На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

Родная литература. Учебник-хрестоматия для 4 класса. Часть вторая. Пушкарёва, Снежневская. Зепалова. — 1988 г.

Составители
Мария Дмитриевна Пушкарёва
Майя Андреевна Снежяевская
Татьяна Сергеевна Зепалова

Родная литература

Учебник-хрестоматия для 4 класса
Часть вторая

*** 1988 ***


DjVu

как есть


PDF

чёрно-бел

СОДЕРЖАНИЕ

Николай Алексеевич Некрасов
О поэте (по книге К. Чуковского) 3
Крестьянские дети 5
О сравнении 13

Иван Сергеевич Тургенев
О Тургеневе (по книге Н. Шер «Рассказы
о русских писателях») 15
Муму 17
Ф. С. Шкулёв. Великан 59

Раздел четвёртый
ИЗ СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Мария Павловна Прилежаева
О Прилежаевой 60
Жизнь Ленина. Главы 61

Александр Трифонович Твардовский
О Твардовском 69
Ленин и печник 70

Александр Александрович Фадеев
О Фадееве 78
Метелица 80
О литературном герое 99

Константин Михайлович Симонов
О Симонове 103
Сын артиллериста 105
Н. И. Рылёнков. Всё в тающей дымке 114

Константин Георгиевич Паустовский
О Паустовском
Мещёрская сторона. Главы 116
Об олицетворении 128

М. М. Пришвин. Ёж 129
Как писать отзыв о книге 133

Аркадий Петрович Гайдар
О Гайдаре.
Из воспоминаний Р. И. Фраермана 135
Тимур и его команда. В сокращении 138

Валентин Петрович Катаев
Сын полка. Фрагменты глав 206

В. П. Крапивин. Город весенних птиц 227
Расул Гамзатов. Родной язык 237
Вопросы и задания
ко всему четвёртому разделу 238




Фрагмент.

      Мария Павловна ПРИЛЕЖАЕВА
      Родилась в 1903 году
     
      Мария Павловна Прилежаева в молодости была учительницей, работала в школе и детском доме. Став известной писательницей, она не забывала своих учеников. Во многих книгах она рассказывала о том, что хорошо знает и любит: о школе, учителях, подростках. Со временем вы познакомитесь с этими книгами.
      Для школьников создала М. П. Прилежаева и свои произведения о В. И. Ленине. Главы из книги «Жизнь Ленина» вы прочитаете в хрестоматии. Вот как М. П. Прилежаева рассказывает о своей работе над книгой:
      «Мне хотелось нарисовать живой образ Владимира Ильича, рассказать о его детстве и юности, об основных этапах его революционной борьбы и государственной деятельности. Хотелось, чтобы, читая эти страницы, вы ещё горячее полюбили родного Ильича, нашего вождя, учителя, самого близкого друга.
      Конечно, невозможно в одной книге рассказать обо всей жизни Владимира Ильича — так значительна и безмерна она. Эта повесть лишь одна из ступеней вашего познания Ленина. А когда вы подрастёте, вы узнаете много нового о неповторимой жизни и великом подвиге Владимира Ильича — создателя нашей Коммунистической партии и Советского государства».
     
      Жизнь Ленина
      Главы
     
      КАМЕРА № 193
      Узенькое решётчатое окошко под потолком. Сквозь грязное стекло слабо льётся серый свет. Железный откидной стол у стены. Железный стул. В углу прямо на пол свалены книги. Читать разрешается. Сестра Аня и Надя натаскали Владимиру Ильичу уйму нужных книг. Надю не арестовали в ту ночь. А сестра Аня с мамой приехали из Москвы, как только Владимира Ильича посадили в тюрьму.
      Сегодня четверг — день свиданий. Владимир Ильич отложил в сторону книги. Надо заняться другими делами. Пошагал для разминки и стал у стола спиной к двери. В двери круглый глазок, надзиратель поминутно глядит. Стоя спиной к глазку, Владимир Ильич скатал из хлебного мякиша катышек, продавил пальцем углубление.
      Зачем? Вот зачем. Такая у Владимира Ильича из хлеба чернильница. Вместо чернил молоко. Он взял книгу и принялся выводить между строк молочными чернилами слова. Напишет слово, молоко просохнет — слова не видно. Сегодня передаст книгу домой. Надя или Аня нагреют страницу над лампой, и вот чудеса-то: медленно, постепенно слова начнут оживать, проявляться, как негатив на пластинке. Пожалуйста, читайте письмо. Владимир Ильич писал на волю не письмо, а листовку.
      В ту ночь с 8 на 9 декабря вместе с ним арестовали сто шестьдесят членов «Союза борьбы». Но Союз не распался. Там, на воле, поднятые «Союзом», продолжались забастовки и стачки. Владимир Ильич посылал листовки для стачечников.
      За дверью громыхнули ключи, взвизгнул замок. Дверь отворилась. Вошёл надзиратель. Владимир Ильич вмиг схватил хлебную чернильницу с молоком. И в рот. Проглотил.
      Надзиратель приблизился. Ничего не увидал подозрительного: заключённый читает. Бренча ключами на железном кольце, надзиратель удалился из камеры.
      А Владимир Ильич слепил новую чернильницу и продолжал писать дальше. Потом и эту чернильницу съел. Так надзиратель и остался с носом, не узнал ничего.
      Через час снова загремели ключи — Ульянова повели на свидание с невестой. Надежда Константиновна дожидалась по ту сторону двойной решётки. Руки нельзя пожать. Можно только кивнуть. Улыбнуться. Надежда Константиновна улыбнулась, хотя горько ей было видеть Владимира Ильича за решёткой. Молодец он! Нисколько не падает духом. Даже в тюрьме бодрый, весёлый.
      Надежда Константиновна передала приветы от мамы и сестры. Здоровы. Помнят. Любят.
      — Любят очень! — повторила она, и Владимир Ильич увидел: лицо её вспыхнуло, милое, такое родное...
      Потом перешли к делам. Как говорить о делах, когда жандарм разгуливает между двойной решёткой и прислушивается к каждому слову?
      — Сегодня отослал Анюте прочитанные библиотечные книги,— сказал Владимир Ильич.— Да ещё Маняшину книгу,— добавил он после коротенькой паузы. И очень внимательно поглядел на Надежду Константиновну.
      «Маняшину,— отметила про себя Надежда Константиновна.— Он выделил: Маняшину. Что он хочет сказать? Никак не догадаюсь... А! Догадалась! Письмо или листовку надо искать в Маняшиной книге. Ему прислали какую-то Маняшину книгу, там и надо искать».
      Надежда Константиновна закивала, раскраснелась от радости, что поняла. А Владимир Ильич продолжал дальше загадывать ребусы.
      — Номер моей камеры знаете?
      — Ещё бы не знать! Конечно. Сто девяносто три!
      «Зачем он спрашивает? Не зря же он спрашивает. Ах вот что! — сообразила она.— Листовка на странице сто девяносто три. Ну, разумеется, он намекает на это!»
      — Вы в театрах, Надюша, бываете? — вдруг спросил Владимир Ильич.
      Она подумала и ответила:
      — Да.
      — И со знакомыми видитесь?
      — Частенько,— лукаво улыбнулась она.— Со всеми знакомыми вижусь.
      Ловко же они обводили вокруг пальца жандарма! Владимир Ильич получал важнейшие сведения. Надя посещает театры. Это значит, держит связи с рабочими. Со всеми знакомыми видится.
      Значит, «Союз борьбы» действует. Новых арестов нет.
      Жандарм поглядел на стенные часы.
      — Свидание окончено.
      Как быстро пролетел час! Не хочется расставаться.
      — Скорее расскажите что-нибудь о себе!.. — торопил Владимир Ильич.
      — Свидание окончено,— непреклонно перебил жандарм.
      — До встречи, Володя! Будь здоров. Не скучай.
      Владимира Ильича уводили. Он шёл и оглядывался. Она стояла, пока его не увели.
      Повернулся в замочной скважине ключ. Снова он в камере. Всё в нём было полно впечатлением встречи. Он представил, вот Надя выходит из тюрьмы. Вот, может быть, сейчас направляется к Летнему саду.
      Владимир Ильич долго шагал в полумраке и с нежностью думал о ней.
     
      ЗЕЛЁНАЯ ЛАМПА
     
      Ровно год Владимир Ильич жил в далёкой ссылке, в неведомом никому селе Шушенском. Да в тюрьме отсидел перед ссылкой четырнадцать месяцев. Да осталось ещё ссылки почти два года.
      Далеко затерялось сибирское глухое село! Шестьсот вёрст от железной дороги. Железную дорогу недавно провели по Сибири, ехать поездом из Москвы в Красноярск десять суток. Потом пароходом суток пять вверх по реке Енисею. Потом лошадьми. Тогда уж и Шушенское.
      В этот день 7 мая 1898 года Владимир Ильич нарушил обыкновение, не сел писать книгу
      «Развитие капитализма в России*. Книгу о том, что в русских деревнях и городах всё больше силы набирают капиталисты и кулаки и всё беднее и тяжелее жить под властью капитала народу.
      После обеда постучал в окошко крестьянин, бедняк Сосипатыч, щуплый, проворный, в треухе и худеньком зипунишке, с ружьём через плечо:
      — Слышь, Владимир Ильич, идём, однако, уток стрелять.
      Сосипатыч опасался, не стал бы Владимир Ильич отказываться, а он тотчас согласился. Владимир Ильич был неспокоен. Пора Надежде Константиновне приехать из Питера, а она всё не едет. Надежда Константиновна за революционную работу позднее товарищей тоже отсидела в петербургской тюрьме. После тюрьмы присудили ссылку. Выхлопотала, чтобы в Шушенское, к Владимиру Ильичу. Теперь вот добиралась, да что-то долго уж очень. Может, в Красноярске ждёт парохода?..
      Чтобы заглушить неспокойные мысли, Владимир Ильич снял с гвоздя берданку — и вон из избы.
      — Сапоги подходящи, однако,— одобрил Сосипатыч.
      Сапоги у Владимира Ильича, и верно, подходили для лазанья по топям за утками. Болотные сапоги, выше колен. Старенькая берданка заряжена утиной дробью. Они отправлялись вёрст за десять, на Перово озеро. Уток там водилась такая масса, что берега были усыпаны утиным пером. Оттого и называлось озеро Перовым.
      А денёк удался чудесный. Солнце грело нежарко, и каждый листик и травка насквозь светились под весёлым лучом. Как умытые, свежо зеленели луга. Синие и лиловые ирисы пышно раскрылись в траве. И вдали, по всему горизонту, на голубом небе, высилось громадное, слепящее, яркое. Это были одетые снегом Саяны.
      Версты три отшагали, и Владимир Ильич почувствовал бодрость и свежесть во всём теле. Хоть двадцать, хоть сорок вёрст готов так идти. Да слушать истории Сосипатыча. Сосипатыч знал, чего Владимиру Ильичу надо. Рассказывай ему с деревне, о своей жизни бедняцкой. Описывай ему всю деревню подряд.
      В том дворе такой-то хозяин. В этом такой-то. Сколько едоков? Скотины? Земли?
      В том дворе, в третьем и в пятом, по всему селу Шушенскому. Да не приври ни полслова...
      — Стой. Вон и озеро. Гляди не промажь, Владимир Ильич. Первый-то выстрел не промажь, постарайся, примета такая,— захлопотал Сосипатыч, когда подошли к месту охоты.— Ты уж первым-то выстрелом не подпорти, Владимир Ильич!
      Владимир Ильич стал с ружьём. Удивительная радость стоять с ружьём и внимать жизни леса! Птичьему свисту и трелям. Озорному кукованию кукушки. Шелесту ветра в ветвях. Наступлению вечера.
      В густых камышах Перова озера что-то зашевелилось, шумнуло: большая сизо-тёмная кряква поднялась и тяжело пролетела в десяти шагах от Владимира Ильича. Он выстрелил. Мимо!
      Засмотрелся, опоздал спустить курок.
      — Эх-ма, Владимир Ильич, воронишь, однако!— рассердился Сосипатыч.
      Впрочем, несмотря на примету, дальше охота пошла удачно. Настреляли уток. Развели костёрик. Вскипятили в закопчённом чайнике чай.
      Сосипатыч в счастливом расположении духа принялся подзадоривать Владимира Ильича статься на ночь. К ночи утки поднимутся из камышей на жировку, что тут будет! Тучи неоглядные!
      Сильно задорил, но Владимира Ильича какое-то предчувствие звало домой.
      Стемнело. Пригнали стадо в село. Во дворах поили коров, слышалось дзеньканье молока о подойник. Да журавли колодцев скрипели, поднимая воду. Где-то блеяла заблудившаяся овца.
      — Гляди, Владимир Ильич, свет у тебя,— заметил Сосипатыч.
      Владимир Ильич и сам видел. В его двух оконцах в избе, крайней по проулку, горел свет. Зелёный. Горячее, радостное поднялось в груди Владимира Ильича.
      На крыльце, в тёмном платье, тоненькая и лёгкая, держась за перила, стояла Надежда Константиновна. Владимир Ильич взбежал на крыльцо.
      — Здравствуй, Надя!
      — Володя,— отозвалась она.
      — Идите-ка, идите показывайтесь, какой вы здесь стали? — весело звала из комнаты Надина мать, Елизавета Васильевна.— Невеста приехала, а он, гуляка, на охоту закатился до ночи!
      В комнате горела лампа под зелёным абажуром.
      — Тебе для работы. От зелёного света спокойней глазам,— сказала Надежда Константиновна.
      Она везла эту лампу из Москвы десять суток в поезде. Потом на пароходе. Потом на тряской телеге. Крепко держала в руках. Боялась, не довезёт зелёную лампу до Шушенского! Вот, довезла.
     
      ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ
     
      К ГЛАВАМ «КАМЕРА № 193» И «ЗЕЛЁНАЯ ЛАМПА»
      1. На какие свойства характера В. И. Ленина обратила особое внимание писательница в главе «Камера № 193»?
      2. Подготовьте рассказ «Жизнь и занятия В. И. Ленина в селе Шушенском во время ссылки». Готовясь к пересказу, подумайте, что связывало Ленина с шушенским крестьянином Сосипатычем.
      3. Обратите внимание, как описывается дорога на Перово озеро. Что мы узнаём о Ленине благодаря этому описанию?

      KOHEЦ ФPAГMEHTA КНИГИ

 

 

ТРУДИМСЯ ДЛЯ ВАС, НЕ ПОКЛАДАЯ РУК!
ПОМОЖИТЕ ПРОЕКТУ МАЛОЙ ДЕНЕЖКОЙ >>>>

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Настрои Сытина Радиоспектакли Детская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Борис Карлов 2001—3001 гг. = БК-МТГК = karlov@bk.ru