На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Техническая книга Радиоспектакли Детская библиотека

Повесть о карте. А. Шейкин А. Л. — 1957 г

Аскольд Львович Шейкин

Повесть о карте

*** 1957 ***


DjVu


Сохранить как TXT: povest-okarte-1957.txt

 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ КНИГИ

ОГЛАВЛЕНИЕ

КОМУ НУЖНА КАРТА

Введение 5
Путеводитель краснозвездной птицы
Как находят руду и уголь
Далеко в море 24
Карта оружие обороны и наступления 36
Карта-приказ 48
Может ли быть школа без карт? 32

КАК ДЕЛАЮТ КАРТУ?

Ажурные башни 63
Что потерял этот самолет? 68
Расшифрованные картины 72
Карта выходит в жизнь 78

ИЗ ИСТОРИИ КАРТЫ

Самые древние карты 85
Как добывали золото три тысячи триста лет назад? 89
На что должен полагаться географ? 92
Величайший картограф древности 95
Семь метров подробной карты 97
Правила Пей-Сю 101
О ножке крота, завернутой в лавровый лист
и положенной в рот лошади 104
Свидетельство неизвестного автора 107
Счастливая ошибка 112
«Большой Чертеж» 115
«Птенцы гнезда Петрова» 118
Атлас Академии наук 120

ЛУЧШИЕ В МИРЕ

БСАМ 127
Карты-великаны 129
Бездонные карты 134
Дорогие нам имена на карте мира 137б



  HAШA PEKЛAMA:
  500 советских радиоспектаклей в MP3 на 9-ти DVD или на карте 64GB  

BAШA ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ:  
РАБОТАЕМ БЛАГОДАРЯ ВАМ  

Книга молодого писателя, картографа по специальности, Аскольда Львовича Шейнина «Повесть о карте» написана в форме сюжетных историй. Автор рассказывает о значении и практическом использовании различных карт.
      Карта нужна всем — ученому и колхознику, государственному деятелю и землемеру. Без карты летчик не может вести самолет, капитан не может управлять кораблем, не смогут правильно работать ни геолог, ни строитель, ни географ, ни многие другие специалисты.
      Какие карты были раньше, историю их создания и как люди научились делать очень разнообразные современные карты, узнает читатель из этой книги.
      Автор наглядно показывает труд армии топографов и картографов, которые неутомимо делают свое большое и нужное дело.
     
      КОМУ НУЖНА КАРТА
     
      Введение
      Шел боевой 1919 год. Молодую Страну Советов со всех сторон окружали враги. Четырнадцать капиталистических государств в союзе с русскими белогвардейцами пытались задушить советскую власть.
      «Большевики продержатся считанные дни», — писали буржуазные газеты.
      Но в Московском Кремле думали иначе. Там знали, что неудачи на фронтах — дело временное. Мы победим и англичан, и японцев, и белогвардейцев. И вот почему в эту напряженную пору Совет Народных Комиссаров и Центральный Комитет нашей партии занимались делами, имеющими отношение к будущему.
      Тогда-то, всего за три дня до открытия VIII съезда партии, 15 марта 1919 года Председатель Совета Народных Комиссаров Владимир Ильич Ленин подписал декрет о создании Высшего Геодезического Управления, задачей которого было изготовлять карты на всю территорию нашей Родины.
     
      «Карта... — говорил на Первом Всесоюзном Географическом съезде в 1933 году почетный академик Юлий Михайлович Шокальский, — нужна всем — ученому и колхознику, государственному деятелю и домашней хозяйке».
      И действительно, ведь почти всякое дело начинается с карты. Она верный друг строителя, летчика, моряка, геолога... Пожалуй, нет теперь человека, который ни разу бы не обращался к карте за советом.
      Весной на поля выходят сотни тысяч тракторов.
      И, казалось бы, очень всё просто: подошла пора, стаял снег, брось в землю зерна — и они взойдут, зазеленеют, поднимутся к солнцу тяжелыми колосьями.
      Бросишь в землю зерна пшеницы — взойдет пшеница, ржи — рожь, овса — овес. Так возьми да засей всё колхозное поле пшеницей, рожью или овсом.
      Но нет, если всегда сеять на одном и том же участке, например, только пшеницу, урожай с каждым годом будет становиться беднее. Настанет пора, когда на полях вместо пышных хлебов поднимутся редкие хилые травинки. Земля истощится. Даже усиленное удобрение не сразу вернет ей прежнее плодородие.
      А ведь можно дело поставить так, чтобы, наоборот, каждый урожай был рекордным. Для этого следует разделить земли колхоза на несколько участков и засевать по частям: когда на одном поле зеленеет картофель, на другом рядом — греча, на третьем — клевер, на четвертом — пшеница...
      На следующий год картофель займет место пшеницы, бывшее картофельное поле, отдыхая, до осени простоит «под парами», чтобы потом зазеленеть озимью, вместо гречи окажется клевер и так далее — одно вместо другого. Очень важно, какие растения будут сменять друг друга. У пшеницы, у льна, у подсолнечника, у сахарной свеклы есть свои любимые предшественники, после которых им расти особенно хорошо. Вот этот-то порядок чередования и носит название севооборота — слово, знакомое в наши дни почти всякому.
      Ну, а карта при чем здесь?
      Так ведь это она же, карта колхоза, — главный документ, на котором показаны поля, входящие в севооборот. Без нее очень непросто было бы знать, где и какие растения сеяли прошлой весной и, следовательно, какие и где нужно посеять нынешней, чтобы плодородие почвы не уменьшалось, а росло год от года. За время сева внимательные глаза агрономов, колхозников, работников МТС и совхозов много раз обратятся к карте.
      Вот другой пример.
      Лет шесть назад в Научно-исследовательский институт биологии Харьковского университета принесли большую и подробную карту Советского Союза.
      Карту? В Институт биологии? Да зачем?
      Карту эту повесили на стену, и начался долгий и кропотливый труд, работники института стали кружочками отмечать на ней все те места, где живут в нашей стране люди, которым больше ста лет. А таких у нас теперь много тысяч.
      При этом каждый кружок соответствовал одному человеку. Вокруг Москвы, например, собралось пятьдесят пять кружков!
      Зачем всё это?
      Да затем, что ученых издавна интересовало, насколько климат влияет на долголетие. Легенды ходили о народах Кавказа. Только там будто бы, в горах, можно жить до самой глубокой старости. Горный воздух, горное солнце — вот в чем якобы секрет долголетия.
      ... Когда кружки (несколько десятков тысяч!) нанесли на карту, выяснилось, что вся наша Родина — страна долголетия.
      Кружки оказались повсюду: в Якутии, на Северном Сахалине, в бухте Кожевникова, в Средней Азии, на Кавказе, в Москве, на Камчатке...
      Правда, они не распределялись равномерно. На одних участках карты их было больше, на других меньше. В пределах Харьковской области Украинской ССР есть сто восемьдесят три старика и старухи старше ста лет. Кружки почти сплошь закрыли в этом месте карту. Но ведь и людей проживает в одной этой области гораздо больше, чем во всей Якутской АССР, а и там кружков оказалось немало.
      Секрет долголетия не в климате, не в природных условиях и не в «элексире жизни». Он в общественном строе страны, в условиях жизни всего народа. Долго жить можно всюду, хоть на Северном полюсе. Важно, как будет проходить эта жизнь — в нужде или в достатке, в горе или в радости. Недаром же в Советском Союзе в 1926 году было всего лишь семь тысяч людей старше ста лет, а в наши дни уже около тридцати тысяч, и по числу долгожителей, приходящихся на миллион человек населения, мы занимаем теперь первое место в мире.
      Жить стало лучше. И не в одном каком-нибудь месте, а всем людям СССР и на всей территории государства.
      А вот эти три карты Петербурга — Ленинграда, — разве они о малом расскажут историку?
      Об этом и сказала карта самым наглядным, очевидным образом.
      Еще пример.
      Ученый-историк получил задание: изучить развитие русских городов в девятнадцатом веке. И знаете, что он сделал прежде всего? Он стал разыскивать старые карты. По ним он сразу увидит, каких городов теперь уже нет, какие, наоборот, были и прежде. Нашей столице Москве больше восьмисот лет. Она есть на всех картах русского государства. А вот города Комсомольск, Мончегорск, Кировск появились каких-нибудь двадцать лет назад. На старых картах их нет, конечно.
      Но не только это установит историк с помощью карт.
      Чем важнее значение города, чем больше в нем жителей, заводов, фабрик, тем крупнее условный значок на карте, крупнее подпись, гуще дорожная сеть, которая связывает город со всей страной.
      Карта — молчаливый свидетель. Всё то значительное (города, дороги, каналы, заводы), что человеческое общество построило к моменту ее создания, будет отображено на ней, как бы зафотографировано. Пройдут десятки и сотни лет. Ученый-историк положит на стол пожелтевшие листы, и они расскажут ему о многом.
      Взгляните на карту, напечатанную на 8-й странице. Историку будущего она немало поможет узнать, какие изменения произошли в нашей стране за период с 1917 по 1953 год.
      Ну, а летчику, моряку, геологу, строителю, военному, школьнику? Нужна ли им карта?
      Еще бы! Все эти люди без нее словно без рук. В их работе карта играет такую огромную роль, что об этом нужно рассказать поподробнее.
     
      ПУТЕВОДИТЕЛЬ КРАСНОЗВЕЗДНОЙ ПТИЦЫ
     
      Однажды утром летчик Федор Алексеевич Новиков вошел в кабинет начальника аэропорта и доложил:
      — Пилот Новиков явился по вашему вызову.
      — Здравствуйте, — ответил начальник, поднялся из-за стола, подошел к большой шторе и отодвинул ее.
      За шторой открылось не окно и не дверь, а карта нашей Родины.
      Да, большая разноцветная карта. Вот синей линией показаны берега морей, озер. Ветвятся реки, тянутся железные дороги, красными кружочками горят областные города. Москва изображена яркой звездочкой.
      Начальник разыскал на карте какую-то точку на крайнем востоке страны и сказал:
      — Полетите сюда вот, на Чукотку. Нужно доставить важный груз для экспедиции Академии наук. Детали задания уточните с начальником штаба. Трасса трудная: над горами, над тайгой, над морем. Условия погоды нелегкие, задание срочное Скрывать не стану: будет тяжело... Как самочувствие экипажа?
      Федор Алексеевич улыбнулся. Как самочувствие? Самое лучшее! О таком полете почти над всей Родиной столько мечталось еще с детских лет. Именно это желание и привело его в авиацию... Ну, а то, что задание трудное? Так разве о легком мечтают? Легкое само дается в руки!
     
      От начальника порта Федор Алексеевич пошел к начальнику штаба. Без лишних слов тот вынул из несгораемого шкафа тяжелый бумажный сверток и протянул ему.
      — Получите материалы, — сказал он. — Когда ознакомитесь с трассой, доложите свои соображения.
      Федор Алексеевич, конечно, знал, что в этом свертке. Там — географические карты.
      Всякий полет начинается с карты.
      «Попросив разрешения повесить карту перелета, — пишет Герой Советского Союза Беляков в своих воспоминаниях про то, как был выбран маршрут для беспосадочного перелета Москва — Дальний Восток в 1936 году,1 — Чкалов стал подробно рассказывать о том, какими путями можно долететь из Москвы до Петропавловска на Камчатке.
      Члены правительства стояли вместе с нами около карты и разглядывали разноцветные линии маршрутов».
      Карта, которую повесил на стену великий летчик нашего времени Валерий Чкалов, изображала всю нашу Родину. Это была карта мелкого масштаба. Но если путь уже выбран, в дело вступают карты подробные, крупномасштабные. Пакет таких карт и вручил Федору Алексеевичу Новикову начальник штаба. Все члены экипажа самолета начали изучать их.
      «Мы, — вспоминает дальше Герой Советского Союза Беляков, — тщательно изучили предстоящий маршрут и не раз мысленно уже пролетали по нему. Теперь нам кажется всё простым и ясным. Маршрут разделен на участки. Я и Григорий Филиппович2 склеиваем карты, на которых, помимо маршрута и расстояний, обозначены магнитные путевые углы, магнитные склонения, радиостанции, аэродромы. Мы отмечаем также на картах возвышенности, которые могут явиться препятствием для полета».
     
      1 А. Беляков. Из Москвы в Америку через Северный полюс. Москва, 1938, изд. «Молодая гвардия».
      2 Так звали Байдукова, который был ц этом перелете вторым пилотом. Сам Беляков выполнял обязанности штурмана и радиста.
     
      Проделал такую работу и Федор Алексеевич Новиков. Товарищи помогали ему.
      И вот он снова стоит перед начальником аэропорта. Федор Алексеевич немного волнуется.
      Конечно, летчик, который уже в сотый раз отправляется по знакомой до мелочей трассе регулярного авиасообщения, не будет рассчитывать ни количество бензина, ни запас кислорода для дыхания при пересечении высоких гор. Всё это уже подсчитано. Он может и вообще не смотреть на карту, если лететь придется вдоль железной дороги, по берегу моря, над рекой. Однако и тогда она будет с ним. Летчик знает: воздушный путь — это не стальные полосы рельсов. Встретится облако, переменится ветер, — земля потеряется из виду, слегка изменится курс. Пройдут только минуты, но за них самолет пролетит десятки километров, уйдет от реки, от берега. И только карта поможет потом выйти на правильную дорогу.
      Итак, Федор Алексеевич снова в кабинете начальника. Докладывает о техническом состоянии самолета, показывает расчеты. Всё хорошо. Можно лететь. Остановка лишь за прогнозом погоды.
      Окончив беседу, Федор Алексеевич идет на метеорологическую станцию. На стол снова ложится карта.
      Это странная карта. Она очень бледная. Слабенький синий рисунок едва выделяется на бумаге. Так показаны реки, берега морей, города. В этом она похожа на обычные контурные карты. Зато какие-то зубчики, флажки, цифры, линии нарисованы прямо от руки черной тушью. Это — синоптическая карта, карта погоды. По сообщениям, полученным по радио, на ней показано, что встретит самолет на пути: ветер, дождь, тепло, холод, облака, снег... Бледные линии печатают заблаговременно в типографии, а сведения о погоде наносят самые свежие, полученные перед полетом. Эта карта «живет» очень мало, буквально часы. Изменятся направления ветров; где было тепло, станет холодно. Новые сведения придут в метеостанцию по радио, и там составят новую карту погоды. Печатать в типографии некогда — пока печатаешь, погода изменится, — вот почему ее наскоро вычерчивают от руки тушью. Глядя на эту карту, Федор Алексеевич определил, какие участки плохой погоды следует обойти стороной, какие придется «пробивать» вверх, чтобы пройти над облаками.
      По ней же он вместе с начальником штаба решил: погода летная. В путь!
      Экипаж поднялся в самолет. Дежурный по аэродрому взмахнул флажком, разрешая старт. Машина легко тронулась, побежала по бетонной дорожке, быстрее, быстрее... Через минуту она была уже в воздухе. И сразу же началась работа с картой.
      Вот карандашная линия заранее намеченного на карте воздушного пути пересекает озеро, а потом изгиб реки, железнодорожный мост, проходит над возвышенностью. И летчик следит за тем, чтобы самолет пролетел над озером, над рекой, над мостом, не натолкнулся на гору. Так до самого места посадки.
      Ну, а если земли не видно? Если полет «слепой», как говорят летчики, — в облаках, ночью? Нужна ли тогда карта?
      Конечно, — в слепом полете специальные приборы и радио заменят пилоту глаза. По ним он «видит» во мраке и сквозь туман. А всё остальное останется прежним. Так же, как и днем, он будет следить по карте за направлением полета и намечать путь дальше. Без этого не обойтись.
      Итак, полет начался с карты самого мелкого масштаба. По ней была установлена примерная трасса. Потом по картам более крупного масштаба экипаж самолета уточнил маршрут, сделал все расчеты и, наконец, сравнивая карту с местностью, привел свой корабль к цели.
      Синоптическая карта помогла избежать бурь.
      Но это еще не всё.
      Вот подлетели к месту по-садки. Там до этого никто из членов экипажа не бывал. А ведь посадить самолет на землю нужно очень точно.
      Нельзя ошибиться даже на несколько метров. Машина мо- и вот самолет в в е жет с разбега влететь в канаву, удариться о сарай, о дерево.
      На картах, по которым летчик вел самолет, всё это не может быть показано: канавы и деревья слишком малы.
      В самом деле, предположим, что на поле перед аэродромом стоит телеграфный столб толщиной в двадцать сантиметров. На карте масштаба «один на миллион» (обычно такие карты используют летчики) этот столб изобразился бы точкой, размером в одну пятитысячную миллиметра. Такую точку никто не заметит. Сделать ее пожирнее? Тогда она займет слишком много места. Нельзя и это. А показать столб надо. Вдруг на него налетит самолет при посадке?
      На помощь приходят самые крупномасштабные карты. Их называют кроки.
      На них показано любое дерево, столб, забор, высокое здание около аэродрома, — всё это крупно, четко. Эти карты, можно сказать, прямо за руку приведут летчика на посадочную площадку.
      Ну, вот полет и закончился. Было сделано большое дело. За считанные часы перевезли очень важный груз из Ленинграда. Теперь нужно аккуратно собрать все карты, расправить их, разгладить и возвратить — под расписку, строго по номерам, так же тщательно, как Федор Алексеевич в свое время получал их от начальника штаба перед началом полета. Ничего не должно пропасть, затеряться. Это ведь лучшая добыча шпиону. Он знает, — карта без ошибки приведет его в нужное место, облегчит диверсию, поможет спрятаться от пограничников, расскажет о промышленности, о глубине бродов, о грузоподъемности мостов.
      Вот почему среди карт очень много таких, которые являются секретными. И вот почему в кабинете начальника аэропорта карта была закрыта шторой. Ни один посторонний человек не должен даже случайно взглянуть на нее.
      Было сделано большое дело.
      Потому же и получение карт до полета и сдача их после связаны с самыми строгими формальностями. Не раз и не два летчику придется расписываться в толстых прошнурованных книгах. Карты сданы. Все в порядке.
      Новое задание начнется с новой беседы Федора Алексеевича Новикова с начальником. И снова карты разных масштабов поведут его самолет над просторами Родины.
     
      КАК НАХОДЯТ РУДУ И УГОЛЬ
     
      В одно из Геологических Управлений Министерства геологии и охраны недр СССР житель таежного забайкальского села пионер Саша Владимиров прислал письмо и посылку. В посылке лежали тяжелые черные камешки с блестящими гранями, а в письме было написано:
      «Эти минералы я нашел в песке нашей речки Яманки. Так как они очень тяжелые, я думаю, что это какая-нибудь руда. Очень прошу приехать к нам».
      Минералы были действительно очень ценной рудой, — они содержали вольфрам — металл света, труда и победы.
      Вот он горит в электрической лампочке. Из вольфрама изготовлена та проволочка, которую накаляет ток.
      Вот сотни тысяч вольфрамовых резцов на наших заводах обтачивают детали из стали и чугуна.
      Вот вольфрамовые пластинки1 бурят самые твердые горные породы, открывая путь к нефти, углю и железу.
      1 Точнее, — пластинки из сплавов вольфрама с другими металлами: кобальтом, железом, никелем. По твердости такие сплавы почти не усту паюг алмазу.
      А вот, в годы войны, снаряд из вольфрамовой стали мчится навстречу вражескому танку и пробивает пятисантиметровую броню почти так же легко, как бумагу. Ведь именно такие снаряды преградили путь фашистским «Тиграм» и «Фердинандам».
      Сотни геологов ищут вольфрам по всей территории нашей Родины.
      Письмо Саши Владимирова вызвало большой интерес.
      И знаете, что первым сделал геолог, которому поручили заняться им? Он положил на стол карту.
      Да, карту! Но какую же странную!
      Прежде всего она очень ярко раскрашена. Красные, зеленые, желтые, синие пятна пестрым ковром покрывают ее. Расставлены какие-то латинские буквы: Cm, А, Р, Mz, Pz. В этом она совсем не похожа на те карты, которые обычно приходится видеть. Но, с другой стороны, много и общего. На ней тоже есть сетка меридианов и параллелей, показаны реки, города, заливы, моря, озера.
      Это — геологическая карта.
     
      Ученые давно уже знают, что разные полезные ископаемые встречаются в разных горных породах. Бесполезно надеяться встретить вдруг заросли сахарного тростника либо винограда среди вечных льдов Арктики. Также бессмысленно искать уголь в тех местах, где нет слоистых (осадочных) горных пород. Месторождения же вольфрама, наоборот, могут быть только там, где миллионы лет назад на поверхность земли из глубины прорвались расплавленные (изверженные) горные породы.
      Дело в том, что уголь образовался на дне древних мелководных морей, болот и речных долин. В этих местах в далекие геологические эпохи миллиарды растений в течение сотен тысяч лет подряд падали в воду, тонули в ней, сдавливались другими растениями, покрывались песком, глиной, спрессовывались, прогревались земным теплом. Так они превращались в уголь.
      Вольфрам же появился на поверхности земли вместе с расплавленной магмой в огне и грохоте извержений вулканов. При застывании лавы он выделился в виде кристаллов иссиня-черного вольфрамита или желтого и серого шеелита.
      По-разному появились на свет эти полезные ископаемые, в разных горных породах поэтому они встречаются. В разных местах их и нужно искать. Вот почему, прочитав письмо Саши Владимирова, геолог первым делом достал геологическую карту. Ведь на ней красками и латинскими буквами и показано, где какие породы — изверженные, осадочные — выходят наружу, скрываясь лишь под тонким слоем дерна и почвы. Взглянув на нее, легко сразу проверить: а может ли вообще быть в том вещей. месте, где живет Саша Владимиров, вольфрам? Вдруг там слой известняков и глин толщиной в пять километров, а кристаллы попали в реку случайно? Привез кто-нибудь, да и бросил.
      Находят же на одесском пляже камни из далекой Австралии. Их доставляют туда пароходы, когда возвращаются из Мельбурна и Сиднея с пустыми трюмами. Для корабля очень опасно совсем не иметь груза. Он может перевернуться во время шторма. Близ Одессы камни выгружают в воду, а волны потом выкатывают их на пляж.
      Геолог быстро отыскал на карте поселок, где жил Саша. Нашел и речку Яманку. Стал внимательно вглядываться... Да, вольфрам может быть здесь. Вот на карте показан выход огромной жилы гранита. Река, видимо, сильно размыла камни, и тяжелые кристаллы попали в песок.
      Он стал просматривать книги, другие карты, записи геологов. Что говорят они об этом районе?
      С каждой минутой геолог всё более убеждался, что находка Саши должна быть проверена. Скорее в путь!
      Поехал он не один. С ним были помощники: прораб, два коллектора,1 трое рабочих. С собой они взяли целый вагон всяких вещей: лопаты, кирки, молотки, зубила, горные компасы, лотки, рулетки, палатки, походную химическую лабораторию, полевую аптечку, приборы для геофизической съемки...
      1 Коллектор — название должности; происходит от латинского слова, которое значит по-русски: «собиратель».
      Всё это надо было получить со склада, проверить, упаковать, отправить на вокзал. Горячая, беспокойная пора сборов!
      Кто же приготовил для геолога такую странную и замечательную карту?
      Вглядимся хорошенько, чем именно отличается она от обычной, с которой все уже привыкли встречаться дома и в школе.
      Во-первых, на ней меньше городов, рек, озер.
      Во-вторых, нет ни лесов, ни лугов, ни пашен.
      Да и нужно ли это геологу? Немного дальше мы увидим, что на морской карте изображены только море и берег, а всё, что вдали от него, или не показано совсем, или же только намечено. И ясно, почему так: моряку в море не очень-то и нужна карта суши.
      Точно так же и метеоролог ярче всего, чернее, изобразил на синоптической карте то, что он изучает: ветры, облака, холодные и теплые массы воздуха.
      У геолога свои интересы. Ему важно знать, как распространены в земле горные породы. Вот и показаны они н? его карте как основное, главное, а дороги, города и реки только слегка обозначены, чтобы всё-таки ясно было, какая местность изображена: Кавказ, Средняя Азия, Камчатка, Урал.
      Такие карты (морские, геологические, экономические, почвенные и многие другие) называются специальными, а те, на которых условными значками просто передается уменьшенный вид местности сверху, — общегеографическими. И, конечно, специальные карты тоже бывают разных масштабов: самых крупных и самых мелких.
      Как выглядят специальные карты? На страницах 19 и 23 вы найдете представителей их. Всего же различных специальных карт многие сотни. Некоторые — настоящие произведения изобразительного искусства, и в то же самое время всё то, что показано на них, вычислено по математическим формулам, выписано из таблиц, справочников, как говорят географы, — «привязано» к местности. Точный расчет и вдохновение — непременные спутники картографа в его деятельности.
      Однако геологу, когда он отправляется в экспедицию, важно и то, что находится на поверхности. Как и всякому путешественнику, ему надо знать, далеко ли, близко ли, как пройти, проехать... Но показать всё на одном листе невозможно, — краски сольются в сплошное пятно. Вот и приходится геологу во время работы иметь две карты: обычную, общегеографическую (чаще всего крупномасштабную, топографическую), и свою, специальную. Почти всегда делают так и другие ученые, инженеры, техники, — все, кому только приходится детально изучать местность. Без общегеографической карты они не обходятся.
      Но вот еще что очень важно: именно с общегеографической карты начинается создание любой специальной карты. Ходит геолог по местности и изучает горные породы. Если они закрыты почвой, помощники раскопают, пророют канавы, пробурят. Геолог подойдет, посмотрит, запишет, какие породы там (граниты, известняки, габбро — разных пород много десятков!), и точно отметит на обычной карте, где находится это место. Переходя от канавы к канаве, от скалы к скале, он проследит, как располагаются («залегают», — говорят геологи) горные породы. Потом он соединит на карте места, где породы одни и те же, и геологическая карта будет готова.
      На ней, правда, стало очень уж тесно. Добавились новые линии, цифры, надписи. А на карте и так-то нет пустых мест. Не сразу теперь и поймешь, что к чему.
      Не беда! Это вполне исправимо. Карту перечертят на чистый лист, «разгрузят» от мелких поселков, рек, дорог и раскрасят.
      Если нужна очень подробная геологическая карта, работать придется, конечно, по общегеографической карте крупного масштаба и участок следует исходить вдоль и поперек очень часто. На такой карте будет показан каждый самый тоненький пласт и каждая жила. Однако это потребует много труда и будет дорого стоить. Поэтому такую съемку делают только там, где полезное ископаемое уже найдено и нужно оценить запасы, — узнать, много ли есть его, богатое ли месторождение.
      Вот почему, когда вели обычную, не очень детальную съемку, не заметили, что на речке Я манке есть дорогой минерал, и открыл это Саша Владимиров.
     
      В глухом сибирском селе, далеком от железной дороги, встречали экспедицию все. Когда автомашина остановилась, парни, девушки, мужчины, женщины обступили ее со всех сторон.
      Здесь же геолог увидел мальчика лет тринадцати с пионерским галстуком и в белой рубашке. Мальчик стоял первым в толпе ребят. Геолог догадался, что это и был Саша Владимиров. Родители Саши, гордые тем, что у них остановился начальник экспедиции, наперебой угощали гостя. Но геологу было не до того.
      Хотя Саша и говорил в письме, что только по весу догадывается, будто это руда, но на самом деле он точно знал, что нашел вольфрамит, и лишь боялся, — а вдруг ошибся?
      Напрасно боялся. Ведь он прочитал немало книг по минералогии и геологии.
      Первую — она называлась «Охота за камнями» писателя Бармина — его долго уговаривала взять школьный библиотекарь Татьяна Михайловна. У Саши в то время все интересы были устремлены на охоту и рыбную ловлю, и книгу про камни он нес домой с неудовольствием и потому только, что в заглавии стояло слово «охота», а на обложке разгуливали диковинные доисторические животные.
      И раскрыл он ее без особой радости. Но первая фраза: «Две мечты было у меня в детстве: поймать черного махаона и найти оловянный камень» — по-особенному взволновала его. Так же и он мечтал об удивительном звере, которого никто еще до него не встречал. А вот он встретит...
      Заканчивая читать, он уже был целиком увлечен наукой о камне. В самом деле, вот под ноги попал булыжник. Ну и толкни его! А нет, прежде взгляни, — что это? Может, он очень нужен заводам? Может, такие камни специально ищут геологи?
      Он стал приглядываться. И тут оказалось, что почти все камни, как люди, не похожи друг на друга.
      За «Охотой за камнями» последовали другие книги, более серьезные: «Занимательная минералогия» академика Ферсмана, «Основы геологии (популярное изложение)» академика Обручева. Саша стал собирать коллекцию горных пород и минералов.
      Вскоре и мать, и отец, и соседи знали, что лучший подарок Саше — необычный камень.
      И вот приносили ему с полей, с охоты нежнозеленые осколки амазонита, пластинки слюд, кварц — то белый, как сахар, то прозрачный, словно стекло.
      Когда Саша перешел в шестой класс, учитель Сергей Николаевич подарил ему учебник по минералогии для десятого класса и вместе с ним узнавал по «Определителю» профессора Разумовского1 названия минералов.
      1 Полное название: «Определение минералов по наружному виду и при помощи паяльной трубки», 1933.
      Он же помог ему постичь начала химии и стереометрии раньше других ребят. Без этого Саша многого бы не понял в книгах.
      Всей школой отправлялись в походы, чтобы исследовать русло Яманки.
     
      Геолог долго осматривал Сашину коллекцию. В ней имелось более ста образцов. У каждого, как в настоящем музее, белый билетик указывал, где, кем и когда был он найден.
      Нет, открытие Саши Владимирова совсем не случайность. Так же вот, как и он, настоящие геологи увидят один едва заметный признак ценного полезного ископаемого (угля, железа, золота) и долго потом наблюдают, выслеживают — до победы.
      Геолог достал из полевой сумки геологическую карту и показал ее Саше. Тот, конечно, ничего в ней не понял, — чтобы стать геологом, надо специально учиться. Но это от него не уйдет. А пока они вместе отметили на карте все те места, где Саше попадались кристаллы вольфрамита. Находки пришлись как раз на окрестности той полосы, где граниты соприкасались с другими породами. Полоса тянулась не на один километр, и, если вдоль нее повсюду окажется этот минерал, открытие Саши будет делом огромной важности.
      Вечер. Пора бы спать. Завтра рано подъем. Но геологу не до сна. Сперва он намечает на карте места, где рабочие станут копать канавы, а лотом, когда работа закончена, вместе с Сашей и десятком других ребят долго сидит на крыльце.
      Они мечтают о том, какие изменения произойдут теперь в жизни села. Как придет сюда железная дорога, вырастет целый город, засверкает огнями долина Яманки...
      Геологическая карта, на которой красочными пятнами говорится о выходах на поверхность изверженных горных пород, а точками и квадратиками обозначены места Сашиных находок, — этому порукой.
     
      ДАЛЕКО В МОРЕ
     
      Десятый день плывет в океане корабль. Над ним небо экватора. Утро Полдень еще не скоро, но солнце стоит высоковысоко, и лучи его жгут так, словно проходят сквозь увеличительное стекло. От нестерпимого блеска неба, моря, палубы больно глазам. Снопы лучей отражаются от всех медных предметов. Скорее в тень! Туда, где над палубой натянут парусиновый тент. Но и под ним не легче Душно, воздух горячий, влажный, как в бане.
     
      СПЕЦИАЛЬНЫЕ КАРТЫ.
      Часть физической карты СССР.
      Часть карты растительности СССР
      Часть геологической карты.
      Часть синоптической карты.
      Как мало похожи друг на друга эти карты!
     
      Порою рядом с кораблем покажется и долго потом не отстает от него бурофиолетовая спина акулы. Рыба эта глупа и прожорлива. Брось ей старую тряпку — мелькнет белое брюхо, раскроется зубастая пасть, — акула проглотит тряпку.
      Иногда сквозь поверхность моря вдруг будто кто-то стреляет ракетами Метров сто — сто пятьдесят несутся они над водой и падают, взметая фонтанчики. Это летучие рыбы.
      И снова тишина, снова до самого горизонта мерно колышется вода, в ослепительном сверкании жаркого дня похожая на густой расплавленный металл.
      Человек в белом кителе с золотыми нашивками, в белой фуражке выходит на мостик. В руках у него какой-то сложный прибор. Блестят серебром линеечки, винты, зеркала. Всё ажурное, хрупкое.
      Человек этот штурман. В любой момент — ночью, днем, в бурю, в тумане — он должен знать точно, в каком месте океана плывет пароход и какой курс по компасу нужно держать рулевому, чтобы привести судно в порт самым коротким и безопасным путем. Вот его дело на корабле.
      В руках у штурмана секстант — прибор для астрономических наблюдений. Вот он подносит его к глазу, наводит на солнце. Держа инструмент одной рукой, он достает из кармана большие часы. Его задача — измерить секстантом, на сколько градусов над горизонтом поднялось уже солнце, и в тот же момент заметить время на часах.
      Готово!
      Штурман записывает показания приборов и спешит к себе в штурманскую рубку. Там по специальным таблицам и формулам он быстро делает вычисления. Проходит несколько минут — географические координаты места получены.
      Теперь скорее к столу, на котором лежит карта. По широте и долготе штурман легко найдет на ней ту точку, в которой сейчас пароход. И тогда всё сразу станет ясным: далеко ли до берега, нет ли мелей на пути, правильным ли курсом идет судно.
      Но не следует думать, что с картой штурман впервые встретился уже в пути. Нет, как и летчик полет, он начал по ней свой рейс задолго до плавания там, на берегу. И, конечно, знакомство началось с такой карты мелкого масштаба, на которой есть начало и конец пути, то есть изображено всё море, весь океан. Моряки называют эти карты генеральными.
      По ней штурман сделал все предварительные расчеты: узнал, сколько километров предстоит проплыть, сколько дней займет рейс, в какие порты можно зайти по дороге, какую часть пути придется плыть ночью...
      На очень многие вопросы ответила ему генеральная карта. На многие, но не на все.
      Далее настал черед карт более крупных масштабов (обычно от масштаба «один на триста тысяч» до «один на сто тысяч»). Моряки называют их путевыми.
      Листов этих карт было уже несколько. Чем длинней путь, тем больше листов наберется. На них штурман карандашом по линейке проложил курс; отметил углы поворотов; написал, каких показаний компаса должен держаться в пути рулевой; цветными карандашами, пожирнее, чтобы сразу бросалось в глаза, очертил маяки, рифы, мели...
      Кроме того, он, конечно, запасся астрономическими таблицами для вычисления долгот и широт по солнцу и звездам и получил самые новые, последние карты погоды. Лишь после этого корабль может отправляться в плаванье.
      Итак, в путь!
      Вот уже грузы находятся в трюмах, пассажиры взошли на борт, убраны трапы, отдаются швартовы. До свиданья, Родина! До скорого возвращения!
      В это время в штурманской рубке опять начинается работа с картой.
      Пока корабль идет вдоль берега, нет нужды узнавать по солнцу и звездам, где он находится. Штурман просто следит за вехами, буями, за огнями маяков и сравнивает то, что видит, с картой.
      Вот сейчас судно плывет мимо маяка, огонь которого красный, а прямо по курсу навстречу мигает зеленым огнем другой маяк. Представим себе, что маяки и корабль как бы находятся в вершинах огромного треугольника. Две стороны его равны расстояниям между судном и маяками, а третья — от маяка до маяка. Нужно скорее измерить угол между маяками. По нему потом можно легко построить на карте точно такой же треугольник, во столько раз меньших размеров, конечно, во сколько карта меньше местности. Вот и будет известно, где сейчас находится пароход. Он же в вершине треугольника. Штурман и отметит эту точку.
      Пройдет некоторое время, станут видны другие маяки, а прежние уплывут назад. Штурман снова построит на карте треугольник и снова поставит точку. Потом третью, четвертую... Стоит только соединить эти точки — и путь корабля будет прочерчен.
      Это самый точный, легкий и быстрый способ, но есть и другие. Можно откладывать путь судна по скорости, времени движения и направлению пути. Тут не надо и маяков. Однако на больших расстояниях его не применить, — слишком мала получается точность. Без карты, конечно, не обойтись и здесь.
      Итак, были бы звезды и солнце на небе, маяки на берегу да хорошая карта в штурманской рубке, — корабль никогда не собьется с дороги.
      Не следует думать, впрочем, что у штурмана нет и других помощников. Они есть.
      Прежде всего это радио. Оно позволит узнать направление на маяки сквозь туман, в снег, дождь. Оно скажет, сколько километров до берега и в какой стороне он находится. Нужна только карта, конечно, чтобы по этим сведениям представить себе, куда плыть дальше.
      Есть и еще помощник — прибор эхолот. Он в любую минуту сообщит штурману, на какой глубине находится дно, не угрожает ли кораблю мель. Нужна только карта, конечно, чтобы узнать, какие места — глубокие, мелкие — встретятся дальше на пути судна.
      А на больших кораблях у штурмана имеется и еще два чудесных друга, два сложных прибора — гироскоп и одограф.
      Гироскоп — это особенный, очень верный компас. По его указаниям одограф сам, автоматически, будет ездить по карте и карандашом чертить путь, которым идет корабль.
      Чем более станет совпадать линия, проведенная штурманом на берегу предварительно, и линия, которую начертит на карте одограф, тем лучше, более станут видны другие маяки.
      Ну, а карты крупных масштабов? Пригодятся ли они штурману?
      Еще бы! Это они введут судно в незнакомую бухту и поставят у причала чужого порта. Моряки называют такие карты частными, а самые крупные — просто планами.
      Что же еще знает штурман о морских картах?
      Всё то, что находится далеко от моря, на них совсем не показано. Зато береговая полоса изображена очень подробно. Нашлось место каждой рыбацкой деревне, каждому ручью, впадающему в море, каждому подводному камню. Кроме того, вся карта усеяна цифрами, говорящими, где какие глубины. Небольшие рисуночки дают представление о том, как выглядят со стороны моря маяки.
      И еще есть одна особенность: почти все они вычерчиваются в равноугольной цилиндрической проекции Почти четыреста лет назад нидерландский ученый Меркатор изобрел ее. Потому и называется она меркаторской.
      Но что же такое вообще проекция карты?
      Земля наша похожа на шар, слегка сплюснутый с двух сторон, словно яблоко. Ученые, специально изучающие форму Земли, возмутятся такими словами и скажут, что наша планета не шар и не похожа ни на яблоко, ни на яйцо, ни на грушу. Фигура Земли, скажут они, — геоид. Если кто-нибудь не поймет и удивится, они объяснят, что геоид — это трехосный эллипсоид вращения с волнистой поверхностью.
      Пусть так, не будем вдаваться в детали. Для практики составления карт обычно достаточно считать Землю шаром, немного сжатым на севере и на юге, а часто, в менее точных работах, и просто шаром.
      Ведь сплюснутость не так уж и велика. Расстояние от центра нашей планеты до полюса картографы принимают равным шести миллионам тремстам пятидесяти шести тысячам восьмистам шестидесяти трем метрам, а от центра до экватора шести миллионам тремстам семидесяти восьми тысячам двумстам сорока пяти метрам, то есть примерно всего лишь на двадцать один с половиной километр больше. Это совсем немного. Окружность Земли сорок тысяч километров. По сравнению с этой величиной двадцать один километр — просто капля.
      Итак, планета наша очень похожа на шар. Поэтому самое верное представление о том, как расположены моря, океаны, реки, вершины гор, города, дает только глобус.
      Но с этой моделью нашей планеты не очень удобно иметь дело.
      Представим себе, что вместо путевой карты в масштабе «один на сто тысяч» штурман решил взять на корабль глобус. Его диаметр будет сто двадцать семь метров.
      Можно возразить, что это очень крупный масштаб и лишь поэтому глобус такой огромный. Однако и глобус масштаба «один на миллион» будет величиною с трехэтажный дом. Его тоже не захватишь в дорогу. Остается одно: разрезать глобус на части, наклеить кусочки на листы н сложить стопой.
      Ученик четвертого класса одной ленинградской школы Коля Захаров так и сделал однажды, когда ему понадобилась карта. Бабушка вошла в комнату, но уже было поздно, — работа шла полным ходом.
      — Ничего, ничего, — говорил Коля и маме, и маленькому брату, и бабушке, — я не ломаю. Сейчас я разрежу, потом положу на бумагу, приклею, получится карта... Еще и удобней, — можно повесить на стену, взять летом в лагерь... Я вот только порежу на мелкие части, чтобы они не стояли горбом на бумаге...
      А резать трудно. Картон попался такой твердый, что Коля в первые же минуты натер ножницами волдыри. Но дело на-
      чато — надо кончать.
      Когда он намазал бумагу клеем и стал выкладывать кусочки глобуса, обнаружилась странная вещь. На глобусе все они плотно прилегали друг к другу, а тут, как ни сложи их, получались щели. Два, даже три кусочка еще удавалось сложить, а уж больше — никак. Сколько Коля ни мучился, цельной карты так и не вышло.
      Ругали его все: и мама, и брат, и бабушка, и соседи. Он отвечал уныло:
      — А почему глобус из картона? Был бы он из резины, я бы там, где щели получаются, растянул да так растянутой резину и наклеивал. Вот и не стало б разрывов...
      Такой глобус тоже не захватишь Картографы, делая карты, в дорогу. так и поступают, хотя, конечно, обходятся без всякой резины. Они знают, что поверхность шара на листе бумаги цельной не показать. Карта со щелями неудобна. Значит, надо те места, где они образуются, заполнить, слегка «растянув» картографические рисунки, изображающие земную поверхность. Из-за этого, правда, расстояния между городами, размеры морей, островов станут большими, чем они есть на глобусе. Ведь именно из-за этого почти на всех картах материк Австралия выглядит меньшим, чем остров Гренландия, хотя на самом деле площадь Австралии — 7 миллионов 632 тысячи квадратных километров, а Гренландии — только 2 миллиона 176 тысяч. Дело-то в том, что Гренландия близко от полюса, а как раз эти
      участки земной поверхности обычно наиболее «растягиваются» при изображении на картах. На глобусе, конечно, таких сюрпризов не будет. Но уж тут ничего не поделаешь. Карта есть карта. Другого выхода нет. Важно только знать, в каком участке карты и насколько «растянуто» изображение.
      Конечно, на карте есть и такие места, где совсем не пришлось ничего «растягивать». Когда Коля пытался склеить карту, кое-где, по некоторым линиям, все кусочки касались друг друга. Ясно, что если расстояния измерять вдоль них, то никаких исправлений делать не придется: карту ведь здесь не «растягивали». К таким вот местам и относится тот масштаб, который всегда подписывают на карте. Например: «1:1 000000» или «1:15000000». Только к ним! Эти цифры говорят, во сколько раз земной шар больше того глобуса, который лег в основу карты.
      И вот способ «растяжения» рисунка поверхности глобуса (точнее, — картографического изображения поверхности Земли или частей ее), так, чтобы он без разрывов и складок уместился на плоском листе бумаги, и назыйается проекцией карты. Проекция — это закон построения карты, закон математический, строгий, написанный языком формул. Иногда эти формулы оказываются очень сложными.
      Штурман должен хорошо знать проекции. Ведь иначе его расчеты будут с ошибками.
      Например, он измерил по карте расстояние между двумя портами, чтобы вычислить время пути корабля. Вышло пятьдесят сантиметров. Знаменатель масштаба подписан внизу: «1 000 000». Пятьдесят сантиметров, умноженные на один миллион, дают пятьсот километров. Штурман сказал эту цифру капитану, старому опытному моряку. Тот стал смеяться:
      — Что вы, голубчик! Не будет там столько! Никак не будет...
      И верно. На самом деле расстояние всего двести пятьдесят километров.
      В чем дело? Да в том, что на этом участке карты изображение было «растянуто» в два раза, и масштаб надо взять другой — 1 : 500 000.
      Проекций очень много, и каждая из них по-своему «растягивает» (искажает, как говорят обычно) изображение местности.
      Есть карты, которые верно передают площади островов, морей, но очень сильно изменяют их форму. Другие, наоборот, сохраняют подобие всех извилин рек, берегов, но зато преувеличивают площади. Меркаторская проекция такой и является. Потому и подошла она морякам. Для них самое важное всё-таки, чтобы карта правильно передавала изгибы береговой линии. Есть у этой проекции и другие очень ценные для мореплавателя качества. Не будем говорить о них более, — для начала и того, что уже сказано, вполне достаточно.
      Пройдут годы. Может, окончите вы мореходное училище и станете штурманом. Будете ходить в плаванья. Карта сделается вашим постоянным спутником. И если вы хорошо узнаете все ее свойства, она, как самый надежный друг, никогда не подведет.
     
      КАРТА — ОРУЖИЕ ОБОРОНЫ И НАСТУПЛЕНИЯ
     
      В первых числах декабря 1944 года части 3-го Украинского фронта с боями вышли к берегам реки Дравы на западе Венгрии.
      Командир одного из стрелковых полков подполковник Сидор Иванович Иванов и начальник штаба майор Сергей Николаевич Алексеев прибыли на вновь организованный командный пункт поздно вечером, возбужденные, радостные, но в то же время усталые и измученные десятидневным беспрерывным наступлением.
      Фронт еще не установился. Далеко в тылу в районе Будапешта отчаянно сопротивлялась окруженная сташестидесятитысячная фашистская армия. Отдельные вражеские группы бродили по уютным венгерским рощам, прятались в развалинах домов. Местные жители ловили фашистов в погребах, в сараях, в подвалах, приводили в советские комендатуры. Солдаты в измятых серозеленых шинелях охотно поднимали руки, сдаваясь, офицеры-«эсэсовцы» стреляли из-за угла, из окон чердаков.
      Но это были последние судороги.
      Новая жизнь приходила на венгерскую землю вместе с братской Советской Армией. Недаром же паны-помещики тоже бежали и прятались в погребах и подвалах. Все они были пособниками фашистов, и теперь их ждала расплата. Зато народ ликовал, — счастливое время освобождения наступило!
      С выходом на берег Дравы боевая задача полка оказалась выполненной, — нужно было переходить к обороне.
      — Устроить бы сегодня ночью выходной, — мечтательно сказал командир полка начальнику штаба, когда они по ходам сообщения пробирались в блиндаж командного пункта. — Хотя бы части бойцов дать отдых...
      Начальник штаба улыбнулся, казалось далекому-далекому, слову «ВЫХОДНОЙ»:
      — Неплохо бы, Сидор Иванович, — ответил он. — Да и удастся, пожалуй. Закопались в землю уже неплохо, с соседями связь установлена. Вот только посмотрим, что скажет верный друг наш...
      И он слегка похлопал рукой по планшету, который висел у него на боку. Командир полка понял, конечно, о чем шла речь. Начальник штаба всегда называл так свою рабочую карту.
      «Каждый командир обязан вести рабочую карту», — говорит «Наставление по полевой службе штабов Красной Армии».
      «Карта командира и начальника штаба должна давать: в любой момент ясное представление об обстановке в целом; возможность доложить последнюю обстановку и принять решение; возможность проверить правильность оценки обстановки подчиненными, сводок и других документов, составленных в штабе».
      И вот, прежде чем отдать приказ, подполковник Иванов и майор Алексеев стали изучать свою рабочую карту.
      На войне используют разные карты.
      В Ставке Верховного Главнокомандования, разрабатывая направления ударов целых фронтов, пользуются картами мелких масштабов. Там ведь нужно разом охватить территорию целой страны, а иногда и всего земного шара. Часто пользуются даже глобусом, например для указания целей авиации дальнего действия.
      На картах Верховного Главнокомандования показываются лишь очень большие, крупные войсковые соединения: фронты и армии. Таковы размеры общего руководства военными силами целого государства.
      Но уже в штабе фронта нужны карты подробнее, в более крупном масштабе: на них отражаются действия не только армий, но и корпусов и дивизий.
      Командующий армией имеет карту еще детальнее и крупнее масштабом; командир дивизии — еще, и так далее, до командира взвода и отдельного бойца, которым приходится иметь дело уже с топографическими картами (или картами-схемами) масштабов «один на двадцать пять тысяч», «один на десять тысяч» и даже крупнее.
      Командир полка обычно работает с картой «один на пятьдесят тысяч» (1 : 50000). Полк в обороне занимает три-четыре километра по фронту, а в наступлении и того меньше: один-два километра. На листе карты «один на пятьдесят тысяч» такая полоса вполне уместится и даже удастся показать участки соседних полков — слева и справа. Большая территория командира полка обычно не интересует в данный момент.
     
      Итак, командир полка подполковник Иванов и начальник штаба майор Алексеев принялись изучать свою рабочую карту. Оперативный дежурный и помощник начальника штаба по разведке доложили последние сведения о противнике. Командир полка синим карандашом нанес их на карту, долго всматривался в тонкую вязь чертежа и вдруг встал, распрямился и широко улыбнулся.
      — Хорошо. Оборудование позиций закончим завтра... Третий батальон назначить в боевое охранение. Остальным — спать, спать...
      Но как же выглядит рабочая карта командира?
      Прежде всего это обыкновенная, напечатанная на картографической фабрике, топографическая карта. Обычными условными знаками на ней показаны дороги, реки, болота, леса, города, поселки, низины, возвышенности.
      Но странно, командир синим карандашом утолстил главные реки, темнокоричневым — дороги, сильнее заштриховал болота, закрасил зеленым цветом леса и рощи,1 — отметил вершины холмов светлокоричневыми овалами. От этого карта стала гораздо нагляднее. Она, как говорят военные, «поднята», — всё главное, основное, теперь сразу бросается в глаза. А в бою это очень важно.
      1 Для карт, на которых леса не закрашены в типографии.
      Карандашами же — красным и синим — показана на ней «обстановка»: расположение своих и вражеских войск. Здесь треугольники, ромбы, кружки, овалы, параллельные черточки, стрелки, флажки, какие-то цифры. Каждый треугольник — это на местности наблюдательный пункт; ромб — танки; кружок — дозор; овал — рота, батальон; параллельные черточки — артиллерийские батареи...
      Стрелки указывают направления своих и неприятельских атак; цифры — номера частей, часы, минуты и дни.
      Показаны здесь и окопы — черными ломаными линиями.
      Цвет наших войск — красный, вражеских — синий.
      По такой карте сразу же видно — далеко ли, близко ли находятся вражеские войска и много ли их.
      Но это не всё. Рабочая карта командира воинской части — карта «живая». Всё время поступают в штаб сведения о противнике: от разведчиков, летчиков, местных жителей, пленных, от наблюдателей... По этим данным, в соответствии с тем, как передвигаются части врага на местности, оперативный дежурный всё время «передвигает» на карте синие условные значки: он просто стирает их резинкой и чертит на новом месте.
      Следя за тем, в каком направлении движутся к фронту неприятельские силы, где их становится больше, можно установить место предполагаемой атаки врага и расположить свои войска так, чтобы отразить нападение.
      Нужно, конечно, чтобы сведения на карте были всегда самые новые. Иначе можно встретиться с неожиданностью: окажется вдруг, что танки противника находятся не за пятьдесят километров от фронта, а совсем уже рядом, начали наступление! Такие неожиданности на войне могут порой оказаться роковыми.
      Чтобы этого не случилось, во всех штабах оперативные дежурные круглосуточно следят за картой.
     
      На линию река Драва — озеро Балатон — река Грон наши войска вышли в начале декабря 1944 года, оставив далеко в тылу окруженную армию врага в районе Будапешта. Фашистское главное командование всё время пыталось разорвать кольцо, замкнувшееся вокруг столицы Венгрии, и бои долго не утихали.
      Сопротивлялись фашисты отчаянно. Советское командование предложило капитуляцию. Враги предательски убили советских парламентеров, вышедших с белыми флагами. После этого начался последний штурм. 13 февраля Будапешт был взят. В плен попало сто десять тысяч солдат и офицеров.
      Но здесь, у позиций полка подполковника Иванова, всё было тихо. Бойцы окопались, построили прочные блиндажи, создали минные поля, протянули телефонные линии, помогли артиллеристам получше установить тяжелые орудия.
      Конечно, тишина эта была относительной. По ночам над передним краем взлетали осветительные ракеты, трассирующие снаряды и пулеметные очереди прочерчивали небосвод; то здесь, то там возникали ожесточенные перестрелки; снайперы часами выслеживали вражеских солдат; разведчики ходили на «поиск».
      Но в общем, по сравнению с настоящими жаркими днями боев, это было затишье. Все отдохнули, регулярно получали письма и даже истомились бездельем. Хотелось добить врага и скорее ехать по домам — пахать, сеять, строить. Все понимали уже, что дни фашистской Германии сочтены, и ждали приказа идти дальше.
      Оперативные дежурные между тем, так же как и прежде, круглосуточно дежурили у карт, нанося на них малейшие сведения. Внимательно следили за позициями врага наблюдатели; самолеты вели фотосъемку; неслышно шарили в воздухе невидимые лучи радиолокаторов. Разведчики приволакивали через Драву на свой берег перепуганных солдат, которые твердили: «Гитлер — капут». Они тоже понимали, что война проиграна.
      Вражеская часть карты как заснула. Иногда за целые сутки не прибавлялось на ней ни единого синего штриха. Зато полоса укреплений на нашей, советской, стороне всё ширилась, делалась разветвленней. В глубокой тайне подходили новые части, готовясь к сокрушительному удару на Вену.
      И вдруг, в самом начале марта, ожила карта и вражеской территории. И не только перед позициями полка подполковника Иванова. По всей линии фронта в штабы советских частей стали приходить тревожные сообщения.
      Авиаразведка установила, что в тылу противника происходит перегруппировка войск. Севернее озера Балатон (там стояли тоже части 3-го Украинского фронта) отважные разведчики «добыли» такого «языка», что в первый момент сами не могли поверить тому, что обнаружилось: это был солдат 6-й Танковой армии «СС». Еще совсем недавно эта армия успешно громила англичан и американцев на западноевропейском фронте в Арденнах.
      Срочно сообщили в штаб фронта, но там уже знали, что фашистское главное командование решило во что бы то ни стало перейти в наступление в Венгрии. Этим оно хотело отвлечь часть советских войск с Берлинского направления и затянуть войну. Гитлер упрямо повторял, что русские будут воевать с американцами, если только Германия продержится еще немного. Поэтому-то лучшие фашистские армии катились
      с запада на восток, с англо-американского фронта на советский.
      Проходили дни. На картах появлялись всё более тревожные сведения.
      Синие ромбы, изображавшие танковые дивизии, угрожающе расположились между озерами Балатон и Веленце. То в одном, то в другом участке карты появлялись извилистые стрелки, изображающие колонны на марше. Над некоторыми из них были показаны флажки: значит, разведчики установили, что эти части шли со штабами. Другие сопровождались черточками (артиллерия) или ромбами (танки). Условные значки разведывательных дозоров подбирались к самой красной линии, изображавшей наш перед* ний край...
      Через несколько часов приходили новые сведения: «Колонна пехоты со штабом закончила марш и укрылась в лесу западнее высоты 174,3».
      Оперативный дежурный осторожно стирал резинкой условный знак «походная колонна пехоты со штабом» и западнее высоты 174,3 рисовал синим карандашом овал. Тут же он запрашивал помощника начальника штаба по разведке: «Узнать, что за часть укрылась в лесу западнее высоты 174, 3?»
      Так карты штабов всё время вбирали в себя сведения о противнике. Командиры советских войск внимательно изучали эту «живую» картину и видели, как всё ближе подтягиваются к линии фронта, готовясь к прыжку, вражеские полки и дивизии.
      Глухой мартовской ночью в штабе полка раздался телефонный звонок. Вызывали помощника начальника штаба по оперативной работе. Он подошел. Знакомый голос начальника оперативного отдела дивизии спокойно и даже лениво спросил о здоровье, о погоде, о том, когда получал помощник последние письма из дому, скучает ли...
      Дружеская беседа, не более.
      Но все слова начальника оперативного отдела помощник начальника штаба полка аккуратно записал и, как только разговор закончился, прошел с этой записью к начальнику штаба. Тот спал. Помощник, ни одной секунды не колеблясь, разбудил его.
      — Товарищ начальник штаба, — доложил он, — получена кодированная телефонограмма оперативного отдела дивизии о том, что в пять ноль-ноль офицером связи командования будет доставлен боевой приказ...
      И возбужденно, совсем не по-служебному, добавил:
      — Началось, Сергей Николаевич... Добьем теперь гада...
      В 500 приказ был доставлен. По сведениям командования, наступление фашистских войск ожидалось в ночь на 6 марта. Боевая задача полка, как и всех войск фронта, заключалась в том, чтобы малой кровью измотать противника на оборонительных рубежах и затем самим перейти в наступление.
      Командир и офицеры штаба склонились над картой. Уточнялась обстановка, синими стрелками намечались предполагаемые направления вражеских атак, красными — наших контратак, отдавались приказы...
      ... Когда в ночь на 6 марта гитлеровцы показались перед позициями полка, командир его, подполковник Иванов, не носился на белом коне перед окопами (по мнению некоторых ребят, так должен вести себя в бою командир). Склонившись над столом в блиндаже командного пункта, он получал по телефону и радио сообщения о противнике и наносил их на карту. Глаза подполковника горели от удовольствия: клин вражеского главного удара лез прямо в поля минных заграждений. Оставалось лишь передвинуть пехоту и танки так, чтобы нацелить их в основание клина и, когда враг «завязнет» (карта сразу сигнализирует об этом: повторные сводки покажут, что части противника нисколько не продвинулись вперед), взять врага в клещи...
      И вот уже летит боевой приказ: «Танковым частям, с приданными к ним стрелковыми ротами, сосредоточиться для атаки в районах высот 201,4 и 193,5».
      Вскоре приходит сообщение: «Приказ выполнен».
      На карте две группы красных ромбиков переходят с одного места на другое.
      Новый приказ: атака!
      В панике, бросая оружие, бегут гитлеровские солдаты. И новые изменения происходят на карте.
     
      Наступление фашистских войск, начатое 6 марта 1945 года на трех участках 3-го Украинского фронта, стало быстро задыхаться. В первый день, ценой огромных потерь, фашистам удалось углубиться лишь на три-четыре километра.
      7 марта противник бросает в бой все силы первого эшелона. Успеха нет.
      8-го и 9-го в бой вводятся резервы.
      Успеха нет. Советские войска упорно и умело сопротивляются, изматывая врага.
      Так проходит еще пять дней. Всё это время на рабочих картах советских штабов передвигаются, появляются и исчезают синие и красные условные значки. С каждым днем всё большее число синих ромбов, овалов, кружков подходит к красной линии фронта, «вгрызается» в нее, передвигается вглубь обороны и вдруг исчезает: закрещивается красным крестом или же просто стирается резинкой. Это значило, что в штаб поступило сообщение о полном уничтожении вражеской части.
      14 марта карта сказала, что фашистское командование бросило в атаку свой последний резерв: в тылу противника за линией фронта больше не оставалось ни одного условного значка хоть сколько-нибудь крупной части.
      Долгожданный момент!
      Огненные стрелы предполагаемых ударов пронизали синюю линию вражеского фронта сперва на карте командующего фронтом, потом (в виде частных задач) на картах штабов армий, корпусов, дивизий, полков, батальонов — на картах всё более и более крупных масштабов и всё более подробно изображающих местность...
      Офицеры связи отвезли приказы.
      16 марта советские войска перешли в наступление.
      13 апреля наших воинов приветствовали рабочие Вены.
      И вот теперь, в трудах по истории Великой Отечественной войны, карта точно, кратко, правдиво рассказывает о замечательных победах советского оружия.
     
      КАРТА-ПРИКАЗ
     
      Весной на вокзалах больших городов появляются необычные пассажиры. Едут они сразу группами и всегда везут с собой какой-то странный багаж: ящички, тюки, длинные круглые свертки.
      Это отправляются в путь участники экспедиций.
      Разные цели у каждой из таких групп. Одни едут на юг, в горы Памира, изучать растения. Другие — производить археологические раскопки. Третьи — на стройку железной дороги, завода, канала, шахты.
      Но самое интересное, пожалуй, то, что в составе почти каждой группы есть топограф — человек, умеющий изобразить местность на карте в крупном масштабе. Без него не обходятся ни археологи при раскопках, ни ботаники при составлении своих карт распространения растений.
      Вот, например, в Совете Министров Союза ССР решили, что близ какого-либо города нужно построить завод электро-
      моторов.
      И в первой же группе тех, кто поехал на место строительства, были топографы-геодезисты. Целая «партия», как говорят обычно.
      Уезжали теплым майским вечером. Было весело, шумно. Работники экспедиций — чудесный народ. Как только стает снег да покажется первая травка, их уже тянет прочь от городских стен. В горы! В леса! На поля! Там — в дни дождливые и в дни солнечные; в жару и холод; в палатках, в охотничьих избах; среди вечных льдов горных вершин; в степях, в пустынях — будет проходить их жизнь и работа. Иной раз придется и нелегко. И всё-таки нет ничего лучше такой работы и такой жизни, особенно пока молод и полон сил. Вот почему порой просто не можешь дождаться, когда же раздастся гудок паровоза и поезд тронется.
      Дня через три топографы прибыли в назначенное место и приступили к работе.
      Но почему же строительство завода начинается с создания карты?
      Да дело-то в том, что без нее невозможно составить проект. А без проекта нельзя начинать стройку.
      Карта нужна самая верная и в очень крупном масштабе — «один на тысячу». На белых упругих листах ватмана изображается каждый изгиб ручья, холмик, дорога. Зарисовывать на глаз нельзя ничего, всё измеряется и вычерчивается тщательно, скрупулезно, придирчиво-точно. Применяются для такой съемки специальные инструменты: теодолиты, нивелиры, мензулы.1
      1 Подробно об этом надо смотреть книгу С. Голицина — «Хочу быть топографом» Детгиз, 1954.
     
      Наконец топографы закончили свое дело. Карту отослали в проектный институт. Но не навсегда, нет! Через несколько месяцев она вернулась к месту строительства. Большие изменения произошли на ней, да и называлась она теперь по-другому. На ватмане шеренгами тянулись квадратики и прямоугольники изображений будущих зданий, проходили линии электропередач, дорог, трубопроводов. Это был генеральный план завода.
      Генеральный план правильнее всего называть ясным, кратким и полным рассказом о будущем заводе. На местности еще пока всё те же стародавние бугры да ямы, всё те же извечные козы щиплют чахлую травку, а здесь, на бумаге, изображены высокие светлые здания цехов, асфальтированные проезды, не забыты даже тенистые деревья у ограды и узорчатые цветочные клумбы под окнами. Всё это еще будет построено, сделано.
      В первый момент такие слова могут показаться странными. Мы привыкли к тому, что карта — как бы фотография местности, отображение того, что уже есть. Тут же речь идет о том, что еще только будет. Но ведь генеральный план — особая карта. Это, если так можно сказать, карта наоборот. Привезут ее на место будущего завода, и тысячи людей станут трудиться над тем, чтобы переделать местность.
      Нет на генеральном плане горы — сроют гору. Засыплют овраг. Намоют плотину, дамбу, проложат дорогу. Выстроят целый город. И пока всё не будет сделано, строители не успокоятся. Генеральный план — это карта-приказ. Выполнять его надо строго.
     
      На строительство завода приехало несколько тысяч рабочих, инженеров и техников. Здесь были бетонщики, каменщики, слесари, шоферы, трактористы... Десятки бульдозеров и самосвалов перемещали огромные массы песка и глины, вынутой экскаваторами. Автопогрузчики и подъемные краны подавали к местам будущих зданий кирпич и цемент, железные рамы, балки, доски. Вспыхивали огни электросварки. Завод строился.
      Но кто же показывал всем этим людям — экскаваторщикам, шоферам, бетонщикам, строителям, — в каком месте рыть яму под тот или иной фундамент, где проложить дорогу так, чтобы это было в точном соответствии с генеральным планом?
      Тот, конечно, кто за несколько месяцев до того снимал карту. Показывал топограф.
      Снова с теодолитом и нивелиром он целые дни проводил на площадке строительства. В руках у него выкопировки из генерального плана, вычисления, схемы. С точностью до сантиметра намечал он место будущего огромного цеха сборки крупных электромоторов, цеха длиной в двести метров и высотой в пять этажей.
      Но один сантиметр еще не предел точности. Иногда приходится указывать место с точностью до миллиметра. Ошибка всего лишь на полсантиметра в установке фундамента наверняка испортит турбину высотой с трехэтажный дом, помешает закрыться воротам шлюза канала, приведет к поломке стального вала, толстого, как бревно. А разве это много — ошибка в полсантиметра при установке машины весом в сотни тонн?
      В том-то и дело, что недопустимо много.
      Перенесение проекта в натуру, на местность, — дело очень ответственное, требующее уменья. И при этом топограф-геодезист не только указывает, где рыть котлованы под фундаменты, до какой глубины, где прокладывать железные дороги. Он же и проверяет, как всё это выполнено. Отвесно ли поставлены стены цехов и заводские трубы, по одной ли прямой выстроились внутри зданий станки... Ни одной ошибки не должно быть допущено.
      У точных карт очень крупного масштаба, примерно «один на двадцать пять тысяч» и крупнее, есть особенность, из-за которой их называют специальным именем — «планы».
      Дело в том, что они показывают земную поверхность так, будто это плоскость.
      Когда Коля Захаров разрезал свой глобус, он заметил, что если взять очень маленький кусочек поверхности шара, то он будет казаться совсем ровным. На такие кусочки Коля и пытался разрезать глобус, чтобы, наклеив их на бумагу, получить карту. Кусочки пришлось брать очень маленькие, но выпуклыми они зато совсем не казались..
      Это было как загадка: в целом — шар; по отдельности — плоскость. Что такое?
      Потом Коля и сам понял, в чем дело. Кусочки, конечно, тоже были выпуклыми, но заметить это никак не удавалось
      из-за очень уж маленьких их размеров.
      Маленькие участки скорлупы от куриного яйца поэтому тоже кажутся плоскими.
      Масштаб Колиного глобуса был «один на пятьдесят миллионов». Площадка в один миллиметр в поперечнике представлялась на нем совсем ровной. Длина такого же участка земной поверхности равна пятидесяти километрам. Значит, площадку примерно таких размеров на практике можно принимать как совершенно плоскую и снимать на карту без учета того, что Земля — шарообразное тело. Такие вот карты и называются планами.
      Возникает вопрос: может ли быть план всей Земли?
      Ответ такой: сделать один общий план всей нашей планеты — нельзя. Можно лишь изготовить планы отдельных участков, не более пятидесяти километров в поперечнике каждый. Земля ведь не плоская! Так же, как кусочки глобуса у Коли Захарова, отдельные планы при попытке склеить их воедино образуют разрывы, щели либо же станут горбом, обратившись во многогранную фигуру вроде шара.
      Говоря языком топографов, карты поверхности всей нашей планеты, снятые без учета шарообразности Земли (планы), никогда не сведутся между собой, никогда не образуют единой карты.
      Но уж зато в пределах одного плана масштаб во всех местах его один и тот же, нет никаких искажений — ведь мы же не «растягивали» изображение, переходя от глобуса к плоскости! Работать с ним поэтому истинное удовольствие. Ну, а то, что нельзя иметь один план на очень большую территорию, — не беда. Площадь круглого участка диаметром в пятьдесят километров — около двух тысяч квадратных километров. Территория это огромная. Не бывает заводов, которые имели бы площадь большую.
      Карты пришкольного участка, огорода, пионерлагеря — это, конечно, планы.
     
      МОЖЕТ ЛИ БЫТЬ ШКОЛА БЕЗ КАРТ?
     
      Это был самый обычный школьный день.
      И всё-таки он явился для Сережи Ефимова днем открытия, давно уже, впрочем, известного другим ребятам.
      Вот как всё произошло.
      В этот день, как всегда перед уроком географии, дежурный принес в класс целую кипу карт, свернутых в трубочки.
      — Ребята, смотрите! — закричал Андрюша Петров, разворачивая одну из них. — Новую тему будем проходить, — Урал!
      — Всегда-то ты всё лучше всех знаешь, — проворчал, сидя за партой и даже не поворачивая головы, Сережа, человек по натуре своей во всем сомневающийся.
      Андрюшина подвижность всегда действовала ему на нервы.
      — Да смотри же ты! — ответил тот, подставляя к самому носу Сергея зеленое поле карты. — Урал Александр Петрович велел дежурному принести. Урал, — видишь?
      Но Сережа упрямо ворчал не глядя:
      — Какой там тебе Урал?.. Украина это...
      Через минуту карта уже висела на стене и ребята толпились около нее.
      Да. Это был Урал.
      Горные цепи тянулись прямо с севера на юг, резко отделяясь желтыми и коричневыми тонами раскраски от зеленых пространств низменных равнин слева и справа. Переходы красок друг в друга были подобраны так, что казалось, будто изображение горных цепей возвышается над бумагой.
      На этом фоне черными кружками вы-делились города. Около них условные — значки говорили о месторождениях полезных ископаемых: железа, золота, угля, бокситов, марганца, драгоценных камней. Более сорока видов разных условных значков рассказывали об удивительных горных богатствах Урала.
      Линии железных дорог змейками тянулись вдоль хребтов, по долинам рек. Знакомые с детства слова бросались в глаза: «Магнитогорск», «Челябинск», «Свердловск», «Златоуст».
      Урал — великая кузница нашей страны.
     
      Прозвенел звонок. Учитель географии Александр Петрович вошел в класс. Все разбежались по местам.
      — Ну, ребята, — сказал Александр Петрович, — сегодня мы начнем изучать Урал.
      Он подошел к физической карте Союза ССР и указкой провел с севера на юг через всю страну.
      — На две тысячи сто километров, от вершины Константинов Камень на севере и до верхнего течения реки Урал на юге, от зоны тундр и до зоны полупустынь протянулась эта горная цепь. По ней проходит граница двух материков — Европы и Азии.
      Уральские горы состоят из нескольких параллельных хребтов, идущих с севера на юг вдоль меридиана. Здесь есть высокие суровые вершины: Народная, Сабля, Яман-Тау, есть даже небольшие ледники.
      Средняя часть Урала сильно разрушена, сглажена. Именно в этой части расположен город Свердловск и проходят основные железные дороги из Европейской части Союза ССР в Азиатскую.
      Урал очень богат. Здесь обнаружено более двенадцати тысяч месторождений различных полезных ископаемых, и многие из них — лучшие в мире. Есть тут железо, медь, платина, хром, никель, нефть, уголь, изумруды... Не случайно же на Урале расположены крупнейшие металлургические заводы — заводы заводов. Это с Урала приходят на наши стройки шагающие экскаваторы, блюминги, рельсы, железнодорожные вагоны, тракторы. В годы войны В этот день Урал посылал на фронт самые грозные артиллерийские орудия и танки. Вот главные проомышленные центры, ребята...
      Почти каждую фразу Александр Петрович подтверждал с помощью карты.
      Следя за его указкой, ребята видели на физической карте параллельные хребты, идущие с севера на юг, прослеживали по карте растительности, как Урал пересекает различные зоны, начинаясь у холодного Карского моря и заканчиваясь в знойных полупустынях Прикаспия.
      Скопления условных значков месторождений на карте полезных ископаемых яснее всяких слов говорили о несметных природных богатствах, а железные дороги, соединяющие именно эти участки, показывали, что человек не только знает о богатствах гор, но и умело использует их.
      Почти целый урок говорил в этот день Александр Петрович, и всё это время указка в его руках гуляла по картам.
      Но, пожалуй, самое интересное было то, что он словно лишь пересказывал содержание карт. Просто смотрел на них и говорил о дорогах, городах, лесах, реках...
      Сережа в середине урока вдруг зашептал Андрею:
      — Смотри-ка! Ведь карта — самый великий подсказчик! Нужно только уметь словами передать всё то, что на ней показано.
      Он помолчал и вдруг, наклонившись к парте, тихонько, чтобы Александр Петрович не заметил, стукнул себя по лбу кулаком:
      — А я-то, дурак, выйду к доске отвечать, так не на карту смотрю, а всё стараюсь вспомнить, как написано в учебнике! Вот дубина! Вот дубина!
      Это и было его открытием.
     
      Следующим уроком оказалась конституция.
      Опять дежурный повесил на стену карты.
      Их было три: политико-административная и этнографическая карты СССР и карта Российской империи — старая-старая...
      Так же, как и Александр Петрович, учительница Вера Григорьевна, вооружившись указкой, всё время обращала внимание ребят на карты. Она рассказывала о том, как советская власть на деле осуществляет принципы полного равноправия народов.
      — Вот, смотрите, ребята, — говорила она, — при царизме административные границы совершенно не совпадали с границами территорий, занятых различными национальностями, населявшими Россию Наоборот, царские чиновники старались сделать так, чтобы одни и те же национальности оказывались в разных губерниях и областях.1 Из-за этого, например, в Сыр-Дарьинскую область входили земли, занятые и узбеками и киргизами, а в Ферганскую — узбеками, киргизами и таджиками.
      Территория нынешней Узбекской Советской Социалистической Республики частями входила в пять областей: Уральскую, Закаспийскую, Сыр-Дарьинскую, Самаркандскую и Ферганскую, да еще в Хивинское ханство и Бухарское эмирство.2 При этом, ребята, области были выделены так, что узбекские земли составляли в каждой из них лишь небольшую часть. Не было ни одной области целиком узбекской или целиком киргизской, туркменской.
     
      1 Областями до Великой Октябрьской социалистической революции называли территории, сравнительно недавно присоединенные к России (в отличие от губерний). Управлялись области военными губернаторами, которые творили суд и расправу по личному произволу
      2 Эти феодальные княжества находились в составе России.
     
      И вполне понятно, почему получилось так: царское правительство стремилось помешать развитию национальной культуры, языка, искусства. Оно хотело вечно держать трудящихся в темноте, препятствовать их борьбе за лучшую жизнь, а вернейший способ для этого — расчленить земли, занятые народами одной и той же национальности, и потом натравливать узбеков на туркмен, туркмен — на киргизов, киргизов — на узбеков.
      Взгляните теперь сюда, на карту нашей Родины, и проследите, насколько совпадают границы союзных республик советской Средней Азии и границы, показанные на этнографической карте.
      О чем это говорит?..
     
      Следующим уроком была история.
      Учитель Артемий Филиппович крупными буквами вывел на доске название темы:
      "Быт и культура XII и XIII веков" (повторение).
      Сережа Ефимов зашептал другу:
      — Ну, уж тут картами ничего не расскажешь. Были бы войны или крестовые походы, а то — культура и быт...
      Но Артемий Филиппович тем временем развесил на доске целых четыре карты.
      Одна из них была самая обыкновенная физическая карта Средиземного моря.
      На второй Сережа тоже без особого труда узнал знакомые очертания сапожка Апеннинского полуострова, треугольник острова Сицилия, да и сама форма моря была очень похожей, — это, конечно, изображалось всё то же Средиземное море.
      Но вот третья карта поставила его в тупик.
      Рисунок на ней был прямоугольный. По бокам его какие-то странные люди трубили в рог. В середине рисунка находилась фигура, похожая на уродливую ящерицу вверх ногами. То, что это тоже карта Средиземного моря, Сереже в голову не пришло.
      Четвертый рисунок — картой Сережа его тоже не признал — был весь испещрен мелкими изображениями птиц, домиков, безголовых людей, диковинных животных и заполнен
      надписями.
      — Ребята, — сказал, наконец, Артемий Филиппович, — на этой стене висят четыре карты Средиземного моря. Кто может сказать, какая из этих карт самая древняя и какая самая современная?..
      Задача показалась ребятам настолько простой, что весь класс поднял руки. Артемий Филиппович кивнул Сереже:
      — Ты скажи.
      — Самая современная карта, — бойко ответил Сережа, — вон та, слева. На ней даже год обозначен: 1955. Ну, а самая древняя та, где нарисованы трубачи.
      — Ты в этом совершенно уверен? — спросил Артемий Филиппович.
      — Да, — подтвердил Сережа. — Самая древняя карта.
      — Садись, Ефимов.
      В глазах Артемия Филипповича появилось ироническое выражение.
      — Так вот, ребята, самая древняя карта всё-таки вот эта, — сказал он, показывая на карту, где всё было нарисовано, хотя и не очень умело, но правильно, так что Сережа сразу узнал, какие места она изображает. — Она составлена по материалам ученого Клавдия Птолемея, который жил в египетском городе Александрия во втором веке -нашей эры. Ну, а карта с прямоугольной Землей была вычерчена на четыреста лет позже, в шестом веке, в период раннего средневековья, монахом Косьмой Индикоплевстом. Третья карта появилась на свет еще через семьсот лет: в тринадцатом веке. Эти карты показывают, ребята, как с наступлением средневековья достижения античной науки оказались забытыми и священное писание стало единственным источником знания. «Священное писание истинно и достоверно и всё им объясняется», — учили средневековые ученые... — «После Христа нам нет нужды ни в какой науке».
      И вот вместо карт таких ученых, как Эратосфен и Птолемей, появились примитивные рисунки, составленные монахами, рисунки, на которых показывается рай, ад и четыре хрустальные стены, поддерживающие двойное небо.
      Не лучше и карта тринадцатого века. Рисунки на ней вы посмотрите в перемену, а сейчас я прочту вам перевод некоторых надписей:
      «Рай — на крайнем востоке. Есть там дерево познания добра и зла. Древо сие действительно видимо и телесно, как и всякое другое дерево...
      Амазонки. А вот страна амазонок. Они — женщины, сражающиеся, как мужчины...
      Гог и Магог. А вот здесь Александр Македонский заключил два мерзких народа, которые антихрист будет иметь себе в товарищах. Они питаются человечьим мясом и пьют кровь...
      А вот антропофаги — скорые люди, ибо имеют ноги, подобные лошадиным; живут мясом и кровью людей...»
     
      Последним уроком в этот день оказалась зоология. Должны были проходить тему: «Сельскохозяйственные животные».
      Войдя в кабинет, Сережа увидел на стене большую карту: «Главные виды сельскохозяйственных животных на территории СССР».
      Он не удивился.
     
     
      КАК ДЕЛАЮТ КАРТУ?
     
      АЖУРНЫЕ БАШНИ
     
      Весна была дружная. Тайга за околицей села Тошемского зазеленела в два дня. Трава поднялась так буйно, что забыла вечером бабка Елизавета убрать со двора решето, а наутро пришла, глядь — оно и приросло: прошли ростки сквозь рядно насквозь.
      — Чудные дела, — озадаченно крутила головой бабка, разглядывая решето. — Какая силища из земли... Ну и весна!.. Немудрено вон, что и с Володькой сладу нет...
     
      Володя был внук бабки Елизаветы, учился он в пятом классе. Родители его уехали до осени на лесозаготовки, и бабка осталась его единственным и совершенно беспомощным начальством. Ну и чудесно жил он, — сам себе голова!
      Еще по снегу к ним в Тошемское, в глухое сибирское село, приехала на автомашинах целая экспедиция.
      — Дядь, а дядь? Что вы у нас будете делать? — с первой же минуты знакомства стал донимать Володя Петра Семеновича, работника экспедиции, который снял у них комнату.
      Петр Семенович улыбнулся:
      — А зачем тебе?
      — Так интересно же, дядь...
      — Это, знаешь, нельзя всем говорить, что мы будем делать...
      Володя сразу же отступил:
      — Если так, конечно... И совсем ничего-ничего нельзя сказать?
      Петр Семенович пожал плечами:
      — Нет, кое-что можно, — ты же всё равно догадаешься. Карту будем снимать.
      У Володи занялся дух.
      — Ой, дядь Петр Семенович! Возьмите меня с собой! Я тоже буду карту снимать... Я умею... Мы в школе несколько раз уже карты снимали.
      Петр Семенович хитро подмигнул:
      — Ученый ты, брат, сразу видно. Только что же ты будешь делать у нас? На самолете пилотом работать? Триангуляцию наблюдать? А может, ты топографом на высотное обоснование пойдешь или дешифровщиком станешь? Выбирай, браток.
      Володя растерялся:
      — Мы не так снимали... У нас каждый всё сам делал: и шагами измерял, и по линейке визировал, и план чертил. У нас глазомерная съемка была...
      — А у нас точная, топографическая... Зато и карта же будет!
     
      Напрасно Петр Семенович пугал Володю. В экспедицию поступила работать половина села, и выполняли там привычную таежникам работу: рубили лес и плотничали — на вершинах холмов строили высокие ажурные башни. На верхней площадочке каждой башни устанавливали маленький круглый столик на массивном столбе. Делали еще крышу и над ней — небольшой решетчатый цилиндр вроде бочонка.
      Кроме того, внизу под башнями вырывали глубокую яму и заливали в нее бетон...
      Составляя план комнаты, расстояния можно быстро и хорошо измерить шагами или рулеткой. После этого следует только выбрать масштаб да построить чертеж, благо углы будут все под девяносто градусов.
      Съемка сведется, вообще говоря, к тому, что от каких-то двух стен, образующих прямой угол, придется измерять по перпендикулярам расстояния до мебели, до окон, до дверей.
      Начиная изготовлять чертеж, также придется сперва построить на бумаге изображение этих двух стен в виде прямого угла и от сторон его по треугольнику либо же по транспортиру отложить в масштабе все расстояния.
      Ну, а на местности?
      Здесь роль стен, от которых измеряют все расстояния, чтобы потом, уменьшив, нанести изображения предметов на карту, играют экватор и нулевой (гринвичский) меридиан.
      В самом деле, если известны эти расстояния (обычно их выражают в градусах широты и долготы, реже — в километрах), то любую точку местности легко удастся показать на чертеже. Так можно нанести все точки, какие только есть на местности, и получить изображение рек, дорог, домов...
      Однако неужели для построения карты нужно определять широты и долготы всех точек местности? Это же огромнейший труд! Придется многие дни и ночи провести на каждом изгибе дороги, на каждой лесной опушке, наблюдая звезды в трубу астрономического прибора и принимая по радио сигналы времени. Штурман в море, правда, делает это секстантом за несколько минут, но зато и положение корабля он находит с точностью плюс-минус сотни метров. Его это устраивает, но для создания топографической карты так не годится.
      И люди придумали.
      По солнцу и звездам узнают очень точно широту и долготу в небольшом числе мест — на астрономических обсерваториях, там, где наблюдения ведутся десятки лет. У нас в стране — это Пулковская обсерватория. Широта центра ее круглого зала равна пятидесяти девяти градусам, сорока шести минутам, восемнадцати целым и пятидесяти пяти сотым секунды северной широты. Долгота же — тридцати градусам, девятнадцати минутам, сорока двум целым и девяти сотым секунды к востоку от Гринвича. Эти величины получены с огромной точностью, — они результат работы Пулковской обсерватории более чем за сто лет.1
      1 Здесь же, недалеко от Пулкова, находится точка, от которой считают высоты на всей территории СССР, — это «ноль» Кронштадтского футштока Подробнее об этом надо смотреть книгу С Голицина — «Хочу быть топографом», Детгиз, 1954.
      Ну, а как же измерить расстояния от Пулкова? Ведь не будешь тянуться рулеткой до Ашхабада или Якутска?
      Для этого-то и служат ажурные вышки, которые строили около Тошемского.
     
      Есть такой раздел математики — тригонометрия. В школе проходят его в восьмом классе. Оказывается, если измерить одну из сторон треугольника и хотя бы два угла его, то по формулам тригонометрии можно легко вычислить длины двух других сторон. Если к этому треугольнику пристроить следующий и снова измерить в нем хотя бы два угла (для контроля обычно измеряют все три), то опять можно узнать длины сторон. И так до бесконечности.
      Измерять величину углов гораздо легче, чем длины сторон. Луч зрения угломерного инструмента свободно проходит над оврагами, реками, болотами. Лишь бы деревья, дома да холмы не заслоняли горизонта, не мешали видеть вершины в каждом треугольнике. В крайнем случае можно подняться повыше — на колокольню, на деревянную вышку. Так обычно и поступают.
      Вся система таких треугольников называется геодезической опорной сетью или же просто «триангуляцией». Нужно снять где-нибудь точную карту, — туда прежде всего тянут эту цепь треугольников. И уж от пунктов ее, от опорной сети, отмеряют небольшие расстояния (менее километра обычно) до точек местности. Опорная сеть — скелет съемки.
      В нашей стране уже гораздо больше половины территории имеет триангуляцию. Дело это дорогое. Каждый сигнал (вместе с постройкой, наблюдениями, вычислениями) обходится государству в десятки тысяч рублей. И хотя создано уже их более восьмидесяти тысяч, впереди очень много работы.
      Там, куда цепь треугольников пока еще не дошла, приходится астрономически, по звездам и радио определять широты и долготы точек опорной сети. Работа эта нелегкая, результаты ее не самые точные, хотя, конечно, и не такие, как у штурмана. Но что же поделаешь! Наша страна огромна. Всё в один миг не успеть.
     
      ЧТО ПОТЕРЯЛ ЭТОТ САМОЛЕТ?
     
      Петр Семенович часто уезжал в тайгу.
      Петр Семенович жил у бабки Елизаветы месяца полтора. Иногда он на два-три дня уезжал на лошади в тайгу измерять углы с вышки на вышку. Потом возвращался и до позднего вечера что-то считал у себя в комнате.
      Однажды, перед очередным выездом, он сказал Володе:
      — Я уезжаю, браток, дней на пять. А ты следи: тут наш самолет должен над вами летать...
      И Володя начал следить. С утра до вечера он то и дело выглядывал на улицу, прислушиваясь. Даже по ночам ему вдруг грезился ровный могучий рокот, от которого гремели в избе стекла. Он вскакивал и бежал в сени.
      — Экий ты неслух! — ворчала бабка. — И не спится-то тебе...
      Самолета всё не было.
     
      Когда Петр Семенович возвратился, Володя сразу же сказал ему об этом. Тот кивнул головой:
      — И не могло быть. Небо-то, видишь, какое: облака, облака... А ведь самолет прилетит для того, чтобы с высоты в два километра фотографировать ваше Тошемское, горы, леса, речку вашу... У него там, браток, в фюзеляже фотоаппарат большой-большой... Фотографирует он на пленку шириной в тридцать три сантиметра, а длиной метров в шестьдесят. Кроме того, еще запасные кассеты есть. Можно несколько часов летать и всё снимать и снимать... По этим-то снимкам и сделают потом карту... Можно и без них, конечно; есть такие способы съемки. Но по снимкам выходит быстрей, точней, дешевле...
      Вечер этого дня был хорош замечательно. Солнце садилось за лес, окрасив небо в малиново-зеленый цвет. Зеленым мерцали звезды.
      Петр Семенович получил из дому письма, настроен он был поэтому очень хорошо и долго сидел на крыльце.
      — Ну, Владимир, — сказал он, — завтра должен быть добрый день. Жди самолета. Съемочная погода будет, увидишь.
     
      Утром Володя только стал завтракать, только откусил хлеб, как за окном что-то звякнуло, стукнуло и раздался голос соседского Мишки:
      — Волька! Самолет, смотри, самолет!
      Володя стрелой вылетел на улицу.
      После прохладного полумрака дома, утро жаркого солнечного дня показалось ему ослепительным. Некоторое время он ничего не видел, свет заставлял его жмурить глаза. А Миша говорил восторженно:
      — Гляди! Гляди! Прямо над нами идет!
      Над головой действительно раздавался негромкий равномерный гул.
      Вскоре и Володя увидел самолет. Двухмоторная серебристая птица плавно и ровно, как по ниточке, шла высоко над селом. Володя силился представить себе там, вверху, людей, большой фотоаппарат, тяжелые кассеты с десятками метров широченной пленки, но так и не мог связать всё это с маленьким, словно игрушечным, самолетиком.
      Он возбужденно заговорил:
      — Вот бы нам туда, Мишка! А? Вот бы!..
      Самолет тем временем ушел за лес. Гул еще немного был слышен, потом пропал совсем.
      — Это он местность для карты фотографирует, — стал объяснять Володя Мише. — Мы тоже с тобой вышли на карточке, наверно... Станут потом в городе карту делать, в увеличительное стекло посмотрят, — как думаешь, — увидят нас?
      Миша был человек положительный. Он ответил подумав:
      — Высоко больно летели... Я думаю, что только Ольгин батя на этой карточке выйдет... Он как раз по дороге шел...
      Отец Оли Назаровой был самым высоким и толстым человеком села.
      Володя хотел ответить ему и не успел: самолет показался снова. Он шел теперь не над селом, а в стороне, но также прямо и плавно.
      — Как потерял что, — сказал Миша. — Так и ходит из края в край.
      Володя был горд возможностью всё объяснить другу:
      — Он же на ленту снимает, вроде кинопленки, только на широкую очень. Снимет одну полосу, потом рядом другую, потом третью...
      Миша воодушевился вдруг:
      — Ух и зддрово! — сказал он почему-то сжав кулаки. — Вырасту, обязательно буду на таком самолете карту снимать.
      — Не карту, браток, — услышали оба они голос Петра Семеновича. — До карты далеко еще. Это пока только аэрофотоснимок.
     
      РАСШИФРОВАННЫЕ КАРТИНЫ
     
      Перед тем как уехать из Тошемского, Петр Семенович привел к бабке Елизавете высокую загорелую девушку с выгоревшими на солнце светлыми волосами и сказал:
      — Вот, Елизавета Никифоровна, новый постоялец. Прошу любить и жаловать. Тоже наш работник, и один из лучших к тому же. Девушка тихая, работящая, характера доброго...
      — Что вы, Петр Семенович, — засмущалась девушка, — совсем я не такая хорошая...
      Звали ее Наташей Лебедевой. Знакомясь с Володей, она, как равному, сильно пожала ему руку. На небольшой ладони ее были мозоли. Бабка Елизавета увидала их и заохала:
      — Где же это ты, родимая, натрудила?
      — А вы, Елизавета Никифоровна?
      Наташа повернула кверху шершавую ладонь старухи и осторожно провела по ней пальцем.
      — Я же деревенская, — говорила бабка, — а ты городская, деликатная...
      — Я полевик, бабушка, — ответила Наташа. — Тут у меня в начале сезона рабочие попались такие, что топора держать не умели, ну и показала я им, как надо визирки1 рубить... Работать — так с песней... Немало времени уже прошло, а мозоли всё не сходят...
      1 Узкие просеки в лесу, чтобы пропустить луч зрения от инструмента до рейки.
      Первое время Володя избегал Наташи. Он не мог так просто заходить к ней в комнатку, как прежде бывало к Петру Семеновичу, да и стеснялся задавать ей вопросы. Дело в том, что она очень нравилась ему. Красивая, сильная, всегда бодрая, гибкая, как пружина, она при встречах всегда вызывала в нем робость. Он стеснялся поднимать на нее глаза и лишь молча улыбался.
      Дома Наташа бывала только в дождливые, хмурые дни. Тогда она раскладывала на своем столе блестящие никелем чертежные инструменты, расставляла флаконы с цветной тушью и целыми днями работала, тихонько напевая песенку про чибиса:
     
      «У дороги чибис, у дороги чибис, —
      Он кричит, волнуется, чудак...
      А скажите — чьи вы?
      А скажите — чьи вы?
      И зачем, зачем идете вы сюда?..»
     
      Володю очень интересовало, что она там делает. Когда однажды Наташа вышла из комнаты, он забежал в огород и прильнул к стеклу в ее комнате: на столе лежали какие-то темные глянцевые листки. Больше он ничего не успел рассмотреть. Наташа вошла в комнату, глаза их встретились. Улыбаясь, она постучала пальцем по стеклу. По движению губ Володя догадался, что она приглашает его зайти.
      Он не зашел, конечно, а убежал на речку, в кусты, и там провел почти весь день. Ему было стыдно, что Наташа застала его за подглядыванием.
     
      Когда же была погода хорошая, еще засветло к Наташе приходила вся ее бригада — три человека, всё тошемские жители, парни здоровенные, как медведи. За поясом у каждого был топор.
      Наташа выходила к ним уже в плаще и в сапогах, с кожаной полевой сумкой через плечо и с квадратной доской в брезентовом чехле за спиной. Кто-нибудь из парней легко вскидывал на плечо дубовую лакированную треногу, другой брал в руку фанерный чемодан, третий — две длинных раскрашенных доски и большой полотняный зонт, и они уходили. Наташа шла всегда впереди, и издали казалось странным, что такая небольшая девушка ведет за собой трех здоровенных парней.
      Возвращались они в такие дни поздно вечером.
      Володя расспрашивал у парней, что они делали в лесу.
      — Баловство, а не работа, — ответил румяный Елизар Попов, — я так всё больше с дальномерной рейкой стою.
      Он показал на длинную доску, раскрашенную красными и белыми шашками.
      — Просеку прочистим, чтобы от инструмента было видать, Серега да Мишка дальше рубят, а я стою, пока Наталия Ивановна отсчет возьмет по рейке.
      — И много деревьев валите?
      — Да нет... Ветки только ссекаем. Не на телеге же проезжать, а в трубу только чтобы видно до рейки было...
      — А зачем это надо, Елизар? — спрашивал Володя.
      — Так, видишь, оно какое дело: надо опознаки дать...
      — Ну, а что такое — опо-Елизар этого не знал знаки?
      Выяснилось всё очень просто.
      Однажды вечером Наташа вышла на кухню, где Володя с бабкой ели картошку, и сказала:
      Елизавета Никифоровна и ты, Володя, дело вот какое: мне на завтра, на день один, надо Михаила Власова в Бурман-тово послать, а погода хорошая должна быть... Жалко день терять. Не поработаешь ты, Володя, со мной денек?.. Не труд-но будет, рейку станешь держать...
      Володин дух занялся. Но рот его был полон картошки, и ничего ответить он не мог.
      — А чего ж не поработать? — ответила за него бабка. — Коли надо помочь, как же не поработать?
      — Поможешь, Володя? — спросила Наташа и положила на плечо ему руку.
      От радости он не мог ничего сказать и только кивал головой.
     
      Вышли еще в темноте. Лишь на востоке розовела заря.
      Володе досталось нести рейку. Он положил ее на плечо, как коромысло. Вот он, как взрослый, идет на работу вместе со всеми...
      Незаметно он обогнал даже Наташу. Мысль о будущем, о том, как через несколько лет и он будет проходить по дорогам страны в плаще и с полевой сумкой, влекла его, манила...
     
      Хотя Елизар называл свою работу баловством, Володя изрядно устал за день. Но впечатлений было хоть отбавляй.
      В чемодане находилась подзорная труба. Когда расставляли треногу и привинчивали к ней квадратную доску, вынутую из чехла получался небольшой, очень удобный столик. Трубу тогда доставали и ставили на него. Ножка трубы была круглая и заканчивалась медной линейкой. Куда смотрела труба, туда же направлялся и скошенный край линейки. Луч зрения трубы являлся как бы продолжением этого края.
      Но всего интереснее было другое. Еще когда выходили из дому, Володя хотел взять нести не только рейку, но и квадратную доску в чехле — крышку трехногого столика. Наташа остановила его.
      — Это я сама понесу, — сказала она.
      Она заметила его огорчение и добавила:
      — Планшет я всегда сама ношу. Для топографа это самое святое. Его надо очень беречь.
      Поэтому, когда планшет потом освободили из чехла и привинтили к треноге, Володя не решался даже подойти близко, чтобы получше рассмотреть (он ждал у инструмента, пока Василий и Елизар прорубят визирку в кустах), и лишь издали тянул шею.
      Наташа заметила это и подозвала его. Володя увидал, что планшет весь обклеен бумагой. Лишь в одном месте она была вырезана окошечком и там виднелся темный-претемный чертеж.
      — Здесь, Володя, наклеены аэрофотоснимки, те самые, которые сделал самолет, — помнишь? — месяца два назад. Видишь, и дома вышли, и речки, и овраги. Сверху, конечно, всё не так выглядит, как с земли, сбоку, но понять можно, где что, особенно если уже опыт иметь. Снимки, правда, не сразу сюда наклеили, прежде еще с ними много пришлось поработать, но для нас с тобой сейчас другое важно. Наша задача, Володя, — превратить снимки в карту. Для этого нужно условными знаками показать, где дорога, где лес, где канава. И не просто дорога, а какая — шоссе, грунтовая, полевая. И лес не просто, а какой — лиственный, хвойный... Вот на снимке, видишь, квадратики — это дома. А на карте нужно еще показать, какие это дома, что в них: школа? больница? скотный двор?.. Узнать это просто — сходить и посмотреть. Потом нужно вычертить цветной тушью по специальным таблицам «Условных знаков». Вот видишь, здесь на планшете часть площади уже вычерчена: ручей проведен зеленым, дорога — черным, дома — черными прямоугольниками и квадратиками, обрыв у оврага — коричневыми зубчиками. Это и называется дешифрировать аэроснимок, то есть расшифровать его, объяснить... В лесу, в поле — здесь я, конечно, сразу тушью не черчу, а показываю всё мягким простым карандашом. Приду домой, тогда уж и сделаю по всем правилам.
      Планшет нужно очень беречь. Он, видишь, даже бумагой обклеен. Там, где надо работать, я вырезаю окошечко, делаю, что следует, а потом опять заклеиваю, чтобы зря не затирать это место... Карты вообще надо беречь, а планшет тем более — с него ведь и начинается жизнь карты.
      Володя посмотрел на темное поле планшета, где, лишь приглядевшись, можно было различить зелень ручьев и коричневые зубчики оврагов или же квадратики домов, и удивился:
      — А разве карты такие черные? Карты же белые?
      — Так и планшет будет белым. Мы закончим здесь все работы, его отвезут в город, в камеральное производство, и там всю фотоэмульсию смоют особым раствором. Останется только то, что я чертила. Вот тогда уже получится самая настоящая карта. После этого ее отвезут на специальную фабрику и там напечатают с нее столько копий, сколько нужно, хоть сто тысяч.
      — А вот это зачем? — спросил Володя и хотел дотронуться до подзорной трубы.
      Наташа осторожно отвела его руку.
      — Это кипрегель. На карте, кроме дорог, лесов, мостов, болот, рек, поселков, показывают дй еще рельеф: горки, ямы, балки, обрывы. Для этого нужно определить, на сколько метров одна точка местности выше, другая ниже... Ты вот пойдешь, поставишь рейку торчком на землю, куда я скажу; я взгляну на нее в трубу кипрегеля и узнаю это. Есть книжка «Хочу быть топографом», специально для ребят написана, там ты можешь всё подробно прочитать...
      Володя ходил Кипрегель — инструмент хотя и простой, но с рейкой. трогать его неумелыми руками нельзя. От этого он неточно будет показывать...
      Работали в основном так: Елизар и Володя ходили с рейками. Василий помогал Наташе переносить инструмент. Если было нужно, топором расчищал путь лучу зрения от кипрегеля до рейки. Елизар иногда помогал ему. Но вообще же снимали участок открытый: луга, поля да болота. Василий знай посиживал. Но зато Володе и Елизару пришлось походить изрядно.
      Как только установят треногу, Наташа каждому из них скажет, на каких местах нужно становиться: на угол пашни, на перекрестке дорог, на вершину холма... И только Володя придет, только поставит рейку, как Наташа уже машет рукой: отсчет взяла, иди дальше.
      В самую жару сделали перерыв. Сели под стогом сена, достали молоко, хлеб, картошку. Вместо столика положили набок чемодан от кипрегеля. Ели, разговаривали. От нагретой земли струился воздух, откуда то сверху неслась птичья песня. Володя рядом с собой положил рейку и, не отрывая глаз от обветренного лица Наташи, всё слушал и слушал ее рассказ о том, как делают карту.
     
      КАРТА ВЫХОДИТ В ЖИЗНЬ
     
      После того, как фотоплан (Наташин планшет) отбелят, то есть смоют с него эмульсию, а потом и перечертят в просторном чертежном цехе так, чтобы каждая точка, линия, кружок или буква на нем были четкие, сочные, его принесут в большую комнату, где стоит огромный фотоаппарат. Размер пластинок для него — метр на метр. Тут карту сфотографируют, но изготовят лишь негативы. Как известно, на негативе все черное получается белым и наоборот. Все линии, точки, надписи изобразятся на негативе карты четкими светлыми линиями.
      Затем настанет очередь так называемой расчленительной ретуши. Негативы положат на столы со стеклянными крышками. Внизу зажгут лампочки. Ретушеры непрозрачной краской станут напросвет закрашивать на негативах кто ручьи и озера, кто дороги, кто горизонтали и овраги — каждый по-своему.
      Но для чего это?
      Карту печатают на специальной машине. Заложат туда бумагу и пропустят ее между вращающимися валами. На одном из них будет укреплен тонкий алюминиевый лист. Лист этот называется печатной формой. И если присмотреться, то можно сразу заметить, что к одним местам печатной формы краска легко пристает, к другим нет. Притиснется лист алюминия к промежуточному валу, обтянутому резиной, и оставит на нем краску. Этот вал провернется, касаясь листа бумаги, — появится рисунок карты. Та часть, конечно, которая печатается одним цветом.
      Чтобы нанести и другие цвета, следует взять новую печатную форму, натереть ее нужной краской и опять пропустить бумагу между валами. На этой печатной форме краска пристанет уже к другим местам, поэтому иным получится и рисунок карты.
      В чем здесь дело?
      Печатные формы готовят так. Берут тонкий лист алюминия и хорошо промывают и протирают его. Потом обливают специальным раствором, и лист превращается в своеобразную фотографическую пластинку с очень маленькой чувствительностью. На него накладывают негатив и освещают самым ярким светом.
      Те места, где на карте были линии, точки, буквы, на негативе вышли прозрачными. В них свет свободно пройдет до алюминиевой пластины и «задубит» в этих местах нанесенные на нее химические вещества. Если теперь смыть водою то, что не задубилось, — печатная форма будет готова.
      Можно ставить ее в машину и включать станок. Вещества так подобраны, что краска пристанет лишь на «задубленные» места. С них она и перейдет на бумагу.
      Что же делают ретушеры? Они непрозрачной краской так закрашивают негативы, чтобы на каждом из них оставалось лишь то, что может быть на одной печатной форме, то есть то, что на карте печатается одним цветом: черным так черным, синим так синим, коричневым так коричневым.
      Для карты в один цвет готовят один негатив. Ретушеру там нечего делать.
      Совсем другое дею, конечно, если цветов будет десять.
      Но вот печатная форма готова, установлена. Машина пущена в ход. Тысячи листов за час успевает протащить она между валами. Когда в Ленинград прибывали папанинцы, снятые со льдины, к их приезду сто тысяч карт Арктики отпечатали всего за шестьдесят часов. Карта была шестицветная, и, значит, за это время печатные машины сделали шестьсот тысяч оттисков.
      Но это еще не предел скорости.
      В годы войны от начала фотографирования в воздухе до передачи войскам карты в три-пять цветов порой проходило менее суток. Вот это была скорость! Фронт требовал — работали по-фронтовому.
      Непосредственно на местности снимают только карты масштабов крупных, или, как еще называют их, карты топографические («один на двести тысяч» и крупнее). Остальные же получают иначе: их составляют, уменьшая крупномасштабные.
      Составление — сложный процесс. На уменьшенной площади нельзя- показать всё то, что было на картах крупных масштабов, — просто не хватит места.
      Составитель должен «обобщать» — отбрасывать, объединять... Чтобы не сделать ошибок, нужно хорошо знать природные особенности местности, ясно понимать, кто будет пользоваться картой: летчик или моряк, школьник или агроном; что он будет от нее требовать, ответы на какие вопросы искать.
      А потом эти карты точно так же привозят на картографическую фабрику, готовят негативы, ретушируют их, переводят изображение на листы алюминия или цинка и, наконец, печатают на полиграфических машинах.
     
      Лист карты... Сотни людей различных профессий трудились над ним. И те, кто деревья леса превращал в лучшую картографическую бумагу, и те, кто добывал серебро для фотоэмульсии, и те, кто ходил по полям и горам, дешифрируя снимки или же измеряя углы триангуляции, и те, кто строил печатные машины или готовил лучшие сорта туши и красок. Всех не перечислишь.
      Спасибо им.
     
     
      ИЗ ИСТОРИИ КАРТЫ
     
      САМЫЕ ДРЕВНИЕ КАРТЫ
     
      Языки пламени костра отбрасывают на стены пещеры огромные уродливые тени. Люди, одетые в звериные шкуры, теснятся у огня. Холодно, темно, идет снег. Люди голодны.
      Лишь один из них знает, где лежит мамонт, убитый всего два дня назад. Это была легкая добыча! Зверь застрял в неглубоком болоте, провалившись сквозь тонкую промерзшую корку, выбился из сил. И тогда четыре лучших охотника рода костяными копьями добили его.
      Всю тушу они не могли унести, конечно. Взяли с собой только части передних ног да кусок бивня на острия копий и иглы. На обратном пути трое погибли, переходя горный поток. На четвертого напали волки. С трудом он отбился от них и, израненный, едва смог добраться к родному костру.
      Люди в пещере были голодны. А там, за рекой, находилась целая гора мяса — убитый мамонт... Но ведь никто же не знает дороги к нему. По рассказам раненого охотника ходили искали.. Бесполезно. Снег скрыл следы. Нет. Не найти. Придется ждать, пока раненый сам сможет повести их. А тому всё хуже.. Снег идет, идет... Голодным людям в пещере неуютно, нерадостно. Зима — тяжелое время, темное, трудное.
      Духовный мир этих людей еще не очень сложен. Не богат и язык их. Но они уже хорошо понимают друг друга, вместе охотятся — всем родом. У них есть огонь и каменные и костяные орудия. Иглами из мамонтовой кости они уже умеют шить одежду из кожи и меха. Их интересы не ограничены едой и питьем. Недаром же рисунки зверей украшают стены пещеры. И недаром из кости с таким старанием вырезаются кремневыми ножами фигурки людей и животных. Многие из этих фигурок дошли до нас и поражают точностью изображения и высокой художественностью.
      Раненый охотник приподнялся, пытаясь встать Закружилась голова, он упал и долго лежал на спине. В костер подбросили дров. Огонь осветил стену у его изголовья. Там был рисунок: олени веером разбегаются в разные стороны. Как совсем недавно все это было! Совсем недавно еще он, полный сил, ловкий, подвижный, незаметно подкрался к оленьему стаду и, прежде чем животные разбежа-В тот день в пещере был память об этом событии
      лись, поразил копьем двух из них. настоящий праздник, и именно в выцарапал он на стене рисунок... Как недавно было то, а теперь... Вернутся ли силы к нему?
      Он взял острый кремневый осколок и стал водить им по мягкому песчанику стены пещеры, вырисовывая все детали своей последней охоты.
      Вот они вышли из пещеры, миновали холм с острой вершиной, перешли реку, спугнули у озера оленей, но не смогли догнать их. Потом наткнулись на носорога. Зверь был осторожен и не подпустил близко.
      Они прошли мимо леса, увидели болото и на нем темный двигающийся бугор. Мамонт!
      Это он первый понял, что зверь завяз и не может идти. Вот с копьями наперевес они бросились к зверю. Их-то прекрасно держало подмерзшее болото...
      В его мозгу вставала каждая деталь охоты, каждая мелочь. Следуя мысли, кремневый осколок рисовал на мягком камне: вот кружок — это пещера; от нее тянется тонкая линия — это путь, каким они двигались. Линия прошла мимо кружка с острым углом сверху — это они миновали холм с острой вершиной... А вот волнистая линия — река. За ней — овал. Это то озеро, где попались олени. Олени убежали. Он так и нарисовал их бегущими... Еще овал — второе озеро. За ним болото, где лежал мамонт...
      Увлеченный охотник не замечал, что все сидящие у костра уже давно следят за ним.
      Едва он нарисовал, как фигурки людей с копьями бросаются к бугру, из которого завитушками торчат бивни, все вскочили. Они знали теперь, где добыча!
      Было это в конце ледникового периода, десятки тысяч лет назад...
     
      Свои первые карты люди чертили палочками и острыми обломками кремней и кости на песке, на снегу, реже на мягких камнях.
      Материал это был очень непрочный, и до наших дней такие карты не сохранились. Иногда на стенах пещер мы встречаем рисунки, отдаленно похожие на карты, но что это на самом деле, установить не удается. Впрочем, ведь и любая примитивная карта обычно мало понятна без объяснений. И все-таки мы точно знаем, что доисторический человек знал о карте и часто ею пользовался.
      Многие народы Крайнего Севера, Африки, Южной и Северной Америки позже других приобщились к современной культуре. Но как бы дики ни были эти люди, у всех у них всегда находили карты. Их вылезали на камне, на коре, бересте, чертили на снегу и песке. Иногда их строили из палочек и раковин (например, жители Океании) или вырезали из дерева в виде рельефных фигур (как эскимосы). Многие карты без объяснений их создателей сразу и не удается понять. Но сами эскимосы и бушмены, ненцы и индейцы прекрасно ими пользуются.
      Это одно, что позволяет прямо сказать: да, у древних людей карты были. Но ведь, кроме того, и те первые карты, которые дошли до нас, достаточно старые.
      Лет пятьдесят назад при раскопке кургана около города Майкопа была найдена серебряная ваза. И хотя она пролежала в земле около пяти тысяч лет, сохранилась прекрасно. Самое же главное то, что рисунок на ней представляет собой изображение рек, текущих с Кавказских гор.
     
      КАК ДОБЫВАЛИ ЗОЛОТО ТРИ ТЫСЯЧИ ТРИСТА ЛЕТ НАЗАД?
     
      Земля, думали древние вавилоняне, — круглый остров. Твердый купол отделяет нижние воды, обтекающие остров, от верхних. В куполе есть ворота для солнца. Через одни оно выходит утром, в другие скрывается вечером и ночью движется где-то под землей.
      Но, может, они думали вовсе не так?
      Вот перед нами вавилонская карта мира, изготовленная в пятом веке до нашей эры (некоторые ученые считают даже, что это копия более древней карты).
      В центре круглой и плоской, как лепешка, Земли, окруженной океаном (Горькая Река), лежит Вавилон. С севера, с гор, к болотам протекает Евфрат. По сторонам от этой реки, внутри кружков и овалов, написаны названия стран и городов. Семь островов, лежащих между земным и небесным океанами, окружают земной остров. В надписи над картой разные правители Вавилона хвастают тем, что они господствуют над «четырьмя пространствами» от Элама к северу до Ассирии и на запад до Сирии.
      Эта карта сделана из обожженной глины, которой не страшны ни огонь, ни вода, но всё-таки и она сохранилась неполностью.
      Вавилонская карта показывает нам весь мир. Тот мир, конечно, который был известен тогда вавилонским правителям, ученым и торговцам.
      Ученые сделали попытку восстановить вавилонскую карту пятого века до нашей эры. Здесь приводится фотография карты и схема ее реконструкции.
      Мир этот был не очень обширен. Однако попытки всемерно раздвинуть его границы делались и в ту пору.
      Еще в седьмом веке до нашей эры, почти две тысячи шестьсот лет тому назад, по приказу египетского фараона Нехо на берегу Красного моря финикийцы построили корабли и отправились в долгое путешествие на юг в неизведанные страны.
      Три года длилось оно. Когда кончались запасы продовольствия, мореплаватели выходили на берег, сеяли ячмень и пшеницу, ждали, пока созреет урожай, и после того отправлялись дальше. Так обошли они вокруг всей Африки.
      «Рассказывают также, чему я не верю, а другой кто-нибудь, может быть, и поверит, — писал об этом путешествии спустя два века знаменитый историк древности Геродот, — что во время плаванья кругом Ливии1 финикияне имели солнце с правой стороны». То есть, что и утром, и в полдень, и вечером солнце находилось справа от путешественников. А ведь так и должно быть, когда они огибали Африку у мыса Игольного.
      1 Так в древности называли Африку.
      Это свидетельство Геродота всего более убеждает нас в том, что финикийцы действительно более чем на две тысячи лет опередили Васко да Гама, впервые обогнув Африку с юга. И конечно же, у народа, совершившего это открытие, карты должны были находиться в большом ходу.
      Убеждают нас в этом и еще два обстоятельства.
      Весною после каждого разлива Нила специальные чиновники фараона восстанавливали смытые водой границы отдельных полей, — трудно предположить, что дело обходилось при этом без планов земель.
      Кроме того, иероглиф, обозначающий слово «ном» (область), представляет собой значок, изображающий кусок территории, перерезанный рекой с ответвляющимися от нее каналами.
      Но почему же тогда до наших дней дошла лишь одна древнеегипетская карта?
      Папирус — не обожженная глина. Он не выносит сырости, превращаясь в труху. Именно в этом причина.
      Зато та карта, которая сохранилась до наших дней, — ценнейший документ. Ей более трех тысяч трехсот лет. Она относится к 1400 году до нашей эры. Это карта золотых рудников в Верхнем Египте. На ней показаны рудоносные горы, бассейн для промывки золота. Изображены и жилища рабочих, обширный храм, где хранился добытый металл...
      На большой высоте стояло горное искусство в древнем Египте, — вот что сказала ученым наших дней эта карта.
      Как жаль, что она единственная!
     
      НА ЧТО ДОЛЖЕН ПОЛАГАТЬСЯ ГЕОГРАФ?
     
      Всего от древних времен до наших дней дошло не более десятка планов и карт.
      А ведь их было не мало.
      «Анаксимандр, ученик Фалеса, — читаем мы в записях Ага-фемера, жившего в третьем веке нашей эры, — первый дерзнул начертить на доске Землю, а после него Гекатей Милетский, многостранствующий муж, выполнил то же самое так, что его работа вызвала всеобщее удивление».
      Анаксимандр жил в шестом, а Гекатей в пятом веке до нашей эры. Но в Греции тогда карты вовсе не были редкостью. Геродот прямо говорит в своих сочинениях о множестве «обходов Земли», а знаменитый афинский драматург и поэт Аристофан в комедии «Облака» (423 год до нашей эры) изображает некоего Стрепсиада, которому ученик Сократа показывает изображение Аттики с прилежащими странами, причем, судя по тексту комедии, речь идет о предмете хорошо всем известном.
      Многие уже знали в те годы и то, что Земля — шар.
      К этой мысли по-разному приходили ученые. Одни, как, например, последователи Пифагора, просто считали, что Земля должна быть «совершенной» фигурой. А «совершенные» фигуры — шар и круг. Следовательно, Земля — шар и движется по кругу.
      Другие, как Аристотель (384 — 322 годы до нашей эры), Дикеарх (326 — 266 годы до нашей эры) или же Эратосфен из Кирены, видели доказательства шарообразности в том, что корабль, уплывая в море, словно проваливается под горизонт. Круглая тень Земли на Луне при затмениях говорила о том же. Эти ученые в какой-то мере уже исходили из действительных наблюдений над природой. И недаром же многих из них обвиняли в безбожии.
      Бежал из Афин обвиненный в безбожии Анаксагор, бежал Аристотель, бежал Аристарх — «Коперник древности».
      Но эти попытки жрецов не могли остановить развития науки.
      В 220 году до нашей эры, наблюдая положение солнца в разных городах Египта, Эратосфен сделал определение размеров Земли с поразительной точностью. Окружность земного шара у него получилась равной 39 816 километров. Он ошибся менее чем на двести километров.
      Эратосфен же впервые нанес на карту взаимно-перпендикулярные линии — прообраз изображения меридианов и параллелей в равнопромежуточной проекции. Он-то и назвал новую науку о странах и картах географией.
      Шли годы. Всё большее развитие получала астрономия и математика. Купцы проникали в самые далекие страны в поисках янтаря, олова, пряностей и шелка. Всё шире раздвигались границы известного мира. Вавилоняне знали когда-то «четыре пространства» — от Элама к северу до Ассирии и на запад до Сирии. Эратосфену уже была известна территория от Геркулесовых столбов (Гибралтарский пролив) на западе до острова Тапробаны (Цейлон) на востоке-; от легендарной страны полунощного солнца Фуле на севере до истоков Нила на юге.
      Больше того!
      «Если б обширность Атлантического моря, — утверждал Эратосфен, — не препятствовала нам, то можно было бы переплыть из Иберии1 в Индию по одному и тому же параллельному кругу».
      1 Испания.
      Эратосфен был великий ученый. Умер он в 194 году до нашей эры, восьмидесяти двух лет от роду, в полной нищете, почти ослепший. Люди смелой мысли всегда не очень ценились жрецами и правителями «милостью божьей». Жизнь Эратосфена не явилась исключением.
      Из красочных фантастических рассказов о чудесах дальних стран география всё более превращается в подлинную науку, призванную помогать людям.
      «Приложение географии разнообразно, — писал виднейший географ древности Страбон (он жил от 63 года до нашей эры и до 21 года нашей эры), — ею могут пользоваться государства, вожди, она облегчает знакомство с небесными явлениями, с земноводными и морскими животными, растениями и плодами и всякими иными предметами, какие встречаются в каждой местности... Удачнее будет охотиться тот, кто знает лес, его качества, размеры, равным образом только знающий страну правильно устроит лагерь, засаду или совершит путешествие. В делах военных это гораздо очевиднее, потому что тем более вознаграждаемы будут знания и тем больше будет вред от невежества».
      То же самое, хотя и несколько другими словами, и мы говорим теперь о значении географии.
      В той же работе («География в 17 книгах») Страбон указывает, как изготовлять глобусы и карты, как строить равнопромежуточную цилиндрическую проекцию, и подробно перечисляет, что наносить на карту. Здесь моря, заливы, проливы, перешейки, полуострова, острова, мысы, реки, горы, города...
      Говорит он и о том, что должно быть самым главным для человека, изучающего лик Земли. Вот его слова:
      «Необходимо, чтобы географ полагался в том, что имеет для него значение основного начала, на геометров, измеривших всю Землю, а эти последние должны опираться на измерения астрономов, которые в свою очередь должны полагаться на физиков».
      Карта по результатам измерений — вот что главное для географа, вот на что должен он полагаться, говорит Страбон.
      К сожалению, ни одной подлинной карты времен Эратосфена и Страбона до нас не дошло.
     
      ВЕЛИЧАЙШИЙ КАРТОГРАФ ДРЕВНОСТИ
     
      Все достижения Эратосфена и труды Страбона были известны, конечно, величайшему астроному и картографу древности Клавдию Птолемею, который жил от 90 и до 168 года нашей эры в египетском городе Александрия.
      Главную цель географии Птолемей видел в картографировании земного шара.
      «География, — говорит он, — есть линейное изображение всей ныне известной части Земли со всем тем, что к ней относится. Она дает нам возможность обозреть всю Землю в одной картине, подобно тому, как мы можем непосредственно обозревать всё небо с его созвездиями в его вращении над нашей головой».
      В своих трудах он развил дальше шественников и на много столетий вперед предвосхитил основные пути развития картографической науки.
      Он отчетливо понимал, что поверхность шара нельзя изобразить на плоскости без искажений, и поэтому дал способы построения пяти картографических проекций, наиболее распространенных и в наши дни.
      Птолемей написал немало книг. Среди них есть и очень подробное руководство по картографии. Оно состоит из восьми частей и называется «География». В нем не только описано, как изготовлять карты и что показывать на них, но даже перечислено около восьми тысяч названий различных объектов местности — городов, гор, рек, заливов... Больше того: несколько сот из них приведены уже с географическими координатами, определенными астрономически из наблюдений солнца и звезд. По этим данным легко можно построить самую настоящую карту, вполне похожую на те, которыми пользуемся мы.
      К «Географии» было приложено двадцать семь карт.
      Птолемей кое в чем ошибался. Так, он не был согласен с Эратосфеном и считал, что планета наша гораздо меньших размеров.
      Именно эта ошибка его впоследствии укрепила Христофора Колумба во мнении, что путь из Испании в Индию через Атлантический океан не может быть длинным.
      Неверно и то, что задача географии — «линейное изображение всей ныне известной части Земли». В наши дни этим занимается лишь одна из географических наук — картография.
      Но тем не менее Птолемей — величайший картограф древнего мира.
      Подлинные карты его до нас тоже не дошли.
      Знаменитая Александрийская библиотека, в которой среди семисот тысяч различных рукописей хранились и карты Клавдия Птолемея, в 273 году сильно пострадала при народном восстании, а в 391 году и уцелевшая часть ее под влиянием проповедей патриарха Феофила была разгромлена толпой фанатиков.
      То же, что уцелело от этого, окончательно погибло, когда в седьмом веке Александрию захватили арабы.
      Передают, что калиф Омар, приказывая сжечь остатки библиотеки, изрек:
      — Или эти книги содержат то же, что есть в Коране, — и тогда они лишние. Или в них написано другое, — тогда они безбожные.
      Так и погибли подлинные карты Птолемея.
      »Старинная книга на арабском языке. Мусульмане считают ее священной.
     
      СЕМЬ МЕТРОВ ПОДРОБНОЙ КАРТЫ
     
      По бескрайней сверкающей солнцем шири плывет корабль. Ветра нет. Штиль. Хлопают бичи, опускаясь на плечи рабов; под звуки флейты мерно вздымаются и падают огромные весла. В три яруса сидят гребцы, три ряда весел у каждого борта, как усталые крылья, взлетают и опускаются в воду. Гребцы истомлены мучительной жаждой. Еще пять дней назад должны были показаться вдали благодатные берега Ливии. Их всё нет и нет. И воды нет.
      Вот один из гребцов упал головой на весло. Свистит бич. Мертвому уже безразлично.
      Капитан судна не раз и не два окидывает горизонт беспокойным взглядом. Злую же шутку сыграл с ними повелитель ветров Эол — вывел в самую середину моря и покинул: плывите на Вздымаются огромные веслах... А куда плыть? В какую сторону?
      Наверху, на мачте зоркий матрос пристально вглядывается в горизонт. Сверху ему видно дальше, чем капитану.
      Но всё напрасно. Беспредельное море, и корабль в нем — песчинка.
      Начальник гребцов подошел к капитану. Поклонился, проговорил приветствия.
      — Плохо дело, капитан, — сказала он, — десятый раб за день... Нужна вода, капитан. Сколько дней еще не будет берега?
      Капитан молчит. О, если б он знал!
      Голос начальника гребцов звучит ровно, на губах привычная улыбка, но говорит он страш-Аные вещи:
      — Пять дней назад сто семьдесят рабов было на веслах, капитан... Сто сорок один остался уже... Через два дня всех бросим в море. Даже раб не может жить без воды, капитан...
      Капитан хлопнул в ладоши. Подбежал слуга.
      — Выпусти ворона, Клеомен.
      Слуга скрылся. Через минуту он появился матрос с клеткой. В ней действительно сидел ворон.
      Клетку открыли, птица важно ступила на палубу и вдруг взмыла в воздух. Десятки глаз следили за ней. Умолкла флейта в руках раба-музыканта, замерли весла.
      Ворон сделал большой круг, поднялся так высоко, что превратился в чуть заметную точку, направился было в сторону от судна (на корабле невольно раздался вздох облегчения), но вдруг, словно раздумав, вернулся и сел на верхушку мачты.
      Все поняли: земли не видно даже с той высоты, на какую поднялся ворон...
      Говоря о значении географии (и о значении карт, конечно), Страбон перечисляет тех, кому она необходима. Здесь правители, военачальники, те, кто изучает животных и растения, охотники, путешественники по суше. Мореплавателей он не называет. Неужели им не была нужна карта?
      Да, мореплаватели обычно не пользовались тогда картой: у них еще не было компаса. А без него карта — плохой помощник. Ведь для того, чтобы она указала путь, нужно хотя бы примерно знать, в какой точке на ней находится судно, в какую сторону его унесло. Если компаса нет, это не установишь.
      Ну а как же плавали всё-таки? Как находили путь из порта в порт? Вдоль берегов, по словесным описаниям. Их называли периодами. Вот часть такого перипла Черного моря, составленного в пятом веке:
      «...Береговая линия Таврического Херсонеса1 от гавани Афинеона2 до Прекрасной гавани3 в объезде составляет 2600 стадий, 346% мили; а от деревни Порфимиды, лежащей на крайнем пункте Европы, в Меотийское озеро4 или Танаид до Херсонеса 8 — 2260 стадий, 303% мили; от Боспора или Пантикапеи8 до города Херсонеса — 2200 стадий, 293% мили...» В открытое море отваживались выходить лишь при совершенно попутном ветре, который в таких случаях не только двигал корабль, но и указывал направление. Иногда брали с собой птиц. Если выпущенная птица не возвращалась, то судно поворачивали в ту же сторону, куда она скрылась. Порой это выручало.
     
      1 Современный Крымский полуостров.
      2 К западу от Феодосии.
      3 Ак-Мечети на западном берегу Крыма.
      4 «Азовское море.
      5 Вблизи Севастополя,
      6 Современная Керчь.
     
      Зато при путешествиях по суше от карт не отказывались. Суша не море. Тут почти всегда точно знаешь пройденный путь, пробиты дороги и тропы, веками недвижимо стоят горы, тянутся реки. И карта здесь очень нужна, — хотя бы как сводка расстояний и наглядное перечисление населенных пунктов вдоль караванных путей.
      Рим возвысился во втором-первом веках до нашей эры. Завоевав почти весь античный мир, он как бы унаследовал вместе с тем лучшие достижения греко-эллинской науки. Недаром же крупнейшие картографы той поры: Марин Тирский и Клавдий Птолемей, — по рождению греки.
      Владения Рима были огромны. Величайшее значение имели для него транспортные связи с завоеванными провинциями. Густая сеть дорог покрывала государство. И купец и чиновник римской администрации нуждались в карте для своих практических нужд.
      При Юлии Цезаре по решению сената началось измерение расстояний по всем дорогам. Не один десяток лет ушел на это. Но зато материал для создания так называемых «дорожных карт» был налицо. Одна из таких карт дошла до нас. Вот небольшая часть фотоснимка с нее.
      Общая длина этой «дорожной карты», известной обычно под названием Пёйтингёровой, шесть метров восемьдесят два сантиметра. Ширина — тридцать три сантиметра. На ней весь мир: от британских островов на западе до устья реки Ганг на востоке. С юга и с севера — океан. Всё сжато, вытянуто. Узкими полосами показаны Черное и Средиземное моря. Реки тоже текут либо с востока на запад, либо с запада на восток. Никаких долгот и широт, никакой картографической сетки, никакой проекции. Да почему же так?
      Это дорожная карта. Ее назначение — указывать путь по дорогам империи. Вот почему она сделана в виде свитка в семь метров длины, — так удобнее пользоваться в дороге. Моря и реки поэтому-то и вытянуты: как же иначе еще разместить их? При этом, правда, очень сильно искажены очертания берегов. А важно ли это для человека, которого дорога обязательно приведет в нужное место? Неверно показаны расстояния между населенными пунктами. Нет масштаба.
      Не беда и это: вдоль дорог на карте всюду подписаны расстояния, а изломы линий показывают станции.
      Дорожные карты очень хорошо служили практическим нуждам. Вот почему они, несмотря на все их недостатки, — замечательный памятник древней картографии.
     
      ПРАВИЛА ПЕЙ-СЮ
     
      Китайскому городу Сиань много лет. Расположенный на берегах реки Вэйхэ, он и его ближайшие окрестности, древние города Сянь-ян, Хао, Чань-ань, издавна играли важную роль в истории Китая. В течение многих веков здесь находились резиденции китайских государей.
      Искусные каменщики годами трудились, воздвигая дворцы. Трудолюбивые ремесленники украшали их литой бронзой и чугуном. Скульпторы и художники создавали статуи и расписывали стены красочными узорами.
      Но что, пожалуй, самое важное — здесь, на скалах и плитах надгробий, до наших дней сохранилось большое количество различных надписей.
      Тут же, выгравированные на камне, и были найдены древние китайские карты.
      В китайских исторических сочинениях есть указания на то, что планы местности снимались здесь еще за три тысячи лет до нашей эры. С глубокой древности знали ученые гномон, ватерпас, отвес и умели нивелировать.
      Во втором веке нашей эры в Китае уже существовало специальное государственное учреждение, работники которого — землемеры и астрономы — делали съемки и составляли карты.
      Первоначально их рисовали на шелке или вырезали на бамбуковых дощечках. В китайских исторических хрониках рассказывается, что в 227 году до нашей эры некий Дзин-Ко спрятал в свернутую трубочкой шелковую карту кинжал и пытался убить им правителя государства Цинь. Подбежавшие придворные помешали Дзин-Ко.
      Впоследствии этот же правитель (полное имя его Цинь-Ши-Хуан-Ди) приказал сделать карты, вырезанные на небольших бамбуковых дощечках...
      Таких сведений много в исторических документах Китая.
      В 105 году в Китае изобрели бумагу. С той поры карты получают особенно большое распространение.
      Столетием позднее картограф Пей-Сю составляет карту всей страны и дает правила того, как это вообще следует делать.
      Не будем приводить их. Скажем лишь, что правила Пей-Сю в основном те же самые, какими пользуются картографы при съемке и построении карт в наши дни.
     
      Карты, найденные близ Сианя, датированы 1137 годом. Однако в имеющемся на них тексте говорится, что они основаны на материалах третьего и девятого веков.
      При первом же взгляде изображение рек и морских берегов на этих картах поражает своей естественностью. Из всех древних карт они, пожалуй, более других похожи на современные. Одна из сианьских карт здесь показана. На ней изображено течение великой китайской реки Хуанхэ и залив Бохайвань, куда она впадает. Масштаб карты — десять ли 1 в стороне квадрата.
      Сравните ее с современной картой Китая.
     
      О НОЖКЕ КРОТА, ЗАВЕРНУТОЙ В ЛАВРОВЫЙ ЛИСТ И ПОЛОЖЕННОЙ В РОТ ЛОШАДИ
     
      В Европе дымят костры. Сгорают осужденные инквизиторами «еретики».
      Кто эти люди? Колдуны? Ведьмы, продавшие душу дьяволу? А может, ученые, которые не согласны со священным писанием?
      Заунывно поет церковный хор, звонят колокола, сам первосвященник католической церкви, папа римский, благословляет «благое дело». Церковный чиновник заносит в конторскую книгу расходы:
     
      СОЖЖЕНИЕ ЧЕТЫРЕХ ЕРЕТИКОВ В КАРКАССОНЕ 24 АПРЕЛЯ 1323 ГОДА.
      Дрова Хворост Солома 4 столба Веревки Палачу по 20 су с головы
      Итого 8 ливров 14 су 7 денье.
     
      Но что же происходит на свете?
      В пятом веке Римская империя пала. Восстания рабов и колонов подорвали ее мощь.
      Рядом, на севере, на западе, в варварских государствах положение рабов оказалось гораздо лучшим, чем в Римском государстве. Даже знатным варварам той поры была чужда роскошь. Здесь не строили чудесные дворцы, не воздвигали громадные храмы. Вот почему тут рабы жили лучше, имели свои хижины, свое хозяйство. Пахали, сеяли, платили оброк*. Кое-что оставалось и для себя.
      И, когда варвары стали нападать на Римскую империю, у них нашелся верный союзник.
      Рабы и колоны восставали, открывали варварам ворота римских городов, присоединялись к их отрядам, помогали уничтожать своих ненавистных господ.
      Образовавшиеся в Западной Европе варварские королевства на первых порах не знали налогов. Не существовало сначала здесь и частной собственности на землю. Жизнь крестьянина (пусть даже крепостного)) была гораздо лучше, чем жизнь раба, — в целом народ стал жить свободнее. В этом — великое значение разгрома рабовладельческой Римской империи.
      Однако произошло и другое — античная культура тоже была разгромлена.
      «Средневековье, — писал в 1850 году Фридрих Энгельс в труде «Крестьянская война в Германии», — развилось из совершенно примитивного состояния. Оно стерло с лица земли древнюю цивилизацию, древнюю философию, политику и юриспруденцию и начало во всем с самого начала».
      Особенно черную роль сыграла в этом разгроме античной культуры христианская церковь. Это она натравила фанатиков на Александрийскую библиотеку. Это она заявила устами «отцов церкви»: «После Христа нам нет нужды ни в какой науке». Отвергалось всё несогласное с темными изречениями «священных книг». Основой познания была объявлена вера, «божественное откровение».
      Пылали костры. Сжигали ученых, сжигали книги древних мыслителей. В подземельях «святой» инквизиции люди-звери в монашеских мантиях напрягали все свои способности, изобретая ужасные пытки.
      Впрочем, были тогда и такие ученые, которые могли не опасаться огня костров. Вот один из них — Альберт Великий (1193 — 1280 гг.) — епископ и папский посол, видный деятель католической церкви, знаменитый профессор богословия в Париже и Кельне. Он написал труд под названием: «О свойствах трав, камней и животных». Приведем из него отрывок:
      «Пятнадцатая трава... называется розой, и это трава, цветок которой наиболее известен. Возьми грамм ее и грамм горчицы и ножку мыши, повесь всё это на дерево, и оно не будет давать плодов. И если упомянутое положить около сети, то в нее соберутся рыбы.
      ... Крот — животное достаточно известное. У этого животного есть удивительное свойство, как говорят философы. Если завернуть его ножку в лавровый лист и положить в рот лошади, то она убежит от страха».
      А ведь Альберт Великий — крупнейший ученый средневековья. Он действительно занимался наблюдениями природных явлений, и в трудах его есть немало правильных сведений о том, как возделывать поля, как оберегать листья плодовых деревьев от гусениц, как пересаживать растения из одной почвы в другую... И он же на веру принимал самые странные небылицы, не проверяя их опытом, не подвергая сомнению, если только за этими выдумками стояли имена «святых» либо же имена тех древних писателей, которые к тому времени были признаны римской церковью. Таких непоследовательных ученых мы называем схоластами.
      Нужно ли после этого удивляться тому, что четырехугольная карта мира Косьмы Индикоплевста, которую принес однажды на урок истории учитель Артемий Филиппович, признавались в те времена истинной и что создатель ее, Косьма Индикоплевст, до того, как уйти в монастырь, был купцом и объехал чуть ли не весь свет. Он жил в Африке, в Индии, в Персии, многое видел сам, еще больше узнал из рассказов других бывалых людей — о Китае, об острове Цейлон, — но на карте его всё это не нашло отражения. Сказалось слепое преклонение перед авторитетами. Косьма Индикоплевст вычертил свою карту по образу и подобию ветхозаветной скинии,1 в полном соответствии с библией — в эпоху средневековья самым высоким авторитетом для таких ученых, как он и как Альберт Великий. Но зато им не грозило сожжение.
     
      Но не всегда же тучи закрывают небо. Проходили века Развивалась торговля, появлялась промышленность. Сколько ни свирепствовали попы, искореняя «ересь», сколько ни чадили костры «ауто-да-фе», все новые факты врывались в затхлые монастырские кельи. Люди как бы вновь открывали для себя нашу планету. И новые карты чертили картографы.
     
      СВИДЕТЕЛЬСТВО НЕИЗВЕСТНОГО АВТОРА
     
      Картография возникла и развивалась у многих народов. В разные эпохи, в различных странах она делала большие или меньшие успехи, иногда даже как бы разделяясь на самостоятельные, не связанные друг с другом потоки. Так было и до разгрома Римской империи варварами. Продолжалось так и в средние века. И в то время, как в официальной, одобряемой церковью «науке» господствовали монастырские карты, вычерченные в соответствии с «божественным откровением», в некоторых странах находились ученые, которые по-настоящему занимались картографией.
      Прямоугольный шалаш для богослужений у древних евреев.
      Вот перед нами рукопись неизвестного автора. Она на армянском языке и относится к седьмому веку. Название ее: «Армянская география».
      «Не найдя в священном писании ничего обстоятельного о Землеописании, кроме редких, разбросанных и в то же время трудно постигаемых и темных сведений, — начинается она, — мы вынуждены обратиться к писателям языческим, которые установили Географическую науку, опираясь на Путешествия и Мореплавания, и подтвердили ее Геометрией, которая обязана своим происхождением Астрономии».
      Картография возникла и развивалась у разных народов.
      Уже из этих слов видно, что автор «Армянской географии» был подлинным ученым, критически относящимся к священному писанию, и высоко ценил «писателей языческих», то есть прежде всего Клавдия Птолемея, имя которого много раз упоминается им.
      Но не только этим дорога нам армянская рукопись. Говоря о Великой Армении, автор замечает;
      «Мне желательно поговорить поподробнее об этих провинциях, хотя и придется для этого порыться в картах и книгах». Значит, карт, изображающих провинции Великой Армении, тогда уже имелось немало! А ведь до нас не дошло ни одной.
      Около 1200 года, в то время, когда монахи еще вовсю рисовали на своих картах людей с лошадиными копытами, в Европу проникли первые сведения об удивительной стрелке на шпиле, которая всегда указывает на север.
      Через несколько десятков лет уже многие знают о компасе. И сразу же начинается массовое изготовление компасных карт — портоланов.
      Эти карты служили не подспорьем в богословских спорах о месте нахождения рая или об антиподах. По ним плавали корабли торговых людей. Малейшая неточность изображения берега грозила здесь потерей товаров, а часто и гибелью. Тут уж было не до соответствия священному писанию. Главным авторитетом оказывалась жизнь, опыт.
      Один из самых первых портоланов составил житель Генуи Петр Висконте в 1311 году. Сравните его с современной картой, — расхождений будет не так уж и много.
      Портоланы создавались в тех же странах, где особенно свирепствовала инквизиция: в Испании, Италии, Португалии. Там же имели широчайшее хождение монастырские карты. Как бы две самостоятельные картографии развивались здесь бок о бок. Вот перед нами мировая карта из коллекции кардинала Стефана Борджиа, созданная лет через сто пятьдесят после порто-лана Петра Висконте. Сравните их.
      Ну, а труды Клавдия Птолемея? Неужели они так и погибли навсегда для человечества?
      Нет, этого не случилось. Хотя солдаты калифа Омара и разгромили остатки Александрийской библиотеки, они не смогли уничтожить ни славы великого картографа, ни отдельных копий его трудов, рассеянных по всему античному миру.
      Больше того! Разросшееся арабское государство, занимавшее в восьмом-девятом веках огромную территорию от Испании до Индии, так же как некогда Римская империя, очень нуждалось в картах и описаниях стран и путей.
      Потому-то арабские ученые не только не забыли книги Птолемея, но берегли их, переводили на арабский язык и тщательно изучали. В том, что наследие величайшего картографа древности дошло до наших дней, не было окончательно утрачено, несомненно имеется и их заслуга, хотя еще большую роль сыграли здесь светские ученые Византии — государства, возникшего после распада Римской империи на месте ее восточных провинций.
      Кое-что арабские географы сделали и сами. Особенно расцвело у них составление описаний и справочников, астрономических таблиц и каталогов.
      Дошли до нас и карты. Одна из них напечатана на предыдущей странице.
      Неправда ли, странным кажется нам это идеально круглое море?
      По причинам не до конца еще ясным, арабские ученые почти всегда прибегали к сочетаниям прямых линий и дуг окружностей. Такие правила вычерчивания превращали их карты в странные условные рисунки, построенные по законам симметрии и без всякого правдоподобия.
      Лишь один картограф — араб Идриси — под влиянием работ Птолемея отошел от этой манеры и составил около 1154 года круглую карту Земли. Лишь один! Вообще же, в целом, карты арабских ученых не вызывают восторгов при знакомстве с ними.
     
      Как бы несколькими отдельными потоками, не связанными друг с другом, развивалась картография в это время. Но вот пробил час. Наступила эпоха великих географических открытий.
     
      СЧАСТЛИВАЯ ОШИБКА
     
      Кто именно восстановил по трудам Птолемея его карты, мы точно не знаем. Думают, что произошло это в пятом веке. В настоящее время почти общепризнано, что при этом были использованы и сохранившиеся подлинные карты Птолемея. Но до нас не дошли ни они, ни даже эти первые копии.
      Не знаем мы также, какие ошибки вносили чертежники при последующих перечерчиваниях карт, а переписчики при переписке восьми книг «Географии». Известно только, что ошибок этих в них много. Да и сами труды Птолемея и его карты, созданные много веков назад, не могли быть совсем безупречными.
      И всё-таки, когда в 1477 году в итальянском городе Болонья появилось в переводе с греческого на латинский язык издание «Географии» Птолемея (с картами), оно произвело переворот в картографии.
      Переиздания последовали одно за другим. За сто лет их было свыше тридцати! А ведь печатание было тогда нелегким
      делом.
      Очень скоро появилось и множество подражаний Птолемею. Вместе с картами, составленными по материалам древнего ученого, под его именем помещали и другие, вычерченные по новейшим портоланам и материалам путешествий.
      Появление этих трудов совпало с началом эпохи великих географических открытий. Две великие морские державы того времени — Испания и Португалия — начинали период заморских завоеваний. Карты Птолемея привлекали к себе интерес купцов, моряков и правителей. В числе других заинтересовался ими и итальянец Христофор Колумб.
      Что натолкнуло его на мысль о возможности достичь Индии, плывя на запад от Европы?
      Может, он знал об утверждении Эратосфена об этом?
      Возможно. Но так или иначе, предприятие Колумба было отчаянно смелым. Деревянные корабли той поры не могли совершать очень длительных плаваний без остановок: они просто не вмещали в себя достаточного количества воды и провианта для того, чтобы кормить многочисленные экипажи. Голод на корабле или жажда, от которой умирали люди, в те времена были частыми и при обычных плаваньях. Что же оставалось ожидать от далекого и неизведанного пути?
      1 Это было второе издание. Первое появилось в 1475 году в городе Виченца, но оно не имело карт и представляло собой стихотворное переложение текста «Географии».
      Но Колумб вовсе не бросался в пропасть очертя голову. Он верил Птолемею. А ведь тот считал, как мы знаем, что Земля не очень велика. Кроме того, Птолемей на одну треть преувеличил размеры Средиземного моря. Из-за этих двух ошибок получалось, что расстояние между Европой и Индией на его картах было показано почти в два раза меньшим, чем оно есть на самом деле.
      Счастливая ошибка! Знай Колумб и его помощники истинное положение вещей, они, конечно, не решились бы на путешествие. Кто же пойдет на верную гибель?
      Интересно, что Колумб и в Америке не понял своей ошибки. Прибыв на Кубу, он отправил в путь гонцов с письмом к «Великому Хану». Те вернулись через несколько дней, не найдя ничего, кроме одной деревни...
      Так ошибка Птолемея принесла людям пользу, ускорив освоение Нового света.
      За Америкой последовали другие великие открытия, всё более уточняя карту мира. Кругосветное путешествие Магеллана окончательно решило вопрос о том, что Земля имеет вид шара. Не только Африка, Азия, две Америки и Австралия, но и острова Индийского и Тихого океанов стали известны человечеству.
      «Мир, — писал об этих открытиях Фридрих Энгельс, — сразу сделался почти в десять раз больше; вместо четвертой части полушария теперь весь земной шар лежал перед взором западноевропейцев, которые спешили завладеть остальными семью восьмыми. И вместе со старинными, тесными границами
      родины пали также и тысячелетние рамки предписанного средневекового мышленья. Внешнему и внутреннему взору человека открылся бесконечно более широкий горизонт».
      Последнее великое географическое открытие было совершено уже в начале девятнадцатого века русскими моряками под командованием Беллинсгаузена и Лазарева. Они открыли Антарктиду.
      О русской картографии и будет идти далее наш рассказ.
     
      БОЛЬШОЙ ЧЕРТЕЖ
     
      1551 год, февраль. В Москве заседает Стоглавый Собор. Молодой царь Иван IV излагает боярам, дворянам и духовенству свои «вопросы».
      «...Да приговорил есми писцов послати во все земли пи-сати и сметити мои, царя великого князя, и митропольичи, и владычни, и монастырские, и церковные земли, и княжеские, и боярские, и вотчинные, и поместные, и черные, и оброчные, и починки, и пустоши, и селища, и земецкие земли всякие, чье ни буди, а мерити пашенная земля и не пашенная, и луги, и лес, и всякие угодья смечати и писати, — реки, и озера, и пруды, и оброчные ловли, и колы, и сежи, и борти, и перевесы, и мыта, и мости, и перевозы, и рядки, и торговища и погостьцкая земля и церковная, и дворы, и огороды, и в книгах то всё поставити».
      Или вот другой документ — царский указ от 20 сентября 1556 года: «Великий государь царь и великий князь повелел рассмотрети, которые вельможи и дети боярские многими землями завладали, а службою оскудеша, не против государева жалования и своих вотчин в службах бывают. Государь же им повелел в поместьях землемерием уверстати, и учинити кому-ждо что достойно, а излишки разделить неимущим».
      Однако эти указания на «землемерие» не самые старые. Известно, что еще в тринадцатом веке (в 1245, 1253, 1277. годах) составлялись на Руси описания земель, которые сопровождались иногда чертежами. В описях архивов русских государей, относящихся к концу пятнадцатого века, упоминание о «чертежах» уже вовсе не редкость. Карты отдельных земель русского государства составляются тогда систематически, как необходимое подспорье в делах управления.
      Примерно в 1570 году по всем этим материалам в Разрядном 1 приказе был создан «Большой Чертеж» — карта всей страны «для Великого Государя службы посылок».
      Большой Чертеж не дошел до нас. Не сохранились и копии, снятые с него в 1601 и 1627 годах. И всё-таки мы имеем некоторую возможность узнать, что он собой представлял.
      Дело-то в том, что в 1627 году с этой карты была не только снята копия, но и написана целая книга — подробное описание ее. Получился обстоятельный труд о Московском государстве, о его реках, озерах, городах, урочищах. Труд этот так и назвали: «Книга Большому Чертежу».
      Вот выдержка из этой книги:
     
      «В начале книге сея написан царствующий град Москва на реке на Москве, на левом берегу; а река Москва вытекла по Вяземьской дороге, за Можайском верст с 30 и больши.
      А от Москвы дорога до Серпухова 90 верст.
      А Серпухов стоит на реке на Наре, а от Оки реки с версту.
      А Нара река пала в Оку, ниже Серпухова с версту, выше перевозу: а на тот перевоз от Серпухова дорога на Тулу.
      А до Тулы от Серпухова 70 верст.
      От Серпухова же до Каширы 40 верст.
      До Алексина от Серпухова 40 же верст.
      А до Колуги от Серпухова 80 верст.
      А Тула город каменной, стоит на реке на Упе, на левом берегу, а Упа река вытекла от Куликова поля с Муравского шляху...»
     
      Большой Чертеж охватывал огромную территорию — от «Студеного моря» до «Черного моря» и от «Котлина озера» (Финский залив) до реки Оби. Масштаб его был семьдесят пять верст в одном вершке, то есть примерно «один на один миллион восемьсот пятьдесят тысяч» (1:1850000), а размер — три аршина на три (около: «два метра на два»). На нем имелось более восьмисот рек, триста сорок городов, двадцать шесть городищ, тридцать четыре монастыря да еще урочища, места добычи соли, озера. Всего на карте было свыше двух тысяч географических объектов — подробность по тому времени величайшая.
      Время создания Большого Чертежа совпало с эпохой борьбы Ивана Грозного за усиление центральной власти. Это совсем не случайность. Вспомним слова Страбона:
      «Очевидно, правители лучше могут управлять страною, если знают, как велика она, ее расположение, каковы ее свойства».
      Иван Грозный и его приближенные понимали это.
     
      Шли годы. Государственный интерес к картам не ослабевал в России ни на миг. В инструкциях Василию Пояркову, первому исследователю реки Амура и Охотского моря, мы читаем:
      «Да по распросу иноземскому да по своему высмотру сделать ему Василью, Зие реке и Шилке и в нее падучим стройным рекам чертеж и роспись...»
      Такие же наказы получали и Иван Петлин, прошедший в 1618 году из Томска через Урянхайский край в Калг.ан и Пекин, и Семен Дежнев, открывший в 1648 году пролив между Азией и Америкой, и многие другие.
      Правительственные указы требовали во всех городах и уездах «чертежи писать» и высылать их в Москву.
      К концу семнадцатого века накопилось такое обилие материалов, что «тобольский боярский сын» Семен Ульянович Ремезов создал из них первый русский атлас в двадцать три карты — «Чертежную книгу... всей Сибири и городов и земель» — работу добросовестную и высокого класса.
      Атлас Ремезова издан не был, но до нас дошел в двух рукописных экземплярах. Оба они находятся в Государственных Публичных библиотеках нашей страны. Один в Москве, другой — в Ленинграде.
      Когда знакомишься с первыми русскими картами, одно замечательное обстоятельство бросается в глаза: на них нет «чудес». С самого начала русская картография служила практике. «Смечати», то есть наблюдать на местности, было основным ее правилом.
      Кроме того, в России, как и в Китае, изготовление карт сразу же стало общегосударственным делом. В этом отразилось и полное понимание важности карт для страны и того, что в руках врага она очень опасна.
     
      ПТЕНЦЫ ГНЕЗДА ПЕТРОВА
     
      В огне сражений и строительных лесах поднимающихся городов проходили годы правления Петра I.
      Велики были страдания народа в этот период.
      «...Бояре и князи... — писали крестьяне в одной из челобитных, — яко львы, челюстями своими пожирают нас, и, яко змеи ехидныя, рассвирепевши напрасно пожирают, яко же волци свирепии...»
      И недаром же в эпоху Петра одно за другим полыхают народные восстания. Дорогой ценой оплатил народ все реформы Петра и все победы. Однако для укрепления русского государства и для развития в нем наук и промышленности сделано было в эти годы невиданно много.
      Новая эпоха началась и в русской картографии.
     
      Нужны были верные и современные карты. Без них нельзя ни воевать, ни разыскивать новые торговые пути, ни развивать хозяйство.
      И вот еще в 1696 году двадцатичетырехлетний Петр I лично начинает проводить съемки реки Дона, а потом и побережий Азовского и Черного морей.
      Ждать некогда! Нужно скорее строить флот и выходить на морские просторы. А как это сделать без карт?
      Так начали.
      В 1701 году в Москве открылась Математико-навигацкая школа. В 1715 году — Морская академия в Петербурге. Число «съемщиков», как называли тогда картографов, всё возрастает. Наносятся на карты берега Балтики и Каспия. Отправляются экспедиции на Камчатку, в Среднюю Азию... Каждый день приносит новые географические открытия.
      Ну, а карты внутренних областей нашей Родины? Интересовали они кого-нибудь в то время?
      Организуя Морскую академию, Петр предписывал:
      «Некоторое число людей таким образом в географических действиях обучить, чтобы в каждую провинцию по два человека для снимания оной отправлены быть могли, дабы из сочиненных ими партикулярных1 карт после сделать генеральную карту».
      Вот она, цель! Общая карта страны.
     
      И вот разъезжаются по стране «съемщики».
      Еще не хитра методика их работы, не очень сложны и приборы: буссоль, астролябия, квадрант2 да просмоленные веревки для измерения расстояний. Но зато эта простота позволяла создать карту самой большой страны в минимальнейший срок.
      Мы не знаем имен всех людей, принимавших участие в этих работах. Не знаем даже точно, сколько их было. Трудно порой оценить, кто сделал больше, кто меньше.
      Геодезист Евреинов определил географические координаты первых сорока шести пунктов северо-востока нашей Родины.
      Бекович, Кожин, Травин, Верд, Урусов и Саймонов произвели первую съемку Каспийского моря.
      Беринг окончательно решил вопрос — «сошлась ли Америка с Азией».
      Замечательный гравер и издатель Василий Киприянов основал первую в нашей стране мастерскую
      для печатанья карт.
      Виднейший картограф всего восемнадцатого века Иван Кирилов выпустил «Атлас Всероссийской Империи» — труд, который подытожил картографические достижения эпохи Петра I. Чей вклад ценнее?
      «Воины! Вот пришел час, который решит судьбу Отечества! — говорил Петр, обращаясь к солдатам перед Полтавской битвой. — Итак, не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой...
      ... А о Петре ведайте, что ему жизнь недорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе, для благосостояния
      вашего».
      Петр и действительно не щадил ни себя, ни других. Не щадили себя порой для общего дела и ближайшие помощники его — «Птенцы гнезда Петрова», как называли их позднейшие историки. Среди них были и те, кто создавал карты.
     
      АТЛАС АКАДЕМИИ НАУК
     
      В 1721 году Петр I, в числе других иностранцев, пригласил в Россию и парижского картографа Жозефа Никола Делили. Приглашение было принято, но с переездом Делиль не спешил и лишь в 1726 году, уже после смерти Петра, прибыл в Петербург.
      Иностранец Делиль не понимал бурного темпа русской жизни тех лет. Не понимал, что огромной России сегодня же, сию минуту нужны карты — самые новые, свежие и пусть даже не очень точные. На первое время можно будет обойтись и такими.
      Делиль работал не спеша, холодно отстраняя, как недостаточно точные, материалы русских геодезистов Именно эта причина растянула создание «Атласа Академии наук», начатого в 1725 году, на целых двадцать лет.
      К чему стремился Делиль, так и осталось неясным. С одной стороны, он чрезвычайно медлил, утверждая, что среди сотен карт, поступивших к нему, всё еще нет нужных материалов для создания атласа. С другой, по собственному почину, печатал некоторые русские карты во Франции, за что даже был лишен пенсии после выхода в отставку.
      В то же время дело свое Делиль знал и этим значительно отличался от основной массы иностранцев, нахлынувших в Россию в те годы.
      Не только ученые-патриоты, такие как Кирилов, но даже иностранцы Шумахер и Эйлер возмущались поведением Дел иля.
      «Что же мне о нашем господине Делиле объявлять? — писал Кирилову Шумахер, управлявший тогда канцелярией Академии наук. — Географическая работа не так способно отправляется, как мы вначале надеялись. Нарочно ли он так долго в оной медлит или от недостатка довольных известий сие чинит, — о том я вам подлинно донести не могу...»
      Делили нужно было «отставить от Атласа». Но не так-то просто удавалось добиться тогда увольнения честолюбивого иностранца. Русским царицам было не до географических карт. В пирах, праздниках и дворцовых интригах шли дни. Иностранцы пользовались почетом при дворе. И Делиль это знал.
      Лишь в 1740 году, под благовидным предлогом, удалось его отстранить.
      Работы по созданию атласа возглавил математик Эйлер. Дело сразу двинулось семимильными шагами. В 1745 году труд вышел из печати; двадцать одна карта показывала всю Россию.
      Атлас Академии наук был очень хорош. Признание он завоевал сразу. Был переиздан с надписями по-французски, потом по-латински. Даже через десятки лет он всё еще удивлял людей высоким качеством исполнения и новизной материала. Эйлер писал впоследствии из Берлина, что география российская этим трудом «приведена гораздо в исправнейшее состояние, нежели география немецкой земли».
      В 1757 году во главе русской картографии стал Михаил Васильевич Ломоносов — поэт, физик, химик, географ. К чему только не приложил свою руку этот гениальный ученый! Немалый вклад внес он и в картографию.
      Под его руководством было сделано двенадцать карт. Но не только в этом его заслуга. Ломоносов — «отец» экономической картографии. Он впервые определил содержание этого раздела картографии и дал программу работ по созданию экономических карт и атласов.
      Ломоносов понимал, — требования хозяйственной жизни страны неизмеримо возрастают день ото дня. Изготовлять еще более точные карты — вот какая задача стоит перед русскими картографами. Один человек многого сделать не сможет. Значит, надо учить других.
      И Ломоносов все силы отдает обучению «студентов» при Географическом департаменте Академии наук.
      Он далеко не успел закончить всего, что намечал для себя, — слишком рано оборвалась жизнь. В 1765 году Михаила Васильевича уже не стало. Лучшие ученики его — Трускотт, Шмит, Исленьев и другие — продолжили дело учителя.
      Дальнейший путь русской картографии был неровен. В начале девятнадцатого века она вышла на первое место в мире по созданию точных топографических карт. Русские ученые — Струве, Жданов, Тилло и многие другие — провели самые большие в ту эпоху измерения размеров Земли.
      В семидесятых годах девятнадцатого века русская картография первенство потеряла. Промышленная отсталость царской России, застой в государственной жизни сказались и в этом.
      Правда, попрежнему не щадили себя «съемщики» — топографы и геодезисты, — проникая в самые глухие, отдаленные уголки страны. Как и в прошлые годы, их не могли остановить ни трясины болот, ни таежные дебри, ни безводные пустыни, ни хребты гор. Всё новые карты выходили из печати: геологические, морские, экономические, топографические...
      И всё-таки настоящей широкой государственной поддержки труд картографов не находил, а героизма отдельных людей, усилий отдельных передовых ученых — составителей карт — было далеко недостаточно.
      Незадолго до Великой Октябрьской революции, 6 февраля 1916 года, академик Владимир Иванович Вернадский делал доклад на общем заседании Академии наук. «Карта России, — сказал он, — представляет из себя чрезвычайно пеструю картину... В картографии, как и в других областях жизни, мы не можем — без вреда для нас самих — идти без плана... Необходима правильная государственная организация топографической съемки Российского государства».
      Осуществить это удалось только в советское время.
     
     
      ЛУЧШИЕ В МИРЕ
     
      БСАМ
      В 1937 году в Париже открылась Международная выставка — самая большая после первой мировой войны. Буржуазные журналисты еще задолго до открытия строили разные предположения о том, что покажет на выставке наша страна. И все они доказывали, что «павильон русских» не привлечет ничьего внимания. «Выставка, — писали они, — посвящена искусству и технике в современной жизни. Русские ничем не удивят западный мир».
      И вот выставка открылась. Вспыхнули огни реклам, забили бесчисленные фонтаны (в одном из них переливалась ртуть), толпы народа хлынули на ее территорию. Что же они увидели там?
     
      Советский павильон. Над зданием в стремительном порыве застыли фигуры рабочего и колхозницы с серпом и молотом в руках. Они — олицетворение молодой страны социализма, где труд славен. Здание павильона своими прямыми линиями тоже будто стремится вверх. Оно — единое целое со скульптурной группой, ее основание.
      Ну, а внутри?
      И там всё ново и необычно. Необычно, потому что Россия предстала вдруг перед Западной Европой промышленным государством. Она строила самолеты, автомобили, турбины. Она вырабатывала замечательные станки и сложнейшие оптические приборы. Ново, потому что многое из того, что здесь показывалось, вообще не с чем было сравнивать.
      И что, пожалуй, для нас сейчас всего интереснее, наибольший успех выпал на долю трех картографических произведений.
      Это были:
      1. Карта промышленности СССР из мозаики и самоцветов, площадью в двадцать два с половиной квадратных метра.
      2. Карта-макет канала Москва — Волга.
      3. 1-й том Большого Советского Атласа Мира (БСАМ, как сокращенно говорят обычно).
     
      Конечно, в первых двух случаях успех был заслужен не картографами. Огромные изменения происходили в стране Советов. Строились заводы, города, дороги, гидростанции. На карте из светлозеленой и коричневой яшмы все новостройки горели самоцветами: рубинами, сапфирами, гранатом... Свердловские и Петергофские гранильщики так плотно подогнали друг к другу отдельные части карты, что она казалась выточенной из единого куска редкостного сплава драгоценных камней.
      У карты-макета канала Москва — Волга тоже всё время толпились люди. Макет был электрифицирован, вспыхивали огоньки... Но, как и карта промышленности, он поражал прежде всего грандиозностью изображаемого.
      Зато, рассматривая 1-й том БСАМ, знатоки картографии невольно переходили на шопот. Это был уже не успех. Речь шла о триумфе. Перед ними лежало собрание карт, лучших в мире.
     
      В капиталистических странах атласы, как и вообще почти все карты, кроме военных, выпускают частные фирмы. Некоторые из этих атласов ведут свое начало чуть не от шестнадцатого века. В свое время это были безусловно прекрасные произведения.
      Последовали переиздания. С каждым из них атласы становились богаче, роскошнее, переплеты их всё более блистали зелотом. Роскошнее — и старее.
      Судите сами. Частная фирма, выпуская атлас, «делает» деньги. Ставить каждый раз новые съемки местности она не может, — дорого. Средний покупатель — основной покупатель, — не разбирающийся в тонкостях, купит красивый и дешевый, а не точный и дорогой атлас. Годы шли — атласы всё более отставали от жизни. Когда появился 1-й том Большого Советского Атласа Мира, это особенно бросилось всем в глаза.
      Вот, например, Мировой Атлас Штилера немецкой фирмы Юстус Пертес. Самое последнее издание его лишь на девятнадцати процентах площади изображало рельеф суши правильно, в соответствии с современными требованиями. Лишь на девятнадцати процентах!
      Ну, а вот другой — Большой Интернациональный Атлас Туристского Итальянского клуба. Там этот процент еще ниже. Он равен всего тринадцати.
      А ведь это были два атласа, лучших в капиталистическом мире.
      «Американские географы, — писал в американском журнале известный американский географ Кресси, — должны теперь изучать русский язык, так как 1-й том БСАМ является незаменимым орудием. С опубликованием 1-го тома БСАМ советская картография- достигла высшего предела».
     
      Поражало западных картографов и другое — срок, за который 1-й том БСАМ был создан: всего три с половиной года.
      Атлас Туристского Итальянского клуба составлялся десять лет. При этом часть граверных досок для него была просто передана немецкой фирмой Юстус Пертес.
      Английский Атлас Таймса потребовал для своего создания такого же срока, и это не считалось долгим.
      Успех БСАМ был так велик, что, как ни трубили враги нашей страны о «большевистской опасности», как ни пытались найти в картах атласа недостатки, выставочный комитет, где ведь тоже было немало наших недоброжелателей, всё-таки не смог не присудить за него премию.
     
      КАРТЫ-ВЕЛИКАНЫ
     
      Наша страна огромна. Поэтому и карты крупных масштабов — топографические планы — будут великанами. Мы уже знаем, что в один лист склеить их нельзя. Да это и не придет никому в голову. Важно только, чтобы имелся полный комплект карт на территорию всей страны.
      Сделать такую карту на всю площадь большого государства всегда нелегко. До Октябрьской революции за восемьдесят лет напряженного труда самая передовая в мире в ту пору русская топографическая служба ’ сняла всего лишь около десяти с половиной процентов территории империи. Это составляло, правда, более двух миллионов квадратных километров. Таких площадей в то время не снимали нигде в мире. И всё-таки еще более девятнадцати миллионов квадратных километров ожидало съемщиков.
      Но не только в России так обстояло дело. Топографическая карта Германии в масштабе «один на двадцать пять тысяч» снималась около ста лет. В 1941 году съемки были прекращены, хотя работу так и не закончили.
      Шестьдесят пять лет, с 1818 и по 1882 год, снимали во Франции карту масштаба «один на восемьдесят тысяч». Это было в прошлом веке. Новая карта имеется примерно лишь на одну пятую часть площади государства.
      Нет точных карт крупных масштабов и на всю территорию Соединенных Штатов Америки. В 1947 году топографические карты покрывали только сорок процентов площади этой страны.
      Съемка же Австралии еще в 1948 году шла так медленно, что, по подсчетам Австралийской Ассоциации наук, для полного картографирования материка потребуется тысяча семьсот лет. А ведь Австралия почти в три раза меньше Советского Союза.
      Более новых данных мы, к сожалению, не имеем.
     
      Создание крупномасштабных карт на значительные территории требует больших затрат. Нужны самолеты для аэросъемки, нужны геодезические инструменты, нужны приборы для обработки материалов полевых работ, нужны картографические фабрики.
      А главное, для того чтобы создавать крупномасштабные карты, нужно очень много — сразу целая армия — специалистов, горячо преданных любимому делу.
      «Съемка, — писал крупнейший русский картограф-геодезист1 Василий Васильевич Витковский лет шестьдесят назад, — не должна быть делом ремесленника. Нужно быть художником, пламенно, до самозабвения любящим свое искусство и всецело ему преданным».
      К моменту создания 1-го тома Большого Советского Атласа Мира у нас в стране всё это уже имелось: и самолеты, и приборы, и инструменты, и люди, которые знали, как работать с этими приборами и инструментами.
      9 июля 1940 года Совет Народных Комиссаров Союза ССР принял решение: начать сплошное картографирование страны в масштабе «один на сто тысяч» на основе аэрофотосъемки. Срок исполнения был установлен в двенадцать лет.
      Началась Великая Отечественная война. Потребовались миллионы экземпляров карт для фронта. За один только год — с июня 1941 по июнь 1942 года — наши войска использовали 345 050 000 листов карт разных масштабов. Иногда менее суток проходило от начала аэросъемки до передачи войскам многоцветного оттиска. Тысячи топографов геройски погибли, исполняя свой долг по изготовлению карт переднего края. Но и в это суровое время работы по созданию самой большой в мире карты-великана — Государственной карты СССР в масштабе «один на сто тысяч» — не прекращались на всей территории нашей страны. В год снимались миллионы квадратных километров да еще сотни тысяч в масштабах более крупных — «один на двадцать пять тысяч» и «один на десять тысяч».
      К настоящему времени решение правительства от 9 июля 1940 года уже выполнено. Новые, более высокие задачи поставлены перед советскими картографами. Будут успешно решены н они.
      В последнее время в самых крупных масштабах мы снимаем за год площадь большую, чем вся Германия или Франция. За один только год!
      Наши топографические карты очень полны, подробны и чрезвычайно разносторонне освещают местность. Если общее количество условных обозначений, применяемых на наших картах, принять за сто процентов, то на английских оно будет равно шестидесяти восьми, на французских — шестидесяти двум, на американских — пятидесяти двум. В общем, наши топографические карты почти в два раза полнее, чем карты крупнейших капиталистических государств. В то же время они не выглядят сильно загруженными. Это достигается применением простых, тщательно продуманных условных знаков.
      Образцы некоторых иностранных карт мы приводим здесь. Убедитесь во всем этом сами.
     
      БЕЗДОННЫЕ КАРТЫ
     
      Карты крупных масштабов нужны строителям, агрономам, лесоводам, изыскателям железных дорог. По ним же картографы-составители создают карты масштабов более мелких, которыми и пользуется большинство людей.
      Карты 1-го тома Большого Советского Атласа Мира как раз такими и являлись.
      Карты мелких масштабов, хотя и не имеют возможности детально показывать местность, могут, однако, быть поистине бездонными. Можно так насытить содержанием каждый квадратный миллиметр их площади, что практически карта будет неисчерпаема, как колодец без дна.
      Наиболее ярко это выразилось на советских картах послевоенных лет.
      Вот, например, Справочная карта Союза ССР в масштабе «один на два с половиной миллиона». Она вышла в 1947 году. В ней тридцать два листа; она может быть склеена в единую простыню общим размером два с половиной метра на три с половиной. Это ныне лучшая в мире справочная карта. Что же делает ее «бездонной»?
      Если рассматривать эту карту издали, с расстояния десять-пятнадцать метров, на ней удастся различить лишь основные черты физико-географического ландшафта — горные хребты, возвышенности, разделение суши и моря, большие озера, главнейшие речные системы, леса, пустыни, ледники. Подбор мягких, как бы туманных фоновых красок при большом размере карты создает впечатление простора нашей Родины. Широкая красная полоса государственной границы резко отделяет территорию СССР от всех других стран. Розовая окантовка побережий еще усиливает это ощущение. Издали хорошо читаются и границы союзных республик, яркие, но не нарушающие впечатления единства Советского Союза. Никаких надписей издали не видно. Да картографы и не стремились к этому. В склеенном виде, с большого расстояния, карта должна служить только фоном для демонстрации на ней местоположения любых объектов.
      Подойдем ближе. Будем рассматривать карту с двух-трех метров. Впечатление совершенно изменится.
      Мы увидим вдруг, что на карте четко выделяются какие-то обширные серые пятна и полосы — это густо заселенные районы страны. Скопления-то надписей населенных пунктов и создают пятна и полосы. И среди них ярко горят красные пунсоны1 столиц и областных центров, проходят административные границы, ветвятся черные линии железных дорог, оранжевые линии шоссе, резко выделяются темносиние русла тех рек, которые имеют пароходства. Перед нами общая картина того, насколько «обжиты», освоены человеком те или иные части нашего государства.
      Подойдем еще ближе, взглянем на карту с расстояния наилучшего зрения.2
      1 Кружки, изображающие населенные пункты.
      2 То есть разглядывая карту с расстояния в двадцать — двадцать пять сантиметров.
      Мы увидим, что она заполнена громадным количеством различных контуров и надписей. Здесь показаны густая сеть рек, озера, болота, дороги, горные вершины, долины, отроги. Будут здесь и перелески, и поляны среди лесов, и заросли камышей, и пустыни, и тундра...
      Карта эта — итог огромных усилий целой группы наших ученых и производственников.
     
      О всех достижениях советской картографии рассказать очень трудно, — слишком они грандиозны.
      Еще в 1939 году вышла Гипсометрическая1 карта Европейской части СССР в масштабе «один на полтора миллиона» — десятилетний труд величайшего научного значения.
      Тогда же было начато создание «миллионки» — карты масштаба «один на один миллион» на всю территорию страны. Последний, сто восьмидесятый, лист ее вышел в 1945 году. Всесоюзное Географическое общество отметило появление этой карты Большой Золотой медалью, присуждаемой за особо выдающиеся географические достижения.
      Закончено создание трехтомного Морского Атласа. В нем более четырехсот пятидесяти карт. Многие из них — новое слово в науке. Ведь этот атлас впервые в мире изображает поверхность суши и дно моря одинаково точно и правильно.
      И это еще не всё из того, что создано за последние годы. Здесь и Гипсометрическая карта СССР — всей нашей страны! — в масштабе «один на два с половиной миллиона», и серия учебных карт природы СССР и всей Земли — климата, почв, растительности, животного мира. Тут и десятки учебных карт на отдельные физико-географические районы и союзные республики, на целый ряд зарубежных государств — от Албании и Великобритании до Югославии и Японии. Тут и целое семейство исторических карт и атласов.
      Еще больше можно рассказать о планах наших картографов. Укажем на одну только работу. В 1954 году Главное Управление Геодезии и Картографии приступило к созданию первого советского атласа сельского хозяйства СССР. Он даст полную характеристику этой отрасли народного хозяйства и его успехов, явится незаменимым пособием для планирования и размещения сельскохозяйственного производства. В нем будет двести десять страниц!
      Лучшие в мире! Это ко многому обязывает.
      1 Карта, с большой полнотой и научным правдоподобием изобра жающая рельеф.
     
      ДОРОГИЕ НАМ ИМЕНА НА КАРТЕ МИРА
     
      В узких маленьких лодочках, рассчитанных на одного человека каждая, спускалась экспедиция по течению быстрой реки. Черные голые горы не менее двух километров высотой подступали к самой воде. Вершины их были заняты снегом, на фоне которого зубчатыми стенами виднелись утесы. Картина мрачная, фантастическая. Кругом ни души. Мчатся лодочки вниз по реке, того и гляди перевернутся, разобьются о камни...
      Люди в лодках заняты делом. Это ученые. Один из них геолог. Другой — картограф. Остальные — их помощники. Они не просто плывут по реке, а идут по ней с геологической и топографической съемкой. Ведь до них в этих местах еще не ступала нога человека.
      А горы всё выше, всё суровей, фантастичнее. Когда, наконец, путь по реке был закончен и на лошадях двинулись дальше, перед учеными открылся огромный хребет, длиной в тысячу километров, шириной в триста километров и высотой в три тысячи метров. По площади он был больше Кавказа.
      Изумлению ученых не было предела.
      «Мы в восторге, — писал один из них, — никто из географов не предполагал, что в Северной Сибири есть такие высокие горы...»
      Не думай, читатель, что это происходило очень давно. Всего лишь в 1926 году геолог С. В. Обручев и картограф К. А. Салищев сделали это открытие.
      Когда ученые вернулись из экспедиции и доложили обо всем Совету Географического общества СССР, тот принял решение назвать вновь открытый горный хребет именем Черского.1
     
      1 Иван Дементьевич Черский — крупный исследователь Сибири. Умер в 1892 году в экспедиции по исследованию реки Колымы. До последних дней, уже будучи смертельно больным, не прерывал работу. «Я сделал распоряжение, — писал он незадолго до смерти, — чтобы экспедиция не прерывалась... даже в том случае, когда наступят мои последние минуты». Образ Черского — один из самых светлых в истории русской географической науки.
     
      Так на карте мира появилось еще одно дорогое нам имя.
      В настоящее время на карте мира, почти на всех материках его, около шестисот горных хребтов, вершин, островов, морей, заливов, полуостровов и мысов носят названия, присвоенные в честь русских и советских
      людей. Здесь имена Ломоносова и Менделеева, Семенова-Тянь-Шаньского и Пржевальского, Маяковского и Пушкина, Дзержинского и Владимира Ильича Ленина.
      Шестьсот имен! Огромная цифра. Ведь присвоить название географическому объекту можно тогда лишь, если местным жителям эта гора, ледник, мыс, остров совсем не известны и поэтому у них вообще нет имени. Нелегко сделать такое открытие.
      Многие географические названия служат как бы памятниками отважным исследователям.
      Семнадцать лет жизни посвятил Иван Иванович Беринг изучению северо-востока нашей Родины. Это он окончательно решил вопрос, «сошлась ли Америка с Азией». На одном из многих островов, открытых его экспедицией, он и похоронен. Остров этот носит его имя. Расположен он на море его имени.
      Исследование самых малодоступных мест неизменно связывается с именами русских и советских людей. Широки диапазоны — покорение Северного полюса дрейфующими на ледовых островах экспедициями и открытие Антарктиды кораблями «Восток» и «Мирный», исследование пустыни Гоби и открытие островов в тропической части Тихого океана, изучение образа жизни народов Новой Гвинеи и Бразилии и путешествия по Памиру. Немалый труд был положен на это. Немалые лишения пришлось вынести исследователям.
      Шестьсот мест, прежде неведомых человечеству, право установить названия которым завоевано русскими и советскими учеными и путешественниками, — достойный памятник в этом великом деле.
      Читатель! Каким бы делом ни занимался ты в жизни, перед тобою часто будет оказываться лист карты. Люби его. Старайся понять до конца его красочный экономный язык. Помни — он лучший друг твой. Такой же, как книга.


        _________________

        Распознавание текста — sheba.spb.ru

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Техническая книга Радиоспектакли Детская библиотека

 




Борис Карлов 2001—3001 гг. karlov@bk.ru