На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиКнижная иллюстрация





Вузовские учебники
Психиатрия. Случевский И. Ф. — 1957 г.

Измаил Фёдорович Случевский

Психиатрия

*** 1957 ***



DjVu


 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>


      ОГЛАВЛЕНИЕ
     
      Предисловие 3
      Общая психопатология
      Глава I Предмет и задачи психиатрии 5
      Глава II Краткие сведения из истории психиатрии 9
      Глава III Этиология и патогенез психических заболеваний 32
      Глава IV Патологическая физиология и патологическая анатомия психических заболеваний 35
      Глава V Различные нарушения сознания и патология восприятия 41
      Глава VI Патология памяти 50
      Глава VII Патология мышления 58
      Глава VIII Патология чувств 72
      Глава IX Патология действий 77
      Глава X Патология внимания 84
      Глава XI Методика исследования психически больных и физические симптомы психических заболеваний 86
      Глава XII Психопатологические синдромы 96
      Глава XIII Организация психиатрической помощи в СССР 105
      Глава XIV Экспертиза психически больных 108
      Глава XV Профилактика и терапия психических заболеваний 114
     
      Частная психиатрия
      Глава XVI Классификация и номенклатура психических заболеваний 126
      Глава XVII Психозы при острых и хронических инфекциях 129
      Психоз при крупозной пневмонии 130
      Психоз при европейском сыпном тифе 131
      Психоз при брюшном тифе 133
      Психоз при кори 134
      Бешенство 135
      Гриппозный психоз 136
      Септический и ревматический психозы 140
      Малярийный психоз 146
      Бруцеллезный психоз 149
      Сифилитический психоз IM
      Прогрессивный паралич 160
      Психоз при эпидемическом энцефалите 17в
      Психоз при клещевом энцефалите 184
      Психоз при рассеянном склерозе 191
      Психоз при листереллезе 192
      Психоз при туляремии 193
      Психические нарушения при туберкулезе 194
      Поздние психозы на почве ранее перенесенных энцефалитов 196
      Глава XVIII Психозы при отравлениях (интоксикационные психозы) 198
      Психические нарушения при острых и хронических отравлениях алкоголем 199
      Обычное опьянение —
      Патологическое опьянение 202
      Хронический алкоголизм 204
      Алкогольные психозы 206
      Белая горячка 207
      Острый алкогольный галлюциноз 209
      Алкогольная депрессия 211
      Алкогольный псевдопаралич 212
      Корсаковский психоз (полиневритичесюий психоз) 213
      Алкогольный затяжной бредовой психоз 215
      Алкогольное слабоумие 217
      Психические нарушения при отравлениях различными наркотическими веществами (кроме алкоголя) 227
      Хроническое отравление морфином (морфинизм) —
      Хроническое отравление героином (героинизм) 230
      Хроническое отравление опием (опиомания) —
      Хроническое отравление кокаином (кокаинизм) 231
      Острые и хронические отравления гашишем — анашей (гашишизм) 232
      Психозы при отравлениях лекарственными ядами233
      Акрихиновый психоз
      Психоз при отравлении барбитуратами
      Психозы при пищевых отравлениях 236
      Психоз при отравлении беленой, или красавкой —
      Психозы при отравлении промышленными и бытовыми ядами 237
      Психоз при отравлении тетраэтилсвинцом (ТЭС) —
      Психоз при отравлении антифризом 242
      Психоз при отравлении угарным газом 243
      Глава XIX Травматические психозы и иные психические нарушения,
      возникающие после травмы головного мозга 245
      Г лава XX Психозы, возникающие на основе унаследованной или приобретенной слабости различных систем головного мозга 263
      Шизофрения 264
      Парафрения 285
      Параноя 289
      Маниакально-депрессивный психоз 297
      Эпилепсия 315
      Глава XXI Психопатии 338
      Глава XXII Психогенные заболевания 350
      Неврозы
      Истерия 351
      Неврастения 354
      Психастения 356
      Реактивные психозы360
      Психогенные шоковые реакции —
      Истерические реакции 361
      Депрессивная реакция 363
      Псевдокататоническая реакция
      Параноическая реакция —
      Ипохондрическая реакция 364
      Параноическое развитие 365
      Ипохондрическое развитие 366
      Глава XXIII. Психозы, возникающие на почве соматических заболеваний (соматогенные психозы) 370
      Психозы при поражении отдельных органов тела —
      Кардиогенный психоз —
      Психоз при язвенной болезни 371
      Психоз при внечерепном ранении —
      Психоз при бронхиальной астме 372
      Нефрогенный психоз 373
      Гепатогенный психоз 374
      Психозы истощения 377
      Постинфекционная астения —
      Аменция —
      Психозы при злокачественных опухолях 379
      Пеллагрозный психоз —
      Психоз при алиментарной дистрофии 380
      Психозы при эндокринопатиях 381
      Психоз при базедовой болезни
      Психоз при микседеме
      Кретинизм
      Болезнь Дауна
      Психоз при болезни Иценко-Кушинга
      Психоз при гипофизарном истощении
      Психические расстройства при поражении поджелудочной железы
      Глава XXIV Психозы, возникающие на почве сосудистых поражений головного мозга
      Атеросклеротический психоз
      Гипертонический психоз
      Психоз при тромбангиите головного мозга
      Глава XXV Психозы позднего возраста
      Инволюционный психоз
      Старческие психозы
      Глава XXVI Психозы при опухолях и других очаговых поражениях головного мозга
      Глава XXVII Олигофрения
      Предметный указатель
      Именной указатель

     
      Фpaгмeнт книги (...)

      БЕЛАЯ ГОРЯЧКА
      Белая горячка (алкогольный делирий, delirium tremens) развивается обычно у хронических алкоголиков в период особенно большого пьянства. Возникновению болезни иногда в течение нескольких дней предшествуют выраженное недомогание, головные боли, бессонница. Нередко в это время появляется отвращение к алкоголю, и больные перестают пить. Психоз развивается очень быстро, в течение нескольких часов достигая своей полной выраженности. Больные обычно
      бывают дезориентированы в )
      месте и времени. У них имеются обильные, главным образом зрительные, галлюцинации. Чаще всего они видят различных удлиненных и мелких движущихся животных, напоминающих ящерцц, черепах, змей, мух, жуков, пауков, крыс, мышей; образы этих животных порой носят фантастический характер; нередко больные видят мелких чертиков с хвостами, рогами и копытами, дразнящих и показывающих им язык. Все эти галлюцинации носят множественный характер. Иногда больные видят и крупных животных: собак, тигров, медведей, быков, слонов и т. п. (рис. 14).
      Больные вступают с ними в борьбу, спасаются от них, бранят их. Ловят на своем теле, одежде, стенах мелких насекомых, животных и чертиков, сбрасывают их, топчут ногами пр.
      Кроме зрительных галлюцинаций, могут наблюдаться и слуховые. Голоса, которые слышит больной, раздаются со всех сторон, произносят фразы, обычно относящиеся по своему содержанию к больному, осуждающие, бранящие его и угрожающие ему. Он ведет переговоры с этими голосами, оправдывается, перебранивается с ними. На угрозу отвечает угрозой. Иногда слуховые
      Рис. 14. Галлюцинаторные образы, нарисованные художником, перенесшим белую горячку.
      галлюцинации носят императивный характер. Больной, выслушивая приказания голосов, нередко их выполняет. Имеют место и тактильные галлюцинации.
      Галлюцинации этих трех видов могут комбинироваться между собой — появляются сложные галлюцинации. Больной слышит голос чертика, который ползает у него под рубашкой, хватает его рукой и сбрасывает на пол. Собаки кусают его. Все галлюцинаторные образы носят характер определенных тематических сюжетов, сцен и больной является центральной фигурой. Нередко бывают галлюцинации профессионального содержания: сапожник забивает мнимым молотком мнимые гвозди в подошву, держит при этом гвозди во рту, портной шьет и т. п.
      Помимо галлюцинаций, очень часто возникают иллюзии тех же видов, когда больные извращенно воспринимают предметы, звуки и другие раздражители из окружающей обстановки. При белой горячке обычно имеются бредовые идеи, тесно по своему содержанию связанные с галлюцинациями и столь же часто меняющиеся. Бредовые идеи, будучи крайне отрывочными, отражают переживаемые галлюцинаторные сцены. По содержанию — эго чаще всего бредовые идеи преследования, ревности. Настроение больных бывает угнетенным, тревожным. Во время переживаемых ими галлюцинаторных сцен они нередко испытывают страх и склонны к аффектам гнева, что делает их в эти моменты особенно опасными. С другой стороны, угнетенное настроение может достигнуть степени тяжелой тоски, под влиянием которой, точно так же как и под влиянием страха, больные могут покончить жизнь самоубийством.
      Значительно реже во время белой горячки и чаще эпизодически наблюдается состояние эйфории со свойственным хроническим алкоголикам юмором.
      При белой горячке наблюдается, как правило, двигательное возбуждение, которое также отражает переживаемые больными галлюцинаторные сцены. Больной набрасывается на мнимах врагов, бежит от них и пр.
      Белая горячка характеризуется и определенными соматическими симптомами. К ним принадлежит резко выраженное дрожание, имеющее распространенный характер и напоминающее дрожание при ознобе. Оно бывает иногда настолько сильным, что больной совершенно не может писать, держать предметы в руках и т. д. Зрачки нередко бывают расширены, но реакция их на свет сохраняется. Сухожильные рефлексы повышаются. Довольно часто при белой горячке наблюдается повышение температуры до 37—38,5°. В некоторых случаях подъем температуры достигает 40—41 °. Пульс бывает учащенным, кровяное давление повышается. Как правило, наблюдается гиперемия кожи, особенно лица. Резко увеличиваются катаральные явления со стороны желудочно-кишечного тракта. Обложенный язык вследствие наличия поперечных и продольных черных полос напоминает шкуру тигра («тигровый язык»). Печень обычно увеличена и болезненна при ощупывании. Изменяется морфологический состав крови за счет увеличения количества лейкоцитов (10 000 — 15 000).
      Белая горячка длится 3—5 дней, реже затягивается до 7—8 дней. Описанные клинические ее проявления в различные периоды дня и ночи колеблются в своей интенсивности. Особенно ярко болезненные проявления выступают в сумерки и ночью. Сон больных в течение всего заболевания бывает резко нарушен. Они очень мало спят.
      Заболевание заканчивается обычно так же внезапно, как и началось. В течение нескольких часов происходит затихание симптомов. Больные засыпают глубоким длительным сном и просыпаются поправившимися. В течение лишь нескольких дней наблюдаются выраженные явления астении.
      Больной Ш., 43 лет,- плотник. Водку пьет с 20 лет, но первое время были случайные выпивки. Последние годы пьет особенно много, почти ежедневно по 300—400 г, иногда и больше. Есть потребность опохмеляться. За 3 дня до поступления в больницу появилась бессонница, головная боль, тревога. Затем к вечеру перед глазами возникала сетка, паутина. Был удивлен, что в комнате так грязно, сказал об этом жене. Затем появились обильные зрительные галлюцинации. Видел страшные фигуры: людей с уродливыми лицами, мелких животных с удлиненными телами, обилием ножек, очень подвижных; кошек, собак, которые пытались наброситься на него, хватали его за одежду; крупных животных с большой головой, не пропорциональной туловищу.
      Казалось, что по-телу ползали мелкие насекомые, которых пытался снять, но в руках ничего не оказывалось. За окном слышал детские голоса, кто-то заглядывал в окно.
      Был доставлен в больницу. В больнице недостаточно ориентирован, тревожен, напряжен, продолжает испытывать зрительные и в меньшей степени слуховые галлюцинации. Беспокоен. Сон недостаточный даже после снотворных. Лицо гиперемировано, язык обложен. Тоны сердца глухие. Пульс учащен. Неврологически: крупное дрожание в пальцах вытянутых рук, общее дрожание в теле. Сухожильные рефлексы повышены. Патологических рефлексов нет. Гипергидроз.
      Такое состояние продолжалось 3 дня. Затем галлюцинации уменьшились и появлялись только к вечеру, а через 2 дня исчезли совершенно. Больной испытывал слабость. Осталось дрожание в руках, которое прекратилось через 2 недели. Больной выписан в хорошем состоянии.
      Диагноз: белая горячка.
      Острый алкогольный галлюциноз
      Развивается также у хронических алкоголиков после особенно тяжелого пьянства. Основным симптомом заболевания являются слуховые галлюцинации. Болезнь начинается исподволь и достигает полной выраженности через 4—5 дней. Сначала у больных, особенно по вечерам или ночью, появляются отдельные слуховые галлюцинации, содержание которых похоже на содержание слуховых галлюцинаций при белой горячке. Больные слышат голоса, бранящие, упрекающие их и угрожающие им. По мере развития болезни этих голосов становится все больше и больше.
      Вместе с истинными галлюцинациями появляются и слуховые псевдогаллюцинации. Голоса звучат внутри головы и не отличаются по содержанию от, истинных галлюцинаций.
      Других видов нарушений восприятия при остром алкогольном галлюцинозе почти не встречается, как исключение и лишь эпизодически могут появиться отдельные зрительные галлюцинации.
      Параллельно с галлюцинациями у больных возникают и бредовые идеи, по своему содержанию тесно связанные с первыми. Обычно — это бред преследования, иногда сочетающийся с бредом ревности. Бредовые идеи, хотя и являются более стойкими, чем при белой горячке, но они единичны и однообразны и никогда не слагаются в бредовую систему. Выраженность галлюцинаторных явлений колеблется в течение болезни и при исчезновении их у больных появляется критическое отношение как к ним, так и к бредовым идеям.
      Больные утверждают, что их хотят убить, уничтожить, что против них составляется заговор, в котором принимает участие чаще всего их жена. Настроение подавлено, иногда переживаются страхи. В отличие от белой горячки больные остаются вполне ориентированными в месте, времени и окружающих лицах. Поведение их находится в полном соответствии с галлюцинациями и бредовыми идеями. Они прячутся от своих мнимых врагов, запираются, пытаются спастись от них и для этого уезжают на новые места.
      Больные могут быть очень опасны для окружающих, причем опасность усугубляется наличием императивных галлюцинаций, под влиянием которых они могут совершать убийства, наносить тяжкие повреждения, совершать поджоги и пр. Соматические симптомы болезни — это симптомы, присущие хроническому алкоголизму вообще, но лишь несколько обостренные. В частности, отмечается обложенный язык, гиперемия лица, увеличение и болезненность печени, усиление дрожания конечностей. Все эти симптомы, однако, не достигают той степени выраженности, которая наблюдается при белой горячке.
      Болезнь длится около 3—5 недель и постепенно заканчивается выздоровлением.
      Больной Ц., 36 лет. Отец и дед злоупотребляли алкоголем. Алкогольные напитки употребляет с 18 лет, пьет систематически и в больших количествах, в сутки до 700 г и больше, опохмеляется.
      За 3 дня до поступления в психиатрическую больницу появилась тоска, стал замечать, что к нему хуже относятся на работе, следят за ним, но больной об этом никому не говорил. Затем появились голоса сначала вечером и ночью, а через 2 дня и днем. Голоса говорили: «как погулял», «как с племянником выпивал». Считал, что над ним смеются, подозревают в нем преступника, бандита. Слышал угрозы: «его нужно повесить», «петля сорвется», «он еще пригодится». Голоса носили и императивный характер: «спасешься, если в реку прыгнешь», «прыгай», «спасайся», «не уйдешь», «испугался».
      На работу не пошел. Сначала прятался под одеяло, запирал двери, затем в страхе убежал из дома, но голоса раздавались всюду: на улице, в трамвае. Нанял такси, но и там слышал те же голоса. Обратился в следственные органы с заявлением о преследовании его и был направлен в больницу.
      В больнице в месте и времени ориентируется, сознания болезни нет. Окружающих считает больными, но среди них есть лица подозрительные. Имеются обильные истинные слуховые галлюцинации. Голоса говорят: «как пил, много пропил, зачем явился в больницу, приехал отлежаться, на курорт явился, хочет отделаться от виселицы, сорвется с петли». Голоса предупреждали все его действия, а поэтому больной не знает, как себя вести. Настроение угнетенное, высказывает отрывочные бредовые идеи отношения, самоуничижения.
      Тоны сердца приглушены, язык обложен, имеется выраженное дрожание век, пальцев вытянутых рук, сухожильные коленные рефлексы повышены.
      Такое состояние продолжалось в течение месяца. Затем голосй исчезли. Появилось критическое отношение к бывшим галлюцинаторным переживаниям. Выписан здоровым.
      Диагноз: острый алкогольный галлюциноз.
     
      Алкогольная депрессия
      Так же как и два предыдущих заболевания, алкогольная депрессия развивается после периода особенно тяжелого пьянства. Возникает она при постепенном, в течение 3—5 дней, нарастании болезненных симптомов. На первый план здесь выступают симптомы меланхолического синдрома. Настроение бывает резко угнетенным. Больные высказывают бредовые идеи самоуничижения и самообвинения, нередко сочетанные с бредовыми идеями преследования. Так, например, больные часто утверждают, что они совершили те или иные преступления, что они «отвратительные» пьяницы, что их нужно подвергнуть жестокой казни и что следственные органы следят за ними, хотят их арестовать, судить.
      Содержание бредовых идей обычно сочетается со слуховыми галлюцинациями, которые иногда бывают эпизодическими, а иногда носят и более постоянный характер. Голоса бранят больного, угрожают ему, рассказывают о мучительной казни, которая ему предстоит. Течение мыслей у больных бывает замедленным. Ориентировка в месте, времени и окружающих лицах обычно не страдает, хотя иногда больные бредовым образом оценивают окружающую обстановку. Соматические симптомы те же, что при хроническом алкоголизме.
      Алкогольная депрессия длится обычно 3—6 недель, но может затянуться до 2—3 и даже 4 месяцев.
      Больной И-в, 36 лет, слесарь. Отец злоупотреблял алкоголем, один брат выпивает. Больной начал употреблять алкоголь с 18 лет. В связи с выпивкой были частые ссоры в семье, что он считал причиной своих злоупотреблений алкоголем. Последние годы опохмеляется.
      По поводу острого алкогольного галлюциноза в 1952 г. находился около месяца на лечении в психиатрической больнице. После выписки 2 месяца не пил, затем «втянули» товарищи. Последний месяц перед поступлением в больницу испытывал тоску, безотчетный страх, его преследовали мысли, что он плохо работает, что сотрудники игнорируют его. Когда выпивал, настроение
      ка некоторое время улучшалось. Затем усиливалась тоска, появлялись мысли, что ему осталось только броситься с моста в реку. Испытывал страх, тревогу.
      В таком состоянии был помещен в психиатрическую больницу. Настроение угнетенное. Высказывает бредовые идеи самообвинения, отношения. Считает себя плохим человеком, пьяницей, достойным презрения. Он плохой отец, не заботится о детях, жена его презирает. Также презирают его сотрудники. Думает, что последнее время ему не доверяли работу, так как он делал брак.
      Больной заторможен, отказывается от еды, считая себя недостойным есть. С окружающими не общается, больше лежит в постели.
      Проводилась опийная терапия и окс.итерапия. Депрессия держалась. Через 2 месяца начали проводить инсулинотерапию гипогликемическими дозами, после чего больной поправился.
      Диагноз: алкогольная депрессия.
     
      Алкогольный псевдопаралич
      Алкогольный псевдопаралич относится к числу подострых алкогольных психозов, которые могут затянуться на несколько месяцев, но в общем имеют относительно хорошее предсказание. Называется он так потому, что по своим клиническим проявлениям очень напоминает прогрессивный паралич. Он развивается исподволь и характеризуется постепенным параллельным ослаблением различных форм психической деятельности. Все резче и резче страдает память. Сначала затрудняются процессы запоминания, а затем и воспоминания. Страдает внимание, прежде всего активное. Больной не может сосредоточиться на той или иной задаче, отвлекается от нее и делает при этом ошибки.
      Обнаруживается резкое ослабление интеллекта, что выражается в преобладании более примитивного конкретного мышления над мышлением абстрактно-понятийным. Одновременно исчезают высшие чувства при резком выступании низших. При этом больные обычно бывают благодушны и даже эйфоричны.
      В некоторых случаях могут появиться бредовые идеи величия нелепого содержания, что еще больше сближает заболевание с прогрессивным параличом. Вместе с тем, большое место в картине болезни занимают слуховые галлюцинации с характерным для больных алкогольными психозами содержанием.
      Среди неврологических симптомов обращает на себя внимание вялость зрачковых реакций на свет, неравномерность сухожильных рефлексов, которые могут быть как повышенными, так и пониженными. Резко выступает общее дрожание, прежде всего языка и пальцев рук. Помимо этих симптомов, имеются иные соматические признаки хронического алкоголизма.
      Обычно как физические, так и психические симптомы алкогольного псевдопаралича после прекращения пьянства и помещения больного в психиатрическую больницу начинают регрессировать и заболевание кончается полным выздоровлением или резким улучшением с оставлением некоторого дефекта в чувственной сфере, интеллекте и памяти. Заболевание длится от 3—4 до 6—7 месяцев.
      Корсаковский психоз (полиневритический психоз)
      Это заболевание названо так по имени выдающегося русского психиатра С. С. Корсакова, который описал его в 1887 г. На XII международном медицинском конгрессе, состоявшемся в Москве в 1897 г., по предложению берлинского профессора Жоли, заболевание получило название корсаксвского психоза. Факт выделения Корсаковым данного заболевания имеет тем большее значение, что это способствовало построению психиатрической нозологии.
      Корсаковский психоз развивается в возрасте, приближающемся к инволюции или в еще более позднем. Нередко у людей, заболевающих этим психозом, имеются явления общего и церебрального атеросклероза. Интересен также факт, что корсаковский психоз часто развивается у хронического алкоголика непосредственно после какой-нибудь острой инфекции или интоксикации. Следовательно, этиология корсаковского психоза является достаточно сложной.
      В некоторых случаях заболевание развивается непосредственно после перенесенной белой горячки, иногда оно начинается с серии судорожных эпилептиформных припадков, а также—состоянием возбуждения с глубоким помрачением сознания. В ряде же случаев этих прявлений не бывает, и постепенно начинает выявляться основной ведущий симптом заболевания, выражающийся глубокими нарушениями памяти.
      Прежде всего выступают все более нарастающие явления -антероградной амнезии. При этом у больного резко страдает запоминание. Сравнительно хорошо вспоминая события давно прошедшего, он не может вспомнить событий, имевших место после развития психического заболевания. Больной не помнит, если спросить его сразу после обеда, не только блюда, которые он ел, но даже самого факта — обедал ли он или нет. По нескольку раз в день здоровается с одним и тем же лицом, часто не знает имени лечащего врача и других лиц медицинского персонала, несмотря на то, что ежедневно на протяжении ряда месяцев встречается с ними.
      Иногда, кроме антероградной амнезии, бывает и ретроградная, охватывающая некоторый период, предшест^/ющий возникновению болезни. Амнезия обычно сочетается с обманами памяти, которые чаще всего носят характер псевдореминисценций. При этом больной воспроизводит какую-нибудь отдельную деталь из своего прошлого, дополняя ее множеством никогда не бывших эпизодов и перенося все это на период времени, покрытый амнезией.
      В некоторых случаях обманы памяти носят характер конфабуляций, когда больные сообщают в виде устного рассказа о будто бы имевших место на днях событиях. Так, находящийся на про-
      тяжении ряда месяцев в клинике больной утверждает, что в предыдущий день на работе у него были служебные неприятности, но он предпринял определенные меры, наложил на виновных взыскания и т. д. Эти резкие нарушения памяти определяют полную дезориентировку больных в месте, времени и окружающих лицах, с которыми он впервые встретился уже во время болезни.
      Очень часто при корсаковском психозе наблюдается своеобразное снижение активности. Больные ничего не делают и могут часами сидеть или лежать, не проявляя никакой инициативы. С. С. Корсаков говорит об этом симптоме, как об общем ослаблении энергии интеллектуальной деятельности.
      Чувственное безразличие и нередко апатия также наблюдаются у этих больных. Бредовых идей и галлюцинаций, как правило, не бывает, а если они и появляются, то носят эпизодический характер. Помимо присущих хроническому алкоголизму соматических симптомов, для корсаковского психоза характерны полиневриты различной степени выраженности. Сухожильные рефлексы при этом обычно снижены или даже отсутствуют. Чувствительность нарушается. Периферические нервы болезненны. При тяжелом течении болезни может развиться картина парезов или параличей конечностей с атрофией мышц.
      Заболевание протекает обычно несколько месяцев и может окончиться полным выздоровлением с постепенным исчезновением как психопатологических, так и неврологических симптомов. В некоторых случаях, однако, болезнь принимает затяжной характер, может длиться 2—3 года и заканчивается лишь улучшением с наличием стойкого дефекта или даже более или менее резко выраженного слабоумия.
      Больной К-, 48 лет, слесарь. Алкоголь употребляет с 20 лет. Последние 10—12 лет пьет систематически, опохмеляется. Перенес в прошлом острый алкогольный галлюциноз. Недели за 2 до поступления в больницу у больного отмечалась забывчивость: забывал, что ему нужно сделать, не находил дорогу домой. Не мог работать.
      В больнице при обследовании дезориентирован во времени и окружающих лицах, из-за расстройства памяти не может назвать текущий год (19^2, 1928, 1935 и т. д.). Не может сказать, сколько времени он в больнице. Не находит свою палату. Не отличает врачей *Ьт среднего медицинского персонала, не узнает своего лечащего врача, не может запомнить его имени. Память нарушена как на ближайшие, так и на отдаленные события. Не помнит, когда окончил школу. Не знает, когда была финская и Отечественная войны, хотя сам в них участвовал. Не может сообщить своего адреса, фамилии жены. Не помнит, жив ли его сын. Предложенные ему числа не запоминает. Также не называет некоторые показываемые предметы на картинках (например, чайник, весы), говорит, что таких вещей никогда не видел. При встрече с врачом в течение дня несколько раз здоровается и заявляет, что сегодня «мы не встречались». Больной всегда чувствует неловкость, когда не может ответить на вопрос, старается отделаться ответом не по существу. Иногда во время обхода врача просит соседа сказать ему, какое сегодня число, но тут же забывает. Имеются обманы памяти. Говорит, что он сегодня только приехал с охоты, был в компании своих знакомых, ночевал дома и т. п. Галлюцинаций не отмечается. Интеллект снижен. Больной эйфоричен, слабо-
      душен, часто неадекватно улыбается, склонен к юмору, безынициативен, апатичен, много спит.
      Неврологическое исследование устанавливает болезненность нервных стволов на ногах. Ахилловы рефлексы не вызываются. Коленные рефлексы низкие. Понижена кожная болевая чувствительность на ногах. Реакция зрачков на свет вялая.
      В дальнейшем состояние несколько улучшилось, стал лучше ориентироваться в окружающем, во времени. Исчезли полиневриты, но все же отмечалось снижение памяти, интеллекта, снижение в чувственной сфере. Больной через 5 месяцев выписался с инвалидностью II группы.
      Диагноз: корсаковский психоз.
      Алкогольный затяжной бредовой психоз
      На почве хронического алкоголизма могут развиваться затяжные психозы с неблагоприятном предсказанием. Они возникают з отличие от остальных алкогольных психозов постепенно и характеризуются стойкостью появившихся симптомов. Основным и ведущим симптомом алкогольного затяжного бредового психоза является систематизированный бред ревности, нередко сочетающийся со столь же систематизированным бредом преследования. Содержание бреда определяется тем, что у хронического алкоголика очень часто возникает своеобразный больной пункт, обусловленный тем, что повышение полового влечения, возникающее в состоянии обычного опьянения, сочетается, как правило, с нарастающей половой слабостью, доходящей до полной импотенции. Отказы жены от половой близости при такой ситуации, а также постоянные ссоры с женой, связанные с систематическим пьянством, создают предпосылки для обвинения ее в измене. Поэтому у хронических алкоголиков ревность вообще наблюдается очень часто, а при возникновении у них психоза находит свое отражение в появляющихся бредовых идеях. Это бывает и при острых алкогольных психозах в отдельных эпизодически появляющихся бредовых идеях ревности, а при описываемой болезни настоящий симптом выступает как доминирующий и стойкий.
      Чаще всего алкогольный бредовой психоз развивается по п а р а ф р е я и ч е с к о м у типу. У больных появляются отдельные слуховые галлюцинации и псевдогаллюцинации, которые принимают в течение ряда месяцев все более тематический характер. Голоса говорят больному о том, что жена ему изменяет, смеются над ним, называя его рогоносцем, он слышит из другой комнаты, что жена целуется с кем-то, объясняется в любви мнимому любовнику и пр. На фоне таких нарушений восприятия постепенно строится систематизированный бред ревности. Как правило, он сочетается с бредом преследования. Больной утверждает, что жена с ее мнимым любовником хотят его погубить, строят против него всякие козни, дискредитируют его на работе, пытаются его отравить. Последнему утверждению способствуют и появляющиеся нередко обонятельные и особенно вкусовые галлюцинации. Принимая пищу, больной чувствует в ней примеси ядовитых веществ — мышьяка и стрихнина. Все более систематизируясь, бред захватывает всю личность больного, и он начинает интерпретировать в аспекте имеющегося у него бреда также факты реальной действительности.
      Систематизированный бред развивается на протяжении ряда лет. Затем спустя несколько лет могут появиться и бредовые идеи величия, когда больной начинает утверждать, что он великий человек, что ему все повинуются, что он главнокомандующий всеми армиями и пр.
      В первые годы болезни нельзя отметить резких нарушений интеллекта, памяти, внимания, чувственной сферы. Эти нарушения ограничиваются тем, что присуще хроническому алкоголику вообще. Однако после нескольких лет течения болезни все резче начинают выступать явления психического оскудения. Галлюцинации тускнеют. Бредовые идеи с!ановятся все более нелепыми и бредовая система распадается.
      Наконец, развивается слабоумие в более или менее резко выраженной степени с ослаблением всех форм психической деятельности.
      Реже такой затяжной бредовой психоз развивается по параноическому типу. Галлюцинаций при этом или нет вовсе, или они носят эпизодический характер. Бредовые идеи ревности выступают здесь чаще без бреда преследования, хотя возникновение его не должно быть исключено. Бред развивается очень медленно, причем иногда трудно датировать время, когда присущая данному хроническому алкоголику на протяжении ряда лет ревность сменяется бредовыми идеями этого содержания. Построение бредовой системы происходит здесь путем интерпретации фактов реальной действительности. Жена улыбнулась в то время, как ей на улице навстречу шел какой-то мужчина, — это значит, что они знакомы друг с другом, что жена кокетничает с ним; жена поздно вернулась с работы, значит она была с любовником; начальник по службе жены долго разговаривал с ней или они вышли вместе после работы из учреждения, это указывает на то, что между ними интимная связь. Все жесты жены, все оттенки ее поведения подвергаются больным переработке, и постепенно кристаллизуется все более отчетливо выраженный систематизированный бред ревности. Эти бредовые идеи могут несколько бледнеть, особенно если хронический алкоголик перестает пить, но затем обычно вновь разгораются с прежней или даже с большей силой. После многих лет болезни, особенно в старости, бредовые идеи тускнеют и также наблюдаются явления ослабления всех форм психической деятельности.
      Следует, однако, подчеркнуть, что при данной форме такого глубокого слабоумия, как при затяжном бредовом алкогольном психозе, развивающемся по парафреническому типу, не бывает. Соматические симптомы при этом психозе не отличаются от симптомов, присущих хроническому алкоголизму вообще.
      Больной П., 30 лет, хозяйственный работник. Злоупотреблять алкоголем начал с 20 лет. Последние годы сменил ряд мест работы, продолжая все больше и больше пить. В августе 1950 г., взяв отпуск, поехал к жене. В дороге стал слышать голоса, предупреждающие его об измене жены и об опасности. Видел людей, которые следили за ним с целью убить. Приехав к жене, был тревожен, угнетен, готовился к встрече с преследователями. Пробыв несколько часов, вернулся в Ленинград, где и был помещен в больницу.
      В первое время после поступления в больницу испытывал слуховые и обонятельные галлюцинации, высказывал систематизированный бред ревности и преследования — врачи нарочно изолировали его в больницу как борца за правду, хотят уничтожить. В этот период был угнетен, тревожен. В дальнейшем стал высказывать систематизированный бред величия — считал себя разносторонне развитым человеком, занимающим очень высокий пост, философом, способным прочесть без подготовки лекцию на любую тему, врачом, главнокомандующим, маршалом и т. д. Отдавал распоряжения, писал приказы. Говорит в приказном тоне, высокомерен. Интеллект, память снижены.
      Диагноз: затяжной алкогольный бредовой психоз (парафреническая форма).
      Больной А-нов, 43 лет, штукатур. Отец злоупотреблял алкоголем. Алкоголь употребляет с 15 лет. Сначала пил редко, «с получки». Последние 3—4 года пьет очень много, на водку тратит все деньги, продает вещи. Резко опустился, появились развязность, грубые шутки, беззаботное отношение к детям, добродушие, переоценка личности.
      На протяжении последних 2 лет развился бред ревности. Подозревает жену в измене. Однажды, вернувшись из бани, не мог попасть в комнату, долго стучал, никто не открывал двери, хотя, по его мнению, жена должна была быть дома. Решил ждать ее возвращения на улице. Спускаясь по лестнице, увидел выходившего мужчину из их дома. Сразу же осенила мысль, что это любовник жены. Стал замечать также, что жена долго задерживается на кухне при приготовлении обеда, вероятно, с целью остаться наедине с соседом. Больному казалось, что жена слишком любезна с соседом, ласково улыбается ему, при появлении мужа меняет или прекращает разювор.
      По догадкам пришел к выводу, что у жены 4 любовника. Помимо соседа, подозревал ее в сожительстве с братом ее первого мужа. Запрещал ходить к родственникам и знакомым, где, по его мнению, она назначает встречи с любовниками. Пересчитывая деньги, однажды нашел, что не хватает 100 рублей, при этом заметил смятение и замешательство на лице жены, из чего заключил, что деньги жена отдала любовнику. Когда ночью жена оставляла постель, был убежден, что она ходила к соседу — «молодому, здоровому, не женатому мужчине». Приходя с работы, пересматривал постельное и нательное белье жены, ища улик для доказательств измены. Часто вступал с женой в спор, неоднократно избивал ее.
      В психиатрической клинике высказывает систематизированный бред ревности. Не интересуется своей работой, семьей, не думает о будущем. Беспокоится лишь о том, что жена поместила его в больницу с целью освободиться от него и пользоваться свободой. Имеются и бредовые идеи преследования.
      Диагноз: алкогольный затяжной бредовой психоз (параноическая форма).
     
      Алкогольное слабоумие
      Алкогольное слабоумие развивается обычно медленно и может явиться исходным состоянием таких алкогольных заболеваний, как корсаковский психоз или затяжной алкогольный бредовой психоз, а также возникнуть в связи с все большей деградацией личности хронического алкоголика. В некоторых случаях особенно тяжело протекающего хронического алкоголизма выступают все более резко выраженные нарушения психической дея-
      тельности. Наиболее резко проявляется ослабление памяти. Особенно страдает запоминание и воспоминание недавно бывших событий. Интеллект ослабляется. Мышление становится все более конкретным, примитивным. Интересы крайне ограничены и определяются главным образом вопросами питания. Больные или ничем не занимаются, или выполняют крайне несложную работу. Первые годы болезни у больных могут наблюдаться отдельные слуховые галлюцинации и бредовые идеи. Последние никогда не носят систематизированного характера, бывают нелепыми и затем совершенно исчезают.
      При алкогольном слабоумии, помимо других соматических симптомов, присущих хроническому алкоголизму, довольно резко выступают некоторые неврологические признаки. Зрачки бывают узкими, часто неравномерными, с вялой реакцией на свет, лицо асимметрично, тот или иной угол рта бывает опущенным. Язык отклоняется в сторону. Сухожильные рефлексы обычно неравномерны, повышены. Смерть при алкогольном слабоумии чаще всего наступает от инсульта или от присоединившейся инфекции, в частности от легко возникающей у этих больных пневмонии.
      Этиология и патогенез хронического алкоголизма и развивающихся на его почве психозов. Злоупотребление алкоголем, приводящее к хроническому алкоголизму и развивающимся на его почве психозам, связано с различными причинами. Легкое отношение к употреблению алкоголя, неправильное представление о том, что алкоголь может повышать работоспособность, различные пословицы и поговорки, отражающие будто благотворное влияние его, наконец, представление о том, что употребление алкоголя есть проявление известного удальства, будто бы необходимого мужчине, — все это способствует развитию алкоголизма. Он является в значительной степени пережитком прошлого, создавшимся под влиянием стремления человека привести себя в состояние повышенного настроения, уйти от мрачных сторон существования.
      Сущность патогенеза хронического алкоголизма и алкогольных психозов нельзя считать окончательно выясненной. Несомненно, что в патогенезе этих заболеваний нужно придавать значение расширению и сужению сосудов головного мозга при различных психопатологических состояниях, обусловленных хроническим отравлением алкоголем (С. Г. Жислин). Большое значение также нужно придавать нарушению обмена веществ. Следует считать, что различные психопатологические картины определяются не только непосредственным действием алкоголя на мозг, но и действием на него ядовитых веществ, которые получаются в результате сгорания алкоголя в организме.
      Патологическая физиология. При исследовании животных в лабораториях И. П. Павлова было установлено, что алкоголь влечет за собой нарушения высшей нервной деятельности, вызывает слабость раздражительного процесса и возникновение охранительного торможения с гипнотическими фазами (В. К. Федоров). При этом условно рефлекторная деятельность резко нарушается. Вместе с тем, были констатированы и явления резкой инертности раздражительного процесса.
      Слабостью раздражительного процесса нужно объяснить характерное для хронического алкоголизма и для многих алкогольных психозов ослабление памяти. Слабость раздражительного процесса достигает наибольшей выраженности при корсаковском психозе, когда почти полностью нарушается способность образовывать новые временные связи.
      Нарушение взаимоотношения между первой и второй сигнальной системой резко выступает при белой горячке и остром алкогольном галлюцинозе. Наконец, инертность раздражительного процесса приводит к развитию в системе имевшегося до того больного пункта стойких бредовых идей, характерных для клинической картины алкогольного затяжного бредового психоза.
      Хотя при большинстве алкогольных психозов охранительная роль запредельного торможения приводит больных к выздоровлению, однако под влиянием продолжающегося пьянства запредельное торможение начинает слабеть и нервные клетки подвергаются деструкции и гибнут. Этот уже не функциональный, а органический процесс приводит к наступлению стойкого алкогольного слабоумия.
      Патологическая анатомия хронического алкоголизма и развивающихся на его почве алкогольных психозов является довольно типичной. Это положение подкрепляется и тем, что у животных, подвергавшихся хронической алкоголизации, обнаружены изменения, похожие на те, которые наблюдаются у страдавших алкоголизмом людей. Прежде всего отмечаются гиперемия, отек мозга, явления хронического пахименингита и лептоменингита. Мягкая мозговая оболочка обычно бывает мутной и утолщенной, но без клеточной инфильтрации. В оболочках и веществе мозга констатируются точечные кровоизлияния. В ганглиозных клетках наблюдаются дегенеративные изменения в виде жирового и нисслевского перерождения со сморщиванием ядер. Имеет место разрастание глии, иногда отмечается размножение клеток наружной оболочки сосудов. Эти изменения наблюдаются не только в коре, но в подкорке и мозжечке. Имеется также распад нервных волокон в коре и стволовой части мозга (рис. 15).
      Со стороны периферической нервной системы, особенно при корсаковском психозе, наблюдаются патологоанатомические изменения, свойственные невритам и выражающиеся в разрушении осевых цилиндров и в распаде миелина. В различных внутренних органах имеются характерные для алкогольной интоксикации дегенеративные изменения, особенно в печени, сердце, а также в желудочно-кишечном тракте и почках.
      Дифференциальный диагноз. Белая горячка характеризуется четкими симптомами, которые лишь изредка дают повод для отграничения ее от других психических расстройств. Острый алкогольный галлюциноз отличается от белой горячки тем, что он не сопровождается столь глубоким помрачением сознания, и у больных сохраняется правильная ориентировка в месте, времени, окружающем. При этом заболевании нет также столь выраженного двигательного возбуждения и самое главное — преобладают не зрительные галлюцинации, а слуховые. Не отмечается высокой температуры, не так сильно выражено и столь характерное при белой горячке дрожание. Заболевание имеет гораздо более длительное течение.
      От Острых инфекционных психозов в делириозной форме белую горячку тем более нужно отграничивать потому, что очень часто последняя возникает в связи с какой-нибудь острой инфекцией. Распознавание облегчается тем, что при белой горячке сознание бывает все же затемнено гораздо меньше, чем при острых инфекционных психозах. Здесь обычно не наблюдается речевой спутанности и делириозные переживания носят более тематический, а главное — специфический для белой горячки характер.
      Очень важно проводить отграничение острого алкогольного галлюциноза от затяжного алкогольного бредового психоза. Это отграничение облегчается тем, что бредовые идеи при остром алкогольном галлюцинозе не имеют тенденции к систематизации, носят более отрывочный характер и изменения настроения выступают здесь гораздо резче.
      Алкогольная депрессия должна быть отграничена от меланхолической фазы маниакально-депрессивного психоза и от реактивной депрессии. Однако от первого из этих заболеваний алкогольная депрессия отличается наличием при ней характерных для алкогольных психозов галлюцинаций и бреда преследования.
      От реактивной депрессии алкогольная депрессия отличается отсутствием обязательно предшествующих реактивным психозам психических травм и отсутствием отражения этих психических травм в болезненных переживаниях больных. Алкогольный псевдо-паралич напоминает прогрессивный паралич. Однако отсутствие прогредиентности в течении алкогольного псевдопаралича и специфических для прогрессивного паралича неврологических симптомов, а также характерных результатов исследования крови и спинномозговой жидкости облегчают распознавание.
      Корсаковский психоз вследствие особенностей его клинической картины должен быть отграничен от корсаковского синдрома, наблюдаемого при сифилитических психозах, травмах головного мозга, опухолях и других органических его поражениях.
      Дифференциальный диагноз в этих случаях следует основывать на присущих каждому из данных заболеваний особенностях этиологии и клиники. Кроме того, надо учитывать, что корсаковский синдром при указанных заболеваниях выступает обычно в качестве лишь временно проявляющегося синдрома, после чего он угасает, уступая место основным симптомам, характеризующим то или иное заболевание мозга.
      Алкогольный затяжной бредовой психоз прежде всего должен быть отдифференцирован от парафрении и параной. Необходимость отграничения от этих заболеваний диктуется прежде всего тем, что алкогольный затяжной бредовой психоз развивается обычно по парафреническому или параноическому типу. Характерный для хронического алкоголизма анамнез, доминирование в картине болезни бредовых идей ревности, более быстрый распад бреда и наступление слабоумия облегчает дифференциальный диагноз.
      Профилактика. В СССР исчезли предпосылки, которые в прошлом способствовали развитию хронического алкоголизма. Говоря о капиталистическом строе, Ф. Энгельс указывал, что возможные соблазны и искушения соединяются при капитализме для того, чтобы сделать рабочего пьяницей. Пережитки капиталистического строя остались еще в сознании некоторых советских людей, и поэтому борьба с алкоголизмом не потеряла своего значения и актуальности.
      Каждая советская семья, школа, общественные и комсомольские организации, культурно-просветительные учреждения должны включиться в эту профилактическую работу.
      Лечение хронического алкоголизма может явиться эффективным при правильной его постановке. Оно должно быть всегда комплексным и содержать создание условий на работе и в быту, препятствующих пьянству. Следует также применять медикаментозную терапию и психотерапию (И. В. Стрельчук, Д. Д. Федотов).
      Очень важной и необходимой предпосылкой для получения лечебного эффекта является искреннее желание алкоголика вылечиться. Врачу, убедившемуся в наличии этого желания, необходимо также разъяснить, что без активного участия самого пациента в лечении добиться выздоровления нельзя. Это тем более необходимо сделать, что вследствие эгоцентризма хронического алкоголика и склонности винить во всем не себя, а окружающих, у него легко создается мнение, что он больной человек и поэтому пьет, и в неудаче лечения виноват не он, а врачи, которые не смогли справиться с «тяжелой болезнью». Вот почему очень важно не создавать у хронического алкоголика установку на болезнь, а подчеркивать, что пьянство его обусловлено распущенностью, с которой он может справиться, особенно при помощи врача. Активная роль пациента в процессе лечения должна всегда подчеркиваться.
      Лучше начинать лечение хронического алкоголика не в условиях стационара, а в амбулатории. Это определяется как раз тем, что в таких условиях активная роль пациента и его борьба с соблазном выпить включается сразу же с начала лечения как необходимый компонент его. Лишь в очень тяжелых случаях, когда создание условий для амбулаторного лечения почему-либо невозможно, следует поместить хронического алкоголика в психиатрический стационар или в специальную лечебницу для алкоголиков.
      Амбулаторное лечение надо начинать с назначения на 3—4 дня постельного режима в домашних условиях (это необходимо осуществлять в тех случаях, когда хронический алкоголик пил непосредственно перед началом лечения в течение длительного срока). На это время целесообразно назначить прием бромидов и сердечных средств. Чаще всего выписывается «бехтеревская микстура». При бессоннице, которая часто бывает при прекращении употребления алкоголя, можно назначить хлоралгидрат от 1,0 до 2,0 в сутки в несколько приемов. На это время рекомендуется обильное питье и молочно-растительная диета. Очень важной является роль членов семьи пациента, которые должны помогать больному в его борьбе с потребностью выпить. На 4 или 5-й день пациенту разрешают встать с постели и назначают ежедневное посещение амбулатории, где проводят подкожные инъекции стрихнина или мышьяка в течение месяца.
      Одновременно следует делать подкожные инъекции кислорода по 200—300 см3 через день.
      В этот период врач должен часто принимать пациента и вести с ним психотерапевтические беседы, укрепляющие уверенность больного в том, что он больше не будет пить.
      Через 2—3 недели лечения, проводимого по такой методике, следует перейти к условнорефлекториой терапии хронического алкоголизма в виде апоморфинного лечения, которое было предложено нами в 1933 г. Этот метод лечения основан на учении И. П. Павлова об условных рефлексах и высказываниях В. М. Бехтерева о возможности использования принципа условных (сочетательных) рефлексов для лечения некоторых заболеваний, в частности хронического алкоголизма.
      Методика лбйения заключается в том, что пациенту вводится под кожу от 0,3 до 0,5 мл 1°/о раствора солянокислого апомор-фина. Эта доза может быть и несколько увеличена, но не должна превышать 1 мл. Одновременно больному дают в руки рюмку с 20—30 г водки и предлагают нюхать.
      Через несколько минут апоморфин начинает действовать, появляется вегетативная реакция — побледнение и саливация, а затем наступает тошнота. В это время следует предложить пациенту выпить водку. Он выпивает, и у него тут же наступает рвота. Эту процедуру надо повторять ежедневно на протяжении 15—20 дней до образования условного рвотного рефлекса на алкоголь.
      К концу курса лечения вместо апоморфина можно ввести физиологический растрор или какое-нибудь иное индифферентное средство, но в том же количестве, причем пациенту об этой замене не сообщается, и вся процедура производится так же, как описано выше. Наступление рвоты свидетельствует об образовавшемся рвотном условном рефлексе на алкоголь. Ни в коем случае не следует заканчивать на этом апоморфинное лечение. Надо помнить, что всякий условный рефлекс является временным и, для того чтобы он не угас, его необходимо время от времени подкреплять. Это подкрепление осуществляется в течение первых 3 месяцев 3 раза в месяц, в течение последующих 3 месяцев 2 раза в месяц и затем в течение года раз в месяц. Если пациент не пьет весь этот период, можно считать, что условный рефлекс образовался прочно.
      В том случае, когда эта схема нарушается рецидивами пьянства, необходимо вновь повторить первый курс.
      Противопоказанием к апоморфинному лечению являются некоторые соматические заболевания: язва желудка, пороки сердца, гипертония.
      Лечение апоморфином должно всегда производиться в присутствии врача. Это тем более обязательно, что в некоторых случаях, правда очень редких, апоморфин может вызывать осложнение в виде наступления коллапса. В таких случаях необходимо
      ввести иод кожу адреналин, кофеин, камфору и прежде всего 0,001 атропина.
      Эффективным лечением хронического алкоголизма является также гипноз, который можно проводить индивидуально и коллективно. Последний при лечении алкоголизма имеет даже преимущество, так как при нем создается суггестивное влияние на каждого пациента другими, одновременно с ним подвергающимися гипнозу. Это также целесообразно потому, что при гипнозе хронических алкоголиков формула гипнотического внушения примерно одинакова и заключается во внушении отвращения к алкоголю и в укреплении воли пациентов в борьбе с соблазном его употребления. Наконец, эта форма гипнотического внушения экономит время врача, позволяя одновременно гипнотизировать до 8—10 человек.
      Лечение гипнозом можно проводить как отдельно, так и сочетая его с апоморфинным лечением. В первые 2—3 недеди нужно проводить 2—3 сеанса, а затем 1 сеанс в неделю. Общий курс — до 10—12 сеансов. По окончании курса отдельные сеансы гипнотического внушения целесообразно периодически повторять.
      В последнее время для лечения хронического алкоголизма применяется тиурам (антабус). Это средство (тетрадиэтилтиурамди-сульфид) при введении в организм, соединяясь с алкоголем, превращается в ацетальдегид, который вызывает ряд очень тяжелых, ощущений, обусловленных различными вегетативными расстрой-ствахми. Тиурам дается в течение 40 дней в порошках 1 раз в день по 0,5, затем эту дозу снижают, после чего курс лечения заканчивается. Алкоголь дают пациенту через день, начиная со 2-го дня лечения, в дозе, которая определяется силой вегетативной реакции и субъективных ощущений пациента.
      Реакция начинается через 5—10 минут после приема алкоголя и выражается в резкой гиперемии кожи, тахикардии, одышке с чувством недостатка воздуха, пульсации в голове. Кровяное давление падает. Появляются боли в животе и в области сердца. Затем появляется озноб, сонливость, иногда тошнота и рвота. В некоторых случаях наблюдается затемнение сознания с возбуждением. Реакция длится от 1 до 9 часов. Она может наступить только при принятии алкоголя. В результате лечения может выработаться стойкий условный рефлекс с отвращением к алкоголю.
      Лечение, однако, представляет большую опасность и может проводиться лишь в специальных стационарных психиатрических учреждениях при очень тщательном отборе больных. Это обусловлено наличием многих противопоказаний к нему в виде самых различных сердечно-сосудистых заболеваний, заболеваний легких, почек, печени, эндокринных желез и центральной нервной системы.
      При лечении белой горячки особенное внимание нужно обратить на сердечную деятельность больного и назначить системати-
      ческий прием сердечных средств (строфант, кофеин, камфору). При сильно выраженном возбуждении следует дать хлоралгидрат. Наступивший сон может купировать заболевание, поэтому показана дача различных снотворных и прежде всего барбитуратов. Целесообразно применение длительного прерывистого сна. Для дезинтоксикации применяются следующие средства.
      Показано также применение инсулина по 5—10 ед. подкожно с приемом сахара 50,0—100,0 через 2 часа.
      Для больного следует установить постельный режим. В исключительных случаях при тяжелых явлениях со стороны сердца можно дать больному небольшое количество разведенного алкоголя (20,0—30,0).
      При остром алкогольном галлюцинозе и алкогольной депрессии целесообразно также применять малые дозы инсулина, гипосульфит натрия и глюкозу. Показаны снотворные на ночь. При резко выраженном меланхолическом состоянии можно назначить внутрь опийную настойку от 4 до 10 капель 2 раза в день. При алкогольном псевдопараличе и корсаковском психозе следует применять глюкозу внутривенно и стрихнин под кожу. Для лечения невритов применяют также электротерапию и массаж. Показано применение витамина Bi по следующей прописи:
      При алкогольном затяжном бредовом психозе, особенно если он протекает по парафреническому типу, показано применение инсулино-шоковой терапии.
      Экспертиза. Деградированные хронические алкоголики с явными психическими и соматическими изменениями должны быть признаны негодными к военной службе и сняты с учета. Если же выраженность хронического алкоголизма не столь велика, если психика исследуемого достаточно сохранена и нет резких соматических нарушений, то он может быть признан годным к строевой службе. Перенесенные в прошлом острые алкогольные психозы, в том случае, если последние не оставили после себя стойкого дефекта, также не могут служить основанием для признания негодности к военной службе. Больные, страдающие затяжным алкогольным бредовым психозом и алкогольным слабоумием, признаются негодными к военной службе со снятием с военного учета.
      Наличие хронического алкоголизма не должно являться основанием для признания хронического алкоголика инвалидом даже
      III группы, так же как состояние обычного опьянения не может быть причиной выдачи больничного листа.
      При корсаковском психозе, алкогольном псевдопараличе больные должны быть переведены на инвалидность II, а в некоторых случаях и I группы, с тем чтобы после выздоровления, если оно наступит, признать их трудоспособными. Алкогольное слабоумие при резкой его выраженности требует перевода на II группу инвалидности. При алкогольном затяжном бредовом психозе требуется различный подход в зависимости от проявлений и формы болезни. В некоторых случаях работоспособность этих больных вполне сохранена и нет оснований для перевода их на инвалидность. В других случаях их следует перевести на инвалидность III группы с выдачей профпутевки, и, наконец, при резко выраженных галлюцинациях и бреде необходим перевод на инвалидность II или даже I группы с наложением опеки.
      При острых алкогольных психозах (белой горячке, остром алкогольном галлюцинозе и алкогольной депрессии) обычно не требуется перевода на инвалидность, так как эти заболевания протекают быстро, и больные лечатся по больничному листу.
      Если хронические алкоголики в состоянии обычного опьянения или вне его совершают преступления, то они признаются вменяемыми и, следовательно, несут за совершенное ответственность.
      При психозах же, развивающихся на почве хронического алкоголизма, общественно опасные действия не вменяются в вину, и эти больные не несут ответственности.
      Больной, находящийся в белой горячке, может совершить, например, убийство, нанести тяжкие повреждения, совершать различные разрушительные действия.
      Больные с острым алкогольным галлюцинозом совершают аналогичные действия, причем здесь особенно большую роль могут играть слуховые императивные галлюцинации. Больной, например, слышит голос, приказывающий ему убить жену, и он совершает это убийство. При алкогольной депрессии больной не только может покончить самоубийством, но и убить близких ему людей по тем мотивам, что им грозят всякого рода несчастья.
      Признавая всех этих больных невменяемыми в момент совершения общественно опасного действия, эксперт-психиатр обязан высказаться о необходимости принудительного лечения их даже в том случае, когда экспертиза осуществляется у поправившегося от острого алкогольного психоза лица. Это нужно делать потому, что речь идет не только о принудительном лечении данного алкогольного психоза, но прежде всего о лечении хронического алкоголизма, на почве которого психоз развивается.
      При алкогольном псевдопараличе могут быть совершены самые разнообразные общественно опасные действия: растраты, кражи, злоупотребления служебным положением, изнасилования и пр. Признавая лиц, страдающих псевдопараличом, невменяемыми, нужно высказываться о применении принудительного лечения.
      Корсаковский психоз не имеет большого судебнопсихиатрического значения, так как наступающие с большой быстротой нарушения памяти и отсутствие какой-либо инициативы делают больных совершенно беспомощными, и они находятся или под наблюдением близких, или помещаются в больницу.
      Алкогольный затяжной бредовой психоз может представлять большую опасность. Больной под влиянием бреда ревности, точно так же как и имеющегося в это время бреда преследования, может убить жену, ее мнимых любовников и тех, кого он считает своими врагами и преследователями. Признавая этих больных невменяемыми, нужно также давать заключение о направлении их на принудительное лечение.


      KOHEЦ ФPAГMEHTA

 

На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиДетская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru