НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

Этнография народов Африки. Кирей Н. И. — 1983 г.

Николай Иванович Кирей

Этнография народов Африки

*** 1983 ***


DjVu


 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>


      Полный текст книги

 

Раскрывается специфика традиционной культуры и быта населения различных регионов континента. Изложена общепринятая среди советских ученых точка зрения, а также суть
      дискуссионных проблем.
      Учебное пособие подготовлено в соответствии с действующей программой по курсу «Основы этнографии» для студентов государственных университетов специальности 2008 — история.
      Рецензенты: кафедра этнографии и антропологии Ленинградского государственного университета; Шевелев В. Н., кандидат исторических наук (Ростовский-на-Дону государственный университет).


      ОГЛВЛЕНИЕ
     
      Введение 3
      1. Антропологический состав, языки, религии. Формы этнических общностей в Африке 8
      2. Особенности этногенеза и этнической истории народов Африки. Современные этнические процессы 21
      3. Народы арабской Африки 37
      4. Народы Эфиопии и Сомали 58
      5. Народы Западного и Центрального Судана 66
      6. Народы Восточной и Западной Тропической Африки 77
      7. Африканские пигмеи 84
      8. Народы Южной Африки. Мадагаскар 93
      Заключение 105
      Рекомендуемая литература 108

     

      Введение
      Африка -являет собой убедительный пример тех огромных политических, социально-экономических и культурных перемен, которые происходят на нашей планете. Эти перемены характеризуются ослаблением позиций империализма, неуклонным подъемом национально-освободительного движения, выходом на мировую арену все новых и новых государств, вставших на путь самостоятельного развития.
      Современный африканский мир исключительно пестр и сложен в политическом, социально-экономическом, географическом, а также и в историко-этнографическом отношении. Африка — вторая после Азии по величине часть света. Ее площадь вместе с островами составляет 30,3 млн. кв. км, что почти в три раза превышает площадь Европы. Население Африки 470 млн. человек (1981 г., оценка). В Африке расположены государства Алжир, Ангола, Бенин, Берег Слоновой Кости, Ботсвана, Бурунди, Верхняя Вольта, Габон, Гамбия, Гана, Гвинея, Гвинея-Бисау, Джибути, Египет, Заир, Замбия, Зимбабве, Камерун, Кения, Коморские Острова, Конго, Лесото, Либерия, Ливия, Маврикий, Мавритания, Мадагаскар, Малави, Мали, Марокко, Мозамбик, Нигер, Нигерия, Острова Зеленого Мыса, Руанда, Сан-Томе и Принсипи, Свазиленд, Сейшельские Острова, Сенегал, Сомали, Судан, Сьерра-Леоне, Танзания, Того, Тунис, Уганда, Центральноафриканская Республика, Чад, Экваториальная Гвинея, Эфиопия, Южно-Африканская Республика (ЮАР).
      В состав Африки также входит незаконно оккупированная расистами ЮАР Намибия, народ которой ведет вооруженную освободительную борьбу. Территория же Западной Сахары (являвшаяся до 1976 г. владением Испании) в соответствии с решением Генеральной Ассамблеи ООН и соглашением между Испанией, Марокко и Мавританией официально перешла под власть двух последних государств. Однако выступивший за независимость Западной Сахары Народный фронт освобождения (ПОЛИСАРИО) 27 февраля 1976 г. провозгласил создание Сахарской Арабской Демократической Республики и продолжает борьбу за национальный суверенитет. Последними очагами колониализма и расизма в Африке являются о. Святой Елены (колония Великобритании), о. Реюньон («заморский департамент» Франции) и два анклава на северном побережье материка, находящиеся под управлением Испании (Мелилья, Сеута). Кроме того, в ЮАР и оккупированной ею Намибии 20 млн. африканцев, «цветных» и азиатов живут в условиях расовой дискриминации — худшей формы колониального угнетения. Однако господство «классических» колонизаторов и расистов в Африке близится к концу. Народы Африки, которые веками удерживались- колонизаторами «вне истории», продолжают борьбу за экономическую самостоятельность, полное освобождение от колониальных оков, решают сложные задачи на пути искоренения : межплеменной, межнациональной розни, национально-государственного строительства, налаживания соответствующих интересам народов этнических взаимоотношений, языковой политики, развития дружественных межгосударственных отношений в условиях, когда этнические территории в Африке оказались разорванными государственными границами, унаследованными от колониального прошлого.
      Своеобразны природные и географические условия Африки. Континент слабо расчленен. Равнины и высокогорные плато чередуются с понижениями и высочайшими горйыми вершинами Килиманджаро, Рас-Джашан и др. Большая часть Африки расположена в жарком поясе, северная и южная окраины находятся в области субтропиков. Ряд районов испытывает острую нехватку воды, другие же страдают от избыточного количества влаги. Реки Африки — с порогами и водопадами — обладают огромными гидроэнергетическими ресурсами (40% мировых запасов гидроэлектроэнергии), имеют важное промысловое значение и играют существенную роль в орошении засушливых районов.
      Не менее разнообразны флора и фауна Африки. В экваториальной зоне находятся наиболее значительные площади тропических вечнозеленых лесов, насчитывающих свыше трех тысяч видов растений. Здесь растут ценные желтое, черное (эбеновое) и сандаловое деревья, каучуконосы, банановые травы, винная и масличная пальма, вечнозеленое дерево кола и др. В экваториальном лесу обитают крупные животные, птицы, змеи, насекомые.
      На северо-западе Африки (в районе средиземноморского побережья, на склонах Атласских гор) преобладает субтропическая растительность (маслины, пальмы, мирты), в горных районах сосредоточено около половины всей мировой площади, занятой пробковым и каменным дубом, ливанским кедром — ценным сырьем для промышленности. Общая лесная площадь Африки составляет 683 млн. га — 15% лесов всего мира. К северу, востоку и югу от зоны вечнозеленых лесов расположены тропические травянистые степи — саванны, а также пустыни и полупустыни. Высокие травы саванны являются природной кормовой базой для диких животных и домашнего скота. В саваннах растут акации, баобабы, мимозы, пальмы, колючие кустарники. Здесь сосредоточены и основные представители африканской фауны: слоны, львы, бегемоты, носороги, крокодилы, обезьяны, зебры, антилопы, леопарды и другие крупные животные, охота на которых издавна дает много продуктов для экспорта.
      Итак, природные условия Африки в целом благоприятствуют занятию сельским хозяйством. Оснбва экономики африканских народов — земледелие и скотоводство. Африка является родиной банана, арахиса (земляного ореха), ямса, земляных бобов, кофе, тэффа (эфиопского хлеба), каучуконосной лианы, арбузов, дынь, огурцов и других тыквенных, лука, чеснока, хны, перца ашан-ти. Масличные культуры (пальма, сезам) культивировались сначала в Африке, а отсюда распространились по всему свету. В древности африканцы выращивали местные сорта риса, пшеницы, ячменя. Ими были приручены кошка, осел. Африканский материк — богатейший и по своим природным ресурсам.
      Облик континента, несмотря на унаследованную от колониализма отсталость, меняется коренным образом, что требует серьезного, многопланового, комплексного изучения прошлого и настоящего африканских народов, знакомства с их происхождением, основными этапами этнической истории, расселением, языковой, антропологической, культурно-бытовой спецификой и сходством,, историко-культурными взаимоотношениями с другими народами мира. Познавательная значимость историкоэтнографических знаний предопределяет необходимость создания советскими этнографами обобщающих характеристик африканских народов в форме сводных трудов, историко-этнографических атласов, этнических карт, а на начальном этапе изучения — и учебных пособий для студентов.
      Историко-этнографическое изучение народов мира является основным направлением научной деятельности советских этнографов. Применительно к Африке оно охватывает целый комплекс проблем: от архаических общественных форм и этногенеза до современных культурно-бытовых и этнических процессов. Научная и учебно-методическая разработка этого направления играет важную роль в борьбе с различными реакционными концепциями типа «природной неполноценности» и «неспособности к прогрессу» народов Африки, с утверждениями якобы извечного существования «особого исторического пути» народов Африки, принципиально вроде бы отличного от истории народов других частей света. Популяризация этнографических знаний об Африке необходима и в связи с существованием в разных странах бытовых предрассудков, откровенно расистских мифов и предубеждений.
      Именно поэтому советская этнография, привлекая данные смежных наук (археологии, антропологии, ботаники, демографии, географии, зоологии, медицины, фольклористики и др.), особое внимание уделяет современной Африке, ее живой функционирующей действительности. Но для выяснения новейших этнических процессов в Африке, культурно-бытовых и этнических особенностей ее народов, топических (отличительных) черт быта каждого из них требуются знания о нем в целом. Вот почему этнографическое изучение народов Африки неизбежно пересекается со многими отраслевыми общественными и даже естественными науками (этническая антрополо-
      гия, этническая география, этническая лингвистика, эт-носоциология, этнопедагогика, этноботаника и др.) . Хронологически диапазон этнографических исследований Африки простирается от зачатков на континенте человеческого общества до его современного бытия. Человеческая история прослеживается как история длительного общения и смешения разных в расовом, языковом и культурном отношении групп. В- мире нет ни одного «чистого», сохранившего некие извечные свойства народа. Все народы мира, в том числе и африканские, впитали множество инородных элементов. В свою очередь их многообразное наследие стало достоянием народов других частей света.
      Историко-этнографическая характеристика народов Африки имеет не только познавательное, но и идейнополитическое значение. Рассмотрение с марксистских позиций вопросов этнографии африканских народов позволяет еще лишний раз подтвердить способность в равной степени всех народов мира к культурному прогрессу, к собственному вкладу в мировую культуру и цивилизацию. Оно показывает неравномерность культурного . развития человечества, вызванную не какими-то особыми свойствами народов — этносов, отдельных рас, а местными особенностями всемирно-исторического процесса. Этнографические знания об Африке позволяют выработать правильное отношение к хозяйственно-культурному наследию народов, отделить их прогрессивные традиции от вредных пережитков. Они помогают в борьбе против шовинистических концепций, способствуют укреплению дружбы и сотрудничества между народами мира. Марксистская этнография учит уважать культурные ценности, образ жизни, психологию, нравы и обычаи различных групп человечества, содействуя тем самым интернациональному воспитанию людей.
      По признакам этнической специфики в Африке выделяют девять историко-этнографических- областей: 1)-Египет; 2) Магриб и Ливия; 3) Восточный Судан (эти три области, вместе взятые, называют «арабской Африкой»); 4) Эфиопия и Сомали; 5) Западный и Центральный Судан; 6) Восточная Тропическая Африка; 7) Западная Тропическая Африка; 8) ЮжнаяАфрика; 9) Мадагаскар.
      В каждой из названных историко-этнографических областей (территорий) Африки у живущих там родственных или неродственных по происхождению народов на основе социально-экономической общности, продолжительных историко-культурных связей, аккультурации возникли сходные культурно-бытовые особенности. Культуру народов каждого из этих регионов можно понять лишь с учетом сложной и специфической истории их развития, а также географических, экономических, социальных и этничесих факторов. Каждая из этих областей характеризуется сходством этнографических черт при наличии более или менее заметных локальных различий. Поэтому автор стремился дать основные сведения о различных сторонах культуры и быта африканских народов в прошлом и настоящем, их происхождении, главных этапах и особенностях этнической истории, расселении и культурно-исторических взаимоотношениях.
      В основу данного учебного пособия легли лекции по основам этнографии, прочитанные автором на I курсе исторического факультета Кубанского госуниверситета. Правильной ориентации студента в этих вопросах помогут учебные пособия «Основы этнографии» (М., 1968), «Введение в этнографию» Р. Ф. Итса (ЛГУ, 1974), а также научно-популярная книга Н. Н. Чебоксарова и И. А. Чебоксаровой «Народы, расы, культуры» (М., 1971), учебник «Этнография» (М., 1982).
      1. Антропологический состав, языки, религии. Формы этнических общностей в Африке
      Этническая карта Африки имеет важную особенность: в подавляющем большинстве все живущие на континенте народы являются коренным населением, исторически и этнически сформировавшимся именно здесь. Это принципиально отличает Африку от Америки и Австралии, где ведущие этносы — результат иммиграции из стран Европы, Азии и Африки, итог сложного последующего этнолингвистического взаимодействия и расового смешения. Пришлое же население Африки незначительно. Это около 9,5 млн. человек индоевропейцев европейского происхождения (потомки современных колонизаторов в Алжире, Зимбабве, ЮАР, Кении), индонезиё-
      язычные мальгаши на Мадагаскаре (6,4 млн.), переселенцы с островов Индонезии на о. Реюньон (5 тыс.). Примерно 1,3 млн. выходцев из Индии и Пакистана живут в Кении, ЮАР и на о. Маврикий. Что касается арабов Северной Африки, то их предки — древние семиты — формировались в самой Африке, затем часть их, перейдя дельту Нила, расселилась в Аравии и Малой Азии. Правда, формирование семитоязычной арабской общности произошло уже в Азии, откуда вернувшиеся как бы снова в Африку арабы столкнулись в ходе завоевания с семитским же населением, что ускорило процесс его арабизации. Следовательно, утверждение об автохтон-ности народов Африки вполне правомерно.
      Разнообразие климатических условий Африки, ее близкое географическое положение относительно Европы и Азии, благоприятствовавшее общению между народами и странами Африки, Азии и Европы, привели к формированию на ее территории на заре человеческой истории различных рас. Их отличительные признаки вырабатывались под воздействием приспособления к климатической среде, в условиях относительной изоляции в определенной природной и социальной атмосфере, а также в ходе метисации (смешения). Вот почему по своим антропологическим особенностям население Африки подразделяется на несколько типов.
      В Северной Африке, включая Сахару, живут народы европеоидной расы ее южной (средиземноморской) тем-нопигментированной разновидности. Европеоиды составляют 25% населения континента.
      Территория южнее Сахары, вплоть до пустыни Калахари, населена народами собственно негроидной расы (53%). Среди них выделяются нилоты верховьев Нила и области Великих озер, имеющие наиболее высокий рост, очень темную кожу, но слабо выраженный прогнатизм, т. е. выступание челюстей вперед. Особым антропологическим типом в рамках негроидной расы являются пигмеи, обитающие небольшими рассеянными группами среди своих высокорослых соседей — в тропических лесах бассейна реки Конго и ее притоков. Пигмеи относятся к негрилльской (пигмейской) малой расе. От окружающих их негрских народов пигмеи отличаются прежде всего низким ростом (в среднем 141 — 142 см), более светлым цветом кожи с желтовато-красноватым оттенком), очень широким в крыльях носом, узким и низким переносьем, большим, но с тонкими губами ртом, густой «растительностью» на лице, болыиеголовостью, короткими по сравнению с туловищем ногами. Следовательно, в пределах негроидной расы есть существенные отличия: именно в ней антропологи выделяют еа-мую высокорослую (нилоты) и самую низкорослую (пигмеи) группы населения на земле. В состав негроидов включают еще и своеобразных в антропологическом отношении бушменов и готтентотов, обитающих в засушливых. степях на самом юге Африки и в пустыне Калахари. Они — остатки некогда расселенных по всей Восточной Африке народов. Бушмены и готтентоты, объединяемые учеными в койсанскую малую расу, обладают низким (в среднем 150 см) ростом, небольшими надбровными дугами, склонностью женщин к исключительно сильному развитию подкожного жирового слоя на бедрах и ягодицах (стеатопигйя). У койсанских народов сочетаются чисто негроидные черты с некоторыми монголоидными признаками (плоское лицо, желтоватая, «цвета подсыхающей листвы» кожа, эпикантус — особая складка у внутреннего угла глаза, образованная кожей верхнего века и прикрывающая слезный бугорок). Мальгаши острова Мадагаскар также имеют черты монголоидной и негроидной рае.
      Население Северо-Восточной Африки (Эфиопия, Сомали, Джибути) относится к самостоятельной промежуточной эфиопской расе, сочетающей в себе переходные европеоидные (строение лица, волнистые волосы’)- и негроидные (утолщенные губы, темный цвет кожи, волос и глаз) черты. Эфиопская раса образовалась на стыке европеоидной и .негроидной рас.
      Особое место в расовом комплексе африканского населения занимают европейцы и вообще «белые» из числа переселенцев и потомков переселенцев из неафрикан-ских стран, а также «цветные», образовавшиеся в результате смешения европеоидов с негроидами н выходцами из азиатских стран. Таким образом, приведенная даже в общих чертах антропологическая классификация народов Африки показывает, что по сложности расового состава населения Африка не только не уступает другим континентам, но и превосходит их. Поэтому широко распространенное представление, что Африка населена неграми, глубоко ошибочно в научном отношении и вредно в политическом. Нельзя подразумевать под словом «негры» некую этническую общность с якобы единой культурой, образом жизни, языком и т. п. Такого единства нет, а слово «негр», имеющее только антропологическое значение как название чернокожей расы (лат. niger, исп. negro — черный), африканцы считают презрительной расистской кличкой. Себя они называют либо по имени своего народа (суахили, масаи, ашанти), либо по государственной принадлежности (эфиоп, нигериец), либо просто африканцами. Физический облик жителей Африки никоим образом не позволяет говорить о заселении всего континента «неграми», т. е. представителями негрской малой расы (в составе так называемой экваториальной), поскольку существуют многие другие антропологические типы. Антропологически африканские народы неоспоримо многообразны.
      Пестрой выглядит и лингвистическая карта Африки. Языки коренного населения Африки классифицировать по родственным семьям, ветвям и группам нелегко. Многие из них еще недостаточно изучены, а потому трудно установить генеалогические связи между ними. Обычно все коренное африканское население в лингвистическом отношении делят на четыре большие семьи: семито-хамитские языки, суданские, языки банту, бушмено-гот-тентотские языки.
      Народы семито-хамитской языковой семьи населяют всю Северную и Северо-Восточную Африку. Семито-хамитские языки подразделяются на четыре ветви: семитскую, кушитскую, берберо-ливийскую и чадскую (хауса). Среди семитских языков наиболее распространен арабский — с магрибским, египетским и суданским его диалектами. Южная группа семитских языков представлена также языками Эфиопии — тигре, тиграи, амхара. Последний является государственным языком страны. На кушитских языках говорят народы южной и центральной Эфиопии и смежных с нею областей. Основные среди этих языков — галла, сомали, афар, бедауэ и"др. Древние египтяне говорили на языке хамитской группы, который дошел до наших дней в виде языка египетских христиан — коптов. Коптский язык применяется лишь при богослужении, а в быту копты пользуются арабским. Берберо-ливийские языки, ранее употреблявшиеся во всей Северной Африке к западу от Египта (Магриб), в настоящее время используются жителями горных районов Алжира, Марокко, в Мавритании, в Сахаре и в излучине реки Нигера. Берберы (туареги, кабилы, зена-га, рифы и др.) являются потомками древнего населения Северной Африки — ливийцев. Чадскую ветвь составляют языки хауса и родственных им мелких этносов, живущих к югу от оз. Чад.
      Очень разнообразны суданские языки. Это понятие весьма условное, ибо они, в отличие от семито-хамитских, не всегда объединены общим родством грамматического строя и словарного фонда. Существуют и отдельные изолированные языки. Лингвисты выделяют в странах Судана (Биляд-эс-Судан, т. е. «страна черных» — традиционное арабское название земель, расположенных по широте от Атлантического побережья Африки до Верхнего Нила) две языковые семьи — манде (мандин-го) и нилотскую и несколько генетически не связанных между собой лингвистических групп. Языки манде (менг де, сусу, сонинке) распространены у народов, занимающих область верхнего течения рек Сенегала и Нигера, а нилотские — в бассейне Верхнего Нила, в районе Великих озер Африки и местами в Восточной Тропической Африке. К нилотским языкам относятся: динка, нуэр, шиллук — в Восточном Судане; топото, туркана, алур, сук, нанди — между озерами Виктория и Рудольф; масаи — в районе горы Килиманджаро. В излучине Нигера живут сонгаи, язык которых не обнаруживает какого-либо родства с остальными языками Африки.
      Многочисленны языки народов Гвинейского побережья: йоруба, ибо (Нигерия), эве (Гана, Того, Бенин), ашанти (Гана). Эти языки условно объединяются в гвинейскую группу (особняком здесь стоит язык иджо).
      На атлантических языках говорит аборигенное население от устья реки Сенегала до Либерии — волоф, се-рер, фульбе и др.
      В Западном Судане выделяют группы бантоидных языков (названных так из-за их определенной близости к языкам южноафриканских народов банту). Централь-нобантоидными языками пользуются народы излучины Нигера и саванн Западного Судана (моей, сенуфо, бобо, гурма, догон, груси). На восточнобантоидных языках говорят народы средней части Северной Нигерии и цент-
      рального Камеруна (тив, джукув, ибибио и др.). На особых языках группы канури изъясняются народы ка-нури и теда, живущие в районе оз. Чад и в нагорьях Тибести (Восточная Сахара). Кордофанские языки распространены в области Кордофан (Восточный Судан), а центральносуданские (азанде, банда, багирми), не составляющие лингвистического единства, почти не изученные, объединяются в одну группу условно. На этих языках говорят народы междуречья Конго и Нила и к востоку от озера Чад. Таким образом, самая большая языковая дробность наблюдается в полосе южнее Сахары от Атлантического побережья до озера Чад.
      Вся Африка к югу от Судана и до пустыни Калахари заселена народами языковой семьи банту. Языки банту довольно близки друг другу по общему грамматическому строю и основному словарному фонду. На них говорит более 70 млн. человек, а учитывая Западный Судан — свыше 100 млн. человек. Среди языков банту наиболее распространены: суахили, кикуйю, ки-рунди, киконго, мингала, луба, луганда, коса, зулу, ким-бунду, шона, свази, тсонга и др. На языках банту говорят и пигмеи. Представляется принципиально важным .различать в современной Африке языки «этнические», т. е. непосредственно связанные с определенным этносом, и языки «региональные» — не имеющие такой связи или утратившие ее. Суахили — ярчайший представитель второго типа, он служит средством межэтнического общения для многих миллионов людей в Восточной Африке. Это один из двух официальных языков (наряду с английским) Танзании и Кении. Он распространен также в Сомали, Заире и Мозамбике.
      Южноафриканские бушмены (60 тыс.) и готтентоты (44 тыс.) изъясняются на так называемых койсан-ских языках, отличающихся от других языковых семей Африки специфическими щелкающими звуками. Все больше лингвистов склоняется к выводу, что между бушменскими и готтентотскими языками отсутствует генетическая связь. К койсанским народам примыкают два танзанийских этноса — сандаве (25 тыс.) и хадза-пи (1 тыс.).
      Язык мальгашей острова Мадагаскар совершенно не связан с перечисленными языковыми семьями и группами Африки. Мальгашский язык занесен сюда переселенцами из Юго-Восточной Азии, он родствен языкам Западной Индонезии. В силу этого мальгашский язык принадлежит к малайско-полинезийской семье.
      Англо-африканцы и буры, европейские поселенцы в Южной Африке говорят на языках индоевропейской языковой семьи (германская ветвь) — английском, а также на африкаанс, языке, построенном на основе староголландского языка и заимствований из языков банту и готтентотов. Среди европейского населения стран Магриба распространены французский, итальянский и испанский языки. Небольшое постоянное европейское население есть почти во всех других странах Африки.
      Таким образом, языки народов Африки классифицируются на шесть языковых семей. Четыре из них (семито-хамитские, суданские, банту и койсанские языки) имеют местное происхождение, а две языковые семьи в Африке (малайско-полинезийская и индоевропейская) представлены соответственно азиатскими и европейскими переселенцами. Для современного размещения населения Африки’характерно чередование обширных редконаселенных территорий с отдельными перенаселенными районами, большое число кочевников, несоответствие географии природных ресурсов и расселения.
      Современное африканское общество не представляет собой социальной общности, которая, по выражению К. Маркса, имеет «общие цели, общие потребности, общие средства производства и т. д.» (М ар к с К- Нищета философии. — Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 4, с. 163). Оно характеризуется множественностью социально-экономических укладов, специфическими историческими, экономическими, этнографическими, политическими и другими особенностями развития. Контрасты социально-экономической, племенной структур общества особенно сильны в Тропической Африке, где наряду с городами, мало чем отличающимися от городов высокоразвитых государств, существуют многочисленные сельские районы, едва затронутые или вообще нетронутые современной цивилизацией.
      В Африке насчитывается более 3 тысяч племенных и клановых групп. Многие из них значительно отличаются образом жизни, традициями, нравами и обычаями. В Нигерии имеется свыше 200 этнических групп, в Заире — около 250, в Камеруне (население 6,5 млн. чело-
      век) — не менее 170 этнических групп, численность которых колеблется от нескольких сотен до 130 тыс. человек. У многих групп свой язык, религия, обычаи. Они ведут замкнутый, обособленный друг от друга образ жизни. Население Гвинеи, едва достигающее 4,5 млн. человек, говорит на 20 языках и диалектах (государственный язык — французский). Множественность племен и народностей, искусственное их разъединение и противопоставление в колониальный период, разжигание межплеменной розни — все это создало сложные проблемы перед молодыми государствами континента. Дело в том, что создание независимых государств в Африке не совпало с периодом образования наций. В большинстве из них все еще продолжается процесс национальной консолидации. Межплеменная отчужденность (трибализм) создала большие трудности в проведении государственной политики (в том числе языковой) в масштабе отдельной страны в силу того, что позиция местных лидеров зачастую определяется не общегосударственными интересами, а принадлежностью их к той или иной этнической группе, общностью региональных, классовых интересов. Так, в Чаде свергнутое правительство Ф. Толбам-бея представляло власть меньшинства — христианского, или «неотрадиционалистского», по религии, сара по этнической принадлежности, действовавшего в интересах французского капитала. Отстраненными от власти и обреченными на нищету, эксплуатацию и отсталость оказались остальные народы страны, прежде всего арабы (относительное большинство населения), а также багир-ми, маба, канури, тибу и другие аборигенные этносы страны, исповедующие ислам.
      Несмотря на быстрое изменение социально-экономической структуры африканского общества, оно все еще представляет почву для проявлений трибализма не только в сельских районах, но и в городах. Сельские мигранты в городах организуются во множество союзов и обществ на основе племенной принадлежности, в которых соблюдается большинство традиционных институтов. Последние особенно живучи ‘в области семейнобрачных отношений. До сих пор в ряде случаев соблюдается принятый у многих племен запрет вступать в брак с представителями другого племени или клана, запрет женщинам выполнять общественно-политические функции, учиться, работать вне дома и т. д. Таким образом, концентрация представителей различных племен в городах не всегда приводит к автоматической ликвидации трибалистских настроений. Отсутствие же целенаправленной и продуманной пропаганды антитрибализ-ма со стороны государства, подкрепленной соответствующей практической политикой, создает благоприятную обстановку для процветания межплеменной розни. (Как известно, поводом к гражданской войне в Нигерии-1967 — 1970 гг. послужили столкновения в городах северной области между народами ибо и хауса). Живучи также проявления трибалистского сепаратизма, регионализма и микронационализма. Последнему способствует и сохранение лояльности отдельных этнических групп к своим вождям, рассматривающим общенациональные проблемы сквозь призму собственных интересов, страх малых племен перед крупными народностями.
      Пестрота этническо-лингвистического состава населения Африки усугубляется и различием в религиозных верованиях. Ни в одном другом регионе мира нет такого многообразия религий, как в Африке. При этом неверующих в Африке практически нет, безграмотное в основной массе население континента глубоко.религиозно и подчиняется «авторитету» служителей культа. В настоящее время среди африканцев преимущественно распространены три группы религиозных исповеданий: местные традиционные религии, ислам и христианство. Особое место занимают независимые христианско-африканские церкви и секты. Небольшая часть населения исповедует индуизм и иудаизм. Различия между религиями в Африке, как и на других континентах, обусловлены не географическим фактором, не расовой принадлежностью этносов или этнических общностей, а прежде всего различиями в общественно-экономических отношениях и конкретно-исторических условиях. В родо-племенных обществах Африки, как и у народов других континентов, устное народное творчество, изобразительное искусство, музыка, танцы, нормы морали, даже эмпирические знания были переплетены с религиозными представлениями. Доколониальная Африка практически не знала и разделения власти на светскую и духовную, почти все государства были теократиями. Но это не дает никаких оснований включать традиционные культы в сокровищницу духовной культуры африканских народов, ибо духовная культура Африки, как и других цивилизаций мира, развивалась не благодаря, а вопреки связи с религией. По мере формирования новых социально-экономических отношений африканская культура будет все больше обособляться и высвобождаться из-под окутывающего ее религиозного тумана, и ее самобытность выявится еще ярче.
      Местные традиционные религии еще живучи в современной Африке, особенно культ предков и колдовство, древние родовые культы лесных земледельцев, охотников, земледельцев и пастухов саванны. Они несут в себе тенденции не к объединению, а к разъединению этносов, являются барьером на пути преодоления триба-лизма, консолидации африканских народностей, служат препятствием полной духовной деколонизации африканцев. Примерно 37% населения Африки являются последователями местных традиционных религий, ислам исповедует 40%, христианство — около 22%, из них 9% — католики, около 7% — протестанты, 6% — монофизиты и православные. Наиболее древней на континенте является монофизитская христианская церковь (Эфиопия и Египет).
      Христианско-африканские церкви и секты, отклонившиеся от западноевропейских церквей и сект, сочетают христианство с местными традициями, особенно с культом предков. Численность верующих из синкретических сект установить трудно.
      Индуизм, принесенный в Африку выходцами из Индии, исповедует около 0,4% населения континента. Индусы живут в Восточной и Южной Африке, на островах Индийского океана. Здесь имеются также небольшие религиозные общины сикхов, джайнов, парсов.
      Иудаизм исповедует всего около 0,2% населения Африки. В основном это евреи-сефарды (потомки выходцев из Палестины), евреи-ашкенази (выходцы из западноевропейских стран), а также фалаша Эфиопии — коренное население страны.
      Разнообразие религиозных верований с их традиционным соперничеством также тормозит процесс этнической консолидации, препятствует решению задачи национального и культурного строительства, что требует .объединения усилий всех слоев населения. Религиозные противоречия в Африке, как показал известный советский африканист Ю. М. Кобищанов, «настолько тесно перепле-таются с межэтническими, а иногда субэтническими, что часто выступают как одна из форм последних» (Азия и Африка сегодня, 1981, № 3, с. 55). Почти все религиозные движения в Африке носят ярко выраженный политический и этнический характер. «Борьба религий» маскирует собой борьбу этносоциальных групп, социальноидеологических программ. Субъектами религиозной политики являются политические лидеры, министры, государственные чиновники, местные власти, политические партии, международные религиозные организации (Всемирная федерация лютеранских церквей, католическая церковь, международные исламские организации и т. п.). Поэтому лидеры независимых африканских стран уделяют религиозной политике столь же большое внимание, как и связанным с ней вопросам этнической политики, межэтнических отношений, национального строительства. При этом учитываются современные конфессиональные структуры стран Африки.
      Религиозная «карта» Африки включает несколько зон, где преобладает та или иная религия или где сохранились переходные, промежуточные полосы между ними. Области господства тех или иных религий в Африке определились более или менее четко к концу колониального периода. В настоящее время уже стало возможным решить и проблему этнорелигиозной типологии стран Африки. Это еделал Ю. М. Кобищанов. Он выделил в Африке основную территорию распространения ислама (север материка, а также сужающуюся к югу полосу вдоль берегов Индийского океана и Красного моря), расположенный южнее и западнее от этих территорий «банту-католический пояс», а также «протестанский пояс» (Юг Африки).
      Ю. М. Кобищанов пришел к выводу, что зональность распространения религий, относительное соответствие границ доколониальных государств колониальным политико-административным границам обусловили существование нескольких групп и подтипов однородных в религиозном отношении государств.
      К первому типу относятся страны, где почти все население составляют приверженцы какой-либо одной религии. Это страны Магриба, Египет, Судан (за исключением его неарабской южной части), где мусульмане составляют свыше 90% населения; некоторые государства Тропической Африки (Нигер, Сомали, Джибути, остров Занзибар, входящий в состав Танзании, Коморские острова), где также свыше 90% населения — мусульмане-сунниты; ряд малых островных стран и территорий (Острова Зеленого Мыса, Сан-Томе и Принсипи, остров Святой Елены, Реюньон, Сейшельские острова), подавляющую часть населения которых составляют христиане-католики.
      В качестве подтипа выделяются страны с влиятельными религиозными меньшинствами: Египет с его 3 млн. коптов; Ливия, Тунис, Алжир со значительными группами мусульман-хариджитов берберского происхождения; островные страны Индийского океана с этнорелигиозными меньшинствами азиатского происхождения. Страны первого типа и названного подтипа отличаются этнической однородностью, за исключением Джибути и Нигера.
      Второй тип представляют страны сравнительно однородные в религиозном отношении, приверженцы одной религий здесь составляют 66 — 85% населения: Гамбия, Гвинея, Мали, Сенегал (с мусульманским суннитским большинством), а также Бурунди, Габон, Лесото, Экваториальная Гвинея (наиболее распространено католичество).
      Третий тип составляют государства, где одну религию исповедуют от 50 до 66% населения. Это относительно неоднородные в религиозном плане страны, но все же с господством одной религии при наличии значительных религиозных меньшинств. Сюда относятся христианская Эфиопия, Чад (более 60% жителей — мусульмане-сунниты), Заир и Конго (примерно половина граждан — христиане, как правило, католики). В Ботсване и Намибии численно преобладают протестанты.
      Четвертый тип представлен африканскими странами, имеющими наибольшую конфессиональную неоднородность: Сьерра-Леоне, Камерун, Верхняя Вольта, ЦАР, а также страны, находящиеся на побережье Индийского океана и в поясе восточных и южных саванн (от Кении, Уганды до Маврикия, Мозамбика, Зимбабве и Анголы). Именно здесь имеет место наибольшее соперничество миссионеров ислама, католицизма, протестанизма, христианско-африканских сект, традиционных культов, православия, иудаизма и т. д. Это соперничество, как и сама конфессиональная неоднородность Африки, является в основном наследием колониальных времен.
      Среди других частей света Африка выделяется не только мозаичностью размещения различных этнолингвистических, расовых и религиозных групп, сложностью этнического состава, но и многообразием конкретных форм и типов этнических общностей.
      На самой низшей ступени этносоциального развития среди африканских народов до сих пор находятся бушмены, племена пигмеев, восточноафриканские охотники-собиратели (ндоробо, хадзапи и др.). Это племена-этни-косы, состоящие из многих локальных групп — микро-этнических общностей. Близки к ним живущие на границе Судана и Эфиопии ануак (около 60 тыс.), у которых в качестве микроэтносоциальной единицы выступает самая низшая — большая семья. У ачоли (Уганда) и азан-де (Заир, ЦАР) формируются этносоциальные общности, находящиеся в процессе перехода от союза племен к народности; а у разных народов акан (Гана) формируется этносоциальная общность народность. У баганда (Уганда) народность уже сформировалась. Вообще формирование народностей во многих африканских странах — это повсеместный процесс, причем народность, как отмечают Б. В. Андрианов и Р, Н. Исмагилова, «выступает не просто генетическим продолжением и расширением племенной общности, а как качественно новая «преднациональная» общность с классовой структурой». И хотя трудно в условиях Африки провести четкую грань между крупными этнолингвистическими общностями, народностями и оформляющимися нациями, но уже сегодня, как справедливо считают названные ученые, «можно говорить о складывании нации не только на севере и крайнем юге континёнта, но и в ряде стран Тропической Африки, например, у йоруба, хауса, ибо в Нигерии, Конго, в Заире и некоторых других».
      Современная этническая ситуация в Африке показывает, что многие африканские этносы не сводятся к трем основным типам этнических общностей — племени, народности, нации. Африке свойственно множество переходных форм, иерархичность этносоциальной структуры. Одна и та же совокупность людей здесь нередко входит одновременно в состав этнических общностей разного
      таксономического уровня (патрилинейные или .матрили-нейные группы семей; роды; племена; группы родственных племен; народности; нации).
      2. Особенности этногенеза и этнической истории народов Африки.
      Современные этнические процессы
      Понять этносоциальные и другие процессы, происходящие в современной Африке, невозможно без знаний о ее прошлом.
      Историки и философы Европы вплоть до XIX в. оперировали такими документами, как свидетельства античных историков, письменные памятники народов Северной Африки, Азии, Европы, отчасти Эфиопии, Судана и мусульманских народов Восточной и Западной Африки. Довольно точные сведения о Тропической Африке встречаются не только в специальной исторической и географической литературе, но даже в романах, фольклоре и поэзии некоторых древних и средневековых народов. Упоминания о чернокожих африканцах имеются в «Одиссее» Гомера, в «Аду» Данте, в персо-таджикской «Кабус-намэ», в танских новеллах Китая, в старофранцузской «Песне о Роланде» и др. Вместе с гипотезами, какими бы фантастическими они ни были, постепенно накапливались факты — лингвистические, антропологические, археологические, этнографические, подтверждающие самобытность культуры африканских народов, ее долгое внутреннее развитие и контакты с другими цивилизациями.
      Древние и средневековые культуры Африки начинает воскрешать молодая наука африканистика. В ней еще очень много спорного и гипотетического: исследователи не располагают ни точной хронологией, ни историческими источниками, в отличие от ученых, изучающих цивилизации Старого Света. Долгое время «черный» континент считался «лишенным истории», ибо африканцам было отказано в способности создать самобытную культуру и свою государственность. В настоящее время этот расистский миф полностью развенчан. Большинство африканистов считает в основном решенным и вопрос о происхождении народов Африки. Многие ученые разделяют мнение Ч. Дарвина об этом материке как о прародине человечества. В пользу такого взгляда свидетельствуют антропология и генетика. На территории континента обнаружены орудия труда нижнего палеолита, останки австралопитека и зинджантропа, которые еще не были людьми, но имели уже вертикальную походку, пользовались простыми естественными орудиями, питались растительной и мясной пищей. Да и теперь в Африке обитают шимпанзе и гориллы — ближайшие родственники человека из ныне живущих антропоидов. Здесь представлены стадии эволюции гоминид, прослеживается преемственность развития археологических культур каменного и металлического периодов. Поэтому неправомерно ставить вопрос о заселении Африки людьми других континентов.
      С древшейших времен этногенез народов Африки про — текал вполне самостоятельно, без преобладающего участия пришлых этнических элементов. Конечно, имели место миграции и смешения в пределах континента. Одна из причин этого — термический максимум, который примерно 7 — 4 тысячелетия тому назад привел к усыханию ранее плодородной Сахары. Из северной окраины тропических лесов Конго и Камеруна — древней родины банту — на юг шло перемещение этих народов, оттеснивших бушменов и готтентотов, нилотов и кушитов. Приблизительно тысячу лет назад банту вышли к восточному побережью Африки и в район Великих Озер. Бантуязыч-ность пигмеев, этого аборигенного населения Тропической Африки, также является результатом миграций банту. Вследствие термического максимума происходило и продвижение части семито-хамитской общности на Азиатский континент, с которым Африка (до постройки Суэцкого канала в 1869 г.) была соединена Суэцким перешейком. Имели место в древности контакты африканцев с народами Южной и Юго-Восточной Азии. Чем иначе объяснить отдаленное родство дравидийских языков Индии с некоторыми языками Восточной Африки, обнаруживаемое лингвистами? Почему между животным миром Мадагаскара и Индостана существует большое сходство, уже давно отмеченное зоологами? Почему у античных историков (Скилак, Гекатей Милетский, Геродот, Неарх) мы встречаемся с утверждением, будто Индия и 22
      Африка когда-то были соединены перемычкой? Ведь о ней мы узнали лишь недавно, после работ геологов и океанографов. Вполне возможно, что исследование дна Индийского океана и его морей заставит нас пересмотреть многие вопросы, связанные с происхождением человечества и древнейших цивилизаций нашей планеты.
      Доказано, что в верхнем палеолите произошло фор- мирование африканского человека современного вида, а в Северной Африке примерно в это же время жили европеоиды, происходившие, видимо, из восточной части Средиземноморья. В указанный период население Африки занималось охотой и собирательством. Уже тогда африканский мир не был замкнутым. Об этом говорят Находки ранних негроидов (гримальдийцев) и их следов в орииьякских слоях Италии, в мезолите и неолите Швейцарии, Украины, Поволжья, Англии. Древние африканские земледельческие культуры отмечены неолитическими памятниками Магриба, Нильской долины, Эфиопии, дблины рек Сенегала и Нигера. Своеобразные черты имело скотоводческое хозяйство в Сахаре и развивавшаяся в условиях тропического леса древняя культура Гвинейского побережья.
      Древние народы Африки, жившие южнее Сахары, в в отличие от народов Европы, Азии и Северной Африки, не знали медно-бронзового века, перейдя от камня непосредственно к железу. Железо в первом тысячелетии нашей эры распространилось из Западного Судана и Юго-Восточной Африки в Южную Африку. Это позволило земледельческому населению сравнительно быстро, достаточно глубоко и культурно освоить обширные области.
      О древних жителях континента и их внешнем облике Mbi узнаем из древнеегипетских источников, из рисунков египетских художников, изображавших негроидных кушитов (жителей Нубии), темнокожих обитателей Восточного Судана, негроидно-европеоидных эфиопов, светлокожих ливийцев, низкорослых пигмеев. Свидетельства древних египтян, письменные известия карфагенян и другие источники и памятники дают возможность судить о расовой неоднородности африканских народов еще в далекой древности. Между тем в буржуазной этнографической литературе широко пропагандируются ошибочные взгляды, по которым Африка сперва была заселена иск-
      лючительно пигмеями, будто бы являвшимися единственным автохтонным населением, затем из Азии пришли земледельческие негроидные племена, широко расселившиеся по материку, и наконец, еще позже оттуда же мигрировали скотоводы-хамиты — народы европеоидной расы. От этих светлокожих «высокоодаренных» хамитов якобы и унаследовали «отсталые» негры более высокую цивилизацию. Образование чисто африканских государств, создание на африканском континенте высоких культур объясняется влиянием хамитов. «Хамитская теория» как одни из вариантов расизма несостоятельна и в научном отношении: во-первых, здесь имеет место недопустимое смешение понятий «раса» (биологическое) и «язык» (лингвистическое); во-вторых, не существует ни хамитской расы, ни даже хамитского антропологического типа, в отличие от хамитских языков.
      Не только древние культуры глубинных областей Африки, но и рабовладельческая древнеегипетская цивилизация с ее ранней государственностью (примерно с 3000 г. до н. э.) являются самобытными и выросли на африканской почве. Великолепные «космические» фрески Тассили в пустыне Сахара и не менее прекрасные, хотя и не столь широко известные наскальные росписи Феццанау Танганьики, Южной Африки; удивительный комплекс величественных сооружений сухой каменной кладки Зимбабве, где когда-то пробовали отыскать копи царя Соломона, и не менее грандиозный — в горах Иньянга, на создание которого было затрачено труда не менее, чем на постройку египетских пирамид; бронзовые шедевры Бенина и еще более древние и прекрасные изваяния Ифэ; загадочные руины на берегах Восточной Африки и не менее загадочные рисунки Южной Африки; великое царство Аксум в Эфиопии и древнее царство Мероэ на Среднем Ниле (2-я пол. VI в. до н. э, — IV в. н. э.); своеобразие арабо-мавританской цивилизации и специфика мавританского ремесла и зодчества в Северной Африке — все это лишь фрагменты, лишь отдельные страницы огромного тома многовековой истории Африки.
      Причины разрушения африканских цивилизаций, отставание африканских народов в последние столетия от европейских и многих азиатских народов различны. Это и географический фактор — труднодоступность и слабая освоенность обширных областей, определенная этническая разобщенность и естественная изолированность от мировых экономических центров, — и специфика исторических условий. В XIV — XV в., когда большинство африканских цивилизаций переживало наивысший подъем, на континенте процветали многолюдные и богатые города, обширные государства. Тем не менее производительность труда оставалась низкой, техника — примитивной: нигде, кроме Эфиопии и Нубии, не употребляли пахотных орудий, землю обрабатывали мотыгами и палками. В Тропической Африке не было гончарного круга, ремесленники пользовались самыми простейшими орудиями. На изготовление прекрасных произведений африканские мастера затрачивали несравненно больше труда, чем в Западной Европе, Китае, Индии или Японии. В связи с этим в Тропической Африке сохранялись примитивные формы кооперации труда. Основу мелкого натурального производства составляла большесемейная община и патронимия — родовое и хозяйственное объединение родственников. Нигде южнее. Сахары не сложился единый класс феодально зависимых крестьян. Если Нубия и часть Эфиопии вступили в развитый феодализм, то Западная Африка лишь кое-где приближалась к этому уровню развития (долина Нигера, страна Хауса), а многие обширные районы. только что вступили в стадию раннего феодализма. Наконец, часть населения Африки жила еще в условиях первобытнообщинного строя.
      Черты «традиционного» общества и весь социально-экономический строй обществ доколониальной Африки только начинает изучаться. Учеными высказываются по этим вопросам различные мнения. Одни (Ш. Диоп,-А. Бубу) настойчиво утверждают исключительность путей развития африканского континента, практически отрицая единство мирового исторического процесса, другие пытаются применить к доколониальной Африке понятие «азиатский способ производства», выработанное К. Марксом на индийском материале в 50-х годах XIX в. Эту точку зрения отстаивают французские африканисты М. ТЪделье и Ж. Сюре-Каналь, а их соотечественница М. Кокери-Видрович даже ввела в научный оборот понятие «африканский способ производства». Действительно, развитие африканских обществ имело свои особенности. Замедленный темп развития производительных сил и связанное с этим сохранение в отдельных случаях до наших дней архаичных форм социальной организации, общины в разнообразных формах предопределили и своеобразие форм классообразования, эксплуатации, государственно-политической организации. В Афри-, ке переплетались явления, свойственные как классовому, так и доклассовому обществу, к тому же усугубленные разрушительным воздействием на традиционные отношения колониального режима.
      Советскими учеными-африканистами (И. И. Потехин, С. Р. Смирнов, Д. А. Ольдерогге, Л. Е. Куббель, Н. Б. Кочакова, А. С. Орлова и др.) доказано, что при всем многообразии форм становления классового общества у отдельных африканских народов имеются и общие для всех регионов континента черты. Во-первых, нигде в Тропической Африке не сложилась рабовладельческая формация, хотя рабство было хорошо известно и сохранялось у многих народов вплоть до установления колониального режима. Во-вторых, в раннеклассовых обществах Африки сохранилось относительно большее количество пережиточных черт доклассового общества, чем в других частях земного шара. В-третьих, в силу особых естественных условий все негроидные народы Африки, за исключением районов Конго и Анголы, раньше перешли к обработке железа, чем к обработке меди. Следовательно, бронзовый век не был характерен для африканского общества как особая историческая эпоха. Как уже указывалось, от неолита африканцы сразу же перешли в железный век. Раннее знакомство с железом способствовало более быстрому развитию общественного производства у этих народов. В-четвертых, Африка к югу от Сахары не знала в сущности прямой эксплуатации общинника, и с этой стороны становление классовых отношений шло в весьма замедленном темпе. Но в целом господствующей тенденцией развития неизменно оставалась феодальная. Рабство до появления европейцев носило характер патриархального.
      Как указывает Л. Е. Куббель, в Африке крайне замедленный темп прироста общественного продукта, который обеспечивал устойчивость общинной организации, воспрепятствовал превращению пленника в раба в античном понимании. Поэтому, для Африки до начала европей- ской работорговли характерно было широкое многообразие промежуточных форм между положением раба и фе-
      одально зависимого крестьянина, тем более что застойный характер экономики существенно облегчил сосуществование в рамках одной социальной структуры весьма разных общественно-экономических укладов. И наконец, как показала Н. Б. Кочакова на примере доколониальных обществ Гвинейского побережья, основой отчуждения прибавочного продукта служила монополия правящих слоев не на средства производства,-т. е. не на землю в первую очередь, а на отправление организационно-хозяйственных и военно-организационных функций. Но это — не специфика всей Африки. Вывод Н. Б. Кочако-вой по существу иллюстрирует на африканском материале высказанную Ф. Энгельсом в «Анти-Дюринге» мысль о двух путях сложения классового общества: либо через монополизацию общественной административной функции, либо в итоге разделения труда внутри общества, делавшего возможным появление и использование прибавочного продукта (см.: Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 20) В-пятых, доколониальная Африка, как мы уже отмечали, не знала разделения власти на светскую и духовную.
      Картина исторического развития африканских народов в доколониальное время сложна и далеко еще не рас-скрыта. Поэтому и существует множество взглядов на конкретные проблемы социально-экономической истории Африки. На материке не сложилось единой зоны цивилизаций, а прогресс отдельных цивилизованных стран сдерживался их постоянным контактом с доклассовыми, менее развитыми обществами, окружавшими их. Варварские завоевания порой начисто сметали с лица земли старые культурные центры. В результате в средние века (и вплоть до XIX в.) Тропическая Африка вывозила в основном не продукты сельского хозяйства и ремеслен-.ной промышленности, а побочные продукты охоты и собирательства (слоновая кость, смолы, специи т. п.), золото, рабов. И лишь в XIX в. сельское хозяйство Тропической Африки стало приспосабливаться к нуждам мирового рынка. Между тем еще в период средневековья во внешнем мире — от Японии до Англии — происходило возрождение, подготовленное подъемом производительных сил, ростом товарности общественного хозяйства, городов. В главных цивилизованных странах, включая Египет и Тунис, зарождались капиталистические отно-
      шения. В этом смысле Африка южнее Сахары отставала от европейских и азиатских стран.
      В культурном отношении доколониальная Африка не была белым пятном. Ее народы обладали знаниями и мастерством, они создали работы, представляющие огромную ценность в области архитектуры,, скульптуры, музыки, танца, поэзии и устной литературы.
      Устное творчество африканцев, об огромных богатствах которого мы пока еще имеем лишь смутное представление, отнюдь не свитедельство отсталости общества. Оно должно изучаться специальной областью этнографии — этнопедагогикой. Появление письменности Не обязательно знаменует собой переход к «высшей» ступени культуры. Устное творчество как средство выражения любой цивилизации всегда тесно связано с разными аспектами общественной жизни. Имея множество функций, оно является «памятью» общества и передает из поколения в поколение нормы поведения и эстетического выражения. Глубоко уходя корнями в гущу народа, устное творчество африканцев хранит описание множества явлений и объясняет их. Это может быть история, ритуальные обряды, окружающая среда, организация общества, трудовые навыки, отношения между людьми, связи с соседними этническими группами. Иными словами, устное творчество — это форма обучения, переходившая от поколения к поколению. Оно становилось достоянием всей этнической общности и даже нескольких этнических групп. Как форма .обучения устное творчество рассказывает о прошлом, о мире в целом, о настоящем, учит подрастающее поколение нормам поведения, отвечающим обычаям. Сама природа устной коммуникации оказывала решающее влияние на содержание культуры и на передачу культурных традицийни «хранились» в памяти общества. Отсутствие же грамотности в доколониальной Африке не считалось признаком культурной отсталости. Наоборот, получив образование, европеизированная элита чаще всего теряла связи с родной культурой и традициями (образовательные системы в современной Африке это учитывают).
      Африканская устная литература необычайно богата как по форме, так и по содержанию. Глубина интерпретации ее образов зависит от живого воображения слушателей и степени их восприятия. Это всеобъемлющее искусство, в создании которого участвует каждый. Устное сообщение сопровождается жестами, музыкой, ритмами, при этом соблюдается полная свобода выражения и импровизации, благодаря чему ценность и содержание устного творчества неподвластны времени. Богатая сокровищница устного творчества, куда входят легенды, истории и ритуалы, рассказы о мифологических героях, людях и животных, поэзия, песни, пословицы и загадки, открывают, по сути, неограниченные возможности для исследования. Советская этнопедагогика, изучающая народный опыт воспитания новых поколений в соответствии со сложившимися культурными традициями, должна, несомненно, обратить внимание и на исследование традиций устного народного творчества. Африки. На наш взгляд, это будет способствовать и изучению африканских языков как источника и орудия мышления, развития культуры народов Африки, как средства общественных связей и образования.
      С конца XVI — XVIIbb. во всей Африке наступил застой и упадок. У ее берегов появились конкистадоры эпохи Великих географических открытий: китайцы, турки, особенно же португальцы, испанцы и другие европейцы. Африка( оказалась связанной с внешним миром не только торговыми контактами, но и перипетиями мировой политики. Контакты с Европой в период первоначального накопления капитала привели этот огромный материк в состояние длительного застоя. Работорговля и связанные с нею войны унесли примерно 100 млн. человеческих жизней и труд многих поколений (см.: Африка сегодня. Краткий политико-экономический справочник. М., 1962, с. 40). Выросшие на торговле с арабским миром старые города неуклонно приходили в упадок, их место заняли фактории европейских держав, ставшие (за исключением Капской колонии на юге Африки) простым придатком мировой торговой системы, посредством которой богатства Африки перекачивались в Европу и Америку. Традиционные ремесла были подорваны наплывом дешевых промышленных товаров.
      Эта эпоха ограбления Африки, продолжавшаяся примерно до 1870 г., закончилась колониальным разделом материка на рубеже XIX — -XX вв. Африка была превращена в колониальный континент: лишь Либерия и Эфиопия оставались формально суверенными государствами.
      Колонизаторы отняли у африканских народов право на самоуправление. Из 50 политико-административных единиц, насчитывавшихся к 1923 г., 45 имели колониаль-\ ный статус (колонии, владения, протектораты, мандатные территории). Страны Африки были подчинены интересам метрополий, превращены в аграрно-сырьевые придатки европейских государств. Сельскому хозяйству в интересах монополий был придан монокультурный характер. Африка была «прямо сдана в аренду компаниям», писал Ф. Энгельс.
      Колонизаторы в период территориального раздела мало считались с языковыми, этническими границами. Народности и племена были разобщены между различными владениями западноевропейских держав. Вследствие этого население большинства новых африканских государств, возникших на месте бывших колоний, отличается пестрым этническим составом. Так, часть народа эве живет в Гане, часть — в Того и Бенине; масаи живут в Кении и Танзании; волоф — в Гамбии и Сенегале; малинке — в Гвинее, Мали, на Береге Слоновой Кости, в Либерии, Сьерра-Леоне и Гамбии; сомалийцы — в северной Кении и Эфиопии; баконго — в Заире, Конго, Анго-ле; азанде — в Судане, Заире и ЦАР, акан — в Гане и на Береге Слоновой Кости. Отсюда проистекает ряд межгосударственных конфликтов (например, между Сомали и Эфиопией), возникавших в последние годы в районах Африки. Проблема африканского единства — это вместе с тем и проблема правильного разрешения этнических, национальных, территориальных проблем. В настоящее время в рамках существующих и юридически закрепленных государственных границ, установленных в свое время метрополиями, идет сложный процесс сплочения этнически разнообразного населения, формирование национального самосознания.
      В годы господства колониализма отсталые страны, не ставшие еще на путь самостоятельного капиталистического развития, явились объектом двойной эксплуатации. Резко увеличилась смертность африканцев, уменьшилось население, народности потеряли свою государственность, а некоторые из них вынуждены были принять и религию чужеземцев. Произошли некоторые изменения в экономике и в формировании народностей и наций. Так, например, колонизаторы построили лорты, железные дороги,
      административные и торговые центры. Увеличилась подвижность коренного населения. Язык метрополии стал превращаться в межнациональный письменный язык. Колониальная политика исходила из отрицания африканских языков как средства распространения культуры и знаний. Колонизаторы считали их «примитивными» языками, неспособными якобы передать научную мысль. В связи с этим процесс выделения одного из диалектов и его превращение в письменный язык народности или нации приостановился, поскольку хорошо разработанный язык колонизаторов стал общим языком для целого ряда разноязычных народностей, формирующихся в нации.
      Колониализм нанес страшный удар традиционной культуре. Есть множество доказательств, подтверждающих многовековое взаимодействие между самими африканскими культурами и между Африкой и другими континентами. Пустыня Сахара, считавшаяся естественным препятствием для взаимообмена, на самом деле была связующим звеном между различными регионами, о чем свидетельствуют замечательные каменные барельефы Тассили и Тенере. Соединение и взаимопроникновение арабо-берберской культуры и культур народов Тропической Африки составляют основу африканской самобытности. Однако в период колониальной экспансии африканские культуры подверглись географической раздробленности и изоляции друг от друга. Делились некогда целые культурные районы, и в результате утрачивались не только вековые связи,, но гиблн и рушились основы культуры. Одни культурные районы сознательно поддерживались колонизаторами за счет других, что серьезно нарушало их общественную, экономическую и политическую сбалансированность. С тех пор все больше ширилась пропасть между городом и деревней, между прибрежными и глубинными землями, между «замиренными» и «непокоренными» районами.
      Географическое разделение сопровождалось разрушением временных контактов. Колониализм- стремился порвать связи Африки с ее прошлым, ее традициями, ее культурой. Традионные африканские школы были закрыты, уничтожались места и предметы культа, подвергались преследованию учителя из местных жителей. В образовавшемся таким образом культурном вакууме ничтожное меньшинство африканцев могло получать образование, пользуясь новым языком и привыкая к новому образу мышления. Образование при колониализме было прежде всего средством порабощения, повиновения и отчуждения.
      Классовая структура народностей в период колониализма осложнилась. Вместе с предприятиями легкой промышленности в колониях возникли рабочий класс и местная буржуазия, крупные народности стали преобразовываться в нацию. Но устойчивый период формирования нации начинается со времени победы капиталистического способа производства над феодальным (см. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 6, с. 115). Поэтому данный процесс в ряде уже независимых стран Африки, протекает крайне болезненно. Различные народности в Конго, Нигерии и других странах Африки начинают понимать, что общность экономической жизни требует и общности государственного строя, т. е. объединительные тенденции берут верх над сепаратистскими. Империализм же стремится расколоть эти народы с целью удержания их в системе капиталистического хозяйства.
      Трудности консолидации народов усугубляются и проблемами языкового строительства. Например, в Конго, где ни один язык не преобладает над языками других народностей, межнациональным языком, видимо, будет продолжать служить широко распространенный здесь французский язык. Усвоение развитого межнационального языка протекает быстрее, чем развитие отсталого родного языка, качественный скачок которого, как и всех других языков, подготовляется в результате постепенного накопления незначительных новых элементов.
      Таким образом, этнокультурные процессы, происходящие в современной Африке, сложны. Перед Африкой стоит много проблем, и они имеют отнюдь не теоретический характер. Сейчас большинству независимых африканских государств приходится сталкиваться со сложными проблемами национальной культуры, взаимоотношения местных африканских языков и языков бывших метрополий, языкового строительства, выработки письменности. Указанные проблемы, естественно, не могут быть решены без учета конкретной этнической ситуации в каждом отдельном регионе.
      В Африке развивается антиимпериалистическое движение, участниками которого стали представители всех рас и народов континента, хотя негро-африканцы и играют в движении главную роль. Нельзя, однако, не отметить, что в идейной и духовной жизни Африки видное место занимает идеология национализма. Национализм принимает множество форм. Среди них имеются и такие, которые вырастают не только на собственно национальной, но и на этнической, языковой, культурной, сословной, общинной, религиозной, расовой и т. п. основах. Особое значение в эпоху империализма приобретает региональный национализм — арабский (панарабизм), африканский (панафриканизм, африкацентризм), национализм религиозно-общинный (мусульманский и др.).
      В. И. Ленин вскрыл двойственную, внутренне противоречивую природу националистической идеологии в борющихся против колониализма странах. С одной стороны, она выражает прогрессивные, демократические — антиимпериалистические, антиколониальные и антифеодальные — интересы всего населения этих стран, и прежде всего их трудящихся масс. С другой стороны, она несет в себе и реакционное содержание, отражающее позицию и интересы экспуататорской верхушки, в первую очередь национальной буржуазии, преувеличение роли и значения национальных особенностей исторического и культурного развития народов Африки и возведение их в ряде случаев на уровень национальной и расовой исключительности, расового превосходства. Рельефным выражением этого реакционого содержания выступают различные концепции «цветного» расизма, религиозноидеалистические и мистические учения, теория «негри-тюда». Создателем последней является крупный государственный и политический деятель новой Африки; бывший президент Республики Сенегал, ученый-филолог, социолог и публицист, поэт и критик Леопольд Се-дар Сенгор. Сущность концепции «негритюда» состоит в необходимости возрождения и развития оригинальной африканской культуры, призванной отразить некие специфические, якобы уникальные особенности «негро-аф-риканской души». «Негритюд» — это закрепление индивидуальности, самоутверждение. Сенгор считает, что у негро-африканских народов существует свое особое понимание жизни и образа жизни, своя особая манера говорить, петь и танцевать, рисовать и лепить, даже смеяться и плакать, специфичный и совершенно неповторимый характер цивилизации и культуры. «Негритюд» — это совокупность ценностей цивилизации негритянского мира.
      У африканских народов в процессе их долгой истории создалось собственное представление о человеке и окружающем мире. Они создали свою систему ценностей, выработали и свое отношение к этим ценностям. Африканская культура впитала в себя наивысшие ценности человечества — моральные, эстетические, религиозные, социальные, экономические, научные, технические.
      Утверждение Сенгором культурной самобытности — не попытка подчеркнуть индивидуальность африканцев, это и не болезненная реакция на пагубные последствия колониализма, это и не рефлекс самозащиты перед лицом наступления культуры, порождаемой научно-техническим прогрессом, это и не выражение крайнего национализма. Утверждение культурной самобытности в Африке не порождается ненавистью, расизмом «наоборот» или чувством негодования.
      Учение Сенгора выражало с самого начала- стремление противопоставить морали колонизаторов гуманистическую концепцию права африканских народов на достойное место в семье всего человёчества. Впоследствии же иные приверженцы, а порой и враги «негрйтюда» подчеркивали тезис об исключительности «черной расы» и оставляли в тени мысль о братстве всех рас и народов. Сенгор и его теория ставят проблему в плане взаимообмена и диалога, а не в плане противопоставления или расовой ненависти. Определенные круги, используя концепцию «негрйтюда» и «совершенствуя» ее, стремятся отгородить народы Африки под предлогом «защиты» негро-африканской культуры от восприятия других культур и особенно идеологических систем, прежде всего от научного социализма. Проповедь абсолютного духовного преимущества народов Африки, их традиционного образа жизни, этических норм и взглядов подчас оборачивается убеждением в применимости, даже в плодотворности и необходимости принятия этих традиций и мировоззрения также и другими народами, в первую очередь «белыми народами Запада». Опираясь на подобного рода гегемонистские настроения, реакционные силы в Африке пытаются подменить объективную общность интересов афро-азиатских народов в их борьбе против импе-
      риализма и неоколониализма мифической общностью «африканского духа» и его надуманной противоположностью «материалистической цивилизации белого Запада», в которую наряду с миром капитализма включаются также и страны социализма. Подобное объединение капитализма и социализма в искусственную «цивилизацию Запада» не только полностью несостоятельно, но и глубоко реакционно. Идеологическая борьба вокруг становления и развития новой культуры в независимых государствах Африки имеет специфический аспект. Речь идет об определении наилучшего соотношения нового и традиционного в современных африканских культурах, о месте традиционной культуры в культурном строительстве независимой Африки, об основных тенденциях в развитии искусства народов Африки.
      Африканское искусство действительно развивается теперь в общении с искусством мировым, одаряя его выразительными формами и ритмами и черпая из него новые направления.
      Конечно, в борьбе за самоутверждение творческой личности африканцы непременно будут освобождаться от тлетворного влияния худших проявлений современного западного модернистского искусства — искусства ловких ремесленников и богатых снобов. Деколонизация африканского таланта происходит сейчас параллельно с отказом от крайностей традиционализма, однозначно требующего «возвращения к самобытности», канонизации прошлого. Разумеется, колониализм нанес страшный удар традиционной культуре, но с наступлением нового времени свободное африканское искусство берется за новые задачи, вырабатывает новые идеалы, помогает мобилизации людей на строительство нового общества.
      Культурные ценности доколониальной Африки (наскальные рисунки Сахары, зодчество средневековой Эфиопии, культура Нок в Нигерии, бронза Ифе и Бенина, деревянная скульптура Тропической Африки) и совре-меное народное и профессиональное искусство (музыка, танцы, кино и т. д.) составляют специфику народного творчества. Но любоваться этнографической культурой можно и без стремления вернуться к изжитым традициям и магическим обрядам, с которыми были тесно связаны художественные произведения прошлого. Национальное искусство создается за счет обобщения этнических
      элементов и усвоения новых черт в результате обмена. Изоляция и гнетущее влияние архаики привели бы к эпигонству и застою в творчестве.
      В условиях существования национальных государств Африки происходят важные этнические процессы, связанные с социально-экономическим развитием афро-азиатских народов. Это процессы объединения и разъединения. Особенно заметны процессы интеграции, т. е. сближение и взаимодействие разных по языку и происхождению, по уровню социально-экономического и культурного . развития народов, что способствует формированию крупных этнополитических общностей. Наблюдается рост национального самосознания, стирание племенных различий, отказ от узкоэтнических интересов. Заметны и процессы этнического разъединения, повышения роли этнического фактора в политической жизни африканских стран, усиление локального сепаратизма и трибализма.
      Ассимиляционные процессы проявляются в условиях, когда соседние народы резко отличаются по языку и культуре, уровню социально-экономического развития, Так, в Кении охотники ндоробо, нилотские земледельцы луо, бантуязычные гусии и суба ассимилируются кикуйю; в Судане арабы ассимилируют нубийцев, беджа; в Эфиопии амхарцами ассимилируется народ агау (кушитского происхождения), в подавляющей массе уже говорящий на амхарском языке (родным пользуются лишь в быту); в Нигерии идут интенсивные процессы хаусаизации мелких племен (бутава, кудава, афава и др.). Ассимиляция типична и для многих других стран Африки.
      В Африке складываются крупные этнические общности на однородной этнической основе, т. е. на базе родственных племен или групп племен, происходит дальнейшее сплочение сформировавшегося этноса по мере его социально-экономического и культурного развития. Эти процессы называют процессами консолидации. Они были типичны для большинства народов Европы на заре объединения племенных групп в государства. В Африке же эти процессы характерны для игбо и йоруба (Нигерия), народов акан (Гана), лухья и кикуйю (Кения). Однако национальная консолидация еще не закончилась, социально-политическая стратификация тормозит (как в Нигерии у йоруба) этот процесс.
      В результате объединительных процессов (ассимиляпия, консолидация, интеграция), — делают вывод советские африканисты Б. В. Андрианов и Р. Н. Исмагило-ва, — «оформляются и укрепляются новые более крупные этнические общности, причем по мере усиления связей между отдельными группами язык одного из этнических компонентов (как правило, более многочисленного и боле развитого) превращается в общий язык, а остальные родственные языки приобретают характер диалектов; усиливается культурная общность и распространяется общее название народности, под которым она известна соседям» (Советская этнография, 1979, № 5, с. 32).
      Развитию этнических общностей, сближению народов способствует государство, его прогрессивная социально-экономическая, культурная, национальная политика, миграционные процессы, урбанизация. Однако на уровень и темпы этнических процессов влияют многоукладная социально-экономическая структура молодых африканских государств, традиционные занятия определенных этнических групп, их этническая профессионализация, сохраняющееся все еще предубеждение к некоторым видам труда, известная этническая замкнутость.
      Следовательно, ,в современной Африке выделяются две основные тенденции этнического развития: консолидация (отдельных родственных этнических общностей превращение некоторых из них в нации) и внутригосударственная интеграция. Для Африки с ее пестрым этническим составом, многими типами этносов и сложными этническими процессами, сохраняющимися архаичными институтами и структурами тем не менее характерны общие закономерности этнической истории и общественного развития в целом.
      3. Народы арабской Африки
      К странам арабской Африки относятся АРЕ, Судан, Ливия, Тунис, Алжир, Марокко, Мавритания. Культура народов, населяющих эти государства, имеет как общие культурные традиции, так и свои локальные особенности. Так, жители долины Нила этнически и культурно отличаются от жителей Магриба и Сахары, потому что за их плечами стоит древнейшая, в корне африканская ци-
      вилизация. Этническую основу древних египтян составило население североафриканского, а не переднеазиатского происхождения.
      АРЕ расположена в северо-восточной части Африки, на стыке африканского и азиатского материков. По площади АРЕ больше Франции, Италии, Швейцарии, вместе взятых, но почти вся ее земля — это пустыня да горы. Только Нильская долина, занимающая немногим больше 3% площади страны, является плодородной. Это меньше территории одной Швейцарии. Скученно живут здесь 44 млн. египтян — до 600 человек на кв. км. Страна в целом задыхается от земельного голода. Именно здесь, в узкой ленте долины Нила, к северу от его первых порогов и зародилась (в V — IV тыс. до н. э.) египетская цивилизация, базирующаяся на земледельческом хозяйстве. Нильский ил за тысячи лет до возникновения пирамид и в последующие века позволял собирать ежегодно по два и даже по три обильных урожая.
      Как подтверждают данные археологии, Египет знал эпоху раннего и позднего палеолита, а в начале IV тысячелетия до н. э. в долине Нила, по-видимому, стали возникать мелкие примитивные государства. В результате многовекового процесса их объединения, вызванного экономическими и политическими потребностями, в конце IV тысячелетия до н. э. появляются два сравнительно крупных государства. Около трех тысяч лет до н. э. в Египте создается государство во главе с фараоном. В древние эпохи существования мощных централизованных государств (царств) Египет в силу своей относительной географической изоляции, бедности лесом, металлом развивался крайне медленно. Все же главную причину его застойности следует искать в длительном сохранении в обществе пережитков первобытнообщинного строя, таких как земледельческая сельская община, долговое рабство. В древнеегипетском обществе были весьма сильны пережитки материнского рода. Интереснейшей особенностью Египта было необычайное для рабовладельческих государств высокое положение женщины в семье и общине. Женщина владела и самостоятельно распоряжалась собственностью, обладала равными с мужчиной юридическими правами, могла без согласия супруга уйти от него. Как сообщает Диодор Сицилийский, у египтян «в частных брачных контрактах всегда подчеркивается, что главенство над мужем будет принадлежать женщине, в то время как муж обещает слушаться ту, на которой женится». Передача престола в Египте по женской линии тоже относится к числу пережитков материнского рода. Наследницей царского трона считалась дочь фараона, а не его сын. Фараоном становился муж царицы-наследницы.
      В Древнем Египте политической надстройкой являлась деспотия — разновидность монархии. Даже для рабовладельческой формации эта форма управления государством считается отсталой. Но Египет — страна классической деспотии. Фараон был облечен высшей законодательной, исполнительной и судебной властью, его имя никто не смел произносить вслух. Да и видеть обожествленного при жизни фараона никто не мог, за исключением узкого круга высших сановников. Последние падали перед ним ниц, целовали следы его ног.
      Прославленные на весь древний мир Фивы были столицей Египта при XI династии фараонов (XXI в. до н. э.) и в период Нового царства (с XVI до XI в. до н. э.). Тогда считалось, что жизнь кончается там, где садится солнце, на левом берегу Нила. Фивы делились на две части, разрезанные Нилом: город живых на востоке — на правом берегу; город мертвых на западе — на левом. Ныне легко переплыть Нил и очутиться в городе мертвых. Но в незапамятные времена этот путь был путем смерти. Умирал фараон. Грандиозная траурная процессия шествовала вдоль аллеи сфинксов в несколько километров длиной, дохбдила до Нила, пересекала его на ладьях и продолжала путь к воротам города мертвых — -к колоссам Мемнона. Траурная процессия останавливалась у колоссов. Под страхом смерти никто не имел права проникнуть в город мертвых, никто не должен был знать место захоронения очередного правителя. Лишь верховный жрец да строители города мертвых — рабы сопровождали до места вечного упокоения забальзамированное тело, укрытое в нескольких саркофагах, вдетых один в другой. Чтобы фараон осуществил свое посмертное право сопровождать солнце, в гробницах было предусмотрено все, до последних мелочей. Книга жизни, Книга дверей и Книга загробного мира непоблекшими фресками развернуты на стенах гробницы. Их должен выучить фараон, чтобы попасть в свиту солнца. На стенах был нарисован даже план могилы на тот случай, если душа заблудится в ней. Вход надежно замуровывался, рабов-строи-телей, знавших место захоронения, убивали.
      В городе жизни (ныне — селение Карнак) остались развалины самого большого храма в мире — храма Амона-Ра, верховного святилища эпохи Нового царства. Его строили две тысячи лет, с XXII до II века до н. э. От храма остались 134 огромные колонны, выполненные в виде гигантских лотосов. Колонны возводились при Рамзесе I и Сети I, а больше всего при прославленном Рамзесе II. В Карнаке до сих пор стоит чудесный обелиск — монолит Рамзеса II высотой 29 метров и весом 320 тонн. Выходя из Храма Амона-Ра, можно увидеть ворота Птолемея, с которых Наполеон приказал скопировать парижскую Триумфальную арку.
      Культура древнего народа была многогранной, она оказала благотворное влияние на соседние народы. Астрономия, медицина, геометрия, математика, металлургия меди и бронзы находились в Древнем Египте на высоком уровне. Творение рук простых египтян — пирамиды — посетили Геродот, Цезарь, Страбон, Диодор. Первая и самая большая пирамида Хеопса была построена в период наибольшей концентрации власти, символом которой был «один царь и один бог». Это творение многих тысяч безвестных строителей увековечило не только имя своего властелина, не только неограниченный деспотизм, но и сокрушивший время труд.
      Иероглифическая письменность у египтян менялась на протяжении ряда тысячелетий, постелено утрачивая свой рисунчатый характер, уступая место скорописи — иератическому и демотическому письму. Долгое время считалось, что египетские иероглифы — тайная премудрость египетских жрецов, выражающая необычайно глубокие их мысли и передающая не звуки, а лишь понятия или слова. И только в 20-х годах XIX в. выдающийся французский ученый-лингвист Жан-Франсуа Шам-польон открыл тайну чтения древнеегипетского письма. Он установил наличие единой на протяжении четырех тысячелетий системы письма, имевшей три разновидности: иероглифическое письмо, иератическое и демотическое. Эти виды последовательно сменяли друг друга,. но были всегда генетически связаны между собой. Шам-польон доказал также, что письмо древних египтян содержало три группы знаков. Одними знаками передавались слова, обозначающие абстрактные понятия или конкретные предметы. Другие знаки передавали только согласные звуки, а третьи являлись непроизносимыми пояснительными знаками, ставившимися в конце почти всех слов, ибо последние обозначались одними согласными. Поэтому без пояснительных знаков слово не всегда можно было правильно прочитать. Благодаря наличию дешевого папируса античному миру удалось сохранить письменные памятники своей истории, деловых связей, дипломатии, искусства и литературы. С появлением бумаги папирус исчез. Его, как и лотос, больше не выращивали.
      Египетская цивилизация, своими корнями уходя в африканскую почву, была подвержена влиянию переднеазиатского, а затем и античного культурного мира. В XVIII в. до н. э. в долину Нила из Азии вторгаются гик-сосы. Силы Египта в условиях обострения социальных противоречий и в результате непрерывных войн, грабительских экспедиций в Нубию, Ливию, Сирию и другие страны оказались надломленными. Даже огромная армия фараонов не могла выдержать натиска гиксосов. Древнейшее в Африке государство распалось на части. На,севере правили гиксосские цари семитского происхождения, на юге часть Египта захватили нубийские вожди. Изгнанием гиксосов ознаменовалось начало Нового царства. Сильное государство распространило господство на Сирию, расширив свои границы вверх по Нилу до четвертого порога.
      Персидский царь Камбиз, завоевавший Египет в 525 г. до н. э., положил начало оккупации Египта, которую непрерывно продолжали различные завоеватели до 1952 г. Долголетнее господство персов сменилось трехвековым владычеством греко-македонских захватчиков. Три века спустя страну захватили римские императоры, превратив Египет в поставщика пшеницы. Греки и римляне, оставившие миру неповторимые Парфенон и Колизей, удивились, обнаружив в Египте грандиозные пирамиды, волшебных сфинксов, величественные обелиски, гигантские каменные дворцы и храмы. Завоеватели попали в древнюю страну высокой культуры, где в государстве сменилось 30 династий фараонов, и каждая из них правила страной более ста лет. Особенно поражались греки и римляне тому, что древние египтяне фанатически сленые ткани.
      В период греческого и римского завоеваний Египет сохранял свои характерные черты — специфику хозяйственного и бытового уклада, связанного с ирригационным земледелием, особенности ремесленной техники, одежды и других элементов материальной культуры, красочность религиозных мифов и народных преданий, монументальность общественных и культовых сооружений при простоте архитектурных форм. Лишь иероглифическое письмо к середине II в. н. э. стало тайной, и не было уже на свете ни одного человека, способного его читать. Завоевание Египта греками, римлянами, а затем и Византией (395 — 639 гг.) наложило глубокий отпечаток на его культуру и в дальнейшем привело ее к упадку.
      Особенно большие изменения произошли в области религии. В древнеегипетской религии, как известно, главное место постоянно занимали два культа — бога солнца Ра и бога реки Осириса. Переплетающиеся мифы о двух главных божествах — какие бы их варианты ни появлялись позднее — легли в основу египетской религии. В конечном итоге бог солнца взял верх, ибо его культ являлся орудием власти жрецов и знати. Жрецы могли контролировать сложное сельскохозяйственное производство (так как культ солнца был связан со знанием движения звезд), предсказывать приближение разлива Нила, от которого всегда зависело египетское земледелие, они знали геометрию и тригонометрию, необходимые для размежевания полей после разлива. Рим сломил основы старой египетской религий, толкавшей народ на сопротивление завоевателям. Все имущество храмов было конфисковано и передано государству. Из рук египетских жрецов вырвали основу их фактической власти. Рим подчинил всю жизнь египтян своим законам.
      Во времена римской оккупации в Египте нелегально появилось коптское христианство — нестарая местная религия, а ее новый египетский вариант. Тайный культ Христа в условиях повсеместного влияния языческого Рима стал культом угнетенных, которые в христианстве нашли очень простую веру, способную сплотить их для сопротивления и поддержать в страданиях. Но когда примерно в 313 г. н. э. Рим принял христианство, в Египте появились две разновидности христианства — коптское христианство угнетенных египтян и православное мельхитское христианство угнетавших их римских правителей. В этих условиях раскол между ними был неизбежен. Внешним проявлением раскола стал спор о природе Христа. В противоположность господствующей церкви, признающей две природы в Христе — божественную и человеческую, копты-монофизиты утверждали, что у Христа была одна природа, божественная, «особая, но неделимая». Догматические разногласия по существу отражали стремление египетского народа добиться независимости от Рима и Византии. Коптское христианство признали легальным, но на протяжении трехсот лет и римская, и византийская церкви старались подавить египетских крестьян, пользовавшихся коптской догмой как своей национальной идеологией. Это ортодоксальное монофизитство утвердилось также ;в эфиопской и армянской христианских церквах. Начиная с III в: н. э. и до вторжения арабов разговорным языком египтян был коптский, развившийся из древнеегипетского. Он существовал до XV в. и угас окончательно в XVIII в. Правда, им еще пользуются и сейчас во времяцерковной службы египетские христиане.
      Византийское владычество в Египте окончилось в 640 г., когда северные границы Египта пересекли арабские всадники с развевающимися на копьях зелеными вымпелами их новой религии. Египет был включен в состав арабского феодально-теократического государства — халифата. За девять веков потомки древних феллахов смешались с арабами, приняли их религию — ислам и стали говорить по-арабски. Лишь часть египтян продолжала исповедовать христианство. При халифах были построены многочисленные мечети со стрельчатыми круглыми минаретами. С распадом халифата Египет стал самостоятельным государством и язлялся на протяжении X — XI вв. центром большой державы — Каирского халифата, который включал, помимо Египта, Сирию с Палестиной, Западную Аравию и ряд областей Северной Африки. В ,1250 г. власть в стране захватила верхушка мамлюков — пленных рабов тюркского, черкесского и грузинского происхождения, составлявших гвардию правителей Египта. Правление мамлюкских султанов — апогей военного и политического могущества Египта в средние века. В 1517 г. Египет вошел в состав Османской империи вследствие завоевания его турками.
      За 400 лет турецкого господства, самой долгой и самой тяжелой эры в истории Египта, страна пришла в запустение. Мощный центр мировой культуры был разорен. Турецкая колонизация наложила отпечаток на культуру народов всей арабской Африки. Это проявилось в архитектуре общественных учреждений, кораблестроении и вооружении, в городском костюме, в кухне, курении табака и кофепитии, отчасти в музыке, т. е. преимущественно в чисто внешних формах. От браков турок с местными женщинами появились так называемые кулуглу («дети рабов»), которые по религии (мусульма-не-ханифиты) и одежде старались не отличаться от азиатских пришельцев. С целью создать себе опору в Египте турки сохранили его прежний общественный строй. Земля и власть по-прежнему оставались в руках крупных местных феодалов. Мусульманское духовенство стало опорой феодального строя.
      Глубокий внутренний кризис знаменовал собой начало упадка, который-охватил Османскую империю в XVIII в. Многочисленные восстания арабов против турецкого владычества отражали классовое и национальное противоречие Османской империи, они приблизили наступление ее краха. Возникли притязания европейских держав. Их длительная борьба за раздел Порты и будущая судьба ее владений получили в политической практике и литературе название «восточного вопроса», заняв одно из центральных мест в европейской дипломатии XIX в. Англичанам в итоге удалось опередить своих старых соперников по колониальному разбою — французов. Англия после 1882 г. оккупировала всю страну, а в годы первой мировой войны официально установила над формально находившимся в составе Османской империи Египтом свой протекторат. В 1922 г. Египту была предоставлена формальная независимость, а в 1952 г. группой «Свободные офицеры» был проведен революционный переворот, в ходе которого монархия была уничтожена. 13 июня 1956 г. последний английский солдат покинул зону Суэцкого канала.
      Даже краткий обзор основных этапов этнической истории Египта показывает, что страна была местом смешения различных рас и народов. В настоящее время египетский народ уже сложился в единую нацию. В образовании египетской нации, кроме собственно егип-
      тян, участвовали берберы, арабы, евреи, персы, турки, монголы, сирийцы, нубийцы, суданцы, черкесы, армяне, грузины, татары, эфиопы, греки и «всех мастей» европейцы. До сих пор в стране существует несколько этнических групп. Арабские племена, которые в долине Нила вошли в состав египетской нации и потеряли свою обособленность, сохранились на окраинах страны. Со своими стадами верблюдов, овец и коз они кочуют к востоку от дельты в окрестностях Суэца, по правому берегу Нила. Этих кочевников называют бедуинами. Они сохранили черты былой архаичности, но некоторые из них перешли к оседлости и наряду со скотоводством занимаются земледелием и ремеслами. Их насчитывается более 40 тыс. человек.
      В пустынных областях красноморского побережья кочуют племена беджа. Южнее Асуана по берегам Нила живут нубийцы-земледельцы. Арабы-бедуины, беджа и нубийцы составляют чуть больше 2% населения страны.
      Государственная религия АРЕ — ислам, государственный язык — арабский. На нем говорит почти 98% египтян. Потомки коренных египтян — копты, никогда не признававшие смешанных браков, составляют 6%. Они говорят на арабском языке и входят неотъемлемой частью в египетскую нацию. Греки, евреи и армяне, с давних времен живущие в стране, все еще сохраняют национальные особенности. Они активно участвуют во всех областях общественно-политической и культурной жизни государства, находясь в самом тесном контакте с арабским населением. Большая часть греческого и армянского населения живет в городах. В настоящее время наблюдается некоторый спад общественной жизни армян. В поисках работы они все чаще покидают пределы АРЕ. Учитывая пожелания египетских армян переселиться в Советскую Армению, правительство СССР с 1962 г. начало проводить репатриацию из этой страны. Тысячи армян возвращаются на свои исконные земли, оставаясь друзьями египетского народа. Что касается потомков турецких завоевателей, то они до недавнего времени считали себя турками и говорили на турецком языке. Современное же поколение уже ныне ликвидированных в стране классов помещиков-феодалов и компрадорской буржуазии турецкого происхождения, как правило, говорит на арабском языке и причисляет себя к египтянам. Внешне египтяне выделяются среди европеоидов своими загорелыми лицами, черными глазами и волосами. Жители Верхнего Египта темнее обитателей дельты, на щеках и возле глаз у многих из них можно заметить тончайшие надрезы, имеющие ритуальное значение. Это признак суданского происхождения, принадлежности к южным районам Египта.
      А теперь коснемся некоторых специфических сторон хозяйства,- материальной культуры, общественной и семейной жизни египтян в современную эпоху.
      С древнейших времен и до наших дней земледелие в Египте основано на искусственном орошении, на огромной сети оросительных каналов, берущих воду из Нила. К приливам и отливам великой реки, к ее капризам приспособлены сроки всех сельскохозяйственных работ. Сельскохозяйственный год в АРЕ разбивается на три основных сезона, не совпадающих со сроками сельскохозяйственных работ в Европе. В зимний сезон (ноябрь — март) сеют пшеницу, ячмень, лук, бобы и особый вид клевера («берсим»). В летний сезон (апрель — август) высевают технические культуры — хлопок, лен, коноплю, сахарный тростник, рис, кукурузу, и наконец, в осенний сезон, в период наивысшего подъема воды в Ниле (сентябрь — ноябрь), — рис, кукурузу, просо. Некоторые участки засевают два-три раза в год, и поэтому общая .посевная площадь примерно в полтора раза больше обрабатываемой земли. Феллахи все еще пользуются примитивными орудиями труда: плугом, мотыгой, серпом. Для молотьбы употребляют наряду с цепами также молотильную доску — нурег, в которую впрягают пару быков. Они волокут это громоздкое сооружение с металлическими дисками или каменными зубьями по разбросанным на току снопам.
      Ирригация в АРЕ развивается все шире. Асуанская плотина накинула оковы на могучий своенравный Нил, направляет и регулирует деятельность этого кормильца и поильца страны. Чтоб укротить Нил, родился план строительства высотной Асуанской плотины, одобрен-нный в конце 1954 года специалистами различных стран, уже выполненный с помощью СССР. Некогда рабы, сооружая пирамиды, стремились в камне возвеличить таинство смерти; ныне свободный египтянин славит жизнь: нильская вода не только дает тысячи тонн хлопка, пшеницы, риса, но и тысячи киловатт-часов электроэнергии, не только пищу, но и свет людям, энергию машинам. Завершение Асуанского гидрокомплекса и освоение новых земель помогает решить многие насущные проблемы страны, в том числе и самую острую — продовольственную.
      Садоводством феллахи занимаются мало. Культивируются хорошие сорта столового винограда, абрикосы, персики, сливы, груши, яблоки, манго, лимоны, апельсины, финиковые пальмы. Животноводство из-за отсутствия в Египте естественных выгонов не получило достаточного развития. Здесь разводят в основном рабочий скот — быков, буйволов, ослов, верблюдов, лошадей. В пустынных районах страны разводят овец и коз. Большую роль в хозяйстве феллахов играет птицеводство. В свободное от полевых работ время феллахи занимаются изготовлением кустарных изделий. Гончарство, плетение корзин, ковроделие, изготовление поделок из кожи, ювелирное ремесло имеют большое значение в жизни населения страны. Ткачество, столь рапространенное до английского господства, постепенно умирает, ибо теперь феллахи и кочевники покупают изделия текстильных фабрик.
      Живут феллахи в небольших деревнях, разбросанных на возвышенностях нильских берегов. Большинство домов — одноэтажные, выстроенные из сырцового кирпщ ча или глины, с плоской крышей, без окон. Земляной пол устлан циновками, мебели мало. Кочевники живут в низких шатрах или палатках, крытых войлоком. Практически египетский крестьянин все еще не знает электричества. Электрификация египетской деревни создаст предпосылки для механизации сельского хозяйства, применения современных технических средств.
      Традиционная одежда египетского феллаха — хлопчатобумажная галабея — длинная, до. щиколотки, широкая белая или темно-синяя рубаха. Под нее надевают жилет и широкие штаны, спускающиеся ниже колен. Феллах носит галабею и в праздники, и в будни. Пара галабей и легкие тапочки без каблуков — вот весь его домашний и рабочий гардероб. Женщины-крестьянки носят длинные платья с высокой талией, глухим воротом и длинными рукавами, обычно черного цвета. Феллаш-ки не закрывают лица. Как мужская, так и женская
      одежда не имеют ни вышивки, ни орнамента. Женщины украшают себя ожерельями, медными, серебряными и золотыми кольцами. Необходимой принадлежностью женского костюма является длинное покрывало, а мужского — фетровая длинная ермолка, надвинутая до самых ушей. Состоятельные люди носят красный тар-буш или фес турецкого происхождения. Население же египетских городов одевается по-разному. Здесь можно увидеть даму в узкой юбке и модной кофточке, а рядом с ней — плавно движущуюся женщину, закутанную по глаза в черные широкие вуали-покрывала. На лодыжках ее ног, босых или в деревянных сандалиях, — массивные медные кольца, похожие на кандалы. Это хольхаль — обручальное кольцо, с которым женщина-арабка расстается только со смертью мужа. Мужчины-горожане носят, как правило, привычные для нас европейские костюмы и яркие галстуки. Простой люд победнее облачается в галабеи.
      Стол феллаха чрезвычайно скуден. Едят египтяне три раза в день. Основная пища — плоские кукурузные или пшеничные лепешки, бобовая каша, приправленная луком и растительным маслом, кислое молоко, овощи, реже — мясо. Пьют черный кофе без сахара и чай. Вино по религиозным соображениям употреблять нельзя. В целом для питания египтян характерно преобладание растительной пищи, обилие фруктов, относительно малое потребление животных жиров.
      На современном этапе развития АРЕ широкие слои крестьянства и многочисленный рабочий класс активно включаются в борьбу с феодальными пережитками, за ограничение буржуазных элементов, за создание земледельческих кооперативов, комитетов местного демократического самоуправления, за обеспечение занятости на предприятиях, за гарантированную заработную плату.
      Традиции ислама — ключ к пониманию тех общественных устоев, которые все еще действуют в стране. Борьба против пережитков феодализма в современной брачно-семейной жизни египтян — задача неотложная. Суеверные египтяне еще не капитулировали перед старыми обычаями и невежеством. Мужчинам много дозволено, а женщины подчинены строгим моральным правилам. Согласно мусульманской религии брак считается обязанностью каждого человека, но в АРЕ, как правило, носит чисто формальный характер, и женщина остается в зависимом положении. По сей день жених и невеста не совершают брачной церемонии в мечети совместно. Жених подписывает контракт с семьей невесты, которая при этом даже не присутствует. Поскольку брачная церемония проводится в отсутствие женщины, в ней есть какой-то элемент купли-продажи. Жених должен накопить немалую сумму на выкуп невесты, на свадебные гуляния. Поэтому часто, чтобы женить кого-нибудь, люди делают складчину и женят таким образом друг друга по очереди. Встречаются и такие нелепые случаи, когда двое-трое мужчин женятся и живут с одной женщиной. И наоборот, в зависимости от доходов мужчина может иметь три-четыре жены, а иногда и больше. Хотя здесь и существует закон, запрещающий многоженство, и Коран также ограничивает количество жен, однако практически он никакой силы в жизни не имеет.
      Правила развода несправедливы по отношению к женщине. Чтобы развестись с женой, мусульманину согласно религиозным законам достаточно сказать ей: «Я развожусь с тобой». Жена может еще дважды вернуться к мужу, но если и на третий раз он повторит те же слова, брак будет расторгнут. Он вправе сразу трижды произнести фразу «Я развожусь с тобой», и тогда развод окончателен. При мусульманском бракосочетании приданое вносит мужчина, а не женщина, и в случае развода жена сохраняет часть денег и все личное имущество. Мужчина обязан материально помогать своей бывшей жене до ее нового брака. Среди коптов развод не разрешается. Мусульманка имеет право требовать развода через суд, если докажет, что муж относился к ней жестоко и не проявлял заботы. Тогда она теряет всякое право на приданое. В брачных отношениях налицо и другие элементы неравенства, которые еще не превратились, но могут превратиться в серьезную проблему. Мусульманин волен жениться на христианке или женщине иной религии, но их дети должны быть мусульманами. Мусульманка может выйти замуж только за себе подобного, ибо в противном случае ее детей будет воспитывать «неверный», что недопустимо. Подавляющая часть населения рассматривает детей как необходимый и естественный результат брака и достаточно сознательно стремится к многодетности, особенно в замкнутых сельских общинах. Широкое распространение разводов и повторных браков среди мусульман способствуют высокой рождаемости. На снижение рождаемости направлена кампания по планированию семьи, проводимая правительством АРЕ, поскольку в условиях недостаточно развитой аграрной экономики и отсутствия необходимых капиталов и квалифицированной рабочей силы добавочные людские ресурсы становятся излишними.
      Быстрый и все более ускоряющийся темп роста населения страны усугубляет экономические и социальные трудности АРЕ, Увеличение плотности населения и без того густонаселенных районов дельты и долины Нила усиливает избыток рабочей силы в сельском хозяйстве, требует ускоренного жилищного и транспортного строительства. Затрудняется продовольственное положение в стране, требуется увеличение числа школ и учителей, расширение сети медицинского обслуживания населе--ния. Таким образом, быстрый прирост населения, неадекватный темпам экономического развития, является одним из основных препятствий для осуществления планов национального развития. В этих условиях успех кампании по ограничению числа детей в семье двумя во многом будет зависеть от быстроты ломки привычек, обычаев, традиций, всего склада мышления феллаха. Духовенство оказывает содействие правительству, более гибко толкуя некоторые догмы ислама.
      Проблемы религиозных догм касаются не только мусульман, но и коптов-христиан. В повседневной жизни египтянина значение имеют не столько политические аспекты религии, сколько верность древним ритуалам. Они регулируют всю жизнь человека от его .рождения .до смерти. Так, тело умершего мусульманина после омовения заворачивают в два покрывала (сначала в белое хлопчатобумажное, а затем в зеленое), укладывают на специальные носилки. Но вынести носилки с телом можно только через кровь. Поэтому надо убить барана, или хотя бы голубя, и обрызгать кровью убитого животного опустевшее ложе. Мусульмане все еще нанимают профессиональных плакальщиц. У коптов похороны длятся сорок дней и именуются арбаин. Организованый траур проходит в церкви, перед портретом умершего.
      Египтяне торжественно отмечают главнейшие мусульманские праздники, а также праздник разлива Нила, ничего общего не умеющий с исламом и уходящий своими корнями в глубокую древность. Самый значительный из мусульманских праздников — день рождения пророка («маулид-ан-Наби»), Праздник продолжается девять дней. Самая же изнурительная церемония — не праздник, а пост в дни рамадана — месяца, когда «бог вручил Мухамеду Коран». Пост длится в течение тридцати дней. В дневное время надлежит воздерживаться от еды и питья, запрещено употребление парфюмерии и алкоголя. Верующий не имеет права есть до тех пор, пока он различает черную нитку от белой. Выстрел пушки оповещает, что на сегодня пост закончен. От поста в дневное время освобождаются лишь беременные женщины, больные и престарелые.
      В АРЕ много мечетей. Некоторые из них вмещают по нескольку тысяч человек. У мечетей есть свои часы «пик». Это — полуденная молитва в пятницу, когда каждый мусульманин должен предстать перед аллахом не у себя дома, не на улице, где застал его час молитвы, а именно в мечети, вместе с другими верующими. Часто все молящиеся не могут поместиться в мечети. Тогда тысячи людей снимают обувь и рядами усаживаются на соломенных циновках и дешевых ковриках у стен храма. Повернувшись в сторону Мекки, раскачиваются они в такт.протяжным восклицаниям имама. Мусульмане и копты терпимо относятся к церемониям друг друга. У них даже есть один общий праздник — «шам-ан-Насим», первый день весны.
      Судьбу традиционных норм поведения и обычаев в АРЕ трудно предсказать, но ясно, что общественные отношения в стране требуют значительной эволюции в соответствии с потребностями общественного развития.
      Арабоязычные народы Магриба и Ливии, Мавритании и Восточного Судана имеют много сходных этнографических черт с АРЕ. Поэтому мы выделим лишь более или менее заметные различия.
      История Северной Африки развивалась в тесной взаимосвязи с историей других стран Средиземноморья. В конце II и начале I тысячелетия до н. э. на побережье стали возникать финикийские колонии. Одна из них, Карфаген, превратилась со временем в мощный экономический и политический центр западного Средиземноморья. Поработив окрест жившие соседние ливийские племена, Карфаген сам пал в 146 г. до н. э. в борьбе с Римом, а его территория была превращена в римскую провинцию Африки. Покорены были Римом также ливийские царства Нумидия и Мавритания. В латинских источниках постепенно стали исчезать всякие упоминания о нумидийцах и ливийцах, и все коренное население Северной Африки стало именоваться маврами (лат. mauri — темный), а затем берберами (искаженное от слова «варвары»). Здесь развилась система колоната, новая форма эксплуатации, переходная от рабства к феодализму. Магриб превратился в житницу Рима. В V в. Северная Африка пережила нашествия вандалов и в VI в. — византийцев. Эти завоевания — краткий эпизод в истории Северной Африки, не отразившийся заметно на этническом составе и культуре местного населения. В VII в. византийских завоевателей вытеснили из Африки арабы, оставившие в истории Магриба более глубокий след. Арабы принесли в Африку ислам, который быстро распространился среди берберов, культура которых была близка к культуре кочевников-арабов. Целые племена берберов вошли в арабское войско. Завоевание Испании в 711 — 718 гг. было совершено в значительной степени именно берберами.
      В странах Магриба арабы женились на местных женщинах, и потомство их сливалось с окрестным населением. После массового переселения арабов в XI в. на Запад началась арабизация берберского населения, растянувшаяся на несколько столетий. Еще в XIV в. Ибн-Халдун, автор «Истории берберов», указывал, что за пределами городов всюду говорят по-берберски. После арабского завоевания Магриб вошел в состав арабского халифата, который, не имея своей экономической базы и являясь Временным непрочным военно-административным объединением, вскоре распался на ряд самостоятельных государств.
      Положение стран Магриба на больших морских путях, огромные доходы от торговли и пиратства — все это привлекало в страны Магриба не только европейских купцов, но и завоевателей. Начиная с XVI в. в Ливии и Магрибе, исключая Марокко, хозяйничали турки, а в XIX в. Северную Африку поделили между собой европейские державы. Алжир, Тунис, Марокко и Маврита-
      нию захватила Франция. Часть Марокко стала владением Испании, а Ливию оккупировала Италия. Но народы Магриба и Ливии никогда не мирились с- колониальным. гнетом. Все эти страны уже добились политической, независимости (Ливия — в 1951 г., Марокко и Тунис — в 1956, Мавритания — в 1960, Алжир — в 1962 г.). Таким образом, исторически народы Северной Африки пережили рабовладельческий и феодальный строй, вошли в тесное соприкосновение с европейским капитализмом, сохранив, однако, в общественном строе элементы различных укладов.
      , Современные народы Марокко, Алжира, Туниса и-Ливии говорят в основном на арабском и берберских языках. По своему происхождению в общей своей массе эти народы — берберы, сменившие (но не до конца.) свой язык. Антропологически берберы не отличаются от «чистых» арабов. А вот ислам Магриба резко отличается от ортодоксальных мусульманских верований — ислама древней Аравии. Особенно характерные для Северной Африки культ святых мест, источников и деревьев, почитание марабутов, т. е. местных чудотворцев-святых, а также вера в «благодать» (барака) — представления, несовместимые с исламом. Все это остатки религиозных древнеливийских верований, сохранившихся и после принятия ислама. Основу современного арабского .населения Магриба составляет доарабское автохтонное земледельческое население. Лишь в изолированных горных районах Атласа и в удаленных оазисах местное население сохранило свой язык и свою прежнюю доисламскую культуру. Только эту группу населения принято называть берберами. Таким образом, различие между берберами и арабами основано только на языковом несходстве, но не на этническом, поскольку большая часть арабо-берберского населения Северной Африки имеет единое происхождение.
      Из берберских народностей наиболее крупными являются тамазигт; шлех, рифы (Марокко), кабилы (Алжир) и обитающие в Сахаре и Западном Судане туареги. Берберы живут в горных массивах и удаленных оазисах, в основном они вегетарианцы, по религии — мусульмане, владеют арабским языком. Двуязычие свойственно почти всём жителям Магриба, которые наряду с родным языком пользуются французским, реже — испанским {Марокко и Мавритания) и итальянским (Ливия). Это результат политики ассимиляции, проводимой европейскими государствами в колониальный период. Берберы и арабы занимаются скотоводством и земледелием, в зависимости от места обитания. Сеют ячмень, твердую пшеницу, а в Марокко — и кукурузу. На побережье разводят виноград, цитрусовые, инжир, миндаль., фиговое дерево, оливки, различные овощи, а в южной части Магриба — финики. В отдаленных от побережья районах в хозяйстве большое значение приобретает полукочевое скотоводство, а жители горных районов (например, в Марокко) занимаются и террасным земледелием.
      В земледельческих районах Магриба коренное население живет большими деревнями, обычно вытянутыми вдоль дороги. Дома — глинобитные, прямоугольные, в основном одноэтажные, с плоской крышей. Жильем для кочевников Сахары и Ливийской пустыни служит фе-лидж — шатер из верблюжьей или козьей шерсти, растянутый на кольях.
      По наблюдениям известного советского арабиста Р. Г. Ланды, национальный костюм магрибинца в приморских городах значительно вытеснен европейской одеждой. Редко можно увидеть мусульманина с непокрытой головой. Поверх просторной рубахи и штанов мужчины накидывают широкий бурнус. Крестьяне носят бурнус реже. Головной убор марокканцев — тюрбан, в Тунисе и Алжире больше распространен фес. Большинство мусульманок ходят с открытыми лицами (исключение — Ливия), без покрывал и лааджаров, в цветастых платьях, в таких же платках. Традиционное белре покрывало встречается не везде, можно увидеть черйую млию, которую но0т египтяне.
      Колоритные приморские города Северной Африки резко делятся на две части: европейскую с высокими домами, прямыми улицами и мусульманский старый город с узкими улицами, глухими стенами домов, с непременным рынком — суком, минаретами мечетей и обособленным еврейским кварталом — мелла. Некоторые здания представляют собой шедевры восточного зодчества. Росписи, орнамент на деталях архитектурного украшения, на произведениях прикладного искусства не содержат изображения живых существ.
      В основе специфики культуры стран Магриба лежит сильное влияние средневековой культуры арабской державы на Пиренейском полуострове — мусульманской, или арабской, Андалусии. Эта культура часто именуется мавританской, арабо-мавританской, арабо-испанской или просто андалусской. Арабская Андалусия в VIII -г-XIII вв. была крупным культурным центром не только мусульманского мира, но и Европы. Андалусские арабы познакомили европейцев с рисом, артишоками, сахарным тростником, шелковицей, с изобретенной в Китае бумагой. Ткани, изделия из слоновой кости, стекла и кожи, керамика и оружие, созданнйе андалусскими ремесленниками, служили эталоном высшего мастерства. Большинство населения Андалусии было грамотно, ни одна страна не имела столь богатых библиотек. Здесь процветали философия, поэзия, музыка, архитектура, декоративное искусство. После окончательного вытеснения мавров с Пиренейского полуострова традиции арабо-андалусской культуры в зодчестве, керамике, музыке сохранялись в Испании вплоть до XIX в., но особенно сильно — в Северной Африке. По мнению знаменитого французского историка Ш.-А. Жюльена, в средние века было «невозможно отделить Испанию от Магриба, или, вернее, Магриб от Испании». Объяснялось это главным образом тем, что в период средневековья все мавры к 1492 г. были вынуждены покинуть Пиренейский полуостров и расселиться преимущественно в городах и прибрежной полосе Магриба. Их приход на новые земли. способствовал повышению культуры земледелия, развитию градостроительства, совершенствованию ремесел, музыкально-поэтического творчества. Из числа мавров выделялись историки, врачи. Отголоски мавританского стиля четко прослеживаются в отделке мечетей и дворцов, в современных изделиях тунисских ремесленников, в рисунках тканей, во внутреннем убранстве домов. Современные композиторы Магриба продолжают писать музыку в андалусском стиле. Тексты песен сочиняются на андалусском диалекте арабского языка (исчезнувшем). Запрещениям ислама, касающимся музыки, живописи, театра и театральных представлений, во всех странах арабской Африки с начала XX в. не придается значения, что не вызывает сопротивления даже со стороны мусульманских теологов.
      Неотъемлемую часть культуры народов Магриба составляют ремесла. Так, согласно планам культурного развития в независимом Алжире организованы центры народного творчества и кооперативные объединения художественных ремесел. Созданные с учетом специализации ремесел по районам, эти центры представляют сегодня важные очаги возрождения и развития богатого и самобытного культурного наследия алжирского народа. Все страны арабской Африки принимают участие в ежегодно проводимых фестивалях африканского искусства.
      Страны современного Магриба — это страны социальных контрастов. В общественном строе все еще существуют элементы различных социально-экономических укладов. Народы Магриба не вышли еще из состояния отсталости и низкого жизненного уровня. В горах Атласа у населения сохраняются еще сельские общины, а туарегские кочевые племена управляются по-прежнему советом старейшин, у них сохраняется военноплеменная организация. На основе сплочения арабов и берберов, ускоренного национально-освободительной борьбой против колонизаторов, в странах Магриба активно формируются крупные нации — марокканская, алжирская, тунисская, мавританская и ливийская.
      В Республике Судан, территория которой соответствует в целом историко-этнографической области Восточный Судан, в суданскую нацию консолидируется арабоязычное население, но существуют также отдельные негроидные народы и племена различного происхождения. В Восточном Судане проживает, около 17 млн. человек, это главным образом арабоязычные племена (баккара, хассание, шукурие и др.), племена кушитской языковой группы (беджа, бишарин, бени-амер) и др. Перечисленные народы заселяют северную и северо-восточную области Восточного Судана, а южная его часть заселена нилотекими племенами динка, шиллук, нуэр, бари, бан-го, анивак, лотуко. Они говорят на нилотских языках и по своему физическому типу резко выделяются очень высоким ростом, длинноголовостью и чрезвычайно длинными конечностями. В быту население, в том числе и некоренное (греки, турки, евреи и др.), пользуется и суданско-арабскими диалектами, сильно отличающимися от литературного арабского языка фонетическими особенностями, грамматическими формами и лексикой — так называемыми суданизмами. Свыше 70% жителей страны — мусульмане, кроме того, есть анимисты, христиане.
      Этническая пестрота населения Восточного Судана сложилась исторически, когда в древности возникли государства Нубия («страна Куш»), царства Мероэ и На-пата, тесно соприкасавшиеся на протяжении многих веков с династическим Египтом, царством Аксум. В Ну-.бию арабские племена впервые проникли примерно на рубеже нашей эры, спускаясь по Голубому Нилу, с юга, но наплыв их особенно усилился с середины VII в., когда они стали переселяться в страну с севера, завоевав ее окончательно в XIII — XVI вв. Арабы создали в Нубии несколько феодальных государств — султанатов, крупнейшими из которых были Дарфур и Сеннар. Отдельные нубийские князьки и «цари» начали по очереди переходить в ислам, сохраняя своих крестьян и свои неприступные замки на островах и обрывистых берегах Нила. Смешиваясь с коренным населением, арабы передавали ему свои культурные традиции, язык и религию. Из хаоса аборигенных и арабских племен, полу-опустевших городов и отдельных княжеств, сохранивших свою государственность и социальную структуру, в начале XVI в. образовалась империя фунгов — народа неизвестного происхождения, говорившего на арабском языке и исповедовавшего ислам. Вскоре фунги подчинили себе, за небольшим исключением, все нубийские княжества. и большую часть арабских племен Судана. Таким образом было восстановлено политическое и религиозное единство Судана. Его производственный базис и частично социальная структура остались прежними, но теперь страна стала арабской по языку и культурной ориентации, составной частью арабо-мусульманской цивилизации. Это последнее обстоятельство открывало самую широкую дорогу для приобщения суданцев к арабской культуре. Но в то же время оно означало гибель многих достижений собственной, древней и оригинальной культуры, лучше всего приспособленной к потребностям местного общества, являющейся органическим плодом его многовекового труда.
      В 1819 — 1822 гг. Судан был захвачен Египтом, а с 1899 по 1955 г. Судан являлся английской колонией. В 1956 г. возникло независимое государство — Республика Судан.
      Многие народности Восточного Судана сохраняют и ныне черты родоплеменной организации. Особенно это свойственно нилотам, типичным скотоводам Африки, занимающимся еще и земледелием, а также охотой и рыболовством. Нилоты издревле умели добывать железо.
      Живут нилоты в хижинах, круглых в плане, конической или цилиндрической формы, выстроенных из гли-. ны или плетенки. Путешественники оставили нам много сведений об этих интересных с этнографической точки зрения племенах, сохранивших свой традиционный образ жизни.
      Итак, обзор этнической ситуации в арабских странах Африки показывает, что понятие «арабская нация», в которое египетская буржуазия и даже прогрессивные силы включали всех говорящих на арабских языках, ошибочно. На самом деле пока такой единой нации нет. Существуют арабские нации и народности, близкие друг к другу по языку, религии и культуре, но имеющие собственную территориальную, экономическую общность, этно-психологические и культурные особенности. Дальнейшее экономическое, политическое и культурное развитие арабских стран Африки и Азии приведет к преобразованию крупных народностей в нацию, а малочисленные народности, искусственно раздробленные империалистами в колониальную эпоху на мелкие княжества, протектораты и султанаты, сольются с соседними нациями. Бесспорно, что в процессе нынешней борьбы за экономическую самостоятельность, за арабское единство и в условиях арабо-израильского конфликта арабские народы Африки (около 80 млн.) и Азии (около 40 млн.) сблизятся.
      4. Народы Эфиопии и Сомали
      Эфиопия — государство в Северо-Восточной Африке с населением около 30 млн. человек. Официальное название страны происходит от греческого слова «Айтьо-пия» и означает «страна людей с обожжеными (солнцем) лицами». Другое название — «Абиссиния», встречающееся на географических картах, в арабских и европейских источниках, в самой Эфиопии не употребляется. Это неофициальное наименование эфиопы считают презрительным, поскольку оно будто бы происходит от арабского слова «хабаш» («смешение»), т. е. «смешанный народ». Современное население Эфиопии составляют народы амхара, тиграи, тигре, галла, гураге, сидамо, беджа, сахо и др. 55% населения — христиане-монофи-зиты, 35% — мусульмане, остальные придерживаются традиционных, верований.
      Эфиопия до недавнего времени была одним из наименее изученных районов Африки, хотя история древней ее цивилизации насчитывает несколько тысячелетий. По развитию общественных отношений Эфиопия опередила многие африканские страны. В первые века нашей эры на территории Эфиопии возникло Аксумское государство, исторически- тесно связанное с Южной Аравией (государство Саба). Еще до нашей эры одно из южноарабских сабейских племен имело свои колонии на западном берегу Красного моря. Топонимика, а также найденные в Аксуме надписи на сабейском и древнеэфиопском (геэз) языках свидетельствуют о тесной преемственности указанных культур.
      Цари (негусы) Аксума называли себя «царями царей», собирали дань с подчиненных народов. Негус Эза-на, правивший в IV в. н. э., расширил владения до Нила, подчинил древнее суданское государство Мероэ, царства Южной Аравии и заключил союз с Византией. Тесные торговые и культурные эфиопско-византийские связи привели к принятию правителями и правящей верхушкой Аксума христианства (около 333 г.). Примерно к этому времени относится и реформа письма: вместо прежнего сабейского алфавита, имевшего буквы только для передачи согласных звуков, были введены новые начертания, обозначавшие гласные. Тем самым была создана система слогового письма — геэз. По-видимому,, геэз — самоназвание одного из семитских племен, входивших в состав Аксумского царства, язык которых был официальным языком государства. Язык геэз с IX в. вытеснялся родственным амхарским, с XIII в. перестал быть официальным языком, исчез из обихода и сохранился только в богослужении, в то время как система слогового- письма существует и сейчас, правда, добавлено десять букв для обозначения аффрикатов и назализованных согласных, свойственных амхарскому и тиграи. Таким образом, Аксум был экономическим, политическим и культурным центром могучего рабовладельческого государства, распространившего свое влияние далеко на Африку и Аравию и связанного с греко-римским миром.
      Расцвет Аксума был прерван арабским завоеванием, захватом торговых путей арабскими купцами, изоляцией страны от остального культурного мира (630 — 640 гг.).. Это обусловило длительный экономический и культурный упадок страны, а исламизация народов красноморского побережья и создание там мусульманских эмиратов почти прервали торговые связи Аксума1 с восточноафриканскими рынками. В VII — X вв. происходило расселение аксумитов по всему Абиссинскому плоскогорью, центральная власть ослабевала, шла непрерывная борьба за престол негуса Аксума. В X в. Аксумкое царство прекратило свое существование, и о периоде X — XII вв. эфиопские хроники хранят полное молчание. С XII в. на карте Африки появляется новое раннефеодальное государство — Эфиопия.
      В научной литературе за средневековой Эфиопией прочно утвердилась репутация «настоящего кладезя суеверий и магической практики». История Эфиопии XIII-XVI вв. заполнена феодальными усобицами, мятежами, бесконечными войнами с арабами, турками, военным союзом галласких кочевых скотоводческих племен. При этом правители Эфиопии пытались установить связи с христианским миром для борьбы с внешними врагами. С изгнанием португальских миссионеров-католиков Эфиопия долгое время была отрезана от внешнего мира.1 Всякий чужестранец, проникший в Эфиопию, подвергался смертной казни. Вплоть до конца XVHI в. в Эфиопии не удалось побывать ни одному европейцу, и первым путешественником, посетившим ее, был шотландский врач Джемс Брюс, опубликовавший в 1790 г. в Лондоне первый в Европе труд по истории и географии Эфиопии, труд, вновь как бы открывавший Европе забытую страну и привлекший к ней внимание европейских держав.
      Систематические исследования Африки географами и путешественниками подготовляли колониальный захват континента. Угроза империалистического порабощения в 1870 — 1890 гг. нависла со всей очевидностью и над Эфиопией. Английские, французские и итальянские владения «отрезали» Эфиопию от Красного моря. Эти обстоятельства требовали слияния всех эфиопских земель в одно централизованное государство, способное противостоять планам империалистов. Такое единое государство было воссоздано негусом МенеликомП, основавшим в 1885 г. новую столицу Аддис-Абебу. В 1895 г. Италия развязала войну против Эфиопии в надежде ее аннексировать. Армии захватчиков терпели одно поражение за другим. Италия вынуждена была признать независимость Эфиопии и уплатить ей контрибуцию. В те трудные для эфиопского народа времена передовое русское общественное мнение было на стороне Эфиопии. Туда был отправлен медицинский отряд Красного Креста, все участники которого за безупречную работу были награждены грамотами и орденами.
      Умный, энергичный, осмотрительный и дальновидный Менелик II стремился вывести Эфиопию на путь прогресса с помощью реформ. В стране строились новые дороги, прокладывались телеграфные линии, в столице была основана государственная школа, началась чеканка монет, укреплялась армия, впервые в Эфиопии были созданы различные министерства, делались попытки ограничить рабовладение.
      После первой мировой войны борьба империалистических держав за господство в Эфиопии разгорелась с новой силой. В 1935 — 1936 гг. фашистская Италия оккупировала страну. Папа римский благословил агрессию. За годы фашистской оккупации (1935 — 1941) погибло почти 1 млн. человек. В Лиге Наций только голос СССР осудил агрессора. В 1974 г. в Эфиопии, которую называли цитаделью феодализма на африканском континенте, возник глубокий социально-экономический и политический кризис, вызванный невыполнением императорским режимом требований об аграрной реформе и других антифеодальных реформах, а также голодом, последовавшим за засухой 1973 г. В результате национально-демократической революции власть перешла к созданному вооруженными силами Временному военноадминистративному совету (ВВАС). Император Хайле Селассие I отрекся от престола. Новая народная власть провела национализацию земли, банков, крупных промышленных объектов, осуществила другие социально-экономические и культурные преобразования, провозгласила социалистический путь развития. Народы нашей страны издавна с горячей симпатией относятся к далекой африканской стране, откуда прибыл в Россию прадед А. С. Пушкина со стороны матери Абрам Петрович Ганнибал (Ибрагим), еще мальчиком подаренный Петру I турецкимсултаном.
      Основная часть жителей Эфиопии и прилегающих областей по своему физическому типу относится к эфиопской расе. В пределах этой единой расы антропологи выделяют различные варианты. Среди населения Эфиопии нередко -встречаются негроидные типы. Народы Эфиопии говорят в основном на семитских и кушитских языках единой семито-хамитской языковой семьи: ам-хара, гураге, аргобба, харари, тиграи, тигре и часть племен бени-амер — на семитских языках; галла, сомали, данакиль, сахо, агау, народы сидамо, каффа, беджа, омето, джан-джеро, консо, гидоле, тсамако — на кушитских языках. В современных семитских языках Эфиопии много кушитских элементов, а в кушитских языках встречаются черты, характерные для семитских языков. Основное население Эфиопии составляют два народа: амхара и галла. Амхара, ядро формирующейся эфиопской нации, быстро распространяет свое культурное и экономическое влияние на мелкие народы, постепенно ассимилируя их. Амхарский язык является государственным. До революции 1974 г. амхарская народность вообще находилась в привилегированном положении. Революция покончила с привилегиями по признаку этнического происхождения и религиозной принадлежности. Впервые в истории страны мусульмане были уравнены в правах с христианами, неамхарские народы — с ам-харцами, церковь отделена от государства. Проводимая ныне политика равенства всех конфессиональноэтнических групп способствует ускорению национальной консолидации и культурной интеграции крупных народов Эфиопии (гураге, оромо, омето и др.), среди которых имеются приверженцы разных религий.
      После революции литература и языки крупных народов Эфиопии начали бурно равиваться. Амхарский же язык потеснил английский в официальной и деловой сфере, расширяется на нем преподавание в начальной и средней школе, книгопечатание, возрастает его роль как средства массовых коммуникаций. Социальная и культурная политика революционной власти тем самым способствует развитию прогрессивных этнических процессов в стране, а это, в свою очередь, помогает делу строительства новой Эфиопии. Этнические различия постепенно исчезают, особенно среди народов эфиопского нагорья. Несколько изолированно живут в стране арабы, индейцы, армяне, греки и др. Не изжиты еще и сепаратистские тенденции в Эритрее. Сомали, претендующая на юго-восточные области Эфиопии, начала в июле 1977 г. агрессию, которой был дан отпор.
      Современная Эфиопия — аграрная страна. В противоположность другим африканским странам южнее Сахары, в которых господствует мотыжное земледелие, Эфиопия — страна плужного земледелия. Наскальные рисунки свидетельствуют о появлении в Эфиопии плужного земледелия в эпоху неолита. В центральной части страны земледелие сочетается с животноводством. Разводят крупный рогатый скот (зебу), лошадей, овеш коз и кур. В горных районах северной и северо-западной Эфиопии роль скотоводства заметно повышается. Обитатели степей и пустынь восточной Эфиопии (галла, сомали, данакиль) — типичные кочевники-скотоводы. Некоторое значение в хозяйстве имеют пчеловодство, садоводство, виноградарство, ремесла (плетение, ткачество, обработка дерева, рога).
      Растениеводство Эфиопии отличается своеобразным подбором культур. Многие из них нигде в Африке не встречаются, Эфиопия — родина некоторых видов пшеницы, ячменя, кофе, специфических хлебных злаков (тэффа, дагусса, дурра). Распространены бобовые (горох, чечевица, нут и др.) и огородные культуры (красный перец, лук, чеснок, огурцы, тыква, бататы, ямс). Из технических культур здесь сажают хлопок, а лен сеют, скорее, как продовольственную культуру, используя семена в пищу. Пашут на быках, но иногда применяют в качестве тягловой силы коров, лошадей, мулов, ослов и даже верблюдов. Обрабатывают землю плугом с железным лемехом (на севере страны), древней деревянной сохой и мотыгами. Урожай убирают вручную, мелют на больших каменных зернотерках. Современная
      техника имеется в государственных коллективных хозяйствах.
      Пища крестьян Эфиопии главным образом растительная. Из муки пекут пресные лепешки (энджера) круглой формы до полуметра в диаметре. Едят лепешки с острыми подливами и соусами. Зажиточные слои населения предпочитают мясной стол (густые мясные супы, парное сырое или жаренное на углях мясо). Едят руками. Излюбленными напитками считаются кофе, пиво, медовое вино тэдж.
      Население сохраняет национальный костюм, изготовляемый из домоткани. У мужчин костюм состоит из штанов, длинной рубашки со стоячим воротом и длинными, сильно суженными у кисти рукавами, накидки (шамма) и бурнуса. Обувь в большинстве случаев отсутствует. Современный костюм европейского покроя носят преимущественно в городах.
      В стране преобладают поселения и жилища сельского типа, городов немного. Большинство городских домов представляет собой прямоугольный плетеный каркас, обмазанный глиной, с дверью и остекленными окнами. В селах народностей амхара, галла, каффичо постройки расположены без определенного плана. Крестьяне живут в тукулях — круглых хижинах со стенами в виде цилиндра. Крыша конической формы крыта соломой и опирается на центральный столб. В середине тукуля находится очаг, утварь, кровать с ременной рамой, скамеечки. Тукуль занимает малая моногамная семья (муж, жена и их неженатые дети). На юге Эфиопии у галла-мусульман встречаются большие полигамные семьи. Вся группа строений окружена забором. На севере и востоке преобладают прямоугольные с плоской крышей жилища из мелкого камня, щебня и глины. Иной вид имеет жилище сомалийцев. Оно сходно с жилищами других кочевых народов Восточной Африки. Это решетчатый овальный каркас, покрытый толстым слоем высушенной травы, поверх которой набрасываются верблюжьи или бычьи шкуры. Спят на настилах из шкур и трав. С переходом сомалийцев на оседлость их жилища постепенно заменяются тукулем. Пока что лишь пятая часть сомалийцев оседлые земледельцы, свыше 40% — типичные скотоводы, около трети сочетают отгонное скотоводство с земледелием. Выращивают просо, кукурузу, бананы, бобы, хлопок, земляной орех. В массе своей сомалийцы — мусульмане.
      В социально-экономическом строе народов Эфиопии социалистический уклад пока еще сочетается с феодальным, с патриархальными пережитками, ростками капитализма. Сохраняется соседская община, внутри которой наблюдается процесс имущественного и социального расслоения. Правительство страны взяло курс на создание государственного сектора, на развитие кооперации, упрочения переходных к социализму тенденций вообще. Растет численно и организационно рабочий класс Эфиопии. В стране, однако, не ликвидирована проблема безработицы. Как и во всей Африке, увеличиваются трудовые миграции типа «деревня — город». Социально-экономические причины трудовых миграций в современной Эфиопии — развитие товарно-денежных отношений, разрушение натурального хозяйства, появление новых рынков рабочей силы (промышленные предприятия и центры, городское коммунальное хозяйство, внегородские стройки). В Эфиопии зависимость мигранта от оставленной им деревни гораздо слабее, чем во многих других странах Африки. Возникла и развивается обычная для африканских городов ситуация — емкость рынка рабочей силы растет гораздо медленнее, чем приток рабочей силы. Эфиопские власти и население серьезно озабочены проблемой миграций «деревня — город», ее разрешение имеет весьма актуальное значение для страны.
      В результате происходящих в эфиопской деревне социально-экономических сдвигов, под влиянием городского быта, благодаря складывающимся в городах новым семейным отношениям и смешанным бракам между представителями различных народов стираются (хотя и медленно) этнические различия в семейном быту. Повысился брачный возраст среди горожан, но в глубинных районах страны нередки случаи выдачи девушек замуж в 12 — 13 лет. Наиболее распространенной формой заключения браков является гражданская. Церковная — менее устойчива. Существует и временный брак. Это — просто контракт жить вместе. У народов Эфиопии до сих пор сохраняется древний обычай избегания зятем тещи (у тиграи, амхара) или тестя (у галла) до рождения первого ребенка. Свадебная обрядность, включая сватовство, сохраняется и при церковном, и при гражданском браке. Как отмечает М. В. Райт, «рассмотрение отдельных сторон свадебной обрядности, бытующей еще и сейчас, у амхара, тиграи, галла, каффа, гураге, выявляет ряд интересных пережитков, отражающих далекое прошлое этих народов. Участие коллектива в сватовстве и заключении брачного соглашения, традиционная борьба между сторонами жениха и невесты, обмен подарками, изменение имени новобрачной, брак-отработка, временное возвращение молодой в родительский дом, обычай, по которому жених избегает родителей невестьц — все это показывает, что в прошлом происходила упорная борьба материнского и отцовского права, борьба между слабеющим материнским родом с матрилокальным поселением новобрачных и крепнущим отцовским родом с патрилокальным поселением» (Райт М.. В. Народы Эфиопии. М., 1965, с. 170). Многие из описанных этнографических черт присущи и сомалийцам. У сомалийцев также встречаются пережиточные формы брака: левират, сорорат, брак-умыкание. Сохранилась у сомалийцев и полигамия, особенно у кочевых или полукочевых скотоводов, мусульман по религии.
      Сближение народов Эфиопии в ходе исторического развития способствует увеличению числа смешанных браков. Это, в свою очередь, ускоряет, стирание этнических различий. Как показала М. В. Райт, в настоящее время протекает процесс создания национальной эфиопской культуры, впитывающей элементы культуры различных народов Центральной Эфиопии при сохранении локальных различий и под известным влиянием современной европейской культуры.
      5. Народы Западного и Центрального Судана
      Западный и Центральный Судан — самая пестрая по своему этническому, составу и наиболее обширная по территории историко-культурная область Африки. Она простирается от Атлантического побережья до западных границ Эфиопии и Восточного Судана. С севера Судан граничит с Сахарой, а его южной границей являются тропические леса Конго.
      Название «Судан» — арабского происхождения .(«би-ляд- эс-судан» — -т. е. «страна черных»). Так арабы называли все страны к югу от Сахары, населенные негроидами. В недавнем прошлом это бывшие английские и французские колонии. Состав населения Судана очень сложен, и дать обобщенную .характеристику его социального сТроя, культуры и быта, в отличие от других частей Африки, трудно. Поэтому мы попытаемся выделить лишь наиболее существенное и специфическое.
      Крупнейшими народами Судана являются: хауса (15 млн. человек), основная масса их проживает в Нигерии; фульбе (10 млн.) — народ западнобантоидной группы; йоруба (11 млн.), ибо (12 млн.), акан (5,3млн.), эве (3,5 млн.) — гвинейской языковой группы; мандинго (4,7 млн.), говорящие на языках семьи манде; моей (5,2 млн.), по языку относящиеся к центральнобантоид-ной группе. Численность населения Судана составляет не мене_е 80 млн. человек. Они занимают площадь, почти в долтора раза превышающую Западную Европу.
      Типичной для этой области чертой является прежде всего высокий уровень общественного и культурного развития до колонизации у большей части народов Судана. По этому признаку их ставят вслед за народами Магриба и Северо-Восточной Африки. В Судане уже давно: произошло общественное разделение труда — отделение скотоводческого населения от земледельческого. В отличие от востока и юга, где в прошлом преобладало скотоводство, в Западном Судане господствовало земледелие (при значительном развитии скотоводства). Это область с самостоятельным ремесленным производством, с развитым внутренним и внешним товарным обменом, с. давно сложившимися народностями, многие из которых создали до колониального порабощения высокую культуру и жили в классовом обществе. Высокий уровень развития и богатства Судана издавна привлекали к нему особое внимание европейских колонизаторов.
      Древнейшая история Западного Судана пока еще мало известна. Археологические исследования велись лишь в немногих районах. Найдены неолитические орудия в бассейне р. Сенегал, в верховьях Нигера, в районе о?-. Чад. О высокой культуре народов древнего Судана свидетельствуют найденные повсюду во множестве полированные топоры, остатки керамики, терракотовые головки (в горах Баучи), большие каменные статуи (в Нигерии). Несомненно и древнее происхождение железных орудий в Судане.
      Письменные источники по истории средневекового Судана скудны. Это в основном описания арабских географов, посещавших Западный Судан начиная с XI в. (Абу Обейд аль-Бекри, Ибн-Хаукаль, Ибн-Баттута идр). Они не дают сколько-нибудь полного описания событий, происходивших в Западном Судане, по ним трудно судить и о социально-экономическом строе, о классовой природе описываемых государств, об их этническом составе.
      Древнейшие из государств возникли по среднему течению и в верховьях рек Сенегал и Нигер .Это «страна золота» Гана (IX — XIII вв.), этническую основу которой составляли сонинке. Аль-Бекри сообщает о привилегированном положении в Гане уже исламизированной верхушки, о сильной власти царя. К сожалению, ни один из арабских географов IX — XII вв. не сообщает нам ничего о непосредственных -производителях материальных благ, о социальном строе Ганы. Несомненно, что при добыче золота широко практиковался труд рабов. В то же время были сильны отношения первобытнообщинного строя (наследование по нормам материнского права). Одновременно с этим начинался процесс развития феодальных отношений. К началу X в. Гана достигла наивысшего политического могущества и продолжала сохранять господствующее положение в средней части Западного Судана, ей принадлежала монополия на торговлю всего Западного Судана со странами Магриба. Ни один караван берберских и арабских купцов не мог миновать Гану. Главными предметами товарообмена были медь, раковины, соль, ткани, финики. Посредническая торговля солью и золотом составляла основу экономического процветания Ганы. Арабские путешественники и купцы распространяли сведения о баснословных богатствах правителей Ганы и сделали ее предметом вожделений окружающих племен и государств, в первую очередь берберов, марокканской империи Альморавидов и тукулер-ского государства Текрур. После’ военного разгрома аль-моравидами Гана постепенно стала клониться к упадку. На развалинах империи возникли царства Сосо и Мали, борьба между которыми окончилась в 1235 г. не только решительной победой последнего, но и разрушением столицы Ганы. Таким образом, одна из прежних южных провинций Ганы — Мали стала самостоятельным государством (XIII — XVIII вв.).
      Преобладающей народностью государства Мали являлась малинке, по языку близкая к сонинке. Сонинке и малинке входят в состав языковой семьи манде. Ибн Баттута, посетивший Мали в середине XV в., писал, что эти «негры имеют замечательные качества... редко бывают несправедливы и испытывают большее отвращение к несправедливости, чем любой другой народ».
      С ослаблением государства Мали возвысилось сон-гайское государство (империя Гао). Сонгаи жили в восточных районах Мали и несколько столетий были данниками малийских царей. В начале XV в. сонгайские правители стали независимыми от Мали. Расцвет сон-гайского государства относился к середине XV в., когда его территория охватывала бассейн Нигера от верховья до водопада Буссы и от Сахары на севере до стран бобо и моей — на юге. Сонгаи явилось наследником цивилизации Ганы и Мали, и это обстоятельство объясняет некоторые общие у этих стран социально-экономические черты (мотыжное земледелие, развитые внешнеторговые связи и т. п.). Своей славой в мусульманском мире Сонгаи было обязано не только и не столько своим богатствам, сколько роли научного и культурного центра средневековья. Многие арабские ученые, врачи, архитекторы, бежавшие из Испании после изгнания мавров, были приглашены на службу царями Сонгаи. Университет в Томбукту стал центром культурной жизни Судана. В высшем учебном заведении Санкоре изучались не только Коран и различные теологические дисциплины, но и юриспруденция, литература, история, география, математика, астрономия. Ученые пользовались в стране большим почетом, и «только из их среды назначались судьи».
      Общественный строй Сонгайской державы был переходным от рабовладения к феодализму. Постепенно рабы превращались в зависимых крестьян, обязанных выплачивать своему владельцу натуральную ренту. Кроме того, они платили подушную подать. В третьем и четвертом поколении рабы считались уже лично свободными, но сохраняли экономическую зависимость от своего бывшего владельца. Наличие нескольких социальных категорий, отличавшихся по степени зависимости (рабы, свободные общинники, лично свободные), отражало историческое развитие сонгайского общества от рабовладения к феодализму. Восстания рабов внутренне ослабляли Сонгаи и были одним из важных факторов, способствовавших, наряду с марокканским вторжением 1591 г.,. падению этого государства. Судьба Сонгаи, а в равной мере Мали и Ганы, напоминает судьбы тех временных, не имевших своей экономической базы непрочных военно-административных объединений, которые возникали в результате завоеваний и скоро погибали в результате поражения. Единство Судана после падения Сонгаи уже не восстанавливалось. С этого времени в истории народов Западного Судана большую роль начинают играть фульбе, объединившие в один имамат все страны горного района Фута-Джалон, Фута-Торо и долины р. Сенегал. Общественный строй имамата имел патриархально-феодальный характер. Местное население (волоф, серер, мандинго и др.) и бедняки фульбе работали на знать. Прежний родовой строй фульбе с его счетом родства по родам и их подразделениям исчез, так как представители одного рода жили в разных провинциях («мйсиде») и подчинялись ставленникам имама. На такой ступени развития и застали фульбе французы, захватившие Фута-Джалон в конце XIX в.
      Фульбе и сейчас представляют для этнографии повышенный интерес. Во-первых, у них встречается европеоидный тип. Во-вторых, язык фульбе принадлежит к числу бантоидных. Очевидно, предки фульбе со своими стадами откочевали из Западной Сахары или Северной Африки, смешались с местным (суданским) населением, приобрели негроидные черты и утратили свой" язык. Лишь незначительная часть их сохранила прежний антропологический тип. В-третьих, фульбе являются единственными скотоводами в Западном Судане. Предположения зарубежных ученых об азиатском или египетском происхождении фульбе необоснованны. Не выдерживают научной критики и гипотезы о связи фульбе с потомками римских легионеров, с затерявшимися в песках Африки племенами Израиля, с басками, масаями, цыганами, с жителями малайско-полинезийских областей. Новейшие исследования С. Я. Берзиной рисуют довольно четкую картину происхождения фульбе. Абсолютное большинство антропологов относят фульбе к эфиопской расовой группе. Эта группа сложилась на востоке африканского материка. Ее формирование прослеживается здесь еще с мезолита. Фульбе пришли в Западный Судан из Восточного, откуда они вышли не ранее VII в. н.: э. Причина миграции фульбе, — видимо, регулярные засухи. Расширение пустыни вызвало массовую миграцию с территории Сахары, которая в конце I тысячелетия н. э. приняла определенное, юго-западное, направление. Нило-чадский регион в это время был областью массового перемещения населения в Центральный и Западный Судан. Очевидно, здесь и проходили фульбе. Об этом свидетельствуют местные топонимы. Уже в XII в. фульбе уходят за Сенегал. Постепенно/под влиянием оседлых чземледельческих народов, в окружении которых, они жили, менялись их нравы, обычаи. И только небольшая часть фульбе-кочевников, бороро, сохранила до наших дней традиции предков. По мере продвижения с востока ка запад фульбе ассимилировали арабские и берберские племена. Это и объясняет наличие среди них европеоидных кочевых групп. Оседлые фульбе — негроиды. И те, и другие до сего времени разводят зебу, верблюдов, лошадей, овец, коз.
      Вторым крупным районом древней культуры Западного Судана является восточный. Он простирается от излучины Нигера до оз. Чад, где проживали народы, говорившие в основном на языках хауса и канури. Там существовали государства Канем и Борну, Даура, Кано, Зария, Гобир и др. Все они были важными культурными и экономическими центрами восточной части Западного Судана. Основу их хозяйства составляло земледелие. Культивировались пшеница, рис, хлопок, сорго, просо. Хауса применяли удобрения, строили оросительные каналы, имели мотыги разных форм, величины и назначения. Хауса прославились как искусные ремесленники, изготовлявшие яркие ткани, изделия из кожи (сосуды, красиво расшитые цветными нитками). Ткачи хауса до сих пор пользуются самодельными горизонтальными станками с подножками. В конце XIX в. страны хауса были захвачены Англией и вошли в состав английской колонии Нигерии.
      Третьим очагом древней культуры Западного Судана является побережье Гвинейского залива. Здесь живут народы гвинейской группы йоруба, ибо, акан эве, эдо, ашанти, бамум. Они расселены в пределах Нигерии, Бенина, Того, Ганы, Берега Слоновой Кости, в Камеруне. Современное состояние источников дает далеко неполное представление о богатой в прошлом культуре этих народов. Местные мастера города йорубов Ифе-создали удивительные образцы скульптуры из бронзы, слоновой кости и терракоты. Необыкновенно высокое мастерство, законченный стиль, напоминающий лучшие времена античности, — все это настолько не вязалось с традиционным представлением Запада о «примитивном африканском искусстве», что высказывались различные догадки о том, каким путем западная цивилизация могла проникнуть в Африку. Были попытки приписать скульптуру Ифе грекам, египтянам, этрускам. Однако большинство исследователей склоняется к тому, что скульптура Ифе является созданием талантливых мастеров местного народа йоруба, который и по сей день хранит свои художественные традиции.
      Государство Йоруба было одним из наиболее ранних государств в Западной Африке. Оно достигло своего расцвета в XII — XIVbb. йоруба обладали сложной системой религиозных представлений, что оказало немаловажное влияние на развитие искусства. Дошедшие до нас бронзовые и терракотовые головы, а также фрагменты статуй имели культовое значение. Большинство из них представляет собой изображение богов и обожествленных царей — «они». Эти головы помещались на алтарях, где совершались жертвоприношения. Йоруба прекрасно владели искусством выплавки металлов, которое они, согласно легенде, передали своим соседям. — народу бини. Это произошло между 1350 — 1400 гг. В городе Бенине, столице одноименного рабовладельческого государства, находился дворец царя («оба»), представлявший собой законченный архитектурный комплекс. Этот дворец был богато украшен бронзовыми рельефами («ама») с изображениями воинов, иностранцев и придворных в сложных, иерархически построенных композициях. Особенно высокого искусства бенинские мастера достигли в отливке бронзовых голов, которые хранились на алтаре предков в память об умерших правителях и царицах. Голова королевы-матери по своему исполнению относится к лучшим произведениям этого типа. Стиль этих голов эволюционизировал в сторону все большего схематизма и условности. Ранние работы отличаются мягкостью моделировки, творческим отношением к натуре, очевидной портретностью. В конце XVIII в. стиль бенинской скулыТтуры становится все более сухим и схематичным.
      Бронзовые скульптуры Бенина отлиты при помощи техники «потерянного воска». Из глины лепилась точная модель изображения и покрывалась воском, по которому мастер наносил тончайшие детали будущей отливки. Затем эту модель сверху наглухо обмазывали глиной, оставляя небольшое отверстие, и высушивали на солнце. После этого модель нагревали в воде, чтобы вытек весь воск, а освобождавшееся пространство заполняли расплавленной бронзой. Металл застывал, глиняную оболочку удаляли, а готовую вещь отделывали гравировкой. До наших дней литьем из бронзы занимаются кузнецы бауле и ашанти. Искусство литья из бронзы было распространено на всем Гвинейском побережье. Бенин — лишь наиболее известный центр этого производства. (Государство Бенин просуществовало до конца XIX в. В 1897 г. оно было разгромлено английской армией). Скульптура народов Западного Судана вносит свой значительный вклад в мировое искусство как одиниз элементов, формирующих общечеловеческую культуру.
      В колониальную эпоху заметно упало искусство гончарства у йоруба и ашанти, кузнецы и металлурги манде и западные фульбе прекратили добычу и плавку железной руды, изделия ткачей хауса не смогли конкурировать с привозной готовой одеждой и. фабричными тканями.
      Жилища сельского населения Судана сооружаются из дерева и- глины. Форма их различна. Это — круглые в плане глинобитные хижины с конусообразной соломенной крышей, без окон и дымового отверстия (у манде, хауса и др.). Дома прямоугольного плана с двускатной соломенной крышей характерны для народов Гвинейского побережья. Городам северных исламизированных районов Судана (мандинго, сонгаи, хауса) присущи черты восточной архитектуры, а городские поселения Атлантического и Гвинейского побережья имеют облик европейских приморских городов.
      Одежда народов Западного Судана многОвариантна, она отлична от одежды народов Западной Тропической, Восточной Тропической и Южной Африки. Шаровары и рубаху с цельнокроеными рукавами и большим нагрудным карманом носят хауса и жители мужского пола всей полосы саванн и плато Фута-Джалон. Эту рубаху называют «бубу». Поверх ее накидывают широкий плащ темно-синего цвета. Гвинейцы (йоруба, ибо, ашанти и др.) в одежде отличаются величавой намеренной небрежностью с которой они носят широкий, красиво орнаментированный плащ, закрепленный на одном плече. Одежда женщины — длинный кусок ткани, которым они обертываются от пояса до лодыжек; верхняя часть тела обнажена.
      Пища у суданских народов преимущественно растительная.
      У многих даже наиболее развитых народов гвинейской группы, знавших классовое общество и государственность, долгое время сохранялись в трансформированном виде пережитки родовой организации. В государстве Ашанти (XVII — начало XX в.) среди местных общин связующим началом было кровное родство как по отцовской, так и по материнской линии. Сосуществование двух систем родства отразилось в религиозных представлениях, по которым каждый человек получал от своего отца душу, а от матери кровь. Советницей у верховного правителя йорубов была женщина, а в рабовладельческом государстве Дагомея в составе войска находились и отряды женской гвардии. Заметная роль женщины в общественно-политической жизни суданских народов свидетельствует, что по крайней мере некоторые из них перешли к классовому обществу и государству, минуя развитый патриархат. Лишь у кочевников-фульбе наблюдались отцовские порядки в наиболее развитой форме.
      - Многочисленными и влиятельными были суданские мужские тайные союзы. Некоторые из них существуют и сейчас (союз Поро в Либерии). Отмечены в Судане и женские союзы. И у земледельческих, и у скотоводческих племен распространены различные традиционные формы религиозных верований.
      Богата и разнообразна духовная культура народов Западного Судана. Наиболе ярким и популярным является музыкальное, народное творчество, тесно связанное-с танцем и народной песней. Музыке суданских народов присущ яркий ритм, короткая, много раз повторяющаяся фраза, многоголосие, слаженность оркестра, большое разнообразие инструментов (всевозможные барабаны, ксилофоны, погремушки, арфы, скрипки с одной струной, лиры, флейты, мандолины, свирели, рога, свистки и т. д.). Почти все танцы — массовые, сопровождаемые песней. Появился в Западном Судане профессиональный африканский театр.
      У педализированных (северных) народов Западного-Судана существовала воспринятая у арабов письменность, приспособленная к фонетике своих языков. В годы колониального режима официальными языками стали европейские. Сейчас в некоторых республиках Западного Судана вводятся новые алфавиты. Так, начиная с 1968 г. в Гвинее постепенно был введен новый алфавит на базе латинского. В произношении также отменены некоторые фонемы, свойственные французскому языку, который является официальным языком Г винен. Цель реформы — закрепить в письменности главнейшие язы-. ки республики: сусу, малинке, фульбе, киси и лома.
      Несколько особняком в Судане стоят бербероязычные туареги, живущие главные образом в государствах Нигер и Мали, Верхней Вольте и небольшими группами — в алжирской Сахаре., В настоящее время туарегов насчитывается около ,800 тыс. челозек. Наибольшая часть туарегов обитает в солончаковых степях южнее Сахары, и всего лишь 30 тыс. человек являются «подлинными» жителями пустыни, живущими на нагорье Ахаггар и плато Тассили-Аджер. Много веков назад туареги откочевали из Магриба, будучи вытесненными арабами в места их теперешнего обитания. Скрываясь в непроходимых горах, туареги дольше всех оказывали арабам сопротивление. От ярых приверженцев ислама они получили в то время название «туарег», что означает «отвергнутые богом». Сами же они называют себя «имохаг» или же «имаджирхен», т. е. «свободные», «независимые». Еще и сегодня некоторые туареги не придерживаются мусульманских обычаев.
      Туареги — скотоводы. Разводят верблюдов, овец, коз. В оазисах выращивают просо, пшеницу, бахчевые культуры, но земледелие играет у них второстепенную роль.
      Возможно, когда-то раньше в их жизни играла роль и охота, но все же издавна стада скота служили основой для их пропитания. Самая известная в мире порода верховых верблюдов — «мехари» выращивается туарегами. Полезная площадь пастбищ в пустыне ограничена, и туареги никогда не могли жить исключительно за счет до-, ходов от скотоводства. Недостававшее им продовольствие, ткани и другие товары они получали, взимая принудительную дань с торговых караванов, опустошай кладовые проса у других племен и угоняя их скот. Питаются туареги преимущественно молочной пищей, а кашу из толченой пшеницы и проса и особенно мясо едят редко. Из ремесел видное место занимает изготовление бурдюков, седел, обуви и других изделий из кожи.
      Одежда воина-аристократа состоит из широких хлопчатобумажных штанов, широкой рубашки без рукавов. Поверх всего этого он носит верхнюю накидку цвета индиго. На груди перекрещиваются две широкие ленты, сплетенные из разноцветных шелковых шнурков, которые у бедер заканчиваются кистями. Покрывало — это белый или синий кусок хлопчатобумажной ткани, которым закрывают верхнюю и нижнюю часть лица. Остается лишь узкая смотровая щель для глаз. Это покрывало, которое носят мужчины, и сделало туарегов известными в Европе. О смысле этого обычая этнографы высказывают самые различные суждения. Наиболее же достоверным является мнение, согласно которому покрывало служит для предохранения органов дыхания туарегов от сухого воздуха и ветра. Но тогда почему женщины ходят без покрывала, хотя и подвержены воздействию тех же атмосферных условий?
      У туарегов до сих пор сохраняется i древнеливийское право, несмотря на продолжающееся веками влияние патриархального (т. е. базирующегося по своему общественному укладу на_ праве отца) ислама. Женщина занимает у них высокое положение. Ближайшим родственником и защитником детей считается не родной отец, а брат матери. Дети принадлежат тоже роду матери. Видимо, раньше у таурегов вождями были женщины, но теперь они таковыми не избираются. Мать вождя обладает особыми привилегиями, при принятии всех важных решений следует спрашивать ее согласия. Отменить вето матери вождя невозможно. Женщины являются носительницами
      культуры, сохраняют предания. Они имеют свою особую письменность («тифинаг»), тогда как мужчины употребляют арабское письмо. У туарегов распространена моногамия, и их женщины не знают тяжелого изнурительного труда, подобно женщинам других мусульманских стран. Родо-племенная организация общества уступает уже свое место феодальным порядкам.
      Примерно такие же социально-иерархические отно-шения, как у туарегов, мы встречаем у мавров — обитателей Западной Сахары различного расового происхождения, с выраженным западносахарским типом культуры, со смесью арабских и берберских элементов.
      В современных независимых государствах Судана происходят вяжныб этнические процессы. Здесь нет еще сложившихся наций, но в каждом государстве есть одна-две наиболее крупные народности или группа близко-родственных народов, составляющих большинство населения и играющих роль этнического ядра в процессе этнической консолидации (манде, хауса, гур и др..). *
      6. Народы Восточной и Западной Тропической Африки
      Северная граница Тропической Африки проходит примерно по пятой параллели северной широты, южная — по р. Замбези, от устья до водопада Виктория, и дальше на запад, до устья р. Кунене. Пятая параллель — это северная граница народов, говорящих ка языках банту. Банту Тропической Африки по преимуществу земледельцы, тогда как бантоидные народы Южной Африки (о них речь пойдет отдельно) главным образом скотоводы. Это границы не государственные, а этнические, весьма условные.
      В свою очередь, Тропическая Африка географически и этнографически делится на две различные части: Восточную и Западную. Последняя занимает область тропических лесов и парковых саванн бассейна р. Конго. Восточная Тропическая Африка — это горные плато и переходящая в полупустыню саванна. Обе части населены племенами банту, но в западной части они занимаются земледелием и охотой, а в восточной сочетают зем-
      леделие со скотоводством. Различаются банту обеих частей Тропической Африки и условиями исторического развития: если западные банту до европейской колонизации не испытывали никакого внешнего влияния, то восточные банту издавна имели контакты с греками, арабами, персами, индийцами. Разграничительная линия между западными и восточными банту проходит примерно по линии озер Эдуард, Киву, Танганьика и далее примерно по 30° восточной долготы.
      Восточная Тропическая Африка включает независимые страны Уганду, Танзанию, Кению, Замбию, Малави и находящуюся к северу от р. Замбези часть Мозамбика.
      Основную массу коренного населения Восточной Тропической Африки издавна составляют негроиды языковой семьи банту, а также народы, говорящие на нилотских и кушитских языках. Из неафриканского населения отметим арабов, индийцев, европейцев.
      Население прибрежной полосы составляет народность суахили — негроиды с некоторой примесью европеоидных черт, что является следствием смешения коренного населения с персами, арабами и другими переселившимися в прошлом колонистами и потомками рабов, захваченных арабами-работорговцами во внутренней части страны. Язык суахили широко распространен в этом районе Африки. В нем много заимствований из арабского и других языков. Суахили применяется и понятен во всей Восточной и Центральной Тропической Африке, В настоящее время он является официальным языком Кении и Танзании. Поняв важность и значимость языка суахили, многие страны мира давно уже создали центры .по его изучению. Среди них наиболее известны научные центры в СССР, Англии, Франции, ФРГ, США, Бельгии, ГДР, ЧССР, Гане. Суахили является как бы объединяющей силой в Восточной Африке.
      В Восточной Тропической Африке в прошлом существовал ряд самостоятельных государств банту, крупнейшими из которых были Буганда и Мономотапа.
      История образования государства Буганда, возникшего в пределах нынешней Уганды, известна только по устным преданиям, сохраненным особыми лицами при дворе царя Буганды. Время возникновения Буганды точно не установлено, но в XVII — XVIII вв. Буганда, покорившая соседние народы, превратилась в мощную
      военную державу. О могуществе царей Буганды можно судить по размерам военного флота (300 больших боевых кораблей) и армии (150 тыс. человек). Только в личном отряде царя было 3 тыс. воинов с 23 военачальниками. Эти сведения приводят путешественник Стенли и миссионер Эш. В 1886 г. страну посетил русский путешественник В. В. Юнкер.
      С середины XIX в. рабовладельческие отношения в Буганде сочетались с феодальными. Верховным собственником земли всего государства считался кабака (царь), раздававший своим воинам и чиновникам земельные участки вместе с прикрепленными к ним крестьянами. Крестьяне, помимо земледельческого труда, привлекались к постройке зданий общественного назначения, строили дороги, дворцы. Значительную часть населения составляли рабы. Сильным влиянием пользовались жрецы.
      Общественное разделение труда было довольно развито, в качестве денег применялись раковины-каури (каури употреблялись также в Азии и Океании до начала XX в.).
      В междуречье Замбези — Лимпопо на территории
      Зимбабве и. частично Замбии, Конго, и Мозамбика существовало государство Мономотапа, от которого сохранились крепости с высокими каменными стенами и башнями, остатки печей для выплавки металла и множество железных рудников. Особенно часто встречались железные и медные, реже — золотые, оловянные и бронзовые изделия. Само название страны связано с рудниками: на языках местного населения банту слово «мономотапа» означает «владыка рудников». Некогда оно являлось титулом правителя страны, и арабы перенесли его на эту «страну солнца». Жители Мономотапы умели изготовлять хлопчатобумажные ткани, но основным их занятием было земледелие. Археологами’ обнаружены железные мотыги, зернотерки, колодцы, ирригационные каналы, зернохранилища. Животноводство существенной роли не играло. Общественный строй Мономотапы в XV — XVII вв. трудно поддается реконструции. Ю. В. Кны-шенко доказывает существование в Мономотапе раннеклассовых отношений «с сохранением пережитков первобытнообщинного строя. На многие вопросы, связанные и с культурой Зимбабве, пока нельзя ответить уверенно.
      Установлено лишь африканское происхождение этой культуры и приблизительное время существования государства (XIII — XVII вв.). В XVII в. государство Моно-мотапы распалось на ряд областей и вследствие подчинения их отсталыми племенами погибло окончательно.
      В период империалистического раздела Восточная Тропическая Африка стала объектом колониальной политики Англии и Германии, а после поражения последней в первой мировой войне немецкие владения были поделены между Бельгией и Англией. Португальские владения в Восточной Африке оказались окруженными английскими колониями. Результатом установления империалистического господства было изгнание местного африканского населения с лучших земель, введение принудительного труда. Появились плантационные экспортные культуры (хлопок, кофе, чай), что привело к понижению жизненного уровня и ухудшению питания населения, хотя кукуруза, просо, ячмень, бобовые, корнеплоды (маниока, земляной орех) оставались важнейшими сельскохозяйственными культурами. Исчезло местное ткачество заглохли ремесла, прекратилась выплавка железа. Меньше всего изменений в колониальную эпоху претерпели жилища. Проникновение капитализма неизбежно ускорило распад родоплеменных связей и развитие товарно-денежных отношений, вызвало появление крупного плантационного хозяйства, горнодобывающей промышленности и многих крупных городов. Следствием этого было широкое развитие миграций банту в города, формирование местного рабочего класса, буржуазии и интеллигенции.. Под влиянием европейских миссионеров многие банту приняли христианство. Ныне родовой строй восточноафриканских банту в общем находится на стадии глубокого разложения. Основной экономической ячейкой стала индивидуальная семья. Принцип родового поселения и владения землей систематически нарушается, родовая община все больше превращается в соседскую.
      Менее заметны эти процессы у масаев, нилотских племен,,, живущих в Кении и Танзании. Основной социально-экономической ячейкой общества у масаев являлась патриархальная семья.
      Происхождение масаев до сих пор окончательно не установлено. Их трудно считать негроидами. Это необычайно стройные и красивме люди, с более бледной кожей, чем у других африканских племен. У них прямой нос и слегка раскосые глаза. Замечено, что многие обычаи масаев схожи с обычаями древних египтян. Некоторые ученые не исключают возможности, что тысячи лет назад предки масаев двинулись из Египта вверх по Нилу и, пройдя пустыню, достигли плодородных земель Восточной Африки. Они предпочитали жить на равнинах, ибо в этих местах были хорошие пастбища.
      Масаи не обрабатывают землю, не выращивают овощей и злаков. Их главная забота — скот, который дает им пищу и одежду. Издавна главным в рационе ма-саев были молоко, мясо и кровь домашнего скота (овец, коз, коров, быков, ослов). Широко распространен «коктейль» из коровьего молока и крови. Масаи пробивают стрелой шейную артерию животного и собранную в глиняный горшок или бутылку из тыквы кровь затем разбавляют молоком. По истощении пастбища масаи перекочевывают на другое место. Поэтому они не строят постоянных домов. Жилище масаев напоминает поставленный на ребро кирпич, несколько округленный вверху. Войти в эту глиняную хижину можно только согнувшись. Свои дома масаи обычно располагают почти вплотную друг к другу и в непосредственной близости от изгороди, что опоясывает поселение. В изгороди делается один или два прохода, которые, как правило, закрываются с наступлением темноты. По возвращении с пастбища скот загоняют в центр поселения. Днем это место всех работ ц всякой другой деятельности. Самой почетной обязанностью мужчины является уход за скотом. У масаев распространено поверье, что весь крупный рогатый скот в мире принадлежит им. Они убеждены в своем праве присваивать себе скот других племен. Вот почему были широко распространены нападения масаев на другие племена с целью захвата скота.
      Масаи любят украшать себя. Женщины питают страсть к большим серьгам, ожерельям и браслетам спиралевидной формы, сделанным из меди. Их носят на руках и ногах. Единственным убранством мужчины является замшевый плащ, ниспадающий с плеч мягкими складками и напоминающий римскую тогу. Прикрыть наготу плащом довольно сложно, все зависит от положения тела. Понятия ложной стыдливости у них не существует. На автобусных остановках в Аруше, Найроби можно прочитать вывески:, «Без штанов в автобус не заходить». Это предупреждение масаям.
      До шестнадцати лет молодые люди обоего пола выполняют легкие работы и развлекаются, пользуются полной свободой общения друг с другом. С шестнадцати лет юноши носят меч и копье, а по истечении семнадцати лет они подвергаются особым испытаниям и обряду .обрезания. С этого момента они и считаются моранами, защитниками первой оборонительной линии в охоте на льва, а в тридцать лет женятся или становятся воинами второй оборонительной линии и уже не носят косы. Распространено у масаев обрезание и среди девушек (клитородектомия) — обычай искусственного нарушения девственности.
      За последние годы правительствами Кении и Танзании сделаны шаги к улучшению условий жизни масаев. В районах масайских поселений созданы закупочные пункты, магазины, открыты школы. Масаям объясняют современные методы скотоводства, пытаются решить проблему орошения засушливых масайских земель. Танзанийское правительство призвало вождей масаев искоренить изжившие себя вредные обычаи (такие, например, как обучение моранов краже скота), ведущие часто к военным конфликтам. Правительство Кении приняло план перевода на оседлый образ жизни около 20 тыс. масаев. Этот план предусматривает создание около 200 групповых ферм, предоставление государственных ссуд и кредитов, гарантий по обработке и сбыту продукции, оказание технической помощи.
      У всех народов Восточной Тропической Африки необычайного разнообразия и богатства достигло устное народное творчество, тесно связанное с музыкой. Африканская барабанная музыка отнюдь: не однообраза и не монотонна. Каждый танец имеет свой ритм, темд, пластику. Барабаны образуют трио, квартеты и целые оркестры, но всегда — это только одни барабаны: маленькие и большие, бочкообразные, длинные, похожие на орудийные дула, и короткие, на подставках и без подставок, с выпуклыми поверхностями, двусторонние и односторонние. Предварительно барабаны настраивают. Их прогревают над огнем, чтобы натянутая на них кожа рта л а податливой, скользкой и упругой. Этим достигается нужная тональность звучания.
      Западная Тропическая Африка охватывает независимые страны: Заир, Народную Республику Конго, Габон, Руанду, Бурунди, Анголу. .Эта часть континента покрыта тропическим лесом и населена преимущественно народами банту (баньяруанда, барунди, баконго, ба-луба, монго и др.). Остальное население говорит в основном на суданских языках. .Число жителей европейского происхождения превышает 250 тыс. человек, а общая численность населения этой историко-этнографической области — около 25 млн. человек.
      Хозяйство, материальная и духовная культура народов Западной Тропической Африки отличаются большим своеобразием. Населяющие ее народы принадлежат к одним из самых отсталых в Африке. До соприкосновения с европейцами большая их часть жила в условиях родо-племенного строя. Его пережитки до сих пор очень сильны. Лишь некоторые народы достигли классового общества и создали свои государства — Конго, Ангола, Луанда, Луба, Бакуба, (Бушонго). Незрелость классовых отношений, тесное переплетение раннефеодальных институтов с институтами родо-племенного строя было существенной особенность всех средневековых государств Западной Тропической Африки. Они не смогли оказать серьезного сопротивления империалистической агрессии и стали добычей колонизаторов.
      Основой экономики Западной Тропической Африки является мотыжное земледелие подсечно-огневого типа. Важнейшие сельскохозяйственные культуры — рис, ямс, маниока, земляные орехи, батат, сорго и просо. Скотоводство здесь почти не развито из-за мухи це-це, укус которой часто смертелен для крупного рогатого скота. Лишь за пределами, тропического леса разводят коз, овец, а также собак, мясо которых употребляют в пищу наряду с мясом домашней птицы. Яйца не едят. Ввиду отсутствия животных жиров население употребляет главным образом пальмовое масло. Охота и рыбная ловля дают дополнительные продукты питания.
      Народы Западной Тропической Африки издревле знали плавку и обработку железа, золота, меди. У баконго кузнецы в доколониальный период занимали видное положение в обществе, выполняли обязанности жрецов. Сам царь владел кузнечным ремеслом. Высоко
      развито ткачество, искусная резьба по дереву (убалуба), художественное плетение. Последнее — одна из процветающих отраслей местного ремесла.
      Поселения и жилища Западной Тропической Африки совершенно иные, чем в Южной и Восточной Африке. Деревни вытянуты вдоль дороги или вдоль берега реки. Иногда селение расположено квадратными кварталами вокруг центральной площади, где обычно находится «мужской дом». Женщинам входить в него запрещено. Жилище обычно прямоугольное, с двускатной крышей, покрытой травой или пальмовыми листьями. Решетчатый каркас стен покрывается пальмовыми листьями или обмазывается глиной. В последнем случае стены украшаются геометрическим орнаментом. Возле домов имеются свайные зернохранилища.
      В настоящее время в говударствах указанной историко-этнографической области идет процесс слияния и смешения мелких этнических групп, консолидации родственных племен и народов. В ряде стран приняты государственные законы, направленные против этнической дискриминации, предполагающие развитие и укрепление дружественных отношений между различными народностями, создание национального единства. Лишь племена пигмеев не подвержены этим процессам.
      7. Африканские пигмеи
      Пигмеи живут в самых глухих уголках девственных тропических лесов на территории шести государств (Габон, Камерун, Заир, Конго, Руанда, Бурунди). Общая численность их оценивается весьма приблизительно — в пределах 100 — 400 тыс. человек. Больше всего пигмеев проживает в Заире. Африканских пигмеев часто называют негриллями — в отличие от Таких же малорослых племен Южной Азии (негритосов). В древности пигмеи составляли основное население Центральной Африки. Позднее они были вытеснены негроидными бантуязыч-ными народами и ныне живут разбросанно.
      Окончательно не решена в антропологии и этнографии проблема происхождения пигмеев. Первые письменные свидетельства в сказочно-мифологической форме о тайн, ственных лесных карликах исходят от древнегреческих авторов. Именно греки назвали карликов пигмеями («пигмаиой» означает «величиной с локоть»), ввели их в свои легенды. Гомер в «Илиаде», рассказывая о битве между греками и троянцами, так описывает пигмеев:
      ...С криком таким журавли пролетают под небом
      высоким,
      Прочь убегая от грозной зимы и дождей
      бесконечных,
      С криком несутся они к океановым быстрым
      течениям,
      Смерть и погибель готовя мужам низкорослым,
      пигмеям,
      В утреннем сумраке злую войну они с ними
      заводят.
      После Гомера к легенде о пигмеях возвращаются естествовед Плиний Старший, «отец истории» Геродот, философ Аристотель и др. Аристотель, хотя и опирался на реальные источники, не избежал влияния мифа о Геракле, который сгреб нападавших карликов могучей дланью, бросил в львиную шкуру, после чего след их затерялся. Реальность существования маленьких людей подвергалась все большему сомнению. Переместившись в область чистой фантазии, пигмеи были отданы на откуп художникам-керамистам, и одним из любимых сюжетов, изображаемых на греческих вазах, стали маленькие люди, празднующие победу над журавлями. Воздев*руки к небу, они плясали, широко раскрыв рты. Но их уже никто не видел. Путь в страну пигмеев накрепко забыли, и изображение пигмеев на помпейской фреске вряд ли означает нечто большее, чем отголосок старых греческих легенд. Для научных сотрудников средневековых университетов пигмеи были темой для схоластических построений. Последующие полтысячелетия не принесли никаких новых сведений о пигмеях, а наступивший энциклопедический XVIII в. безоговорочно отверг их вместе с циклопами, летающими гипербореями, людьми с песьими головами и прочими порождениями фантазии древних. Но в XIX в. путешественники, исследовавшие Африку, принесли в Европу рассказы аборигенов о воинственных карликах, живущих в непроходимом лесу. Рассказы эти удивительным образом совпадали с преданиями древних историков. И тогда снова начались поиски пигмеев. Это удалось сделать американскому зоологу Полю де Шайю, а также немецкому естествоведу Георгу Швайнфурту, составившему в 1870 г. первое научно достоверное описание пигмеев. В начале 1880-х гг. встречу с пигмеями описал наш соотечественник В. В. Юнкер.
      В конце XIX в. пигмеи неожиданно привлекли внимание многих ученых. Прежде всего тех, кто доказывал, что человечество прошло три стадии развития — детскую, юношескую и зрелую. Поскольку каждое живое существо проходит в своем развитии эти три стадии, нет оснований, рассуждали они, исключать из этой закономерности человечество в целом. Отсюда следовало, что одни народы (подразумевалось — «цивилизованные») находятся на взрослой ступени развития, а другие задержались на детской, начальной фазе. Пигмеи с их большой головой, выпуклым лбом и, главное, маленьким, «детским» ростфм (141 — 142 см) как нельзя лучше, по их мнению, иллюстрировали это расистское положение. Эти нелепые предположения, как и теории «вырождения» и «недоразвитости» пигмеев, оказались несостоятельными. Однако было ясно, что пигмёйская проблема стала решаться с широких теоретических позиций антропологической и этнографической науки.
      Узловыми вопросами пигмейской проблемы на разных этапах ее развития являются следующие: I) о месте современных( низкорослых расовых типов в эволюции человека; 2) о древности этих расовых типов; 3) о взаимоотношениях различных пигмейских и пигменоидных форм, о генетических взаимоотношениях африканских и азиатских пигмеев; 4) об отношении карликовых типов к соответствующим высокорослым формам; 5) о существовании панэйкуменного расово-культурного единства пигмеев. Пигмейская проблема имеет и более общий интерес — с точки зрения понимания процесса расогенеза на африканском континенте, если учесть, что данные по палеоантропологии Африки показывают одну важную закономерность: черты негрского типа ученые обнаруживают в палеолите, в то время как низкорослые пигмейские формы выступают лишь значительно позднее — -в неолите. В целом же все данные по палеоантропологии Африки устанавливают относительно молодой возраст расового типа пигмеев. Все древнейшие остатки человека не обнаруживают каких-либо пигмеоидных признаков, а характеризуются неандерталоидными чертами. Установление неандерталоидной стадии в эволюции человека явилось одним из важнейших и прочных достижений современной антропологии. Попытки противников теории неандертальской фазы в эволюции чело-ка доказать обратное, в частности, теорию о том, что предками современных человеческих рас являются низкорослые расы- — пигмеи — оказались ложными.
      : Пигмейская проблема возникла как одна из буржуазных теорий происхождения человека. Ее основоположником считается швейцарский анатом Кольманн, опубликовавший в 1880 — 1890-х гг. ряд специальных работ. Он рассматривал пигмеев как панэйкуменный тип, на- ходил пигмейские формы в неолитических стоянках на всех континентах. К пигмеям он относил и современные расовые типы африканских негриллей и бушменов, азиатских негритосов, веддоидов (ведды, сенои, тоала, кубу и др.) индонезийского расового типа, т. е. все низкорослые волнистоволосые группы людей.
      Идеи Кольманна были подхвачены и перенесены в этнологию (этнографию) корифеями клерикального течения в культурно-исторической школе (ее еще называют венской) реакционной буржуазной этнографии П.-В; Шмидтом и П.-В. Копперсом, П.-В. Шмидт полностью разделил взгляд Кольманна на пигмеев как на предков человека и считал современных пигмеев остатками этого древнего типа. В основе этнологических построений Шмидта лежит учение о «культурных кругах», под которыми подразумевается комплекс культурных явлений или элементов. Для доказательства древности и расово-культурного единства всех пигмеев Шмидт и Коп-перс выделили особый «экзогамно-моногамный культурный круг», самый, дескать, древний на земле, древнее даже так называемого тасманийского.
      Руководящей идеей всех работ сторонников культурно-исторической школы является совершенно антинаучное утверждение «на примере» пигмеев извечности веры в единого бога, веры в загробный мир с идеей возмездия (монотеизм), изначальности моногамной семьи, якобы вечного господства частной собственности, существова-вания деревянной техники.
      Таким образом, воззрения на пигмеев буржуазных этнологов сводятся в целом к наличию панэйкуменного типа у пигмеев и существованию особого пигмейского культурного круга, к утверждению роли пигмеев как предков человека в извечности существования монотеизма, моногамной семьи и частной собственности, будто бы стоящих у истоков общественного развития и характеризующих, мол, «детство» человечества. Материнское же право, полигамию, политеизм указанные ученые объявляли всего лишь случайными, а не закономерными эпизодами в истории человечества. Между тем в науке накапливались факты, противоречившие признанию древности и расово-культурного единства пигмеев. Не подтвердились спекулятивные теории «прамонотеизма», было доказано существование развитого родового строя у пигмеев, расширялось само понятие «пигмеи» и «пиг-меоиды». Требовались пересмотр старых взглядов, реформа в первоначальной трактовке проблемы.
      Эту задачу взял на себя патер Пауль Шебеста, добавивший к этнологической аргументации своего учителя — П.-В. Шмидта — только утверждение о «детских» чертах пигмеев, т. е. их беззаботности, беспечности, неустойчивости, детской веселости, простоте, подвижности, «свежести духа», равнодушии к культурным благам и т. п., словом, целый «букет» инфантильных черт. Концепция Шмидта — Копперса, на службу которой была поставлена целая армия католических миссионеров — сотрудников журнала «Антропос», у П. Шебесты оказалась «в почете», хотя вошла в полное противоречие с этнографическими фактами всюду, где отдельные группы пигмеев подверглись объективному изучению. Так, у негритосов Андаманских островов были обнаружены и доказаны следы экзогамной организации, тотемических представлений, отсутствие представлений о «верховном существе» (боге). Наличие строгой моногамии, прав частной собственности и других элементов «пигмейского слоя» были блестяще опровергнуты английским ученым Рэдклифом Брауном. Его исследования в области материальной культуры андаманцев противоречат самому принципу решения пигмейской проблемы с точки зрения ее панэйкуменного характера и пигмейского культурного круга. Единого мира пигмеев нет, нет генетической сцязи между негриллями и негритосами.
      Современная марксистско-ленинская антропология и этнография полностью опровергает лженаучные построения реакционных буржуазных ученых-расистов. Оказался несостоятельным основной аргумент в пользу древности пигмеев — ссылка на «инфантильность» расовых и психических признаков. Как доказал М. Г. Левин, «инфантильные» признаки (большая голова, прямой лоб, слабый рельеф, грациальность костей) характерны не только для пигмеоидных расовых типов, но и отличают, например, карликового шимпанзе, как и всякую низкорослую форму, от соответствующей высокорослой. Существование «инфантильных» признаков — результат малых общих размеров тела (выводы В. В. Бунака). Кроме того, приписываемые пигмеям мезокефалия, детские пропорции тела противоречат фактическому материалу. Брахикефалия (круглоголовость) и мезокефалия (сред-неголовость) являются характерными лишь для некоторых групп. Среди африканских пигмеев — бамбути — известны наряду с указанными типами головного индекса (отношения наибольшей ширины головы к ее наибольшей длине, выраженное в процентах) также и долихо-кефальные (длинноголовость). Причем долихокефалия у пигмеев — не результат смешения с высокорослыми негроидными племенами.
      Какие же существуют генетические взаимоотношения у африканских и азиатских пигмеев, или у негриллей и негритосов? Представление о единстве антропологического типа африканских пигмеев в науке пересмотрено. Еще в большей степени это относится к азиатским пигмеям. Однако, несмотря на очень значительные различия в антропологическом типе африканских пигмеев и азиатских негритосов, было бы неверным отрицать наличие у них ряда сходных телесных черт. Последнее можно объяснить законами гетерогенного роста, а также влиянием изоляции.. Географическое положение, отношение пигмейских племен Африки и Азии к их высокорослым соседям позволяет, как считает М. Г. Левин; «видеть в этих пигмейских племенах группы, испытавшие длительную изоляцию, и ожидать в них распространения признаков, вызванных такой изоляцией».
      Для африканских пигмеев и азиатских негритосов свойственны более светлый цвет кожи и больший процент светлых глаз по сравнению с неграми и меланезийцами. Возможность европейской примеси у этих изолированных групп полностью исключается. Объяснение рецессивного характера генов светлой окраски у человека в науке существует. Их проявление возможно лишь в определенных условиях, ведущих к изоляции одной группы (например, в горах, на островах, в малодоступных зонах тропического леса). Если популяция малочисленна, то в условиях изоляции гены получают больше шансов для своего проявления. А совпадение этих условий как раз мы и наблюдаем по отношению к пигмеям — африканским и азиатским.
      Таким образом, новейшие антропологические факты относительно трактовки пигмейской проблемы позволяют заключить следующее:
      1) нет никаких оснований видеть в современных пигмеях остатки древнего слоя — «прапигмейской расы», из которой вроде бы развились как негритосы и негрил-ли, так и высокорослые негры и меланезийцы;
      2) пигмеев следует считать низкорослыми поздними вариантами, возникшими в пределах высокорослых форм;
      3) особенности этих вариантов являются в значительной степени проявлением законов гетерогенного роста и тех влияний, которые обусловлены изоляцией;
      4) все древнейшие остатки человека представлены неандертальскими, а не пигмеоидными формами; попытки противников теории неандертальской фазы доказать обратное оказываются несостоятельными; возраст расового типа пигмеев относительно молодой.
      Этнографическая и антропологическая науки множились описаниями низкорослых племен Малайи, Суматры, Цейлона. В 1947 г. французский ученый Ж. Детри открыл и в Бирме карликов ростом 110 см и еще меньших женщин; в наши дни в 700 км от колумбийской столицы Боготы обнаружено индейское племя пигмеев. Итак, пигмеи «получили прописку» и в Америке. Если добавить к этому,’ что археологические раскопки позволили сделать вывод, что на Сицилии тоже были пигмеи — чисто европейского типа, т. е. «белые пигмеи», то можно констатировать: низкорослые народы различных рас есть или были на всех континентах Старого Света и в Америке.
      Таким образом, и теория «пигмейского круга», предполагавшая полное сходство в облике и образе жизни
      всех пигмеев, получила существенные опровержения. Большинство ученых склоняются к мысли о том, что-низкорослость отдельных племен в разных частях света может быть вызвана совпадением в условиях жизни. Действительно, все они живут в тропических лесах, где повышенная влажность и недостаток солнечного света могли затормозить их физическое развитие, а последующие поколения уже рождались идеально приспособленными к среде «карликами». Следовательно, пигмеи — не недоразвитые люди. Они образуют самостоятельное, обладающее своими особыми чертами население, с собственной культурой. Это составная часть многообразия человечества.
      Если сравнить между собой сведения авторов XIX в. и данные последних лет, то можно заключить, что прошедшие годы не так уж много изменили в жизни затерянных в лесах различных пигмейских групп (абонго, аккан, бамбути, эфе, батуа и др.) — в той части, которая касается их занятий и обычаев.
      Пигмеи ведут бродячий образ жизни, переходя с места на место в поисках пропитания. Поселения пигмеев состоят из подковообразного расположения шалашей овальной формы, высотой не более 170 см, покрытых несколькими слоями больших гладких листьев, не пропускающих воду даже при тропических ливнях. Одежду негриллей составляет набедренная повязка или небольшой передник из древесной коры или сплетенных растительных волокон. Украшения встречается крайне редко. Не зная земледелия и скотоводства, пигмеи живут исключительно охотой, рыболовством и собирательством. С этой точки зрения их следует считать одним из самых отсталых народов мира. При таких формах хозяйства сложилась и система половозрастного разделения труда. Мужчины группами .охотятся на антилоп, грызунов, дикообразов, диких свиней, буйволов, не страшатся нападать на горилл, леопардов и слонов. Пигмеи отличаются ловкостью, храбростью и терпением, преследуют зверя иногда в течение целой недели, не считаясь с усталостью, укусами насекомых и уколами шипов, до тех пор, пока преследуемый зверь не окажется на расстоянии броска копья или выстрела из лука. Преследование ведется по земле и по воздуху, так как негрилли с большим умением пользуются лианами. В период больших
      лишений охотятся также на кошачьих, на крокодилов, обезьян. На змей и черепах охотятся дети. Капканы не получили широкого распространения у.пигмеев. Иногда охотника сопровождает собака. Негрилль охотится с помощью лука и стрел, а также приобретенных у соседних племен банту ножей и копий. Огнестрельное оружие не дошло до бродячих групп негриллей. Железные наконечники приобретаются путем натурального обмена у.банту. Пигмеям известны способы изготовления ядов различного состава и противоядий, которые содержатся в тайне. Собирательство — область женского труда.
      Огонь добывают высеканием. Охотничьему быту соответствует и посуда, сделанная из листьев банана, дерева или раковин. Гончарство пигмеям не известно. Едят все в основном в жареном виде, а лягушек вареными. Соль выменивают, иногда вместо нее используют золу. Низкий уровень развития производительных сил, бродячая жизнь, сравнительно изолированная и очень тяжелая в неблагоприятных условиях экваториального леса, трудности добывания пищи — все это обусловило пребывание пигмеев на низкой ступени исторического развития, что отражается и на их общественной организации. Наследование и счет родства идут по мужской линии. Брак у них парный, для религии характерны ранние ее формы: анимизм, тотемизм, фетишизм.
      Культура негриллей является почти не исследованной областью. Ученые не пришли еще к единому мнению по вопросу, есть ли у пигмеев свой язык. Французский языковед Ж. Брюэль считает, что в лингвистическом отношении существует лишь одна чисто негрилльская группа, в то время как остальные пигмеи говорят на языках соседних суданских и бантоидных народов. Овой же язык проявляется в устном народном творчестве, песнях, баснях. Он беден словарным запасом и совсем неизучен. Абстрактные понятия неразвиты. В настоящее время составлено несколько сборников пигмейского фольклора. Это пословицы, остроумные загадки, мифы и легенды о сотворении мира, исторические легенды, фантастические сказки. Творческие способности пигмеев выявляются в песнях и танцах, исполняемых под музыку. При магических обрядах пигмеи поют совершенно неестественно, хриплым голосом. Негрилли — отличные танцоры. Цель их песен и танцев — разбудить лес, чтобы он слышал, как радуются жизни его дети и хозяева — пигмеи.
      В настоящее, время положение пигмеев остается сложным. Формально во всех независимых странах Африки, где обитают пигмеи, за ними признаны гражданские права. Однако на деле сохраняется традиционно пренебрежительное отношение земледельцев и скотоводов к охотникам-пигмеям, наблюдается подчас полное безразличие к их судьбам. Они не принимают никакого участия в современной общественно-политической и культурной жизни стран обитания. Ни в одном государстве Центральной Африки не созданы особые органы, призванные защищать %ава пигмеев, заботиться об их благосостоянии, образовании, здоровье. Лишь в Камеруне и в Конго пигмеи как-то привлекаются к новой жизни: проводится политика приобщения пигмеев к современному образованию и культуре, ведется работа по наделению их землей, переводу к оседлости. В Заире ригмеев выводят из изоляции путем призыва на военную службу. Ясно, что пигмеи требуют везде усиленного внимания правительств африканских стран с тем, чтобы они не превратились только в объект туриствкого любопытства.
      8. Народы Южной Африки. Мадагаскар Южная Африка
      Границей Южной Африки на севере считают Замбези до водопада Виктория и границу Анголы до устья р. Кунене. За исключением восточного побережья, вся Южная Африка находится в зоне засушливого климата. Этот негостеприимный край с населявшими его воинственными племенами банту мало привлекал португальских мореплавателей, и лишь с падением колониального могущества Португалии в 1652 г. голландцам удалось основать укрепленное поселение, из которого затем вырос город Капштадт, нынешний Кейптаун. В созданную Капскую колонию стали прибывать свободные бюргеры из Голландии, французы-гугеноты, бежавшие от религиозных преследований, поселенцы из Германии. На новой родине все они получили общее название — буры, что в переводе с голландского означает «крестьяне». Сейчас они называют себя африканерами, а их язык — африкаанс — относится к германским языкам.
      Переселенцы-буры столкнулись на побережье южной оконечности Африки с готтентотами, а затем, по мере продвижения в глубь страны, с бушменами и значительно позднее — с племенами банту, пришедшими много столетий назад с севера и жившими ко времени прибытия европейцев на крайнем юго-западе Африки.
      Готтентоты — воинственные скотоводческие племена, в культурном отношении намного превосходившие бушменов. Они жили патриархальнсодовым строем. Главное занятие готтентотов составляло разведение коров, быков; коз и овец. Уход за скотом был обязанностью мужчин. Земледелие и охота занимали второстепенное место в хозяйстве готтентотов. Оружием служили копья с железными наконечниками, луки и стрелы, длинные метательные палицы. Все необходимые железные орудия готтентоты изготовляли сами. Выплавленное в специальных ямах железо обрабатывалось ими с помощью огня, каменного молота и каменной наковальни.
      Внешний быт и обычаи готтентотов описаны голландским путешественником начала XVIII в. П. Кольбом. Их поселения (крааль) были «построены наподобие круга: посередине находится большая пустая площадь-. На эту площадь они выгоняют своих овец, чтобы к ним нельзя было легко подступиться. Снаружжони размещают коров, быков и прочий рогатый скот, который должен в равной мере служить защитой людям и овцам. Для того чтобы рогатый скот не был предоставлен самому себе и не мог самовольно убежать, они делают веревки из некоторых видов тростника, при помощи их они связывают животных попарно таким образом, чтобы... они либо должны вместе бегать, либо оставаться на месте». Краали имели временный характер. С истощением пастбищ население переходило на новое место. Среди готтентотов существовало значительное имущественное расслоение и социальное неравенство. Пленники обращались в рабов.
      К востоку от готтентотов жили племена бушменов-охотников, не имевших постоянных хижин. На ночь они укрывались в кустарниках, где строили временные шалаши из веток. Поэтому буры и прозвали их бушменами, т- е. «людьми кустарников». Сами бушмены называют себя только по принадлежности к племени, без общего названия. Бушмены относятся к низкорослым народам, хотя они несколько выше пигмеев бассейна Конго. Для них характерно очень пропорциональное сложение, сильно курчавые волосы, расположенные пучками. На теле волос почти нет. Цвет кожи — от желтого до шоколадного. В буржузной литературе имеет хождение теория о североафриканском их происхождении. Ее отстаивают в последнее время французский ученый А. Брейль и швейцарец В. Элленбергер. Приведенные ими аргументы о сходстве по стилю и сюжетам бушменских наскальных рисунков с североафриканскими и якобы об имеющем место физическом сходстве бушменов с египтянами эпохи первых династий оказались неубедительными. Предполагаемое родство бушменов и египтян не подтверждается данными лингвистики. По мнению советских и большинства зарубежных этнографов, бушменская раса сложилась на юге Африки. Однако если обратить внимание на «азиатское веко» бушменов — эпикантус, то проблема происхождения этого народа окажется более сложной.
      Материальная культура и хозяйство бушменов отличались крайней бедностью. Они не знали металлов, скотоводства и земледелия. Средства к существованию добывали собирательством и охотой. Основным охотничьим оружием их были небольшой лук и отравленные стрелы с каменными наконечниками. У готтентотов выменивали иногда и железные орудия (ножи, наконечники копий). Единственной одеждой служила набедренная повязка. Бушмены не имели почти никакой-домашней утвари. Воду держали в скорлупах от страусовых яиц, умели делать из растительных волокон и кожи небольшие мешочки, корзиночки и т. п. Материальная культура ко времени колонизации соответствовала европейскому мезолиту.
      Никто в Африке не может сравниться с бушменами своим знанием природы. Бушмены непревзойденные охотники и художники, знатоки змей, насекомых и растений, наследники богатого фольклора. Лучшие танцовщики и сказители во всей Африке, они наделены удивительной способностью к подражанию. Одного старика бушмена спросили, сколько ему лет. Ответ был таков: «Я молод, как самое прекрасное желание моей души, и стар, как все несбывшиеся мечты моей жизни».
      Общественный строй бушменов изучен очень мало. Жили они материнским родом, далеким от эпохи его расцвета. У бушменов существовали этнические объединения — племена, но основной социально-экономической ячейкой была локальная rpyfina, подобно австралийской, состоявшая из нескольких парных семей во главе с опытным охотником. При дележе мяса животных лучшие куски отдавались старикам, затем оделялись охотники, добывшие пропитание, и члены их семей, и лишь потом — остальные члены стойбища. Для семейных обычаев бушменов были свойственны взаимные избегания между зятем и тещей, снохой и свекром.
      В религиозных верованиях бушменов главное место занимал промысловый культ: обращение к солнцу, луне, звездам и сверхъестественным существам с мольбами о даровании успеха на промысле.
      Огромный интерес у современной науки вызывают яркие по исполнению наскальные рисунки бушменов, сохранившиеся в Драконовых горах. Рисунки эти — весьма ценный источник для изучения истории бушменов. Среди них встречаются изображения европейцев, сцены битв между бушменами и бантоидными племенами зулусов и басуто, что видно по изображенным на рисунках щитам. Авторы этих реалистических произведений уделяли внимание главным образом не цвету, а композиции. В настоящее время бушмены не занимаются живописью и почти совсем ничего не могут сказать о рисунках своих предков. На этом основании высказывались предположения, что наскальные рисунки были творением какого-то другого народа.
      Подлинным .музеем искусства бушменов является гранитная гора Брандберг, расположенная на базальтовом основании. На стенах здешних пещер изображены ушастые змеи и другие сказочные животные, черные фигурки танцующих людей, газели и птицы, носорог, антилопа, страус, гепард и другие звери, уже не встречающиеся в этом районе. Изображения не были сделаны рукой одного художника. На протяжении многих веков бушмены добавляли все новые и новые детали к этой панораме. Найдены изображения красного дождя, пещера
      Скелетов, известная символическим изображением смерти. На рисунке изображен человек, который держит в руках части человеческого тела. Рядом нарисован скелет. Бушмены никогда не рисовали пейзажей и очень редко — отдельные детали пейзажа. Этнографической науке неизвестен народ мезолитического времени, который мог бы сравниться с бушменами и разнообразием музыкальных инструментов.
      Буры безжалостно истребляли коренное население, устраивали самочинные расправы, охотясь на бушменов, как на диких зверей. Уцелевших аборигенов обращали в рабов. Значительная часть готтентотов сейчас занята в сельском хозяйстве на фермах европейцев, а также в горнорудной промышленности ЮАР. Наблюдается смешение их с банту и белым населением. Часть бушменов сохраняет традиционный образ жизни, остальные влачат жалкое существование, работая батраками на сельскохозяйственных фермах.
      Расширив свои владения за счет бушменов и готтентотов, буры столкнулись с племенами банту (коса, зулусы, бечуаны, свази, машона, гереро, овамбо, овандон-га и др.), более многочисленными и развитыми в сравнении с бушменами и готтентотами. Банту смогли задержать дальнейшее продвижение колонистов, и река Грейт Фиш‘почти полвека оставалась границей между банту и голландской Капской колонией. Но в 1806 г. Капской колонией овладела Англия, и народы банту оказались лицом к лицу с более сильным и коварным противником, чем голландцы. Используя миссионеров, охотников в качестве разведчиков и провокаторов, шантажируя и подкупая вождей племен, сея вражду между племенами и ведя истребительные войны, английские колонизаторы захватили в середине XIX в. земли мелких племен коса и продвинули тем самым границы колоний до земель другой сильной группы банту — зулусов. Героическая борьба объединенных зулусских племен за свою свободу принесла им мировую славу.
      Разделение труда было еще главным образом половозрастное: мужчины и подростки занимались разведением коров и быков, охотой, производством изделий из железа и дерева. Мотыжное земледелие и собирательство было уделом женщины, на ее плечах лежала и вся хозяйственная работа по дому, изготовление глиняной посуды, циновок и т. п. Мерилом богатства у банту Южной Африки был крупный рогатый скот, овцы и козы. Питались зулусы в основном кислым молоком, овощами и кукурузой.
      В доколониальную эпоху уже намечались тенденции к отделению ремесла от земледелия. Банту умели получать довольно чистое железо и медь. Плавкой металла и кузнечным делом занимались немногие, и они считались знатными членами общества. Гончарного круга юго-восточные банту не знали, тем не менее умели делать симметричные сосуды, которые после обжига покрывались графитом, красной охрой, затем полировались, а иногда орнаментировались. Банту не знали ткачества, но достигли великолепного мастерства в обработке шкур и изготовлении из них одежды, сосудов для доставки молока с отдаленных пастбищ.
      При натуральном хозяйстве экономические связи выражались во взаимопомощи, в организации коллективной охоты и во внутриплеменном обмене изделиями кузнечного ремесла, глиняной и деревянной посудой, украшениями, оружием, зерном и скотом. Денег не было: Несколько интенсивнее развивался межплеменной обмен между племенами банту, с одной стороны, готтентотами и бушменами — с другой. С появлением португальцев в Мозамбике, буров и английских купцов, с проникновением скупщиков традиционных африканских товаров (слоновой кости, например) и поставщиков продукции европейской промышленности обмену был дан новый толчок.
      Родовой строй у зулусов в начале XIX в. разлагался. Род был строго экзогамным, исключающим браки между его членами даже отдаленной степени кровного родства, а кое-где и тотемным, т. е. имеющим свой тотем — животное, с которым род считал, себя состоящим в определенном родстве. Основной экономической ячейкой общества являлась патриархальная семья, занимавшая отдельный крааль, огороженный высоким плетнем, за которым по кругу размещались круглые в основании хижины. Место для скота (в. центре) обносилось частоколом, каменной или глинобитной оградой.
      Вожди племен и родовые старейшины были крупными скотовладельцами, а уход за их стадами ложился тяжкой повинностью на рядовых общинников. Следовательно, производственные отношения у банту представляли переход от отношений сотрудничества свободных от эксплуатации людей к отношениям зависимости и иерархии. Устойчивые формы и границы племен исчезали, происходило быстрое смешение племен. Разрушение племенной структуры было выражением несоответствия производственных отношений характеру производительных сил. Нависшая угроза колониального порабощения ускорила процесс слияния зулусских племен в народность. Вожди зулусов Чака и Дингаан (первая половина XIX в.) сумели укрепить политическое единство зулусских племен, усовершенствовать старинную военную организацию и стремились установить дружественные отношения с англичанами. Последние же притесняли не только зулусов, но и бурских колонистов. Буры решили уйти из Капской колонии в поисках новых земель. В 1836 г. началось их стихийное переселение на север, так называемый бурский трек. С одной стороны, переселение буров являлось своеобразной формой борьбы против английской колониальной политики, но, с другой стороны, это был захват новых- территорий банту, на которых буры основали независимую Оранжевую республику. Вспыхнула бурско-зулусская война, в которой буров поддержали англичане. В декабре 1838 г. их объединенные силы нанесли зулусской армии Дингаана поражение. Союз зулусов стал распадаться. В 1853 г. бурские трекеры образовали на землях бечуанов еще одну республику — Трансвааль. Англичане, в свою очередь, покорили во второй половине XIX в. басуто, бечуанов, зулусов, свази, машона и матабеле. С поглощением независимых бурских государств в начале XX в. почти вся Южная Африка стала принадлежать Англии (северо-западные и северо-восточные районы захватили соответственно Германия и Португалия). В 1910 г. врезуль-тате сговора английского колониализма с крупными бурскими землевладельцами для эксплуатации и - подавления африканцев был создан Южно-Африканский Союз (ЮАС) — доминион Англии. С 1961 г. он стал самостоятельной Южно-Африканской Республикой (ЮАР), проводящей по отношению к 20 млн. африканцев, «цветных», и азиатов расистскую политику апартеида*.
      * Апартеид — разделение, обособленное развитие. В данном случае означает политику расового разделения и дискриминации.
      Политический курс в Южной Африке основан на принципах разделения населения по признаку расы, цвета кожи или культурного уровня — в противоположность ассимиляции. Эта политика включает мероприятия, направленные на осуществление разделения по месту пребывания, по правовому статусу, предусматривает территориальную сегрегацию, т. е. закрепление достаточно обширных территорий для использования исключительно одной группой населения (например, туземные территории). Применяется также политика. частичного апартеида, ограниченного отдельными сферами жизни, например, политической, общественной, церковной. Полный апартеид — это обособленное развитие во всех областях, например, в отношении банту. Главная задача апартеида состоит в сохранении господствующего положения 2 млн. представителей «белой расы» в ЮАР. Несмотря на решительное осуждение политики апартеида как нового типа колониализма, при котором белые угнетатели занимают ту же самую территорию, что и угнетенное неевропейское население, несмотря на многочисленные резолюции Ассамблеи и Совета Безопасности ООН по этому вопросу, руководители ЮАР не вносят никаких изменений в. принципы расовой политики. Агрессивно настроенный, культивирующий крайние формы империалистической экспансии и эксплуатации, расистский фашиствующий режим ЮАР является одним из последних бастионов обреченного историей на гибель колониализма.
      Юридический статут остальных территорий Южной Африки следующий: Мозамбик, Ботсвана, Зимбабве — республики; Лесото и Свазиленд — монархии; Намибия борется за независимость от оккупантов ЮАР.
      Таким образом, Южную Африку следует рассматривать как область наиболее резких социальных, этнических и расовых контрастов, область массовой европёй-1 ской колонизации. Под влиянием последней и быстрого развития капитализма ход этнических процессов в ЮАР приобрел особый, деформированный характер: африканские племена бушменов и готтентотов загнаны в безводные степи Калахари, а народы банту оттеснены в резервации. Однако широкая борьба против угнетения и расовой дискриминации, сплачивает народы банту, говорящие на близких между собой языках и имеющие общую в своей основе культуру, нравы и обычаи. В современных этнических процессах Южной Африки важную роль играют национально-освободительное движение и вооруженная борьба против колониализма. Это способствует смешению различных племенных и локально-территориальных этнических групп, формированию идей национальной общности, намечает контуры национально-политических общностей — будущих наций.
      Мадагаскар
      Африка — это как бы восклицательный знак, где точка — остров Мадагаскар, по своим размерам превышающий площадь Франции, Бельгии, Голландии и Люксембурга, вместе взятых. Хотя географы и причисляют остров к Африке, однако он резко отличается от континента. Своеобразны флора и фауна Мадагаскара: многие виды имеющихся на острове растений и животных эндемичны, т. е. встречаются только здесь. На острове отсутствуют крупные млекопитающие, хищники, нет обезьян, но широко распространены лемуры, встречаются удавы, но нет ядовитых змей.
      Основная масса островитян — мальгаши — резко отличаются по расовым признакам, языку и культуре от жителей африканского материка. Характер флоры, фауны и в известной степени этнический состав населения острова указывают на обособленность Мадагаскара в течение многих тысячелетий от других материков. В то же время у мальгашей обнаруживается сочетание африканской культуры с культурой населения Индонезии, причем влияние индонезийских элементов более заметно. Мальгашский язык по грамматическому строю сходен с яванским, малайским - и прочими языками западной Индонезии. В словарном фонде мальгашского языка преобладают слова малайско-полинезийского происхождения, но имеются заимствования из санскрита, арабского и различных языков банту. Лингвистические исследования свидетельствуют о древних культурных и. торговых связях между Мадагаскаром и Индией, на что указывают мальгашские названия месяцев и ряда божеств санскритского происхождения. Однако многие санскрит-
      ские слова, представленные в языках Индонезии, отсутствуют в мальгашском. Стало быть, ранние переселения индонезийцев на Мадагаскар предшествовали проникновению индийского влияния в Индонезию. Это даег ученым надежду установить относительно точное время появления индонезийских переселенцев на острове.
      На оживленные сношения населения Мадагаскара с жителями восточно-африканского побережья указывают названия почти всех домашних животных в мальгашском языке, заимствованные из суахили. У арабов малы-гаши восприняли только их алфавит, приспособив его к фонетическим особенностям своего языка. Древнейшие рукописи на мальгашском языке, написанные арабским алфавитом, относятся к XVII в. До контактов с арабами мальгаши не имели своей письменности.
      Сложнее обстоит вопрос с определением антропологического состава коренного населения острова. В настоящем своем виде оно не может быть безоговорочна названо малайским, ибо среди мальгашей — в целом монголоидов — выделяется несколько антропологических типов. Так, негроафриканская и негроокеанийская примесь в разных пропорциях встречается почти у всех жителей Мадагаскара, но лишь на западном побережье негроафриканский тип преобладает среди мальгашей.
      Таким образом, лингвистические и антропологические данные указывают на то, что этнические элементы, участвовавшие в формировании населения Мадагаскара, были многочисленны и разнообразны. В результате метисации и тех изменений, которые они претерпели, эти этнические элементы и составили собственно мальгашский народ.
      Материальная культура мальгашей имеет южно-азиатское происхождение (кузнечные мехи, духовое ружье, лодки с балансиром, сельскохозяйственная техника, ирригационное земледелие, возделывание риса, устройство домов, форма намогильных столбов и т. д.). Следовательно, население Мадагаскара по целому ряду признаков относится к числу народов индонезийскогр мира. Но можно ли считать вопрос о происхождении мальгашей окончательно решенным? Нет, и вот почему. Установлено, что переселение мальгашей из Индонезии на новую родину, на запад, происходило несколькими волнами и продолжалось около двух тысяч лет — с X в.
      до н. э. по X в. н. э. Но дальше начинаются загадки, на которые ученым ответить пока еще трудно. В самом деле, почему происходило и по какой причине прекратилось это переселение? Каким именно путем двигались переселенцы через Индийский океан? Что застали они на Мадагаскаре, был ли остров обитаем к началу X в. н. э.? Составили ли предки мальгашей первое население острова?
      ... Начнем с гипотез и ответов на последние вопросы. По мнению А. С. Орловой и Д. Дридзо, Мадагаскар к X в. до н. э. был населен выходцами из Африки — негроидами, о которых неизвестно практически ничего. Естественнее всего предположить близость автохтонного населения Мадагаскара к древнейшему населению Восточной Африки (эфиопского и койсанского расового типа). Более поздними пришельцами были южноазиатские монголоиды, а затем — негры банту (вследствие работорговли). В результате последующих внутренних миграций ни одна этническая группа не смогла сохранить свою целостность на Мадагаскаре, хотя те или инце из них могли наложить свой более или менее ярко выраженный отпечаток на тот или иной район острова. Как пишет мальгашский ученый Р. Рабеманандзара, «причинами этих передвижений были войны и борьба между соперничавшими племенами либо поиски новых плодородных земель, либо просто экспансия или экономические причины». Эти миграции явились одним из самых решающих факторов, определивших сущность и особенность демографического комплекса и хозяйства .Мадагаскара. Многообразие природных условий острова издавна обусловило порайонное разделение труда. Обитатели влажного тропического района на восточном побережье занимаются земледелием (выращивают рис) и рыболов;-ством, меньше — скотоводством. Население центральных плато, характеризующихся умеренным климатом, занято в равной мере и скотоводством и земледелием (рис, кофе, ваниль, перец, эфиромасличные). И наконец, .у жителей засушливых равнин .западного побережья главной отраслью хозяйства является скотоводство, сходное в . основных чертах с африканским. Разводят коз, овец, свиней, зебу. Земледелие на острове резко отличается от африканского преобладанием культуры риса и связанной с ним ирригационной системой. Главное орудие труда мальгаша — узкая и длинная лопата с вогну- тым лезвием. Ею обрабатывают землю, расчищают засорившиеся каналы и т. д. Убирают рис вручную, особыми ножами, а обмолачивают с помощью скота, прогоняемого по разложенным на току снопам. Кроме риса, культивируются картофель, бататы, фасоль, сахарный тростник, различные овощи, конопля, табак. Интересно, что мальгаши табак обычно жуют, а не курят.
      Основу питания мальгашей составляет рис, который варят разными способами и едят с острыми соусами. Муку из риса не делают. Особенность мальгашской кухни — варка пищи без соли и употребление соли в каком-нибудь блюде непосредственно перед едой. Близость маяь-гашей к культуре народов Южной и Юго-Восточной Азии проявляется и в характере жилища, которое по форме и устройству отличается от жилища народов соседней Восточной Африки. Во многих районах острова постройки прямоугольные, со стенами из тростника, с остроконечной двускатной крышей из пальмовых листьев. В зависимости от природных условий строения располагают на сваях, выбирают различные материалы для постройки. Домашняя утварь богата и разнообразна. Это резная мебель, красивые тростниковые циновки, которыми украшают стены, устилают пол и применяют как скатерти и салфетки. Сюда же следует причислить искусно орнаментированную деревянную и фаянсовую посуду, калебасы, скульптурные изображения.
      Традиционной одеждой мальгашей была набедренная повязка у мужчин, юбка — у женщин. До сих пор сохранилась одна из принадлежностей традиционной одежды — ламба. Это прямоугольный кусок ткани с красивым узором в виде полос, которым человек «драпируется», как плащом. Ныне распространен костюм европейского покроя.
      Историческое прошлое мальгашей восстановить трудно из-за скудности письменных источников. Раньше всех (к XIV — XV вв.) классовое общество и государство сложились у народности мерина. Чуть позже возникли государства у бецилеу, сакалава и бёцимисарака, поглощенные к концу XVIII в. феодальной державой Име-рина. Власть царей Имерины распространилась на весь остров. Это создало возможности для консолидации мальгашской народности, ядром которой была мерина, «мозг и сердце» формирующейся нации.
      В конце XIX в. Мадагаскар оказался под властью Франции. Во внутреннем управлении французские колонизаторы использовали существовавшие у мальгашей общественные институты. Систематически проводилась политика искусственного восстановления прежних племенных объединений во главе с подкупленными «вождями», в центре страны в систему колониального управления была включена соседская община — фоконолона. Под влиянием французского капитала стали складываться буржуазные отношения, началось формирование национальной буржуазии и пролетариата. С начала XX в. на острове развернулось национально-освободительное движение, усилившееся после второй мировой войны. 26 июня I960 г. Мадагаскар и ряд мелких прилегающих к нему островов у юго-восточного побережья Африки добились свободы.
      Общая численность населения Демократической Республики Мадагаскар немногим более 8 млн. человек. Кроме мальгашей (98%), на острове проживают французы (более 50 тыс.), индийцы (11 тыс.), китайцы (8 тыс.), арабы, коморцы. Большая часть населения придерживается традиционных верований и христианства, ислам мало распространен.
     
      Заключение
      Этнографическая характеристика народов Африки позволяет сделать некоторые обобщения.
      Африканские народы прошли своеобразный путь исторического развития и создали самобытную культуру с неповторимыми ее качественными особенностями. Эта культура является составной частью общемировой цивилизации, дополняет и обогащает ее. И древняя, и современная культура народов Африки отличается богатым разнообразием форм. Развитие человеческого общества и цивилизации в Африке полностью противоречит избитым взглядам буржуазных ученых о «многовековой летаргии» континента, об отсутствии самобытности африканской культуры. Антинаучные концепции, отрицающие творческую роль африканских народов и припи-
      сывающие успехи африканской культуры внешним заимствованиям, также оказались несостоятельными.
      Африке, как и другим континентам, присуща неравномерность исторического развития отдельных областей. В границах формировавшихся государственных образований древности и средневековья начались процессы консолидации родственных племен в народности, процессы этнического смешения, ассимиляции. Они проте-, кали в борьбе как объединительных, так и разъединительных тенденций.
      Народы Африки в силу целого ряда причин задержались в своем историческом развитии и стали жертвой империалистической политики. Колониализм проявил себя в Африке в наиболее чудовищных формах и нанес огромный ущерб ее народам. К моменту европейской колонизации подавляющее большинство африканских народов еще не успело сложиться в нации и образовать свои национальные государства. Серьезным тормозом этнического объединения родственных народов в колониальный период явилось резкое несовпадение политико-административных и этнических границ, расчленение уже сформировавшихся африканских народностей, намеренная консервация колониальными державами докапиталистических отношений, племенной организации, феодально-племенной раздробленности, разжигание расовых, религиозных и племенных противоречий. Но существовала и объединительная тенденция, вызванная тяжелыми последствиями колониализма и развитием капитализма, разрушением замкнутого натурального хозяйства и связанных с ним первобытноплеменных и- феодальных порядков. Увеличивалась численность городского населения, появились национальная буржуазия и интеллигенция. В ходе антиколониальной революции были заложены основы единого государственного национального самосознания, образовалась направленная против колонизаторов общность интересов разнородных социальных, этнических и религиозных групп населения.
      Африканские народы после завоевания назависимости вышли из созданной колонизаторами международной изоляции, они суверенны решать свои внутренние проблемы. Среди них особое место занимает национальный вопрос. Национальное единство — цель, которая может быть достигнута в результате осуществления правильной национальной политики. Перед африканскими народами стоит задача создавать это единство, не преувеличивая и не игнорируя роли этнического фактора. Этнический состав во многих странах Африки сложный. Каждая из африканских стран имеет вою специфику, сложность и противоречивость этнических процессов, когда наряду с детрибализацией, ростом национального самосознания и складыванием крупных этнических общностей наблюдается супертрибализация, усиление националистических и сепаратистских настроений. Реакционные круги используют этническую обособленность в своих классовых интересах, подрывая общегосударственное единство. Серьезной помехой в объединительных процессах является и языковая пестрота. Достижение национального единства, под которым применительно к условиям Африки понимается не формирование единой нации в пределах государственно-политических границ, а воспитание чувства принадлежности к единому государству, отождествление с другими народами данного государства, имеющими единую цель, — процесс длительный. Прогрессивные силы Африки ведут решительную борьбу с проявлением триба-лизма, национальной узости, против националистических и шовинистических тенденций, борьбу за искоренение феодальных пережитков. Важнейшее место в этой борьбе принадлежит идеологическому единству народа, выбору пути развития.
      После достижения политической самостоятельности 50 независимых африканских государств (без ЮАР) вступили в новый этап. Его задачи — достижение экономической самостоятельности, коренное преобразование общества, ликвидация эксплуатации, нищеты, невежества и т„ п. Ясно, что и развитие национальных процессов тесно связано с общим развитием общества — социально-политическим, экономическим, культурным. При решении некоторых из этих вопросов немалую помощь может оказать этнография.
      На первое место выдвигается задача модернизации общества путем усвоения передовых элементов современной технической цивилизации. Существование мира социализма и всесторонняя помощь, оказываемая им африканским странам, способствует ликвидации разрыва между странами Африки и индустриальными странами других континентов в уровне социально-экономического и научно-технического развития. Коренной проблемой является воспитание нового человека, духовная деколонизация, т. е., полная ликвидация последствий духовного воздействия колониального общества, искоренение внедренного колонизаторами в сознание африканцев совершенно искаженного представления о культурных ценностях, созданных их предками и современниками, об их творческих способностях. Но в то же время новая культурная политика должна учитывать локальную специфику, наследие колониального режима в области культуры. Очень важно всеми средствами, включая и культурные, сплотить этнически разнородное население в единые нации, обладающие единым национальным самосознанием, Только широкие демократические преобразования во всех сферах жизни африканского общества могут обеспечить быстрый подъем культурной жизни .независимых стран Африки.

|||||||||||||||||||||||||||||||||
Распознавание текста книги с изображений (OCR) — творческая студия БК-МТГК.

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru