людей: крестьян и холопов. Подавляющее большинство сельских жителей составляло феодальнозависимое крестьянство. Это ранее свободные крестьяне, жившие общинами по обычаям, которые назывались еще и в XV в.— волошскими. Теперь эти крестьяне потеряли свои земли. Их присвоили бывшие старейшины общины, общинная знать — кнезы и жуде, превратившиеся еще в XIV в. в феодалов-землевладельцев. Те земли, которые не успела захватить местная общинная знать, присвоил господарь как глава феодального государства. На этих землях крестьянские общины стали нести господарю такие же повинности, какие давали своим землевладельцам общины, жившие на землях отдельных феодалов. Таким образом, почти все земли, населенные крестьянами, попали в собственность либо различных феодалов, либо феодального государства. Процесс феодализации к XV в. был в основном завершен, то есть феодальные отношения установились полностью почти на всей территории Молдавского государства и почти все молдавские Бояре и горожане Молдавии нач. XV в. (Изображение из летописи XV в.)
      крестьяне стали зависимыми от собственников земли — отдельных феодалов или господаря, как главы феодального государства. Свободных крестьян осталось очень мало. Это означало, что произошел переход от раннего феодализма к развитому.
      В конце XIV— начале XV в. земель, присвоенных господарем как главой феодального государства было довольно много. Но затем в первой половине XV в. господари раздали большую часть этих земель феодалам, находившимся у них на службе. Они назывались боярами, если имели высокий чин и господарски-ми слугами, если чин их был ниже. Часть господарских слуг была воинами, как дворяне на Руси и рыцари в Западной Европе. Наиболее знатные и богатые из бояр, захватившие общинные земли и получившие господарские пожалования, имели в середине XV в. до 50 сел. Много земель получила от господаря, а также захватила у крестьян церковь, особенно монастыри. Они стали крупными феодалами-землевладельцами. Например, Путнянский монастырь владел 38 селами, из которых 25 были пожалованы господарем. В Молдавии все феодалы подчинялись прямо господарю. Здесь не было многоступенчатой феодальной лестницы как в Западной Европе или на Руси в XIII—XV вв.
      Таким образом, в XV в. в Молдавском государстве сложилось развитое классовое феодальное общество. Оно состояло из господствующего класса светских и церковных феодалов: господаря, бояр, господарских слуг, митрополита, епископов, монастырей, а также феодально-зависимого от них населения — общинного крестьянства, потерявшего право собственности на земли, и холопов.
      Положение крестьян и их повинности. Феодалы эксплуатировали зависимых от них крестьян. Они забирали десятую часть ежегодной продукции крестьянского двора: зерна, сена, вина, меда, воска, рыбы. Эта натуральная повинность называлась дижмой. С животноводства дижма не бралась. За содержание скота на землях феодалов крестьяне должны были нести трудовые повинности, которые позднее стали именоваться «бое-реск» — «барщина». Но феодалы в XV в. еще не завели собственного большого хозяйства и жили в основном за счет дижмы. Поэтому барщина
      была еще невелика: от двух до шести дней в году с крестьянского двора. Наиболее распространенными работами в хозяйствах феодалов были: присмотр за мельницами, сенокошение, различные дворовые занятия. Крестьяне были обязаны также молоть зерно на мельнице феодала и отдавать ему за это часть муки после помола. Нарушителей наказывали.
      С возникновением Молдавского феодального государства крестьяне стали нести и в его пользу различные повинности. До начала XVI в. известно около 20 видов государственных повинностей. Важнейшие из них: дань, подать уплачиваемая каждым крестьянским двором; десятина с овец, свиней, пчел, вина, капусты, рыбы. Крестьяне работали на госпо-дарских виноградниках, мельницах и ставах. Обременительной обязанностью для крестьян было участие в походах господарского войска. Зависимых крестьян призывали в войско, так как число военных господарских слуг в XV— начале XVI в. было еще невелико и их не хватало для обороны страны. От этой обязанности освобождали очень редко, так как угроза захвата Молдавии соседними феодальными государствами существовала постоянно. Среди них наиболее опасной для Молдавии в XV —начале XVI в. стала Османская империя. Польский хронист Я. Длугош, очевидец событий XV в., писал, что молдавский господарь «призывал к оружию не только воинов и знатных, но и крестьян... Если обнаруживал какого-либо крестьянина без стрел, лука или меча, наказывал без всякого сожаления...»
      Призывалось в войско и платило государственные подати также небольшое число свободных крестьян, еще сохранивших право собственности на свои земли. Они жили общинами и владели малыми долями земли в селе. Но это мелкое долевое землевладение охватывало незначительное число сел в стране. Основная же масса крестьян жила на землях отдельных феодалов или господаря.
      То, что зависимые крестьяне были вооружены и призывались в госпо-дарское войско, сдерживало бояр и монастыри от дальнейшего усиления их эксплуатации и закрепощения. Поэтому в XV— начале XVI в. зависимые крестьяне в Молдавском государстве не были еще крепостными в отличие от крестьян многих соседних стран Европы этого периода, например Венгрии и Польши. В Молдавии крестьяне еще не потеряли права уходить от своих землевладельцев, переселяться в другие села или города. Зато их зависимость от феодального государства была сильнее, чем в соседних странах: Венгрии и Польше. Большинство молдавских крестьян, живших в селах отдельных феодалов, подлежали суду государства. Его представители сами собирали в этих селах государственные подати с крестьян. Лишь церковь, в первую очередь монастыри, располагали правом суда над крестьянами своих владений. Церковные феодалы имели также право сбора с них в свою пользу государственных повинностей. Передача этих прав суда и сбора государственных податей в пользу отдельных феода лов-землевладельцев называется судебным и податным
      иммунитетом. Эти права давали феодалам больше власти над крестьянами. Но в такой более сильной зависимости от своих землевладельцев в Молдавии находились в основном только крестьяне, жившие на землях церковных феодалов.
      Холопы. В самой тяжелой зависимости от бояр и монастырей были холопы. Часть холопов жила и на землях господаря. Местных жителей — молдаван в разряд холопов по обычаям нельзя было переводить. Холопами в Молдавии являлись только цыгане и татары. Их использовали феодалы в качестве рабочей силы, дворовых слуг и ремесленников. Но они могли иметь и свое мелкое хозяйство. В таком случае они несли своему владельцу более высокие повинности зерном. Состояние холопства передавалось по наследству от родителей к детям. Часть холопов-цыган была захвачена в Валахии во время походов туда господарского войска. Холопы считались собственностью своих господ, которые, хотя и не имели права их лишить жизни, могли наказывать, продавать, завещать, дарить, обменивать и отдавать в приданое.
      Холопы составляли небольшую часть сельского населения и не были главной рабочей силой в деревне. Основную продукцию сельского хозяйства создавали зависимые от феодалов крестьяне.
      Классовая борьба. Усиливавшееся угнетение крестьян и холопов приводило к росту их сопротивления феодалам и государству. Распространенной формой протеста был отказ от выполнения повинностей, уход крестьян с земель феодалов и даже бегство за границу.
      Протесты принимали иногда характер выступлений против феодальной церкви. Подобнке выступления усилились в первой половине XV в., когда сюда проникли гуситы, участники известного вам антифеодального движения в Чехии и Словакии. Узнав об этом, польский король в панике писал господарю о необходимости преследования гуситов в Молдавии прежде чем искра разгорится в пламя». Он намекал на возможность восстания. Король предлагал схватить гуситских проповедников, особенно уроженца Молдавии Якова — ученика Яна Гуса. Яков странствовал по стране и поднимал народ на борьбу. Гуситы выработали в Молдавии свою программу, в которой выражался протест против феодального строя и церкви.
      Позже, в 1490 г. в приграничных районах Молдавского государства и Польского королевства молдавские и украинские крестьяне совместно выступили против феодалов. Во главе восставших стоял человек по имени Муха, имевший опыт в военном деле. Восстание быстро переместилось на соседнюю территорию Подолии и Галицкой земли, входивших тогда в состав Польского королевства. Здесь крестьяне находились в еще более тяжелой зависимости от феодалов, чем в Молдавии. Муха стоял во главе крестьянского войска, насчитывавшего до 9—10 тысяч человек. Это войско опустошало, имения феодалов. Обеспокоенный масштабами восстания, польский король призвал панов к оружию и обратился за помощью к
      Тевтонскому ордену. Слабее вооруженные и менее обученные, чем регулярные войска, крестьянские отряды потерпели поражение у города Рогатина летом 1490 г. Однако восстание на этом не прекратилось. Совместная борьба молдавских и украинских крестьян против феодального гнета в этом районе продолжалась и в последующие годы.
      В 1514 г., как отзвук крестьянской войны в соседней Трансильвании и Венгрии, вспыхнуло крестьянское восстание и в Молдавии. Его с трудом подавили молдавские феодалы. Но сопротивление крестьян феодалам в различных формах продолжалось.
     
      § 14. Государственный строй Молдавии в XV — начале XVI в.
      Государственное устройство и управление. Во главе Молдавского государства стоял господарь. Это был феодальный монарх, в руках которого сосредоточивалась вся власть. Он издавал законы, вел переговоры с другими государствами, был главой администрации и армии, верховным судьей. В его пользу шла значительная часть налогов с крестьян и горожан.
      Господарь управлял страной вместе с боярами, самые знатные и богатые из которых составляли Боярский или Господарский совет, наподобие Боярской думы в Русском государстве.Боярами, игравшими ведущую роль в государственном управлении, был великий логофет, глава господарской канцелярии, и великий ворник (дворник), возглавлявший служилый аппарат господарского двора. Было два ворника: для верхней (северной) и нижней (южной) Молдавии. Помимо господаря и господарского совета, только великий ворник имел право приговаривать к смертной казни. В состав молдавского феодального правительства при господаре входили также: портарь (позже гетман) — возглавлял столичный гарнизон и гос-
      Молдавский лучник (XV—XVI вв.)
      подарских военно-служилых людей; великий меченосец (слагать) — ведал вооружением, великий постельник — занимался приемом в господарских покоях, великий вистерник — глава гос-подарского казначейства и др. Административное деление и местное управление. Территория Молдавского государства делилась на административные единицы — волости (цинуты, уезды), К началу XVI в. было 24 волости. В Днестровско-Прутское междуречье входили Лапушнянская, Оргеевская, Сорокская, Хотинская волости и др. Кишинев, который в то время был селом, входил в Ла-пушнянскую волость1. Во главе волостей стояли пыркалабы — правители из бояр, назначенные господарем. Жалования они не получали, а жили за счет поборов с местного населения. Такой порядок, существовавший в этот период и на Руси,назывался «кормлением». Население очень страдало от злоупотребления жадных кормленщиков. В городах, помимо чорганов самоуправления горожан, были представители господаря — урядники или ворники.
      Старый суд волошской общины был окончательно вытеснен феодальным судом государства. Господарь мог подтвердить право суда отдельным феодалам-землевладельцам. В таком случае они сами.судили население в своих владениях. Этим правом в Молдавии пользовались в основном церковные феодалы. Сохранились отдельные пережитки старого суда волошской общины, например использование общинников в качестве «при-сяжников», приносящих клятву в пользу одной из сторон в суде, а также «гонение следа» — обязанность всех крестьянских общин преследовать и выявлять преступников на территории своего села.
      Военное дело. Молдавское войско делилось на «малое» и «великое». Малое войско составляло несколько тысяч человек (см. изображение молдавских воинов XV в. на первом форзаце). В него входили феодалы, служилые господарские люди, различного рода мелкие землевладельцы, реже наемники. Зависимые крестьяне и горожане участвовали только в «великом
      1 Лапушна — главный город одноименной волости — превратился впоследствии (XVII -XVIII вв.) в сельское поселение, а Кишинев, наоборот, стал городом.
      Сорокская крепость.
      господарском войске». Оно достигало 40 тысяч человек и созывалось господарем во время оборонительных войн, особенно против Османской империи. Малое войско было вооружено саблями и мечами, пиками, палицами, луками и стрелами. Во второй половине XV в. стало употребляться и огнестрельное оружие: пушки. Использовались также щиты, кольчуги и шлемы. У крестьян такое вооружение было редко. Поэтому, участвуя в «великом войске», они пользовались чаще луками, топорами, косами, дубинами, вилами. Во время сражений надевали домотканые рубахи, проваренные в льняном масле. Рубахи от этого становились очень прочными и служили довольно надежной защитой даже от стрел. Известны боевые приемы, молдавских воинов крестьян: рассекание косами ног лошадей, устройство в лесу завалов, заманивание притворным бегством врага в выгодное для себя место. Важную роль в обороне страны играли господарские крепости (Сучава, Белгород, Килия, Хотин, Старый Орхей, Сороки и др.). Они были хорошо укреплены. Толщина крепостных стен доходила иногда до пяти метров. Крепости часто оказывались недоступными для вражеских войск.
      Роль молдавской церкви в укреплении феодального государства. Укреплению феодального государства помогала церковь. Она защищала интересы феодалов и сама владела многими селами. Местная церковь подчинялась константинопольскому патриарху. Это позволяло ему вмешивать-
      ся в дела молдавской церкви и даже влиять на политику Молдавского государства в интересах Византии1. Молдавские господари были этим недовольны. После того, как в 1387 г. господарь Петр Мушат сам поставил епископа во главе молдавской церкви, произошел долго длившийся конфликт с патриархом. На некоторое время Молдавия была даже отлучена им от церкви. Такой решительный шаг молдавского господаря содействовал укреплению его власти. С начала XV в. во главе молдавской церкви стоял митрополит, что также усиливало позиции Молдавского феодального государства.
     
      § 15. Политическое развитие Молдавии в XV — начале XVI в.
      Укрепление Молдавского государства в первой трети XV в. В первой трети XV в. Молдавское государство и феодальные отношения укрепляются. Опасность внешних нападений несколько слабеет. Этот период совпадает с продолжительным правлением господаря Александра Доброго (1400— 1431 гг.). В стране продолжалось строительство новых крепостей. Была несколько ограничена роль Боярского совета и изменен егр состав. Вводились новые должности в государственном аппарате. Происходило упорядочение местного управления. Началась организация административного деления страны на волости (цикуты). Положение государственной казны стало настолько прочным, что господари были в состоянии давать деньги взаймы другим государствам. Молдавия добилась разрешения затянувшегося конфликта с константинопольским патриархом, который признал митрополита, назначенного господарем. Однако начавшиеся в 30-е годы XV в. феодальные междоусобицы вновь привели к ослаблению Молдавского государства.
      Феодальные усобицы 30—50-х гг. XV в. После Александра Доброго начался период междоусобиц и борьбы за власть между его сыновьями и внуками. Различные боярские группировки поддерживали своих претендентов на господарский престол. За четверть века произошло 15 смен господарей. На престоле оказывалось иногда по два господаря одновременно, тогда они делили для управления страну на части. Так правившие в 1436— 1443 гг. одновременно господари Илья и Стефан поделили между собой Верхнюю и Нижнюю Молдавию. Каждый господарь находился в своей столице. Претенденты на престол обращались за помощью к соседним государствам (Венгрии, Польше, Валахии), иногда уступая им за это часть
      Патриархия находилась в Константинополе — столице Византии.
      Большая господарская печать Молдавского государства второй половины XV в. (На ней надпись на славянском языке: Печать Ио Стефан воевода господарь Земли Молдавской).
      территории княжества, обязываясь посылать продукты и деньги. Так в 1448 г. Венгрии была передана крепость Килия. Еще более значительные уступки сделали Османской империи.
      В 1456 г. господарь Петр Арон и Боярский совет решили «склонить голову перед неверными и дать им дань» в размере 2 тысяч золотых в год.
      Все это ослабляло Молдавское государство, подрывало его экономику, тяжело сказывалось на положении крестьян и горожан. Существование Молдавского княжества как самостоятельного государства оказалось под угрозой.
      Усиление господарской власти при Стефане III. Власть господаря начинает укрепляться лишь после прекращения феодальных усобиц в годы правления Стефана III (1457—1504 гг.). Это происходит благодаря политике централизации, ограничения возросшей во время междоусобиц роли крупного боярства в решении государственных вопросов. Количество членов Боярского совета вновь было сокращено. Уже необязательно скреплять важнейшие господарские грамоты боярскими печатями, возросла роль господарской канцелярии. Концентрация власти в руках нового господаря была своевременной, так как надвигалась опасность внешнего вторжения. Стефан III проявил себя как крупный государственный деятель и полководец, сумевший сплотить значительную часть феодального общества для обороны страны. Впоследствии за это он получил титул «Великий»\ В то же время в своей внутренней политике господарь защищал интересы светских феодалов и церкви, пожаловал им немало земель.
      Укрепляя центральную власть, Стефан III опирался на горожан и мелких землевладельцев, часть служилого боярства и церковь. Торговоремесленное население городов было заинтересовано в укреплении господарской власти, так как это содействовало развитию торговых связей между отдельными частями страны и международной торговли. Господарская власть проявляла заботу об охране дорог и переправ, чеканила монеты, расширяла городские владения, приписывая к ним новые земли. В усилении власти господаря были заинтересованы и многие феодалы-землевладельцы, надеявшиеся с его помощью подавлять растущее сопротивление зависимых крестьян.
      Но для того чтобы отстоять независимость страны, располагая неболь-
      1 Молдавские феодальные летописи и документы XVI—XVIII вв. называли его Стефан Старый (чел Бэтрын) или Стефан Добрый (чел Бун). В некоторых иноземных документах, а позже и историки с XVIII в. стали называть его Стефаном Великим (чел Маре).
      шим числом военно-служилых людей, Стефан III все чаще призывал в большое господарское войско зависимых крестьян. Отличившимся в сражениях он жаловал дары и возводил в почетный ранг витязей. Однако скромные размеры господарского домена не позволяли наделять витязей землей и формировать такое же мощное военно-служилое сословие дворянства, как на Руси в это время. Большая часть земель в Молдавии второй половины XV в. принадлежала крупному боярству. Военно-служилое сословие господарских слуг, мелких землевладельцев имело очень мало земель, было немногочисленным и слабым. Это сдерживало возможности дальнейшего усиления господарской власти внутри страны, сохраняло немаловажную роль боярства в политической жизни.
      Политика господаря осложнялась также тем, что боярство, особенно крупное, выражало недовольство частым призывом крестьян из их владений в армию и нередко выступало против этого. Действовать как Иван III, а позже и Иван Грозный на Руси против крамолы крупного боярства Стефан III не мог, поскольку военно-служилое сословие не было такой же мощной опорой для него, как дворянство на Руси. Господарь карал лишь явных изменников. С основной массой бояр он шел на примирение, чтобы укрепить свою власть иобъединить весь класс феодалов в борьбе против иноземных захватчиков. Он последовательно защищал их классовые интересы и внутри страны.
     
      § 16. Борьба молдавского народа против иноземных захватчиков во второй половине XV — начале XVI в.
      Международное положение Молдавии в XV— начале XVI в. С конца XIV— начала XV в. в политической жизни Восточной Европы происходят серьезные изменения. Утрачивается прежняя роль Золотой Орды, формируется Русское централизованное государство, приостановившее наступление монголо-татарских полчищ в Европе. Наступает конец их господству и на юго-востоке Днестровско-Прутских земель. Но Венгерское королевство пытается вернуть свое господство и политическое влияние к востоку от Карпат, включая и молдавские земли. Свое влияние на эти территории стремилось распространить и Польское королевство. Молдавские господари по-прежнему использовали это соперничество Венгрии и Польши в своих интересах. Они становились вассалами королей Польши и Венгрии, за что каждый из них в качестве сюзерена брал на себя обязанности защищать Молдавское княжество от внешних врагов. Особое значение это имело для борьбы против агрессии Османской империи. Подчинив себе весь Балканский полуостров (Болгарию, Сербию, Византию, Валахию и другие государства), она вплотную придвинулась в середине XV в. к Молдавскому государству. У границ Молдавии появилось одно из самых агрессивных и сильных в военном отношении государств. Назревала борьба и против крымских татар, ставших вассалами Османской империи. Грабительские походы были для татар одним из источников существования. Они неоднократно нападали на Молдавию, угоняли скот, а жителей перепродавали на невольничьих рынках Крыма и Османской империи. Столкновение относительно небольшого Молдавского княжества с могущественной Османской империей и крымскими татарами стало неминуемым.
      Борьба с агрессией венгерских феодалов и крымских татар. Укрепление Молдавского феодального государства во второй половине XV в. усилило позиции Молдавии в международных отношениях. В 1465 г. Стефан III вернул крепость Килию, занятую Венгрией, но вскоре венгерский король Матвей Корвин вторгся в Молдавию. Король стремился подчинить страну и посадить на престол преданного ему бывшего господаря Петра Арона, бежавшего в Венгрию. В конце 1467 г. венгерское войско прошло с юга на север через вою страну, по дороге сжигая многие молдавские города. Решающее сражение произошло в ночь с 14 на 15 декабря 1467 г. в городе
      Сражение молдавского войска с венгерской армией во второй половине XV века. На знамени справа виден молдавский герб (Рисунок из летописи XV в.)
      Байе. Молдавское войско, возглавляемое Стефаном III, подожгло город и в ночном сражении разгромило венгерскую армию. Лишь благодаря предательству некоторых крупных молдавских бояр, опасавшихся усиления власти господаря, венгерскому королю и остаткам его войска удалось спастись бегством. Позднее эти бояре были казнены. В конце 60-х гг. Стефан III вошел в пределы Венгерского королевства. Он захватил и приказал казнить Петра Арона, который сеял интриги соеди молдавских бояр. Успешно было отражено в 1470 г. и нашествие татарских орд. Молдавское войско разгромило их у Липника, возле Днестра, и отбило пленных.
      Оборонительные войны против османских захватчиков. Наиболее тяжелые и длительные войны Молдавии пришлось вести против Османской империи. Турки стремились захватить земли к северу от Дуная и проникнуть далее, в Центральную Европу. Поэтому Стефан III попытался заручиться поддержкой и других заинтересованных государств. Он старается превратить в своего союзника зависимое от Турции соседнее Валашское княжество, расположенное между Молдавией и Османской империей. Для этого молдавское войско совершает в 1470—1473 гг. ряд успешных походов в Валахию. Стефан III свергает турецких ставленников и поддерживает антиосманские силы в Валахии. Но и Турция неоднократно посылает в Валахию свои военные отряды, которые изгоняют оттуда союзников Стефана III.
      В 1473 г. Стефан III делает еще один решительный шаг: прекращает уплату дани Турции, которую Молдавское государство платило с 1456 г. Несмотря на ультимативное требование султана, господарь отказывается уступить ему ключевые крепости Килию и Белгород. В ответ на это огром-
      Белгородская крепость. (Рисунок конца XVIII в. художника М. Иванова). (...)
     
      Глава VII.
      МОЛДАВИЯ ПОД ОСМАНСКИМ ВЛАДЫЧЕСТВОМ (до начала XVIII в.)
     
      § 17. Установление и формы турецкого ига в Молдавии
      Особенности османского владычества. В первой половине XVI в. Молдавию постепенно поработила Османская империя. Помимо дани, которую с 1456 г. Молдавия платила главе османского государства султану, с 1512 г. добавилась и принудительная вассальная зависимость в виде обязанности молдавского войска участвовать в военных походах турецкой армии. После вторжения в 1538 г. турецкого султана Сулеймана в Молдавию и порабощения страны господари, прежде чем занять престол, должны были получать согласие Османской Порты — турецкого правительства. Впоследствии султан сам назначал господаря — главу Молдавского государства. Тем самым в 1538 г. в Молдавии завершился процесс установления турецкого владычества, Молдавия была порабощена и в дальнейшем турецкое иго становилось все более тяжелым.
      В XIV—XV вв. Османская империя довольно быстро завоевала разобщенные страны Юго-Восточной Европы, лишив многие из них (Болгарию, Сербию и др.) государственности и самоуправления. Земли этих стран были включены в состав Османской империи. Ими управляла турецкая администрация и турецкие феодалы.
      В отличие от этого в Молдавии, как и в соседней Валахии не было ликвидировано собственное государство, которое управляло внутренними делами страны. Турецкие феодалы не могли приобретать земельные владения на территории Молдавского княжества и не занимались здесь госу-
      дарственным управлением. Молдавское государство оставалось органом классового господства местных молдавских феодалов. Однако в условиях османского владычества оно одновременно становится и орудием эксплуатации молдавского народа в пользу турецких угнетателей. Это одна из причин, из-за которой Турция не ликвидировала полностью самоуправление Молдавского государства, а лишь ограничила его. Такое положение устраивало султана, ибо, как указывал К. Маркс, оно снимает «с него обязанность что-либо делать самому», избавляет «от хлопот, связанных с действительным управлением »1.
      Собственную государственность удалось сохранить также благодаря героическому сопротивлению молдавского народа, благодаря дипломатическому искусству его государственных деятелей. Кроме того, в этом сыграло роль и то обстоятельство, что Молдавия находилась на окраине турецких владений, рядом с могущественными противниками султана, среди которых, со временем, все большее значение в деле защиты от насилия Османской империи приобретала Россия.
      Турецкое владычество в Молдавии проявлялось в разных формах: экономической, государственно-политической, военной и т. д. На протяжении трехвекового господства Османской империи в Молдавии степень порабощения и зависимости не была одинаковой, постепенно она усиливалась во всех формах.
      Экономическая зависимость. Эта зависимость проявлялась в первую очередь в уплате дани, которая по-турецки называлась харач. Ее размер вплоть до XVII в. все время возрастал. Установленная в 1456 г. в объеме 2 тысяч золотых, к началу XVI в. она возросла до 8 тысяч. В последние десятилетия этого столетия дань достигла 60 тысяч золотых (по ценам того времени примерно 10—12 тысяч быков).
      Если размеры дани с конца XVI в. почти не увеличивались, то другие денежные повинности, налагаемые Турцией на Молдавию, наоборот, постоянно возрастали. К этим поборам относились систематические подарки (названные на турецком языке пешкеши) султану, его приближенным, дворцовым чиновникам, решавшим вопросы назначения господарей, а также различные взятки — бакшиши. В целом они нередко достигали размера дани, а со временем даже намного превышали его. Подарки и подношения посылали также татарским ханам, чтобы избежать их грабительских походов из Крыма.
      Особенно много денежных средств и продуктов уходило из страны на приобретение господарского престола. Чтобы стать господарями, претенденты на престол должны были внести султану соответствующую плату. Уже в 80—90-е годы XVI в. эти расходы иногда в несколько раз превышали официальный годовой размер дани. В начале XVIII в. общая сумма, уплачиваемая при первом назначении господарей на престол, с учетом официального взноса и подарков турецким сановникам, превышала 300 тысяч талеров (стоимость 20—30 тыс. быков).
      В Османскую империю поставлялось в обязательном порядке большое количество сельскохозяйственных продуктов и сырья по заниженным ценам. Порта стремилась прибрать к своим рукам все сельскохозяйственные товары, которые вывозились из Молдавии, особенно скот и зерно. Денежные и натуральные поборы, шедшие Турции, ложились тяжким бременем на плечи трудящихся масс Молдавии и привели страну к разорению.
      Политическая зависимость. После установления турецкого владычества господарский престол постепенно стал превращаться в предмет купли-продажи. Взносы за него со стороны многочисленных претендентов постоянно росли. На молдавский престол нередко попадали различные авантюристы, которые покупали его за деньги, взятые в долг у константинопольских ростовщиков. В конце XVI в. Арон Тиран задолжал кредиторам баснословную сумму в один миллион золотых, заплаченных за получение престола. Это намного превышало годовой бюджет Молдавского государства. Заинтересованная в таких доходах, Османская Порта часто меняла господарей на молдавском престоле. За XVI—XVII вв. сменилось почти 50 господарей. За все это расплачивались крестьяне и горожане Молдавии. К тому же смена господарей нередко сопровождалась кровавыми междоусобицами. Вот почему у молдаван сложилась поговорка «Смена господарей — радость безумцев».
      Сменяя господарещПорта преследовала и определенные политические цели: ставить во главе Молдавского государства правителей, послушных воле султана, и не давать им возможность укрепиться. Власть в государстве как бы делилась: между султаном — как верховным правителем, и ему подчиненным господарем, которого он мог сместить. Вот почему измена в Молдавском государстве рассматривалась с конца XVI в. не только как выступление против молдавского господаря, но и против верховной власти турецкого султана.
      Молдавские господари постепенно лишались прав развивать внешнеполитические связи без ведома Порты. Султан стремился ограничить эти внешние связи сбором выгодной ему военной и политической информации или контактами, которые служили бы интересам самой Порты. Если господари нарушали такой порядок и это становилось известным султану, их смещали. Подобные случаи бывали нередко.
      Орудием господства Османской империи в Молдавии становится и Господарский совет, получивший со временем турецкое название «диван». При содействии Порты в состав Господарского дивана попадает большое число греков-фанариотов за редкими исключениями строго следивших за соблюдением в покоренной стране интересов Османской империи.
      По требованию султана столицу княжества перенесли в середине XVI в. из укрепленной Сучавы в Яссы, поближе к турецкой границе. Это было сделано для того, чтобы ослабить позиции господарей и усилить их зависимость от Османской империи.
      Военная зависимость. Зависимость молдавских господарей от султана и в военном деле была значительной. Они обязывались предоставлять в распоряжение Турции армию численностью до 10 тысяч человек. Молдавские воины должны были участвовать в захватнических и карательных военных походах османов. Так, например, по требованию султана они участвовали в 1683 г. в осаде Вены, где турецкая армия потерпела крупное поражение. Порта использовала молдавские войска для достижения своих целей, но не была заинтересована в том, чтобы Молдавия имела сильную армию, опасаясь ее выступления против самих османских поработителей. Это привело к тому, что постепенно молдавская армия приходит в упадок, и страна попадает во все большую военную зависимость от Османской империи.
      Военные обязанности Молдавии перед Турцией заключались также в поставке строительных материалов, транспорта и ремонте турецких военных укреплений и дорог. Тяжелым бременем были и военные постои турецких и татарских войск, а также огромные разорения, которые они приносили, когда вступали в княжество. Вот как описывает молдавский летописец эти разорения для 1574 г., когда «...в пределы Молдавии вступили татары, сожгли города и обобрали их добро, а села молдаван предали огню... сжигая, грабя и уводя... стариков и молодых... В Молдавии стояли тогда плач, стенания и вопли».
      Отторжение земель княжества. Турецкие райи в Днестровско-Прутском междуречье. Турецкая агрессия и установление османского владычества привели к нарушению границ и территориальной целостности Молдавского государства. Еще в 1484 г. от княжества были отторгнуты города-крепости Белгород и Килия и близлежащие земли. Они были превращены в турецкие райи, т. е. территории, которые управлялись османскими властями, как в Болгарии и Сербии. В 1538 г. после похода турецкого султана в Молдавию и захвата Тигины, переименованной затем турками в Бендеры, возникла Бендерская райя, в 1590 г. —Измаильская, в 1622 г. — Ренийская. В райях были реконструированы старые и построены новые мощные турецкие крепости (Белгород, Бендеры, Измаил и др.), которые защищали интересы Османской империи.
      С середины XVI в. в южные районы, примыкающие к райям, т. е. в Буджак, были переселены татары, а затем ногайцы. Их политическим центром стало местечко Каушаны. Они также стояли на страже интересов Османской империи.
     
      § 18. Экономическое положение Молдавии в период турецкого ига
      Замедление экономического развития. Установление турецкого ига замедлило в XVI—XVII вв. развитие экономики Молдавского княжества, а затем в конце XVII— начале XVIII в. настолько истощило страну, что довело ее до полного экономического упадка. Из Молдавии в Османскую империю вывозили огромные денежные средства, продукты питания и сырье. Значительное разорение приносили турецкие и татарские войска, когда они вступали в княжество с карательными целями или в связи с военными действиями против соседних государств. Уничтожали посевы, угоняли скот, уводили жителей. Особенно много жителей угоняли в рабство татарские войска. Летописец сообщает, как однажды пришли татары.
      Они «поели все — и хлеб и живность — и грабили всех до нитки, а многих тайком заполонили». В период турецкого ига страна подвергалась такому разорению неоднократно.
      В этих условиях рост .числа жителей в княжестве шел медленно. В середине XVI в. здесь проживало около 300 тысяч человек. В конце XVII в. народонаселение не превышало 400 тысяч. В XVI—XVII вв. появляются первые молдавские поселения и на левом берегу Днестра. Но в состав Молдавского княжества они не входили. Левобережье нижнего течения Днестра находилось под властью крымских татар. Левобережье Днестра севернее реки Ягорлык входило в состав Брацлавского воеводства Речи Поспо-литой (Польши). Молдавское население этих земель нещадно угнетали татарские феодалы и польские паны. Основная часть людей Молдавского княжества по-прежнему жила в селах и занималась сельским хозяйством Сельское хозяйство. Животноводство оставалось ведущей отраслью сель ского хозяйства. Молдавия славилась по всей Европе разведением крупного рогатого скота и овец. В XVI—XVII вв. продолжает возрастать и роль хлебопашества. Но в отличие от животноводства, продукция которого шла на рынок и в значительной степени вывозилась из страны, хлеб производился преимущественно для внутреннего потребления. Господствовали яровые посевы. Были распространены такие культуры, как пшеница, овес, просо, ячмень, рожь, лен и конопля. Во второй половине XVII в. впервые появились кукуруза и табак. В дальнейшем посевы кукурузы заняли большие пространства земли, а кукурузная мука постепенно заменила просяную при изготовлении национального блюда — «мамалыги».
      В стране сложилось несколько центров развитого виноградарства и пчеловодства. Но в некоторых районах, как, например, на юге Днестров-ско-Прутского междуречья, турецкое владычество привело виноградарство в упадок. Основная масса винограда в Молдавии шла на виноделие. Среди подсобных занятий населения значительную роль играли садоводство и огородничество. По сравнению с предыдущим периодом в связи с захватай Турцией приморских и придунайских земель уменьшилась роль речного и особенно морского рыболовства, зато несколько увеличилась — озерного и прудового. Рыбный пруд с протоком, вода которого использовалась для того, чтобы вращать жернова водяной мельницы, встречался почти в каждом молдавском селе.
      Состояние городов. Османское владычество сдерживало развитие городов как центров ремесла и торговли. Хотя занятие сельским хозяйством неуклонно теряло свое прежнее значение в жизни горожан, было еще немало городских жителей, которые им занимались. Молдавские города носили полуаграрный характер. Почти все молдавские города были административными центрами уездов. Поэтому в них быстро рос государственный бюрократический аппарат, который занимался судопроизводством и сбором многочисленных в период турецкого ига налогов с крестьян уезда и горожан. В городах, особенно столице, проживало и много военно-служилых людей. Города с таким составом населения для своего времени были большими. Но в этих условиях новые города, как центры ремесла и торговли, появлялись довольно редко. Первое упоминание о горожанах Кишинева встречаем в документе 1666 г., который свидетельствует о его превращении из села в город. Город вначале был небольшим, располагался на монастырской земле и не был административным центром. Насчитывал всего несколько тысяч жителей и много раз подвергался опустошениям во время войн.В 1690 г. он был полностью сожжен татарами. В XVI в. в Молдав-ском государстве было 28 городов, в XVII в. насчитывалось 32 города. К началу XVIII в. их стало меньше, так как турецкое иго привело страну к экономическому упадку. К этому времени отдельные города, например Лапуш-на, превратились в села в результате резкого сокращения в них числа ремесленников и купцов.
      Ремесло. Турецкое иго препятствовало и развитию ремесленного производства в стране. В XVI—XVII вв. появилось немало новых профессий в кожевенном, строительном, деревообрабатывающем ремесле, в изготовлении одежды и переработке продуктов питания. Всего насчитывалось около 80 различных профессий ремесленников, причем многиеупоминаются впервые в XVI—XVII вв. Но развитие некоторых важных видов производства тормозилось. Особенно это касалось горного металлургического дела. Путешественники, посетившие Молдавию отмечали, что разработки полезных ископаемых, которые здесь встречались (золото, свинец, железо и др.), почти не велись, чтобы не дать повод Турции требовать более высокой дани. Медленный рост городского ремесла привел к тому, что только в конце XVI—начале XVII в. городские ремесленники постепенно
      переходят от работы по заказу к производству для постоянной лавочной продажи на рынке. Поэтому поздно появляются и первые цеха, объединяющие ремесленников по профессиям. Ремесленнику, не принадлежащему ни к какому цеху, запрещалось заниматься ремеслом в данном городе. У некоторых цехов были письменные уставы, регламентирующие их деятельность.
      Внутренняя торговля. Замедленный рост городского ремесленного производства тормозил развитие торговли внутри страны, особенно товарооборот между городом, где изготовлялись ремесленные изделия, и селом, производящим продукты питания. В период турецкого ига частично нарушается и внутренний товарообмен между различными районами Молдавского государства. Османская империя отторгла южные районы Подунавья и Поднестровья, богатые рыбой и другими продуктами,которые раньше развозились по стране. Молдавия не могла в полной мере использовать и судоходные возможности этих рек.
      Вначале большую роль в торговле играли ярмарки, собиравшиеся один раз в несколько месяцев. Затем в конце XVI в. и в XVII в. во многих городах складывается постоянный рынок с ежедневной лавочной продажей товаров сельского хозяйства и ремесла. Сельские жители зачастую сами приезжали в города продавать продукты питания и покупать ремесленные изделия, так как торговля купцов развивалась медленно. Купцы платили в условиях турецкого ига такие высокие налоги, что часто разорялись и иногда покидали страну. Позиции местного купечества были ослаблены проникновением в Молдавское государство значительного количества торговцев из Османской, империи (армян, греков, турок и др.), захвативших в свои руки большую часть торговли. Они накапливали торговые денежные капиталы, которые затем вывозили из страны. Вывоз этих денежных средств, наряду с другими платежами, шедшими Турции, тормозил развитие товарно-денежных отношений в Молдавии. В результате этого, здесь не могли возникнуть необходимые условия для зарождения новых капиталистических отношений.
      Внешняя торговля. Пагубно сказывалось турецкое иго и на развитии внешней торговли Молдавии. Но проявилось это не сразу. В XVI в., пока Турция не успела прибрать к своим рукам внешнюю торговлю, из Молдавии на городские рынки Европы вывозилось много товаров: скот, продукты животноводства, рыба, в меньшей степени мед, воск, вино. В Молдавию ввозились промышленные товары и изделия ремесла, так как их не хватало в стране. Они доставлялись из Львова и трансильванских городов. Молдавия вывозила гораздо больше сельскохозяйственных товаров, чем ввозила промышленных изделий. Это приводило к накоплению денежных средств в иностранной валюте, которая господствовала на молдавском денежном рынке. Турция препятствовала господарям чеканить свою собственную монету. Значительная часть денежных средств, получаемая Молдавией от внешней торговли, уходила в Турцию на уплату дани и других поборов.
      Иноземные монеты XVI—XVII вв. обращавшиеся в Молдавии.
      Если вначале Турция довольствовалась определенной частью денежных доходов от молдавской внешней торговли, то постепенно Порта стремилась почти полностью прибрать ее к своим рукам. Не только скот, но и зерно, шли в принудительном порядке по заниженным ценам,установленным Пор-той, в пределы Османской империи. Например, в 1591 г. из Молдавии в пределы Османской империи было угнано 140 тысяч овец и баранов. Часть из них была взята турецкими купцами бесплатно в счет дани и долгов господарей ростовщикам из Стамбула. Вывоз товаров в Османскую империю был маловыгодным, нередко носил грабительский характер и в течение XVII в. привел к упадку внешнюю торговлю Молдавии.
      Начало экономического упадка Молдавии. В конечном итоге в последние десятилетия XVII—начале XVIII в. турецкое иго привело Молдавию к общему экономическому упадку. Крестьяне все меньше становятся заинтересованными в развитии своего хозяйства. Продав продукты на рынке, они часто вынуждены были вместо покупки необходимых ремесленных изделий полученные средства отдавать в уплату государственных налогов, непомерно растущих в условиях турецкого ига. Немало скота и зерна, необходимых крестьянской семье для пропитания и новых посевов, также шло на уплату налогов. Такое положение тяжело сказывалось как на сельском хозяйстве, которое вели крестьяне, так и на ремесленном производстве, в городах. В результате сокращаются сельскохозяйственное и ремесленное производство в стране, товарообмен между городом и деревней. Это приводит к упадку многих городов и уменьшению в них числа ремесленников и торговцев, превращению некоторых городов в сельские поселения. Частые в это время разорительные походы турецких и татарских войск усиливали экономический упадок в стране. В итоге, к XVIII в. в Молдавии сохранялась отсталая феодальная экономика, в то время как во многих странах Центральной и Восточной Европы зарождалось более прогрессивное по сравнению с феодальным, капиталистическое хозяйство. В условиях османского ига и общего экономического упадка Молдавии возникновение новой капиталистической экономики было здесь надолго задержано.
     
      § 19. Общественный строй
      Рост и изменение форм феодальной эксплуатации народных масс.
      XVI— начале XVIII в. феодальная эксплуатация народных масс Молдавии значительно усилилась. За ее счет жили не только местные феодалы. Необходимо было удовлетворять ненасытные аппетиты турецких угнетателей. Это привело не только к общему росту, но и к изменению путей феодальной эксплуатации. На первый план выдвинулись те формы, которые обеспечивали доход иноземным поработителям: государственные повинности. Местные феодалы должны были довольствоваться лишь тем, что оставалось. Поэтому они старались, в свою очередь, выжать с крестьян как можно больше. Именно этот двойной гнет настолько разорил страну, что довел ее в последние десятилетия XVII— начале XVIII в. до полного истощения и упадка.
      Частновладельческие повинности крестьян в феодальной вотчине. Основная масса населения — зависимые крестьяне по-прежнему жили на землях светских и церковных феодалов, в феодальных вотчинах. Они платили как и раньше владельцам земель вотчины продуктовый оброк — дижму в размере десятины. Вносили плату зц обязанность молоть зерно на мельнице феодала; за пользование мостом или бродом, за сукнодельни и маслодельни. Однако если раньше феодалы-землевладельцы довольствовались чаще всего продуктовым оброком с мелкого крестьянского хозяйства, то теперь многие из них, особенно монастыри, заводят свое собственное, более крупное хозяйство. Чаще всего в хозяйствах феодалов выращивался скот, производилось вино, реже хлеб. Все это предназначалось для продажи не только на местном рынке, но и на экспорт. Поэтому крестьяне должны были теперь гораздо больше, чем раньше, работать в хозяйствах феодалов. Среди этих работ ведущее место занимала заготовка кормов для скота — сенокошение и извоз1. Они также пахали, сеяли и убирали урожай с господских полей, работали на мельницах и рыбных прудах феодала. По сравнению с XV в., барщинные повинности, т. е. бесплатный труд на феодала, возрастает у основной массы крестьян с 2—6 дней до 12 и даже 24 дней в году. Поскольку уход за господским стадом и виноградниками требовал систематической работы, небольшая часть крестьян, взамен освобождения от оброка и всех других повинностей, в том числе государственных, несла более высокую барщину до 100—150 дней в году. Работали такие крестьяне пастухами и виноградарями. В хозяйствах феодалов трудились и холопы-цыгане.
      Деньгами крестьяне платили землевладельцам мало. Почти все деньги, которые с трудом мог раздобыть крестьянский двор от продажи своей продукций, уходили на уплату быстро растущих государственных повинностей.
      Рост государственных податей. Зависимость от Османской империи приводила к огромным денежным затратам. Они покрывались за счет очень высоких государственных налогов. За период XVI— начала XVIII в. известны наименования 100 различных государственных повинностей, сборов и пошлин. С крестьянского двора одновременно взыскивалось не менее 40—60 податей, вместо 20 государственных повинностей, которые были известны в XV в., до установления турецкого ига. Теперь, когда крестьяне в господарское войско больше не призываются, теряют военные навыки, перестают быть вооруженными и занимаются только хозяйством, с них можно было взыскивать намного более высокие повинности.
      В связи с огромными поборами в пользу Турции, крестьяне стали платить государственных податей во много раз больше, чем нести частновладельческих повинностей в вотчине своим феодалам-землевладельцам. В конце XVII— начале XVIII в. государственные повинности, приходящиеся на крестьянский двор, превосходили в 7—8 раз частновладельческие. Налоги взыскивались таким образом, чтобы обобрать крестьян до последней нитки. В случае недоимок, бегства или даже смерти крестьянина, взыскание могло быть обращено не только на соседние дворы или соседние села, но и на весь уезд. Если у крестьян не оказывалось денег, забирали скот, хлеб и др. Платежи эти, делающие крестьян нередко нищими, назывались страшным для того времени словом напаста. Впоследствии это слово стало означать на молдавском языке — беду, несчастье. Служилые бояре — кормленщики получали взыскание налогов в откуп2. Они отвечали
      1 Извоз — повинность по перевозу на транспорте крестьян сена, вина и других продуктов в хозяйстве феодалов.
      2 Откуп — получение права на взыскание налогов с крестьян и горожан взамен уплаты заранее государственной казне точно установленной суммы денег. Все, что откупщику удавалось собрать сверх этой суммы, шло в его пользу, если оказывалось меньше, то он доплачивал из своих средств.
      своим имуществом за их сбор и действовали в связи с этим безжалостно.
      От усиления налогового гнета тяжело страдали не только крестьяне, но и горожане. Торгово-ремесленное население платило многочисленные подати. Турецкое иго приводило к тому, что в молдавских городах богатые беднели, бедняки становились нищими. Бывали случаи, когда город в целом был не в состоянии рассчитаться с казной и горожане распродавали свое и городское имущество. Наживалась лишь небольшая кучка городских ростовщиков и служилых бояр-кормленщиков, собиравших подати и дававших деньги взаймы под высокие проценты. Среди них было много выходцев из Османской империи.
      Социальные последствия турецкого ига для господствующего класса Молдавии. Разорение мелких землевладельцев. Молдавское боярство приспособилось к тому, что основная часть повинностей взыскивалась с крестьян через посредство государства. Боярство стало извлекать свои главные доходы за счет присвоения части этих государственных налогов с крестьян и горожан. Но такие доходы могли получать лишь те феодалы, которые имели службы, позволяющие им быть кормленщиками, то есть служилые бояре. Доходы остальных феодалов-землевладельцев, которые не имеди служб, были гораздо более скромными, так как крестьяне, жившие на их землях, несли основную часть повинностей в пользу государства, а не землевладельцев. Поэтому такие землевладельцы, которые не имели доходных служб, постепенно беднели, продавали или дробили между наследниками свои владения. Их потомки со временем превращались в мелких вотчинников — владельцев долей села.
      Число мелких вотчинников-землевладельцев значительно выросло. Многие из них пополняли состав армии и низы администрации. Это кур-тяне и немеши (мелкие дворяне), мазылы (лица, потерявшие высокие боярские службы), а также военно-служилые люди, служиторы (конные назывались каларашами, пешие — доробанами). Обязанность платить Турции непомерно растущие поборы вызывала необходимость к обложению всех этих служилых людей очень высокими государственными податями, что приводило к их разорению. Многие такие владельцы мелких вотчин, состоящих из долей села, теряли зависимых от них крестьян, которые бежали во владения бояр-кормленщиков, куда их привлекали различными льготами. Владельцы многих мелких долей в селе вынуждены были сами заниматься хозяйством. Нередко они постепенно превращались в крестьян и сами начинали нести государству обычные крестьянские повинности. Их положение приближалось к состоянию крестьян-общинников, владевших небольшими долями села. Таких крестьян раньше было очень мало. По мере разорения многих мелких вотчинников и их окрестьянивания, число крестьян — владельцев небольших долей земли в селе намного возросло. Мелкие землевладельцы-дольщики, независимо от социального происхождения, назывались резешами, т. е. владельцами доли в селе. Ре-зешское долевое село было социально неоднородным. В нем жили куртяне, немеши, мазылы, служиторы, низшее духовенство — попы и все чаще крестьяне — мелкие дольщики.
      Разорение мелких землевладельцев — резешей, многие из которых были военно-служилыми людьми, привело в XVII— начале XVIII в. к упадку молдавской армии. Отсюда у молдаван поговорка, о которой упоминал Д. Кантемир в начале XVIII в.: «От оружия к сапе (де ла армэ ла сапэ)». В то же время разбогатевшие за счет сбора огромных налогов, бояре-кормленщики, а также церковь, захватывают резешские села. Делается это взамен освобождения от налогов и судебных штрафов, за деньги, а нередко путем обмана, вымогательства и насилия. Бояре-кормленщики становятся наиболее крупными землевладельцами. У отдельных из них было свыше 100 сел. Среди бояр, владеющих таким большим количеством сел, в XVII в. было много греков-фанариотов.
      Таким образом, социальным последствием турецкого ига было усиление позиций крупного служилого боярства. Их роль в политической жизни Молдавии становится все более значительной. В то же время мелкое дворянство, т. е. мелкие вотчинники, военно-служилые люди, разоряются, теряют свои права и доходы, облагаются тяжелыми налогами, оставляют военную службу и со временем все чаще переходят на положение крестьян. Турция была заинтересована в таком сокращении числа местных феодалов, поскольку это позволяло ей присваивать все большую часть доходов с народных масс Молдавии. В Болгарии, Сербии и других землях, подвластных Османской империи, где после завоевания не была сохранена прежняя государственность, местных феодалов сразу лишили владений и вытеснили из состава господствующего класса. В Молдавском государстве в течение XVII—XVIII вв. шел постепенный процесс сокращения числа местных молдавских феодалов. Если поредевшее число местных молдавских феодалов оказывалось не в состоянии справиться с подавлением народных масс или эти феодалы сами не подчинялись султану и его став-ленникам-господарям, на помощь приходили неоднократно, как вы увидите дальше, сами иноземные угнетатели — турецкие и татарские феодалы и их войска.
      Закрепощение крестьян. До середины XVI в. основная масса зависимых крестьян, живших на землях феодалов, не потеряла еще окончательно право перехода, т. е. переселения. Конечно, уйти крестьяне могли лишь после того, как рассчитаются со своим владельцем.
      Светские феодалы и церковь были заинтересованы в том, чтобы не отпускать из своих владений зависимых крестьян, так как они теряли не только дижму-оброк, но и рабочую силу. Поэтому феодалы стремились прикрепить крестьян навсегда к своим владениям, отменить право перехода, т. е. закрепостить крестьян. Особенно старались закрепостить крестьян военно-служилые люди, мелкие землевладельцы, так как служилые бояре нередко сманивали у них крестьян льготами на свои земли. Государство также было заинтересовано в том, чтобы крестьяне платили без 68
      перерыва подати и не покидали села, где были записаны в налоговые переписи. Уход крестьян и уклонение от уплаты государственных податей затрудняли внесение ежегодных и все время растущих платежей Турции. Поскольку зависимые крестьяне перестали призываться в господарское войско, это облегчало их закрепощение.
      В 90-х гг. XVI в. зависимые крестьяне Молдавии потеряли право перехода в общегосударственном масштабе и были прикреплены к владениям тех феодалов, где их записали в государственные налоговые переписи. Зависимые крестьяне становились вечинами1, так стали именовать крепостных, потерявших право перехода. Бежавших вечин возвращали силой. В 1612 г. ввели сроки розыска беглых крепостных, напоминающие урочные года в России конца XVI в. Если в эти сроки их не отыскивали, они оставались на новом месте и назывались латурашами, т. е. новопри-ходцами2. Прожив на новом месте несколько лет, они вновь становились вечинами уже нового владельца.
      В зависимости от церкви находилась особая категория крепостных крестьян, которая называлась послушниками. Монастыри и епископы добивались у господаря для таких крестьян освобождения от высоких государственных податей. За это послушники отдавались под покровительство церкви и находились у них в личной крепостной зависимости. Они несли церковным феодалам повышенные частновладельческие повинности и подлежали их суду. Положение послушников со временем стало почти сходным с вечинами. Наиболее тяжелым было положение холопов-цыган, которые по-прежнему находились в полной власти своих господ.
      Молдавское законодательство закрепило крепостное право вечин. Сначала в Земледельческом законе — памятнике византийско-славянского права, получившем распространение в Молдавии с конца XVI в. Затем вновь в 1646 г. крепостное право было узаконено в Уложении Василия Лупу — первом печатном своде законов на молдавском языке. Закон оформлял бесправие крестьян и привилегии господствующего класса феодалов.
      В течение XVII в. положение основной массы крепостных крестьян-ве-чин настолько ухудшилось, что они передавались по наследству, их стали продавать, дарить и менять. Хотя продажа крепостных без земли, на которой они сидели не разрешалась, феодалы нередко с этим не считались. И все же личная крепостная зависимость молдавского крестьянина от землевладельца была слабее чем на Руси или в Польше. Вечин не должен был получать разрешение на брак у феодала. Жены вечин не считались крепостными. Крепостной крестьянин мог жаловаться на своего землевладельца в господарскую администрацию. Государство защищало в целом интересы феодалов-землевладельцев, но оно ограждало крестьян от
      1 Вечин — в переводе с молдавского — сосед; то есть член крестьянской соседской общины расположенной на земле феодала.
      2 Латурэ — в переводе с молдавского — сторона. Латураши — крестьяне, пришедшие «со стороны», т. е. новоприходцы.
      безмерного роста частновладельческих повинностей, с тем чтобы крестьянин мог отдавать ббльшую часть повинностей государству. Поэтому в Молдавии сильнее чем на Руси была зависимость крестьян от феодального государства, которое судило крепостных и забирало с них ббльшую часть повинностей. Это своеобразие феодальных отношений в Молдавии объясняется турецким владычеством, поскольку свои основные доходы из Молдавии Османская империя получала за счет государственных повинностей.
     
      § 20. Обострение классовой борьбы
      Характер социальных противоречий. В связи с усилением феодального угнетения нарастала классовая борьба. Наряду с главными противоречиями между классом феодалов и зависимым крестьянством обострились и противоречия между феодалами и городами, между верхушкой и низами городского населения. Растут разногласия и внутри господствующего класса феодалов из-за раздела доходов, значительно урезанных Турцией, забиравшей в свою пользу ббльшую их часть.
      Крестьяне выступали против феодалов-землевладельцев, сопротивлялись закрепощению. Особенно обострялась борьба крестьян и горожан против феодального государства, которое стало забирать у них ббльшую часть трудовых доходов. Выступления крестьян и горожан против роста налогового гнета, как выражение классовой борьбы, очень часто переплетались с освободительным движением против прислужников османских примет, предписывается немедленно возвратить обратно в его село...».
      завоевателей — бояр фанариотов, переселившихся в Молдавию из Османской империи. Среди них особенно много было греков, бравших на откуп сбор налогов с крестьян и горожан.
      Формы классовой борьбы. Крестьяне отчаянно сопротивлялись растущей феодальной эксплуатации их землевладельцами. Они отказывались платить дижму-оброк, нести барщину. На землях и водах, захваченных феодалами для своего собственного барщинного хозяйства, крестьяне производили самовольную пастьбу и запашку, косьбу сена и ловлю рыбы. Господарские грамоты предусматривали за это изъятие имущества и одежды крестьян, тяжелые телесные наказания. Одной из форм борьбы крестьян за землю являлся перенос межевых знаков села. За их перенос были введены самые высокие в Молдавии судебные штрафы от 3 до 50 голов скота.
      Мелкие землевладельцы-резеши боролись против захвата боярами и духовенством их земель. При этом они использовали старинный обычай преимущественной (перед чужаками) покупки земельных долей в селе. Резеш, продающий землю, должен был объявить об этом всем дольщикам села. Лишь когда все отказывались ее купить, допускалась передача доли посторонним. Но бояре и духовенство старались обойти этот обычай, получить земельную долю на правах дарения, при котором уже не требовалось согласия всех резешей-долыциков в селе.
      Особое сопротивление оказывали крестьяне и горожане невиданному росту налогов. В период турецкого ига на их уплату уходила большая часть их доходов. Крестьяне села Зорилены в 1630 г. прогнали и избили сборщиков податей «до синяков и ран». Многие крестьяне бежали от уплаты податей. Отсюда и появилась поговорка: «Уплатить подати вместе с беглецами» (т. е. избавиться от уплаты налогов путем бегства). Крестьяне бежали от крепостного права и тяжелого налогового гнета и за рубеж, в соседние государства. Много крестьян ушло на Украину, к казакам. Беглые молдавские крестьяне поселялись также на левом берегу Днестра, за пределами Молдавского княжества.
      Крестьяне часто переходили и к более активным формам борьбы — вооруженным выступлениям против феодалов и государства. Господствующий класс обычно называл эти действия разбоем, а борцов за свободу считал разбойниками. Крестьяне расправлялись с ненавистными феодалами, поджигали их усадьбы, разрушали укрепленные каменными стенами монастыри.
      Гайдуки — народные мстители. Усиливавшееся вооруженное сопротивление крестьян принимало характер гайдучества. Гайдуки — выходцы из крестьян и бедных горожан. Собираясь в небольшие отряды, они выступали как против местных угнетателей, так и против иноземных поработителей: турок и греков-фанариотов. Народные массы считали гайдуков своими защитниками. Гайдуки забирали у богатых и отдавали бедным скот, продукты питания, деньги, захватывали и уничтожали документы, подтверждающие права феодалов на землю и крепостных крестьян. Со-
      хранились имена многих предводителей гайдуцких отрядов XVII в.: Гурий и Цыган, Дмитрий Попоця, Григорий Рэул, Ионашко Рацу, Детинка, Бурлэ и др. Феодалы жестоко расправлялись с гайдуками. Их сжигали живыми, отрезали им руки и ноги, сажали на кол, бросали в соляные копи. Но борьба продолжалась.
      Народные восстания. Отдельные вооруженные выступления перерастали в восстания, нередко охватывающие всю страну. В 1563 г. произошло восстание около 20 тысяч крестьян, которые напали на самого господаря. Восставшие требовали, чтобы он оградил их от жадности бояр и духовенства, отменил новые налоги. Господарь еле спасся от разъяренной толпы, отделавшись обещаниями выполнить требования восставших. Но положение крестьян продолжало ухудшаться. Восстания следовали одно за другим. Во главе восставших зачастую становились народные предводители, именовавшие себя господарями. Как и на Руси, восставшие обычно выступали против всех феодалов-угнетателей, но уповали на «хорошего царя». Так в 1.566 г. во главе восставших встал Стефан Мызга. Он выдавал себя за Стефана-Воеводу. В 1581 г. восстание возглавил некий Лунгу, действовавший под именем господаря Иоанна Воеводы. В 1591 г. в связи с закрепощением и введением новых податей восстала большая часть крестьян страны. Но все выступления были жестоко подавлены войсками господаря. Иногда это делалось с помощью турецких и татарских отрядов.
      Постепенно участники народных восстаний перестали уповать на «хорошего господаря», так как становилось очевидным превращение господарей в ставленников турецкого султана. На престол приходили ненавистные выходцы из Османской империи. В XVII в. большинство крестьянских восстаний происходило в годы обострения борьбы между различными группировками феодалов, во время феодальных междоусобиц. В таких условиях разворачивалось крестьянское движение в 1633 г. В столице Молдавского государства — городе Яссы собралось множество крестьян из близлежащих сел. К ним примкнула городская беднота. .Местное боярство попыталось направить восставших против греческих бояр-фанарио-тов, занимавших крупные должности в господарском диване. На первых порах им это удалось. Но вскоре восставшие стали выступать против всех угнетателей, что заставило феодалов объединиться для подавления восстания.
      Это не единственный случай, когда на борьбу поднималась и городская беднота. Противоречия внутри городов также обострялись. Особенно усилились выступления горожан против греков-фанариотов, бояр-корм-ленщиков и богатых купцов. Поэтому в 1633 и 1653 гг. в столице княжества вспыхивают городские восстания.
      Одно из наиболее крупных крестьянских восстаний (1671—1672 гг.) началось во время выступления против господаря многих разорившихся землевладельцев и мазылов Лапушнянского и Оргеевского уездов под
      руководством Хынку. Восстание в определенной мере приобрело характер освободительной борьбы против засилия греков-фанариотов в окружении господаря. Движение было особенно мощным в северных и восточных уездах государства. В страхе перед восставшими из страны бежали многие служилые бояре и семья господаря. Когда восставшие вступили в столицу, к ним присоединилась городская беднота. Они стали громить дома бояр, лавки богатых купцов. Однако восстание потопили в крови с помощью турецких и татарских войск. И на этот раз слабо вооруженное и недостаточно организованное войско восставших было не в состоянии противостоять хорошо вооруженной регулярной армии.
      В борьбе с угнетателями на протяжении веков складывалось содружество трудящихся масс Молдавии с соседними народами. В 1702—1703 гг. молдаване с левобережья Днестра приняли участие в крестьянско-казацком восстании под руководством украинского полковника Палия. Участники движения стремились свергнуть власть польских панов и добивались воссоединения этих земель с Россией. Польские феодалы жестоко подавили восстание.
      Весь период особенно со второй половины XVI в., характеризуется резким обострением противоречий и классовой борьбы, как ответ на закрепощение крестьян, рост их эксплуатации и ухудшение положения городских жителей.
     
      § 21. Борьба молдавского народа против иноземной агрессии и османского ига в XVI в.
      Международное положение Молдавии. Молдавский народ никогда не мирился с иноземной агрессией и гнетом Османской империи, неоднократно подымался на борьбу против турецкого владычества. Так как Молдавия была относительно небольшим государством, успех вооруженной борьбы во многом зависел от международной обстановки. Между тем на протяжении большей части XVI в. международная обстановка не позволяла организовать в Европе широкий фронт борьбы против османской агрессии. Молдавия попала под владычество одной из самых могущественных в военном отношении империй того времени, разгромившей и подчинившей многие страны. Не только балканские страны и Валахия, но также Тран-сильвания и часть Венгрии в XVI в. были уже покорены Османской империей/На Молдавию претендовали и польские феодалы, в то же время старавшиеся сохранить мирные отношения с Турцией. Габсбургская импе-
      рия тоже стремилась распространить здесь свое влияние в ходе борьбы с Турцией. На юго-востоке Молдавии угрожали крымские татары — верные вассалы и союзники Османской империи.
      В освободительной борьбе Молдавия могла рассчитывать, помимо своих собственных сил, на помощь России и украинских казаков. Российское государство было заинтересовано в безопасности своих южных рубежей, которым также угрожали турецкие и татарские захватчики. Но оно еще не вступало в военные действия с Османской империей, так как было занято завершением объединения русских земель. Россия оказывала пока Молдавии экономическую и дипломатическую помощь.
      Общая опасность турецко-татарской агрессии сближала молдаван и с единоверным украинским народом. Действенную военную помощь в освободительной борьбе с османским владычеством оказывали запорожские казаки. В ходе совместной борьбы против османского порабощения крепли связи и сотрудничество народов.
      Сопротивление иноземной агрессии и турецкому владычеству в первой половине XVI в. После побед молдавского войска при Стефане III его преемники на господарском престоле в первой четверти XVI в. открыто не выступали против османской агрессии. Основную борьбу они вели с союзниками Турции — крымскими татарами, разорявшими страну частыми набегами. Для организации этой борьбы господарь Богдан (1504—1517 гг.) вновь обратился к великому князю Московскому, который, как вы помните, неоднократно помогал Молдавии в борьбе против иноземных захватчиков. Богдан даже предлагал предпринять совместный молдавско-русско-польский поход против крымских татар — общего врага, разоряющего земли этих стран. Но такому походу помешали военные конфликты с Польшей. Кроме того, многие молдавские бояре, опасаясь усиления власти господаря и призыва крестьян в господарскую армию, не хотели войны с татаро-турецкими агрессорами.
      Позиции крупного боярства укрепились в начале правления внука Стефана Ш, несовершеннолетнего Стефаницы (1517 —1527 гг.). Бояре обращались за помощью к соседним государствам. Но затем их выступления были подавлены господарем.
      Глава боярской оппозиции Лука Арборе был казнен. Политику укрепления господарской власти продолжил Петр Рареш (1527—1538 и 1541—1546 гг.). Господарь конфисковал земельные владения многих бояр, обвинив их в измене. Он опирался на возросшее к этому времени военно-служилое сословие мелких землевладельцев — куртян и немешей.
      Русский мыслитель и книжник И. Пересветов, побывавший в Молдавии, обрисовал Петра Рареша как энергичного правителя, непримиримого к своеволию боярства. При этом он отмечал, что только с помощью Российского государства порабощенные народы смогут освободиться от турецкого ига.
      В первое свое правление Петр Рареш пытался возобновить борьбу против Османской империи. Он искал союзников для этой борьбы. После разгрома Венгрии армией султана, Рареш старался вначале найти поддержку в Трансильвании и Габсбургской империи. Но это мало что дало. Еще менее удачно решился давний спор между Молдавией и.Польшей из-за пограничных территорий Покутья. Петр Рареш вторгся в 1531 г. в Польское королевство, но потерпел поражение в битве при Обертыне. Одной из причин его поражения было предательство боярства, поспешно отступившего с поля боя. ...
      Чтобы противостоять Польше и одновременно собрать силы для борьбы с турецким султаном, Петр Рареш вновь обратился за помощью к России. От имени Ивана Грозного российское правительство заявило польским послам: «Ведомо вам, панове, что Стефан, воевода волошский (речь идет
      о Стефане III.— Авт.), был у деда государя нашего;у великого князя Ивана, в любви и кровной связке, и жаловал его государь наш и берег, и за него стоял, а ныне наш великий государь Иван Петра воеводу волошского жалует, а Петр воевода государю нашему служит» . Молдавско-русский военно-политический союз был возобновлен. Это заставило призадуматься польского короля, который, наладив хорошие отношения с султаном, развязал ему руки для наступления на непокорную Молдавию. Султан, занятый до этого войной с Ираном, решил теперь расправиться с непослушным господарем, искавшим союза с его врагами. Султан рассчитывал на поддержку не только польского короля, но и крупного молдавского боярства, недовольного политикой господаря. Некоторые бояре поддерживали связь с двором султана и информировали его об антиосманских планах Петра Рареша. Они были готовы подчинить страну Турции, лишь бы свергнуть неугодного господаря.
      В 1538 г. султан Сулейман во главе огромной армии почти в 200 тысяч человек, к которой присоединились, татарские отряды, вступил в Молдавию. Петр Рареш применил военную тактику выжженной земли: сжигал поля и села на пути врага. Одновременно молдавская армия разгромила татарские отряды у Штефанешт, а крепость Хотин выдержала осаду польского войска. Но и на этот раз часть крупного боярства предала господаря и перешла на сторону ставленника турецкого султана Стефана Jla-кусты. Рареш был вынужден покинуть страну. Как вы уже знаете, с этих пор господари становятся ставленниками турецкого султана. Процесс установления турецкого владычества в Молдавии завершается. В это же время Османская империя отторгла из состава Молдавского государства земли Буджака и поселение Тигина на Днестре. Здесь была построена крепость, названная Бендеры. Но даже боярство не было довольно уступками турецкого ставленника Стефана Лакусты. Его убили в 1540 году.
      Петр Рареш сумед получить от султана престол. Хотя господарь и согласился на увеличение дани Турции до 12 тысяч золотых, он все же втайне продолжал поиски союзников для борьбы против гнета Османской империи. Между Молдавией и Москвой велись оживленные дипломатические переговоры, послы следовали один за другим. Но Рареш скончался и довести до конца это начинание не смог.
      В дальнейшем недовольство бояр и противоречия в среде европейских государств, которым угрожала Турция, по-прежнему тормозили организацию борьбы против османской агрессии. В середине XVI в. господарь Александр Лэпушняну, хотя и казнил многих неверных бояр, и посылал посольство в Москву за помощью, в то же время сделал еще ряд тяжелых для страны уступок Османской империи. Была увеличена доставка из Молдавии продовольствия и дани, по требованию султана разрушили ряд молдавских крепостей. Турецкое владычество в стране усилилось.
      Молдавско-украинское боевое сотрудничество в борьбе против султанской Турции в начале 70-х годов XVI в. Освободительная борьба против турецкого владычества с особой силой возобновилась в 70-е годы XVI в. На новое требование султана увеличить дань господарь Иоанн-Воевода (1572—1574 гг.) ответил отказом. Он созвал собрание представителей сословий страны (наподобие известного вам Земского собора на Руси). В нем участвовали бояре, церковники, служилые люди. Несмотря на то, что часть крупного боярства согласилась на увеличение дани, господарь добивается решения о начале вооруженной борьбы против турецких поработителей. Современники отмечают гордый ответ господаря. Иоанн сказал турецкому посланцу (чаушу), что вместо дани султану «он использует эти деньги для снаряжения войск, которые избавят его народ от чинимых им притеснений». Фактически это означало объявление войны.
      Для подготовки вооруженной борьбы против Османской империи Иоанн принял ряд мер по укреплению своей власти, пытался усилить позиции служилых людей и горожан, на которых он опирался. Господарь стремился развивать внешнюю торговлю, невзирая на турецкие ограничения, восстановил чеканку мелкой монеты. Он возобновил и частичный призыв крестьян в господарское войско. После нескольких заговоров с целью смещения господаря начались казни неверных бояр. Озлобленное боярство прозвало впоследствии господаря Лютым. К заговорщикам присоединилась и часть высшего духовенства в связи с тем, что господарь пытался забрать у них земли, чтобы расширить господарские владения и увеличить пожалования своим сторонникам.
      Для предстоящей войны с Османской империей Иоанн искал союзников и за рубежом. Его обращение к Польше и Трансильвании было безуспешным. Зато на призыв господаря выступить против общего врага откликнулись запорожские казаки. Вскоре на помощь молдаванам прибыл отряд в составе 12 сотен казаков под командованием гетмана Свер-чевского. Молдавский народ радостно встретил украинских воинов.
      План антиосманской вооруженной борьбы предусматривал удары молдавско-казацкого войска по отдельным направлениям возможного наступления турок и их союзников: татар и валашского господаря. С помощью своих союзников украинских казаков Иоанн нанес вначале удар по турецким и валашским войскам, которые направлялись в Молдавию с целью возвести на престол турецкого ставленника Петра Хромого. Войдя в Валашское княжество, неподалеку от границ Молдавии, у села Жилиште, Иоанн Воевода окружил и разгромил 24 апреля 1574 г. турецко-валашское войско. Согласно плану господаря направлять удары порознь, не давая возможность соединиться всем силам противника, молдавско-казацкое войско нанесло ряд поражений турецкой армии у Лапушны, у стен Бендерской, а затем Белгородской крепости. В битве у Белгорода молдавскому войску помогала казачья флотилия, состоящая из 25 лодок.
      Тем временем к Молдавии с юга подходили основные силы османов. Татары наступали с востока. Армия врага превышала 150 тысяч человек. Молдавско-казацкое войско насчитывало лишь 30 тысяч воинов. В соответствии с уже испытанным планом разъединения превосходящих сил противника, господарь отправил с частью молдавского войска на Дунай боярина Иеремию, пыркалаба Хотинского. Перед ним стояла задача остановить турецкое наступление с юга. Господарь предполагал тем временем нанести поражение татарам, идущим с востока.
      Но задуманную кампанию против турецкой армии сорвало предательство бояр. Возглавлявшего молдавское войско на Дунае Иеремию подкупили. Турецкой армии удалось беспрепятственно перейти Дунай. Иоанн вынужден был со своим войском выступить против перешедшей Дунай турецкой армии, не успев остановить татарские отряды, идущие с востока. Это позволило туркам и татарам объединить свои основные силы.
      Решающее сражение произошло у озера Кагул 10 июня 1574 г. Несмотря на мужество и героизм молдавско-казацкого войска, исход сражения был предрешен из-за предательства боярства, перешедшего на сторону турок. Предатели увлекли за собой значительную часть конницы. В армии господаря оставалась лишь часть мелкого боярства и военно-служилых Молдавская монета с изображением Иоанна Воеводы.
      людей, крестьяне, горожане и запорожские казаки. Кроме того, начавшийся проливной дождь намочил порох, и молдавские пушки остались без зарядов. Молдавско-казацкий лагерь был окружен. После героического сопротивления, не имея возможности получить помощь извне, господарь решил сдаться. Он поставил условие, чтобы всем сохранили жизнь. Но турецкий паша не сдержал своего обещания. Господаря казнили. Обезглавленное тело привязали к хвостам двух верблюдов и разорвали на части. Его сподвижники были перебиты, а страна предана разорению. Через 70 лет летописец Гр. У реке так описывал эти тяжелые испытания. «Татары пустились на грабежи по всей земле захватывая полон так, что никогда не было в стране бблыпего запустения». Особенно пострадали земли между Прутом и Днестром.Но молдавский народ не сложил оружия. Продолжение борьбы против османского владычества.И. Подкова. Походы Лободы и Наливайко в Молдавию. Правление нового турецкого ставленника на молдавском престоле Петра Хромого (с перерывами: 1574— 1591 гг.) ознаменовалось усилением османского ига в стране и дальнейшим ростом эксплуатации крестьян и городских низов. Бояре и духовенство были очень довольны правлением господаря и поддерживали его. В это время молдавские феодалы окончательно закрепостили крестьян. Основная их масса стала крепостными-вечинами. Возрастали государственные налоги, так как господарь должен был вернуть займы, сделанные в Стамбуле для получения престола и выплатить возросшие размеры дани султану. Поэтому в эти годы вспыхивают многочисленные выступления народных масс совместно с запорожскими казаками. Их цель — изгнать из страны ненавистного ставленника турецкого султана. По словам летописца У реке, господарь не знал покоя от казаков и трижды уступал свой престол.
      Походы запорожцев, в рядах которых было много молдаван, в порабощенную Османской империей Молдавию, следовали один за другим. Нередко эти отряды соединялись с поднимавшимися на борьбу народными массами Молдавии. Первым в это время крупным их совместным выступлением явился поход казацкого вождя Ивана Подковы. В ноябре 1577 г. войско Петра Хромого было разбито казаками и перешедшими на их сторону служилыми людьми южной Молдавии. Ивану Подкове удалось на время овладеть господарским престолом. Боярство было этим очень недовольно. Султан готовил к отправке в Молдавию карательные войска, чтобы поддержать свергнутого господаря Петра Хромого. К вторжению готовились также валашские, венгерские и польские феодалы, опасавшиеся возможности выступления народных масс не только в Молдавии, но и в своих странах. Не имея достаточных сил для борьбы,Иван Подкова отступил из Молдавии на Украину, находившуюся в то время под властью Польши. Здесь его предательски схватили польские паны. Летом 1578 г. он был обезглавлен. Толпы народа, собравшиеся на месте казни, выражали открытое сочувствие смелому борцу против турецких поработителей.
      На этом, однако, совместная вооруженная борьба молдаван и казаков против турецкого владычества не прекратилась. С новой силой она нарастает в 80-е годы XVI в. В это время международное положение стало более благоприятным для борьбы против турецкого гнета. Возник антиосман-ский союз ряда европейских государств во главе с империей Габсбургов под названием Священная лига. Она начала войну с Турцией, рассчитывая помимо своих собственных сил привлечь и украинское казачество, особенно для военных действий против турок и татар в районе Молдавии и Валахии. Подвластная Османской империи Валахия поддержала антиосман-скую лигу и начала против Турции военные действия. После долгого колебания молдавских правителей к союзникам присоединилась и Молдавия. В 1595 г. в райах Пруто-Днестровского междуречья совместные с молдаванами военные действия против турецких войск вели украинские казаки под предводительством Лободы иНаливайко. Они начали осаду турецких крепостей Бендеры и Килия, овладели укреплением Смил (будущей знаменитой турецкой крепостью Измаил). Но нерешительная политика соседних трансильванских властей и явно враждебное отношение польского правительства не позволили развить военный успех. Польское правительство, не довольное успехами казаков в Молдавии, направило туда свое войско. На молдавский престол был посажен боярин Иеремия Могила, который прекратил связи Молдавии со Священной лигой.
      Османская империя, занятая войной со Священной лигой, временно вынуждена была мириться с вмешательством Польского королевства в дела подвластного ей Молдавского княжества. Это даже отчасти было выгодно Турции, поскольку Польша не поддержала Священную лигу, способствовала выходу Молдавии из ее состава. Но затем Порта стала проявлять растущее недовольство польским влиянием в Молдавии и стремилась его ограничить.
      Молдавия становится ареной соперничества между Османской империей и Польским королевством. Борьба против турецкого владычества на
      время ослабевает. В стране идет ожесточенная борьба между различными группировками бояр, поддерживающими в той или иной степени Польшу или Турцию.
     
      § 22. Международное положение и молдавско-русско-украинские связи в XVII — начале XVIII в.
      Турецко-польское соперничество и Молдавия. В первые десятилетия XVII в. продолжалось соперничество Османской империи и Польского королевства из-за господства в Молдавии. Несмотря на турецкое владычество, Польша укрепила свои позиции в княжестве. При содействии польских войск молдавский престол удерживали господари из молдавского боярского рода Могил. Наряду с огромным харачем Турции они платили дань и польскому королю. Внутри страны господари из этого рода опирались на крупное боярство.
      Но в 1611 г., чтобы ослабить польское влияние в княжестве, Османская Порта низложила очередного господаря из рода Могил — Константина и назначила на престол Стефана Томшу. Он опирался помимо ряда бояр на служилых людей и горожан, преследуя тех крупных бояр, которые поддерживали Могил. Последовавшая польско-турецкая война (1617 — 1621 гг.) привела к разорению молдавских земель воюющими сторонами
      в союзе более ста лет и связь эта нерушима. А казаки... ни у кого не спросясь, собралось их 1200 человек и пришли они к Иоанну Воеводе. Увидев которых, Иоанн Воевода одарил их...»
      и особенно турецко-татарскими армиями. В 1621 г. между Польшей и Турцией был заключен Хотинский мир. Но соперничество между ними продолжалось. В Молдавии оно сказывалось в том, что Порта все время меняла господарей, которых подозревала в связях с польским королем.
      В XVII в. такие крупные государства Центральной и Восточной Европы как: Речь Посполитая (Польша), Габсбургская империя (Австрия) и Россия, с которыми Османская империя находилась в непрерывных конфликтах, могли стать союзниками Молдавии в борьбе за свержение турецкого владычества. Причем в течение XVII— начале XVIII в. все более выявлялась возможность освобождения Молдавии от турецкого ига с помощью Российского государства. Постепенно обнаруживалась несостоятельность в этом вопросе Польши и Австрии. Порта стремилась пресечь всякого рода союзнические связи молдавских господарей с правителями государств Центральной и Восточной Европы и нередко смещала их за это. Отношение различных слоев населения Молдавии к борьбе против османского ига в XVII— начале XVIII в. Внутри страны отношение различных слоев населения (крупных светских и церковных феодалов, военно-служилых людей, крестьян и горожан) к борьбе против турецкого владычества не было одинаковым. Даже в составе одного и того же сословия наблюдались отличия.
      Крупное служилое боярство, позиции которого все время усиливались, делилось на враждебные друг другу политические группировки. Они были едины только в подавлении крестьян и в стремлении ограничить господарскую власть, не допустить ее превращения в наследственную, династическую. Каждая из этих группировок в своих политических интригах прибегала и к помощи соседних государств. Бояре поддерживали политические связи не только со своим сюзереном — Турцией, и добивались поддержки не только в Стамбуле. Устанавливали контакты и в других государствах Центральной и Восточной Европы. В этих связях и контактах непостоянство и двуличие характеризовало поведение многих бояр. Они были не прочь добиться освобождения от турецкого ига с помощью какого-либо из крупных государств. Захватив большую часть земель, населенных крестьянами, крупные бояре рассчитывали в таком случае получать все доходы от эксплуатации народных масс. Их не нужно было бы делить с Турцией, которая забирала себе большую часть. Поэтому бояре нередко устанавливали тайные политические связи с Польшей, Австрией b Российским государством. Многие бояре, особенно первое время, отдавали предпочтение Польше. Их привлекало то, что там крупные феодалы обладали неограниченной властью над крестьянами и оказывали большое влияние на короля. В случае ликвидации турецкого владычества они мечтали при помощи польских феодалов установить у себя такие же порядки. Но большинство из этих бояр открыто себя не проявляли, сохраняя свои связи и с Турцией, пока не были уверены в победе над ней. Богатое служилое боярство (кормленщики, откупщики налогов и др.) не хотело рисковать своим благополучием.
      Решительнее были настроены разоряющиеся в период турецкого ига более мелкие землевладельцы-немеши, куртяне, мазылы и некоторые церковные феодалы, на долю которых приходилась незначительная часть доходов от высоких государственных податей. Основную часть этих доходов делили между собой господари, бояре-кормленщики и Турцйя.
      Лишь народные массы сел и городов княжества, которые находились под двойным гнетом местных и иноземных феодалов, последовательно выступали против турецкого ига. При этом в XVII в. их взоры все чаще обращались к единоверной Руси.
      Турецкие позиции в княжестве отстаивали преимущественно бояре-фанариоты и другие выходцы из Османской империи, занимавшие доходные должности и службы в государственном аппарате. Особенно те из них, которые не успели стать крупными землевладельцами. Подобные же позиции занимали и некоторые господари — ставленники султанов.
      Но было немало господарей, надеявшихся с помощью извне стать самостоятельными правителями, независимыми от султана, с тем, чтобы создать в Молдавском государстве свою наследственную династию. Служилое боярство часто сеяло интриги и посылало доносы по этому поводу в Стамбул, желая расправиться с неугодными господарями. Когда Порта узнавала, она смещала, преследовала и даже казнила таких господарей. Политическое положение Молдавии в 30—40-х гг. XVII в. Во время длительного правления господаря Василе Лупу (1634—1653 гг.)в Молдавском государстве увеличилось число выходцев из Османской империи. В состав молдавского боярства проникло особенно много греков. Многие местные феодалы, потеряв боярские должности, превратились в мазылов. Сам господарь, особенно первое время, верно служил султану. Он надеялся, что за эту службу Порта поддержит его притязания на соседнее Валашское княжество, где правил Матей Бассараб. Последний заключил к этому времени союз с Трансильванией, также платившей дань Порте. Между Молдавией и Валахией развернулось несколько войн. Турция занимала выжидательные позиции в споре своих вассалов. Порта была заинтересована в их распрях, дабы они не выступили совместно против османского владычества. Не удовлетворенный позицией Порты, молдавский господарь установил связи с Москвой. Он устроил посреднические переговоры Российского государства с Османской империей по поводу захваченной донскими казаками турецкой крепости Азов. Это устраивало и Турцию. Дипломатические связи Молдавии с Российским государством усиливались. В молдавской столице долгое время тайно жил русский дипломат — в будущем крупный государственный деятель и глава Посольского приказа О рдин-Нащокин. Господарь систематически информировал русское правительство о событиях в Османской империи. Вместе с тем в 40-х гг. XVII в. происходит и новое сближение молдавского господаря с польским королем, который теперь планировал создать антиосманский союз.
      Молдавия и освободительная борьба украинского народа против польских панов. Сближение молдавского господаря и польского короля вызвало недовольство руководителей освободительной войны украинского народа против польских панов. Эта война вспыхнула в 1648 г. Василе Лупу, напуганный восстанием на Украине, относился к нему враждебно. Польские паны были ближе молдавским феодалам, чем украинские казаки, неоднократно выступавшие в союзе с молдавским крестьянством в антифеодальной борьбе.
      Иным было отношение народных масс Молдавии к восстанию их украинских братьев. Многие молдавские крестьяне перешли на Украину и приняли активное участие в освободительной войне в составе войск Богдана Хмельницкого. В осаде королевского гарнизона в городе Львове на стороне украинских казаков участвовал и молдавский полк. В украинской народной балладе не случайно говорится: пришли до нас все молдаване и побратались с нами.
      В связи с тем, что Василе Лупу поддерживал польских панов и враждебно относился к освободительной борьбе украинского народа, казацкие отряды в 1650 г. вошли в княжество. На их сторону перешли многие жители Молдавии. Господарь оказался вынужденным заключить с казаками союзный договор. Затем он был скреплен браком дочери господаря Руксанды с сыном Богдана Хмельницкого Тимофеем. Но молдавский господарь не хотел терять и расположения польского короля. Противоречивая политика господаря привела к тому; что число его противников рослч внутри страны и за ее пределами.
      Его стремление установить наследственное правление в стране вызвало недовольство многих местных бояр во главе с великим логофетом Георге Стефаном. Они организовали заговор с заклятым врагом Василе Лупу — господарем Валахии Матеем Бассарабом, а также трансильванским князем Георгием Рокоци II. В то время оба были против союза Василе Лупу с гетманом Богданом Хмельницким. С их помощью в 1653 г. Василе Лупу был свергнут с престола. Господарем стал Георге Стефан. Пришедший на помощь Василе Лупу казацкий отряд во главе с Тимофеем Хмельницким не смог изменить положения. Тимофей в этой борьбе героически погиб. От Василе Лупу отвернулся и польский король. Свергнутый с престола Василе Лупу попал в руки турок, которые заточили его в Семибашенный замок в Стамбуле.
      Переговоры о вступлении Молдавии в российское подданство. Связи Молдавского и Российского государств значительно усиливаются с середины XVII в. Они становятся не только более активными и постоянными, но и приобретают новый характер. Воссоединение Украины с Россией в 1654 г. оказывало большое влияние на Молдавию, подсказывало ей выбор пути в борьбе за освобождение от османского владычества.
      Решения Переяславской Рады в январе 1654 г. о воссоединении Украины с Россией встретили с большой радостью в Молдавии. Сообщая об этом, русский тайный посланник Суханов писал из Молдавии, что «гораздо рады все великой радостью, не только воевода и бояре его, но и поселяне». В том же году дьяк Посольского приказа Самарин доставил из Москвы господарю Георге Стефану грамоту. В ней указывалось, что русские и молдаване — единоверные народы, им необходимо быть в дружбе и союзе. Русское правительство просило молдавского господаря не оказывать помощи Речи Посполитой, с которой оно находилось в военном конфликте. В свою очередь Георге Стефан направил в Москву своего посла с просьбой принять Молдавию «под государеву высокую руку, так же как и гетмана Богдана Хмельницкого и все войско Запорожское». Русское правительство приняло благосклонно просьбу Молдавии.
      В то же время устанавливаются дружественные связи Молдавии и с украинским гетманом Богданом Хмельницким. К нему направили специального посланника. Он должен был добиться, чтобы гетман поддержал просьбу Георге Стефана о вступлении Молдавии в подданство Российского государства. Весной 1656 г. в Москву отправилось «великое посольство» Молдавии. Его возглавлял митрополит Гедеон и логофет Нянул. От имени господаря и всего народа они просили принять Молдавию в российское подданство, восстановить порядки, которые были до турецкого ига, возвратить земли, захваченные Турцией. Для освобождения Молдавии госпо-дарские отряды должны были выступить против турецко-татарских войск совместно с русской армией. Русское правительство в целом приняло эти предложения молдавского посольства, утвердив их специальной грамотой царя Алексея Михайловича, жалованной 29 июня 1656 г. на имя господаря Георге Стефана.
      Глава молдавского посольства Гедеон принял присягу за себя, за господаря и за весь народ земли Молдавской пребывать в подданстве «навеки неотступно». Пока Россия, которая вела военные действия в Прибалтике, собирала силы, договор этот держался втайне. Но Порта узнала о стремлении господаря Георге Стефана избавиться от османского ига, и он был низложен султаном в 1658 г.
      Связи Молдавии с Российским государством в 70-е гг. XVII— начале XVIII в. Падение роли Польши. Переговоры о вступлении Молдавии в подданство Российского государства были вновь возобновлены в 1674 г. В Москву выехало посольство во главе с игуменом Федором, а в 1684 г. туда же направилось посольство, возглавляемое молдавским книжником — митрополитом Досифеем. Русское правительство начало военные действия против Турции на правобережной Украине. Дружественные и дипломатические связи Молдавии и России развивались и приближали час совместного выступления против османов. А пока турецкое владычество в Молдавии продолжалось. Попытки Польши укрепиться здесь и оттеснить Турцию все время кончались неудачно.
      С начала 70-х годов XVII в. начались польско-турецкие войны.Они имели тяжелые последствия для Молдавии и привели к разорению значитель-
      ных территорий турецко-татарскими войсками. После успеха польской армии у Хотина в 1673 г. господарь Стефан Петричейку перешел на сторону поляков, но большинство бояр его не поддержали. Турция назначила нового господаря. Лишь после разгрома турок в 1683 г. у стен Вены польско-австрийским войском во главе с польским королем Яном Собеским многие бояре стали поддерживать более тесные связи с Польшей. Эту группировку бояр возглавлял молдавский государственный деятель и летописец Мирон Костин. Последовавшие затем походы Яна Собеского в Молдавию не привели однако к освобождению княжества от турецкого ига.
      В 1684 г. возникла новая антитурецкая коалиция европейских государств под названием Священная лига. Вначале в ее состав входили Польша, Австрия и Венеция. Несмотря на определенные военные успехи, лига также це смогла оттеснить турок из Молдавии. Польша и Австрия соперничали между собой, каждая из них хотела господствовать в Молдавском государстве. Польша однако теряла позиции возможного союзника, способного помочь Молдавии избавиться от тяжелого османского ига. Не дали благоприятных результатов и политические контакты молдавского правительства с Австрией в 90-х гг. XVII в. Политическая ситуация подводила государственных деятелей Молдавии к необходимости ориентироваться только на Россию, как единственную державу, чья военная и государственная мощь, а также политический авторитет, неуклонно возрастали.
      В 1698 г. в Москву прибыло еще одно молдавское посольство, на этот раз от господаря Антиоха Кантемира. Оно просило помощи Москвы для борьбы против турецкого владычества. Русский царь Петр I обещал помочь и просил в свою очередь информировать его о событиях в Османской империи. В 1702 г. в столице Молдавского княжества состоялась тайная встреча господаря со следовавшим в Стамбул русским послом Дмитрием Голицыным. На этой встрече были возобновлены переговоры о заключении русско-молдавского договора, наподобие того, что проектировался в 1656 г. Но Северная война со Швецией не давала России возможности вступить в прямой военный конфликт с Турцией. Это могло быть осуществлено спустя несколько лет, после победы 1709 г. над шведскими войсками Карла XII под Полтавой. Победа русского оружия позволила в дальнейшем открыть новую страницу в истории молдавского народа: русско-молдавского боевого содружества в борьбе против Османской империи.
     
      Глава VIII.
      МОЛДАВИЯ В ПЕРИОД УСИЛЕНИЯ ТУРЕЦКОФАНАРИОТСКОГО РЕЖИМА 11711—1768 гг.)
     
      § 23. Начало совместной вооруженной борьбы Молдавии и России против Османской империи
      Военно-политический союз Молдавии и России. В начале XVIII в. во внешнеполитической ориентации Молдавского государства происходят дальнейшие изменения. Вступившая в период упадка Речь Посполитая не могла более быть союзником Молдавии в антиосманской борьбе. Сильным противником Османской империи в то время являлась Австрия, завоевавшая у нее ряд территорий (Трансильванию и др.). Но тяжелый социальный и религиозный гнет, установленный австрийскими властями на захваченных землях, останавливал Молдавию от ориентации на Австрию как союзницу в борьбе против османского ига.
      Политические связи Молдавии с Россией, которая становилась великой державой Европы, продолжали усиливаться. Ее превращение в крупную морскую державу особенно тревожило «владычицу морей» — Англию. Она понимала, что Россию может отвлечь от Балтийского моря только военное столкновение на юге с Османской империей, и поэтому подстрекала Порту к русско-турецкой войне. Этого же добивался и Карл XII, который после поражения под Полтавой, укрылся под защитой турок около Бендерской крепости. Он надеялся, что война с Турцией ослабит Россию, и шведы смогут добиться перелома в ходе Северной войны в свою пользу. В результате этих подстрекательств Османская империя стала готовиться к войне. Турецкие феодалы мечтали расширить свои владения в Северном Причерноморье.
      До завершения Северной войны военный конфликт с Османской империей для России был нежелательным. Однако становилось ясно, что война неизбежна. В случае ее возникновения Россия рассчитывала на помощь порабощенных Османской империей народов Балканского полуострова.Борцы против османского ига из Сербии, Болгарии, Черногории, Валахии, Молдавии поддерживали тесную связь с Россией, формировали отряды добровольцев и ждали сигнала к соединению с русскими войсками и совместному выступлению.
      В конце 1710 г. султан объявил войну России. Придавая большое значение Молдавии, как возможному месту военных действий, Порта назначила здесь господарем Дмитрия Кантемира (1710—1711 гг.). Прожив долгие годы в Константинополе в качестве заложника своего отца — господаря Константина Кантемира, а потом брата — Антиоха, он сумел завоевать доверие султана и крымского хана. Между тем Дмитрий Кантемир, будучи выдающимся ученым и дальновидным политиком, понимал, что Османская империя клонится к упадку. В России, могущество которой возрастало, он видел силу, способную избавить Молдавию от турецкого ига.
      Еще в Стамбуле Кантемир поддерживал тайные связи с русским послом Петром Толстым. В первые же дни своего правления в Молдавии Кантемир установил прямые связи с Петром I. В начале 1711 г. он отправил своего представителя — боярина Стефана Луку к Петру, который находился в г. Луцке. Там располагался штаб русской армии в период Северной войны. Россия и Молдавия заключили между собой военнополитический союз. В Луцке 13 апреля 1711 г, Петр I подписал присланные Кантемиром условия русско-молдавского договора.
      Луцкий договор предусматривал освобождение Молдавии от османского господства и от уплаты какой-либо дани, возврат княжеству захваченных турками земель на юге Днестровско-Прутского междуречья, участие десятитысячного молдавского войска в войне против Османской империи в качестве союзника России. В дальнейшем Молдавия должна была находиться под покровительством Российского государства, господарский престол закреплялся за династией Кантемиров.
      Хотя договор предусматривал сохранение привилегий господаря, бояр и монастырей, их права на эксплуатацию трудящихся масс, в целом он отвечал интересам всего народа. Избавление от разорительных поборов в пользу османских захватчиков, от бесконечных опустошительных набегов татарских орд и в то же время покровительство единоверной России, которая становилась могущественной державой, открыло бы перед Молдавией более широкие возможности для развития.
      Покод русской армии в порабощенную османами Молдавию. Русские полки вступили на территорию Молдавии 30 мая 1711 г.; Основная часть русской армии в это время участвовала в Северной войне. В составе вступивших в Молдавию русских войск были четыре полка молдаван-доброволъ-цев из числа жителей княжества, которые переселились ранее в Россию из-за тяжести османского ига. Д. Кантемир открыто порвал с Портой и обратился к населению страны с манифестом, призывающим объединиться с русскими войсками в борьбе против османских поработителей. В манифесте говорилось: «Надлежит нам поспешно объединить наше оружие с его (т. е. русского царя) и всей нашей доблестью и всей нашей силой противостоять нам нашествию тиранов (т. е. турецких захватчиков)».
      С большим воодушевлением и подъемом встречали молдаване русскую армию. Летописец Ион Некулче, бывший тогда гетманом молдавской армии, писал, что после переправы через Днестр навстречу русской армии вышли жители Оргеевского, Сорокского и Лапушнянского. уездов и сопровождали ее до Прута. Молдаване выражали желание сражаться совместно с русскими войсками против османских поработителей. И. Некулче сообщает, что на призыв Кантемира вступить добровольцами в молдавское войско откликнулись «не только служилые люди, но и сапожники, порт-
      ные, кожевники, корчмари. Слуги боярские покидали своих бояр и спешили записаться в полки...» За 15 дней было собрано войско из 6—7 тысяч человек.
      Решающее сражение произошло 20—22 июля 1711 г. о оло села Ста-нилешты, у Прута. Здесь 200-тысячное турецко-татарское войско столкнулось с 40-тысячной русской и молдавской армиями. Русские полки совместно с молдавскими воинами, в неблагоприятных условиях, три дня подряд стойко отбивали атаки противника. В стане турок начался бунт янычар. Русский лагерь оказался для них неприступным. По словам Не-кулче, русские «опрокидывали турок, будто сметали их метлой». Между тем положение русских войск все более ухудшалось из-за нехватки продовольствия, боеприпасов и невозможности получения подкреплений. Создавшиеся в обоих лагерях условия заставили противников начать переговоры. Согласно заключенному Прутскому мирному договору руйская армия должна была покинуть Молдавию. Россия уступала Турции крепости Азов. Несмотря на неблагоприятные условия мирного договора, Россия добилась ликвидации военной угрозы с юга — со стороны Турции и смогла сосредоточить все свои силы для завершения Северной войны.
      Вместе с русскими войсками в Россию отправилось и несколько тысяч молдаван во главе с Д. Кантемиром. Турецкий визирь потребовал выдачи молдавского господаря. На это Петр I ответил: «Я лучше уступлю туркам всю землю, простирающуюся до Курска, нежели выдам князя, пожертвовавшего для меня всем своим достоянием. Потерянное оружием возвращается, но нарушение данного слова невозвратимо». В России Кантемир стал одним из ближайших советников Петра /1. Русско-турецкая война 1711 г. еще не принесла молдавскому народу освобождения, но ее значение велико. Она положила начало совместной вооруженной борьбе России и Молдавии против Османской империи.
     
      § 24. Усиление турецко-фанариотского гнета в Молдавии
      Турецко-фанариотский режим. После русско-турецкой войны 1711 г. Порта усилила экономический и политический гнет в Молдавии, изменив форму своего господства. Больше не доверяя местным феодалам, она перестала назначать господарей из среды молдавских бояр. Господарский престол впредь предоставлялся в основном грекам-фанариотам.
      С XVIII в. фанариоты фактически захватили управление страной, подвергая ее нещадному ограблению. Господари-фанариоты назначались султаном на трехлетний срок. Поэтому они стремились как можно быстрее с лихвой вернуть деньги, потраченные на приобретение престола. Фанариоты вступали в Молдавию, окруженные толпой своих сторонников, которые покупали должности в управлении страной и собирали с населения многочисленные налоги. Фанариоты послушно выполняли все требования Порты: денежные платежи, поставки продовольствия по цене более низкой, чем рыночная, гнали население на работы по ремонту крепостей, подвозке к ним различных грузов и т. д. Правление фанариотов в Молдавии, названное турецко-фанариотским режимом, известно как период наибольшего угнетения молдавского народа османскими поработителями.
      В период правления фанариотов Порта еще больше вмешивалась во внутренние дела Молдавии. За деятельностью господарского совета следил специально назначенный турецкий чиновник. Порта распоряжалась территорией княжества по своему усмотрению. В 1715 г. Порта отняла у Молдавского государства и передала под непосредственное управление турецкого паши Хотинскую крепость и близлежащие села, а в 1775 г. отдала Австрии северную часть княжества (Буковину).
      Народные массы Молдавии ненавидели грабительскую систему управления страной и боролись против усиливающегося турецко-фанариотского гнета.
      Против фанариотов нередко выступали местные бояре и церковь, не желавшие делиться своими доходами с иноземными угнетателями. Мно-
      гие из бояр, потеряв из-за фанариотов доходные государственные должности и кормления, открыто выступали против них. Глубокое недовольство турецко-фанариотским режимом проявляла молдавская церковь, которая получала очень мало из налогов собранных государством у местного населения. Ее влияние на экономическую и политическую жизнь страны уменьшалось. Турецко-фанариотский гнет привел к еще большему ухудшению положения военно-служилых людей. Большинство из них разорялось, становилось крестьянами. Вот почему не только широкие народные массы, но и многие бояре, церковь, военно-служилые люди поддерживали антиосманскую борьбу России, неоднократно обращаясь к ней с просьбами принять Молдавию в российское подданство, переходили на службу в русскую армию. Турецко-фанариотский режим был глубоко ненавистен всему молдавскому народу.
      Дальнейший экономический упадок. Усиление турецко-фанариотского гнета вело к дальнейшему ограблению страны, еще более жестокому угнетению народных масс. Поэтому экономический упадок, начавшийся в Молдавском княжестве в последние десятилетия XVII в., продолжался и в первой половине XVIII в. Обедневшее трудовое население страны было не в состоянии платить тяжелые государственные подати. Но власти с этим не считались. Сбор налогов сопровождался многими жестокостями. Неуплативших налоги отправляли в тюрьмы, заковывали в кандалы, морили голодом. Высокие налоги все больше разоряли княжество. По свидетельству летописцев, налог с виноградников действовал как «пожара, а налог с крупного рогатого скота («вакарит») «почти привел страну к запустению». Крестьяне вынуждены были продавать свой скот, лишаясь тягловой силы для обработки земли и средств к существованию. Они засевали земли преимущественно кукурузой, легко поддающейся обработке более простыми орудиями труда — мотыгой.
      Упадок сельского хозяйства сопровождался дальнейшим разорением городов. Местное купечество страдало от засилия иностранцев, особенно переселенцев из Османской империи, пользовавшихся в Молдавии значительными привилегиями. Они платили более низкие,, чем местные купцы, пошлины, освобождались от налогов. Вот почему иностранные купцы все больше подчиняли себе торговлю в Молдавии. Накопленные ими денежные капиталы и другие богатства продолжали вывозиться в Османскую империю. В стране начинала чувствоваться большая нехватка денег. На рынке часто происходил натуральный обмен товарами без применения денег.
      Частые вторжения турецких войск и набеги татар ухудшали и без того тяжелое положение княжества. Татары угоняли тысячи людей в неволю. Многие жители княжества переселялись в соседние страны. В результате замедлился рост численности населения. Путешественник, следовавший по Молдавии в середин XVIII в., сообщал, что на его пути «встречаемые деревушки полуразрушены, население везде ужасно бедно... оно живет в постоянном страхе—не сегодня, так завтра быть ограбленным. Его грабят при первой возможности турки, и собственные молдавские господари». В этих условиях крестьяне не были заинтересованы развивать свое хозяйство, потому что они никогда не знали останется ли им что-либо после сбора государственных податей.
      Таким образом, до середины XVIII в. экономический упадок характерен для всех отраслей хозяйства. Он продолжал задерживать переход Молдавии к более передовому для того времени капиталистическому строю. Это был прямой итог ограбления княжества османскими завоевателями и их ставленниками-фанариотами.
      Аграрное законодательство. На протяжении первой половины XVIII в. господари-фанариоты предпринимали законодательные меры, чтобы предотвратить полное разорение крестьян и горожан из-за многочисленных повинностей в пользу государства, взыскиваемых без всяких ограничений. По своей сущности эти меры носили антикрестьянский характер. Господарей, ставленников султана, волновало не тяжелое положение народных масс, а возможная потеря доходов с населения в результате его дальнейшего обеднения и массового бегства за пределы страны. Чтобы предотвратить это, господари старались упорядочить систему налогообложения. Но растущие поборы Порты сводили на нет попытки господарей установить заранее точную сумму налога, которую платила бы ежегодно каждая семья.
      Господарям удалось лишь отменить «напасту», обычай, при котором крестьяне одних сел платили налоги и за убежавших крестьян других сел. Чтобы сохранить платежеспособность по отношению к государству, господари шли даже на еще большее ограничение той части повинностей, которые крестьяне несли землевладельцам.
      Так как главной формой эксплуатации крестьян было выполнение ими государственных повинностей, сохранение личной крепостной зависимости от землевладельцев мешало им исправно платить налоги. Владельцы принуждали крепостных нести барщину и оброк — «дижму». Они мало интересовались, в состоянии ли их крепостные крестьяне платить высокие налоги государству. Землевладельцы часто продавали вечи-нов, разделяли семьи, переводили крестьян из одной вотчины в другую, привлекали к дворовым работам, низводя их до положения холопов. Все это еще больше разоряло крестьян и вызывало их бегство, поскольку они совершенно не были в состоянии нести двойное бремя — государственных и частновладельческих повинностей.
      Государственная власть добивалась, чтобы крестьяне не покидали то село, где они были записаны в перепись как налогоплательщики. Для большего приспособления системы феодальной эксплуатации крестьян к интересам феодального государства в 1749 г. в специальном уложении господарь Константин Маврокордат упразднил категорию крестьян «вечин», отменил их прикрепление к владельцу. Впредь, чтобы покинуть село, крестьяне должны были получить разрешение не владельца вотчины, а государственных властей, которые вели учет налогоплательщиков. Ослабление зависимости крестьян от владельцев вотчин заменялось дальнейшим усилением их зависимости от государства. Это было и в интересах Порты, которая получала основные доходы из Молдавии за счет государственных повинностей крестьян.
      Более четко были определены и повинности крестьян в пользу владельцев вотчины. В середине XVIII в. феодально-зависимые крестьяне выполняли в пользу землевладельцев 12-дневную барщину в году и вносили «дижму» — десятину. Это было зафиксировано в уложении 1766 г. господаря Григория Гики. Закон определял и дневную норму работ за один барщинный день («урок»). Однако для выполнения нормы иногда требовалось большее время, чем один день. Тем не менее и ко второй поло вине XVIII в. государственные повинности были во много раз выше частновладельческих. В целом аграрное законодательство фанариотов отвечало интересам всего феодального класса в целом.
      Оформление изменений в социальном составе населения. Эксплуатация трудящихся масс осуществлялась главным образом через государственные подати, поэтому по-прежнему богатели те феодалы, которые участвовали в их сборе. Если владельцы вотчин не имели доходных служб, то они продолжали постепенно разоряться и теряли свои земли. Многие такие мелкие землевладельцы становились крестьянами. Место феодала в обществе определялось в Молдавии не столько величиной владения землей, как это было во многих странах Восточной Европы, сколько должностью, занимаемой в государственном аппарате. Это положение было теперь узаконено. Бояре, в зависимости от занимаемой должности, делились на три ранга: великие, средние и малые. Каждый боярин стал получать «жалованье» из государственной казны согласно рангу. Жалование представляло собой определенное отчисление в пользу боярина из суммы государственных налогов.
      Крестьяне подразделялись на категории не по степени зависимости от землевладельцев, как это было раньше (вечины, послушники, латураши), а по их зависимости от государства. Рядовых налогоплательщиков называли «вирниками», платящих стабильный налог — «руфеты». Отдельную категорию крестьян составляли «скутельники». Их освобождали от несения государственных податей, взамен они выполняли эти повинности в пользу различных лиц из государственного аппарата, а также церкви.
      Таким образом реформы господарей-фанариотов законодательно оформили изменения в социальном составе населения, которые сложились в Молдавии в условиях турецкого ига. Они срответствовали системе эксплуатации народных масс главным образом через посредство феодального государства и в гораздо меньшей степени через эксплуатацию кресть-
      ян в феодальных вотчинах. За счет государственных поборов обогащались не только турецкие поработители, но и господарь, и служилое боярство. Борьба трудящихся против феодального гнета. Рост государственных податей, разорявших крестьян и городских ремесленников, вызывал упорное сопротивление народных масс. Трудящиеся направляли жалобы господарю на неправильное распределение налогов по хозяйствам, на бесчинства сборщиков, отказывались платить налоги, убегали и прятались во время их сбора. Последнее наблюдалось чаще всего. Взимание каждой новой подати приводило к новым побегам крестьян и горожан. Господари добивались возврата беглого населения, заключали с соседними странами договоры о выдаче жителей, которые «бежали или убегут впредь от тяжести поборов». Но побеги нельзя было остановить, пока существовала их главная причина — растущий податной гнет.
      Бегство крестьян вызывалось и гнетом владельцев вотчин, которые не считаясь с тем, что крестьяне выполняли непомерные государственные налоги, стремились увеличить объем их частновладельческих повинностей. Много молдавских переселенцев осело тогда на Украине и Левобережье Днестра, где возникали молдавские села.
      Турецко-фанариотский гнет привел к усилению борьбы вооруженных отрядов крестьян — уже известных вам гайдуков. Они сочетали выступления против местных угнетателей с освободительной борьбой против иноземных поработителей — турецких и фанариотских феодалов. Отобранные у угнетателей богатства гайдуки раздавали беднякам. Это отражено в молдавском устном народном творчестве. Известны имена предводителей гайдуцких отрядов: Орхеяну, Кодряну, Бодян и др.
      В борьбе с угнетателями крепло содружество трудящихся масс Молдавии и соседних стран. Молдавские гайдуки участвовали и в движении украинских народных мстителей из Прикарпатья, названных «опришка-ми». Отряд украинского опришка Олексы Довбуша, действовавший в 30-х— начале 40-х гг. XVIII в., несколько раз объединялся с молдавскими гайдуками, скрывался на территории Молдавии от преследования польских карателей.
      Нередко трудящиеся массы восставали против феодального гнета. Во время похода русской армии в Молдавию в 1739 г., по мере приближения русских войск, во многих городах вспыхнули восстания горожан, которые нападали не только на турок и фанариотов, но и на местных богатых купцов и ростовщиков.
      В середине XVIII в. наиболее значительным было восстание в столице княжества. В 1759 г. городская беднота и многочисленные толпы крестьян соседних сел заполнили улицы города и стали громить господарский дворец, нападать как на фанариотов, так и на местных бояр. Господарю с трудом удалось подавить это восстание. Хотя борьба трудящихся масс против феодального гнета принимала все более угрожающие размеры, феодальное государство сумело подавить ее.
     
      § 25. Дальнейшее развитие русско-молдавского боевого содружества. Кючук-Кайнарджийский мир 1774 г.
      Значение для Молдавии войн России с Османской империей. Освободительная борьба молдавского народа против турецких угнетателей протекала в XVIII— начале XIX в. в условиях растущего влияния России среди народов Юго-Восточной Европы, захваченной Османской империей.
      Получив выход к Балтийскому морю, Российское государство стало бороться за выход к Черному морю. Но здесь интересы России и Османской империи столкнулись. Мощь русского оружия укрепляла веру порабощенных народов Юго-Восточной Европы в освобождение с помощью России. В ней они видели «гсвою единственную опору, свою освободительницу
      Царизм стремился укрепить свои позиции в Юго-Восточной Европе, приобрести новые сферы влияния, территории. Но независимо от целей царизма, войны России с Турцией играли положительную роль в деле освобождения народов Юго-Восточной Европы, в том числе и молдавского народа от османского ига.
      Войны России с Османской империей способствовали усилению национально-освободительной борьбы молдавского народа. Наиболее дальновидные представители различных слоев молдавского общества вступали в тайные политические связи с Россией, принимали активное участие в ее войнах с Османской империей.
      Совместная борьба России и Молдавии против общего врага привела к укреплению русско-молдавского боевого содружества, освобождению молдавского народа от османского ига.
      Русско-турецкая война 1735—1739 гг. Ориентация Молдавии на помощь России в борьбе прогив турецкого ига получила свое дальнейшее развитие после похода русской армии в Молдавию в 1711 г. Во время австро-турецкой войны 1716—1718 гг. представители молдавского духовенства и бояр через посредничество проживающего в России Дмитрия Кантемира обратились к Петру I. Они просили о том, чтобы русская армия вступила в Молдавию, так как в это время Турция была занята войной с Австрией.
      Но тогда Россия вела военные действия против Швеции на Балтике. Большое значение для дальнейшего развития русско-молдавского боевого содружества имела русско-турецкая война 1735—1739 гг.
      Сначала военные действия велись в районе Азовского моря и в Крыму. В 1737 г. в войну на стороне России вступила Австрия. Она стремилась захватить Молдавию и Валахию. Россия же выступала за предоставление им независимости.
      В июле 1739 г. русские войска вошли в Молдавию, а в августе у села Ставучаны, вблизи крепости Хотин, они одержали крупную победу. Турецкий гарнизон Хотинской крепости сдался без боя. В начале сентября 1739 г. русская армия вступила в столицу княжества. Население встретило ее торжественно. В рядах русской армии находились отряды молдаван-добровольцев. Отдельным молдавским корпусом командовал генерал-бригадир Константин Кантемир, сын молдавского господаря Антиоха Кантемира. Брат Константина — Дмитрий был в чине майора русской армии. К русским полкам присоединялись целые группы молдавских воинов из господарского войска. Но господарь Григорий Гика остался верным Порте.
      Сторонники России из числа бояр и духовенства, во главе с митрополитом, начали переговоры с главнокомандующим русской армии Минихом о принятии Молдавии в российское подданство. Однако эти переговоры не были завершены. В сентябре 1739 г. в Белграде воюющие стороны подписали мирный договор. К России переходили некоторые земли вдоль Днепра, ей возвращался Азов. Но Молдавия должна была оставаться в составе Османской империи.
      Чтобы избежать мести турецких поработителей, много молдаван ушло вместе с русской армией. Вступившие в Молдавию турецкие и татарские войска подвергли население жестокому грабежу.
      Война 1735—1739 гг., в которой русская армия одержала первые победы на молдавской земле против турецких войск, укрепила надежды молдаван на избавление от османского ига с помощью России.
      Участие молдавского народа в русско-турецкой войне 1768—1774 гг. После победы России в Семилетней войне (1756—1762 гг.) значительно вырос ее международный авторитет. Усиление могущества России вызывало у султана большие опасения за свои владения в Северном Причерноморье. Чтобы воспрепятствовать выходу России к Черному морю, Франция и Англия подталкивали Османскую империю к новой русско-турецкой войне. Осенью 1768 г. Порта объявила войну России.
      Начались военные действия. В сентябре 1769 г. была занята мощная крепость Хотин, в начале ноября русские войска освободили столицу Молдавии. Население Молдавии оказывало помощь русским воинам, встречало их как своих освободителей. Еще до начала военных действий, в ожидании русской армии из состава местного населения и служилых людей, покинувших господарскую стражу (арнаутов), начали формироваться вооруженные отряды. Их называли волонтерскими (или арнаутскими). Они нападали на турецкие войска, уничтожали их продовольственные склады. Известны имена руководителей таких отрядов. Ан-дронаки Рудъ действовал со своим отрядом в районе Бричаны, Александр Чекой — у села Атаки, капитан Нестор — в районе города Кишинева, Стефан Борш — у села Лапушна и др.
      Численность волонтеров значительно возросла к началу военных действий русской армии против турецких войск. К 1770 г. волонтерские части насчитывали более 6 тысяч человек, а к 1774 г. их численность достигла 12 тысяч. Они активно участвовали в боевых действиях русской армии, а их храбрость и отвагу неоднократно отмечали в своих приказах главнокомандующий русской армии П. А. Румянцев.
      Хотя основная продовольственная база армии находилась на Украине, для успешных действий русских войск большое значение имела и помощь, оказанная ей населением Молдавии. Жители княжества поставляли транспорт для перевозки продовольствия и боеприпасов, строили и ремонтировали мосты, дороги и др.
      В 1770 г. русское командование создало в княжестве гражданское управление во главе с боярским советом — Диваном. Русская администрация старалась ограничить злоупотребления бояр при сборе налогов, улучшить местное управление, поддержать развитие ремесел и торговли, помогала крестьянам семенами и др. Все это имело положительное значение для внутреннего развития страны.
      С самого начала войны перед населением Молдавии встал вопрос о будущем своей Родины. В 1769 г. в Петербург отправилась делегация духовенства и бояр княжества. Они обратились к Екатерине II с просьбой принять Молдавию в российское подданство. Опасаясь сильного противодействия европейских держав, что могло помешать дальнейшему решению черноморской проблемы, русское правительство не дало делегации определенного ответа, но обещало свое покровительство. Это обещание оно сдержало при заключении мира с Османской империей.
      Победы русской армии на территории Молдавии в 1770 году. Главные сражения русской армии с турками произошли в 1770 г. Весной 1770 г. турецкие и татарские войска вели активные военные действия против русской армии и молдавских волонтерских отрядов. Турки хорошо укрепили лагерь на левом берегу Прута у реки Ларга. К ним двигались свежие силы. Чтобы не допустить их соединения, 7 июля 1770 г. русские войска и молдавские волонтеры атаковали неприятельский лагерь и после 8-ча-сового боя разгромили его.
      Турецкий визирь Халил-паша, узнав о поражении своих войск у Ларги, двинул всю свою армию, состоявшую из 150 тысяч человек при 140 орудиях, навстречу русской щэмии, насчитывавшей 25 тысяч человек при 118 орудиях. Турки расположились у устья реки Кагул около села Вулканешты. Решающее сражение произошло 21 июля 1770 г. Внезапно атаковав турецкий лагерь с фронта и тыла, русские войска привели неприятеля в замешательство. Под прикрытием метких ударов своей артиллерии русские солдаты ворвались в турецкий лагерь. Турки, охваченные паникой, стали отступать, потеряв на поле боя 20 тысяч солдат, все орудия и огромный обоз.
      Мужественно сражались у Кагула и молдавские волонтеры, которые успешно отбивали попытки татар атаковать русские войска с тыла. Они участвовали также в преследовании неприятеля до самого Дуная.
      В сентябре того же года русские войска штурмом овладели крепостью Бендеры. При осаде Бендер отличился отряд молдавских волонтеров из нескольких сот человек под командованием майора Тырку. Они отбили атаку большого отряда татар, пытавшихся прийти на помощь Бендерскому гарнизону, отразили и вылазку двухтысячного отряда турок из крепости.
      Блестящие победы русских войск в 1770 г. нанесли большой удар по позициям Османской империи к северу от Дуная, в том числе и в Молдавии, показали полное превосходство русской армии над турецкой. Кючук-Кайнарджийский мир и его значение для Молдавии. В 1772— 1773 гг., во время начавшихся переговоров о мире с Турцией, Россия выступила с предложением освободить Дунайские княжества1 от османского ига. Однако этому противилась не только Османская империя, но и другие державы, особенно Австрия и Франция, не желавшие усиления России. Поскольку Порта отказывалась удовлетворить требования России о свободном прохождении русских судов через проливы Босфор и Дарданеллы, военные действия продолжились. Русские войска под командованием А. В. Суворова форсировали Дунай и в битвах при Туртукае, Гирсове и Козлудже разбили турецкую армию. Порта запросила мира.
      1 Так называли в источниках Молдавское и Валашское княжества. Это название использовали также К. Маркс и Ф. Энгельс.
      Согласно мирному договору, подписанному в 1774 г. в деревне Кючук-Кайнарджи, на правом берегу Дуная, Россия приобрела новые территории в Северном Причерноморье и на Кавказе, а также получила право покровительства над Молдавией.
      Шестнадцатая статья мирного договора специально оговаривала ряд льгот для Молдавии: ограничение размера дани в пользу Порты, амнистию жителям, участвовавшим в войне на стороне России. Турция обязывалась возвратить Молдавскому государству отнятые у него земли, освободить население страны от налогов на два года. Разрешалось всем желающим в течение года выехать в Россию, а русские послы в Стамбуле получили право выступать перед Портой в защиту жителей Молдавии. Все это ослабило османское господство в Молдавии, улучшило ее положение в составе Османской империи. Россия брала княжество под свое покровительство. Хотя Порта нарушала принятые на себя обязательства и не выполняла их полностью Кючук-Кайнарджийский мир имел большое значение в истории Молдавии. Ослабление турецкого ига создало условия для преодоления экономического упадка, разложения феодальных и зарождения капиталистических отношений.
     
      Глава IX.
      КУЛЬТУРА ФЕОДАЛЬНОЙ МОЛДАВИИ (XIV — середина XVIII вв.)
     
      Богатая самобытная культура молдавского народа уходит корнями в древность. В своем историческом развитии молдаване в то же время воспринимали многие черты культуры соседних народов, особенно славянских. Культурная общность этих народов находит свое отражение в предметах быта и орудиях производства, характере .и формах жилищ, одежде, обычаях, устном народном творчестве и многих произведениях литературы и искусства. Как и в любом классовом обществе, в Молдавии эпохи феодализма различается культура господствующего класса и культура народных масс.
     
      § 26. Быт народа
      Быт сельских жителей. Жизнь народных масс Молдавии в период феодализма была чрезвычайно тяжелой. Основная масса населения щилв. в селах. В XIV—XV вв. в одном селе насчитывалось от 10 до 20 крестьянских жилищ. Затем их стало больше: от 20 до 40. В XIV—XVI вв. крестьянское жилище представляло собой землянку или полуземлянку. Реже встречались наземные жилища — «курные» избы. В XVII—XVIII вв. избы встречаются гораздо чаще. На таких избах крыши делали из соломы или камыша. Окна стекол не имели. Их заменяла тонко выделанная кожа или бычий пузырь. Избы были, как правило, однокомнатные, с внешней печью или очагом. Здесь жила вся крестьянская семья. Ямы для хранения зерна находились в самом жилище или рядом. Подсобные помещения для зимнего содержания скота делались чаще всего из плетня.
      От крестьянского жилища резко отличалась усадьба молдавского феодала. Она состояла из дома, обычно многокомнатного, хозяйственных построек, винного подвала — крамы, скотного двора и т. д. Каменных замков, как в соседнем Польском королевстве, даже у богатых бояр обычно не было. Лишь некоторые монастыри возводили строения из камня, окруженные высокими каменными стенами.
      Одежда крестьян была из грубого домотканого материала или овчины. Состояла из рубахи, которую крестьянки сами шили из льняной или конопляной ткани, портков и широкого пояса из домотканого полотна (брыу). Зимой одевали сардак — длиннополую куртку, суман — подобие пальто из домотканой грубошерстяной ткани и кушму — остроконечную баранью шапку. Летом ходили босиком, а зимой обували лапти — опинчь, из шкуры животных или лыка. Лишь богатые люди в селе носили чюботе - сапоги и кожок — короткий тулуп.
      У феодалов были дорогие одежды, часто из иноземных тканей. В XVI— середине XVII вв. многие молдавские бояре охотно подражали в одежде соседним феодалам из Польского королевства. В конце XVII — середине XVIII вв. в одежде боярства начинают проявляться ближневосточные черты под влиянием греков-фанариотов и турок.
      Городской быт. Быт горожан во многом отличался от сельского. Богатые горожане, как и бояре, носили обычно длинные, стеснявшие движение, одежды, часто из шелка и парчи, на голове бархатный тюрбан, на ногах мягкие кожаные туфли.
      В городах Молдавии XV—XVIII вв. было немало людей, занимавшихся не только ремеслом и торговлей, но и сельским хозяйством. Это накладывало отпечаток и на их быт. Путешественники, посетившие Молдавию в XV—XVIII вв., отмечают, что многие дома в городах были из дерева. Покрывались они, как и в селе, соломой или болотным камышом. Лишь на домах богатых горожан были крыши из деревянной дранки или теса. Встречалось и немало домов просто из прутьев, обмазанных глиной. Как правило, дома состояли из одной комнаты, иногда и передней. В жилищах бедных горожан кроме лавки, скамьи и, реже, стола, другой мебели обычно не было. Городская беднота нередко жила в землянках и полуземлянках, как и в селе. Из камня в столице государства были только господарский дворец, некоторые церкви, монастыри и, гораздо реже, дома бояр. Даже в конце XVIII в. в столице насчитывалось 2325 деревянных домов и только 48 каменных. Средний боярский дом в городе состоял из четырех комнат, расположенных по углам, а в середине находилась большая гостиная. Поскольку почти все дома в городе были деревянными, часто возникали пожары. Иногда сгорал почти весь город.
      Скученности двух или трехэтажных домов, окруженных городской каменной стеной, как вы себе представляете обычно средневековый город, здесь не было. Многие города в Молдавии напоминали сильно разросшиеся села. Возле дома нередко располагались большие хозяйственные дворы, окруженные плетневыми или камышовыми заборами, огороды, хлев для скота и др. Поэтому черта домостроений в молдавских городах занимала большие пространства. Вокруг этой черты располагались поля горожан, виноградники, сенокосы, пастбища. В городах насчитывалось несколько сотен домов, в наиболее крупных — две — три тысячи. Ремесленники и многие торговцы вначале селились по профессиональному признаку, были улицы портных/ башмачников, мясников, подковщиков и т. д. Жилище ремесленника обычно служило ему одновременно мастерской и лавкой. В столичном городе в XVII в. многие лавки купцов, бояр и монастырей располагались уже на специализированных рынках или рядах: сенном, скотопригонном, мучном, конном, рыбном, булочном, мясном, пивном и т.д.
      Города не были благоустроенными. Свиней, например, выпускали находить себе корм прямо на улицу, куда нередко выбрасывали остатки пищи и нечистоты. До середины XVII в. мощеных улиц не было. Первые бревенчатые или дощатые мостовые появились в столичном городе только в середине XVII в. После дождя или ткяния снегов на улицах лужи долго не высыхали и была грязь до колен. Освещения на улицах не имелось. Воду, даже в столице, там, где не было колодцев, доставляли повозками в бочках. Первый небольшой водопровод появился здесь лишь в XVIII в. Поэтому смертность от частых эпидемий, особенно от чумы, была очень высока. Городские низы 5 как и в селе крестьяне, жили бедно, нередко страдали от недоедания и голода.
      В период турецко-фанариотского гнета первой половины XVIII в. и так малоустроенный быт городского населения приходит в упадок. Посетивший столицу Молдавского княжества в начале XVIII в., русский путешественник сообщает, что, если раньше здесь было много красивых зданий, то теперь появилось много пустующих дворцов и домов, мостовые пришли в негодность, многие дворы не огорожены заборами. В других городах положение еще хуже. Все это было результатом общего экономического упадка, обусловленного тяжелым турецким владычеством и нашествием турецко-татарских войск.
     
      § 27. Молдавский фольклор
      Общая характеристика. Молдавское устное народное творчество — фольклор, складывалось и развивалось на протяжении многих столетий. Оно уходит своими корнями в глубь веков, в период формирования волохов, развития славяно-волошских связей и складывания молдавской народности. Устное творчество тесно связано с историческим развитием молдавской народности в эпоху феодализма. В то же время молдавский фольклор испытал на себе и воздействие культур соседних народов, в первую очередь, славянских: во время раннего феодализма — древнерусского населения и южных славян, а позже и украинской культуры.
      В произведениях устного народного творчества отражены чаяния и думы народа. Баллады, дойны, легенды, сказки, пословицы и т. д. передавались из уст в уста, от одного поколения к другому. В них отражался быт и основные занятия молдаван и их предков. Вначале это были преимущественно пастушеские занятия, а затем и земледельческие. Большую роль в произведениях молдавского фольклора играют описания молдавской природы: гор и полей,, холмов и долин, зеленой листвы и кодр. Многие произведения фольклора отражали или сопровождали различные обряды (свадьбы, похороны и т. д.).
      В период феодализма произведения молдавского фольклора в основном отражают тяжелую, подневольную жизнь трудового народа, его борьбу против местных и иноземных угнетателей, геройские подвиги народных мстителей — гайдуков и других борцов против феодального гнета. Народ бичует бояр и особо ненавистных господарей-фанариотов, высмеивает жадность попов и монахов. Описываются героические подвиги в борьбе против иноземных захватчиков. Одной из любимых народом тем является мужественное сопротивление нашествию турецких и татарских полчищ, особенно победы молдавского войска, состоящего бблыпей частью из крестьян, над войском султана во время правления Стефана III. Поэзия календарных и семейных обычаев. В каждый период истории Молдавии появлялись произведения, в которых слышался отзвук эпохи. Наиболее древняя в молдавском фольклоре поэзия календарных и семейных обычаев. Она отражает пережитки времен разложения общиннородового строя и формирования классового общества. Но затем в XV— XVIII вв. дополняется и новым содержанием. Главное место в этой народной поэзии занимают новогодние коляды (колинде) и пожелания — ора-ции (урэтуръ). Они были широко распространены, так как люди в то время верили в силу слова, заклятия, обряды. Они могли, по их представлению, приносить удачу, предохранять от злых сил. Существовали коляды для девушек и парней, молодых супругов, воинов, пастухов, земледельцев и т. д. Д. Кантемир приводит в начале XVIII в. слова древней обрядовой летней песни вызывания дождя. Интересна новогодняя орация — плугушор: история хлеба от посева до выпечки. Некоторые из коляд и ораций сложились в результате славяно-волошских, а позже молдавско-украинских культурных связей. Например, «Малакка» — народный перевод одноименной украинской колядки.
      Поговорки, пословицы, загадки. Богат фольклор того времени и загадками, пословицами и поговорками. В них отражалась своя эпоха и неиссякаемая народная мудрость. Пословица: «Стой, ведь не идут же турки» (или татары в других вариантах) возникла в период татаро-турецких нашествий на Молдавию. Когда установилось тяжелое турецкое иго, молдавский народ говорил о захватчиках: «Турок тебя избивает и он же тебя судит». Наблюдая затем растущие аппетиты османских поработителей, без конца увеличивающих поборы с Молдавии, народ метко заметил в
      XVII—XVIII вв.: «В бездонную бочку сколько воды не лей, все равно ее не наполнишь». В этот период двойного гнета, когда угнетали не только местные, но и иноземные феодалы, народ бичует лень и жадность бояр-фанариотов и духовенства: «В монастыре богатства много, а сострадания ни капли», «Бедный пашет и трудится, боярин пьет и веселится». Каждый из классов молдавского феодального общества вкладывал в поговорки свой смысл. Если молдавский крестьянин говорил: «Как ива не плодовое дерево, так п боярин не человек», то боярин утверждал противоположное: «Как лва не плодовое дерево, так и крестьянин не человек». Мотивы народной жизни времен турецкого ига звучат и в загадках. Например, в загадке о еже: «Идет паша по улице с тремя тысячами пик».
      Народные баллады и героические поэмы. Прекрасны молдавские народные баллады. Одна из наиболее древних, знаменитая пастушеская баллада «Миорица», рассказывает о самом раннем периоде расселения во-лохов в Восточном Прикарпатье, о племенных распрях накануне и в период образования Молдавского государства. Она воспевает любовь к жизни и родному краю. В более позднее время создаются исторические баллады, повествующие о бедах народа, страдающего от нашествия иноземных поработителей, и борьбу против них. В балладе «Илинкуца» нарисовай прекрасный образ молдавской девушки, которая предпочла смерть в морской пучине турецкой неволе. В балладе «У колодца Мороза» описан разгром молдавским войском турецких захватчиков в конце XV в. Позднее в произведениях XVII в. звучит стон народа против огромного роста податей в период османского владычества.
      Широко были распространены произведения на героические мотивы, богатырские и гайдуцкие поэмы-песни, наподобие русских былин и украинских дум (Тома Алимоги, Новак и Груя, Дончилэ, Кодряну). В одном из более ранних вариантов поэмы о Томе Алимоше звучит тема борьбы свободных крестьян и мелких землевладельцев против захвата их земель боярством. Вероломно раненный боярином Маней за неуплату дижмы — оброка с лесов, полей и вод, богатырь Тома, истекая кровью, догоняет и карает врага. В более поздних вариантах Тома Алимош выглядит уже как народный мститель-гайдук. В балладах XVII в.: Груя, Грозовая, Бадиул, Дончилэ и других,— воспроизведены героические подвиги гайдуков, их борьба против турецких и татарских захватчиков, местных эксплуататоров, греков-фанариотов, В них показана дружба народов и их совместные выступления против поработителей.
      Молдавские дойны. Особым видом поэтического творчества народа являются и знаменитые молдавские дойны. Это мелодические, высоколирические произведения о жизни и борьбе народа, его готовности к сопротивлению местным и иноземным угнетателям. В них—часто используется припев «лист зеленый» (фрунзэ верде). Наиболее древние дойны, так же как и баллада «Миорица», относятся к периоду, когда главным занятием волохов было пастушество. В XVII—XVIII вв. создается много гайдуцких дойн о героических мстителях народа, борющихся против местных и турецких поработителей. Д. Кантемир называл дойны «песнями, воспевающими храбрость». Но часто встречаются в это время дойны грусти и печали. В них передано чувство тоски, тревоги о родине, боль одиночества и т. д.
      Народные сказки. Интересны молдавские народные сказки. В них показаны мужество и трудолюбие народа, вера в победу добра над злом, сочувствие угнетенным. Любимые персонажи сказок — Фэт-Фрумос (прекрасный юноша) и добрая красавица Иляна Косынзяна. Фэт-Фрумос, например, освобождает из темницы солнце, похищенное драконом, и совершает много других подвигов. Героями народных сатирических повествований и анекдотов выступают Пэкалэ — находчивый шутник и Тындалэ — добродушный весельчак. Они воплощают в себе остроумие никогда не унывающего бедняка-труженика. Им удается перехитрить боярина, господаря, купца, турок-угнетателей. Высмеиваются богатеи, бояре, духовенство. Имя Пэкалэ происходит от глагола «а пэкэли»— обхитрить, подшутить. Ему очень нравится подшутить и поиздеваться над глупым боярином, например, заставить его всю ночь простоять в лесу в ожидании чуда.
      Фольклор XIV—XVIII вв.— богатейшая сокровищница культурного наследия молдавского народа. Он послужил в дальнейшем развитию молдавской литературы и дошел до наших дней.
     
      § 28. Письменность и литература
      Славяно-молдавская письменность в XIV—XVI вв. На раннем этапе истории молдавского народа письменность была на славянском языке. Здесь писали буквами алфавита кириллицы, созданной славянскими просветителями Кириллом и Мефодием. Распространению этой письменности способствовало тесное общение молдаван с соседними славянскими народами. Ранее всего в Молдавию проникли славянские церковные рукописи, завезенные из Болгарии и Сербии, а также Киева, а позже — из Москвы и др. После образования Молдавского феодального государства славянский язык становится официальным языком государственной канцелярии. На нем писались все документы в Молдавии. Правда, язык, на котором велось делопроизводство отличался от церковно-славянского. Испытав на себе влияние живых говоров Юго-Западной Руси, он был более доступен для понимания.
      На славянском языке были написаны и первые произведения молдавской литературы не только церковной, но и светской. Основными произведениями светской литературы были молдавско-славянские летописи. О них будет сказано дальше. Среди произведений церковной литературы выделяются своей художественностью писания видного книжника и иерарха болгарской, молдавской, а затем и украинской церкви, Григория Цамблака. Написанное им в начале XV в. »Житие святого Иоанна Нового» содержит исторические сведения о Молдавии. Получили распространение и антифеодальные еретические рукописи, направленные против боярства и церковной иерархии. Например, »Слово об Адаме и Еве», проникшее от южных славян.
      Однако грамотных людей было очень мало. Не только- крестьяне, но даже многие господари, бояре и купцы не умели читать и писать. Грамотой владели специальные дьяки, некоторые монахи и очень редко другие жители. Конечно, народные массы разговаривали на молдавском языке. На этом же языке создавались произведения устного молдавского народного творчества. Они передавались из уст в уста, а затем из поколения в поколение.
      XV в. зарождается молдавско-славянское летописание, т. е. молдавские летописи (погодовая запись событий) на славянском языке. Первая такая летопись велась при дворе Стефана III. Ее автор, очевидно, кто-либо из его придворных, остался неизвестным. Летопись затем переписывали и дополняли в монастырях. До нас дошли «Анонимный» и «Путнянский» списки. Они описывали период от образования Молдавского самостоятельного государства в 1359 г. до начала XVI в. Основная часть текста касается правления Стефана III. Отдельные тексты попадали и в зарубежные летописи того времени, например, в русскую «Воскресенскую» летопись. Все эти летописи, написанные по заказу господарей, прославляли их деяния и отражали идею укрепления господарской власти, описывали ратные подвиги молдавских воинов.
      Молдавско-славянское летописание продолжало развиваться и в XVI в. До нас дошли три летописи этого времени, принадлежащие перу духовных лиц. Летопись Макария, описывающая период 1504—1551 гг., летопись Евфимия — период 1541—1554 гг., и в продолжение летопись Азария, с погодовой записью от 1551 до 1574 гг. Как и предыдущие летописи XV в., они были составлены по поручению господарей, отстаивали феодальные порядки, прославляли тех господарей, которым служили летописцы, и поносили ихпротивников. Например, несмотря на героическую борьбу против турецких захватчиков, чернили Иоанна-Воеводу за ограничение привилегий бояр и за попытки конфискации церковных земель. Все эти летописцы исходили из позиций божественного предопределения описываемых событий молдавской истории, т. е. считали, что вся история протекала по воле божьей.
      Молдавско-славянские летописи XV—XVI вв. — первые исторические труды и ценные памятники для изучения истории Молдавии этого периода. Они содержат многочисленные сведения о различных событиях той отдаленной эпохи, от которой осталось мало документов и других свидетельств. Эти летописи одновременно являются и оригинальными произведениями средневековой молдавской’ литературы.
      «I Появление и распространение письменности на молдавском языке. Зарождение письменности на молдавском языке относится к первой половине
      XVI в. По-молдавски стали писать на том же алфавите — кириллице, на котором раньше писали по-славянски. Первые рукописи на молдавском языке — это церковные книги (псалтыри), переведенные со славянского языка. Они были обнаружены в библиотеке Воронецкого монастыря. Распространению письменности на разговорном языке, который знало все молдавское население, способствовало экономическое развитие страны. Рост товарно-денежных
      отношений вызывал необходимость оформлять хозяйственную и государственную документацию на родном языке. Богослужение также надо было перевести на язык» который знал весь молдавский народ. А для этого необходим был перевод на молдавский язык и всех богослужебных книг. Наконец, потребности письменного общения между людьми и развитие всех других форм письменной связи в государстве также обусловили необходимость перехода письменности на молдавский язык.
      Если в первой половине XVI в. на молдавский язык начали переводить церковные рукописи, то во второй половине века появляются уже и первые документы, а также частные письма на молдавском языке. Некоторое время в конце XVI — начале XVII в. многие документы государственной канцелярии были двуязычными: то есть писались частично на славянском, частично на молдавском языках. В течение XVII в. молдавский язык постепенно стал официальным языком во всех канцеляриях государства, при богослужении, при написании частных писем и книг.
      /Молдавское летописание XVII — середины XVIII в. С XVII в. летописание ведется уже на молдавском языке. Летописи — это самые ранние памятники оригинальной светской литературы на молдавском языке. Из них три летописных памятника XVII — середины XVIII в., принадлежащих перу Григория У реке, Мирона Костина, Иоанна Некулче, следуют в погодовой последовательности один за другим. Каждый из них продолжает повествование своего предшественника. Григоре У реке описывает события молдавской истории с 1359 г. по 1595 г., Мирон Костин с 1595 по 1661 гг. и Иоанн Некулче с 1661 г. по 1743 г. Эти летописи, написанные на молдавском языке, являются выдающимися памятниками средневековой молдавской литературы. Они насыщены пословицами и поговорками, древнемолдавскими легендами и балладами. По своим художест-
      венным достоинствам выделяется творчество М. Костина и И. Некулче. Богатый язык их произведений оказал большое влияние на последующую молдавскую классическую литературу. Особняком стоит летопись Николая Костина — сына Мирона Костина, написавшего сводную компилятивную летопись от «сотворения мира» до 1601 г. и оригинальную летопись событий в Молдавии периода Полтавской битвы и Прутского похода Петра I.
      Все эти молдавские летописи были написаны крупными служилыми боярами. Они выступали за ограничение господарской власти волею крупного боярства. О жестокой эксплуатации крестьян местными феодалами-землевладельцами, особенно Г. Уреке и М. Костин, умалчивали. Только иноземное иго и тиранию господарей они считали бедами страны и ее народа. Летописцы-бояре призывали к борьбе с этим злом и всячески пре- , возносили роль в государстве крупных бояр и послушных их воле господарей. Ограничивших права боярства господарей объявляли тиранами, с которыми необходимо вести борьбу. Боярские летописцы выступали за смещение таких господарей и даже оправдывали их казнь поднявшимися против них феодалами. В то же время боярские летописцы описывали в своих произведениях героическую борьбу молдавского народа против иноземных захватчиков, горячо выступали за освобождение своей Родины от тяжелого и ненавистного османского ига.
      Помимо крупного ббярства, создавали свои летописные произведения и служилые люди, куртяне, немеши, мазыль т. е. сословия, разоряющиеся в массовом масштабе в период турецкого ига. Однако они носят анонимный характер. Их авторы остались неизвестными. Эти анонимные летописи описывают события молдавской истории второй половины XVII — начала XVIII вв. В художественном отношении они уступают боярским летописям, но зато выгодно от них отличаются критикой всесильного крупного боярства, особенно фанариотского происхождения, выступают против феодальных междоусобиц и частой смены господарей из-за интриг боярства. Лишь у анонимных летописцев и в летописи Иоанна Некулче впервые в молдавском летописании встречаем определенное внимание к положению народных масс, описание тяжести чудовищной налоговой системы в период турецкого ига и ее разорительных последствий. Однако слабость этих разоряющихся сословий привела к тому, что авторы анонимных летописей не высказывались решительно против крупных бояр, считали, что с ними можно идти на соглашение при условии взаимных уступок.
      Отличительной чертой всего молдавского летописания XVII — середины XVIII в., по сравнению с летописанием предыдущего периода, был постепенный отход от объяснения всех событий молдавской истории исключительно божественным предопределением. У летописцев XVII в. божественный промысел участвует в событцях намного реже, чем в молдавско-славянском летописании XV—XVI вв. Причем у Мирона Костина, Иоана Некулче и анонимных летописцев намного реже, чем у Григория Уреке.
      В целом молдавское летописание — не только выдающийся памятник средневековой литературы, но и ценный источник для изучения истории Молдавии эпохи феодализма. Однако все эти летописи написаны с позиций феодальной идеологии — классовых интересов господствовавшего класса феодалов.
      Деятели и памятники молдавской литературы XVII — середины XVIII в. Молдавская литература XVII — середины XVIII в. была представлена, помимо летописей, и другими выдающимися произведениями Мирон Костин, помимо летописей, написал еще ряд произведений по истории Молдавии. Среди них Ю племени молдаван, из какой страны вышли их предки». Работа посвящена происхождению молдавского народа. Он писал также стихи и поэмы на молдавском и польском языках. Известна поэма М. Костина «Жизнь мира» и др. Его сын Николай Костин переработал классический роман испанской литературы «Куранты принцев, или Марк Аврелий». В нем даются советы по управлению государством.
      Видным ученым, политическим деятелем и писателем был Николай Милеску-Спафарий (1636—1708 гг.). Начав боярскую службу при дворе молдавских господарей, в результате боярских интриг он был вынужден выехать за границу. Поселившись в России, стал выдающимся дипломатом, возглавлял русское посольство в Китае. Во время путешествия в 1675 г. через бескрайние просторы Сибири в Китай он собрал интересный материал для своих произведений, в которых описал эти земли и жизнь населения. Н. Милеску-Спафарий выступал решительным поборником правления и реформ Петра I. Будучи сторонником союза России и Молдавии, он ратовал за совместную их борьбу против общего врага — Османской империи. Находясь в России, Н. Милеску-Спафарий поддерживал тесные связи с политическими и культурными деятелями Молдавии, оказывал поддержку культурным начинаниям на своей Родине, в частности, по восстановлению книгопечатания.
      Выдающимся представителем не только молдавской, но и в целом европейской культуры начала XVIII в. был Дмитрий Кантемир (1673—1723 гг.)— государственный деятель, ученый и писатель,связавший свою судьбу с Россией. Д. Кантемир, бывший в 1710—1711 гг. господарем, считал, что только с помощью России Молдавия в состоя--нии освободиться от тяжелой турецкой неволи. Для своего времени он был весьма образованным человеком. Знал много иностранных языков. Оставил после себя сочинения на латинском, греческом, молдавском и русском языках.Изучал многие науки: историю, археологию, философию, филологию, математику, астрономию, физику, медицину.
      Большую часть своих произведений Д. Кантемир написал в России, куда переехал после Прутского похода и где стал одним из советников Петра I по вопросам восточной политики. Известным в Европе он стал благодаря своим книгам «История Оттоманской империи» и «Описание Молдавии». Они снискали ему европейскую славу и были переведены на многие языки. В 1714 г. он избирается членом Берлинской Академии наук, по заказу которой было написано «Описание Молдавии». Этот труд наряду с работой М. Костина о происхождении молдаван, знаменует собой начало молдавской исторической науки на этапе дворянской историографии. Вместо господствовавшего ранее в летописях по годового описания событий молдавской истории, появились первые научные работы систематического анализа этой истории с позиций феодальной идеологии.
      Д. Кантемир — автор и первого молдавского романа под названием . «Иероглифическая история». Роман этот носит аллегорическую форму. Под видом различных животных здесь воспроизведены образы его современников в Молдавии и за ее пределами. Роман направлен против произвола бояр, бесчинств турецких угнетателей и происков фанариотов. Произведение насыщено молдавскими пословицами и восточными поговорками, содержит высказывания из античной, греческой и римской литературы.
      Д. Кантемир отходит еще больше, чем летописцы XVII— середины XVIII в., от объяснения событий истории только божественным предопределением. Для него человеческий разум — один из главных источников познания мира. Поборник распространения культуры, он выступал за увеличение богатств своей страны путем развития торговли и промышленности. Д. Кантемир был последовательным сторонником сильной власти монарха в государстве. Идеальным государством для него являлась Россия времен Петра I.
      В Молдавии XVII— середины XVIII в. занимались и переводческой деятельностью. Следует выделить книжников-митрополитов — Варлаама (1590—1657 гг.) и Досифея (1624—1694 гг.). Варлаам — автор первой печатной книги в Молдавии, сборника притч и поучений «Казания». Досифей — автор переводов на молдавский язык богослужебных книг в стихах и прозе. Одно из своих произведений Досифей начинает словами: «Сеет из Москвы идет к нам», В этих словах молдавский книжник отмечал выдающуюся роль влияния русской культуры на молдавскую. Досифей сочинил и оригинальную поэму о молдавских господарях. Он считал, что только с помощью России Молдавия сможет избавиться от тяжелой турецкой неволи, был пламенным сторонником сближения Молдавии с Россией.
      Наряду с произведениями церковной литературы, в XVII— середине XVIII в. на молдавский язык переводились и произведения светской литературы. Широкое распространение в переводе получил народный роман «Александрия» — фантастическая повесть об известном вам полководце древности — Александре Македонском. В переводах Александру Македонскому приписывалось, что он якобы одерживал победы над турками и татарами. Поэтому роман этот в угнетенной турками и татарами Молдавии был очень популярен. Распространялась и различная нравоучительная и предсказательная литература — физиологи и календари, содержащие сведения о мире и природе. В Молдавии были известны и басни Эзопа, а также краткая история его жизни в виде небольшого романа, проникнутого сочувствием к угнетенным. В XVIII в. появились первые переводы с греческого языка знаменитых восточных сказок «Тысяча и одна ночь».
     
      § 29. Просвещение и книгопечатание
      Школа и грамотность. В XIV— начале XV в. славянскую грамоту знали в Молдавии священнослужители и дьяки, попавшие сюда из окружающих славянских стран. Экономическое развитие, особенно распространение торговли и денег, проникновение рукописных церковных и светских книг в Молдавию, необходимость ведения государственной документации вызывали потребность в гораздо большем числе людей, умеющих читать и писать. Возникла необходимость в обучении грамоте на месте, в Молдавии. Такое первоначальное обучение славянской грамоте началось с конца XIV — начала XV в. при церквах и монастырях. В образовании первых церковных школ большую роль сыграли книжники соседних славянских стран. Они доставляли религиозные рукописи, по которым началось обучение грамоте в этих школах. В создании одной из первых церковных школ принял активное участие уже известный- вам-славянский книжник Григорий Цамблак. Наиболее известные школы были созданы при Ня-мецком, Путнянском, а затем Каприянском монастырях. Ученики жили в кельях. Учеба начиналась с изучения алфавита — кириллицы. После чего механически зазубривались отдельные слоги. Затем переходили к заучиванию отдельных слов и, наконец, целых текстов церковного содержания. Овладев этим, переходили к письму, что было в то время самым трудным. Усваивали также некоторые знания по арифметике и церковному пению. На этом курс обучения заканчивался. Дисциплина была палочная. За малейшие провинности детей секли розгами. Предполагалось, что это помогает освоению материала. Не случайно молдавский глагол «а педепси» означал в те далекие времена — учить, воспитывать. Со временем глагол этот изменил свое первоначальное понятие и стал обозначать кару, наказание.
      В связи с дальнейшим развитием торговли, ремесла и товарно-денежных отношений постепенно ко второй половине XVI в. стали возникать школы в городах. В 1639 г. в столице Молдавского княжества возникла школа более высокой ступени, чем остальные. Это так называемая Славяно-греко-латинская академия. Она была создана при монастыре Трех Святителей по образцу Киево-Могилянской коллегии, занимавшей первое место среди школ Украины. В организации этой молдавской школы большую помощь оказали книжники из Киева и Львова, в частности митрополит киевский, Петр Могила, родом из Молдавии. Первое время школой руководил видный педагог и деятель украинской культуры Софроний Почацкий, бывший ректор Киево-Могилянской коллегии. Сюда приехали с Украины и другие известные преподаватели. В конце 40-х годов XVII в. эта школа пришла в упадок. В 60-х гг. XVII в. она возродилась на более низком уровне как обычная монастырская школа.
      Поскольку высших учебных заведений в Молдавии периода феодализма не было, дети отдельных зажиточных родителей уезжали учиться за границу. Среди студентов Краковского, Пражского и Венского университетов в XV—XVI вв. числятся и выходцы из Молдавии. Вы уже знакомы с деятельностью молдавского гусита Якова. Он обучался в Пражском университете, был учеником Яна Гуса, который там преподавал. Яков защитил диссертацию, вернулся в Молдавию, где распространял революционное учение своего учителя. В XVI— начале XVIII в. из Молдавии стали чаще ездить в Киев, Львов и другие города Украины, а также в Стамбул. Получение образования в лучших школах Восточной Европы содействовало развитию грамотности и культуры в Молдавии. За рубежом получили образование уже известные вам виднейшие деятели молдавской культуры Григорий У реке, Мирон Костин, Дмитрий Кантемир и др.
      Конечно, все эти школы, местные и особенно заграничные, были доступны только детям господарей, феодалов, духовенства и зажиточных горожан. За обучение нужно было платить большие деньги. Поэтому, хотя число грамотных людей в Молдавии XV — середины XVIII в. неуклонно росло, подавляющее большинство населения не умело ни читать, ни писать. Причем не только крестьяне и городская беднота, но и многие из феодалов. В конце XVII в., например, неграмотным был и господарь Константин Кантемир — отец выдающегося молдавского ученого Дмитрия Кантемира. Правда, в боярских семьях дети обучались не только в местных и зарубежных школах. Они получали и домашнее образование. -Для этого приглашались учителя иногда из-за рубежа. Роль домашнего обучения в среде феодалов в XVIII в. усилилась, ибо в период турецкофанариотского гнета одни школы пришли в упадок, в других обучение велось на греческом языке, который насаждали фанариоты. Лишь в 17 66 г. было решено открыть школы во всех уездных городах Молдавского государства.
      Благотворное влияние Москвы, Киева и Львова на развитие книгопечатания в Молдавии. До XVII в. большинство церковных и светских книг в Молдавии были рукописными. Правда, в XVI — начале XVII в. сюда иногда завозили из-за рубежа первые печатные книги. Но в стране они не печатались, хотя в этом чувствовалась острая необходимость. Переписка книг от руки была делом очень трудоемким. Такие книги дорого стоили и мало кому были доступны.
      Длительные культурные связи с русским и украинским народами ускорили появление и содействовали развитию книгопечатания в Молдавии. Впервые книгопечатание возникает здесь в 40-х годах XVII в. с помощью России и Украины. Первая типография появилась в столице государства, городе Яссах, при монастыре Трех Святителей. Все типографские принадлежности, необходимые для ее открытия, и мастера-печатники были доставлены из Москвы, Киева и Львова. В 1643 г. в типографии была издана первая печатная книга в истории Молдавии. Это памятник цер-
      Печатный станок, подаренный первой молдавской типографии Петром Могилой из Киева (1641 г.) (Реконструкция).
      ковной литературы —«Казания» митрополита Варлаама. В 1646 г. в той же типографии было издано известное вам Уложение Василия Лупу — первый печатный свод законов на молдавском языке.
      Первая типография в Молдавии просуществовала недолго. В 50-х годах XVII в. книгопечатание на время заглохло. Но Москва продолжала оказывать помощь Молдавии. На рубеже 70—80-х годов XVII в., когда митрополит, книжник Досифей обратился туда с просьбой о доставке нового типографского оборудования и бумаги, Москва вновь помогла Молдавии.
     
      § 30. Искусство средневековой Молдавии
      Зодчество и живопись. Художественные промыслы. Архитектура средневековой Молдавии, воплотив самобытные многовековые традиции, одновременно восприняла многие черты соседних, в том числе славянских, народов. До наших дней дошло мало памятников молдавского зодчества XV— середины XVIII в. Военные действия и нашествия иноземных армий, разорение и пожары, воздействие сил природы (ветры, дожди, землетрясения, засухи и т. д.) полностью или частично превратили многие строения в развалины. Поэтому о многих архитектурных памятниках средневековой Молдавии мы можем судить лишь по описаниям современников.
      Формирование основных черт молдавского архитектурного стиля происходило в XV—XVI вв. Как вы уже знаете, в Молдавии возводилось мало каменных строений. Каменными были в основном господарские крепости, замки и дворцы, некоторые церкви. Лучше всего сохранились крепости. Наиболее ранние из них представляли собой замки квадратного типа, например, в Сучаве и Нямце конца XIV— начала XV в. Стены строили 2—3 метра толщиной и высотой до 10 метров. Постепенно замки опоясывались стенами и превращались в цитадели настоящих крепостей. Особый размах строительство крепостей приняло во второй половине XV в. К этому времени завершается возведение системы укреплений мощной Белгородской крепости. Достроена и не сохранившаяся до наших дней Ки-лийская крепость. Дополнительные укрепления сделали Хотинскую крепость одной из самых неприступных в Молдавии.
      Появление огнестрельного оружия повлекло за собой в конце XV—XVI вв. изменения в конструкции и архитектуре молдавских крепостей. Стены становятся значительно толще (4—6 м) и выше (до 15 м), а башни приобретают округлые очертания. Новые укрепления окружают замки на значительном расстоянии, чтобы защитить их от огня пока еще недальнобойной артиллерии. На башнях и стенах появляются бойницы. Такой мы видим молдавскую крепость на фреске XVI в. Образцом архитектуры XVI в. является Сорокский замок с толстыми (3 м) и высокими (до 20 м) стенами. В период османского ига турки также возводили мощные крепости, например, в Бендерах.
      Известно, что существовали каменные господарские дворцы. Хотя ни один из них не сохранился до наших дней. В господарском столичном дворце современники XVII в. выделяли по своей красоте два сводчатых зала, стены которых были искусно облицованы мозаикой и украшены деревянной панелью. Своды были расписаны цветами на золотом фоне. Общественных сооружений из камня было очень мало. В документах
      XVII в. в столичном городе упоминаются большие каменные бани, украшенные куполами и отделанные изнутри мраморными плитами.
      Из памятников зодчества средневековой Молдавии сохранилось значительное количество церковных сооружений. В некоторых церквах особенно выделяется роспись на внешней стене, сделанная в XVI в. замечательными народными мастерами. Роспись представляла собой пестрый ковер фресок на различные библейские темы. Но это не просто бестелесные фигуры средневековой церковной живописи, а изображение живых людей, как и в иконописных произведениях Андрея Рублева на Руси. На одной из фресок Воронецкого монастыря перед нами предстает группа турецких и татарских феодалов, поражающих реалистичностью образов.
      Роскошно одетые турки — поработители молдавского народа — за внешней надменностью скры вают страх перед предстоящим возмездием. Свирепые лица татарских феодалов выражают жестокость и алчность. Но это не придает им бесстрашия — их фигуры выражают смятение. Несмотря на все эти обобщающие черты, каждое лицо по-своему индивидуально и неповторимо. Такие уникальные высокохудожественные росписи на стенах ряда монастырей: Гу-морского, Воронецкого, Молдовицкого, Сучевицкого — представляют собой шедевры средневекового искусства. Своеобразны и наружные украшения в виде резьбы по камню растительного и геометрического орнамента в монастыре Трех Святителей. Одним из древнейших архитектурных памятников является Дмитриевский собор XVII в. в Оргееве. До наших дней сохранился портал этой церкви, возведенный в середине XVII в.
      Высокое мастерство молдавских живописцев подтверждают не только сохранившиеся росписи церквей, икон, но и портреты, искусно украшенные книги. Известно, что в молдавской столице XVI в. существовал ремесленный цех живописцев. В Молдавии была создана своеобразная школа художественного письма. Книги красиво оформлялись виньетками, миниатюрами и т. д. Сформировался особый графический стиль рукописей — «молдавский извод». Одним из его основателей в XV в. был Гавриил Урик, большой мастер миниатюр. В XVII в. его дело продолжала школа Анастасия Кримковича. Мотивы старинного орнамента получили распространение и в молдавском ковроткачестве, а также в различных вышивках золотом и серебром по бархату и атласу. Художественное шитье отличала изысканность цвета. В XV—XVIII вв. были широко развиты ювелирное дело, резьба по дереву и камню, тиснение по коже и художественная керамика. Молдавские ювелиры сохранили традиции древнерусского ювелирного искусства в применении техники обработки.
      На молдавскую живопись оказали большое влияние русские мастера. Из Москвы в Молдавию часто привозили иконы, расписанные русскими мастерами. В росписи храма Трех Святителей — одного из шедевров средневекового искусства участвовали и русские мастера. Большую художественную ценность представляет сохранившаяся фресковая, в том числе портретная роспись XVIII в. Успенской церкви в Каушанах. Однако в XVIII в. в условиях усиления турецко-фанариотского ига молдавское искусство приходит в упадок, распространяется слепое подражание, наблюдается известный отход от молдавских традиций.
      Театр, музыка, танцы. Театрализованные представления зародились в Молдавии еще в средние века. В них отражалась история народа, его борьба против османского ига, разоблачалось духовенство. Наиболее древними являются народные игрища, сопровождаемые театрализованными представлениями, а затем и представления типа ряженых. Они воспроизводили процессы труда, охоты, сцены борьбы с врагами. Все это передавалось через танцы, жест, мимику и т. д. Позже появляются костюмы, маски (козы, оленя, журавля и др.). Ряженые приходят в жилища крестьян обычно на новый год. Они разыгрывают бытовые сценки из жизни села, высмеивают ложь, ханжество, лень и другие пороки. В этих представлениях много юмора и сатиры. Следовавший в середине XVII в. в Москву через Молдавию Павел Алеппский описал группы ряженых. Они ходили в селах по домам и разыгрывали представления. Наиболее злободневная тема исторических сценок «Турчий» и «Хайдучий» — борьба молдавского народа против османского ига. Поработители-турки в них высмеивались, молдаване в схватках с ними побеждали. Отважные и смелые гайдуки, выступающие в сценках, нередко носили имена реальных предводителей гайдуцких отрядов XVII—XVIII вв.
      Молдавская народная музыка также получила немалое распространение в период средневековья. Она складывалась на протяжении столетий. Наиболее древними были колядовые песни. Затем создавались песни на тексты баллад, так называемые «кыитече бэтрыпешть» (старинные песни). Дойну исполнял один певец. В ней пелось, о чем думал и мечтал молдаванин-труженик. Дойна могла сопровождаться инструментальной музыкой. Например, более древние пастушеские дойны чабан-пастух сопровождал игрой на флуере — свирели. Посетивший Молдавию в 30-е годы XVII в. итальянец Н. Барси описал танцы, которые сопровождались игрой на различных музыкальных инструментах: скрипке, чимпое (волынка), сурле, тамбурине и др. Имена некоторых народных музыкантов — лэута-ров XVI в. дошли до нас — Стойка, Руссу, Гымпу. Известным лэутаром XVIII в. был Сану Кобзар. Народные музыканты-пес,енники воспевали тяжелые будни и героическую борьбу молдавского народа против местных и иноземных угнетателей. И в среде господствующего класса возникли музыкальные произведения, отражающие их жизнь и интересы, в них прославлялись господари и их победы над иноземными захватчиками. Польский летописец М. Стрыйковский, побывавший в Молдавии в XVI в., писал, что о Стефане III «молдаване поют всегда на каждом пиршестве, сопровождая это игрой на сербских скрипках» (см. изображение молдавских музыкантов на первом форзаце).
      Народный танец — один из древнейших видов искусства в Молдавии. Наиболее распространенными в средние века были обрядовые танцы, например, «Кэлушарий» и различного вида хоры. Хора — танец кругового характера, часто сопровождаемый пением. Самое ранее описание молдавской хоры дал в начале XVIII в. Д. Кантемир: «Танцуют они не по два или по четверо, как у французов или поляков, но в танцах принимают участие сразу много лиц, образуя круг или длинный ряд... Когда все, взявшись за руки, пляшут в кругу, двигаясь мерным и стройным шагом справо налево, то такой танец называется хора».
      В течение XVIII в. многие виды искусства, как и в целом культура феодальной Молдавии, сильно пострадали от турецко-фанариотского режима. В архитектуре и живописи происходит отход от молдавских народных традиций, распространяется подражание чужим образцам, упрощается внешний вид церквей и их внутренняя отделка. В это время не было создано почти ни одной монументальной постройки.
     
      Раздел III. НАЧАЛО ПОЗДНЕГО ФЕОДАЛИЗМА. ПРИСОЕДИНЕНИЕ
      ЛЕВОБЕРЕЖНОГО ПОДНЕСТРОВЬЯ И БЕССАРАБИИ К РОССИИ (ПОСЛЕДНЯЯ ЧЕТВЕРТЬ XVIII — НАЧАЛО XIX в.)
     
      Глава X.
      СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И КУЛЬТУРА МОЛДАВИИ В ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII — начале XIX в.
     
      § 31. Социально-экономическое положение
      Перемены в экономической жизни. Зарождение капиталистических отношений. Условия Кючук-Кайнарджийского мира 1774 г. способствовали ослаблению экономического и политического гнета Османской империи в Молдавии. Это создало предпосылки для выхода княжества из состояния экономического упадка. Конечно, турецкое господство и после 1774 г. тормозило развитие экономики страны. Тем не менее теперь во всех отраслях хозяйства наблюдается определенный рост производства.
      Увеличивается поголовье скота, расширяются площади, занятые под посевы кукурузы и особенно отведенные под виноградники, чему содействовал экспорт вина в Россию. Возрастает численность населения княжества: в 1774 г. было 560 тысяч жителей, а в 1803 г. стало свыше 700 тысяч. Возникают новые города и местечки — Бельцы, Теленешты, Леово, Атаки и др. Однако, более всего пострадавшие во время экономического упадка города, развивались медленнее, чем села. Но число цехов, объединявших ремесленников увеличилось. Расширилась торговля на городских рынках, причем значительную роль стали играть скупщики-торговцы. Они закупали товары у производивших их крестьян и ремесленников и продавали по более высокой цене. Возрос объем продажи скота в другие страны, что содействовало развитию товарности ведущей отрасли сельского хозяйства — животноводства.
      После Кючук-Кайнарджийского мира Россия и другие европейские страны получили от Порты ряд привилегий для ведения торговли в Молдавии. Это привело к расширению более выгодных для Молдавии торговых связей с европейскими странами. Но развитию торговли в Молдавии по-прежнему препятствовали грабежи турецких и татарских войск, а также требования Порты продавать ряд товаров исключительно в пределах Османской империи (пшеница, овес, мед и др.). Многие купцы
      и ростовщики являлись иностранцами. Они не вкладывали свои денежные капиталы в местное производство, а вывозили их за границу. В Османскую империю княжество продолжало отправлять огромные материальные ценности в счет дани (харача) и выполнять другие обязанности перед Портой. Это сдерживало процесс возникновения в Молдавии новых капиталистических отношений. Зарождались лишь их отдельные элементы в различных отраслях хозяйства, в том числе в мануфактурах, возникших во второй половине XVIII— начале XIX в. Крупным мануфактурным производством были верфь на Дунае, где строились суда для Порты, соляные копи в Тыргу-Окна, предприятия по производству селитры в Ла-пушно-Оргеевском и Сорокском уездах. Известны были также суконная мануфактура в Киперештах, стекольная у с. Кэлугэра и др.
      На эти мануфактуры в качестве квалифицированных рабочих приглашали в основном иностранцев, их освобождали от налогов и платили заработную плату. Эксплуатация иностранных рабочих придавала этим мануфактурам черты капиталистических предприятий. Но основная масса занятых на мануфактуре людей выполняла вспомогательную работу. Это были местные жители, которые трудились в счет государственных податей. Они не являлись вольными наемными работниками. В этом проявлялись феодальные черты таких мануфактур. Новое и старое на этом этапе взаимно переплеталось.
      О зарождении капиталистических отношений свидетельствует и деятельность некоторых купцов, которые использовали труд вольнонаемных работников при заготовке леса и сена, в рыболовстве и на других промыслах, где производился товар для рынка. Это были лишь зачатки новых отношений. Их развитие тормозило османское иго. Богатые купцы предпочитали быть ростовщиками, а не предпринимателями. Они часто вывозили свои капиталы за границу. Кроме того, нанимая людей, хозяева должны были уплатить государству их налоги. Нередко подати достигали или даже превосходили размеры заработной платы. Это сдерживало распространение наемного труда в стране.
      Усиление эксплуатации крестьян землевладельцами. После Кючук-Кай-нарджийского мира основную часть повинностей крестьяне продолжали выполнять в пользу феодального государства. Более половины денег, собранных в виде налогов, получала Порта, оставшаяся часть распределялась между господарем и боярством. Незначительное количество доставалось и местным церковным феодалам. И хотя Порта нарушала принятые по Кючук-Кайнарджийскому миру обязательства снизить объем поборов, взыскиваемых .из Молдавии, вмешательство России не позволяло ей угнетать население страны как прежде. Объем государственных податей крестьян несколько снизился. Этим воспользовались местные бояре, которые усилили в своих вотчинах эксплуатацию феодально-зависимых крестьян.
      Рост спроса на молдавские сельскохозяйственные товары на внутреннем и особенно внешнем рынках являлся стимулом к расширению боярских и монастырских хозяйств. Некоторые из бояр и церковных феодалов создавали большие компактные земельные массивы путем покупок, прямых захватов земель мелких земельных собственников — резешей. Основной доход с этих вотчин поступал от разведения скота, продажи вина, и в меньшей мере от продажи зерна и других товаров (меда, воска, сушеных фруктов, орехов и др.).
      Расширяя свои хозяйства, бояре и монастыри остро нуждались в рабочих руках крестьян. Воспользовавшись некоторым ослаблением османского ига и податного гнета населения, местные феодалы попытались увеличить число барщинных дней, в течение которых крестьяне работали на своих владельцев. Они требовали, чтобы число барщинных дней было увеличено с 12 до 36 в году.
      Крестьяне боролись против нарушения прежнего обычая выполнять барщину в размере 12 дней. В этих условиях господарь опасался, что рост объема повинностей в пользу владельцев снизит способность крестьян выполнять государственные повинности. Им по-прежнему отдавалось предпочтение. Бояре и церковные феодалы получили от господаря право увеличить объем барщины лишь на два дополнительных дня. Крестьяне должны были отработать их, «где потребуется владельцу».
      Но землевладельцы нашли способ увеличить объем доходов, поступавших от крестьянских повинностей, не нарушая обычая в выполнении барщины. С этой целью они, по своему усмотрению, отделяли часть земель села от тех, которыми пользовались крестьяне. Выделенные земли предлагались в аренду малоземельным крестьянам тех же сел. Но с крестьян-арендаторов владельцы требовали уже не выполнения обычных повинностей, как на остальной части вотчины, а повышенную денежную плату. Арендаторы должны были заплатить столько, сколько в среднем могла стоить на рынке десятая часть продукции, которая собиралась с арендуемых земель. Это способствовало развитию товарно-денежных отношений между владельцами и крестьянами.
      Для развития своего хозяйства, особенно животноводства и виноградарства боярам и церковным феодалам явно не хватало установленного законом количества барщинных дней. В этих отраслях хозяйства и требовалась постоянная работа крестьян на протяжении целого сезона. Но феодально-зависимые крестьяне, выполняющие огромные государственные повинности, не могли быть привлечены для такой работы. Поэтому владельцы использовали труд скутельников. Они состояли из крестьян, освобожденных господарями от государственных налогов и обязанных взамен этого нести повинности в пользу служилых бояр и церковных феодалов. Скутельников привлекали для выполнения барщины в качестве пастухов, конюхов, пасечников, виноградарей, сторожей и т. д. Они работали до 150 и более барщинных дней в хозяйстве землевладельца. Однако
      господари предоставляли служилым боярам и церковным феодалам ограниченное число скутельников. Землевладельцам, не занимавшим государственных должностей, скутельники вовсе не предоставлялись. Поэтому, по мере развития вотчинного хозяйства, владельцы все чаще нанимали людей со стороны для косьбы сена, ухода за скотом, обработки виноградников и т. д. В вотчинном хозяйстве были также постоянные наемные работники — пастухи, конюхи, кучера и др. Чаще всего наемными людьми являлись крестьяне, которые работали у своих владельцев в счет полученных продуктов питания, или денег для уплаты налогов. Антифеодальная борьба. Турецко-фанариотский гнет и эксплуатация крестьян землевладельцами усиливали антифеодальную борьбу трудящихся масс, протекавшую в различных формах. Продолжалось бегство крестьян из одного уезда в другой и за границу во время сбора налогов. Многие жители княжества навсегда покидали страну. Особенно усиливается переселение в Россию. Только в августе 1795 г. из Сорокского уезда 300 семей поселились на левобережье Днестра. Распространенной формой классовой борьбы был отказ от уплаты налогов, от работы на барщине и других повинностей. Крестьяне жаловались господарю и в диван, что их угнетают сборщики налогов, ростовщики, землевладельцы — бояре и церковные феодалы. Но господарь и диван, будучи на страже интересов господствующего класса, оставляли жалобы крестьян без внимания.
      Широкий размах получило гайдуцкое движение. В то время по всей стране славилось имя бесстрашного гайдука Стефана Бужора. Известны были имена других предводителей гайдуцких отрядов — Дарие, Бакир, Кондураки. Бояре грабили народ многочисленными поборами, а гайдуки, забирая у них богатства, созданные трудом народа, раздавали беднякам.
      В период русско-турецких войн крестьяне, ставшие волонтерами, освобождались от повинностей в пользу государства и владельцев. Но в волонтерские команды записывали лишь тех, кто имел коня и собственное вооружение. Однако и те, которым было отказано в записи, продолжали считать себя волонтерами и не выполняли никаких повинностей. В 1773— 1774 гг. крестьяне-волонтеры Лапушно-Оргеевского и Сорокского уездов отказались платить налоги и нести повинности в пользу землевладельцев, изгнали представителей местной администрации и подняли восстание. Попытка властей привести крестьян в повиновение уговорами с помощью епископа не привела к успеху. Восстание было подавлено войсками.
      Активные формы антифеодальной борьбы крестьян известны и в последующие десятилетия. В 1795 г. крестьяне ряда сел Лапушно-Оргеевского и Гречанского уездов прогнали сборщиков налогов и оказали сопротивление отряду стражников. В этом же году волнение вспыхнуло и в столице княжества. По городу были расклеены и разбросаны листовки,
      в которых господаря и служилых бояр обвиняли в разорении страны тяжелыми налогами. В них содержалась угроза восстания.
      Антифеодальная ьборьба трудящихся масс Молдавии встречала сочувствие и поддержку русских и украинских крестьян. Русские солдаты участвовали в гайдуцком движении, беглых молдавских крестьян укрывали украинцы, а украинских крестьян — молдаване. В этом проявлялась классовая солидарность трудящихся масс соседних народов. Социально-экономическое развитие Левобережного Поднестровья и турецких рай Днестровско-Прутского междуречья. Кроме территории Молдавского княжества, молдавское население проживало более или менее компактными группами в южных и северных районах Днестровско-Прутского междуречья, на левобережье Днестра. Еще с конца XV в. юг, а с 1715 г. север (бывший Хотинский уезд) Днестровско-Прутского междуречья были под непосредственным управлением Порты. Эти земли состо яли из округ, названных райями и подчинялись пашам крепостей (Бен деры, Хотин и др.). Левобережье нижнего течения Днестра являлось со ставной частью Очаковской земли. Эта территория находилась под властью крымских татар, а после присоединения Крыма к России (1783 г.) перешла под управление Османской империи.
      На территории округ, названных райями, и левобережья Днестра крестьяне вели хозяйство, в котором ведущую роль играло скотоводство. Определенное развитие получили садоводство и виноградарство. Главной зерновой культурой являлось просо. Положение населения в турецких райях было во многом сходным с другими областями Османской империи. Райи составляли личные владения султана, который посылал туда управителя. Немусульманское мужское население облагалось подушной податью — харач, вносило десятину со всего, что производилось в хозяйстве. Подобные же повинности выполняло население Очаковской земли до 1783 г. в пользу татар.
      На землях левобережья Днестра, севернее р. Ягорлык, до их присоединения к России (1793 г.), крестьянство, в том числе и молдавское, находилось в крепостной зависимости от польских магнатов.
      Национальный состав жителей рай был довольно пестрым. Здесь, кроме молдаван, проживали украинцы, русские, армяне, евреи, сербы, болгары, цыгане и др. Турецкое население было сосредоточено в основном в предместьях крепостей — административных центрах рай — Бендеры, Аккерман, Измаил, Килия, Хотин. В степной части юга Пруто-Днестровья обитали буджакские татары и ногайцы, поселившиеся здесь во второй половине XVI в. В последней четверти XVIII в. возросла численность молдавского населения на левобережье Днестра,.особенно с начала 90-х гг., после присоединения края к России, когда на этих землях были созданы более благоприятные условия для жизни. В 70-х гг. XVIII в. все население Днестровско-Бугского междуречья насчитывало около 15 тысяч человек, а в 1795 г. только в Очаковской земле было около 37 тысяч человек, из которых 15 тысяч молдаван.
     
      § 32. Развитие культуры
      Новый этап в развитии молдавской культуры. Рост освободительного движения в Молдавии после Кючук-Кайнарджийского мира 1774 г., ослабление власти Порты и ее ставленников — греков-фанариотов создали условия для перехода к новому этапу в дальнейшем развитии молдавской культуры.
      Представители местного боярства, в том числе среднего и мелкого, духовенства, зарождающейся буржуазии все активнее выступали против засилия фанариотов в школе, государственных учреждениях, церкви, за развитие просвещения, возрождение традиций древнемолдавской книжной культуры, создание современной молдавской оригинальной литературы.
      Эти идеи провозглашали видные представители молдавской культуры — Амфилохий Хотинский, Варфаломей Мазаряну, Яков Стамати, Ион Кантакузино, Матей Милло, Ионицэ Попа и др. Они приобщались к передовой русской и западноевропейской культуре, которая все более проникала в край в период русско-турецких войн.
      В этот период открываются новые школы, типографии, реставрируются древние памятники молдавского зодчества.
      Устное народное творчество.Важные политические события, происшедшие в жизни Молдавского княжества в последней четверти XVIII— начале XIX в., нашли отражение в устном народном творчестве.
      Значительное место в молдавском фольклоре того времени наряду с другими жанрами стали занимать исторические песни. Наиболее известные из них были посвящены событиям русско-турецких войн. В них молдавский народ выразил свою надежду на освобождение с помощью России. В песне «Бедная колючка, бедная полынь» говорится:
      «Бедная Молдавская страна,
      Долго ли еще ее будут порабощать?
      А кто ее освободит?
      Русский из Русской страны»
      Восхищением военным искусством русских воинов проникнута историческая песня «Хотин». Перед «отважными, отборными» русскими частя-
      ми, говорится в песне, турецкая твердыня на Днестре — крепость Хотин, оказалась бессильной. Известна также песня о молдавском парне, мечтавшем стать волонтером в русской армии и сражаться против общих врагов — турецких угнетателей.
      Много исторических песен в конце XVIII в. было посвящено гайдукам. В них гайдук выступает, как конкретное историческое лицо: Бужор, Бойку л, Бакир. Гайдук борется не только против турецких поработителей, но и против местных богачей. Он защищает бедных и угнетенных. Судьям, которые требовали, чтобы он указал, где спрятаны богатства, гайдук Войкул ответил:
      «А богатства вам не дам
      Войкула вы убьете,
      Деньги его заберете,
      В карты проиграете...
      У деревьев спрятал их,
      Чтобы были в помощь беднякам»
      Литература. В последней четверти XVIII в. завершается летописный период молдавской литературы и начинается переход к литературе нового времени. Этому способствовали начинавшийся процесс разложения феодальных и зарождения буржуазных отношений, влияние на молдавскую культуру передовой культуры России и других стран Европы.
      В княжестве широко распространяется переводная литература: повести, романы, театральные пьесы Вольтера, Мольера, отрывки из «Декамерона» Бокаччо, «Одиссеи» Гомера и др. Основной поток иностранной литературы проникает в Молдавию из России.
      Переводом книг успешно занимался известный представитель молдавской культуры конца XVIII— начала XIX в.— Варфаломей Мазаряну. Он перевел на молдавский язык ряд церковных книг, а также «Басни Эзопа», «Календарь на 112 лет» и др. Особое место в творчестве Мазаряну занимает «Молдавский летописец»— свод молдавских летописей XVII — первой половины XVIII в., составленный на русском языке по поручению главнокомандующего русской армии П. А. Румянцева. В 1769 г. В. Мазаряну в составе делегации от Молдавии привез в Петербург просьбу молдавского боярства и духовенства о принятии княжества в состав России. Он составил заметки об этом путешествии.
      Известным переводчиком был также монах Паисий Величковский. Он организовал монастырскую школу, где несколько сот человек обучались на молдавском и церковнославянском языках. Впоследствии Величковский и его ученики перевели ряд книг с греческого на молдавский и церковнославянский языки. Постепенно греческий язык был вытеснен молдавским из школы и церкви.
      В конце XVIII в. зарождается молдавская лирическая поэзия. Одним
      из первых поэтов был Ион Кантакузино, автор сборника Новые стихотворения. Он воспевал красоту природы, проявлял интерес к обычаям народа. В этот же период становится известным творчество поэта Матея Милло. Он высмеивал некоторые нравы современного ему боярства. В конце XVIII— начале XIX в. лирические стихи писали также Николае Димаки, Костаке Конаки, Ионицэ Попа и др. Литературные начинания этих писателей представляют интерес тем, что в них было выражено светское мировоззрение в литературе.
      Классовая борьба, противоречия между различными прослойками господствующего класса отражены в публицистике того времени. Анти-боярская направленность характеризует анонимный памфлет «Слово крестьянина к боярам». В нем разоблачаются бояре, нажившие на крестьянском труде большие богатства. Автор призывает крестьян к расправе с ними. В Молдавии распространялись также памфлеты Вольтера, направленные против турецкого господства на Балканах. До Молдавии дошло знаменитое революционное произведение А. Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву»,
      Просвещение. Вторая половина XVIII в.— это заметный этап в молдавском просвещении. Основанная в 1714 г. Господарская академия, была в 1766 г. реорганизована. В ней начинает преобладать преподавание таких дисциплин, как физика, математика, география и др. Преподавание основных предметов велось на греческом языке. В открытых же в 1766 г. начальных школах в уездных городах утверждается преподавание в основном на молдавском языке. Нельзя, однако, преувеличивать значение этих школ. Крестьяне не имели к ним доступа, а дети бояр чаще всего учились в частных школах и у домашних учителей. Желавшие получить высшее образование, продолжали учебу в Киеве, Львове, Вене и других городах Европы.
      В Кишиневе на протяжении XVIII в. грамоте обучали церковные дьяки (см. изображение такой школы на первом форзаце). В конце XVIII в. была предпринята безуспешная попытка открыть здесь постоянную господарскую школу. Настоящая регулярная средняя школа (семинария) открылась в Кишиневе только после присоединения Бессарабии к России.
      Во второй половине XVIII в. появился ряд учебников для молдавских школ. В их подготовке большая заслуга принадлежит Амфилохию Хотин-скому, виднбму деятелю молдавского просвещения того времени. Он перевел на молдавский язык и переработал учебники по арифметике, географии, грамматике, физике. Составляя учебники, он добавлял материал по истории и географии Молдавии. Для молдавских школ были также подготовлены «Букварь» (1755), «Грамматика» Теодора Школеру и др. Книгопечатание. Дальнейшему развитию молдавской культуры содействовало открытие в последней четверти XVIII в. новых типографий. Значительный вклад в распространение в Молдавии книжной культуры внес
      Титульный лист букваря, изданного М. Стрильбицким на молдавском языке в Дубоссарах в 1792 г.
      Михаил Стрильбицкий. В 1785 г. он открыл свою типографию — «Типография политическая». В ней кроме церковных книг он отпечатав и ряд произведений светского характера.
      После заключения Ясского мира (1791 г.) М. Стрильбицкий вместе со своей типографией переехал в г. Дубоссары. Из изданных им книг следует отметить «Домашние разговоры» (учебник русского и молдавского языка), русско-молдавскую грамматику и др.
      Во время русско-турецкой войны 1787— 1791 гг. при штабе русской армии находилась типография. В ней на французском языке печаталась и первая в Молдавии газета «Курьер Молдавии», в которой помещалась информация о событиях в Молдавии и за ее пределами.
      Искусство. Хотя до начала XIX в. не было сооружено каких-либо монументальных построек, все же предпринимались попытки реставрации отдельных древних памятников молдавского зодчества. Приглашенные иностранные архитекторы и живописцы часто пренебрегали особенностями молдавского стиля. К оригинальным памятникам относится Каушанская церковь, украшенная богатыми фресками середины XVIII века, сохранившимися до наших дней.
      В Живописи в основном преобладали портретные изображения. Интересен портрет Петра I в монастыре Кашин. В стенную живопись проникали сцены из жизни народа, изображались танцы, предметы домашнего обихода, музыкальные инструменты и др.
      В Молдавии рассматриваемого времени не было театра. Но при дворе господаря и в домах бояр давали представления артисты из народа: лэутары, игравшие на народных инструментах, пехливаны, выполнявшие акробатические номера. Проводились соревнования искусных наездников. Свое отношение к общественной и политической жизни народ выражал в фарсах, пантомимах («кэлушарий», «турка», «капра» и др.). В этих представлениях угнетатели (местные бояре, церковники, турецкие феодалы и фанариоты) являлись отрицательными персонажами.
      Во время русско-турецких войн при штабе русской армии устраивались празднества, балы и концерты. Во время войны 1787—1791 гг. в ставке главнокомандующего — князя Потемкина находились крепостной балет, хор, большой симфонический оркестр под управлением композитора и дирижера итальянца Джузепе Сарти, служившего у князя. Приглашенная на празднества молдавская знать впервые познакомилась с балетными и театральными представлениями, симфонической музыкой.
      Ослабление турецкого ига в последней четверти XVIII— начале XIX в. в результате побед России над Османской империей создало, таким образом, условия для развития молдавской культуры, усиления её связей с передовой культурой других стран и особенно России.
     
      Глава XI.
      РУССКО-ТУРЕЦКИЕ ВОИНЫ КОНЦА XVIII— НАЧАЛА XIX в.
      И ОСВОБОДИТЕЛЬНАЯ БОРЬБА МОЛДАВСКОГО НАРОДА ПРОТИВ ОСМАНСКОГО ИГА
     
      § 33. Усиление влияния России в Молдавии на рубеже XVIII—XIX в. Присоединение Левобережного Поднестровья к Российскому государству
      Молдавия и русско-турецкие отношения после Кючук-Кайнарджийского мира. Кючук-Кайнарджийский мир 1774 г. явился лишь этапом в освободительной борьбе молдавского народа с помощью России против османского ига. Он укрепил уверенность молдаван в дальнейшей успешной борьбе. Россия, получившая выход лишь к мелководному Азовскому морю, должна была приложить усилия для решения черноморской проблемы. Турецкие феодалы, недовольные этой уступкой, стремились вернуть уте-
      рянное. Их поддерживала Австрия, которая в 1775 г. за дипломатическое содействие в прошедшей войне получила согласие Порты на приобретение северной части Молдавского княжества (Буковины). Однако начать новую войну Порта была уже не в состоянии. Вынужденная уступить решительно настроенной России, она в 1779 г. подписала Айналы-Кавакс-кую конвенцию, подтвердившую основные условия Кючук-Кайнарджийс-кого мира и содержавшую «изъяснения» по поводу его претворения в жизнь. Во время переговоров о заключении конвенции было достигнуто соглашение об учреждении в Дунайских княжествах российского консульства. Первый русский консул С. JI. Лошкарев приступил к своим обязанностям в январе 1782 г.
      В задачи консулов, кроме защиты русских граждан и содействия русской торговле, входило наблюдение за политическим положением в княжествах, представление русскому правительству информации о нарушении Турцией договоров, заключенных с Россией. Русские консулы пользовались в княжествах большим политическим влиянием, что способствовало здесь ослаблению власти Порты, укреплению связей русского правительства с местными политическими деятелями и населением.
      : Русско-турецкая война 1787—1791 гг. и присоединение Левобережного У Поднестровья к России. Османская империя не смирилась с укреплением позиций России в районе Северного Причерноморья и Молдавии и особенно с присоединением Крыма к России в 1783 г. Подстрекаемая Англией и Пруссией, в 1787 г. Турция объявила войну России.
      Узнав о начале войны, население Молдавии обращалось к русскому правительству с многочисленными просьбами быстрее освободить страну от османского владычества, опасаясь расправы османских захватчиков за свои прорусские симпатии. В обращении, подписанном молдавским митрополитом Леоном, говорилось: «В слезах старцы, юноши и младенцы, просим Вас, с какого места удобно Вам, посылайте войска... избавьте нас от опасности, нам грозящей».
      Командующим русской армией был назначен Г. А. Потемкин, а действительное руководство ею осуществлял великий русский полководец Александр Васильевич Суворов. Из курса по истории СССР вам известна его блестящая победа над турецкими войсками у Рымника осенью 1789 г. ; знаменитый штурм Измаильской крепости 11 декабря 1790 г.
      В сражениях на Черном море под командованием Ф. Ф. Ушакова русский флот разгромил турецкий. Как и в предыдущей войне, молдавский народ активно боролся с османскими завоевателями.
      Еще до вступления русских войск на территорию Молдавии в апреле — мае 1788 г. здесь стали формироваться военные отряды молдаван, называемые волонтерскими. Они громили мелкие отрады турок и татар. Многие из них приобрели боевой опыт в русской армии еще в предыдущей русско-турецкой войне.
      В рядах русской армии было большое число молдаван, из тех жителей княжества, которые переселились в Россию по условиям Кючук-Кай-нарджийского мира. Много добровольцев вступило в русскую армию, когда она вошла на территорию Молдавии. К концу войны в составе русской армии насчитывалось около 10 тысяч молдаван-волонтеров. Примерно такое же число молдаван помогали перевозить снаряжение, заготовляли продовольствие и фураж, выполняли другую вспомогательную работу для армии.
      Много молдаван-волонтеров участвовало в сражениях русской армии с турецкой. В битве у Фокшан летом 1789 г. сражался волонтерский отряд из 800 человек, в битве у Рымника участвовало около тысячи, а в штурме Измаила — более двух тысяч волонтеров. Известны имена командиров волонтерских подразделений: подполковники Никорицэ, Кантакузино, майоры Хыржэу, Йордаки, капитан Опинкэ и др. Особенно отличились волонтеры под командованием майора Соболевского. В 1790 г. у крепости Браила они взяли в плен 14 турецких судов.
      Потерпев поражение на суше и на море, Османская империя запросила мира и 29 декабря 1791 г. заключила с Россией Ясский мирный договор. В нем были подтверждены все положения Кючук-Кайнарджийского мира, касающиеся Молдавии. К России присоединена территория между Бугом и Днестром южнее р. Ягорлык. В состав России вошел ряд молдавских сел Поднестровья. Молдавские села, расположенные севернее р. Ягорлык, вошли в состав России в 1793 г. после второго раздела Речи Посполитой. В результате все молдавские поселения левобережья Днестра были освобождены от власти турецких феодалов и администрации польских панов вошли в состав Российского государства.
      Присоединение левобережья Днестра к России сыграло положительную роль в развитии края. Оно содействовало заселению и хозяйственному освоению этих территорий. Приобрели известность такие торговые центры, как Новые Дубоссары, Григориополь (основан в 1792 г.), Тирасполь, возникший около основанной в 1792 г. А. В. Суворовым крепости Срединной и др.
      Установление общей границы между Российским государством и Молдавским княжеством способствовало дальнейшему усилению освободительной борьбы молдавского народа против османского владычества. Русско-турецкие отношения на рубеже XVIII—XIX в. и дальнейшее ослабление османского ига в Молдавском княжестве. Победа буржуазной революции во Франции в 1789 г. значительно изменила международные отношения в Европе. Англия выступила инициатором создания антифран-цузской военной коалиции, в которую вошли Россия, Австрия и Пруссия. Страны коалиции стремились помешать Франции вовлечь Порту в военный блок против России и Австрии.
      Поход Наполеона в Египет в 1798 г. резко обострил турецко-французские отношения. Был заключен русско-турецкий союз, к которому присоединилась и Англия. Использовав сближение с Турцией, Россия дипломатическими средствами добивалась улучшения положения Молдавского княжества в составе Османской империи.
      Особенно активно выступал в защиту населения Молдавии в 1800— 1802 гг. русский консул в Яссах — известный просветитель В. Ф. Малиновский. В результате усилий русской дипломатии в 1802 г. Турция издала специальный указ султана (хатти-шериф). В нем признавалось право России заступаться перед Портой в интересах Молдавского княжества, устанавливался семилетний срок правления молдавских господарей. Они могли быть смещены только при согласии России, в случае совершения тяжелого преступления. Турция уже не могла без согласия России изменять налоги в княжестве, обязывалась не препятствовать открытию училищ, госпиталей и др. Хотя в дальнейшем Порта эти условия нарушала, все же султанский указ 1802 г. сыграл важную роль в укреплении влияния России в Молдавии, способствовал дальнейшему ослаблению османского господства в княжестве.
     
      § 34. Русско-турецкая война 1806—1812 гг. Освобождение Бессарабии от османского ига и ее присоединение к России
      Первый этап войны. После 1802 г. французская дипломатия добивается снова расположения Порты и настраивает ее на войну с Россией. Нарушив указ 1802 г., султан сместил в 1806 г. в Молдавии господаря Александра Мурузи, сторонника России, закрыл для русских военных судов проливы Босфор и Дарданеллы. Османская империя 18 декабря 1806 г. объявила войну России. В конце 1806 г. русские войска беспрепятственно вступили в подвластное Османской империи Молдавское княжество, а весной 1807 г. перешли Дунай.
      Накануне вступления русских войск в Молдавию местные бояре подписали петицию к царю. В ней говорилось, что они надеятся на освобождение от турецкого ига с помощью России и просят принять Молдавию в российское подданство. Тогда же в составе русской армии выходцы из Молдавии и Балканских стран стали формировать воинские части двух видов. Одни части, приравненные к казачьим полкам, состояли из волонтеров, изъявивших желание принять русское подданство, а после войны поселиться со своими семьями в России. В состав других частей входили волонтеры, готовые служить в русской армии только на время войны.
      Одним из центров формирования волонтерских частей была Одесса. Здесь был организован волонтерский корпус под командованием майора Пангало. В составе корпуса, наряду с выходцами из Молдавии, насчитывалось много переселенцев из-за Дуная — болгар, сербов, греков. В Молдавии активное участие в формировании волонтерских отрядов принимал бывший молдавский боярин, полковник русской армии Г. Кантакузен.
      Вступление русской армии на территорию Молдавии и призыв местного населения к борьбе против османских поработителей привели к быстрому росту числа волонтеров. К лету 1807 г. их насчитывалось около 20 тысяч человек. Это были выходцы из Молдавии и балканских стран. Они активно участвовали во всех крупных сражениях русской армии— осаде Измаила, битве у Джурджу, Обилешт, а также за Дунаем.
      Как и в предыдущих войнах, местные жители помогали русской армии, участвуя в ремонте дорог, строительстве мостов, переправ, снабжении продовольствием и фуражом, предоставляли армии свой транспорт и др.
      Тильзитский мир, заключенный между Россией и Францией в июле 1807 г., сказался на дальнейшем ходе русско-турецкой войны. При посредничестве Франции Россия и Османская империя заключили Слободзей-ское перемирие. Военные действия приостановились. Начались переговоры о мире.
      Как и в предыдущих русско-турецких войнах русское командование создало в Молдавии гражданскую администрацию. Под ее руководством были приняты меры по ограничению злоупотреблений местных бояр и обеспечению армии продовольствием и фуражом.
     
      Второй этап войны (1809—1811 гг.).
      К весне 1809 г.переговоры о мире между Россией и Османской империей зашли в тупик. Турция заключила союз с Англией, которая убедила Порту не прекращать войны против России. Английская эскадра вошла в черноморские проливы. Военные действия возобновились.
      Международная обстановка в Европе к тому времени значительно изменилась. Наполеон готовился к походу в Россию и намеревался использовать Османскую империю в качестве своей союзницы. Перед Россией встала задача быстро завершить войну. Русская армия готовилась к активным военным действиям. Ее состав снова стали пополнять молдавские волонтеры. На этом этапе войны их зачисляли в русские регулярные части.
      Под командованием ученика Суворова — генерала Багратиона, ставшего во главе русской армии в августе 1809 г., местные волонтеры участвовали к ряде сражений русских войск при взятии крепостей Мачин, Браила, Кюстепдже. Угроза вторжения Наполеона заставила русское правительство перебросить часть армии из Молдавии на укрепление северо-западной границы России. Оставшиеся войска должны были успешно закончить войну, чтобы сосредоточить все силы для борьбы с Наполеоном.
      Выполнение этой задачи было возложено на выдающегося русского полководца и дипломата Михаила Илларионовича Кутузова, ставшего главнокомандующим русской армии на Дунае весной 1811 г. И он блестяще с ней справился. Знаменитая Рущукская операция началась летом 1811 г. Русские войска вышли из укреплений на правом берегу Дуная и переправились на левый. Затем неожиданно для турок вернувшись на правый берег, Кутузов разгромил под Рущуком вышедшие из крепостей турецкие войска. После этого Кутузов снова возвратил русские войска на левый берег Дуная, оставив крепость Рущук. Турецкое командование, приняв этот маневр за слабость русских, приказало войскам выйти из крепостей и перейти через Дунай. Когда половина 70-тысячного войска Ахмеда-паши оказалась на левом берегу, 14 октября 1811 г. Кутузов по наведенному накануне мосту переправил на правый берег Дуная русский корпус, который разгромил расположенный там турецкий лагерь. Все резервы турецкой армии были уничтожены, пути к отступлению группировки турок с левого берега (36 тысяч человек) отрезаны. Это было знаменитое «Слободзейское окружение». Потерпев полное поражение, Порта согласилась на мирные переговоры, которые начались 19 октября 1811 г. в г. Бухаресте.
      Бухарестский мир. Присоединение Бессарабии к России. Зная о готовящемся нападении Наполеона на Россию, Турция затягивала переговоры о мире. Но М. И. Кутузов, проявив большое дипломатическое искусство, сумел преодолеть противодействие враждебных сил. Мирный договор был подписан 16 мая 1812 г., за 26 дней до нападения Наполеона на Россию. Это позволило России сосредоточить все силы для борьбы с агрессией.
      По условиям мира Османская империя передавала России земли между Днестром и Прутом, получившие в 1813 г. название Бессарабия. До тех пор Бессарабией назывался лишь юг Днестровско-Прутского междуречья. Россия также приобрела право военного судоходства по Дунаю от моря до устья Прута и торгового судоходства по всему течению реки. Остальная часть Молдавского княжества оставалась под турецким владычеством.
      Присоединение Бессарабии, а несколько ранее и левобережья Днестра, к Российскому государству, несмотря на то, что в России у власти находи-
      лись царь и помещики, имело прогрессивное значение. Население края навсегда избавилось от многовекового османского ига, прекратились набеги татарских орд на молдавские села и города, вывоз материальных и денежных средств в Османскую империю. Создались предпосылки для быстрого роста численности населения края, развития в нем сельского хозяйства, промышленности и торговли.
      Присоединение Бессарабии и Левобережного Поднестровья к России способствовало усилению влияния российской культуры, открывало возможность для расширения связей молдавского народа с великим русским, украинским и другими народами, содействовало его приобщению к общероссийскому революционному движению, участию в совместной борьбе против общих угнетателей — царя, помещиков и капиталистов.
     
      Раздел IV. РАЗЛОЖЕНИЕ ФЕОДАЛЬНЫХ И ФОРМИРОВАНИЕ КАПИТАЛИСТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИИ В БЕССАРАБИИ И ЛЕВОБЕРЕЖНОМ ПОДНЕСТРОВЬЕ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX В.
     
      Глава XII.
      ЭКОНОМИЧЕСКОВ РАЗВИТИЕ В1ССАРАБИИ И ЛЕВОБЕРЕЖНОГО ПОДНЕСТРОВЬЯ В ДОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД
     
      § 35. Административное устройство и заселение края
      Административное деление. Ко времени присоединения к России территория Бессарабии в административном отношении состояла из нескольких частей с различным историческим прошлым. Восточные уезды Молдавского княжества (Лапушно-Оргеевский, Сорокский и другие более мелкие уезды) занимали в основном среднюю часть Днестровско-Прутского междуречья1. Крепости Хотин, Бендеры, Аккерман, Килия и Измаил с предместьями и прилегающими поселениями при османском господстве составляли турецкие райи. Степная часть юга междуречья, под названием Буджак, была районом кочевьев ногайцев и татар, которые во время русско-турецкой войны 1806—1812 гг. были переселены в Приазовье. Все эти территории составили вновь образованную в 1813 г. административную едийицу — Бессарабскую область2.
      После присоединения к России изменилось и административное деление территорий Левобережного Поднестровья. Очаковская земля, находившаяся ранее под властью татар, а потом турок, вошла в состав Хер-сонской губернии. Левобережье Днестра севернее р. Ягорлык, входившее ранее в состав Речи Посполитой, после присоединения к России в 1703 г. было вскоре включено в состав Подольской губернии.
      Объединение ранее разрозненных частей Бессарабии и Левобережного Поднестровья в составе Российского государства создало предпосылки для их экономического единства. Это содействовало воссоединению про-
      1 Западная часть Молдавского княжества, расположенная между р. Прут и Карпатскими горами, и после 1812 г. продолжала находиться под турецким владычеством, а в 1859 г. в ходе борьбы против османского господства объединилась с Валахией, составив Румынское государство.
      2 Области — районы России с особым административным устройством. С 1873 г. Бессарабская область стала именоваться губернией.
      живавших здесь молдаван, тесному общению многонационального населения этих земель, их приобщению к передовой культуре России. Особенности административного устройства Бессарабии. Учитывая приграничное положение края, царизм стремился создать себе прочную поддержку среди местного ооярства. Его целью было также показать порабощенным Османской империей народам Балканского полуострова пример управления присоединенными к России землями. Поэтому в административном устройстве края в первые десятилетия после его присоединения к Российскому государству сохранился ряд особенностей.
      Согласно закону 1813 г. («Правила временного правления Бессарабии») край получал права области, управляемой областным правительством во главе с гражданским губернатором. Молдавские бояре и чиновники составляли в правительстве большинство. Сохранялись местные гражданские законы и обычаи, так называемые «местные законы Бессарабии». В 1816 г. была введена должность полномочного наместника, который осуществлял верховную власть в крае. Ему подчинялся и гражданский губернатор.
      Права и привилегии молдавского боярства в управлении краем сохранял и закон 1818 г. «Устав образования Бессарабской области». По закону при наместнике создавался Верховный совет и областной суд. В совете большинство составляли молдавские бояре. Они также возглавляли местное управление. Занимая должности уездных исправников, бояре обладали всей полнотой власти на местах.
      В 20-х гг. царизм, как и в ряде других окраин, стал постепенно ликвидировать местные особенности в области администрации, суда, права. В 1828 г. было отменено наместничество, введены общероссийские губернские учреждения, Бессарабия на общих основаниях с другими губерниями вошла в Новороссийский край. В Левобережном Поднестровье еще со времени присоединения этих земель к России действовали общероссийские губернские учреждения. Отмена особенностей в управлении Бессарабией не задела прав и привилегий молдавских бояр, которые были причислены к дворянскому сословию.
      Общероссийская система управления и законы, введенные в Бессарабии в 1828 г., несмотря на их феодальный характер, в большей мере соответствовали социально-экономическим потребностям развития края, поскольку они отражали более высокий уровень общественного строя, чем существовавший в период османского владычества.
      Рост численности населения. До присоединения Бессарабии к России территория Днестровско-Прутского междуречья была менее заселена, чем остальная часть княжества. Это объяснялось наличием значительных степных массивов, трудно поддающихся освоению. Расположенные на окраине княжества, эти земли часто подвергались нападениям татарских орд. Очень слабо заселенными являлись бывшие турецкие райи и ко-
      Болгарские и гагаузские переселенцы на юге Бессарабии (Рис. В. Широкорада).
      чевья татар юга области, а также Очаковская земля на левобережье Днестра.
      Понимая выгодность экономического и стратегического расположения Бессарабии и Левобережного Поднестровья, русское правительство принимало меры к увеличению численности населения края, освоению малозаселенных земель. Важную роль в этом сыграло организованное правительством переселение из внутренних губерний страны и из-за рубежа. На юг Бессарабии в течение первых десятилетий после присоединения края к России переселилось более 10 тысяч государственных крестьян из русских и украинских губерний, много тысяч семей из-за рубежа — болгар, гагаузов, греков, бежавших от турецкого ига, а также немцев, поляков, швейцарцев. Основаны военно-хозяйственные станицы и хутора Дунайского казачьего войска и другие поселения. На юге края к 1841 г. насчитывалось 73 поселения болгар и гагаузов, в которых проживало 64 тысячи человек.
      Иностранным переселенцам, в том числе болгарам и гагаузам, правительство представило статус колонистов. Согласно указу сената 1819 г. задунайские переселенцы получили по 60 десятин земли на семью, освобождались от некоторых налогов, от воинской повинности, приобретали право перехода в другие, сословия.
      Предоставляя льготы переселенцам, царизм стремился создать себе поддержку среди богатых колонистов, а также завоевать симпатии народов Балканского полуострова, находящихся под османским гнетом. Большую роль в устройстве задунайских переселенцев сыграли наместник Бессарабской области Я. Н. Инзов и будущий декабрист А. П. Юшневский.
      Царское правительство не распространило на Бессарабию крепостного права. Наряду с этим, благоприятные природные условия, массивы малозаселенных земель, привлекали беглых крестьян, из внутренних губерний и из-за рубежа. Происходило стихийное переселенческое движение, которое по своим масштабам превосходило организованное правительственное переселение. Внутри края крестьяне из более заселенных северных уездов стремились в слабо заселенные южные.
      Многонациональный состав переселенцев (молдаване, русские, украинцы, болгары, гагаузы, немцы и др.) содействовал ускорению хозяйственного подъема края, развитию земледелия, ремесла, торговли. Мол даване умело разводили крупный и мелкий рогатый скот, были искусными виноградарями, садоводами; русские и украинцы принесли с собой богатые традиции возделывания зерновых культур, льна, конопли; болгары и гагаузы — огородных культур, шелководства, разведения ценной породы овец — цигеек и др.
      Наряду с притоком населения извне значительным был и естественный прирост. С 30-х гг. он преобладает. В период с 1812 г. до 1861 г. население Бессарабии возросло в 4 раза: примерно с 250 тысяч до 1 млн. человек. К середине XIX в. более половины населения области составляли молдаване. Русских и украинцев насчитывалось около 300 тысяч человек, далее следовали болгары, гагаузы, евреи, немцы, поляки, греки, цыгане и др. Основная часть жителей проживала в сельской местности. Горожане составляли примерно пятую часть населения края.
      Особенно возрастала численность населения Левобережного Поднес-тровья. Здесь в 1799 г. только на Очаковской земле числилось более 18 тысяч молдаван. В середине 50-х гг. XIX в. на той же территории проживало около 60 тысяч молдаван. Рос удельный вес русских и украинских поселенцев. Поселения основывали также болгары, немцы, армяне. Между поселенцами разных национальностей устанавливались добрососедские отношения.
     
      § 36. Развитие сельского хозяйства и промышленности
      Сельское хозяйство. Присоединение Бессарабии и Левобережного Поднестровья к России создало более благоприятные условия для развития сельского хозяйства в крае. Отпали обязательные поставки продовольствия по низким ценам в Османскую империю, открылись возможности для экспорта зерна через черноморские порты, особенно Одессу.
      Но и в первой половине XIX в. сельское хозяйство развивалось преимущественно на феодальной основе, что замедляло его прогресс. До середины века ведущей отраслью сельского хозяйства оставалось животноводство. На юге края преобладало пастбищное степное скотоводство. На севере и в центре животноводство было тесно связано с земледелием: внутри каждого села, как и в предыдущие века, участки земли под пашню, пастбища и сенокос постоянно чередовались. Крестьяне могли пользоваться всеми пастбищами и сенокосами села без ограничения. Но уже в первые десятилетия XIX в. прежняя форма пользования землей постепенно видоизменяется. Рост площадей под зерновыми культурами, как и в крестьянских, так и в помещичьих хозяйствах приводил к сокращению угодий для скотоводства, т. е. сенокосов и пастбищ. Поэтому помещики стали выделять каждой крестьянской семье в зависимости от количества скота участки земли — наделы для пастбища и сенокоса, а впоследствии и для земледелия. После этого крестьяне пользовались не всеми общинными угодьями села, а лишь своим индивидуальным наделом.
      В середине 30-х гг. в сельском хозяйстве севера и центра края ведущую роль стало играть земледелие. К 40—50-м гг. оно начинает преобладать в сельском хозяйстве всего края. Это произошло в результате роста численности населения, втягивания экономики края во всероссийский и мировой рынки, ее специализации на торговом земледелии. Общий сбор зерна увеличился примерно с 700 тысяч четвертей1 в 1814 г. до 4,5 млн. четвертей в начале 50-х гг. Стали выращивать улучшенные сорта озимой пшеницы, завезенной из центральных губерний, усовершенствовались орудия труда: вводились металлические плуги, сеялки, молотилки и др. Но эти усовершенствования коснулись помещичьих и кулацких хозяйств и оказались мало доступными основной массе крестьян.
      В хозяйствах помещиков преобладали посевы пшеницы, предназначенной для продажи, а в крестьянских — кукуруза. Производство зерна для продажи получило особое развитие на юге края. Широкие возможности сбыта продукции на общероссийский рынок способствовали быстрому раз-
      1 В одной четверти — 8-10 пудов.
      витию в крае таких отраслей сельского хозяйства, как виноградарство и виноделие, садоводство, табаководство и др. В течение первой половины XIX в. площади виноградников увеличились более чем в 2,5, а производство вина более чем в 3 раза. Виноградарство и садоводство наибольшее распространение получило в средней части Бессарабии и в нижнем Под-нестровье.
      Хотя в середине XIX в. скотоводство перестало быть ведущей отраслью сельского хозяйства, оно по-прежнему занимало видное место в экономике края. Значительно возросло поголовье и улучшилась порода крупного рогатого скота, лошадей, овец. Шире практиковались заготовка корма для скота, строительство животноводческих помещений. На юге Бессарабии происходила специализация на тонкорунном овцеводстве, дающем высококачественную шерсть.
      В Бессарабии и на левобережье Днестра развивались также льноводство, шелководство, огородничество, бахчеводство и другие отрасли сельского хозяйства.
      Развитие ремесла. На рубеже XVIII—XIX вв. промышленность в Днес-тровско-Прутском междуречье и на левобережье Днестра находилась ниже среднего уровня, достигнутого в Молдавском княжестве в целом. При меньшей плотности населения, менее развитой городской жизни и более слабых экономических связях между отдельными районами, процесс отделения ремесла от сельского хозяйства здесь несколько отставал. Это объяснялось окраинным расположением территории, часто опустошаемой татарскими ордами.
      Благоприятные условия для экономического роста, сложившиеся в Бессарабии и на левобережье Днестра после их присоединения к России, сказались и на развитии ремесла, промыслов, мануфактур. Однако в первые десятилетия XIX в., когда экономические связи между отдельными частями края только устанавливались и шел процесс его заселения, промышленность развивалась медленно. Значительное распространение получили домашние промыслы. Крестьяне, особенно задунайские переселенцы (болгары, гагаузы), сами изготовляли ткани, домашнюю утварь, одежду, орудия труда.
      В последующие десятилетия рост численности населения, расширение рыночных связей ускорили развитие промышленности. В селах увеличивалось число людей, для которых ремесло было главным источником средств к существованию. Если в 1828 г. в Бессарабии их было около 1 тысячи, то к 1861 г.— уже около 4 тысяч. В городах численность ремесленников, организованных в цеха, выросла с 2,6 тысяч в 1835 г. до 7 тысяч в 1858 г. Большинство ремесленников владело небольшими мастерскими, которые часто размещались в жилых помещениях. Их доходы едва покрывали потребности семьи ремесленника и его подати.
      Мануфактуры. После присоединения края к России росло число болеекрупных мастерских, где кроме владельца трудились ученики, подмастерья, наемные рабочие. Утверждается мануфактурное производство, которое раньше было развито слабо.
      Мануфактуры, основанные помещиками, где применялся даровой труд крестьян, вытеснялись мануфактурами, основанными купцами, скупщиками, зажиточными крестьянами, где применялся труд наемных рабочих. В середине XIX в. на купеческом мыловаренном заводе в г. Бельцах работало 22 наемных рабочих, на купеческой фабрике в с. Вистерниченах, выпускавшей текстильные изделия, работало 35 вольнонаемных рабочих, а на аккерманском салотопильном заводе — 60 наемных рабочих. Это, свидетельствовало о становлении капиталистического производства и формировании буржуазии и пролетариата.
      По мере развития капитализма в России все больше районов осуществляют промышленную специализацию. В Бессарабии и Левобережном Поднестровье промышленность специализируется на переработке сельскохозяйственных продуктов. Возникло большое число предприятий, поставляющих товары на общероссийский рынок: винодельческих, фруктосу-шильных,мукомольных, маслобойных, кожевенных, шерстомойных и др.
      В 50-х гг. стали появляться предприятия фабрично-заводского типа, на которых применялись паровые двигатели, усовершенствованная технология. Первые паровые двигатели применялись на мукомольных и винокуренных предприятиях. К началу 60-х гг. в Бессарабии насчитывалось 28 паровых мельниц. В. И. Ленин указывал, что паровые мельницы — это характерный спутник крупной машинной индустрии. Это свидетельствует о развитии капитализма в крае.
      Промыслы. В экономике края важную роль играли соляной и рыбный промыслы, сосредоточенные на юге. Здесь работали по найму тысячи крестьян, приезжавших на заработки из северных и центральных уездов Бессарабии и других губерний. Продукция сбывалась не только в области, но и за ее пределами.
      В городах и селах работало также большое число мелких кустарных предприятий и мануфактур, которые специализировались на деревообработке, изготовлении кирпича, черепицы, свечей, воска, шерстяных изделий и других товаров для населения края. Если в 1830 г. в Бессарабии и на левобережье Днестра насчитывалось около 150 таких предприятий, то к 1858 г. их стало более 450. Сельскохозяйственную технику и промышленное оборудование завозили из промышленных губерний страны и из-за рубежа. Одновременно большая часть продукции сельского хозяйства вывозилась за пределы края в виде сырья. Но предприятиям, в том числе и государственным, не хватало кредитов, а также высококвалифицированных специалистов. В результате по уровню развития промышленности Бессарабия уступала многим губерниям Европейской России.
     
      § 37. Развитие торговли и рост городов
      Торговля. Обеспечение внутренней безопасности, рост численности населения и производства в Бессарабии и на левобережье Днестра в первой половине XIX в. способствовали расширению внутренней и внешней торговли края.
      После присоединения Бессарабии к России царское правительство приняло ряд мер, содействующих развитию торговли в области. Существовавшая до 1812 г. таможенно-карантинная линия по Днестру стала постепенно ликвидироваться. В 1818 г. был разрешен беспрепятственный пропуск бессарабской пшеницы в Одессу через Овидиопольский пункт, а в 1830 г. эта линия была упразднена. В том же 1830 г. бессарабское купечество получило льготы при продаже вина, скота, уплате налогов и др. На Бессарабию была распространена общероссийская политика ограждения местного рынка от иностранной конкуренции.
      Все эти меры, а также специализация края на производстве сельскохозяйственных товаров, которые пользовались спросом за его пределами, укрепляли экономические связи с другими губерниями. Полученные доходы частично использовались для совершенствования производства, особенно в крупных хозяйствах. Бессарабия и Левобережное Поднестровье втягивались в формирующийся капиталистический рынок всей страны.
      В первые десятилетия после 1812 г. большую роль во внутренней торговле играли ярмарки в Кишиневе, Тирасполе, Бельцах, Сороках, Измаиле и др. На ярмарки, кроме местных торговцев, съезжалось много купцов из других губерний. Они закупали зерно, скот, вино, табак, шерсть, кожи, товары местных ремесленников и продавали промышленные изделия, в первую очередь продукцию текстильной промышленности центральных губерний. Происходил процесс специализации ярмарочной торговли: в Кишиневе и Измаиле торговали преимущественно мануфактурой, в Бельцах — скотом, Сороках — табаком и т. д.
      К середине XIX в., по мере развития капиталистических отношений, значение ярмарок уменьшается. Их постепенно вытесняет постоянная торговля через городские торги, лавки. Бессарабия и Левобережное Поднестровье поставляли на всероссийский рынок в возрастающем количестве виноград и виноградное вино, свежие и сушеные фрукты (чернослив, сушеные яблоки и др.), орехи, табак, соль, рыбу, лес и др.
      Продукция сельского хозяйства края, особенно пшеница, скот, шерсть, вывозилась также в зарубежные страны: Австрию, Италию, Турцию, Грецию, Францию, Англию и др. Активная внешняя торговля способствовала повышению товарности земледелия и скотоводства в крае. Ввозились же промышленные изделия, предметы роскоши. Экспорт преобладал над импортом. Торговля с другими странами осуществлялась через Одессу и ряд таможенных застав: Скулянскую, Липканскую, Новоселицкую, Леовскую, Ренийскую, Измаильскую. Через Бессарабию и Левобережное Поднестровье товары ввозили из-за рубежа во внутренние губернии и вывозили из этих губерний за границу. Перевозка товаров способствовала развитию извозного промысла, речного и морского судоходства в пределах края.
      Торговые перевозки осуществлялись гужевым транспортом, товары переправлялись также по Днестру, Пруту, Дунаю и Черному морю. Важную роль играли порты и пристани на Днестре и его лимане (Бендеры, Аккерман) и на Дунае (Измаил, Килия, Рени).
      Развитие торговли в Бессарабии и на левобережье Днестра приводило к увеличению численности купечества и его капиталов. Купцы составляли значительную часть формирующейся местной буржуазии. В торговые отношения втягивались зажиточные коестьяне, помещики-предприниматели, арендаторы. Расширение продажи на рынке продуктов сельского хозяйства и продукции местных промыслов способствовало повышению их товарности, складыванию капиталистических форм производства.
      Рост городов. Ко времени присоединения Бессарабии и Левобережного По-днестровья к России в крае не было заметных торгово-ремесленных центров. Городские поселения были небольшими, в них проживало от 1 до 2 тысяч человек (Оргеев, Сороки, Бельцы, Дубоссары и др.) Крепости окружали посады, где проживало от 3,5 до 7 тысяч жителей (Бендеры, Хотин, Измаил, Аккерман, Килия).
      В Кишиневе в 1812 г. было 7 тысяч жителей. Его превращение в важнейший экономический и административный центр края привело к росту численности населения до 87 тысяч человек в 1861 г. В результате подъема экономики быстро развивались и другие города. Росло число торговых местечек в Бессарабии. В 1860 г. их насчитывалось до 30. Около половины городских жителей было занято сельскохозяйственным производством.
      В 1818 г. местечко Бельцы было преобразовано в город, ставший важным торговым центром по экспорту в Центральную Европу животноводческих товаров и хлеба из Бессарабии и Правобережной Украины. Бендеры, Тирасполь, Аккерман, Измаил, Килия, Кагул и др. города развивались как торговые центры на водных путях (Днестре, Дунае, Пруте).
      Несмотря на феодально-крепостнический гнет, существовавший в стране в первой половине XIX в., общие благоприятные условия для экономического роста Бессарабии и Левобережного Поднестровья после присоединения края к России способствовали развитию сельского хозяйства, горо-
      Дом Инзова в Кишиневе, в котором жил А. С. Пушкин. (Рисунок середины XIX в.).
      дов, ремесел и торговли. Хотя, как и во всей России, в экономике края господствовала феодальная система хозяйства, в ее недрах развивались новые, капиталистические отношения, которые привели к кризису феодального строя.
     
      Глава XIII.
      СОЦИАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И АНТИФЕОДАЛЬНАЯ БОРЬБА В БЕССАРАБИИ И ЛЕВОБЕРЕЖНОМ ПОДНЕСТРОВЬЕ В ДОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД
     
      § 38. Изменения в классовом составе села и города
      Социальная политика царского правительства. Политика, проводимая царским правительством в Бессарабии и на левобережье Днестра, в целом отвечала интересам русских и молдавских дворян. Она была направлена на освоение новых земель для расширения базы феодальной эксплуатации, сохранения феодального строя. Трудовое население края, как и другие народы Российской империи, в том числе и русский, испытывали тяжелый гнет самодержавия, страдали от самовольств царских чиновников. Но политика царизма имела здесь свои особенности, которые определялись пограничным положением края. Царизм был заинтересован в скорейшем заселении и повышении его военно-экономического потенциала. Принимая меры по улучшению положения населения, русское правительство стремилось завоевать симпатии народов Балканского полуострова и укрепить там свое влияние.
      Администрация края ликвидировала значительную часть налогов и обременительных повинностей времен османского владычества. Жители Бессарабии освобождались на три года от уплаты государственных податей и на ряд десятилетий от несения рекрутской повинности (призыва в армию). В результате этих мероприятий, повинности крестьян в пользу государства перестали быть главной формой их феодальной эксплуатации.
      Царское правительство приравняло бессарабских бояр к русским дворянам, за ними были признаны их права на землю. Воспользовавшись ослаблением государственного налогового гнета, дворяне все больше увеличивали объем крестьянских повинностей в своих поместьях. Царское правительство считало дворян своей опорой в крае, что выражало классовый характер его политики. Но царизм был вынужден проявить гибкость, что исходило из общегосударственных интересов, связанных с приграничным положением края. Все это, а также стремление предотвратить бегство крестьян за рубеж обусловило отказ царизма от введения здесь крепостного права. Было также запрещено переселение в Бессарабию крепостных крестьян из других губерний страны. Эти меры сыграли положительную роль в дальнейшем развитии края.
      Изменения в положении категорий крестьян. После присоединения Бессарабии к России категории сельского населения, отличавшиеся ранее между собой размером и формой уплаты налогов (бирнйки, руфеты и др.), стали постепенно исчезать. Это было связано со значительным ослаблением налогового обложения населения феодальным государством. Вот почему степень обременительности государственными повинностями перестала быть главным критерием при подразделении крестьян на категории. Таким критерием стала их поземельная зависимость от помещиков, монастырей, казны. Бывших бирников в законодательных актах начали называть «свободными поселянами» или «царанами» (молдавское наименование крестьянина вообще). К началу 30-х гг. термин «царане» стал употребляться и в более узком смысле — для обозначения феодальнозависимых крестьян, живших на землях частных владельцев.
      Законы подразделяли царан на: 1) зависимых от частных владельцев, живших на помещичьих и монастырских землях (собственно царан); 2) мелких землевладельцев — крестьян, живущих на своих землях в ре-зешских селах (царан-резешей) и 3) поселенных на казенных землях. Последняя группа вошла в сформировавшуюся новую категорию сельского населения — государственных крестьян. Категориями крестьян, живших на казенных землях, являлись также колонисты, дунайские казаки.
      Особую категорию сельского населения составляли бывшие холопы-цыгане, которые были приравнены к русским крепостным. Помещики переселили в край небольшое количество крепостных из других губерний (в основном дворовых). Накануне крестьянской реформы крепостные Бессарабии составляли лишь 1,2% от общего числа населения.
      Зависимые крестьяне, жившие на помещичьих и монастырских землях. Основная масса феодально-завцсимых крестьян Бессарабии и Левобережного Поднестровья проживала на помещичьих и монастырских землях. В Бессарабии после 1812 г. в основу отношений феодально-зависимых крестьян и владельцев земли были положены законодательные акты молдавских господарей второй половины XVIII в. о крестьянских повинностях. Согласно этим законам, как вам известно из предыдущих уроков, крестьяне отбывали владельцам 12-дневную урочную барщину и вносили дижму (десятину) с урожая.
      Царское правительство подтвердило право перехода крестьян к другим владельцам и ли в город и приобретения собственной земли. Но право переселения на казенные земли было ограничено. Крестьянин мог уйти от помещика, лишь полностью рассчитавшись с ним. Практически крестьяне были не в состоянии выполнить всех обязательств перед владельцами и поэтому редко могли воспользоваться предоставленным им правом перехода.
      Крестьяне приносят оброк помещику (Рис. Б. Широкорада).
      Государственные налоги, уплачиваемые крестьянами, были намного ниже, чем в период обманского ига. Поэтому помещики и духовенство на протяжении XIX в. все более увеличивали объем «урока» барщинных работ, вводили новые трудовые повинности. Для выполнения заданий одного «урочного» дня крестьяне работали фактически 2—3 дня.
      К середине XIX в., в результате перехода многих помещиков к производству зерна для продажи на рынке, усиливалась эксплуатация крестьян, ограничивался их земельный надел. Царское правительство издало ряд законов («Положение о царанах» 1834 г. и «Нормальный контракт» 1846 г.), призванных обеспечить помещиков рабочими руками. Царанам предлагалось заключить с владельцами «соглашения» об объеме повинностей. Но крестьяне отвергали эти законы и не подписывали соглашения, поскольку они увеличивали их зависимость от помещиков и монастырей.
      В Левобережном Поднестровье, в пределах Херсонской губернии, крестьяне, жившие на помещичьих землях, согласно «Положению 1804 г.», составили категорию «обязанных поселян». Они, как и бессарабские царане, выполняли 12-дневную урочную барщину, но не имели права переходить на другие земли. Такой переход был разрешен только в 1827 г.
      В молдавских селах Подольской губернии еще с времен власти Речи Посполитой основная масса крестьян состояла из крепостных. На помещичьих землях Левобережного Поднестровья и юга Бессарабии поселялись также крестъяне-десятинщики. Снимая у помещиков на год определенное число десятин земли, они выполняли владельческие повинности по соглашению с ними. Рассчитавшись с помещиком, эти крестьяне могли переходить к другому владельцу.
      Мелкие земельные собственники — резеши. В первой половине XIX в. примерно 12% жителей Бессарабии составляли резеши. Пестрый состав резешских сел характерен для этого как и для предыдущего периода. Наряду с основной массой мелких собственни-ков-крестьян в таких селах проживали и многие представители низших слоев господствующего класса, разорившиеся в период османского ига (мазылы, рупташи и др.). Они также имели все права резешей.
      Ослабление государственного налогового гнета после 1812 г. значительно улучшило положение резешей-крестьян. Они платили такие же государственные подати, как и зависимые крестьяне, но в отличие от них не выполняли владельческих повинностей помещикам и монастырям. В процессе формирования капиталистических отношений в резешские села все больше проникали буржуазные элементы: купцы, мещане. Они захватывали земли крестьян. Разбогатевшие резеши-крестьяне, многие представители низших слоев господствующего класса (мазылы, рупташи, церковники) выходили из резешской общины, отделяя свои земли от других. Производя все больше товаров для продажи на рынке, они превращались в сельских буржуа.
      Значительная часть бедных резешей-крестьян не могла вести хозяйство на своих мелких участках и переходила на помещичьи земли. Они обрабатывали землю владельцам в счет феодальных повинностей, как и зависимые царане. Столкнувшись с усилившимся помещичьим гнетом, многие из них вновь возвращались на свои мелкие участки в резешские села.
      Крестьяне, жившие на казенных землях. Самой многочисленной категорией крестьян, поселенной на землях, принадлежавших казне, в Бессарабии и Левобережном Поднестровье, являлись государственные крестьяне. Это были жители бывших турецких рай и татарских владений, переселенцы из центральных губерний России. На казенных землях юга области жили и феодально-зависимые царане, переселившиеся из центральных и северных уездов Бессарабии. Более половины всего состава государственных крестьян составляли молдаване. Государственным крестьянам выделялось по 30 десятин казенной земли на семью. Земля находилась в ведении сельской общины, которая осуществляла периодические переделы.
      За пользование землей они платили налоги и подати государству.
      Наиболее обеспечены землей были иностранные колонисты: болгары, гагаузы, немцы. Правительство отводило по 50—60 десятин казенной земли на каждую семью. Это давало им возможность производить сельскохозяйственную продукцию для продажи, широко применять в своих хозяйствах труд наемных работников. В хозяйствах богатых колонистов и государственных крестьян трудились также сезонные наемные работники, приехавшие на заработки из северных уездов Бессарабии, где малоземелье было особенно чувствительным.
      В целом в крае сельские богачи из крестьян наряду с купцами, мещанами и отдельными помещиками (ставшими на путь предпринимательства) строили винокурни, сыроварни, маслобойни, мельницьии другие промышленные и торговые предприятия, где применялся наемный труд. Происходил процесс формирования сельской буржуазии и пролетариата. Городские сословия. В первой половине XIX в. городское население Бессарабии и Левобережного Поднестровья делилось в основном на те же сословия, что и в России: мещане, цеховые ремесленники, купцы, почетные граждане, рабочие люди.
      Самое многочисленное податное сословие составляли мещане. Их численность быстро увеличивалась за счет поселения крестьян в города, и особенно за счет переселенцев из других губерний и из-за рубежа. Мещане были приписаны к «мещанским обществам», управляемым старостами. Б состав отдельных обществ в Бессарабии входили проживавшие в городах представители привилегированных категорий населения, образованных еще в период османского ига: мазылы, рупташи и др. Они платили более низкие государственные налоги, не могли быть подвергнуты телесному наказанию. Мещане подразделялись также на национальные общества: молдавское, греческое, болгарское и др. Основная масса мещан края занималась земледелием.
      Большинство ремесленников в городах было объединено в цеха, которые подчинялись цеховому законодательству. Цеховые уставы устанавливали несколько степеней ремесленников: мастера, подмастерья, ученики и работники. Каждый мастер имел права хозяина над работавшими в его мастерской ремесленниками остальных степеней. Уставы цехов предусматривали применение наемного труда в мастерских, что отражало возникновение капиталистических отношений. Но эти возможности ограничивали цеховые порядки, мешавшие свободной конкуренции, переходу работников от одного предпринимателя к другому. В Кишиневе к 1861 г. числилось более сорока ремесленных цехов и около 60% всех городских ремесленников области. Заметную группу городского населения составляли рабочие возникающих мануфактур.
      Важное место в составе городских сословий занимало купечество. Оно пополнялось за счет торгующих крестьян и мещан. Количество купцов, по мере развития капитализма в крае, возрастало, что отражало рост торговой буржуазии в городах. В зависимости от имущественного состояния купцы приписывались к трем гильдиям. Большинство из них относились к третьей гильдии. Все купцы платили гилъдийские пошлины.
      После присоединения края к России были отменены особые привилегии, которыми пользовались иностранные купцы в период османского ига. Это укрепило положение местного купечества, притесняемого до 1812 г. иностранным.
      В 1832 г. в Бессарабии и на левобережье Днестра, как и во внутренних губерниях, было учреждено почетное гражданство. Оно предоставлялось верхушке возникающей буржуазии, выделяя ее из общей массы мещан. Почетные граждане не были податным сословием, они подразделялись на потомственных (т. е. с передачей звания по наследству) и личных. Как и дворянство почетные граждане пользовались рядом привилегий: свободой передвижения, освобождением от телесного наказания и др.
      В городах, таким образом, процесс формирования классов капиталистического общества (буржуазии и наемных рабочих) был активней, чем в сельской местности.
     
      § 39. Классовая борьба крестьян и горожан
      Основные направления антифеодальной борьбы крестьян. После присоединения Бессарабии и Левобережного Поднестровья к Российскому государству изменяются направления борьбы крестьян против своих угнетателей. Эксплуатация царан феодальным государством была несколько ослаблена. Теперь их борьба была направлена не столько против налогового гнета, сколько против их постоянно растущих повинностей в пользу помещиков и монастырей. Феодально-зависимые крестьяне боролись против роста объема барщины и оброка, сокращения земель, которыми они пользовались, введения дополнительных повинностей, против притеснений и насилия со стороны землевладельцев.
      Крестьяне, живущие на государственной земле (государственные крестьяне, колонисты, дунайские казаки и др.) выступали против злоупотреблений и произвола местной администрации при переделе земли,
      распределении податей, против обременения повинностями, захвата их угодий помещиками и др. Крестьяне-резеши боролись против стремления помещиков, монастырей, купцов, мещан захватить их земли.
      Внутри различных категорий крестьян все более проявлялась борьба между сельскими богачами и бедняками. Богачи занимали ключевые позиции в сельской администрации, захватывали лучшие земли, занимались ростовщичеством, закабаляя бедных односельчан.
      В целом крестьянское движение в Бессарабии и на левобережье Днестра являлось составной частью аграрного движения всей России. Оно принимало различные формы: жалобы, направляемьш администрации, на помещичий произвол и угнетение, отказ от выполнения повинностей, переселения на казенные земли, побеги, расправы с угнетателями, волнения, гайдучество.
      В ответ на усиление помещичьего гнета многие феодально-зависимые крестьяне стремились переселиться на казенные земли. Свободные казенные земли на юге края и менее тяжелый феодальный гнет побуждали к переселению безземельных царан, особенно с севера Бессарабии. Царское правительство, защищая интересы помещиков, нуждавшихся в рабочих руках, препятствовало переселению, возвращало обратно многих царан, самовольно ушедших на казенные земли.
      Упорную борьбу вели феодально-зависимые крестьяне Бессарабии против попыток помещиков навязать более тяжелые повинности согласно «Положению 1834 года» и «Нормальному контракту 1846 г.». Они отказывались подписывать договоры с помещиками о выполнении повинностей согласно этим законам.
      Отказы от выполнения помещичьих повинностей нередко переходили в открытые волнения. Наиболее крупным из них было волнение царан села Лапушна Кишиневского уезда, продолжавшееся с 1817 г. до 30-х годов. Крестьяне не признавали помещика Томульца владельцем, требовали, чтобы село перешло в казенное ведомство. При этом они ссылались на то, что в древности Лапушна была городом, а города должны принадлежать казне. В село для усмирения крестьян прибыли полицейские. Но крестьяне выгнали их и слуг помещика. По распоряжению губернатора в Лапушну направили новый крупный отряд полицейских, который подавил выступление крестьян.
      Крестьянские волнения произошли также в селах Русены Сорокского уезда, Ниспорены Кишиневского уезда и др. Они были подавлены полицией, инициаторы волнений отданы под суд. Но все расправы не смогли остановить борьбу крестьян против своих угнетателей. Многие из них вступали в гайдуцкие отряды.
      Гайдучество. Как вам известно, в предыдущий период гайдуки выступали в первую очередь против возросшего налогового гнета в стране и вели освободительную борьбу против фанариотов и османских поработителей. В XIX в. в результате ослабления налогового бремени и освобождения
      Гайдуки судят помещика. (По рис. художника Л. Григорашенко).
      края от османского ига, главной становится борьба гайдуков против помещичьего гнета, эксплуатации крестьян купцами и ростовщиками.
      В первой половине XIX в. мстили угнетателям отряды прославленных гайдуков: Урсула, Богаченко, Кирджали, Тобултока, Баргана, Грозеску и др. В 1823 г. отряд Урсула разгромил помещичье имение в селе Ваду-луй-Исак и Таборский монастырь. В том же году отряд гайдука Кирджали напал на помещичье имение и дома купцов в местечке Скуляны.
      На протяжении 12 лет грозой помещиков, монастырей и купцов был отряд Тобултока. Несколько раз он был арестован, но с помощью друзей убегал из тюрьмы и продолжал борьбу. В 1833—1834 гг. он разгромил целый ряд имений, главным образом на юге Бессарабии. Молдавские гайдуки поддерживали связи с украинскими народными мстителями, помогали друг другу.
      Почти четверть века, с 1812 по 1835 гг. Устим Кармалюк, сын крепостного крестьянина, подымал крестьян Украины и Молдавии на борьбу против помещичьего гнета. На левобережье Днестра, в селе Валя Адынкэ до сих пор сохранилась пещера, где укрывался Кармалюк. В народе ее называют «Хата Кармалюка».
      Гайдуцкие отряды наносили чувствительный урон угнетателям, но такая борьба не могла изменить общественный строй. Действия гайдуков носили стихийный, разрозненный характер. Они мстили за страдания угнетенного народа, боролись за осуществление несбыточной в тогдашних условиях мечты крестьян об установлении справедливости и равенства людей.
      Классовая борьба в городах. Борьба бедных горожан Бессарабии и левобережья Днестра против угнетения местной буржуазией и эксплуатации
      Убежище У. Кармалюка (так называемая «гхата» в селе Валя Адынкэ Каменского района).
      со стороны феодального государства проявлялась в различных формах. Наиболее распространенными из них были подача жалоб, уклонение от уплаты налогов, неподчинение. В жалобе, поданной в 1847 г. губернатору, кишиневские мещане писали, что с них взыскивают «непомерные подати». В отдельных жалобах говорилось, что с бедных горожан берут больше податей, чем с зажиточных. Нередко свое недовольство городская беднота открыто высказывала на сходках. Против зачинщиков применялись жестокие меры: их избивали, сажали под арест и др.
      Внутри ремесленных цехов обострялась борьба рядовых ремесленников против цеховой верхушки, которая эксплуатировала бедноту. Ученики и подмастерья жаловались на бесконтрольную трату мастерами цеховых денег, обложение незаконными сборами и др.
      Классовая борьба горожан иногда выливалась в открытые выступления. Таковым был «бунт» 1829 г. жителей города Бельцы. Выступление явилось следствием бесчинства местных властей. Бедные горожане участвовали также в гайдуцком движении, скрывали предводителей гайдуков — Урсула, Тобултока и др.
      Борьба городской бедноты являлась частью общей борьбы, которую вел трудовой народ края, а также всей России против угнетателей.
     
      Глава XIV.
      ОБЩЕСТВЕННОЕ ДВИЖЕНИЕ В БЕССАРАБИИ И ЛЕВОБЕРЕЖНОМ ПОДНЕСТРОВЬЕ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.
     
      § 40. Включение края в общероссийское революционно-освободительное движение
      Направления общественного движения в крае. Основным содержанием передового общественного движения в Молдавии в период владычества Турецкой империи была борьба против османского ига. После присоединения Бессарабии и Левобережного Поднестровья к Российскому государству характер общественного движения в крае меняется, оно становится частью передового общественного движения всей России. Этому
      1 Так господствующие классы называли гайдуков.
      способствовали благоприятные условия экономического и политического развития, распространение идей революционного и освободительного движения.
      Общественное движение развивалось в острой борьбе. Прогрессивному направлению противостояло религиозно-монархическое, насаждаемое царизмом при помощи церкви, помещиков и чиновников.
      Особенностью общественного движения в крае в первое время после присоединения к России была борьба за изживание тяжелых последствий османского ига. Начавшийся процесс разложения феодальных и становления капиталистических отношений требовал распространения грамотности, науки. Это служило основой для утверждения прогрессивного направления в общественной жизни Бессарабии и Левобережного Под-нестровья.
      Передовое общественное движение в крае стало развиваться в следующих направлениях: участие в российском революционно-освободительном движении, поддержка освободительной борьбы балканских народов, утверждение передовых идей в просвещении, науке и литературе. С Бессарабией и Левобережным Поднестровьем связана деятельность одной из активных организаций дворянских революционеров-декабристов. Создание Кишиневской организации декабристов. Движение декабристов — первое открытое вооруженное выступление русских революционеров-дворян против самодержавия. Декабристы не могли мириться с тем, что народные массы, грудью защитившие Родину от нашествия полчищ Наполеона в 1812 г., продолжали оставаться под гнетом помещиков, бни. начали активно бороться против царизма. Но, как указывал В. И. Ленин, круг этих революционеров был узок, страшно далеки они от народа, но их дело не пропало: они разбудили следующее поколение революционеров-демократов.
      Декабристы образовали тайные общества, имевшие местные отделения, названные управами, которые создавались только при наличии не менее 10 членов. В 1820 г. такая управа «Союза благоденствия» была создана в Кишиневе. Ее возглавил генерал-майор М. Ф. Орлов, командующий расположенной в Бессарабии 16-й дивизии. Членами организации являлись В. Ф. Раевский, К. А. Охотников, П. С. Пущин, А. Г. Непенин и др.
      Еще в 1816—1818 гг. в Бессарабии работал в правительственной комиссии по устройству переселенцев из-за Дуная — болгар и гагаузов будущий видный декабрист, один из руководителей «Южного общества»
      А. П. Юшневский. Он выступал в защиту переселенцев и молдавских крестьян от посягательств помещиков, которые хотели их закрепостить, против произвола властей. Это оказало влияние на становление его прогрессивных взглядов.
      В Кишинев несколько раз приезжал П. Я. Пестель, руководитель «Южного общества» декабристов. Он устанавливал связи с кишиневскими декабристами, встречался с A. С. Пушкиным, который в 1820—1823 гг. находился в ссылке в Бессарабии (см. в левом углу второго форзаца нарисованный Пушкиным портрет П. И. Пестеля). А. С. Пушкин всецело разделял взгляды декабристов.
      Местом встреч кишиневских декабристов стал дом Орлова, где велись споры на политические, исторические и литературные темы. Активное участие в этих спорах принимал А. С. Пушкин.
      Деятельность кишиневских декабристов. Рассчитывая начать выступление против самодержавия в ходе ожидавшейся в 1821 г. войны России против Турции, кишиневские декабристы стремились завоевать симпатии солдат и привлечь их на свою С1 фону. По указанию М. Ф. Орлова в 1820 г. было начато следствие, разоблачившее реакционных офицеров гарнизона, которые крали деньги, отпущенные на провиант, заставляли солдат работать в помещичьих имениях и монастырских вотчинах. М. Ф. Орлов издавал приказы по дивизии, содействующие улучшению положения солдат и пресечению злоупотреблений офицеров. Эти приказы, а также письма Орлова о военном воспитании, его работа «Когортный строй», посвященная тактике борьбы против турецкой кавалерии, были переписаны в отдельную книгу в белой обложке. «Белая книга», как ее называли кишиневские декабристы, стала одним из важных пропагандистских материалов. По свидетельству Раевского было изготовлено более 20 экземпляров этой книги.
      Кишиневские декабристы надеялись на поддержку солдат и вели среди них разъяснительную работу. Агитационную деятельность среди солдат и части офицерства вел ближайший единомышленник Орлова — B. Ф. Раевский. Он организовал сначала ротную школу для солдат, затем полковую в Аккермане для солдат и юнкеров, а позднее руководил дивизионной солдатской и юнкерской школой в Кишиневе, в которой обучались и молдавские дворяне. В этих школах уже усвоившие грамоту ученики старших классов обучали учеников младших классов. Такие школы назывались «ланкастерскими».
      Для удобства преподавания составляли специальные таблицы, в которые вписывались слова, требующие разъяснения учителей. Раевский включал в таблицы такие слова, как : равенство, свобода, революция и др. Объясняя их смысл, он, тем самым, вел революционную пропаганду среди слушателей. Обучавшиеся в юнкерской школе молдавские дворяне приобщались к революционным идеям декабристов. В. Ф. Раевский изучал историю и быт молдавского народа. Он написал ряд стихотворений и публицистических произведений, направленных против самодержавия и крепостного строя.
      Кишиневские декабристы использовали для пропаганды своих идей также масонскую ложу «Овидий», открытую в Кишиневе весной 1821 г. Управляющим ложей был генерал П. С. Пущин. В нее входили В. Ф. Раевский, М. Ф. Орлов, А. С. Пушкин и др. В деятельности ложи участвовали и представители местного дворянства.
      Разгром Кишиневской организации декабристов. К концу 1821 г. в трех из шести полков 16-й дивизии-произошли волнения солдат. Против произвола реакционных офицеров выступили солдаты «Камчатского» и «Охотского» полков. Начались жестокие репрессии. Раевский был арестован и заключен в Тираспольскую крепость, Орлова отстранили от командования дивизией.
      Предупрежденный А. С. Пушкиным о предстоящем аресте, Раевский успел уничтожить документы о деятельности декабристов. В тюрьме он написал стихотворение «Послание друзьям в Кишинев». В нем звучал призыв к борьбе против самодержавия. Следующие строки были посвящены А. С. Пушкину:
      «Оставь другим певцам любовь
      Любовь ли петь, где брыжет кровь,
      Где племя чуждое с улыбкой
      Терзает нас кровавой йыткой...»
      Мужественно и стойко держался на допросах и суде Раевский, ни следственной комиссии, ни суду ничего не удалось узнать о деятельности декабристской организации.
      Лишенная руководства, кишиневская организация декабристов не смогла в дальнейшем вести активные действия. Но её деятельность сыграла большую роль в пробуждении передовой общественной жизни в крае.
      В последующие годы антимонархические настроения продолжали проявляться в общественном движении Бессарабии и Левобережного Поднес-тровья. Вольнолюбивые идеи проникали и в среду местных мелких служащих. Среди членов действующих в 1822 г. в крае тайных организаций «Общество независимых» и «Кружок вольнодумцев» были Г. Радулов — служащий, родом из с. Глиное Тираспольского уезда, В. Сухачев — сын мещанина г. Бендеры и др. Члены этих организаций выступали против крепостничества и самодержавия.
      Движение декабристов нашло отклик и за пределами России, в том числе и в Запрутской Молдавии, которая продолжала оставаться под османским игом. В среде мелких бояр княжества возникло тайное общество, которое боролось против крупного служилого боярства, обсуждало проекты конституции. Их авторы называли себя «карвунарами» по аналогии с итальянскими революционерами — карбонариями. В 1822 г. И. Тэуту составил проект конституции княжества, провозглашавшей свободу вероисповедания, собраний, печати, равенство граждан перед законом. Но защита в проекте собственности бояр на землю свидетельствовала о его классовой ограниченности.
      Движение декабристов оказало огромное влияние на последующее развитие революционно-освободительной борьбы в России, в том числе в Бессарабии и Левобережном Поднестровье.
     
      § 41. Поддержка населением края борьбы балканских народов против османского владычества
      Гетерия. В начале XIX в. в условиях дальнейшего упадка Турецкой империи борьба балканских народов против османского ига усилилась. Наиболее яркими из национально-освободительных движений того времени яви-
      1 Имеется в виду восстание в Семеновском полку в 1820 г.
      лись сербское (1804 г.) и греческое (1821 г.) восстания.
      Передовые люди Бессарабии, как и России в целом, сочувственно относились к справедливой борьбе балканских народов за свое освобождение от османского ига, помогали им. В Кишиневе нашли убежище эмигранты из Дунайских княжеств, Сербии, Греции, Болгарии. Они разрабатывали планы освободительной борьбы на Балканах, формировали отряды добровольцев.
      Особое место в общественной жизни края заняла подготовка вооруженного выступления греков. В 1814 г. в Одессе греческие патриоты создали общество «Гетерия» («Общество друзей»), распространившее свою деятельность и в Бессарабии, где проживало много греков. Членов общества называли «гетеристами». Их цель — освобождение Греции от османского гнета. Многие жители края были вовлечены в это движение. В 1820 г. «Гетерию» возглавил генерал русской армии грек Александр Ипсиланти. В городах Кишиневе, Аккермане и Хотине были созданы тайные организации по оказанию помощи гетеристам.
      Прибывший в Кишинев глава «Гетерии» Александр Ипсиланти стал разрабатывать план восстания, создавать вооруженные отряды. В них записывались и жители Кишинева, Бендер, Дубоссар и других городов края. Кроме греков, добровольцами выступали молдаване, болгары, сербы, русские и др. Кишиневские декабристы и А. С. Пушкин поддерживали гетеристов (см. на втором форзаце рисунки А. С. Пушкина: А. Ипсиланти со знаменем и гетеристы).
      В конце февраля 1821 г. гетеристы форсировали р. Прут у с. Скуля-ны, заняли г. Яссы и двинулись далее на юг. В конце марта они были уже под Бухарестом. В то же время в Валашском княжестве произошло крупное крестьянское восстание под руководством Тудора Владимиреску, направленное не только против османского ига, но и боярского гнета. Хотя Ипсиланти и Владимиреску пытались договориться о совместных действиях, но они так и не смогли прийти к соглашению. Гетеристов не поддержали народные массы Дунайских княжеств. В их воззванияхне нашли отражение интересы крестьян и рядовых горожан. Это значительно ослабило движение.
      Александр I, верный принципам «Священного союза», как и другие европейские монархи, в самом начале отказал гетеристам в поддержке. Этим воспользовалась Турция. Её войска разбили отряды восставших. После поражения «Гетерии» многие её участники нашли убежище в Бессарабии.
      Несмотря на поражение, выступление гетеристов имело большое значение, так как послужило сигналом к восстанию в самой Греции против османского ига.
      Участие населения края в русско-турецкой войне 1828—1829 гг. Важным событием в освободительной борьбе балканских народов явилась русско-
      турецкая война 1828—1829 гг. Во время прохождения русской армии по территории левобережья Днестра и Бессарабии население оказывало ей большую помощь транспортом, продовольствием, фуражом и др. В составе армии было и много выходцев из Левобережного Поднестровья. В её ряды вступали и добровольцы из Бессарабии.
      В Кишиневе формированием отряда добровольцев занимался полков-ник И. П. Липранди. Впоследствии он возглавлял отдельный корпус, объединивший все отряды добровольцев, состоявшие из греков, болгар, молдаван, валахов и др. Корпус Липранди принял активное участие в боевых действиях русской армии.
      Военные действия развернулись на территории Болгарии. Русские войска разбили турок при Силистрии и Шумле. В сентябре 1829 г. был подписан Адрианопольский мирный договор, который укрепил позиции России на Балканах. Султан лишился права вмешиваться во внутренние дела Дунайских княжеств. Турция признала также автономию Сербии и Греции. Османскому владычеству на Балканах был нанесен существенный удар. В это внесло свою скромную лепту и население Бессарабии и Левобережного Поднестровья.
     
      § 42. Распространение передовых идей
      Развитие прогрессивного направления в просвещении в первой трети XIX в. После 1812 г. молдавское духовенство и боярство являлось верным проводником реакционных идей царского правительства. Для борьбы с «ядом неверия* была создана духовная семинария, реакционное религиозное «Библейское общество* и др. Но одновременно ряд представителей господствующего класса под влиянием русской передовой культуры и в целях сохранения своего влияния на молодежь в некоторой степени способствовали распространению образования. Среди них видное место занимал митрополит Гавриил Бэну леску-Бод они. По его инициативе в Кишиневе был создан «Благородный пансион» (1816 г.) для боярских детей, во вновь открытой типографии печатались учебники. Он содействовал также открытию ряда гражданских школ начального обучения, где работали передовые для своего времени учителя Я. Гинкулов, Л. Куницкий, Ф. Бо-бейко и др. В гражданских школах применялись передовые для того вре-
      А. С. Пушкин и К. Стамати в Кишиневе. (Рисунок В. Лебедева).
      мени методы обучения учащихся. На преподавателей, однако, шло гонение за недостаточное воспитание учеников в монархйческо-религиозном духе.
      Переехав из Бессарабии в Петербург, местные деятели просвещения — С. Марцелла и Я. Гинкулов активно трудились на поприще укрепления русско-молдавских культурных связей: писали учебники по молдавской грамматике, составляли русско-молдавские словари.
      А. С. Пушкин и общественное движение в Бессарабии. Большую роль в развитии общественного движения и культуры в крае сыграло пребывание в Бессарабии А. С. Пушкина (1820— 1823 гг.) Он сблизился с молдавскими писателями в частности с К. Стамати и К. Негруци. Дружба с великим русским поэтом способствовала укреплению прогрессивного направления в их творчестве.
      В крае распространялись произведения А. С. Пушкина, в том числе и созданные им по мотивам молдавской действительности, молдавского устного народного творчества. Передовым людям края были известны поэма Полтава», ода «Вольность», рассказ «Братья-разбойники»; стихотворение «Молдавская песня», получившее позже название «Черная шаль» и др. Один жандармский офицер доносил из Тирасполя, что ода «Вольность» распространяется в городе под названием «Мысль о свободе».
      А. С. Пушкин живо интересовался подвигами молдавских народных мстителей — гайдуков, освободительной борьбой греков, сербов, болгар, валахов против османского ига. Гайдуку Кирджали он посвятил одноименную повесть. В ряде его произведений названы руководители антитурецкой борьбы балканских народов: грек А. Ипсиланти, серб Карагеоргий и др. В кругу близких друзей А. С. Пушкина были также кишиневские декабристы (М. Ф. Орлов, В. Ф. Раевский и др.)
      Распространение передовых идей в 30—50-х гг. После подавления вбс-стания декабристов в России наступил период николаевской реакции. Опорой и проводниками реакционной внутренней политики и идеологии царизма в Бессарабии и в Левобережном Поднестровье выступали духовенство, помещики и чиновники. Но передовое общественно-полити-
      ческое движение продолжалось и в этот период. Создавались тайные кружки антимонархической направленности. Как и во всей стране, прогрессивная часть общества проявляла интерес к идеям демократической культуры, которая противостояла господствующей идеологии. Здесь распространялись свободолюбивые произведения А. С. Пушкина, Т. Г. Шевченко («Кобзарь») и других писателей. Широкой популярностью пользовались журналы «Отечественные записки» и «Современник», в которых печатались произведения В. Г. Белинского, А. И. Герцена, Н. А. Некрасова и других прогрессивных мыслителей. Бессарабскому читателю было также хорошо известно творчество живших в Запрутской Молдавии писателя революционера-демократа Алеку Руссо, видных писателей К. Негруци,
      В. Александри и других, в произведениях которых отражено сочувствие к широким народным массам.
      Некоторые либерально настроенные деятели молдавской культуры выражали интересы помещиков, которые переходили к капиталистическим методам ведения хозяйства. К ним относятся писатели А. Хыждеу, К. Стамати, Я. Сырбу и др. Они выступали за ограничение феодальной эксплуатации, улучшение положения крестьян. Но считали, что это должно произойти по воле помещиков и властей. Среди них значительную роль в общественной жизни края 30—40-х гг. сыграл Александр Хыждеу. В своих стихах он воспевал освободительную борьбу молдавского народа против османского ига, дружбу между молдавским и русским народами. Его философские произведения содержат передовые мысли о неизбежности победы в науке новых идей над старыми. А. Хыждеу выступал за просвещение народных масс.
     
      Глава XV.
      РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.
     
      В первой половине XIX в. молдавская культура развивалась в условиях, характерных для процесса перехода от феодализма к капитализму. Важное политическое событие — присоединение Бессарабии и Левобережного Поднестровья к Российскому государству привело к усилению влияния русской культуры на молдавскую.
      Царизм стремился насаждать в крае реакционную религиозно-монар-
      хическую идеологию. Но против реакционной политики царизма выступали прогрессивные представители передовой русской и молдавской культур. Они устанавливали тесные связи между собой. На творчество деятелей молдавской культуры благотворно влияло прогрессивное российское общественно-политическое движение.
      Особенностью развития молдавской культуры после 1812 г. является сохранение на определенное время некоторых общих черт в Бессарабии и Молдавском княжестве (между р. Прут и Карпатскими горами), оставшимся под турецким владычеством. Общность духовного наследия и культурных традиций поддерживалась единством задач в борьбе против феодального строя, за капиталистическое развитие. Одновременно конкретные проявления в культурной жизни Бессарабии и Левобережного Поднестровья вызывались местными условиями развития литературы, просвещения, науки, искусства. Со временем эти особенности усиливались по мере формирования и обособления молдавской буржуазной нации на территории Бессарабии и Левобережного Поднестровья.
     
      § 43. Развитие литературы
      Молдавская художественная литература начала XIX в. Разложение феодализма и формирование капиталистических отношений в первой половине XIX в. определили новые явления в молдавской литературе. Она все более отходила от канонов средневековых произведений и обретала черты художественной литературы нового времени. Менялись методы отображения действительности, понимание писателями задач литературы.
      В первой трети XIX в. в молдавской литературе преобладали переводы художественных произведений из мировой литературы. Положительное значение этого выражалось в усилении связей молдавской литературы с более развитой литературой других стран. Благодаря укрепившимся русско-молдавским связям, молдавский читатель получил возможность знакомиться с сатирами А. Кантемира, одами Г. Державина, балладами
      В. Жуковского, баснями И. Крылова: На молдавский язык были переведены произведения А. С. Пушкина «Кавказский пленник», «Черная шаль», «Цыганы» и др. В поэме «Цыганы» поэт отразил свои впечатления о жизни местных цыган. А. С. Пушкин проявлял живой интерес к молдавскому фольклору. В уста героини поэмы «Цыганы» Земфиры он вложил переработанную молдавскую песню «Арде-мэ, фриже-мэ» («Жги меня, режь меня»). В Кишиневе А. С. Пушкин написал поэмы «Бахчис-сарайский фонтан», «Кавказский пленник», «Песнь о вещем Олеге», начал роман в стихах «Евгений Онегин». Литературная и общественная деятельность А. С. Пушкина в Бессарабии оказала положительное воздействие на молдавскую литературу (см. на втором форзаце страницу кишиневской рукописи А. С. Пушкина с изображением его знакомых).
      Характерной чертой молдавской литературы первой трети XIX в. является ускоренное развитие. Наблюдается смешение и одновременное существование различных литера/гурных течений. Объединяющим для многих писателей были просветительские идеи. Они определили содержание творчества К. Стамати, А. Хыждеу, Г. Асаки и др. Эти писатели ввели в молдавскую литературу новые жанры (ода, сонет, баллада, сатира, басня, новелла), расширили ее тематику. Они критиковали отдельные стороны тогдашней действительности, не выступая, однако, против существующего строя в целом, воспевали героическое прошлое молдавского народа.
      Константин Стамати (1786—1869) в своих произведениях противопоставляет действительности идеализированное героическое прошлое («Герой Чубэр-воевода», «Роман из Вранчи», «Дочь Децебала и певец Армии» и др.). Его баллады и поэмы написаны под влиянием В. Жуковского и А. С. Пушкина. Стамати является также автором стихов, статей, пьесы «Госпожа, барчук и учитель», навеянной «Недорослем» Фонвизина.
      Писатель Александр Хыждеу (1811—1872) — автор исторической новеллы «Дука», патриотических стихов о прошлом и настоящем родного края, о дружбе молдавского, русского и украинского народов. Хыждеу— один из первых собирателей молдавского фольклора. Большую роль в творчестве писателя сыграло знакомство с передовой русской литературой еще во время его учебы в Харьковском университете (1827 —1830 гг.).
      Существенный вклад в развитие молдавской культуры внес Георге Асаки (1788—1869) — писатель, педагог, ученый, живописец, театральный деятель и издатель. Он работал во всех литературных жанрах. В исторических легендах и балладах («Стефан Великий перед Нямецкой крепостью», «Белая Долина», «Докия и Траян» и др.) Г. Асаки стремился пробудить у своих соотечественников чувство патриотизма и национальной гордости. В ряде его исторических новелл и пьес («Елена Молдаванка», «Княжна Руксанда») отражены вековые дружественные связи Молдавии с Россией и Украиной.
      Молдавская литература 40—50-х гг. XIX в. К 40-м гг. XIX в. в ходе борьбы за социально-политические преобразования писатели стремятся усилить общественное воздействие литературы. Переводы и подражания исчерпали свою роль и стали тормозом в развитии литературы. Постепенно им на смену приходят оригинальные художественные произведения. К 40— 50-м гг. XIX в. молдавская литература достигает своей зрелости в творчестве А. Донича, К. Негруци, М. Когэлничану, А. Руссо, В. Александри и др. Они заложили основы реадизма в молдавской литературе.
      Острая критика нравов тогдашнего общества и человеческих пороков содержится в баснях Александра Донича (1806—1866). Заимствовав сюжеты большинства басен у И. А. Крылова и других баснописцев, он сумел придать им национальный колорит, отразить в них современную ему действительность. Уроженец Бессарабии Донич получил образование в Петербурге, хорошо знал русскую литературу. Он перевел поэму А. С. Пушкина «Цыганы», вместе с К. Негруци — «Сатиры» А.Кантемира.
      Зачинателем молдавской литературной критики является Михаил Когэлничану (1817—1891) — писатель, публицист, историк, общественный деятель. Он боролся за самобытную молдавскую литературу.
      За развитие народной литературы, за самобытность молдавского языка активно выступал Алеку Руссо (1819—1859) — прогрессивный общественный деятель и писатель, участник буржуазной революции 1848 г. в Дунайских княжествах. В своих литературно-критических
      К. Негруци. в. Александри.
      статьях Руссо настойчиво указывал на значение устного народного творчества для обогащения литературы. В «Воспоминаниях» отражены взгляды писателя на судьбы трудового народа, его борьбу против угнетателей.
      Основоположником молдавской художественной прозы является Константин Негруци (1800—1868). Его историческая новелла «Александр Лэпушняну» (1840 г.), посвященная драматическим событиям из истории Молдавии XVI в., положила начало реалистическому направлению в молдавской прозе. Основное достоинство этого произведения — в изображении народа как главного героя истории. Негруци является также автором цикла реалистических произведений о жизни своих современников, многочисленных переводов из русской и западноевропейской литератур.
      Подлинным новатором в молдавской литературе был Василе Александри (1821—1890). Он поднял молдавскую поэзию до небывалых вершин. Значительное влияние на все его произведения оказало устное народное творчество. В многочисленных лирических и эпических произведениях Александри («Дойны», «Ландыши», «Пастели», «Легенды и баллады») звучат темы и образы народных баллад и песен. Из прозы писателя большой интерес представляет «История одного золотого»,— яркая сатира на представителей паразитирующих слоев общества. Большая заслуга принадлежит В. Александри в создании молдавской оригинальной драма-
      тургии. В своих водевилях, драмах, сатирических сценах он создал правдивую картину современных ему нравов и обычаев. В исторических драмах «Деспот-воевода», «Овидий», «Источник Бландузии», комедии «Сын-зяна и Пепеля» и других драматических произведениях писатель создал остро сатирические образы политических деятелей того времени.
      Лучшие произведения В. Александри, проникнутые подлинным демократизмом, патриотизмом, высокими гражданскими чувствами, вошли в золотой фонд молдавской литературы.
     
      § 44. Просвещение, наука, искусство
      Просвещение. Ко времени присоединения к России в Бессарабии и Лево-бережном Поднестровье не имелось ни одного учебного заведения. Но уже в начале 1813 г. в г. Кишиневе была открыта духовная семинария. На протяжении первого десятилетия существования в ней могли учиться дети разных, в основном имущих слоев населения. Многие из учеников впоследствии стали служащими, учителями. В 1824 г. в ряде городов Бессарабии были открыты начальные школы, преподавание в которых велось на молдавском языке, а в конце 20-х гг. в Кишиневе, Бельцах, Бендерах, Тирасполе и других городах были основаны начальные уездные училища.
      В 1833 г. в Кишиневе учредили первую мужскую гимназию, где занимались в основном дети дворян, чиновников, купцов. Закладываются основы профессионального обучения. В 1842 г. было открыто известное на юге России Кишиневское училище садоводства, где готовили специалистов по садоводству, табаководству, шелководству, выращиванию новых сортов полевых культур и плодов.
      В Бессарабии и Левобережном Поднестровье существовали также частные мужские и женские дворянские пансионы. В 30—40-х гг. было открыто более 300 начальных церковно-приходских школ. За обучение своих детей крестьяне обрабатывали земли, принадлежавшие церквам.
      Для созданных школ готовили и издавали буквари, учебники, пособия. Первый букварь опубликован в Кишиневе в 1814 г. В 1819 г. вышла в свет русско-молдавская грамматика. В первой половине XIX в. обучение велось на русском и молдавском языках.
      Царизм насаждал в школах дух покорности властям, преклонения перед богом и царем. Но передовые учителя (К. Яновский, И. Дончев и др.) распространяли прогрессивные идеи.
      Типографии и пресса. Развитию просвещения в крае содействовало открытие типографий, библиотек, распространение периодических изданий. Первая типография на территории Бессарабии и Левобережного Поднес-тровья была открыта в Дубоссарах в конце XVIII в. В 1812 г. в Кишиневе основана типография, выпускавшая кроме церковных книг также учебники и книги светского содержания. В 1818 г. открыта областная типография. С 1854 г. в ней стала печататься первая в крае газета «Бессарабские областные ведомости».
      В Бессарабии и на Левобережном Поднестровье широко распространялись также центральные и одесские периодические издания. Большую роль в воспитании передовой местной интеллигенции, в ее приобщении к общероссийскому революционному движению сыграла русская прогрессивная печать: «Отечественные записки» и «Современник». В этих журналах печатали свои произведения русские революционеры-демократы, другие передовые авторы, а также молдавские литераторы и публицисты.
      Первая публичная библиотека в Кишиневе открыта в 1832 г. В ней были собраны книги по истории, литературе, описанию природы края. Позже открылись библиотеки в Тирасполе, Измаиле и других городах. Наука. Развитие просвещения в Бессарабии и Левобережном Поднестровье способствовало распространению научных знаний. После 1812 г. усиливается интерес к историческому прошлому молдавского народа, его вековым связям с русским и украинским народами. В начале 20-х гг. поэт-декабрист В. Ф. Раевский работал над историей края. Он оставил записку о Бессарабии. Другая записка о перспективах развития края была составлена декабристом А. О. Корниловичем. Известный молдавский писатель К. Стамати занимался историей молдавских крепостей, производил археологические раскопки. В начале 30-х гг. Г. Асаки перевел на молдавский язык «Историю Российской империи» И. Кайданова. Членом Одесского общества истории и древностей являлся М. Когэлничану. Им были изданы молдавские летописи XVII—XVIII вв. Ряд научных трудов по истории славянской письменности в Молдавии написал Ю. Венелин.
      В 30—40-х гг. в Бессарабии, Левобережном Поднестровьи возрастает интерес к естественным наукам, что определялось потребностями развития сельского хозяйства края. Важным центром опытных работ становится Кишиневское училище садоводства. Исследования возглавил А. Ден-гинк — известный ученый и практик, член Московского общества испытателей природы. Местную флору края изучал молдавский писатель
      А. Хыждеу.
      Искусство. В начале XIX в. ярко и самобытно развивалось музыкальное творчество молдавского народа. Известны выступления народных музыкантов (лэутаров) при дворах помещиков. Во время своего пребывания в Кишиневе А. С. Пушкин восторгался оркестром боярина Варфоломея.
      Легендарной фигурой стал виртуозный исполнитель Барбу Лэутару. В 20-х гг. он выступал в Кишиневе и других местах Бессарабии. Позже в Бессарабии появляются и профессиональные музыканты. Основой их произведений являлся молдавский музыкальный фольклор.
      В начале XIX в. зарождается театральная жизнь в крае. Первые спектакли в 1809 г. дала русская труппа Маджи. Театральные представления давались в Кишиневе в годы пребывания здесь А. С. Пушкина. В последующий период сюда неоднократно приезжали на гастроли труппы русских актеров. Основы постоянного молдавского театра были заложены в княжестве в 1836 г., когда Г. Асаки вместе с другими энтузиастами открыл Ясскую музыкально-драматическую консерваторию. В 1840 г. театр возглавили Когэлничану, Александри и Негруци, которые создали оригинальный репертуар. Театр гастролировал и в Кишиневе.
     
      § 45. Быт и устное народное творчество
      Быт сельского населения. После присоединения Бессарабии и Левобережного Поднестровья к России в быту населения произошли значительные изменения. Несмотря на сохранение феодального строя, освобождение от османского ига привело к улучшению условий жизни трудящихся масс. Исчезла постоянная угроза нападения татарских орд, уничтожавших целые поселения. Крестьяне стали прочнее обосновываться в своих хозяйствах.
      Связь края с всероссийским рынком привела к проникновению в быт населения промышленных изделий, привезенных из центральных губерний страны. Правда, их приобрести были в состоянии лишь имущие слои населения. Рядовые крестьяне продолжали пользоваться традиционной домотканной одеждой, самодельной утварью и инвентарем.
      В первой половине XIX в. получили дальнейшее развитие народные промыслы. Среди них выделяется ковроделие. Ковровщицы достигли высокого искусства. Ковры были светлого фона, рисунок — растительный, стилизованный.
      Типичным народным жилищем по-прежнему являлся дом с плетневыми стенами, обмазанными снаружи и изнутри глиной. Крыша настилалась связками соломы или камыша. Дешевизна строительного материала и простота конструкции глинобитного дома обусловили его широкое распространение. В селах каменные дома строились преимущественно в Приднестровье и низовьях реки Реут, где было много камня.
      Зажиточные крестьянские дома состояли из трех помещений: жилой комнаты, кухни и гостиной (каса маре). В этой комнате, убранной коврами, принимали гостей, отмечали семейные и церковные праздники, хранили приданое дочерей. У бедных крестьян жилище состояло из одной комнаты.
      Крестьяне питались продуктами из кукурузной и пшеничной муки, брынзой, готовили блюда из овощей, реже из мяса. Многие крестьяне, нуждаясь в деньгах для уплаты податей, продавали пшеницу, оставляя себе для питания кукурузу. Из нее изготовляли мамалыгу, заменявшую им хлеб. Белый хлеб был большой редкостью в семье рядового крестьянина.
      Быт городских жителей. Города края в значительной мере сохраняли полуаграрный облик. Но к 30-м гг. XIX в. центральная часть уездных центров начинает застраиваться более современными домами. Наиболее благоустроенным был Кишинев. В 1834 г. разработали план реконструкции города. В верхней его части были проложены прямые, вымощенные камнем улицы. Появился ряд новых крупных построек, в том числе кафедральный собор (построен в 1830—1836 гг., архитектор А. И. Мельников). В 1836 г. вокруг него был заложен парк. Старая часть города сохраняла прежний облик.
      Кишинев, как и другие города края, был освещен крайне скудно, население ощущало недостаток в питьевой воде. В 1829—1834 гг. в Кишиневе был построен артезианский колодец «гФонтан» ( в районе Мазаракиев-ской церкви). Отсюда во многие районы города воду доставляли в бочках. Большая часть горожан пользовалась водой из колодцев.
      В быту имущих слоев города, как и деревни, европейские формы одежды постепенно вытесняли ранее распространенные ближневосточные. У богатых горожан на европейский лад менялось и убранство жилищ.
      Многонациональный состав населения Бессарабии и Левобережного Поднестровья содействовал взаимопроникновению многих черт культуры и быта народов края. Особенно- это характерно для народной культуры молдаван, русских и украинцев, которые общались между собой на про-
      тяжении многих веков. Самобытная народная культура развивалась в селах болгарских и гагаузских переселенцев юга Бессарабии.
      Устное народное творчество. В устном народном творчестве первой половины XIX в. нашла отражение жизнь народных масс в условиях разложения феодального строя. В исторических песнях сохранился отклик на событие исключительной важности в жизни молдавского народа — освобождение с помощью России от многовекового османского ига. («Россия — древняя страна», «Наполеон Бонапарт» и др.). Во многих селах края, где проживало разноязычное население, песенный репертуар зачастую был общим. В таких селах на семейных празднествах песни исполнялись на разных языках.
      Тяжелой была доля сельского труженика, страдающего от гнета помещиков, монастырей, арендаторов, ростовщиков. Об этом поется в многочисленных песнях социального характера. Так в одной из них крестьянин жалуется на свою судьбу.
      «Сколько дней есть в году.
      Все в горечи провожу».
      Нередко наиболее отважные крестьяне бросали свои дома, уходили в кодры и становились гайдуками. Много исторических песен посвящено молдавским гайдукам первой половины XIX в. Они связаны с именами Урсула, Тобултока, Грозескула, Баргана и др. Крестьяне верили гайдукам и надеялись на их помощь:
      «— Капитан Тобулток,
      Приходи на ярмарку, на торг,
      Коров, волов покупай,
      Беднякам их раздавай»
      К сокровищнице устного народного творчества часто обращались молдавские писатели XIX в. Они бережно собирали и публиковали фольклорные произведения.
      Таким образом, молдавская культура в первой половине XIX в. развиваясь в новых условиях, достигла заметных успехов. В литературе утверждалось светское начало, отражались прогрессивные идеи эпохи, развивалось просвещение, наука, искусство. Благотворное влияние на молдавскую оказала передовая русская культура, усиливались общие черты в культуре и быте молдаван и представителей других народов (русских, украинцев, болгар, гагаузов и др.), проживающих в крае.
     
      Часть III. РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА
     
      Раздел РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА И РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В МОЛДАВИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.
     
      Глава XVI.
      БУРЖУАЗНЫЕ РЕФОРМЫ В МОЛДАВИИ В 60 — 70-х гг. XIX в.
     
      § 46. Причины буржуазных реформ и подготовка крестьянской реформы
      Причины буржуазных реформ. В середине XIX в. в Российском государстве, в том числе и в Молдавии (территории Бессарабии и Левобережного Поднестровья, где формировалась молдавская буржуазная нация), шло дальнейшее углубление кризиса феодального строя и развитие капиталистических отношений. Политика царского самодержавия в Молдавии, как и во всей России, была направлена на сохранение господства дворян. Однако царизм был вынужден приспосабливать существующий строй к потребностям развития экономики по пути капитализма. С этой целью в 60—70-х гг. был осуществлен ряд реформ. Их проведение ускорили крестьянские волнения, охватившие также и Молдавию. За период 1859— 1867 гг. в Бессарабии произошло 24 волнения крестьян.
      В конце 50-х гг. крестьяне 19 сел Сорокского и Бельцкого уездов перестали выполнять повинности в пользу помещиков. Они снимались с мест и требовали их устройства на казенных землях юга Украины. Под влиянием этого движения крестьяне многих других сел усиливали борьбу против гнета помещиков и монастырей, добивались отмены барщины и оброка, получения земли. Крестьянские волнения в Бессарабии проходили одновременно с выступлениями крестьян Подольской, Херсонской и других губерний. Они являлись частью общей борьбы крестьян России против гнета помещиков. В конце 50-х гг. в России сложилась революционная ситуация.
      Положение трудящихся масс России особенно ухудшилось во время Крымской войны 1853—1856 гг. Война непосредственно коснулась Бессарабии. Ее территория являлась прифронтовым районом, местом сосредоточения войск, ведущих военные действия против Турции. Тысячи крестьян участвовали в различных военно-вспомогательных работах.
      Административная карта Бессарабской губернии второй половины XIX века.
      Вследствие поражения царизма в войне, по Парижскому мирному договору 1856 г. была отторгнута от России и отошла к зависимому от Турецкой империи Молдавскому княжеству часть территории Южной Бессарабии. Экономическое положение населения земель, отошедших от России, было тяжелым. Жители страдали от непосильных налогов. Началось их массовое переселение в Бессарабскую область и в Приазовье. За 1860—
      1862 гг. перешло свыше 20 тысяч человек. Потеря юга области и приду-найских портов Измаила и Рени отрицательно сказалась на хозяйстве края.
      В Молдавии, как и во всей России, необходимость проведения буржуазных реформ вызывалась потребностью преодоления экономЦческой и политической отсталости, массовыми крестьянскими волнениями; поражением царизма в Крымской войне. Реформы открывали путь для более быстрого развития капитализма, но сохраняли и много пережитков феодальных отношений.
      Распространение «Положений 19 февраля 1861 г.» на Молдавию. Крестьянская реформа не была проведена одновременно на всей нынешней территории Молдавии. В Левобережном Поднестровье, входившем в состав Херсонской и Подольской губерний, крестьянская реформа проводилась на основе «Положений 19 февраля 1861 г.» Здесь, в отличие от Бессарабии, значительная часть помещичьих крестьян состояла из крепостных. По закону каждой семье был выделен надел, установленный в размере от 3 до 7 десятин.
      В Бессарабии крепостное население (примерно 1% от общего числа жителей края) состояло из цыган и незначительного числа русских крепостных, переселенных сюда помещиками из других губерний. После крестьянской реформы 1861 г. они были переведены на положение царан, живших на помещичьих и монастырских землях. Это означало, что они освобождались от крепостного права без представления им земли. В течение последующих двух лет бывшие крепостные не имели права переходить от одного помещика к другому без согласия своего владельца. Не получив земельного надела, бывшие крепостные вновь оказывались в помещичьей кабале.
      Подготовка царанской реформы в Бессарабии. После реформы 1861 г. в центральных губерниях России развивалось капиталистическое хозяйство. Поскольку центр и национальные районы России, в том числе и Бессарабия, составляли единую хозяйственную систему страны, объединенную общероссийским рынком, требовалось, чтобы и на окраинах была проведена крестьянская реформа, включая и вопрос о наделении крестьян землей.
      Кроме того, необходимость проведения такой реформы объяснялась ростом крестьянского движения в крае. После реформы 1861 г. в России оно еще более усилилось. Крестьяне Бессарабии требовали передачи им всей помещичьей и монастырской земли без выкупа, установления их полной независимости от землевладельцев. С 1861 по 1868 гг. в Бессарабии произошло 46 крестьянских волнений. Крестьяне отказывались отбывать феодальные повинности, пытались переселиться на казенные земли области. Даже бессарабский губернатор признавал, что крестьянское движение указывает на необходимость «немедленного и окончательного разрешения царанского вопроса».
      В этих условиях царское правительство признало целесообразность проведения крестьянской реформы и в Бессарабии. В созданную комиссию для составления «Положения» о царанах Бессарабии вошли представители помещиков края. Те, что перестраивали свое хозяйство на капиталистических началах, нуждались в деньгах и поэтому считали, что крестьян следует наделить землей за большой выкуп. Большинство же помещиков выступали против наделения крестьян землей. Поэтому проект, выработанный комиссией предусматривал лишь предоставление крестьянам земли во временное пользование на «договорных началах». Против этого были представители крестьян,включенные в состав комиссии. Из-за возникших разногласий проект не был принят.
      К 1863 г. в соседних с Бессарабией губерниях (Херсонской, Подольской и др.), в том числе и на левобережье Днестра, началось практическое осуществление реформы 1861 г., крестьяне получили наделы и приступили к их выкупу. В 1864 г. крестьянская реформа была проведена в За-прутской Молдавии. Она была распространена и на отторгнутую от России Южную Бессарабию. Здесь крестьяне также получали земельные наделы за выкуп. Все это усиливало борьбу царан Бессарабии за землю. Царское правительство оказалось вынужденным наделять царан землей за выкуп, что и нашло отражение в проекте 1866 г., представленном Министерством внутренних дел. Но вокруг него велись долгие споры о размерах крестьянского надела и выкупа. В 1868 г. вопросом о царанской реформе в Бессарабии занялся Главный комитет по устройству сельского населения. На основании проекта 1866 г. выработали «Положения 14 июля 1868 г.»
      Таким образом, царское правительство, в силу экономической необходимости и под давлением растущего в крае крестьянского движения оказалось вынужденным провести царанскую реформу.
     
      § 47. Проведение крестьянской и других буржуазных реформ в Бессарабии
      «Положения 14 июля 1868 года». Крестьянская реформа в Бессарабии осуществлялась для каждой категории крестьян в различное время. Для основной массы крестьян края — царан, живших на помещичьих и монастырских землях, ее провели согласно «Положению 14 июля 1868 г.» Этот закон основывался на «Положениях 19 февраля 1861 года». Одновременно он отражал и местные особенности. «Положения 14 июля 1868 го-
      да» не касались личной зависимости царан, поскольку они (царане) не были крепостными. Земельный надел передавался царанам не в общинное пользование, как это делалось по закону от 19 февраля 1861 г., а в посемейно-наследственное. Собственниками земли крестьяне становились лишь выплатив за нее выкуп. По закону все семейства царан в пределах села получали равные наделы, независимо от количества их членов. Этот порядок содействовал расслоению крестьян, открывал большие возможности для развития капитализма, чем общинный. Бедные крестьяне, не имея средств обрабатывать свои участки, продавали их и превращались в батраков.
      От села к селу и особенно в различных частях края размеры наделов были различными в зависимости от количества земли в селе, ее качества и т. д. В целом по Бессарабии размеры семейных наделов царан колебались от 8 десятин на севере до 13,5 десятин на юге края. В среднем на каждую душу мужского пола приходилось по 2,9 десятины. Но владельцы под разными предлогами отводили крестьянам меньше земли, чем им полагалось. При этом земля, предоставленная крестьянам, была хуже той, что осталась у помещиков. Как и в других губерниях, надельная земля располагалась в чересполосицу с помещичьей, что затрудняло пользование ею. Крестьяне получили примерно 1,5 млн, десятин земли. Рыночная цена выделенной земли равнялась 13 млн. руб., а царане должны были платить 29 млн. руб. Столь высокой платой за выкуп помещики получали вознаграждение за потерю дарового труда феодально-зависимых царан.
      Как и в стране в целом, посредником в осуществлении выкупных платежей выступало государство. Оно выплачивало помещикам 80% выкупа, остальные 20% вносили крестьяне. В течение последующих 49 лет крестьяне должны были выплачивать в рассрочку с процентами деньги, которые внесло государство. Это означало ограбление крестьян не только помещиками, но и государством.
      Отдельные помещики, чтобы оставить себе больше земли, предлагали крестьянам бесплатно так называемые «даровые» наделы. Они равнялись четверти надела, который был положен по закону, и не могли прокормить семью. Беднейшие крестьяне, не имевшие возможности внести выкупные платежи, соглашались на подобный надел и обрекали себя и свои семьи на нищенское существование. Со временем они становились батраками.
      Проведенная помещиками, крестьянская реформа в Бессарабии, как и в других губерниях, сохранила до 1886 г. временно обязанное положение царан. Впредь, до заключения выкупных актов, крестьяне должны были за пользование надельной землей отбывать землевладельцам различные повинности. Особенно тяжелой была издельпая повинность (барщина). Крестьяне выполняли ее в тех же размерах, что и до реформы. На денежную повинность (оброк) они могли перейти лишь с согласия помещика.
      Поземельное устройство государственных крестьян и колонистов. В 1869 и 1871 гг. крестьянская реформа распространилась на государственных крестьян и иностранных переселенцев (колонистов).По «Правилам» 1869 г. бывшие государственные крестьяне были приравнены к царанам, живущим на помещичьих землях, как в отношении их административного управления, так и землепользования. Одновременно в их положении наблюдались некоторые особенности. Эти крестьяне сохранили все земли, которыми пользовались до реформы. Их надел был более значительным, чем у царан и равнялся в среднем 19 десятинам на семейство (или 7,9 десятин на душу мужского пола). В отличие от царан земля передавалась им в общинное пользование. Основная повинность за пользование землей (оброк) была у них ниже, чем у царан, живших на помещичьих землях.
      Аналогичцо поземельному устройству государственных крестьян было проведено согласно «Правилам» 1871 г. поземельное устройство колонистов. Они также приравнивались к остальным крестьянам края, но наделы колонистов были больше, даже чем у государственных крестьян. Они в среднем составляли 10,9 десятин на душу мужского пола. Выкуп же устанавливался в меньшем размере.
      В результате реформы государственные крестьяне и колонисты были закабалены намного меньше, чем царане, жившие на помещичьих землях. Процесс развития капиталистических отношений у них протекал свободнее.
      Итоги крестьянской реформы. После проведения реформы во владении бессарабских помещиков и монастырей оказалось даже несколько больше земли (более 1,5 млн. десятин), чем было наделено крестьянам за выкуп.
      Владея значительными земельными массивами, помещики могли предоставлять нуждающимся крестьянам пахотные земли и угодья, эксплуатируя их по-прежнему. Поэтому в результате реформы основы феодальных отношений в деревне были подорваны, а не уничтожены полностью.
      К остаткам феодализма в пореформенной деревне относились: временнообязанное положение крестьян, живших на помещичьих и монастырских землях, выполнение ими до перехода на выкуп повинностей в пользу землевладельцев, уплата выкупа выше стоимости, сохранение за помещиками лучших земель и выделение крестьянам худших.
      Несмотря на это, крестьянская реформа, хотя и сохраняла пережитки феодальных отношений в селе, способствовала более быстрому развитию капиталистических отношений.
      Сокращение помещичьего землевладения, переход земли в пользование, а затем в собственность крестьян, открывали более широкие возможности для превращения земли в товар и ее перехода к лицам, располагавшим денежным капиталом, то есть к буржуазным элементам города и деревни.
      В результате реформы крестьяне в Бессарабии оказались менее опутаны феодальными пережитками, чем в центральных губерниях России. Бывшие царане и особенно бывшие государственные крестьяне и колонисты получили больший земельный надел, выполняли меньше повинностей за пользование им. У них могли появляться более значительные товарные излишки для продажи на рынке. Царанам разрешалось отказываться от надела и уходить на казенные земли и в города. Этим создавались условия для более быстрого развития капитализма в сельском хозяйстве края чем в центральных губерниях России.
      Крестьянское движение в годы проведения реформы. Реформа не оправдала надежды крестьян, разоряла их. Крестьянское движение в Молдавии в ответ на царанскую реформу приобрело характер мощного протеста. Причинами выступлений явились: предоставление крестьянам наделов в меньшем размере, чем предусматривалось «Положением», выделение им неудобных мест, лишение их пастбищных и сенокосных угодий и др. Крестьяне выступали против сохранения феодальных повинностей и выкупных платежей, требовали отмены барщины и перевода их на денежный оброк.
      Во многих селах крестьяне уклонялись от исполнения повинностей, избивали представителей местной администрации, оказывали сопротивление полиции, посланной для их усмирения. Например, весной 1863 г. выступили крестьяне сел Тираспольского уезда: Кошарка, Малаешты, Осиповка, Васильевка и Захарьевка. Вооружившись кто чем мог, крестьяне отказывались подчиниться помещикам. В 1869—1872 гг. в 76 селах Бессарабии произошло 87 крестьянских волнений. В 11 селах волнения вспыхивали дважды. Основная часть выступлений была сосредоточена на севере и в центре Бессарабии. Это объяснялось тем, что здесь положение крестьян было наиболее тяжелым: они получили меньше земли, а выполняли повинностей больше, чем в других уездах края.
      Волнения происходили и среди царан, поселенных в резешских селах. В этих селах около 10% семейств бывших мелких собственников оказались без земли. Значительная часть царан резешских поселений пользовалась меньшими участками земли, чем получили в надел бывшие феодальнозависимые царане, жившие на помещичьих и монастырских вотчинах, и государственные крестьяне. Они требовали от властей наделения их землей.
      Хотя крестьянское движение в Молдавии являлось частью общероссийского, оно было стихийным или разрозненным. Это позволяло царизму поочередно расправляться с выступлениями крестьян, вспыхивавшими в отдельных губерниях. Но, выступая против грабительского характера реформы, крестьяне тем самым подрывали основы самодержавного строя, наносили серьезные удары по остаткам феодальных отношений.
      Другие буржуазные реформы 60—70-х гг. XIX в. В России в местном самоуправлении и суде был также проведен ряд реформ, которые должны были укрепить позиции буржуазии в стране. Наиболее важными из них являлись реформы органов местного самоуправления, допускавшие к власти наряду с дворянством и буржуазию.
      В 1868 г. был издан указ о введении в Бессарабии выборных губернских и уездных земских учреждений. В них были представлены все сословия: дворяне — землевладельцы, городская буржуазия, крестьяне. Закон устанавливал такое представительство, которое обеспечивало преобладание в земствах помещиков Земские учреждения занимались различными хозяйственно-просветительными вопросами: распространением агрономических знаний, организацией медицинского обслуживания населения, народным образованием, ремонтом дорог и мостов, развитием судоходства по Днестру и др. Так как в губернском и уездных земствах преобладали дворяне, то эти учреждения использовались в первую очередь в интересах помещиков.
      В 1871 г. в Бессарабии в соответствии с общероссийским «Городовым положением 1870 г.» стали открываться городские думы. В этих выборных органах городского самоуправления большинство составляли дворяне и чиновники, и лишь около трети — буржуазия. Это свидетельствует о слабости городской буржуазии края.
      Думы, как и земские учреждения, защищали интересы имущих классов, мало заботясь о городской бедноте. Они выделяли незначительные средства на благоустройство городов, развитие здравоохранения и народного образования. В одной газете второй половины XIX в. так описывается внешний облик большинства улиц города Кишинева: «У нас нет, например, тротуаров и пешеходы зимою вязнут в грязи, а летом в песке. Наши улицы ничем не отличаются от деревенских и их не ремонтируют. Освещение самое мизерное, а фонари тушат во втором часу ночи...».
      Наряду с реформой местного самоуправления в 1869 г. в Бессарабии была проведена также судебная реформа. Она отменила действовавшие «местные законы Бессарабии», отражавшие нормы феодального права. Как и в других губерниях России впервые вводился гласный буржуазный суд с участием присяжных заседателей из дворян и буржуазии, которые определяли степень виновности подсудимых. Обвинение поддерживала прокуратура, обвиняемых защищали адвокаты.
      В целом, хотя буржуазные реформы 60—70-х гг. и сохраняли ряд феодальных пережитков, их проведение способствовало утверждению капиталистических отношений. Они являлись, по словам В. И. Ленина, шагом по пути превращения России из феодальной монархии в буржуазную.
     
      Глава XVII.
      РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В МОЛДАВИИ В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД
     
      § 48. Утверждение капитализма в сельском хозяйстве
      Развитие сельского хозяйства. В пореформенные десятилетия сельское хозяйство оставалось основной отраслью экономики Молдавии. В нем было занято около 85% населения края. Как и во всей России, в сельском хозяйстве Молдавии утверждались и быстро развивались капиталистические отношения. Причем их развитие шло здесь быстрее, чем во многих губерниях страны. Это было связано с тем, что феодальные пережитки в крае меньше, чем в центральных губерниях России, тормозили развитие капитализма. Основная масса крестьян еще до реформы не была в крепостной зависимости от помещиков. Согласно реформе, крестьяне, особенно на юге Бессарабии, получили большие наделы, чем в центральных губерниях страны, они выполняли меньше повинностей за пользование землей.
      Развитие капитализма в России приводило к образованию районов, которые специализировались на производстве определенных товаров. Среди них Молдавия выделялась как важный район торгового земледелия, производящий для рынка хлеб, продукты виноградарства, садоводства, табаководства. Из промышленных районов страны сюда привозили промышленные товары. На общероссийском и мировом рынках увеличивался спрос на вывозимые из Молдавии продукты, особенно на зерно, вино, фрукты, табак. Помещичьи и крестьянские хозяйства втягивались в товарные отношения. Росло производство этих товаров. За пореформенные десятилетия сбор хлебов возрос с 2—3 млн. до 10 млн. четвертей. В особо урожайные годы собирали до 15 млн. четвертей. Пшеница высокого качества из Молдавии пользовалась большим спросом за границей. Главными производителями товарного хлеба являлись помещики и зажиточные крестьяне-кулаки. Трудовое крестьянство вынуждено было продавать последний хлеб, чтобы уплатить налоги. Сами питались кукурузой, часто голодали.
      В помещичьих и кулацких хозяйствах расширяется применение сельскохозяйственных машин: сеялок, жаток, улучшенных плугов, борон. При молотьбе хлебов использовались паровые двигатели. Конечно, сельскохозяйственные машины были недоступны для рядового крестьянства, которое продолжало обрабатывать землю по-старинке, примитивными земледельческими орудиями.
      Большим спросом на общероссийском рынке пользовалась продукция молдавского виноградарства. Главные плантации виноградника были сосредоточены в Кишиневском, Оргеевском и Аккерманском уездах. Производство вина возросло с 3,5 млн. ведер в 1870 г. до 15 млн. ведер в 1896 г. Это составляло половину производимого в России вина. Серьезный урон виноградарству Молдавии нанес опасный вредитель винограда-филлок-сера, который распространился здесь в конце XIX в.
      Молдавия являлась также важным центром торгового садоводства страны. Больше всего садов было в Правобережном и Левобережном Под-нестровье. Сады, имевшие промышленное значение, сосредоточили в своих руках помещики, монастыри, кулаки. В их хозяйствах использовались усовершенствованные фруктосушилки. Крестьяне владели мелкими садами и производили мало фруктов для рынка. Сушеные фрукты из Молдавии отправляли в другие губернии страны и за рубеж. Особенно много вывозилось чернослива.
      Важное место в хозяйстве Молдавии занимало табаководство. Центрами его производства являлись Сорокский и Оргеевский уезды. В 70-е гг. XIX в. в Молдавии производилось более половины высших сортов табака России. Но к концу века из-за конкуренции на табачных рынках его производство сократилось. Молдавский табак отправлялся в Москву, Петербург, крупные города Украины.
      Во второй половине XIX в. животноводство, хотя и не являлось, как прежде, ведущей отраслью хозяйства, продолжало играть важную роль в экономике края. Возросло общее поголовье скота, улучшился его породистый состав. В хозяйствах богатых владельцев содержались большие стада мериносных овец, крупного рогатого скота. Им принадлежали конные заводы. Молдавия являлась главным поставщиком цигайской шерсти на рынки страны и за рубеж.
      Специализация отраслей земледелия и животноводства на производстве товаров для рынка свидетельствует о том, что в сельском хозяйстве края утверждался капитализм.
      Переход от феодального хозяйства к капиталистическому. Крестьянская реформа в Молдавии создала благоприятные условия для замены феодального хозяйства, основанного на барщине, капиталистическим, основанным на применении наемного труда и сельскохозяйственных машин. Но это не могло произойти сразу: еще не сформировался класс наемных рабочих, у многих помещиков не было собственного инвентаря в достаточном количестве. Крестьянское хозяйство еще было тесно связано с помещичьим. В руках помещиков оставалась часть надельной земли (отрезки),
      которой крестьяне пользовались до реформы: леса, луга, выгоны, водопои. Крестьяне оказывались вынужденными арендовать эти земли на тех условиях, которые ставил помещик. Они работали на землевладельца взамен одолженных денег и продуктов, в счет штрафов и т. д. Все это позволяло помещикам вести еще некоторое время старую систему хозяйства, используя полуфеодальные методы эксплуатации — отработки.
      Применялись различные формы отработок: издельный наем, когда крестьяне работали на землевладельца за деньги, но со своим инвентарем; испольщина, когда оплата за работу производилась продуктами; собственно отработки, когда оплата производилась землей, предоставленной крестьянам в пользование.
      Отработки более всего были распространены в северных и центральных уездах Бессарабии, на левобережье Днестра. В основном отработки соединялись уже с капиталистической системой, основанной на труде наемных рабочих с инвентарем владельца. Часто в одном и том же хозяйстве хлеб сеяли поденные наемные рабочие (батраки), косили крестьяне, работающие по издельному найму, молотили колосовые хлеба — поденные и нанятые на месяц рабочие, ряд дворовых работ производился в счет отработок за взятую крестьянами землю в аренду. Таким образом, отработочная система сочеталась и сливалась с капиталистической.
      В южных уездах Бессарабии отработочная система встречалась очень редко. Более высокая обеспеченность землей, меньший объем повинностей крестьян юга позволяли им избегать отработок. Кроме того, местные крестьяне мало обращались и к работе на условиях свободного найма у
      помещиков и кулаков. Поэтому землевладельцы пользовались, главным образом аемным трудом сезонных рабочих из других уездов и губерний, прибывших в поисках заработков.
      Внутри Бессарабии на заработки чаще всего отправлялись крестьяне северных и центральных уездов, имевшие небольшое хозяйство, которое не обеспечивало существование их семей. В Кишиневе, Бельцах, Сороках, Оргееве, Бендерах, Комрате, Тирасполе и других городах образовались рынки найма рабочей силы. На них ежегодно 25 —100 тысяч человек нанимали помещики и кулаки. В конце XIX в. в хозяйствах края трудилось около 95 тысяч батраков. Из них 70 тысяч — местные жители. Широкое применение наемного труда и машин, производство хлеба на продажу свидетельствовали о том, что в сельском хозяйстве края уже преобладал капитализм.
      В Молдавии, как и во всей стране, проявляются элементы двух путей развития капитализма в сельском хозяйстве: прусского и американского. В первом случае помещичьи хозяйства приспосабливались к новым условиям с сохранением феодальных пережитков (главным образом отработок). Во втором случае этих пережитков не было. Частные владельцы обрабатывали земли с помощью вольного наемного труда и машин. В Молдавии эти два пути взаимно переплетались. При этом прусский путь был шире распространен на севере края и частично в центре, где преобладали помещичьи хозяйства с применением отработок. Элементы американского пути встречались среди более зажиточных хозяйств бывших колонистов и государственных крестьян юга и резешей центра Бессарабии, многие из которых имели значительные участки земли.
     
      § 49. Развитие промышленности и торговли
      Утверждение фабрично-заводского производства. В пореформенный период Молдавия оставалась аграрным краем. Но все же промышленность играла немалую роль. В составе общероссийского рынка край специализировался на производстве сельскохозяйственных товаров. Их переработка служила базой для местной промышленности. Важнейшими ее отраслями являлись пищевая и легкая. В этих отраслях одновременно с ростом мелкого ремесленного производства и мануфактур утверждается фабрично-заводское производство. К концу XIX в. в крае насчитывалось до 300 фабрично-заводских предприятий с применением паровых двигателей. На них трудились около 3,5 тысяч фабричных рабочих, которые были распылены по мелким заведениям. В состав этих предприятий входили мукомольни, спирто-водочные заводы, лесопилки. Наиболее крупными предприятиями пищевой промышленности являлись Рыбницкий и Зарожан-ский сахарные заводы. На каждом из них работало по 300—500 рабочих. В Молдавии росло и число мелких мануфактур: кожевенных, салотопенных, фруктосушильных, маслобойных, деревообрабатывающих и др. Их владельцами являлись купцы, помещики, кулаки.
      В крае открывались и предприятия, производившие несложный сельско-хозяйственный инвентарь. На трех небольших заводах выпускались ко-сплки, плуги, бороны и др. Почти все сельскохозяйственные машины привозились из промышленных районов страны и из-за рубежа.
      Транспорт. Во второй половине XIX в. в Молдавии происходят важные изменения в развитии транспорта. Хотя дороги в основном были грунтовыми, теперь появляются шоссейные. Перевозки по ним осуществлялись гужевым транспортом. Большое значение для экономического развития края имело строительство железных дорог. В 1867 г. открыто железнодорожное сообщение на участке Раздельная—Тирасполь. Первый поезд пришел в Кишинев в августе 1871 г. Строительство линии Кишинев — Унгены завершилось в 1875 г. К концу XIX в. протяженность железнодорожной сети Бессарабии достигла около 860 км (или 800 верст). Железные дороги соединилт различные части края, связали его с промышленными гентрами страны, другими странами.
     
      § 50. Образование классов капиталистического общества
      Формирование буржуазии и пролетариата. Развитие капитализма в Молдавии в пореформенные десятилетия привело к формированию новых классов — буржуазии и пролетариата. Этот процесс происходил как в городе, так и в деревне.
      Сельская буржуазия и сельский пролетариат формировались в основном в результате расслоения крестьян. После крестьянской реформы бедные крестьяне и многие середняки, не имея рабочего скота и инвентаря для обработки наделов, сдавали свою землю в аренду или продавали ее. Арендаторами и покупателями выступали зажиточные крестьяне, которые превращались в сельскую буржуазию — кулачество. Бедняки, потеряв землю, становились сельскохозяйственными пролетариями — батраками. К 1893 г. в Бессарабии 23% всех хозяйств были малоземельными.
      Большое влияние на расслоение крестьянства оказали занятия виноградарством, садоводством, табаководством, приносившие значительные доходы. Богатые крестьяне, имевшие большое количество земли, скота, инвентаря, увеличивали площади, отводимые под названные культуры. Это давало им возможность скупать и арендовать землю, приобретать скот и инвентарь и переходить к применению наемного труда. Они становились сельскими буржуа — кулаками.
      Сельская буржуазия пополнялась также за счет дворян, духовенства, ростовщиков, скупщиков и других социальных элементов, начинавших вести хозяйство на капиталистической основе.
      Развитие промышленности, торговли, транспорта обусловило возникновение городской буржуазии и рабочего класса. Городская буржуазия формировалась из мелких предпринимателей, купцов, осевших в городах, обуржуазившихся помещиков, кулаков. Вследствие слабого развития промышленности она была малочисленной, а ее капиталы — незначительными.
      Рабочий класс формировался из числа городских бедняков — мелких ремесленников и торговцев, слуг, а также прибывших на заработки разорившихся крестьян. Большинство рабочих было сосредоточено на небольших предприятиях. Относительно слабое развитие промышленности в Молдавии приводило к тому, что разорившиеся крестьяне не всегда могли найти работу в городах. Поэтому основная часть пролетариата края сосредотачивалась в сельском хозяйстве. Это были рабочие с наделом и без надела.
      В составе пролетариата наряду с молдаванами были русские, украинцы, болгары, гагаузы и представители других национальностей. Ряды пролетариата в крае пополняли многие квалифицированные русские рабочие, приезжавшие из центральных губерний страны. Среди рабочих различных национальностей устанавливались отношения дружбы и пролетарской солидарности. Рабочий класс Молдавии, являясь частью общероссийского пролетариата, принимал участие в борьбе против царского самодержавия и гнета капиталистов.
      Формирование молдавской буржуазной нации. В результате утверждения капитализма в Молдавии и формирования классов буржуазии и пролетариата создались условия для завершения процесса формирования буржуазной нации, который начался в конце XVIII в. Этот процесс охватывал ту часть молдавской народности, которая проживала, в составе Российского многонационального государства, в Бессарабии и Левобережном Поднестровье и завершился в конце XIX — начале XX в.
      На протяжении XIX в. сложилась территориальная общность молдаван в пределах Бессарабии и Левобережного Поднестровья, сформировалась экономическая общность края. Образовался местный рынок, как часть общероссийского. Развитие капитализма в крае в большей мере в сельском хозяйстве и торговле и меньше в промышленности определило особенности формирования нации: ведущую роль в ее становлении играла аграрная и торговая буржуазия. Молдавская буржуазия, участвуя в национальном движении, стремилась обеспечить себе руководящую роль в экономической и политической жизни края.
      Одновременно с формированием территориальной и экономической общности, усиливается процесс формирования молдавского литературного языка, сознания молдаван о принадлежности к молдавской нации.
     
      Глава XVIII.
      ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ И РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В МОЛДАВИИ В ПОРЕФОРМЕННЫЙ ПЕРИОД
     
      § 51. Распространение революционно-демократических идей. Народническое движение
      Проникновение в Молдавию революционно-демократических идей. После крестьянской реформы 1861 г. в России наступает революционно-демократический или разночинный этап освободительного движения (1861 — 1895 гг.). Революционно-демократическое движение, развернувшееся в центре России, охватило и Молдавию. Здесь читали произведения Герцена, Огарева, Белинского, Чернышевского, Добролюбова, а также журналы «Современник» и «Отечественные записки». На страницах «Современника» публиковались статьи о положении крестьян Молдавии. «Колокол» Герцена выступал в защиту бывших крепостных цыган, которые по реформе 1861 г. не получили земли и находились в помещичьей кабале.
      В Молдавии были известны воззвания Герцена и Огарева «Что йужно народу?», «Что нужно делать войску?» и другие издания зарубежной «Вольной русской типографии». Они призывали к борьбе с остаткам:; фе одализма, с самодержавием.
      В распространении революционной литературы в Молдавии большую роль сыграли местные студенты, которые обучались в учебных заведениях Петербурга, Москвы й других городов. Среди завезенной ими литературы был и листок «Свобода» — печатный орган революционной организации «Земля и воля». Вскоре революционные организации были созданы и в Молдавии.
      Народническое движение в 70-х гг. В 70-х гг. XIX в. в России начинается новый подъем революционного движения. Его активными участниками становятся революционные народники. В народническое движение включились и представители революционно настроенной молодежи Молдавии. Многие молдавские студенты были вовлечены в народнические кружки Петербурга, Москвы, Одессы. Среди народников Москвы
      и Петербурга был известен студент 3. Ралли-Арбуре, участник заговорщической группы С. Нечаева. Преследуемый царскими властями, он эмигрировал в Швейцарию. Там он сблизился с М. Бакуниным и стал его сторонником.
      Участниками народнических кружков Петербурга являлись студенты из Молдавии Н. П. Зубку-Кодряну, братья Урсати и др. Большой популярностью среди народнической молодежи пользовался М.Негрескул, предки которого вместе с Кантемиром переселились в Россию.
      Он был дружен с П. А. Лавровым—основателем пропагандистского направления з народничестве, поддерживал связи с Герценом и Огаревым и другими известными революционерами. М. Негрескул
      1ыл членом ряда кружков, а потом организовал самостоятельный кружок, известный как «Кружок Негрескула».
      Членами народнических кружков Одессы были молдаване Л. Диче-скул, братья Тефтул и др. Своим участием в общероссийском револю-плонном движении представители молдавской интеллигенции подготовили условия для организации народнических кружков и в Молдавии.
      Создание первого кружка местных революционных народников связано с именем Я. Я. Зубку-Кодряну (1850—1878). Уроженец села Ниспорены кишиневского уезда Зубку-Кодряну после окончания в 1870 г. Кишиневской семинарии обучался в Петербургской медико-хирургической академии. Петербургские народники поручили ему наладить перевозку в Россию революционной литературы из-за границы. С этой целью в 1874 г. оп вернулся в Бессарабию и создал в Кишиневе народнический кружок. В него вошли ученики семинарии и гимназисты. Они вели пропагандистскую работу среди учащейся молодежи, налаживали переправку из-за рубежа революционной литературы. Позднее убку-Кодряну, преследуемый царскими властями, эмигрировал в Румынию, где продолжал свою революционную деятельность. Он создавал кружки, в которых изучались произведения К. Маркса и Ф. Энгельса, стал издавать газету «Социалист».
      Но он не дошел до понимания идеи научного социализма, оставаясь соци-слистом-утопистом. Н. Зубку-Кодряну остро критиковал капиталистический строй, звал к борьбе против эксплуатации и угнетения. Поэтому он являлся также и революционным демократом.
      В 1874 г. в народническом движении началось «хождение в народ». Местные народники, ученики Кишиневской семинарии Ф. Кодряну и П. Брага вернулись в свои родные села и стали распространять среди крестьян народнические идеи. Революционную пропаганду среди молдавских крестьян вел и основатель «Южнороссийского союза рабочих» Е. О. Заславский.
      «Хождение в народ», распространение народнических идей среди учащихся и передовой интеллигенции подготовили почву для возникновения новых народнических кружков. В 1877 г. учащиеся Байрамчийской семинарии (Аккерманский уезд) создали кружок во главе с П. Сокольским. Его участники читали произведения Белинского, Писарева, народнические издания. Однако кружок был малочисленным. В том же году его ликвидировали власти.
      В 1878 г. в Кишиневе создан народнический кружок, в который входило более 20 человек — семинаристов, гимназистов, представителей интеллигенции. Его возглавляли К. Урсу и А. Фруиза. Кружковцы собирались на сходки (собрания), где читалась народническая литература, обсуждалось положение крестьян. Они расклеивали листовки, распространяли революционные издания среди учащихся и интеллигенции, переправляли из-за рубежа в революционные центры страны нелегальную литературу.
      Кишиневскому кружку оказывали помощь одесские народники. Их представитель, прибывший в начале 1879 г., помог молдавским народникам организовать расклейку в Кишиневе революционных прокламаций, ознакомил их с народническим движением в России. Но вскоре на основании доносов агентов полиции кружковцев арестовали. Кружок распался.
      В 1879 г. в Кишиневе возникли новые небольшие народнические кружки. Их члены читали и распространяли среди населения революционную литературу. Но у всех этих кружков не было четкой программы, хорошей организации, и вскоре они распались.
      Народнические кружки 80-х годов. В 80-е гг., когда в России началось перерождение народничества в либеральное, отдельные народнические кружки продолжали революционную борьбу. Крупный народнический кружок возник в 1883 г. в Кишиневе. Он объединил два самостоятельных кружка, названные «обществом самопомощи» и «кружком саморазвития».
      Кружковцы организовали коммуну, в которую входило более 20 человек, в основном гимназисты и семинаристы. В коммуне была создана общая касса. Деньги собирали на питание, а также для оказания помощи политическим ссыльным и приобретения революционной литературы.
      На собраниях кружка, который со временем увеличился до 40—50 человек, читалась революционная литература. У кружковцев была своя библиотека, они печатали на гектографе революционные прокламации и брошюры, которые распространяли среди населения. Кружковцы занимались также доставкой из-за границы нелегальной литературы для народнических организаций юга России.
      Идеология кружка, его цели и задачи отражены в «Программе гимназических организаций», утвержденной на съезде народнических кружков Одессы. Там присутствовал и представитель кишиневского кружка. Согласно «Программе» тайная молодежная организация преследовала цель воспитать «критически мыслящих личностей», которые помогут народу в борьбе против существующего строя. Это было ошибочное мнение, свойственное народникам, то что историю делают сильные личности. Несмотря на ряд ошибочных положений программы в целом, призывы к борьбе против существующего строя имели революционное значение.
      Кишиневский кружок поддерживал связи с народническими организациями Одессы, Харькова и других городов, получал информацию из Петербурга о важнейших событиях в общественной жизни страны. В среде революционеров он считался одним из лучших народнических кружков на юге России. Но в апреле 1884 г. полиция их выследила, и активные участники кружка были арестованы. Кружок перестал существовать.
      В конце 1884 г. в Кишиневе снова образовались три народнических кружка. Но их деятельность была очень ограниченной. Несколько активнее был кружок А. Машницкого, действовавший в Кишиневе в 1886— 1887 гг. Кружок поддерживал связи с одесскими народниками. На сходках кружковцы читали нелегальную литературу. После ареста в 1887 г. многих его членов кружок прекратил существование. Как и во всей стране, в Молдавии народничество постепенно перерождается из революционного в либеральное. Оно играло намного меньшую роль в общественной жизни края, чем революционное народничество.
     
      § 52. Молдавия и освободительная борьба балканских народов
      Христо Ботев в Молдавии. Передовые люди Молдавии, как и всей России, с большим сочувствием относились к борьбе балканских народов за освобождение от османского ига. Многие участники освободительного движения на Балканах проживали в Молдавии и находили поддержку у населения края. Среди нцх был и выдающийся болгарский революционер и поэт Христо Ботев (1848—1876). Некоторое время Ботев работал учителем в болгарском селе Задунаевка, а затем в Измаиле. Он бывал в Кишиневе, Комрате и других местах края. Ботев активно выступал против гнета помещиков и царского самодержавия. X. Ботев осуществлял связи между болгарскими и русскими революционерами, помогал переправлять через границу нелегальную литературу.
      В 1875 г. X. Ботев собрал вооруженный отряд (чету), чтобы с его помощью поднять в Болгарии восстание против турецкого владычества. В Молдавии были созданы кружки с целью содействия освободительному движению болгар. Но в мае 1876 г. чета X. Ботева, вступившая в пределы Болгарии, была разбита турецкими войсками. X. Ботев погиб в бою. Создание болгарского благотворительного общества и ополчения в Кишиневе. С целью оказания помощи освободительной борьбе балканских народов в 70-х гг. в Кишиневе было создано болгарское благотворительное общество. Его возглавил И. С. Иванов. Общество вело большую работу по сбору денег, продовольствия, вещей, по оказанию помощи борющимся против османского ига народам балканских стран. Во время сербско-черногорско-турецкой войны 1876 г. общество участвовало в отправке в Сербию добровольцев, снаряжения, обмундирования.
      Накануне русско-турецкой войны 1877 —1878 гг. в Молдавии, как и во всей России, происходил новый подъем движения солидарности с борьбой балканских народов за свою независимость. В Кишиневе создавались первые отряды болгарского ополчения. В него входили и добровольцы из болгарских селений Молдавии. В начале 1877 г. командиром ополчения был назначен генерал Столетов. Из ополченцев были сформированы три дружины общей численностью более 7 тысяч человек.
      В апреле 1877 г. в Кишиневе на бывшем скаковом поле состоялся парад русской армии перед началом военных действий. В параде приняли участие и болгарские ополченцы. Их полки стали ядром возрожденной болгарской армии.
      Участие населения края в русско-турецкой войне 1877—1878 гг. В ходе русско-турецкой войны 1877—1878 гг. болгарские ополченцы мужественно сражались плечом к плечу с русскими воинами за освобождение своей родины. В составе русской армии были солдаты и добровольцы из Молдавии, принявшие активное участие в сражениях против османских поработителей. Многие из них были удостоены высоких воинских наград.
      Во время войны в Бессарабии формировались местные воинские подразделения. Их цель — обеспечение тыла русской армии, снабжение ее продовольствием, фуражом, боеприпасами. Были сформированы Кишиневский первый и второй местные батальоны.
      На территории Молдавии было размещено много лазаретов. Местные жители окружили теплотой и заботой раненых русских воинов. В Кишиневе был организован Комитет для организации встреч прибывших раненых солдат.
      Конечно, царизм и в этой войне преследовал свои цели, в частности, стремился укрепить позиции на Балканах. Объективно же победа России помогла получить независимость ряду стран Юго-Восточной Европы. В результате русско-турецкой войны 1877—1878 гг. южная часть Бессарабии, отторгнутая в 1856 г., была возвращена России.
     
      § 53. Начало рабочего движения в Молдавии
      Положение рабочих. Положение рабочих Молдавии, как и повсюду в царской России, было исключительно тяжелым. Хозяева безжалостно их эксплуатировали. На многих предприятиях Кишинева и других городов рабочий день длился до 14 часов. Заработная плата была очень низкой. Антисанитарные условия приводили к распространению среди рабочих болезней и к высокой смертности. Острая нужда заставляла работать на предприятиях женщин и детей. Капиталисту это было выгодно, поскольку женский и детский труд оплачивался дешевле.
      Еще в 1860 г. в связи с обсуждением «Правил для фабрик и заводов» специальная комиссия обследовала положение рабочих Молдавии. Среди прочего она отметила и широкой применение детского труда в ремесленных мастерских. Комиссия предлагала ограничить применение детского -труда, учредить фабричную инспекцию. Эти предложения, конечно, не были приняты. Но работа комиссии впервые обратила внимание на неимоверно тяжелые условия, в которых трудились рабочие.
      Не лучше была доля сельских наемных рабочих — батраков. Они работали на помещиков и кулаков от зари и дотемна. Хозяева обсчитывали рабочих, которым и так платили гроши. Батраков кормили самыми плохими и дешевыми продуктами, летом они жили в шалашах в открытом поле, а в холодное время — в темныхсырых землянках.
      Невыносимые условия жизни вызывали возмущение рабочих. Они начинали вести борьбу в защиту своих прав — за человеческие условия труда и жизни, за политические свободы.
      Первые шаги рабочего движения. В 70-х гг. XIX в. в Молдавии зародилось рабочее движение. Оно явилось составной частью общероссийского рабочего движения. Угнетенный пролетариат стал выступать в защиту своих интересов. Первая стачка рабочих Молдавии произошла в 1871 г. на строительстве Тираспольско-Кишиневской железной дороги. В знак протеста против произвола подрядчиков, рабочие прекратили работу и организовали стачку. Они требовали повышения заработной платы, ликвидации штрафов, улучшения питания. Лишь, когда были удовлетворены их основные требования, рабочие прекратили стачку.
      В мае 1872 г. вспыхнула стачка в районе Корнешт, на строительстве Кишиневско-Ясской железной дороги.
      Здесь было занято около 1500 рабочих.
      Они требовали улучшения условий труда и повышения заработной платы. Получив отказ подрядчика, они бросили работу и отправились в Кишинев. Не имея опыта революционной борьбы, рабочие думали, что губернские власти их поддержат. Но их встретили казаки. Руководители стачки были арестованы, а остальные рабочие возвращены на место работы. Забастовка однако продолжалась.
      Администрация и подрядчик были вынуждены удовлетворить ряд требований рабочих, освободить арестованных стачечников. Новая стачка строительных рабочих произошла там же в 1875 г. Полиция арестовала тогда 40 рабочих.
      Все эти стачки носили стихийный характер, были слабо организованы, но они положили начало рабочему движению в крае.
      Первый рабочий кружок. В 1880 г. среди железнодорожных рабочих Кишинева возник первый рабочий революционный кружок. Его руководителем был Ф. Н. Дениш. Кружок был революционно-народнического направления. Его участники читали революционную литературу, вели пропаганду среди рабочих.
      По инициативе рабочих при кружке была создана нелегальная ссудо-сберегательная касса. Через нее рабочие получали денежную помощь для приобретения нелегальной литературы. Кружковцы решили организовать для рабочих столовую и прачечную. Ядро кружка состояло из 25—30 человек. Но вокруг него собиралось до 80—100 человек, которые пользовались революционной литературой, занимались ее доставкой для кружка, вносили свои вклады в рабочую кассу.
      Кружок был связац с революционными организациями Одессы, Киева, Петербурга, получал от них помощь. В свою очередь он помогал им доставлять революционную литературу и переправлять через границу скрывавшихся революционеров. Дениш был связан с Исполнительным комитетом «Народной воли», получал от него указания и поручения. Кружок просуществовал несколько месяцев. В январе 1881 г. после произведенных арестов он распался. Но его деятельность свидетельствовала, что рабочие края стали на путь создания своих собственных революционных организаций.
     
      § 54. Зарождение социал-демократического движения в Молдавии
      Распространение марксизма в Молдавии. В начале 90-х гг. на смену народничеству, как идеологии освободительного движения в России, приходит марксизм. Это произошло в результате массового движения рабочего класса, самоотверженной деятельности первых марксистских организаций, их борьбы против либерального народничества.
      В 1883—1884 г. некоторые члены народнических кружков Кишинева знакомились с произведениями К. Маркса и Ф. Энгельса. При обыске у кружковцев полиция обнаружила «Манифест Коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса, произведения Ф. Энгельса, статьи Г. В. Плеханова.
      Революционная молодежь Молдавии помогала переправлять из-за гра-
      ницы наряду с другой нелегальной литературой и произведения, издаваемые группой «Освобождение труда», созданной Г. В. Плехановым в 1883 г. Особенно активное участие в этом принимал мещанин г. Бельцы Г. Гуковский. Эмигрировав за границу, он примкнул к сторонникам группы «Освобождение* труда», собирал средства для издания марксистских произведений.
      Отдельные представители революционно-настроенной интеллигенции и учащихся знакомились с произведениями К. Маркса и Ф. Энгельса как в самой Молдавии, так и во время учебы в Петербурге, других городах, или за границей. Они активно включались в пропаганду идей марксизма среди наиболее передовой части рабочих, интеллигенции, учащейся молодежи. Все это явилось важной предпосылкой зарождения социал-демократического движения в Молдавии.
      Образование первых социал-демократических кружков в Кишиневе. С кон-ц-з 80-х гг. начал революционную деятельность основатель Коммунистической партии и создатель первого в мире социалистического государства Владимир Ильич Ленин. Созданный и руководимый В. И. Лениным петербургский «Союз боаьбы за освобождение рабочего класса» осуществлял соединение марксистской теории с массовым движением пролетариата.
      Под влиянием «Союза борьбы» и русского рабочего движения в Молдавии возникло социал-демократическое движение. Во главе его стояли русские социал-демократы, сосланные в Молдавию из Петербурга, Киева, Одессы. В 1896 г. в Кишиневе был создан первый в крае марксистский кружок. В него входили рабочие и представители интеллигенции.
      Первое время в кишиневском кружке устраивались диспуты, изучалась марксистская литература. Однако взгляды членов кружка были еще дале-кй от истинного марксизма. Некоторые из них находились под влиянием народнических идей. Изучение марксистской литературы, освоение опыта русской социал-демократии имели решающее значение в преодолении кружковцами ошибок народников. Деятельность кружка кишиневских социал-демократов постепенно активизировалась.
      Революционную пропаганду социал-демократы Кишинева вначале вели через рабочую воскресную школу. Это было связующее звено между социал-демократией и рабочими промышленных предприятий города.
      В кишиневской воскресной школе социал-демократы знакомили рабочих с революционным движением в России и Западной Европе, готовили их к борьбе. В 1897 г. учащиеся воскресной школы организовали первый рабочий социал-демократический кружок. На собраниях кружка велись беседы о заработной плате, рабочем дне, прибылях капиталистов. Активное участие в работе кружка принимали штукатур А. Полянский, слесарь Я. Яндовский и др.
      Социал-демократы активно вовлекали передовых рабочих в кружки на самих предприятиях. В результате кружки возникли на чугунолитей-
      ном заводе Сербова, в типографиях и на других предприятиях. Однако все они имели еще узкий, замкнутый характер. Социал-демократы Молдавии еще были слабо связаны с рабочим движением.
      После I съезда РСДРП, состоявшегося в Минске в 1898 г., кишиневские социал-демократы активизировали свою работу. В 1899 г. они организовали первую в Кишиневе стачку на чугунолитейном заводе Сербова.
      Создание ряда рабочих кружков, расширение деятельности социал-демократов, участие в стачечной борьбе — все это сделало возможным объединение местных рабочих кружков.
      В 1900 г. тайные рабочие кружки объединились, создав Кишиневскую социал-демократическую группу, которая являлась составной частью РСДРП. В ее организации помогали социал-демократы Одессы. Группа, в состав которой входили В. Броаскэ, М. Вельтман (Павлдвич), М. Годлевский, Я. Бог рад, И. Басовский и другие социал-демократы, возглавила революционную борьбу в Кишиневе. С этого момента и в Молдавии начался переход от пропаганды марксизма среди небольшой части передовых рабочих к широкой агитации в массах трудящихся. Для этого использовались нелегальная революционная литература, листовки, прокламации. Группа готовила рабочих к организованной борьбе с самодержавием и буржуазией. Пролетариат Молдавии все более понимал, что его задачи неразрывно связаны с задачами всего российского пролетариата.
     
      Глава XIX
      КУЛЬТУРА МОЛДАВИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX в.
     
      § 55. Изменения в быте и устном народном творчестве
      Быт. Утверждение капиталистических отношений в Молдавии второй половины XIX в. привело к изменениям в быте населения. Социальное расслоение среди сельских жителей отразилось на их жилище. Дома зажиточных крестьян выделялись добротностью постройки, размерами. Изменилась и техника строительства домов. Крестьяне в основном перестали возводить дома из глинобитных плетеных каркасов. Они строили их на каменном фундаменте со стенами, выложенными из саманных (чамур-ных) кирпичей.
      Изменения коснулись и народного ткачества. Крестьяне начали употреблять покупную хлопчатобумажную пряжу. Со временем фабричные изделия все более вытесняют домотканные. В народный костюм вносятся черты городского покроя. Костюм богатых крестьян был из добротных тканей. Богачи часто покупали городскую одежду, у бедняков же сохранялась традиционная одежда и обувь (опинчь). Кулаки презрительно называли бедных крестьян «опинкарь» (лапотники).
      На рубеже XIX—XX вв. приходит в упадок народное ковроделие. В ковроделии стали использовать хлопчатобумажные нити и анилиновые красители, что снижало художественные достоинства ковров. Зато появляется большое количество ковров и тканей, изготовленных для рынка.
      Многонациональный состав городов Молдавии определил схожесть во многом их быта с другими городами Европейской части России. Усиливались контрасты между бытом имущих классов и трудящихся масс городов. Дворянство и буржуазия пользовались почти всеми тогдашними достижениями цивилизации. Но все это стоило дорого и не было доступно для мелких служащих и рабочих.
      Рабочие и их семьи ютились в тесных и сырых жилищах, лишенных каких-либо элементарных санитарных условий. Жили в трущобах, расположенных на окраинах городов. Крайне тяжелыми были и условия труда рабочих. Все это вызывало протест трудящихся, которые вступали в борьбу за свои права.
      Устное народное творчество. Молдавский фольклор пореформенного периода отразил глубинные процессы, происходящие в селе под влиянием развития капитализма. Рушился патриархальный быт деревни, часть крестьян теряла землю и разорялась, другая же превращалась в сельскую буржуазию — кулаков. В устном народном творчестве распространяются батрацкие песни, в которых рассказывается о скитаниях бедняков, их безрадостном труде.
      Подходит время, я пойду Плугом землю подыму Батрачить опять начну...
      Хлеба, лепешек — ни куска,
      Никто не послушает меня.
      Батрачил все лето в поту...
      И зимой в батраки пойду.»
      Большим социальным звучанием отличались пословицы и поговорки этого периода. В них говорилось о безвыходном положении бедняков, их эксплуатации богачами: Н’аре чер, н’аре пэмынт,— шеде ка ынтр’ун мормынт» (Не имеет ни неба, ни земли, живет как в могиле»).Ла омул сэрак нич боий ну траг» (У бедняка даже волы не тянут»). Коада-й лунгэ, сапа-й латэ — ну не дэ боерул платэ» (Ручка длинная, лопата широкая, а денег боярин нам не платит»).
      В конце XIX в. рождаются новые фольклорные жанры — солдатские и революционные песни. В солдатских песнях поется о тяжести расставания с родными, невзгодах службы, о тоске по любимой. Солдат осуждает войну ради чуждых ему интересов, в далекой стороне:
      «И никто узнать не сможет,
      Как там голову он сложит.»
      На рубеже XIX—XX вв. на улицах городов и сел Молдавии стали распространяться революционные песни, в которых звучал призыв к борьбе с угнетателями. Чаще всего они исполнялись на русском языке. Это такие песни, как «Смело, товарищи, в ногу», «Призывная песня», «Варшавянка», «Интернационал» и др. Они обретали характер народных.
     
      § 56. Просвещение, наука и искусство
      Просвещение. После буржуазных реформ в Молдавии возник ряд новых учебных заведений. В 1873 г. в Кишиневе открылось реальное училище, в котором изучались физика, математика, естествознание. Открываются женские учебные заведения. Женские школы разных типов открылись в Кишиневе, Бендерах, Тирасполе, Аккермане, Болграде и других городах. В крае к концу XIX в. числилось 15 средних общеобразовательных школ. Но обучение в них было доступно детям имущих слоев общества.
      Под влиянием развития капитализма в крае возросла необходимость в грамотных работниках. В результате .была значительно расширена сеть начальных школ. Однако они охватили лишь пятую часть детей школьного возраста. До середины 60-х гг. преподавание в школах велось на русском и молдавском языках, а впоследствии — на русском языке. Ассигнования правительства на народное образование в крае, как и по стране в целом, были ничтожными.
      Во всем этом проявлялась реакционная политика царизма в области просвещения. Ей противостояла деятельность представителей русской прогрессивной интеллигенции. Они оказывали помощь другим народам, в том числе и молдавскому в развитии культуры, просвещения. Об этом свидетельствует деятельность выдающегося русского педагога и медика Я. И. Пирогова. Будучи в конце 50-х гг. попечителем Одесского учебного округа (в состав которого входила и Молдавия), он активно содейство-
      Здание женской гимназии в Тирасполе (Фото начала XX в.).
      вал увеличению числа школ в крае, распространению здесь передовых методов обучения. Дело Пирогова продолжил директор кишиневской гимназии К. П. Яновский, возглавивший группу демократически настроенных учителей. Яновский и его последователи выступали за распространение просвещения среди широких слоев населения.
      Наука. Передовые русские ученые, ряд научных центров страны оказали помощь в развитии науки в Молдавии. Большой интерес к истории,-археологии, этнографии и фольклору молдавского народа проявляло «Одесское общество истории и древности». Ученые опубликовали труды по истории Молдавии, истории славянской письменности в крае. Профессор Одесского университета, молдаванин А. Накко издал «Историю Бессарабии». В конце XIX— начале XX в. историей кр£я занимался воспитанник кишиневский гимназии, профессор А. И. Яцимирский. Он изучал историю славянской письменности в Молдавии,молдаво-славянские культурные связи.
      Большой вклад в изучение природы Молдавии в середине XIX в. внес известный ученый агроном А. И. Гросул-Толстой. Его исследования продолжил основоположник научного почвоведения В. В. Докучаев. В 1898 г. Докучаев провел специальную экспедицию по Бессарабии. Это была первая научная экспедиция по комплексному изучению почв, климата и растительности края.
      К концу XIX в. в Молдавии были основаны научные учреждения и общества, которые вели исследовательскую работу. Ценные материалы
      по истории, культуре, хозяйству края опубликовали Бессарабский статистический комитет и Бессарабская ученая архивная комиссия. В 1886 г. при Кишиневском реальном училище была создана метеорологическая обсерватория. Отдельные труды молдавских ученых были посвящены проблемам биологии, химии, физики, математики и др.
      Искусство. Во второй половине XIX в. искусство в Молдавии развивалось под влиянием передовой русской культуры. Более оживленной и содержательной, чем в первой половине XIX в. становится театральная и музыкальная жизнь края.
      В 60—70-х гг. значительную роль играли любительские труппы, созданные в учебных заведениях и учреждениях. Среди них отличалась труппа кишиневской гимназии, ежегодно ставившая несколько спектаклей, в том числе и пьесы В. Александри, исполняемые на молдавском языке. В 1884 г. в Кишиневе было учреждено «Общество любителей драматического искусства». В это время к театральному искусству стали приобщаться и жители других городов и местечек края.
      В Молдавию приезжали также различные театральные труппы: Н. И. Новикова, украинских артистов М. Заньковецкой, М. Крапивницкого, П. Саксаганского. И. Карпенко-Карого и др. Они ставили произведения русской и украинской классической драматургии.
      Во второй половине XIX в. в Молдавии по-прежнему большой популярностью пользовалась музыка лаутаров. Значительным этапом в развитии музыкальной жизни края было образование в 1880 г. общества любителей музыки — «Гармония», ставшего в 1898 г. отделением «Русского музыкального общества». Жители края слушали также концерты выдающихся русских зарубежных исполнителей, заезжавших в Кишинев и другие уездные города.
      Живопись и графика, скульптура были представлены работами народных умельцев, а в 80-х гг.— профессиональными произведениями. Молдавские художники этого периода являлись воспитанниками академий и школ Петербурга, Москвы, Киева. К их числу принадлежал и уроженец Молдавии Н. Зубков, который основал в 1888 г. Кишиневское художественное училище. В 1897 г.училище возглавил художник В. Ф. Окуш-ко, автор интересных пейзажей, запечатлевших молдавскую природу («На Днестре», «Дорога», «Пахота» и др.). К 1900 г. в училище обучалось более 150 учеников. Художники-передвижники организовывали выставки, знакомили жителей с шедеврами русской классической живописи.
      В Молдавии XIX в. строительство велось главным образом в стиле русского классицизма. Заметный след в зодчестве г. Кишинева конца XIX
      в. оставил А И. Бернардацци — архитектор столицы губернии. Он сооружал здания из декоративного камня и кирпича, используя элементы византийской архитектуры: здание женской гимназии (1900 г., ныне Музей истории КП Молдавии), городской управы (1902 г., ныне здание
      Памятнйк А. С. Пушкину в Кишиневе. (Скульптор А. М. Опекушин).
      горисполкома) и др.
      В Молдавии были возведены памятники и мемориальные сооружения: колонна в память о битве при Кагуле (1849 г., архитектор Ф. К. Боф-фо), Триумфальная арка в Кишиневе (1840 г., архитектор И. Заушкевич), памятник А С. Пушкину в Кишиневе (1885 г., скульптор А М. Опекушин) и др.
     
      § 57. Литература
      Художественная литература. Молдавская художественная литература-второй половины XIX в., продолжая традиции предыдущего периода, испытала воздействие новых явлений в общественно-политической жизни, связанных с развитием капитализма.
      Демократический характер литературы, ее народность нашли свое воплощение в произведениях выдающихся писателей В. Александри, М. Эминеску, И. Крянгэ, Б. П. Хашдеу и др. Их произведения, как и ряда других писателей, живших в запрутской части бывшего Молдавского княжества, продолжали сохранять самобытные черты литературы предыдущего периода, распространялись и в Бессарабии. Это проявлялось в обращении к историческому прошлому молдавского народа, разговорному языку, обычаям, устному народному творчеству, в раскрытии психического склада молдаван.
      Ярким выразителем народного духа, истинным самородком был Ион Крянгэ (1837—1889 гг.), поднявший молдавскую реалистическую прозу к новым вершинам. В своих сказках И. Крянгэ запечатлел жизнь молдавского села, борьбу молдавских крестьян против социальных несправедливостей. Во многих сказках Крянгэ имеются общие мотивы с русскими и украинскими. В сказке «Иван Турбинка» отражены симпатии молдавского народа к простому русскому солдату. Картины крестьянской жизни созданы в его рассказах и особенно в автобиографической повести «Воспоминания детства». Язык Крянгэ отражал простоту, гибкость, выразительность молдавской разговорной речи.
      Современником и близким другом И. Крянгэ был великий молдавский поэт Михаил Эминеску (1850—1889). Его творчество уходит глубокими корнями в устное народное творчество, к молдавским народным песням и сказкам. Расцвет творчества М. Эминеску относится к 1877—1883 гг., когда он создал самые значительные свои произведения. Среди них пять «Посланий». Сильное социальное звучание характерно для «Послания третьего», где поэт описывает свое время, как век «скоморохов и уродов» и противопоставляет его героическому прошлому народа. В заключение он выносит суровый приговор современному ему капиталистическому обществу. Критическим отношением к буржуазной действительности отличаются и другие его произведения («Растленные юноши», «Жизнь» и др.). В поэме «Лучафэрул» поэт с исключительным мастерством отразил столкновение незаурядного человека с обществом, где господствуют чистоган и эгоистические интересы.
      Очевидец демонстраций пролетариата Австрии, современник Парижской коммуны, Эминеску живо откликнулся на эти события в одной из
      самых сильных поэм «Император и пролетарий». Поэт впервые в молдавской литературе создает образ пролетария, поднимающегося на борьбу с буржуазией:
      «Порядки сокрушите неправедные эти,
      Что делят на богатых и нищих род людской
      Награды нет за гробом — так пусть на этом свете
      Настанет справедливость, чтоб в мире и совете,
      Как братья, жили люди, довольные судьбой»
      Большое место в поэзии Эминеску занимает лирика. Она основывается на фольклорных традициях и отличается возвышенностью, чистотой и глубокой поэтичностью. Творчество Эминеску оказало огромное воздействие на дальнейшее развитие молдавской литературы. Молдавско-русско-украинские литературные связи. Во второй половине XIX в. в крае широко распространяются произведения выдающихся русских писателей — Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Тургенева и других. В то же время русские и украинские писатели, обращаются к темам из молдавской действительности, а ряд молдавских писателей создают свои произведения на русском языке.
      В произведениях русских и украинских писателей показана духовная красота, стремление к свободе и справедливости простых людей Молдавии. Это проявляется уже в творчестве А. С. Пушкина. Продолжение этой традиции наблюдается в произведениях украинских писателей И. С. Нечуй-Левицкого и М. М. Коцюбинского, основоположника литературы социалистического реализма А. М. Горького. Все они жили некоторое время в Молдавии, изучали местные обычаи и фольклор. В известных произведениях М. М. Коцюбинского «Для общего блага», «Пе куптьор» и других отражена действительность молдавской деревни, где исчезают патриархальные обычаи, формируются классы буржуазного общества.
      Летом 1891 г. А. М. Горький прошел путь от Кишинева до Дуная. Работая на виноградниках юга Бессарабии, он услышал там много народных песен, легенд, которые использовал в своих произведениях («Старуха Изергиль», «Девушка и Смерть», «Сказка о рыбаке и маленькой Фее» и др.).
      Среди молдавских литераторов, писавших в основном на русском языке, выделяется Константин Стамати-Чуря (1828—1898), автор многочисленных драматических сочинений, комедий, водевилей, драм, рассказов. Его «Воспоминания об охоте по Бессарабии», изданные в Одессе на русском языке (1854 г.), написаны под влиянием «Записок охотника» И. С. Тургенева.
      На русском языке писал свои первые произведения видный молдавский писатель и ученый Богдан Петричейку Хашдеу (1838—1907 гг.). Среди
      его произведений на русском языке — поэма «Княжна Войкица», многие стихотворения. В них чувствуется влияние поэзии Пушкина и Лермонтова. В дальнейшем он создавал произведения на молдавском языке. Широко известна его публицистическая деятельность. В остро критических статьях и памфлетах, сатирических стихах он бичевал пороки правящей верхушки, защищал интересы крестьян. Б. П. Хашдеу является автором исторической драмы в стихах «Рэзван и Видра» (1867 г. которая знаменовала собой важную веху в молдавской драматургии. В этом произведении люди из народа выступают как настоящие патриоты. Они противопоставляются алчному и трусливому боярству. Антибоярская направленность характерна и для исторической работы Б. П. Хашдеу — «Ион-Водэ Лютый». В своем творчестве писатель продолжал передовые традиции в литературе.
      Молдавские писатели народнического направления. В последние десятилетия XIX в. многие молдавские литераторы включились в общероссийское революционное движение. В народническом движении участвовали В. Крэсеску, 3. Ралли-Арбуре и др. Преследуемые за революционную деятельность, они были вынуждены эмигрировать. Находясь за рубежом, эти писатели продолжали свою революционно-пропагандистскую и литературную деятельность.
      Активный участник народнических кружков Кишинева и Одессы Виктор Крэсеску (1850—1917) под влиянием русских революционных демократов обратился к теме «новых людей». Его герои — люди труда, представители самых низших слоев общества. Среди произведений Крэсеску особенно выделяется реалистическая повесть «Спирка», посвященная жизни дунайских рыбаков, их борьбе с угнетателями.
      Ценное публицистическое и литературное наследие на русском и молдавском языках оставил Замфир Ралли-Арбу ре. (1848—1933); участник народнических кружков Москвы и Петербурга. Самыми значительными его произведениями являются «Тюрьма и ссылка» и «В изгнании». Они носят мемуарный характер. Автор описывает свое революционное прошлое на фоне развития народнического движения в России. Написанные в конце XIX в., эти произведения отражают переход автора на позиции буржуазного либерализма. Но они пользовались в свое время популярностью и имеют познавательное и воспитательное значение.
      Во второй половине XIX в. ряд произведений местных литераторов публиковался в бессарабской прессе. В первой неофициальной газете края «Бессарабском вестнике» (выходил с 1889 г.) сотрудничали местные публицисты и писатели: Д. Д. Суручан, М. В. Неручев, Ольга Накко и др. Они создавали свои произведения по мотивам из жизни края на рубеже XIX—XX вв.
      Вторая половина XIX в. явилась, таким образом, временем дальнейшего развития молдавской культуры, под воздействием передовых, рево-
      люционно-демократических воззрений. Она испытала благотворное влияние культур других народов России, и в первую очередь русского и украинского.



        _____________________

        Распознавание и форматирование — БК-МТГК, 2017 г.


 

На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиДетская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru