НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

Авиация в минувшую войну и в будущую. Головин Н. Н. — 1922 г.

Н. Н. Головин

АВИАЦИЯ
В МИНУВШУЮ ВОЙНУ
И В БУДУЩУЮ

*** 1922 ***


DjVu


 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>



      Война начинается на обоих театрах в форме широких маневров. Малое число аппаратов (во Франции — 23 эскадрильи, в Германии — 34, в России — около 20) обслуживает только стратегическую разведку. Работа производится одиночными аэропланами на высоте 1000 — 2000 метров. У грозы воздушного боя нет: аппараты могут работать безоружными; только на некоторых из них наблюдатели вооружаются ружьями-пулеметами. В этот перюд зари боевого применения авиации, она, несмотря на свою техническую слабость, приносит ценную помощь стратепи. Проникая по незащищенными, воздушным путям глубоко в тыл противника, она высматривает движение длинных походных колонн воиск, который не сознают еще необходимости самой тщательной маскировки своих передвиженш от глаза наблюдателя сверху. Малые техничесюя возможности компенсируются легкими тактическими условиями воздушной разведки.
      1915 год приводит к большим видоизменениям. На Французском театр военных дйствий войсковые фронты остановились и закопались в землю; создаются лабиринты укреплений, окутанных густыми сетями проволоки. Война принимает не только позицюнный, но и «крепостной» характер.
      Нужна самая подробная тактическая разведка. Общого отчета по карте, который мог быть дан наблюдателем, хотя и вооруженным биноклем, для "ювелирной" тактики недостаточно. Неприятельсюя пушки и в особенности пулеметы, не позволяют аэропланам безнаказанно снижаться. Но техника приходит на помощь и преподносит подарок в виде усовершенствовашя воздушного фотографировать Аэроплан получает возможность, оставаясь на безопасной от поражения с земли высоте, довести свою разведку до такой точности и подробности, о которой трудно было раньше даже мечтать.
      На Русском театре, несравненно более отсталом в техническом отношеши, по сравнению с Французским, уже в 1916 году признается положение — что прорыв современной сильно укрепленной позицш немыслим без пред-варительного ея сфотографировашя. Во Франщи размеры применения фотографии к воздушной разведке сильно обгоняют нас. Для примера укажу хотя бы на следующее: на Русском фронте Штабы армии вынуждены ограничиваться получением от авиащонных единиц от трех до шести фотографических оттисков (в штаб армии, где и печаталась общая карта саженного масштаба, и в штабы ближайших корпусов и дивизий); во Франции же приданный авиащонным единицам и штабам корпусов фотографичесюя отделения имеют возможность в самый краткш срок выпустить 5000 фотографических оттисков; благодаря этому даже самые мелкие войсковые части (до рот включительно) сейчас же после е произведенной разведки получали фотографии впереди лежащего участка неприятельской позицш.
      Под впечатлшем неудач первых попыток прорвать новые оборонительный лиши, Французское высшее Командование впадает в крайность и преподает войскам формулу „во время наступления пехота только занимает то, что разрушено артиллерией“. Возроспня требовашя от артиллерш заставили ее искать помощи от наблюдения с воздуха. Ограничиться одной работой привязных воздушных шаров нельзя было. Первые опыты с корректировашем артиллершской стрельбы при помощи аэропланов шли медленно; сигналнзала цветными дымками не отвечала темь болыпим требованиям, который ныне предявила артиллерия к авиации. Но когда усовершенствовали применения безпроволочного телеграфировашя дает возможность батареям „переговариваться" со своими воздушными наблюдателями, принимая на свои легюя анте.мы их сообщения и задавая им вопросы при посредстве раскладываемых в условном порядке полотншц, корректировка стрельбы при помощи авиации быстро получает самое широкое применение. 1916 год иредставляет собою перюд наиболее интенснвного усовершенствовали безпроволочного те леграфировашя в авиации. Это эпоха больших боев у Вердена и на Сомме, когда фронты загромождаются невиданным дотоле количеством артиллерш. Перед безпроволочным телеграфировашем стояла задача дать возможность одновременно переговариваться возможно большему числу аппаратов. И действительно, достигается многое: в 1915 году в боях в Шампаньи можно было пользоваться одним аэропланом на один кплометр фронта, а в 1917 году 12 аппаратами на фронте менее чем два километра.
      Корректироваше артиллершского огня при помощи авиации достигает скоро такой полноты и точности, что обойтись без него считается невозможным; скажу больше, артиллерия начинает злоупотреблять в своих запросах. С изменением к концу войны тактических взглядов на артиллерийскую подготовку, отказавшихся от крайностей вышеприведенной формулы („пехота только занимает то, что разрушено артиллерией. артилерия отказывается от прежняго корректировали aBiauiefi отдельных выстрелов и считает достаточным более грубое корректироваше. Французская инструкщя от 21-го января 1919 г., устанавливающая единство метода в совместной работе артиллерш и авиации, и требует корректирования очередей в 8 или 12 выстрелов, в зависимости от калибра орудий:
      „Работа производится сериями выстрелов, сделанных с наибольшей, позволяемой материальной частью, скоростью; каждая такая серия должна заключать в себе число выстрелов достаточное для определения средней точки поладашя в услоыях данной стрельбы и принятого угла возвышения".
      Подобное упрощение, предявляемой воздушному наблюдателю задачи, вызывается тем, что условия, в которых работали аэропланы в начале войны, стали затем значительно труднее. У наблюдателя появился опасный противник — истребитель и вследствш этого необходимость сократить до минимума время выполнения авиатором возлагаемой на него задачи.
      По мере того как помощь авиащи в области тактической разведки и наблюдения все расширяется, требовашя с земли возрастают. Пехота тоже просит у авиации „спещальной“ помощи. Пехотный части, пошедипя в атаку, начинают сопровождаться, если можно так выразиться, „пехотными" аэропланами. Эти аппараты помогают открывать сверху не неразрушенный или неоткрытый раньше точки сопротивления, который вдруг обнаруживаются перед штурмующими войсками. К концу войны авиащя может оказывать атакующим войскам и боевое содействие, действуя против этих неожи-данных задержек пулеметным огнем и бомбой. Кроме этого, сопровождавшие пахотную атаку аэропланы устанавливают новый вид боевой связи. Они опредляют рубежи, достигнутые своими пехотными цепями и ставят об этом в известность соответствующие войсковые штабы и батареи; они сообщают о случившихся задержках и передают просьбы о помощи аргиллерией или другими техническими войсками (танки); они передают также просьбы о присылке подкреплешй и припасов; были даже случаи, правда единичные, когда на аэропланах были посланы ружейные патроны в отрезанную неприятелем пехотную часть.
      Выполнение всех этих задач требует работы на небольшой высоте, в сфере пулеметного огня снизу. Правда, в минуты пехотной атаки неприятельсюе пулеметы и пушки притягиваются штурмующими волнами пехоты, но тем не менее, вопрос о бронированна аэроплана стал на очередь. К концу войны он не получил еще окончательного разрениения и этот вопрос остается для техники еще открытым.
      Из изложенного выше мы видим, что после 1915 года тактическая работа авиацш не может ограничиваться одной зоной (и000 — 2000 метров); она распределяется как бы в двух этажах:
      и) В зоне ниже 500 метров при сопровождене пехотного штурма, для ближней разведки и для поддержашя боевой связи;
      2) В зоне от 500 до 4000 метров для фотографировали неприятельского расположения, корректировали артиллерийской стрельбы, дальней разведки и т. п.
      В 1915 году удается установить на аэроплане пулемет, стреляющш при посредстве синхронизащи через пропеллер. Как только это французское изобретете становится известным Германш, она использует его и создает спещальный аппарат для воздушного боя — Фокер. Этот новый тип аэропланов, одноместный истребитель, обладает громадной
      маневренной способностью и большою скоростью; быстро „лазая" наверх он свободно достигает высот, превосходящихь прежшя зоны действий наблюдательной авиацш. Там выше 4500. метров, он, как коршун, высматривает свою добычу.
      К прежним, только что указанным двум зонам авиационной работы, прибавляется новая — высшая — сверх 4500 метров.
      Но в 1915 году в авиацюнной тактике элемент воздушного боя входит пока только как случайный фактор. В полной Mtpt он проявляет свое влияше в 1916 году во время Верденской операцш. Германцы приготовились к этому наступлешю не только на земле, но и на воздухе. Вь течете первых дней атаки на Верден французская авиащя прогнана с поля сражения. С целью спасти положение вещей, французское Командоваше, понявшее, что б воздушной тактик произошел резкш перелом и что теперь авиащя вступила в ту стадию, когда для возможности работать она должна „бороться в воздух", спшно сосредоточивает со своего фронта эскадрильи, приспособленный к воздушному бою (8-мь из 15-ти). Первые попытки прикрыть свою наблюдательную авт-цно не дают положительных результатов. Тогда французы прибизгают к героическому рениешю; они решают и временно отказываются от защиты, мирясь с потерями, несомыми их наблюдательными аппаратами, и бросают вс свои бое-вые силы для атаки воздушного наблюдения противника. В нисколько дней нмецюе „Драхены“ (привязные воздушные шары) и аэропланы, разведываюице французсюя позицш и корректи-руюиця стрельбу германских батарей, несут болышя потери. Нмцы „ослеплены“; этот удар является чрезвычайно чувствительным для их наступления и германская боевая авш-шя вынуждается перейти к прикрытно своего воздушного наблюдения, т. е. к воздушной оборон.
      Таким образом в начала 1916 года идея борьбы за господство в воздух предявляет властно свои требовашя.
      Союзники спешат создать свой тип истребителя, но изготовление отличного французского боевого аппарата „Спад запаздывает и в течете кампанш 1916 года, несмотря на большое численное превосходство воздушных средств союз-ников, качественное превосходство в бою остается за германским Фокером.
      Я хотел бы обратить здсь вннмаше читателя на одну характерную черту, проходящую красною нитью через всю .минувшую войну. Германская военная мысль всегда идет впереди; то же происходить в области тактического и стратегического применения авиации, несмотря на то, что производитель-
      ность немецкой промышленности, подорванной блокадой, не может конкурировать с мощностью технической производительностью ея противников.
      В 1917 году Германсюй Генеральный Штаб проводит в жизнь новую идею массировашя воздушных боевых сил со свойственной ему методичностью и логичностью. Так, например, во время боя 27 мая 1917 года на воздухе одновременно держится 45 боевых аппаратов.
      1916 и 1917 г.г., выдвинувппе в воздушной тактике прин-цип борьбы за господство в воздухе, выясняют также и условный характер этого господства. Для достижения такого прочного господства на долпй промежуток времени потребовалось бы уничтожение большей части авиацюнных сил противника. Ясно, что подобная задача на практике не выполнима. Когда немцы в один ночной налет (в 1917 году) на фран-цузсюе аэродромы выводят из строя сразу 80 аппаратов, то это все таки не отражается решительно на французской авиацш.
      Характерной особенностью воздушной тактики является чрезвычайная подвижность всех ея форм, которая позволяет стороне, увидевшей свою слабость, легко уклониться от решающего столкновения в воздухе. Притаив временно на земле свои боевые эскадрильи она будет караулить возможность напасть на наблюдательную авиащю противника в ту минуту, когда его боевые эскадры закончат свои рейды.
      Вследствш этого господство в воздухе не может ограничиваться одним расчищением воздушных направленш и зон, но требует также постоянной готовности защитить свою авиащю. Для того, чтобы обрисовать этого рода работу боевой авиацш, когда господство в воздухе достигнуто и требуется его поддержаше, я приведу в виде примера приказ, отданный по французской „Боевой Группе N° 15 на 20-ое августа 1917 года.
      „Завтра с разсветом Французская пехота атакует не-приятельсюя позищи между лесом Авокур и лесом де Кориер.
      Это наступление будет сопровождаться аэропланами, приданными пехоте на высоте 600 — 800 метров. .. аппараты корректировашя будут держаться на высоте 1500 — 2000 метров.
      Боевая авиащя будет содействовать этому наступленш, охраняя сверху безопасность наших аэропланов. С этой целью в каждом из участков боя будет держаться тройной ряд патрулей.
      1) Низкий патруль между 600 и 1000 метрами из 4-х аппаратов на фронте пехотной атаки (леса Авокур и Кюмиер).
      Эти аппараты должны держаться на нисколько сот метров впереди иэропланов, сопровождающпх пехоту, и все время продвигаться к северу по мере насту пления пехоты. Они должшд постоянно держаться впереди нашего артиллершского барража, разрывы которого будут хорошо видимы на земле.
      2) Средний патруль на высоте 2500 метров с назначением охранять корректирующее аэропланы впереди фронта (леса Шепи — Кюлиер).
      3) Высокий патруль (4500 метровя. и выше) из трех аппаратов с задачей не допустить проникновение неприятеля в высокой зоне в наши линш и прикрывать более низюе патрули.
      Низкие патрули должны обслуживаться Ньюпорами, средше и высоте Спадами".
      Далее в приказе указывается распределение наряда между пятью эскадрильями, входящими в состав Боевой Группы N 15. Перюды наряда продолжаются для эскадрильи от и часа 10 минут до и часа 50 минут и чередуются интервалом в 5 часов. Вместе с этим, каждой эскадрилье приказывается быть готовой к взлету в полном составе за час с четвертью до времени, указанного для высылки от нея патруля. Приказ кончается следующим указашем:
      „После состоявшейся смены патрулей все пилоты будут снижаться ниже и000 метров, чтобы разведать передвижения в неприятельских лишях; все двигаюгщяся неприятельскчя части должны быть атакованы на низкой высоте пулеметом.
      Кроме того командиры эскадрилий организуют по крайней мере одну атаку на „Драхен" для каждого патруля..."
      Интересно привести результаты указанной, в только что приведенном приказе, работы. Всего взлетов — 189, общая продолжительность 248 часов; воздушных боев: над нашими лишями — 0, над противником — 65; сбнтых неприя-тельских аэропланов: достоверно — 2, вероятно — 7, из которых 2 были замечены падающими французскими пилотами; на Драхены произведено 8 атак; потери французов: два аэроплана.
      В 1914 году бомбардироваше находится в зачаточном состоянш. Аэропланы бросают слабеньюя бомбы и стрелы. Но на этого вида работу военной авиации сразу возлагается много надежд и характерно то, что в этой области стратегичесюя и тактичесюя задашя всегда превосходят материальную возможность осуществления. Уже в 1915 году производятся попытки бомбой, брошенной с аэроплана, помочь боевым действиям на земле. Но аппараты еще плохие „лазальщики", они вынуждены держаться на высоте 2000 метров и обектами действий не могут быть войска — вероятность попадашя слишком мала. Впоследсгвш, с появлением аппаратов, быстро беру-щих высоту, а потому могущих рисковать снижаться, появится и „техническая возможностьПока же этого нет, обектами дёйствш могут являться только цели, обширные по занимаемой площади (города, станцш, заводы); да и результаты подобных нападенш ограничиваются моральным эффектом, производящим этим новым способом борьбы на обывательсюя массы. Для достижения серьезных материальных ре-зультатов требуется усовершенствоваше бомбы и увеличение нагрузочной способности аэроплана.
      Тем не менее, Французское Командоваше, правильно учитывая быстроту прогресса техники, создает уже в мае 1915 года четыре группы бомбардировашя по четыре эскадрильи каждая. Первые рейды этих групп окрыляют ожидашя самыми розовыми надеждами. Налет в количестве и8 аэропла-нов на заводы „Бадише Анилин унд Сода Гезельшафт в Людвигсгафен" происходит без потерь и производит в Германш сильное впечатление. Другой налет на Карлсруэ также успениен. Но скоро аппараты бомбометашя встречаются с победоносным соперником с одноместным истребителем.
      Потери, который несут бомбометчики, не окупаются теми материальными результатами, которых они достигают. Налет на Сарбрюкен 9-го августа стоит девяти сбитых аппаратов. Надежды, возлагаемый на воздушное бомбардиро <аше, тают. Днем, пока воздушная сгатоя находится во власти истребителя, операцш по бомбардированш становятся очень трудными.
      Летом 1917 года бомбардироьаше возрождается нелщами. Они используют идею Сикорскаго, примененную в наших летающих кораблях типа „Ильи Муромца“ и создают двух-люторный „Гота“. Это позволяет значительно увеличить нагрузку аппарата бомбами (600.кило: 36 пудов). Вместе с этим Гота приспособляются к ночным полетам. Они производят налеты на города (Дюнкирк, Бар-ле-Дюк, Париж), на железнодорожный станщи (Ревиньи), на склады (Су-ильи). Не учитывая возможности ночных нападенш, французские аэродромы нагромоздились близко к боевым фронтам. Немецюе „Гота“ атакуют их; в одну и ту же ночь Сенар разрушен, и аппараты целой эскадрильи уничтожены, а у Лемм и Ош французы теряют 60 аэропланов.
      Союзники стремятся сеичас же использовать толчек, данный немцами в области б »мбометной авиацш. Они приступают также к постройке многомоторных аппаратов большой подъёмной силы и переходят к ночным экспедищям. Эта реор-ганизащя заканчивается в 1918 году.
      Гигантсюе шаги, сделанные аващей в первые годы войны открыли столь широюе горизонты, что французы со свойственной им способностью увлекаться, мечтают создать „машину для окончашя войны".
      KOHEЦ ФPAГMEHTA КНИГИ

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru