НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

Бизнес на правах человека. Большаков В. В. — 1983 г.

Владимир Викторович Большаков

Бизнес на правах человека

*** 1983 ***



DjVu


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...


 

      Полный текст книги

 

      Вместо предисловия
      Понедельник 13 декабря 1982 года выдался в Вашингтоне пасмурным. Тяжелые свинцовые тучи заволокли небо над американской столицей. Пошел снег с дождем, и улицы быстро опустели. Оживление царило лишь у католического собора, неподалеку от Белого дома. Сюда один за другим подкатывали роскошные черные лимузины, «шевроле», «форды»... Понедельник 13 декабря, день воистину дважды, даже трижды — и не только из-за погоды — неудачный, значился «днем моления за Польшу». Антикоммунисты всех мастей и рангов спешили в собор на вечернюю мессу в поддержку польских «борцов за права человека», а точнее говоря — контрреволюционного подполья в ПНР. Шел второй день объявленных лично президентом Рейганом антипольских «бдений» в США.
      Четыре дня спустя, 17 декабря, в Мадриде на встрече делегаций стран — участниц Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе государственный секретарь США Дж. Шульц продолжил этот антикоммунистический молебен, обвинив страны социалистического содружества в «нарушении прав человека».
      «Для того, чтобы Заключительный акт, принятый в Хельсинки, был действенным документом, — фарисействовал Шульц, — необходимо его полностью соблюдать на деле, а не только на словах. Это не означает, будто мы надеемся, что страны Востока станут подобны нашим странам (тут государственный секретарь, мягко говоря, слукавил, — тщетные надежды такого рода не оставляют лидеров капиталистического Запада с 1917 года, и, как мы увидим далее, и Шульц лично, и возглавляемое им ведомство совместно с ЦРУ и разведслужбами НАТО прилагают немало усилий, дабы претворить в жизнь свою антикоммунистическую маниловщину. — Б. Б.), но мы ожидаем от них искренних усилий по выполнению взятых на себя обязательств, к которым относятся отказ от применения силы или угрозы силой, соблюдение права народов на самоопределение и основных прав человека как в своих собственных странах, так и за рубежом».
      Так говорил представитель государства, которое соучаствует в геноциде, творимом фашистской хунтой в Сальвадоре, обеспечивает военную, экономическую и политическую поддержку режиму апартеида в ЮАР, поправшему все правовые и моральные нормы, пособничает израильским агрессорам, залившим кровью Ливан и оккупированные арабские земли, готовит агрессию против Никарагуа, развертывает «психологическую войну» против социалистических стран, снабжает оружием, даже химическим, натасканные ЦРУ банды афганских мятежников. Так говорил представитель государства, которое развернуло небывалую гонку вооружений, угрожает силой всем «недружественным» странам и национально-освободительным движениям, провозглашает свое «право» осуществить первый ядерный удар в любом месте земного шара, где это будет сочтено им необходимым.
      Столь беззастенчивые претензии на роль некоего абсолютного арбитра в сфере защиты прав человека, прозвучавшие в речи Шульца, — не новость в международной практике Запада последних лет, равно как не новы и имперские притязания США, пытающихся диктовать всему миру свою волю. Идеологический аспект этих притязаний не составляет секрета. Это — антикоммунизм, составной частью которого всегда была буржуазная концепция прав человека и свобод, утверждающая в качестве своей основы основ право частной собственности на средства производства. Попытки внедрить эту концепцию в идеологию и общественную практику стран реального социализма предпринимаются в последнее время все более активно.
      «Существенно изменилось соотношение сил на мировой арене, — говорил в речи на июньском (1983 года) Пленуме ЦК КПСС Генеральный секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов. — Произошло небывалое обострение борьбы двух мировых общественных систем».
      В этих условиях империалистическая реакция, прежде всего правящая верхушка США, вынашивая планы мирового господства, как отмечалось на Пленуме, «своей агрессивной политикой подталкивает человечество на грань ядерной катастрофы. Против Советского Союза, стран социализма ведется беспрецедентная по своим масштабам и оголтелости психологическая война».
      Вашингтонская месса и ее мадридское продолжение — лишь отдельные эпизоды этой тайной войны, операции, осуществляемой империализмом США и его союзниками под лживым лозунгом «Права человека». Первый наиболее серьезный провал организаторов этой операции ждал в Польше, и именно этим объясняется вселенский плач заокеанских витий по «якобы попранным правам» польских граждан. О том, как осуществлялась операция «права человека» в Польше, наш рассказ еще впереди. Сейчас же несколько слов о разговоре, состоявшемся у автора именно в Польше в те дни, когда эта операция только разворачивалась. Возвращаюсь я к нему не случайно. В современной идеологической борьбе наш противник нередко оперирует некими «общечеловеческими категориями», тщательно избегая классовых оценок. «Права» — вообще, «свобода» — тотальная. Марксисты отвергают такой подход. И не случайно, что уже в пору своего становления марксизм дал первый бой именно буржуазной концепции прав человека и свобод.
      Глава I Права человека: две стороны медали (Начало исторического спора) Рабство за ширмой «свободы»
      На международной встрече журналистов «Яб-лонна-IV» в 1978 году в Польше один американский газетчик с хорошо разыгранным негодованием учинил мне этакий допрос:
      — Почему вы, коммунисты, отказываете своим гражданам в правах? Ведь выступать против прав человека — это то же самое, что выступать против материнства?!
      — Последнее — совершенно справедливо, — ответил ему я. — Именно поэтому совершенно несправедливо первое. Коммунисты всегда, с самого начала зарождения коммунистического движения, выступали за права человека, за свободу и демократию. Дело только в том, что буржуазия и рабочий класс вкладывают в эти понятия разный смысл.
      — Смысл может быть только один, — отпарировал мой оппонент, процитировав начальные строки Декларации независимости*: «Мы считаем очевидными следующие истины: все люди сотворены равными, и все они одарены своим Создателем некоторыми неотчуждаемыми правами, к числу которых принадлежат: жизнь, свобода и стремление к счастью»1.
      — У нас в России, — ответил я, — в старину говорили так: «До бога — высоко, до царя — далеко». Права, которые, как утверждали отцы — основатели вашего государства, Создатель даровал людям, советскому народу пришлось брать с боя в трех революциях и защищать не в одной
      » Декларация независимости, подготовленная Томасом Джефферсоном (1743 — 1826), президентом США в 1801 — 1809 годах, была принята американским конгрессом 4 июля 1776 года.
      кровопролитной войне. Кстати, когда большевики повели народ на бой с царизмом и буржуазией, они поступили в полном соответствии с процитированной вами Декларацией независимости. Там, насколько я помню, есть такой текст: «Для обеспечения этих прав учреждены среди людей правительства, заимствующие свою справедливую власть из согласия управляемых. Если же данная форма правительства становится гибельной для этой цели, то народ имеет право изменить или уничтожить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и с такой организацией власти, какие, по мнению этого народа, всего более могут способствовать его безопасности и счастью»2. И чтобы закончить этот спор, скажу, что, поступив таким образом, советские люди добились для себя куда больше прав, чем провозглашено в Декларации независимости и в конституции США. Правда, для этого им пришлось решительно отказаться от одного основополагающего для вас права… — Какого же?
      — Права частной собственности на средства производства. Того самого права, на котором держится вся ваша демократия. Об этом, кстати, Маркс и Энгельс писали еще в «Святом семействе». Советую прочитать… Не знаю, последовал ли мой оппонент этому совету. Если последовал, то, наверное, был немало удивлен тому, что еще в 1844 году в своем первом совместном произведении Маркс и Энгельс самым подробным образом проанализировали буржуазную концепцию прав человека, воплощенную в различных буржуазных конституциях конца XVIII — середины XIX века.
      В те годы, писал В. И. Ленин, Маркс «только еще становился Марксом, т. е. основателем социализма, как науки…»3. В равной степени это относится и к Энгельсу. Но уже в то время, по характеристике Ленина, «Маркс с поразительной ясностью намечал коренные линии в философии»4.
      Учение основоположников марксизма-ленинизма о демократии, о свободе личности, о правах человека — составная часть их цельного мировоззрения, созданной ими науки о классовой борьбе, о социализме и коммунизме6. «Святое семейство», в котором были заложены теоретические основы этого учения, рассматривалось В. И. Лениным как важнейший для Маркса и Энгельса закономерный шаг к научному коммунизму. В этом труде они показали капиталистическое общество как диалектическое единство двух исторических противоположностей — буржуазии и пролетариата, вскрыли тот механизм, который, с одной стороны, порождает и сохраняет это единство, а с другой — предопределяет как часовой механизм мины его объективно неизбежное уничтожение:
      «Имущий класс и класс пролетариата представляют одно и то же человеческое самоотчуждение. Но первый класс чувствует себя в этом самоотчуж-дении удовлетворенным и утвержденным, воспринимает отчуждение как свидетельство своего собственного могущества и обладает в нем видимостью человеческого существования. Второй же класс чувствует себя в этом отчуждении уничтоженным, видит в нем свое бессилие и действительность нечеловеческого существования. Класс этот, употребляя выражение Гегеля, есть в рамках отверженности возмущение против этой отверженности, возмущение, которое в этом классе необходимо вызывается противоречием между его человеческой природой и его жизненным положением, являющимся откровенным, решительным и всеобъемлющим отрицанием этой самой природы»6.
      Авторы «Святого семейства» писали, что собственник средств производства заинтересован в сохранении этого антагонизма и потому представляет собой консервативную сторону, а пролетарий — разрушительную и созидающую одновременно — разрушая капиталистическое общество, он готовит предпосылки строительства общества социалистического. Именно от пролетария исходит действие, направленное на уничтожение частной собственности на средства производства. «Пролетариат, — сказано в «Святом семействе», — приводит в исполнение приговор, который частная собственность, порождая пролетариат, выносит себе самой, точно так же как он приводит в исполнение приговор, который наемный труд выносит самому себе, производя чужое богатство и собственную нищету» 7.
      Перечитываю эти строки из «Святого семейства» и вижу, а точнее, вспоминаю вежливо-скептические физиономии «сытых марксистов», как в порыве гнева окрестил этих ренегатов один американский коммунист.
      Экономический подъем по-капиталистически .
      Надпись: на мешке — Рост прибылей, на плакате у капиталиста — Рост цен, на плакате у рабочего — Рост безработицы «Маркс… — цедят они, — это все-таки очень далеко от нас, середина прошлого века. Давно ушли в прошлое и потогонные фабрики, и система «горячей постели», и сверхэксплуатация… Сегодня все иначе… Разве можно сейчас говорить о нищете пролетариата?»
      Листаю журналы из редакционной почты «Правды».
      Журнал «Ньюсуик» за 5 апреля 1982 года. Репортаж под нечастым в Америке заголовком — «Жизнь за чертой бедности». В тот момент, когда журнал публиковал этот репортаж, в самой богатой капиталистической стране насчитывалось 29,3 миллиона человек, живших, как говорят в США, «ниже уровня нищеты». Явление это в США стойкое, давнее, к тому же, отметим, тщательно скрываемое. Журнал напоминает, что весной 1964 года тогдашний президент Линдон Джонсон объявил «войну с бедностью» и поспешил совершить поездку, длившуюся всего 15 часов, по пяти штатам, которые пересекает горный хребет Аппалачи. С помощью телевидения Америка увидела нищету в ее самом неприглядном виде. «На один день, — пишет «Ньюсуик», — весной 1964 года изможденное лицо Тома Флетчера, 38-летнего рабочего лесопилки, стало символом бедности в Америке»8. Флетчер рассказал тогда перед телекамерой, как ему приходится содержать семью из десяти человек на 400 долларов в год, из года в год жить на голодном пайке благотворительных подачек и надежд.
      18 лет спустя символом нищеты в Америке журнал «Ньюсуик» назвал 37-летнюю Джойс Рив. Она живет в 200 километрах от хибарки Тома Флетчера в старом автоприцепе со своими тремя маленькими детьми. Социального вспомоществования, которое она получает, едва хватает, чтобы платить за арендованный прицеп и скудное пропитание семьи.
      Спустя четыре месяца после опубликования репортажа «Ньюсуик» журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» 16 августа 1982 года уточнил: бедняков в США насчитывается уже 31,8 миллиона человек. Причину столь быстрого роста нищеты журнал «Ньюсуик» устами Стива Суиттса, исполнительного директора одной из организаций помощи неимущим в штате Атланта, объяснил так: Рональд Рейган, став президентом, «превратил войну с бедностью в войну против бедных». Социальные программы были резко сокращены, точнее, отпущенные на них средства по федеральному бюджету перекочевали в казну Пентагона. В результате около 400 тысяч бедных семей лишились так называемых продовольственных талонов, которые помогали им хоть как-то сводить концы с концами и получать бесплатное питание. На 1,2 миллиарда долларов была сокращена помощь родителям-одиноч-кам. И так далее и тому подобное.
      В государственном бюджете на 1983 финансовый год администрация Рейгана предусмотрела новые сокращения социальных программ, рабочих мест, созданных на средства федерального правительства. Итоги этого наступления нельзя охарактеризовать лишь языком статистики, хотя и он, при всей своей сухости, может поведать о подлинно человеческих трагедиях. По подсчетам специалистов, увеличение уровня безработицы в США всего на 1 процент влечет за собой рост числа самоубийств на 4,1 процента. Экономисты М. Шапиро и Д. Элберг констатируют, что экономическая «политика Рейгана стала прямой причиной того, что более 1270 американцев покончили жизнь самоубийством… в 1982 году».
      6 ноября 1982 года, выступая на завтраке, устроенном в Белом доме в честь участников «международной конференции по свободным выборам» — провокационного мероприятия, организованного в рамках антикоммунистического «крестового похода» рейгановской администрации, автор этой «политики самоубийств» президент Рейган говорил: «…нам предоставляется возможность показать всему миру, что дает демократия народам каждой страны. А именно — определять свой будущий курс действий. Нам предоставляется возможность показать, как свободные выборы дают народу возможность твердо взять в свои руки бразды правления в государстве. Наша демократия…»
      Прервем эти панегирики буржуазной демократии. Она никогда не обманывала марксистов своими декларациями. «На каждом шагу в самом демократическом буржуазном государстве, — писал В. И. Ленин, — встречают угнетенные массы вопиющее противоречие между формальным равенством, которое «демократия» капиталистов провозглашает, и тысячами фактических ограничений и ухищрений, делающих пролетариев наемными рабами. Именно это противоречие раскрывает глаза массам на гнилость, лживость, лицемерие капитализма»9.
      Обожествление права частной собственности на средства производства даже в самых прогрессивных буржуазных конституциях XVIII — XIX веков приводило к тому, как писал Энгельс в «Происхождении семьи, частной собственности и государства», что эксплуататорам предоставлялись «почти все права», а на эксплуатируемых взваливали «почти все обязанности»10. Весьма типичен в этом отношении раздел конституции США, который известен как «Билль о правах» (первоначальные десять поправок к этой конституции).
      По признанию бывшего президента США Дж. Картера, «Билль о правах» «был биллем обещаний, Не было никакой гарантии, что обещания эти будут выполнены»*. Это признание мы проиллюстрируем более подробно в книге. Сейчас отметим лишь одно — борьбу за права человека вели и ведут не правительства, не правящий класс США, интересы которого рьяно защищает американское буржуазное государство, а те, кого этот класс лишил и лишает ежедневно даже прав, гарантированных американской конституцией, — трудовой народ Америки.
      Точно так же, как и в США, буржуазия Франции, едва утвердив свое политическое господство, отказала народу в тех правах, которые были провозглашены ее представителями, приведенными к власти восставшим народом.
      « Из выступления 7 декабря 1978 года по случаю 30-летия Всеобщей декларации прав человека, принятой ООН.
      14 июля 1789 года в Париже штурмом была взята крепость-тюрьма Бастилия. 4 августа 1789 года Национальное собрание Франции утвердило Декларацию прав человека и гражданина. С небольшими поправками она была включена в конституцию 1791 года, закрепившую власть крупной буржуазии. В терминах, схожих с Декларацией независимости, она провозглашала в первых двух статьях следующее:
      «1. Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах. Общественные отличия могут основываться лишь на соображениях общей пользы.
      2. Цель каждого государственного союза составляет обеспечение естественных и неотъемлемых прав человека. Таковы свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению»11.
      В статье 17 право собственности было зафиксировано еще раз: «Так как собственность есть право неприкосновенное и священное, то никто не может быть лишен ее иначе, как в случае установленной законом несомненной общественной необходимости и при условии справедливого и предварительного возмещения»12.
      Между первой и второй статьями, а также между ими обеими и статьей семнадцатой мы наблюдаем и прямую связь, и явное противоречие. Если право частной собственности священно и неприкосновенно, то, значит, и право эксплуатации человека человеком, умножающей собственность эксплуататора, гарантировано чуть ли не богом и есть благо для общества. Но ведь ясно, что свободным и равным в правах с богатым бедный быть не может. Зто фактическое неравенство, на котором строится буржуазная демократия, предопределяет ее лживость и фарисейство.
      «…Чем дальше идет вперед цивилизация, тем больше она вынуждена набрасывать покров любви на неизбежно порождаемые ею отрицательные явления, — писал Ф. Энгельс в «Происхождении семьи, частной собственности и государства», — прикрашивать их или лживо отрицать, — одним словом, вводить в практику общепринятое лицемерие, которое не было известно ни более ранним формам общества, ни даже первым ступеням цивилизации и которое, наконец, достигает высшей своей точки в утверждении: эксплуатация угнетенного класса производится эксплуатирующим классом единственно и исключительно в интересах самого эксплуатируемого класса, и если последний этого не понимает и даже начинает восставать против этого, то это самая черная неблагодарность по отношению к благодетелям — эксплуататорам*11*.
      Авторы «Святого семейства» писали, что буржуазное государство, провозглашая «права человека», действует не в интересах человека труда, а в интересах собственника средств производства, что эти «права» не освобождают человека от собственности, а «предоставляют ему свободу собственности, не освобождают его от грязной погони за наживой, а только предоставляют ему свободу промысла»14. И далее:
      «…Признание прав человека современным государством имеет такой же смысл, как признание рабства античным государством. А именно, подобно тому как античное государство имело своей естественной основой рабство, точно так же современное государство имеет своей естественной основой гражданское общество, равно как и человека гражданского общества, т. е. независимого человека, связанного с другим человеком только узами Вот так арестовывали и накомыслящих среди бела дня в Чили палачи фашистской хунты Вот так пытали, как эту девушку, у которой палачи выжгли на ноге серп и молот Глава I частного интереса и бессознательной естественной необходимости, раба своего промысла и своей собственной, а равно и чужой своекорыстной потребности. Современное государство признало эту свою естественную основу как таковую во всеобщих правах человека»15.
      Маркс и Энгельс имели в виду, говоря о буржуазном обществе, конечно, не античное рабство, Купил… Надпись на значке «Крупный жертвователь» символизирует поддержку политических партий США со стороны монополистического капитала, безраздельно хозяйничающего в стране а рабство куда более изощренное. Декларация прав человека и гражданина была провозглашена, когда имущие и неимущие уже существовали не один век. При замене общества привилегий, каким было феодальное общество, деление на имущих и неимущих, ясно, не было уничтожено. Привилегию заменило право. Неимущий теоретически получил право стать имущим, а на деле — лишь право продавать свой труд (не путать с правом на труд), оплата за который давала возможность не умереть с голоду, а нищеты его не уничтожала.
      Полемизируя с «критическими критиками» из числа последователей Гегеля, которые пытались истолковать реальность мира эксплуатации человека человеком в абстрактных категориях имения и неимения, Маркс и Энгельс писали с болью и гневом: «…неимение — не только категория, а самая безотрадная действительность; так как в наше время человек, не имеющий ничего, и есть ничто; так как он лишен и необходимых средств к существованию вообще и, в еще большей степени, средств к человеческому существованию; так как состояние неимения есть состояние полного отделения человека от его предметности… Неимение — это самый отчаянный спиритуализм, это полнейшая недействительность человека, полнейшая действительность его обесчеловеченности… наличие голода, холода, болезней, преступлений, унижения, отупения, всякого рода обесчеловеченности и противоестественности»16.
      Критический разбор сущности политической эмансипации, которую несет с собой буржуазнодемократическая революция, анализ отношения этой эмансипации к человеческой сущности, данный в работах Маркса и Энгельса, способствовали политическому прозрению рабочего класса. В этом одна из величайших заслуг основоположников марксизма, чей вклад в разоблачение лживости и лицемерия буржуазной демократии не раз отмечал В. И. Ленин.
      Выступая 19 мая 1919 года на I Всероссийском съезде по внешкольному образованию, В. И. Ленин говорил: «…всякий из вас, кто читал Маркса, — я думаю, даже всякий, кто читал хотя бы одно популярное изложение Маркса, — знает, что большую часть своей жизни и своих литературных трудов и большую часть своих научных исследований Маркс посвятил как раз тому, что высмеивал свободу, равенство, волю большинства и всяких Бента-мов, которые это расписывали, и доказательству того, что в подкладке этих фраз лежат интересы свободы товаровладельца, свободы капитала, которую он употребляет на то, чтобы угнетать трудящиеся массы»17.
      Наши идеологические противники нередко изображают дело таким образом, что марксисты, разоблачающие фальшь и лицемерие буржуазной демократии, выступают против демократии вообще, против демократических прав человека и основных гражданских свобод. Нет ничего более далекого от истины.
      Достаточно вспомнить, что Маркс и Энгельс приветствовали введение буржуазных конституций в европейских государствах, освободившихся от феодальных монархий. В работе «Государство и революция» В. И. Ленин разъяснял: «Мы за демократическую республику, как наилучшую для пролетариата форму государства при капитализме, но мы не вправе забывать, что наемное рабство есть удел народа и в самой демократической буржуазной республике»18.
      Об этом рабстве Маркс и Энгельс писали еще в «Святом семействе», отмечая, что в буржуазном обществе «каждый человек одновременно — член рабского строя и публичноправового союза. Именно рабство гражданского общества по своей видимости есть величайшая свобода, потому что оно кажется завершенной формой независимости индивидуума, который принимает необузданное, не связанное больше ни общими узами, ни человеком, движение своих отчужденных жизненных элементов, как, например, собственности, промышленности, религии и т. д., за свою собственную свободу, между тем как оно, наоборот, представляет собой его завершенное рабство и полную противоположность человечности»19.
      В марксистской теории демократия в условиях капитализма «рассматривается как важная форма классовой борьбы, дающая пролетариату немалые преимущества и возможности, всегда для него предпочтительная, но все-таки только форма. А содержанием, ее наполняющим, в любом случае остаются противоречивые классовые интересы, их столкновения, противоборство»20.
      В. И. Ленин указывал на то, что борьба за демократию сможет подвести массы к осознанию необходимости социальной революции. Борьба за демократию стала сейчас «основной сферой борьбы против государственно-монополистического капитала, за решение назревших антимонополистических и других задач общественного прогресса, перерастающих по мере их выполнения в задачи социалистические»21. Вот почему в наши дни коммунисты капиталистических стран активно действуют в самых различных демократических движениях, антимонополистических по своему характеру: в борьбе за мир и разоружение, в движениях за гражданские права национальных меньшинств, в кампаниях за сохранение окружающей среды от губительного воздействия хищнической эксплуатации монополиями природных ресурсов и т. д.
      Взаимосвязь борьбы за демократию с борьбой за социализм выражает диалектическое единство двух важнейших направлений в революционной стратегии и тактике коммунистов.
      Полемизируя с теми, кто возводит в абсолют борьбу за демократию, почитая ее сохранение и последовательное развитие не просто за необходимое, но и за вполне достаточное условие для торжества социализма, современные марксисты продолжают начатую еще во времена Маркса и Энгельса борьбу против утопических иллюзий о внеклассовой или надклассовой демократии, всегда ставят конкретный вопрос: демократия в интересах какого класса?
      В обществе, где господствует капитал, даже самая прогрессивная буржуазная конституция, даже самая развитая буржуазная демократия будет так или иначе приспособлена к защите интересов бурГлаша I ж у аз ии. Возможен ли в этих условиях бесконфликтный переход власти из рук буржуазии в руки пролетариата в рамках существующих буржуазнодемократических институтов, в ходе «свободной игры политических сил», в результате удачно сложившихся для коммунистов итогов выборов? Иначе говоря, возможна ли ненасильственная социалистическая революция?
      «Дай те нам будущее! ь — таков лозунг безработной молодежи Англии — страны, где к началу 1983 года кисло безработных перевалило за три миллиона человек.
      Фото из журнала «Тайм» Теоретически допустимо, что ключевые рычаги государственной власти могут оказаться в руках революционных сил в результате парламентских либо президентских выборов. Но тогда власть, взятая трудящимися в рамках и на основе буржуазной демократической законности, неизбежно окажется перед выбором: либо во имя соблюдения этой законности отказаться от посягательства на коренные интересы эксплуататоров (и в этом случае существующие капиталистические общественные и производственные отношения факт пребывания коммуниста на посту премьера или президента не переменит), либо, не считаясь с ее нормами, провести социально-экономические преобразования основ общества в интересах труда в ущерб капиталу, т. е. пойти на слом всей капиталистической системы в стране. С такой же дилеммой столкнется и буржуазия — либо отдать все добровольно, либо бороться с новой демократией, антибуржуазной по своей классовой сути.
      Как показывает исторический опыт, нельзя прийти к социализму, не выходя из рамок буржуазной демократии. Можно, по-видимому, постепенно создать условия, при которых легче будет осуществить переход к социализму. Но все равно внеклассового «общего согласия», надклассовой «демократии для всех» в антагонистическом обществе быть не может. К тому же было бы опасной иллюзией полагать, будто классовый противник станет спокойно ждать, пока революционные силы доведут свое дело до конца22.
      Современные «критики» Маркса и Энгельса из числа реформистов исходят как раз из противоположного. Они утверждают, что на нынешнем этапе развития капитализма буржуазия и рабочий класс не антиподы, что антагонизм между ними уступает место классовому сотрудничеству. Эта давняя иллюзия подробно развита в книге «Письма и беседы», составленной из высказываний лидеров современной социал-демократии Вилли Брандта (ФРГ), Улофа Пальме (Швеция) и Бруно Крайско-го (Австрия)23.
      У. Пальме, например, обосновывая концепцию «демократического социализма», которую социал-демократы противопоставляют реальному социализму, утверждает, что рабочий класс якобы уже освободился от угнетения со стороны капиталистов, «обладавших экономической властью (sic transit…)»24. Б. Крайский считает, что «классический образец частной собственности на средства производства ушел в прошлое и заменен новыми формами власти». С этой точки зрения, заявляет он, «требование Маркса об «экспроприации экспроприаторов» уже совершенно неприменимо»25. Итак, буржуазное государство существует, но нет в нем, выходит, ни эксплуататоров, ни эксплуатируемых. Рай на земле, да и только! Между тем в той же Австрии прибыли предпринимателей почти на 60 процентов превышают доходы трудящихся26.
      Те же иллюзии о «демократии всеобщего участия» при капитализме излагаются в программном документе «Демократический социализм. Теоретические основы дискуссии», составленном западно-германским социал-демократом Ф. Вильмером. В нем говорится: «Цель теории и практики демократического социализма заключается в постепенном, но последовательно ускоряющемся преобразовании существующего капиталистического классового общества в солидарное «бесклассовое» на основе парламентской демократии»27.
      Достичь этого, по мысли социал-демократов (в частности, Г. Эмке, видного теоретика СДПГ), оказывается, возможно путем «интенсификации государственно-политического регулирования» как экономики, так и внутренней политики, включая социальные программы. Это якобы ведет к тому, что «меняется качество всей (капиталистической. — В. В.) системы»2”.
      К началу 1982 года долг американцев по потребительскому кредиту составлял 322,9 млрд. долларов. За 12 месяцев (март 1981 — март 1982 года) 450 тысяч человек объявили о банкротстве. Банкрот-ства, как видим на рисунке американского карикатуриста, не избежали даже крупные фирмы.
      Рисунки из журнала «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорть Однако, как бы завлекательно подобные «маниловские мосты» ни выглядели в проекте, проверки практикой они не выдерживают. В Швеции, где социал-демократы почти сорок лет, вплоть до 1978 года, удерживали власть, а затем, в 1982 году, вновь ее взяли, 94 процента всех предприятий находятся в руках частного капитала29. В ФРГ 1,4 процента населения владеют 75 процентами всех средств производства30.
      Реальная действительность современного капитализма вопреки утверждениям реформистов не опровергает марксизм, а подтверждает марксистское положение о непримиримом противоречии между трудом и капиталом. Точно так же актуально звучит сегодня и характеристика «буржуазного социализма», данная Марксом и Энгельсом:
      «Свободная торговля! в интересах рабочего класса; покровительственные пошлины! в интересах рабочего класса; одиночные тюрьмы! в интересах рабочего класса — вот последнее, единственно сказанное всерьез, слово буржуазного социализма». «…Этот социализм понимает отнюдь не уничтожение буржуазных производственных отношений, осуществимое только революционным путем, а административные улучшения, осуществляемые на почве этих производственных отношений, следовательно, ничего не изменяющие в отношениях между капиталом и наемным трудом…»31 Маркс и Энгельс в этой характеристике «буржуазного социализма» точно указали тот водораздел, который отделил революционную социал-демократию, провозгласившую необходимость уничтожения буржуазных производственных отношений в интересах пролетариата, от реформистской социал-демократии, сделавшей ставку на разного рода «улучшения» капитализма.
      Победа Великой Октябрьской социалистической революции привела к окончательному размежеванию подлинных марксистов-революционе-ров с «прилаживающимися к оппортунизму» социалистическими партиями, которые, как писал В. И. Ленин, накопили «авгиевы конюшни филистерства, узколобия, ренегатства…»32, пытаясь приспособить марксизм к буржуазной либеральной рабочей политике, превратить Маркса в «дюжинного либерала», лишить марксистскую революционную науку живой души — учения о диктатуре пролетариата.
      Отвечая этим ренегатам, В. И. Ленин в статье «О «демократии» и диктатуре», опубликованной в «Правде» 3 января 1919 года, писал:
      «Буржуазия вынуждена лицемерить и называть «общенародной властью» или демократией вообще, или чистой демократией (буржуазную) демократическую республику, на деле представляющую из себя диктатуру буржуазии, диктатуру эксплуататоров над трудящимися массами… Для освобождения труда от ига капитала нет иного пути, как смена этой диктатуры диктатурой пролетариата. Только диктатура пролетариата в состоянии освободить человечество от гнета капитала, от лжи, фальши, лицемерия буржуазной демократии, этой демократии для богатых, в состоянии установить демократию для бедных, т. е. сделать блага демократии доступными фактически для рабочих и беднейших крестьян, тогда как теперь (даже и при самой демократической — буржуазной — республике) эти блага демократии фактически недоступны громадному большинству трудящихся»33.
      Современные реформисты в своей полемике с марксистами нередко спекулятивно сравнивают степень развития демократии в конце XIX — начале XX века в ведущих капиталистических странах с нынешними социальными завоеваниями трудящихся в этих же странах. Я не случайно употребил слово «спекулятивно»: ведь механическое сравнение, скажем, профсоюзного коллективного договора с предпринимателями, заключенного в 1900 году, и договора 1983 года действительно можно продемонстрировать как образчик прогресса. Но ведь точно так же, если температуру в помещении удалось бы поднять с абсолютного нуля до просто нуля, можно сказать, что в помещении значительно потеплело!
      Рабочему классу, особенно за последние 65 лет, удалось в ряде стран значительно расширить свои демократические права в рамках буржуазной демократии. Этому способствовала в первую очередь победа Великой Октябрьской социалистической революции, давшая небывалый стимул классовой борьбе, национально-освободительным движениям во всем мире. Современная буржуазия вынуждена идти на негласное соревнование с миром реального социализма, когда принимает решение о государственном финансировании ряда социальных программ, когда вырабатывает законы о регулировании взаимоотношений между трудом и капиталом в промышленности, в сельском хозяйстве, в сфере обслуживания. Но развитие буржуазной демократии возможно лишь до определенного предела. Как в коллективном договоре 1900 года, так и в договоре года 1983-го главным пунктом остается преамбула, в которой черным по белому написано, что средства производства по-прежнему принадлежат владельцам той компании, с которой заключают договор, а рабочие по-прежнему наемные рабы со всеми вытекающими отсюда последствиями. Пока существует эксплуатация человека человеком, достичь подлинного равенства людей невозможно. Без социалистического переустройства общества, как писал В. И. Ленин, не может быть и речи «о действительной свободе для человеческой личности…»34.
      Современные реформисты, зачарованные своими собственными грезами о возможности создания «бесклассового общества» в рамках капитализма, с марксистами в этом по-прежнему не согласны. В уже упоминавшемся сборнике писем и бесед лидеров современной социал-демократии Вилли Брандт цитирует строки из Бад-Годесбергской программы СДПГ (1959 год), в которой «демократический социализм» характеризуется как общество, где «каждый человек в обстановке свободы может развивать свои способности»35. Хотя и не прямо, Брандт противопоставляет этот лозунг «демократического социализма» лозунгу «Манифеста Коммунистической партии» — «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех»36.
      Противопоставление это не случайное. Лозунг, выдвинутый Марксом и Энгельсом, афористически выражает суть демократии нового общества, идущего на смену буржуазному «с его классами и классовыми противоположностями», общества коммунистического.
      Говоря о «демократии всеобщего участия», современные реформисты извращают саму суть демократии. Вспомним, что писал по этому поводу В. И. Ленин в работе «Государство и революция»: «…постоянно забывают, что уничтожение государства есть уничтожение также и демократии, что отмирание государства есть отмирание демократии.
      На первый взгляд такое утверждение представляется крайне странным и непонятным; пожалуй, даже возникнет у кого-либо опасение, не ожидаем ли мы пришествия такого общественного устройства, когда не будет соблюдаться принцип подчинения меньшинства большинству, ибо ведь демократия это и есть признание такого принципа?
      Нет. Демократия н е тождественна с подчинением меньшинства большинству. Демократия есть признающее подчинение меньшинства большинству государство, т. е. организация для систематического насилия одного класса над другим, одной части населения над другою.
      Мы ставим своей конечной целью уничтожение государства, т. е. всякого организованного и систематического насилия, всякого насилия над людьми вообще. Мы не ждем пришествия такого общественного порядка, когда бы не соблюдался принцип подчинения меньшинства большинству. Но, стремясь к социализму, мы убеждены, что он будет перерастать в коммунизм, а в связи с этим будет исчезать всякая надобность в насилии над людьми вообще, в подчинении одного человека другому, одной части населения другой его части, ибо люди привыкнут к соблюдению элементарных условий общественности без насилия и без подчинения»*'.
      И хотя вопрос об отмирании государства — дело неблизкого будущего, развитие социалистической демократии идет именно в таком направлении, какое предвидели основоположники марксизма-ленинизма и зафиксировала в своих основополагающих документах наша партия. Диалектика нашего государственного и общественного развития состоит в том, что по мере «совершенствования социалистического государства миллионы граждан все более активно участвуют в работе органов власти, народного контроля, в управлении производством и распределением, в социальной и культурной политике, в осуществлении правосудия. Словом, с развитием социалистической демократии происходит постепенное перерастание нашей государственности в коммунистическое общественное самоуправление. Процесс этот, разумеется, длительный, но идет он неуклонно»38.
      Достижения социалистической демократии сейчас общепризнанны. Так, в конце 1978 года специальный докладчик комиссии ООН по правам человека иранский профессор М. Ганджи в исследовании об осуществлении экономических, социальных и культурных прав писал:
      «Диапазон прав личности, ограниченный вначале личными и политическими свободами, достиг своих максимальных границ в социалистических странах, где он включает экономические, социальные, культурные права, которые определены с той же точностью и ясностью, что и права в гражданской и политической областях» 39.
      Статья 20 Конституции СССР, принятой 7 октября 1977 года, воплощает мечту авторов «Манифеста Коммунистической партии». Она гласит: «В соответствии с коммунистическим идеалом «Свободное развитие каждого есть условие свободного развития всех» государство ставит своей целью расширение реальных возможностей для применения гражданами своих творческих сил, способностей и дарований, для всестороннего развития личности».
      Плач Каутского по демократии У марксистов нет и не было никаких иллюзий по поводу способностей буржуазного государства обеспечить действительное равенство граждан, не говоря уже о создании в рамках этого государства «бесклассового» общества, о котором всегда грезили реформисты.
      Анализируя опыт Парижской коммуны, Маркс и Энгельс пришли к выводу о необходимости слома буржуазной государственной машины в ходе пролетарской революции. Это было отмечено ими в 1872 году в предисловии к немецкому изданию «Манифеста Коммунистической партии».
      Парижская коммуна была первой попыткой пролетарской революции разбить буржуазную государственную машину и одновременно той политической формой, «правительством рабочего класса», как писал Маркс, при которой «могло совершиться экономическое освобождение труда»40.
      Этот анализ не теряет своей актуальности. Опытом международного революционного развития доказано, что успех демократических и социалистических преобразований зависит от того, осуществляет ли рабочий класс свою роль гегемона, появились ли в ходе развертывания революционного процесса зародыши новой власти, как было в России, где возникли Советы рабочих и крестьянских депутатов, на базе которых и было впоследствии создано правительство рабочего класса, как было в странах Юго-Восточной и Центральной Европы после разгрома фашизма, когда там установилась народная демократия41.
      В одном из первых документов Советской власти, в Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа, говорилось, что рожденная революцией Республика Советов ставит своей основной задачей «уничтожение всякой эксплуатации человека человеком, полное устранение деления общества на классы, беспощадное подавление сопротивления эксплуататоров, установление социалистической организации общества и победу социализма во всех странах…»12.
      В 1918 году, когда писались эти строки Декларации, не было ни одной буржуазной газеты, ни одного буржуазного политического деятеля, которые не проклинали бы во всеуслышание пролетарскую демократию.
      «…Когда трудящиеся и эксплуатируемые классы, впервые в истории, отрезанные империалистской войной от своих зарубежных братьев, составили свои Советы, призвали к политическому строительству те массы, которые буржуазия угнетала, забивала, отупляла, и стали сами строить новое, пролетарское государство, стали в пылу бешеной борьбы, в огне гражданской войны намечать основные положения о государстве без эксплуататоров, — тогда все мерзавцы буржуазии, вся банда кровопийц, с их подпевалой, Каутским, завопила о «произволе»!»43 Эти слова В. И. Ленина из работы «Пролетарская революция и ренегат Каутский» точно воссоздают ту атмосферу травли молодой Советской Республики, которую развернули буржуазия и ее прислужники, кричавшие о «попрании прав человека» в Советской России.
      Права какого класса, демократию для какого класса отстаивали «мерзавцы буржуазии» и их «подпевалы» вроде Каутского? Анализ брошюры лидера II Интернационала «Диктатура пролетариата», данный В. И. Лениным, не оставляет в этом сомнений: Каутский требовал равных прав для эксплуататоров с эксплуатируемыми и после того, как в результате победы пролетарской революции эксплуатируемые создали свое государство.
      Анализируя сейчас «претензии» Каутского к Советской власти, поражаешься почти полному совпадению политической платформы современной социал-демократии с его программой, которую не прочь использовать в своих целях разного рода «защитники прав человека» в социалистических странах, ратующие за «улучшение социализма», за «социализм с человеческим обликом», за «демократический социализм» и так далее и тому подобное.
      Они взяли на вооружение и требование Каутского предоставить свободу действий буржуазным, враждебным рабочему классу партиям, и призыв к большевикам отказаться от роли правящей партии, а к Советам — не превращаться в государственную организацию. Здесь и трогательная забота о «бережливой Агнессе», а точнее, о кулаке, мелком буржуа, нещадно эксплуатирующем наемных работников, которому как тогда Каутский, так и сейчас «поборники прав человека» на Западе требуют предоставить полные права гражданства, что равносильно требованию возродить этот давно уже ликвидированный в нашем обществе класс. Иначе говоря, сегодня, как и тогда, — это недвусмысленная попытка заменить социалистическую демократию демократией буржуазной.
      Глава I Отвечая Каутскому, В. И. Ленин писал: «…только реакционер, враг рабочего класса, прислужник буржуазии, может размалевывать теперь прелести буржуазной демократии и болтать о чистой демократии, поворачиваясь лицом к отжившему прошлому. Буржуазная демократия была прогрессивна по отношению к средневековью, и использовать ее надо было. Но теперь она недостаточна для рабочего класса. Теперь надо смотреть не назад, а вперед, к замене буржуазной демократии пролетарскою»^.
      В 1918 году был дан решительный отпор тем, кто пытался реставрировать капитализм в нашей стране под лозунгом борьбы за «чистую демократию», за те «права человека», которые Маркс и Энгельс заклеймили как «естественную основу» буржуазного государства, «права», обожествляющие свободу частной собственности на средства производства, грязную погоню за наживой, утверждающие капиталистическое рабство.
      Продолжение в наши дни исторического спора, который вели основоположники марксизма-ленинизма с поборниками этих «прав человека», — еще одно подтверждение того, что мир капитала не отказался от борьбы с научным коммунизмом, от попыток уничтожить реальный социализм. Действия наших классовых врагов, выступающих ныне под фальшивым лозунгом «защиты прав человека», показывают, что речь идет именно об антикоммунистической операции с далеко идущими стратегическими целями, а вовсе не об обычной пропагандистской кампании.
      В 60-х годах буржуазные идеологи (цитирую строки из книги Р. Страуса-Хюпе, У. Р. Кинтнера и С. Т. Поссони «Современная стратегия Америки») провозглашали: «Ошибочным является широко распространенное мнение о том, будто возможно коренное улучшение отношений между коммунистическим и свободным миром (так на Западе эвфемистически именуют капитализм. — В. Б.). Не имеет существенного значения то, как называть нынешнее положение — «холодной войной», сосуществованием или длительным конфликтом. Конфликт начался в 1917 году, и он до сих пор остается неизменным (курсив мой. — Б. Б.)»45. В 1961 году, когда писались эти строки, их авторы не прочь были решить этот исторический конфликт с помощью оружия, утверждая, что сохранение и упрочение капитализма — «задача более важная, чем сохранение мира…». «Мы не можем, — заявляли они, — допустить, чтобы выжила политическая система, противоположная нашей»40.
      В 1S70 году Поссони подтвердил эту точку зрения, когда вместе с Д. Пурнеллом писал в книге «Технологическая стратегия. Победа в решающей воине»: «Соединенные Штаты находятся в состоянии войны. Эта война движется наличием Советского Союза на международной арене и законами технологической борьбы… Победа в технологической войне означает превосходство во всех фазах конфликта, которое может быть достигнуто как путем уничтожения противника с помощью термоядерного оружия, так и просто с помощью требований, которые привели бы его к сдаче…»47 В 1971 году У. Кинтнер в совместном «труде» с Г. Сикерманом выступил уже с теорией «эрозии суверенитета государства»48, что, по его мысли, дало бы возможность империализму беспрепятственно вмешиваться во внутренние дела стран социализма. Цель подобного вмешательства та же — ликвидация социализма, реставрация власти капитала.
      Как и в 1917 году, цель эту наши классовые противники и по сей день считают первоочередной.
      О том, что эти взгляды разделяют в самых высших эшелонах власти как США, так и других империалистических держав, можно судить хотя бы по заявлению президента Картера, прозвучавшему в его речи 2 октября 1979 года:
      «У нас с Советским Союзом существуют непреодолимые разногласия с 1917 года…» Его преемник на посту президент Рейган высказался еще откровеннее, объявив 9 июня 1982 года в речи в английском парламенте, что марксизм-ленинизм должен быть уничтожен.
      Глава II Операция «права человека»
      (Продолжение исторического спора) «Конвергеитинтернационал»
      В первые годы Советской власти среди множества мелких изданий, в которых обосновались буржуазные идеологи, вознамерившиеся словом добиться того, чего с помощью штыков, пушек и виселиц не добились ни белые армии, ни Антанта, особое место занимал журнал «Экономист». Он выходил в Петрограде недолго — с декабря 1921 по июнь 1922 года. Ленин назвал это сомнительное издание «явным центром белогвардейцев»1.
      Среди этих белогвардейцев наиболее активным слыл бывший приват-доцент Петербургского университета, эсер Питирим Сорокин. Помимо занятий контрреволюционной журналистикой он еще и преподавал в вузах Петрограда с 1919 по 1922 год.Ознакомившись с его деятельностью, и в частности со статьей, опубликованной в № 1 «Экономиста» за 1922 год, В. И. Ленин назвал Сорокина « «образованным» крепостником»2, пытавшимся оклеветать пролетарскую демократию, законы Советской России о семье и браке, которые, как писал В. И. Ленин, «не освящают лицемерия и бесправного положения женщины и ее ребенка, а открыто и от имени государственной власти объявляют систематическую войну против всякого лицемерия и всякого бесправия»3.
      Феноменальное политическое чутье позволило В. И. Ленину за вроде бы невинным «социологическим» исследованием Питирима Сорокина о влиянии войны на количество разводов после революции увидеть лицо классового врага, одного из тех, кто отстаивал «демократию» буржуа и крепостников, ликвидированную трудящимися России.
      «Вероятно, не малая их часть, — писал В. И. Ленин о подобных «образованных» крепостниках, — получает у нас даже государственные деньги и состоит на государственной службе для просвещения юношества, хотя для этой цели они годятся не больше, чем заведомые растлители годились бы для роли надзирателей в учебных заведениях для младшего возраста.
      Рабочий класс в России сумел завоевать власть, но пользоваться ею еще не научился, ибо, в противном случае, он бы подобных преподавателей и членов ученых обществ давно бы вежливенько препроводил в страны буржуазной «демократии». Там подобным крепостникам самое настоящее место.
      Научится, была бы охота учиться»4.
      Напутствие Ленина пролетариат России воспринял правильно. В 1922 году Сорокин был выслан за границу. Впоследствии он читал лекции в Парижском университете, а затем обосновался в США, став там фигурой весьма видной.
      В последние годы империалистические центры подрывной пропаганды, в первую очередь радиостанции Центрального разведуправления США «Свобода» и «Свободная Европа», а также действующие с ними в унисон «Голос Америки», «Немецкая волна», Би-би-си, «Голос Израиля», «Радио Швеции» и другие подобные им «голоса», всячески стараются в своих передачах на социалистические страны, в первую очередь на СССР, вызвать интерес к личности и взглядам Питирима Сорокина, а также к трудам таких его единомышленников, как Бердяев. В своей «борьбе за права человека в социалистических странах», представляющей по сути акцию «психологической войны», наши идеологические противники, фарисейски заверяя, что действуют в полном соответствии с «духом Хельсинки», утверждают, будто революционерам в России следовало руководствоваться не взглядами Маркса, Энгельса и Ленина, а воззрениями Сорокина и Бердяева, т. е. той эсеровско-кадетской публики, которая была выметена с нашей земли окончательно вскоре после Великой Октябрьской социалистической революции.
      Подобные попытки гальванизации политических трупов (люди здравомыслящие этих господ иначе и не квалифицируют) не случайно совпали с развертыванием империалистической подрывной кампании под лозунгом «прав человека», главной целью которой, что признают, как мы увидим дальше в книге, и сами ее организаторы, остается все та же мечта буржуазии — реставрация капитализма в России. Питирим Сорокин был одним из тех « «образованных» крепостников», который пытался осуществить ее не только в теории, но и своими практическими действиями. С его именем связывают на Западе так называемую теорию конвергенции, хотя он был не единственным ее автором.
      Термин «конвергенция» взят из биологии и означает появление сходства у организмов разных видов. Это сходство обусловлено их приспособлением к относительно одинаковым условиям жизни. Применительно к общественному развитию теоретики «конвергенции» «одинаковыми условиями жизни» двух противоположных систем — социализма и капитализма — считают научно-техническую революцию, государственное регулирование экономики, планирование.
      Исходя из столь механистического сравнения «схожих условий», полностью игнорируя коренные классовые различия капитализма и социализма, теоретики «конвергенции» выполняют четкий социальный заказ: ищут возможности мирной реставрации капитализма в странах победившего социализма. В изданном в США сборнике статей «Теория конвергенции», в котором весьма подробно разбираются предпосылки и условия «слияния» социализма и капитализма, о сущности воззрений теоретиков «конвергенции» говорится так: «В той или иной мере все они представляют советскую систему как систему, при которой пролетарская революция пошла неверным путем и завершилась обществом, вернувшимся к некоей форме капитализма. (Этого буржуа безуспешно лсдали с 1917 года. — В. Б.). И наоборот, исходя из предположений о конце капитализма на Западе, предсказывают возникновение общества управляющих»5.
      Первые труды Сорокина, посвященные этой теории, появились еще в тот период, когда в Советской России существовал нэп. Уже тогда вместе с Бердяевым и подобными ему «либеральными белогвардейцами» он принялся подыскивать «теоретические» подпорки для своих доктрин о «перерождении» Советской власти. Велась эта линия, что отметить немаловажно, параллельно с изысканиями реформистов о «перерождении» капитализма в общество, лишенное классовой борьбы, а в современном варианте — в общество, «приближающееся к бесклассовому».
      Пытаясь «сблизить» социализм и капитализм, один из лидеров западноевропейской социал-демократии — Отто Бауэр еще в 1920 году утверждал, что «русский социализм будет приобретать демократические черты, а западноевропейский капитализм — социалистические»0.
      Кадет Бердяев в книге «Источники и смысл русского коммунизма» высказался по сравнению с Бауэром куда категоричнее: «…советские пятилетки не осуществили социализм, а реализовали государственный капитализм»7.
      В последующие годы с концепциями, близкими к теории конвергенции, выступил своего рода «кон-вергент-интернационал» — Раймон Арон (Франция), Уолт Ростоу (США), Ян Тинберген (Голландия), Джон К. Гэлбрейт (США), Эдуард Мерц (ФРГ) и ряд других экономистов, историков и политологов. Но «основополагающими» по-прежнему считаются «труды» П. Сорокина, вышедшие в начале 60-х годов, — «Взаимная конвергенция Соединенных Штатов и СССР в смешанный социологический тип общества» и «Основные тенденции нашего времени». «Теория Сорокина, — писал об «изысканиях» бывшего эсера профессор русской истории Колумбийского университета Д. В. Вольф, — гораздо шире других. Она охватывает все аспекты общественной жизни двух народов (СССР и США. — Б. Б.), геополитику, историю, традиции, культуру, социально-культурную однородность и т. д. Поэтому теорию Сорокина можно рассматривать как общую теорию конвергенции, тогда как теории других, в частности Гэлбрейта, обобщают отдельные аспекты или варианты экономического детерминизма, якобы неотвратимо сближающего капиталистическую и социалистическую формы общества»8.
      Книги Сорокина о конвергенции не случайно появились в США и активно там рекламировались именно в начале 60-х годов. Примерно в то же время были изданы большими тиражами аналогичные «труды» Р. Арона, У. Ростоу и других.
      Проповедники подобного «слияния» двух противоположных систем оказались в фаворе у правящего класса мира капитала не сразу, а тогда, когда «холодная война» стала отходить в прошлое, когда идея мирного сосуществования капитализма и социализма в сфере межгосударственных отношений начала пробивать себе путь на Западе. Прожектами теоретиков конвергенции заинтересовались в первую очередь потому, что постулируемое ими «слияние» социализма и капитализма предполагает, как признавали известные «советологи» Збигнев Бжезинский и Сеймур Хантингтон, «мирное поглощение» социализма. По мнению теоретиков конвергенции, говорили Бжезинский и Хантингтон, именно коммунистическая партия и ее монополия на власть должны стать «жертвами исторического процесса: обе они отомрут. Большинство теорий так называемой конвергенции постулируют не конвергенцию, а поглощение противоположной системы»9.
      Поглощение через потребление?
      Из чего же исходят те, кто предрекает такого рода поглощение? Оказывается, вот из чего. Почти что галлюциногенное воздействие научно-технической революции, развивающейся в условиях государственно-монополистического капитализма, подвигло некоторых буржуазных экономистов, политиков и философов на создание неоманиловеких концепций «общечеловеческого единства», основанного на базе некоего «единства развития современных индустриальных обществ».
      Так, Р. Арон предлагал «рассматривать социализм и капитализм как две разновидности одного и того же типа индустриального общества»10.
      Американский социолог Райт Миллс пришел к выводу, что между социализмом и капитализмом существуют не классовые противоречия, а различия, «обусловленные своеобразием институционального и психологического характера»11.
      Уолт Роетоу в книге «Стадии экономического роста» с вызывающим подзаголовком «Некоммунистический манифест» высказывал мысль о том, что капитализм и социализм в ходе дальнейшего развития научно-технической революции сольются, ибо не смогут без такого слияния должным образом усовершенствовать свою экономику на базе передовой технологии. Что же касается идеологических, классовых противоречий, то Ростоу их попросту отметал. «Коммунизм, — утверждал он, — это болезнь переходного периода»12 для индустриального общества.
      В этом обществе, где, как утверждал Джордж Кеннан, бывший посол США в СССР и видный идеолог американского либерального крыла 70 — 80-х годов, «русский коммунизм» и «западный либерализм» рано или поздно «сольются в единое общество»13, идеология будет единой.
      Дж. Гэлбрейт, один из авторов концепции «единого индустриального общества», основной в современном варианте теории конвергенции, объявляет, что слияние капитализма и социализма возможно потому, что мир капитала якобы уже идет к «декапитализации». Это, как мы уже знаем, проповедуют и западноевропейские реформисты.
      «Власть в экономике, — пишет Гэлбрейт, — некогда была основана на владении землей, затем она перешла к капиталу, и, наконец, в наше время источником власти служит тот сплав знаний и опыта, который представляет техноструктура» 14. Регулирование производства и заработной платы, планирование миграции рабочей силы, ее подготовки, уровня занятости, цен на предметы первой необходимости и важнейшие промышленные товары, как считает Гэлбрейт, в той же мере свойственны современному капиталистическому государству, сколь и социалистическому1?.
      Идеологи конвергенции добавляют к этому и растущую популярность партий социал-демократов: в 60 — 80-е годы они одерживали победу за победой на парламентских выборах. Гэлбрейт и его единомышленники упускают из виду лишь одну «деталь», а именно то, что даже в тех странах, где осуществлена национализация, где правят социал-демократы, власть тем не менее остается в руках крупной буржуазии, финансовой олигархии и ни в коем случае не принадлежит народу, равно как народу не принадлежат и национализированные предприятия, народу не отданы во владение средства производства, не говоря уже о том, что частная собственность на средства производства в этих странах пышно процветает. Это коренным образом отличает страны так называемого свободного мира от стран социализма, где трудящимся принадлежат как политическая власть, так и средства производства, как земля, так и ее недра, где установлена демократия высшего типа — социалистическая.
      Уже в самой постановке вопроса о «слиянии» двух систем очевидны не только преднамеренное игнорирование буржуазными учеными коренных различий (экономических, политических, идеологических и нравственных) двух противоположных общественных систем — социализма и капитализма, но и их загипнотизированность ценностями так называемого общества потребления.
      Критикуя апологетов капитализма, французский футуролог Алэн Гра писал, что концепции «постиндустриального общества», «пределов роста», «мирового государства» — это попытка спроецировать в будущее капитализм.
      Современный мир капитализма, отмечает Гра, представляет собой «плохую основу для прогресса, ибо он может иметь место только тогда, когда будут решены наиболее острые социальные проблемы и антагонизмы, поскольку застой в экономике, кризис, перенаселение, загрязнение окружающей среды.
      Гра писал свою книгу в то время, когда у власти во Франции находились буржуазные партии, партии крупного капитала. Победа блока левых сил на выборах 1981 года позволила проверить на практике выводы парижского футуролога. Новое правительство осуществило национализацию ряда отраслей промышленности, банков и т. д. Несомненно, это важное социально-политическое завоевание трудящихся, и именно поэтому французские коммунисты поддержали такие меры. Разумеется, они отдавали себе отчет в том, что этот шаг, хотя и ограничивал власть монополий, не решал основного вопроса — передачи средств производства в руки народа. А монополии, сохранившие в своих руках и после национализации капитал, основные средства производства, международные связи, неминуемо должны были сделать все от них зависящее, чтобы сорвать разработанную правительством левых сил программу оздоровления экономики страны.
      …В сентябре 1982 года мне довелось побывать во французском городе Руане, находящемся в нескольких часах езды от Парижа. Там, в крупном порту и индустриальном центре Франции, газеты ежедневно публиковали объявления о закрытии мелких, средних, крупных предприятий. О том же сообщало местное телевидение. В городе в это время было уже 15 тысяч безработных — едва ли не каждый пятый трудоспособный руанец. Нельзя было без содрогания смотреть на выбитые стекла окон закрывшихся предприятий, на стенах которых кое-где проступали потускневшие надписи масляной краской: «Уважайте право на забастовку!»
      Такое право буржуазное законодательство, хотя и с ограничениями, предоставляет. А вот право на труд — нет. Там, в Руане, слова Гра вспомнились мне не случайно.
      В своей книге он недвусмысленно дает понять, что капитализму пропуск в будущее не заработать, что этот строй в силу присущего ему кризисного развития не способен решить стоящие перед человечеством проблемы, хотя апологеты «конвергенции» именно капитализму отводят первенство в будущем «едином обществе».
      Из этого исходил, например, Жан Робэн, участник небезызвестных исследований «Римского клуба», в своей модели «планетарного общества», в котором не предусматривается даже полной национаАмериканские фермеры разоряются ежегодно сотнями. Их «семейные фермы» идут с молотка. «Я разорен, мистер Рейган» — этот лозунг отчаявшийся фермер начертал сенокосилкой на своем поле, над которым пролетал в самолете президент США.
      Фото из журнала «Тайм» лизации средств производства17. Дж. Гэлбрейт в последних работах выдвигал идею кооперации государства и монополий. Создание «общества массового потребления» к 2000 году предсказывали футурологи Г. Кан, У. Браун и Л. Мартель в книге «Грядущие 200 лет. Сценарий для Америки и мира».
      Американский философ Маркузе надежду на ликвидацию власти трудящихся так же, как и Гэлбрейт, видел в… техническом прогрессе. Он считал, что с помощью научно-технической революции, которая, как он писал, должна проходить в условиях «глобального сосуществования», удастся «трансцендировать» (т. е. перенести) буржуазное «общество потребления» в социализм, лишить коммунистические партии руководящей роли в СССР и других социалистических странах. Концепции Маркузе не случайно нашли свое развитие в планах поборников теории конвергенции, которые выдвинули в конце 60-х годов новую рабочую модель «потребительского социализма». Его суть сводится к подмене идеалов коммунизма мещанскими идейками тотального потребления, к превращению граждан социалистических стран в ревностных обывателей, зараженных вирусом «грязной погони за наживой». По мнению буржуазных идеологов, эта модель наиболее пригодна для внедрения в социалистические страны в условиях мирного сосуществования государств с различным общественным строем.
      «Мосты» контрреволюции Обращение стратегов антикоммунизма к теории «вползающего капитализма», как окрестила американская пресса концепцию «потребительского социализма», было обусловлено рядом причин.
      Провал очередного «крестового похода» против социалистических стран, завершившийся разгромом контрреволюции в Венгрии в 1956 году, показал, что лобовая атака на социализм — дело безнадежное. Пересмотр обанкротившейся доктрины «освобождения» стран Восточной Европы от коммунизма был весьма осторожным, а поворот к новой тактике — не мгновенным и не всеобъемлющим. Понадобилось еще несколько отрезвляющих для США и их союзников уроков (провал вторжения на Кубу в 1961 году и безнадежное увязание в джунглях Индокитая), чтобы понять, насколько нереальны попытки Вашингтона повернуть вспять революционный процесс, реставрировать капитализм с помощью грубой силы и открытой агрессии. Начало 60-х годов было отмечено переходом США к скрытым формам вмешательства в дела социалистических стран. Надежды возлагались на «Советы явно скрывают факты.
      Не видно ни безработных, ни преступности на улицах!»
      «эрозию» социализма, на подрыв его изнутри око-давшимися в подполье антисоциалистическими силами, опекаемыми Западом. Цели профессиональных антикоммунистов не изменились. Менялись тактика, методы, изучались новые каналы проникновения.
      В недрах госдепартамента, различных советологических центрах при непосредственном участии, а то и под руководством ЦРУ разрабатывались планы целенаправленных акций политического давления империализма на социалистические страны с задачей добиться для антисоциалистически настроенных личностей права открыто выступать против социализма, против коммунистических и рабочих партий и при этом поддерживать прямые контакты со своими зарубежными единомышленниками и покровителями, если не нанимателями.
      Такова первоочередная цель стратегов «политической конвергенции» двух систем. Эту конвергенцию, как пишет венгерский ученый Т. Герег, организаторы «психологической войны» против социалистических стран представляли как «плюралистическую эволюцию» политической системы социализма, т. е. надеялись на то, что в СССР и ряде других социалистических стран удастся создать связанные напрямую с империалистическими разведками контрреволюционно настроенные группы и организации. Тезис о подобной «плюралистической эволюции» ведет, как отмечает ученый, к активизации политической и идеологической борьбы империализма против социалистических стран, а открытые нападки на коммунистические партии этих стран, на марксистскую идеологию означают, что буржуазные идеологи, провозглашающие теорию конвергенции, не надеются на ее спонтанное осуществление.
      Манипулируя в своих классовых целях такими терминами, как «права человека», «свобода» и «демократия», стратеги антикоммунизма требуют равных прав для буржуазной идеологии с коммунистической, такой же свободы в экономике для частного сектора, как и для государственного, признания буржуазного национализма (несмотря на то что граждане социалистических стран воспитываются в духе пролетарского интернационализма), «свободы» эксплуатации человека человеком в обществе, свободном от этой эксплуатации.
      «Единство» подобных противоположностей, как это очевидно, невозможно без утраты трудящимися реальной политической власти в государстве. Но на это-то и рассчитывали идеологи конвергенции, мечтавшие о «поглощении» социализма.
      Мечты эти попытались вывести из области фантазии правящие круги США, когда они пришли к выводу, сформулированному Г. Киссинджером в его книге «Ядерное оружие и внешняя политика» еще в 1957 году: «В какой бы степени мы ни превосходили Советский Союз по количеству и качеству нового оружия сейчас, не только он, но и мы должны опасаться этого оружия»18.
      Незадолго до своей смерти в 1963 году президент Дж. Кеннеди высказал аналогичные мысли: настало время, считал он, перехода к мирному сосуществованию с Советским Союзом и отказу от агрессивных антикоммунистических доктрин. До полного отказа было еще очень далеко, и слишком сильно было противодействие тех реакционнейших кругов империализма, идеологическим кредо которых оставалось, как пишет американский исследователь Н. Грэбнер, «полное уничтожение коммунистической системы»19. Такое признание не означало отказа американского империализма от своей главной и классовой цели. Кеннеди и сменивший его Джонсон предложили лишь применить «мирные» методы претворения в жизнь этого лозунга. Уже в 1964 году тогдашний государственный секретарь США Дин Раск провозгласил «политику наведения мостов» в отношениях с коммунистическими странами. Раск выделил три главные цели: «1) не допускать расширения сферы коммунизма; 2) добиваться соглашений, уменьшающих опасность всеобщей опустошительной войны; 3) поощрять в коммунистическом мире эволюцию к национальной независимости, мирному сотрудничеству и открытым обществам (читай: к капитализму. — В. Б.)»20.
      В том же году сенатор Фулбрайт, оценивая цели поборников «нового курса», говорил, что «политика мостов может дать больше в смысле освобождения Восточной Европы, чем все храбрые и пустые слова, которые были сказаны насчет того, чтобы отбросить железный занавес»21. Как это очевидно, политика «наведения мостов» служила той же цели, что и политика «отбрасывания коммунизма» — реставрации капитализма.
      С середины 60-х годов «наведение мостов» стало главенствующей заботой США во взаимоотношениях с миром социализма. В рамках «доктрины мостов» был разработан ряд «рабочих теорий», использующихся по сей день для подрывной деятельности против социалистических стран. Это теория «эрозии», предполагающая организацию широких пропагандистских мероприятий и идеологических диверсий в целях дискредитации коммунистической идеологии. Это теория «плюрализма», направленная на создание политической оппозиции правящим коммунистическим и рабочим партиям, ее легализацию и последующий захват ею власти в рамках «свободной игры политических сил». Это «поощрение национализма», разжигание антирусских, антисоветских настроений, дискредитация «советской модели социализма» и сотрудничества социалистических стран в СЭВ.
      В сфере экономической была разработана специальная система «поощрения» социалистических стран, чтобы они в поисках западной экономической помощи, кредитов, технологии и т. д. «действовали бы независимо от СССР», не преследовали бы «оппозицию» и проводили бы «либерализацию» политической жизни в стране в соответствии с теми схемами, которые были предусмотрены теорией «плюрализма». Эту взаимосвязь экономической помощи Запада социалистическим странам с «либерализацией» активно пропагандировал, в частности, 3. Бжезинский. Еще в 1966 году в книге «Альтернатива разделу» он писал: «Вместо того, чтобы ждать развала коммунистического господства Соединенным Штатам в дальнейшем следовало бы оказывать содействие эволюционным изменениям в отдельных коммунистических странах и во всем советском блоке»22.
      Разведслужбам стран НАТО вменялись в обязанность подрывная деятельность в сфере идеологии, организация и финансирование «оппозиции», подготовка террористических групп для расправы с коммунистами и им сочувствующими в «час Special envoy чПосол по особым поручениям (надпись на пальто — ЦРУ») Икс», т. е. в момент захвата власти антисоциалистическими силами.
      В военном отношении ставка была сделана на то, чтобы измотать социалистические страны в не-прекращающейся гонке вооружений, которая становится с годами все более дорогостоящей. По замыслу стратегов антикоммунизма, это также могло бы дать Западу рычаг для воздействия на мир социализма в «желательном для Запада направлении». Не исключался вариант и прямого взаимодействия в «час Икс» отдельных частей вооруженных сил США и НАТО с «повстанцами».
      Какой же была конечная цель политики «наведения мостов»? Ее не скрывали. Так, в уже упоминавшейся книге «Год 2000-й», изданной в 1967 году, ее авторы Кан и Винер изображают процесс развития социалистической демократии в СССР и других социалистических странах в виде некой «либерализации», «размягчения» режима и пророчествуют: «Постепенно это размягчение, если оно продолжится, очевидно, приведет к другим важным политическим переменам, включая узаконенную терпимость своего рода организованной политической оппозиции… Феномен конвергенции, очевидно, не дойдет до парламентской демократии. Таким образом, Советский Союз вряд ли станет такой же демократической и упорядоченной страной, как салаза-ровская Португалия»23. (Существовавший во время их пророчества португальский диктаторский режим Салазара профашистского типа господа Кан и Винер, как видим, предпочитали Советской власти вполне откровенно.) Таков был один из сценариев, разработанных в недрах Гудзоновского института для Советского Союза. Были свои особые «сценарии» для Польши, Чехословакии, Румынии, Югославии, Болгарии, Венгрии, ГДР и т. д.
      Чехословакия была первым испытательным полигоном политики «наведения мостов». Не вдаваясь в подробности действий антисоциалистических сил в этой стране, отметим лишь, что в ходе этой операции скрытые контрреволюционеры и поддержавшие их пропагандистские центры Запада выступали с позиции «улучшения социализма», или, как говорили тогда, «социализма с гуманным обликом». В качестве идеологической платформы использовался правый ревизионизм, активно популяризировались взгляды уже известного нам «конвергент-интернационала», правых реформистов, «идеалы» буржуазной масариковской демократии и т. д. Истинное же лицо таких пропагандистов контрреволюции — и это документально доказано — было отнюдь не гуманным: втихомолку от народа и партии они создавали концлагеря для коммунис-тов-интернационалистов, готовили белый террор.
      В августе 1968 года в Праге под видом «туристов» уже находились «командос» из натовских «специальных частей» и пентагоновские генералы, которым предстояло координировать боевые действия контрреволюции. С не меньшей активностью действовал и бундесвер: гамбургский журнал «Шпигель» признавал в 1968 году, что вербовка и засылка агентов военной разведки в Чехословакию приняли небывало широкие размеры.
      Одновременно с этим контрреволюционная группа, засевшая в городском комитете партии Праги, под крылышком члена горкома В. Шилгана, начала говорить о том, что «пусть прольется кровь», что «пора открывать концлагеря для принципиальных коммунистов». Именно поэтому Йозеф Павел стал составлять так называемые черные списки, в которые вносились имена честных и сознательных людей. Именно поэтому старый империалистический агент профессор Вацлав Черный потирал руки, когда говорил, что «скоро дело дойдет и до фонарей». Именно поэтому диверсанты, окопавшиеся в клубе 231, готовились «выдирать коммунистам обе ноги, а сочувствующим — одну…»24.
      События 1967 — 1969 годов в ЧССР и крах контрреволюции многому научили правящие круги США и их союзников. Перед научными, военными и подрывными центрами стран НАТО была поставлена задача разработки иных, более успешных «сценариев». Конечно, далеко не весь «сценарий» увядшей «пражской весны» был сдан в архив. Многое используется вновь. И история появления в политическом словаре вашингтонской администрации термина «права человека», зазвучавшего вновь в резко антисоветском, антикоммунистическом контексте, — тому подтверждение.
      Как пришли к такой идее?
      В октябре 1975 года в журнале «Форин афферс», органе Совета международных отношений (СМО), в который входят представители финансовых групп Морганов, Рокфеллеров, Карнеги, Уорбургов, Фордов, Меллонов и других, была опубликована статья редактора журнала Уильяма П. Банди, занимавшего в администрации Джонсона пост заместителя государственного секретаря США по делам Юго-Восточной Азии и Тихого океана25. В либеральных кругах американского истеблишмента У. Банди, кстати, называли «военным преступником» за ряд принятых им «ястребиных» рекомендаций в ходе эскалации «грязной войны» американского империализма во Вьетнаме.
      Банди выделил три основные цели США в их отношениях с остальным миром, выработанные еще «отцами-основателями»: 1) обеспечение безопасности от нападения в пределах существующих границ; 2) забота о международном окружении, в котором США могли выжить и процветать; 3) стремление примером или конкретным действием, либо тем и другим вместе оказывать влияние на распространение в мире более репрезентативных и более ответственных правительств. Комментируя последний пункт, Банди приводит слова Арчибальда Маклиша, сказанные им в 1974 году: «Америка… всегда была Городом на Холме, который должен излучать новые концепции того, как люди должны жить вместе и управлять собой».
      Обращение к авторитету «отцов-основателей», позволившее Банди «оправдать» многочисленные территориальные захваты США и их вмешательство в дела латиноамериканских государств, обычно для американских политических деятелей, как и ни к чему не обязывающее цитирование положений «Декларации независимости» о правах человека. Но в статье в «Форин афферс» оно было не случайным: Банди доказывал, что США следует более активно играть во внешней политике роль «Города на Холме» именно в наше время, являя собой пример для подражания остальному миру, а заодно поучая его, как ему в его непросвещенной низине вести себя и во внутренних, и во внешних делах.
      Нью-йоркская ночлежка для бедняков.
      И сюда попадает не каждый желающий.
      Фото из журнала «Тайм» Апеллируя к историческому опыту США, Банди указывает на кампанию президента Вильсона 1919 года, проводившуюся под лозунгами «сделать мир безопасным для демократии» и «обеспечить нациям право на самоопределение».
      Кампания Вильсона, которую можно считать одной из первых попыток организации «крестового похода» против коммунизма под лицемерным лозунгом «борьбы за права человека», обернулась, как известно, открытой интервенцией США против молодой Советской Республики. Обращение Банди к этому периоду истории США не случайно. Концепции Вильсона остаются и по сей день едва ли не краеугольным камнем внешней политики США, в первую очередь по отношению к странам социализма. Именно в его идеях черпали вдохновение Трумэн, разработавший доктрину «сдерживания коммунизма», Даллес, выдвинувший доктрину «отбрасывания коммунизма», или «освобождения стран Восточной Европы». К тем же идеям обратились и авторы теории «наведения мостов», и те, кто в 70-е годы разрабатывали кампанию под лозунгом «защиты прав человека», а при Рейгане дополнили ее кампанией по «борьбе с терроризмом». Небезынтересно вспомнить в связи с этим кое-какие исторические факты.
      25 июня 1919 года в американском либеральном журнале «Нью рипаблик» появилось письмо некоего Стюарта Чейза, который с возмущением писал, что западные державы выступают против советского правительства на том основании, что оно якобы «держится на терроризме», и на том же основании поддерживают настоящих террористов вроде Маннергейма и Колчака, руки которых по локоть в крови рабочих.
      В статье «Как буржуазия использует ренегатов» В. И. Ленин, процитировав статью С. Чейза, писал: «Всемирная буржуазия поддерживает Ман-нергеймов и Колчаков, стремясь задушить Советскую власть, облыжно выставляя ее террористической и недемократической»20.
      Как это похоже на нынешнюю ситуацию, когда Вашингтон, облыжно обвиняя Советский Союз в «антидемократизме», «нарушениях прав человека» и «терроризме», братается с наиреакционнейшими диктаторами и помогает той же сальвадорской хунте топить в крови народное восстание. Логика классового лицемерия у современных хозяев Белого дома, как видим, та же, что и у их предшественников.
      Листая старые подшивки «Конгрешнл рекорд» — вестника конгресса США, полностью убеждаешься в этом.
      «Мы должны, — говорил 14 февраля 1919 года сенатор штата Северная Дакота Портер Дж. Маккамбер, — увеличить численность американской армии в России до 500 тысяч человек, чтобы освободить русский народ от убийц, которые держат его в подчинении»27. «Убийцами» сенатор именовал, конечно же, не карательные отряды Колчака, которым рукоплескали в Соединенных Штатах Маккамбер и ему подобные, а большевиков. Эти «освободители» русского народа поддерживали деньгами и оружием белогвардейцев в Архангельске и помимо Колчака — кровавых атаманов Семенова и Калмыкова, чем и снискали к себе, по признанию генерала У. Грэвса, командовавшего американским экспедиционным корпусом, «ненависть со стороны более чем 90 процентов населения в Сибири»28.
      Разглагольствования о «спасении демократии» в России не помешали государственному департаменту США составить 21 января 1919 года специальный документ, предусматривавший ее расчленение: предполагалось отсечь от нашей страны Прибалтику, Белоруссию, Украину, Кавказ, Сибирь и Среднюю Азию. Такова была цена «свободы», которую империализм США нес народам России тогда под предлогом борьбы с «нарушителями прав человека» из числа «большевистских террористов».
      Вспомнить о пропагандистских стереотипах того времени небесполезно сейчас и в свете рекомендаций Банди в «Форин афферс».
      Советуя правящим кругам США в будущем придерживаться во внешней политике трех основных целей «отцов-основателей», Банди по сути дела предлагал следующее: 1) укреплять военную мощь США; 2) укреплять военную мощь союзников и связи с ними; 3) обеспечить США возможность влиять на существующие политические системы в других странах для: а) придания демократического фасада проамериканским диктаторским режимам; б) вмешательства во внутренние дела социалистических стран под предлогом «заботы» о демократии и правах человека29.
      Выступление Банди на страницах «Форин афферс» можно считать своего рода «^обкаткой» программы «защиты прав человека», которая готовилась в 1975 — 1976 годах «рабочей группой по правам человека», действовавшей в рамках «Проекта 80-е годы». Целью этого проекта, по словам его директора Р. Уллмана, было разработать на 10 — 15 лет вперед «желательные и достижимые условия международных отношений и конкретизировать политические подходы, ведущие к таким условиям»30, для ориентации руководителей внешней политики США.
      Проблемы, выдвинутые в «Проекте 80-е годы», разрабатывали и эксперты «трехсторонней комиссии». В 1975 году был опубликован доклад этой комиссии под названием «Кризис демократии». Для борьбы с коммунистической идеологией, с влиянием коммунистов авторы доклада рекомендовали противопоставлять «свободу, исходящую из убеждений», «дуализм», полагая, что «именно в их неспособности принять дуализм» и следует искать «главную слабость коммунистов», которая не позволит им удержаться у власти в обществе, привыкшем к «плюрализму» и «свободе»31.
      Так же как и Банди, авторы доклада всячески поддерживали идею «защиты прав человека» как во внутриполитических, так и во внешнеполитических целях. И то и другое предназначалось для укрепления позиций буржуазии и расшатывания позиций коммунистических и рабочих партий.
      Разработкой проблемы «защиты прав человека» весьма активно занималось и ЦРУ. Как писала польская газета «Штандар млодых» в мае 1975 года (заметим совпадение в датировке всей этой возни вокруг «прав человека»), агентура ЦРУ собрала в Женеве группу эмигрантов из социалистических стран, которая «выступила инициатором создания движения под лозунгом «защиты прав человека»». С самого начала, писала газета, эта группа планировала перенести свою деятельность в социалистические страны. Фонды этой антисоциалистической группировке были предоставлены западными диверсионными центрами32. (Отметим, не предваряя рассказ о событиях в ПНР, что уже в сентябре 1976 года в Польше был создан при активном участии женевской группы подпольный «комитет защиты рабочих» (КОР). Позднее к этому названию добавилось еще одно — «комитет общественной самозащиты» (КОС). Он получал средства, полиграфическое и издательское оборудование из тех же самых фондов, которые были предоставлены ЦРУ женевской группировке диссидентов. КОРу предстояло сыграть свою роль в польских событиях 1980 — 1981 годов. Он стал ядром антисоциалистических сил, которые повели наступление на народную власть в Польше с августа 1980 года, уже не скрываясь в подполье.) Госдепартамент США вместе с ЦРУ с начала 70-х годов сосредоточил особое внимание на диссидентских группах, действовавших подобно КОРу внутри социалистических стран. Связи с ними у официальных сотрудников американских посольств, в том числе, как мы увидим далее, и посольства США в Москве, были весьма тесными.
      Еще в феврале 1971 года журнал «Ньюсуик» опубликовал специальный номер, посвященный группе «отщепенцев», живших в СССР (часть из них, кстати, с того времени эмигрировала в Израиль и США), которые выступали примерно с тех же позиций, что и давно разоблаченная камарилья, возглавлявшаяся чехословацкими «ин-теллигентиками с капиталистическими замашками» вроде Свитака и Гольдштюккера. «Ньюсуик» с умилением писал о них как о «демократах в западном стиле»33, которые хотят всего-навсего «более просвещенной советской системы»34. «Ньюсуик» не случайно выделял слово «советский», так же как в свое время, освещая события в Чехословакии, выделял слово «социализм». Если же вдуматься в те «требования», которые предъявляли эти «демократы в западном стиле» к Советской власти, то легко увидеть, что в сущности они сводились к тому же, к чему вела известная платформа чехословацкой контрреволюции «2000 слов»: к террору против коммунистов и к реставрации капитализма.
      Горстку «диссидентов», иначе говоря, «инакомыслящих» (это в элегантном переводе, а на делето просто враждебных социализму отщепенцев) буржуазная пресса годами изображала как некое широкое движение протеста против социализма. С этим «движением» западные подрывные центры упорно спаривали прямую агентуру ЦРУ как из числа эмиссаров и резидентов НТС, так и из завербованных эмигрантскими организациями националистов и сионистов.
      В 1976 году в США вышла книга профессора Баргхорна, бывшего пресс-атташе американского посольства в Москве, а затем консультанта по советским делам в госдепартаменте. Его книга, получившая высокую оценку 3. Бжезинского, называлась «Разрядка и демократическое движение в СССР». Баргхорн прямо ставил точки над i, характеризуя «диссидентское движение» в СССР, когда писал, что его целью было «найти на Западе поддержку движению за права человека»35.
      В полном соответствии с идеями Бжезинского о «деидеологизации» Советской власти по мере индустриализации СССР Баргхорн рекомендовал Западу использовать «мосты» к Советскому Союзу, т. е. торговлю, научный обмен, поставки «ноу-хау» и технологии, как плату за терпимое отношение к антисоветской по своей сути деятельности этих отщепенцев. По расчетам Баргхорна и его единомышленников, со временем подпольные группки удалось бы организовать в некое широкое движение. И именно поэтому он рекомендовал «сохранить диссидентство» в социалистических странах и не торопиться с предложениями предоставлять этим отщепенцам западное гражданство. В книге Баргхорна была четко разработана и методика поддержки подобных групп за счет «энергичного протеста и огласки незаконного преследования советских граждан, требующих прав, посредством стихийной, сознательной деятельности отдельных лиц и групп (в капиталистических странах. — В. В.) при поддержке таких организаций, как Международная амнистия, Международная лига по правам человека, и тех групп и ассоциаций, которых особенно сильно беспокоит эмиграция евреев и прочих этнических меньшинств и другие аспекты этнических и религиозных прав и свобод»36.
      Это уже была целая программа. И она активно проводилась в жизнь, в первую очередь кадровыми работниками ЦРУ, действовавшими под разного рода дипломатическими и другими прикрытиями в социалистических странах. Именно к ним, не имея никакой поддержки у своих собственных сограждан, никаких корней в том обществе, которое они ненавидели, и обращались эти отщепенцы.
      Новые заряды для старой пушки (Надпись на пушке — «Антисоветизм на ногах — «Диссиденты*) «Существование так называемых «диссидентов», — говорил в одной из своих речей Генеральный секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов, — стало возможным лишь благодаря тому, что противники социализма подключили к этому делу западную прессу, дипломатические, а также разведывательные и иные специальные службы. Уже ни для кого не секрет, что «диссидентство» стало своеобразной профессией, которая щедро оплачивается валютными и иными подачками, что, по существу, мало отличается от того, как расплачиваются империалистические спецслужбы со своей агентурой»37.
      Как же осуществлялась такого рода «опека»?
      Советологи вроде Баргхорна требовали от руководителей стран Запада постоянного «нажима» на СССР и другие социалистические страны, «увязывания» торговых соглашений и сотрудничества с ними в других областях с предоставлением свободы действий в этих странах службам «психологической войны» империализма. По замыслу этих служб и буржуазных идеологов подобный нажим способствовал бы «эволюции» социалистических стран в «желательном для Запада направлении».
      Убеждая конгрессменов в необходимости такой «политики нажима», 3. Бжезинский еще в 1970 году утверждал, что она оставляет США «достаточно простора для маневра, политического давления, шантажа, создания кризисов и так далее».
      Программа действий, таким образом, была намечена уже в 1975 — 1976 годах. Шел интенсивный поиск людей, способных претворить ее в жизнь, повести империализм США в «идеологическое контрнаступление» под лозунгом «защиты прав человека». Таких людей нашли в первую очередь в «трехсторонней комиссии», в окружении тех, кто курирует СМО и другие мозговые центры империализма. Мало кому известный губернатор Джорджии и член «трехсторонней комиссии» Джимми Картер начал свой марафон к президентскому креслу. Он действовал, конечно, не один. Его опекали, наставляли, натаскивали те самые люди, которым принадлежит идея разработки кампании под лозунгом «защиты прав человека».
      И вот в июле 1976 года, принимая выдвижение своей кандидатуры на пост президента, Картер, обращаясь к съезду демократической партии, впервые официально заявляет, что «борьба за права человека» будет курсом его правительства, если он победит на выборах38. Ставший его неотступной тенью, наставником во всех международных делах, и в первую очередь в советско-американских отношениях, ярый антикоммунист и антисоветчик Бжезинский заявляет, что если он вместе с Картером придет к власти, то будет добиваться от СССР «уступок по отношению к тому, что известно как свободный обмен людей и идей», настаивать на «взаимозависимости экономических, стратегических и культурных элементов разрядки»39. Еще один деятель будущей картеров-ской «команды», бывший до того директором Русского института при Колумбийском университете, личный друг Бжезинского — М. Шульман пишет в начале 1977 года в статье «Научиться жить с авторитарными режимами», что он надеется «преобразовать» Советский Союз и другие социалистические страны за счет «диалога с различными голосами внутри этих обществ», за счет «эволюции внутри общества» (советского. — В. Б.)40.
      Адвокатов подобной политики нисколько не смущало, что она прямо противоречила духу и букве Заключительного акта общеевропейского Совещания в Хельсинки. Даже газета американских деловых кругов «Уолл-стрит джорнэл» признавала, что требования свободы для буржуазного образа жизни в социалистических странах, в частности в СССР, «равносильны требованию, чтобы Советский Союз, если он хочет прогресса разрядки напряженности, предварительно изменил в корне характер своего общества». Ну что ж, рупор американских биржевиков, как говорится, глядел в корень!
      Авторы новой камлании «психологической войны» под лозунгом «защиты прав человека», как и их предшественники, делали основную ставку на идеологическую обработку граждан СССР и других социалистических стран, с тем чтобы ускорить желаемое для антикоммунистов «развитие», а точнее, движение социалистического общества вспять к капитализму.
      Еще в 1962 году западногерманский журнал «Ауссенполитик» писал: «Мы должны нагружать нашим идейным багажом общественную жизнь коммунистических государств с использованием всех средств современной пропаганды, ловких психологических приемов. Тем самым люди в социалистических государствах могли бы стать сознательными или не сознающими этого носителями западных идей. Так могло бы возникнуть чувство всеобщего недовольства, что явится предпосылкой для безнасильственно развивающихся изменений и преобразований в соответствующих государственных системах. Непрерывной, утомляющей противника работой нужно ускорять такое развитие… Здесь в Европе важные обстоятельства говорят в пользу возможности успешной психологической войны Запада»41. Речь, как видим, уже тогда шла не о соревновании идей и общественной практики, а именно о «психологической войне» против стран социализма.
      Предназначение идеологической «нейтронной бомбы», сделанной по рецепту «Ауссенполитик», очевидно — уничтожать не людей в социалистических странах, а их коммунистическую убежденность, взрывать не дома и заводы, а социалистический строй. И хотя добиться ликвидации социализма, как это показали события в Венгрии в 1956 году и в Чехословакии в 1968 году, нашим идеологическим противникам не удастся, бдительность против подобных происков необходима.
      В документе «Уроки кризисного развития в Компартии Чехословакии и обществе после XIII съезда КПЧ», принятом на Пленуме ЦК КПЧ в декабре 1970 года, говорится: «Чехословацкие события подтверждают, что в идеологической области ни в коем случае нельзя допускать никаких уступок буржуазной идеологии, с которой не может быть компромисса. Они подтверждают, что партия не может поддаваться практицизму, ослаблять идеологическую работу, сводить ее только к пропаганде политики, к абстрактному разъяснению марксистско-ленинского учения. Идеологическая работа партии всегда была, есть и должна быть неотъемлемой составной частью политической борьбы партии рабочего класса. Любое принижение массово-политической и идеологической работы партии и ее ослабление, любое нарушение ее теоретических, классовых и интернациональных основ использует идейный противник. Это закономерно ведет сначала к попыткам «улучшить» или «усовершенствовать» социализм, к подмене интернационализма национализмом, а затем переходит в культивирование идеалов мелкобуржуазного потребительского социализма, к созданию ложных мифов о социалистической действительности, выливаясь, наконец, в отрицание и попрание социализма вообще»42.
      Предупреждение декабрьского Пленума ЦК КПЧ основано на уроках, извлеченных Компартией Чехословакии из событий 1967 — 1969 годов. Действия контрреволюционных сил начинались в ЧССР именно с таких же «невинных» на первый взгляд «социологических» исследований, которыми баловался в «Экономисте» Питирим Сорокин, с рассуждений о «чистой демократии», противопоставлявшейся демократии социалистической, с попыток подменить реальный социализм «потребительским социализмом» и т. д., а завершились планами создания по нацистскому образцу концлагерей для коммунистов-интернационалистов. Господа чехословацкие контрреволюционеры не изобрели велосипеда, ибо следовали проторенным ренегатами и ревизионистами путем — от идеологического перерождения к тотальному самоото-ждествлению с реакцией, служению буржуазии. Закономерно, что той же схемы придерживалась и польская контрреволюция, заранее готовившая списки коммунистов, их семей и сочувствующих народной власти для запланированной спецслужбами Запада варфоломеевской ночи белого террора в ПНР.
      Рассуждения о «правах человека» вообще, о «чистой», «общечеловеческой» демократии, игнорирование ленинского тезиса «Демократия для какого класса?», как видим, далеко не невинны. Характерно, что, начав наступление в «психологической войне» под лозунгом «За права человека», буржуазная пропаганда активно принялась проповедовать новомодные теории «единства целей» и «общности задач» двух мировых систем, представляющие по сути дела модернизированные варианты «теории конвергенции» в интерпретации уже упоминавшегося «конвергент-интернационала». Его идеи активно распродавали в новой упаковке.
      Необходимость «сближения» и «взаимослияния» социализма и капитализма современные антикоммунисты на этот раз обосновали тем, что в условиях разрядки перед человечеством встает ряд задач, которые две противоположные социальные системы должны решать совместно. Не в последнюю очередь это проблемы охраны окружающей среды, освоения космоса, сохранения природных ресурсов Земли, борьбы с наиболее опасными болезнями и т. д. Означает ли, однако, совместная забота, скажем, о чистоте Мирового океана отказ социалистического государства от заботы о чистоте своей коммунистической идеологии? С точки зрения коммунистов, сама по себе такая постановка вопроса нелепа. Но на Западе находятся люди, занимающие иной раз весьма высокое положение, которые всерьез считают, что именно так вопрос и надо ставить, имея дело с СССР: хотите получить кредиты для развития советской экономики — уступите капитализму в идеологии, хотите получить оборудование — пойдите на попятный в том, что касается ваших советских законов, капитализм не устраивающих, хотите торговать с США — позвольте американским и прочим подрывным службам вмешиваться беспрепятственно в ваши внутренние дела. Это кредо и изложил в своем первом же официальном заявлении вновь избранный президент США Джимми Картер. Уже в январе 1977 года операция «права человека» началась.
      Борьба идей в условиях разрядки Организаторы новой антисоветской камлании, как и их предшественники по аналогичным затеям, конечно, прежде всего постарались подвести под свои противоправные действия по вмешательству во внутренние дела социалистических стран правовую базу. Апеллировали к Уставу ООН, Заключительному акту Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, утверждая, что защита прав человека в американском толковании полностью соответствует этим документам и даже «духу разрядки». У лжи короткие ноги.
      В Отчетном докладе ЦК КПСС XXV съезду партии было отмечено: «…предельно ясно, что разрядка, мирное сосуществование касаются межгосударственных отношений. Это означает прежде всего, что споры и конфликты между странами не должны разрешаться путем войны, путем применения силы или угрозы силой. Разрядка ни в коей мере не отменяет и не может отменить или изменить законы классовой борьбы. Никто не может рассчитывать на то, что в условиях разрядки коммунисты примирятся с капиталистической эксплуатацией или монополисты станут сторонниками революции. А вот строгое соблюдение принципа невмешательства в дела других государств, уважение их независимости и суверенитета — это одно из непременных условий разрядки»43.
      Именно это непременное условие разрядки было закреплено как основополагающий принцип в ряде договоров и соглашений между СССР и США, между СССР и рядом стран Западной Европы, а также в Заключительном акте общеевропейского Совещания в Хельсинки. С советской стороны неоднократно отмечалось, что принцип невмешательства — это основа основ взаимоотношений между государствами с различными социальными системами, и особенно в период разрядки. В Соединенных Штатах, других капиталистических государствах трезвомыслящие деятели также выступили в поддержку этого принципа.
      Так, на слушаниях в сенатской комиссии по иностранным делам по вопросу о разрядке в 1975 году говорилось: «Мы должны оценивать не только индивидуальные вызовы процессу разрядки, но и их кумулятивный эффект: если мы будем оправдывать каждое соглашение с Москвой только в том случае, когда мы сможем продемонстриand if our democracy fails Into the hands of civilians, we’ll be the unemployedf «А если всем будут заправлять гражданские, то мы останемся безработными!» (Надписи на стенах — «Не доверяйте большевикам/*, «Мир — коммунистический трюкh и т. д.) ровать одностороннюю выгоду; если мы будем стремиться к неуловимому стратегическому «превосходству»; если мы систематически будем стремиться давлением изменить советскую систему, это означало бы возрождение нами доктрин освобождения, массированного возмездия 50-х годов. И мы осуществляли бы это в период, когда СССР имеет большую физическую силу и большее влияние в мире, чем четверть века назад, когда были разработаны эти политические курсы, закончившиеся провалом»44.
      Некоторые представители демократической и республиканской партий, деловых кругов США предупреждали, что попытка отбросить отношения между двумя странами назад, к состоянию, предшествовавшему разрядке, чревата для США большими опасностями. Тем не менее в новой администрации демократов, пришедшей к власти после президентских выборов 1976 года, тон стали задавать те деятели, которых даже американская печать характеризовала как завзятых антисоветчиков.
      Лозунг «защиты прав человека», выдвинутый администрацией Картера, был воспринят большинством обозревателей поначалу как обычная демагогия. Однако уже первые месяцы 1977 года показали, что курс на прямое и откровенное вмешательство во внутренние дела СССР, других социалистических стран под лозунгом «защиты прав человека» проводят не только разведслужбы США и субсидируемые ими организации.
      Разработка новых инициатив в области «прав человека» была поручена Совету национальной безопасности США, куда входят президент, министр обороны, шеф ЦРУ и прочие официальные лица. Помощник президента по вопросам национальной безопасности 3. Бжезинский заявлял, что лозунг «защиты прав человека» должен заменить традиционный антикоммунизм в качестве «основы, на которой зиждется наша (т. е. американская. — В. Б.) внешняя политика».
      Причины и пружины переориентации современных антикоммунистов на «права человека» становятся, таким образом, яснее. Зачем же понадобилось это правящим кругам США и их союзникам по империалистическим блокам?
      Вряд ли кто мог воспринять всерьез утверждения «Голоса Америки» о том, что США преданы идее «защиты прав человека» во всем мире по «моральным причинам». То, что проповедовать «высокую мораль» и верность «религиозным принципам» среди американских политиканов считается признаком хорошего тона, общеизвестно. Но ведь нередко такими проповедями прикрываются авантюры того же ЦРУ, ежедневно нарушающего своей грязной подрывной работой все нормы международного права, не говоря уже об элементарных нормах нравственности. Равным образом не верится что-то и в высокую мораль правящих кругов США» по воле которых совсем недавно поливали напалмом землю Индокитая и расстреливали детей в Сонгми. Не дали бы эти всесильные финансовые и промышленные тузы ни цента на проповеди о «правах человека», на тайные и явные операции, проводимые под этим кодовым названием, не усмотри они в этом сомнительном предприятии практического смысла и своекорыстной потребности.
      Конечно, в США с приходом Картера к власти не перевелись поклонники дубинки «мирового жандарма». Наращивание военного присутствия США в районе Персидского залива в 1979 — 1980 годах — яркое тому подтверждение. Тем не менее в США в конце 70-х годов окрепли позиции и тех влиятельных сил в правящем классе, которые считали, что военную мощь Америки следует использовать «дозированно», не рискуя, что это обернется катастрофой таких масштабов, которая постигла США и в финансовом, и в военном, и в политическом, и в моральном плане во Вьетнаме. По их мнению, рисковать далее было опасно для самого будущего мира капитала.
      Не случайно бывший лидер демократов в сенате Майк Мэнсфилд говорил в конце 1975 года, что в результате войны во Вьетнаме и «уотергейтского скандала» в США явственно проступили «опасные трещины социального раскола», затронувшие «самые основы нации»45.
      Была и другая причина. Кровавая авантюра во Вьетнаме, разоблачения многочисленных тайных операций ЦРУ, тайного и явного вмешательства США в дела суверенных государств, неизменные выступления Вашингтона на стороне кровавых, диктаторских режимов не оставляют иллюзий по поводу буржуазной демократии и всего капитализма в целом. Симптоматично (и об этом во всеуслышание с тревогой заговорили на Западе), что молодые государства, едва сбросив иго колониального господства, встав на путь самостоятельного развития, все чаще заявляют устами своих лидеров, что не пойдут по пути капиталистического развития, предпочитая ему «социалистическую ориентацию».
      Урок Вьетнама послужил для правящих кругов США серьезной причиной пересмотра ряда внешнеполитических приоритетов.
      Привлекательность идей коммунизма, рост влияния коммунистических и рабочих партий, потерю авторитета США в развивающихся странах американский империализм попытался компенсировать интенсивным и всепроникающим идеологическим контрнаступлением в «послевьетнам-скую эру». По подсчетам одного из руководителей пропагандистского аппарата США, «один доллар, затрачиваемый на пропаганду, может дать по результатам воздействия на противника гораздо больше, чем десять долларов, затрачиваемые на оборону». Конечно, подобное сравнение не означает провозглашения окончания гонки вооружений. Она продолжалась и при Картере. Но если в начале 70-х годов руководители вашингтонской администрации кокетливо заявляли, что «борьба идеологий — это воинственный пароль «Правды», а не наш», то с приходом Картера в Белый дом его обитатели заговорили иначе. Была сделана весьма крупная ставка на активизацию идеологической борьбы, на «психологическую войну» против стран социализма, против мирового коммунистического движения.
     
      Новый фронт «психологической войны»
      «Защита прав человека» в соответствии с президентской директивой № 28 была уже в 1977 году возведена в ранг государственной политики США. Заместитель государственного секретаря Уоррен Кристофер возглавил постоянный координационный межведомственный комитет по правам человека. А в ЦРУ, сообщал журнал «Тайм», было «создано специальное бюро по глобальным проблемам, укомплектованное штатными сотрудниками ЦРУ, которые собирают хорошие и плохие новости с фронта прав человека и еженедельно докладывают об этом президенту» 46. Речь, как видим, шла не о воскресных проповедях на тему «права человека», а о фронте.
      Весной 1977 года конгресс США одобрил ряд конкретных мер по усилению «психологической войны» против стран социализма. Были выделены новые ассигнования на строительство дополнительных радиопередатчиков для радиостанций ЦРУ «Свобода» и «Свободная Европа», а также для «Голоса Америки». Был реорганизован аппарат внешнеполитической пропаганды США: Информационное агентство США (ЮСИА) слили с Управлением госдепартамента по вопросам культуры и образования. Какие цели при этом преследовались? В мае 1977 года Консультативная комиссия США по вопросам информации и международного обмена в области образования и культуры представила конгрессу доклад, в котором указывалось, что одна из целей реорганизации аппарата внешнеполитической пропаганды состоит в том, чтобы «вернуть себе инициативу на идеологической арене». Правительство США, говорилось в докладе, «должно поднять работу средств массовой информации на стратегический уровень». При этом отмечалось, что кампания в «защиту прав человека» должна рассматриваться как основа для развития идеологической борьбы с СССР и другими странами социализма в период разрядки международной напряженности.
      В рамках созданного в соответствии с рекомендациями этой комиссии на базе ЮСИА нового Управления по международным связям (УМС) была организована специальная «исследовательская служба информации», задача которой сводится в основном к сбору «открытых разведсведений» за границей, на основе которых Белый дом информируют о том, как иностранцы воспринимают те или иные внешнеполитические шаги США.
      Вскоре после того как президент Картер утвердил в апреле 1978 года план создания УМС, в конгрессе США возник забавный спор. Сенатская комиссия по иностранным делам во главе с сенатором Макговерном, одобрив в принципе идею реорганизации системы внешнеполитической пропаганды США, выступила против названия УМС. Дело в том, что по-английски УМС в сокращении пишется как ICA. На слух же этот акроним воспринимается так же, как сокращенное название Центрального разведывательного управления США — CIA.
      Этот «лингвистический» спор возник, конечно, не случайно, тревога конгрессменов за репутацию американской внешнеполитической пропаганды — тоже. Ни для кого не секрет, что с момента образования ЦРУ ведение «психологической войны» против стран социализма, мирового коммунистического и национально-освободительного движений было поручено американским «рыцарям плаща и кинжала». В 1953 году эти функции были официально переданы сформированному в том же году ЮСИА. За ЦРУ осталось конкретное руководство радиостанциями «Свобода» и «Свободная Европа» (PC — РСЕ) и «Свободная Азия» (СА). Эту свою миссию ЦРУ держало в тайне от американского народа и мировой общественности вплоть до разоблачений комиссии сенатора Кейси в 1971 году. Тогда выяснилась роль радиостанции «Свободная Европа» в деле координации контрреволюционных выступлений в Венгрии в 1956 году и аналогичная ее роль по инструктажу антисоциалистических сил в ЧССР в 1967 — 1969 годах. Известно стало, что та же радиостанция подстрекала к выотуплениям против народной власти в Польше в 1970 году, «Свобода» одновременно с РСЕ вела оголтелую антисоветскую, антикоммунистическую пропаганду, прямо призывая к ликвидации Советской власти. Подводя итоги расследований комиссии Кейси, сенатор Фулбрайт говорил тогда, что « «Свободная Европа» и «Свобода» были просто частью системы — системы лжи и обмана, системы заговоров с целью ввести в заблуждение не только американский народ, но всякого, кто был готов слушать»47.
      Это высказывание сенатора Фулбрайта, датированное 1972 годом, можно было бы повторить и сегодня. Сенатор, не раз досаждавший правящим кругам США неудобными для них расследованиями, вынужден был вскоре после скандала вокруг PC — РСЕ покинуть конгресс США. А «система лжи и обмана», о которой он говорил, осталась. Более того, она была усовершенствована и еще более приспособлена к внешнеполитическим нуждам империализма США и его союзников.
      Формально отказавшись от дальнейшего руководства PC — РСЕ, ЦРУ продолжало контролировать их деятельность. Созданный в 1973 году «совет международного радиовещания» (СМР), которому было поручено руководство PC — РСЕ, стал игрушкой в руках ЦРУ.
      Специальный координационный комитет, возникший по личному указанию главы Белого дома в 1978 году, действуя под руководством помощника президента по национальной безопасности 3. Бже-зинского, в свою очередь тесно координировал деятельность PC — РСЕ и ЦРУ, а также «Голоса Америки». Личные директивы хозяина Белого дома настаивали на необходимости совместного использования ресурсов «Голоса Америки» и PC — РСЕ, в том числе радиопередатчиков, более тесной координации этих ведомств «психологической войны» с аналогичными службами стран НАТО.
      В этой связи была понятна озабоченность сотрудников УМС перспективой того, что их примут за сотрудников ЦРУ, как нередко раньше и вполне обоснованно путали ЦРУ и ЮСИА.
      Дело, однако, не только в названиях и их сокращениях и даже не только в том, что проникновение агентуры ЦРУ в систему УМС, не говоря уже о PC — РСЕ, — это секрет Полишинеля. Целью стратегов «психологической войны» против стран социализма было и остается одно — изменение существующего в них политического строя, ликвидация революционных завоеваний их народов.
      И поэтому, когда в 1977 году тогдашний председатель совета международного радиовещания Дэвид Эбшайр пожаловался сенату США, что передачи PC — РСЕ в социалистических странах глушат и что это-де не соответствует хельсинкским соглашениям, Чехословацкое телеграфное агентство дало достойный отпор вещателям из ЦРУ, которые хотели было использовать зафиксированное в Заключительном акте общеевропейского Совещания положение об обмене информацией как ширму для своих подрывных операций:
      «Глушение передач радиостанций «Свобода» и «Свободная Европа», — отмечало ЧТК, — находится в полном соответствии с международными правовыми нормами и отвечает духу и букве хельсинкского Совещания. Напомним, что участники этого форума договорились уважать свободу выбора и развития политических, социальных, экономических и культурных систем, а также право определять законы и административные правила в своих странах. Они заявили, что воздержатся от какого-либо прямого или косвенного, индивидуального или коллективного вмешательства во внутренние дела других стран — участниц совещания».
      Нарушение положений Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе ради «защиты прав человека» стало «нормой» не только в УМС и на PC — РСЕ.
      Госдепартамент в свою очередь создал «независимое бюро по правам человека и гуманитарным вопросам». Американским посольствам было вменено в обязанность «составление инструкций организациям на местах», в которых подчеркивав лась бы необходимость сбора информации о правах человека в той или иной стране, причем на послов США в первую очередь в социалистических странах возлагалась «личная ответственность за претворение в жизнь американской политики в отношении прав человека».
      Русская пословица «С кем поведешься, от того и наберешься» как нельзя лучше подходит для характеристики тесных контактов «Голоса Америки», Би-би-си, «Немецкой волны» и других западных радиостанций с PC — РСЕ. Несмотря на официальную вывеску правительственных органов информации, эти радиоголоса по команде Картера и К° синхронно с УМС и PC — РСЕ включились в «психологическую войну» против стран социализма, не стесняясь даже использовать подстрекательские призывы разного рода «отщепенцев» к борьбе с существующим в СССР, других странах социализма строем. И если раньше пропаганду их «взглядов» монополизировала система PC — РСЕ, то начиная с 1977 года «Голос Америки», Би-би-си и «Немецкая волна» стали все чаще предоставлять им свои микрофоны, зачитывать часами бредовые произведения разного рода подонков, опубликованные путем «самиздата», т. е. на пишущей машинке, и переправленные на Запад.
      Конечно, далеко не всякий «самиздат» интересует организаторов «психологической войны». Еще в 1972 году в конгрессе США обсуждался вопрос об организации связей PC — РСЕ с изготовителями «самиздатовской» продукции в социалистических странах. Отмечалось, что за период с 1969 по 1972 год была создана целая «сеть» корреспондентов «самиздата». Руководил этой сетью штатный сотрудник ЦРУ, бывший главный редактор журнала «Проблеме оф коммьюнизм», издававшегося ЮСИА, Абрахам Брэмберг. При Картере он был направлен в систему PC — РСЕ, откуда «самиздатовская» продукция и распространяется для использования в «официальных» западных радиостанциях. В Мюнхене действует также в тех же целях специальный «архив самиздата», которым руководит начальник исследовательской службы «Свободы», сотрудник ЦРУ Альберт Бойтер. Центр этот был создан в конце 1977 года на деньги ЦРУ и непосредственно при участии его кадровых работников, в частности из «Свободы» и «Свободной Европы». Как писал орган ГКП «Унзере цайт», «за этим делом стоят те самые семь государств НАТО, которые выделяют специалистов по идеологической подрывной работе для мюнхенского центра черной пропаганды». Это помимо США Англия, ФРГ, Бельгия, Италия, Норвегия и Нидерланды. К ним присоединяются Япония и Израиль, а также кое-какие воинственные группировки в нейтральной Швеции. Кстати сказать, и мюнхенский центр «черной пропаганды» одной из своих основных целей тоже провозгласил «защиту прав человека» и, конечно же, в социалистических странах.
      Новая метла Созданная при Картере инфраструктура для ведения кампании «защиты прав человека» почти без изменений сохранилась и при Рейгане. Лозунг «Защита прав человека» новая администрация не сняла с повестки дня. Не был упразднен и введенный при Картере пост помощника государственного секретаря США по правам человека и гуманитарным вопросам. Первоначально Рейган намеревался назначить на эту должность одного из своих придворных ультраправых идеологов — Эрнеста Лефевра. Конгресс, однако, отказался утвердить его кандидатуру: уж слишком одиозно выглядел бы в роли главного правоборца человек, выступавший с обвинениями борцов за гражданские права негров в «потакании коммунистам» и с одобрением пыток, вершившихся в казематах чилийской хунты. Дебаты вокруг «дела Лефевра» отражали по-своему те разногласия, которые породила кампания Картера как в либеральных, так и в консервативных кругах США.
      Политика администрации Рейгана в области «прав человека» после первоначальной попытки Белого дома вообще от нее отказаться, ибо она, по вшенто Рейгана, вковец испортила отношения с проамериканскими антикоммунистическими дик-татурами, сформировалась под влиянием как либерального» так и откровенно консервативного крыла республиканской партии. Либералы и близкая к ним часть правящих кругов, формировавших политику Картера, настаивали на том, чтобы Южная Корея. Вот так в 1980 году расправлялись с инакомыслящими» стражи порядка сеульского режима, вполне «демократического*, по вашингтонским оценкам. Фото « Ньюсуик» продолжать использовать курс на «защиту прав человека» в двух главных целях: а) для вмешательства в дела социалистических стран; б) для «спуска пара» недовольства реакционными диктатурами за счет придания им видимости «либерализации».
      Консерваторы не возражали против первого, но решительно протестовали против второго.
      14 июля 1981 года, выступая перед подкомиссией по правам человека и международным организациям комиссии по иностранным делам палаты представителей, заместитель государственного секретаря США Уолтер Дж. Стессел-младший как бы суммировал тот «консенсус», который в конечном счете был достигнут между либералами и консерваторами по вопросу о политике в области «прав человека».
      Он заявил: «Защита и поощрение прав человека — принцип внешней политики нашей администрации. Этот принцип обусловливает основные цели и способствует определению содержания наших международных отношений»48.
      Вместе с тем Стессел отметил, что при подходе к правам человека и их соблюдении тем или иным государством администрация Рейгана будет руководствоваться «эффективным прагматизмом» (т. е. киссинджеровской «реалполитик». — В. Б.) и не будет «смущать» диктаторов открытыми инвективами в их адрес, когда те слегка «перегнут палку». С другой стороны, США будут и впредь использовать любые форумы для того, чтобы выступать с обвинениями в «нарушении» прав человека в социалистических странах. И как пример такой практики Стессел привел позицию, занятую делегацией США на Мадридской встрече стран — участниц Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе в 1981 году, где и дня не проходило без того, чтобы американская делегация не распространяла в письменной либо в устной форме «документы» о «нарушениях» прав человека в СССР.
      При Рейгане перестали скрывать, что политика США в области прав человека будет впредь откровенно антисоветской и антикоммунистической.
      Наиболее наглядно это проявилось при очередной реорганизации аппарата внешнеполитической пропаганды США.
      Подход рейгановской администрации к вопросам «психологической войны» с социалистическими странами определялся двумя ближайшими советниками президента: бывшим директором ЮСИА Ф. Шекспиром, назначенным на пост председателя правления СМР, и калифорнийским предпринимателем Ч. Уиком, ставшим директором УМС.
      Шекспир, тесно связанный с ультраправыми в США, вошел в 1980 году в рабочую группу республиканцев по радиопропаганде. Вот его тогдашние рекомендации в изложении вашингтонского корреспондента английской газеты «Нью стэндард»: «Республиканская администрация строит смелые планы организации радиоблица идей и новостей в вещании на Советский Союз, с тем чтобы использовать их как «катализатор» недовольства среди русских рабочих, подобно тому как использовались западные радиопередачи в нагнетании брожения рабочих в Польше». Автором этих планов, отмечала газета, был «человек, поставленный во главе рабочей группы по радиопропаганде. Это — Ф. Шекспир, который считает, что США находятся в состоянии «психополитической войны» с Советским Союзом»49.
      Мы намеренно подчеркнули этот новый термин — советники нынешней администрации вроде Шекспира и Уика уже не удовлетворялись обычной «психологической войной». Ставка была сделана на то, чтобы как можно быстрее добиться дестабилизации существующего строя в странах социализма путем совместных действий агентуры ЦРУ внутри этих стран и вещания подрывных радиостанций Запада.
      23 октября 1981 года в ходе конфиденциального брифинга Национальному совету местных организаций международных дел директор УМС Ч. Уик заявил буквально следующее: «Мы находимся в состоянии войны (с Советским Союзом. — Б. Б.), будь то война де-факто или объявленная война»?0.
      В США, да и во всем мире это выступление многих насторожило. Не случайно газета «Лос-Анджелес тайме» вспомнила в связи с заявлением Уика известное изречение Геббельса: «Средства информации — это орудие войны. Их задача заключается в том, чтобы вести войну, а не в том, чтобы что-то там сообщать»51. Журналисты решили «копнуть» поглубже и разобраться, что же действительно планируют руководители УМС и СМР и какими идеями руководствуются. В результате этих ис-. следований в печати появилась памятная записка Николайдеса, назначенного заместителем директора «Голоса Америки». Вот что в ней, в частности, говорилось: «Мы должны стараться дестабилизировать Советский Союз и его сателлитов, способствуя разладу между народами и правителями… Нам следует постараться вбить клин в виде недовольства и подозрительности между руководителями различных стран коммунистического блока. Мы должны раздувать пламя национализма… поощрять возрождение религиозных чувств за железным занавесом…»52 И так далее в том же духе.
      «Перевооружение УМС для новой словесной войны с Советским Союзом», как характеризует журнал «Ньюсуик» «новации» Уика и К°, ведет, по словам одного из вышвырнутых за «либерализм» сотрудников УМС, к «возрождению духа маккар-тизма» в этом управлении, и прежде всего на радиостанции «Голос Америки». «Все возвращается к прежнему, — говорил этот бывший сотрудник УМС. — Возвращаемся к временам Трумэна и лозунгу «Америка превыше всего», ко всей риторике «холодной войны»».
      Организационно поворот к «холодной войне» был оформлен на совещании в Белом доме 17 августа 1981 года. Президент Рейган и Совет национальной безопасности одобрили в тот день меморандум «Проект «Истина»», представленный Ч. Уиком. В рамках этого проекта была проведена очередная реорганизация и одновременно переориентация всего аппарата внешнеполитической пропаганды США. В первую очередь всем его службам вменялось в обязанность самым активным образом вести «пропаганду американских целей, идеалов и достижений в широком плане», изображать США как страну, для которой характерна «глубокая преданность делу мира». Всячески должна пропагандироваться система «свободного предпринимательства» при «одновременном привлечении внимания к слабым сторонам марксистских обществ, особенно в экономической сфере».
      Во-вторых, было организовано новое подразделение контрпропаганды. Его задача — быстро реагировать на «советскую пропаганду», т. е. на появляющиеся в советской печати разоблачительные материалы о гонке вооружений в США, преступных действиях ЦРУ и Пентагона и т. д. Одновременно пропагандистской кухне УМС и СМР вменялось в обязанность стряпать «обличения» вроде тех, с которыми выступил госдепартамент США, обвиняя СССР «в поддержке международного терроризма» и «в нарушении прав человека». В этих целях УМС начало издавать специальный закрытый бюллетень «Предупреждение о советской пропаганде».
      В-третьих, в связи с пожеланиями вашингтонской администрации превратить внешнеполитическую пропаганду США в орудие противоборства с миром реального социализма резко активизировалась радиовойна против социалистических стран. Совету международного радиовещания (СМР) поручено было «курирование» не только радиостанций ЦРУ «Свобода» и «Свободная Европа», но и радиостанции для подрывного вещания на Кубу с января 1983 года. На эту провокационную затею было выделено поначалу 10 миллионов долларов.
      Строительство новых радиопередатчиков «Голоса Америки» в Ботсване (для вещания на Южную Африку) и Шри Ланке (для вещания на Афганистан, Иран, Ближний Восток, Индию, Юго-Восточную Азию) создавало базу для ведения радиовойны под совместной эгидой УМС и СМР против Анголы, социалистических стран Юго-Восточной Азии, стран социалистической ориентации и ряда не-присоединившихся государств.
      Любопытно, что в организационном плане стратеги «психополитической войны» в эфире вернулись к существовавшим в годы «холодной войны» структурам: уже в 1981 году была создана межведомственная комиссия, уполномоченная президентом руководить американской пропагандой, а также координировать работу американских правительственных ведомств США и других стран НАТО в рамках «Проекта «Истина»». В эту комиссию вошли, в частности, представители ЦРУ, Пентагона и госдепартамента. Вновь, теперь уже официально, администрация санкционировала слияние разведывательного и пропагандистского аппарата США для проведения совместных подрывных акций. В ходе бюджетных слушаний 1982 года конгресс санкционировал резкое увеличение (на 30 процентов) ассигнований ведомству внешнеполитической пропаганды США — вновь переименованному из УМС в ЮСИА, — доведя их до 644 миллионов долларов в 1983 финансовом году. Одновременно на субсидирование подрывных радиостанций «Свобода» и «Свободная Европа», базирующихся в Мюнхене (ФРГ), выделено на тот же год 95,8 миллиона долларов. Еще 17,7 миллиона долларов было отпущено радиостанции «Свободная Куба».
      В своих докладах комиссиям конгресса, которым с 1948 года поручено «осуществлять контроль за ведением Соединенными Штатами психологической войны» в соответствии с законом Смита — Мундта ( «закон об обмене в сфере образования и информации Соединенных Штатов», ПЛ-402), директор ЮСИА Ч. Уик не скрывал, что испрашиваемые им средства пойдут на дальнейшее нагнетание антисоветизма и подрывную деятельность против социалистических стран. «Война идей», заявил он, рассматривается нынешней администрацией как «важнейший компонент национальной безопасности США». С аналогичным заявлением выступил в конгрессе и директор СМР Ф. Шекспир.
      В конце июня 1982 года стало известно, что «Голос Америки» увеличит объем передач на Среднеазиатские республики СССР и Афганистан. Выл объявлен срочный набор сотрудников, владеющих соответствующими языками. Выделены дополнительные передающие мощности. Фонд тут, как говорится, общий.
      Как показали бюджетные слушания 1982 года в конгрессе, правительственная радиостанция «Голос Америки» и «неофициальные» радиоголоса СМР, как и при Картере, тесно координируют свои действия в «психологической войне» против стран социализма и стран социалистической ориентации.
      Этот широкий фронт «психологической войны», созданный в США в тесном взаимодействии со службами НАТО, действует в основном на четырех стратегических направлениях.
      Своим острием кампания в «защиту прав человека» нацелена против Советского Союза и других социалистических стран. Это — первое, важнейшее направление, на котором сейчас действуют стратеги «психологической войны». Начиная кампанию в «защиту прав человека», читаем в журнале Компартии США «Политикл афферс», Белый дом руководствовался отнюдь не идеалистическими устремлениями.
      «Нынешняя кампания в «защиту прав человека» является прежде всего орудием идеологической диверсии против Советского Союза и других социалистических стран, — подчеркивает «Политикл афферс», — ибо адвокатам империализма приходится все чаще занимать оборонительные позиции в идеологической борьбе с социализмом. В Советском Союзе отсутствуют такие присущие капитализму хронические язвы, как безработица, инфляция, энергетический кризис, безудержный рост стоимости жизни. В этих условиях, — отмечает журнал, — США и пытаются отвлечь внимание американской общественности от этих социальных пороков путем моральных проповедей о необходимости защиты прав человека… в других странах»53.
      Второе направление — это фронт внутренний, что и понятно, ибо в тылу империализма неспокойно.
      В США в ходе опросов общественного мнения в 70-х годах примерно 80 процентов населения соглашалось с тем, что «богатые становятся все богаче, а бедные — все беднее», тогда как в 1966 году, по данным службы Харриса, только 45 процентов опрошенных соглашались с подобным мнением54. Это весьма тревожный для правящих кругов США показатель радикализации трудящихся масс.
      В США, развитых капиталистических странах Европы и Азии, в Австралии и Новой Зеландии быстрыми темпами растет безработица. Так, в США, например, уровень безработицы в 1971 году достигал 5,9 процента всей рабочей силы (почти 5 миллионов человек), по официальным данным. Фактически же, как отмечалось в заявлении Политического комитета Компартии США, число безработных в тот же период составляло 10 миллионов человек. К 1980 году, по оценке министерства финансов США, безработица возросла с 5,8 до 7,8 процента, что, по официальным данным, составляло 8,2 миллиона человек. В 1983 год США вступили с 12 миллионами официально зарегистрированных безработных. По данным профсоюзов, их было на 4 миллиона больше.
      Около 6 миллионов безработных насчитывалось в конце 1978 года в капиталистических странах Европы. «Ежегодно, — пишет газета «Монд», — потенциал европейской рабочей силы увеличивается на 0,8 процента. Это означает, что ежегодно к числу ищущих работу прибавляется от одного до полутора миллионов человек»55. В 1983 год «Общий рынок» вступил с почти 12 миллионами безработных. А на 1985 год, по прогнозам ОЭСР, во входящих в эту организацию развитых капиталистических странах будет насчитываться 35 миллионов безработных56. Многомиллионные массы, лишенные капитализмом права на труд и обеспеченное существование, социально опасны для самого будущего капитализма. С помощью одних репрессий в узде их не удержишь, нужна и идеологическая обработка, дискредитация мира социализма в глазах «непривилегированных».
      Особенно беспокоит правящие круги США рост влияния коммунистических и рабочих партий в Западной Европе. По замыслу стратегов «психологической войны» против стран социализма, камЛИЦО БЕЗРАБОТИЦЫ, США К началу 1983 года в США насчитывалось, только по официальным данным, около 12 миллионов, а по другим данным — до 16 миллионов безработных. Безудержным ростом назвал журнал «Ю. С. ньюс энд Unemployment Rat» N I 0 I J 1Mt I 1M2 Few expert» for***» a marked decline in jobietsness for months to come.
      iSMR» — «**-» dra vS st S Lib»
      Уорлд punopme poem безработицы с 8,3 процента в октябре 1982 года (рисунок на стр. 88). За этими цифрами скрываются миллионы изломанных человеческих судеб, страдания людей, лишенных права на труд, Как они ведут себя в этой ситуации? Большинство с раннего утра выстраивает• ся у бирж труда (снимок на стр. 86), другие, как безработные прихожане одно го американского прихода, молятся, чтобы бог даровал им работу (снимок на стр. 87 вверху), третьи отчаялись, каш этот электрик по имени Джерри. Он просто сидит у дороги с плакатом «Я хочj работать*, на котором написаны номер его телефона и профессия — ебезработный электрик» (снимок на стр. 87 внизу) пания в «защиту прав человека» (и это третье стратегическое направление) должна ударить по европейским коммунистам.
      Того же эффекта, что и в Европе, составители сводок «плохих» и «хороших» новостей из центра ЦРУ по слежению за «соблюдением прав человека»
      Безработица поражает и развивающиеся страны. Этих молодых людей, выброшенных за борт жизни, фотообъектив запечатлел в столице Мексики.
      Фото из журнала «Тайм» рассчитывают достичь и в развивающихся странах (четвертое стратегическое направление).
      Бывшая колониальная периферия империализма внушает немалую тревогу правителям «индустриального Севера», как именуют теперь в буржуазной политологии развитые капиталистические государства. По подсчетам американского ученого Джона Рейли, в 1971 году в развивающихся странах ( «Юг» — по той же терминологии), где проживает сейчас около 70 процентов населения земного шара, «реальный уровень жизни миллионов людей был ниже, чем в 1960 году». Даже в 80-х годах, пишет Рейли, в этих странах «сотни миллионов людей будут жить в крайней нищете». Фидель Кастро в своей речи в ООН в октябре 1979 года назвал более точную цифру — к 2000 году около 600 миллионов людей на Земле будут еще жить впроголодь, если срочно не приступить к помощи обездоленным планеты.
      Вот только некоторые итоги 1982 года по развивающимся странам. В них насчитывалось до 40 миллионов полностью безработных и свыше 300 миллионов частично безработных. Общий долг развивающихся стран составил 517 миллиардов долларов. Покрывать его за счет экспорта с каждым годом все труднее: рост экономики в этих странах не достиг в 1982 году и 0,6 процента. Из 17 миллионов детей, которые ежегодно умирают на планете, не дожив до пятилетнего возраста, 16,5 миллиона приходилось на развивающиеся страны. Не удивительно, что в этих странах зреет убеждение, что капитализм не способен обеспечить политические, гражданские, экономические и социальные права человека.
      Если учесть, что именно освободившиеся страны поставляют ведущим капиталистическим державам большую часть сырья, станет ясно, почему империалистические идеологи столь активно действуют там сейчас в роли своего рода миссионеров антикоммунизма, орудуя при этом рука об руку с пентагоновскими стратегами «политики канонерок».
      «Права человека» и ядерная стратегия Когда кампания Картера в «защиту прав человека» еще только разворачивалась, газета «Дейли уорлд» опубликовала карикатуру, на которой были изображены три человека — сенатор, генерал и ку «Вы, сенатор, кричите без остановки «Права человека! Права человека/», а мы сделаем все остальное»
      клуксклановец, пробирающиеся под покровом ночи изданию конгресса США. «Вы, сенатор, — говорили двое из этой компании, — кричите погромче «Права человека! Права человека!», а мы сделаем все остальное».
      Карикатура эта прекрасно иллюстрирует саму суть картеровской кампании. Так, 29 июля 1980 года Белый дом, по словам журнала «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт», «предпринял как никогда резкие нападки на Советский Союз в связи с правами человека».
      Политическим обозревателям оставалось только гадать о подлинных причинах этой очередной вспышки антисоветской истерии. Очевидно, объяснялись они не только предвыборной конъюнктурой.
      В начале августа 1980 года в американской печати появились сообщения о том, что 25 июля, за несколько дней до нашумевшего выступления Картера по «правам человека», в Белом доме была подписана президентская директива № 59 о «новой ядерной стратегии» США. Характеризуя ее суть, обозреватель «Нью-Йорк тайме» Том Уикер писал, что «от нее разит новой гонкой вооружений, гибелью Договора об ограничении стратегических вооружений, гигантскими ассигнованиями на производство средств массового уничтожения». Доктрина эта, по мнению Уикера, «изображая ядерную войну более приемлемой, делает ее более вероятной».
      Газете «Дейли уорлд» впору было перепечатать свою старую карикатуру. Жизнь подтвердила, что созданный художником-коммунистом сатирический образ точно отражает американскую действительность: лицемерная кампания по поводу «нарушений» прав человека в Советском Союзе служила помимо всего прочего прикрытием зловещих планов военно-промышленного комплекса США по подготовке нового раунда гонки вооружений.
      При всем различии двух президентских директив — № 28, возведшей «защиту прав человека» в ранг государственной политики США, и № 59, определившей новую ядерную стратегию Вашингтона, — у них одна и та же идеологическая база — антикоммунизм.
      Выступая 4 августа 1980 года перед американской ассоциацией юристов в Гонолулу, заместитель государственного секретаря У. Кристофер, целиком посвятивший свою речь итогам трехлетней кампании Картера в «защиту прав человека», говорил: «Советы иногда обвиняют нас в том, что наша политика в области прав человека представляет собой антисоветский трюк. Это не так».
      Оставим на совести Кристофера это лицемерное утверждение. Вряд ли можно поверить в то, что он не был знаком с программным заявлением 3. Бжезинского, о котором мы уже говорили: лозунг о «защите прав человека» должен заменить традиционный антикоммунизм в качестве «основы, на которой зиждется внешняя политика США». Это высказывание датировано 1977 годом, т. е. годом рождения директивы № 28.
      В том же году Картером был подписан меморандум, который предписывал министру обороны США предпринять «пересмотр ядерных целей». Так было положено начало работе над директивой № 59, которая велась в 1977 — 1980 годах под аккомпанемент лицемерных вздохов Белого дома о «нарушениях» прав человека в социалистических странах и воплей о «советской угрозе».
      3. Бжезинский, характеризуя ПД-59, заявил, что она представляет собой всего лишь «эволюцию» стратегической доктрины США, которая шла в течение многих лет. Действительно, ставка США на ядерный шантаж — не новость. Политика ядер-ного безумия Вашингтона восходит еще к первому плану тотальной войны против СССР под кодовым наименованием «Дропшот», датированному 1949 годом.
      «Дропшот» был порождением «холодной войны», антикоммунизма президента Трумэна и тех воинствующих империалистических кругов США, которые всерьез уверовали в то, что атомная монополия Вашингтона (к счастью для человечества, недолгая) позволит с помощью ядерного шантажа ликвидировать революционные завоевания в СССР, странах Центральной и Юго-Восточной Европы, в Корее и Китае.
      В утвержденной 18 августа 1948 года директиве совета национальной безопасности СНБ-20-1, разработанной по личному указанию Трумэна, говорилось: «Мы стремимся к созданию таких обстоятельств и обстановки, с которыми нынешние советские лидеры не смогут смириться и которые им придутся не по вкусу. Возможно, что, оказавшись в такой обстановке, они будут не в состоянии сохранить свою власть в России…»57 Годом позже Трумэн утвердил план «Дропшот», основанный на этой директиве ^ Как свидетельствуют опубликованные в августе 1980 года личные записи президента Трумэна, в период войны в Корее он рассматривал возможность того, чтобы пустить в ход ядерное оружие, если СССР не изменит свою политическую систему в соответствии с «западными образцами демократии». Что это могло означать для судеб мира? Трумэн писал буквально следующее в своем наброске «ультиматума Советскому правительству», который он составил в начале 1952 года: «Это означает тотальную войну. Это означает, что Москва, Санкт-Петербург («главный антикоммунист мира», как именовали Трумэна, никак не мог отвыкнуть от старого названия Ленинграда. — В. Б.), Мукден, Владивосток, Пекин, Шанхай, Порт-Артур, Дайрен, Одесса, Сталинград и все промышленные предприятия в Китае и Советском Союзе будут уничтожены.. .»5 8 Конец американской атомной монополии заставил Вашингтон считаться с реальностью ответного удара. Но это не означает, что в США перевелись поклонники «простых решений» исторического спора, возникшего в 1917 году, по рецептам плана «Дропшот». Поборники конфронтации с СССР попытались повернуть разрядку вспять. Гонка вооружений, получившая в конце 70-х годов новый лихорадочный импульс, совмещалась с политикой «экономических санкций против СССР» (дискриминация в торговле, запрет на поставки оборудования, зерна и т. д.) и с «идеологическим контрнаступлением» под лозунгом «защиты прав человека». Директива № 28 о «правах человека» и директива № 59 о «новой ядерной стратегии» явно дополняли друг друга. Инициаторы кампании в «защиту прав человека» попытались осуществить широкомасштабное вмешательство во внутренние дела СССР и других стран социалистического соМечта монополий — сбросить нейтронную бомбу, которая убивает все живое, но оставляет неразрушенными города и заводы дружества с очевидной целью изменения политической системы этих государств.
      Разработчики «новой ядерной стратегии» преследовали ту же цель, но планировали достичь ее иными средствами. В начале марта 1983 года западногерманский журнал «Шпигель» рассказал, какими именно.
      Когда в 1977 году 3. Бжезинского познакомили с разработанным Пентагоном новым «единым оперативным планом» ядерной войны против СССР, он задал вопрос: «А где критерии уничтожения русских?» Референт, дававший пояснения, вновь повторил, что советские города и гражданское население не рассматриваются как отдельные цели. Но поскольку наряду с промышленными объектами большинство военных объектов также размещено в крупных населенных пунктах, основная часть населения будет уничтожена вместе с упомянутыми целями. «Нет, нет, нет, — нетерпеливо вскричал Бжезинский. — Я имею в виду не вообще советских граждан, а именно русских в Советском Союзе». Недовольство помощника президента «бестолковостью» генералов объяснялось не только свойственной Бжезинскому русофобией. Как пишет «Шпигель», «завороженные и просветленные» идеями бывшего поляка стратеги-мыслители начали разрабатывать новые формы ядерной войны, войны, которая не только превратила бы Советский Союз «в сплошную мусорную свалку», но и привела бы к расколу между ее народами, развалила бы его политическую систему. Речь, таким образом, шла о подготовке войны, в которой не просто бы бессмысленно убивали, а которой даже можно было бы придать некоторые «гуманные черты», если бы в ее ходе по возможности не трогали союзные государства и нерусские народы Советского Союза при условии, что пощаженные заслужат свою жизнь и свободу проведением восстания против «русских в Советском Союзе».
      Уже в 1979 году был разработан план «регионализации Советского Союза» в ходе ядерного нападения в соответствии с идеями Бжезинского. Так, уже тогда в ядерные грибы закладывались споры антикоммунизма под шумок разговоров о «правах человека», о «притеснении нерусских народов в Советском Союзе» и т. д. и т. п.
      Начатое при Картере предстояло завершить новому президенту — Рональду Рейгану, которого привели к власти наиболее консервативные круги США.
      Здесь нелишне вспомнить о том, с кем Р. Рейган шел и пришел к власти в одной команде. Что это за деятели?
      Американская печать сразу же отметила, что в рейгановской «команде» большинство составляют завзятые «ястребы». Одним из них был автор разработанного в 1950 году вслед за СНБ-20-1 документа СНБ-68, своего рода сценария тотального противоборства с СССР. Это — Поль Нитце, бывший министр военно-морского флота США и заместитель министра обороны, возглавивший в конце 70-х годов «комитет по существующей опасности» — воинствующую организацию американских «ястребов», выступивших против разрядки, и в частности против Договора ОСВ-2.
      Американская пресса вспомнила о его причастности к разработке СНБ-68 не случайно. Этот документ, одобренный в свое время Трумэном, рекомендовал сделать все возможное, чтобы «заставить Советский Союз изменить свою политическую систему». Как писал американский журнал «Прогрессив», согласно СНБ-68, это можно сделать при помощи «более быстрого наращивания политической, экономической и военной силы свободного мира…»59.
      Почти три десятилетия спустя после выработки СНБ-68 Нитце и его «комитет по существующей опасности» по-прежнему твердо придерживались этого сценария. Они убеждали Белый дом, что, «поскольку американской силы — даже такой гигантской, какая она есть, — не достаточно, чтобы вынудить СССР отказаться от своей политической системы, переговоры могут играть вспомогательную роль в «наращивании силы», пока США не достигнут подавляющего военного превосходства, которое заставит русских уступить». Не по иронии судьбы, конечно, а вполне с ясной целью администрация Рейгана именно П. Нитце поручила представлять США на советско-американских переговорах в Женеве, начавшихся в 1982 году.
      Анализ действий администрации Рейгана, ее отказ ратифицировать Договор ОСВ-2, подход к другим договоренностям с СССР, показавший, что Вашингтон весьма ненадежен как деловой партнер, что особенно наглядно проявилось в деле с санкциями на поставку оборудования для газопровода «Сибирь — Западная Европа», — яркое свидетельство того, что рекомендации динозавров «холодной войны» из «комитета по существующей опасности», а значит, и рекомендации СНБ-68, датированной 1950 годом, превалируют в подходе Вашингтона к разрядке над соображениями даже американского «политического реализма», не говоря уже о более трезвых оценках международной реальности 80-х годов.
      А реальность эта сводится к тому, что любые попытки США добиться военного превосходства над СССР — не более чем химера… Советский Союз и его союзники по Варшавскому Договору, как было подчеркнуто на ноябрьском (1982 г.) Пленуме ЦК КПСС, располагают всем необходимым для того, чтобы дать отпор любому агрессору, позаботятся о сохранении существующего военного равновесия и на одностороннее разоружение не пойдут.
      Уже не раз пентагоновским экспертам в области вооружений приходилось признавать, что Соединенным Штатам не удалось добиться превосходства над СССР, а стратегам «экономических войн» против стран социализма — констатировать, что вынужденные контрмеры Советского Союза в области обороны не обескровили его экономику. Не более перспективны в этом плане и расчеты тех воинственных группировок, весьма близких к администрации Рейгана, у которых, как говорил Генеральный секретарь ЦК КПСС Ю. В. Андропов, «классовая ненависть к социализму берет верх над чувством реальности, а подчас и просто над здравым смыслом»00.
      Буквально с первого же дня прихода к власти республиканцев во главе с Рейганом антисоветская риторика неизменно присутствовала во всех заявлениях представителей новой администрации — от самого президента до мелких сошек вроде «советолога» Ричарда Пайпса (с ним мы еще познакомимся, говоря о процессе Щаранского). Этот невежда, выдающий себя за «крупного специалиста по России», стал едва ли не главным экспертом по советским делам при администрации Рейгана. И в этой роли именно Пайпс произнес слова, от которых повеяло ядерным апокалипсисом: «Либо Советский Союз изменит свою политическую систему, либо будет война».
      Лавры Трумэна не дают спать спокойно нынешним правителям Соединенных Штатов.
      Приход к власти Рейгана ознаменовался принятием на вооружение нового лозунга, под которым началась очередная антикоммунистическая, антисоветская кампания, — «борьба с терроризмом». Цели этой кампании во многом совпадали с задачами «глобального идеологического наступления» Картера под лозунгом «защиты прав человека». Объявив (и неоднократно), что «Советский Союз и другие социалистические страны поддерживают и финансируют международный терроризм», Рейган, а также другие члены администрации республиканцев пытались добиться буквально следующего: а) дискредитировать облик социализма в глазах мировой общественности, которая ассоциировала терроризм с действиями ультралевых террористов из «красных бригад» в Италии, «роте армее фракцион» в ФРГ, «сэкигун» в Японии, «уэ-зермен» в США и так далее, а также с террористическими актами неофашистов в Западной Европе и США; б) дискредитировать и изолировать национально-освободительное движение; в) попытаться путем нажима, в том числе военного шантажа и экономических «санкций», заставить Советский Союз и другие социалистические страны отказаться от помощи этим движениям, что, естественно, добейся США осуществления этого несбыточного замысла, позволило бы империализму перейти в контрнаступление не только против народов, отстаивающих свою свободу и независимость.
      Политика Рейгана в области «защиты прав человека» была еще более откровенно подчинена общей стратегии противоборства с реальным социализмом. И не случайно заместитель государственного секретаря США У. Стессел в уже упоминавшемся «разъяснении» по поводу этой политики подчеркнул, что она неотделима от ядерной стратегии США. И уточнил: «Это — тандем»61.
      Именно тандем. Операция «Защита прав человека», представляющая по сути дела широкомасштабную идеологическую диверсию против социалистических стран, преследует недвусмысленную цель, зафиксированную во всех учебниках «психологической войны»: «разложение тыла противника» в ходе подготовки уже не «войны идей», а войны ядерных бомб и ракет. Вот почему в США и в других странах НАТО задействован гигантский аппарат спецслужб по осуществлению этой операции. Вот почему столь пристальное внимание эти службы направляют на поиски тех, кого журнал «Ауссенполитик» назвал в свое время «сознательными» или «неосознающими этого носителями западных идей», иначе говоря, на поиски людей, враждебных социализму, среди граждан стран социализма.
      Смена вывески С западными «борцами» «за права человека» в Советском Союзе мне пришлось сталкиваться не раз в зарубежных поездках. Вспоминается Сидней, тихая улочка, ведущая к гостинице «Флорида», где разместилась делегация советских артистов. Приехали они в Австралию с программой песен и танцев народов СССР, и все их концерты проходили с полным аншлагом. В один из вечеров, когда после очередного концерта делегация возвращалась в отель, путь ей заблокировали грузовики с открытыми платформами. На этих передвижных подмостках весьма опытные по части антисоветских провокаций режиссеры поставили свой спектакль. «Ряженые» в бутафорских цепях и арестантских халатах вышли в сопровождении мордастых «охранников» в защитного цвета гимнастерках и, строго следуя сценарию, пали перед ними на колени с криком: «Пощадите! Мы здесь находимся только потому, что боролись за права человека!» «Охранник» со знанием дела «избивал» их одного за другим, и с лиц «ряженых» лилась бутафорская «кровь»: они брали ее из заранее приготовленного тазика и размазывали по щекам и подбородкам… «Вот так, — кричал в мегафон распорядитель этого шоу, — в Советском Союзе обращаются с борцами за права человека!»
      Смысл шоу не менялся, менялись лишь «ряженые». Сначала на помост вышли сионисты, потом украинские националисты из бандеровцев, затем прибалтийские прислужники гитлеровцев, скрывающиеся в Австралии… При всей занудности этой антисоветской постановки в ней была одна любопытная деталь: «ряженые», как мне потом рассказали, получали почасовую оплату. Из каких фондов — ясно. Из тех же, из которых и раньше субсидировались антисоветские провокации. Только если прежде они просто и безыскусно призывали к ликвидации Советской власти, то теперь (странно, притворно удивляются организаторы подобных кампаний, что это советские люди возмущаются?) всего лишь навсего выступают в «защиту прав человека в СССР и других социалистических странах», требуют свободы действия для разного рода отщепенцев, или, как говорят на Западе, «диссидентов».
      Еще тогда в Сиднее поразила одна деталь — «ряженые» несли, будто иконы, портреты «диссидентов». В Советском Союзе имена их мало кому известны. На Западе же они герои.
      Противники разрядки охотно цитируют заявления этих духовных эмигрантов не только для поддержки своей антисоветской аргументации за счет «голосов изнутри СССР», но и для создания подобным личностям на Западе рекламы. Им отводится роль своего рода жуков-точильщиков, «разрыхлителей коммунистической идеологии».
      Ставка на этих отщепенцев, как видно, сделана весьма серьезная. Организаторы «психологической войны» против СССР ежемесячно проводят в различных городах капиталистического Запада сотни демонстраций, подобных той, что я видел в Сиднее. Деньги их участникам, конечно, даром не платят. Подрывные службы США и других стран НАТО в последние годы весьма активно вели организационную работу по объединению в антикоммунистический фронт различных эмигрантских, националистических группировок. В одной упряжке оказались сионисты, бандеровцы, русские монархисты, пилсудчики, бывшие басмачи, хорватские фашисты, чехословацкие ревизионисты, хортисты и другая подобная им нечисть.
      Об этом, в частности, можно судить по сообщению одной из наимерзостных эмигрантских газетенок, выходящих в США, «Новое русское слово», за 17 июня 1982 года о прошедшей 21 мая того же года в Вашингтоне (и не где-нибудь, а в здании конгресса США) «международной конференции» на тему: «Коммунистическая агрессия и противостояние ей».
      Это сборище паталогических антисоветчиков организовала вашингтонская «ассоциация за сотрудничество демократических государств» — своего рода координационный орган антикоммунистической эмиграции. Не постеснялись принять участие в нем даже некоторые члены конгресса США, руководители правительственного радиорупора «Голос Америки», в том числе шеф «русской секции» В. Французов. Актив «конференции» составили, если цитировать «Новое русское слово», представители «ряда антикоммунистических организаций: русских, польских, афганской, кубинской, кавказской, члены комитета порабощенных наций». О том, что это была затея прежде всего ЦРУ, писала даже печать США.
      С приходом к власти администрации Рейгана подобная публика принялась, где только возможно, доказывать свою чрезвычайную полезность для «свободного мира». И как показала «конференция», не без взаимности со стороны правящих кругов США. Конгрессмен Макдональд, например, выступивший на этом сборище, как сообщалось, «уделил большое внимание вопросу о необходимости поддержания освободительных движений порабощенных коммунизмом народов», и в частности созданной ЦРУ «коалиции за свободную Россию». Говорил он явно не только от своего имени. Зачем понадобились ЦРУ и другим спецслужбам такие «коалиции»? Конечно, не в одних пропагандистских целях. При активном содействии западных разведок они осуществляют прямые контакты со своими контрагентами, действующими чаще законспирированно, чем открыто, в социалистических странах.
      Такая скоординированность действий антикоммунистов за кордоном и разного рода «диссидентов» была убедительно разоблачена на процессе над Анатолием Щаранским62, проходившем в Москве в июне 1978 года. Щаранский до поры до времени действовал как «активист Алии», т. е. эмиграции евреев в Израиль. Уже в этой ипостаси он оказывал прямые услуги зарубежным подрывным центрам в их идеологических диверсиях против СССР, помощь иностранным государствам в их враждебной деятельности против нашей страны, а затем, следуя логике предательства, докатился и до шпионажа. У здания народного суда Пролетарского района, где судили Щаранского, во время процесса наблюдалось такое скопление дипломатических машин, что можно было подумать: судят кого-то из членов дипломатического корпуса.
      Откуда взялась такая заинтересованность в заурядном в общем-то шпионе и уголовнике? О ее причинах можно судить по одному из высказываний совладельца «Нью-Йорк тайме» Сульцбергера насчет интереса Запада к разжиганию буржуазного национализма (а сионизм, которому служил Щаранский, и есть махровое проявление буржуазного национализма): «В своей политике Соединенные Штаты благожелательно рассматривают тенденции к наднационализму (пример тому — хотя бы известная «Атлантическая хартия» Генри Киссинджера, ставившая своей целью объединение Западной Европы под американским диктатом. — В. Б.). В таких же враждебных районах, как Советский Союз и его блок — Организация Варшавского Договора, — писал Сульцбергер далее, — мы восторженно поддерживаем национализм. Причины подобного кажущегося парадокса не вызывают никаких сомнений. Мы знаем, что по меньшей мере в теории международные блоки в экономическом и политическом отношении сильнее, а мы хотим, чтобы наши друзья были сильны. И напротив, мы также знаем, что поощрение национализма в Восточной Европе не только оживляет подспудную враждебность между русскими и их союзниками, но и между русскими и некоторыми их согражданами: например, украинцами, латышами или таджиками, если ограничиться этими тремя примерами»63.
      Сульцбергера можно только поблагодарить за то, что, выдавая желаемое за действительное, он выболтал планы своих единомышленников и покровителей, которые впоследствии вмонтировал Бжезинский в новую ядерную стратегию США.
      Пункты обвинительного заключения, подтвержденные экспертами, многочисленными свидетелями, прошедшими перед судом, на заседании которого автору этих строк довелось побывать, не оставляли сомнения в том, что в подобных планах Щаранскому и его единомышленникам отводилась своя роль. Пункты же эти таковы.
      В июле 1974 года, когда в конгрессе США обсуждался вопрос о предоставлении СССР статуса наибольшего благоприятствования в торговле, противники разрядки, включая сионистов, выдвинули поправку Джексона — Вэника — Миллса, которая обусловливала торговлю с СССР «правом» США на вмешательство во внутренние дела нашей страны, в частности в эмиграционную политику. Уже тогда Щаранский совместно с такими «активистами Алии», как Лунц и другие, подготовил и передал за рубеж «обращение к американскому народу, конгрессу США». Этот документ, нашпигованный антисоветчиной и клеветой на нашу действительность, призывал США занять более жесткую позицию в вопросах развития торгово-экономических связей с СССР и, в частности, поддержать пресловутую поправку. Впоследствии Щаран-ский и К° изготовили десятки такого рода воззваний и обращений. Неизменно в них присутствовали призывы оказывать на СССР «длительное и последовательное давление», «постоянный нажим». С этими же призывами Щаранский и его сторонники обращались к приезжавшим в СССР американским конгрессменам и сенаторам. То и дело звучало: «Не продавайте СССР зерна! Откажитесь от продажи СССР станков и лицензий! Сверните научные и культурные связи!» Одновременно на Запад мутным потоком шла состряпанная «активистами Алии» антисоветчина: «В СССР проводится антисемитская кампания!», «В СССР преследуют инакомыслящих!», «В СССР используют психиатрию для подавления диссидентов!» Все это Щаранский оформлял как некие «обзоры фактов» и коллективные письма, а когда подписей под письмами ему не хватало, подписывался сам или просил своих коллег по подрывной работе. Подобные «творения» через аккредитованных в Москве западных корреспондентов попадали на Запад, зачитывались с трибун конгресса США по программам радиостанций, вещающих на русском языке, в первую очередь радиофирмами ЦРУ «Свобода» и «Свободная Европа», перепечатывались эмигрантскими журнальчиками и издательством «Посев».
      Делалось это, конечно, не спонтанно. «На квартире Лунца, — рассказывал на суде один из свидетелей, — мы встречались с прибывшей под видом туристки в СССР председательницей «американской конференции в защиту советских евреев» (объединение сионистских организаций США, систематически ведущее антисоветскую пропаганду и агитацию, субсидирующее антисоветские центры и их агентуру. — В. Б.) Инес Вейсман». «Вы и мы, — сказала Вейсман, — должны действовать так, как равноправные партнеры. Вы здесь, а мы там», Так они и действовали.
      По заказу из США, получаемому через иностранных корреспондентов и дипломатов, Щаранский и К° изготавливали антисоветчикам «документы». Нужно о преследовании евреев в СССР? Пожалуйста! Брались областные и республиканские газеты, ножницы, клей. Выискивались по подшивке заметки об уголовных делах, о хищениях, других преступлениях такого же рода, в которых были замешаны лица еврейской национальности, и… на Запад шел очередной список «узников Сиона». Нужно о преследовании украинцев? Пожалуйста! Тут же готовился тем же методом аналогичный список. И так далее и тому подобное.
      Не случайно, конечно, прибывший в СССР якобы по «обмену» профессор Гарвардского университета мистер Пайпс, о дальнейшей карьере которого мы уже знаем, столь высоко оценил деятельность группы Щаранского. Пайпс, как было установлено в ходе процесса, дал Щаранскому конкретные рекомендации по разжиганию национальной розни в СССР, методам активизации антисоветской деятельности, в чем, по словам Пайпса, «влиятельные круги США видели мощный катализатор, способствующий эрозии советского общества».
      Для того чтобы «катализатор» такого рода сработал более четко, американская разведка и сионистские круги через своих эмиссаров, работавших в Москве дипломатами и корреспондентами либо приезжавших под видом туристов, начали активную работу по сведению отщепенцев из числа сионистов, прочих националистов, разных личностей, именующих себя «диссидентами», в некую единую организацию. Одним из тех, кто этим конкретно занимался, был А. Щаранский.
      Рамки его подрывной деятельности уже не ограничивались «Алией». Он вместе с другими своими единомышленниками берется за организацию «наблюдения» за тем, как СССР выполняет соглашения, подписанные в Хельсинки. На Запад пересылаются один за другим клеветнические документы. О том, что все они до единого были именно клеветническими, доказано многочисленными свидетелями в ходе процесса над Щаранским. И Щарансккй, отказавшийся от защиты и защищавший себя на процессе сам, не смог этого опровергнуть, хотя суд по его просьбе и вызывал некоторых свидетелей дважды. В своей ненависти ко всему советскому Щаранский и К° не останавливались ни перед клеветой, ни перед подлогом. Но и этого было им мало. Они брались «корректировать» деятельность пропагандистских органов США, в частности «Голоса Америки», и их пожелания, кстати, учитывались. Они снимали нелегальные фильмы в СССР, такие, как приготовленный английским телевидением антисоветский фильм «Рассчитанный риск», в котором Щаранский выступал и как автор сценария, и как режиссер, и как актер. Направо и налево раздавали интервью, выливая ушаты грязи на ту страну, которая их воспитала, вырастила, дала образование, работу, кров над головой и хлеб, выращенный ее тружениками. Все это они хотели бы растоптать, испоганить, оклеветать. И к тому же предать.
      Не вдаваясь в детали, коротко об этом. А. Щаранский осенью 1976 года приступает к сбору сведений, заинтересовавших американскую разведку. Каждый понедельник он дежурит у дверей отдела виз и разрешений (ОВИР), опрашивая тех, кому временно отказано в выезде в Израиль в связи с тем, что в СССР они были связаны с работой секретного характера. По специально составленной анкете Щаранский готовит список, в котором — наименование режимных предприятий, их дислокация, фамилии руководителей, и передает его представителю иностранной разведки.
      В заключении судебных экспертов об этом сказано четко: переданные на Запад Щаранским сведения «по совокупности являются государственными секретами и в целом составляют государственную тайну Советского Союза». На юридическом языке это означает пункт «а» статьи 64 УК РСФСР ( «Измена Родине»).
      «Мы — там, вы — здесь!» — этот принцип сионистов четко поддерживают и западные разведки. В защиту Щаранского выступили среди первых те, кто был изобличен в шпионской деятельности во время пребывания в СССР, те, кто, пользуясь дипломатическим и журналистским прикрытием, передавал Щаранскому и его группе приказы сионистских организаций и заказы на агентурные сведения. Американская газета «Лос-Анджелес тайме» писала, в частности, что, «если Щаранского не выпустят, это не только не поможет ослабить ограничения на торговлю с СССР, но и поставит под угрозу соглашение между СССР и США по ОСВ-2».
      Активная кампания «в защиту Щаранского», а также других подобных ему отщепенцев, пытавшихся сколотить нечто вроде филиала «коалиции за свободную Россию» на территории СССР и справедливо осужденных за это советским судом в полном соответствии с советскими законами, продолжалась и при Рейгане. Едва ли не ежедневно то сенат, то палата представителей конгресса США, то весь конгресс принимают «резолюции» в их поддержку, требуют для них немедленной свободы либо эмиграции, не забывая при этом попугать СССР разного рода «санкциями».
      Подобного рода вмешательство во внутренние дела Советского Союза, попытки оказывать на нашу страну столь наглый нажим находятся в вопиющем противоречии с духом и буквой Заключительного акта общеевропейского Совещания, подписанного в том числе и США.
      К сожалению, в Вашингтоне толкуют положения этого акта, мягко говоря, произвольно.
      Еще в конце 1976 года палата представителей США направила президенту доклад, в котором говорилось, что «США и их союзники намерены продолжать использовать хельсинкский Заключительный акт как свое орудие». Комментируя это заявление, Джеймс Голдсборо из газеты «Интернэшнл геральд трибюн» писал, что, по мнению Запада, Заключительный акт следует использовать для того, чтобы «сделать открытыми коммунистические общества» и, в частности, «помочь диссидентам в их борьбе за гражданские права». Речь, как видим, уже тогда шла о попытках прямого вмешательства в дела социалистических стран под предлогом «борьбы за права человека».
      Без такого вмешательства, без постоянной опеки извне деятельность опекаемых Западом отщепенцев, и это понимают стратеги антикоммунизма, быстро сошла бы на нет, ибо она не имеет никаких корней в социалистическом обществе, а сами «инакомыслящие» живут, как говорится, на искусственном питании, на тех подачках, которые им в виде гонораров и в виде «лавровых венков» непризнанных «гениев» подбрасывают из-за кордона. Ими там дорожат. Еще бы! Ведь они для Запада — козырь и в его политической игре, и в его далеко идущих замыслах реставрации капитализма с помощью тотальной конвергенции.
      Выступая 3 декабря 1982 года на Мадридской встрече стран — участниц Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, представитель США Макс Кампелман с наигранным удивлением вопрошал, почему Советский Союз, такая великая держава, не может примириться с деятельностью «диссидентов»? Неужели же они действительно могут поколебать устои существующего в СССР строя? «Конечно нет… — отвечал на такого рода «аргументы» западных адвокатов «диссидентов» товарищ Ю. В. Андропов в одной из своих речей, — если брать каждое такое действие или политически вредную выходку изолированно. Но если брать их в совокупности, учитывая их связь с содержанием и целями идеологической диверсии империализма, то такие действия не являются безвредными. Ведь наши недруги как раз и рассчитывают на то, чтобы путем постепенного размывания веры в коммунистические идеалы уводить отдельных «заблудших» все дальше по чуждому и опасному пути, а иногда и запутывать их в сетях шпионажа, используя такие уродливые частнособственнические пережитки, как стяжательство, алчность и другие. Через «эрозию» сознания отдельных лиц они добиваются расшатывания политических институтов социализма, всего нашего общественного строя»64.
      Деятельность немногочисленных, но зато широко рекламируемых отщепенцев — откровенно антисоветскую, антикоммунистическую, антинародную — Запад использует и для внешнего, и для внутреннего потребления. Их «произведения» публикуются и в «черных» (оплачиваемых разведкой), и в респектабельных издательствах. Одни используются для засылки в СССР, другие — для антисоветской пропаганды у себя дома. Вся эта возня дипломатически именуется «поощрением созревания демократических идей в контексте советской системы»65. Именно так в докладе работников библиотеки конгресса США для сенатской комиссии по иностранным делам характеризовалась, в частности, деятельность радиостанции «Свобода», руководимой Центральным разведывательным управлением США, по распространению на русском языке опусов «диссидентов». На деле же это не что иное, как акция «психологической войны», прямое вмешательство в дела СССР.
      Ставки на господ «диссидентов» и их функцию в качестве «жуков-точилыциков», как видим, действительно велики.
     
      «Польский эксперимент»
      О том, как на практике используется эта публика, можно судить по весьма поучительным событиям, происшедшим в Польше в конце 70-х — начале 80-х годов.
      Подготовка к созданию «контролируемого кризиса» в ПНР особенно активизировалась в 1977 году. В 1978 году комиссией по иностранным делам сената США был учрежден специальный «координационный комитет» по вопросам Польши во главе с Бжезинским. Этот комитет, куда вошли и представители ЦРУ, сосредоточил свое внимание на легализации «оппозиции» в Польше, которая уже в то время значительно активизировалась. Вмешательство в дела этой страны и опека «оппозиционеров» осуществлялись, как известно, под лозунгом «защиты прав человека», с которым Картер носился все свое президентство. Под тем же лозунгом активно действовали сотрудники и агентура ЦРУ.
      Конечно, ЦРУ эту свою деятельность не рекламировало, используя, как уже не раз в своей практике, подставные организации и разного рода ширмы. Такой ширмой был избран, в частности, австралийский «польский национальный комитет»
      (АПНК), который ведет постоянную подрывную работу против ПНР. В 1976 году, сразу же после образования КОР, как признал один из лидеров АПНК — Р. Стшелецкий, из Австралии были отправлены тысячи долларов для финансирования подпольного движения в Польше. «Значительная часть денег, — писала газета «Острэлиан», — отправлявшихся секретным путем в американских долларах, использовалась для издания брошюр и газет с призывами добиваться большей свободы слова и создания независимых профсоюзов»66.
      Не остались в стороне и мюнхенские «павианы», как именуют в ФРГ сотрудников радиоцентра ЦРУ «Свобода» — «Свободная Европа». Еще в 1976 году на Запад выезжал один из лидеров польской контрреволюции — А. Михник, который встретился в Париже с сотрудником РСЕ и изложил ему планы создания в Польше «комитета защиты рабочих». По рекомендации ЦРУ «Свободная Европа» в том же году начала субсидировать КОС — КОР, многие активисты которого впоследствии вошли в руководящие органы «Солидарности». Позднее уже под видом «профсоюзных деятелей» Б. Лис, А. Михник, Б. Торуньчик, М. Хоецкий и другие приезжали в Мюнхен с материалами для РСЕ и ее шефов из ЦРУ.
      Впервые КОС — КОР начал подготовку к организации «комитетов свободных профсоюзов» в 1977 году в Гданьске, Катовице. Именно они и стали в 1980 году организационным ядром «Солидарности».
      Лозунг «свободных профсоюзов», как показывают исторические факты, американские спецслужбы давно эксплуатируют в своей подрывной деятельности против стран социализма. Не случайно, конечно, вскоре после женевской встречи «диссидентов», проведенной ЦРУ в 1975 году, американские спецслужбы занялись организацией аналогичного сборища под вывеской «конференции в защиту свободных профсоюзов в Восточной Европе и Советском Союзе». В соответствии с четко отработанной практикой западные разведки начали поиск лиц, готовых за соответствующую мзду и рекламу на Западе организовать нечто подобное и в социалистических странах. Попытки такого рода, в частности, были отмечены в ряде социалистических стран и своевременно пресечены. В Польше, однако, антисоциалистическим силам удалось воспользоваться сложившейся обстановкой и довольно быстро выйти из подполья.
      Уже в 1977 году радиостанция «Свободная Европа», парижская «Культура» и другие западные подрывные идеологические центры начали кампанию за создание «свободных профсоюзов» в Польше. Этот призыв был поддержан и опубликован на страницах нелегального журнала «Работник», издаваемого КОС — КОР. В феврале 1978 года по инициативе лидеров этой антисоциалистической группировки был создан так называемый «комитет свободных профсоюзов» в Катовице. В «комитет» удалось втянуть небольшую группу лиц, однако Запад поспешил раструбить на весь мир о появлении в Польше новой нелегальной организации. Зачатки «свободных профсоюзов» начали создаваться на побережье и в других районах страны, но они не получили широкой поддержки со стороны рабочего класса.
      «Инициаторов создания «свободных профсоюзов» в Польше, — пишет «Трибуна люду», комментируя эту историю, — это не обезоружило. Они по-прежнему проводили свою «черную работу». Радиостанции продолжали передавать инструкции, а КОС — КОР организовал учебу будущих кадров для «свободных профсоюзов». Необходимо помнить, что инициаторами создания «свободных профсоюзов» в Польше выступил не рабочий класс, а лидеры КОС — КОР и других антисоциалистических организаций» 67. Отметим — нередко напрямую связанных с западными спецслужбами.
      Одним из таких деятелей был А. Гвязда — член президиума всепольской комиссии «Солидарности». Антисоциалистической деятельностью он начал заниматься в ноябре 1976 года, когда вместе со своей женой направил в адрес сейма ПНР письмо, в котором солидаризировался с активистами КОС — КОР, а также требовал предоставить им свободу действий. Гвязда быстро попал в поле зрения спецслужб США.
      29 апреля 1978 года он подписал так называемую учредительную декларацию «свободных профсоюзов», действовавших на территории Гданьска, и передал ее по тайным каналам для использования в программе «Свободной Европы» (выпущена в эфир 4 мая 1978 года). В это же время он пытался сообщить участникам Международной конференции свободных профсоюзов, которая проходила в Женеве, информацию о том, что польские власти якобы преследуют деятелей подобных профсоюзов в стране.
      КОС — КОР действовал в тесном контакте и с другими «диссидентскими» группами в Польше, поддерживаемыми Западом, в частности, с «движением в защиту край человека и гражданина», ревизионистскими «дискуссионными клубами», «независимым союзом студентов», «конфедерацией независимой Польши», созданной в 1979 году по образу и подобию штурмовых отрядов фашистской банды «свобода и независимость», орудовавшей на территории ПНР после войны, и т. д.
      Эти организации опекались и поддерживались западными подрывными центрами с момента их возникновения. Более того, в ряде случаев руководились прямыми агентами ЦРУ. Весьма типична в этом отношении КНП, или, точнее, организация под названием «6-я конфедерация независимой Польши».
      «КНП, — писала газета «Жолнеж вольности», — не имеет никаких прав претендовать на то, чтобы называться прогрессивной и патриотической организацией. Ведь она создана по воле и под контролем иностранных спецслужб. Учреждая КНП как один из выдвинутых вперед плацдармов, эти службы использовали подставные агентурные центры»6 4.
      «Конфедератов» западные спецслужбы поручили так называемой организации «Свободная Польша». Этой диверсионно-террористической организацией международного характера, которая активно занимается шпионской деятельностью, руководит опытный агент ЦРУ, бывший гитлеровский шпион Зигфрид Ганф. Именно Ганф и его организация стали «крестными отцами» и главными пропагандистами «конфедерации независимой Польши».
      Главным координатором деятельности всей этой когорты антисоциалистических сил был мюнхенский центр ЦРУ и подчиненные ему радиостанции PC — РСЕ, с которыми активно взаимодействуют лондонское «польское правительство в эмиграции» и парижский центр во главе с журналом «Культура», сионистские группы эмигрантов из ПНР, объединенные в США и Швеции вокруг журнала «Анекс», а в Израиле — вокруг газеты «Новины и курьер», реакционные организации польских эмигрантов в других странах Запада.
      Проведенная при Картере реорганизация аппарата внешнеполитической пропаганды США позволила PC — РСЕ, а также «Голосу Америки», с которыми взаимодействовали другие «официальные» и полуофициальные радиоцентры стран НАТО, усилить вещание на ПНР и активную подрывную деятельность против социализма в этой стране. По каналам «Голоса Америки» передавались кодированные инструкции для контрреволюционного подполья, о чем стало известно в сентябре 1980 года» Пропаганда этими радиостанциями «дела защиты прав человека» в Польше велась при активной помощи таких «оппозиционеров», как Ку-ронь, Михник, Модзелевский и т. д. Им переводились из РСЕ, из «независимых» издательств, контролируемых ЦРУ, и «Культуры» за поставленные клеветнические материалы о Польше бешеные гонорары. Уже в 1976 году, т. е. в год своего создания, КОС — КОР располагал собственным фондом более чем в три миллиона злотых.
      За событиями в ПНР внимательно следили окопавшиеся за рубежом польские антикоммунистические центры. И не только следили. По данным на конец 1978 года, только из США в Польшу ежегодно приезжали до 120 тысяч американцев польского происхождения, часть из которых «оставалась на родине». 10 тысяч американских граждан проживало в ПНР в ноябре 1981 года. Среди этой публики было немало людей, откровенно враждебных социализму, и прямых агентов американской разведки. Одновременно с засылкой эмиссаров шла активная вербовка польских граждан, выезжающих за границу.
      К 1980 году антисоциалистические силы в ПНР представляли собой уже не малочисленные группки в несколько сот человек, а хорошо организованные многотысячные отряды, сумевшие взять инициативу в свои руки после того, как в августе 1980 года была организована «Солидарность». Захватив в свои руки ее руководство, лидеры КОС — КОР, КНП и других антисоциалистических группировок приступили к осуществлению «забастовочного терроризма», как охарактеризовала эту тактику польская партийная печать, в целях развала экономики ПНР и нагнетания недовольства населения.
      Какую роль сыграли во всем этом западные спецслужбы, и в частности ЦРУ? Вот что ответил представитель польской контрразведки на пресс-конференции в конце января 1982 года на вопрос корреспондента «Вашингтон пост»: «Были ли обусловлены успехи «Солидарности» деятельностью разведслужб?»
      «Наибольших успехов «Солидарность» добилась в области экстремизма, анархии, в сталкивании страны на край пропасти. Все это было в значительной степени результатом деятельности спецслужб США. И не только этих служб: в разработанном сценарии отводилась определенная роль и другим организациям».
      Новый этап вмешательства США в дела ПНР начался после прихода к власти в США в 1981 году республиканской администрации во главе с президентом Р. Рейганом.
      Комментируя подход его окружения к польским событиям, вашингтонский обозреватель С. Розенфельд писал 15 декабря 1980 года:
      «Взгляд лагеря Рейгана на эту проблему сводится к следующему: США не должны отговаривать от борьбы за свободу порабощенные народы только потому, что такая борьба причинит неудобства западной дипломатии. США скорее должны предложить любую поддержку, на которую они способны, исходя из того, что сопротивление, включая военные столкновения, может полыхать в Восточной Европе десятилетиями до тех пор, пока она не будет окончательно свободной»69.
      Подход администрации Рейгана к социалистическим странам, как явствует из этого анализа, сводился по сути дела к возрождению «доктрины освобождения» или «отбрасывания коммунизма», провозглашенной при президенте Эйзенхауэре тогдашним государственным секретарем Джоном Ф. Даллесом и конкретно осуществлявшейся его братом Алленом Даллесом, шефом ЦРУ, путем организации диверсий и «беспорядков» в социалистических странах. Предостерегая Рейгана от повторения ошибок прошлого, Розенфельд писал также: «На мой взгляд, поддержать публично дело «освобождения» Восточной Европы было со стороны мистера Рейгана весьма провокационным делом. С миром в Европе, с ядерной войной играть не следует»70. Но мы уже знаем, об этом можно судить, в частности, по выступлению конгрессмена Макдональда на «конференции» эмигрантского антикоммунистического отребья в Вашингтоне в мае 1982 года, что Рейган этим советам не внял. Ставка была сделана именно на использование этого отребья для борьбы с социализмом.
      Новая администрация, судя по выступлениям представителей США в НАТО и ряду заявлений представителей этого блока, оставила в силе разработанную Картером секретную инструкцию по координации действий стран НАТО в подрывной деятельности против Польши и помощи антисоциалистическим силам, действующим изнутри ПНР. Заметно усилились подрывная пропаганда США на Польшу и деятельность американской разведки в этой стране.
      26 марта 1981 года сенат США единогласно высказался в поддержку заявления президента о том, что США будут помогать Польше экономически лишь при условии, что польские власти не будут «притеснять» антисоциалистические силы.
      После введения в ПНР военного положения в декабре 1981 года тогдашний государственный секретарь США А. Хейг выступил с наглым требованием к польским властям допустить беспрепятственное осуществление в Польше политических экспериментов». О том, что эти «эксперименты» представляют собой операцию по свержению социалистического строя в ПНР, Хейгу, надо думать, известно было лучше других. С самого начала администрация США ориентировалась на контрреволюционную верхушку «Солидарности», исходя, очевидно, из убеждения, что захват ею власти в ПНР — дело недалекого будущего. Соответственным образом повело себя и руководство «Солидарности», которое приступило к открытию собственных «посольств» за рубежом в виде информационных бюро.
      Такие бюро были открыты в Лондоне и Нью-Йорке. Планировалось создать нечто подобное в ФРГ, Японии, Франции и Италии.
      Правда, в Нью-Йорке его неожиданно закрыли. Распоряжение об этом пришло непосредственно из штаб-квартиры объединения в Гданьске. Быть может, лидеры «Солидарности» решили уже осенью 1981 года не идти более по пути конфронтации с ПОРП в ПНР, отказались от борьбы за власть и взялись наконец за чисто профсоюзные дела? Факты свидетельствуют, однако, об обратном.
      Прогрессивная печать Запада опубликовала слишком много данных о конкретных связях ЦРУ с руководством «Солидарности». И его нью-йоркская авантюра в результате лишь подтвердила эти данные на сто процентов.
      …25 сентября 1981 года в Нью-Йорке состоялась пресс-конференция в связи с открытием в США информационного бюро «Солидарности» под названием «Друзья независимого польского профсоюза «Солидарность» — «Инкорпорейтед»» с первоначальным капиталом в две тысячи долларов, которые внесли на ее счет американские «добрые дяди». Президент новоявленной корпорации 3. Пшетакевич, польский гражданин, член КОР и «Солидарности», прибывший в США в качестве «туриста», представил журналистам своих американских коллег — Байарда Растина, назначенного исполнительным директором «корпорации», и Тадеуша Валендовского, президента организованного в 1980 году в США «центра по наблюдению за Польшей». Что это за люди?
      Б. Растин — правый социал-демократ, ярый антикоммунист. Т. Валендовский — член КОР с 1976 года. В США перебрался примерно таким же образом, как и Пшетакевич, сохранив при этом польское гражданство. Сразу же установил контакты с сионистской группой «Анекс», с эмигрантскими организациями, группирующимися вокруг журнала «Помост» (Чикаго) во главе с Е. Стажиком. «Помост» тесно связан с польской редакцией «Свободной Европы», «Культурой» и «диссидентскими кругами» в самой Польше.
      Именно из этих источников, а в 1980 — 1981 годах непосредственно из КОС — КОР и из «Солидарности» «Помост» получал «сырье» для своих публикаций. Денежные средства «Помосту», равно как и «центру по наблюдению за Польшей» Валендовского, переводят «частные лица» и «общественные организации».
      Если учесть, что КОР с самого начала щедро финансировался западными разведками, в том числе ЦРУ, что «Свободная Европа» и «Культура» кормятся из того же источника, станет яснее, какие «общественные организации» стоят за действиями «центра» Валендовского.
      Международная конференция свободных профсоюзов (МКСП), собравшая уже к концу 1980 года 120 тысяч долларов, переправляла в Польшу печатные материалы, пишущие машинки, копировальное и радиопереговорное оборудование для «Солидарности» через свое шведское отделение, курировавшееся ЦРУ. После введения военного положения в Польше эта ширма ЦРУ активно выступала «за восстановление в ПНР профсоюзных свобод». «Свободные профсоюзы» США и «Солидарность» поддерживали также тесную связь с организацией «Свободная Польша», о которой мы уже говорили.
      Лидеры «Солидарности», кстати, не только не стеснялись подобных контактов, но даже их и рекламировали. Так, в феврале 1981 года представители «Солидарности» участвовали в работе ежегодного собрания организации «Общества в защиту прав человека» в ФРГ. Общество это было основано в 1972 году ЦРУ, одним из его руководиО тку да это? Из Сальвадора? Ну, здесь трупы никто не будет считать.
      Если бы найти подобное в Польше! Но, увы..г телей стал Иван Аванагрузов, агент ЦРУ, а в прошлом гитлеровский прихвостень. «Общество» не скрывает, что его цель — ликвидация социализма в ПНР и других социалистических странах.
      Отметим еще одно обстоятельство. Один из лидеров КОР, М. Сушницкий, открыто признал в начале 1981 года, что ни один материал, касающийся деятельности «оппозиции» в ПНР, «Свободная Европа» не выпускала в эфир без согласия лидера КОС — КОР Я. Куроня, ведущего «эксперта» «Солидарности».
      Ясно, что и «бюро» Пшетакевича также не могло выпустить в свет ни единого информационного бюллетеня без предварительной цензуры Куроня и К0, а также избежать «координирующих» указаний «Свободной Европы» и, следовательно, ее нью-йоркского бюро, укомплектованного штатными «пропагандистами» ЦРУ.
      Связь руководства «Солидарности» со «Свободной Европой» была столь же тесной, как и с другой, не менее одиозной «ширмой» ЦРУ. Это «Культура» во главе с ее главным редактором Е. Гедрой-цем. Она была превращена ЦРУ в координационный центр по сбору средств для финансирования польской контрреволюции, с которой «Культура» поддерживала связь в основном через экспертов «Солидарности» из КОР и НСС.
      На официальном счете «Культуры» уже в марте 1981 года числилось в «фонде помощи польским рабочим» 186 тысяч франков. И это было только начало.
      На страницах «Культуры» постоянно публикуются списки «меценатов», жертвующих деньги в фонды помощи КОС — КОР, КНП, «движения в защиту прав человека и гражданина», «общества научных курсов», «независимого» издательства «Нова», «свободных профсоюзов» и других антисоциалистических организаций. Но «меценаты» — источник не единственный.
      Польская печать отмечала, и справедливо, что реклама на страницах «Культуры» действий «меценатов» — это «всего лишь фиговые листочки, прикрывающие каналы поступления от Запада' валюты для антисоциалистической деятельности в Польше».
      По данным министерства внутренних дел Польши, уже в июне 1981 года в различных странах, в первую очередь в США, были «созданы 400 центров, занимающихся сбором средств для деятелей политической оппозиции в ПНР». По некоторым данным, ими было переправлено в ПНР несколько миллионов долларов. И по сей день под активным контролем ЦРУ, как писала газета «Жолнеж вольности» 4 марта 1983 года, пересылка денег подполью продолжается.
      Еще в мае 1981 года на пресс-конференции министерства внутренних дел ПНР представители руководства контрразведки сообщили, что положение в Польше рассматривалось разведслужбами государств НАТО как удобный повод для действий на территории ПНР в целях ослабления связей между социалистическими странами и их обороноспособности.
      В документах западных разведцентров прямо подчеркивалось, что Польша никогда не имела для них такого большого значения, как в тот период, когда в стране открыто действовала контрреволюция. Все чаще прослеживалась взаимосвязь разведывательной деятельности с политической диверсией.
      В тесном сотрудничестве с ЦРУ действовали Пентагон и госдепартамент США, а также натовские разведки. В Пентагоне была создана специальная группа «слежения за Польшей». С осени 1980 года военные атташе посольств США и других стран НАТО, как писала газета «Жолнеж вольности», значительно активизировали свою деятельность в ПНР.
      Используя сложную обстановку в Польше, иностранные разведки оказывали широкую материальную и политическую помощь оппозиционным и экстремистским группировкам, которые готовились захватить власть в стране.
      На пресс-конференции в МИД ПНР в январе 1982 года полковник 3. Вислоцкий сообщил, что в августе 1980 года на квартире агента ЦРУ Л. Штернберг в Варшаве состоялась встреча высокопоставленных сотрудников американского посольства в Польше с лидером КНП Л. Мочульским. На нее также специально прибыл крупный специалист по польским вопросам из США. На этой встрече Л. Мочульскому были поставлены Конечно, я знаю, кем хочу быть, когда вырасту, — живымf» (Газетные заголовки гласят: «Пентагон планирует производство нового луча смерти, Миллиарды долларов ежедневно тратятся на вооружение) конкретные задачи по сбору разведывательных данных в Польше. И не только эти задачи.
      13 ноября 1981 года центральный оперативный штаб КНП издал специальную инструкцию, в которой, в частности, говорилось: «Надо срочно начать постепенно усиливающуюся акцию таким образом, чтобы ее апогей пришелся на 29 ноября. Надо использовать разные действия в зависимости от наличных сил и средств. Надо начинать с небольших акций протеста и постепенно переходить к более широким уличным демонстрациям. Действиям следует придать решительный характер, не скрывая, что наступит эскалация»71.
      КНП планировала нанести упреждающий удар. Однако по договоренности с экстремистами «Солидарности» срок контрреволюционного путча был перенесен на 17 декабря.
      Координация действий контрреволюционных групп не обошлась, конечно, без ЦРУ. Например, на съезде «Солидарности» в Гданьске были официально аккредитованы два сотрудника посольства США в Польше, один из которых был кадровым офицером ЦРУ.
      Американские разведчики, прикрываясь дипломатическими паспортами, по три раза в день посещали штаб-квартиру варшавской «Солидарности», находившуюся в пяти минутах ходьбы от американского посольства в Варшаве. Второй секретарь посольства США в Варшаве офицер ЦРУ М. Андерсон неоднократно бывал на вилле, принадлежащей главному организатору «Сельской солидарности».
      Таковы факты, лишний раз подтверждающие, насколько своевременным было введение военного положения в Польше 13 декабря 1981 года и насколько опасным может оказаться для судеб социализма проникновение империалистической агентуры под столь, казалось бы, «невинным» лозунгом, как «защита прав человека».
      В бессильной злобе По сей день, даже после отмены в июле 1983 года режима военного положения в Польше, в США не утихает антипольская и антисоветская вакханалия. «Избранники народа» в конгрессе требуют «продолжать санкции» против Польши, удушить ее голодом, если только власти ПНР пе позволят вновь беспрепятственно действовать контрреволюционным группировкам. «Голос Америки» увеличивает время подрывных передач на Польшу, открыто выражает «сочувствие» оголтелым контрреволюционерам, подстрекая их к новым выступлениям.
      Наиболее активно и нагло действует в последнее время «польская редакция» РСЕ, которая поддерживает тесную связь с резидентурой ЦРУ в генеральном консульстве США в Мюнхене. Из этого консульства координируется деятельность ЦРУ и разведки ФРГ на территории Польши. Не исключено, что именно из Мюнхена сразу же после введения военного положения в ПНР 13 декабря 1981 года пришла на самый «верх» .рекомендация: «В интересах дальнейшего противодействия военному положению жизненно важно, чтобы независимая информация, такая, которую обеспечивает радиостанция «Свободная Европа», доходила до поляков».
      Рекомендацию поддержали. 5 января в Белый дом с грифом «секретно», как пишет газета «Вашингтон пост», было отправлено письмо государственного секретаря США А. Хейга, в котором «он призывал выделить особые фонды радиостанции «Свободная Европа» для вещания на порабощенную Польшу»72. Эти фонды были выделены.
      Как сообщает газета «Нью-Йорк тайме», сразу же после введения в Польше военного положения «в программах вещания «Свободной Европы» на польском языке были произведены коренные перемены». В частности, указывает газета, РСЕ перешла на круглосуточное вещание на Польшу и значительно усилила мощность используемых для этого передатчиков. Директор РСЕ Дж. Браун откровенно заявил, что «обычный график передач был пересмотрен и главный упор сделан именно на внутренних событиях в Польше».
      Была создана специальная программа «Мост», в которой зачитывались письма польских отщепенцев, сбежавших на Запад. Под видом этих «личных посланий» на деле зачастую передаются зашифрованные инструкции действовавшим в Польше агентам западных спецслужб.
      Деятельность РСЕ после введения военного положения в Польше определялась рядом инструкций ЦРУ. В одной из директив ЦРУ, подготовленной для руководства «Свободной Европы», говорится, что работники радиостанции должны вести широкую полемику в отношении решений VII Пленума ЦК ПОРП и проекта программной декларации, убеждать аудиторию, что в партии нет внутреннего единства, а сама ПОРП утратила свой марксистско-ленинский характер. Необходимо, говорилось далее, склонять рядовых членов партии к преобразованию ПОРП в партию либерального, социал-демократического толка, в которой должна постоянно функционировать оппозиция. Было предложено также противопоставлять партию армии и государству, Польшу — другим социалистическим странам.
      «Излюбленным методом в подрывной деятельности этого диверсионного центра, — отмечает «Трибуна люду», — продолжает оставаться клевета на сторонников социалистического строя в Польше и членов Военного совета национального спасения, попытки представлять настоящих коммунистов как «догматиков и твердолобых»»73.
      В другой директиве ЦРУ предлагается создавать условия для преобразования римско-католической церкви в ведущую оппозиционную политическую силу в стране, рекламировать идею создания в Польше неокатолической политической партии, которая объединила бы в своих рядах всех «врагов коммунизма и режима».
      Одним из основных направлений пропагандистской работы радиостанции остается клевета на Советский Союз, международные союзы, заключенные Польшей. В одном из документов ЦРУ, в частности, говорится: «В настоящее время Польша, более чем когда-либо, зависит от СССР и других своих соседей. Это не отвечает интересам Запада; следует предпринимать все усилия для того, чтобы любую помощь, оказываемую Польше социалистическими странами, представлять как незначительную и невыгодную для польского общества. Необходимо разжигать среди поляков антирусские и антисоветские настроения»74.
      На протяжении всего 1982 года РСЕ все еще проводила открытый инструктаж антисоциалистических сил в Польше, объявляя регулярно, заранее о выработанных ЦРУ совместно со сбежавшими на Запад главарями «Солидарности» планах антисоциалистических выступлений.
      Даже после приостановки действия военного положения польским сеймом в конце 1982 года РСЕ регулярно передавала на Польшу обращения «Солидарности», которые готовятся и редактируются ЦРУ.
      Шло открытое вмешательство в дела суверенного социалистического государства. Предпринимались попытки переформирования антисоциалистических сил в Польше, контрреволюцию подталкивали на новые провокации и вылазки, хотя •^еперь даже сами руководители подполья признавали, что ставка их на конфронтацию с социализмом не была поддержана польским народом и оказалась битой.
      В Вашингтоне изобретали все новые и новые санкции как против Польши, так и против СССР. Белый дом пытался таким образом «нажать» на польские власти, с тем чтобы те вновь легализовали «Солидарность» и экстремистские организации вроде КНП и позволили им беспрепятственно продолжать демонтаж социализма.
      Расчеты такого рода, конечно, строятся на песке. Возврата к положению, существовавшему в ПНР до 13 декабря 1981 года, нет и не будет — об этом недвусмысленно предупредило руководство Польши.
      – В августе 1982 года почти одновременно были опубликованы три сообщения.
      Первое — сообщение МВД ПНР. В нем говорилось:
      «В соответствии с распоряжением председателя Военного совета национального спасения генерала армии В. Ярузельского в июле 1982 года было отменено решение об интернировании, а также условно освобождены из мест изоляции 1221 человек, в том числе все женщины».
      Агентство ПАП передало эти строки 13 августа. А за три дня до этого корреспондент Франс Пресс передал следующее сообщение из Анкары:
      «Как сообщила сегодня здесь левая газета «Джумхуриет», в конце июня в гражданских тюрьмах Турции находилось в общей сложности 77 295 человек.
      Ссылаясь на интервью министра юстиции Джев-дета Ментеша, газета пишет, что 45 737 человек из тех, кто содержится в тюрьмах, уже осуждены, а 31 558 человек находятся под арестом.
      Министр отметил, что в специальных исправительных домах находятся 18 283 ребенка.
      По сообщениям из официальных кругов, министр не назвал конкретно число политических заключенных или лиц, содержащихся в военных тюрьмах, которое, по состоянию на 8 мая, составляло 26 484 человека.
      Министр отметил в интервью, что к концу нынешнего года будет создано 39 новых тюрем, а в будущем году — еще 32 в дополнение к существующим 640 тюрьмам, которые переполнены».
      Госдепартамент и тем более Белый дом не нашли ни слова упрека в адрес «дружественного режима» Турции, не изобрели ни единой санкции, дабы «восстановить права человека», явно попираемые турецким военным режимом. Но вот по поводу военного положения в Польше в Вашингтоне активно продолжали метать громы и молнии даже после того, как в ночь с 30 на 31 декабря 1982 года оно было приостановлено.
      В Белом доме предпочитают помалкивать о тысячах убитых «дружественным режимом» в Сальвадоре, о десятках тысяч убитых, раненых, изувеченных сионистской военщиной «демократического Израиля» в Ливане, о пытках в «союзном» Чили и апартеиде ЮАР. Это ведь для Вашингтона свои, единомышленники, антикоммунисты. За это списывается все, в том числе вопиющие преступления против человечности. И если бы удалось антикоммунистическому подполью в Польше захватить власть и устроить резню коммунистов и им сочувствующих, запланированную КНП совместно с ЦРУ, в Белом доме не проронили бы ни слова о «правах человека».
      Такова классовая логика мира капитала, лидером которого провозглашает себя Вашингтон. Белый дом и госдепартамент США, попирая все нормы международного права, считают Польшу «сферой своих жизненных интересов» и фактически объявляют о своем непризнании существующей власти в ПНР, явно предпочитая видеть на ее месте главарей «Солидарности». На средства, выделяемые из государственного бюджета США, проводится подготовка в специальных центрах диверсантов и убийц, навербованных из бежавших за границу контрреволюционеров, по той же программе, что и в 50-х годах. Американская разведка и разведки НАТО взяли на содержание «зарубежные центры» (в Париже, Женеве, Лондоне и Стокгольме) «Солидарности» и под их вывеской осуществляют подрывные акции против Польши вроде запуска воздушных шаров с подрывными листовками с территории Дании.
      Цель этой политики теперь уже очевидна каждому. США и их союзники стремились уничтожить социализм в Польше, вырвать эту страну из социалистического содружества, превратить ее в плацдарм для организации провокаций против СССР и других социалистических стран. Именно в этом заключалась конечная цель спланированного западными стратегами «польского эксперимента». Провал его закономерен. Ибо социализм в Польше — не искусственно привнесенный извне строй, а образ жизни, образ мысли польского народа, поддержавшего в своем большинстве отпор, данный контрреволюции.
      Погромщики защищают «ирава человека»
      Клевета на наш образ жизни, на нашу демократию неизменна в статьях современных «чернильных кули» капитализма, как называл их В. И. Ленин, о «попрании прав человека в СССР». С кем выступают они заодно? С кем — независимо от побуждений — волей-неволей блокируются иные «левые», попадая на крючки буржуазной пропаганды, требуя «немедленного освобождения» отщепенцев и предателей вроде Щаранского? Ответ на это однозначен — с силами самой черной реакции.
      В апреле 1978 года в бальном зале «Ридженси» в отеле «Американа» в Вашингтоне собралась пестрая толпа элегантно одетых европейцев, буддийских монахов и арабов в галабиях из тончайшего хлопка.
      Шла 11-я ежегодная конференция всемирной антикоммунистической лиги — ВАК Л, созданной в 1966 году под эгидой США. На конференции, как стало известно из сообщений печати, «выступили политические деятели, ученые и должностные лица со всех концов света, чтобы разработать стратегию борьбы против коммунизма»75. Были приняты резолюции, в которых 800 участников сборища, в том числе два американских сенатора — Джейк Гари и Джеймс Макклюр, «осудили коммунизм и выразили возмущение по поводу отсутствия прав человека в марксистских странах»1 Слова эти я выделил не случайно. В отеле «Американа» заседали «борцы за права человека в социалистических странах», принявшие к сведению и как руководство к действию решение вашингтонской администрации освежить «традиционный антикоммунизм» лозунгом борьбы в «защиту прав человека».
      Посмотрим, кто же входит в ВАКЛ. Список выглядит прелюбопытно. Среди полноправных членов ВАКЛ гоминьдановцы и представители сеульского режима, организация «итальянское социальное движение», которую возглавляет бывший чернорубашечник Джорджо Альмиранте, один из руководящих деятелей в фашистском правительстве Муссолини, неофашистская группировка из Франции «нувель эколь» (ее представители встретились в перерыве между заседаниями в отеле «АмериНа новой «платформе».
      В руках нацистского оратора, подвизающегося на роли «борца» за трава человека» в социалистических странах, листок с надписью: «Мы требуем неограниченной свободы слова. (Пока)» кана» с нацистом Уильямом Пирсом, бывшим деятелем «американской нацистской партии», основавшим свою организацию фашистского толка «национальный союз»).
      В том же списке американская организация ультраправых «либерти лобби» (она издает газету «Спотлайт», в которой рекламируются ку-клукс-клановские балахоны, немецкие монеты со свастикой и магнитофонные пленки с записями нацистских песен) и другие.
      На конференцию BAKЛ в Вашингтон прибыли и такие «гуманисты», как автор многочисленных расистских опусов, идеолог апартеида, писатель из ЮАР Айвор Бенсон, австралийский антисемит Элмор Гривс, автор книги «Международный еврей» Эрик Батлер и другие.
      «За речами, за всей помпой, — писала об этом сборище газета «Вашингтон пост», — за ортодоксальными антикоммунистическими заявлениями чувствовались другие силы — силы авторитаризма, неофашизма, расовой иерархии и антисемитизма»77.
      Поправим немного «Вашингтон пост»: эти силы как раз и составляют костяк антикоммунизма. И не удивительно, что борцы с коммунизмом из BAKЛ не преминули сделать свой бизнес на «правах человека».
      Пять лет спустя после сборища BAKЛ в отеле «Американа» мир облетела весть о депортации из Боливии во Францию нацистского палача Клауса Барбье, известного под кличкой «лионский мясник». На руках этого преступника кровь нескольких тысяч французских патриотов. Французские власти неоднократно требовали от США выдать Барбье, заочно приговоренного к смерти во Франции. Тем не менее все просьбы союзника Вашингтон оставлял без ответа. Загадка подобного попустительства прояснилась вскоре после того, как Барбье был доставлен наконец во Францию. Оказалось, что «лионский мясник» был агентом американской разведки. Это и спасло ему жизнь после войны. И не ему одному, а многим его коллегам по военным преступлениям. В книге Дж. Лофтуса «Секрет Белоруссии», вышедшей в США в 1983 году, в статьях американского журналиста Ч. Аллена рассказывается о том, как сразу же после окончания второй мировой войны ЦРУ и госдепартамент США занялись переправкой за океан и укрывательством нескольких тысяч нацистских преступников. Только те нацисты, что проживают в США, повинны, Среди «борцов за права человека» оказались и наследники гитлеровцев — неонацисты, Они поднимают голову и в ФРГ (фото журнала «Штерн*)у и во многих других странах Западной Европы, и в США, где укрылось немало нацистов вроде Клауса Барбье по подсчетам Ч. Аллена, в гибели 2,4 миллиона человек, в том числе женщин, стариков и детей. Несмотря на все договоренности великих держав — участников антигитлеровской коалиции, власти США отказались выдать этих палачей: ведь они были «борцами против коммунизма». Вот этих-то «борцов» и использовали американские спецслужбы и Пентагон как для ведения «психологической войны» — в том числе у микрофонов PC — РСЕ, — так и для войн «горячих».
      «Присутствие и использование нацистских преступников непосредственно связано с нашей внешней политикой — политикой «холодной войны», — пишет Ч. Аллен. — Опыт проведения массовых террористических операций силами СС подробно передавался вооруженным силам США в пятидесятые годы. Вот почему существует непосредственная связь между уничтожением нацистами советских людей и вьетнамской Сонгми!» Да и только ли Сонгми!
      Спецслужбы США высоко оценили нацистский «опыт». В Боливии Барбье активно применял его в годы военной диктатуры, пытая патриотов. Другой подопечный Вашингтона — Рауфф, изобретатель душегубки, обосновался в охранке Пиночета в Чили. Г. Стругхольд, проводивший варварские опыты на людях в лагере смерти в Дахау, дослужился до руководителя медицинской исследовательской службы ВВС США. Изувер Менгеле, лично отправивший в газовые камеры около 200 тысяч человек, «консультирует» диктатора Парагвая Стресснера. Вот с кем оказались в одной компании «борцы за права человека» и «борцы с международным терроризмом» сегодня!
      И как ни пытаются «либеральные» журналисты, в том числе из возмутившейся сборищем ВАКЛ «Вашингтон пост», отмежеваться от подобных погромщиков и реабилитировать современный антикоммунизм, отделив его от фашизма, расизма и антисемитизма, логика классовой борьбы объективно приводит их в лагерь самой черной реакции. «Либерального» или «консервативного» антикоммунизма в природе нет. Есть просто антикоммунизм, реакционная идеология реакционной по своей классовой сути буржуазии, и, как бы ни украшали эту идеологию лозунгами «борьбы за демократию» или «за права человека», своей классовой природы она не изменит так же, как не изменит хищнической природы волка овечья шкура.
     
      Глава III Демократия для какого класса?
     
      С бревном в глазу
      Вскоре после того, как Вашингтон приступил к конкретному осуществлению операции «права человека», редакция журнала «Тайм» опубликовала письмо одного из своих читателей, который спрашивал: «Почему мы разглагольствуем о правах человека где угодно, но только не в самих США? Не уподобляемся ли мы тому библейскому герою, который увидел соринку в глазу соседа, не заметив в своем бревна?»
      Вопрос резонный. Резонный тем более, что, несмотря на все американские заявления о преданности делу прав человека, США, как писал Чарльз Иост в газете «Крисчен сайенс монитор», до сих пор не ратифицировали большинство конвенций ООН по этому вопросу. К ним относятся, в частности, Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах1.
      1 декабря 1978 года секретариат Белого дома распространил обращение президента Соединенных Штатов Америки Джимми Картера, посвященное провозглашению дня «Билля о правах», дня и недели «прав человека» 1978 года.
      В этом документе президент вновь обратился к конгрессу США с просьбой одобрить Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, а также Конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации и два Международных пакта о правах человека. «Невозможно, — писал он, — представить более подходящего жеста в ознаменование годовщины Всеобщей декларации прав человека». Жест этот, однако, так и не был сделан. Еще раньше, несмотря на настойчивые требования американской общественности, законодательные ассамблеи ряда штатов провалили поправку к конституции США о равноправии женщин, которая вот уже много лет не может из-за подобной обструкции стать законом. Ясно, почему Конвенция о политических правах женщин, открытая ООН для подписания в июле 1954 года, хоть и была ратифицирована конгрессом (только в 1976 году!), до сих пор практически не выполняется в США. Аналогичным образом много лет подряд американские ревнители «прав человека» проваливают и поправку к конституции о запрещении детского труда. Объявленный ООН в 1979 году «Год ребенка» тоже не помог устранить противодействие этой поправке со стороны конгресса США и законодательных ассамблей отдельных штатов.
      Принятая в 1948 году Всеобщая декларация прав человека, которую США не прочь использовать в чисто пропагандистских, антисоветских целях, появилась на свет, если вспоминать историю, не благодаря США и их союзникам, а вопреки им. Приняв участие в разработке этой Декларации, Советский Союз, другие социалистические страны сделали все возможное, чтобы в этом документе и в прилагавшемся к нему (в первоначальном варианте) Пакте о правах человека были зафиксированы все важнейшие права и свободы. При этом первая часть — Всеобщая декларация прав человека рассматривалась как рекомендация Генеральной Ассамблеи ООН, а вторая — Пакт о правах — как соглашение между государствами, подлежащее ратификации и обретавшее после этого юридическую силу.
      Всеобщую декларацию удалось выработать и одобрить всего за два года. А с Пактом дело затянулось. Его первоначальный проект разбили на две части, и лишь через 18 лет — в декабре 1966 года — были открыты для подписания и ратификации Международный пакт об экономических, социальКапитализм безжалостнее всего к детям. Эти снимки сделаны на территории одного из бантустанов ЮАР, на Гаити, в Перу… Фото из журналов «ДО. С. ныос «мд Уорлд рипорт» и 4Ньюсуик»
      ных и культурных правах и Международный пакт о гражданских и политических правах. Ни тот ни другой, как уже говорилось, США не ратифицировали. Не участвуют в этих пактах также Франция, Италия, Бельгия, Голландия, Новая Зеландия, Израиль. Австралия подписала только первый пакт, а во втором не участвует.
      Вот как складывается дело с участием, а точнее, с неучастием ведущих капиталистических стран в других международных конвенциях по правам человека, разработанных ООН.
      Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1965 год) предусматривает обязательство государств запретить и ликвидировать расовую дискриминацию и обеспечить равноправие каждого человека перед законом без различия расы, цвета кожи, национального и этнического происхождения.
      Один из плакатов, призывающих к борьбе с неграмотностью в самой богатой стране мира — Соединенных Штатах. На схеме видно, каких масштабов достигло в США это бедствие. Согласно проведенным исследованиям, из 34,3 млн. взрослых американцев 21,7 процента не умеют читать, из 26 млн. обследованных 16,4 процента не умеют писать. И так долов. Рисунок журнала «/О. С. ньюс энд Уорлд рипорт» варе 1969 года. Участвуют 97 государств, в том числе СССР и другие социалистические страны; не участвуют США, Израиль.
      Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него (1973 год) предусматривает обязательство государств принимать меры для предупреждения преступления апартеида и наказания лиц, виновных в его совершении. Вступила в силу в июле 1976 года. Участвуют 38 государств, в том числе СССР и другие социалистические страны; не участвуют США и большинство их союзников.
      Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (1948 год) предусматривает обязательство государств принимать меры предупреждения геноцида и карать за его совершение. Вступила в силу в январе 1951 года. Участвуют 82 государства, в том числе СССР и другие социалистические страны; не участвуют США, Новая Зеландия.
      Конвенция о неприменении срока давности к военным преступлениям против человечества (1968 год) предусматривает обязательство государств преследовать лиц, виновных в военных преступлениях против человечества независимо от времени их совершения. Вступила в силу в ноябре 1970 года. Участвует 21 государство, в том числе СССР и другие социалистические страны; не участвуют США и большинство их союзников.
      Конвенция о борьбе с торговлей людьми (1950 год) предусматривает, в частности, обязательство государств принимать меры по борьбе с проституцией. Вступила в силу в июле 1951 года. Участвуют 45 государств, в том числе СССР и другие социалистические страны; не участвуют США, Англия, Италия, ФРГ, Голландия, Швеция 2.
      Принятая в 1948 году Всеобщая декларация прав человека — документ куда более прогрессивный, чем французская Декларация прав человека и гражданина, и тем более американский «Билль о правах». Помимо провозглашения права каждого человека «на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность», помимо подтверждения того, что «все люди равны перед законом и имеют право без всякого различия на равную защиту закона», в ней зафиксированы — что было сделано в результате упорной борьбы СССР и других социалистических государств — некоторые социально-экономические и политические права человека. В статье 23, например, говорится, что «каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы», что каждый человек без какой-либо дискриминации имеет право на «равную оплату за равный труд». В статье 24 особо подчеркнуто, что каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее «достойное человека существование для него самого и его семьи».
      Эти права и провозглашенные тогда же ООН права человека на неприкосновенность жилища, на участие в управлении страной, на образование и т. д. сплошь и рядом попираются в мире капитала. Практически ни в одной из буржуазных конституций, кроме разве конституции Италии, право на труд даже не провозглашается, не говоря уже о том, чтобы его гарантировало государство.
      Без права на труд В 1977 году государственная служба внутренних доходов США (ИРС) лишила необлагаемого налогом статуса организацию «Национальное право на труд» (НПТ). Мотивировка ИРС была недвусмысленной: «Право на труд не относится к правам человека, а также к гражданским правам, охраняемым законом». Так родилось дело «НПТ против ИРС», слушание по которому состоялось 21 декабря 1979 года в штате Северная Каролина. Судья Франклин Дапри поддержал иск НПТ и вынес определение, согласно которому «право на труд является краеугольным камнем свободы».
      Казалось, все точки расставлены над i: американская буржуазная демократия проявила себя с наилучшей стороны, подтвердив в судебной инстанции правоту частной общественной организации в ее иске против государственного учреждения и право американцев на труд. Но в деле «НПТ против ИРС» была одна заковыка: создана была Мрачная тень (Надпись на плакате — Безработица. Традиционный американский институт, открытый для людей любой расы, цвета кожи, пола и религит) организация «Национальное право на труд» не для того, чтобы оградить американских рабочих от локаутов и хронической безработицы, а для защиты… штрейкбрехеров от профсоюзов. НПТ получала крупные субсидии от «большого бизнеса» (ее ежегодный бюджет достигал при штате всего в 14 человек 3,6 миллиона долларов), который использовал поставляемых НПТ штрейкбрехеров для срыва забастовок и наступления на права профсоюзов.
      Так, НПТ, формально выступая за «право на труд», фактически выступала против того, чтобы это право было гарантировано по американским законам. А это, естественно, устраивало судью Дапри, провозгласившего, что право штрейкбрехеров срывать забастовки профсоюзов и есть «краеугольный камень свободы», т. е. той самой «свободы промысла», «погони за грязной наживой», которую всегда отстаивала для себя буржуазия. Чиновников из ИРС, не понявших этой «тонкости» буржуазной демократии, просто «вовремя подправили». Ведь они-то искренне верили в то, что американские законы не гарантируют американцам права на труд и искренне заявляли в суде в Северной Каролине, что «рабочий, конечно, имеет кое-какие права, зафиксированные законом, но право на труд не относится к числу «основных» и не может считаться основополагающим для осуществления благонравного стремления свободных людей к счастью».
      Нежелание правящих кругов США обеспечить право на труд — первопричина провала всех попыток провести через законодательные органы США ратификацию основополагающих международных пактов ООН о правах человека, в которых зафиксировано право на труд и достойное человека существование.
      В США нет никаких законодательных норм, которые регулировали бы коллективные увольнения, хотя профсоюзам в последнее время и удалось добиться осуждения законом дискриминации рабочих при найме и увольнениях за принадлежность к профсоюзу.
      В ряде стран Западной Европы, в Новой Зеландии и Австралии в соответствии с «Рекомендациями МОТ» законодательства о прекращении найма предусматривают, что предприниматели обязаны производить обычное увольнение работника по обоснованной или справедливой причине (наряду с предварительным предупреждением или компенсацией за непредупреждение). Такие рекомендации включены в законодательства ФРГ (1969 г.), Италии (1966 г.), Финляндии (1970 г.), Франции Австрии, Новой Зеландии (1973 г.), Швеции (1974 г.)» Англии (1971, 1974 и 1975 гг.), Испании (1976 г.). Новые законы предусматривают также возможность восстановления несправедливо уволенного работника, повышают размеры убытков, которые суд может взыскать в пользу несправедливо уволенного и невосстановленного работника. Сделаны первые попытки приступить к регулированию коллективных увольнений трудящихся по «экономическим причинам» при технологических нововведениях или закрытиях предприятий (наряду с коллективно-договорными положениями по этим вопросам).
      Но закон, как говорили в старину ,в России, что дышло — как повернешь, так и вышло. То же самое происходит и с фактическим претворением в жизнь законодательств, основанных на рекомендациях МОТ, в странах капитала.
      В Англии в 1968 году королевская комиссия по профсоюзам и предпринимательским организациям рекомендовала принять законодательство о несправедливом увольнении с возможностью восстановления работника, возобновления трудового соглашения или выплаты компенсаций за убытки. Согласно закону 1974 года о профсоюзах и трудовых отношениях, утверждались так называемые промышленные трибуналы, куда несправедливо уволенный мог подать жалобу. Уже в самом законе было немало лазеек для предпринимателей (в частности, в нем не было сформулировано понятие «справедливого» и «несправедливого» увольнения). Более того, закон не распространялся на частично занятых (менее 21 часа в неделю) работников и занятых на мелких предприятиях, а также на престарелых (мужчины 65 лет, женщины 60 лет). Наконец, трибуналы ничего не могли приказать предпринимателю, а могли только дать свою рекомендацию восстановить работника.
      Несмотря на то что во многих развитых капиталистических странах имеются законы, запрещающие антипрофсоюзную дискриминацию при найме и увольнениях, эта дискриминация проводится. Так, сотрудник МОТ Жан Серве, разобравший около 870 дел по нарушению профсоюзных прав в ряде стран, писал, что наиболее частой формой профсоюзной дискриминации в этих делах были увольнения. Нередко они принимали форму «вынужденного отправления на пенсию».
      Даже когда в законодательстве той или иной страны капиталистического Запада проявляются туманные формулировки о «праве» граждан на труд, это только декларируется, а не гарантируется.
      Закон о «полной занятости» Хэмфри — Хокинса в США, например, о котором мы уже говорили, был в конце концов так выхолощен, что сейчас в США его квалифицируют не иначе как «беззубого аллигатора».
      В 1980 — 1981 годах, когда в США и других западных странах объявились самые горячие «сторонники польских рабочих», а реакционные организации, традиционно связанные с ЦРУ, начали сбор средств в фонд антисоциалистических сил, которые попытались поставить под свой контроль руководство новых самоуправляемых профсоюзов в ПНР и прорваться к политической власти, зарубежная прогрессивная печать писала, что ни один из этих «защитников» прав рабочих не сделал ничего для того, чтобы обеспечить право на труд пролетариату Америки и Западной Европы.
      На протяжении всей истории США правящий класс делал все возможное, чтобы ликвидировать рабочее движение. Разгон рабочей демонстрации в Чикаго 1 мая 1886 года и последовавшая за этим расправа над демонстрантами на площади Хеймаркет, после чего шесть организаторов рабочего митинга были арестованы и повешены, навсегда останутся в памяти мирового пролетариата, отмечающего 1 Мая как День международной солидарности трудящихся, борющихся за свои права. Вся последовавшая за Хеймаркетом история США испещрена антирабочими законодательствами, преследованиями и убийствами профсоюзных лидеров.
      И случайно ли, что в тот же самый день — 1 декабря 1980 года, когда представители США на встрече в Мадриде стран — участниц общеевропейского совещания витийствовали по поводу «прав рабочих» в социалистических странах, американский представитель в ООН проголосовал против проекта резолюции, предлагавшей всем правительствам гарантировать своим трудящимся право на труд?! Нет, конечно, закономерно, ибо буржуазные права и свободы остаются демократией для богатого меньшинства и оборачиваются сплошь и рядом репрессиями и насилием против большинства трудового люда.
      По сей день в США бросают в тюрьмы рабочих лидеров США и руководителей организаций, борющихся за права национальных меньшинств, в том числе за их право на равный труд с белыми.
      Так, в США и в 70-х годах не раз использовались части национальной гвардии в соответствии с существующим антирабочим законодательством для срыва «слишком затянувшихся» забастовок. Во Франции бастовавших рыбаков в сентябре — октябре 1980 года разгоняли с помощью отрядов военно-морских сил, а также полицейских «подкреплений». Рейган лично разогнал забастовку авиадиспетчеров в 1981 году, а заодно и их профсоюз, а в 1982 году — забастовку машинистов. И это не говоря уже о ЮАР, Чили, Южной Корее, где подобная практика возведена в норму обращения с демонстрациями и забастовками трудящихся.
      Знамя социализма Мир капитала не способен осуществить на практике ни рекомендаций Всеобщей декларации прав человека, ни тем более международных пактов и конвенций, утверждающих эти права.
      Осуществить их полностью возможно только в условиях социализма, ибо защита прав трудящихся предопределена самой его социальной природой. Мир капитализма, напротив, в корне враждебен делу защиты прав человека труда, ибо, едва провозгласив их, буржуазия начала эти права отнимать у трудящихся во имя сохранения своей привилегии на власть и эксплуатацию.
      Как общество, созданное и функционирующее в интересах трудового народа, социализм начинается с экспроприации экспроприаторов, с упразднения частной собственности на орудия и средства производства, с освобождения людей от эксплуатации, с ликвидации всех форм дискриминации и угнетения. Тем самым создается база для осуществления на деле, а не на словах демократических свобод и прав личности.
      Без такой политической и экономической трансформации общества невозможно добиться превращения буржуазной демократии в демократию пролетарскую3, которая представляет собой демократию высшего типа.
      В Декларации государств — участников Варшавского Договора, принятой на совещании Политического консультативного комитета в Москве 23 ноября 1978 года, сказано:
      «Только при социализме обеспечивается уважение политических, гражданских, экономических, социальных, культурных и других прав, свободный доступ всех членов общества к труду, образованию, культуре, науке, к участию в управлении государством. Само возникновение нового общественного строя связано со стремлением сделать реальным основное право человека — право на достойное существование без эксплуатации, создать условия для всестороннего развития личности. Знамя прав и свобод человека — это знамя социализма»4.
      Буржуазия никак не может примириться с тем, что это знамя принадлежит не ей. Подобно ведьме-красотке из старой сказки она с удовольствием внемлет своему послушному зеркалу — прессе, что с дежурным оптимизмом продолжает т Вот так учат женщин США «защищать свои права» — с помощью приемов каратэ. Увы, даже такие приемы не заставили бы американских законодателей принять билль о предоставлении им равных прав с мужчинами. Фото из журнала «Тайм» уверять: «Ты прекраснее всех на свете, мир капитала!»
      Скрывать в наш век объективную действительность, однако, все труднее даже буржуазной прессе. «Ты прекрасна, спору нет, — уверяет пресс-зеркало, — но…»
      Это «но» отнюдь не означает признания превосходства социалистической демократии над буржуазной. И тем не менее даже «направленная», т. е. соответственно препарированная, информация о странах социализма и об их успехах в области социального обеспечения, образования, жилищного строительства и т. д. (а подобная информация время от времени все же проникает в буржуазную печать) подтверждает очевидную истину: в области обеспечения демократических свобод и прав личности социализм дает сто очков вперед миру капитала.
      Западный потребитель массовой информации, как его ни обрабатывают в угодном антикоммунистам духе, сейчас уже не верит в то, что в колхозах спят под общим одеялом и что у комиссаров растут рога. Он может судить о мире реального социализма по рассказам своих друзей, побывавших в СССР или какой-нибудь другой социалистической стране в качестве туристов; по доступным, хотя и редким пока на Западе, правдивым книгам об этих странах; по Конституции СССР, проект которой был опубликован в 1977 году английской газетой «Таймс», той самой газетой, которая «предсказывала» в 1917 году, что большевики не продержатся у власти и семи дней… Женщины Японии и США требуют для себя равных прав с мужчинами, протестуют против роста дорого-визны и инфляции. Фотохроника ТАСС Большевики продержались вопреки всем прогнозам, выстояли вопреки всем нападкам, выжили вопреки всем подбрасываемым «чернавками» буржуазии ядовитым яблокам.
      Кампания, проводимая империализмом под лозунгом «прав человека», — это как раз одно из таких ядовитых яблок. Идет оно и на экспорт, и для внутреннего (в мире капитализма) потребления. Стремясь отравить сознание своих сограждан ложью о мире реального социализма, буржуазия США, других империалистических держав надеется скрыть классовую сущность буржуазной демократии, которая освящает эксплуатацию человека человеком, социальное неравенство, бесправие людей труда.
      «Свобода волка — –это смерть ягненка»
      Слова эти приписывают Линкольну. Пожалуй, лучшим афоризмом не обозначить весь тот комплекс законов и правовых положений, которые создала буржуазия для защиты эксплуататорского строя.
      Американский журналист Дана Л. Томас, автор книги «Воротилы финансового мира», писал, что отцы американской конституции в большинстве своем были закоренелыми консерваторами, не верили в народ, и конституция США была ими «выкована как новая Великая хартия вольностей для высших классов»5.
      Именно так рассматривают эту конституцию и провозглашенные в ней права человека и нынешние «высшие классы», правящие Соединенными Штатами.
      День 10 декабря 1982 года Рональд Рейган, как и его предшественник Картер, по традиции провозгласил днем «прав человека», а 15 декабря — днем «Билля о правах»; Рейган, как и практически все президенты США до него, не избежал искушения воздать хвалу американской конституции и «отцам-основателям», считавшим, что «каждый человек имеет определенные естественные права, дарованные ему богом».
      Среди этих прав, как известно, числится и «стремление к счастью». Это право, отметим, считали основополагающим не только «отцы-основа-тели» США, но и многие западноевропейские философы, повлиявшие на их взгляды. В частности, В мире капитала человек, не сумевший обеспечить себе старость за счет сбережений, обречен на нищенское существование. Как 65-летний Фриц Накт, пытающийся заработать себе на жизнь подаянием на одной из центральных улиц Бонна. Как эти бездомные старики, согревающиеся ночами на вентиляционных решетках нью-йоркской подземки Л. Фейербах утверждал, что «стремление к счастью безусловно обязательное для всех времен и при всех обстоятельствах требование». Полемизируя с ним в работе «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», Энгельс писал: «…стремлению к счастью в наименьшей степени нужны идеальные права. Оно нуждается больше всего в материальных средствах; капиталистическое же производство заботится о том, чтобы огромное большинство равноправных лиц имело лишь самое необходимое для самой скудной жизни. Таким образом, капитализм вряд ли оказывает больше уважения равному праву большинства на счастье, чем оказывало рабство или крепостничество. И разве лучше обстоит дело с духовными средствами, обеспечивающими счастье?..»6 По подсчетам весьма авторитетного американского экономиста Джеймса Смита из Пенсильванского университета, в начале 70-х годов всего лишь одному проценту взрослых владельцев собственности в США принадлежало свыше 26 процентов всего личного имущества и капитала. Следовательно, в руках примерно 1,5 млн. человек был сосредоточен один триллион долларов. Журнал деловых кругов США «Бизнес уик», приводя эти подсчеты, признавал, что при подобном положении не может быть и речи о каком-либо «равенстве» в США7.
      И конечно, с годами накопленные богатства и капитал, сосредоточенные в руках супербогачей, растут. По данным журнала «Тайм» от 5 октября 1981 года, из 2,8 миллиарда унций золота (одна унция равняется 28,35 грамма), имеющихся в капиталистическом мире, лишь 43 процента осело в сейфах центральных банков и Международного валютного фонда, а 46 процентов принадлежит частным лицам и церкви.
      Буржуазные социологи, преследуя свои классовые интересы, объединяют в одну категории: «лиц наемного труда» и директоров корпораций, и складских рабочих. На каком основании?
      Западная печать с умилением пишет о состоя тельных людях с капиталами, выражающимися шестизначными цифрами, которые аккуратно, как клерки, приходят по утрам в оффис и даже получают зарплату.
      Надо думать, что такие «трудящиеся» не принадлежат к категории «эксплуатируемых», хотя формально и состоят на службе у капиталистов или числятся в «государственных служащих». Пытаясь любыми средствами дискредитировать марксистскую теорию классов, буржуазная социология делит общество на различные социальные слои, общности, группы и подгруппы в отрыве от анализа производственных отношений и распределения общественного продукта. Этим, в частности, вполне сознательно грешит известная теория «стратификации», согласно которой общество состоит из огромного числа различных слоев ( «страт»), распределенных по горизонтали и вертикали, а вовсе не из классов. Ведь по этой теории людей объединяют не отношение к собственности на средства производства, не совокупность производственных отношений, а в первую очередь их происхождение, статус в обществе, который определяется по профессии, роду занятий, состоянию (финансовому), даже психологическому складу, характеру личности, месту в общественной иерархии и т. д.
      Той же цели — попытке затушевать классовые различия, скрыть подлинные масштабы власти и влияния финансовой олигархии в мире капитала служит и теория о так называемой революции менеджеров (управляющих). К последним, как утверждают, якобы перешла реальная власть в мире капитала. Этой теории, в частности, отдал дань Дж. К. Гэлбрейт, автор концепции «единого индустриального общества», о которой говорилось выше.
      Канадский ученый-коммунист Ш. Макбрайд отмечает, что Гэлбрейт в своих работах не приводит никаких конкретных данных, подтверждающих, будто процесс «отделения собственности от управления» и «революция» менеджеров действительно определяют облик современного капитализма. Гэлбрейт утверждает, что властью обладают те, кто принимает решения. Действительно, пишет Макбрайд, возросшая сложность и концентрация производства привели к отделению капитала-функции от капитала-собственности. Этот процесс, более ста лет назад отмеченный Марксом в «Капитале», активизировала и усложнила научно-техническая революция. Однако Гэлбрейт, признав наличие этого процесса, упускает самое важное — решение о том, как производить или сбывать товары или услуги, не принадлежит к определяющим факторам реальной власти в мире капитала. Гораздо важнее обладать правом проверять эффективность производства, принимать на работу и увольнять специалистов, в том числе управляющих, определять общие рамки, в пределах которых принимаются стратегические, а также оперативные решения. К стратегическим как раз и принадлежат финансовые решения, а они-то, пишет Ш. Макбрайд, «являются прерогативой совета директоров и высшего звена управляющих, или господствующей группы управляющих, т. е. остаются прерогативой капитала»8.
      В некоторых работах теоретиков «новых левых» 60-х годов (в частности, в книге П. Бэрана и П. Суизи «Монополистический капитал») справедливо отвергалось мнение Гэлбрейта и его единомышленников о менеджерах как о некоем «нейтральном классе». На деле это, как писали П. Бэран и П. Суизи, «авангардный отряд имущего класса»9.
      Исследования буржуазных социологов, отдающих дань теориям, подобным «революции менеджеров», не могут, однако, скрыть того, что буржуазное общество весьма далеко от провозглашенного Великой французской революцией XVIII века, равно как и другими буржуазными революциями, равенства. В Австралии, например, мне довелось познакомиться с исследованием профессора социологии университета штата Квинсленд Джона Уэстерна. По его мнению, неравенство в австралийском обществе проистекает из шести основных источников: это «классическое деление на классы, статус, власть, пол, этническое происхождение, раса. Все эти источники взаимосвязаны».
      Характеризуя классовую структуру буржуазного общества, В. И. Ленин писал: «…классов в капиталистическом и полукапиталистическом обществе мы знаем только три: буржуазию, мелкую буржуазию (крестьянство, как ее главный представитель) и пролетариат»10.
     
      «Рейганизм»
      Эти же классы сохраняются и по сей день в условиях государственно-монополистического капитализма.
      Профессор из Квинсленда дает свое толкование классов. По его делению австралийское общество На снимке — ФРГ. •Свободный» музыкант подрабатывает на улице.
      Фотохроника ТАСС выглядит следующим образам: 51 процент — это рабочий класс (к нему профессор относит главным образом квалифицированных рабочих обрабатывающей промышленности, шахтеров, работников транспорта, средств связи); 22 процента — это «средний класс», т. е. служащие и продавцы; 16 процентов — «высокий средний класс», т. е. высококвалифицированные рабочие, инженерно-технические работники, управляющие, руководители предприятий; наконец, 11 процентов — фермеры.
      Деление это, явно не марксистское, несет на себе печать двух вышеупомянутых теорий буржуазной социологии. Таким образом, не приходится удивляться, что профессор свалил в одну кучу — 16 процентов — и 60 семей мультимиллионеров, фактически владеющих всей экономикой Австралии, и высококвалифицированных рабочих и управляющих.
      Такого рода «теории» весьма далеки от действительности. Анализ реальной структуры власти в развитых капиталистических странах показывает, что и в экономике, и в политике господствуют владельцы крупных пакетов акций банков и корпораций, которые далеко не склонны это рекламировать, стремятся всячески скрыть от общественности, от непосвященных в тайны «эшелонов власти». И если упомянутые нами теории всячески поощряются правящей элитой, то делается это потому, что они для нее удобны как маскировочное средство и как средство борьбы с революционным движением.
      Вопиющая роскошь мультимиллионеров редко бросается в глаза простому человеку на Западе: роскошь эту прячут, как правило. Вдали от глаз простых смертных жуирует в трехсоткомнатной вилле Хюгель наследник крупповской империи А. Крупп. Он может посещать не только Хюгель, но и сотни своих других особняков, также отгороженных от глаз посторонних, на своем собственном реактивном самолете, в багажнике которого спокойно помещается его любимый «роллс-ройс».
      Редко кто попадает к Ротшильдам на виллу Мутон, где собраны несметные сокровища — от греческих амфор~ до семейных драгоценностей последних немецких князей — стоимостью во много миллионов долларов.
      Мало кто сумеет заглянуть за стену, окружающую особняк мультимиллионера Оппенгеймера «Свобода волка — это смерть ягненка*… В таких особняках живут миллионеры в штате Северная Каролина (США).
      А в таких трущобах ютятся американские бедняки. Фото из журнала «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» в Кейптауне (ЮАР). Высока стена — над ней еле-еле возвышается минарет местной мечети.
      Не доберется простой человек и до «личных островов» греческих миллиардеров и американских финансистов. А любопытным и уж тем более Возмущающимся этой роскошью всегда преградят дуть законы, охраняющие неприкосновенность частной собственности.
      Конечно, не репортаж в колонках светских новостей, а трезвый анализ экономики развитых капиталистических стран в послевоенный период показывает, что командные позиции в ней неизменно принадлежат небольшим семейным кланам сверхбогачей. Это — 25 финансовых групп в США, по 15 групп в Англии и во Франции, по 10 групп в ФРГ и Японии, по три-четыре группы в Швеции, Нидерландах, Швейцарии, Бельгии.
      Интересы монополистов сплошь и рядом переплетаются, как, например, в гигантских транснациональных корпорациях. Все чаще, и уже не тайно, «воротилы финансового мира» собираются на заседания «трехсторонней комиссии», «биль-дербергской группы», на иерусалимские «конференции миллионеров», где и решают судьбы мира капитала. Капитал и буржуазное государство в наши дни связаны тысячами нитей и соблюдают пиетет по отношению друг к другу уже потому, что равно заинтересованы в выживании. «Монополия, — писал В. И. Ленин, — раз она сложилась и ворочает миллиардами, с абсолютной неизбежностью пронизывает все стороны общественной жизни, независимо от политического устройства и от каких бы то ни было других «частностей»»11.
      Наиболее наглядно это прослеживается сейчас в самом крупном бизнесе современного буржуазного государства — в политическом.
      Вот что писал Рассел Бейкер в «Нью-Йорк тайме»:
      «Прежде всего бизнес сегодня связан с правительством. Старомодный бизнесмен, который разбогател, изготовив лучший товар и продав его дешевле, чем его конкурент, сегодня вызывает презрение в мире бизнеса, потому что он так мало интересуется государственными делами.
      Если у него нет связей в Вашингтоне, то у него будут большие неприятности.
      Президент США Кальвин Кулидж говорил: «Дело Америки — это бизнес». Это было в 20-е годы, когда бизнесмены еще тратили энергию на то, чтобы управлять железными дорогами. Сегодня делом Америки является правительство, а делом правительства — бизнес»12.
      Игра миллионеров Финансовая олигархия сформировала новый тип буржуа-политикана, т. е. влиятельного государственного деятеля, обладающего крупным состоянием. Типичный тому пример — английский мультимиллионер Ротшильд, занимавший в 60-е годы пост председателя Национального совета безопасности Великобритании. Огромным влиянием обладал бывший вице-президент США Нельсон Рокфеллер, ныне покойный. Крупные капиталы сосредоточены в руках семейства Кеннеди, давшего США одного президента и двух сенаторов. Один из них, покойный Роберт Кеннеди, был министром юстиции США. Эдвард Кеннеди выдвигал свою кандидатуру на пост президента США от демократической партии на выборах 1980 года. Подобных примеров великое множество. Крупный капитал может идти и на создание собственных партий, ударных политических группировок, защищающих интересы той или иной монополии. Достаточно вспомнить историю создания «партии» Сервана-Шрайбера во Франции. В США подобные же эксперименты проводил миллиардер Г. X. Хант. Он субсидировал целую армию ультраправых функционеров, их радиостанции и массовые издания, предназначенные для воздействия на общественное мнение.
      К буржуа-политиканам принадлежат и выходцы из так называемых средних слоев, которые, даже не обладая крупной собственностью, близко примыкают к буржуазии как в силу своих пологических связей, так и по размеру получаемого от государства годового дохода.
      Еще в 1860 году босс республиканской партии штата Пенсильвания Саймон Кэмерон сказал: «Честный политик — это такой человек, который, будучи однажды купленным, купленным и остается».
      О том, как покупают политиков крупные американские корпорации, написаны тома. В наше время дело с этой куплей поставлено на широкую ногу. Так, например, только Американская ассоциация банкиров имеет в каждом избирательном округе США двух-трех директоров банков, которые поддерживают прямые контакты с конгрессменами и могут в случае нужды их «подстегнуть».
      Лоббизм — типичный механизм воздействия корпораций на конгресс и Белый дом, различные правительственные комитеты и ведомства. В 1968 году, например, в Вашингтоне в этих целях держали свои представительства всего 100 фирм. К 1982 году их число выросло до 580.
      В 1972 году был создан так называемый «круглый стол» (в него вошло около 200 руководящих деятелей крупных корпораций и банков), которым руководил глава фирмы «Дюпон де Немур» Ирвинг Шапиро. Цель этой организации, способной выходить на самый высокий правительственный уровень, не говоря уже о постоянных контактах с сенаторами и членами палаты представителей конгресса, как пишет журнал деловых кругов США «Форчун», — «направлять законодательный процесс к своей выгоде», а также «служить политической дубинкой».
      Насколько эта дубинка сильна, можно судить хотя бы по тому, как лоббисты «круглого стола», нажав на «честных политиков» в конгрессе, провалили в 1977 году федеральный закон о защите интересов потребителей, предусматривавший контроль за качеством товаров массового потребления.
      «Крах этого законопроекта, — писал журнал «Форчун», — лишь эпизод в длинной цепи аналогичных примеров, « подтверждающих весьма примечательное явление на политической арене — превращение финансово-промышленных кругов Америки в самое эффективное лобби страны, отстаивающее свои корыстные интересы»13.
      В 1976 году через конгресс США протащили поправки к закону о федеральных избирательных кампаниях, и в результате частные фирмы получиПодарки монополиям от Белого дома.
      (В мусорной куче угробленные администрацией Рейгана социальные программы) ли возможность создавать свои «комитеты политических действий» (КПД). Сейчас в США таких КПД более 700 у корпораций и около 500 у связанных с ними организаций. С помощью таких КПД финансируются все предвыборные кампании в США (от местных до президентских), что наглядно подтвердили выборы 1980 года, на которых победил ставленник крупного капитала американского Запада Р. Рейган.
      Американский конгрессмен получает годовое жалованье в размере более 60 тысяч долларов, около 18 тысяч долларов — в виде гонораров за выступления, пользуется помимо этого рядом льгот при уплате за лечение, страхование и т. д. О том же, сколько он получает в виде «оплаты за услуги» от корпораций, можно узнать только тогда, когда взяточников ловят за руку.
      Отслужив свое на государственном посту, буржуа-политиканы, как правило, возвращаются в банки, страховые и промышленные компании, в адвокатские конторы, обслуживающие «большой бизнес».
      Финансовая олигархия иногда приближает к себе государственных деятелей плебейского происхождения, равно как и выходцев из «среднего класса». Президент США Ричард Никсон родился в семье шофера — владельца грузовика, сильно бедствовавшей в 30-х годах14. Однако впоследствии, занимая ряд ответственных государственных должностей, в том числе пост вице-президента в правительстве Эйзенхауэра, Р. Никсон скопил достаточное состояние, приобрел влиятельных друзей в среде финансовой олигархии, которая охотно приняла его в свой круг после того, как, потерпев поражение на выборах 1960 года, он на время отошел от политики. До своего избрания президентом США Никсон был членом совета директоров и адвокатом ряда крупных фирм и только в адвокатской фирме «Никсон, Мадж, Роуз, Гантри, Александр энд Митчелл» зарабатывал в год 200 тысяч долларов, т. е. ровно столько, сколько получал тогда президент США (в 1982 году суммарный доход президента Рейгана составлял 419 344 доллара в год. Это не считая «подарков». А их только в 1981 году Рейган получил на 31 тысячу долларов). Эти фирмы были тесно связаны с мощными корпорациями США, такими, как «Континентл ойл», «Боинг», «Доу кемикл», «Дженерал дайне-микс», «Литтон индастрис», с группой Моргана и т. д.1! Президент Картер был миллионером, Рейган также.
      «Из всех людей, занимающих сегодня государственные посты в Соединенных Штатах, нет йодного на тысячу, который был бы избран волей народа и заботился бы о его благе; все кандидаты выставляются и проталкиваются большими или малыми кучками политиканов; многие получают назначение в награду за участие в предвыборных махинациях; каждый преследует сугубо личные и узко партийные цели… Официальные посты, в том числе и президентский, продаются и покупаются, становятся предметом предвыборного торга, проституируются и достаются проституткам мужского пола»16.
      Быть может, и не стоило вспоминать это более чем столетней давности высказывание великого американского поэта Уолта Уитмена, если бы его оценка американской избирательной системы устарела. Увы, звучит она весьма современно. Еще в 1912 году, заигрывая с избирателями, съезд демократической партии впервые в истории США отказался вносить в списки кандидатов в президенты «не только богатых лиц, но даже их приверженцев». Однако эта игра в представительную демократию долго не продержалась. И тогда, и по сей день политика в США, как говорят сами американцы, «игра миллионеров».
      «Правительство народа из народа и для народа», о котором мечтал Авраам Линкольн, в США существует только как привычный штамп в устах политиканов. Стоит вспомнить, что в 1846 году автор этих слов выдвинул свою кандидатуру в члены палаты представителей конгресса США от партии вигов и получил от своих друзей на расходы по предвыборной кампании всего 200 долларов. После избрания Линкольн вернул им 199 долларов 25 центов. Вся кампания обошлась ему в 75 центов, на которые он угостил сидром своих избирателей.
      Сейчас сидром уже не отделаешься. По подсчетам журнала «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт», только на то, чтобы добиться права быть выдвинутым кандидатом в президенты на съезде той или иной партии, требуется пять миллионов долларов. А для того чтобы победить на выборах, еще 45 миллионов. Если же учесть, что в предвыборном стипль-чезе участвует не один кандидат, а несколько, от двух основных и множества мелких партий, то сумма эта соответственно увеличится. И увеличивается она с каждым годом.
      В 1944 году демократы, по официальным отчетам, затратили на предвыборную президентскую кампанию 7 миллионов 500 тысяч долларов, а республиканцы — 13 миллионов долларов.
      «В 1976 году, — пишет журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт», — в ходе участия во всех кампаниях — от местных судов до Белого дома — кандидаты обеих партий потратили в общей сложности примерно 545 миллионов долларов»17.
      Претенденты на президентский пост начинают раскошеливаться задолго до окончательного утверждения их кандидатур на национальном съезде той или иной партии. В 1964 году в амплуа претендентов от республиканской партии выступали шесть человек. Барри Голду отер потратил на свою кампанию еще до выдвижения на пост кандидата 5,5 миллиона долларов, Рокфеллер — 3миллиона, Скрэнтон — 827 тысяч, Лодж — 100 тысяч долларов.
      В 1968 году претендент от демократической партии Роберт Кеннеди в самом начале кампании объявил, что он готов затратить «пять миллионов долларов, а если потребуется, и больше» для того, чтобы добиться выдвижения на пост кандидата в президенты. Губерту Хэмфри, личное состояние которого оценивалось в 170 тысяч долларов, был собран фонд в 4 миллиона долларов. Сенатор Юджин Маккарти, выбывший из игры накануне съезда демократической партии в Чикаго, затратил только в штате Висконсин 494 тысячи долларов, а вся кампания стоила ему около полутора миллионов долларов.
      Ричард Никсон потратил на свою кампанию по выдвижению в президенты в 1968 году около пяти миллионов долларов; кандидат «третьей» партии Джордж Уоллес — около двух миллионов.
      Гигантские средства расходуются на избирательные кампании в США.
      В 1982 году стоимость кампании по проведению промежуточных выборов в сенат и перевыборы палаты представителей оценивались в 300 миллионов долларов. Рисунок из журнала •Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» Чтобы добыть необходимый капитал, пишет журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт», «приходится пускаться на самые различные махинации.
      Некоторые кандидаты сами достаточно богаты и с помощью родственников и друзей могут оплатить большие расходы на предвыборные кампании. В последнее время стало модно прибегать к помощи так называемых банкетов с целью пополнения денежных средств. В общей сложности из таких завтраков, обедов и званых вечеров, где стоимость входного тарифа составляет 25, 50, 100, а иногда даже тысячу долларов с персоны, извлекаются миллионы долларов. Все это превратилось в почти безграничный ритуал вымогательства…»18.
      Для того чтобы оплатить получасовую программу на телевизионной станции всего лишь одного штата, кандидат вынужден заплатить ее владельцам свыше 100 тысяч долларов. Всего же штатов, как известно, 50. И выступить надо в каждом. Подсчитано, что почти треть предвыборных фондов кандидаты в президенты тратят на оплату своих выступлений по телевидению.
      В кампании 1976 года, по оценкам журнала «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт», Форд и Картер потратили миллионы долларов «только на телерекламу, речи и выпрашивание денег у избирателей» 19. Рост расходов на «оплату голосов» наиболее очевиден по итогам кампании промежуточных выборов 1982 года в США (переизбиралась вся палата представителей, половина сената, часть губернаторов и некоторые местные органы власти), которая побила рекорды даже президентской кампании 1980 года и обошлась более чем в 300 миллионов долларов.
      Затраты в ходе предвыборной кампании настолько велики, что даже миллионеры вынуждены обращаться к крупнейшим монополистическим группировкам США за финансовой помощью, не брезговать ничем, чтобы собрать необходимые средства для победы на выборах. Вести кампанию без этой поддержки равносильно политическому самоубийству.
      Кампании по выборам президента США — только одна из форм жестокой конкурентной борьбы различных монополистических группировок. Их затраты на эти кампании оправдываются с лихвой. Впоследствии в благодарность за поддержку — здесь можно прямо цитировать Уитмена — кандидат победившей партии вводит в состав своего кабинета представителей тех группировок, которые помогали ему на выборах.
      В правительстве Никсона, например, большинство членов кабинета составляли миллионеры. Это губернатор штата Массачусетс Джон Волпе, назначенный министром транспорта; губернатор Аляски Уолтер Хикел — министр внутренних дел; Уинтон Блаунт, ставший министром жилищного строительства и городского развития, возглавлял до этого крупнейшую автомобильную корпорацию «Америкен моторе»; банкир из Чикаго миллионер Дэвид Кеннеди стал министром финансов США. И так далее.
      Американские обозреватели не без ехидства отмечали, что в правительстве Никсона были представлены практически все основные финансовые группировки США. Обозреватель «Вашингтон пост» Броудер подсчитал, что четыре поста в этом правительстве были отданы ставленникам восточных штатов (как всегда, государственного секретаря и министра юстиции, а также министров транспорта и торговли); пять постов — дельцам Среднего Запада, один пост — представителю Юга. Эта тенденция сохранялась и в правительстве Картера. Сам он до избрания на пост президента владел весьма солидной недвижимостью, земельными участками и т. д. Его состояние на 1 июня 1970 года оценивалось в 1 005 910 долларов. В правительстве Картера первого состава числился Берт Лэнс, миллионер, владелец банка, которого Картер вынужден был уволить, когда вскрылись весьма неприятные для самого президента финансовые махинации этого банкира. Около миллиона долларов «стоил» и бывший государственный секретарь США Сайрус Вэнс. Почти в полмиллиона оценивалось состояние 3. Бжезинского20.
      В правительстве Рейгана легче было бы перечислить немиллионеров — миллионеры составили большинство его кабинета. 15 июня 1982 года агентство АП, например, сообщило, что в соответствии с официальными сведениями, представленными 14 членами кабинета Рейгана, их общий дополнительный доход (помимо правительственных окладов) составил «по крайней мере 5,6 миллиона долларов, а на деле, возможно, достиг 8,3 миллиона долларов».
      Американский образ жизни по Рейгану Так выглядят исполнители. А вот как блюсти тели законов и сами законодатели.
      Председатель Верховного суда США Уоррен Е. Бергер имеет состояние, оцениваемое в 1,34 миллиона долларов. Состояние члена Верховного суда Л. Ф. Пауэлла оценивается в 2 миллиона долларов, его коллег Сандры О’Коннор — в 1,1 миллиона долларов, Гарри А. Блэкмена — на сумму около 400 тысяч долларов.
      Остальные судьи «победнее». Джон Поль Стивенс, который стал членом Верховного суда в 1975 году, имеет в ценных бумагах до 165 тысяч долларов, судья Уильям Г. Ренкуист «стоит» до 175 тысяч долларов, судья Уильям Дж. Бреннан — 75 тысяч долларов.
      На момент составления этого списка лишь негр Тергод Маршал, введенный в 1967 году в Верховный суд «для представительства», оказался единственным, кто жил «на зарплату»21.
      Крупный капитал чувствует себя полновластным хозяином и на Капитолийском холме в Вашингтоне, где заседает конгресс США.
      Конгрессмен Т. Макдональд говорил, что в 1970 году в семи крупнейших штатах страны 11 из 15 основных кандидатов в сенат были миллионерами22. В составе сената 1979 года было около двадцати миллионеров. Кроме того, 31 сенатор — почти треть верхней палаты — имел состояние свыше полумиллиона долларов23.
      В палате представителей в 1982 году зарегистрировано 24 миллионера.
      Среди них журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд ри-порт» особо выделяет две группы мультимиллионеров. В сенате — это Д. Декончини (5,9 миллиона долларов), Клейборн Пелл (5,2 миллиона), Дж. Хейнц (2,9 миллиона), Дж. С. Дэнуорт (3,7 миллиона), Джон У. Уорнер (1,7 миллиона); в палате представителей — Ф. У. Ричмонд (29,9 миллиона), Б. Грин (4 миллиона), С. Б. Маккинни (3,7 миллиона), Ф. Старк (2,1 миллиона) и «новенький» Джеймс Коллинз (5,3 миллиона долларов)24.
      Это ли не современная иллюстрация слов В. И. Ленина: «…биржа и банкиры тем больше подчиняют себе буржуазные парламенты, чем сильнее развита демократия…»25.
      Отметим, что в ряде буржуазных конституций законом закрепляется имущественный ценз для кандидатов в сенаторы. Так, в Акте о Британской Северной Америке 1867 года (Канада) говорится, что кандидат в сенаторы должен удовлетворять помимо других следующим требованиям: «…должен владеть… в пределах той провинции, от которой он назначается, землями или недвижимостями для собственного пользования и извлечения дохода…»26.
      В конституции Бельгии в статье 56а перечисляется 21 категория граждан, к которой должны принадлежать кандидаты в сенат: министры, бывшие министры и губернаторы, собственники недвижимости и пользующиеся доходом с недвижимости27, одним словом, представители эксплуататорского класса и обслуживающей его интеллигенции.
      В конгрессе США 97-го созыва (1980 — 1982 годы) не оказалось ни одного бедняка. В сенат не было избрано ни одного «цветного».
      Стоит ли удивляться тому, что подобные «избранники народа» заинтересованы лишь в охране прав правящего класса, в защите «священного права» частной собственности, в том числе и своей лично. Наиболее скандальный тому пример — история с директором ЦРУ У. Кейси, который воспользовался в 1981 году добытыми его шпионским ведомством данными о запасах нефти и еще до того, как нефтяные акции резко упали, продал свои на сумму более 600 тысяч долларов. Не случайно еще президент Картер в своем послании «О положении страны», зачитанном в конгрессе 23 января 1979 года, сказал, что те слова, которые звучали в устах авторов Декларации независимости, «сейчас с трудом можно разобрать». «Это такие слова, — продолжал президент, — как справедливость, равенство, единство, умение принести жертву, свобода, вера, любовь». И как бы ни призывал президент (допустим даже, что не только из пропагандистских соображений) «возродить» веру в эти слова и ими руководствоваться, в мире капитала такие лозунги остаются лишь благими пожеланиями.
      Достаточно вспомнить о том, как в 1923 году Верховный суд США отменил федеральный закон о детском труде под тем предлогом, что этот закон якобы ограничивает права юных граждан США «продавать свой труд» и подрывает «право собстКанвидат монополий Инфляции и Безработице: Ютойдите в сторону, ребята, вы портите мой образ в глазах избирателей» венности». «История цивилизации, — говорилось в тогдашнем решении Верховного суда, — доказывает, что, когда гражданин лишен свободы пользования и обладания своей собственностью, наступает анархия и революция, а жизнь и свобода остаются без защиты»28.
      Именно такими категориями — «свобода», «право на жизнь», «священное право собственности» — оперировал конгресс США, принимая антирабочие законодательства, выступая до самого недавнего времени против предоставления черным равных избирательных прав с белыми, против десегрегации школ. Так, апеллируя к конституции, лидер республиканского меньшинства в сенате Эверетт Дирксен в 1966 году боролся против закона о жилье. Точно такой же «заботой» об обездоленных гражданах США проникнуты решения и нынешних правителей Америки. Бюджет, предложенный правительством Рейгана на 1983 финансовый год, — типичная тому иллюстрация. Программы помощи беднякам, безработным и молодежи были сокращены на десятки миллионов долларов, в то время как расходы на военные цели возросли и достигли чудовищной суммы — 232 миллиардов долларов.
      По данным административно-бюджетного управления США, к 1987 году военные расходы страны будут составлять уже 365 миллиардов долларов в год29. Соответственно все меньшая доля национального дохода будет использоваться на социальные программы. Именно за счет их сокращения Белый дом решил уменьшить бюджетный дефицит, не отказав при этом военным монополиям ни в единой крошке бюджетного пирога. Такая щедрость американского правительства оборачивается трагедией для трудящихся. Подсчитано, что 1 миллиард долларов, затрачиваемых на оборону в США, создает около 30 тысяч рабочих мест. И это неизменный аргумент, приводимый Пентагоном в оправдание гонки вооружений. Но, как считают сами американские экономисты, тот же миллиард позволил бы дать работу 98 тысячам человек в сфере коммунальных услуг, либо 76 тысячам учителей, либо 85 тысячам медицинских сестер30.
      Бизнес на бомбах Слова президента Кулиджа «Дело Америки — это бизнес» могли бы украсить любой буржуазный парламент, не только конгресс США, стоит лишь поменять адрес. Забота об интересах военно-промышленного комплекса объясняется в первую очеУ бюджетной кормушки конгресса США. Больше всех, как всегда, получает поддерживаемый самыми реакционными силами военно-промышленный комплекс редь корыстными устремлениями «народных избранников», заседающих на Капитолийском холме в Вашингтоне, ибо они тысячами нитей связаны с военными монополиями, а нередко и держат в своих сейфах пакеты их акций.
      Почти 100 отраслей и подотраслей промышленности США работают на войну. Пентагон заключает сделки со 120 тысячами компаний, причем 20 тысяч из них — главные подрядчики. Львиную долю многомиллионных контрактов получают крупнейшие монополии: «Дженерал дайнемикс», «Макдоннелл-Дуглас», «Локхид», «Нортроп», «Боинг» и другие. Только «Макдоннелл-Дуглас» в 1977 году получила от Пентагона заказов на 2,5 миллиарда долларов. Эта сумма достаточна для строительства двух крупных электростанций. Корпорация «Дженерал дайнемикс», производящая истребители-бомбардировщики F-16, ядерные подводные лодки и крылатые ракеты, получила заказов от Пентагона в 1981 году на 4 миллиарда долларов. В 1982 году сбыт ее продукции составил уже 5 миллиардов долларов. План на 1985 год — 7,5 миллиарда долларов. Из этих цифр видно, каким золотым дном оказывается гонка вооружений для монополий.
      В период с 1970 по 1980 год страны НАТО затратили на военные цели 1 триллион 680 миллиардов 138 миллионов долларов. В связи с объявленными в конце 1979 года планами «довооружения» НАТО, поставками в Западную Европу из США новых ракет средней дальности расходы всех стран НАТО на вооружение возрастут. США затратят в период с 1983 по 1988 год около 1,6 триллиона долларов. Примерно столько же израсходуют на гонку вооружений все остальные члены НАТО.
      По подсчетам ООН, каждую минуту в 1981 году расходовался на вооружение 1 миллион долларов31. Одна пятая военных расходов идет на наращивание запасов ядерного оружия, которые по своей взрывной силе уже в миллион раз превышают мощность бомбы, сброшенной на Хиросиму.
      Это происходило и происходит в мире, где, по подсчетам американского экономиста Рут Сив-вард, сложилось такое положение:
      — один из каждых пяти человек страдает от растущей бедности, недоедает, неграмотен, прозябает в условиях, не достойных человека; — два миллиарда человек в мире не имеют доступа к надежным, чистым источникам воды. Связанные с водой болезни убивают около 10 миллионов человек в год, в основном детей; — двести пятьдесят миллионов человек живут в трущобах, не имея доступа к чистой воде или минимальному медицинскому обслуживанию; — только одна треть жителей развивающихся стран пользуется нормальной канализацией и водопроводом, лишь один человек из трех в этих странах посещает врача, а 95 процентов населения беднейших стран неграмотны; — один человек из каждых четырех в мире страдает от недоедания и голода; — прививки, на которые сейчас нет средств, могли бы спасти уже сейчас 12 миллионов детей в возрасте до 15 лет от смерти.
      «На фоне подобной статистики быстро растущие военные расходы, — заключает Р. Сиввард, — кажутся возмутительными»32. Это, без сомнения, так. Несомненно и другое: всю полноту ответственности за страдания людей, описанные выше, несет капитализм — главный и единственный виновник продолжающейся гонки вооружений, которая обходится человечеству сейчас в 1,6 триллиона долларов в год (по данным ООН на 1981 год).
      На что можно было бы потратить эти деньги, выбрасываемые на производство оружия массового уничтожения? Вот подсчеты компетентных специалистов.
      Военного бюджета Соединенных Штатов хватило бы на то, чтобы построить дома для обитателей трущоб во всех капиталистических странах.
      Каждый миллиард марок, сэкономленный на вооружениях для бундесвера, позволил бы организовать в течение года профессиональное обучение 100 тысяч молодых западногерманских рабочих; 12 тысяч долларов в год, отпускаемых на содержание одного американского солдата, достаточно для обучения 60 школьников.
      Американская атомная подводная лодка типа «Трайдент» обходилась в 1,6 миллиарда долларов, На эти деньги можно было построить почти 300 больниц. А цена западногерманского танка «Леопард»
      Missile Mass Public Railroads Housing Solar Energy. Transit Utility Energy Conservation На один миллиард долларов, затрачиваемых на гонку вооружений, можно создать 29 402 рабочих места в ракетной промышленности. В то же самое время в мирном секторе, как свидетельствуют цифры диаграммы, на те же деньги можно создать куда больше рабочих мест. Диаграмма из + Дейли уорлд»
      эквивалентна расходам на сооружение и оснащение современного санатория.
      Расходы на конструирование «дешевого» американского истребителя-бомбардировщика F-16 в 8 раз превысили те 83 миллиона долларов, которые понадобились Всемирной организации здравоохранения, чтобы в основном искоренить оспу во всем мире33.
      Гонка вооружений — наиболее конкретное проявление паразитизма монополий, показатель загнивания капитализма.
      Попытки изобразить современное капиталистическое общество в противовес данной ему марксистами характеристике как некое государство «народного капитализма» всерьез не воспринимает даже буржуазная пресса. Так, «Нью-Йорк тайме» писала еще в 1968 году (и за прошедшие с тех пор годы если что и изменилось, то к худшему), что именно корпорации определяют основные направления развития и экономики, и социальной жизни в США.
      «Если размеры корпораций еще как-то поддаются измерению, — продолжала «Нью-Йорк тайме», — то их власть вообще вне пределов метрических систем. Эти огромные объединения направляют прямо или косвенно жизнь каждого из нас. Нельзя найти ни одной какой-либо другой силы в обществе, кроме больших корпораций, которая могла бы управлять национальным рынком труда. Корпорации определяют выбор профессии для миллионов американцев в соответствии с тем, какая специальность их владельцам необходима. Компании также свободны решать, каким образом и какие будут производиться товары, где они будут строить свои фабрики и конторы. Это в свою очередь определяет, какие районы страны будут процветать, а какие останутся отсталыми. Несмотря на самопоздравительные тексты в печати, описывающие большую фирму как «хорошего гражданина», несомненен тот факт, что предприятия «большого бизнеса» существуют ради добычи громадных доходов, большую часть которых он обращает на свои нужды.
      Специфические вопросы достаточно легко поставить. А ответы далеки от ясности, У нас существует безработица: каких пределов она достиг-I ла из-за того, что корпорации не хотели или не могли предоставить достаточное количество мест для всех слоев населения, которые в них нуждаются? У нас есть проблема гражданских прав: насколько она актуальна из-за того, что корпорации неохотно нанимают и обучают негров по сравнению с белыми рабочими?
      Несмотря на свои ритуальные протесты против вмешательства правительства, наши большие комГенерал солдату: «Подтащи его поближе к окнам сената у там как раз обсуждают сейчас военный бюджет На пентагоновском монстре, символизирующем «советскую угрозу», надпись — «Иван» пании пользуются полной свободой. Они свободны производить и продавать все, что хотят, свободны нанимать тех людей, которых они считают нужными, свободны распределять свои прибыли, как им нравится, и свободны вынудить общество поставлять сырье, человеческое и другое для их непрестанных нужд»34. В этой редкой для буржуазной печати исповеди точно указано не только место монополистического капитала в структуре власти современного буржуазного общества, но и дано предельно ясное истолкование термина «свобода» в его буржуазном понимании: свобода для корпораций.
      Ясно, что владеют этими корпорациями не те мелкие вкладчики, которых так любит расписывать буржуазная пресса как неких «массовых капиталистов». В. И. Ленин еще в 1913 году писал, что «профессора, защитники капитализма, болтают об увеличении числа собственников при виде роста числа мелких акционеров. А на деле растет власть (и доход) тузов-миллионеров над капиталом «мелкоты»»36.
      Современный анализ распределения национального дохода и собственности в США, в других высокоразвитых капиталистических странах — наглядное подтверждение оценки, данной В. И. Лениным «народному капитализму».
      По подсчетам американских экономистов Прод-жектера и Вейса, 20 процентов держателей акций в США владеют 97 процентами всего капитала. На остальные 80 процентов приходилось (это данные 1972 года) всего три процента36. Сейчас, видно, и того меньше. Это сухая статистика. Но она весьма наглядно подтверждает афоризм Линкольна о «свободе волка».
      Это полностью соответствует марксистскому анализу динамики распределения национального дохода в капиталистическом обществе: по мере накопления богатства на одном полюсе этого общества на другом растет нищета. Вот почему с годами число «непривилегированных» в мире капитала не сокращается, а увеличивается.
      Выброшенные за борт жизни Политика государственного регулирования занятости в США, например, предполагает поддержание безработицы на более или менее постоянном уровне: 5 — 6 процентов от общей численности рабочей силы. Такой уровень считался до недавнего времени «нормальным», что уже само по себе есть показатель загнивающего характера капитализма на его империалистической стадии.
      Обсуждавшийся, и весьма бурно, в 1978 году законопроект Хэмфри — Хоукинса о «полной занятости», хотя и был принят конгрессом США, полной занятости не предусматривает. Согласно теперь уже «Закону о полной занятости», предполагалось лишь к 1983 году сократить безработицу до 4 процентов. В 1983 год США вступили с 12 миллионами безработных (это по официальной статистике, а по данным профсоюзов, их число достигало 16 миллионов), что составило 10,8 процента рабочей силы страны. Это ли не показатель полной неспособности буржуазного государства обеспечить своим гражданам право на труд? Есть, однако, и другая сторона этой проблемы.
      Буржуазное государство использует безработицу в качестве специфического средства регулирования экономики, то спасая ее от перегрева за счет сокращения армии наемного труда (хотя это и не единственное средство), то, наоборот, увеличивая эту армию, чтобы не допустить «остывания» экономики. Одновременно буржуазия использует безработицу как средство давления на рабочих и «пролетариев умственного труда». Угроза безработицы помогает сдерживать в определенных рамках социальные конфликты: слишком страшна перспектива быть выброшенным за борт жизни в мире капитала. Причем эта угроза сохраняется и во времена относительного процветания.
      Так, в богатой Бельгии организация «Помощь всем обездоленным — четвертый мир» (АТД) обнаружила целый забытый народ — от 300 до 500 тысяч «субпролетариев». В докладе АТД, опубликованном в 1977 году, говорится, что это самый отверженный социальный класс, представители которого не пользуются даже пособием по безработице. Между тем это не бродяги, не наркоманы, не мелкие воришки. Это люди, выброшенные за борт жизни, потому что не сумели получить ника — Что это, марафон?
      — Да нет. В другом конце города открылось несколько вакансий кой квалификации, никогда не имели постоянной работы. Лишь немногие «субпролетарии» доживают до 50 лет. «Многие, — сообщают авторы доклада АТД, — умирают уже к 40 годам от истощения и лишений. Это какой-то заколдованный круг. Они создают свои семьи из людей собственной среды и готовят такую же участь своим детям»37. И это в стране, которая входит в первую десятку развитых капиталистических стран по уровню дохода на душу населения!
      Наиболее трагично положение детей. И об этом особенно много писала западная печать в 1979 году, объявленном ООН Годом ребенка. Итальянский журнал «Эспрессо» с горечью назвал его «Годом мертвого ребенка». У журнала были на то основания.
      По данным экспертов Всемирной организации здравоохранения, 10 миллионов детей в развивающихся странах «страдают от самых серьезных заболеваний, вызванных недоеданием»38. Еще 80 миллионов детей испытывают последствия голода, хотя и менее ярко выраженные. По данным Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), из 120 миллионов детей, родившихся в 1978 году, 17 миллионов — почти все из них в развивающихся странах — имеют очень мало шансов дожить до одного года39. «За армией покойников, — писал «Эспрессо», — идут нескончаемые шеренги живых скелетов, покрытых язвами, которым удается выжить лишь для того, чтобы вести жизнь, характеризующуюся вечной усталостью, хроническими болезнями, полным отсутствием трудоспособности»40.
      В США — самой богатой стране капиталистического мира — от недоедания ежегодно умирает 1,5 тысячи человек41. Между тем США, как пишет «Эспрессо», отметили Год ребенка, увеличив на 3 процента военные расходы42.
      Дети бедняков в США с рождения обречены на бесконечные блуждания в кругах ада нищеты и бесправия. Ведь несмотря на многочисленные «благотворительные программы», число «непривилегированных» и в самой богатой стране мира не сокращается, а растет.
      В США уже в 1966 году насчитывалось 6 миллионов людей, живущих на пособие41. К 1976 году число американцев, живущих ниже уровня бедности, составило рекордную цифру — 25,9 миллиона человек, т. е. 12,3 процента населения44. В 1983 году и этот рекорд был побит — число бедняков приближалось, несмотря на то что при Рейга «Маркс устарел…» — утверждают наши идеологические противники. Вглядитесь. Это — наши дни. Очередь безработных на бирже труда в Брюсселе.
      Фото из журнала «Нъюсуикъ не критерии «уровня нищеты» были пересмотрены в сторону уменьшения, к 40-миллионной отметке.
      Естественно, что подобные скопления людей в «очагах нищеты», которые подобно черной оспе разъедают рекламные физиономии обществ «всеобщего благоденствия», неизменно приводят к социальным взрывам, бунтам, создают тот потенциал недовольства, который чреват революцией. Артур Зипсер не случайно в своей статье в «Дейли уорлд» о росте нищеты в США, опубликованной 28 декабря 1982 года, напоминал об одной записке царской полиции накануне Февральской революции 1917 года в России, в которой говорилось: «Матери, страдающие, глядя на своих полуголодных и больных детей, — опасны, потому что представляют собой своего рода бочку с порохом. Достаточно одной искры, и она взорвется». Взрывы отчаяния бедняков, как это вновь показали события в негритянском гетто в Майами, штат Флорида, в декабре 1982 года, — не редкость. Они чреваты угрозой самому существованию капитализма. На этот случай «волки», говоря словами Линкольна, подстраховались,чтобы держать «овец» в повиновении. В этом легко убедиться, ознакомившись с буржуазными конституциями и сводами законов.
      Охраняя право грабить В буржуазных конституциях нет недостатка в красивых декларациях о «правах человека». И если судить только по ним, мир буржуазной демократии вроде бы и есть воплощение мечты о свободе и равенстве (кстати сказать, не случайно на разного рода зарубежных выставках в СССР пропагандистские ведомства тех стран, откуда эти выставки поступают, усердно распространяют свои конституции).
      В конституции Кубы, например, принятой 5 июля 1940 года, почти за 19 лет до свержения реакционнейшего режима Батисты, в статье 33 говорилось: «Каждое лицо может без предварительной цензуры свободно выражать свои мысли устно, письменно или в другой изобразительной или словесной форме, используя для этого все и всякие находящиеся в его распоряжении средства распространения»45. Эта декларация не помешала, однако, кубинским диктаторам, в первую очередь Батисте, ликвидировать даже буржуазную свободу печати, заполнить тюрьмы тысячами узников, вся вина которых состояла в том, что они, использовав дарованное им конституцией право, выразили свои антидиктаторские мысли «без предварительной цензуры».
      В конституции Никарагуа, принятой 1 ноября 1950 года, утверждалось, что «все никарагуанцы равны перед законом» (статья 36), что «государство гарантирует свободу личности» (статья 38) 46. О том, чего стоили эти «гарантии», говорят никарагуанские города, снесенные с лица земли карателями диктатора Сомосы, топившими в крови народное восстание. Об этом рассказали узники никарагуанских тюрем, получившие свободу после победы Фронта национального освобождения имени Сандино в июле 1979 года.
      Немало красивых слов в конституции ФРГ. В статье первой раздела «Основные права» записано, что «человеческое достоинство ненарушимо. Уважать и защищать его — обязанность всякой государственной власти»47.
      Это не помешало, однако, западногерманским радетелям человеческого достоинства принять антидемократическое «постановление о радикальных элементах», в соответствии с которым тысячи людей лишены права на труд из-за их левых убеждений. Точно таким же образом нарушается право на «неприкосновенность переписки», гарантированное в ФРГ: в полицейские участки целыми мешками привозят на перлюстрацию частные письма граждан ФРГ и письма, поступающие к ним из социалистических стран.
      В конституции Италии записано: «Республика признает за всеми гражданами право на труд…»48 Но что проку в таком «признании», если в 1983 год Италия вступила с более чем двумя миллионами безработных, 70 процентов из них — люди моложе тридцати лет.
      В Англии, где любят напоминать о том, что на берегах Альбиона впервые была утверждена парламентская демократия, приняты сотни законов, провозглашающих «права человека». Наиболее известен из них «Хабеас корпус акт», 300-летие которого отмечалось в 1979 году под аккомпанемент славословий «самой древней демократии»
      в Европе. Акт, гарантирующий неприкосновенность личности английских граждан, однако, нарушался и нарушается всякий раз, когда это выгодно правящим классам Англии. На территорию принадлежащей Великобритании Северной Ирландии (Ольстер), где человека могут арестовать просто по малейшему подозрению и бросить в тюрьДания. Грубый полицейский произвол — привычная деталь быта даже таких относительно благополучных стран «свободного мираь му, даже не предъявив ему никакого обвинения, этот акт вообще не распространяется.
      В Швейцарии, как пишут Клер и Франсуа Масната, авторы книги «Швейцарская власть, демократический соблазн и завуалированные репрессии*, когда возникает угроза, «государство вмешивается и приостанавливает действие системы законности: именно это происходило в период с 1914 по 1921 год9 а также практически с 1933 по 1952 год, и это снова произошло в последние годы. В результате подобной практики, пишут они, за швейцарских экономическим «чудом» скрываются пот и слезы тех, кто встает раньше других, работает больше других и за других, нищета, болезни, дети, работающие на заводах. За тюремной решетДе троит, США. Этот маленький дворник — один из сотен тысяч американцев в возрасте до 14 лет, чей труд жестоко эксплуатируют «защитники кой находятся далеко не обязательно те, кому там следовало бы быть. Швейцария — это по существу страна, которой руководит и управляет небольшая горстка людей, преследующая единственную цель — добиваться того, чтобы государство создавало по возможности наиболее благоприятные условия для экономической деятельности, т. е. для капитализма»49.
      Буржуазные законодательства со всей строгостью карают за любые попытки изменить этот капиталистический статус-кво.
      Так, в Своде законов США (раздел 18, параграф 4) говорится, что «лицо, которое подстрекает, организует, содействует или участвует в каком-либо восстании или мятеже против властей Соединенных Штатов или их законов, либо помогает или одобряет таковое, наказывается тюремным заключением сроком на 10 лет или штрафом до 10 тысяч долларов, либо тем и другим, а также лишается права работать в правительственных учреждениях». Параграф 2385 того же Свода за действия, направленные на свержение правительства, предусматривает тюремное заключение до 20 лет и штраф до 20 тысяч долларов.
      131-й параграф Уголовного кодекса ФРГ содержит такое предупреждение: «Тот, кто выдуманные или искаженные факты, зная, что они выдуманы или искажены, публично отстаивает или распространяет с тем, чтобы оклеветать государственные учреждения или постановления верховных органов, тот карается денежным штрафом или лишением свободы сроком до 2 лет».
      Обо всем этом предпочитают помалкивать и «Голос Америки», и радиостанции «Свобода» и «Свободная Европа», и «Немецкая волна», когда вовсю ратуют за освобождение тех, кто совершил наказуемые по нашим законам преступления против государства, против советского народа, выдавая тем самым уголовников и предателей за «инакомыслящих».
     
      Глава IV За тобой следит «Большой брат»
     
      «Всевидящее око»
      В 1978 году на выставке американской живописи в СССР внимание многих привлекала небольшая картина Джорджа Тукера «Государственное учреждение». Небогато одетые люди с прошениями в руках выстроились в очередь у стоек с окошечками, то ли добиваясь пособия по безработице, то ли испрашивая пенсию. За каждым из них из каждого окошечка пристально следят недоверчивые глаза. Тукер создал образ всевидящей американской охранки, составляющей досье на миллионы американцев, нарушающей ежедневно и ежечасно основные права человека.
      Досье эти подобны бомбе замедленного действия. В США в подавляющем большинстве учебных заведений «неблагонадежные», в первую очередь коммунисты, не могут занимать какие-либо должности, а в ряде штатов они вообще не допускаются на государственную службу. Те же самые ограничения введены для членов радикальных левых партий, особенно негритянских.
      После принятия в 1952 году закона Маккарена, согласно которому члены Коммунистической партии США должны были официально регистриро-, ваться в органах юстиции США, Федеральное бюро расследований (ФБР) с помощью огромной армии шпиков составило пространные списки «подрывных элементов», в которые были включены лица, ничего общего не имевшие с компартией. Уэстбрук Пеглер, один из бывших служащих ФБР, писал тогда: «Досье и картотека ФБР в Вашингтоне содержат юридические данные, свидетельствующие об изменнических делах сотен тысяч американцев… В этих материалах… зафиксированы не только абсолютно точные данные о преступниках и их деятельности, но и многочисленные сведения о различных лицах, которые никогда не обвинялись в каких-либо преступлениях… ФБР является величайшим хранилищем человеческой грязи из всех когда-либо существовавших» д.
      Против бастующих шахтеров США брошены части национальной гвардии. Фото ЮПИ «Как же можно предположить, — с иронией заметил по данному поводу Майк Ньюберри, — что эта «человеческая грязь»… обеспечивает конституционное право, гарантирующее людям свободу личности?»2.
      «Черные списки», составленные ФБР (в том числе список на 26 тысяч человек, подлежащих аресту в случае «чрезвычайных государственных обстоятельств»), особенно активно использовала Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности (КРААД) «Созданная еще в 1938 году, она прославилась своими расправами над забастовщиками. Затем уже во времена бесноватого антикоммуниста — сенатора Маккарти комиссия эта стала символом самой черной реакции, надКапитпалистп — рабочему: «Ты что предпочитаешь, получить больше денег или сохранить репутацию патриотического американца?»
      « В 1969 году переименована в Комиссию по вопросам внутренней безопасности.
      ругательства над элементарными правами человека и «холодной войны».
      Свидетелей вызывали в эту комиссию, как писал Майк Ньюберри, «не для того, чтобы получить от них информацию, а лишь для подтверждения их вины. Человек, который получил повестку для явки в КРААД, автоматически считается виновным — то ли потому, что его же оговорил кто-то из лиц, дававших показания раньше его, то ли на основании материалов, находящихся в обширном досье комиссии. Этот человек теперь стоит перед следователями как обвиняемый, и из него вытягивают показания, свидетельствующие не только о его вине, но и о вине его старых друзей и бывших сослуживцев. Единственным доказательством раскаяния здесь считается массовый оговор других»3.
      Примеров тому немало. Тысячи американцев, представших перед маккартистами, практически были лишены всех прав.
      Об этом можно судить по письму одного американца, которое было опубликовано в свое время в газете «Уоркер». Автор письма не назвал своей фамилии и подписался псевдонимом «С. А.».
      «Во время второй мировой войны случилось так, что я написал письмо в «Дейли уоркер», призывая в нем к открытию второго фронта. Я отправлял то же самое письмо в редакции разных свободолюбивых гавет, но ни одна из них его не опубликовала. В то время я работал в одном из государственных учреждений. Меня вызвали, показали мое письмо и обвинили в принадлежности к Коммунистической партии США — законной коммунистической партии. Я не был ее членом и прямо об этом сказал. И, несмотря на это, меня уволили с работы. Без лишнего шума. Публично обо всем этом не было сказано ни слова. Я спрашивал: «Как понять такое решение?» Я спрашивал: «А как же со свободой слова?» Мне отвечали, что я свободен высказывать свои мысли, а они свободны меня уволить… В то время как капиталистические Соединенные Штаты (и, несомненно, их союзники) научились громко, на весь мир, кричать о «свободе», они намеренно душат ее без лишнего шума у себя дома, чтобы об этом никто не знал.
      Агенты ФБР стучатся во многие двери, совершая акты запугивания. Нам известно, как много прогрессивных американцев томится в наших тюрьмах.
      Под поверхностной мишурой рекламной шумихи о «свободе» и «демократии» в США кроется безжалостная и хитро разработанная война против американского народа»4.
     
      «Школа акустики»
      Неподалеку от Сан-Франциско, среди холмов, окаймленных аккуратно подстриженными деревьями, расположились три двухэтажных коттеджа. Официально в коттеджах размещались частные клубы, каких в Америке великое множество. Поначалу полиция Сан-Франциско не обращала на них никакого внимания. Потом как-то один из чрезмерно бдительных полицейских шпиков донес своему шефу, что обитатели коттеджей «приходят и уходят украдкой». Городские стражи порядка решили, что там расположилась банда букмекеров — дельцов, наживающихся на азартных играх. Однажды ночью полиция нагрянула туда с обыском, но… тут же была вынуждена с позором удалиться.
      Оказалось, что в этих трех невинного вида домиках расположились контрольные станции ФБР. «Клубы» следили за местными телефонными линиями, подслушивая разговоры тысяч американцев. Так было в 1952 году. Но и сейчас положение не изменилось к лучшему, скорее наоборот.
      Миллионы американцев вынуждены жить в мире, где царят электронные глаза, тайные агенты, «детекторы лжи», спрятанные магнитофоны и возмутительные по своей бесцеремонности анкеты. Сегодня любой гражданин Соединенных Штатов, по словам сенатора Эдварда В. Лонга, напоминает рыбу в аквариуме, которую стеклянные стенки не скрывают от любопытных взглядов со всех сторон. Американец не может укрыться от слежки ни на улице, ни на работе, ни в гостях, ни у себя дома.
      Еще в 1934 году в США был принят закон, запрещавший подслушивать телефонные разговоры. В начале 40-х годов президент Франклин Рузвельт с учетом условий военного времени отдал распоряжение министру юстиции США «разрешить подслушивание телефонных разговоров в случаях, затрагивающих интересы защиты нации». После войны распоряжение Рузвельта было оставлено в силе, но уже из соображений «холодной войны». ФБР стало активно пользоваться подслушиванием в «интересах защиты нации», а на деле — для раздувания антикоммунистической истерии в США, достигшей своего апогея в годы маккар-тизма. Если во времена Рузвельта агенты ФБР еще кое-как соблюдали формальности, испрашивая у министерства юстиции разрешение на подслушивание, то после смерти президента, когда ФБР стало практически независимым от министерства органом, самые рядовые агенты брали инициативу на себя, не опасаясь, что им влетит за вмешательство в личную жизнь американцев.
      По официальным данным, конечно, далеко не полным, в период с 1969 года, когда в США вступил в силу специальный закон, разрешающий электронное подслушивание, по 1978 год «специальные службы» записали около 4 миллионов разговоров примерно 350 тысяч американцев. За этот же период только «специалисты» американской полиции установили в 22 штатах страны 5 тысяч подслушивающих устройств.
      В последнее время ФБР использует для подслушивания не только телефонные каналы. В ход пошли средства более современные: так называемые жучки или клопы, миниатюрные микрофоны и радиопередатчики, которые можно скрытно установить в любом месте. В США родилась целая индустрия слежки, выпускающая разнообразную электронную и фотоаппаратуру для подслушивания и подсматривания.
      Директор ФБР Уильям X. Уэбстер признал, что в 1980 — 1981 годах на такого рода «тайную работу», т. е., иными словами говоря, на слежку и подслушивание, его ведомство истратило 7,5 миллиона долларов, не считая затрат на оплату агентов. Значительно модернизирован и технический арсенал американской охранки — ей предоставлено все, вплоть до мини-аппаратуры для видеозаписи.
      Досье, досье… Разумеется, за американцами следят не только с помощью «жучков» и скрытых телекамер.
      Начиная с 1946 года ФБР приступило к тайным операциям против Коммунистической партии США. Официально они были санкционированы директором ФБР Гувером в 1956 году под кодовым названием «Коинтелпро» (программа контрразведки).
      На средства американского налогоплательщика в США создана целая армия платных провокаторов, филеров, доносчиков. Ведомство Гувера в обход всех декларированных американской конституцией прав и свобод активно внедряло свою агентуру во все левые организации страны. Так, с 1961 года начались «дополнительные» программы «Коинтелпро», направленные против «черных экстремистов», «новых левых» и социалистической рабочей партии.
      Уже в 1956 году в архивах ФБР содержалась картотека, включавшая описание, самую разнообразную информацию и отпечатки пальцев 141 231 773 американцев. Из этого числа только 20 процентов были уголовниками, остальные же 80 процентов, т. е. 112 016 177 человек, ни в чем не повинные граждане5. К 70-м годам эта картотека насчитывала уже 180 миллионов дактилоскопических досье.
      В ходе расследования, проводившегося специальной комиссией сената США в 1975 году, выяснилось, что в ФБР заведено около 500 тысяч индивидуальных досье по линии внутренней разведки помимо материалов местных отделений ФБР*. По подсчетам французского журнала «Пур-куа па?», примерно 90 миллионов американцев внесены в картотеку ФБР. Журнал назвал электронной диктатурой» существующий в США режим. Но это все та же диктатура крупного капитала.
      По уставу Центрального разведывательного управления его агентам запрещается вести какие-либо тайные операции на территории США по сбору сведений об американских гражданах. И тем не менее, как стало известно в результате разоблачения программы ЦРУ «Хаос», проводившейся в конце 60-х — начале 70-х годов, под предлогом выяснения, «не финансируются ли противники войны во Вьетнаме и черные экстремисты коммунистическими правительствами и не получают ли от них инструкций»8, управление собрало досье примерно на 13 тысяч американцев и более чем на 1000 прогрессивных организаций9.
      Только в 1953 — 1973 годах ЦРУ вскрыло и сфотографировало около 250 тысяч писем, в результате чего был составлен список «подозрительных» на 1,5 миллиона фамилий10.
      В ходе дальнейших разоблачений выяснилось, что в ЦРУ существовали «дополнительные списки», включающие примерно 300 тысяч человек, подлежащих надзору11.
      В числе занесенных туда людей оказались такие видные американские политические и общественные деятели, как сенатор Эдвард Кеннеди, покойный лидер американских негров Мартин Лютер Кинг, члены палаты представителей Белла Абзуг и Рональд Делмус и многие другие.
      Помимо ФБР и ЦРУ слежку за прогрессивными организациями ведет армейская разведка. Форт Холабирд (штат Мэриленд), где расположен ряд учреждений этой разведки, прославился тем, что в 1971 году там по последнему слову техники было оборудовано хранилище, содержащее 211 243 карточки на организации и 80 731 карточка с биографиями12. С помощью электронно-вычислительной машины в Форте Холабирд велось «компьютерно-биографическое досье». Оно классифицировалось по организациям, число которых достигло 770. В основном армейские филеры уделяли внимание негритянским организациям и «новым левым», но не обходили вниманием и некоторых конгрессменов и губернаторов13.
      С конца 60-х годов армейская разведка вела также контрразведывательное досье «событий» в Форте Монро (штат Вирджиния) и компьютерное «досье на отдельных лиц», картотеку на 120 тысяч человек в штаб-квартире 4-й армии в Форте Сэм Хьюстон (штат Техас), а также наблюдение за рядом «подозрительных» с базы ВВС в Мак-Дилле (штат Флорида)14.
      Агентство национальной безопасности (АНБ), одна из самых засекреченных разведслужб США, «официально» занимается прослушиванием международных линий связи. Функции ее, однако, гораздо шире. АНБ по сути дела координирующий орган, управляющий всей разведкой США. В слежке за американцами АНБ играет ведущую роль. Как выяснилось в 1975 году, во время сенатского расследования деятельности разведорганов США, в 1967 году АНБ передало ФБР и ЦРУ списки на 1200 общественных организаций и отдельных граждан, за которыми им надлежало вести слежку. В 1967 — 1973 годах по тем же адресам АНБ направило 200 докладов. До мая 1975 года АНБ ежемесячно просматривало 150 тысяч частных международных телеграмм15.
      Как показали расследования в сенате в 1975 году, та же самая практика тотальной слежки за американцами продолжалась и в 70-х годах. Принятый в 1979 году «устав» разведорганов США фактически оставил эту практику в силе. Все разведслужбы США, несмотря на нашумевшие «разоблачения», как пишет «Вашингтон пост», «ведут себя так, как будто расследований последних 20 лет и не было»16.
      В конце 1982 года президент Рейган снял и те немногие ограничения, которые существовали в этом «уставе». Было предложено, в частности, создать, как писала газета «Лос-Анджелес тайме» 9 ноября того же года, «центральную контрразведывательную организацию для координации деятельности отдельных ведомств, начиная от ЦРУ и кончая министерством энергетики, которое ведает научными исследованиями в области ядер-ного оружия». Очевидно, что с образованием такого органа разведслужбы США, ведущие слежку за американцами, получат шанс значительно укрепить установленную ими «электронную диктатуру».
      Помимо разведслужб США составлением «черных списков» занимается множество ультраправых организаций профашистского толка, таких, как «Антикоммунистический союз христиан», «Мы американский народ» и так далее. Американскому журналисту Эрику Нордену удалось побывать в одной из «картотек» ультраправых в логове главаря организации «Минитмены» (в переводе — «бдительные») Робера Боливара Депью. Вот что рассказал Норден:
      «Я прошел за Депью в большую комнату, заваленную старыми газетами и журналами. В ней не было никакой мебели — только восемь стальных картотек, на каждом ящичке которых был свой замок. Он постоял посреди комнаты и подошел со мной к ним… В нашей картотеке только по Калифорнии восемнадцать тысяч имен. Мы разбили их по важности. «Досье А» содержит имена сбитых с толку попутчиков и всяческих «розовых», короче, тех типов, которые попросту примкнули к различным коммунистическим организациям, появлялись в пикетах, но не были функционерами. Мы их держим под постоянным контролем, хотя они в об-щем-то дилетанты, и , если однажды ими заняться, серьезной угрозы они представлять не будут.
      Он хрустнул пальцами. Потом сказал:
      — «Досье В» содержит карточки тех, кто стоит на следующей ступени подрывной лестницы, — членов партии, сжигателей призывных карточек, агитаторов за гражданские права. Когда у нас есть люди, мы ведем за ними постоянный надзор, но это в общем тоже мелкая рыбешка.
      Его глаза сузились, когда он открыл самый нижний ящик, где карточек было сравнительно мало:
      — Теперь вот это — «Досье С». Здесь действительно опасные типы, функционеры, целиком отдающие свои силы и время агитации, наиболее убежденные враги нашей страны в этом штате. Этим сукиным детям мы оказываем особое внимание.
      — Если вы убеждены, что эти люди предатели, то какие меры вы против них предпримете?
      Он загадочно улыбнулся:
      — Эффективные меры, когда придет время.
      — Будут ли они включать и убийства?
      Его голос прозвучал бесстрастно:
      — Любой, занесенный в «Досье С», предал страну наиболее безжалостным ее врагам, страшнее всех, которых она когда-либо знала. Наказание за предательство — смерть, и, если исполнение приговора будет вменено в обязанность нам, мы выполним свой долг.
      Он улыбнулся:
      — Не беспокойтесь, вашего имени нет в нью-йоркском списке. Я проверял, прежде чем вы здесь появились».
      Настоящей фабрикой по изготовлению списков стала ультраправая организация Американский совет безопасности (АСБ). Учет «подрывных элементов» ведется здесь самыми современными методами с использованием счетно-решающих устройств и специальных машин электронной памяти. АСБ снабжает списками «подрывных лиц» 2900 различных корпораций.
      Такая система позволяет американским бизнесменам проводить тщательный отбор рабочих и служащих для своих компаний.
      Слежка по обе стороны Атлантики В последнее время стало известно, что американские службы слежки действуют в тесном контакте со своими атлантическими союзниками из соответствующих служб в странах НАТО. Весьма наглядно это проявилось в ходе операции «Хаос». Так, агенты ЦРУ, которым поручили следить за членами радикальной негритянской организации «Черная пантера», работали под разными «крышами» в Африке, Европе и Азии.
      Антикоммунизм — это, так сказать, общая идеологическая база «охотников за ведьмами» « как в США, так и в других странах НАТО.
      Термин «охота за ведьмами», означающий борьбу репрессивных органов против инакомыслящих, связан с именем амеВ начале 1975 года на экраны Западной Европы вышел французский фильм «Досье-61», снятый известным режиссером Мишелем Девилем по роману писателя Жиля Перро. Вкратце фабула его такова. Чиновник французского министерства иностранных дел получает назначение в одну из международных организаций со штаб-квартирой в Люксембурге. Когда он прибывает на место работы, его берут «под колпак» секретные службы. В донесении агентов он проходит под особым кодовым номером. На него заводится специальное досье. Используя современную аппаратуру для сбора и анализа информации, агенты досконально изучают его биографию. Повсюду «висят на хвосте» у своей жертвы. Герой фильма не выдерживает тотальной слежки и кончает жизнь самоубийством.
      Многие зрители узнали в этом фильме штаб-квартиру «Общего рынка», где, как стало известно, установлена слежка за служащими, которых подозревают в левых взглядах. Кроме личной карточки на каждого чиновника там заводится досье. Все работники аппарата ЕЭС заполняют секретную полицейскую анкету, в которой обязаны дать детальные ответы, касающиеся их лично, родителей и семьи. В этой анкете есть, например, такие вопросы: «Были ли вы когда-нибудь членом коммунистической организации или симпатизировали ей? Поддерживаете ли вы отношения с группой или движением, являющимся союзником коммунистической организации?»
      Слежка в «свободном мире» ведется не только за рядовыми чиновниками. В Испании, как сообщила газета «Диарио-16», полиция вела прослушивание переговоров самого Мартина Вильи, министра иностранных дел в первом послефранкист-ском правительстве Хосе Марии де Ареильсы17.
      В Англии в течение почти тридцати лет после второй мировой войны слежку вели за половиной риканского городка Салем, в котором первые колонисты, прибывшие в Америку из Англии, сожгли на костре черную рабыню, подозревавшуюся в колдовстве. «Охота за ведьмами» после этого случая развернулась и в других поселениях.
      членов парламента, министрами и крупными чиновниками до тех пор, пока не разразился скандал.
      В Канаде секретная служба королевской конной полиции почти тридцать лет подряд, пока за расследование ее «подвигов» не взялась специальная парламентская комиссия, занималась подслушиванием телефонных разговоров, нелегальными обысками частных квартир, редакций газет и других учреждений, вскрывала частную переписку, фабриковала компрометирующие материалы на прогрессивных деятелей страны. «Конные» филеры составили по рецептам ФБР огромный черный список «неблагонадежных».
      В Норвегии специальная комиссия министерства юстиции и полиции расследовала в 1978 году деятельность так называемой службы наблюдения и безопасности. Как выяснилось, спецорганы Норвегии годами занимались слежкой за гражданами страны, в первую очередь за коммунистами. Так, в докладе комиссии указывалось, что на 65 процентов лиц, внесенных в списки депутатов от Коммунистической партии Норвегии на выборах в парламент, «служба» завела досье.
      В Австралии служба безопасности (АСИО) регулярно осуществляет проверку граждан пятого континента на благонадежность. «Ни один австралиец, поступающий на государственную службу, не может получить работу без одобрения АСИО». «В основном, — писала газета «Сидней морнинг геральд», — АСИО выясняет, в каких политических организациях или акциях участвовал поступающий на работу. В штаб-квартире АСИО в Мельбурне содержатся досье на всех тех, кто известен своими связями с «радикальными» или «экстремистскими» политическими группами. Информация, содержащаяся в этих досье, поступает от сети профессиональных осведомителей АСИО, которые проникают в университеты, политические партии и группы активистов по всей Австралии»18.
      АСИО не только собирает свои сведения через местную агентуру, но и использует для проверки благонадежности австралийцев и иностранные секретные службы. «Те, кто приехал в Австралию из политически бурных регионов, таких, как Ирландия или Ближний Восток, а также из коммунистических стран, — писала «Сидней морнинг геральд», — проверяются особо тщательно. В первую очередь выясняется все об их семьях»19.
      Расследование деятельности АСИО, точно так же как «перетряска» разведорганов в США, закончилось полной реабилитацией этой «зловещей секретной организации, ущемляющей гражданские свободы и демократические права всех австралийцев», как охарактеризовали АСИО профсоюзы. В октябре 1979 года австралийские консерваторы, пользуясь своим большинством, протащили через парламент закон, по которому АСИО предоставили право вскрывать корреспонденцию, прослушивать телефонные разговоры и устанавливать подслушивающие устройства. Как в басне И. А. Крылова — «И щуку бросили в реку».
      Эталоны благонадежности Чем выше степень концентрации власти и капитала в руках немногих, чем глубже пропасть между основной массой населения и государством монополистического капитала, тем сильнее стремление власть имущих оградить существующие порядки, максимально подстраховаться на случай социальных потрясений. Неизбежное следствие подобной подстраховки — ограничения конституционных свобод, наступление на демократические завоевания трудящихся. Стремление к сохранению статус-кво весьма наглядно прослеживается в современных буржуазных странах на примере той системы «фильтров», которыми ограждены и государственные учреждения, и управленческие конторы монополий и банков, и учебные заведения от проникновения инакомыслящих, иначе говоря, противников существующих буржуазных порядков. Досье и слежка — это только часть этой системы фильтров. Следующий этап — своего рода допросы при поступлении на службу, анкетирование, рекомендации и так далее. Уж сам процесс пропуска кандидата на должность через фильтры — прямое нарушение всех тех прав человека, которые гарантированы, скажем, тем же Биллем о правах.
      …Небольшая комната без окон. На стуле перед замысловатого вида аппаратом сидит человек, опутанный проводами. Напротив него, за табло, под"И/eVe sure had a lot of suicides lately!»
      Начальник полицейского участка: ьЧто-то в последнее время у нас слишком много самоубийств/ь кручивая ручки настройки, сидит спец из отдела кадров одного из правительственных ведомств США.
      — Отвечайте, не задумываясь, правда или нет.
      «Иногда я думаю о таких скверных вещах, о которых даже нельзя говорить вслух…»
      — Нет! Нет! — слышится отчаянный голос.
      «Временами меня обуревает злой дух…»
      — Нет! Нет!
      «Я читаю Библию несколько раз в неделю…»
      — Нет! Нет! То есть да, конечно, да… Тихо щелкает электронный счетчик, отмечая просчеты и «ложь». Это испытание детектором лжи. Поначалу детектор применяли при приеме на работу в государственные учреждения. Теперь его активно используют и частные корпорации.
      Диапазон любопытства государственных следователей и частных, нанятых корпорациями, весьма широк. Во время собеседования человеку, который хотел поступить в «Корпус мира» (добровольческая служба, созданная для «помощи» развивающимся странам), задавали, например, такие вопросы: выписывал ли он когда-либо «Нэшнл гардиан»*, подписывался ли под петициями, осуждающими КРААД, и так далее.
      По сути дела испытание детектором лжи и разного рода «собеседования» — тот же допрос. И к нему прибегают не только в США. Методы же допроса сплошь и рядом совпадают независимо от того, по какую сторону Атлантики он проводится.
      Вот что пишет в книге «Запреты на профессии в Федеративной Республике Германии» французский исследователь Робер Бур:
      «С того момента, как администрации предложена кандидатура, она обращается к своим службам с просьбой предоставить ей возможное досье на кандидата. В том случае, если досье существует (что уже само по себе подозрительно) и дает основания «сомневаться» в политической лояльности нанимаемого к «свободному и демократическому строю», наниматели должны сообщить « Либеральная газета.
      письменно кандидату о своих опасениях, которые препятствуют приему его на работу, равно как и наиболее примечательные факты, оправдывающие эти опасения. Среди наиболее часто встречающихся мотивов числятся: принадлежность к ГКП или к крайне левой организации (или их поддержка), участие в манифестациях и митингах, которые не запрещены, распространение листовок, а также — что еще более серьезно — сугубо частная деятельность, например, поездки в восточные (социалистические. — В. Б.) страны, совместное проживание с лицами, уже занесенными в картотеку, простой флирт с членом ГКП… Иногда сомнения администрации основываются лишь на употреблении кандидатом термина «запреты на профессии». Надо сказать, что конституционный суд приравнивает эти слова к подрывной деятельности.
      После того как кандидату сообщат опасения администрации, он может дать желаемые разъяснения двояким способом: либо он отвечает письменно, но тогда он рискует быть заподозренным в том, что что-то скрывает, либо отвечает устно в ходе «слушания» (этим термином стыдливо прикрывают допрос), проводимого администрацией. Задаваемые вопросы не имеют никакой связи с теми, которые интересовали нанимателя в ходе традиционной беседы, предшествующей приему на работу. Они касаются не только политических взглядов кандидата ( «Являетесь ли вы марксистом?», «Читали ли вы Маркса?», «Что вы думаете о лекциях профессора X?», «Употребляли ли вы термин «империализм», когда говорили о политике ФРГ?»), но и его личной жизни ( «У кого вы бываете?», «С кем вы проживаете?», «Почему вы продолжаете встречаться с г-жой X, хотя вы узнали о ее принадлежности к партии?», «Где бывает ваша невеста?»)»20.
      «Запреты на профессии» — типичный показатель того, как в интересах правящего класса провозглашенные буржуазными конституциями «свободы» с помощью разного рода «поправок» сводятся на нет. ФРГ в этом отношении — пример классический.
      Принятый в мае 1949 года основной закон ФРГ провозглашал все буржуазные свободы как личности, так и коллектива. К 1976 году к нему были добавлены более 30 поправок, которые большинство гарантий этих свобод фактически сводят на нет.
      Уже в 1950 году был принят «закон Аденауэра». По этому закону государственными должностными лицами, рабочими и служащими на федеральной государственной службе не могли быть лица, которые принадлежали хотя бы к одной из таких организаций, как Компартия Германии, Свободная немецкая молодежь, Общество «ФРГ — СССР», Общество культурной связи с СССР, Культурная ассоциация демократического обновления Германии, Пангерманский рабочий кружок по сельскому хозяйству, Комитет борцов за мир, Комитет молодых борцов за мир, Объединение лиц, преследовавшихся при нацизме, и так далее.
      Как видим, диапазон «неблагонадежных» весьма широк. И для инакомыслящих в ФРГ он обернулся быстрой расправой. Между 1951 и 1961 годами на основе «закона Аденауэра» было проведено около 500 тысяч судебных расследований. Десятки тысяч людей были приговорены к уплате штрафов, сотни — к различным срокам тюремного заключения. КПГ была поставлена вне закона.
      В 1972 году было принято «постановление о радикальных элементах», юридически закрепившее «запреты на профессии», т. е. отказ гражданам ФРГ в праве занимать те или иные должности — и уже не только в государственных учреждениях — по подозрению их в «неблагонадежности».
      В 1976 году положения этого драконовского указа были несколько смягчены, но практика «запретов на профессии» процветает в ФРГ и по сей день. «Расследования» дел инакомыслящих идут полным ходом. О том, как они выглядят на практике, можно судить по «делу И. Хаусладена», о котором рассказал журнал «Штерн».
      В Аугсбурге в 1976 году преподаватель И. Хау-сладен, который хотел получить место учителя в восьмилетней школе, объяснял на допросе, почему считает себя антифашистом: «Мой дед боролся против нацистов. Одиннадцать лет он провел в концентрационном лагере Дахау и умер вскоре после освобождения. Моя бабка была заключена в Равенсбрюке. Моему отцу удалось вовремя эмигрировать, но позднее во Франции его схватили гестаповцы и бросили за решетку».
      Старший правительственный советник Херцер: «Весьма сожалеем о трудностях, которые пережила ваша семья. Однако можем ли мы только поэтому сразу разрешить вам работать в государственном учреждении? Это уже другой вопрос… Что критического вы можете сказать о ГДР?»
      Хаусладен: «В каждой стране, в каждой системе, безусловно, можно найти недостатки, которые поддаются критике. Однако я не изучал законов ГДР и могу судить лишь о вещах, в которых разбираюсь».
      Правительственный чиновник Крюгер: «Вы прекрасно знаете, о чем мы спрашиваем. Не стройте из себя простачка. На протяжении всей предвыборной кампании (выборы в бундестаг 1976 года) говорилось о коммунистической опасности. Вы, видимо, все это пропустили мимо ушей».
      Херцер: «Что вы понимаете под диктатурой пролетариата?»
      Хаусладен: «Это научное понятие, я его не изучал».
      Херцер: «Вы же можете что-то сказать о нем, ведь этот термин уже сам по себе говорит о многом».
      Хаусладен: «Итак, это понятие, разработанное прежде всего Марксом и Лениным…»
      Херцер: «Ну вот мы, наконец, и добрались до сути. Фрау Тайхман, запишите: «Я являюсь сторонником диктатуры пролетариата, как ее понимали Маркс и Ленин»»21.
      Два месяца спустя после допроса Хаусладен получил от «защитника правопорядка» Херцера письменный отказ в праве занять должность. Преподавателю — нечлену ГКП была поставлена в вину поездка в ГДР с его учениками 22.
      «Штерн» рассказал лишь о нескольких делах такого рода. Но в ФРГ их тысячи, сотни тысяч.
      Согласно данным министерства внутренних дел ФРГ, 438 723 расследования было проведено между 1 апреля 1973 года и 30 июня 1975 года. На деле эта цифра значительно меньше реальной. По данным члена рабочего комитета гражданской инициативы ФРГ «Долой запреты на профессии» г-жи Курц, число расследований, предпринятых официальными службами на июнь 1976 года, следует оценить в 800 тысяч. К 1977 году их число составило около миллиона… «Запреты на профессии» незаконно были перенесены и в не принадлежащий ФРГ Западный Берлин.
      Западногерманские журналисты, анализируя эту практику, вспоминают мрачные времена фашизма и проводят весьма тревожные параллели: 7 апреля 1933 года в Германии был принят нацистский специальный закон о чистке государственного аппарата, где было сказано буквально следующее:
      «Государственные служащие, которые в силу политической деятельности, коей они до сих пор занимались, не могут дать гарантий того, что в любой момент и без всяких оговорок отдадут все силы служению национальному государству, могут быть уволены» 23.
      Согласно этому закону, в 1933 году В. Редер из города Вюрцбурга был отстранен от службы на имперской железной дороге. В 1976 году на федеральной железной дороге в том же Вюрцбурге захотели избавиться от его сына — тоже В. Редера. «Вина и отца и сына в том, что оба они — коммунисты».
      Сейчас в ФРГ вместо слов «национальное государство» употребляют слова «либеральное и демократическое», а кандидат на государственную должность по западногерманским законам всего лишь «должен гарантировать, что возьмет на себя обязательство постоянно сохранять верность либеральному и демократическому строю». Но как бы строй этот ни называли, он остается тем же — буржуазным, антикоммунистическим. И при прямой угрозе своему существованию он растопчет любую конституцию, чтобы самосохраниться.
      От досье — к концлагерю До поры до времени и досье, накопленные в недрах охранки, и «черные списки» не грозят гражданам «свободного мира» ничем, кроме разве безработицы. Но это — до поры… На случай «чрезвычайного положения» ФБР постоянно держит «под колпаком» тех, кто, согласно его «черным спискам», подлежит немедленному аресту. Время от времени в ФБР даже проводятся учения по отработке операции «Невод» — именно таким кодовым названием обозначены массовые аресты инакомыслящих, которых, случись такое, стражи порядка немедленно препроводят в заранее подготовленные на этот случай концлагеря.
      О том, что они есть и действуют, говорят факты: первые американские солдаты, отказавшиеся воевать против народа Вьетнама, были брошены в лагерь у города Алленвуд, штат Пенсильвания. Но Алленвуд — концлагерь не единственный.
      «Аризонская дорога неожиданно вылетела из-за высокого извилистого хребта и подобно брошенному копью стала опускаться все быстрее и быстрее в долину, теряясь в ослепительно ярких лучах раскаленного солнца, — пишет Чарлз Аллен в книге «Концентрационные лагеря США». В нескольких сотнях метров от дороги — единственной, проложенной через эту пустыню, — стояли одноэтажные дома, отгороженные колючей проволокой.
      Это был Викенбургский федеральный тюремный лагерь, один из шести, созданных в США по закону Маккарена. Их предполагали использовать как лагеря для интернированных, в случае если президент Соединенных Штатов объявит «чрезвычайное положение в связи с угрозой внутренней безопасности».
      Американские граждане могли бы оказаться в этих лагерях только по «подозрению», что они, «возможно, тайно замышляют заняться шпионажем или саботажем».
      Начиная с 1952 года это ужасное место, а также пять ему подобных были подготовлены для размещения нескольких тысяч граждан. Известно, что уже во время войны в Корее их не раз собирались использовать. Более 20 раз американские конгрессмены и сенаторы пытались навязать стране «чрезвычайное положение» на основании «имеющихся данных» о том, что «коммунисты» вот-вот захватят страну путем «подрывной деятельности».
      А'е? bust ' «т on i at)ony rapx thus refibvin' ’em o» thv nevd to complwn about huntert h*serabk houstn1 in' unomphvmentr Директор тюрьмы — посетителям:
      «Мы сажаем их в тюрьмы по липовому обвинению, зато освобождаем их тем самым от необходимости жаловаться на голод, убогое жилье и безработицу• Война во Вьетнаме могла легко породить такую атмосферу, могла привести к объявлению президентом «чрезвычайного положения». И в этом случае «лагеря для интернированных» заполнили бы тысячи американских граждан меньше чем за ночь.
      Я не могу не вспомнить гневную предсмертную речь сенатора Уильяма Лангера, республиканца из штата Новая Дакота, одного из той небольшой кучки конгрессменов, которые боролись против закона Маккарена в те бурные дни 1950 года, когда страна вела войну за десять тысяч миль от своих берегов в Корее и переживала катастрофическую истерию маккартизма на своей территории.
      «Итак, теперь нам предлагают завести в Америке концентрационные лагеря, — сказал он в своей длинной обвинительной речи против закона Маккарена. — Мы можем быть абсолютно уверены в том, что эти концентрационные лагеря нужны для одной-единственной цели. А именно — бросить туда тех людей, которые не нравятся властям. Итак, мы докатились до этого!..»
      Произнеся эти слова, он замертво рухнул на пол. Когда его тело выносили из зала сената, один репортер сказал: «Они только что вынесли Билль о правах…»»24 В октябре 1967 года президент Джонсон подписал закон, запрещающий «недозволенные» демонстрации у здания конгресса США и на прилегающих к нему территориях. По этому закону каждого «нарушителя» могли подвергнуть тюремному заключению от шести месяцев до пяти лет и штрафу от пятисот до пяти тысяч долларов.
      За этим последовали новые законы — заключение на срок от двух до трех, до пяти, до шести лет… Из редких сообщений американской прессы мы узнаем о судьбе тех тысяч честных американцев, которые выступили против «грязной войны» американского империализма во Вьетнаме — и оказались за решеткой, пусть не по закону Маккарена, а по закону Джонсона. Их подвергали чудовищным унижениям, избивали до полусмерти, натравливали на них профессиональных уголовкиков, отказывали в элементарной врачебной помощи. Других попросту расстреливали в упор.
      4 мая 1970 года в Кенте (штат Огайо) солдаты национальной гвардии США расстреляли студентов Уильяма Шредера, Элисон Краус, Санди Ли Шенера и Джеффри Миллера «. Еще через неделю те же национальные гвардейцы стреляли в студенческую демонстрацию негритянского колледжа Джексона, штат Миссисипи, потом расстреливали в Мэрилендском университете, в Огайском, в Южно-Иллинойсском… Почти девять лет продолжалась тяжба родителей убитых с национальной гвардией США. И что же? Им были принесены… устные извинения. Попытки же привлечь национальных гвардейцев и их начальство к суду были столь же безуспешными, как попытки осудить по всей строгости лейтенанта Колли, организатора кровавой резни в маленькой вьетнамской деревушке Сонгми, чья трагедия сродни трагедии чешской Лидице и нашей Красухи.
      Убитыми бунтарями американская Фемида, однако, не удовлетворилась. Несмотря на то что президентская комиссия, расследовав события 4 мая 1970 года в Кенте, признала выстрелы гвардейцев «ненужными и неизвинимыми», большое жюри штата Огайо обвинило 25 студентов, участников демонстрации в университете, где произошла эта трагедия, в мятеже первой степени, в мятеже второй степени, поджоге, нападении на полицию и т. д. Все двадцать пять человек были политическими активистами, двое из них (Алан Кофора и Джо Люис) были ранены национальными гвардейцами.
      Счет потерь в рядах «законной оппозиции», осмелившейся вспомнить о гарантиях американской конституции и выступившей против власть имущих, бесконечен.
      В США в тюрьмах ежегодно находится свыше миллиона заключенных — больше, чем в любой « Всего пять дней спустя президент Никсон с необыкновенным цинизмом сказал на своей пресс-конференции: «Я не считаю, что противников моей политики, нашей политики, подавляют».
      из капиталистических стран. Если прибавить к ним заключенных в психиатрических клиниках, пишет американский либеральный журнал «Севен дейз», «общее число американцев, лишенных свободы, будет намного выше. Принимая в расчет широчайшую поддержку, которую США оказывают режимам, систематически убивающим и бросающим в тюрьмы своих противников, как, например, в Чили, можно законно утверждать, что США далеко опережают любую страну в гонке за мировое первенство по надругательству над правами человека» 25.
      По данным Дж. Митфорт, автора объемистого труда «Тюремный бизнес», в тюрьмах США содержится лишь 10 процентов опасных преступников, а от 80 до 90 процентов заключенных — это, как правило, просто бедняки, цветные, негры, брошенные туда по пустяковому, а то и по ложному обвинению26.
      «Из 1,2 миллиона преступников, обрабатываемых в исправительной системе США, — пишет в журнале «Криминэл ло буллетин» Сэмэюль Джордан, бывший узник тюрьмы в штате Пенсильвания, — 80 процентов являются представителями тех 12 процентов трудоспособного населения страны, которые получают самые низкие доходы, т. е. черными и белыми бедняками. Эти факты свидетельствуют о систематическом использовании тюрем в качестве орудия, направленного против бедняков, и в особенности против цветных бедняков»27.
      Эту категорию людей, которые, по словам бывшего постоянного представителя США в ООН Э. Янга, попадают в тюрьму «скорее потому, что они бедны, чем потому, что они плохи», потому что американская политическая система «посылает интеллигентных и активных бедняков в тюрьму, а интеллигентных и агрессивных богачей награждает», журнал «Севен дейз» относит к «самой многочисленной категории политзаключенных в США».
      Наличие в американских тюрьмах политических заключенных буржуазная пропаганда всячески отрицает. И поэтому, когда Э. Янг, бывший в 60-е годы сподвижником Мартина Лютера Кинга, в самый разгар антисоветской кампании летом 1978 года заявил французской газете «Матэн», что в американских тюрьмах «содержатся сотни, а возможно, и тысячи людей, которых я назвал бы политическими заключенными» 28, в США поднялся невообразимый шум. Янга обвиняли в «предательстве», в «красной пропаганде» и требовали его немедленной отставки (в частности, журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» и газета «Вашингтон пост», не говоря уже об известных расистах, «ультра» с Капитолийского холма и сионистах, проливавших крокодиловы слезы по поводу Щаранского) с поста представителя США в ООН. (В августе 1979 года Янг был вынужден подать в отставку после категорических протестов сионистского лобби в США по поводу его встречи с палестинцами из ООП.) Эти ламентации оскорбленной «невинности» без лишних слов свидетельствовали о том, что Янг наступил на самую больную мозоль американской «демократии», которую один философ весьма удачно окрестил «репрессивной терпимостью». Ее «столпам» есть что скрывать.
      «Фрейм-ап» вчера и сегодня Короткое слово «фрейм-ап» в переводе с английского означает «ложное, подтасованное обвинение в совершении преступления». «Фрейм-ап» в политическом словаре можно было расшифровать как «неизменный метод американского «правосудия»», к которому в США прибегают для расправы с инакомыслящими, в первую очередь с коммунистами, боевыми, рабочими лидерами, борцами за мир и разоружение, руководителями организаций и партий национальных меньшинств.
      «Фрейм-ап» имеет давнюю историю. В мае 1920 года незадолго до печально знаменитых «палме-ровских рейдов» — облав на коммунистов два итальянских рабочих-революционера — Николо Сакко и Бартоломео Ванцетти были арестованы в городе Броктон, штат Массачусетс, по ложному обвинению в убийстве. Власти штата решили казнить их «во устрашение» другим рабочим-имми-грантам, которые так же, как Сакко и Ванцетти, принимали активное участие в мощных забастовках 1920 года. Почти семь лет проходили митинги в их защиту.
      Листаю старые, пожелтевшие подшивки газеты «Дейли уоркер». «Бостон, 23 августа 1927 года… Николо Сакко и Бартоломео Ванцетти больше нет в живых…» — так начинается корреспонденция Майкла Голда, переданная в тот день из столицы штата Массачусетс в «Дейли уоркер».
      Голд рассказывает о последних минутах Ванцетти: «Он был спокоен и собран… Поздоровался с охраной… Сел на электрический стул и сказал: «Я хочу сказать вам, что я невиновен и никогда не совершал никакого преступления. Я невиновен не только в том преступлении, в котором меня обвиняли, но и ни в одном другом преступлении. Я не виновен»».
      Лишь в 1977 году, пятьдесят лет спустя, к делу Сакко и Ванцетти вернулись. Губернатор штата Массачусетс М. Дьюкейкис опубликовал заявление, в котором признал, что Сакко и Ванцетти «было отказано в справедливом суде». И все же, несмотря на это заявление, несмотря на предложение губернатора Дьюкейкиса ежегодно отмечать 23 августа как день памяти Сакко и Ванцетти, официальная Америка отказалась снять с этих революционеров предъявленные им более 50 лет назад обвинения. В США власть предержащие не могут забыть последнего слова Ванцетти, сказанного на суде:
      «Я всю свою жизнь боролся не только за то, чтобы уничтожить преступления, осуждаемые официальными законами и моралью, но и за то, чтобы уничтожить эксплуатацию и угнетение человека человеком, — преступления, санкционируемые официальной моралью и официальными законами».
      Судья Вебстер Тайер, а также его помощники знали, что приговаривают к смерти людей, не виновных ни в одном из поставленных им в вину преступлений. Знали 50 лет тому назад! И тем не менее, не дрогнув, состряпали против них дело, отняли их жизни. Почему? Об этом можно судить по маленькому отрывку из речи Тайера на суде, который предшествовал процессу в Броктоне. Тайер тогда пытался посадить Ванцетти в тюрьму на 15 лет по обвинению в ограблении. И вот именно тогда прозвучали его слова:
      «Возможно, что этот человек (Ванцетти. — В. Б.) и не совершал того преступления, в котором его сейчас обвиняют. И тем не менее человек этот морально заслуживает наказания, потому что он является врагом существующего порядка».
      Несколько лет спустя, после того как были произнесены эти слова, немецкий юрист Карл Шмидт, ставший в нацистской Германии теоретиком фашистского права, выдвинул весьма схожую концепцию виновности априори. Шмидт утверждал, что вор — это не обязательно тот, кто пойман на месте преступления, а тот, кто по своему характеру способен на воровство!
      Примерно таким же образом мотивировали не раз американские судьи свои приговоры противникам тех порядков, что существуют и по сей день в США.
      В период экономического кризиса 30-х годов Соединенные Штаты переживали невиданный разгул антикоммунизма и расизма. Это были годы мощных выступлений рабочего класса в защиту своих прав. И одновременно годы разгула реакции. На юге, на западе и даже на севере США полыхали ку-клукс-клановские кресты. Подсчитано, что за период с 1882 по 1954 год бандиты-расисты линчевали 4724 негра. Помимо этого негров линчевали юридическим путем — через суды присяжных, в которых не было ни одного черного. Обычное стандартное обвинение по методу «фрейм-ап» — «убийство, изнасилование» автоматически влекло за собой смертный приговор.
      25 марта 1931 года в городке Пейнт-Рок, штат Алабама, были арестованы девять молодых негров в возрасте от 13 до 20 лет. Их бросили в тюрьму Скотсборо. Суд присяжных признал их виновными в ^изнасиловании двух белых девушек — Руби Бейтс и Виктории Прайс.
      Было доказано, что обвинение, выдвинутое против них, фальшиво от начала до конца. От своих показаний, данных под диктовку полиции, отказалась Руби Бейтс, самая главная свидетельница обвинения… Но «фрейм-ап», особенно в южных штатах, не так-то легко опровергнуть. Борьба за спасение обвиняемых продолжалась почти семь лет.
      11 июля 1932 года в городе Атланта, штат Джорджия, был арестован 19-летний негр Анджело Герндон, организовавший демонстрацию безработных негров. Его обвиняли в «подстрекательстве к мятежу». Решением суда присяжных Герндон был приговорен к 20 годам каторги.
      «Фрейм-ап» привел супругов Розенберг на электрический стул. «Фрейм-ап» обернулся тюремным заключением для лидеров Компартии США в годы маккартизма. «Фрейм-ап» постоянно фигурировал на судебных процессах над противниками «грязной войны» во Вьетнаме и над членами радикальной негритянской организации «Черная пантера».
      В 1971 году в штате Калифорния, где губернатором был тогда нынешний президент США Р. Рейган, в городе Сан-Рафел была учинена судебная расправа над коммунисткой негритянкой Анджелой Дэвис. Анджелу обвиняли в «соучастии в убийстве». В преступлении, которого она не совершала и которое произошло в Сан-Рафеле в момент, когда ее не было в этом городе.
      Невиновность Анджелы можно было бы доказать, не прибегая к судебному разбирательству. Но все дело в том, что Анджелу судили вовсе не за уголовное преступление, а за ее политические взгляды.
      Поводом для ареста Анджелы послужил трагический случай в суде Сан-Рафел 7 августа 1970 года. В тот день судили одного из заключенных тюрьмы Сент-Квентин — негра Д. Макклейна, обвинявшегося в убийстве стражника.
      Быть может, название этой тюрьмы «вдохновило» организаторов «фрейм-ап» против Анджелы. Ведь именно в Сент-Квентине просидел 22 года видный лидер профсоюзного движения США Том Муни, организатор знаменитой забастовки железнодорожных рабочих в 1916 году. Муни тоже обвинили в «убийстве», приписав ему организацию взрыва, который произошел, как выяснилось уже в ходе следствия, случайно и не по его вине. Его приговорили к пожизненному тюремному заключению на основании показаний подкупленных свидетелей из числа уголовников.
      Вернемся, однако, к событиям 7 августа в Сан-Рафеле. Вскоре после начала судебного заседания с места поднялся 17-летний Джонатан Джексон. Держа в руке пистолет, он освободил из-под стражи находившихся в зале суда заключенных и захватил с собой еще пятерых судебных работников, в том числе судью, объявив их заложниками. Пули сразили насмерть четверых — Джексона, двух освобожденных им заключенных и судью. Трое заложников были ранены. Вскоре после этого калифорнийские власти объявили, что именно А. Дэвис приобрела для Джонатана оружие. ФБР выписало ордер на ее арест.
      5 января 1971 года в Сан-Рафеле началось предварительное слушание «дела» Анджелы Дэвис.
      Отвечая на вопросы суда, Анджела Дэвис сказала:
      «Я заявляю суду и народу всей страны, что я невиновна ни в одном из предъявленных мне обвинений. Я стою перед этим судом как жертва политической провокации. Я привезена сюда за мои политические убеждения» 29.
      Несмотря на то что с самого начала было ясно, что Анджела невиновна, суд над ней продолжался около года. Все это время она находилась в тюрьме, в одиночке. Лишь всемирное движение протеста против расправы в Оан-Рафеле заставило линчевателей в судебных мантиях отступить, освободить Анджелу.
      Уголовное дело против Анджелы было прекращено. Подчеркнем это слово — уголовное. Ведь в объявлении ФБР, охотившегося за Анджелой, чтобы бросить ее в тюрьму, говорилось: «Разыскивается по обвинению в убийстве и похищении людей». Изображать своих политических противников уголовниками, причем весьма опасными, — давний метод реакции, знакомый нам по истории революционного движения в России. США в этом отношении не исключение, а скорее подтверждение общего правила.
      «В этой стране (США. — В. Б.), — пишет американская коммунистка Анджела Дэвис, — официально такая категория, как «политический заключенный», не признается. Политзаключенного судят не за политический акт, а за то или иное уголовное преступление. Практически в каждом случае политическому заключенному вменяется в вину то, что он нарушил закон, запрещающий бунт и прочие беспорядки, угрожая сохранению статус-кво расизма и эксплуатации» 30.
      Не знаю, читал ли Э. Янг книгу, в которой приведены эти слова Анджелы. Ясно только, что с подобной практикой он был прекрасно знаком, в том числе на личном опыте. В «злополучном» интервью «Матэн» он сказал, между прочим, что был судим в г. Атланта за организацию движения протеста против расизма.
      В поддержку Янга в июле 1978 года тысячи американцев прислали письма в редакции различных газет. Вот что в них говорилось:
      «В нашей стране представитель национального меньшинства, которого обвиняют в совершении преступления, имеет больше шансов быть застреленным полицейскими до того, как он пройдет через мясорубку нашей хаотической судебной системы. Члены партии «Черная пантера», за которыми охотились, которых арестовывали и убивали, — жертвы политических репрессий. Посол Янг, я поддерживаю вас, ибо вы сказали правду».
      Дейл Андерсон, г. Вашингтон.
      «Янг говорил о политических заключенных. А как назвать еще «уилмингтонскую десятку» как не политическими заключенными? Удобно, конечно, г-ну Картеру критиковать Советы, не замечая того, что творится у нас самих».
      Лидия Кокс, г. Вашингтон.
      «Посол Янг совершенно справедливо говорит о сотнях, а то и тысячах политических заключенных в Соединенных Штатах. Особо надо отметить, что 90 процентов из них составляют афро-америЦентральная тюрьма штата в городе Роди, штат Северная Каро-ли на. Здесь томилась знаменитая чуилминг-тонская десятка», самая известная группа политических заключенных США во главе с 28-четним священником Беном Чейвисом (1). Чейвис (2) оставался в тюрьме даже после того, как все остальные члены группы были освобождены. Он вышел на свободу лишь в 1980 году канцы, индейцы и другие цветные национальные меньшинства. Каждый индейский или негритянский лидер за последние двадцать лет либо сидел в тюрьме, либо сидит в ней сейчас из-за своих политических убеждений.
      Займитесь Америкой, прежде чем заниматься Россией!» 31 С. Аллен Каунтер, г. Кембридж.
      Даже несмотря на то, что эти письма, равно как и высказывания в поддержку Янга, стали достоянием широкой гласности, были опубликованы в ряде газет и занесены в «Вестник конгресса»,'официальные лица США продолжали с самых высоких трибун утверждать, что «политических заключенных в США нет».
      Для выяснения этого вопроса в подкомиссию по предотвращению дискриминации и защите национальных меньшинств Комиссии по правам человека ООН 11 декабря 1978 года была подана петиция, в которой говорилось, что «в Соединенных Штатах имеет место систематическое серьезное и достоверно подтверждаемое нарушение прав человека и основных свобод некоторых категорий заключенных в связи с их расовой принадлежностью, экономическим положением и политическими убеждениями». Петиция была подписана адвокатом Ленноксом Хайндсом по поручению трех организаций — Национальной конференции адвокатов-негров, Национального союза борьбы против расовых и политических репрессий и Комитета борьбы за расовую справедливость Объединенной церкви Христа. Их инициатива — направить в США от ООН представительную делегацию юристов для выяснения на месте правомерности выдвинутых в петиции обвинений — получила в США широкую поддержку самых различных демократических организаций и отдельных граждан.
      С 3 по 20 августа 1979 года в США работала такая делегация. В ее состав вошли: судья Хариш Чандра (Индия), судья Высшего суда Дели, генеральный секретарь Всеиндийской ассоциации адвокатов, член секретариата Международной ассоциации юристов-демократов (МАЮД); главный судья Пер Эклунд (Швеция), председатель Шведской ассоциации юристов-демократов, специалист в области политических и профсоюзных свобод; Ричард Харви (Великобритания), член исполкома Британской секции МАЮД, специалист по проблемам заключенных в ЮАР; Ифеаний Ифебиг (Нигерия), адвокат Верховного суда Нигерии и другие. Члены делегации побывали в американских тюрьмах, беседовали с заключенными, с юристами, с сотрудниками госдепартамента и министерства юстиции США, с тем чтобы, как они написали впоследствии в своем документе, представленном в ООН, «сделать вывод о достоверности утверждений, содержащихся в петиции».
      Вот выводы, к которым пришла комиссия:
      «Податели петиции привели достоверные, обоснованные доводы в поддержку своих утверждений, не допустив при этом никаких преувеличений.
      Мы пришли к выводу, что имеются достаточно серьезные доказательства систематического нарушения в настоящее время в Соединенных Штатах прав человека и юридических прав национальных меньшинств, в том числе проводится политика расовой дискриминации и сегрегации».
      Члены делегации получили в результате своей командировки в «цитадель демократии» такие убедительные свидетельства нарушений прав человека, что пришли к еще одному серьезному выводу: «требуется немедленное исчерпывающее расследование этих нарушений в рамках Комиссии по правам человека». Вот о каких свидетельствах шла речь в докладе делегации:
      «1. Политические заключенные Мы обнаружили, что существуют недвусмысленные и убедительные доказательства нарушения прав человека среди заключенных, которых можно с полным основанием отнести к категории политических заключенных и условно подразделить на следующие группы:
      а) Жертвы злоупотреблений ФБР в результате проведения этой организацией программы «Коинтелпро» и других форм противозаконных действий правительства, которые в связи с их политической деятельностью стали объектами провокаций, арестовывались без достаточных оснований, которым расставляли всевозможные ловушки, для обвинения которых фабриковались ложные доказательства и которые необоснованно привлекались к судебной ответственности. Как минимум к политическим заключенным этой категории можно отнести членов «уилмингтонской десятки», «шарлоттской тройки», Ассату Шакур, Сундиату Акоилис, Имани Обаделе и других обвиняемых по делу «Республика Новой Африки», Дэвида Рэйса, Эда Поиндекстеса, Элмера «Джеронимо» Пратта, Ричарда Маршалла, Рассела Минса, Тэда Минса и других обвиняемых по делу движения в защиту прав американских индейцев.
      б) Лица, признанные виновными в преступлениях, которые они якобы совершили в интересах достижения своих политических целей в борьбе за освобождение Пуэрто-Рико от колониального статуса, приговоренные к необычно длительным срокам тюремного заключения и помещенные в необычно суровые условия содержания. (Члены международной группы напоминают, что в 1972 году Комитет по деколонизации Организации Объединенных Наций признал неотъемлемость права народа Пуэрто-Рико на самоопределение и независимость.) К этой группе, в частности, относятся Лолита Леброн, Оскар Кольясо, Ирвин Флорес Родригес и Рафаэль Кансель Миранда.
      в) Лица, которых в связи с их расовой принадлежностью и экономическим положением произвольно решили подвергнуть аресту, обвинить и осудить, особенно в периоды социальных волнений, в том числе Джордж Меррит, Гейл Мэдд, Гэрри Тайлер и Джон Раст.
      г) Лица, которых уже после осуждения в суде и тюремного заключения решили, так как они требовали проведения тюремной реформы и вы» О. Кольясо отсидел,в тюрьме 29 лет, остальные из этой группы — по 25 лет. В сентябре 1979 года освобождены.
      ступили в защиту интересов заключенных как класса, привлечь к дополнительной судебной ответственности и поместить в необычно суровые условия тюремного содержания. Примером лиц этой категории могут быть обвиняемые по Напа-чонскому делу, Рейдовилские братья, обвиняемые по Эддивилскому делу, Джонни (Имани) Харрис, Оскар (Гамба) Джонсон, Эрнест Грэхэм, братья Марион, Алберт Джонсон, Айк Тэйлор, Дэвид Макконелл и другие братья из тюрьмы Понтиак.
      2. Нарушение норм уголовного судопроизводства Мы обнаружили, что расизм и злоупотребление политической властью во многих случаях настолько отразились на процессуальных нормах, что некоторым обвиняемым было отказано в минимальных международно признанных нормах судопроизводства.
      3. Вынесение приговоров Мы обнаружили, что в тех случаях, когда обвиняемые принадлежат к расовым меньшинствам, есть достаточно серьезные основания для вывода, что приговоры им носят чрезмерно суровый характер и, таким образом, нарушают международно признанные права всех заключенных на возможность исправления и возвращения к нормальному образу жизни в родных местах или что при вынесении решений о тюремном заключении настолько нарушался принцип пропорциональности, что национальные группы, составляющие меньшинство на свободе, оказывались в большинстве в тюрьмах.
      4. Условия тюремного заключения Мы воочию убедились в существовании недвусмысленных и убедительных доказательств того, что обращение с заключенными в Соединенных Штатах и условия их содержания нарушают предусмотренные ООН минимальные права заключенных в такой степени, что дает основание для расследования ООН и требует расследования.
      5. Возможность восстановления справедливости Мы обнаружили, что имели место случаи, когда возможности восстановления юридической справедливости, хотя политически непопулярные и принадлежащие к расовым меньшинствам заключенные формально, казалось бы, могли ими воспользоваться, настолько оказывались во власти расистского подхода и злоупотреблений политической властью, а рассмотрение дел совершенно необоснованно оттягивалось, фактически принимали иллюзорный характер и исключали восстановление справедливости. К этой категории заключенных, в частности, относятся члены «уил-мингтонской десятки», «шарлоттской тройки» и Джордж Меррит».
      Поставим пока точку. К докладу группы юристов мы еще вернемся. Посмотрим, как складывается судьба политических заключенных в США. В этом рассказе встретятся и имена, упомянутые в цитировавшемся выше документе, представленном в ООН.
      Террор против инакомыслящих «Черная пантера» — радикальная негритянская партия, созданная в 1966 году, пострадала от репрессий, пожалуй, больше всех других организаций американских негров.
      С точки зрения идеологии ее программа представляла собой весьма пеструю смесь различных мелкобуржуазных леворадикальных теорий — от учений о негритянском крестьянском социализме Франца Фанона до маоизма, от троцкизма до маркузеанства. С этим левым радикализмом уживалась даже современная философия дяди Тома, верившего в то, что реформы могут изменить положение негров, хотя такого слова «реформа» дядя Том и не знал.
      В партии с самого начала было экстремистское крыло — его лидеры считали, что единственным средством борьбы за достижение равных прав с белыми может стать оружие. Реформистское крыло делало ставку не на вооруженное восстание жителей гетто, а на защиту негров-предприни-мателей с оружием в руках от погромщиков-ра-систов, видя в «черном капитализме» панацею от всех бед негритянского народа.
      В ФБР и расистских организациях не утруждали себя изучением «тонкостей» и идеологических различий внутри «Черной пантеры». Провозглашенное ею «право на самооборону» — право законное, кстати, по американской конституции прозвучало небывалым вызовом статус-кво расизма. Против «Черной пантеры» началась настоящая война.
      С мая 1967 по декабрь 1970 года было арестовано более тысячи членов партии, а 19 человек, главным образом из числа руководства, были застрелены полицией «при попытке к бегству» или «в порядке самообороны». О том, как это делалось, можно судить по убийству полицейскими «пантер» Марка Кларка и Фреда Хемптона в Чикаго — их застрелили спящими. В Окленде один из руководителей партии, Бобби Хаттон, был убит полицейским выстрелом в упор в тот момент, когда поднял руки вверх.
      В апреле 1969 года в Нью-Йорке судили двадцать одного члена партии. Восемь были вскоре оправданы. Их обвиняли в заговоре с целью произвести взрыв в полицейском участке, взорвать участок железной дороги и супермаркет в Нью-Йорке.
      Одна из обвиняемых в этой группе, Джоан Берд, впоследствии рассказывала, как организаторы очередного «фрейм-ап» вырывали у нее признание.
      «…Они надели мне наручники, бросили лицом на землю, а руки завели за спину. Затем они начали меня бить и топтать ногами. Затем Маккензи (один из полицейских. — Б. Б.) приставил к моей голове пистолет и сказал: «Я мог бы тебя убить, сука… Но я надеюсь, ты будешь говорить. Говори, не то я переломаю тебе пальцы». И он начал выламывать мне пальцы на руке. А потом они все обступили меня и сказали, что отволокут меня в кусты в парк, а там… пристрелят и никто ничего не узнает» 32.
      Джоан заставили таким образом подписать «признание». Так же «признались» и другие. Суд, не располагая никакими доказательствами, кроме таких «документов», распорядился бросить в тюрьму всех «обвиняемых» по этому липовому делу. Ни одного из них не согласились выпустить иначе как под залог в 100 тысяч долларов. Им отказывали в медицинской помощи, как, например, Ли Берри, эпилептику. В тюрьме он заболел воспалением легких, у него начался абсцесс, и только после семи месяцев мытарств его перевели в госпиталь.
      Чем же весь этот процесс кончился? Из 13 обвиняемых, представших 13 мая 1971 года перед судом присяжных, все до одного были оправданы «за отсутствием доказательств». Между тем более двух лет, не совершив никакого преступления, они провели в тюрьме.
      В феврале 1971 года в Уинстон-Салеме, штат Северная Каролина, осудили четырех членов партии «Черная пантера» в возрасте от 16 до 19 лет. Суды над «пантерами» продолжались и в 1972 году.
      Многие «пантеры» стали жертвами программы «Коинтелпро», проводившейся ФБР. Пожалуй, самой известной в длинном перечне этих жертв стала поэтесса и историк Ассата Шакур «. Она была арестована 2 мая 1973 года по обвинению в убийстве полицейского. Тяжело раненную во время ареста Ассату бросили в застенок одной из тюрем Нью-Йорка. Оттуда ее пять раз подряд — с 1973 по 1977 год — вывозили на судебные процессы. И все пять раз присяжные отказывались поддерВ начале 1980 года А. Шакур совершила побег из тюрьмы.
      жать обвинения против Ассаты — полицейский «фрейм-ап» был слишком очевиден.
      В шестой раз процесс над Ассатой состоялся в Нью-Брансуике, штат Нью-Джерси, в феврале 1977 года. Процессу предшествовал тщательный отбор состава суда присяжных, в котором оказались только белые, причем известные в штате консерваторы и расисты. В качестве «свидетелей обвинения» выступали главным образом полицейские чины и филеры, охотившиеся за Ассатой по программе «Коинтелпро». На этот раз судебный фарс удался — ее приговорили к пожизненному заключению.
      Этого вершителям «справедливости» оказалось мало — в июле 1977 года над А. Шакур начали новый процесс: ее обвиняли в участии в перестрелке в Нью-Йорке в январе 1973 года, в ходе которой был убит полицейский. На этом процессе Ае-сату, уже приговоренную к пожизненному заключению, приговорили еще к 33 годам тюрьмы. Явно издевательский характер приговора ни у кого не вызывал сомнений, и сама Ассата охарактеризовала его как попытку «запугать растущее движение негров за свое освобождение от оков расизма в этой так называемой «демократической стране»». «Меня, — продолжала Ассата, — преследуют за то, что я стала на путь борьбы с существующими в США социальными несправедливостями, с узаконенным здесь положением, при котором богатые становятся богаче, а бедные — беднее» 33.
      Ахмед Эванс — руководитель группы негритянских активистов в городе Кливленд, штат Огайо, — организовал книжный магазин африканской культуры, ставший вскоре своеобразным клубом радикальной негритянской молодежи. Несколько раз власти города закрывали магазин. Наконец 23 июля 1968 года полиция совершила на него налет, в результате чего 7 человек из организации Эванса были убиты, а 15 ранено. Это вызвало взрыв возмущения в негритянском гетто Кливленда Гленвилле. В результате происшедших стычек с полицией три полицейских погибли. Эванса и еще четырех негритянских активистов арестовали. У суда не было никаких доказательств причастности Эванса к убийству хотя бы одного из полицейских. Десять месяцев спустя после ареста суд присяжных, среди которых не было ни одного негра, и это в городе, где из 800 тысяч жителей 300 тысяч — негры, обвинил его на основании «косвенных доказательств» и показаний полицейских агентов в убийстве и приговорил к казни на электрическом стуле. В своем последнем слове на суде Эванс заявил, что он неповинен, так же как заявлял об этом в свое время Ванцетти за несколько минут перед казнью.
      «Соледадские братья» — Джимми Вагнер, Джесс Филиппе и Рузвельт Уильямс — узники тюрьмы Соледад в штате Калифорния известны всей Америке. Тюремные власти, пытаясь расправиться с этой тройкой за ее выступления в поддержку прав политических заключенных, состряпали дело об убийстве стражника. В убийстве и обвинили «соледадских братьев» (поначалу их было семеро, затем с четырех были вынуждены снять обвинения за отсутствием улик). «Признания» у узников вырывали пытками и угрозами. Известно, что тюремщики пытались подкупить других заключенных, предлагая им условное освобождение и 500 тысяч долларов деньгами за то, что они дадут показания против «соледадских братьев». Одного такого «свидетеля» нашли, и он дал показания. Однако на процессе, который состоялся в мае 1971 года, он под перекрестным допросом сознался, что в предыдущих показаниях лжесвидетельствовал. Суд присяжных был вынужден оправдать «братьев».
      Гуго Пинелл — еще один узник тюрьмы Соледад, 26-летний негр, организовал голодную забастовку в ноябре 1970 года в знак протеста против издевательства над заключенными. Гуго обвинили в марте 1971 года в убийстве стражника на основе такого же рода «доказательств», которые были предъявлены «соледадским братьям».
      Ли Отис Джонсон — один из руководителей Студенческого координационного комитета ненасильственных действий, известного своей борьбой за гражданские права негров и других национальных меньшинств в 60-е годы, был в 1968 году приговорен в городе Хьюстон (штат Техас) по доносу полицейского осведомителя к тюремному заключению за «хранение наркотиков». Джонсона приговорили к тридцати годам тюрьмы, хотя по закону подобное преступление предусматривает не более пяти лет тюремного заключения. Этот приговор американские коммунисты охарактеризовали как вопиющий пример превращения судов США в инструмент политических репрессий. Сам Джонсон заявил на суде: «Я считаю себя политическим заключенным, которого преследуют исключительно за организацию действий в защиту прав человека, действий, направленных на то, чтобы излечить застарелые и отвратительные болезни нашего общества» 34.
      Фронт за освобождение черных штата Алабама — жертва тех самых алабамских расистов, которые в 1963 году взорвали баптистскую церковь вместе с находившимися в ней детьми. 1 сентября 1970 года двадцать три сотрудника шерифа Бирмингема окружили дом, в котором находились пять членов фронта. Дом был буквально изрешечен пулями, хотя оттуда не прозвучало ни единого выстрела, что признавала даже полиция.
      Рейес Тийерика — лидер образованной в 1963 году организации мексиканских сельскохозяйственных рабочих «Альянза» в штате Нью-Мексико несколько раз попадал в тюрьму по сфабрикованному обвинению. В июне 1969 года власти штата добились того, что суд приговорил его к пяти годам тюремного заключения. В тюрьме уже ему «добавили» за «организацию беспорядков». Рейесу было отказано не только в пересмотре дела, сработанного мастерами «фрейм-ап», но и в медицинской помощи. Когда у него развилась опухоль в горле, власти отказались выпустить его на поруки под тем предлогом, что он «опасен для общества». Тем самым Рейеса обрекли на медленную и мучительную смерть в тюрьме.
      «59 из Пуйалапа» — так называют в Америке 59 индейцев и белых, которые в знак протеста против ограничения прав индейцев на рыбную ловлю в реках Пуйалап и Нисквали (штат Вашингтон) устроили рыболовный лагерь в резервации Пуйалап. Во время налета полиции на лагерь все 59 были арестованы и осуждены на различные сроки тюремного заключения. В суд их приводили группами по десять человек в кандалах, что, как писала Анджела Дэвис в книге «Если они придут утром…», «вполне соответствовало вековой политике геноцида, проводимой правительством США по отношению к коренным американцам» 35.
      «Гаррисбергская восьмерка» — восемь участников антивоенного движения, выступивших против войны во Вьетнаме и призыва на военную службу, были осуждены в 1971 году на разные сроки тюремного заключения по сфабрикованному обвинению в «намерении» похитить тогдашнего государственного секретаря Г. Киссинджера и взорвать обогревательную систему нескольких правительственных зданий в Вашингтоне. Среди обвиняемых были священники, медицинские сестры, учителя и студенты, которые выступали против «грязной войны» во Вьетнаме с позиций ненасильственных действий. В тех же преступлениях, что и «восьмерку», обвинили священников Филиппа и Дэниеля Барриганов, которые были брошены в тюрьму по столь же фантастическому обвинению.
      Джон Синклер — организатор леворадикальной партии «Белая пантера», выступавшей против войны во Вьетнаме и за гражданские права негров, белый, 29 лет, был обвинен в «хранении наркотиков» и в «намерении взорвать отделение ЦРУ» в городе Анн-Арбор (штат Мичиган). Синклер, как выяснилось, даже не знал, что в Анн-Арборе есть такое учреждение, а наркотики ему подсунула полиция. Тем не менее он был осужден на десять лет тюрьмы.
      Джонни (Имани) Харрис — типичный последователь политики ненасильственных действий, провозглашенной в свое время негритянским лидером США Мартином Лютером Кингом, никогда не был ни левым, ни радикалом. Его единственное преступление заключалось в том, что он осмелился в 1970 году поселиться в белом квартале Бирмингема. Этим он тут же вызвал огонь расистов на себя. По отношению к Харрису «фрейм-ап» был разыгран в самом что ни есть классическом варианте. Его адвокат Шарлин Вашингтон рассказывала: «Если где-то происходила драка, то полицейские приходили к нему. Чей-то дом ограбили — полиция надевала наручники Харрису. Кто-то врезался в чужую машину — опять в участок вели Джонни. Когда в округе была изнасилована женщина, Харриса бросили в тюрьму, хотя его алиби было бесспорным и подтверждалось многими свидетелями» 36. Через некоторое время в тюрьме «за убийство охранника», которого он не совершал (даже прокурор заявил, что у обвинения недостаточно улик против Харриса), его приговорили к смертной казни.
      «Уилмингтонская десятка» — наиболее известная группа политических заключенных в США во главе со священником Беном Чейвисом. В общей сложности эти десять борцов за гражданские права негров были приговорены на основе лжесвидетельств к 282 годам тюрьмы. Их обвиняли в поджоге магазина во время расовых волнений в Уилмингтоне (штат Северная Каролина) в 1971 году. О том, что приговор был вынесен на основе показаний лжесвидетеля, министерство юстиции знало еще в 1972 году. В распоряжении министерства был документ — протокол допроса лжесвидетеля А. Холла, искусно выправленный рукой судьи, ведшего дело «уилмингтонской десятки». Лишь через шесть лет министерство юстиции наконец призналось, что с делом «уилмингтонцев» не все чисто. Одного за другим всех (Чейвиса позже всех) к концу 1979 года освободили. Надо думать не потому, что американская Фемида вдруг усовестилась, а потому, что в наше время линчевателям в судебных мантиях все труднее скрывать свои грязные дела от мировой общественности.
      6 сентября 1979 года, когда по решению президента Картера Лолита Леброн, Оскар Кольясо, Ирвин Флорес Родригес и Рафаэль Кансель Миранда, ставшие символами борьбы пуэрториканцев за свою свободу, были выпущены из тюрьмы, многие официальные лица в США, в частности государственный секретарь США Сайрус Вэнс, охарактеризовали это решение как «гуманный жест, который и будет рассмотрен, как таковой, мировым сообществом» 37. Журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» прокомментировал решение Картера проще: «Администрация подверглась растущему политическому давлению как внутри страны, так и за рубежом, целью которого было добиться освобождения террористов» 38.
      Для столь реакционного издания, как вышеци-тированный журнал, Лолита Леброн и ее товарищи так и остались «уголовниками» и «террористами», которые, к возмущению автора статьи о них, даже «не выразили сожаления по поводу того, что они совершили» 39. Но даже «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт», не одобрив решения президента, вынужден признать, что Белый дом руководствовался соображениями скорее политического, чем чисто гуманного характера. Это верно. Официальному Вашингтону теперь все труднее изображать Соединенные Штаты в роли «поборника прав человека», когда даже независимые юристы призывают ООН к проведению специального расследования систематического нарушения этих прав в Соединенных Штатах. Более того, завершая свой доклад, группа юристов пишет:
      «6. Положение коренных американцев Мы обнаружили, что существуют достаточные основания для вывода, что правительство Соединенных Штатов на протяжении всей своей истории проводит политику систематического истребления коренных американских народов. В последнее время эти акты агрессии были направлены прежде всего против руководителей и членов движения в защиту интересов американских индейцев, которые выступают против этой политики. Поэтому мы считаем, что ООН должна исчерпывающе расследовать эти обвинения в преступлении геноцида».
      Несмотря на то что эти обвинения предъявлены давно, практика «политического геноцида» в США продолжается, ибо она порождена существующим в этой стране строем.
      Осенью 1982 года по методу «фрейм-ап» был арестован и брошен за решетку негр Эдди Картен, мэр небольшого города Чула, штат Миссисипи. Вместе с ним по ставшему уже стандартным для борцов за гражданские права негров обвинению «в убийстве и вооруженном грабеже» был арестован его брат. Они предстали перед судом 19 октября, несмотря на то что в приписывавшемся им преступлении уже признались два уголовника и были за это осуждены. Суду не помешали даже массовые протесты, прошедшие по всем городам США.
     
      Глава V Политический геноцид
     
      Скальпирование демократии
      Когда Колумб открыл Америку, на территории нынешних Соединенных Штатов насчитывалось 12 миллионов индейцев. Сейчас их менее миллиона.
      С первых же дней колонизации Американского континента началось планомерное уничтожение коренных жителей, настоящая охота на краснокожих. В печальной летописи тех дней — сотни названий индейских поселений, жители которых были поголовно истреблены. Так было у Смоуки маунтинс ( «Дымных гор»), в долине реки Алле-гайни, у Вундид Ни, у селения Сэнд-Крик… «…28 ноября 1864 года Сэнд-Крик, — рассказывает в книге «Права человека по-американски» Клод Лайтфут, — стал местом массового уничтожения индейцев племени шайен третьим полком волонтеров штата Колорадо под командованием полковника Чивингтона. Чивингтон отдал приказ: «Убивайте и скальпируйте всех — взрослых и детей». Женщин, молящих о пощаде, пристреливали, других рубили саблями на части. Детей, выбегавших с белыми флажками, убивали, а беременным женщинам вспарывали животы. В лагере индейцев насчитывалась почти тысяча человек. Только три женщины и четверо детей были взяты в плен, и их потом показывали в Денвере в клетке, как зверей. Солдат, хваставшихся скальпами в перерывах в ходе представлений в денверских театрах, встречали аплодисментами» «.
      Уцелевших индейцев угнали в резервации. По словам одного из индейских лидеров, жизнь там напоминает ад на земле, но такой ад, где даже угли истлели. По сути дела это те же концлагеря, тольИндейцы Америки продолжают борьбу за свои права, за землю, отнятую у них белыми переселенцами, обрекшими коренное индейское население США на вымирание. Фото из журнала «ДО. С. ньюс энд Уорлд рипорт» ко без колючей проволоки. Геноцид по отношению к индейцам возведен в ранг государственной политики США. И не в этом ли причина того, что американский конгресс до сих пор отказывается ратифицировать конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, принятую ООН вскоре после окончания второй мировой войны.
      «Старая политика геноцида, — заявляют индейские лидеры, — проводится против нас и теперь, только более изощренными методами» 2.
      Каждый год у коренных жителей Америки конфискуются тысячи гектаров земли. Средний доход индейской семьи в три раза ниже, чем в целом по стране. 70 процентов индейцев страдают от недоедания. Безработица среди них в 10 раз превышает средний уровень. Средняя продолжительность жизни индейцев 44 года (в целом по США — 71 год), детская смертность втрое выше, чем у белых 3.
      22 июля 1978 года после длительного похода индейцев на Вашингтон представителю Белого дома был передан «Манифест американских индейцев». В нем, в частности, говорилось:
      «Президент Картер вступал на свой пост с громкими словами о «правах человека». Для нас эти слова — пустой звук, когда они относятся к нашему народу. Мы призываем все народы мира поставить перед президентом Картером вопрос о соблюдении Соединенными Штатами прав человека в отношении коренного населения этой территории… Против нашего народа проводится политика геноцида. С 1971 по 1975 год 24 процента наших женщин были насильственно стерилизованы. Американские политические и разведывательные ведомства руководили незаконными военными операциями против нашего народа, такими, как «Коинтелпро». В результате таких акций целый ряд наших руководителей умерли насильственной смертью. Во многих американских тюрьмах томятся патриоты коренного населения. Такая практика продолжается, и у нас нет защиты от подобных действий» 4.
      …Они шли к Белому дому в национальных индейских одеждах, со священными тотемами, со своими вигвамами. Чем-то это напоминало знаменитый крестный ход к царю в Кровавое воскресенье 9 января 1905 года в России. В индейцев в Вашингтоне не стреляли. Представитель Белого дома вышел за ограду и взял «Манифест». Документ этот не был опубликован в «свободной» американской печати — его можно найти только в сборнике отчетов о заседании конгресса и в печатных органах коммунистов США. «Манифест» попросту игнорировали, так же как и законные требования коренного населения Америки.
      Политический и физический геноцид против индейцев ведется между тем жестоко и систематически не первый век. С помощью уголовников и наемных убийц с политическими заключенными индейцами расправляются в тюрьмах США. То же самое делает полиция под предлогом «самообороны». Потомки тех, кто устраивал резню в Сэнд-Крик, продолжают истреблять гордый краснокожий народ, коренных жителей Америки, которым отказано во всех правах, в том числе в основополагающем праве человека — праве на жизнь.
      После шести законов о гражданских правах Ни в Декларации независимости, ни в конституции США и первоначальных десяти поправках к ней ( «Билль о правах») не было ни единой фразы, ни единого слова о равенстве рас. «…Для специфически буржуазного характера этих прав человека, — писал Ф. Энгельс, — весьма показательно то обстоятельство, что американская конституция, которая первая выступила с признанием прав человека, в то же самое время санкционирует существующее в Америке рабство цветных рас…» 6 Лишь в результате Гражданской войны между Севером, где невольничество было отменено в 1787 году, и рабовладельческим Югом президент Линкольн пришел к выводу о необходимости повести борьбу против рабства во всеамериканском масштабе. 22 сентября 1862 года была опубликована Прокламация об освобождении рабов с 1 января 1863 года.
      18 декабря 1865 года большинство штатов ратифицировало XIII поправку к конституции США, провозглашавшую конец рабства. Вступившая в силу в феврале 1869 года XV поправка провозглашала, что граждане США не должны лишаться избирательных прав или ограничиваться в них в связи с расой, цветом кожи или прежним нахождением в рабстве. К началу XX века был принят еще ряд законов, в том числе важнейший из них — Закон о гражданских правах 1875 года, уравнивавший негров и цветных в основных правах с белыми гражданами США. Положение негров, однако, никакие прокламации, поправки и законы изменить не могли — формально они не были рабами с 1 января 1863 года, а фактически остава «Свободен наконец. Свободен наконец. Спасибо, всемогущим боже. Я свободен наконец» — такова эпитафия на надгробном камне, установленном на могиле борца за свободу негров США Мартина Лютера Кинга. Фото «Тайм» лись в рабской зависимости от плантаторов и капиталистов, на положении граждан второго, третьего сорта… Почти сто лет спустя после обнародования Прокламации Линкольна члены Комиссии по гражданским правам в своем докладе, направленном президенту Кеннеди 15 апреля 1963 года, писали о положении негров в штате Миссисипи:
      Граждан Соединенных Штатов убивают, травят собаками, избивают и терроризируют только потому, что они стремятся участвовать в голосовании. Студенты подвергаются исключениям, священники — нападениям, дети, находящиеся на краю голодной смерти, лишаются помощи в результате безжалостных дискриминационных актов официальных лиц штата Миссисипи, которые распоряжаются федеральными средствами» в.
      В 1964 году после многочисленных походов негров на Вашингтон, массовой кампании ненасильственного сопротивления, проводившейся в начале 60-х годов под руководством Мартина Лютера Кинга, конгресс США, несмотря на многолетнее сопротивление расистов, принял новый Закон о гражданских правах. Затем последовали законы под тем же названием в 1965 и 1968 годах. Все они были направлены по сути дела на осуществление гарантий, которые уже были даны неграм XIII и XV поправками к конституции и Законом о гражданских правах 1875 года, фактически не выполнявшихся никогда. И хотя эти законы помогли в значительной степени потеснить расизм Так расправлялись с неграми озверелые расисты еще в 20-х годах нашего века.
      Фото из газеты чБлэк панзер» (1) Так расправляются сейчас. Фото ЮПИ (2) в США, расовую дискриминацию и сегрегацию они не уничтожили. «Несмотря на прогресс, достигнутый благодаря недавно принятым законам о гражданских правах, — говорилось в отчете Комиссии по гражданским правам, — все еще имеются основательные свидетельства сохранения расовой дискриминации во многих областях» 7. Это было написано в 1970 году. А в 1978 году Альфред Робинсон, один из негритянских лидеров в США, сказал в интервью журналу «Тайм»: «В 1978 году в Миссисипи больше расизма, чем в 1972 году. Такого явления, как «новый Юг», нет»8.
      Американские коммунисты не раз отмечали в своих документах и периодических изданиях, что расизм в США — это порождение капитализма, любимое дитя монополий.
      «В моих глазах, — пишет американский писатель-коммунист Клод Лайтфут в книге «Права человека по-американски», — статуя Свободы в Нью-Йорке была прикрытием, за которым на городских площадях заживо сжигали тысячи моих черных матерей и отцов, братьев и сестер. Я познал, что в обществе, разделенном на классы, демократия невозможна как для белых, так и для черных. С момента зарождения американской нации по настоящее время правительство всегда делало то, что было в интересах большого бизнеса…»9 Расизм, равно как и дискриминация при найме и оплате труда по религиозному, этническому и другим признакам, включая неравноправие полов, — это не только экономическое оружие буржуазии, которое используется в целях сверхэксплуатации непривилегированных групп населения, но прежде всего политическое. Как писал Генеральный секретарь Компартии США Гэс Холл, «корни расизма — в эксплуататорской системе капитализма» 10.
      Одна из крупнейших негритянских организаций США, «Национальная городская лига», в ежегодном докладе «Положение черной Америки в 1979 году» отмечает, что «большинство чернокожих американцев по-прежнему вынуждены влачить трудную жизнь, во многих случаях не помышляют ни о чем, кроме элементарного выживания… Слишком много негров безработны или бедны».
      С 1976 по 1977 год число бедных негритянских семей выросло на 20 тысяч (с 1 617 ООО до 1 637 ООО). К 1979 году — Международному году ребенка — количество негритянских детей, живущих в бедности, увеличилось по сравнению с 1976 годом с 3,8 до 3,9 миллиона человек. Таким образом, среди черных живут в нищете 42 процента детей, тогда как среди белых таких детей — 11 процентов. В 1978 году число безработных среди негров, по официальным данным, равнялось 1,5 миллиона, т. е. сохранялось на уровне кризисного 1975 года. Уровень безработицы среди негров оказался, таким образом, в 2,3 раза выше, чем среди белых. По данным «Национальной городской лиги», действительное количество безработных среди негров в 1977 и 1978 годах сохранялось на уровне 3,1 миллиона человек. Почти каждый четвертый трудоспособный негр в США — безработный 11.
      Экономическая подоплека расовой дискриминации видна, таким образом, невооруженным глазом. Негры в США за равный труд с белыми получают нередко в два-три раза меньше. Безработица негритянской молодежи достигла к 1979 году рекордного уровня — 35 — 40 процентов 12.
      В 1982 — 1983 годах безработица среди негров в целом по США составляла 20 процентов при 10,8 процента по стране. В ряде городов с негритянским населением безработица среди молодежи к лету 1983 года достигала 60 — 70 процентов.
      Негры не работают потому, что они «ленивы», утверждает расистская пропаганда. Это беспардонная ложь.
      …Летом 1978 года тысячи молодых негров, пуэрториканцев и мексиканцев заполнили площадь перед нью-йоркской ратушей с раннего утра — власти города объявили, что предоставят на лето работу 55 тысячам юношей и девушек. Пришли 120 тысяч.
      Та же история не раз повторялась в разных городах, но с тем же результатом и в последующие годы. В 1982 году перед рождеством по всем США были созданы группы действия «Работу — сейчас!». На массовые выступления безработных США власть предержащие ответили, как и всегда, террором. Летом 1983 года от руки наемных убийц пал лидер безработных США Р. Лозано. Вновь отказали обездоленным Америки и в программе по созданию «Ку-клукс-клан снова на подъеме*, — заявляют организаторы очередного шабаша куклуксклановцев в городе Декейтер, штат Алабама. Фотохроника ТАСС рабочих мест — против нее ополчился лично «правоборец № 1» президент Рейган. На что же обрекают национальные меньшинства Соединенные Штаты? На жизнь в гетто, трущобных «крысиных» норах Америки, не способной дать достойного человека существования миллионам своих «цветных» граждан, большинство которых стало по сути дела жертвой «политического геноцида» со стороны существующего в США расистского, эксплуататорского строя.
      Будни Гарлемов Гарлем, название известнейшего негритянского гетто в Нью-Йорке, звучит как символ нищеты и бесправия американских негров. Но американцы, говоря о Гарлеме, всегда уточняют: «черный Гарлем», «испанский Гарлем», «белый Гарлем». В Соединенных Штатах около 11,2 миллиона человек выходцев из латиноамериканских стран — белых, черных, желтых… Больше всего среди них американцев мексиканского происхождения (6,8 миллиона человек), за ними следуют американцы пуэрто-риканского происхождения (1,6 миллиона человек), далее — 800 тысяч выходцев из Центральной или Южной Америки, 700 тысяч кубинцев и 1,3 миллиона жителей смешанного происхождения или эмигрантов из других испаноязычных стран.
      В докладе, выпущенном в октябре 1976 года американской Комиссией по гражданским правам, отмечается, что «нищета и безработица значительно более широко распространены среди пуэрториканцев (в США), чем фактически в любой другой этнической группе». В то время как 3,3 процента всех американских взрослых граждан закончили не менее 5 классов школы, 17,4 процента взрослых пуэрториканцев, проживающих в США, имеют менее чем 5-классное образование. Только 28,7 процента взрослых пуэрториканцев окончили среднюю школу. Безработица среди них у взрослых в четыре раза, а у молодежи в восемь раз выше, чем среди белых. Пуэрториканцы, как правило, заняты на самых низкооплачиваемых работах 13. Средний годовой доход пуэрто-риканской семьи значительно ниже официально установленного правительством. Их уделом остается полуголодное существование и беспросветная жизнь в трущобах испанского Гарлема.
      В 1982 году в США были опубликованы данные о положении населения Пуэрто-Рико. Уровень безработицы составил там к началу 1983 года 45 процентов, доход на душу населения не достигал и 48 процентов от зарегистрированного в самых бедных штатах США, а стоимость жизни была на 25 процентов выше среднеамериканской. 70 процентов населения жили по американским стандартам «ниже уровня бедности». Такова реальность навязанного Пуэрто-Рико «содружества» с США.
      Борьба пуэрториканцев за свободу своей родины, фактически аннексированной США (Пуэрто-Рико считается «свободно присоединившимся государством»), обернулась не только тюремным заключением Лолиты Леброн и ее товарищей. 4 июня 1977 года, в национальный день Пуэрто-Рико, тысячи пуэрториканцев вышли на свой митинг в Чикаго с национальными флагами, фактически запрещенными в США. Полиция попыталась отнять их у демонстрантов. Завязалась драка. Затем грянули выстрелы «стражей порядка». Результат — двое убитых и около двухсото раненых и свыше ста арестованных участников митинга 14, Продолжение кровавого счета преступлений политического геноцида в США.
      Американцы мексиканского происхождения составляют основную массу кочующих из штата в штат сельскохозяйственных рабочих. Только из Техаса ежегодно отправляются на поиски работы до 125 тысяч мексиканцев.
      Каждую осень тысячи наемных рабочих наводняют Калифорнию. Немногое изменилось здесь с того времени, которое описал в романе «Гроздья гнева» Джон Стейнбек. С трех часов утра огромные толпы людей собираются на своеобразных невольничьих рынках, таких, как Стоктон, Санта-Барбара и др. Они приходят туда торговать собой, своим трудом. Повсюду можно увидеть людей в сомбреро, в лохмотьях, с изможденными лицами и мозолистыми руками. Города обрастают палатками, нередко рабочие спят прямо под открытым небом целыми семьями — с женами и детьми.
      Целый день вместе с женщинами проводят они на садовых лестницах, собирая плоды. Усталость и жара валят с ног даже самых крепких. Нередки увечья. Ежегодно, по подсчетам правительственной комиссии, обследовавшей условия труда в Калифорнии, 500 детей получают травмы во время уборки урожая. Существующие законы об ограничении детского труда практически не выполняются. Не удивительно, что детская смертность у мексиканцев в два раза выше, чем в среднем по США 15.
      Заинтересованные в дешевой рабочей силе плантаторы широко используют на сезонных работах так называемых брасерос, или «мокрые спины», — мексиканцев, незаконно перешедших границу США в поисках работы.
      Каждый год подгоняемые голодом «брасерос» тысячами переплывают пограничную реку Рио Гранда дель Норте. Патруль, подкупленный плантаторами, делает вид, что не замечает их. Но как только рабочей силы просочится достаточно, начинаются аресты, стрельба.
      «В США сейчас проживает от пяти до восьми миллионов нелегальных иммигрантов (назвать точную цифру не могут даже американские иммиграционные власти). Большинство из них, — пишет журнал «Штерн», — прозябает в трущобах крупных городов — в Нью-Йорке, Чикаго или Лос-Анджелесе. Они заняты там на неквалифицированных работах: в качестве мусорщиков, посудомоек, прислуг, садовников, привратников или упаковщиков. За такую работу редко платят больше, а чаще всего меньше установленной законом минимальной ставки. Никто из американцев не хочет выполнять такую работу, поскольку на получаемое ими пособие по безработице они живут едва ли хуже» 16.
      Насколько полезны в действительности для американской экономики и сферы услуг официально нежелательные «чужестранцы», видно из того, что правительство Картера внесло предложение: все, кто нелегально прибыл в страну до конца 1976 года, должны быть амнистированы и им должны быть выданы временные виды на жительство и разрешение работать. Таким образом, миллионы людей были бы избавлены от каждодневного страха оказаться обнаруженными. Но тем самым сотни тысяч работодателей лишились бы дешевой рабочей силы, которая довольствуется мизерной заработной платой из страха потерять рабочее место, никогда не болеет и на страже интересов которой не стоят профсоюзы. В конгрессе предложение Картера провалилось.
      Логика грабителей Глубокая пропасть делит граждан любого капиталистического государства на нацию эксплуататоров и нацию эксплуатируемых. Теперь уже ни для кого не откровение, что в бедах и страданиях обездоленных повинны не отдельные плохие губернаторы — расисты или садиствующие полицейские, а вся система капиталистического рабства.
      «Логика» грабителя и убийцы, убивающего свидетеля преступления, чтобы уничтожить улики против себя, сродни «логике» тех убийц и грабителей, которые уничтожают или стремятся уничтожить целые народы после захвата их земель.
      Испанские колонизаторы уничтожали индейцев, так же как англичане и американцы — целые племена в Северной Америке. То же самое творили белые переселенцы в Австралии и Новой Зеландии. Так же как сейчас индейцы в США, оставшиеся аборигены загнаны в резервации и лишены всех человеческих прав. В ЮАР идет безжалостное истребление коренных африканцев, и в первую очередь борцов с апартеидом.
      …Гитлеровцы на оккупированных землях уничтожали миллионы «неполноценных», к которым они относили евреев, цыган, славян. И не сломай Советская Армия хребет фашистскому зверю, были бы осуществлены планы создания гигантских лагерей смерти за Уральским хребтом, где, по замыслу бесноватого фюрера, суждено было погибнуть половине населения Европы: на отнятые у ее народов земли никто бы, по логике убийц, не смог претендовать.
      Логику гитлеровцев восприняли и современные сионисты, которые последовательно осуществляют геноцид против арабов, в первую очередь против палестинцев, земли которых сионистские идеологи и практики предназначают для будущего «Великого Израиля» от Нила до Евфрата. Сионисты, так же как и их единомышленники-фашисты, как расисты США, ЮАР, других стран, совмещают практику обычного геноцида с политическим: уничтожаются в первую очередь политические активисты, борющиеся против расизма, за свободу для своего народа.
      Логика убийц и грабителей одинакова независимо от их национального происхождения, ибо это логика капитала, который, как писал Маркс, не остановится ни перед каким преступлением в целях наживы.
      Как диких зверей В Аделаиде, административном центре штата Южная Австралия, чиновник, ведающий делами прессы, вручил нам целую кипу справочной литературы, с помощью которой о знаменитом солнечном штате можно написать добротную диссертацию. Не было только в этих книгах ни одной статьи о коренных жителях пятого континента — аборигенах. Почти все племена, населявшие Южную Австралию, давно уничтожены вольными белыми переселенцами из Англии. Потомки тех аборигенов, которым удалось выжить, загнаны в резервации.
      Об одной из них — Нарранге — километрах в ста к югу от Аделаиды, нам рассказывали как об образцовой. Говорили, будто там созданы кустарные промыслы, а резервацией правит совет старейшин из аборигенов без всякого вмешательства белых.
      Попасть в Нарранг, однако, нам не удалось. Сначала в Аделаиде обратились за помощью к местной администрации. В ответ получили вежливый отказ — мы, мол, не можем навязывать аборигенам свои решения. Дали телефон — звоните и сами договаривайтесь о встрече. Три дня безуспешно пытались связаться с резервацией. И тогда Демонстрация аборигенов в городе Брисбен, состоявшаяся летом 1982 года.
      «Мы с трудом выжили, — написано на плакатах. — Но, чтобы жить, мы требуем — верните нам нашу землю*.
      Фото из журнала «Нъюсуикъ мы решили поехать в Нарранг на свой страх и риск. Через час пути на перекрестке дорог мы увидели две машины с высоко поднятыми антеннами — нас «встречали». Одна из них сразу же пристроилась нам в хвост. Там, где дорога поворачивает на Нарранг, обошла нас и встала поперек. Это было убедительнее любого «кирпича»: посторонних, а уж тем более из Советского Союза, в резервации не допускают.
      Резервации стыдливо прячут не только от посторонних, но и от самих себя. Они загнаны в труднодоступные пустынные районы, куда нередко без вертолета или вездехода не доберешься. Правда, сейчас места обитания аборигенов появились и на окраинах больших городов, в трущобах, где разрешают жить тем, кто получил хоть какое-то образование. В районах для белых им по-прежнему места нет.
      Австралийский расизм не бросается в глаза. Здесь нет надписей: «Только для белых» и «для черных», никто демонстративно не откажется сидеть рядом с негром или с аборигеном в парке на одной скамейке, в купе поезда, жить в одной гостинице (если там не скажут «черных не обслуживаем»). Австралийцы искренне верят в то, что их общество демократично, дает каждому шанс «попробовать» оебя в жизни.
      — Мы не расисты, — говорит комиссар управления по расовым отношениям Ал Грасби. — Просто считаем, что так (по-расистски. — В. Б.) и должно быть.
      …В свое время полагали, что аборигены — обезьяноподобные существа, и охотились на них, как на диких зверей. И считали, что так и должно быть.
      Уже к концу XVIII века переселенцы перебили примерно половину из 300 тысяч аборигенов, населявших Австралию. В Тасмании последний из них умер в 1876 году. Всего на пятом континенте коренных жителей осталось немногим более 136 тысяч человек 17. Средняя продолжительность их жизни гораздо ниже среднеавстралийского показателя. Только 4 процента их детей кончают среднюю школу. В 1975 году всего 56 аборигенов учились в университетах 19. Таковы они, эти равные «шансы».
      Генеральный секретарь Национального конгресса аборигенов Чарльз Перкинс рассказывал нам:
      — Мы, аборигены, — и «чистые», и мулаты, как я, — живем в гораздо худших условиях, чем люди в иных развивающихся странах. У нас отнимают достоинство, наши традиции, нашу историю, наши земли, оставляя ни с чем.
      — А что могут аборигены делать в резервациях, кроме как охотиться? — спросили мы его. — Можно ли там создать хоть какую-то кустарную промышленность или мастерские, чтобы зарабатывать на жизнь?
      — Для этого необходима экономическая база, — ответил Ч. Перкинс. — Белые приходят в совет аборигенов и говорят: «Этой резервацией владеете вы. У вас — вся власть». Но денег не дают. А что за власть без денег? Конечно, аборигены приходят в отчаяние. И тогда им говорят: «Вы сами со своими делами без нас не управляетесь. Мы должны снова, взять власть в резервациях в свои руки, научить, как и что надо делать». Приходят, вкладывают свои деньги и становятся хозяевами положения. Все подстраивается так, чтобы аборигены привыкли к мысли, будто они и в самом деле второсортные, третьесортные австралийцы. Во всем, касается ли это образования, профессиональных навыков, медицинского обслуживания. И мой дядя, и мои тетки не ослепли бы от трахомы, будь у них хорошее питание. А их кормили только обещаниями — «поможем, поможем…».
      …В маленьком городишке Гладстон, штат Квинсленд, на демонстрацию в защиту своих прав вышли местные аборигены. Одна из ее участниц дает мне листовку. В листовке — выдержки из расистского Закона об аборигенах штата Квинсленд от 1971 года и из Правил для аборигенов от 1972 года, действующих без изменений по сей день.
      Как бы вы отнеслись к тому, чтобы кто-то говорил вашим матерям, отцам, братьям, сестрам, сыновьям, дочерям, друзьям, когда можно и когда нельзя посещать ваш дом, а если можно, то как долго им следует у вас находиться? Если бы с вашего родственника или друга взимали штраф в 200 долларов за посещение вашего дома без разрешения? Как бы вам понравилось, если бы вам не разрешали продавать принадлежащую вам собственность и покупать то, что вы хотите, без одобрения властей? Если бы вам не разрешали хранить у себя заработанные вами деньги? Если бы вам не разрешали вернуться в родительский дом, если вы отлучились без разрешения начальства?
      Все эти запреты содержатся и в законе, и в правилах для аборигенов. И не только содержатся, но и неукоснительно выполняются администрацией резерваций и стражами порядка в Квинсленде.
      В Сиднее в 1975 году долго заседала федеральная сенатская комиссия по вопросам общественных отношений. Перед ней прошли сотни свидетелей. Их рассказы о преследованиях аборигенов — страшная сага. В городе Туансвилль, штат Квинсленд, полицейские избивают аборигенов на улицах среди бела дня. В тюрьмах штата заключенных аборигенов за малейшую провинность сажают в железные клетки и выставляют на палящее солнце. Но и это для расиствующих держиморд не предел. «По моему мнению, — заявил один из полицейских Туансвилля, — наилучший способ решения проблемы аборигенов — это поставить их всех вдоль стенки и перестрелять».
      Доведенные до отчаяния аборигены организовали летом 1982 года ряд маршей и манифестаций, чтобы привлечь внимание общественности к своим бедам. Их представители побывали и в Комиссии ООН по правам человека, представив ей обширный список фактов попрания их неотъемлемых прав, в первую очередь в штате Квинсленд. В ответ на эти обвинения премьер штата паталогический расист Бжелке-Питерсон сказал: «Не понимаю, чего они жалуются. По-моему, они живут, как короли».
      Сражение в Бэстиен-Пойн^г Когда приезжаешь в Новую Зеландию, не минуешь Роторуа — всемирно известного курорта, где через каждые полчаса взмывают столбы гейзеров, бьют целебные горячие источники и медленно вскипает в маленьких кратерах чудодейственная черная грязь.
      Рядом с курортом расположился небольшой заповедник — островок цивилизации маори, древнего народа, который жил здесь до открытия Новой Зеландии европейцами в 1642 году. В заповеднике и по сей день живут маори, прирабатывая себе на пропитание в местном центре национального искусства, где создаются затейливые тотемы и скульптуры. Мальчишки тоже прирабатывают — целыми днями они ныряют в протекающую по Роторуа речушку за монетами, которые им бросают с моста туристы. Чуть поодаль от заповедника стоят неказистые домишки, где и живут семьи этих пацанов. Они потомки тех гордых маорийских племен, которые поднялись на войну с белыми пришельцами, конечно, эту войну проиграли: слишком неравными были силы. Истребление маори продолжалось вплоть до 1840 года, когда был подписан знаменитый договор Вайтани, по которому маори становились подданными британской короны. Корона получала и их земли. И хотя по договору было оговорено, что за маори останутся их священные места, все же на них колонизаторы наложили свою лапу.
      Столкновения маори с белыми поселенцами поэтому вспыхивали не раз. И маори гибли в них тысячами. Сейчас на три с лишним миллиона новозеландцев приходится всего немногим более двухсот тысяч (включая метисов) коренных жителей «страны белого облака», как когда-то именовали Новую Зеландию. Несмотря на все красивые декларации о равенстве, маори по-прежнему остаются в стране гражданами второго сорта. Их последними принимают на работу и первыми увольняют. Смертность среди маори значительно выше, чем среди белых, равно как и уровень безработицы. За равный труд с белыми (особенно на подсобных работах) маори получают меньшую зарплату. И до сих пор маори ведут борьбу за землю, которую у них отнимают так же, как и более ста лет назад.
      …Бэстиен-Пойнт — остаток потухшего вулкана на окраине крупнейшего города страны Окленда. Четверть века назад, когда он стал собственностью правительства, этот холм принадлежал оклендскому племени нгати уатуа.
      В начале 1977 года плотник маори, по имени Джо Хок, собрал несколько друзей и «занял» Бэстиен-Пойнт в знак протеста против планов правительства построить там жилой район. В следующие 18 месяцев конфликт нарастал, в то время как группа Хока постепенно становилась многочисленнее. Правительство, наконец решило применить силу: почти 500 полицейских вступили в Бэстиен-Пойнт и выволокли оттуда сотни маори и их сторонников. Свыше 200 были арестованы.
      Как писал журнал «Эйшауик» (Гонконг), «это была крупнейшая полицейская операция в короткой истории Новой Зеландии» 19. При поддержке подразделений регулярной армии полицейские быстро очистили район. Сразу же вслед за этим армейские команды разрушили дома и хижины маори, которые были сооружены на холме.
      Сражение при Бэстиен-Пойнт окончилось так же безрезультатно, как и поход маори от одного конца Северного острова Новой Зеландии до другого в 1975 году. Тогда они шли из Окленда в Веллингтон, чтобы вручить петицию, подписанную 50 тысячами человек и призывающую парламент положить конец захвату земель маори. Петицию приняли, но захват земель продолжается по сей день. Джо Хок объявил, что поставит этот вопрос перед ООН. На это премьер-министр Малдун, который назвал сражение у Бэстиен-Пойнт «затеей коммунистов», ответил с насмешкой:
      «Кто же будет финансировать поездку такой делегации в ООН? Очевидно, не участники протеста. Ведь большинство из них около года находятся на пособии по безработице». Премьер Новой Зеландии, сам того не подозревая, очень точно определил положение в «обществе расового равенства», как любят изображать это островное государство его штатные пропагандисты; маори лишены не только права на землю, но и права на труд, права на достойное человека существование.
      «Богоизбранные» убийцы В октябре 1975 года Третий комитет Генеральной Ассамблеи ООН по специальным гуманитарным и культурным вопросам принял резолюцию, осуждающую сионизм как «форму расизма и расовой дискриминации». 11 ноября того же года, несмотПодовно черной оспе, покрыла густая сеть израильских поселений незаконно оккупированный Тель-Авивом западный берег реки Иордан.
      Рисунок из журнала «Таймъ ря на массированную пропагандистскую кампанию сионистской печати, грубый нажим со стороны официального Вашингтона, XXX сессия Генеральной Ассамблеи ООН подтвердила решение комитета в резолюции № 3379. В резолюции «О недопустимости политики гегемонизма в международных отношениях», принятой XXXIV сессией Генеральной Ассамблеи ООН 14 декабря 1979 года, сионизм назван одним из проявлений гегемонизма.
      Попытки сионистов опровергнуть эти резолюции, утверждения о том, что сионизм — это чуть ли не «национально-освободительное» движение, не выдерживают никакой критики. Жестокое преследование арабов в Израиле и на оккупированных им территориях, агрессивные войны, развязанные правителями Тель-Авива против соседних арабских стран в 1956, 1967 и 1973 годах, изгнание сотен тысяч палестинцев из родных мест, пытки арабов, брошенных в тюрьму по подозрению в принадлежности к партизанам, чудовищная дискриминация арабов и «черных» евреев на «земле обетованной» давали почву и для более суровых резолюций в осуждение сионизма.
      В докладе Специального комитета ООН от 1 октября 1976 года по расследованию затрагивающих права человека действий Израиля в отношении населения оккупированных территорий приведен обширный список преступлений израильской военщины против человечности.
      Насильственная депортация, изгнание арабов из сел и городов, в которых они жили веками, разрушение арабских домов, экспроприация их собственности, земель, пытки, террор, садизм… Все это — будни израильской оккупации, о которых документ ООН говорит сухим языком цифр и фактов. Вот всего лишь одна жизненная история, приведенная в нем, как нельзя лучше иллюстрирующая лицемерие и фарисейство сионистских захватчиков:
      «339… В 1969 году Ибрагим Мустафа Ибрагим, мэр Эммауса, выступая в специальной рабочей группе экспертов Комиссии по правам человека, созданной в соответствии с решением 6 (XXV) Комиссии, рассказал о событиях, происшедших во вторник 6 июня 1967 года, когда в три часа утра израильские войска вступили в Эммаус, заставили всех жителей собраться и покинуть деревню, после того как у них отобрали имущество. Выступление мэра воссоздает подробную и мрачную картину ужасов войны и трагедии жителей Эммауса, Ялу и Бейт-Нуба, которые оказались бездомными беженцами.
      340. Резким контрастом рассказу г-на Ибрагима в 1969 году является сообщение, появившееся 14 апреля 1976 года в газете «Джерузалем пост», с описанием нового парка под названием «Канадский парк», который был создан на месте деревень Ялу, Эммаус и Дейр Аюб… Газета «Джерузалем пост» явно забывает о трагедии народа Эммауса, Ялу и Бейт-Нуба, когда он говорит о том, что «Канадский парк… новейший, художественно оформленный и потенциально наиболее популярный парк страны… расположен на землях, ранее занимавшихся тремя арабскими деревнями — Ялу, Имвас (Эммаус) и Дейр Аюб» 20.
      Какое лицемерие! «Ранее занимавшиеся арабами земли», «покинутые деревни», «парк на месте бывших деревень…» Ни слова о том, что коренных жителей этих мест выгоняли из их домов под дулами автоматов, а дома тут же срывали армейскими бульдозерами! Как все это напоминает тактику освоения «жизненного пространства» гитлеровцами, которые планировали создать на месте Москвы «гигантское озеро»… Сколько же трагедий, похожих на трагедию Эммауса, на счету сионистов?!
      В ежегодных докладах этого комитета ООН по расследованию преступлений сионистов на оккупированных территориях тысячи подобных историй. Не случайно этот комитет действует теперь на постоянной основе. И каждый день приносит все новые свидетельства, подтверждающие преступную суть сионизма.
      В 1976 году в мировой печати появились сообщения о так называемом меморандуме Кенига, названном так по имени одного сотрудника министерства внутренних дел Израиля. Кениг предлагал принять «драконовские меры» против 436 тысяч проживающих в Израиле арабов — граждан Израиля. В числе его рекомендаций значились и такие: «Не следует нанимать на работу в районах с большим арабским населением более 20 процентов неевреев… в местах сосредоточения арабов следует строить еврейские поселения и вытеснять арабов; в сфере образования — поощрять выезд арабов за границу и потом стремиться не допускать их возвращения в Израиль; отказывать арабским семьям в пособиях по многодетности или сокращать ати пособия; вместе с тем использовать такие пособия для поощрения высокой рождаемости в еврейских семьях…» 21 И так далее и тому подобное. И хотя официальные израильские лица попытались сразу же отмежеваться от сего «неудачного документа», ясно, что Кениг составлял его как руководство к действию.
      «Еще недавно, — писала газета «Матэн» в 1978 году, — оккупанты взрывали дома неугодных им арабов. Сейчас они прибегают к этой мере не так часто. Теперь они, как правило, ограничиваются тем, что выселяют «подозрительных». В сентябре 1975 года в Наблусе израильская полиция арестовала адвоката Фарида Ганнама. Его жена с двумя детьми была вынуждена переселиться к отцу, так как их дом был конфискован и сдан в аренду. В тюрьме Фарид провел два с половиной года. Там он и скончался. Только после его смерти семье разрешили вернуться в дом» 22.
      Сотни местных арабов каждый месяц подвергаются аресту. По некоторым данным, с 1967 года каждый второй палестинский араб на оккупированных территориях побывал в израильских тюрьмах.
      Один из студентов-арабов согласился рассказать корреспонденту «Матэн» о допросе в полицейском управлении при условии, что его имя не будет названо. «В 4 утра, — говорил он, — меня отвели в комнату номер 8. Полицейские заломили мне руки за спину и наручниками прикрепили к железным прутьям окна. Начали допрос. Когда я ответил, один из них с издевкой спросил, сильнее ли я своего брата, который приговорен к пожизненному тюремному заключению. Затем они посадили меня на край стола и принялись бить дубинкой по ступням, спрашивая, все ли я им рассказал. Я ответил «да». Примерно на час они оставили меня одного. Вернувшись, стали избивать снова, допытываясь, с кем я встречался в Бейруте, почему мой родной и двоюродный братья находятся в тюрьме. Я ответил, что все это им хорошо известно. Затем меня отвели в комнату номер 10 и сказали, что если я не буду говорить, то меня не выпустят. Мне связали ноги и подвесили вниз головой к решетке окна; когда я пытался опереться руками о пол, чтобы уменьшить боль, они принимались бить меня ногами. В течение примерно часа, пока один из полицейских изучал досье за столом, я висел вниз головой. Потом меня вывели из здания во двор и привязали к столбу. Так я провел ночь. Рано утром подвергли новому допросу в камере. Через двое суток я предстал перед судьей: меня обвинили в принадлежности к нелегальной организации и в передаче информации за границу. Судья продлил арест на шесть дней, чтобы закончить расследование. Еще четыре дня допросы продолжались теми же методами. После 15 дней ареста меня освободили» 23.
      6 января 1978 года двадцатилетний Халед Абед Раббот, студент университета Бир-Зейта, был в третий раз вызван в военную комендатуру в Ра-маллахе. Его неприятности с оккупационными властями начались после того, как 14 декабря он принял участие в демонстрации протеста против политики президента Садата. В 20 часов Халед явился в комендатуру в сопровождении своего отца и преподавателя университета Бир-Зейта англичанина Брайена Сайкса. Четыре с половиной часа спустя Сайкс увидел, как он вышел из здания. Халед еле держался на ногах. Его поместили в больницу Рамаллаха. Врач подтвердил, что пациента избивали 24.
      Тюрьмы Израиля переполнены до отказа. «В Хеброне, например, — говорит один из немногих европейцев, которому удалось посетить некоторые « /-L Июнь 1982 года. Бомбардировка Бейрута израильскими агрессорами (снимок вверху). Под напалмовыми и фосфорными бомбами сионистских варваров гибли тысячи людей, оставались на всю лсизнь калеками, как эта ливанская девушка (снимок внизу). Фото из журнала «Тайм» из них, — в тюрьме, рассчитанной на 110 человек, содержатся 260 заключенных. Теснота такая, что они не могут даже прилечь, спать практически невозможно» 2Ь.
      Такое никак нельзя объяснить стремлением Израиля «к выживанию во враждебном арабском мире, окружающем еврейский национальный очаг».
      Г’ Ливанский город Тир был практически снесен с лица земли сионистской военщиной. Так он выглядел в июне 1982 года. Фото «Нъюсуик» Это — для внешнего потребления. Внутри Израиля в умы внедряется другое: «Евреи выше всех других народов». Этому учат со школьной скамьи с первой молитвы.
      Концепция «богом избранного народа», которого сионисты прочат в духовные пастыри и правители всего человечества, не только совпадает с нацистской расовой теорией (кстати, сионистское «суперменство» постарше фашистского), но и приводит к аналогичным последствиям для тех, кого сионисты объявляют «неполноценными». Внешние проявления расизма в Израиле настольно обнажены, что это многим напоминает о мрачных временах фашизма.
      Выступая на XXVI сессии Генеральной Ассамблеи ООН, представитель Советского Союза Я. А. Малик говорил в связи с этим: «Сионисты всегда были и продолжают оставаться духовными братьями и последователями фашистов, расистов и их учениками.
      Как у фашистов, так и у сионистов одна и та же идеологическая природа; и те и другие — выразители интересов крупной империалистической наиболее реакционной буржуазии; и те и другие — смертельные враги революционного и национального освободительного движения, враги социализма и коммунизма; и те и другие — оголтелые расисты. Разница лишь в том, что немецкие фашисты создавали культ «арийской расы», а сионисты пытаются создать культ «еврейской высшей расы». Только в этом разница» 2б.
      «Нигде на свете, — пишет польский публицист Анджей Жеромский, — нет такого разделения людей, как в Израиле, — по горизонтали, наискосок и в кружок. Желая упростить этот вопрос, говорят, что разделение проходит по этническим группам» 27.
      Наивысшей кастой считаются так называемые сабра — уроженцы Израиля, выходцы из семей первых европейских переселенцев. Европейцы «аш-кенази» котируются выше, чем выходцы из Магриба и Среднего Востока — «сефарды». На положении «неприкасаемых» находятся «черные» евреи — выходцы из африканских стран. Не в лучшем положении китайские и южноазиатские евреи. Ко всему прочему в этих группах есть свои «подгруппы». Евреи из США — «полноценнее», чем из Англии, выше на ступеньку, чем из Польши. Соответственно йемениты котируются выше, чем марокканцы. На самой низшей ступени стоят «гои», т. е. нелюди, в первую очередь сионисты к ним относят арабов. «Такое размежевание, — подчеркивает английский исследователь Алекс Вейнгрод, — является законом, присущим всему обществу в целом» 28. Именно этого добивались сионистские идеологи еще в то время, когда ратовали за создание «еврейского национального очага», где будут жить только «чистые» евреи 29.
      «Государственная власть дала широкие возможности проводить политику дискриминации по отношению к арабскому населению в Израиле в соответствии с сионистской идеологией, — пишут израильские коммунисты. — Эти возможности были использованы сионистскими правительствами в достаточной мере, кроме случаев, когда общественное мнение в стране и в мире заставляло их отступать.
      Помимо национальной дискриминации по отношению к арабскому населению Израиля израильское правительство действует против его прав, отрицая сам факт его существования…» 30 …Всего через несколько лет после Лидице, Орадура, Красухи, задолго до Сонгми — 9 апреля 1948 года — вооруженные отряды сионистов из профашистской группы «Иргун» вырезали 250 арабов — мужчин, женщин, детей — в палестинской деревне Дейр Яссин 31. Руководил этой резней террорист, ставший впоследствии премьером Израиля, — М. Бегин 32. Эта деревня стоит первой в списке палестинских деревень-му чениц. Там же числятся деревни Казаз, Саламех, Сарис, Ка-стал, Бийар Адас. Там же — жертвы арабских погромов в городах Тибериас, Хайфа, Сафад, Бей-сан, Иерусалим… 33 Сотни палестинцев были расстреляны и замучены сионистами. Около полутора миллионов арабов в результате этих израильских агрессий были согнаны с родных земель, стали беженцами 34.
      Накануне агрессии 1956 года против Египта — 19 октября — израильские солдаты ворвались в пограничную деревню Кафр-Касем. Жители ее в это время работали в поле. Когда они возвращались, ничего не подозревая, их встретили огнем. 51 человек был убит, 13 ранено. Среди убитых — 12 женщин и девушек, 10 подростков в возрасте от 14 до 17 лет и семеро детей от 8 до 13 лет 35.
      Поначалу этот факт хотели замолчать, точно так же как пытались это сделать в Пентагоне с историей в Сонгми. Но преступление скрыть не удалось. Был назначен суд над 11 офицерами и солдатами — участниками бесчеловечного уничтожения людей в Кафр-Касеме. Он обернулся циничным фарсом, насмешкой над кровью невинных жертв.
      Всем «подсудимым» еще во время процесса повысили жалованье на 50 процентов. Специальные курьеры прибыли к ним в тюрьму с премиальными чеками на пасху. Часть солдат и офицеров освободили на время праздника Зб. Газета «Гаарец» писала: «Обвиняемые свободно разгуливали по залу суда, офицеры улыбались им, хлопали их по спине, им пожимали руки. Было очевидно, что с этими людьми, будут ли они признаны виновными или оправданы, обращались, как с героями, а не как с преступниками» 37.
      Суд признал виновным командира пограничной полиции, который отдал приказ стрелять в мирных жителей, и приговорил его… к двум центам штрафа. «Большего цинизма не знало человечество за всю свою историю» 38, — возмущенно писал по этому поводу арабский ученый и публицист Сами Хадави.
      Чем же объясняется этот цинизм, как не ощущением вседозволенности и безнаказанности за любые преступления против человечества, чувством собственного превосходства над другими народами, самогипнозом суперменства? Это все в равной степени свойственно сверхчеловекам и от фашизма, и от сионизма… И как бы ни возмущалось сионистское руководство по поводу таких параллелей, они напрашиваются сами собой. Вот что говорил один из свидетелей, выступавших на этом суде, рядовой Давид Гольфрид:
      «Я думал, что арабы — враги нашего государства. Когда я поехал в Кафр-Касем, я знал, что иду против врага, и я не делаю различия между арабами, живущими в Израиле или за его пределами». Когда судья спросил его, что бы он сделал, если бы встретил арабскую женщину, которая, увидев солдат, просто хочет укрыться в своем доме, не угрожая при этом ничьей безопасности, он ответил: «Я бы пристрелил ее без всякой жалости, потому что я получил приказ и должен был его выполнять» 39.
      Подобные факты, свидетельствующие о том, что сионисты с первых лет образования Израиля проводили против арабского населения Палестины геноцид, сионистская печать всячески замалчивает. Когда они все же становятся достоянием гласности, объясняет планомерное уничтожение арабских деревень для расчистки «жизненного пространства», для будущего «Великого Израиля» от Нила до Евфрата, «ошибками», «случайностями», «непониманием» и даже «ожесточением евреев, прошедших тяжкие испытания второй мировой войны». Последнее объяснение, кстати, легло в основу романа «Исход» Леона У риса, восславившего сионистский терроризм и геноцид против палестинцев.
      Удобные преступникам объяснения и истолкования преступлений не меняют, однако, сути политики, вызвавшей их к жизни. О том, что политика сионистов по отношению к арабам базируется на геноциде, свидетельствуют и события в Кафр-Касеме, и события самого последнего времени.
      В марте 1978 года лейтенант израильской армии Даниэль Пинто участвовал в силах вторжения Израиля в Южный Ливан. После захвата одной из ливанских деревушек этот мерзавец связал четырех безоружных крестьян по рукам и ногам и подверг пыткам, а потом бросил в колодец. Подобное обращение е «арабушимами», как презрительно называют арабов в израильской армии, этот палач объяснил тем, что он-де «пытался выяснить, кто убил его товарища в чине офицера» 40.
      Над Пинто состоялся суд. Процесс был закрытым, и никто ничего не знал о нем, пока не стало известно, что приговор суда по делу о совершении Пинто военного преступления был сокращен сначала с двенадцати до восьми лет, а затем по распоряжению начальника генерального штаба Израиля генерал-лейтенанта Рафаэля Эйтана — до двух лет.
      Из объяснений генерала представителям прессы выяснилось лишь одно, что он, как писал израильский писатель Амос Оэ, «действительно считает, что убийство нескольких арабушимов не такая уж ужасная вещь». Зеев Шиф, известный обозреватель газеты «Гаарец», весьма далекий от левых взглядов, сказал корреспонденту «Файнэншл тайме» по этому поводу буквально следующее: «Слова тех, кто пытается создать впечатление, будто израильские вооруженные силы 1979 года являются армией, чистота оружия которой оказалась незапятнанной в сравнении с израильскими вооруженными силами прошлого, полны лицемерия. Операция на реке Литани в которой принимал участие Пинто. — В. Б.) лишь один из примеров низких нравственных устоев наших солдат» 41.
      «Файнэншл тайме», констатируя, что «израильская армия, как сила, придерживающаяся высоких моральных принципов, существовала только в пропаганде» 42, без обиняков признает, что это армия насильников и убийц, армия геноцида. Да и что ожидать от нее, если состоит эта вооруженная до зубов банда из людей подобных Пинто, с детства воспитанных в духе презрения и ненависти к «гоям», «арабушимам» й прочим «неполноценным».
      «Файнэншл тайме» опубликовала эти строки в 1979 году и вызвала на себя массированный огонь защитников сионизма, которые дружно обвиняли ее в «антисемитизме» и разжигании «ненависти к демократическому Израилю, ведущему постоянную борьбу против террористов, мечтающих его уничтожить». Под «террористами», ясно, подразумевались палестинцы; вот уже около сорока лет борются они за право создать свой национальный очаг, за право, отнятое у них сионистами, растоптавшими резолюцию ООН о разделе Британской Палестины.
      Три года спустя после статьи в «Файнэншл тайме» мало нашлось бы людей, способных выступить в защиту «чистоты флага» израильской армии геноцида. Именно как таковая она и проявила себя в ходе операции «Мир для Галилеи» — так именовалось израильское вторжение в Ливан, начавшееся в ночь с 5 на 6 июня 1982 года и вновь, как не раз в прошлом, поставившее под угрозу мир не только на Ближнем Востоке, но и во всем мире.
      Уже в первые дни боевых действий стало очевидно, что это по сути дела операция геноцида. Она была подготовлена всей историей международного сионизма, всей его политической и государственной практикой в Израиле, всей системой сионистских организаций, поддерживающих Израиль в мировом масштабе, добивающихся такой поддержки и у правительств крупнейших империалистических держав, в первую очередь США, путем интенсивной лоббистской деятельности. Она была подготовлена в тесном контакте с американскими правительственными ведомствами, прежде всего с ЦРУ и Пентагоном. В рамках объявленных Рейганом кампаний по «борьбе с международным терроризмом» и «за права человека» Вашингтон использовал сионистскую армию геноцида для того, чтобы попытаться разгромить Организацию освобождения Палестины (в США ее иначе как «террористической», несмотря на то что она всемирно, в том числе ООН, признана, не называют), поставить Ливан в зависимость от Израиля, а также США, обеспечить Пентагону новые плацдармы на ближневосточной земле. Планировщиков этой политики в Вашингтоне не смущало, что пентагоновские плацдармы будут построены на крови и костях арабов.
      Конкретной целью Тель-Авива в этой кровавой авантюре было «окончательное решение» палестинского вопроса путем массовых убийств, в первую очередь мирных граждан, число которых среди жертв бомбардировок, обстрелов и казней достигло в ходе боевых действий 90 процентов. Счет жертв шел на десятки тысяч убитых и раненых. Абсолютное большинство из них, как подтвердили уже 9 сентября 1982 года представители Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), составляли женщины и дети.
      В ходе этой войны целые города, в том числе Сайда, Тир, значительная часть Бейрута, были полностью разрушены, 17 палестинских лагерей стерты с лица земли, около миллиона человек лишились крова. Всего за два месяца… Израильская агрессия против Ливана побила все прежние сионистские рекорды жестокости. Объяснение этому следует искать не только во все большей фашизации политической жизни Израиля, что наглядно проявилось в том, что операцией «Мир для Галилеи» руководили бывшие главари фашистской банды «штерн ганг» и «иргун», среди которых наиболее известны проклятые арабами имена Бегина, Шарона и Шамира — нынешних лидеров Израиля. Объяснение следует искать и в том, что для войны в Ливане Израилю была поставлена из США, где знали об агрессивных планах тель-авивских мастеров геноцида задолго до 6 июня 1982 года, самая современная техника.
      В разгар агрессии Израиля в Ливане американский сенатор Пел л заявил: «Гибель каждого ребенка в Ливане, разрушение каждого здания, превращенного в кучу щебня, — результат применения американского оружия» 43.
      Но вот и некоторые детали. Как писала в январе 1983 года газета «Нью-Йорк тайме», «израильтяне широко использовали в Ливане вооружения, которых нет у НАТО и которых нет или почти нет даже у американских вооруженных сил» 44.
      Новейшие самолеты с самым современным оснащением, поставленные Израилю из США, были в первую очередь брошены на бомбардировку Бейрута и других мирных городов Ливана. На борту они несли самые современные средства массового уничтожения людей — кассетные, шариковые, вакуумные бомбы. Это — страшное оружие. Оружие геноцида. Оно выковано в арсеналах Соединенных Штатов, которые уже не впервые выступают соучастниками геноцида.
      …В 1968 году на фестивале молодежи и студентов в Софии делегаты из Южного Вьетнама показали мне маленькую металлическую полусферу, внутри которой поблескивали стальные шарики. Так я впервые увидел американскую шариковую бомбу, изощреннейшее средство уничтожения людей. При взрыве — а она взрывается либо в воздухе, либо, если оснащена часовым механизмом, на земле — сотни таких шариков разлетаются в разные стороны, буквально изрешечивая все живое. Люди, пораженные этим оружием, как правило, не выживают.
      В октябре 1973 года я снова увидел эту жуткую полусферу на развалинах египетского города Суэц. Израильские агрессоры сбрасывали на этот город уже кассетные бомбы, начиненные десятками шариковых бомб. Уже тогда в конгрессе США был впервые поднят вопрос о том, что Израиль нарушает соглашение с США, по которому сионистам было поставлено это оружие. Ведь в соглашении Израиль давал обязательство не применять его против мирного населения и использовать лишь в целях обороны. Суэц, как известно, никогда не принадлежал Израилю. Израиль пришел туда как агрессор. В конгрессе пошумели больше для вида. Агрессор лишний раз уяснил, что безнаказанность его не знает пределов, пока его действия соответствуют замыслам Вашингтона. Последовала новая серия закупок в США. И вновь кассетные бомбы были доставлены в Израиль. Беспрепятственно. Для новых агрессий.
      И вот в 1982 году вновь заговорили в конгрессе США о кассетных бомбах. Теперь уже в связи с очевидным геноцидом палестинцев, организованным сионистской военщиной в Ливане по фашистскому образцу. Президенту Рейгану пришлось наложить запрет на поставки этих бомб в Израиль. Запрет, правда, временный, да к тому же не слишком и удручивший Тель-Авив. Оказалось, что в Израиле уже было налажено производство таких бомб под названием «Тал». Они даже «усовершенствованы» по сравнению с американской «кластер бомб юнит-58».
      Каким образом Израилю удалось наладить производство этого оружия геноцида? Ответ на это прост. Сионисты-миллионеры в США занимают весьма прочные позиции в американском военно-промышленном комплексе и не впервые обеспечивают Израиль необходимой технологией и «ноухау» для налаживания военного производства. Начиная с 60-х годов быстрыми темпами происходило сращивание военно-промышленных комплексов США и Израиля, нередко туда поступало такое современное оружие, которого даже не было на вооружении армии и ВВС США.
      Случай с кассетными бомбами не исключение, а подтверждение общего правила. В США эти бомбы производит «Хониуэл корпорейшн» 45. Ее владельцы и совладельцы — это представители правящей элиты Соединенных Штатов, крупных корпораций и банков, неизменно наживающихся на торговле смертью и поддерживающих Израиль, всего около 100 организаций, включая 12 банков, 10 корпораций, пять страховых фирм, пять фондов, шесть колледжей и университетов. Многие из них оказывают прямую финансовую помощь Израилю и его военной промышленности. Их устами, устами «большого бизнеса» США, руководители корпорации в ответ на обвинения честных американцев в том, что фирма «Хониуэл корпорейшн» соучаствует в геноциде, отвечают: «Мы считаем, что производство этих бомб вполне законно и соответствует требованию быть хорошим гражданином Америки!»
      «Хорошие граждане Америки» поставили сионистам и химические фосфорные бомбы, и отравляющие вещества, которые были испробованы в «боевых условиях» — на мирных жителях Ливана, на палестинцах.
      А ведь это те самые «хорошие граждане Америки», которые организуют то и дело антикоммунистические, антисоветские мессы и молебны по поводу «нарушений прав человека» в социалистических странах, те, кто субсидирует крикливые кампании в защиту осужденных советским судом преступников вроде Щаранского.
      В послевоенной истории не найдешь более страшного примера попрания прав человека сионистами, чем массовый расстрел жителей палестинских лагерей Сабра и Шатила, расположенных в Западном Бейруте. По данным ООП, там было уничтожено в период с 15 по 17 сентября 1982 года около трех тысяч человек. Убийцы тщательно прятали концы в воду. Израильские бульдозеры срывали жилые дома, погребая под ними тела жертв. В одной из таких могил было найдено 200 расстрелянных детей. Это те, кого не добили израильские стервятники с воздуха, не уморили голодом и жаждой, отрезая в ходе боев Западный Бейрут от источников воды и продовольствия.
      После расправы в Сабре. Расстреляна целая семья. Фото Ассошиэйтед Пресс Но как ни скрывали организаторы расправы факты, о них становилось известно все больше с каждым днем. «Бабий яр» в Бейруте, как назвала расправу в Сабре и Шатиле мировая печать, был неслыханным по своей жестокости, побив даже «рекорды» зверств гитлеровцев: беременным женщинам вспарывали животы, раненых обливали бензином и заживо сжигали, детей… не поднимается рука, чтобы описать эти варварства.
      Бегин, Шарон, другие организаторы расправы над мирными палестинцами долгое время скрывали свою причастность к ней, изворачивались, обманывали даже своих соотечественников, увидевших наконец воочию, к чему ведет их сионизм в его фашизированном израильском варианте. И тем не менее скрыться от фактов сионистским убийцам не удалось. Теперь уже известно, что приказ о расправе над жителями Сабры и Шатилы был отдан самим Бегином, спланирована она была Шароном и его генералами. (Это подтвердили даже организаторы «независимого расследования» преступления в Сабре и Шатиле, которое велось в Израиле в конце 1982 — начале 1983 года.) Непосредственными исполнителями были не только ливанские фашисты, но и израильская солдатня.
      Более того — в Вашингтоне знали о готовящейся резне. Именно поэтому «правоборцы» из Белого дома и госдепартамента США ограничились лишь «порицанием» сионистских убийц и … возобновили Израилю военную помощь, даже увеличив ее по сравнению с предыдущим финансовым годом на 475 миллионов долларов!
      Израильская агрессия против Ливана продолжалась. Ведь империализм США не достиг тех целей, которые были поставлены при оформлении в 1977 году кэмп-дэвидского сговора, приведшего к сепаратному миру между Израилем и Египтом и к новым военным преступлениям сионистов на Ближнем Востоке, в том числе и к операции «Мир для Галилеи». Цели же эти известны — установление американского господства руками Тель-Авива над всем этим богатым нефтью регионом. «А там, где хлещет нефть, — как отметил в свое время один американский публицист, — там Вашингтону не до прав человека. Даже если хлещет кровь…»
      И уже после того, как израильская солдатня, пролив реки крови, «ушла», оккупировав юг Ливана, морские пехотинцы США продолжили то, что начали сионисты. В сентябре 1983 года американские «силы по поддержанию мира» вели огонь прямой наводкой по ливанским городам.
      Конгресс США в том же месяце «узаконил» их присутствие в Ливане вплоть до 1985 года.
      Почерк изуверов У железных дорог Южно-Африканской Республики, у обочин шоссе всегда можно увидеть ободранных, голодных ребятишек африканцев, которые выпрашивают объедки у пассажиров. «Джиба! (Брось!)» — кричат они на все голоса… И когда им бросают из окна пищу, начинается драка на потеху белым путешественникам. Это в буквальном смысле слова драка за право на жизнь.
      В ЮАР, царстве апартеида, коренные африканцы подвергаются геноциду, по свидетельству журнала «Африкэн коммюнист», еще до того, как они появляются на свет. «Матери черных детей, — пишет журнал, — принадлежат к низшей социальной категории. Во время беременности они не получают достаточного питания. Это означает, что уже в утробе матери черный ребенок развивается в неблагоприятных условиях» 46. Учтем при этом, что на 40 тысяч африканцев в ЮАР приходится всего один врач, в то время как для белых это соотношение равно 1:400. В этом тоже проявляется хитроумная политика геноцида, встроенная в систему апартеида: от плохого питания и болезней многие африканские дети умирают, страдают от умственной отсталости, растут инвалидами, мучаясь от наследственных и благоприобретенных болезней.
      В ЮАР не публикуются данные о детской смертности среди африканцев по стране в целом. Известны данные только одного обследования, проведенного в 1971 году медицинскими работниками ЮАР в ряде городов страны. В 1971 году в ЮАР насчитывалось 16 миллионов африканцев. Родилось 750 тысяч африканских детей. Из них, не достигнув и года, 110 тысяч умерло. По другим данным, в ЮАР в 1971 году умирало 400 черных детей в неделю, или 54 ребенка каждый день. В Транскее, объявленном в 1978 году «самостоятельным государством», но оставшемся по сути дела той же ре-зервацией-бантустаном, полностью подвластной ЮАР, не менее 50 процентов африканских детей умирает, не достигнув и пятилетнего возраста 47.
      Что ждет тех, кто выживает? Так как большинство семей, насчитывающих в среднем по семь человек, существует на 18 — 22 ранда в месяц, можно считать, что большинство африканских семей живет за гранью бедности, которая официально установлена на уровне дохода в 120 рандов в месяц на семью. С самого раннего детства африканский ребенок в ЮАР начинает поиски пропитания и заработка. На обширных плантациях сахарного тростника в Натале, например» большинство рабочих, как показало обследование, проведенное в декабре 1977 года, составляли девочки в возрасте от 13 до 15 лет. Они работали по 9 часов в сутки, получая за свой труд от 50 до 90 центов в день. Не удивительно, что 48 процентов всех африканских детей неграмотны 48.
      Вновь бурлит негритянское гетто Соуэто (ЮАР). И вновь, как в 1980,1981 годах, расисты ответили в конце 1982 года на выступления против апартеида слезоточивым газом, овчарками.
      Фото из журнала «Тайм» Наряду с таким «замаскированным» геноцидом власти ЮАР не стесняются и открытого. «Армия ЮАР, — пишет журнал «Штерн», — лучшая на континенте, а южноафриканская полиция стреляет всегда и всюду, где только намечается сопротивление» 49. Символично, что и премьер ЮАР с 1979 года Питер Виллем Бота известен в стране как «человек, который сначала стреляет, а потом думает» 5Й.
      В бытность его министром обороны в полном соответствии с этой характеристикой действовали и юаровские каратели. Во время одной из «операций чистки» на севере Намибии министерство обороны ЮАР дало указание: «В первые два часа после захвата пленных солдаты вольны поступать с ними как заблагорассудится». Результатом этого распоряжения был кровавый разгул карателей в Намибии. Они не только уничтожали пленных, но и издевались над ними, отрезая им уши и носы… «на сувениры» 51.
      «Печальную известность, — пишет журнал «Хо-рицонт», — приобрели палачи Боты и при создании зон смерти в 10-километровой полосе на границе с Мозамбиком, Ботсваной, Замбией и Анголой. Были не только сожжены все поля и уничтожены все здания. Солдаты истребляли также всех африканцев, которые при осуществлении этой тактики выжженной земли недостаточно быстро покидали свои районы» 52.
      Репрессивный режим апартеида не смог бы существовать без практики геноцида. Намеренное и тщательно спланированное разделение населения ЮАР на белых, цветных, азиатов и черных, сегрегация уже даже не только по расовому признаку, но и по оттенкам цвета кожи приводят к тому, что коренное население неизменно оказывается на самой нижней ступеньке южноафриканской «лестницы в ад», как назвали апартеид африканцы.
      Самые худшие, антисанитарные жилищные условия, голод, нищета, болезни — таковы будни апартеида для черного человека.
      По данным института расовых отношений ЮАР, в стране не хватает 56 тысяч жилищ для цветных.
      Самая низкооплачиваемая работа, невозможность получить образование и высокую квалификацию — удел черных наемных рабов апартеида.
      Террор и преследования — ежедневная реальность существования коренных африканцев на земле их предков как в ЮАР, так и в Намибии, где, несмотря на косметические румяна «парламентаризма», продолжает действовать власть расистов Претории. На 18 миллионов цветного населения страны в ЮАР (данные 1979 года) имеется крупнейшее в мире хранилище отпечатков пальцев, где собраны данные почти о 15 миллионах африканцев.
      В тюрьмах ЮАР содержатся тысячи политических заключенных, борцов против апартеида. Среди них не только руководители коммунистической партии и Африканского национального конгресса. Там же, в страшных застенках, вроде того, что возведен на острове Роббен, — юноши и девушки, совсем дети, арестованные во время карательных рейГолод протягивает руки.
      Фото «ДО. С. ньюс энд Уорлд рипорть дов и облав в Соуэто, пригороде Йоханнесбурга, где в 1976 году был жестоко подавлен бунт молодежи против расистов. Страшная тюремная система перемалывает, физически уничтожает наиболее политически активную часть населения ЮАР. Жертвами подобного политического геноцида в последние годы стали сотни борцов против апартеида, «Джо и Фред, — рассказывает корреспондент журнала «Штерн», — два восемнадцатилетних парня из Соуэто, недавно вышедших из тюрьмы. Суда над ними не было (с 1976 по март 1979 года. — В. Б.). Сразу же после волнений 1976 года их заключили в одиночные камеры, обвинив в «коммунистической деятельности». Фреда пытали с по» мощью электричества, били по половым органам. Джо сам видел и феврале 1977 года, как в комнате для допросов на пресловутом 10-м этаже полицейского управления в Йоханнесбурге одного заключенного негра выбросили из окна. После этого Джо подписал все, что ему подсунули™» 53 Администрация Картера, зная эти факты, хотя бы для вида, стремилась не рекламировать свои контакты с ЮАР. Они, конечно, не ограничивались дипломатическими раутами, США и тогда оказывали Претории через различные каналы, в первую очередь через ЦРУ, различную, в том числе военную» помощь. При Рейгане ЮАР была зачислена в категорию «демократических». О том» что там за «демократия», можно судить по распространенному 17 октября 1982 года агентством Франс Пресс докладу Комитета действия родителей заключенных ЮАР.
      «В докладе, — сообщает агентство, — приводятся 20 примеров, когда заключенных лишали сна, 25 случаев, когда их допрашивали в голом виде, 50 случаев, когда их пинали ногами, избивали и били по щекам, 14 случаев, когда заключенным наносили удары по половым органам, пытали током и т. д.». Таких случаев тысячи… Как это похоже на действия американских, австралийских, израильских коллег юаровских держиморд против борцов за гражданские права! Как это все похоже!
      «Мы знаем, что мы, черные, да и не только мы — жертвы системы, чье единственное горючее — алчность, чей единственный бог — прибыль. Мы знаем, что плодами этой системы стали невежество, отчаяние и смерть, и мы знаем, что система эта обречена, ибо мир уже не может себе позволить терпеть ее» 64.
      Эти слова известного негритянского писателя Джеймса Болдуина обращены к США, но в них — недвусмысленный приговор всей капиталистической системе, повинной в тягчайших преступлениях против человечества.
     
      Глава YI Наркотики «стопроцентности»
     
      «Корпоративные мифы»
      Каждого советского человека, побывавшего в странах капиталистического Запада, неизменно поражает дремучее невежество тамошнего обывателя. Как объяснить, что многие американцы, с которыми мы были союзниками в войне с фашизмом, не могут сказать, на чьей стороне воевал наш народ — за Гитлера или против Гитлера?! Не случайно ведь многосерийный документальный фильм о Великой Отечественной войне шел в 1978 — 1979 годах в США под названием «Неизвестная война» «. Неизвестная!
      Автору этих строк не раз приходилось за границей разъяснять, казалось бы, азбучные истины, вроде того, что верить в бога советским гражданам не возбраняется, что церкви, костелы, мечети и синагоги в СССР существуют и действуют, что за торговлю на рынке колхозников не преследуют, а, наоборот, поощряют, детей у родителей не отбирают и так далее и тому подобное. Часто после таких разговоров меня просили дать почитать какой-нибудь официальный справочник о СССР, чтобы поверить рассказанное цифрами и фактами, а заодно сверить наши данные с изысканиями местных «советологов». Но, увы, чаще наши аргументы отскакивали как от стенки горох: восприятию истины о мире реального социализма подданным его величества капитала препятствуют годами внушаемые антикоммунистической пропагандой стереотипы: «Коммунисты — враги свободы и демо» Шел фильм этот, кстати, лишь в ограниченных строгим указом кинотеатрах, а затем был и вообще запрещен в США.
      Растут цены на лекарства.
      Если в 1970 году американцы платили за лекарства 4,3 млрд. долларов, то в 1980 году — уже 11,1 млрд. долларов, а в 1983 году — около 13 млрд долларов. Рисунок из журнала «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» кратии», «социализм и демократия несовместимы», «коммунисты отрицают права человека».
      Виднейшие специалисты в области отношений с общественностью ( «паблик рилейшнз») в США У. Липпман, Э. Бернайс 1 и другие рассматривали стереотип как своего рода код, с помощью которого «толпа», т. е. масса «одинаково мыслящих» людей, находит готовые, привычные оценки того или иного явления. Стереотип, по мнению Липп-мана, освобождает «массового человека» от «обязанности разъяснить причину». Это такая форма восприятия, которая относится скорее к сфере эмоций, чем мысли. Слово «коммунист», например, по замыслу создателей антикоммунистических пропагандистских стереотипов, должно вызывать только отрицательные эмоции: «Самый лучший коммунист — это мертвый коммунист». В анекдотическом варианте действие этого стереотипа было продемонстрировано одним американским полицейским, который разгонял демонстрацию противников войны во Вьетнаме и избил участника «контрдемонстрации», организованной ультраправыми ура-патриотами. Когда же избитый им «ультра» сказал: «За что вы бьете меня, ведь я антикоммунист?», страж порядка, не моргнув глазом, ответил ему: «А мне все равно, какой ты коммунист. Вое вы — враги Америки».
      Создание и внедрение в сознание масс антикоммунистических стереотипов — неотъемлемая часть процесса манипулирования сознанием трудящихся в капиталистическом обществе, который обеспечивается системой «паблик. рилейшнз» и средствами массовой информации. Липпман, Бернайс и их последователи по-своему истолковали слова Декларации независимости о том, что власть правительств должна основываться на «согласии управляемых». Они сделали ставку на «создание согласия среди управляемых» 2 за счет, как говорит Г. Маркузе, «обеспечения однозначности общественного мышления» 3, конформизма, т. е. не столько единомыслия, сколько единомышления в угодном для правящего класса капиталистов направлении. Достичь подобной «однозначности» теоретики «паблик рилейшнз» рекомендуют путем стереотипизации мышления. Это по сути дела репрессивный процесс подавления личности, в результате которого человека лишают права мыслить самостоятельно.
      Стереотипизация мышления миллионов «массовых людей» — явление, типичное для капитализма на его империалистической стадии, для развитого буржуазного общества с его гипертрофированным потребительством, со все растущей концентрацией производства, которая приводит к сосредоточению на одном предприятии, в одном учебном заведении тысяч и десятков тысяч человек. Для управления ими используются не только средства массовой информации, но и специалисты по «изучению мотивов поведения»: психологи и психиатры, опытные манипуляторы сознанием масс.
      Известный американский исследователь проблем массовой коммуникации, профессор Калифорнийского университета в Сан-Диего Герберт Шиллер в книге «Манипуляторы сознанием» без обиняков заявляет, что манипулирование — это средство, с помощью которого правящая элита осуществляет контроль над убеждениями и поведением людей путем создания у них ложных представлений о действительности.
      Манипулирование сознанием, по мнению Шиллера, держится в США на пяти мифах. Первый — миф о личной свободе и возможности индивидуального выбора. С его помощью американцам внушают, что «частная собственность» — «основа благосостояния общества и всех его членов» 4. На этом мифе базируется все «здание манипулирования» 5.
      Второй — миф о нейтральности всех ключевых социальных институтов: правительства, средств массовой информации, системы образования, науки, стоящих якобы «выше конфликтующих социальных интересов» 6, иначе говоря, вне классов. В течение полувека, как говорит Шиллер, ведя счет со времени появления первых фирм, занявшихся обеливанием облика корпораций в глазах американской общественности, средства массовой коммуникации распространяют этот миф о «нейтральности» и «непредвзятости» правительства, конгресса и прессы, утверждая, что их деятельность «не направляется какой-либо идеологией» 7.
      Третий — миф о неизменности человеческой природы. Используется манипуляторами сознанием для того, чтобы доказать, что мир постоянен, что общественные отношения неизменны, как природа человека, а следовательно, и существующий в США строй — вечен 8.
      Четвертый — миф об отсутствии социальных конфликтов. Средства массовой коммуникации, как показывает в своей книге Шиллер, создают фальшивый образ социальной гармонии в американском обществе, где якобы нет ни расовых, ни социальных конфликтов, нет классов и социального неравенства, нет голода, безработицы и нищеты 9.
      Пятый — миф о плюрализме средств массовой информации. Он действует на сознание многих. Ведь в США, как известно, существует 6,7 тысячи коммерческих радиостанций, более 700 частных телестудий, ежедневно выходят 1,5 тысячи газет, сотни журналов. На деле же это разнообразие не имеет ничего общего с плюрализмом мнений, а с точки зрения идеологии отражает как раз «идентичность интересов — материальных и идеологических — владельцев собственности, а также монополистический характер всей индустрии массовых коммуникаций» 10.
      Исследование Шиллера неизбежно приводит читателя к выводу, что «корпоративная мифология» активно внедряется манипуляторами в общественное сознание с целью «погасить интерес к социальной и экономической действительности» 11, иными словами, сдержать путем манипулирования социальные перемены. Шиллер немарксист, но с его мнением о том, что информационный аппарат США целиком служит интересам корпораций и носит репрессивный характер, нельзя не согласиться. Ленинское высказывание о всепроникаемости монополии наглядно иллюстрируется и в области идеологии.
      Цены в США растут буквально на все. Если в 1960 году роман-бестселлер стоил в среднем 4,95 доллара, билет в кино — 2 доллара, а в театр на Бродвее — 9,9 доллара, то в 1981 году — соответственно 14,25 доллара, 5 долларов и 40 долларов.
      Слившись с буржуазным государством, монополия стремится к монопольному владению умами не только своих сограждан, но и граждан других стран мира, не оставляя при этом надежд заменить коммунистическую идеологию народов социалистических стран своей, буржуазной идеологией. Современный капиталист уже не удовлетворяется простой эксплуатацией физического и умственного труда. Он требует (в полном соответствии с характеристикой Энгельса) благодарности эксплуатируемого за эту эксплуатацию, идеологической верности обществу капиталистического рабства.
      Это дало основание Герберту Маркузе охарактеризовать государственно-монополистический капитализм как «общество тотальной мобилизации», стремящееся к абсолютному контролю над своими гражданами. Вот как он это общество описывает в книге «Одномерный человек»: «Традиционные очаги волнений либо ликвидируются, либо изолируются; нежелательные элементы берутся под контроль.
      Основные тенденции знакомы: концентрация национальной экономики на нуждах больших корпораций, в чем правительство играет стимулирующую, поддерживающую и иногда направляющую роль; пристегивание этой экономики к мировой системе военных союзов, валютных соглашений, а также соглашений о техническом содействии в развитии; выработка заранее установленной гармонии между обучением и национальной целью; вторжение в личную жизнь» 12 и так далее.
      В чисто политической сфере, как пишет Маркузе, эта тенденция проявляется в том, что двухпартийная система по сути дела становится однопартийной, ибо «под предлогом угрозы международного коммунизма… программы больших партий становятся все более неразличимыми, в том числе и по степени лицемерия» 13.
      В этих условиях «свобода политических взглядов», «свобода печати», «свободная игра политических сил» (эти термины западные пропагандисты активно употребляют в своих трудах, противопоставляя «свободный мир» миру социалистическому) по сути дела превращаются в фикцию.
      Распродажа идей и… президентов Товар независимо от того, что это кусок мыла или политическая платформа претендента на президентское кресло, повинуется законам рынка. «Американцы, — писал Вэнс Паккард, — с их растущим увлечением потреблением стали потребителями даже в политике» 14.
      Стали американцы такими или такими их сделали — это уже другой вопрос. Важно иное. На политическом рынке также активно действуют знатоки мотивов поведения из фирм, занятых в сфере «общественных отношений».
      Еще в 1934 году одна из них — «Хайтекер энд Бокстер» организовала широкую кампанию против Э. Синклера, баллотировавшегося на пост губернатора Калифорнии. Фирма, по признанию ее владельцев, применила метод «диверсионной техники», переключив внимание общественности с предвыборной программы Синклера на его «личные недостатки». С помощью специально подготовленных карикатур и памфлетов, поставлявшихся агентами фирмы в местную прессу, высказывания Синклера по вопросам семьи и брака, религии, коммунизма были извращены до неузнаваемости, и Синклер предстал перед избирателями как «враг демократии», что и привело к его поражению.
      В общенациональном масштабе фирмы «паблик рилейшкз» впервые проявили себя во время президентских выборов 1952 года, когда против кандидата республиканцев Дуайта Эйзенхауэра выступал демократ Эдлай Стивенсон.
      Тогдашний национальный председатель республиканской партии Линард Холл предельно сжато и с циничной деловитостью сформулировал новый принцип предвыборной стратегии: «У республиканцев имеется великолепный товар. А кандидатов и их платформы следует продавать как товар» 15.
      Дело было поставлено на широкую ногу. Распродажей республиканского товара занялась влиятельная рекламная фирма «Баттен, Бартон, Дерстайн и Осбор» (ББДО), которая действовала в полном соответствии с принципом, сформулированным Л. Холлом.
      Ни о какой честной общеамериканской дискуссии по проблемам, волновавшим миллионы граждан США, и речи быть не могло.
      ББДО завоевывала рынок идей планомерно и не стесняясь в средствах. Один из ведущих специалистов по рекламированию идей — Россер Ривз прямо заявил: «Я думаю о человеке, который стоит в избирательной кабине перед машиной голосования и думает, какую ручку ему нажать, так же как о человеке, выбирающем между двумя конкурирующими тюбиками зубной пасты» 16.
      Фирма ББДО начиная с 1952 года довела свою технику сбыта кандидатов и их политических платформ до полного совершенства. Самый излюбленный метод ББДО — снять для рекламы своих заказчиков 10 — 15 минут непосредственно после какой-либо наиболее популярной телепрограммы, где выступают известные комики. «Время, используемое сразу же после таких телепрограмм, — пишет В. Паккард, — наиболее ценно потому, что вы имеете возможность обратиться сразу же к нескольким миллионам телезрителей, которые находятся в безвольном, беспомощном состоянии и не способны сопротивляться тому, что им предлагают» 17.
      Практика предвыборной борьбы в США в ее современном виде показывает, что избирателю продают не идею, не политическую платформу той или иной партии, а стереотипизированный образ, который с этой платформой сознательно или подсознательно ассоциируется.
      Весьма типичной для подобной практики манипулирования сознанием была предвыборная кампания 1968 года. Вот что писал журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» о тактике кандидата в президенты от демократической партии Губерта Хэмфри: «На Юге вице-президент Хэмфри будет представлен как «более консервативный», чем сенатор Кеннеди или сенатор Маккарти. На Севере мистер Хэмфри будет представлен как кандидат, чья «либеральная» репутация была отличной и бесспорной задолго до того, как кто-либо услышал о Бобе Кеннеди или Юджине Маккарти» 18.
      Аналогичным образом строилась и кампания по «сотворению» образа «нового Никсона». Его менеджеры в зависимости от аудитории либо напоминали о его заслугах в деле борьбы с коммунизмом и его работе в Комиссии по расследованию антиамериканской деятельности под руководством покойного сенатора-мракобеса Джозефа Маккарти, либо., особенно в университетах, заводили разговоры о Никсоне- «голубе», который выступает против войны во Вьетнаме, и потому его «нельзя дать заклевать ястребу-Хэмфри».
      На деле же никакого «нового Никсона» не было. Как писал известный американский публицист Ричард Ровер, «Никсон — политик, для которого политические взгляды — это товары, продаваемые публике в зависимости от спроса и состояния рынка. Он с такой же легкостью может переключиться с выступления против агрессии (в Юго-Восточной Азии) на ее защиту, с которой профессиональный составитель рекламы переключается с восхваления сигарет «Кэмел» на прославление сигарет «Честерфильд»» 1у. Определение почти что пророческое! Так ведь и случилось. Победив на выборах, Никсон, обещавший покончить с войной во Вьетнаме в минимальный срок, практически продолжал политику своего предшественника вплоть до 1974 года.
      Но дело уже было сделано. Сбыть образ «нового Никсона» удалось. Хотя и с минимальным перевесом, но он победил Губерта Хэмфри в конкурентной схватке на политическом рынке.
      Манипуляторы сознанием, действующие в ходе предвыборных кампаний, как показывает практика, активно эксплуатируют «корпоративные мифы», описанные Г. Шиллером. В огромной степени пропагандистская шумиха, окружающая поездки противоборствующих кандидатов по стране, направлена на восхваление не столько самих кандидатов, сколько «американского образа жизни», системы «свободного предпринимательства». Независимо от своей платформы все кандидаты клянутся ей в верности, и, как подчеркивает Шиллер, это неизбежно в обществе, которое представляет собой не «плюралистическое единство», а «пирамиду с властью, сконцентрированной на вершине» 20.
      Стивен Хесс, один из биографов Никсона, характеризуя кампанию по выборам президента в 1972 году, пишет, что в США соперничающие кандидаты должны избегать программных заявлений, нарушающих определенные табу. Такими табу Хесс в первую очередь считает «радикальные альтернативы капитализму» 21. Соперник Никсона сенатор Макговерн, по мнению Хесса, проиграл кампанию именно потому, что переступил запретную черту между критикой правительства и существующей в США системы, когда осудил действия Вашингтона во Вьетнаме, гонку вооружений и вмешательство в дела других государств 22.
      В 1976 году Джеймс Картер учел ошибки Макговерна. В своих предвыборных речах он бичевал республиканскую администрацию, и только ее, превознося при этом «американские идеалы» и высокие «моральные ценности» политической системы США, хотя республиканская администрация, допустившая вопиющие нарушения демократии, прав человека и американских законов, и была порождена именно этой системой.
      Кампания Рейгана, выступавшего в 1980 году против Картера, внесла в методику, разработанную ББДО, новые моменты. Как отмечал журнал «Ньюсуик», проведенное преподавателями Техасского христианского университета исследование дебатов между Картером и Рейганом, состоявшихся в 1980 году, показывает, что Рейган «гораздо более умело пользуется экспрессивными неязыковыми средствами». Наиболее важным, по мнению журнала, было то, что Рейган «сохранял прямой зрительный контакт с телеаудиторией в течение 229 секунд, а Картер смотрел прямо в телекамеру только 10 секунд». В результате, отмечает один из тех, кто вел это исследование, «Рейган был больше похож на лидера в момент, когда американцам был нужен лидер». Прочитав такое, можно только искренне посочувствовать американцам!
      Посочувствовать вдвойне. Летом 1983 года выяснилось, что Рейган победил Картера в теледебатах не только за счет «жестов» — организаторы его предвыборной кампании, оказывается, располагали рабочими документами Картера, выкраденными из Белого дома. Скандал вокруг этого дела вошел в историю политической жизни США как «Рейгангейт», по аналогии с «Уотергейтом».
      Действия манипуляторов сознанием масс, хотя часто и успешные, все же не могут с помощью «корпоративных мифов» полностью обелить неприглядную действительность мира капитала.
      «Выборы без выборов», как нередко характеризуют избрание президента в США, вызывают у американцев все большее недоверие к кандидатам на этот пост. Опросы общественного мнения (при всей условности этой формы изучения настроения масс, нередко, кстати, используемой в целях манипуляции) показывают: большинство американцев считают, что в США «нет справедливости для бедных» (47 против 18 процентов), что «люди, наделенные властью, не вызывают более доверия» (82 против 57 процентов)23.
      Это признают даже те издания, которые трудно упрекнуть в «симпатиях к левым».
      «Мы похваляемся, что у нас демократия, — писал в 1968 году архиблагонадежный журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт». — Но когда дело доходит до того, чтобы избрать руководителя, кандидата в президенты, мы и не вспоминаем о демократии. Хуже того, вся наша система построена так, что мы даже не можем выбрать человека наиболее подходящего для роли президента» 24.
      Менее «благонадежные» американские журналисты ту же мысль выражают еще более образно: «Демократия породила новый вид диктатуры — диктатуру заговаривания зубов».
     
      Цена «свободы печати»
      В США, где за последние годы наблюдается небывалая концентрация средств массовой информации в руках немногих монополий, из 1500 городов, имеющих ежедневные газеты, 96 процентов обслуживаются газетными концернами, каждый из которых принадлежит одному владельцу. Зачастую одна и та же компания владеет средневолновой, ультракоротковолновой радиостанциями и телестанцией, действующими в одном и том же районе.
      Подсчитано, что газетные концерны и «заинтересованные финансовые группы» в США начиная с 1968 года скупали примерно по 68 так называемых независимых газет в год, что привело к чрезвычайной концентрации средств массовой информации в руках таких концернов, как «Ганнет ньюс-пейперс», «Скриппс лиг», групп Роя Томсона (США — Канада), Ньюхауза, Херста. В последние годы особенно активно скупал газеты американо-австралийский магнат Р. Мэрдок: в 1981 году его собственностью стала даже знаменитая английская «Таймс».
      Концентрация средств массовой информации в руках немногочисленных концернов наблюдается не только в США, но и в других странах так называемого свободного мира.
      Вот всего лишь несколько цифр. В Англии четыре монополистические группы контролируют 96 процентов тиража ежедневных и такой же процент тиража воскресных газет.
      Группа «Аксель Шпрингер», годовая сумма оборота которой составляет более миллиарда марок, занимает первое место на капиталистическом рынке новостей в ФРГ. Она захватила 90 процентов рынка воскресных еженедельников, ей принадлежат 40 процентов всех ежедневных и воскресных газет, четыре газетных и несколько книжножурнальных издательств, два информационных агентства и так далее. Шпрингер почти полностью монополизировал ежедневную печать и в Западном Берлине.
      В Австралии четыре монополии контролируют практически всю (за исключением государственной радиокорпорации и мелких провинциальных газет) печать, крупнейшие издательства, радио– и телекомпании.
      Аналогичная картина наблюдается в других странах капитала.
      Freedom of the press?
      Свобода печати?
      В Италии 70 процентов тиража газет с 1973 года контролируют четыре мощные группы: ИФИ — ФИАТ (Акьелли), ЭНИ, «Монтэдисон» (Чефис и Монти) и ИРИ — СТЭТ. Эти четыре группы представляют две ведущие отрасли итальянской промышленности — автомобильную и нефтехимическую.
      Во Франции Робер Эр-сан, которого называют «пожирателем газет», владеет 12 ежедневными газетами, журналом «Отожур-каль», рядом специализированных изданий. Процесс концентрации во французской печати привел к тому, что с конца XIX века по 1977 год число ежедневных газет сократилось с 400 до менее 100 25.
      Такое положение вызывает тревогу даже у буржуазных демократов. Французский журнал «Монд дипломатии» в статье под недвусмысленным заголовком «Капитализм против демократии» сетует: «Власть, завоеванная именем свободы, использует эту же свободу, чтобы навязать народу свою диктатуру» 26. «Провозглашали благие принципы, — цитирует далее журнал правоведа Жана Фосона, — их внесли в конституции, но, конечно, не соблюдали; бесспорно, права капитала взяли верх над правами граждан; в действительности народом правили самые богатые люди» 27.
      Наилучшая иллюстрация того, как провозглашенные свободы служат установлению диктатуры капитала, — это использование крупной буржуазией «свободы слова» и «свободы печати».
      «Резонно, — пишет американский историк Говард Зинн, — не только спрашивать, пользуетесь ли вы свободой слова, но и в какой степени вы ею пользуетесь, как слышен ваш голос и сколько людей могут его услышать. Право человека свободно высказываться определяется его доходом и политическим весом. Какой-нибудь радикал может использовать ящик из-под мыла и обратиться с речью к сотне людей в парке. Кто-нибудь еще может взять напрокат систему громкоговорителей, и его голос дойдет до нескольких тысяч людей, а корпорация может купить лучшее время на телевидении, и в один вечер ее услышат десять миллионов зрителей. Тому, кто захочет критиковать президента, придется истратить чуть ли не все свои средства, чтобы купить минуту телевизионного времени, президент же может, когда ему захочется, занять все главные каналы телевидения, говорить, сколько пожелает, и ему будут внимать 50 миллионов человек. Инакомыслящие могут издавать свои крохотные журналы и газеты. Но те, кто владеет журналами «Тайм», «Ньюсуик», «Маккол», «Ридерс дайджест» или газетой «Лос-Анджелес тайме», имеют огромное преимущество в использовании свободы слова» 28.
      Манипуляция сознанием масс в «свободном мире» осуществляется и на самом высоком уровне. Расходы на государственный аппарат информирования обхцественности в 1982 году в США составили свыше одного миллиарда долларов. В федеральном правительстве США работает свыше 4700 специалистов по информации, писателей и редакторов.
      По оценке журнала «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт», в государственных учреждениях, связанных с информированием общественности, трудятся 15 тысяч служащих. Практическое управление политическими новостями, акциями «по созданию благоприятного образа президента» (термин журнала Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт») осуществляет постоянный информационный персонал Белого дома в составе примерно сорока человек 29.
      Господствующие интересы государственно «Прекратите гонку вооружений! Спасите человечество!» — требуют борцы за мир в США. «Нет — крылатым ракетам!» — говорят западноевропейцы. «Требуем права на труд!» — заявляют молодые граждане ФРГ, вышедшие на антивоенную демонстрацию. Фото из журналов «Тайм» и «Ньюсуик» капиталистической экономики, — пишет Герберт Шиллер, — определяют характер информационного потока и контроля за ним» 30 со стороны государетва. Государство в США выступает в сфере манипулирования сознанием в трех ипостасях.
      Во-первых, как «крупнейшее рекламное агентство в мире» по пропаганде за рубежом американского образа жизни и «свободного предпринимательства». Эти функции возложены сейчас на Информационное агентство США (ЮСИА), а также на систему подрывных радиостанций ЦРУ «Свобода», «Свободная Европа» (Шиллер характеризует их как «органы политико-культурного проникновения» 31 в социалистические страны).
      Во-вторых, правительство «выступает как манипулятор и пропагандист внутри страны». Представители Белого дома по связи с прессой могут, как отмечает журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт», поставить на место излишне глубоко «копающего» журналиста со ссылкой на «секретность» полученной им информации, хотя нередко подобными ссылками просто прикрывают нежелание правительства допустить в печать неудобные для него новости 32.
      Классический тому пример — «объяснения» президента Эйзенхауэра в мае 1960 года, когда над территорией СССР в районе Свердловска был сбит американский самолет-шпион У-2. С самого начала правительство Эйзенхауэра отрицало, что полет был шпионским. В ход были пущены заявления о том, что «самолет сбился с курса», что у него «повреждена была кислородная аппаратура» и т. д. Когда же сбитого шпиона Пауэрса, да еще живого, представили журналистам, в Белом доме заявили, что такого рода полеты — «националы ная политика». Президент Эйзенхауэр впоследствии в своих мемуарах посожалел не о том, что его правительство лгало, не о том, что проводились такие провокационные и опасные для дела мира полеты, а о том, что тогда он и его сотрудники в Белом доме «поторопились выпустить в свет преждевременную и неверную версию на этот счет» 3 В-третьих, правительство осуществляет в интересах правящей элиты постоянный контроль над огромным информационным потоком.
      «Манипулирование информацией нередко заменяет саму информацию, — пишет Шиллер, — и общественное сознание продолжают сводить на нет» 34.
      «Президенты, — считает «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт», — обладают непревзойденными возможностями управлять информацией и формировать ее в своих интересах» 35.
      Наиболее яркий тому пример — использование президентом Картером событий в Иране и Афганистане в ходе предвыборной президентской кампании 1980 года. Белый дом сумел использовать эти события для нагнетания ура-патриотизма и антисоветской истерии, надеясь таким образом резко повысить быстро падавшую в результате экономических неурядиц в США популярность Картера. «Президент, — писал Дж. Крафт в газете «Вашингтон пост», — образно говоря, завернулся в национальный флаг, а в результате те, кто критикует его, стали казаться прямо-таки непатриотическими элементами» 36. Тот же самый прием, только в куда более зловещих целях не раз использовал президент Рейган. В 1981 — 1982 годах в своих речах он не раз говорил, что сторонники разоружения в США, в частности участники движения за замораживание ядерных арсеналов СССР и США, «играют на руку Кремлю». ФБР и ЦРУ провели специальное расследование, чтобы «доказать» обвинения, выдвинутые президентом. Подобная «охота на ведьм», жертвой которой оказались — в который уже раз! — сторонники мира в США, продолжалась и в 1988 году.
      Реальность демократии «заговаривания зубов» в «свободном мире» подвигла некоторых западных журналистов на публикацию книг под столь красноречивыми заголовками, как «Самоубийство демократии» и «Ежедневная ложь». Их авторы обвиняют корпорации в том, что они монополизировали «свободную печать», лишили сограждан собственной страны права на правдивую информацию о событиях у них дома и за рубежом. Что правда, то правда. Одно только следует отметить — запоздалая. Ведь марксисты давно доказали, что в буржуазном обществе свободы печати нет и быть не может. В. И. Ленин еще в 1917 году писал: «Капиталисты… называют «свободой печати» такое положение дела, когда цензура отменена и все партии свободно издают любые газеты.
      На самом деле это не свобода печати, а свобода обмана угнетенных и эксплуатируемых масс народа богатыми, буржуазией» 37.
      Теперь, когда буржуазное государство вместе с «королями прессы» попирает и без того иллюзорную «свободу печати», характеристика, данная ей В. И. Лениным, звучит тем более актуально.
      «Журналисты» из ЦРУ Старая английская поговорка, которая буквально звучит так: «У каждого человека в шкафу спрятан скелет» (т. е. «каждому есть что скрывать»), — как нельзя более точно подходит к американской действительности. Любому американскому правительству такие «скелеты» поставляет Центральное разведывательное управление, занимающееся тайными операциями во всем мире, в том числе на территории США.
      В сентябре 1977 года разразился очередной скандал, связанный с ЦРУ. Ровно через десять лет после скандального сообщения «Нью-Йорк пост» о связях издательства «Прегер» с Центральным разведывательным управлением другая нью-йоркская газета, «Дейли ньюс», одновременно с журналом «Роллинг стоун» опубликовала серию статей о том, что по крайней мере 400 американских журналистов находятся на службе ЦРУ. С ЦРУ прямо сотрудничали такие радиостанции, как Эй-би-си, Эн-би-си, «Мючуэл бродкастинг систем», агентства Ассошиэйтед Пресс, ЮПИ, Рейтер, газеты Херста, газетный трест «Скриппс-Говард», журнал «Ньюсуик», газеты «Майами геральд», «Вашингтон пост» и «Луисвилл курьер-джорнэл».
      Около дюжины известных обозревателей и комментаторов радио называют в ЦРУ своим «активом», на который «можно опереться и которому можно поручить выполнение самых разнообразных тайных заданий». В этом активе, как писал журнал «Роллинг стоун», числятся столь известные в США обозреватели, как Сульцбергер, Джозеф Олсоп и Хедли Доновен. Джозеф Олсоп, кстати, признал, что он «делал для них (т. е. ЦРУ. — В. Б.) кое-что, когда считал это правильным. Я называю это, — сказал он, — выполнением долга перед своей страной» 38.
      Представительница Си-би-эс тоже сделала любопытное признание, заявив, что в годы «холодной войны» было просто «проформой», чтобы корреспонденты информировали ЦРУ по возвращении из-за границы. Она сказала далее: «Это касалось всех подобных организаций, а не только Си-би-эс»39.
      В брошюре «Тайные операции ЦРУ и права человека», подготовленной рядом общественных организаций США, об этом говорится следующее: «ЦРУ использовало печать четырьмя путями. Для агентов ЦРУ положение журналистов служило «крышей». ЦРУ нанимало настоящих журналистов для сбора информации и осуществления операций. Управление также контролировало газеты, журналы и информационные агентства для распространения пропаганды. И наконец, оно использовало свои тесные связи с американскими издателями, чтобы не допустить публикации неугодных ему материалов». В результате появившихся в мировой прессе разоблачений выяснилось, что не менее 25 органов информации предоставляют должности и удостоверения профессиональным сотрудникам ЦРУ, которые выдают себя за границей за журналистов. В числе тех, кто сотрудничал с ЦРУ, назывались Уильям Пелл — председатель Си-би-эс, Генри Люс — владелец журнала «Тайм» и Артур Сульцбергер — совладелец «Нью-Йорк тайме». (По требованию конгресса США эта практика была отменена в 1977 году. Но ненадолго. ЦРУ никакие запреты не смущали, и журналистские «крыши» использовались и после порицания конгресса. А к концу президентства Картера запрет на вербовку журналистов был снят уже «официально».) Представители ЦРУ требуют от своих «журналистов», как, впрочем, и от «актива», не только шпионской информации, но и антикоммунистической пропаганды. Далеко не случайно «журналисты» из ЦРУ оказались в первых рядах антисоветского хора, надсадно певшего «анафему» Советскому Союзу за «нарушения прав человека».
      Среди тех, кто весьма активно поддерживал связь с «диссидентами» в СССР, переправлял на Запад их «обращения» и «воззвания», состряпанную ими клеветническую литературу, фигурируют корреспондент «Вашингтон пост» в Москве Питер Оснос, корреспондент журнала «Ньюсуик» в Москве Альфред Френдли и корреспондент агентства Ассошиэйтед Пресс Джордж Кримски и другие.
      «Западные читатели, — писала о них газета «Известия», — ждушие объективной информации о жизни в Советском Союзе, оказываются обманутыми, поскольку интересы вышеуказанных господ ничего общего не имеют с журналистикой» 40.
      Вернувшись на родину, Питер Оснос выступил в журнале «Коламбиа джорнэлизм ревью» со статьей, в которой поделился с коллегами своими впечатлениями о работе в Советском Союзе.
      Он посвятил свой рассказ контактам с «диссидентами», которые, по его словам, привлекали его уже потому, что «Советский Союз — наиболее опасный противник нашей страны» (т. е. США. — В. Б.).
      Оснос занимался поисками в СССР тех сил, которые выступали бы против социализма «изнутри». Не найдя ничего такого, что можно было бы квалифицировать как «оппозицию», Оснос и обратился к разрыванию диссидентской помойки, извлекая оттуда ту клевету, которая и получала у его хозяев «готовое одобрение» 41. Интерес к этим отщепенцам со стороны своей редакции Оснос прямо связывает с тем, что в результате кампании администрации Картера по «защите прав человека в СССР» идеологическая борьба резко обострилась. Мы уже знаем, что в этой кампании, а значит, и в идеологической борьбе против социализма самым активным образом участвовали не только американские газеты и журналы, но и правительственные ведомства, включая ЦРУ. Оснос косвенно признает это, когда пишет, что сообщения американских журналистов о «диссидентах» активно используются диверсионной радиостанцией «Свобода», руководимой ЦРУ, в вещании на СССР. Покупают эти материалы и «Голос Америки», и Би-би-си, и «Немецкая волна». Материалы о «диссидентах», как цинично пишет Оснос, «хорошо продаются», куда лучше, чем «утомляющие писания на столь обширные и сложные темы, как здравоохранение, жилищное строительство или сельское хозяйство» 42.
      Увлечение «диссидентской» тематикой можно, конечно, объяснить бизнесменским складом ума корреспондента «Вашингтон пост». Но это будет неполное объяснение.
      Операция «Права человека» осуществляется ЦРУ совместно с американской прессой с серьезным учетом внутреннего американского рынка, с четким прицелом на укрепление пропагандистского стереотипа, который вдалбливает американцу со школьной скамьи: «коммунизм — враг свободы и демократии».
      Подобное «одномерное сознание» (термин Маркузе), прививаемое массе потребителей антикоммунистической продукции «индустрии новостей» как «активом ЦРУ», так и его прямой агентурой среди журналистов, для буржуазии — одно из важнейших средств социального контроля. Цель его, по словам Г. Шиллера, — внедрить в сознание масс «веру в капиталистическую систему свободного предпринимательства» 43.
      С целью спасти и сохранить эту систему в неприкосновенности правящий класс мира капитала стремится поставить под контроль не только общественное сознание, но и разум, и поведение людей.
      Выпрямляя извилины В 1947 году в Нюрнберге Международный трибунал приговорил семерых нацистских врачей к смертной казни через повешение и восьмерых — к длительным срокам тюремного заключения за чудовищные медицинские эксперименты над людьми в концентрационных лагерях. Тогда же были установлены юридические правила медицинского экспериментирования на людях.
      В Соединенных Штатах, да и во многих других странах «свободного мира» эти правила попросту игнорируются. Только в период с 1945 по 1963 год американская военщина преднамеренно подвергла радиоактивному облучению около полумиллиона военнослужащих армии США. Как свидетельствуют авторы вышедшей в 1982 году в Нью-Йорке книги «Атомные солдаты: американские жертвы ядерных экспериментов», многие из них умерли. Еще в 1961 году Международная медицинская ассоциация выступила с предложением запретить использование заключенных в тюрьмах в качестве объектов для экспериментов. Эта рекомендация не была принята главным образом из-за позиции фармацевтических фирм США, оказавших на ассоциацию колоссальное давление. Года через два после этого в медицинском журнале «Бритиш медикл джорнэл», издаваемом в Англии, появилась статья под псевдонимом Пертинакс. Вот что в ней, в частности, говорилось:
      «Меня очень беспокоит то, что Международная медицинская ассоциация сейчас уклоняется от выполнения своей поправки, запрещающей использование преступников в качестве материала для экспериментов. Американская сторона оказывает давление, добиваясь отказа от введения ее в действие. Я знаю, что один из виднейших американских ученых сказал: «Преступники в наших исправительных учреждениях — прекрасный материал для экспериментирования, и при этом они гораздо дешевле обезьян». Надеюсь, что обезьяны не услышат этих слов» 44.
      Дж. Митфорд в уже упоминавшейся книге «Тюремный бизнес» пишет, что медицинские «исследовательские программы» в тюрьмах США широко распространены и, более того, санкционированы федеральными ведомствами и тюремной администрацией штатов. К числу федеральных ведомств, которые этим занимаются, относятся и ФБР, и ЦРУ, и министерство обороны США. Именно они с 1964 по 1974 год проводили над пациентами целого ряда клиник США и заключенными насильственные «опыты» по воздействию на организм больших доз радиации. В одной только больнице в городе Ок-Ридж (штат Теннесси) жертвами этих преступлений стали 200 человек. Еще 130 — в тюрьмах штатов Вашингтон и Орегон. Многие получили смертельную дозу.
      Политические заключенные США уже не раз становились жертвами этих незаконных экспериментов. Член руководства Компартии США Бети-на Аптекер писала, что по отношению к этим людям применяется система, именуемая «промыванием мозгов заключенных», что равнозначно «перестройке их личности» путем различных методов воздействия, включая «шоковую терапию». В ряде тюрем в тех же целях применяется слезоточивый газ (в известной своими издевательствами над политическими заключенными тюрьме Сан-Квентин, например), а также так называемый пугающий порошок. В тюрьме Вакавиль, например, его применяли не раз против «бунтовщиков». Это «лекарство» вызывает ощущения панического страха и удушья, схожие с теми, что испытывает тонущий человек 45.
      В преступных экспериментах такого рода участвуют весьма солидные научные учреждения. Как стало известно, еще в 1975 году Петаксентский институт штата Мэриленд, университет Джона Гоп-кинса, университет штата Мэриленд и Национальный институт психиатрии проводили над заключенными ряд экспериментов «по контролю за поведением» с помощью наркотиков 46.
      Через несколько лет выяснилось, что Национальный институт психиатрии был одним из тех учреждений, с которыми действовало в тесном контакте ЦРУ, осуществляя свои широкие программы по контролю над поведением людей, в частности, с помощью наркотиков. Эти программы под условными наименованиями «Блюберд» ( «Синяя птица»), «Артишок МК ультра» и «Артишок МК дельта» проводились ЦРУ с 1949 по 1963 год.
      Как утверждали в Лэнгли, где расположено ЦРУ, от этой программы якобы отказались в 1963 году, признав ее «безнравственной». Однако в 1975 году, когда сенат конгресса США занимался расследованием ряда программ опытов с наркотиками, многие материалы ЦРУ были уничтожены, и масштабы злоупотреблений правами американцев, в том числе правом на жизнь, до сих пор не известны. Любопытно, что один из тех, кто принимал участие в расследовании деятельности ЦРУ, связанной с «контролем за поведением людей», ныне покойный Н. Рокфеллер, мягко посоветовал членам сенатской комиссии «бросить это дело». О том, как «это дело» выглядело на практике, можно судить по официальному объяснению, данному адмиралом Тернером, который был назначен президентом Картером на должность директора ЦРУ. «Возможно, — говорил он, — имели место случаи, когда американские граждане, сами того не ведая, были объектами правительственных (курсив мой. — В. Б.) опытов с наркотиками, помимо тех, о которых было объявлено во время сенатского расследования в 1975 году» п.
      Тысячи рядовых американцев (бизнесмены, рабочие, мелкие служащие, фермеры, старики, женщины, дети), не ведая ничего, употребляли изготовленные по заказу правительственного ведомства порошки, контролирующие поведение, вместе с чаем, кофе, прохладительными напитками, по пути на работу, на месте работы, у себя дома, в гостинице, на пикнике, за рулем автомобиля… Их реакция тщательно контролировалась, за изменениями их поведения следили специально обученные агенты-ученые с помощью специально изготовленной дорогостоящей аппаратуры.
      Масштабы экспериментов были поистине чудовищными. Джон Маркс, независимый журналист, опубликовавший документы об опытах ЦРУ над людьми, писал, что адмирал Тернер «намеренно рисует неполную картину, называя деятельность ЦРУ «программой экспериментов с использованием наркотических средств»». Наркотики были только частью программы. Документы, опубликованные Дж. Марксом, показывают, что применяЗдапие ЦРУ в Лэнгли. Фото ЮПИ лись и другие методы, такие, как «электрошок», облучение радиоактивными веществами, ультразвуком, психотерапия, психология и специальные средства, выводящие из строя» 48.
      Особое внимание обращалось на то, чтобы получить возможность заставить тех американцев, которых собиралось использовать в своих целях ЦРУ, «выполнять приказания помимо своей воли и вопреки таким законам природы, как чувство самосохранения». Документы, обнаруженные Джоном Марксом, показывают, что ряд этих экспериментов закончился убийством людей, принявших, ничего не подозревая, наркотики, разработанные ЦРУ.
      Как сообщает «Нью-Йорк тайме», эксперименты проводились, в частности, над заключенными тюрем в штате Джорджия (в городе Атланте) и в штате Нью-Джерси (в городе Бордентауне). В городе Провиденс, штат Род-Айленд, ЦРУ ставило эксперименты над душевнобольными. Программами «Блюберд» и «Артишок» были охвачены десятки медицинских учреждений в США.
      Нашумевший в США фильм «Кто-то пролетел над гнездом кукушки», поставленный по одноименному роману К. Кейси, в котором рассказывается о том, как в психиатрической лечебнице одному бунтарю для «успокоения» поначалу делали электрошок, потом оглушали его сильнодействующими препаратами, а затем сделали операцию лобекто-мии, превратившую его в идиота, многими американцами до поры воспринимался как сатира на американское общество. Оказалось, что К. Кейси, сам того не подозревая, не фантазировал, а изобразил ту действительность, которую тщательно скрывают от американской общественности.
      В 1982 году стали известны еще более зловещие подробности, превзошедшие даже фантазию К. Кейси. Выяснилось, что с конца 50-х годов химические войска американской армии проводили секретные исследования с галлюциногенными веществами. Было открыто БЗ — квинуклидинил бен-зилат — сильнодействующее средство, способное вывести из строя большой город на достаточно большой для военных целей срок. В 60-х годах БЗ испытывалось на тысячах американских солдат. Затем его использовали во Вьетнаме. Более того, как писал в майском (1982 г.) номере американский журнал «Мазер Джонс», «в недавнем прошлом оно, возможно, фигурировало во время неудавшейся попытки спасти заложников в Иране». БЗ собирались использовать для того, чтобы полностью нейтрализовать «воинственные элементы», охранявшие посольство США в Тегеране. Но надо думать, что этим не ограничились бы: воздействию мощного галлюциногена подверглось бы все население Тегерана. Не это ли имел в виду бывший министр обороны США Гарольд Браун, когда докладывал президенту Картеру, что диверсионный отряд расправится с охраной, не создавая опасности для заложников, и что спасательная команда «абсолютно уверена в отношении этой части операции».
      Журнал «Мазер Джонс» полагает, что министр обороны имел в виду именно это. Ведь к 1975 году в арсеналах армии США было накоплено уже около 50 тонн БЗ — количество, которого хватило бы для того, «чтобы вывести из строя весь мир». ЦРУ, несмотря на многочисленные «запреты», до сих пор имеет БЗ в своем арсенале и готово использовать его для «отдельных операций».
      В этом свете и рекомендация покойного Н. Рокфеллера сенатской комиссии «бросить это дело» звучит весьма зловеще. Очевидно, что в США проводился чудовищный эксперимент, целью которого было получить универсальное средство управления многомиллионными массами трудящихся, и не только в Соединенных Штатах. Ставка была крупнее — не допустить социальных перемен путем превращения людей в покорный, как овцы на бойне, скот. О том, что от этой «сверхзадачи» правящий класс США не отказался, говорит и то, что ЦРУ, как признает американская печать, и по сей день проводит программы, аналогичные «Синей птице» и «Артишоку». А ведь нет страшнее преступления, чем посягнуть на право человека быть человеком, на его разум!
      Глава VII Двуликий Янус из Вашингтона В «Святом семействе» Маркс и Энгельс, полемизируя с братьями Бауэр, весьма неуклюже признававшими свои ошибки, с юмором напоминали им о пьянице, который каялся, что пил не в меру, но в оправдание своих действий говорил: «Зато я никогда не пью после полуночи». Этого классического пьяницу невольно вспоминаешь, читая заявления иных официальных лиц из Вашингтона по поводу прав человека.
      Факты — вещь упрямая. В Вашингтоне признают, что в США с правами человека, мягко говоря, не все благополучно. И тем не менее утверждают, что именно Соединенным Штатам принадлежит право поучать мир, как эти права соблюдать. «За границей кампания Вашингтона в защиту прав человека, — писал журнал «Шпигель», — создает впечатление, что Америка, пресытившись ролью мирового полицейского, теперь воспринимает себя как мировую совесть и приписывает себе право определять, что такое добро и что такое зло (курсив мой. — В. Б.)» «.
      Метаморфоза мирового жандарма, примеряющего мундир мирового «комиссара полиции нравов», не могла не вызвать скептические комментарии у тех, кто хорошо знает всю подноготную политики США, как внутренней, так и внешней. Французская газета «Матэн», например, посоветовала хозяину Белого дома «подмести перед своей дверью, прежде чем учить чистоте других» 2.
      В 1978 году Первый секретарь ЦК Компартии Кубы, Председатель Государственного совета и Совета министров Республики Куба Фидель Кастро, выступая на массовом митинге в Сантьяго-де-Куба, на территории бывшей батистовской казармы Монкада, дал предельно точную характеристику вашингтонской «метаморфозы»:
      «Правительство Соединенных Штатов пытается представить себя сейчас «защитником прав человека». Мы, марксисты-ленинцы, делающие все возможное для человека, для улучшения его материального и духовного благосостояния, для обеспечения его политических, экономических и общественных прав, что является целью нашей жизни, мы, вступившие в борьбу за ликвидацию любых форм эксплуатации человека человеком, всегда, разумеется, будем выступать за реальные и подлинные права человека. Мы даже будем рады, если проповеди Картера смогут оказать какое-то влияние на некоторых из его самых ближайших союзников… с тем чтобы они отказались от политики геноцида, от своих привычек пытать, похищать и убивать борцов за демократию и прогресс.
      Какое моральное право говорить о правах человека имеют правители страны, где рядом живут миллионеры и нищие, где индейцы уничтожаются, а негры подвергаются дискриминации, женщина проституирована, а выходцы из стран Латинской Америки подвергаются беспощадной эксплуатации. Как могут говорить об этих правах руководители империи, где господствует мафия, существуют игорные дома и детская проституция, где ЦРУ разрабатывает и осуществляет подрывные программы, организует шпионаж в мировом масштабе, а Пентагон создает нейтронные бомбы, способные уничтожить все живое и оставить лишь материальные ценности!..
      Как могут говорить о правах человека те, кто обучает и снабжает вооружением самые реакционные, кровавые и продажные правительства в мире… Как могут говорить о правах те, кто поддерживает тесные связи с южноафриканскими расистами, подавляющими, дискриминирующими и эксплуатирующими 20 миллионов африканцев, те, кто поставляет гигантские количества современнейшего оружия сионистским агрессорам, лишившим арабский народ Палестины исконных земель и отназывающимся возвратить арабским странам захваченные силой территории?
      Как могут говорить о правах человека руководители государства, спецслужбы которого организовывали покушения на руководителей других стран, войска которого во Вьетнаме использовали взрывчатых веществ столько, что их мощность в Позорная колониальная авантюра по утверждению британского флага на Фолклендских (Мальвинских) островах в 1982 году стоила английским налогоплательщикам сотни миллионов фунтов стерлингов. За н*е расплатились жизнью сотни английских парней (снимок вверху, стр. 317). Но на ней обогатились монополии по производству сверхсовременного оружия. «Какая замечательная маленькая война — говорит изображенный на карикатуре символ этих монополий — мифический бог войны Марс. Рисунки и фото из журнала «ТО. С. ньюс энд Уорлд рипорт» сотни раз превосходит мощность атомных бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки, войска которого уничтожили миллионы вьетнамцев, при этом руководители государства даже не удосужились принести извинения одним или возместить причиненный ущерб другим! Как могут разглагольствовать о правах человека лидеры страны, традиционно вмешивающейся в дела государств Латинской Америки и подчинявшей их народы своему эксплуататорскому игу?..
      Каждый новый руководитель Соединенных Штатов имеет наготове несколько риторических фраз для Латинской Америки и всего мира: один говорил о «добрососедстве», другой — о «союзе ради прогресса», а сейчас речь идет о «правах человека». Однако ничего не изменилось, в их политике как в западном полушарии, так и во всем мире, все осталось, как всегда, на своих местах, всегда в политике США превалировала дипломатия канонерок и доллара, закон сильного. Единственно неизменным элементом в американской политике остается ложь» 3.
      Этот блестящий обвинительный приговор новоявленному мировому «комиссару полиции нравов», в коей ипостаси подвизается сейчас империализм США, взявший на вооружение лозунг «защиты прав человека», не нуждается в комментариях. Точнее не скажешь. Но вашингтонские пропагандисты в точном соответствии с русской пословицей «Ему плюнь в глаза — скажет божья роса» продолжают, игнорируя и факты, и критику мировой общественности, изо дня в день повторять всем набившую оскомину сентенцию: «Несмотря на то, что в США имеются отдельные нарушения отдельных прав человека, Соединенные Штаты считают своим моральным долгом защищать права человека во всем мире…»
      Так сказать, душа… Конец 1978 года был бурным. Нарастала волна народных выступлений против реакционных проамериканских режимов в Иране, Никарагуа, Южной Корее. Весь мир отметил 30-ю годовщину Всеобщей декларации прав человека. Чем же ознаменовали ее Соединенные Штаты? В Никарагуа американские советники вместе с национальными гвардейцами Сомосы организовали карательные рейды в глубь страны против отрядов борцов с диктатурой. В Иране агентура ЦРУ лихорадочно тасовала карты заговоров, пытаясь спасти режим шаха от окончательного крушения. Посольство США в Тегеране, как писала американская печать в те дни, превратилось фактически в филиал ЦРУ. Да и в самих США обстановка была неспокойной. Каждый день у Белого дома проходили демонстраИзраиль. Концлагерь на оккупированных арабских землях. Фото журнала «Штерн» ции протеста. Индейцы, негры, мексиканцы, пуэрториканцы, рабочие, фермеры, банковские служащие, служащие государственных учреждений, противники войны и гонки вооружений выступали под лозунгом: «Президент Картер, как насчет прав человека у нас дома?»
      В декабре 1978 года вновь угодил за решетку доктор Элсберг, известный своими рааоблачениями действий Пентагона во Вьетнаме. На этот раз Элсберга судили за протест против производства нейтронной бомбы. Вместе с ним еще 200 человек — участников демонстрации у завода по производству плутониевых взрывателей (одного из компонентов нейтронного оружия) в городе Роки-Флэтс, штат Колорадо. И на этот раз политический процесс американская Фемида превратила в уголовный — судили Элсберга и его друзей «за нарушение права неприкосновенности частной собственности». Это право в США действительно соблюдается со всей скрупулезностью, особенно тогда, когда речь идет о собственности фабрикантов оружия.
      Что до соблюдения остальных прав человека Соединенными Штатами как дома, так и за рубежом, то особенно похвастаться было нечем. Эти права попирали всюду, где этого требовали интересы американского империализма. И тем не менее, выступая 7 декабря 1978 года по случаю 30-й годовщины Всеобщей декларации прав человека, президент Картер повторил:
      «Права человека — это, так сказать, душа нашей внешней политики, ибо на идее прав человека строится наше ощущение себя как нации…»
      Госдепартамент в своем ежегодном обзоре «новостей с фронта прав человека» лаконично откомментировал это заявление, обнародовав список с поименованием нарушителей прав человека, получающих американскую помощь, в котором числились такие союзники Вашингтона, как Аргентина, Боливия, Бразилия, Египет, Сальвадор, Гватемала, Гаити, Никарагуа, Парагвай, Филиппины, Родезия, ЮАР, Южная Корея, Тайвань, Таиланд, Уругвай, Заир и так далее.
      При Рейгане диктаторские режимы были попросту вычеркнуты из списка «нарушителей прав человека» и переведены в «демократические». Американская печать напоминала президенту, чем это оборачивалось для США в конечном счете в прошлом. Ведь еще брат президента Эйзенхауэра Мильтон рекомендовал обитателям Белого дома «воздерживаться от особых знаков внимания по отношению к латиноамериканским диктаторам, какие бы временные преимущества подобная тактика ни имела». Уже в те времена американские либералы сетовали: «Поддержка Соединенными Штатами диктаторских режимов создает о США неблагоприятное представление в мире». Но Эйзенхауэр не последовал совету своего брата. Рейган пошел по стопам Эйзенхауэра.
      Новый хозяин Белого дома раскрыл свои объятия не только антикоммунистическим латиноамериканским диктаторам, но и расистам ЮАР. Продолжая картеровскую политику непризнания правительства Народной Республики Кампучии, администрация Рейгана попыталась гальванизировать и кровавый полпотовский режим, поддержав сколоченную контрреволюционной кампучийской эмиграцией «коалицию» во главе с принцем Сиануком. Вашингтонским «правоборцам» не было дела до того, что полпотовский режим уничтожил всего за три года своего существования около трех миллионов своих сограждан.
      Между тем западная печать открыто писала о чудовищных преступлениях, творившихся кликой Пол Пота — Иенг Сари в Кампучии еще до того, как их режим был уничтожен.
      Вот лишь одно свидетельство очевидца того, что творилось в Кампучии при полпотовском режиме массового геноцида, опубликованное во французской газете «Матэн»:
      «Мы идем за камафибалом (комендант района. — В. В.), который направляется к поляне в нескольких километрах к западу от деревни. Прибыв на место, мы видим длинный ров, вырытый, по всей вероятности, накануне. По обе стороны рва сидят на корточках мужчины и женщины с руками, связанными за спиной. Среди этих осужденных на смерть — с десяток детей в возрасте от 7 до 14 лет.
      Два красных кхмера с дубинками ожидают сигнала начальника, чтобы нанести первый удар. Подойдя к ним, он приказывает: «Бейте!» И красные кхмеры начинают спокойно и бесстрастно наносить удары. Каждый осужденный получает сильный удар дубинкой по затылку. Его наносит один из двух красных кхмеров. Затем второй кхмер наносит еще один удар и сразу же сталкивает казненного в ров» 4.
      Каким же лицемерием надо обладать, чтобы, зная все это, утверждать, что Вьетнам, который помог кампучийским патриотам спасти свой народ от уничтожения, совершил агрессию», выступать в Жертвы режима Пол Пота в Кампучии. Снимок предоставлен автору корреспондентом « Комсомольской правды» А. Левиным поддержку справа» полпотовцев, не представляющих никого, кроме самих себя, заседать в международных организациях, в том числе и в ООН, как это делали США при Картере и повторили при Рейгане?!
      Подобное лицемерие Вашингтон проявляет постоянно, ибо это лицемерие — испытанный инструмент внешней политики США. Любой проамериканский диктатор, любой антикоммунистический и антисоветский режим получит в Вашингтоне индульгенцию за любые нарушения прав человека.
      Лицом, обращенным к подобным союзникам, вашингтонский двуликий Янус полностью закрывает на это глаза, не переставая при этом своим ликом, обращенным к социалистическим странам, в частности к СССР, извергать громы и молнии по поводу несуществующих там «нарушений прав человека».
      Причина таких перемен в лицах вашингтонского Януса объясняется его неизменной ставкой на антикоммунизм.
      «Свои диктаторы»
      «Закон 480», президентская директива № 28 (о правах человека), в соответствии с которыми официальный Вашингтон обосновывает дискриминацию ряда социалистических стран в торговле и пытается на столь сомнительной основе вмешиваться в их внутренние дела, отнюдь не мешают Соединенным Штатам поддерживать самые тесные, в том числе и торговые, отношения с наиболее кровавыми диктаторскими режимами. И как ни отрекаются ныне в Белом доме от грубоватого немецкого термина «Realpolitik» (т. е. политика, исходящая из практической целесообразности и интересов государства, а не из моральных соображений), законы, действительно движущие империализмом США, нельзя даже при желании переменить или облагородить проповедями о верности делу «прав человека».
      Вскоре после того, как официальный Вашингтон развернул кампанию в «защиту» этих прав, американский журналист Дж. Фритчи в одной из своих статей констатировал, что на дружественные США диктаторские режимы эти призывы президента не возымели никакого действия. Нарушения прав человека продолжались, о чем наглядно свидетельствовали примеры Израиля, Сальвадора, Парагвая, Чили и ЮАР, а «после того как Картер выступил с осуждением этого, очевидно, допущены еще более серьезные нарушения» ?.
      Журналист Джеймс Петрас, словно иллюстрируя доклад госдепартамента, в своей статье в «Монд дипломатик» пишет о клиентах Вашингтона с нелицеприятностью трезвого экономиста, когда говорит, что репрессивные режимы в Латинской Америке нужны американскому капиталу в первую очередь для сохранения там позиций монополий США. (По данным Аргентинского института латиноамериканской интеграции, на Латинскую Америку в 1977 году приходилось 30,7 процента капиталовложений США за границей.) Иначе говоря, чем сильнее эти позиции в той или иной стране, тем тоталитарнее там режим.
      «Замена» прежней экономики современными предприятиями сопровождалась расширением и модернизацией репрессивного аппарата, констатирует Петрас. Новое тоталитарное государство в Латинской Америке опирается на существование системы фильтрования информации, техники электронного шпионажа и усовершенствованных организационных структур, импортированных из США.
      Латиноамериканские диктаторы, пишет Петрас, «представляют ничтожное меньшинство населения. Они сами себя назначили или назначены военной элитой и удерживаются у власти только благодаря почти тоталитарной государственной машине». Почти — это, конечно, уже сказано пиетета ради. Власть латиноамериканских диктаторов, опирающаяся на меньшинство и основанная на принуждении, находится в непосредственной зависимости от тех «моделей развития», которые навязаны монополиями США народам, попавшим под их гнет. Диктаторы в этой ситуации — своего рода управляющие, надсмотрщики. Конечно, пишет Петрас, диктаторы не могут пойти на риск настоящего избирательного состязания. Можно ли победить на выборах, сокращая доходы трудящихся на 60 процентов, как, скажем, в Чили?!
      Тоталитаризм хунт — своего рода экспорт практики подавления прав трудящихся в самих США в другие страны. Только в Латинской Америке этот тоталитаризм не прикрывают фиговым листком и генералы редко меняют форму на гражданские сюртуки.
      «Скрытые ужасы»
      Артур Джон Лэнгутт, известный американский публицист, работавший одно время заведующим отделением газеты «Нью-Йорк тайме» в Сайгоне, в 1978 году издал в США книгу «Скрытые ужасы» б. Прочитавшие ее американцы, к вящему своему удивлению, узнали, что госдепартамент США в начале 60-х годов вел набор в школу «советников» для обучения полицейских за границей. Руководил этой школой некий Б. Энгель, в прошлом сотрудник ЦРУ. Центральному разведывательному управлению фактически и принадлежала эта школа, а вывеска госдепартамента была просто ширмой.
      Задачи, которые ставились полицейским советникам перед отправкой их в развивающиеся страны, формулировались весьма недвусмысленно. Им вменялось в обязанность готовить «эффективные полицейские силы» для «отпора любым проявлениям интересов, враждебных Соединенным Штатам», иначе говоря, для «борьбы с коммунизмом». Не случайно, конечно, защищая «свободу собственности», «право» собственника на погоню за грязной наживой, правящие круги США сделали ставку именно на усиление репрессивного аппарата в «дружественных странах».
      В конце 50-х — начале 60-х годов при непосредственном участии ЦРУ, ФБР и Пентагона в США были созданы подразделения специальных войск (в частности, «зеленые береты», проявившие свои познания в ходе карательных операций в Южном Вьетнаме) для подавления национально-освободительных движений. В военных училищах и академиях США ввели специальный курс — «борьба с мятежами». Аналогичную подготовку проходили американские дипломаты и агентура ЦРУ за рубежом.
      В Вашингтоне в 1960 году была открыта Международная полицейская академия. По свидетельству одного ее бывшего выпускника, программа этого вуза для держиморд включала новейшие методы, применяемые для разгона демонстрантов, а также бастующих рабочих. В академии учили, как использовать собак и дубинки, как совершенствовать механизм репрессий против «смутьянов». В этой академии также постоянно действовала агентура ЦРУ, которая присматривалась к студентамполицейским из стран Азии, Африки и Латинской Америки, и, в случае если кандидат на вербовку соглашался и подходил, его переводили в спецшколу ЦРУ, которая скрывалась под вывеской: Международные полицейские службы, инкорпо-рейтед».
      Американский журналист — Пиночету: «Я верю вам, генерал Пиночет, и я намерен в своей следующей статье заявить» что не видел в Чили ни одного политического заключенного» жами» из армии США, направлявшиеся в Южный Вьетнам. У Пентагона была также школа «психологической войны» и «контрпартизанской борьбы» в Форт-Брегге.
      Выпускники этой и других школ впервые показали себя в Бразилии, когда в ночь с 31 марта на 1 апреля 1964 года был свергнут президент Гу-ларт. Ученик Форт-Брегга А. Пек, в частности, руководил пытками бразильских профсоюзных лидеров и коммунистов.
      Некий Д. Митрионе, о карьере которого подробно рассказывает книга «Скрытые ужасы», закончив школу полицейских советников при ЦРУ и госдепартаменте, действовал вместе с Пеком в Бразилии, а затем был переведен в Уругвай. О том, что он преподавал местным полицейским, можно судить по его инструкциям, приведенным в книге Лэнгутта:
      «У вас в руках профсоюзный деятель, от которого надо получить признание. Разденьте его донага и поставьте лицом к стене. Пусть кто-нибудь погладит его горячим утюгом. После этого отправьте его дня на три в одиночку и держите там без пищи и воды. На четвертый день дайте ему воды пополам с мочой…»
      С помощью таких вот «специалистов» были подготовлены агенты и палачи чилийской охранки, зверски уничтожившей после свержения правительства Альенде тысячи чилийских патриотов. Под патронажем ЦРУ действует и сейчас международная сеть агентов пиночетовского гестапо (до недавнего времени сокращенно — ДИНА), охотящихся за борцами против чилийского фашизма. Эта сеть имеет свои «ячейки» в Вашингтоне, Нью-Йорке, Венесуэле, Колумбии, Франции, Швеции, Италии, ФРГ. В координации с бразильскими, аргентинскими и уругвайскими спецслужбами действует специальный чилийский «эскадрон смерти», задача которого — физическая расправа с чилийскими патриотами. На совести этого эскадрона — кровь сотен борцов против чилийского фашизма, в том числе бывшего министра в правительстве Народного единства О. Летельера. О том, что убийство Летельера было осуществлено в США в тесном сотрудничестве ДИНА и ЦРУ, сейчас уже говорят открыто в Вашингтоне, где столь долго скрывали эту тайну.
      Время от времени тайны такого рода всплывают на поверхность. Далеко не все можно узнать из газетных репортажей, рассчитанных на сенсацию.
      Тщательно скрывают их авторы подлинных организаторов политических убийств и покушений, путчей и заговоров против законных правительств «дружественных стран».
      Попадаются лишь непосредственные исполнители «скрытых ужасов». И тогда из их показаний мы узнаем о том, как в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли готовились потрясшие мир преступления, как по дипломатическим каналам пересылались в посольства США для передачи местным заплечных дел мастерам суперсовременные орудия пыток, как это было сделано, например, в Уругвае, как делалось в Иране… «Скрытые ужасы»… Очень точное название. Звериную физиономию той Америки, которая плодит и готовит в палачи таких своих граждан, как Митрионе, тщательно прячут. Прячут за глянцевыми обложками изданий, подготовленных в ЮСИА, за рекламными статьями правоверной буржуазной печати об американском образе жизни. Пропагандистский стереотип динамичной и демократичной Америки специалисты ЮСИА любят подкреплять ссылками на культурные, литературные и научные достижения американской нации. Без сомнения, она по праву может гордиться своими лучшими мастерами литературы и искусства, тем, что созданный ее рабочими, инженерами и учеными «Аполлон» доставил первых американцев на Луну. Но эта лучшая Америка содрогается от ужаса, стыда и отвращения к правящим политиканам, когда узнает, что параллельно с работой над космическим «Аполлоном» где-то в лабораториях «скрытых ужасов» шли работы над «аполлоном» совершенно другим… «…Вам, разумеется, известно, что наши орудия пыток были завезены из США, — рассказывал заместитель начальника шахской охранки САВАК Хасан Зана корреспонденту американского журнала «Севен дейз». — Например, орудие под названием «аполло» ( «аполлон». — В. Б.) и все запасные части для него прибыли к нам из США. Это был шлем, надевавшийся на голову жертвы и отражавший все звуки, которые она издавала… Американская разведка и монополисты США бросают под сапог хунт демократию в Латинской Америке Если заключенный начинал плакать и кричать под пыткой, все эти звуки отдавались в его же мозгу. Итак, мы надевали шлем на голову заключенного и подвергали его сильному электрошоку. Крики истязуемого еще более усиливали в этом случае эффективность пытки…» 7 Хасан Зана добавил и еще одну немаловажную подробность: технике пыток с помощью «аполло» сотрудники САВАК обучались в Международной полицейской академии в Вашингтоне. Ежегодно туда командировалось до 35 человек сотрудников САВАК.
      Кто привез в застенки шахской охранки этот шлем впервые, мы вряд ли узнаем сейчас. Но мы знаем теперь, что ЦРУ руководило не только охранкой шаха, но и всеми его монаршими действиями… И мы знаем, что со времени свержения Мос-садыка и до момента падения «павлиньего трона» династии Пехлеви в Тегеране все американские президенты, включая «правоборца» Картера, поставляли его кровавому величеству все необходимое для подпорок этого трона: от самых современных реактивных самолетов до самых изощренных орудий пыток.
      «Шах был в курсе всего, что происходило в САВАК» 8, — свидетельствует Хасан Зана.
      «ЦРУ было в курсе всего, что происходило при шахе в Иране», — констатирует американская печать.
      Ну, а уж если верить заявлениям президента Картера о том, что с его приходом к власти все действия ЦРУ были поставлены под контроль конгресса и президента, то его известные панегирики в адрес шаха можно воспринять только как надругательство над самой идеей защиты прав человека.
      Не шитые золотом позументы шахского мундира, под которым скрывались руки по локоть в крови, не блеск «павлиньего трона» ослепили президента Картера в ту новогоднюю ночь 1977 года, когда, презрев давний совет Мильтона Эйзенхауэра, он обнимался с шахом и при этом приговаривал: «Ни одному руководителю в мире я не приношу большей благодарности и ни к одному не испытываю больше дружественных чувств». Его ослепил антикоммунизм, который не раз приводил к куриной слепоте планировщиков внешней политики Соединенных Штатов.
      Каждый день телетайп приносит новые сообщения из тех стран, где действуют вашингтонские эмиссары «прав человека».
      Чили. Чилийский фашизм, начав в 1973 году со свержения законно избранного правительства Народного единства во главе с Сальвадором Альенде путем террористического переворота, продолжает править методом террора и под предлогом… «борьбы с терроризмом» активно использует террористов для ликвидации своих политических противников, укрывающихся за рубежом. 30 тысяч убитых, 2 тысячи пропавших без вести — таков итог только первого пятилетия пребывания Пиночета у власти. Этот кровавый счет возрос летом Один из концлагерей на юге Чили 1983 года, когда охранка Пиночета, подавляя широкие выступления по всей стране, бросила в застенки смерти тысячи патриотов.
      …В октябре 1981 года в Чили с официальным визитом прибыла Дж. Киркпатрик, постоянный представитель США в ООН. Этот визит американская печать расценила как первое официальное благословение Соединенными Штатами тоталитаризма чилийской хунты, а заодно и первую демонстрацию рейгановской «новой политики» в области прав человека. Киркпатрик на словах осудила в Сантьяго «некоторые злоупотребления», имевшие место «в прошлом» в Чили, но заодно похвалила хунту за «демократизацию» режима и за стойкую приверженность пиночетовцев антикоммунизму.
      О том, что в Чили по-прежнему действуют десятки концлагерей, где томятся жертвы хунты, о том, что до сих пор чилийская охранка занимается пытками арестованных, о том, то пиночетовское гестапо организовало «эскадрон смерти», который Вот так под руководством американских советников действовали каратели в Никарагуа (1), а так — в Сальвадоре (2), оставляя после себя смерть и слезы (3), Фото Ассошиэйтед Пресс вместе с уругвайскими и парагвайскими спецслужбами охотится за чилийскими патриотами за рубежом, Киркпатрик знала, но промолчала «в национальных интересах США». Именно так сейчас в Вашингтоне объясняют попустительство терроризму латиноамериканских хунт. То, насколько далеко заходит это попустительство, Киркпатрик пришлось испытать на себе. Не успела она покинуть Сантьяго, как в Чили объявили, что убийцы О. Летельера, бывшего министра в правительстве Народного единства, выдачи которых требовали США, оправданы. Киркпатрик заявила «резкий протест». Что ж, такого рода «протесты» представители американской администрации делали и раньше. Но такие демарши не способны остановить руки убийц, отряжаемых террористическими режимами на расправу с их собственным народом. И конечно, не случайно вскоре после «протеста» Киркпатрик сенат США отменил запрет на поставки оружия и другую военную помощь Пиночету.
      Сальвадор. Сальвадорские ультра сразу же, после того как стали известны результаты президентских выборов в США в ноябре 1980 года, на которых победил Рейган, резко усилили кампанию террора против левых сил страны. Как писал журнал «Ньюсуик», с ноября сальвадорский «эскадрон смерти» ежедневно убивал от 30 до 40 человек из числа «левых мятежников» °.
      В декабре 1980 года «Ньюсуик» писал, характеризуя положение в Сальвадоре: «Сальвадор — это одна большая долина теней. Теней смерти». К концу 1981 года американская пресса писала о Сальвадоре уже как о стране, устланной трупами. Шла охота уже не просто за «левыми мятежниками», но даже за населением тех районов, где объявлялись повстанцы. Около 40 тысяч человек было уничтожено войсками хунты и «эскадроном смерти» с 1980 по 1982 год в ходе карательных операций. Очевидцы этих расправ рассказывают, что солдаты хунты «забавлялись» — подбрасывали в воздух младенцев и расстреливали их влет. В марте 1982 года в Сальвадоре были проведены «выборы», как теперь выясняется, под жестким контролем ЦРУ — это признал сам директор ЦРУ У. Кейси в интервью газете «Нью-Йорк тайме» 16 июля 1982 года.
      Сальвадорский режим был объявлен «демократическим». Смена декораций, однако, не остановила кровавой вакханалии сальвадорских ультра.
      В конце июля 1982 года в конгресс США поступил доклад президента Рейгана о Сальвадоре, в котором утверждается, что власти этой страны добились «прогресса» в области прав человека. Доклад понадобился администрации, для того чтобы успокоить конгрессменов, озабоченных сообщениями о зверствах сальвадорской фашистской хунты, и протолкнуть очередной закон о поставках ей новых партий оружия для подавления национально-освободительного движения.
      Доклад фальшив от начала до конца, что признавала даже американская буржуазная пресса. По данным американского союза в защиту гражданских свобод, только за первые шесть месяцев 1982 года число жертв режима превысило три тысячи человек. Это же подтвердил член палаты представителей М. Эдварс, отметивший, что в Сальвадоре «в области прав человека нет никакого прогресса». В Сальвадоре, писала газета «Нью-Йорк тайме», активны «эскадроны смерти», а в тюрьмах содержатся многие сотни политических заключенных 10. И даже посол США в Сальвадоре назвал существующий в стране режим осенью 1982 года «режимом геноцида» ll.
      Парагвай. Само название этой страны стало символом кровавой диктатуры фашистской хунты во главе с генералом Стресснером, возглавлявшим военный переворот 1954 года. С тех пор из страны эмигрировали 800 тысяч человек (остались 2,2 миллиона), чтобы, как пишет журнал «Севен дейз», «избежать голода, пыток и репрессий, осуществляемых вот уже четверть века Стресснером» 12.
      После его прихода к власти, как это признает теперь «Нью-Йорк тайме», столь трогательно пекущаяся о «диссидентах» в социалистических странах, «диссидентов Парагвая убивали, высылали из страны или держали в лагерях по 20 с лишним лет, как это было с Антонио Майданой, руководителем компартии страны» 13. «Нью-Йорк тайме» пытается при этом доказать, что диктатор Стресснер теперь уже совсем не тот, что был, и что проповеди Вашингтона о необходимости «защиты прав человека» произвели на него должное впечатление.
      Действительно, показухи ради Стресснер произвел кое-какие косметические реформы и даже в 1978 году выпустил ряд узников из страшной политической тюрьмы «Эмбоскада». Тем не менее подобной «косметикой» не прикрыть страшные язвы кровавой диктатуры. «Осадное положение в Парагвае остается в силе, — писал в июне 1979 года журнал Парагвай. Страна фашистского террора, вопиющего социального неравенства.
      Это неравенство как нельзя лучше символизирует лачуга нищего, притулившаяся на задворках роскошного президентского дворца «Севен дейз». — В силе комендантский час в столице. Репрессии продолжаются» 14. В стране по-прежнему пять процентов населения присваивают 90 процентов национального дохода. По-прежнему 1500 латифундистов владеют 70 миллионами акров земли, в то время как 250 тысяч крестьян имеют всего лишь 2,25 миллиона акров 15. По-прежнему Парагвай — страна фашистской диктатуры, засилья иностранных монополий, край чудовищной бедности большинства населения и вопиющего богатства меньшинства.
      Гаити. В январе 1983 года было объявлено, что гаитянский диктатор Дювалье-младший «сделал шаг навстречу демократии» в стране, пообещав выборы в Национальное собрание. В тот же день в Гаити начались массовые аресты противников диктаторского режима. Пресса между тем сообщила дополнительные подробности… С 1957 года государственный терроризм Дю-валье полностью ликвидировал существовавший Диктатор Гаити Жан-Клод Дювалье не расстается с пистолетом (снимок вверху)% а его подданные — с нуждой. Спасаясь от жестокого режима Дювалье, сотни гаитян бегут по морю на лодках в США. Но там их загоняют в огороженные колючей проволокой лагеря и% как правило, депортируют обратно на Гаити. А это равнозначно для многих смертному приговору. Фото из журналов «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» и «Тайм до этого и без того минимальный конституционный порядок. Парламент, армия и суды действуют полностью под опекой банды Дювалье и представителей Вашингтона. Расширена сеть репрессивных органов, права и гарантии личности упразднены. Узаконена смертная казнь для коммунистов и симпатизирующих им. Тотальный террор возведен в принцип государственного управления и остается сутью режима Дювалье даже сегодня… В этой фактической колонии США, как утверждают в Вашингтоне, «нет политических заключенных». В 1977 году Дювалье по призыву из Белого дома «включился» в кампанию президента Картера по «защите прав человека» и освободил несколько десятков узников из своих застенков. Сколько их еще осталось в заточении? 400 человек или 3 тысячи? Этого никто не знает, поскольку каждый десятый умирает в первые пять дней заключения от пыток, а 80 процентов остальных — в течение двух лет от пыток, недоедания и болезней… 16 Гватемала. После фашистского переворота 1954 года, совершенного по указке США правыми силами, в этой стране был установлен профашистский режим. Пытки, убийства политических противников — обычное дело в Гватемале.
      Зачастую официальные представители гватемальского правительства, писал в 1981 году журнал «Френте», печатный орган гватемальского Демократического фронта борьбы против репрессий, возлагают ответственность за царящие в Гватемале террор и насилие на ультраправые и крайне левые группы, «действующие в стране без контроля со стороны правительства» 17. Однако в «эскадронах смерти» состоят военнослужащие и полицейские, которые и руководят ими по указаниям самого президента.
      Ушедший в 1980 году с поста вице-президента Гватемалы Франсиско Вильягран Крамер проговорился, что его прежние коллеги заполучили заверение от сотрудников Рейгана в том, что «эскадронам смерти» в их действиях не будут ставиться какие-либо препятствия со стороны Белого дома или государственного департамента. «Они уверены в том, что г-н Рейган не станет осуждать их и не будет чинить им моральные препоны», — сказал Вильягран Крамер. «Эти разоблачения, — пишет «Френте», — подтверждают, что правительство Рейгана будет и впредь игнорировать нарушения прав человека в Гватемале и что оно, напротив, окажет помощь террористическим группам, действующим под непосредственным контролем армии и правительства и несущим ответственность за убийства тысяч гватемальцев. Правительству Рейгана известно о существовании «эскадронов смерти» и об ответственности режима за политику геноцида, однако оно ничего не сделает для того, чтобы положить конец продолжающемуся истреблению народа, а, напротив, окажет поддержку этим кругам». Это не только не скрывают в Вашингтоне. Этим даже бравируют. Один американский чиновник откровенно заявил недавно: «Почему нас должны беспокоить «эскадроны смерти»? Они истребляют коммунистов, наших врагов. Я бы предоставил им большие возможности. Черт побери, если бы я мог, я бы сам вооружился и действовал так же… Зачем же критиковать их? Я полностью поддерживаю «эскадрон смерти»» 18. В 1982 году режим Лукаса был «заменен» режимом Монтта.
      В ходе поездки в декабре 1982 года по странам Латинской Америки президент Рейган с ним встретился. Комментируя эту встречу, американский обозреватель Антони Льюис писал: «Во имя «антикоммунизма» президент Соединенных Штатов только что провел дружеское рандеву с тираном, который осуществляет политику массовых убийств, — самозваным президентом Гватемалы генералом Риосом Монттом. Вот что произошло при рейгановской администрации с верой американцев в то, что их страна выступает в защиту основных прав человека» 19.
      В те дни, когда Рейган обнимал в столице Гондураса специально прибывшего туда гватемальского диктатора, группа американских борцов за права человека во главе с известным юристом Орвиллом X. Шеллом опубликовала очередной доклад о массовых убийствах в Гватемале. В докладе был приведен рассказ очевидца погрома, устроенного солдатней Монтта в одной их тех деревень, где якобы укрывались партизаны: женщин рубили пополам мачете, мужчинам вырывали глаза, обливали горючим и сжигали живьем. Рейган с присущей ему ковбойской лихостью на вопрос журналистов о том, что он думает по поводу таких вопиющих нарушений прав человека в Гватемале, ответил: «По чести говоря, я думаю, что все это — трепотня» 20. Президент США и не собирался скрывать, что о правах человека будет говорить лишь в контексте своих очередных инвектив в адрес социалистических стран. И «Нью-Йорк тайме» подтвердила это вскоре после поездки Рейгана недвусмысленно: «Теоретически политика Рейгана в области прав человека, если у него вообще есть такая политика, сводится к тому, что мы должны быть жесткими с коммунистическими правительствами, а с «друзьями», которые «ошибаются», говорить тихо. Помогает ли это жертвам репрессий? В Гватемале по крайней мере нет» 21. (Вскоре после этой публикации Монтт был свергнут. При новом диктаторе репрессии лишь усилились.) «Дилемма» карателей В конце сентября 1979 года в журнале «Тайм», владельцы которого тесно связаны с администрацией Картера, появилась статья под заголовком: «Дилемма ведения дел с диктаторами».
      «Для диктаторов правого толка это был плохой год, — писал автор этой статьи Строуб Талбот. — Был он плохим и для Соединенных Штатов, которые так часто поддерживали их. Сначала шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви, затем никарагуанский генерал Анастасио Сомоса Дебайле были выброшены в ссылку революциями. Каждый из них долгое время считался абсолютным властителем своей страны и другом США. Тем не менее в конце концов национальная гвардия Сомосы, скопированная с морской пехоты США, оказалась столь же неэффективной в борьбе с партизанами — сандинистами, как армия и секретная полиция шаха, — лучшее из того, что можно было купить на нефтедоллары, — в борьбе с невооруженными в большинстве своем последователями аятоллы Хомей-ни» 22.
      Талбот отнюдь не склонен бичевать правительство США (ни предыдущее, ни нынешнее) за то, что страна Джефферсона и Линкольна поддерживала и продолжает поддерживать самые кровавые режимы на земле. «В конце концов, если просто осуждать их на некоей моральной основе, — пишет он, — это не политика. Поддержка таких режимов широко воспринимается как необходимая в нашем разделенном и опасном мире. И с начала «холодной войны» творцы американской политики не раз говорили то про одного, то про другого правого диктатора примерно то же, что, как утверждают, Франклин Рузвельт сказал про отца Анастасио Сомосы «Тахо» Сомосу в конце 30-х годов: «Возможно, что он сукин сын, но это — наш сукин сын»» 23.
      Итак, как видим, угрызений совести творцы американской политики не испытывают. С истинно американским практицизмом они ставят вопрос ребром: как и когда Соединенным Штатам следует поддерживать диктаторов, а когда (и если) им лучше от этой поддержки отказаться, заменив проамериканского тирана (и по возможности своевременно, а не так, как в Иране) буржуазно-демократическим правительством, но желательно тоже проамериканским.
      Иначе говоря, речь идет о том, как в условиях роста национально-освободительного движения и революционной борьбы, даже допустив свержение диктатора, не допустить революционных перемен в той стране, которой он правил.
      До недавнего времени ставка делалась исключительно на грубую силу. В 50 — 60-х годах ЦРУ с помощью местной реакционной военщины совершило серию военных переворотов в Гватемале, Бразилии, Парагвае. В Доминиканской Республике законное правительство было сброшено с помощью десанта морской пехоты США. Это только в западном полушарии. Но в длинном списке внешнеполитических авантюр Вашингтона, проводившихся под флагом антикоммунизма, названия десятков стран: от Кореи до Ливана, от Ирана до Вьетнама.
      Позорное вторжение на Кубу 17 апреля 1961 года — одно из звеньев в этой цепи авантюр. Вплоть до недавнего времени Соединенные Штаты всячески отрицали свою руководящую и направляющую роль в этом вторжении, изображая его как операцию кубинских контрреволюционных эмигрантов. Теперь нужда в маскировке отпала. Летом 1979 года были рассекречены некоторые документы, проливающие дополнительный свет на всю эту операцию.
      Решение о вторжении на Кубу, как свидетельствует журнал «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» на основании этих документов, было принято при президенте Д. Эйзенхауэре в марте 1960 года. «Фидель Кастро был признан опасным как коммунист и должен был быть устранен» 24 — таков вердикт эйзенхауэровской администрации. К моменту вступления Джона Кеннеди в должность президента «несколько тысяч кубинских «коммандос» уже прошли подготовку под американским руководством в Гватемале, Никарагуа и в штате Флорида; они финансировались и были вооружены Соединенными Штатами» 25.
      Не вдаваясь в детали всей этой операции, которой руководил непосредственно Белый дом и в которую были вовлечены ЦРУ, Пентагон и госдепартамент США (об этом написаны тома), напомним лишь, что провал вторжения в заливе Свиней был первым военным поражением империализма США в западном полушарии. Понятно, что вслед за сообщением об окончательном крахе операции помимо истерических инвектив в адрес прежде всего ЦРУ, ибо подготовка вторжения была в его руках, самобичеваний за закрытыми дверями и в прессе последовал тщательный анализ причин, приведших к этому краху.
      Любопытны морально-политические аспекты этой «драмы», разыгравшейся в апреле — мае 1961 года в ходе специального расследования, проведенного по указанию президента Кеннеди. Никто из ее участников «не высказал сомнения в том, что США имеют право организовывать операции, подобные той, что была проведена в заливе Свиней» 26. Сомнения высказывались лишь по поводу того, целесообразно ли отдавать их проведение целиком в руки ЦРУ или же лучше поручать такого рода дела Пентагону? А что до морали, то генерал Уолтер Беделл Смит, осуществлявший руководство этой операцией вместе с ЦРУ, сразу поставил все точки над i еще в самом начале расследования. «В такого рода операциях, — сказал он, — необходимо быть аморальным». И добавил, что на будущее следует обзавестись «аморальным управлением, которое, раз вы уж ведете войну, пусть «холодную войну», могло бы действовать секретно и которое не обязано давать пресс-конференции» 27.
      Любопытна в этом плане рекомендация покойного Роберта Кеннеди: создать «механизм, который мог бы постоянно действовать, с тем чтобы правительство могло определить, что мы должны делать повсюду в мире. Мы не должны ждать, пока кризис на нас просто свалится». Представитель Пентагона дополнил это предложение: «Необходим своего рода диспетчерский центр, куда поступали бы сообщения от всех правительственных учреждений, с тем чтобы было можно следить за происходящим в мире и подавать сигнал, когда нам надо действовать. Такой центр следует укомплектовать людьми из госдепартамента, военных и разведывательных учреждений» 28. И еще одна рекомендация: «В борьбе с коммунистами надо идти до конца!» 29 Это, можно сказать, и была основная установка на будущее, выработанная в ходе расследования. От подрывной деятельности против законных правительств, не устраивавших США, в Вашингтоне не отказались. Ее лишь «усовершенствовали».
      В сентябре 1978 года бывший директор ЦРУ, позже посол в Иране, а затем неофициальный советник Белого дома по иранским делам Ричард Хелмс давал показания сенатской комиссии. Он заявил, что знал о планах убийства Фиделя Кастро, разработанных ЦРУ, знал, что принимать уча» стие в их осуществлении будут помимо агенто! ЦРУ, правительственного ведомства США еще я члены американской мафии. Он не признал толькс одного, что виновато в этом лишь ЦРУ. «Об этом, — говорил Хелмс, — знали самые различные люди.
      Арест забастовщика. Фотохроника ТАСС Операция с целью избавиться от Кастро была операцией всего правительства». Три президента США — Эйзенхауэр, Кеннеди, Джонсон — знали об этом и пальцем о палец не ударили, чтобы предотвратить готовившееся убийство. Наоборот, поторапливали: «Ну как там с Кастро?»
      А сколько было сказано красивых слов о демократии, уважении к другим народам, о «правах человека» этими президентами, их предшественниками, их преемниками… Только сейчас из мемуаров бывших сотрудников ЦРУ стало известно о том, что президент Эйзенхауэр был одним из тех, кто отдал ЦРУ приказ «убрать» премьер-министра Ирана Мосаддыка в 1953 году, что директор ЦРУ Аллен Даллес, выполняя волю президента, непосредственно руководил этой операцией из Женевы с 13 по 18 августа 1953 года.
      Созданный в середине 50-х годов специальный отдел ЦРУ, в задачу которого входили «организация политических убийств, похищения иностранных государственных деятелей, двойных агентов и т. д.», организовал убийство Патриса Лумумбы в Конго. Он же планировал убийство Чжоу Эньлая.
      В 70-х годах президент Никсон и государственный секретарь США Киссинджер были непосредственными соучастниками секретных операций ЦРУ в Боливии и Венесуэле, а также фашистского военного переворота в Чили. Период правления администрации Никсона отмечен жесточайшими репрессиями против демократических сил со стороны «дружественных» диктаторских режимов.
      О том, чем руководствовались в Вашингтоне, поощряя эти репрессии, можно судить по следующему заявлению Г. Киссинджера журналу «Тайм»: «Если диктатору нет умеренной альтернативы и нам надо выбирать между статус-кво (т. е. кровавым диктаторским режимом. — В. Б.) и радикалами (т. е. революционными силами. — Б. Б.), следует серьезно поставить вопрос о том, кто более соответствует нашим долгосрочным интересам — радикалы или статус-кво» 30. Эту дилемму в США разрешают неизменно в пользу диктаторов.
      После событий в Иране, в Никарагуа президент Картер поручил разведывательным организациям США, госдепартаменту и совету национальной безопасности тщательно проанализировать события, приведшие к краху в этих странах «дружественных режимов», и дать свои рекомендации, что нужно сделать, чтобы впредь ни один из них не постигла такая участь неожиданно для США.
      Рекомендации, данные президенту, носят, конечно, секретный характер. Но о сути их можно судить по тем шагам, которые предприняла летом и осенью 1979 года администрация Картера. Речь идет не только о тех рекомендациях, которые расшифровывает в своей статье для «Тайм» С. Талбот: «Там, где в сопротивлении диктатору участвуют умеренные, следует установить с ними связь и помочь укрепить их позиции» 31, чтобы впоследствии, мягко убрав диктатора, привести их к власти. (Такую примерно попытку США предприняли в Никарагуа, но было уже поздно.) В ноябре 1979 года, как и предсказал в своей статье удивительно хорошо информированный Талбот, в Сеуле был убит кровавый диктатор Южной Кореи Пак Чжон Хи. Убит явно по наущению его заокеанских хозяев. В первую очередь в свете рекомендаций, выработанных по просьбе Дж. Картера, в спасители диктаторских режимов определены специальные карательные силы, сведенные в «силы быстрого развертывания» численностью до 100 тысяч человек и выше. По словам главнокомандующего вооруженными силами НАТО генерала Б. Роджерса, части этого корпуса могут быть направлены в «любую точку вне пределов театра военных действий НАТО». Корпус карателей Пентагона, как отмечала арабская и африканская печать, нацелен на нефтедобывающие страны Персидского залива, Африку и страны бассейна Индийского океана 32.
      В январе 1983 года администрация Рейгана недвусмысленно подтвердила этот прогноз, объявив о создании СЕНТКОМ ( «Центральное командование»), в состав которого вошли «силы быстрого развертывания», военные базы на острове Диего-Гарсия, в Омане, Сомали, Кении и ряде других стран. В сферу действия его включены 19 государств: Афганистан, Пакистан, Иран, Ирак, Кувейт, Бахрейн, Объединенные Арабские Эмираты, Катар, Саудовская Аравия, Оман, ЙАР, НДРЙ, Египет, Иордания, Судан, Эфиопия, Джибути, Сомали, Кения, значительная часть Индийского океана, включая Персидский залив и Красное море. Ни одно из вышеперечисленных государств, естественно, не обращалось в Пентагон с просьбой включить его в сферу действия СЕНТКОМ.
      Для стран Латинской Америки по распоряжению президента Картера в октябре 1979 года в Ки-Уэсте, штат Флорида, было создано Карибское оперативное соединение (КОС), которому приданы силы из всех родов войск. Как отмечала газета «Гранма», предназначение КОС — это «запугать или попытаться оказать давление на те страны Центральной Америки и Карибского бассейна, где победила революция, где у власти находятся прогрессивные правительства, на те страны, народы которых ведут героическую борьбу, бросая вызов тирании, преступлениям и эксплуатации» 33.
      По словам Картера, для защиты интересов США и помощи проамериканским режимам Пентагон должен «быть в состоянии перебросить части наших сухопутных, военно-морских и военно-воздушных сил (США. — В. Б.) в отдаленные районы». Речь, отметьте, идет об «отдаленных районах». Иначе говоря, о том, что в Вашингтоне вновь почувствовали тоску по роли мирового жандарма и не намерены ограничивать Пентагон только западным полушарием. С треском провалившаяся операция «по спасению американских заложников» в Иране в конце апреля 1980 года — тому подтверждение.
      Между тем сама эта операция, все, что ей предшествовало, как нельзя нагляднее, иллюстрирует сейчас факт преемственности политики, осуществляемой в США при смене президентов. Ведь если вдуматься, меры Картера по отработке методики «специальных операций», сколачивание «сил быстрого развертывания», сама «доктрина Картера» были по сути дела подготовкой к объявленной Рейганом «кампании по борьбе с международным терроризмом», которую XXVI съезд КПСС охарактеризовал как нацеленную прежде всего против национально-освободительных движений.
      Начатое при Картере, при Рейгане было доведено до логического конца, возведено в ранг военно-стратегической доктрины США.
      Корпус карателей В январе 1982 года в своем ежегодном докладе конгрессу Уайнбергер вскользь упоминал о специальных операциях. В директиве по обороне, подписанной им в марте того же года, намечались за-дачи для видов вооруженных сил на ближайшие пять лет и в общих чертах были сформулированы и цели этих операций.
      «Мы должны оживить и нарастить силы для проведения специальных операций, с тем чтобы США могли проявлять свою мощь там, где использоПентагон готовит части террористов и диверсантов для борьбы против национально-освободительных движений.
      Их учат убивать, пытать, вторгаться в чужие страны и судьбы. Фото из журнала «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» вание обычных вооруженных сил было бы преждевременным, неуместным или невозможным», — говорится в ней. Далее указывается, что Соединенным Штатам нужны силы, «способные выполнять весь диапазон специальных операций в конфликтных ситуациях» 34.
      Что это за силы собирались «оживить»? Вот что сообщала о них в июне 1982 года американская печать.
      Армейские специальные силы, или «зеленые береты», со штабом в Форт-Брегге. Они «прославились» во вьетнамской войне своими «операциями по подавлению мятежей», т. е. террористическими акциями.
      «Первоочередная задача этих специальных сил — организация повстанческой деятельности, в частности путем установления контактов с оппозиционерами в тылу противника и обучения их партизанским, диверсионным и террористическим акциям» 33.
      Американские «рейнджеры», или «черные береты». Их готовят к операциям по оказанию поддержки обычным вооруженным силам США. В числе их возможных задач — налеты на штабы или центры связи, с тем чтобы нарушить операции противника в тот самый момент, когда регулярные части ведут наступление на фронте.
      Специальные части ВВС со штабом на авиационной базе Эглин во Флориде. Они летают на черных самолетах без опознавательных знаков, доставляя грузы специальным наземным частям или их союзникам, сбрасывая на парашютах тайных агентов и диверсантов, а также вывозя американцев или их союзников из вражеского тыла.
      Люди из этого специального контингента ВВС совершают также полеты на военных вертолетах для оказания поддержки специальным наземным операциям. Именно к этому контингенту относились вертолеты, которые были включены в диверсионную команду, отправленную президентом Картером в Иран в 1980 году.
      Специальные части ВМС (отряды СЕ АЛ) — морские, воздушные и наземные отряды, дислоцированные на восточном и западном побережьях США. Это в основном аквалангисты — шпионы и диверсанты. Их учат заплывать в гавани и порты и подкладывать там взрывчатку, чтобы пускать ко дну корабли, парализовывать работу в портах, а иногда и для того, чтобы, высадившись на сушу, уничтожать вражеские объекты. Люди из отрядов СЕАЛ проходят также воздушно-десантную подготовку, с тем чтобы они могли выброситься с парашютом на сушу, а после выполнения там задания ускользнуть морем.
      О том, что именно этим «спецсилам» предстоит сыграть роль ударного отряда в объявленной Рейганом «кампании по борьбе с терроризмом», т. е. против национально-освободительных движений, и в «крестовом походе» против коммунизма, т. е. в диверсиях против стран социализма и стран социалистической ориентации, в США не скрывают.
      «Новый упор на ведение войны необычными средствами совпадает с усилением акцента, который рейгановская администрация делает на тайные операции, осуществляемые Центральным разведывательным управлением, — писала «Нью-Йорк тайме». — ЦРУ нередко черпает ресурсы из фондов других ведомств и контингентов, включая специальные военные части» 36.
      Французский журнал «Монд дипломатии» пишет, анализируя кампанию Рейгана — Хейга по борьбе с международным терроризмом, что основной ее удар направлен против национально-освободительных движений. Новая доктрина «борьбы против восстаний», разработанная республиканцами, хотя и многое взяла от доктрины «контрпартизанских (ограниченных) войн» Кеннеди, значительно ее ужесточила.
      «Если при Кеннеди, — пишет «Монд дипломатии», — считали, что успех зависит в большей степени от политических действий с целью «завоевания умов и сердец», то сегодняшние приверженцы борьбы против восстаний склонны для победы над повстанцами вновь положиться исключительно на военные средства» 37.
      Вот что намереваются использовать для спасения прогнивших диктаторских режимов авторы рейгановской «доктрины борьбы против восстаний»:
      «i. «Профилактические средства» — это военные контрмеры, которые направлены на то, чтобы «не дать повстанцам активизироваться и сорганизоваться». Они включают слежку с помощью самых современных технических средств, превентивные аресты и убийства предполагаемых лидеров повстанцев.
      2. Борьба против городских восстаний — распространение карательных операций «против повстанцев» не только на сельскую местность, но и на города развивающихся стран, где сосредоточены огромные массы обездоленных, а также на городские районы некоторых индустриально развитых капиталистических стран.
      3. Быстрое вмешательство — переброска крупных контингентов карательных войск (для этого предназначен «корпус быстрого развертывания») в район восстания, с тем чтобы «покончить с любым восстанием, прежде чем оно сможет получить поддержку местного населения».
      4. Увеличенная огневая мощь — использование «всей гаммы оружия» для «быстрого уничтожения повстанцев». Этот «принцип», судя по откровенным высказываниям пентагоновцев, предусматривает даже «применение тактического ядерного оружия».
      Совершенно очевидно из этого анализа «Монд дипломатии» одно — в США готовы пойти на любые террористические действия вплоть до ядерного геноцида, для того чтобы не допустить успеха национально-освободительных движений. Ставка на белый террор дополнена теперь даже террором ядерным.
      В безопасности ли союзники?
      После переворота в Чили даже либеральная печать Европы задавалась вопросом: а возможно ли такое в европейских условиях? Многое настораживало. И на то были основания. Демократическая пресса не раз писала о том, что у Пентагона и соответствующих служб НАТО заранее разработаны планы операций по ликвидации, в том числе физической, коммунистов и других левых сил, если только возникнет «угроза» их прихода к власти в той или иной стране НАТО. Об этом можно судить хотя бы по реакции Белого дома на наметившуюся в 1978 году возможность победы коммунистов на выборах в Италии.
      12 января 1978 года президент Картер выступил со специальным заявлением, в котором было сказано:
      «Наша позиция ясна. Мы не одобряем действия коммунистов в европейских правительствах. Более того, мы хотели бы, чтобы влияние коммунистов во всех странах Западной Европы уменьшилось. У США и Италии — общие демократические идеалы и интересы, которые, как мы полагаем, коммунисты не разделяют. А когда демократия сталкивается с серьезными испытаниями, ее лидерам приходится проявлять твердость» 38.
      В секретном документе Пентагона «М-30-31», опубликованном итальянским журналом «Эуро-пео», о том, как США намерены проявлять «твердость», говорится откровенным солдафонским языком. Речь идет о прямом вмешательстве в дела «дружественных стран» (ДС) под предлогом «борьбы с коммунизмом».
      Из главы II (Основные положения) «…Вмешательство США в дела указанных государств является составной частью американского вмешательства в мировом масштабе в целях борьбы с коммунизмом. Повстанческое движение в любой стране может исходить и не от коммунистов… Однако любое восстание, каково бы ни было его происхождение, подготавливает почву для коммунистического проникновения, которое при отсутствии эффективного противодействия может увенчаться захватом власти коммунистами. Поэтому критерием, определяющим характер и степень американского вмешательства, является позиция правительства ДС по отношению к коммунистам, с одной стороны, и интересы США — с другой».
      Отметьте, только две стороны принимаются во внимание при планировании американского вмешательства во внутренние дела суверенных государств Западной Европы. О воле народа «ДС» нет и речи.
      В 1977 году Барри Блечман и Стивен Каплан, сотрудники Института Брукингса (США), опубликовали сообщение о том, как США использовали вооруженные силы в качестве орудия своей внешней политики. Оказалось, что в период с окончания второй мировой войны и до прихода к власти Джимми Картера «шесть президентов обращались к вооруженным силам, чтобы полностью поддержать американскую внешнюю политику, более чем 200 раз, то есть в среднем примерно 6 раз в год». Можем ли мы из этого заключить, спрашивали Блечман и Каплан, что «Соединенные Штаты отказались от своей роли мирового жандарма? Хотя трагедия во Вьетнаме, возможно, побуждает нас ответить на этот вопрос положительно, история свидетельствует о том, что такой вывод был бы преждевременным» 39.
      Свои функции мирового жандарма США в наши дни стремятся выполнять не только с помощью грубой силы, но и с помощью «тихих американцев». Они действовали во Вьетнаме, до и после вторжения американских войск в Анголе, Мозамбике, Заире. Практически не скрываясь, орудовали в Намибии и Родезии. В 1975 году ЦРУ принимало, как сообщала западная печать, самое активное участие в «тихом перевороте» в Австралии, в результате которого было свергнуто лейбористское правительство Г. Уитлема.
      6 сентября 1982 года журнал «Ньюсуик» писал, что США держат под постоянным надзором своих союзников, в том числе самых ближайших, с помощью Агентства национальной безопасности (АНБ), которое специализируется, как мы уже знаем, на радиоперехвате, подслушивании международных переговоров и вскрытии кодов. Так, во время фолклендского кризиса 1982 года, когда Англия направила в Южную Атлантику для восстановления колониального статуса Фолклендских (Мальвинских) островов целую военную армаду я развязала настоящую войну против Аргентины, АНБ расшифровало секретный аргентинский код и предоставило его англичанам. Это позволило их следить за всей информацией о диспозиции аргентинских войск.
      С помощью ЦРУ и ФБР сотрудники АНБ подкупили офицеров французской разведки из военСеверная Ирландия. Пытки, аресты без суда и следствия, все законы военного времени со всеми отсюда вытекающими последствиями — такова реальность сегодняшней Северной Ирландии, бесправной провинции «демократической• Англииf откуда столь каста раздаются проповеди о необходимости защищать права человека в социалистических странах. В Вашингтоне так и не нашли слов в защиту прав населения Ольстера кого атташата Франции в Вашингтоне и выкрали секретный дипломатический шифр Франции. Аналогичные «тайные операции» предпринимались ЦРУ и АНБ в 60 — 70-х годах против ряда стран НАТО. Целый штат сотрудников ЦРУ ведет шпионаж в Японии, специализируясь не столько на государственных тайнах, сколько на промышленном шпионаже, краже технологических секретов.
      В январе 1983 года шведская печать опубликовала серию статей о проникновении агентов ЦРУ в политические партии страны» о слежке за лидерами социал-демократической рабочей партии. Сам ее лидер премьер-министр Швеции У. Пальме заявил 8 января: «На протяжении нескольких лет агент ЦРУ повсюду следовал за мной».
      Англия. « Центр задержания» Хармонд-суорз. Здесь, как в концлагере, содержат цветных иммигрантов.
      Фото «Тайж» Газета «Экспрессен» в тот же день уточнила, что «агентура ЦРУ занялась будущим шведским министром еще в 60-х годах».
      Разоблачения последних лет вскрывают следующую картину дислокации и действий американской агентуры в Западной Европе 40.
      Испания. Агенты ЦРУ поддерживают систематические контакты с широким кругом испанских политиков — от приверженцев Франко до лидеров социалистической и христианско-демократической партий. Главная цель ЦРУ в Испании — поддержка «умеренных элементов». Главная задача во внешнеполитической области — «не допустить перехода к нейтралитету», ибо «США не могут себе позволить терпеть новую Швейцарию в Средиземноморье».
      Греция. Эта страна после второй мировой войны стала одним из ведущих оперативных центров ЦРУ. В 60-х годах ЦРУ использовало Грецию как базу для активных операций против стран Средиземноморья. В тот же период американские разведывательные операции в Греции носили самый широкий характер по сравнению со всеми другими странами такого масштаба, и ЦРУ считало их одними из важнейших на Европейском континенте.
      Греция была центром сбора разведывательных данных о таких странах, как Ливия, Эфиопия, Иран, Ирак, Иордания, Саудовская Аравия, Ливан, Турция, Кипр и Сирия, а также социалистические государства Восточной Европы. Нет никаких признаков, что эти операции прекратились сейчас. В составе отделения ЦРУ в Афинах существовала так называемая полувоенная группа, целью которой была «вербовка групп греческих граждан для создания ядра мобилизации гражданской армии против угрозы левого переворота».
      Агенты ЦРУ обучали наемников военному делу и вооружали их автоматическим стрелковым оружием, а также небольшими орудиями. В глазах высших чиновников ЦРУ созданные формирования являются долгосрочной «страховкой» американских интересов в Греции, и их можно использовать для содействия — или для руководства — свержению «недружественного» правительства Греции. Известно, что угрозы использовать этот рычаг не раз адресовывались левому правительству, пришедшему к власти в Греции в 1982 году.
      Италия. Политикой ЦРУ всегда было финансирование католической церкви, а также всех политических партий, выступающих против коммунизма, и в первую очередь христианско-демократической партии Италии. «У ЦРУ, — писал бывший его агент В. Маркетти, — есть чрезвычайные планы на тот случай, если Италия уйдет слишком далеко влево. Если коммунисты и социалисты усилят свое влияние, можно не сомневаться, что ЦРУ поддержит «черных полковников» в Италии точно так же, как это было сделано в свое время в Греции.
      ФРГ. Агенты ЦРУ работают не только под прикрытием посольства, но и на многочисленных американских военных базах в группах войск США в этой стране, чтобы подслушивать телефонные разговоры, вскрывать почту, держать под наблюдением людей. Другие группы отвечают за установление контактов с организациями и людьми внутри политической структуры. Вся собранная информация используется для проникновения в эти организации и манипулирования ими.
      Англия. ЦРУ в послевоенные годы финансировало усилия «по противодействию коммунистическому влиянию в важных секторах общественного мнения». ЦРУ создало в Англии ряд журналов, таких, как «Соушелист комментари» и «Эн-каунтер», учредило «конгресс за свободу культуры» и другие группы, «ставящие своей задачей борьбу с коммунизмом» и антивоенным движением.
      Немалую роль ЦРУ сыграло также в организации и укреплении «Общего рынка», добиваясь вступления в него Великобритании.
      До поры до времени — тихие американцы. Но как только Вашингтону станет ясно, что контроль за событиями уходит из их рук, — что тогда? «Чилийский вариант»?
      О том, что для Европы он не исключен, можно судить хотя бы по истории «черных полковников» в Греции, пришедших к власти с помощью ЦРУ. Но есть и более весомые доказательства. В конце 60-х годов европейская общественность впервые познакомилась с секретным документом «Оперативный план № 100-1 главнокомандующего вооруженных сил США в Европе», сохраняющим свою силу и по сей день. Вот что в нем значится:
      «В случае внутренних волнений (в стране — участнице НАТО. — В. Б.), таких, как вооруженное восстание или широкое волнение, которые могут нанести ущерб безопасности американских войск или поставить под угрозу выполнение ими задания, правительство (данной страны) должно принять все меры для наведения порядка с помощью собственных ресурсов. Но если эти меры окажутся недостаточными или если правительство попросит о помощи, или если командующий войсками США сочтет, что правительство не в состоянии принять своевременные эффективные меры для наведения в стране порядка, американские войска могут перейти к действиям, которые, по мнению командующего, необходимы. Это решение принимается им самостоятельно или по договоренности с правительством» 41.
      Если когда-либо такое решение будет принято, никто не станет в Пентагоне вспоминать о «правах человека», как убедилось человечество на примере действий американской военщины во Вьетнаме, Лаосе и Кампучии и на опыте фашистского путча в Чили»
      Вместо заключения Изучение «свободного мира» многому учит. В первую очередь тому, что между провозглашенными им «свободами» и реальной действительностью — дистанция огромного размера. Но рассказ о том, как обстоят дела с этими свободами и правами человека в мире капитала, приведен в этой книге не для того, чтобы лишний раз повторить библейскую истину «Врачу, исцелися сам!», хотя повторить ее и уместно.
      Объективная истина, гласящая, что мир капитала, вступивший в свою финальную империалистическую стадию, загнивает, общеизвестна, хотя и не всегда бросается в глаза тем, кто попадает в тот мир с парадного входа или судит о нем по рекламным проспектам и пропагандистским радиопередачам. Мир капитала, однако, сам на кладбище истории не уйдет. Он будет сопротивляться, хватать, как мертвый живого, наш мир, стремясь поразить его своим тлетворным дыханием. Капитализм, хотя и обречен, опасен для самого будущего человечества. Подобно Гитлеру, пытавшемуся в свой смертный час погубить всю Германию, оказавшуюся, по его мнению, «недостойной своего фюрера», он беспощаден и способен пойти даже на риск термоядерной войны, сделав последнюю ставку на уничтожение коммунизма, погубить который ему не удалось ни вооруженными интервенциями, ни экономическими блокадами, ни с помощью «психологической войны», которая идет сейчас под лозунгом «защиты прав человека».
      Вакханалия милитаризма в США, как это уже не раз бывало в прошлом, сопровождается усилением реакции во внутренней и внешней политике Вашингтона. Все это, конечно, не ново., ибо меняются время действия, действующие лица, подмостки, где они разыгрывают политические мизансцены, но не меняется одно — агрессивная, антикоммунистическая природа империализма. История богата совпадениями. Так, в 1946 году бывший английский премьер У. Черчилль в речи в Фултоне положил начало первой «холодной войне». В 1982 году президент США Рейган произнес в английском парламенте речь, которую «окрестили» «объявлением второй холодной войны». В Лондоне Рейган призывал к новому «крестовому походу» против коммунизма. «Мы должны предпринять действия по оказанию помощи кампаниям за демократию» S — заявил он. США, конечно, стоило бы заняться укреплением демократии в так называемом «свободном мире», в том числе непосредственно у себя дома. Но речь шла о социалистических государствах, развивающихся странах, избравших антиимпериалистический курс, и странах социалистической ориентации. В рамках провозглашенной Рейганом кампании США и их союзники должны бороться за «создание инфраструктуры» демократии в этих странах. В качестве «инфраструктуры» подразумевается создание «свободной прессы», «свободных профсоюзов» и буржуазных партий по западному образцу.
      Выступление Рейгана обеспокоило многих. Встревожились даже те, кто пытался объяснить его безответственные выпады против нашей страны «риторикой», «запальчивостью» президента и его приверженностью «догматическому антикоммунизму», который-де не следует всегда принимать всерьез. Основания для тревоги, конечно, были. Ведь президент США во всеуслышание объявил, что цель его «крестового похода» за «свободу и демократию» — «оставить марксизм-ленинизм на пепелище истории»2. Усилившееся после этой речи Рейгана бряцание оружием в США, уверения вашингтонских стратегов в том, что в «ядерной войне» можно одержать победу, отказ миллионам американцев, гражданам других стран в основополагающем праве на жизнь ради «права» США нанести первый ядерный удар многих заставили задуматься: «А уж не вел ли Рейган в Лондоне речь о «пепелище» ядерном?»
      С того момента, как он произнес свою речь в Лондоне, прошло немногим более года. За этот период набросанная им вчерне программа антикоммунистического «крестового похода» начала обретать реальные очертания и получила официальное название «проект демократия». Создан «штаб похода» — межведомственная специальная группа планирования, в которую вошли представители Белого дома, Пентагона, ЦРУ, госдепартамента и ЮСИА.
      Задача группы — координировать предусмотренные «походом» программы, подготовку «крестоносцев», т. е. кадры для идеологических диверсий, пропагандистские акции, в том числе по противодействию антиракетному движению в Западной Европе, и т.д. По бюджету США на 1984 годна «Проект демократия выделяется 65 миллионов долларов. Разрабатывается и долгосрочная стратегия антикоммунизма. На субсидии, полученные от конгресса США и «частных лиц», организация «американский политический фонд», в число директоров которой входят лидеры национальных комитетов республиканской и демократической партий, представители «большого бизнеса» США, совместно с вашингтонской администрацией приступила к выработке «подрывных мероприятий в рамках «проекта демократия», который ставит своей официальной целью «укрепление демократии в развивающихся странах и, где это будет возможно, в коммунистических странах»3. Именно на вмешательство во внутренние дела социалистических стран, «где это возможно», на экспорт контрреволюции были сориентированы все псевдотеоретические «совещания» и «симпозиумы», которые проводились в 1982 — 1983 годах в соответствии с изложенной Р. Рейганом в Лондоне программой.
      Прошедшая 19 — 20 октября 1982 года в госдепартаменте «конференция по демократизации коммунистических стран» — типичный тому пример. Пожалуй, впервые дипломатическое ведомство Соединенных Штатов решилось официально собрать и сориентировать на враждебные действия против стран, с которыми Вашингтон поддерживает нормальные дипломатические отношения, бывших граждан этих стран, не скрывающих своих намерений предпринять конкретные шаги по ликвидации существующего там строя.
      Судя по выступлению на ней государственного секретаря США Шульца, главное внимание на конференции было уделено в первую очередь проблеме координации затаившихся антисоциалистических сил внутри некоторых стран социализма, с их зарубежными контрагентами, организации официальной поддержки этим силам со стороны США и их союзников на международных форумах, активизации «психологической войны» против социалистических стран с помощью подрывного радио-центра ЦРУ «Свобода» — «Свободная Европа» и взаимодействию этого центра с контрреволюционным подпольем, в первую очередь в Польше. 20 октября заместитель Шульца по правам человека и гуманитарным вопросам Абрамс, а именно в ведении этого отдела госдепартамента находятся сейчас все контакты с разного рода «диссидентами» в странах Восточной Европы и контрреволюционными группами типа КОС — КОР, КНП, НСС, а также подпольной «Солидарностью» в Польше, сообщил на официальном брифинге для иностранных журналистов, что подрывная деятельность PC — РСЕ рассматривается администрацией США как «исключительно важная часть общей программы укрепления глобальной демократии».
      Абрамс подтвердил также, что Белый дом намерен резко активизировать провозглашенную Рейганом в Лондоне программу вмешательства в дела других государств под предлогом все той же «заботы о демократии и правах человека».
      В ноябре 1982 года в Вашингтоне состоялось очередное мероприятие в рамках той же программы — «конференция» по вопросам о «свободных выборах», в которой приняли участие эксперты из 25 стран. Зарубежная печать, характеризуя направленность этого сборища, писала, что оно представляет собой еще одно мероприятие в рамках объявленного президентом «глобального крестового похода против коммунизма».
      За разглагольствованиями устроителей «конференции» об их приверженности демократии скрывалась все та же цель — использовать под флагом «свободного потока идей» любые формы экспорта буржуазной идеологии в социалистические страны и страны социалистической ориентации, попытаться «вырастить» некую «легальную оппозицию» правящим коммунистическим и рабочим партиям и тем самым, как заявил президент Рейган, «изменить историю», т. е. реставрировать капитализм там, где народы его решительно и бесповоротно отвергли. Этого не скрывали в своих выступлениях на конференции и в Белом доме ни сам Рейган, ни вице-президент США Дж. Буш, ни государственный секретарь Шульц, ни представитель США в ООН Дж. Киркпатрик4.
      Напомним, что рассуждения о «свободных выборах» и безудержная реклама американской «демократии», якобы существующего в США «самого демократического в мире избирательного процесса» прозвучали буквально через день после того, как завершилась кампания по выборам губернаторов, в палату представителей и частично в сенат конгресса США. В ходе этой кампании кандидатов левых партий, в первую очередь Компартии США, травили, запугивали, делали все, чтобы не допустить их регистрации, уничтожали их предвыборную литературу, даже заклеивали в избирательных бюллетенях слово «коммунист».
      А вот на «конференции» говорили лишь о том, что «демократическая система» в США — это как сказал Рейган, «гарантия того, что воля народа пользуется уважением» «. Более того, она якобы и «дает народу возможность твердо взять в свои руки бразды правления» 6. Не говоря уже о миллионах обездоленных в США, напомним, что в ходе промежуточных выборов 2 ноября в ряде штатов был проведен референдум, участники которого единодушно высказались за замораживание ядерных вооружений. Но это их мнение было целиком и полностью проигнорировано Белым домом. Гонка вооружений продолжается и в еще более опасных масштабах, чем до выборов: США, как сообщала американская печать, присупили к освоению «нового поколения» ядерного оружия. Такова для Белого дома и тех, чьи интересы представляют его обитатели, цена народного волеизъявления. Антикоммунистический «поход» набирает темпы.
      Весной 1983 года возможности «перехода к демократическим режимам» собирались исследовать в Вашингтоне «специалисты» по политическим заговорам на международном совещании, организованном под эгидой Верховного суда США. Нечто подобное предпринял и Европейский совет, проведя в Страсбурге конференцию с целью изучения «методов помощи демократическим политическим движениям», действующим в странах социалистической ориентации.
      К «походу» Рейгана привлекаются и специальные центры в натовских странах, в частности известный своим антикоммунизмом «германский политический фонд» (ФРГ). Самое активное участие примут в совместных действиях подрывных центров США и НАТО против социалистических стран такие давно опекаемые ЦРУ учреждения, как мюнхенский архив «Самиздата» (филиал PC — РСЕ), многочисленные реакционные эмигрантские организации.
      Одновременно с созданием целого аппарата по разработке методов вмешательства во внутренние дела социалистических стран и стран социалистической ориентации администрация и конгресс США активизируют деятельность специальных советологических центров. В сентябре 1982 года в конгресс был внесен законопроект, предусматривающий создание в США фонда в 50 миллионов долларов «для оказания поддержки новым исследованиям по Советскому Союзу».
      Активизация «крестоносцев» идеологических диверсий по-своему показывает неспособность крупнейшей империалистической державы современности повернуть вспять колесо истории с помощью военной силы и путем экономического нажима на страны социализма.
      В Вашингтоне (да и в других натовских столицах) отдают отчет в том, что, если империализм пойдет на прямое военное столкновение с СССР и его союзниками, у него нет шансов на выигрыш. Это очевидно уже в силу того, что неизмеримо возросло наше оборонное могущество, соотношение сил на мировой арене изменилось в пользу социализма. В этих условиях ядерный шантаж, не приносивший успеха американской дипломатии и во все предшествующие годы, сейчас тем более обречен на провал. «Любой потенциальный агрессор, — подчеркивается в документах ноябрьского (1982 г.) Пленума ЦК КПСС, — получит сокрушительный отпор». Этот факт в мире общепризнан, и народы решительно восстают против «альтернативы» «лучше быть мертвым, чем красным», предлагаемой человечеству ядерными маньяками.
      Не может империализм остановить наше социально-экономическое развитие и с помощью разного рода экономических санкций. Могучие производительные силы социалистического содружества, его огромный научно-технический и культурный потенциал позволяют социалистическим странам уверенно противостоять всем попыткам вести против них «экономическую войну». Провал в 1982 году «санкций» против газопровода Сибирь — Западная Европа лишь еще одно подтверждение этой объективной истины. Более того, санкции бьют в первую очередь по экономике капиталистических стран, переживающих сейчас спад, сравнимый разве что только с кризисом 30-х годов. И верно заметил экономический обозреватель журнала «Ньюсуик» Лестер Тароу в этой связи: «Вместо того, чтобы беспокоиться о том, как нанести ущерб советской экономике, администрации Рейгана следовало бы позаботиться о том, как спасти американскую экономику». Верно сказано. Ведь как ни занимается саморекламой «свободный мир» и его буржуазная демократия, пример стран социализма, где безработицы не существует, давно решены такие социальные проблемы, к которым во многих капиталистических странах даже не подступились, все более притягателен для миллионов и миллионов трудящихся.
      Таковы военные, экономические и идеологические «составные» той бессильной ненависти к социализму, которая побуждает наших врагов к организации все новых и новых «глобальных» авантюр против коммунизма. От «похода Антанты» до «похода Рейгана» большая историческая дистанция. Изменились методы, средства. Цели только остались теми же.
      И ради их осуществления империализм США в последнее время все чаще идет на заведомые провокации, принося в жертву своему патологическому антикоммунизму мир и безопасность народов, человеческие жизни. Так случилось в ночь на 1 сентября 1983 года, когда разведслужбы США, Японии и Южной Кореи «вели» над советской территорией, над нашими секретными объектами оборудованный под шпионский самолет «Боинг-747» южнокорейской авиакомпании с ничего не подозревавшими пассажирами на борту. Их хладнокровно принесли в жертву, заранее рассчитав, что, если самолет будет сбит, это можно использовать как повод для нагнетания во всем мире антисоветской истерии, вновь облыжно обвинить Советский Союз в «отсутствии гуманизма», в «попрании прав человека».
      На волне этой спланированной истерии Рейгану и К° удалось пробить через конгресс гигантские военные программы и хотя бы на время отвлечь внимание в США и Западной Европе от зловещих планов НАТО по размещению американских «евроракет», нацеленных на СССР.
      Факты, изобличающие администрацию Рейгана в преднамеренности и спланированности этой провокации, многочисленны, и с каждым днем их все больше. Человечество восприняло их с понятной тревогой: не отведена ли ему роль заложника в том сценарии глобального противоборства с коммунизмом, который разработан и осуществляется «командой Рейгана». Если у кого-то и были иллюзии относительно здравомыслия вашингтонской администрации и ее лидера, то после инцидента с южнокорейским «Боингом» они развеялись окончательно. Как подчеркивается в Заявлении Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР Ю. В. Андропова, ясно одно: «Ради достижения своих имперских целей она заходит так далеко, что нельзя не усомниться, существуют ли у Вашингтона вообще какие-то тормоза, чтобы не перейти черту, перед которой должен остановиться любой мыслящий человек»7.
      Факты, с которыми мы познакомили тебя, читатель, в этой книге, говорят: нет такого преступления, перед которым капитал остановится для достижения своих целей. Лишь наивные и политически инфантильные люди могут питать иллюзии по поводу «гуманности» империалистических «пра-воборцев». Историческая борьба коммунизма с миром капитала, начатая еще в те годы, когда писались первые строки «Манифеста Коммунистической партии», продолжается. А продолжать ее тебе, мой читатель.
      Помни, мы живем в особое время. Нынешний период, как отметил в своей речи на июньском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС Ю. В. Андропов, «отмечен небывалым за весь послевоенный период по своей интенсивности и остроте противоборством двух полярно противоположных мировоззрений, двух политических курсов — социализма и империализма. Идет борьба за умы и сердца миллиардов людей на планете. И будущее человечества зависит в немалой степени от исхода этой идеологической борьбы».

|||||||||||||||||||||||||||||||||
Распознавание текста книги с изображений (OCR) — творческая студия БК-МТГК.

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru