НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

Эврика-82: ежегодный сборник статей. — 1982 г.

Серия «Эврика»

Эврика-82

ежегодный сборник статей

*** 1982 ***


DjVu


 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>



      ФPAГMEHT КНИГИ
     

      РАДИОСТРЕЛОЧНИК
      Киевском институте автоматики разработан комплекс устройств радиотелемеха-нического управления транспортом (РУТО-ЮО). Он устанавливается на маневровых локомотивах или передвижных стрелочных постах в зоне карьерных, забойных и отвальных путей. С его помощью машинист сам прокладывает себе путь, переводя стрелки, опуская и поднимая шлагбаумы переездов, зажигая предупредительные огни.
     
      КАТОК С ВОЗДУШНОЙ ПОДУШКОЙ
      Aсфальтозые покрытия уплотняют во всех странах с помощью катков различного веса. Первым по свежему асфальту идет пятитонный каток, следом — восьми- или десятитонный, завершает
      процесс тяжелый — в 15 тонн. В некоторых странах пускают по дороге целую колонну — до восьми машин. Представляете, как это сложно? Не проще и ставшая популярной в последнее время идея со сменными противовесами: платформа постепенно нагружается кассетами, увеличивающими вес катка. Ясно, что и это не лучшее решение проблемы...
      А что, если в качестве балласта использовать воздух, применить воздушную подушку, но как бы наоборот? Именно эта идея и лежит в основе нового катка, созданного ленинградскими конструкторами. Он снабжен вакуумной камерой, поставленной на рольганги. Камера словно присасывается к асфальту, специальное устройство управляет технологическим режимом в ней: уменьшая или увеличивая давление, можно регулировать вес катка, делая его все время тяжелее. Кстати, приборы для проверки качества грунта, созданные специалистами одновременно с агрегатом, тоже основаны на идее вакуума.
     
      САМОЛЕТЫ ДЕВЯНОСТЫХ ГОДОВ
      С выпуском шестнадцатого самолета «Конкорд» закончилось выполнение англофранцузской программы производства сверхзвуковых пассажирских самолетов, обошедшейся в 3,2 миллиарда долларов. По мнению американского журнала «Попью-лар сайенс», это была одна из самых неудачных в истории авиации программ: самолет создает много шума, вмещает мало пассажиров и расходует бездну топлива.
      Но неудача не охладила пыла конструкторов. Три крупнейшие американские фирмы («Мак-Доннелл-Дуглас», «Боинг» и «Локхид») проектируют пассажирские сверхзвуковые самолеты нового поколения. Они рассчитывают, что использование новейших достижений в области двигателестроения, аэродинамики и конструкционных материалов позволит создать машины, лишенные недостатков «Конкорда».
      На новых сверхзвуковых самолетах предполагается использовать двигатели, сочетающие такие преимущества, как низкий уровень шума и эффективность на дозвуковых скоростях с высокой тягой на сверхзвуковых.
      Все три фирмы предполагают, установив по четыре таких двигателя регулируемого цикла, создать машины, способные перевозить более трехсот пассажиров со скоростью, почти в три раза превышающей звуковую. Планируется, что в следущем десятилетии такие самолеты уже появятся на воздушных трассах.
      К тому времени ожидается появление самолетов совершенно необычной формы. Так, «Локхид» по заданию НАСА изучает практическую целесообразность постройки трехфюзеляжного самолета. Воздушный тримаран, имея полезный вес 680 тонн, сможет перевозить до 200 тонн груза, половина которого размещается в центральном фюзеляже и по 50 тонн — в каждом из боковых. Разгрузить тримаран можно гораздо быстрее, чем аналогичный самолет традиционной конструкции. Кроме того, он должен быть дешевле, поскольку вместо одного большого фюзеляжа сложной конструкции требуется изготовить два или три одинаковых корпуса небольшого размера.
      Не менее экзотично выглядит другая разработка «Локхида» — универсальный грузо-пассажирский самолет, по виду напоминающий трейлер. Плоская платформа, расположенная между кабиной и хвостовым оперением, служит для перевозки крупногабаритных грузов и людей. В пассажирском варианте на платформе устанавливается модуль с багажным отсеком. В грузовом — контейнеры, помещенные на платформу, покрываются обтекателем из легкого стекловолокна. Такая конструкция позволяет разгрузить воздушный трейлер в считанные минуты.
      В последнее время довольно широко обсуждаются преимущества еще одной необычной модели. Представьте себе летящую машину, одно крыло которой направлено вперед, другое назад. Именно такой самолет со скользящим крылом, под названием АД-1, создан в исследовательском центре имени Эймса. Одноместная модель, проходящая летные испытания, служит прототипом перспективного 200-местного пассажирского авиалайнера.
      Но зачем понадобилась такая странная конструкция? Дело в том, что создатели сверхзвуковых самолетов сталкиваются с противоречивыми требованиями: необходимо обеспечивать большую подъемную силу и низкий уровень шума при взлете и посадке, в то же время минимальное сопротивление воздуха при большой скорости. Но для создания значительной подъемной силы необходимы крылья большой площади, расположенные перпендикулярно к самолету, а для снижения сопротивления на значительных скоростях — скошенные назад — стреловидные. Попытки примирить эти противоречивые требования привели к появлению самолетов с переменной геометрией крыла. Но такой конструкции присущи серьезные недостатки. Во-первых, требуется сложный и тяжелый механизм для того, чтобы при взлете ставить крылья перпендикулярно к фюзеляжу, а в полете отводить назад. Во-вторых, при повороте крыльев смещается точка приложения подъемной силы, и для сохранения центровки приходится перекачивать горючее из одних баков в другие. Кроме того, при прохождении звукового барьера конструкция со стреловидными крыльями испытывает сильный удар. Все это делает схему с изменяющейся геометрией крыла малопригодной для гражданской авиации.
      Самолет же с косо расположенным крылом, по мнению специалистов, имеет в этом отношении определенные преимущества.
      При взлете крыло повернуто перпендикулярно к фюзеляжу, а в сверхзвуковом полете оно разворачивается на 60 градусов. Поскольку крыло поворачивается на шарнире, наподобие ножниц, точка приложения подъемной силы относительно центра тяжести самолета не смещается. «Скользящее крыло» позволяет уменьшить потребление горючего, и появляется возможность использовать более скромный двигатель, создающий меньше шума. Кроме того, снижается сила звукового удара.
      Пока идут испытания. И если они закончатся успешно, вполне вероятно, что лайнеры, оснащенные «скользящим крылом», совершат первые испытательные полеты уже к концу восьмидесятых годов.
     
      СКВОЗЬ ОГОНЬ И ДЫМ...
      Надежность и безопасность современных воздушных лайнеров ни у кого не вызывают сомнений. Но все же представим себе такую ситуацию.
      ...Полет приближается к концу.. В салоне появилась стюардесса и вежливо попросила: «Уважаемые товарищи! Наш самолет пошел на снижение. Просьба всем пристегнуть привязные ремни и воздержаться от курения».
      ...И вдруг из-под кресла потянулась тонкая струйка дыма.
      «В салоне пожар, повторяю, в салоне пожар. Срочно прошу посадку», — гремело в наушниках диспетчера. Прошли мгновения, и к взлетно-посадочной полосе ринулись, завывая сиренами, пожарные машины, автомобили «Скорой помощи».
      Вот лайнер чиркнул колесами по бетону, взревели турбины, укрощая разбег, и наконец серебристая птица замерла у конца полосы. В тот же миг на выручку поспешили пожарные, медики...
      Именно для таких крайне редких случаев Прилук-ским объединением противопожарного оборудования и ОКБ противопожарной техники в Торжке разработан аэродромно-спасательный автомобиль АПС-70 (73 10). Подобной машины мировая практика до сих пор не знала.
      Все управление механизмами находится в кабине. Стоит нажать рычаг, и двигается трап-пандус.
      На панели вспыхнула лампочка.
      Это значит, что мост коснулся фюзеляжа. И через дверной проем пассажиры могут выйти из него, а потом спуститься по носовому трапу на землю. Специальная теплоотражающая ткань наверху предохраняет их от пламени и от воды или пены, которой «обстреливают» самолет.
      А если дверь заклинит?
      И это предусмотрено. На рабочей площадке в конце моста смонтирована рамка по форме выхода. На всех ее четырех сторонах — дисковые пилы. В считанные мгновения они «вскрывают» фюзеляж. Причем работают «диски» одновременно до тех пор, пока пропилы не пересекутся.
      На рабочей площадке предусмотрены патрубки для подсоединения пожарных рукавов. Это на тот случай, если понадобится подать воду или пену внутрь самолета. А сам самолет можно поливать из монитора. При необходимости из его «дула» может бить струя — сорок литров в секунду — воды или пены. Всего же резервуары машин имеют запас 8 тонн воды и 1 тонну пенообразователя. Весь комплекс обслуживают четыре оператора. А чтобы лучше согласовать действия, все члены экипажа обеспечены радиосвязью.
      Комплекс способен спасать не только самолеты. Мост с палаткой может сдвигаться на угол до 75 градусов и с рабочей площадки доставать струей до самых удаленных уголков ангаров или хранилищ горючего.
     
      БЕЗОПАСНОСТЬ ГАРАНТИРОВАНА
      часы «пик» интервал между поездами метрополитена всего 30 — 40 секунд. И вполне понятно, как сложно водить составы в таком жестком режиме.
      Всесоюзным научно-исследовательским институтом железнодорожного транспорта разработан комплекс быстродействующей сигнализации с автоматическим регулированием скорости — АРС. Поездная система принимает сигналы от путевых устройств и направляет их в дешифратор, который оценивает расстояние до хвоста
      впереди идущего поезда и выдает информацию в блок автоматического управления. Там фактическая скорость сравнивается с допустимой. Если она выше заданной, то блок управления отключает тяговые двигатели и включает тормоза. В случае отказа электро- и пневматического тормозов включается экстренный.
     
      «БЕГУЩАЯ ВОЛНА» В ЗАБОЕ
      втоматизация тяжелых ручных работ — одно из главных направлений поиска проблемной лаборатории, созданной в Институте горного дела Сибирского отделения Академии наук СССР. Исследования ученых увенчались созданием транспортера «бегущая волна», который позволяет значительно повысить производительность труда на самой тяжелой операции — выемке руды из забоев. «Бегущая волна» — это вибрирующая металлическая лента. Добытая руда
      движется по ней свободно, как лодка по воде. На обычных транспортерах руда зимой смерзается, налипает на ленту. А этому не страшен даже самый сильный мороз.
     
      В ШАХТЕ — РОБОТЫ
      рочный угольно-цементный монолит не устоял перед роботом, напоминающим тракторную гусеницу с укрепленными на ней стальными резцами. Он свободно дробил пласт, убирал и отправлял горную массу за пределы забоя. Все эти операции выполнялись без вмешательства человека.
      После завершения стендовых испытаний стальной забойщик будет передан из лаборатории Донецкого научно-исследовательского угольного института на шахту.
     
      НЕ ПРИКАСАЯСЬ
      Прибор ММВ-16, созданный в Институте физики Польской академии наук, позволяет измерять влажность вещества, не прикасаясь к нему датчиком. Он основан на свойстве микроволн отражаться от сухих веществ и поглощаться водой.
      Влагомер можно использовать для анализа влажности семян и муки, угля и песка, древесины и целлюлозы. Бесконтактный метод позволяет автоматизировать производственные процессы, требующие непрерывного контроля.
     
      СОГНУТЬ ГАЗОПРОВОД
      Вы когда-нибудь слышали, что у магистральных газопроводов трубы тоже нередко приходится гнуть? Не слышали? И не случайно: пока диаметр труб и толщина стенок были сравнительно невелики, они сами, сваренные в длинные плети, изгибались по профилю траншеи.
      Но вырос диаметр и толщина стенок, увеличилась жесткость труб. А вместе с ними обострилась и проблема: как изгибать такие трубы, чтобы они не смялись, не пошли коварными «складками»? Жесткие трубы обычно гнут, предварительно плотно набив песком, чтобы при изгибе не образовывались гофры. Но для больших диаметров этот способ не годился.
      Чем можно заменить песок? Оказывается, воздухом. В Московском институте нефтехимической и газовой промышленности создана надувная оправка, внешне напоминающая баллон аэростата диаметром почти в полтора и длиной в несколько метров. Но есть у нее и свой секрет: под внешней оболочкой скрыта вторая — меньших размеров. Для чего? Чтобы зря не терять время и энергию, когда нужно передвинуть оправку с одного участка трубопровода на другой. В этих случаях внутренний баллон остается заполненным. А воздух выпускается только из зазора между оболочками. Слегка «похудев», оправка на собственном шасси легко переезжает ка новое место, где воздухом нужно заполнить лишь этот зазор.
     
      ТОМАТЫ ИЗВЛЕКАЮТ НЕФТЬ
      Отходы переработки стеблей помидоров, баклажанов, перца нашли неожиданное применение в добыче нефти. Даже незначительного их присутствия в водном растворе, закачиваемом в нефтеносный пласт, оказалось достаточно, чтобы его отдача возросла. Вещества растительного происхождения, резко повышающие нефтевымывающие свойства воды, не только увеличивают добычу нефти, но и позволяют сократить объем нагнетаемой в пласт жидкости.
      Сотрудники Института проблем глубинных нефтегазовых месторождений Академии наук Азербайджана, доказавшие технологическую и экономическую целесообразность использования отходов переработки растений, передали разработку бакинским нефтяникам.
      По заключению ученых, в республике имеется хорошая сырьевая база для применения этого способа воздействия на нефтяные пласты — здесь культивируется много растений семейства пасленовых, из которых извлекаются эффективные добавки.
     
      «ПРОМОКАШКА» ДЛЯ НЕФТИ
      ® интетический препарат, способный в кратчайшие сроки очистить от нефтепродуктов поверхность океана на больших площадях, создали ученые Института океанологии Академии наук СССР.
      В ходе испытаний пятно нефти на акватории в несколько тысяч квадратных метров было ликвидировано с поверхности моря за 15 минут.
      Новый препарат, распыленный по пленке, собирает ее, не причиняя вреда экологической системе океана. Образовавшуюся при этом на поверхности пену вместе с водой можно перекачать на судно.
     
      ВОДУ ОЧИЩАЕТ РЕШЕТКА
      Специалисты ВНИПИчер-метэнергоочистки и Череповецкого металлургического завода предлагают удалять масла и другие нефтепродукты с поверхности воды с помощью сетки. В их устройстве бесконечно вращающаяся лента из сетки, опущенная на уровень воды, как бы снимает тончайшую стружку с водной поверхности, удаляя пленку масел. При вращении сетка захватывает капельки масел и доставляет их на участок регенерации, где масло сдувается сжатым воздухом в лоток, откуда по отводящему трубопроводу стекает в маслосборник.
      СПЛАВИТЬ МЕТАЛЛ... С ДРЕВЕСИНОЙ Ц
      На Воронежском шинном заводе специалистам, приехавшим с других предприятий, показывают подшипники промежуточного вала вулканизатора. С первого взгляда никто не может определить, из чего они сделаны. Ясное дело — не из бронзы. Интересующимся сообщают, что этот материал по износостойкости не уступает при достаточной смазке бронзовым подшипникам, а когда смазки недостаточно, даже превосходит их в 8 — 10 раз. И лишь потом пораженным слушателям сообщают, что эти подшипники изготовлены из... дерева. Вернее, из новых композиционных древесных материалов, разработанных в Воронежском лесотехническом институте.
      Применяемая до сих пор бронза уже не удовлетворяет производственников не только потому, что она дорога и дефицитна. Ее физико-механические свойства тоже подошли к пределу — иными словами, сейчас требуются такие эксплуатационные характеристики, которые бронза уже не в состоянии дать. И нет в распоряжении конструкторов такого дешевого металла, который мог бы заменить бронзу. Зато есть композиты на основе прессованной древесины, модифицированной пропиткой.
      Прессованная древесина известна давно, пропитанная различными химическими препаратами — тоже. Казалось бы, что тут нового? А на деле различные способы прессования и пропитки, сочетания этих двух составляющих позволяют получить столь разнообразную палитру свойств, что, по сути, речь идет о совершенно новых материалах с весьма широкой, более того — неожиданной областью применения.
      Подшипники, о которых шла речь, получены из прессованной древесины, пропитанной под давлением расплавленным церезином. Этот материал износостоек, высокопрочен, вибро- и коррозионно-устойчив. А древесина, пропитанная, кроме церезина, еще и поверхностноактивными веществами, не уступает и дефицитным антифрикционным сплавам: может работать вообще без смазки, в абразивных и пыльных средах и даже в воде. Она успешно применяется на воронежских предприятиях вместо чугуна и бронзы, причем срок ее службы в шесть раз выше, чем у металлов.
      Однако далеко не каждый подшипник можно заменить на деревянный, а хотелось бы. Но высокие скорости, большие нагрузки, мощные тепловые потоки, возникающие при сопряжении трущихся деталей, требуют особых качеств материала. У рядовых металлов этих качеств недостаточно, потому и срок службы их в таких узлах короткий. А нельзя ли создать такие материалы, которые сочетали бы лучшие свойства металла и древесины — дешевизну и плотность, прочность и теплопроводность, вязкость и твердость? Иными словами, нельзя ли создать своеобразный «сплав» дерева и металла?
      Казалось бы, задача эта из области фантастики. И тем не менее нам удалось ее решить, пропитав древесину легкоплавкими сплавами. Так родился «гибрид» — металлизованная древесина. Она великолепно зарекомендовала себя в узлах трения машин в широком диапазоне нагрузок и скоростей. В частности, срок службы подшипников скольжения из нее в катках тракторов почти в 2 раза выше бронзовых, в кирпичных прессах — в 4 — 6 раз, в рессорных подвесках автомашин — в 2 — 3 раза выше стальных. Металлизованная древесина — это уже качественно новый материал, «не предусмотренный» природой. И таящий в себе огромные возможности. Задача ученых — раскрыть их до конца.
     
      БУМАГА БЕЗ ЦЕЛЛЮЛОЗЫ
      Рекордное долголетие обретают карта или чертеж, отпечатанные на бумаге, которую изготовили специалисты Всесоюзного научно-исследовательского института целлюлозно-бумажной промышленности. Хотя внешне эта бумага и напоминает кальку, ее основа не растительное волокно, а лавсановая пленка. Новинка прочна и эластична, специальное покрытие позволяет чертить карандашом и тушью, а при необходимости легко стереть написанное. Первая партия бумаги-долгожительницы, выпущенная Переслав-ским химическим заводом, получила высокую оценку картографов, конструкторов, геодезистов.
     
      «МИКРОПОРИСТОЕ» СТЕКЛО
      университете города Уорик (Англия) производятся стеклянные пластинки с микроскопическими порами — диаметр каждой не превышает половины миллионной доли миллиметра. Пластины, изготовленные путем термической обработки определенных типов стекла, используются для фильтрации растворов. Важная область, в которой может найти применение «микропористое» стекло, — опреснение морской воды. Дело в том, что молекулы воды свободно проходят через поры, а молекулы солей задерживаются более чем на 90 процентов. Сейчас с помощью стеклянной мембраны площадью 1 квадратный метр можно получить 3,5 кубометра питьевой воды в сутки.
     
      НАЖДАК ИЗ НЕРЖАВЕЙКИ
      Наждачная бумага незаменима при обработке многих материалов. Но она недолговечна, быстро «засаливается», становится хрупкой. В десятки раз долговечнее новый материал — тонкая фольга из нержавеющей стали', на которой электрохимическим способом вытравлены острые выступы, заменяющие зерна корунда. Фольга наклеивается на поверхности любой формы, и в итоге получается инструмент, удобный для обработки металла, дерева, устранения краски. Когда такой наждак «засаливается», частицы загрязнений можно легко смыть соответствующим раствором. Новый материал изобретен в 'Швеции.
      Сегодня у плазмы немало рабочих профессий. В промышленности успешно работают установки, которые режут и сваривают металл, нагревают его перед механической обработкой, варят сталь, наплавляют и напыляют различные покрытия и делают множество других полезных дел. И все же к последним работам ВНИИТВЧ. по индукционной плазме промышленность проявляет повышенный интерес, особенно к плазмотрону мощностью 1000 киловатт.
      Дело в том, что в отличие от обычной дуговой плазмы, которая сегодня используется в большинстве промышленных установок, плазма, получаемая индукционным способом, не загрязняется продуктами сгорания электродов. Второе важное достоинство вытекает из первого: раз электродов нет, значит, их не нужно менять и плазменная индукционная установка может работать непрерывно и практически неограниченно долго.
      В дуговых установках плазма сжата в тонкий луч и разогрета до очень высоких температур — порядка нескольких десятков солнечных. Индукционная же плазма относится к разряду «холодных» — ее температура не превышает 11 тысяч градусов. Но и этой «невысокой» температуры вполне достаточно для проведения самых горячих химических реакций. К тому же в отличие от дуговой индукционная плазма горит в виде факела, то есть имеется необходимое для проведения реакций рабочее пространство. Все это делает индукционные плазменные установки незаменимыми для получения сверхчистых химических соединений, для термической обработки некоторых металлов, для проведения непрерывных или очень длительных химических и термических процессов. Но этим их возможности далеко не исчерпываются.
      Если, например, пройтись струей «холодной» плазмы по бетонной строительной панели, то ее серая невыразительная поверхность превращается в нечто, напоминающее застывший морской прибой. И глазу приятно, и весьма практично — «остеклованная» плазмой панель прочнее и лучше противостоит атмосферным воз-ш действиям. Кроме того, такая технология дешевле, чем
      облицовка панелей керамической плиткой. Установки для плазменной обработки бетонных панелей внедряются на домостроительных предприятиях Ленинграда.
      Для подобных работ применяются плазмотроны мощностью несколько десятков киловатт. В принципе они пригодны для того, чтобы получать самые разнообразные химические вещества, но выход продукта будет очень невелик. Новый же плазмотрон мощностью 1000 киловатт позволяет перейти к крупнотоннажному производству многих ценнейших химических соединений, например пигментной двуокиси титана (так сложно именуют химики обыкновенные белила). С помощью индукционной плазмы можно получать и двуокись магния — периклаз — такой чистоты, какой невозможно добиться обычными методами. Промышленное внедрение плазменной технологии сулит здесь большой экономический эффект: периклаз применяется как изоляционный материал в трубчатых электронагревателях, и улучшение его свойств поможет существенно поднять качество этих устройств.
      Еще одна ценнейшая профессия нового плазмотрона связана с вольфрамом. Металл этот очень «упрям»: он улучшает свои свойства только при температуре около 2,5 тысячи градусов. Получить такую температуру в современных печах трудно, а уж если удается, то печи выносят ее недолго — выходят из строя. Индукционный же плазмотрон справляется с вольфрамом без труда, а работать может, как уже сказано, практически непрерывно и во время обработки не загрязняет металл примесями.
      «Мал золотник, да дорог» — старая пословица вспоминается в связи с еще одной возможной профессией нового плазмотрона. Дело в том, что эта небольшая установка высотой в метр и, диаметром около полуметра способна заменить... домну. Если пропускать через водородный плазменный факел измельченную руду, то железо восстанавливается из окислов без участия кокса, потребляемого домнами в огромном количестве. Побочный продукт плазменного процесса при этом не углекислый газ, которым домны отравляют воздух, а обыкновенная вода. К тому же появляется возможность использовать самые бедные железные руды.
      Д лительныи промышленный процесс образования нитридов — соединений различных элементов с азотом — сведен к долям секунды учеными Латвийской академии наук. В Институте неорганической химии разработаны способы получения таких соединений в плазменных реакторах.
      Нитриды, обладающие высокой жаростойкостью и другими ценными свойствами, синтезируются теперь в виде тончайшей пудры. Из нее легко изготавливать промышленные изделия методом порошковой металлургии. Таким путем созданы, в частности, образцы металлорежущих инструментов.
      Плазмохимия стала одним из ведущих научных направлений института. Ученые получили лабораторный корпус с плазменными реакторами. Такой реактор весит несколько килограммов, но по производительности не уступает крупной заводской печи.
     
      МАКЕДОНСКИЕ ПАТЕНТЫ
      Мы бродим по земле в поисках открытий. А тайна — вот она, рядом, ждет наших умелых рук и внимательных глаз. Из глубокой древности порой тянутся корни явлений, разгадка которых принадлежит ученым сегодняшнего дня.
      Имя Александра Македонского знакомо каждому.
      Слава о его блестящих победах разнеслась по всем землям, напугав недругов и ободрив союзников. А знаете, что служило для солдат Македонского сигналом к наступлению? Нарукавные повязки. Повязки эти, пропитанные особым раствором, под лучами солнца меняли цвет, и таким образом македонцы узнавали время начала штурма. Вряд ли догадывались воины Македонского, что необычное свойство их повязок привлечет внимание ученых XX столетия, которые назовут это явление — фотохромизм.
      Представьте себе солнечные очки. Если их линзы фотохромные, то чем ярче свет, тем очки темнее. Но вот солнце спряталось за тучу, и линзы за несколько минут вновь светлеют.
      Под действием света возникают центры окраски в кристаллах фотохромного вещества. Чем быстрее кристалл поглощает свет, запасая большое количество энергии, тем скорее он окрасится. Но как только прекращается действие света, накопленная энергия идет на то, чтобы вернуть кристаллу его первоначальный цвет.
      Именно на этом свойстве фотохромных материалов — ФХМ — основана регистрация оптической информации. В самом деле, записав информацию на таком материале, можно регулировать время ее хранения. Ведь фотохромные стекла могут иметь очень малую скорость обесцвечивания. Несколько лет способны некоторые из них сохранять приобретенный цвет, а следовательно, и записанное изображение. А если информация перестала вас интересовать, при помощи того же излучения легко стереть ее за доли секунды. Разве возможно такое в фотографии!
      ФХМ внесут большие изменения и в библиотечное дело. Уныло смотрят с полок пыльные корешки книг, содержание которых останется для вас навек загадкой. В какой из них нужная информация? Как уместить на стеллажах библиотеки, пусть самой крупной, огромный объем печатной продукции, год от года растущий? А вот как: все заснять и хранить не книги и не микрофильмы, а ультрамикрофильмы. Фотохромная система получения микроизображений позволит записывать информацию с небывалой плотностью. Например, на ФХМ размером 102X152 мм станет возможным записать до 3200 страниц текста!
      А фотохромные стекла окон в автомобилях? Медицина, фотография, голография, вычислительная техника, декоративное искусство...
      Может быть, в будущем женщины станут шить себе платья из тканей, окрашенных фотохромными красителями. Наряды, способные менять цвет, — интересно? В конце концов, пусть хоть в этом послужит нам опыт солдат Македонского. Нам и ученым Московского химико-технологического института, которые работают сейчас с ФХМ.
     
      РАДУГА ПОЕТ И ТАНЦУЕТ
      Что мы знаем о светомузыке? С чем связываем это понятие? С цветными бликами на потолке кафе и ревущими инструментами ВИА? С вошедшими в моду фонтанами: струйки воды подсвечиваются, нехитрые аккорды сопровождаются журчанием? Что еще? Абстрактные слайд-фильмы, озвученные магнитофоном? Примитивные устройства, обручившие каждый цвет со «своим» звуком? Вот, пожалуй, и все.
      Судить по этим, всем известным примерам о светомузыке так же трудно, как о живописи — по наскальным рисункам. А ведь светомузыка уже миновала свой «неандертальский» период.
      Гаснет свет. Робко выходя из глубины пространства, наплывает музыка Дебюсси. Вспыхивает экран. Цветочный луг. Дуновение ветерка — и цветы колышутся.
      Смещаются, меняются местами, раздваиваются. И вот уже преобразуются, как в калейдоскопе, в другой цветочный узор. Размытые пятна обретают четкость — и перед нами как будто «Кувшинки» Клода Монэ. Но вот они тают в сиреневом мареве, распадаются на мелкие звездочки — может быть, перед нами знаменитая «Сирень». И вновь цветная круговерть. Этим движением красок, объемов, линий, теней музыка управляет. Только ей подчинена стихия образов, развернувшаяся перед нами.
      Светомузыкальные концерты все чаще проходят в последние годы в Москве, Ленинграде, Харькове, Таллине, Казани, Полтаве и в других городах. И хотя многие цветодинамические композиции оказывают на зрителей сильное эстетическое воздействие, они почти невоспроизводимы. Исполненные однажды, они никогда и никем более не повторяются: не остается партитуры. Правда, в светомузыке нет пока своего Моцарта, но ведь не исключено, что он появится, да и произведения лучших современных светохудожников хотелось бы сберечь.
      Молодой сотрудник кафедры педагогики, психологии и методики обучения в высшей школе МГУ Сергей Зорин нашел принцип записи светомузыки. Разработанная им знаковая система проста, удобна, однозначно считывается с листа. Она универсальна — годится для любых существующих светомузыкальных инструментов и даже для тех, которые только еще будут созданы.
      Под обычным нотным станом еще один, «световой», — только в нём не 5, а 10 линеек. Запись разбивается на те же такты, что и музыка. Знаки «светового» стана укажут исполнителю светомузыкальной партии, какими. должны быть яркость, насыщенность, масштаб, скорость и направление движения оптических элементов. У светомузыки появилась своя «грамота». Может быть, она станет мощным толчком для развития молодого вида искусства?
      Выпускник художественного училища, радиоинженер, изобретатель Зорин создает управляемую цветомузыкальную среду. Тонкий, чуткий инструмент позволит зрителю самому творить видимую и слышимую музыку, согласуя ее со своими вкусами, настроением, биоритмами.
      В светомузыкальной композиции участвуют не только музыка и цвет, но и всевозможные геометрические формы. Как их создать на экране? Это секрет каждого
      светохудожиика. Секрет лишь потому, что до сих пор не было единого закона формообразования. Мастера светомузыки хранят свои находки в виде трафаретов, дисков, барабанов, как-то каждым по-своему систематизированных.
      Так вот Сергей нашел единый закон, объединяющий все способы создания «танцующих объемов». Переведенный на язык математики, он поможет мастерам светомузыки обобщить свои достижения. Новый Моцарт, быть может, уже родился и вертит в руках калейдоскоп...
      Очеловеченная пустыня
      Светомузыка — вид искусства. Это понятно. Но «прикладная светомузыка» может служить и науке. Причем самым современным ее областям, например психологии.
      Межпланетный космический корабль летит к Плутону. Позади годы, прожитые в уютном, отгороженном
      от вселенной кусочке пространства. Впереди еще десятки лет движения по эллипсу.
      Новый день, как всегда, начинается с восхода солнца: стены корабля исчезают, фиолетовый сумрак сдвигается к западу, бледнеет, на сиреневом неба прорисовываются плоские облака; подрумяненные розовым сиянием, они становятся объемными. Первый луч вспыхивает за резко очерченной горной грядой. Ленивое пунцовое светило неспешно взбирается на голубеющий небосклон, наливается золотом, разбрызгивается в тысячах росинок. Веселое пение птиц предвещает теплое утро и жаркий день.
      Космонавты просыпаются в отличном настроении: знакомые с детства, близкие сердцу пейзажи средней полосы, радостно волнующая музыка Рахманинова.
      Как только пропадает залитый утренним солнцем ландшафт, интерьер космического корабля обретает свои обычные очертания — экипаж приступает к текущим делам очередного трудового дня.
      Светомузыка в межпланетном полете? Ну и что?
      А то, что она — средство утолить так называемый сенсорный голод — недостаточность чувственных восприятий у оторванных от своей планеты землян.
      Мы с самого рождения оказываемся в мире цвета и звука. Мы привыкли к звону капели, круговерти красок, шелесту листьев, журчанию ручья.
      Долгое пребывание человека в замкнутых, изолированных объемах — под водой, на полярной станции, в пустыне — обрекает его на сенсорное голодание. И лишь управляемая цветозвуковая среда способна «вернуть» человеку привычный мир.
      В недалеком будущем светомузыка начнет обслуживать космонавтику еще на Земле. Управляемая цветовая среда — универсальный инструмент для определения психологической совместимости людей и выявления потенциального лидера группы.
      Палитра Гиппократа
      Комната напоминает салон самолета. Только кресла расставлены в форме подковы. В креслах люди, страдающие психоневрозами. Пациенты надевают наушники, откидываются на спинки кресел. Едва слышно вплывает музыка, по экрану медленно перемещаются беспредметные формы. На фоне спокойной музыки звучит голос врача — Виктора Алексеевича Петрова. Его речь ритмизована, белый стих органично вплетен в светомузыкальную композицию. Когда все погрузились в гипнотический сон, экран гаснет, музыка, музыка. Врач поочередно внушает каждому пациенту (30-канальный пульт позволяет передавать в разные наушники 30 различных текстов). Перед пробуждением вновь появляется светомузыка. Краски ярче, линии резче, скорость их перемещения выше, музыка ритмичная, бодрящая. Просыпаются пациенты в отличном настроении: прежние страхи, сомнения, тревоги потонули где-то в отодвинувшемся «вчера». Очередной сеанс эстетотерапии закончен.
      Курс лечения проводился в подмосковном санатории «Ерино» с помощью светомузыкальной аппаратуры, сделанной Сергеем Зориным. Одновременно лечили 45 человек. За истекшие годы ни к кому из них заболевание не возвращалось.
      Итак, упорядоченные линии, формы, цвет, звук воздействуют на человека и эмоционально и физиологически. Это осознали не только художники и психологи, но также биологи и медики.
      «Цвета действуют на душу, они могут вызывать чувства, пробуждать эмоции и мысли, которые нас печалят и радуют», — писал Гёте, 20 лет проработавший над созданием теории цвета.
      У одних лучше развито восприятие по слуху, у других — зрительное. Прежде при лечении гипнозом применяли только слуховые внушения, а такой мощный канал связи человеческого мозга с внешней средой, как зрение, оставался «вне игры».
      Врач-психотерапевт сможет работать как с небольшими группами, так и с каждым пациентом в отдельности. В его распоряжении индивидуальный цветозвуковой климат. В будущем появятся замкнутые объемы с управлением по всем параметрам: цвет, звук, геометрия пространства, температура, запахи, влажность, давление, аэроионизация и т. п. Врач фактически превратится в режиссера светомузыкальной программы, которая способна учесть восприятие, вкусы, пристрастия каждого больного. Причем пациент сможет участвовать в лечении: ведь любой светомузыкальной программой будет управлять и врач-режиссер, и сам пациент-зритель.
      Специальные проекционные камеры помогут получить визуальную картину, в которой движения форм
      циклически повторяются. Частота этих повторов может быть близка частоте дыхания и, меняясь, постепенно управлять ею. Периодически вспыхивающие светящиеся точки и звуковые всплески точно так же будут регулировать ритм сердцебиений: сначала подстроятся под него, а затем и увлекут сердце к необходимой частоте сокращений.
      На пациентов подействует не только музыка, классическая и абстрактная, но и природные звуки (шум реки, дождя, леса), что позволит сильнее расслабиться.
      Такое вот лечение без лекарств. Кстати, среди новых медицинских методов, способных вытеснить фармакологию, наверняка окажется эстетотерапия.
     
      КАКОЙ БУДЕТ ФОТОГРАФИЯ
      Хочешь увидеть весь мир, загляни в каплю воды». Вряд ли эта латинская пословица предвосхищала современные фотографические процессы, но сегодня без жидкости они, как правило, не обходятся.
      Процессы светописи на основе солей серебра обладают многими замечательными особенностями, такими, как чувствительность к самым различным излучениям, способность аккумулировать их действие и геометрически правильно передавать мельчайшие детали изображения. И все это происходит в жидких растворах. Однако запасы серебра на земле ограничены, и техническая мысль стремится получить фотоизображения без применения дефицитных солей благородного металла. Кроме того, «мокрые» способы проявления и закрепления не всегда удобны и отнимают много времени.
      А нельзя ли обойти мокрые стадии фотопроцесса и получать позитивные изображения немедленно? Решением этой задачи заняты многие научные коллективы в нашей стране и за рубежом. В частности, сотрудники Кишиневского университета имени В. И. Ленина разработали один из видов так называемых фототермопла-стических носителей. Они в отличие от других способов «сухой фотографии» представляют собой многослойную пленку из полупроводника термопластика и по внешней аналогии подобны ленте для магнитной записи. Только вместо магнитного поля на носитель информации воздействует свет, электростатический заряд и температура порядка 70 — 80 градусов Цельсия.
      Модификация камеры заключается во введении проявляющегося приспособления. Оно состоит из нагревательного элемента и закрепленного в аппарате электрода для подачи электростатического потенциала. Фотографировать такой камерой очень просто. Как и в обычный фотоаппарат, вставляют катушку пленки из фото-термопластического носителя, причем делают это на свету, так как носитель не боится засветки. После нагрева носителя до нужной температуры аппарат готов к работе. Наводка на резкость и выбор диафрагмы производятся обычным путем. Перед спуском затвора в камеру подается коронирующее напряжение и производится экспозиция снимка. Правда, время выдержки больше, чем обычно.
      В настоящее время не существует еще фотопроцессов, способных полностью заменить традиционные, где необходимы соли серебра. Но уже сейчас фототермо-пластические носители можно использовать при микрофильмировании, фотокопировании, регистрации голограмм, для съемок на местности сильно удаленных объектов.
      Особенно ценно то, что, подобно магнитной ленте, этот носитель допускает многократную запись и стирание видимого изображения, которое проявляется после охлаждения носителя до комнатной температуры. С фо-тотермопластического носителя можно печатать копии, а также делать матрицы для получения копий методом тиснения. Сухая фотография, отличающаяся простотой проявления и стирания изображения, выходит из стадии эксперимента. Она очень перспективна во многих отраслях науки и техники.
     
      БЕЗ ДРАГОЦЕННОГО МЕТАЛЛА
      зрывающаяся» галактика... Отполированный шлиф гранита... Плывущие над полями облака... Пожелтевший от времени пергамент... Вспышка бензиновой смеси в цилиндре автомобиля...
      Что общего у этих вещей и явлений? Да ничего, и не стоило ставить их в один ряд, если бы все они — и масса других — не были бы объектом фотографии. Кос-
      монавты и металлурги, физики и криминалисты, журналисты и просто фотолюбители — огромен список людей, которые свою работу или досуг не мыслят без фото- или кинокамеры в руках. И всем нужны пленки, пластинки, фотобумага.
      А ведь в состав светочувствительного слоя входит серебро — металл дорогой и очень дефицитный. Дефицит усугубляется еще и тем, что фотографические процессы вошли необходимым звеном в технологию производства печатных плат. Стоит ли напоминать, какими сериями выпускаются ныне транзисторные радиоприемники, телевизоры, ЭВМ, точные приборы. Выход один — создавать новые процессы и фотоматериалы, в которых можно обойтись без драгоценного металла. И тут в точном соответствии с пословицей каждое новое слово ученых — поистине серебро.
      В ряде исследовательских лабораторий экспериментируют с галоидными соединениями других элементов — никеля, кобальта и меди. И надо сказать, качество фотоснимков «на никеле» почти не отличается от традиционных. Но технология обработки материалов значительно сложнее, это процесс скорее физический, чем химический. Оборудовать такую лабораторию весьма не просто. Словом, этот метод еще не привился. Фирма «Сименс» проводит опыты со сложным поликристалли-ческим соединением серы, меди, индия и хрома. Судя по сообщениям, эксперименты находятся в самой начальной стадии. Насколько они перспективны, судить пока трудно.
      Гораздо интереснее разработка болгарских химиков. Не случайно она запатентована в СССР, Японии, США, ФРГ, Италии, Бельгии и ряде других стран. В самой Болгарии новый метод уже внедрен в полиграфии и электронной промышленности. Светочувствительный слой, состоящий из дешевых соединений — главным образом галогенидов или сульфидов свинца, таллия, мышьяка, — наносится на стекло или пленку в вакууме. Он покрывается сверху сверхтонкой прозрачной металлической пленкой, являющейся своеобразным катализатором. При экспонировании металл способствует разложению сульфидов или галогенидов в строгом соответствии с градациями света. В светочувствительном слое нет ни единой частицы серебра.
      Пожалуй, самые оригинальные фотоэмульсии создали ученые Обернского университета в США. Они получены на основе фермента альфахимотрипсина, выделяемого поджелудочной железой дойных коров. Вещество необычное, а главное — чрезвычайно дорогое. К тому же такая эмульсия пока чувствительна только к ультрафиолетовому свету и гамма-лучам. Сделать фотографию любимой на ней еще нельзя.
      Зато «коровья» фотография пригодна при изготовлении крупных электронных схем способом фотолитографии. Чтобы повысить чувствительность негативной пленки, фермент обрабатывается соляной кислотой. Затем он смешивается с красителями, белками и желатиновым раствором. При экспонировании эмульсии светом специальных ламп в ней начинается гидролитический процесс. Белки и красители насыщаются водой пропорционально градациям света. Ни проявлять, ни закреплять пленку не нужно — достаточно промыть ее верхний слой дистиллированной водой. Негатив готов.
      Этот метод требует большой экспозиции, очень ярких ламп. Напомним, однако, что на заре фотографии наши прабабушки терпеливо сидели перед объективом
      по нескольку минут. Затем химики нашли сенсибилизаторы, повышающие чувствительность фотослоя. А сейчас ищут такие, которые увеличат активность ферментов. Что же касается высокой цены альфахимотрипсина, то и здесь положение не безнадежно. Ведь сейчас многие ферменты получают уже не из тканей животных, а микробиологическим путем. И возможно, скоро микробы научатся вязать своими невидимыми «спицами» и светочувствительные молекулы.
     
      МОЛИ НЕ ПО ЗУБАМ
      Говорят, что современная моль уже не боится нафталина. Приспособился ее организм и к другим химическим веществам. Но как все же сделать шерстяные вещи «несъедобными»?
      В Австралии предложен новый принцип решения этой проблемы. После выделки и окраски шерстяной ткани в структуру волокон вводят органические фосфаты. До поры до времени эти химикаты остаются нейтральными, они выдерживают даже стирку, не разлагаются от прямого солнечного света. Но стоит прожорливой моли приступить к трапезе, как фосфаты становятся ядом и насекомое погибает. Дело в том, что химикат, как задумано учеными, пробуждается к активной деятельности под влиянием ферментов, которые вырабатываются в организме моли при пищеварении.
     
      ПАТЕНТ НА АНТИЧНЫЙ СЕКРЕТ
      До сих пор вызывает удивление сохранность красок на древнегреческих керамических сосудах. Как добивались этого древние гончары, долгое время оставалось загадкой. Химикам из Вроцлава после многих лет исследований удалось расшифровать рецепт приготовления и технику нанесения подобных красок на керамику. В состав античной краски входили растительные масла и неорганические соединения. Вроцлавские ученые не сомневаются в огромной экономической пользе своего открытия, в высочайшем качестве древних красок, нанесенных йа современные материалы, тем более что к античным секретам они добавили и свои достижения.
     
      СКОЛЬКО ЛЕТ БАЛЬЗАМУ
      ринято решение увеличить производство популярного напитка «Рижский черный бальзам». В прежние времена бальзам рекомендовалось иметь в каждой домашней аптечке. И если вы зайдете сегодня в Рижский этнографический музей, то увидите там среди прочей домашней утвари оригинальный глиняный кувшинчик с черным бальзамом. Жители Латвии издавна используют его как лечебное средство при желудочных или кишечных заболеваниях.
      Хранится такой же экспонат и в Рижском музее истории медицины имени П. Страдыня. Флакончик находится в специальной комнате, имитирующей старинную аптеку: рижским аптекарям приписывают авторство в «изобретении» бальзама. Называется даже точное имя — Абрахам Кунце. Это он более 250 лет тому назад создал оригинальный напиток, настоянный на лечебных травах. О рижском бальзаме прослышали в столице государства Российского и выслали из Петербурга специальных гонцов, поручив им попробовать новинку. Отзывы были положительные. А несколько позже сенат издал указ, запрещающий подделку «бальзама Кунце».
      С бальзамом в Латвии связано немало легенд, забавных историй. И уже, казалось бы, все наконец стало о нем известно: и «дата рождения», и точный состав. Но нет-нет да и появятся какие-нибудь новые сведения.
      Горьковчаниц Е. Зоболотский прислал однажды в адрес объединения «Латвияс балзамс» такое письмо: «Лет пять назад в районе Скобы на Нижне-Волжской набережной, где, вероятно, в старину находились винные склады, я нашел интересную печатку из олова. На одной стороне написано: «Черный рижский бальзам», а на другой стороне дата 1635. Вероятно, этим напитком торговали рижские виноделы на местной ярмарке».
      Е. Зоболотский прислал в Ригу и находку. Специалисты объединения склонны считать, что эта печатка оригинальная.
      Стало быть, аптекарь Кунце лишь воссоздал рецепт и усовершенствовал технологию производства древнего напитка?
      А не так давно в адрес объединения пришла другая необычная посылка, на сей раз из Саратова. Там при сносе старого дома нашли в подвале глиняный светло-коричневый кувшин, горлышко которого залито сургучом. Хорошо сохранились наклейки с изображением панорамы Риги, с рекламно-крикливыми надписями: «Превосходный, неподражаемый».
      Но самое любопытное: в сосуде сохранился и напиток, хотя выдержка во времени отнюдь не улучшает качество бальзама. Наоборот, оригинальный вкус с годами как бы меркнет.
      Искусство древних рижских фармацевтов было возрождено лет тридцать назад. Теперь в обогащенной рецептуре настоя содержится шестнадцать видов лекарственных трав, кореньев, листьев и цветов, стимулирующих обменные процессы в организме, придающих бодрость и энергию. Среди компонентов — генциановый и
      валерьяновый корень, полынь, мята кудрявая, липовый цвет, дубовая кора, мускатный орех, укропное семя, свежая малина, сушеная черника и прочее. Срок «созревания» — 30 дней.
      Учитывая большую популярность «Рижского черного бальзама», специалисты решили создать другой подобный напиток. И вот сейчас уже выпускаем бальзам «Па-пардес зиедс». Он имеет почти тот же специфический вкус и крепость, что и «Рижский». Но содержание несколько изменилось за счет добавления ряда новых компонентов — настоя лимонника и других. Они придают напитку особые тонизирующие качества.
      Сейчас и в других республиках выпускаются различные виды бальзама. Работники латвийского объединения, в свою очередь, заботятся о том, чтобы добрая слава бальзама множилась и впредь.
     
      ЛОВЦЫ ЭЛЕКТРИЧЕСТВА
      Каждый год на планете в ржавчину уходят миллионы тонн металла. При этом гораздо интенсивнее коррозия действует под землей, особенно в городах с густой сетью коммуникаций — газовых, водопроводных, тепловых и электрических. На них воздействуют не только химически агрессивные вещества грунта, но и блуждающие токи.
      Большинство этих токов стекает с рельсов электрифицированного транспорта. Электричество, проделав нужную работу, через колеса трамваев, вагонов метро, электричек попадает в грунт. Если по соседству оказывается металлическое сооружение, происходит процесс электрокоррозии, которая усугубляет грунтовую коррозию железосодержащих сплавов, свинца, алюминия, других металлов. Утечка воды, газа, вызванная коррозией, может привести к серьезным неприятностям. Чтобы их предотвратить, каждый год в домах на неделю-другую отключают горячую воду, а улицы то здесь, то там преграждают траншеи.
      Выход нашли в использовании подземного пространства. В землю на большую глубину стали опускать штыри.
      ...Северо-восток Москвы. Палехская, 14. Недалеко от дома железнодорожная станция Лось. То и дело проносятся электрички. А под ногами — сплетение коммуникаций защиты от блуждающих токов.
      Натужно ревет двигатель, и где-то под землей в породу вгрызается буровая коронка. Металлическая рука бура вытягивает штангу. Сварщик только что закончил заваривать конус металлической трубы. И вот острие ее погрузилось в бентонитовое озерко, стремительно пошло вниз, вытесняя фонтанчики коричневой жижи... Теперь в центр скважины опустят электрод из уголковой стали, зазоры засыплют коксовой крошкой, металлическим люком прикроют «шляпку» стержня, а кабель подведут к небольшому ящику — источнику постоянного тока. Другой кабель, отрицательного полюса, присоединят к газопроводу. Невелик дополнительный расход мощности — менее двух киловатт. Зато магистраль теперь защищена от коррозии.
      Экономисты подсчитали, что применение глубинных заземлителей уже позволило избежать отчуждения нескольких тысяч гектаров земли в Москве — а это площадь целого жилого микрорайона! Защита подземных сооружений только центральной части города новыми заземлителями обошлась почти на три миллиона рублей дешевле, чем если бы это делали «по старинке». В конечном же счете достигнута значительная экономия металла и энергетических ресурсов.
     
      МЯЧ-«ДОЛГОЖИТЕЛЬ»
      Даже самый заядлый болельщик вряд ли ответит на вопрос: а сколько же времени живет футбольный мяч? Оказывается, совсем немного: 60 — 80 часов игрового времени. Кроме того, у мяча есть и другие недостатки, обусловленные его «анатомией». В дождь вода проникает в швы между кусками кожи, а сама кожа еще и разбухает, что заметно утяжеляет мяч и порой весьма существенно меняет его форму.
      Французская фирма «Сотрак» выпустила на рынок спортивного инвентаря мяч совершенно нового типа, который в принципе лишен всех этих недостатков. Камера и покрышка здесь — одно целое. Мяч отливается в форме из тюлиэстерного эластомера. Снаружи на мяч наклеиваются декоративные кожаные накладки. Свойства
      эластомера и технология литья позволяют придать мячу идеальную сферическую форму, полную водонепроницаемость и высокую сопротивляемость ударным деформациям.
      Новый мяч прямо-таки «долгожитель». Он выдерживает 120 — 150 часов, не теряя своих «профессиональных» качеств.
     
      ОРОШЕНИЕ... ИЗ-ПОД ЗЕМЛИ
      Каучуковая трубка, проложенная голландским фермером в почве в нескольких сантиметрах от поверхности земли, оказалась превосходным средством орошения. Вода поступает в почву, просачиваясь через мелкие отверстия в пористой структуре стенок. Количество пор в трубке зависит от того, для орошения каких культур применяется данное приспособление.
     
      СКАЛЬПЕЛЬ НА 220 В!
      ломанные кости, установили во Вроцлавской медицинской академии, хорошо срастаются при создании положительного электропотенциала, а воспалительные процессы быстрее излечиваются под знаком «минус».
     
      КАК ЗАБИТЬ ГВОЗДЬ?
      Ответ на этот вопрос напрашивается сам собой: конечно же, с помощью молотка. Ну а если в день приходится выполнять несколько тысяч подобных операций? Тогда незаменимым помощником станет гвоздезабивная ручная пневматическая машина, созданная во ВПТИЭМПе. Изготавливается она трех типов в зависимости от размеров гвоздей и состоит из собственно устройства для забивания (пистолета), съемных магазинов для поштучной выдачи гвоздей и устройства для зарядки магазина.
      При сравнительно небольшом весе — около 3,5 килограмма — машина обладает достаточной мощностью, чтобы забивать гвозди через тарное железо. Специалисты отмечают, что применение машины увеличивает производительность труда в 2 — 3 раза.

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru