НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

Евгеника. Учение об улучшении природных свойств человека. Юдин Т. И. — 1928 г.

Профессор
казанского университета
Т. И. Юдин

Евгеника

Учение об улучшении
природных свойств
человека

*** 1928 ***


DjVu


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...


 

      ОГЛАВЛЕНИЕ
     
      Глава I. Евгеника как самостоятельная научная дисциплина, ее границы, методы и задачи 1
      Глава II. История евгеники и евгеническое движение 29
      Глава III. Менделизм 58
      Глава IV. Методы собирания материала для изучения наследственности у человека. Разработка материала и ее результаты 72
      Глава V. Статистический метод (биометрия), его значение и место в изучении наследственности 99
      Глава VI. Значение изучения близнецов при исследовании наследственности у человека 118
      Глава VII. Учение о конституциях в патологии и его значение для евгеники 127
      Глава VIII. Современные данные о наследственности нормальных и патологических признаков у человека 154
      Глава IX. Наследственность душевных свойств, психические конституции, характер, темперамент, инстинкты 180
      Глава X. Наследственность душевных болезней (История и современное состояние вопроса) 208
      Глава XI. Естественный отбор у человека в современных условиях 230
      Глава XII. Практическая евгеника 256
     
     
      Предисловие ко второму изданию.
      Хотя содержание книги по сравнению с первым изданием в основном и осталось неизменным, однако в изложение внесено много поправок и дополнений. Поправки эти сделаны как с целью более уточнить и систематизировать изложение, так и потому, что после появления в свет первого издания литература предмета пополнилась многими новыми исследованиями, выявились на ряд вопросов новые точки зрения.
      Кроме того настоящее издание дополнено двумя новыми главами: гл. VI. Значение изучения близнецов при исследовании наследственности у человека и гл. VIII. Современные данные о наследственности нормальных и патологических признаков у человека.
      Т. Юдин.
      Казань.
      Август 1927.
     
     
      ГЛАВА I.
      Евгеника как самостоятельная научная дисциплина, ее границы, методы и задачи.
      Евгеника наука молодая и находится еще в процессе становления; до сих пор разно понимают ее предмет, ее задачи; еще не установлены общепринятые шаблоны построения и изложения материала, относящегося к евгенике; еще недостаточно разработаны специальные методы решения евгенических задач.
      Неопределенность и незащищенность-границ новой науки вполне естественны, как естественно и то, что в связи с этой неопределенностью в область евгеники иногда включаются недостаточно зрелые теории, а временами выдвигаются даже нелепые предложения и конструкции. Нередко необдуманное и недоношенное выносится как главный элемент ее содержания.
      Но все это отнюдь не может и не должно поколебать ее основной ценности и необходимости.
      Главный вопрос, имеется ли основание выделять явления, изучаемые евгеникой, в особый класс и создавать для их изучения не только особую теорию, но и самостоятельную научную дисциплину, несомненно, должен решаться вне зависимости от этих наслоений.
      Изучение какой-либо проблемы может и должно выделяться в особую самостоятельную науку, во-первых, если выдвигаемые ею явления представляют нечто своеобразное, не изучаемое другими научными дисциплинами, во-вторых, если эти явления все вместе составляют систему положений, связанных развитой цепью понятий, оправдываемых общим методом, и, в-третьих, если эта проблема имеет достаточную теоретическую и практическую важность.
      Что же изучает евгеника?
      «Евгеника — как ее определяет ее основатель Гальтон — есть дисциплина, изучающая какие факторы улучшают и какие факторы ухудшают врожденные качества расы». Целью евгеники является воздействовать в интересах улучшения человечества на эти факторы, поставив их под общественный контроль.
      Гальтон при этом имел в виду улучшение именно врожденных качеств и основой евгеники считал изучение наследственности.
      Уже Дарвин указывал: «Человек изучает с величайшей заботливостью свойства и родословные своих лошадей, рогатого скота и собак, прежде чем соединить их в пары; но когда дело касается его собственного брака,
      он редко или никогда не выказывает подобной осмотрительности...» «А между тем, — продолжает Дарвин, — он мог бы способствовать разумным отбором не только развитию физического сложения и наружности своих потомков, но и развитию умственных и нравственных качеств...»
      «Однако, подобные желания будут утопией и не могут хоть сколько-нибудь осуществиться в действительности до тех пор, пока не сделаются известными законы наследственности. Всякий, кто способствует изучению наследственности, оказывает большую пользу человечеству».
      Это изучение законов наследственности физических и психических особенностей человека и является, по Гальтону. одной из задач евгеники. Но евгеника не только изучает законы наследственности, она имеет целью и применение этих законов в жизни для улучшения человеческой породы. Ее задачей является не только выделение и классификация различных наследственных свойств человека, не только изучение законов их передачи от предков к потомкам, но и изучение социальных проявлений этих свойств, стремление использовать знание врожденных особенностей для того, чтобы поставленные социальной жизнью задачи разрешалась наиболее полно и с наименьшей затратой сил.
      Проблема евгеники двойственна: с одной стороны, она наука естественная, био-техническая и пользуется всеми точными методами наук биологических, а с другой стороны — она наука социальная, наука историческая по классификации Р и к к е р т а, наука нормативная: она создает рецепты для удовлетворения запросов текучей, постоянно меняющейся социальной жизни; здесь ее задачей является достигнуть того, чтобы, используя знание законов наследственности, «улучшить» человечество в его целом.
      Конечно, справедливо, что евгеника, как наука нормативная, разделяет участь всех прикладных наук, т.-е. при определении ценности она находится в полном подчинении и служении той идеологии, которая кладется в основу ее применения, но от этого она не перестает быть наукой).
      Как и другие науки, евгеника находится в самом тесном соприкосновении с целым рядом дисциплин, но она выдвигает своеобразную основную проблему, благодаря чему совершенно по новому группирует все эти вопросы, с новой стороны их освещает.
      Генетика изучает наследственность отдельных свойств человека, но не рассматривает, чем они заявляют о себе в семье, хозяйстве, политике; не рассматривает их с точки зрения социальной значимости, с точки зрения исторической интерпретации важности их для всего человечества.
      Антропология изучила историю происхождения рас, зависимость их особенностей от внешних условий, от естественного отбора, от смешений и т. п.; изучила отдельные расовые типы и их морфологические, частью физиологические и химические особенности.
      Медицина изучила происхождение и отдельные типы патологических, вредных для человека особенностей.
      х) Вопрос о том, необходимо ли наука должна мыслиться независимой от суждения о ценностях — сложный вопрос методологии наук, разбираемый целым рядом гносеологов и логиков (Риккерт, 3 и г-варт, Мюнстерберг и др.)
      Психология и психотехника, психиатрия изучают структуру психологических особенностей и их отношение к особенностям текущей жизни и социальной среды.
      Генеалогия дает нам материалы для изучения различных особенностей в ряде поколений.
      Социология изучает явления взаимодействия людей друг с другом, сосредоточивает все свое внимание на развитии культуры, общественных форм, упуская из виду свойства психо-физиологической природы человека.
      Обобщающий гений Гальтона разбросанные, необъединенные, отдельные евгенические вопросы, захватываемые частично всеми этими науками, координировал в одно общее целое, — выделив евгенику, как науку, изучающую все факторы, улучшающие или ухудшающие врожденные свойства человека с целью воздействовать на них в интересах улучшения породы человека.
      Таким образом, выдвинутые евгеникой положения составляют, несомненно, своеобразную и связанную одной цепью систему понятий.
      Однако, наше определение евгеники должно быть в настоящее время во многих отношениях уточнено.
      I. Первым вопросом, требующим уточнения, является вопрос о соотношении евгеники и гигиены, заботящейся об улучшении внешних условий (так называемой «евтеники» от греческого слова tb — хорошо и ¦Qetvco — процветаю, развиваюсь).
      Некоторые евгенисты говорят, что при улучшении внешних условий смягчается борьба за существование, уничтожается естественный отбор, выживают люди слабые, с плохими наследственными особенностями, и, таким образом, улучшая внешние условия, мы действуем в противоположном евгенике направлении. Отсюда проф. К а у п, напр., выдвигает вопрос о полной противоположности «народной (социальной) гигиены» (Volkshy-giene) и «гигиены селекционной» (евгеники).
      При правильном биологическом отношении к вопросу такое противоположение является, однако, недопустимым.
      Было время, когда наследственность и изменчивость противополагали друг другу и в биологии, в них видели не только независимые, но и противоположные силы, из которых одна имеет консервативный, другая — прогрессивный характер. Но в настоящее время «изменчивость и наследственность — как говорит Пирсон, — составляют одну основную тайну жизненной единицы». В современной биологии различают две системы сил, конструирующих живой организм: силы внутреннего сцепления крайне сложной системы самого организма и силы окружающей эту систему природы (перистаз), силы «окружающей среды» (перистатические силы). От взаимодействия обеих этих сил и зависит реальное строение организма.
      Система сил самого организма, создаваемая в момент соединения яйца и семенной клетки, обладает значительной устойчивостью, выработавшейся в результате миллионов лет постепенного развития органического мира. Основное значение прочности этой системы заключается именно в том, что благодаря ей организм мог, до известной степени, овладеть внешними уело-
      виями; вследствие стойкости этой системы, организм, будучи тесно связан со всем остальным окружающим его миром, черпая из него материал для своего существования, однако мог по своему перерабатывать этот материал, сохраняя свою индивидуальность, свои собственные особенности.
      Эта, прочно закрепленная историей развития, внутренняя система сил организма, определяющая тип его реакций на окружающие условия, называется в настоящее время в биологии генотипом.
      Однако, реальный организм есть результат столкновения имеющихся в генотипе сил с силами окружающей среды; жизнь состоит из реакций генотипа на эту среду, при чем индивидуальность не только стремится к самосохранению, но и к постоянному изменению коэффициента в пользу личности. Поскольку разовьются имеющиеся в генотипе силы — это зависит от среды, в которой развивается организм.
      В биологии результат столкновения генотипических сил и сил окружающей среды — реальный живой организм — называют фенотипом.
      Схематически, таким образом, дело надо здесь представить так:
      генотип окружающая среда фенотип
      Фенотип мы видим непосредственно, он один поддается непосредственному физическому, химическому и физиологическому анализу. Но отличия между различными фенотипами могут быть объяснены с двух сторон: фенотип может быть различен или вследствие различия внутренней структуры организма (напр., в одном и том же месте, на одной и той же почве, при той же t°, влажности и т. д. мы наблюдаем массу разнообразных пород растений), или вследствие того, что при одной и той же внутренней структуре организм развивался при разных внешних условиях (мы видим, например, что величина листьев на одном и том же дереве различна).
      Хотя с самого начала развития организма действуют обе основные силы и в действительности раздельно их мы не в состоянии наблюдать, однако реальность обеих этих сил несомненна. Никто не будет сомневаться, что почва имеет громадное значение для развития растения, но никто не сомневается и в том, что почва никогда не определяет породы растений, что определяют ее семена, что на одной и той же почве, рядом может расти и береза и дуб. Еще Г е т е в «Метаморфозах растений» писал: «Обратите внимание на двойной закон природы: первый закон, по которому растения строются, и второй закон, внешних условий, по которому растения развиваются».
      Необходимость при анализе этих сил исходить из фенотипа — результата их столкновения — вело к тому, что было крайне трудно выделить каждую из них в отдельности, и только за последнее время, с развитием генетики, стало возможным более или менее точное суждение о генотипе; только менделизм представил связный ряд бесчисленных и ярких примеров относительного значения фенотипа и стойкости генотипических особенностей.
      Евгеника изучает генотип, и в этом, действительно, ее отличие от евте-ники, она имеет в виду общевидовые интересы, факторы видовой эволюции, эволюции в ряду поколений, стремится подбором «лучших» генотипов изменить состав населения; добиться лучшего «устройства» системы организма. Гигиенист-евтеник имеет в виду интересы настоящего поколения, как оно уже дано природой, заботится о лучшем развитии уже имеющихся организмов. В этом разница евгеники и евтеники.
      Но и генотип по Иоганнсену в своем определении должен включать в себя все возможности своего развития. Задача изучения генотипа собственно должна состоять в том, чтобы изучить все возможные его вариации при каждых условиях и, в конце концов, объединить весь ряд фенотипических вариаций одного и того же генотипа.
      Таким образом, евгеника не может и не должна отказываться от познания внешних условий, но она изучает их под особым углом зрения: с точки зрения нахождения лучшего генотипа, могущего дать наибольшие результаты в данных условиях. Евгенике важно выяснить, какие генотипы наиболее «ценны», нужны в данный момент и как их на известное время «закрепить».
      Одно дело получше вырастить уже посаженный сад, лучше удобрять его, защищать от вредных насекомых (евтеника) и другое дело, при возделывании нового сада, выбрать те сорта деревьев, которые соответствуют данной почве и климату и вообще являются «лучшими» во всех отношених (евгеника).
      Несомненно, что неблагоприятные условия часто не позволяют проявиться имеющимся в генотипе ценным свойствам; при несоответствующих условиях «гибнут таланты», не выявляются во вне. Высшая граница развития отдельных физических и психических особенностей для каждого индивидуума определена его генотипом, но достижение этого максимума связано с внешними условиями.
      Ясно, что евгеника прежде всего должна стремиться к изменению таких условий, которые мешают всякому развитию организма. Когда вследствие дурного питания, плохого жилища, отсутствия воздуха, переутомления, вследствие непосильной работы организм вообще не может жить, когда ставятся всякие рогатки для возможности получения какого бы то ни было умственного развития для большинства населения, то первым предварительным условием для успеха евгеники является изменение этих условий. Здесь задачи евгеники и «народной гигиены» — совершенно идентичны. Слепое и массовое уничтожение наследственных свойств при неблагоприятных условиях жизни масс является одним из самых анти-евгениче-ских явлений. Еще Уоллес1) говорил: «Благоприятный отбор обеспечен только тогда, когда все индивидуумы находятся в одинаково благоприятных условиях». В конце концов, для широкого применения евгеники наступит момент только тогда, когда все население получит возможность свободного развития всех своих врожденных особенностей.
      Некоторые евгенисты (первым по времени представителем такого мнения являлся Л я п у ж) склонны считать, что нужда есть результат биологической (генотипической) непригодности организма, что нужда только могильщик: она не уничтожает никаких ценностей, а только окончательно зарывает то, что в биологической борьбе за существование уже доказало свою малоценность тем, что спустилось до нужды.
      Исходя из этого положения, многие евгенисты склонны даже и евгеническую ценность человека вообще расценивать с точки зрения его экономического успеха.
      Однако, во-первых, такое голое биологизирование сложных социальных фактов является, как мы разберем ниже, совершенно неправильным с социологической точки зрения, а во-вторых, и с чисто-биологической точки зрения подбор, борьба за существование при естественных условия есть грубое массовое уничтожение, при котором для того, чтобы сохранился один — гибнет случайно масса и ценных особей, и дело евгеники, как науки, в том и состоит, чтобы овладеть законами естественного подбора и из стихийного процесса превратить его в рациональный, производимый с минимальной затратой сил.
      Если действительно некоторая, небольшая часть населения впадает в нужду вследствие своей биологической неполноценности (бродяги, психопаты, неспособные ни к какой работе), то нельзя считать биологически неполноценным большинство населения (громадный класс пролетариев, безземельных или малоземельных крестьян), которое несмотря на то, что трудится в поте лица своего и производит трудом своим большие ценности, живет в нужде вследствие существующих социальных условий.
      Именно в этих массах населения мы имеем неисчерпаемый запас мертво-лежащих, вследствие плохих жизненных условий, одаренностей, из которого выдвигаются лишь случайно отдельные таланты. Улучшив условия существования масс, мы дадим возможность не случайного развития отдельных лиц, но общего процветания всего одаренного населения.
      Но и взгляд, что улучшение внешних условий само по себе может сделать полноценными людей с врожденными патологическими особенностями, с дефектной наследственной организацией, с биологической точки зрения является утопическим.
      Таким образом, мы полагаем, что, во-первых, евгеника ни в коем случае не находится в противоречии с улучшением внешних условий, во вторых, задачи ее своеобразны и иные, чем задачи евтеники.
      Вопрос о том, следует ли рассматривать евгенику, как совершенно самостоятельную научную область или как часть социальной гигиены, не является принципиальным. Если принять определение социальной гигиены, какое дает, например, X а й е с («гигиена есть знание о том влиянии, какое оказывают биологические, экономические и социальные условия на состояние здоровья больших, связанных общностью жизненных условий групп населения, а также на их потомство с целью улучшения существующих санитарно-гигиенических условий данных групп и улучшения их потом ств а»), то евгеника явится только своеобразным отделом такой гигиены. Однако, никоим образом нельзя согласиться с теми, кто хочет всю область евгеники свести к обычным социальногигиеническим мероприятиям, считая, что оздоровление окружающих условий поведет и к улучшению потомства: генотип и фенотип — не одно и то же.
      В социалистическом строе, когда благами культуры будут пользоваться все слои населения, когда громадное число орудий производства настолько облегчит существование человечества, что от организма будет требоваться очень немного сил для самозащиты, когда массовое уничтожение без разбора, вследствие нужды, прекратится, евгеника должна будет занять особо важное место. При хороших внешних условиях, действительно, будут выживать даже и не очень крепкие, даже и неполноценные субъекты и чем дальше, тем они все больше будут ложиться грузом на полноценное население 1), ложиться грузом потому, что если у них и достаточно сил в ы ж и т ь в культурных условиях, то все же у них мало сил творить должный прогресс жизни. Грубый стихийный подбор вследствие культурных условий прекратится, но на место его особенно необходим будет подбор рациональный, научный. «Евгеника — по мнению Г р о т ь я н а — вершина социально-гигиенического мышления» и осуществление ее возможно и необходимо прежде всего на вершине социального устройства общества.
      И. Вторым вопросом, требующим уточнения в нашем определении евгеники, евгеники, как науки одновременно биологической и социальной, является более точное определение роли и взаимоотношения в ней факторов биологических и факторов социальных.
      Старые биологические социальные школы (Спенсер, Летурно, Новиков) вполне отождествляли весь прогресс человечества, все историческое развитие с факторами биологическими. И это примитивное биологизирование социальных явлений, полное подчинение социального развития факторам биологическим до сих пор присуще многим ученым.
      Психо-социальная школа (Т а р д, Л. У о р д) и в еще большей мере нео-социальная школа (де Роберт и, Дюркгейм, Драги-ческо) уводят человека из животного царства, и все его действия выводят из его «психики» или «общественности», считают психологический или социальный фактор единственным: «био-индивидуальная жизнь у человека, как и у животных, остается чуждой или точнее сказать непроницаемой для какой бы то ни было культуры».
      Марксизм также стоит на том, что нельзя топить социального в биологическом. «До известной стадии развития, — пишет марксист-биолог И. А г о л2) — живые существа подчиняются исключительно биологическим законам. Но как только в процессе своей эволюции живые существа достигают степени сознательного животного, биологические, законы, под действием которых органические существа дошли до этой стадии, не могут уже охватить всей сложной совокупности новых явлений; и хотя они продолжают действовать и в новых условиях, но главным рычагом являются уже новые законы социологии».
      г) Быть может этим объясняется и в настоящее время перегрузка неполноценными элементами (вырождение) живущих в хороших условиях высших классов капиталистических обществ. Впрочем, не надо и здесь быть очень пессимистичным: благодаря улучшению условий не только смогут выжить слабые, неполноценные, но и могут появиться новые ценные свойства, которыж в других условиях оставались «летальными», погибали (см. главу о естественном отборе).
      2) И. А г о л. Метафизика и диалектика в биологии. «Под знаменем марксизма», 1926 № 3.
      Что собственно это значит? Какая же роль остается за законами биологическими? Какое же значение имеет в социальной жизни евгеника, как наука об улучшении биологических (природных) свойств человека.
      Животное, для сохранения своей жизни, приспосабливалось к окружающей среде исключительно изменением своих биологических особенностей, своих органов; все овладение внешними условиями, все силы для сохранения и развития своей индивидуальности у животного заключались в особенностях его биологической структуры.
      Человек, как определил его еще Франклин, стал животным, делающим орудия; у него эти орудия стали «органами его деятельности, которые он присоединил к органам своего тела»; человек стал овладевать окружающей средой не биологически, а технически.
      Отсюда и вывод нео-социальной школы, что телесно-биологическое приспособление к природе у человека является липшим. Евгеника, как наука стремящаяся к биологическому улучшению человека, не имеет значения.
      «Цивилизованный человек — -по Драгическо — биологически становится все менее дифференцированным. Теперь не только не должны образовываться новые органические приспособления, новые инстинкты, но даже все старые наклонности и инстинкты, свойственные древнему человеку, должны исчезнуть в процессе цивилизации.»
      «Органические свойства расстраиваются под ударом всякого рода социальных реакций... Гибкость и физиологическая необусловленность — главная особенность культурного человека... Наследственности и прочности нет места в организме современного человека... Сложность и подвижность общественной жизни оказывает противодействие закону наследственности и имеет последствием невозможность наследования не только старых, но и новых приобретенных признаков. Человек все более и более становится tabula rasa».
      Точно так же и А. Б. 3 а л к и н д в своей книге «Очерки культуры революционного времени» говорит:«все так называемые инстинкты, все так называемые «типические» законы пола, возраста, наследственности, все нормы некогда основных функций (пищеварения, кровообращения, дыхания, иннервации), под давлением гигантски увеличивающегося производственного бытия, претерпевают достаточно быстро развивающиеся метаморфозы. Всюду могучая система безусловных рефлексов человеческого организма, дававшая право говорить о прочных законах физиологии, теперь расшаталась, раздробилась, распалась по всем швам... Самый вид homo sapiens раскололся...»
      Но одно дело топить социологию в биологии, а другое дело строить социологию совсем без ее биологических корней. Такое отношение к биологии понятно только для той школы в социологии, которая трактует человека как «духовное» существо, для которой человеческая «плоть» с ее «материальными» соотношениями не существует.
      Вполне признавая детерминирующее значение производственных факторов в эволюции общественных отношений человека Ц, едва ли есть нужда отрицать биологическую стойкость человеческого типа.
      ) Здесь эволюция и закрепление имеет место главным образом не в биологической организации, а в орудиях производства.
      Маркс вполне определенно говорит: «Если мы отвлечемся от большего или меньшего развития общественного производства, то перед нами останется связь между производительностью труда и естественными условиями. Эти последние целиком могут быть сведены к природе человека, к его расе и т. п. и к окружающей человека природе» (Капитал, 1,гл. 14).
      Или в другом месте: «Тот же самый экономический базис — тот же в своих главных условиях — может обнаруживать, благодаря разнообразным эмпирическим обстоятельствам, условиям внешней природы, расовым отношениям и т. п., бесконечные вариации и ступени своего проявления, которые можно понять лишь путем анализа этих эмпирических данных обстоятельств» (Капитал, III).
      Особенности человеческой природы участвуют в работе, результатом которой является общественная жизнь. Не они возбуждают эту работу, не они дают свойственную ей социальную форму, но они делают ее возможной.
      Подобно тому, как первым условием развитая производственных отношений служат дары природы, которые благодаря труду превращаются в средства производства, так и биологические особенности личности есть необходимое естественно-техническое условие для социальной жизни. Как дары природы только тогда превращаются в средства производства, когда к ним приложен труд, и лишь, будучи, так сказать, профильтрованы трудом, превращаются в реальную ценность, так точно определенной расстановкой в трудовом процессе, в экономических социальных условиях профильтровываются и биологические особенности человека и отбираются ценные для данных социальных отношений особенности.
      При разных технических условиях можно разно использовать один и тот же материал: из железа (стали) можно сделать и смертоносное орудие, орудие войны и вражды — пушку, но можно сделать и плуг. Железо (сталь) — данный природой материал — используется согласно потребностей социально-экономической сущности эпохи в том или ином направлении. Но совсем без железа или другого материала природы не было бы и технического развития: «Из дыры пушку не сделаешь», говорит Бухарин.
      Точно так же и биологические особенности вида homo sapiens и даже отдельных рас — лишь потенции (материал), превращающиеся в реальность только при оформлении социальной действительностью,но без них не было бы никаких социальных отношений, потому что не было бы человека вообще.
      Несомненно, что чем совершеннее техника,тем разнообразнее вырабатываемые из того же материала ценности.
      Изобретая орудия и машины, человек создает новую искусственную среду, расширяет возможность модификаций генотипических задатков, дает возможность при посредстве орудий выявляться многим из них в таких размерах, которые совершенно невозможны в других условиях.
      Техника и новые социально-экономические условия могут повести даже к обнаружению тех способностей, которые до того времени были вовсе скрыты (оказывались «летальными»), Поэтому-то В. Геккер говорит о необходимости не только изучения всех модификаций каждого гена под влиянием окружающих условий, но и об изучении генов с точки зрения истории
      их выявления, говорит о «феногенетике». Феногенетика, возвращаясь регрессивно шаг за шагом к тем историческим промежуточным выявлениям гена, к тем процессам, которые влияли на его развитие, пускает свои корни до возможно ранней степени развития, достигает той фенокритической фазы, в которой в первый раз исторически выявляется данный признак1).
      Дело социально-экономических отношений — выбирать из всего крайне разнообразного генетического материала всего человечества то, что нужно данной производственной эпохе, и чем более сознательно идет такой отбор, тем полнее и быстрее будет итти прогресс социальной жизни.
      Изучение основных биологических сил человеческой личности и их вариаций под влиянием определенной среды так же необходимо, как изучение технологии материалов и их природных запасов.
      Как в основе рациональной экономики лежит точный учет природных богатств и всех орудий, которые их перерабатывают, так как на этой основе развивается вся экономическая жизнь, так и в основе рационального использования человеческого материала должен лежать точный учет генотипических особенностей всего человечества и тех возможностей, которые они в себе заключают.
      Евгеника, с этой стороны, является наукой, которая необходима для рационального ведения социальной жизни, хотя она и не может сама по себе детерминировать направления этой жизни.
      С этой точки зрения мы считаем, что задачей евгеники является изучение всех разнообразных типов биологических особенностей человека, уменье поставить прогноз развития каждой
      способности при каждых условиях и основанное на этом уменьи использование каждого соответственно его способностям при данной структуре общества, возможное закрепление путем селекции тех свойств, которые особенно необходимы в данный момент и устранение тех, которые вредны.
      Ш. Третьим пунктом, требующим большего уточнения, является вопрос о том, что надо считать ценным свойством.
      Нередко против евгеники выдвигаются возражения в том отношении, что она имеет в виду разделить все человечество на белую и черную кость, на расу «властителей» и расу «рабов».
      И, действительно, со времени появления трудов французского дипломата графа Г о б и н о, который один из первых выдвинул значение внутренней организации человека для его прогресса, существует в евгенике течение, которое говорит о необходимости сохранения и культивирования только одной определенной разновидности человека, так как, как говорит Вольтман, один из наиболее видных представителей этого направлениях), «высокий, с большим черепом, с фронтальной долихоцефалией и светлой пигментацией (белокурый, голубоглазый) человек, т.-е. человек северо-европейской расы — есть единственный совершенный представитель человеческого рода и высший продукт человеческого развития».
      В имманентно-телеологической схеме философии Ницше стремление к усовершенствованию человеческой природы также вылилось в стремление к одному совершенному типу — «сверхчеловеку».
      Самое определение евгеники Гальтоном как «улучшение качеств расы», а также принятый немцами взамен термина «евгеника» термин «расовая гигиена» в связи с учением Гобино, повели к недоразумениям.
      Однако П л ё т ц, который и ввел термин «расовая гигиена», указывает, что в биологическом понятии «раса» не заключается еще понятие ценности. «Раса в биологическом смысле, — говорит П л ё т ц, — должна быть определяема, как цепь существ сходного, общего происхождения, дающих одинаковое потомство, которое единообразно реагирует на внешние раздражения и... сохраняет на долгое время свой обособленный ток жизни».
      Г а л ь т о и также говорит: «Мы должны, насколько возможно, исключить заоблачный идеал из нашего обсуждения, чтобы не запутаться в тех почти безнадежных трудностях, которые возникают, когда приходится решать хорош или дурен какой-либо характер в целом, тем более, что и самое признание его хорошим или дурным зависит от современного состояния цивилизации»... «Лишне также распространяться, что идеал хищника и тех, которые делаются добычей хищника, идеал тех, которым приходится трудиться для добывания пищи, и идеал паразитов, живущих на их телах и сосущих их кровь — непримиримо различны».
      Разные моменты социальной жизни будут требовать различного рода особенностей личности, и задача евгеники не разрабатывать абстрактный идеал, а изучать социальные возможности, заложенные в наследственных особенностях каждой данной личности и их отношение к различным условиям окружающей среды.
      Гильдебрандт2)говорит: «существует два направления евгеники: одно стремится к восстановлению чистых идеальных «Stammrassen», другое стремится среди исторически сложившихся смешанных рас выделить наиболее одаренные роды; первое направление ведет к расовому шовинизму, окрашено националистически, второе вполне интернационально». «Конечно не чистота «Stammrasse», а хорошая расовая смесь — главная проблема».
      Проф. К а у и подходит к вопросу еще шире и указывает на то, что и стремление к отбору одних наиболее одаренных есть такая же ненужная и опасная «Spitzenpolitik» в евгенике, как и в спорте, так как массы при этом игнорируются.
      х) Среди современных представителей этого направления следует отметить Н. Htintern немецкого писателя Чемберлена,а также книгу Madisson Grant’a. The passing of the great race. New-York 1923, выдержавшую за короткое время 8 изданий. Эта книга переведена также и на немецкий язык (De? Untergang d. grossen Rscsse, Lehmann. Graz 19-25)
      2) K, Hildehrand’t Gedankem zur Rassenpsychologie. Stuttgart. Rimififfntm 1Э24,
      Задачей евгеники с биологической точки зрения должно быть поддержание всех положительных сил человечества, их наибольшее развитие и укрепление: сохранение и развитие всех полезных вариаций человеческого рода.
      Если в условиях первобытных цивилизаций еще можно было считать, что создание каст, сословных группировок с их обособленным размножением в себе, имеет известное евгеническое значение, то в настоящее время, когдаспециализация приняла колоссальные размеры,когда Б ю х е р, например, в одной Германии насчитал до 4785 специальных отраслей промышленности и 1674 видов торговли, в соответствии с этими специализированными до крайности задачами требуется и большое разнообразие различных типов (рас) человечества.
      Закрепление какого-либо одного генотипа, как единственного совершенного, для всех случаев сложной современной культурной жизни, едва ли поведет к улучшению человечества, к его прогрессу, оно скорее остановит всякий прогресс, всякое движение.
      В современных селекционных станциях породы различных растений и животных не улучшаются человеком в каком-то абсолютном, имманентном направлении, здесь из существующих особенностей лишь отбираются те, которые желательны в данных условиях.
      То же должно быть и в евгенике. Ясно, что разные моменты социальной жизни будут требовать различного рода особенностей личности. Нечего удивляться, что в рамках капиталистических производственных отношений, где деление на классы является системой, на которой покоится весь строй, ценным признается закрепить и расширить именно те массовые особенности, которые являются основой капиталистического производства, т.-е., с одной стороны, закрепить особенности класса распорядителей-капиталистов, и, с другой — закрепить особенности класса, который исполняет указанную ему работу без особых размышлений.
      Ясно, что с точки зрения социалистического общества такое направление евгеники будет реакционным, но эта реакционность зависит именно от направления, с которым используются данные науки — евгеники, а не от самих этих данных.
      Задача евгеники в социалистическом обществе будет состоять в обеспечении народного хозяйства самым разнообразным человеческим материалом, в наилучшем использовании всех созидательных способностей и в возможном освобождении человечества от пассивного неработающего элемента, в рационализации подбора человеческого материала, при котором при минимуме затраты сил достигался бы максимум социальных благ.
      IV. Наконец, следует указать, что важное и своеобразное значение евгеники является результатом определенной научной биологической концепции. Биологической основой евгеники является генетика. Исходная точка зрения генетики лежит в том, что факторы биологической эволюции надо искать не в судьбе «телесного футляра», а в судьбе, «зародышевой плазмы». Исходная точка зрения генетики лежит в признании «независимости судьбы зародышевой плазмы» от судьбы «телесного футляра».
      Генетика, исходя из микроскопического изучения строения клетки, в связи с процессами ее деления, процессами оплодотворения и развития, исходя из бесчисленного ряда экспериментов скрещивания, неуклонно подтверждающих менделевские законы наследования, исходя из изучения внутренней динамики жизненных процессов, пришла к заключению, что нельзя представить себе такого механизма, который мог бы передать потомству новые признаки, не изменяя при этом свойств наследственного вещества половой клетки. Все до сих пор произведенные в тысячах вариантов опыты с несомненностью указывают на исключительную стойкость отдельных элементов наследственной массы и их сопротивляемость внешним воздействиям; половые клетки имеют колоссальный защитный футляр, предохраняющий их не только от отдаленных действий внешней среды, но даже и от воздействия изменений крови, которая по отношению к ним также является внешней средой.
      Эволюция организмов, их изменчивость — с точки зрения генетики — прежде всего связаны с естественным отбором наследственных масс, хотя направление отбора и степень развития каждого признака зависят от окружающей среды.
      Научные концепции генетиков приняты в настоящее время большинством ученых биологов, но все же имеются и ее противники — биологи-ламаркисты, которые не признают независимости зародышевой плазмы и эволюцию в значительной мере думают объяснить постепенным накоплением приобретенных в течение жизни особенностей (наследование приобретенных признаков).
      При признании ламаркистских принципов евгеника целиком растворилась бы в евтенике и о самостоятельности ее не могло бы быть и речи.
      Мы не имеем здесь возможности разбираться во всей аргументации, к которой прибегают спорящие школы биологов, и интересующихся этим вопросом отсылаем к соответствующим биологическим работамх). Считаем только необходимым указать следующее. В некоторых кругах публики, в особенности социалистической и в особенности за последнее время, у нас, в СССР, имеются тенденции a prior’но отвергать всякое значение евгеники, исходя из того, что концепции генетиков в корне реакционны и противоречат марксизму, «так как единственным методом улучшения, по мнению генетиков, может служить лишь подбор производителей, а отнюдь не воспитание людей или те или иные социальные реформы и перевороты». Отсюда стремление особо культивировать ламаркизм с его указаниями на наследование приобретенных свойств.
      Уже давно марксист-социолог Гольдшейд2) говорил: «Вблыпая часть проблемы прогресса лежит в вопросе о наследственности: все будущее
      1) См. Ю. А. Филипче н ко. «Наследственность». «Изменчивость и методы ее изучения». Морган и Филипченко. Наследственны ли приобретенные признаки. Изд. «Сеятель» Ленинград, 1925. Каммерер. «Общая биология», «Загадки наследственности». А. П. Владимирский. Передаются ли по наследству приобретенные признаки. Госизд. 1927.
      2) R. Goldscheid. Hoherentwiekjung u. Menschenokonomie. Klinhardt, Leipzig. 1911.
      всякой революционной мысли зависит от того, в какой степени учение об изменчивости победит теорию наследственности», а биолог-ламаркист Каммерер пишет популярную брошюру: «Рабы ли мы прошлого или созидатели будущего?». К а м м е р е р у, как и многим его единомышленникам, кажется, что возможность передавать наши приобретенные свойства потомкам сделает или может сделать нас «строителями будущего», а невозможность этого обрекает нас на положение «рабов прошлого», т.-е. на положение носителей лишь тех наследственных задатков, которые уже имеются в настоящем поколении.
      Но мы уже указывали выше,что с понятием наследственности в настоящее время не связывается вовсе представление о неподвижности сложных наследственных структур (генотипов); в генетике учение о наследственности связано тесно с учением о модификационной изменчивости в зависимости от среды, в которой проявляется каждый ген; в зависимости от миксовариаций (комбинаций различных генных структур при двуполом размножении), при чем, если признать, напр., существование только 40 различных ген, то и тогда в третьем поколении (F2) получится 240=1099511627776 различных фенотипов, т.-е. число, которое в 550 раз превосходит число всех жителей на земном шаре в настоящее время. Наконец, генетика признает и важность мутационных изменений, считая лишь, что под влиянием внешних раздражений если и возникают изменения в зародышевой плазме, то вовсе неадэкватные тем, которые произошли у родителей, и что вообще закономерности изменений зародышевой плазмы нам до сих пор совершенно неизвестны. Вообще генетика, опираясь на стойкие наследственные элементы, вовсе не отрицает возможность эволюции, а лишь иначе чем ламаркисты ее объясняет, при этом только принятые генетикой объяснения до сих пор дали практические пути действительно овладеть законами изменчивости и создавать по-своему новые породы.
      Основная мысль евгеники улучшить человечество тесно связана с мыслью именно об изменчивости и эволюции. Но евгенисты, как и генетики, считают, что управлять эволюцией можно только опираясь на знание законов наследственности.
      Мы выше уже указали, каково значение окружающей среды и воспитания, социальных факторов в евгенике, указали и причины, почему в евгенике существовали и существуют реакционные направления, но в то же время мы указали и на значение евгеники в социалистическом обществе. Здесь мы считаем необходимым еще раз подтвердить, что биологическая основа евгеники не может считаться реакционной сама по себе. Приведем по этому поводу ряд выдержек, из книги проф. Б. М. Завадов-с к о г о: «Дарвинизм и марксизм», прекрасно формулирующей это положение.
      «Правильно ли понимать выводы генетики, как пессимистические для социальной революции?» — спрашивает Б. М. Завадовский. «Наоборот, — говорит он, — кто ищет спасения от евгеники в объятиях ламаркизма, молчаливо признает деление человечества на белую и черную кость, и никаким разумным способом мы не сумеем вычитать этого из законов генетики.
      «Что говорило бы нам признание влияния внешних факторов на наследственную плазму в области социальной жизни? Строение человека есть продукт главным образом условий его жизни; его психические возможности также ограничены условиями его быта. Поэтому, поскольку пролетариат являлся в течение тысячелетий объектом социального гнета и заглушения всех его лучших способностей, он выработался в особую низшую расу, неспособную в данный момент в каким либо творческим возможностям.
      Следовательно, — в праве тогда утверждать именно биолог-ламаркист, — победа пролетариата знаменует собою шаг назад в смысле духовной культуры, так как она выводит на авансцену государственного строительства силы наименее одаренные, физически вырождающиеся. Единственная надежда — на будущие поколения, когда вновь пришедший к власти класс сумеет окрепнуть в условиях лучшей жизни.
      Эта философия — философия ламаркизма — вряд ли дышит большим оп-тимиьмом и скорее окутывает наше настоящее покровом безнадежности.
      И, наоборот, что говорит нам теория устойчивости и инерции наследственных масс?
      Наследственная плазма, — говорит нам неодарвинист, — имеет свою особую судьбу, не совпадающую с судьбой ее телесного футляра. Поэтому-то вековое угнетение, которому подвергались рабочий класс и крестьянство в течение тысячелетий, отнюдь не лишило их всех тех потенциальных возможностей и творческих сил, которыми обладает любая другая привилегированная группа или класс. Несмотря на то, что «низшие классы» были угнетены в проявлении своих возможностей; несмотря на то, что рабочий класс и крестьянство подвергались недоеданию, нищете и вырождению, это отнюдь не могло привести их к потере тех прав, которых они были лишены силою ненормальных социальных отношений, ибо по своему генетическому составу они совершенно ничем не ниже «белой кости». Именно поэтому по первому зову революции пролетариат сумел выделить из своей среды вождей и государственных правителей, отнюдь не худших, но даже лучших, чем те, которых имел побежденный им класс. Именно поэтому мы можем совершенно смело и без боязни смотреть в глаза будущему и не опасаться, что творческие наследственные способности этого класса могут уступить способностям уходящего со сцены класса »
      «Есть лишь один момент в выводах генетики, который звучит пессимистично в умах человека. Это тот факт, что он накладывает предельные границы для развития и развертывания персональных возможностей каждой данной особи.
      Каждый рабочий таит в себе глубоко запавшую надежду, что ограниченные возможности его мозга обусловлены лишь одним лежавшим на нем социальным гнетом. Революция разбудила в нем надежду завладеть высшими позициями и «командными высотами» путем личного обучения и совершенствования. Он идет в учебу с уверенностью, что, сбросив путы социального гнета, он увидит перед собой открытыми двери ко всем высшим сокровищам и достижениям науки, искусства и техники.
      Естественно поэтому., что выводы генетики, которая подчеркивает те пределы, которые даны способностям каждого в его наследственных данных, воспринимаются пролетарием, впервые прикасающимся к науке,
      как сознательные и злостные рогатки, которые воздвигнуты его врагом на его пути к завоеванию власти. Вот почему первая реакция свердловца на законы генетики, это убеждение, что генетика есть наука «буржуазная», полная пессимизма для пролетарских масс. Я уже показал выше, что с точки зрения интересов и выгоды коллектива, класса, идеи выводы генетики, вопреки общему убеждению, оптимистичнее для нас.
      Но нельзя не признать, что с точки зрения чаяний и ожиданий жизненной «карьеры» каждой данной особи в отдельности, выводы генетики могут оказаться полными пессимизма и безнадежности. Поговорка «скорее пожрет синица орла, чем безумный ума научится» остается действительной во внеклассовом смысле и вне зависимости от социального положения. Никакими трудами воздействия внешней среды и воспитания мы не сможем никогда ноставить массовое производство Марксов и Лениных, не учтя возможностей того генетического материала, с которым мы оперируем; мы не сделаем математика иди музыканта из людей, не обладающих соответствующими генами, и не всякий рабочий, при всех его усилиях, имеет данные стать хорошим инженером, поскольку к тому не предрасполагает его наследственность...»
      «Но как бы ни были неприятны выводы генетики для той или другой личности, отсюда не следует, что мы должны отказаться видеть факты такими, как они есть. Наоборот, тем более мы обязаны изучить факты, чтобы тем вернее организовать наши практические мероприятия на пути евгеники, в интересах рабочего класса.
      Необходимо только понять, что те ограничения, которые налагает генетика на возможности особи, не имеют ничего общего и ни в какой мере не распространяются на социальные и классовые группировки...»
      «Другой источник непонимания вещей коренится в смешении, неточном и неоднозначном содержании понятия «зародышевой плазмы» и «среды», которое вкладывается нередко спорящими сторонами. Большую путаницу вносят в этом отношении в наш спор врачи и педагоги. Всякий врач и всякий педагог имеет дело больше и прежде всего с человеческой особью или индивидом, и ему постоянно приходится убеждаться в поразительной пластичности человеческого организма, в его податливости влияниям внешней среды. Всякий врач ближе всего помнит примеры, насколько резко и определенно условия питания и общие санитарно-гигиенические условия среды владеют человеческой личностью, и всякий хороший педагог верит в свою силу направлять целесообразными методами воспитательного воздействия развитие ребенка в желательную для него сторону. Поэтому именно среди них особенное возмущение и протест вызывает основная предпосылка евгеники, подчеркивающая примат внутренних наследственных условий. Поэтому-то мы видим также, что именно среди врачей-материалистов наиболее прочно и основательно укрепились позиции ламаркистов.
      Между тем все дело и здесь сводится к недоговоренности и взаимному непониманию. Виолог-генетик и марксист врач-общественник говорят о совершенно разных вещах. Когда биолог говорит о преобладании эндогенных фжторов, то он имеет в виду общевидовые интересы и факторы видовой эволюции. Когда общественник подчеркивает преобладающее влияние социальной среды, то он имеет в виду интересы соматического
      футляра, т.-е. данной личности, но не скрытую в нем зародышевую плазму. В биологии эти два понятия имеют свое точное различие в виде терминов «генотипических» и «фенотипических» изменений.
      Ни один считающийся с фактами генетик никогда не отрицает факта резкой «фенотипической» индивидуальной изменчивости в пределах данного генотипа. Поэтому, все те случаи воспитательного воздействия или изменений в физическом состоянии организма, на которые ссылается общественник, врач или педагог, не только не неожиданны, но заранее предусматриваются генетиками и находят свое объяснение как примеры тех резких индивидуальных вариаций, которые давно известны в биологии.
      Генетика утверждает лишь то, что: 1) эти фенотипические изменения футляра, как бы резки они ни были, не имеют наследственного значения, т.-е. не играют заметной роли в эволюционном процессе и 2) что эта индивидуальная изменчивость имеет свои резкие, определенные границы, положенные наследственным генетическим составом данной особи.
      Конкретно: генетика вполне вмещает в себе понятие о влиянии социальной среды. Эта среда, и исключительно она, определяет судьбу двух наследственно вполне одинаково равноценных особей, — одну из них она делает ожирелым, дородным и авторитетным биржевым дельцом,а другую сгнаивает в чахотке за конторкой клерка. Но только наследственные данные сделают, в пределах одной и той же семьи и, следовательно, в условиях одной и той же социальной среды, одного сына — великим музыкантом, другого — ученым исследователем, не умеющим пропеть правильно ни одной мелодии, третьего — посредственностью, делающей карьеру лишь в силу счастливой возможности держаться за «хвостик тетеньки», а четвертого — психопатом, неспособным ни к умственному, ни к физическому труду.
      Далее, признавая факт резких индивидуальных изменений в зависимости от влияния среды, генетик-биолог лишь утверждает, что эти изменения не передаются по наследству и потому не представляют интереса для эволюционной теории. Если бы это было иначе, то следовало бы ожидать, что дети певцов должны были бы уже с первых месяцев рождения петь романсы, дети мате матиков — упражняться, подобно знаменитым «мыслящим лошадям» Кралля в извлечении корней, а педагогу пришлось бы бросить в огонь все азбуки за ненадобностью. И мы уже показали выше, что всякое стремление ламар-киста-врача доказать обратное привело бы его к невыгодным для него выводам: он должен был бы признать пролетариат низшей расой в силу того, что он не упражнялся ни в науке, ни в азбуке, ни физически и находился в условиях векового социального угнетения»
      Если признать, что задачей евгеники является точный учет запаса генотипических особенностей всего человечества для его рационального использования, для наилучшего обеспечения народного хозяйства нужным ему человеческим материалом, с одной стороны, и освобождения человечества от пассивных неработающих элементов, с другой, — то в самой тесной связи с евгеникой окажутся вообще проблемы движения народонаселения и прежде всего проблемы движения рождаемости и смертности.
      И действительно, ряд евгенистов — прежде всего Г р о т ь я н — считают евгенику гигиеной движения народонаселения, «гигиеной размножения». Гротьян1) при этом полагает, что в настоящее время, когда населению (в западно-европейских странах) прежде всего угрожает постепенное его уменьшение, главной задачей евгеники является борьба с разрушающей человечество «Zweikindersystem...» и только после того, как основа всякого благосостояния общества — общая численность населения, — не будет уменьшаться, можно перейти и к заботам о качественном составе населения.
      Мысли Гротьяна несомненно правильны, поскольку его евгенические устремления обращаются, прежде всего, на всю массу населения, а не на отдельных выдающихся индивидуумов; мысли Гротьяна правильны, поскольку он подчеркивает, что подбор и рационализация населения возможны только при соответствующей продовольственным и культурным возможностям численности населения и что при падающем количественно населении прогресс затрудняется. Но отодвигание, как это делает Гротьян, задач качественного отбора «in langen Zeitraumen», но превращение всей сложной и многообразной дисциплины евгеники в «гигиену размножения» есть, конечно, сужение и непонимание сложной евгенической проблемы. Проблема движения народонаселения есть только часть всей евгеники, которая должна всегда находиться в самой тесной связи со всеми другими ее элементами.
      Таковы объем, задачи и устремления евгеники. Какими же методами она должна выполнять свои задачи?
      Ясно, что каждый евгенист должен быть хорошо знаком с методами генетики, чтобы изучить все имеющиеся генотипы человека, их структуру, их особенности; должен изучать возможные модификации каждого гена в связи с окружающими условиями.
      В виду невозможности экспериментальных скрещиваний у человека, евгенист должен быть знаком с методами генеалогического собирания материала.
      Особенно важно для евгениста изучение генной структуры патологических особенностей человека, и потому он должен быть хорошо знаком с учением о конституциях в медицине. Также важно изучить генетическую структуру гения и таланта во всех областях.
      Евгенист хорошо должен быть знаком с особенностями естественного отбора у человека, с особенностями социально-экономической среды и с законами ее исторического развития, с данными естественного движения населения.
      Только овладев методами всех этих наук, можно создать стройную систему евгеники. Ясно, поэтому, что для своего развития евгеника должна объединять работу очень многих специалистов.
      Что касается практической евгенической работы, то следует сказать, что при невполне достаточной еще разработке всех указанных выше вопросов область практической евгеники в настоящее время еще довольно узка.
      Уже давно практическую евгенику делят (С е л и б и, X ю к. «L’eu-genique» 1913, № 6) на запретительную, предупредительную и созидательную.
      Евгеника запретительная стремится к уничтожению отрицательных сторон человеческой природы. Ее крайности особенно известны широкой публике и, быть может, им, главным образом, и обязана евгеника тем отрицательным к ней отношением, которое до сих пор остается не только в известных кругах широкой публики, но и у некоторых ученых. Издавна уничтожение отрицательных сторон природы человека многими понималось, как прямое уничтожение всех больных, слабых и социально вредных; в Спарте слабых младенцев бросали со скалы, в настоящее время настаивают на лишении больных и преступников посредством особой операции (вакзектомия, стерилизация) возможности производить потомство, а наиболее решительные (напр., Грегори) по старому предлагают посредством «евтаназии» (приятная смерть) уничтожать их. Полное пренебрежение индивидуальностью в этих случаях дало повод говорить о «звериной психологии» евгенистов (Дионе о),
      Но здесь упускается из виду, что в евгенике существует большое течение, которое указывает, что ее задачей является борьба с дефективностью, отягощением, а не с самими отягощенными. Главной задачей многие евгенисты (Г у с с е й, Марш) ставят изучать свойства и закономерности проявления вырождения, с одной стороны, и, с другой, «воспитать в наших детях больше сознания ответственности перед жизнью будущих поколений, воспитать высший патриотизм — чувство ответственности перед расой, способность ставить коллективное и вечное выше личного и преходящего». При выполнении этих двух условий: знания законов наследственности и сознания ответственности за заключение вредных браков и будет легче всего достигнуто уничтожение отрицательных свойств человеческой природы.
      Евгеника должна, как говорит ее основатель, проникнуть в сознание народа. Как теперь не приходит в голову брату жениться на сестре, так при господстве евгенической морали не придет в голову жениться туберкулезному. «Говорят, что брак определяется любовью, — говорит председатель английского евгенического общества Леонард Дарвин, — но обычно нашими чувствами руководят привычные идеи: люди бессознательно следуют идеалу, привитому им социальной жизнью и воспитанием».
      И вот задачей евгеники и должно быть прежде всего евгеническое воспитание. «Если принципы евгеники проникнут в сердце нации, то она постепенно и осуществит ее способами, которые мы пока не можем вполне предвидеть», способами, которые определит точная наука и социальное сознание.
      В хирургии операция допустима только с согласия пациента, и при произведении ее первым правилом является не вредить — «primum non посеге» — стремиться по возможности сохранить все, что можно, а не уничтожить: также и в евгенике более решительные запретительные и хирургические мероприятия возможны только при личном желании и понимании самого оперируемого, достаточном его гражданском сознании и лишь тогда, когда показания к этому точно научно обоснованы.
      Ясно, что при таком взгляде на дело отделы евгеники предупредительной и созидательной окажутся более важными, чем евгеника запретительная.
      Задачей евгеники предупредительной, помимо уже указанных стремлений к воспитанию населения в евгеническом духе, должно являться стремление создать такие условия, при которых имеющиеся у субъекта наследственные положительные качества находили бы наибольшую возможность для своего проявления, а отрицательные, наоборот, не могли бы проявляться.
      До сих пор наибольшая возможность развития способностей имелась в условиях наиболее обеспеченных классов, в условиях наиболее культурно благоустроенных государств — отсюда большая сила культурных наций, высших классов. Но идеалом это быть не может. Положительные наследственные задатки существуют во всех классах, у всех народов.
      Вирхов когда-то, говоря об эпидемии сыпного тифа в Силезии, заявил, что лечение здесь прежде всего должно сводиться к устранению тех порядков, когда народ гибнет в невежестве и нищете. Точно так же и первой задачей предупредительной евгеники должно быть стремление к установлению справедливого социального порядка, к уничтожению нищеты масс, к установлению надлежащей социально-гигиенической обстановки их жизни.
      Задачи евгеники запретительной и евгеники предупредительной очень близки к соответствующим задачам медицины лечебной и медицины профилактической, но задачи евгеники созидательной совершенно выходят из ее рамок. Медицина довольствуется устранением нарушений, выводящих человека из участия в существующей жизни: болезнь — по определению некоторых патологов — есть нарушение работоспособности, и задача медицины восстановить ее. Задача же евгеники не только восстановить работоспособность, но н а й т и лучший тип (или правильнее лучшие типы) работоспособности, найти такие конституциональные конструкции, которые при минимуме напряжения давали бы максимум социально ценного. Евгеника — не только конституциональная патология, но и конституциональная педагогика, конституциональная психотехника, конституциональная социология, конституциональная политика.
      Изучение этих разнообразных типов и их классификация, изучение условий, в которых положительные качества могут проявиться, умение поставить прогноз развития способностей каждого индивидуума в каждых условиях и основанное на этом уменьи направление этого развития к социально полезным созидательным целям возможно коротким путем и является задачей созидательной евгеники. Достигнуть при минимуме затраты сил человечества максимума социальных благ, используя каждого соответственно его способностям в соответственной среде — вот что должно быть основным стремлением евгенического творчества.
      Но это стремление не должно превращаться в стремление разделить человечество на отдельные классы по их способностям, не должно превращаться в то, что дает современная зоотехника. Там выработана, например, одна порода рогатого скота специально для молока, другая — специально для мяса, третья для работы, и для другой цели эти породы совсем не при-
      годны: мясная порода (Schorthornrind) с тонкой кожей и костями не прц-годна для возки тяжестей и дает мало молока, молочные расы (Ayrschi-rewieh) не годны для мяса. Человечество имеет более высокие цели и задачи, и общая гармония личности, при которой не забывалось бы нормальное развитие основных общечеловеческих качеств, никогда не должно упускаться из виду; при всей специализации отдельных типов в каждом из них евгенический идеал не должен расходиться с биологическим идеалом здоровой личности и социальным идеалом личности, все свои способности отдающей на пользу общества.
      Определение биолого-социальных особенностей различного рода конституций, определение степени их устойчивости к влияниям среды и социальной их полезности; определение, кто может по своей наследственной организации кратчайшими путями и прочнее достигнуть тех или иных социальных целей, используя и сопоставляя и исторические, и биологические методы, и есть своеобразная особенность евгеники.
      Настоящая книга стремится осветить основные тенденции и биологические основы евгеники, социально-экономические основы евгеники только мельком намечены здесь и должны служить предметом другой работы.
     
      Главнейшие книги по общеевгеническим вопросам:
      1. G а 1 t о п. Essays in eugenics. London. 1909.
      2. Popenoe and Johnson. Applied eugenics. Macmillan. London. 1918.
      3. Schallmayer. Vererbung u. Auslese. 3-te umgearbeitete u. vermehrte Auflage. Jena. 1918.
      4. H. E. Ziegler. Die Vererbungslehre in der Biologie u. in der Soziologie. Jena. 1918.
      5. С. B. Davenport. Heredity in relation to eugenics. New-Jork. 1911.
      6. Samuel Holmes. The trend of the race. New-York. 1921.
      7. E. Baur, Fischer, Lenz. Grundriss d. menschlichen Erblichkeitslehre u. Rassenhygiene. Yerl. Lehmann. Miinchen. Bd. II. 1923. 2-t.e Aufl. Bd I.. 3-te Aufl. 1927.
      8. Handbuch d. biologischen Arbeitsmethoden, herausg. von E. A b-derhalden. Lieferung 116. Yererbungsforschung. Urban u. Schwar-zenberg. Berlin — Wien. 1922.
      9. Castle. Genetics and eugenics. 3-th Ed. Cambrige. 1926.
      10. Grotjan. Die Hygiene der menschlichen Fortpflanzung. Berlin — Wien. 1926.
      11. О. О 1 b e r g. Die Entartung in ihrer Kulturbedingtheit. Rein-chardt. Miinchen. 1926.
      Евгеническая библиография довольно полно собрана в книге: S. Holmes. A bibliography of eugenics. Berkeley University of California press. 1924. P. 514.
      На русском языке существуют лишь популярные брошюры по евгенике:
      1. 10. А. Ф и л и п ч е н ко. Пути улучшения человеческого рода Евгеника. Ленинград. Госизд. 1924.
      2. Н. К. Кольцов. Улучшение человеческой породы. Изд. «Время». Ленинград, 1923.
      3. Б. И. Словцо в. Улучшение расы. Акад. из-во. Лен. 1923.
      4. В. Слепков. Евгеника. Госиздат. М., 1927.
      5. Г. Г. Штехер. Вырождение и евгеника. Госиздат. 1927.
      И переводная книга:
      Р. Г э т с. Наследственность и евгеника. Перевод с англ. под ред.
      10. А. Филипченко. Изд. «Сеятель». Ленинград, 1926.
     
     
      ГЛАВА 11.
      История евгеники и евгеническое движение.
     
      «В задаче людского предназначения человек никогда не может удовлетвориться одним тем, что ему дала природа: деятельное вмешательство его самого необходимо. Подобно, тому как он изменил природу животных и растений, человек должен будет изменить свою собственную природу... Наш ум говорит нам, что человек способен на великие дела. Вот почему следует желать, чтобы он изменил человеческую природу и превратил ее дисгармонию в гармонию».
      Мечников. Этюды оптимизма. М. 1913, стр. 289.
      Впервые слово «евгеника» было употреблено Гальтоном в 1883 году в его книге «Исследования о способностях человека», когда он говорил о культуре расы. «Этот вопрос — писал Г а л ь т о н — соприкасается с тем, что греки называют «Euylveta»... Мы употребляем это слово для обозначения науки, которая ни в коем случае не ограничивается вопросом о правильном спаривании, о брачных законах, но главным образом — особенно по отношению к человеку — изучает все влияния, которые улучшают расу, и эти влияния стремится усилить, а также все влияния, ухудшающие расу, и их стремится ослабить».
      16-го мая 1904 года Г а л ь т о н более подробно развил понимание этого термина и значения евгеники для человечества в докладе Лондонскому социологическому обществу под заглавием: «Евгеника, ее определение, задачи и цели». С этого доклада евгеника, как особая дисциплина, собственно и должна начать свою официальную историю.
      Было бы, однако же, заблуждением думать, что только нашему времени принадлежит заслуга возбуждения этого вопроса. Как и всякая жизненная идея, идея евгеники постепенно прошла через все стадии развития. Вначале едва осознаваемый, скорее инстинктивно выводимый из потребности жизни-период житейски-практической евгеники, затем период утопический, идеологический — стремление систематизировать и рационализировать накопившийся опыт, однако без достаточных действительных опытных знаний и, наконец, период научного изучения, накопления точных научных фактов, и установления закономерностей наследственности, а затем и практических действий на основании этих фактов. В этот-то период и вступила евгеника в настоящее время.
      Точно нс сформулированные евгенические идеи проявлялись в практической жизни с самых древних времен. С вопросами наследственности, а вместе с тем и с вопросами об ухудшении, вырождении рода, расы, мы встречаемся еще в библии, в индийских священных книгах, в классических мифах. В библии (гл. VIII, 5 кн. Моисеева) народу Израильскому предвещались всевозможные кары за нарушение чистоты расы. «Когда введет тебя господь бог твой в землю, в которую ты идешь, и поразишь ты многочисленные народы, тогда... не вступай с ними в союз родства: дочери твоей не отдавай за сына его и дочери его не бери за сына своего». Законы Ману (кн. X § 61)х), относящиеся к ХШ-му веку до P. X., говорят: «Всякий дом, где родится ребенок смешанной породы, нарушающий чистоту крови, должен быть разрушен и уничтожены все живущие в нем». По мифу Зенд-Авеста вся порочность человечества произошла оттого, что изгнанные Авестой брат и сестра соединились между собой. Уже Гезиоду ясно представлялась идея вырождения, когда он описывает, как человечество постепенно дегенерировало от золотого счастливого и совершенного века к веку серебряному — худшему, затем к бронзовому и т. д.
      Заботы об улучшении расы выдвинуты были в борьбе за существование, и у многих первобытных племен установлен целый ряд испытаний храбрости, силы, прежде чем допустить к женитьбе; во многих племенах мужчина признавался зрелым только после того, как он убил врага, принес его скальп, череп и т. д. У более культурных народов древности эти евгенические устремления закреплялись и в определенных юридических формулах. В Спарте была создана целая система социально-гигиенического режима, уже вполне сознательно преследовавшего задачи усовершенствования человеческой породы: все слабое подлежало уничтожению. Семирамида установила возраст вступления в брак и приказала кастрировать всех слабых и больных мужчин.
      Еще в древности идея евгеники пережила и следующую фазу своего развития — фазу идеологическую. Антистен, говоря о вырождении греческой цивилизации, зовет всех к природе и убеждает, что целью брака должно быть не удовольствие, а произведение и воспитание здоровых детей. Но особенно ярко изложена система евгенического миросозерцания в «Государстве» Платона. Платон разработал целый план управления государства, разводящего лучшую человеческую породу. Государство это, по мнению Платона, должно быть построено на общности имущества, труда, жен и жизни. Никто не имеет права выбирать себе мужа или жену. Самые лучшие мужчины должны возможно чаще соединяться с лучшими женщинами. Молодым воинам, которые обнаружили храбрость, надо давать много женщин, чтобы они передали свои качества возможно большему числу детей. Количество рождений должно быть под контролем правителей и должно регулироваться в связи с размерами эпидемий и войн. Слабые дети и старики не имеют права на жизнь; государство не обязано их кормить. Мужчины, от которых нет потомства, теряют право на женщин. Детопроизводство не разрешается женщине раньше 20 лет и мужчине 40 лет,
      1) Loi de Manon. Trad. Loisebeur. Gamier, Paris.
      мужчине лишь «по миновании чрезмерных позывов.» и не позднее 55 лет. Дети,родившиеся вне этих сроков,не имеют права на заботы государства.
      В государстве Платона существуют четыре слоя населения. На самом верху сословие мудрецов, властителей, «охранителей». В их распоряжении находятся стражи — воины, защитники отечества от внешних врагов. Коммунизм, утопическая организация, собственно только и относится к этому классу стражей. Следующим, третьим классом является класс свободных ремесленников и еще ниже — рабы. Платон совершенно игнорирует регуляцию жизни этих низших классов, предоставляя их жизни идти установившимся путем, но он рекомендует прилив свежих сил из низших классов и запрещает браки родственников.
      Ив дальнейшем классическая философская и медицинская мысль также не лишена была хотя бы и довольно грубых, но определенно евгенических тенденций. Гален, напр., по отношению к преступникам рекомендует: «оставив в стороне злобу и месть, истребить их, как мы истребляем гадов и скорпионов». Сенека (De ira 1,15) говорит: «пес ira sed ratio est a sa-nis inutilia secernere» и т. п.
      Через две тысячи лет после Платона итальянский монах Фома К а м-п а н е л л а пишет новую утопию «Государство Солнца»1).
      Он также подробно останавливается на регулировании брачной жизни в интересах государства и требует, чтобы решающий голос в брачном выборе принадлежал врачу. Очень интересно, например, его замечание, как добиться, чтобы высокоодаренные люди давали такое же одаренное потомство. «Должностные лица, которые все принадлежат к сословию жрецов, и ученые, занимающиеся наукой и мудростью, не должны приступать к деторождению, не пройдя предварительного искуса воздержания. Дело в том, что продолжительные умственные занятия ослабляют у них жизненную силу, мозг их, постоянно занятый размышлением, не может участвовать в акте с полной энергией, а потому потомство их отличается слабой организацией. Для того, чтобы избежать этого, им дают живых, красивых полных жизни женщин».
      Немало евгенических мечтаний имеется также и в вышедшей почти одновременно с книгой Кампанеллы книге Томаса Моора «Утопия». Согласно Т. Моору жители Утопии вступают в брак по указанию властей. «Как скоро девица созреет, ей дается муж, с которым она должна жить», однако предварительно обоим партнерам дается право убедиться, что партнер красив и здоров: их показывают друг другу нагими, но так, чтобы показываемый не видел, кто его смотрит (своеобразное наивное предбрачное освидетельствование). Все неизличимо больные в Утопии по совету врача должны кончать жизнь самоубийством. Для занятия науками отбираются только те, кого власти признают способными и т. д.2).
      После Фомы Кампанеллы и Томаса Моора интерес к идеологически-евгеническим построениям заглох, и только в практической жизни изредка
      1) Есть русский перевод. СПБ 1907.
      2) См. статью Kirch пег-’a. Anfange rassenhygienischen Denkens in Morus „Utopia" und Campanellos „Sonnenstaat". Arch. f. Rass u. ges-gelsch. Biologie. Bd. 19. H. 4. 1927.
      проглядывали заботы о будущем поколении. Лишь в 19 веке, с развитием капитализма, с обострившейся борьбой — конкуренцией капиталистических государств между собой, стали все более задумываться о создании более сильного и крепкого населения, о создании «господствующей нации», которая вышла бы победительницей над всеми своими конкурентами. Эти заботы тем более беспокоили руководителей великих держав, что к концу 19-го века ярко наметилось, что рождаемость в культурных странах постепенно все более и более падает х). Во многих странах падает не только относительная рождаемость, но и абсолютное число рождений в стране. Так во Франции в 1867 г. было 1.007.755 рождений
      » » 1876 » » 916.882 »
      » » 1905 » » 807.292 »
      » » 1911 » » 742.114 »
      в Германии 1908 » » 2.076.660 »
      » » 1908 » » 2.038.257 »
      » » 1910 » » 1.982.836 »
      » » 1911 » » 1.926.039 »
      Понятно, что в век бурной капиталистической конкуренции всех стран с вызванным ею империализмом и милитаризмом — такое уменьшение населения серьзно угрожало политическому и экономическому могуществу страны, и вопросы об улучшении населения, евгенические вопросы, стали вопросами жизни империалистического государства.
      Эта связь вопросов евгеники с военной мощью страны, с империалистическими и капиталистическими вожделениями была причиной, того, что и некоторые представители научной евгеники стали думать не об улучшении качеств будущих поколений человечества вообще, а о создании могучей господствующей расы, о победе над расами низшими.
      Однако, интерес к евгеническим вопросам вновь появился в конце 19 века не только вследствие этих шовинистических, империалистических настроений, а также и потому, что состояние науки в это время делало возможной разработку этих вопросов. В связи с учением Бюффона, Ламарка появилось учение о дегенерации М о р е л я, в связи с дарвинизмом — вопрос об отборе не только чисто биологическом, но и социальном у человека. Успехи антропологии и медицины, и в особенности, успехи науки о наследственности — генетики, позволяли в евгенических вопросах перейти к научно-исследовательскому периоду евгеники. Евгеника получила возможность развиваться, как научная дисциплина. Почти во всех странах стали появляться работы, имеющие отношение к вопросам улучшения человеческой породы, написанные разными специалистами, которые подходили к этому вопросу каждый с точки зрения своей специальности. Так, напр., в Англии появилась работа Гальтона: «Наследственность
      г) Рождаемость в различных странах на 1.000 была равна (по annual Report of the Register general of birth in England. London 1913).
      1881 — 85 906 — 910 81 — 85 906 — 910
      Россия . . 49,0 47,2 Германия . 37,0 31,1
      Болгария. 37,2 40,6 Франция . 24,7 19,9
      Испания. 36,4 33,6 Англия . . 33,5 26,3
      Австрия. . 38,2 33,6
      Италия . . 38,0 32,4 Бельгия. . 30,7 25,5
      таланта» (1869), Гейкрофта: «Дарвинизм и прогресс расы», во Франции работы М о р е л я о вырождении, работы Гоби но, Ляпужа, в Германии — работы Аммона, П л ё т ц а и мн. др. И, наконец, в 1888 г. произносится впервые слово «евгеника».
      В отдельных странах евгеника постепенно развивалась и вследствие накопления в разных областях научных фактов, способствовавших ее развитию, и вследствие практических потребностей жизни. В зависимости от особенностей взаимоотношений науки и жизни, преобладание того или другого момента, способствовавшего развитию евгеники, в разных странах было различно. В Германии рано начали накопляться отдельные работы по разным специальностям, касающиеся евгенических вопросов, и постепенно механически объединялись в «расовой гигиене». Однако, широких научно-обобщающих выводов сделано не было,не было произнесено то объединяющее слово, которое сказала Англия — в лице Гальтона. В Англии также накоплялись работы, но там, благодаря обобщающему гению Гальтона, зародилась евгеника как самостоятельная наука, были выработаны систематические научные ее основания, теория евгеники как самостоятельной дисциплины. Приходя к практическому осуществлению, Германия перешла, особенно в годы войны, к империалистической евгенике. В Англии дело шло, главным образом, о воспитании масс в евгеническом духе, хотя и здесь вполне естественно, как это отмечает английский евгеник С е л л и б и, евгеника не могла избежать кастового и классового влияния.
      Развитие евгенических идей в Америке шло, наоборот, от практических мероприятий по регулированию иммиграции, от законодательства о регулировании браков к научной разработке вопросов наследственности и пропаганде евгеники среди масс. Но вступив на эту почву, американцы создают колоссальные евгенические институты, а пропаганду ведут, устроив уже свыше 100 евгенических кафедр.
      Таковы основные моменты в развитии евгеники вообще. Теперь перейдем к изложению современной истории евгенического движения в отдельных странах.
      В Англии история евгеники тесным образом связана с именем Френсиса Гальтона; ему — как говорит он сам — «выпало на долю зажечь слабый огонек новой науки, колебавшийся вначале нерешительно, пока он не захватил близлежащие горючие материалы и не стал большим пламенем, уже светящим теперь самостоятельно и ярко».
      Родился Френсис Гальтон (или правильнее Голтон) в Бирмингаме 16 февраля 1822 г. и происходил из квакерской фамилии. Он был седьмым и самым младшим сыном Самуэля Гальтона, который отличался большой любовью к математическим измерениям и вычислениям; у него в кармане всегда находилась складная счетная линейка и он постоянно находил повод к ее применению. Дед по отцу был также любителем статистики. Мать Гальтона была урожденная Дарвин, дочь от второго брака Эразма Дарвина, врача-философа; сыном его от первого брака был Роберт Дарвин, отец знаменитого Чарльза. Таким образом Ф. Гальтон и Ч. Дарвин были двоюродными братьями, имевшими общих дедов со стороны отца, но разных со стороны матери. Мать Гальтона обладала веселым, живым, крайне мягким характером и отличалась «методичностью и аккуратностью во всех своих делах и бумагах»; она обладала колоссальной наблюдательностью и памятью: она рисо-
      вала на память мельчайшие архитектурные детали раз виденного ею здания.
      ф. Гальтон наследовал любовь к науке, любовь к измерениям от отца, от матери наблюдательность и ее мягкость. Всю жизнь он не был сухим педантом ученым, а тесно был связан со своею семьей, со всей окружающей живой жизнью. Воспитан был Гальтон в строго квакерском духе и первыми предметами его занятий были библия и латынь; отсюда его мысли об евгенике, как религии и как основе морали. 16-ти лет он поступил в Бирмингамский госпиталь для изучения медицины, оттуда перешел в Лондонский колледж и жил в семье профессора Партриджа, где встречался с большим числом ученых. Уже в первых его студенческих работах была заметна его склонность к статистическим выкладкам. Впоследствии Гальтон прослушал курс математики в Кембридже. По окончании курса Гальтон не отдался деятельности практического врача; у него было счастливое соединение природных качеств с возможностью их широко развить — с обладанием значительными средствами. Как принято в состоятельных английских семьях, Гальтон отправился путешествовать. Он побывал в Египте и Палестине и изучал геологию в расщелинах р. Иордана. В 1853 и 1855 г. он совершил два путешествия в Южную Африку, изучая населяющие ее племена. За представленный им по этому поводу доклад он получил золотую медаль Лондонского Географического О-ва. В дальнейшем, не оставляя работ по этнографии и антропологии, Гальтон занялся метеорологией и был до конца жизни членом знаменитой Кью-обсерватории; в метеорологии ему принадлежит честь открытия антициклонов. Кроме того, он выпускает ряд работ по физиологии и психологии: здесь ему принадлежит изобретение «свистка Гводьтона» для определения пределов слуха, составление составных типических портретов, дактилоскопия. Но особенно интересуют его вопросы наследственности. Он изучает биографии выдающихся людей Кембриджа и в 1869 году публикует свою книгу «Наследственность таланта». Он назначает премии за доставляемые ему сведения о семействах и устраивает антропометрическую лабораторию в Кенсингтонском музее.
      Затем он много, совместно с проф. Пирсоном, занимается изучением статистических законов наследственности. Устанавливает «Закон регрессии». Его деятельность по евгенике изложена ниже. В 1911 г. Гальтон скончался, оставив 65.000 фун. в пользу кафедры и лаборатории евгеники при университетском колледже в Лондоне.
      Гальтон никогда не был узким специалистом, кабинетным ученым, он всесторонне наблюдал текущую живую действительность, но не с любопытством диллетанта, а с глубокой пытливостью гениального творца. Его широкое и разностороннее образование позволяло ему охватывать очень разнообразные области. Только при этой широте, при этой близости к жизни он и мог стать создателем евгеники, так как евгеника тесно соприкасается с массой научных дисциплин и самым тесным образом связана с живой жизнью.
      Конечно, теория эволюции Дарвина, где причиной эволюции выставлялись естественный подбор и наследственность, была главным моментом, заставившим его двоюродного брата Гальтона задуматься над евгеническими вопросами. Несомненно также, что изучение наследственности человека в Англии производилось уже давно, и среди книг по наследственности особенно следует, как указано выше, отметить книгу того-же Гальтона «Наследственность таланта», написанную еще в 1869 году, в которой в зародыше уже содержалось построение евгеники. В предисловии к этой книге Гальтон писал: «Я хочу в этой книге показать, что способности человека в такой же степени зависят от наследственности, как
      формы и внешний вид всего органического мира»... «Я хочу показать, что каждое поколение имеет колоссальную власть предупреждать, помочь природе определить характер будущего поколения, и утверждаю, что наша обязанность по отношению к человечеству — определить границы этой власти и употребить эту власть так, чтобы без вреда для нашего поколения принести возможно большую пользу будущему населению нашей земли».
      Склонность Гальтона к математике и его убеждение, что точная наука должна работать с измеримыми величинами и что для решения биологических вопросов, а, следовательно, и вопросов наследственности, необходимо пользоваться числами, привели к тому, что первой задачей евгеники он считал «найти количественное выражение» законов наследственности. Гальтон и его последователи, во главе их проф. математики П и р-е о н и рано умерший Уэлдон, положили огромный труд к тому, чтобы разработать законы наследственности математически и добыть статистический материал для их обоснования. Применяя массовые измерения биологических признаков и обрабатывая эти данные при помощи теории вероятности, они положили начало особому биометрическому направлению в биологии, которое ими широко применялось и к евгенике. Гальтон даже считает, что «биометрия есть в то же время и евгеника, потому что их области находят одна на другую». Это биометрическое направление в английской евгенике держится до сих пор и является ее особенностью по сравнению с другими странами, где в настоящее время все больше вместо массовых статистических изучений занимаются изучением Менделевских законностей в наследовании тех или иных признаков.
      Сам Гальтон так описывает историю возникновения евгеники. В 1901 г. в Антропологическом Институте Гальтон прочел доклад под заглавием: «Возможное улучшение человеческой породы при существующих законах и современной этике». В 1903 г. К. Пирсон прочел доклад в память Г е к с л и под заглавием: «Законы наследования у человека». В 1904 году по просьбе только что открывшегося Социологического О-ва Гальтон написал доклад: «Евгеника, ее определение, объем и цели». В том же году Гальтоном учреждено О-во для изучения евгенических проблем. Затем в 1905 году последовали три доклада: «Ограничение права заключать брак», «Изучение национальной евгеники» и «Евгеника как религиозный фактор». «Так формально началось — говорит Г а л ь т о н — изучение евгеники» и «когда пришло время, я предложил Лондонскому университету небольшой капитал для основания лаборатории евгенических исследований». С 1905 года д-р Эдгар Шустер был приглашен как первый ассистент Гальтона по национальной евгенике. Позже (в 1907 г.) лаборатория была расширена и были приглашены новые сотрудники Г е р о н и мисс Этель Эльдертон; лаборатория была присоединена к Университетскому колледжу и состояла в ведении К. Пирсона и Ф. Гальтона.
      Главной задачей этой лаборатории было собирание статистического материала о душевных и физических свойствах человека, об их отношении к наследственности и среде, и математическая обработка этого материала. «Евгеника не имеет возможности экспериментировать над человеком, ее задача собрать результаты естественного эксперимента... и при том в таком
      количестве, чтобы изучение могло дать удовлетворительный результат... Нашей задачей является спокойное изучение человеческого общества и его биологических сил, изучение это должно вестись далеко от шума улицы, от страстей политических партий» — пишет Пирсон1). Относительно практических евгенических мероприятий Гальтон полагал, что общество энергично выскажется в их пользу, «когда будет собрано достаточное количество научных доказательств», «точных данных, оправдывающих известное законодательство». «Лишь когда будет достигнута полнота информации, наступит подходящий момент объявить священную войну против обычаев и предрассудков, вредящих физическому и нравственному качествам нашей расы». «Не надо слишком спешить». В настоящее время «первым и главным делом, по Гальтону, является обеспечить общее признание евгеники, позаботиться, чтобы ее принципы проникли в сердце нации».
      Под этим знаком научного изучения и затем подготовки населения к восприятию евгенических идей и протекает, главным образом, евгеническое движение в Англии.
      С одной стороны, евгеническая и биометрическая лаборатория выпустила большое количество исследований. Издаются следующие публикации лаборатории: 1) Lecture series, 2) Questions of the day and of the fray, 3) Biometric series, 4) Studies in national deterioration и 5) Memoir series 2). С 1901 г. издается также журнал «Biometrika», публикующий научные исследования, а наиболее интересные генеалогические материалы публикуются в «Treasury of human inheritance».
      С другой стороны, в Англии ведется широкая евгеническая пропаганда. Полицейскими мерами, законами, по мнению большинства английских евгенистов, едва ли удастся направлять подбор человека; необходимо, чтобы основные идеи евгеники стали социальной моралью, стали «новой религией» — как говорит Гальтон, лишь тогда они послужат к улучшению расы. «Говорят, что брак определяется любовью — говорит председатель Лондонского евгенического общества воспитания Леонард Д а р-в и н, — но обычаи наши руководятся идеями; люди ведут себя, бессознательно следуя идеям, привитым им социальной жизнью и воспитанием». Воспитание должно начинаться за сто лет до рождения ребенка, как говорит X а р г а й т т3). Оно и должно быть задачей евгеники.
      Эту цель евгенического воспитания и преследует, главным образом, самое большое и старое из английских евгенических обществ лондонское «Eugenics Education Society». Задачами общества по уставу его является: «1) пропаганда национального значения евгеники с целью изменить общественное мнение и создать убеждение, что производство потомства налагает на человека обязанности подчиняться требованиям улучшения расы; 2) изучение законов наследственности и применение того, чт.о точно установлено наукой, к человеку в целях улучшения расы; 3) обучение законам евгеники дома, в школе и при всяком удобном случае». Общество выпустило
      1) Pearson. The Ground Work of Eugenics. London. Dulau.
      2) Издаются Dulau and C° 37 Soho Square. London W. G 1926 r. Пирсон издает еще новый журнал «Annals of Eugenics».
      3) Hargitt. Popular Seince. 1913, October,
      массу популярных изданий, освещающих задачи и цели евгениких); оно организует курсы и лекции как популярные, так и более серьезные; оно ведет пропаганду правильных знаний по гигиене пола, по борьбе с венерическими болезням; оно ведет усиленную пропаганду евгеники среди педагогов, и 1 марта 1918 года созвало даже особый съезд учителей «Education eugenic conference». Оно издает два дешевых периодических издания «The Eugenics fieview»2) и, специально для женщин, «The Englishwomen, a review for the eugenist»; оно, наконец, создало целый ряд провинциальных отделов и обществ, рассеянных по всей Англии, Шотландии и Ирландии, преследующих те же цели пропаганды евгеники. Главными деятелями этих обществ являются: Л. Дарвин, Крайтон Броун, Геве-лок Элис, Мотт, Шустер, Нитлыпипп и др.
      Евгеническое движение распространилось и на английские колонии.
      В Новой Зеландии усилиями, главным образом, мисс Л. Мак-Грегор в 1921 г. основано «New Zeeland Society for promoting Eugenics». В Австралии евгеническое движение представлено «Васе Preservation League» (Мельбурн) и «Eugenics Education Society» (Сидней). В 1921 г. открыто евгеническое об-во и в Индии (Лагора); это общество в настоящее время имеет отделения в Дельфи, Симле и Бангалоре.
      Нельзя, однако, не отметить, что при всем преобладании научно-пропагандистских тенденций в английской евгенике, англичанам не вполне чуждо и стремление воздействовать на текущую жизнь посредством законодательства: не мало стараний,напр.,приложили в Англии евгенистык проведению в жизнь акта о психически-дефективных детях (The mental deficiency Act 1913), а также при внесении билля об опеке над привычными алкоголиками (The inebriates Bill, 1914). А в последнее время Дэвис в палате общин предложил даже ввести закон о стерилизации дефективных (Times 13/IV21).
      В Америке вопросы об улучшении будущего поколения вызвали практический интерес в начале второй половины 19-го столетия, т.-е. гораздо раньше, чем сконструировалась евгеника как научная дисциплина. Обнаружилось, что среди 13 мил. переселенцев, прибывших в Америку с 1892 г. по 1912 г., было 865.000 чел. слабоумных; вообще американскими отчетами отмечалось, что многие страны Европы (Англия и Германия) поощряли отъезд в Америку всякого рода граждан, которые были в тягость в собственной стране. Эти слабоумные, обзаводясь семьями, создавали в Америке ряд патологических родов, крайне обременительных для государства. Целый ряд исследований, начиная с Дегдаля, описавшего в 1877 году семью Джюка (Jukes), где от рыбака-пьяницы и проститутки, поженившихся в 18 веке, произошло около 1.200 проституток, воров, идиотов, нищих и бродяг, стоивших государству в течение 75 лет более 2.500.000 долларов, показал, какое тяжелое потомство дают эти слабоумные3).
      В Обществом, между прочим, издана брошюра основателя евгеники Гальтона «Essays in Eugenics».
      2) Адрес: 6, Jork Buildings, Adolphi, London.
      3) Книга D e g d a 1 вышла в 6 изданиях и Estabrook в 1915 г. довел родословную Jukes до 1915 г. (Estabrook. The Jukes in 1915. Carnegie Jnst. Publ. № 240.
      Вследствие этого возник ряд законов, направленных к подбору иммигрантов и имеющих цель защитить здоровье американских рас. Первая такая попытка относится к 1875 году, когда был запрещен въезд преступников и проституток. В 1882 г. запрещение коснулось душевнобольных и лиц, которые не могут сами себя прокормить. В1891 году — лиц с заразными хроническими болезнями и т. д. Всего с 1892 по 1912 г. был запрещен въезд в Америку 189.061 лицу.
      В1921 г. закон ограничил число иммигрантов 3% числа жителей данной нации по переписи 1910 г. С 1917 г. вовсе не допускается иммиграция безграмотных, с 1890 г. не допускается иммиграция китайцев, за исключением студентов и путешественников, а с 1924 г. и японцев. С1924 г. процент иммигрантов уменьшен до 2 % каждой нации по переписи 1910 г. Перепись 1910 г. взята потому, что в 1910 г.главная масса иммигрантов приходилась на Германию и Англию и этим странам, население которых, по мнению американцев, наиболее евгенично,таким образом предоставляется преимущество, тогда как из России,напр., по этому закону возможен въезд только 2.000 чел. в год.
      Вообще, громадное количество совершенно разнородных народов и даже рас в Америке выдвинуло вопрос об евгенической ценности каждого народа, каждой расы, вопрос о ценности потомства, происходящего от их смешения. Основываясь на отнюдь не научных, а грубо националистических принципах ), многие штаты С. А. издали законы, запрещающие браки с неграми, мулатами, индейцами, монголами и т. п. Браки эти, с одной стороны, считаются законом недействительными, а с другой — наказываются заключением в тюрьме, при чем срок этот в некоторых местах очень велик — до 10 лет.
      С другой стороны, был принят ряд мер для ограничения размножения больных, слабоумных, преступников. Ряд штатов выработал законы, ограничивающие право брака для больных. Первый такой закон был издан в 1893 г. в штате Делавара, затем, в 1895 г., в Кеннектикуте и вплоть до последних лет все большее число штатов принимает такого рода законы. За нарушение этих законов налагается наказание до 3-х лет тюрьмы или 1.000 долл. штрафа.
      Точно также уже давно (в штате Огайо в 1898 г. и в штате Сев. Дакота в 1899 г.) начались в Америке и попытки ввести обязательное медицинское освидетельствование супругов перед заключением брака. Но эти законы вначале вызывали такое противодействие населения, что обычно довольно быстро отменялись; так, напр., в штате Вашингтон такого рода закон просуществовал всего 5 мес.: с 17 марта по 29 августа 1909 г., и лишь за последние годы после усиленной подготовки населения путем пропаганды вновь явилась возможность говорить о таких законах и 1 янв. 1914 г. был издан закон об освидетельствовании перед браком в штате Висконсин, в 1921 г. — в штате Иова и Сев. Каролина (Bellamy act) и затем в штатах Алабаме, С. Дакоте, Луизьяне, Орегоне2). С 1922 г. в Чикаго существует о-во пропаганды медицинского освидетельствования перед браком, имеющее свои консультационные бюро (предс. Р о м э н).
      1) Научные данные о смешениях рас см. в главе XI нашей книги.
      2) F г е d S. Halle. Medical Certification for marriage. New-York. 1925.
      Кроме регулирования браков, в Америке уже давно предложен ряд других практических мероприятий, чтобы уничтожить возможность произведения потомства социально-вредными субъектами. В Америке был принципиально выдвинут вопрос о необходимости «аггрегации» всех неприспособленных. Под аггрегацией разумеется «пожизненное заключение в специальных колониях, где «неприспособленные» могли бы вести скромную, трудовую жизнь и тихо умереть в старости, не оставив потомства и не передавши унаследованных ими несчастий своим детям». Аггрегации должны подлежать: 1) все слабоумные дети, обучающиеся в специальных школах;
      2) все душевно-больные, как хроники, так и эпизодически заболевающие;
      3) все осужденные за преступление больше 2-х раз (рецидивисты); 4) все привычные пьяницы; 5) все девушки, побывавшие более 2-х раз в приютах для падших, и, наконец, 6) Иордан1) предлагает изолировать и всех больных венерическими болезнями. Целый ряд авторов (напр., Д ж о н-с о н2) из Индианы) особенно ратуют за «аггрегацию», доказывая, что ни запрещение браков, ни даже стерилизация (см. ниже) не приводят к цели. Другие авторы находят «аггрегацию» трудно проводимой в жизнь, крайне дорогой и к тому же жестокой по своей длительности. Взамен дорогой «аггрегации» некоторые предлагают «стерилизацию». Вначале при этом имели в виду кастрацию; еще в 1897 г. в штате Мичиган д-р Эдгар внес билль о кастрации преступников. Позднее заговорили о вазектомии. Впервые д-р О х с н е р 3) из Чикаго в 1899 г. произвел операцию вазектомии, иссечения семевыводящего протока у мужчин; после этой операции пациенты, не получая изменения характера и физических свойств, остающихся после кастрации, теряют способность производить потомство. Горячим поборником широкого применения этой операции является в Америке д-р Ш а р п.
      К началу 1926 года закон о стерилизации преступников посредством «вазектомии» был проведен в 23 штатах из 48-ми, причем первенство в этом отношении принадлежит штату Индиана, где закон о стерилизации преступников, душевно-больных и идиотов принят в 1907 г. 4).
      Наконец, самые прямолинейные и радикальные — М а к Ким5) и Грегор и — предлагают попросту над лицами, опасными для общественного здоровья, учинять приятную, без страданий, «евтаназию» посредством наркотических средств или, по крайней мере, всячески поощрять самоубийства неизлечимых больных (X е т ч)6). В одном из штатов Америки, как сообщает Гюбнер7), предложено издать закон убивать душевно-больных, которые интернированы более 2-х лет подряд в психиатрической больнице.
     
      1) Jordan. The eugenical Aspect of veneral Disease. Americ. Breeders Magaz. Bd. 3. 1912.
      2) Johannson. Race improvement by control of defectives. Philadelphia 1909.
      3) О с h s n e r. Surgical Treatement of habitual Criminals. 1899.
      4) Подробнее см. в главе «Практич. евгеника».
      5) Me. Kim. Heredity and human progress. Putnam’s Sons. New-York. 1910.
      6) H a t s с h. Crime a criminals. Proceedings of the Annual Congress of national Prison Association. 1904. Цитир. no Gesa von Hoffmann.
      7) H u b n e r. Psych. Beratung bei Eheschliessungen u. Adoptationen-D. m. W. 1923. № 25.
     
      Таким образом мы видим, что уже давно практические янки чувствовали потребность в евгенических мероприятиях. Но многие из этих мероприятий, как и евгенические практические мероприятия древних народов, явились, однако, не результатом научного изучения предмета, а практических политических соображений и с научной точки зрения часто весьма наивны.
      Целый ряд обвинений евгеники в жестокости, в обладании «звериной психологией»х) в значительной степени основан на ознакомлении с вышеприведенными законами, без знания научных основ евгеники.
      Однако, поспешные практические мероприятия не встретили одобрения широкого общественного мнения и в самой Америке. В ряде штатов (Нью-Йорк, Невада, Мичиган, Нью-Джерсей, Индиана) законы о стерилизации были признаны противоречащими Конституции2). Ирл всенародных голосованиях большинство высказалось против них. Так, в Орегоне в 1921 г. за стерилизацию высказалось 41717 чел., а против 53.319 чел. И если в последние годы и издаются вновь законы о стерилизации 3), то гораздо более научно обоснованные и вводятся судебные гарантии правильности применения стерилизации. Вообще же и в Америке за последнее время методам чисто механическим и поспешным — евтаназии, стерилизации, аггрега-ции — стали противопоставлять метод воспитания масс, прививки населению идей об ответственности каждого перед будущим поколением. Евгеническое движение в Америке за последние годы выражается, главным образом, в изучении законов наследственности в научных институтах и в пропаганде основных евгенических принципов в евгенических обществах.
      Что касается научной разработки евгенических вопросов, то в Америке также сделано весьма много. Изучение родословных патологических субъектов начато в Америке уже давно. Мы уже упоминали о знаменитой работе Д е г д а л я. Вслед за этим появился ряд аналогичных исследований: М а к К ё л о х a: «The Tribe of Ishmael» (1888), Блекмара «The Smoky Pili-grims» (1897) и др. В 1880 г. усилиями JI. Муди, поэта Лонгфелло,
      0. М а н н а и др. был создан институт по изучению наследственности, однако он просуществовал недолго, но на смену ему в Вашингтоне по инициативе Г. Белла было организовано «Genealogical Record Office»4). Его отделением является и Вашингтонское бюро по изучению глухоты — The Volta Bureau for the increase and diffusion of Knowledge relating to deaf — , выпустившзе ряд исследований (Фей, Белл, Арме) по наследственности глухонемоты, основанных на изучении свыше 50.000 глухонемых детей.
      Особенно энергичная деятельность по изучению наследственности стала развиваться с октября 1900 г. в основанном на средства вдовы железнодо-
      1) Д и о н е о. «Русское Богатство». 1912. № 10.
      2) Н. Laughlin. The present status of eug. sterilisation. 2 Eug. Congr. Bd. II.
      3) H. Laughlin. Eugenical Sterilisation. Publ. by Americ. Eug. Society. 1926.
      4) 1601 Thirthy-fifth Street N. W. Washington D. С. Занимается в настоящее время изучением долговечности.
      рожного короля Гарримана специальном бюро по собиранию и разработке евгенического материала — Eugenics Record Office in Cold Spring Harbor, Long Island, New York. Под руководством Ч. В. Девенпорта и Лафлина совместно с находящейся рядом станцией экспериментальной биологии Вашингтонского Института Карнеджи это учреждение собрало громадный материал. За первые 27 месяцев работы (по 1 января 1913 г.) Институт собрал 114 томов генеалогий, 41 посемейных списков городов и деревень и находится в сношении с 2.400 лицами. Институт получает сведения о наследственности всех призреваемых в психиатрических больницах, школах глухонемых, тюрьмах и т. п. Для собирания этих материалов, помимо анкет, пользуются в широкой мере так называемыми разъездными секретарям, «field workers», которые с целью собирания сведений сами отправляются по месту жительства членов семьи исследуемого. Пользование такими разъездными агентами впервые было введено Алекс. Грэхемом Беллем в 80-х годах XIX столетия при исследовании наследственности глухонемых и затем в штате Ныо-Джерсей, где был произведен целый ряд исследований наследственности эпилептиков (собрано свыше 400 родословных). В Eugenics Record Office в 1914 году работали 32 человека таких разъездных секретарей, а в настоящее время около 200 человек. Для их образования при Eugenics Record Office организованы специальные курсы, которые окончило к 1923 г. 199 женщин и 32 мужчины.
      Исследования, произведенные на основании полученного материала, Институт публикует в издаваемых им бюллетенях и трудахх). А с июня 1913 г. учрежденное при институте «общество евгенических исследований» (председ. Питсбургский проф. Джонсон), издает журнал „Engenical News“. Этот журнал в настоящее время является также органом двух других американских евгенических обществ: «Galton Society» (председ. Д е-венпорт)и учрежденного в 1921 г. «Eugenics Society of U. S. А.» (председатель проф. И. Фишер из Уэльса), целью которых является популяризация евгенических знаний.
      Первым научным евгеническим обществом в Америке является основанное в 1906 г. при «Americ. Breeders Association» (переименовано в 1913 г. в «Americ. genetic Association) евгеническое отделение. Его органом является «Journal of Heredity».
      Отметим еще, что в штате Ныо-Иорк с 1911 года учреждено официальное государственное учреждение по евгеническим вопросам (Bureau of Analysis and Jnvestigation), издающее свои бюллетени. Кроме того, в Америке основан особый «фонд улучшения расы» (Race Betterment Fond), который собрал к 1917 году уже около 300.000 долларов и который имеет «Eugenics Registry», институт, помещающийся в Биттль Крик (Мичиган), предназначенный для выявления среди молодежи лиц, наиболее одаренных в умственном отношении, и их воспитания и образования, соответствующего их талантам.
      Кроме того, научными евгеническими центрами в Америке являются: лаборатория представителя биометрики в Америке проф. П и р л я (R. Pearl)
      5) ugenics Record Office Publications. Bulletin. Memoir.
      в Балтиморех), лаборатория В у д с а в Бостоне и целый ряд небольших лабораторий, напр., лаборатории Стоккарда, Гюйера 2) и др.
      В отдельных крупных городах Америки существуют также местные евгенические общества. Из них упомянем евгеническое о-во в штате Утах, общество при основанной Карнеджи в Питтсбурге академии наук и искусств, «Genetic Fondation» в Колорадо, евгенич. о-во в Минезотте и т. д.
      В Америке возник тоже целый ряд всевозможных общин и кружков, стремящихся, нередко каждый по-своему, проводить евгенические идеалы в своей жизни. Среди такого рода общин первой по времени своего возникновения надо считать евгеническую сельско-хозяйственную коммуну Oneida3) в штате Нью-Йорк, существовавшую с 1841 по 1881 г. Число ее членов достигало 300 чел. и задачей было усовершенствование характера; в брак члены коммуны вступали только по выбору или с одобрения всей коммуны. Основателем ее являлся Джон Нойс (Noyes), увлекавшийся произведениями Дарвина и Гальтона. Опыт этсй колонии показал, что искусственный подбор, даже крайне примитивный, оказывает весьма благоприятное влияние на детей — продукт этого подбора. Из существующих в настоящее время евгенических общин надо отметить своеобразное анархическое евгеническое общество в западных штатах Денвер и Окленд, воспринявшее евгенические идеи в своеобразном анархическом освещении и издающее свой журнал «The american journal of eugenics».
      Пропагандой евгеники занята в Америке масса лекторов; в Бостоне основана даже особая школа, задачей которой является подготовка лекторов по евгенике. Ознакомление с евгеникой внесено в программу многих школ, а в штате Орегона введено во всех школах обязательное преподавание евгеники. Согласно данным «Journal of Heredity» в 1914 г. в Америке было 44 кафедры евгеники, а в 1916 г. около ста кафедр.
      Представителями этих кафедр является ряд выдающихся ученых: проф. Конклин в Принсестоне, Кестль в Бостоне, Холмс в университете Стенфорда и др.
      В Нью-Йорке существует особое общество «Society for Instruction of eugenics», задачей которого является расово-гигиеническое воспитание.
      При Горвардеком университете существует школа материнства, где проповедуется евгеника и где дети воспитываются согласно обнаруженным ими прирожденным особенностям. В Пенсильвании при знаменитом Вгупе-Mawr колледже устроена школа, которая имеет целью создать «американскую сверх-женщину»; в школе воспитывается 20 молодых девушек, выбранных из самых здоровых и красивых; возраст воспитания от И до 20 лет.
      х) В последнее время R Pearl занимается исследованием биологии смерти (R. Pearl. The Biology of Death. Philadelphia. Lippincott G-o 1922) и наследственности долговечности (An investigatin of Faktors influencing Longevity. The Journ. of americ. med. assoc, v. 82 № 4. 1923).
      2) Работы Стоккарда о влиянии искусственного изменения среды на развитие зародыща, Гюйера о исследовании дефектов глаз, вызванных в глазу 1-го поколения биохимическими воздействиями.
      3) Hilda a. George Noyes. The Oneida community experiment in stirpiculture. 2-th Eug. Congress. Vol. I, 374. Baltimore 1923.
      В одном из городов Америки образовано особое издательство «Galton Presse», выпустившее к 1913 году до 175 популярных книг евгенического содержания, К признанию важности евгеники примкнула и часть духовенства, ведя со своей стороны евгеническую пропаганду. Так, настоятель церкви Петра и Павла в Чикаго В. Ф. Збмнерв 1912 году заявил, что он не будет венчать без представления врачебного свидетельства. Он находил, что не только государство, но и церковь обязана поощрять евгенические принципы. Его примеру последовало свыше 3.000 священников в Америке.
      Что касается других государств Америки кроме Северо-Американских Соединенных Штатов, то нам известно, например, что в Бразилии существуют 3 евгенических общества: в Сан-Пауло, основанное в 1918 г. (предс. д-р Р. К е л л), в Манасе (д-р JI е о) и в Рио де Жанейро (председ. известный психиатр профессор М о р е й р а). Существует с 1912 г. евгеническое о-во в Аргентине и на о. Куба.
      В Мексике брак не может быть зарегистрирован без того,чтобыбра-чущиеся не представили удостоверений о состоянии своего здоровья и об отрицательной реакции Вассермана (Office inernat. d’Hygiene 1922 № 2). В Боливии в 1923 г. принят закон о представлении медицинских свидетельств перед заключением брака (запрещаются браки душевно-больных, туберкулезных и др. инфекционных б-ных).
      В Германии вопрос об улучшении потомства, об улучшении человечества, улучшении «расы» начал очень рано разрабатываться разными специалистами. Мы не ставим себе целью подробно перечислить все эти работы, скажем только, что еще в 1885 году на баденском собрании психиатров Шюле сделал доклад, в котором, исходя из наблюдений над судьбой потомства душевно-больных (масса больных в потомстве), говорил о необходимости регулирования браков, об охране здоровья будущего поколения. Фрейбург-ский гинеколог X е г а р также говорил о значении сексуальных заболеваний матери для потомства и о необходимости регулирования браков. То же говорит в своей книге «Veredlung der Menschen» Мёбиус. Врачи-гигиенисты также занялись этим вопросом. В 1895 году, напр., появилась работа П л ё т ц а: «Основы расовой гигиены1)». Много работал по этому поводу мюнхенский гигиенист проф. Макс Грубер и др. Рано стали интересовать эти вопросы и антропологов: из антропологических работ отметим прежде всего книгу Аммона: «Естественный подбор у человека», вышедшую в 1893 г. В девяностых годах также стали появляться и работы Шалльмайера (с 1891 г.).
      В 1900 году Г. А. Крупп объявил премию за сочинение на тему: «Was lernen wir aus den Prinzipien derDescendenztheorie in Beziehung auf die inner-politische Entwicklung u. Gesetzgebung der Staat»? На конкурс было подано до 60 работ, из которых была премирована работа Шалльмайера «Наследственность и подбор»2), являющаяся в известной мере уже прямо курсом евгеники.
      г) Р 1 6 t z. Die Tuchtigkeit unserer Rasse u. d. Schutz d. Schwa -chen. Eine Versuch iiber Rassenhygiene u. ihre Verhaltniss z. d. hu-manen Ideen, besondern zu Sociaiismus. Berlin. 1895.
      2) В 1918 г. эта книга вышла в 3-ем переработанном расширенном издании с подзаголовком: «Grundriss der Gesselschaftsbiologie. Der Lehre von Rassendienst». Jena 1918 508 стр.
      Вскоре затем было основано в Мюнхене большое научное «общество расовой гигиены», первым председателем которого был проф. Грубер. О 1904 г. общество издает под редакцией Плётца и Р юдина свой журнал: «Archiv fur Rassen und Gesellschafts Biologie»x). Общество ставит себе целью: 1) разработку научных вопросов расовой и общественной биологии и гигиены, а в особенности собирание материалов по нормальной и патологической наследственности и изменчивости у человека; 2) распространение среди членов О-ва и среди всего населения научных выводов биологии применительно к человеку и проведение этих идей в жизнь и 3) более тесное единение тех членов, которые решили проводить идеи о-ва в свою личную жизнь. Кроме того, в Берлине организовалось «Берлинское общество расовой гигиены».
      Одно время говорилось о двух различных направлениях: мюнхенском и берлинском, в настоящее время все немецкие общества объединились в одно общее «Немецкое общество расовой гигиены», в которое входят, как составные части, вышеназванные два больших общества и кроме того, местные группы — Фрейбургская (проф. Фишер), Штутгартская (д-р В е й н б е р г), Дрезденская (проф. Кун)2). В начале 1924 г. прибавилось еще две местных группы: Тюбингенская (предс. проф. Вольф) и в Граце (проф. И о л-л а н д), в 1925 г. в Киле (проф. А й х е л ь), в 1926 г. в Мюнстере (проф. Бессерер) иОснабрюкке(д-р Мейер).
      В Германии очень широко разрабатываются также вопросы генетики. Целый ряд виднейших имен принадлежит здесь немцам. Немало ученых занимается и специально изучением наследственности у человека. Здесь отметим прежде всего работы гиссенского психиатра Зоммера, который главное внимание посвятил изучению историко-генеалогического материала, изучению исторических фактов, геральдики, психологии членов старинных родов. Из его работ надо упомянуть — книгу «Посемейные исследования и наследственность» (1907), 2-е изд. в 1925 г., подробно изучающую характеры фамилии Сольдан с 1673 г. Трудами проф. Зоммера были созваны в Гиссене в 1908 и в 1912 г. конгрессы по изучению наследственности у человека3). Согласно предложению, сделанному на первом из этих конгрессов, собирание и обработка материалов по изучению наследственности в связи с генеалогическими данными производятся совместно врачами, естествоиспытателями и историками в центральном бюро в Лейпциге («Zen-tralstelle fiir deutsche Personen u. Pamilien Geschichte), которое основано еще в 1904 г. С 1903 г. издательство Дегенера публикуют ежемесячник «Fami-liengeschichtliche Blatter». Идет в Германии и теоретическая разработка генеалогии; в 1898 г. здесь появилась, до сих пор остающаяся незаменимой, книга проф. истории в Иене 0. Лоренца «Руководство по общей научной генеалогии»; много в той же области работали Кекуле-фон-Страдониц, Крчелицер и другие.
      г) Во время войны журнал замедлил выходом, но в 1920 г. снова вышел Н. 2/3 и 4 Bd. 13. и к концу 1926 вышел весь Bd. 18.
      2) См. Archiv f. Rass. u. Gesellschafts-Biologie. Bd. 14. H. 3. 1922.
      3) Краткое излож. работ этих съездов и курса по наследственности человека при них см. «Klinik f. psych, u. nervose Krankheiten» 1908 и 1912 г.
      Несомненно, большое значение для евгеники имеют и труды новейших немецких клиницистов, изучающих особенности патологических конституций у человека, например, Марциус, Краус, Ю. Бауер и др. В Германии и Швейцарии имеется также большая группа врачей, которые подошли к евгеническим вопросам от вопросов пола и брака. Главнейшим представителем такого направления является швейцарский профессор Форель. В ведении к своей книге, «Половой вопрос» он говорит: «Всякая половая функция и половая любовь у человека, равно как и у всякого живущего существа, имеет своею целью продолжение рода. Человечество, в интересах своего счастья, должно поэтому желать, чтобы его размножение сопровождалось прогрессивным возрастанием всех его физических и психических качеств, как в смысле сил и физического здоровья,так и характера, рассудка, воли, творческой фантазии, любви к труду, жизнерадостности и социального чувства солидарности. В зависимости от этого все попытки решения полового вопроса должны иметь целью перспективы и счастье нашего потомства». А в предисловии к 1-му изданию той же книги (1904) Форель пишет: «Привести к гармоническому сочетанию страстные стремления человеческого духа и данные социологии о всевозможных человеческих расах и исторических периодах с выводами естествознания и определенными законами психической и половой эволюции — вот проблема, которая предстоит нашей эпохе». Форель даже дал особое название — «сексология» — науке о половой эволюции, основное содержание которой, несомненно, крайне близко к евгенике. В связи с этим, понятно и существование в Германии «врачебного общества по сексологии и евгенике», а также и существование журнала «Archiv f. Prauenkunde u. Eugenifo, который под редакцией проф. Гирша стал выходить в Вюрцбурге с 1913 года х); деятельное участие в этом журнале, как и вообще в евгеническом движении в Германии, принимает известный гигиенист Г р о т ь я н.
      Таким образом, мы видим, что в Германии евгенические исследования не объединились в одну общую школу. Они производятся разными специалистами, исходя из принципов своей науки.С точки зрения научной это дало, быть может, не мало полезного и ценного, но ослабило социальную силу евгенического движения.
      Хотя, как мы видели, мюнхенское о-во расовой гигиены преследовало задачи широкой пропаганды и практические задачи «проведения в жизнь» евгеники, однако, до мировой войны широким, общественным в настоящем смысле этого слова, как это наблюдалось в Англии и Америке, евгеническое движение в Германии не было, оставаясь чисто академическим.
      В школе в Германии также только в высших учебных заведениях читались отдельными доцентами или профессорами частные курсы на отдельные темы, соприкасающиеся с евгеникой. Так, страсбургский юрист Рем с 1903 г. ежегодно читал курс для всех факультетов: «Die Descendenztheo-rie und Socialrechfe. Вели специальные курсы по евгенике антропологи Евг. Фишер и фон-Люшан, гигиенист Ф. Ленц и психиатр проф. Зоммер (последние годы он читал курс: «Посемейные исследования, наследственность и учение о регенерации»).
      х) Журнал «Arch. f. Frauenkunde u. Eugenik» в настоящее время переименован в «Arch. f. Frauenkunde u. Konstitutionsforschung».
      В 1922 г. при Берлинском анатомо-биологическом институте учреждена ординарная профессура по изучению «наследственности у человека». Кафедру эту занял биолог Г. П о л л ь, но после его отказа заместителя ему не было найдено. В Мюнхене при гигиеническом институте в 1923 г. создано особое отделение расовой гигиены, заведующим здесь является проф. Ленц с титулом экстраординарного профессора. Особое «Beratungsstelle fiir bio-logiche Familienforschung» учреждено также с 1923 г. проф. Мартином и при Мюнхенском Антропологическом Институте.
      Из научных учреждений, занятых исследованием наследственности, возникших в Германии во время войны, укажем на генеалогическое отделение Мюнхенского исследовательского института по психиатрии. Это генеалогическое отделение разрабатывает генеалогии больных Мюнхенской психиатрической клиники, собирает путем корреспонденции, а иногда и личных посещений, сведения о всех родственниках больных. Из отделения вышел уже ряд ценных работ по наследственности душевных болезней: работа Р ю д и н а (завед. отд.) о наследственности при dementia ргаесох, работа Гоффманна о потомках душевно-больных и др.
      Из попыток популяризации евгеники надо назвать соответствующий отдел Дрезденской гигиенической выставки 1911 г. и каталог этого отдела, составленный Грубером и Рюдиным «Fortpflanzung, Yerer-bung, Rassenhygiene» (2-ое измен, изд. 1911).
      В лице проф. Н е к к ег) Германия имела поборника немедленного проведения различных запретительных законов (стерилизация преступников, душевно-больных и т. д.), но до действительного осуществления этих пожеланий в Германии дело не доходило. Большинство германских ученых было очень осторожно в этом отношении. «Прежде чем представлять парламентам и правительствам такую трудную и важную задачу, глубоко затрагивающую личную свободу, как запрещение или затруднение размножения определенных людей, необходимо установление определенных законов наследственности этих аномалий» — говорит Крчелицер в своей книге «Задачи расовой гигиены», и эти слова нередко повторяются и многими другими (напр., М а р ц и у с).
      Лишь во время войны в волне империалистического шовинизма возникает ряд широких обществ, преследующих заботы об улучшении будущих поколений, но их задачей была выработка крепкой германской расы, расы победительницы, а не разработка общечеловеческого идеала и не поднятие уровня человечества вообще. В 1915 г. в Галле на С. был организован «Bund fiir Erhaltung und Mehrung des deutschen Volkskraft», который повел широкую пропаганду евгенических идейх), однако резко националистически и шовинистически окрашенных, и задумался над разработкой практического проведения евгеники в жизнь. Как и в Америке, прежде всего проектировались меры к воспрепятствованию размножения плохих элементов.
      1) N а с k е. Die Kastration bei Degenerierten. Arch. f. Krim. An-thropol. Bd. 3. 1899.
      2) Правда, и до войны в Германии существовало О-во со спец. целью сохранения германской расы, напр,, Peutschbund в Готе (председ, проф. Langhans),
      В феврале 1917 г. было собрано в Мюнхене особое совещаниех), на которое собралось до 30 специалистов, представлявших свыше 20 ученых обществ.
      Было решено, что необходимо прежде всего обратиться к регулированию браков; однако это регулирование решено вводить крайне постепенно, считаясь с воззрениями населения. Запрещение противоречащих евгенике (какогенических) браков должно быть отложено на позднейшее время, теперь же необходимо лишь обязательное врачебное освидетельствование бра-чущихся и выдача особых свидетельств каждому из брачущихся о здоровья (Gesundheitszeugnisse). Выдача этих свидетельств должна быть поручена особым государственным врачам, брачным советчикам (Eheberater)2). Для занятия этих должностей вводилось особое испытание. В каждом округе должен иметься особый брачный советчик, который не имеет права врачебной практики. Перед выдачей свидетельства Eheberater имеет право требовать представления: 1) анамнеза исследуемых, 2) ряд анализов и 3) записей лечащего врача. Между выдачей свидетельства и заключением брака должен быть небольшой срок. Освидетельствование и обмен свидетельствами должен быть обязателен для каждого брака, но следовать или нет выраженному в свидетельстве совету, пока должно оставаться на совести брачущихся. Предполагалось, что население, постепенно привыкнув, само поймет необходимость следовать государственным советам, хотя совещание не сомневалось, что для некоторой части неполноценных элементов (Minderwertigen) в будущем не обойтись без принудительных воздействий.
      Кроме того, предполагалось сделать обязательным ведение во всех школах генеалогических биографических личных карточек (Erbbiogra-phische Personalbogen). Это пожелание было формулировано так:« Для своевременного обнаружения всех вредных для нации элементов должны служить уже и теперь в некоторых местах заведенные формуляры о здоровья, которые в будущем должны вестись во всех школах (также и воскресных, и дополнительных), для чего соответственно должно быть увеличено число школьных врачей. Эти формуляры должны вестись до самого выхода из школы таким образом, чтобы при ее окончании врачи совместно с педагогами могли составить суждение не только о телесных, но и психических особенностях ученика. В этих формулярах должно быть отмечено: 1) все особенности, которые можно точно установить исследованием; 2) все факты из жизни ученика, на основании которых можно сделать посредственное заключение об его особенностях, 3) физическая наследственность,
      4) психические способности и особенности, 5) особые таланты, 6) темперамент, характер».
      В дальнейшем эти формуляры должны пополняться при поступлении на военную службу и т. д. 3).
      В будущем каждый глава семьи должен был бы иметь такой семейный формуляр, должны быть заведены особые окружные архивы формуляров,
      х) Ausschuss zur Beratung von Fragen d. Erhaltung u. Mehrung d. deutsch. Yolkskraft.
      2) Подробнее см. ниже в главе XII «Практическая евгеника».
      3) Формы таких паспортов см. Fetschner. Gesundheitspass, Bangensalza. 1925, М j oen и. Вое, Das Kennbuch, Berlin, 1922,
      Zenlrallstelle и т. д. Задачей всего этого было путем подбора, достигаемого советами при вступлении в брак, «на основании официальных посемейных списков образовать новую аристократию, которая отличалась бы от теперешней прежде всего тем, что не содержала бы в себе порочных членов».
      Одновременно решено было вести широкую евгеническую пропаганду. Совещанием было разработано особое обращение к населению о значении здоровья родителей для будущих поколений, о необходимости брачных освидетельствований и т. д. Было принято пожелание Адель Шрейбер-Крогер о введении преподавания евгеники во всех школах. Берлинское о-во расовой гигиены издало ряд популярных брошюр. Приняты также решения о воспитании врачей в евгеническом духе.
      Как результат этих совещаний, в 1918 г. в рейхстаг был внесен законопроект, карающий трехлетней тюрьмой того, кто зная, что он болен венерической болезнью, вступит в половое общение. Согласно постановлению рейхстага от И — VI/ 1920 г. § 1316 BGB, перед заключением брака чиновник обязан передать брачующимся для ознакомления воззвание, в котором говорится о необходимости врачебного освидетельствования перед заключением брака.
      Большего, однако, законодательством Германии сделано не было. Разоренная войной Германия вследствие финансовых затруднений не могла провести намечавшихся широких евгенических мероприятий. Вместо сети государственных брачных консультаций, охватывающих всю Германию, возникли только в отдельных местах, по частной инициативе отдельные консультационные бюро (напр, доцент Фетчнер в Дрездене, проф. Ш е й д т в Мюнхене). И только в самое последнее время (февраль 1926 г.). прусское министерство здравоохранения официально обратилось к начальникам всех провинций с предложением создать в каждой провинции официальные брачные консультационные бюрох), а число частных бюро стало резко увеличиваться.
      Евгеническая мысль обедневшей после войны Германии, вполне понятно, обсуждала также и более дешевые евгенические мероприятия: стерилизацию и даже евтаназию. В 1924 г. в Саксонии д-р Б б т е р с выпустил воззвание ко всем немецким врачам о необходимости стерилизации всякого рода вырождающихся элементов. В Саксонский ландтаг был внесен законопроект о стерилизации, однако он был отклонен как «слишком далеко идущий». Но в немецкой, главным образом медицинской, печати возникла по этому поводу жаркая полемика, и по вопросу о стерилизации высказался ряд научных авторитетов. Большинство (напр., проф. Гаупп, Бонгоффер)2), находя несвоевременной обязательную стерилизацию, однако считало, что «следует поощрять стерилизацию с согласия опекунов», хотя для показания стерилизации и ставились очень узкие рамки. Такое же мнение о стерилизации еще в 1922 г. высказало и Немецкое Общество Расовой Гигиены.
      Ч Arch. f. Rassen u. Gesselschaftsbiologie. Bd. 18. H. 2.
      2) Bonhoeffer. Die Unfruchtbarmachung d. geist. Minderwer-tige. Klin W. 1924, № 18.
      Gaupp. Die Unfruchtbarmachurg geistig u. sittlich Kranker, Berlin. Springer. 1925 (Brochure).
      С другой стороны, многие считали стерилизацию недопустимой; некоторые юристых) выступили с указанием, что стерилизация, даже и с согласия опекунов или самого стерилизуемого, должна караться по существующим в Германии законам. Д-р Б о т е р с, настаивавший на дозволительности стерилизации и проводивший ее фактически с согласия опекунов, лишился места окружного врача.
      В серьезных научных журналах (психиатр Гохе, криминалист Бин-д и н г) обсуждался за последний годы в Германии и вопрос о возможности евтаназии какогенических элементов 2). Мельтцер 3) произвел даже анкету среди родителей и опекунов душевно-больных о том, согласились ли бы они на евтаназию их больных детей и подопечных. Из 162 ответов (было разослано 200 анкет) к удивлению Мельтцера 119 чел. (73%) дали положительный ответ.
      Научное евгеническое движение в Германии также за последние годы оживилось. Все журналы начали аккуратно выходить. Появился ряд новых журналов: «Kultur u Leben», «Yolk и Basse», «Judiche Familienforscliung», «Ztschr. f. kulturgesch. и bild. Familienkunde» и др. Вышло первым, вторым (первый том даже третьим) дополненным и переработанным изданием большое руководство по евгенике Баура, Фишера и Ленца4), появился ряд хороших популярных книг, излагающих основы евгеники.
      И, наконец, 15 сентября 1927 г. в Берлине был открыт «Deut-sches Porschungsmstitut fur Anfhropologie, menschliche Erblehre u. Engenik». Во главе Института стоит проф. Е. Фишер.
      В конце 1925 г. в Берлине образовалось широкое народное общество «Deutsche Bund fur Volksaufartung u. Erbkunde».
      Во Франции точно так же, как в Англии и Германии, еще с середины XIX столетия многие ученые занимались вопросом о вырождении, о наследственности. Здесь появились выдающиеся труды Проспера Лука, Мореля, Буазена, Мопертюи, Рибо, Дежерина, Фере и др. Еще в сороковых годах XIX стол. Шпурцгейм5) задавался определенно вопросом — -нельзя ли создавать талантливых людей, зная законы наследственности. Рибо в конце 70-х годов посвящает евгеническим вопросам много, сохраняющих и до сих пор интерес, страниц своей книги «Наследственность душевных свойств», и приходит к заключению, что «сознательный подбор, производимый в течение долгого, времени должен привести к хорошим результатам».
      Однако организованное евгеническое движение появляется во Франции лишь в 1912 г., когда возникло Французское евгеническое общество. Иници-
      г) Heimberger. Sterilisierung u. Strafrecht. Monatschr. f. Krim. Psychol. Bd. 15. 1924.
      Peckmann. Monatschr f. Kriminalpsychologie. Bd. 13. 1923 r.
      2) Binding и Hoche. Die Freigabe d. Vernichtung lebensunwer-ten Lebens. Leipzig. Meiner. 2-te Aufl. 1922.
      3) M e 11 z e r. Das Problem d. Abkurzung lebensunwerten Lebens. Marhold. Halle a S. 1925.
      4) E. Baur, E. Fischer, F. Lenz. Grundriss d. menschlichen Erblichkeitslehre u. Rassenhygiene. 2-te Aufl. Lehmann. Miinchen. 1923.
      5) Цитир по Рибо. Наследственность душевных свойств. Русс. пер. Изд. Риккера. СПБ. 1884 г.
      аторами этой мысли были бывший председатель палаты депутатов Поль Думер, Леон Буржуа, акад. Перье (первый председ. о-ва), директор государственной статистики Л. Марш, декан медицинского факультета в Париже Л я н д у з и, проф. Ив. Д е л я ж, Балле, Пи нар (председ. о-ва в наст, время), П. Мари, 0. Мари, Ш. Рига е и др. ученые и политические деятели.
      В декабре 1912 г. общество (Societe francaise d ’eugenique)x) открылось докладом Л. Марша «Уменьшение населения и евгеника». Французское общество занято, главным образом, научными докладами, издает с 1913 г. журнал «Евгеника» (Г Eugenique), мечтает об учреждении собственного института по изучению наследственности, и далеко от того увлечения стремительно воздействовать на подбор брачущихся, которым отличаются американцы. Главное значение придают французские евгенисты воспитанию. «Мы должны воспитать, — говорит Л. Мар ш, — в наших детях больше сознания ответственности перед жизнью будущих поколений, воспитать высший патриотизм: чувство ответственности перед расой, способность ставить коллективное и вечное выше личного и преходящего».
      Существуют во Франции и общины, обязавшиеся проводить в своей жизни евгенические идеалы, напр. «Soci6t6 du lisere vert» в Париже.
      Сторонником проведения законов о стерилизации во Франции является проф. Н а в и л л ь2).
      В начале 1927 г. депутатом от департамента Сены, проф. П и н а р о м. внесен в парламент законопроект о медицинском освидетельствовании перед заключением брака3).
      В Швейцарии существует два евгенич. о-ва: одно во главе с проф. Ф о-релем, другое во главе с проф. Шлягингауфеном (антрополог).
      Значительную поддержку работам по евгенике в Швейцарии оказал Ю. Клаус, который в 1919 г. завещал на такие работы 100.000 франков, а затем передал и все свое состояние 1.274.000 франков. На эти суммы был основан в Цюрихе институт для изучения наследственности, социальной {нтропологии и расовой гигиены, во главе которого стоит проф. Ш л я г и н-г а у ф е н. С 1925 г. институт издает «Archiv d. Julius Klaus-Stiftung fiir Vererbungsforschung, Sozialanthropologie u. Rassenhygiene».
      В Берне издается журнал «Natur u. Mensch», в котором помещаются статьи по вопросам наследственности и расовой гигиены.
      В Бельгии по инициативе директора социологического института Sol-vay Э. Баксвайлерав 1912 г. начаты были первые работы по евгенике. В1919г.возникло«Soci6t6beiged’eugenique» (председ. Рене Санд секретарь Г о в е р т с); о-во имеет отделение в Антверпене. С 1921 г. о-во издает журнал «Revue d ’eugenique», который с 1924 г. переименован в ежегодник «Annales d ’eugenique».
      В октябре 1922 г. при социологическом институте Solvay основано «Office beige d’eugenique» во главе с д-ром Г о в е р т с о м. Это учрежде-
      х) Адрес: Paris, 4, Avenu Malakoff XXI.
      2) Navi lie. La sterilisation et la castration en medicine sociale et mentale. Ann. de med. leg. 1925, april, p. 155.
      3) L’Hygiene Mentale. 1927. № 4.
      ние было торжественно открыто во время интернационального евгенического празднества, на которое были приглашены в Брюссель все видные евгенисты Европы. Деятельными евгенистами здесь являются И е н ш и Р ю л о.
      В Нидерландах существуют: 1) евгенич. о-во «Net Nederlandsclie Volk» во главе с д-ром Марианной Херведен, 2) евгеническое о-во с председателем д-ром Мейес и В) о-во, задачей которого является пропаганда подбора браков особенно здоровых в наследственном отношении людей «Societe neerlandaise pour la propagation de certificat en vue de manage» (проф. С л и с в и к). Под руководством общества функционируют в различных местностях Голландии около 50 бесплатных консультаций для брачущихся. Все эти общества с 1924 г. создали центральный комитет для координации своей работы (председ. проф. Ф р и т). С 1920 г. для студентов медиков Утрехтского университета д-р Херведен читает курс евгеники.
      В Италии итальянское антропологическое о-во в конце 1913 г. учредило итальянский комитет для изучения евгеники под председательством римского антрополога профессора С е р д ж и, а затем в 1919 г. «Societa italiana di genetica ed eugenica». Деятельными евгенистами являются здесь проф. Ничефоро (Неаполь), Джини, Руджери, юрист проф. Ми-келье (Турин), JI о р и а , психиатр Моро, Цуккарелли, Пе-сталоцци и др.
      По инициативе общества в сентябре 1924 г. в Милане был созван итальяи-ский конгресс социальной евгеники с участием - представителей международного евгенического бюро (Участвовали JI. Дарвин, JI. Марш, Н. К. Кольцов ), Херведен, Мьоен, Фрит, Иенш).
      В Милане с 1924 г. учреждена кафедра евгеники.
      В Вене социологическое о-во учредило секцию социальной биологии и евгеники под председательством проф. Тандлера. Он является одним из деятельных редакторов журнала: «Ztschr. f. angew. Anatomie u. Kon-stitutionslehre», в котором обсуждаются вопросы конституции и наследственных особенностей человека. В1922 г. в Вене образовано особое бюро, дающее советы по вступлению в брак2). В ноябре 1924 г. возникло Венское общество расовой гигиены (предс. антрополог проф. 0. Р е х е). Имеется в Вене также «Deutsche Gesellschaft f. Rassenpflege» (предс. P. К о p б e p), которое однако преследует больше политические цели. В июне 1922 г. в Вене при городском отделе Здравоохранения открыто бюро для предбрачного освидетельствования (завед. д-р К а у т с к и й); через бюро до 1926 г. прошло около 3000 человек.
      В Венгрии еще в 1910 г. социологическое о-во посвятило особое заседание евгенике, на котором сделали доклады об английской евгенике Маджор, Тёлёп. Маджор ив дальнейшем много работал по популяризации евгенических идей. В 1913 году было избрано под председательством графа Телеки бюро по организации евгенического общества,
      г) См. Н. К. Кольцов. Евгенический съезд в Милане. «Русск. Евг. Ж.», т. III, в. I. 1925.
      2) М. m. W. 1922 № 24.
      но из-за войны дело задержалось, и лишь в ноябре 1917 г. открылось «Венгерское общество расовой гигены и политики народонаселения». Общество издало переводы книг Шалльмайера, Грубера, Сименса; устроило евгенические курсы, на которых читались лекции по истории современного состояния расовой гигены и об ее биологических и антропологических основаниях. Общество занялось распространением листовок, плакатов, разработало проект о налоге на холостяков.
      Но вскоре, в связи с переживаемой эпохой, общество ударилось в шовинизм и империализм. При заключении мира оно обратилось с воззванием к евгеническим обществам Антанты об евгенической опасности разделения Венгрии и подчинения части ее «низшей» расе (чехо-славаки, сербы и румыны). Вообще о-во проявляло ярко помещичьи, аристократические тенденции и при объявлении в Венгрии советской республики поэтому было закрыто. Оно протестовало против власти рабочих, как власти не евгенической, власти низших и т. п. Однако, закрыв аристократическое евгеническое общество, венгерское советское правительство само не чуждо было евгенических устремлений: предполагалось, напр., издание закона, по которому браки туберкулезных, глухонемых позволялись только в том случае, если брачущиеся решатся добровольно подвергнуться вазектомии х).
      В Чехо-Словакии пропагандистами евгеники являются Г а ч к о в е ц, Ружичка, Геверохи Кричевский. В1915 г. было основано Чешское евгеническое общество. В последнее время Гачковец ведет усиленную пропаганду необходимости врачебного освидетельствования перед заключением брака. Пражское национальное собрание в 1920 г. усиленно обсуждало законопроект о введении такого освидетельствования2).
      В Чехо-Словакии существует и Институт национальной евгеники, который в настоящее время занимаетсяразработкойвопросаозначении возраста3).
      В Норвегии, в Осло, имеется исследовательский институт по вопросам биологии (Winderen Laboratorium), который с 1908 г. публикует под ред. проф. М ь о е н а журнал «Der Nordiske Race», в программу которого входят евгенические вопросы.
      В Осло же при университете существует институт по изучению наследственности под руководством проф. X. Б о н н е в и. Среди представителей евгеники в Норвегии,кроме указанных выше, можно назвать проф. Фогта, Мора, Кейлхей, Коллина, Гульдберга, X е г-стада. В 1908 г. в Норвегии был организован «Consultative eugenics Comittee of Norwya» (предс. M ь о e н). Совместно с женским клубом этот комитет довел до осуществления законопроект об евгеническом ограничении браков. В поданной в 1913 г. в Норвежский стортинг петиции с громадным числом подписей предлагается установить: 1) minimum возраста брачущихся, 2) брак должен заявляться заранее и может быть действителен лишь в том случае, если в течение 6 недель по заявлении не поступит протеста, сообщения о болезни и т.п.,3) брак разрешается лишь в том случае, если обе стороны представят медицинские свидетельства, что не страдают никакой
      х) Fischer Defoy. Archiv f. soz. Hygiene. Bd. 13. H. 1.
      2) Casopis ceskych lekaruw 1920. Том 59.
      3) Matusenko, Биол. и соц. значение возраста. Rev. у. neurop. i psychiatrae. Bd. 29. №№ 5 — 6. 1926 г.
      болезнью, которая может представлять опасность для другого супруга или потомства. Эти положения с 1 янв. 1919 г. являются законом х).
      В Швеции еще с 1898 г. Лундборгом начались вестись в провинции Блекинг расово-биологические обследования населения.
      С 1909 г. существует «Swenska Sallskop for Rassliygien» с председателем X и л ь к р а и ц. В мае 1921 г. открылся в Упсале под завед. проф. Лундборга построенный на ассигнованные правительством 100.000 крон Государственный Институт по изучению расовой биологии. Институт имеет отделения: 1) наследственных изысканий, 2) антропологическое, В) физиологической патологии и медицины, 4) статистическое и 5) генеалогическое 2).
      С 1920 г. в Лунде при Менделевском генетическом О-ве и Институте генетики (проф. Нильсон Эле) издается журнал «Hereditas», в котором помещен ряд статей о наследственности у человека. Следует отметить, что в ноябре 1915 г. в Швеции издан закон, запрещающий браки душевнобольным, слабоумным и с заразными половыми болезнями. В 1922 г. д-ром Петреном был внесен в Шведский парламент закон о стерилизации идиотов и эпилептиков, однако, согл. заключению Института расов. биологии, законопроект был отклонен 3).
      Лекции по евгенике читаются в университетах Лунда, Упсалы, Готе-борга (проф. Халквист, Гетлин и др.).
      В Финляндии «Gesellschaft Volksgesundheit» в Гельсингфорсе в 1922 г. создало секцию евгеники во главе с проф. Федерлей, который читает лекции по евгенике в Гельсингфоргском университете. Недавно умерший гельсингфорский проф. Оссианн Шауманн завещал капитал на учреждение института по изучению наследственности.
      Деятельным евгенистом здесь является также проф. Р и н г б о м (Або).
      ff Дании секцию евгеники имеет антропологическое общество; одним из деятельных евгенистов здесь является антрополог С б р е н-Г а н з е и, Винге, Вестергард, Иоганнсен, а также психиатр, проф. В и м м е р, который в последнее время организовал евгеническое консультационное бюро.
      В Эстонии в 1924 г. в Тарту (Дерпт) образовано евгеническое общество, председателем которого является проф. гигиены А. Р а м м у л ь. О-во предполагает издавать небольшой журнал « Tuler Eesti» (Эстония будущего).
      В Испании с недавнего времени выходит журнал «Eugenika».
      В Японии евгеническое общество организовано известным политическим деятелем бар. Гото; о-во публикует журнал «Eugenie».
      В Китае Терон Илик открыл курс евгеники в университете в Нанкине.
      В России еще в середине прошлого столетия появилась замечательная книга по евгенике проф. медико-хирургической академии Флорин-
      х) Закон содержит 81 параграф. The Worlds Health. 1925 август.
      2) Подробное описание Института дано проф. Лундборгом в «Русск. Евг. Ж.» т. II, в. I. 1924 г.
      3) См. «Русск. Евг. Ж.» т. III, в. I. 1925 г., заметки проф. Лундборга.
      с к о г о ). Во многих своих положениях автор является предшественником Гальтона. Однако, никакого широкого влияния эта книга не имела. Евгеническое движение в России начинается только теперь. Липа за последние 10 — 15 лет стали появляться журнальные статьи и переводные брошюры по евгенике и появилось несколько диссертаций 2), посвящейных наследственности у человека. Никаких евгенических объединений в России не существовало до самого последнего времени.
      Организация евгенических о-в в С.С.С.Р. началась только после революции. Летом 1920 г. проф. Н. К. Кольцовым организовано при институте экспериментальной биологии в Москве (Воронцово поле, 6) отделение евгеники, а в октябре 1920 г. возникло стоящее в связи с этим институтом «Русское евгеническое о-во», задачей которого является научная разработка вопросов евгеники. Общество это с 1922 г. начало издание «Русского Евгенического журнала» 3). По уставу общества, помимо научного отделения, должно быть в тесной связи с ним основано «Общество евгенической пропаганды». В Ленинграде при постоянной комиссии по изучению естественных производительных сил России при Академии Наук в марте 1921 г. открыло свою деятельность «Бюро по евгенике» (Большой просп. 7, кв. 49), под заведыванием проф. Ю. А. Филипченко. Для деятельности этого бюро поставлены следующие задачи: 1) изучение вопросов наследственности специально в приложении к человеку путем устройства анкет, обследований, экспедиций и т. д., 2) распространение в широкие массы сведений о наследственности у человека и о целях и задачах евгеники путем издания популярных книг, брошюр (издано две брошюры Ю. А. Филипченк о — «Что такое евгеника» и «Наследственность у человека») и 3) подача советов евгенического характера желающим вступить в брак и вообще всем интересующемся собственной наследственностью.
      1) Флор и некий, В. М. Усовершенствование и вырождение человеческого рода. СПБ. 1866. 206 стр. Издание журнала «Дело». В 1926 г. книга эта переиздана Тимирязевским научно-исслед. Институтом под тем же заглавием. Изд. «Северный Печатник». Вологда. 1926.
      2) На русском языке до 1920 г. вышли след, оригинальные и переводные книги и статьи по евгенике: Блюм. Этика и евгеника. Изд. Суворина. СПБ. 1909. Гальтон. Наследственность таланта, ее законы и последствия. Изд. Ж. «Знание». СПБ. 1875. Карафа-Корбут. Очерки по евгенике. «Гигиена и Санитария» 1910. №№ 1, 2 и 4. О н ж е. Евгения, значение войны. Изд. «Практич. Мед.» 1922. Гамалей. Об условиях, благоприятствующих улучшению природных свойств людей. «Гигиена и Санитария». 1912. № 2. Т. И. Юдин. Евгеника и евгеническое движение. «Совр. Психиатрия». 1914. № 4. Е. А. Ш е п и л е в с к и й. Основы и средства расовой гигиены. Юрьев 1914. Гольдштейн. Гигиена рас. Уфа. 1913. И. Г. Оршанский. Задачи социальной гигиены. «В. Европы» 1915. № 10. П и р с о н. Грамматика науки. Изд. «Шиповник». СПБ. 1911. Рутгере. Улучшение человеческой породы. Изд. Суворина. СПБ. 191l" Филипченко, Ю. А. Евгеника. «Р. Мысль» 1918, март — июнь. Люблинский. Евгения, стерилизация. «Вестн. Знания» 1915 г. № 5.
      Диссертации по патологической наследственности И. Г. Оршанского, П. П. Тутышкина, А. С. III о л о м о в и ч а.
      3) Первый номер журнала вышел в свет в сентябре 1922, второй в июне 1923 г. и №№ 3 — 4 в начале 1924 г. В настоящее время выходит V том журнала.
      Ленинградское Бюро произвело, между прочим, анкетное обследование семей ленинградских ученых. Результаты этого обследования опубликованы в ряде работ в издаваемых бюро «Известиях бюро по евгенике». С начала 1922 г. в Киеве проф. А. А. Кронтовским также организовано «Бюро по изучению наследственности человека» (К ев, Бактериолог. Институт. Отдел эксперим. медицины). «Русское евгеническое Общество» с 1924 г. является всесоюзным обществом и все провинциальные общества считаются его отделениями. В настоящее время отделения имеются в Ленинграде, Одессе, Киеве и Саратове.
      Что касается практических евгенических мероприятий и законоположений, то в этом отношении в С.С.С.Р., можно сказать, почти ничего не предпринималось ) В новом (изд. 1927 г.) «кодексе законов о браке, семье и опеке» имеется лишь ст. 3,по которой «регистрирующие брак обязаны представить... подписку... в том, что они взаимно осведомлены о состоянии своего здоровья».
      В некоторых местах республики местные власти делали попытки ввести обязательное представление брачущимися медицинских свидетельств о здоровье, напр., в Усолье Пермской губ., в Кузнецке Саратовской губ.2), но о результатах этих попыток нам, к сожалению, ничего не известно.
      Все евгенические общества до 1912 г. были разъединены, и лишь после созванного в Лондоне интернационального евгенического конгресса (с 21 по 30 июня 1912 г.) началось широкое евгеническое международное объединение и был учрежден перманентный международный евгенический комитет как для созыва съездов, так и вообще для объединения работы ев-генистов. На сентябрь 1915 г. был назначен второй евгенический международный конгресс в Нью-Йорке, но война задержала его и конгресс был созван только в сентябре 1921 г.
      Конгресс этот был разделен на 4 секции. I секция: изучение наследственности. Председатель К е н о. II секция — изучение факторов, которые воздействуют на человеческую семью и их контроль (рождаемость, смертность, болезни, селекция и воздействие на них). Председатель Л у н д-б о р г3). III секция — вопросы, связанные с географическим распространением различных рас; влияние на расовый характер политических и национальных соединений, миграции рас и их влияние на историю. Председатель де Л а п у ж. IY секция — отношение евгеники к государству, обществу и воспитанию. Председатель Леонард Дарвин. В настоящее время труды этого конгресса вышли в свет, представляя два объемистых интересных тома4). Существование перманентного евгенического бюро
      х) Впрочем, согл. указанию М. В. Волоцкого (Р. Евг. Ж. «Nb 2, стр. 235), еще во времена Петра! в указе «Об освидетельствовании дураков в Сенате» от 12 аир. 1722 г. имеются евгенич. тенденции.
      2) «Известия В ДИК» от 28 июля 1923.
      3) Лундборг, однако, не принимал участия в конгрессе в виде Протеста, что от участия в конгрессе были устранены ученые Германии и Австрии (послевоенный шовинизм).
      4) Bd. I. Eugenics, genetics and the family. Bd. II. Eugenics in race and state. Price 11 Dol. Williams a. Wilkins C°. Baltimore U. S. A. Published February 1923.
      после этого съезда стало более прочным. Ежегодно происходят съезды бюро: в 1922 г. такой съезд был в Брюсселе, в 1923 г. в Лунде, в 1924 г. в Неаполе, в 1925 г. в Лондоне, в 1926 г. в Париже. В число членов этого бюро входят представители евгенических объединений 15-ти стран, в том числе представителем евгеники СССР является проф. Н. К. Кольцов.
      Итак, мы видим, что евгеническое движение широкой волной разлилось по всему культурному миру. Основная идея евгеники — создать здоровое и мощное человечество — не является чем-то искусственным, случайно придуманным, как это думают мало знакомые с евгеникой. Как мы указывали, забота о потомстве у человечества с первобытных времен играет большую роль, и чем культурнее человек, тем все более ширится стремление возможно оздоровить будущее поколение. Забота о детях уже в значительной степени была заботой конца XIX века, а XX век мечтает сделаться подлинным «веком ребенка). Эта забота о будущих поколениях, о детях столкнулась с вопросом об экономическом обеспечении; в результате — неомальтузианство, которое думает достигнуть счастья уменьшением потомства, но правильнее, вероятно, евгеническая, «противоположная мальтузианству, мысль, что залог социального счастья прежде всего в здоровья». Нужно не ограничивать число детей, а производить на свет только здоровых детей; больные родители совсем не должны иметь потомства.
      Медицина уже давно знает, что надо заботиться не только о здоровьи отдельного человека, но и создать условия, препятствующие проявлению болезней вообще, содействовать оздоровлению человечества в целом — давно известно стремление от медицины индивидуальной к медицине социальной. Борьба с вырождением, проблема рационализации процесса размножения людей должна быть одной из основных идей социальной медицины; эта идея является «вершиной социального врачебного мышления», как говорит Гротьян. Рационализация производства людского материала должна быть одной из первейших задач рационализации производства вообще — основой экономической жизни.
      Все это свидетельствует об органичности основ евгеники. Нашему веку выпало на долю формулировать, теоретически обосновать, найти закономерность проявлений той идеи, которая издавна существует в человечестве. Конечно, в настоящее время теоретическое обоснование и изучение только начинается и еще далеко от того, чтобы на основании существующих знаний мы имели право широко вмешиваться в социальную жизнь, но стремление выдвинуть вперед самую идею необходимости бблыпих забот о рациональном подборе будущих поколений, воспитание человечества в духе этой идеи, ее пропаганда, создание общего настроения, благоприятствующего евгенике, содействие всеми мерами научным изысканиям в этом направлении, окажется плодотворным для всего человечества. Во всяком случае евгенические идеи уже признаны заслуживающими серьезного внимания и изучения широкими кругами и ученых, и политических деятелей, и всего общества.
     
      ЛИТЕРАТУРА.
      Кроме общих книг по евгенике, упомянутых в 1-ой главе, сведения по истории евгеники находятся в книгах и статьях:
      1. Gеsavon Hoffmann. Die Rassenhygiene in d. Yereinigten Staaten d. Nordamerika. Lehmann. Mtinchen. 1913.
      2. F о г г e г. Rassenhygiene u. Ehegesetze in Schweiz.
      3. H a s k о w e c. Organisation d. Eugenik in Bohmen. Revue v.
      neuropsychologie; Bd. 17. 1917.
      4. G. v. Hoffmann. Rassenhygiene in Ungarn. Arch. f. Rass. u. Gesselsch. Biologie Bd. 13, H. I. 1918.
      5. Popenoe. Rassenhygiene (Eugenik) in d. Yereinig. Staaten. Arch. f. Rassen u. Geselsch. Biologie Bd. 15. H. I. 1923.
      6. Schreiber. Le mouvement eugenique en France. Rev. anth-rop. Y. 31. p. 466. 1921.
      7. Harris. Eugenics in South America. Eug. News. 1922, v. VII, p. 17.
      8. F. L e n z. Eugenics in Germany. Journ. of Heredity. 1924. № 5.
      9. Eugenische Gesetzgebungen in Ausland. Arch. f. soc. Hygiene.
      Bd. I. H. 3. 1925 — 26.
      10. Люблинский. Современное состояние евгенич. движения. Р. Евг. Ж. т. IY, в. 2. 1926.
      11. Кроме того, сведения по истории евгеники и евгенич. движения см. в хронике журналов:
      The eugenics Review.
      The Englishwomen, a review for the eugenist.
      Biometrika.
      Eugenical News (Америка).
      Journal of Heredity (Орган «Americ. genetic Association»).
      Archiv fiir Rassen-u. Gesellschafts Biologie.
      Archiv fiir Frauenkunde u. Eugenik.
      Die Kommende Geschlecht (Популярн. журнал, издав, с 1921 г. пастором Muckermann ’ом).
      L’eugenique.
      Revue d ’eugenique (бельгийский).
      Nordiske Rase (норвежский).
      Hereditas (изд. R. Larsson, Lund).
      Русский евгенический журнал.
      Отчеты I и II евгенических конгрессов.
      KOHEЦ 2 ГЛАВЫ И ФPAГMEHTA КНИГИ

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru