НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

Горизонты техники для детей №12 1964 г.

Горизонты техники
для детей

*** 12-1964 ***


Цвет



Ч/б



PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...

Выставлен на продажу домен
mp3-kniga.ru
Обращаться: r01.ru
(аукцион доменов)



 

РАСПОЗНАННЫЕ ФРАГМЕНТЫ ЖУРНАЛА
      Показываемые сегодня этикетки выпущены Балабановской экспериментальной фабрикой, в Калужской области (СССР) по случаю Международной выставки строительных и дорожных машин, состоявшейся в Москве в августе—сентябре 1964 года. Эмблему выставки вы видите на самой большой этикетке.
      Девятнадцать стран приняли участие в Международной выставке, расставив свои гигантские экспонаты на 120 тысячах квадратных метрах спортивных Лужников. Почти шестую часть этой площади (как на глобусе) заняла советская техника. Ее показывают наши этикетки. Мощные бульдозеры, дорожные катки, экскаваторы, самоходные ковши, башенные и автомобильные краны изображены на 17 этикетках, пя?Ь из них вы видите на нашей странице.
      Польская Народная Республика представила на выставке 150 экспонатов, созданных руками рабочих 50 заводов. Особое внимание москвичей и зарубежных гостей привлек польский 16-тонный башенный кран «Мосто-сталь» (ZW 16/120), применяемый при постройке зданий высотой в 66 метров.
      Выставка дала широкую возможность для обмена техническим опытом, установления деловых контактов и заключения взаимовыгодных торговых сделок.
     
     
      В НОМЕРЕ:
      1. Техника на этикетках спичечных коробок. —; 2. 1800-летие польского города Калиша. Подарок римского мальчика. — 3. Когда появилось железо. — 4. Почтовый ящик. — 5. Химия в нашем доме. По следам алхимиков. — 6. Химическая загадка. Кто был прав? — 7. По белу свету. — 8. По земле, воде и воздуху. Городской транспорт. — 9. Занимательная физика. Как и почему мы скользим. — 10. Премии за правильное решение технической загадки. — 11. На польских рельсах. — 12. Уголок юного конструктора. Электрическая гитара. Робот, включающий радиоприемник. — 13. Техническая загадка.
     
     
      Навьюченные и усталые лошади медленно выходили из густого и старинного леса. Караван, прошедший сотни километров, направлялся в сторону большого селения над рекой, окруженного непроходимыми болотами. Бревенчатые дома, покрытые тростником, в сумерках напоминали какие-то огромные чудовища. Между хатами то и дело сновали дети, степенно расхаживали одетые в полотняные одежды крестьяне. Некоторые из них, щурясь от лучей заходящего солнца, посматривали в сторону приближающегося каравана римских купцов. Неожиданные гости из леса не привели в испуг жителей селения, как это бывало со многими обитателями таких мест. Видно было, что они привыкли к наездам пришельцев.
      — Калисия! — торжественно произнес римский купец, обращаясь к сыну, едущему рядом с ним во главе оавана.
      Марек кивнул головой.
      — Калисия! — повторил отец. — Значит недалеко и море Севера, где
      рождается таинственный живой камень — электрон! Оттуда мы обязательно привезем великому мастеру Люциану этот редкостный камень!
      У первой хаты на огромном камне сидел старик в белой одежде. Римский купец, спрыгнув с телеги, подошел к нему. Марек внимательно и с любопытством слушал, как отец что-то говорил старику на непонятном Мареку языке, показывая в сторону леса и на реку.
      — Езжайте за нами! — крикнул он, наконец, своим купцам, а сам пошел за стариком.
      Решено было заночевать в селении, жители которого оказались очень гостеприимными. Лошади уже стояли на огромном дворе, а Марек снимал с них тюки. Веселый и живой, как искра, лехицкий мальчик, ровесник Марека, помог ему напоить лошадей, а потом принес большую охапку свежескошенной травы.
      Марек увидел в руках незнакомого, но уже успевшего с ним подружиться мальчика, узкий бронзовый серп, тонкий и похожий на полумесяц, который повис в темном небе. Уловив на себе любопытный взгляд иностранца, польский мальчик протянул ему серп и что-то весело сказал. Марек не понял. Тогда польский мальчик потянул его за руку. Оба пошли через луг в сторону старого дома. Через открытую дверь Марек увидел что-то очень интересное.
      Мальчики вошли в дом. Не был это жилой дом. Посередине комнаты в
      огромной печи тлели угольки. Вокруг нее аккуратно были уложены каменные формы. Среди них Марек увидел плиту с углублением в виде серпа, какой недавно держал в руках его новый приятель. У стены лежали крышки форм тоже с углублениями в виде серпа, меча, щипцов, шила. В каждой крышке было сделано круглое отверстие.
      У огня стоял молодой мужчина, который показался Мареку очень похожим на лехицкого мальчика. На нем была светлая рубаха и такие же светлые штаны. Приятель Марека чувствовал себя здесь отлично. Он подбежал к печи и короткими мехами начал раздувать огонь, что-то весело рассказывая и показывая.
      Молодой литейщик улыбался, посматривая в сторону приезжего мальчика. Потом подошел к столу, взял две формы, приложил одну к другой. Схватив щипцами раскаленный на огне тигель, перелил осторожно кипящий металл через круглое отверстие в форму.
      Марек первый раз в жизни видел, как отливали из бронзы серп.
      И тогда лехицкий мальчик начал о чем-то просить молодого литейщика, держа его за плечо и показывая на иностранца. Литейщик засмеялся, покачал головой и согласился. Подошел к полке, взял бронзово-желтый слиток и показал его Мареку.
      — Цера! — вскрикнул римский мальчик.
      Он уже видел такие слитки. Отец привозил их из далеких путешествий в Рим вместе с шубами.
      — Воск, — поправил Марека поляк. — Воск, воск!
      В это время литейщик что-то быстро слепил из воска. Взяв из огромной лохани, стоявшей в углу, немного глины, он облепил свою модель и вложил ее в пылающую пасть печи. Улыбнулся мальчикам, с интересом наблюдавшим за ним, и занялся своей работой.
      Через некоторое время вытащил из печи глиняную форму. От воска не осталось и следа, а внутри выжженной глиняной формы было пусто. Теперь из раскаленного тигеля литейщик перелил в формочку немно бронзы и отставил в сторону.
      Марек сидел на пороге избы и не отрывал глаз от литейщика. Он забыл о том, что было уже очень поздно, что может быть отец ищет его и волнуется. Его новый приятель что-то живо ему рассказывал, жестикулируя и смеясь. Потом и Марек пытался рассказать о своем далеком путешествии, об охоте на туров, о Риме.
      — Лешек! — позвал польского мальчика литейщик.
      Лешек потянул за руку Марека.
      — Идем со мной, не бойся!
      Литейщик поставил на стол глиняную форму, которую недавно на глазах ребят залил кипящей бронзой, и вложил в печь. Стукнул по форме молотком. Среди обломков глины поблескивала длинная бронзовая бу-
      лавка с головкой, свернутой в виде улитки. Литейщик подал булавку
      римскому гостю.
      — Это будет моя булавка? — с ивлением и радостью спросил тот. Лехицкий мальчик утвердительно
      покачал головой, по-прежнему улыбаясь.
      В этот момент во двор вбежал запыхавшийся отец, а за ним несколько крестьян в светлых одеждах.
      — Марек, что с тобой случилось? Всю ночь тебя ищу. Я волновался, не утонул ли ты, не завяз ли в болоте...
      Марек бросился к отцу.
      — Отец, сколько интересного я здесь видел! Теперь знаю, как делают серпы, мечи, бронзовые щипцы. Посмотри, что мне подарили!
      — Ведь булавки у тебя есть, да и, пожалуй, гораздо красивее этой, —
      заметил отец.
      — Есть, но эта родилась на моих глазах. Её сделали специально для меня. Можно я подарю этому мальчику монету с императором Диоклетианом?
     
      Утром караван купцов отправлялся в далыний путь, к берегам Балтийского моря.
      Лешек стоял на деревянном мосту, держа в руках подаренную римским мальчиком монету, и с грустью смотрел на отъезжающих. Вдруг он вскрикнул. Серебряная монета выпала из его рук и упала в болото...
      С того времени прошло много веков. На предместьях города Калиша строили новый дом. Маленький Лешек все время бегал среди рабочих, которые выкапывали землю под
      фундамент.
      — Мамочка, смотри, что я нашел
      в земле! Как это туда попало?
      В руках мальчика поблескивала серебряная монета, на которой виднелась надпись: «Император Диоклетиан» .
      Потерянная несколько десятков веков назад монета римского мальчика
      вновь обрела своего хозяина.
      Ганна Корао
     
      КОГДЛ ПОЯВИЛОСЬ ЖЕЛЕЗО
      Пан Станислав включил радио, расположился поудобнее в кресле и начал просматривать газеты. В доме было тихо и спокойно, все члены семьи занялись своими делами.
      — Папочка, можно нам взять
      дрель? — раздался просящий голосок Тадека.
      — Возьмите, она лежит в лаборатории на нижней полке.
      Близнецы вышли из комнаты, а пан Станислав снова принялся за газеты. Однако чтение продолжалось недолго.
      «Зачем им понадобилась дрель?»
      подумал отец близнецов и решил спуститься в подвал, где была оборудована химическая лаборатория.
      Близнецы со всех сторон примеривались дрелью к двум довольно большим кускам железной водопроводной трубы, грязной и ржавой.
      — Начинаете гидравлические работы? — серьезно спросил пан Станислав.
      — Нет, мы будем делать древние мечи крестоносцев, — объяснил То-мек, в то время как Та дек безрезультатно старался включить дрель.
      Пан Станислав испугался:
      — Немедленно отнесите железо во двор. Ведь этим можно убить человека! Как вы могли додуматься делать мечи из тяжелой трубы, мне стыдно за вас!
      Близнецы стояли молча, опустив головы.
      — Что же нам делать? Ведь мы х тели, как лучше. Завтра в школе репетиция драматического кружка и мы обещали сделать для ребят мечи.
      Видя, что близнецы поняли свою ошибку, пан Станислав сказал:
      — Мечи мы все-таки сделаем, на репетиции школьные актеры выступят «во всеоружии». Ну-ка, принесите бамбуковую палку из кладовой!
      Ура! — закричали близнецы и бросились выполнять приказание отца.
      Прежде всего следует разрезать бамбук на два одинаковых куска. Пилите осторожно, чтобы он не треснул. Тадек, ровнее держи пилку.
      Близнецы работали молча, высунув от усердия кончики языков.
      — Кстати, о мечах крестоносце Должен сказать, что у вас не все -порядке с историей. Ведь битва под Грюнвальдом была в 1410 году, то есть в конце средневековья. А вы вспоминали о древних временах. Тогда оружие было совсем другое и по-другому выглядело. Вернее всего, оно не было еще железным.
      — Папа, — спросил не занятый в данную минуту Томек, — а почему раньше не было железных мечей?
      Потому что человек сначала научился получать медь, а гораздо позднее овладел искусством выплавления из руды железа.
      Грюнвальд, 1410 г.
      — — Но почему сначала медь, а железо потом? — не сдавался Томек.
      — Потому что самым трудным было получение в печах высокой температуры. Как вы думаете, какова температура в топке домашней печи?
      Ребята долго думали, наконец первым решился Тадек.
      — 1000 градусов Цельсия.
      — 1500 градусов, — немедленно повысил температуру Томек.
      — Оба преувеличиваете и то намного. Внутри домашней печи температура достигает 600—800 градусов. Кроме того, мы топим печи каменным углем, который еще 300—400 лет тому назад почти не знали. Единственным доступным топливом был древесный уголь, дающий температуру не выше 500—600 градусов.
      Для плавления железа температура должна достигать более 1500 гра-цусов. Медь же плавится при 840 градусах. Как видите, температура плавления меди почти в два раза ниже температуры плавления железа.
      — Я не понимаю, в чем тут дело, — пожаловался Томек.
      — Видишь ли, сынок, медь, так же как и железо, очень -редко встречается в чистом виде. В основном оба эти металла добывают в виде руды. Что же такое руда? Послушайте внимательно.
      Металлы в соединении с серой, кислородом или углеродом мы называем минералами. В свою очередь, перемешанные с камнями, песком
      или землей минералы называются
      РУДОЙ.
      — Но ведь встречаются иногда железо или медь в чистом виде? — допытывался Тадек.
      — Медь — очень редко, но встречается. Например, у нас, в Свенто-кшиских горах давным-давно находили слитки меди в несколько десятков килограммов весом. Чистое железо встречается очень редко и только благодаря межпланетным визитам.
      — Что ты сказал, папа?! — подскочили ребята.
      — Да, да, я не шучу. Благодаря л визитам из космоса. Не подумайте,
      конечно, что чистое железо нам привозят марсиане или жители планеты Венера. Все происходит гораздо менее таинственно. Многие метеориты, падающие на нашу Землю, состоят почти полностью из чистого железа. Но об этом я вам расскажу несколько позднее.
      А сейчас, Томек, поставь коробку со столярным клеем на огонь и долей воды.
      Я упоминал уже, что благодаря низкой температуре плавления человек научился сначала выплавлять из руды медь. Медный нож или наконечник для копья и стрелы были, конечно, лучше, чем костяные, но все-таки еще слишком мягкие.
      С течением времени люди убедились, что медь можно сделать более твердой, добавив в нее олово. Такой сплав меди с оловом называется...
      — Бронзой! — хором закричали близнецы.
      — ...поэтому весь период истории человечества, когда люди умели изготовлять только этот сплав и использовали его в повседневной жизни, называется бронзовым веком. До этого был каменный век, период каменных изделий: ножей, наконечников, игл, которыми сшивали звериные шкуры. Бронзовый век длился более 2000 лет.
      Позднее человек научился достигать в очагах более высокой температуры.
      — Интересно, как они это делали? — задумались близнецы.
      — Так же как и вы, когда хотите побыстрее разжечь костер. Вдували воздух, а вместе с ним и кислород, который усиливал горение. Чем сильнее и быстрее горели дрова, тем выше была температура в очаге. Тогда-то и начали пробовать выплавлять из руды железо.
      Посмотрите, ребята, — наклонился пан Станислав над коробкой с клеем. — Вот так следует крепить рукоятку меча. Другой меч сделаете сами, только не вымажьтесь клеем.
      — Рассказывай дальше о железе, папочка, — попросили близнецы.
      Оружие польской пехоты, участвовавшей в битве под Грюнвальдом.
      — Как я уже говорил, в далекой древности единственным «источником» чистого железа были падавшие на землю метеориты.
      — Папочка, — заинтересовался То-мек, — а откуда люди знают, как было в древности?
      — Существуют различные способы познания истории минувших времен. Этими вопросами занимается наука, называемая археологией. Вот, например, пятьдесят лет тому назад в Южной Америке нашли большой железный метеорит. При внимательном осмотре в одной из щелей было найдено два глубоко вбитых бронзовых клина. Оказалось, что несколько тысяч лет тому назад люди с помощью этих клиньев откалывали кусочки метеорита и таким образом получали чистое железо.
      Затем железо нагревали в огне докрасна, ковали и придавали ему определенную форму.
      Железные метеориты были большой редкостью, поэтому изделия из железа ценились очень высоко.
      Несколько минут пан Станислав рассматривал только что склеенный меч.
      — Склеен неплохо. Жаль только, что так запачкали его клеем. А что ж это за рыцари без щитов? Так и быть, возьмите кусок фанеры и вырежьте из нее щиты.
      — Спасибо, папочка, — обрадовались близнецы. — Но сначала докончи нам рассказ о железе.
      — Получать железо из руды люди научились каких-нибудь 5000 лет тому назад. На вершине холма строили из камней и глины что-то вроде плоской миски, неглубоко сидящей в земле. В эту миску клали большие куски древесного угля, перекладывая их кусками железной руды. Затем все это поджигали.
      — А почему «миску» строили на вершине холма?
      — Чтобы использовать ветер, который усиливал горение и тем самым увеличивал его температуру. Через несколько часов горения в «миске» на дне оставалась слипшаяся масса комьев железа, шлака и золы. Горячие красные куски вынимали из
      огня и ковали молотами, чтобы отпали все примеси. Это была очень тяжелая работа. Нужно было снова и снова разогревать докрасна, а потом ковать один и тот же кусок.
      С течением веков люди научились делать все более и более совершенные печи, в которые воздух вдувался мехами. Однако по-прежнему железо получали в виде загрязненной массы, так называемых криц, которые нужно было долго ковать.
      А теперь покажите-ка ваши щиты. Томек гораздо аккуратнее обрезал края. А чьи гербы будут на щитах? Крестоносцев?
      — Это будут польские рыцари!.— возмутились ребята. — Мы перерисуем рисунки гербов из твоей энциклопедии, можно?
      Получив утвердительный ответ, ребята немедленно принялись за работу.
      Александра Сенковская
     
     
      ПО СЛЕДАМ АЛХИМИКОВ
      Сегодня я вас научу, ребята, одному искуссному ремеслу: мы сделаем золотую надпись, так называемую монограмму, на металлических деталях, например, на перочинном ноже. Точнее наши надписи будут не золотыми, а медными, но поскольку медь по цвету похожа на золото, можем говорить, что надписи золотые.
      Для начала сделаем несколько монограмм на кусочке жести. Для этого очищаем доблеска жесть мелкозернистой наждачной бумагой. Если нет наждачной бумаги, берем два кусочка кирпича и потирая один о другой, получаем немного красного мелкого порошка. Этим порошком, посыпанным на мокрую тряпочку, натираем предназначенный для монограммы лист жести.
      Затем зажигаем спиртовую горелку и приготовляем воск. Щипчиками берем лист начищенной жести и на-треваем его в пламени горелки, прислоняя к пламени неочищенной стороной. Время от времени раскаленным листом касаемся кусочка воска. Как только воск при соприкосновении с нагретой жестью начнет сразу же таять, это значит, что лист жести нагрелся вполне достаточно и его уже можно покрыть тонким слоем воска (конечно, по очищенной стороне).
     
      ХИМИЯ В НАШЕМ ДОМЕ
      Лист жести, покрытый тонким слоем воска, кладем на дощечку или кусочек картона для остывания.
      В чистый сосуд наливаем 250 мл воды и насыпаем 2 г сульфата меди (сернокислой меди — CuS04). Как только кристаллики меди растворятся (для чего надо раствор помешать или взболтнуть), в сосуд добавляем 2 капли серной кислоты (H2S04).
      А теперь можно приступать к нанесению надписи. Надпись делаем пером, иголкой или булавкой, гравируя её в мягком восковом слое. Слой воска должен быть снят (иглой, пером или булавкой) до самого металлического основания. Выгравированные в воске канавки заполняем приготовленным заранее раствором.
      По истечении 2—3 минут пластинку можно сполоснуть; воск удаляется легко, если жесть немного нагреть. Он сойдет в виде тонкой пленки. Еще раз нагрейте жестяную пластинку, затем потрите тряпочкой или бумагой. Надпись готова.
      Не беда, если первая ваша монограмма будет немного кривой. Повторите опыт несколько раз. Вы научитесь писать ровно, а надписи будут красивыми.
      Обладая сноровкой в гравировании надписей, можете приступать к нанесению монограммы на перочинный ножик, ножницы, будильник и т. п.
      Тряпочкой или ватой, смоченной бензином, протираем перочинный ножик, чтобы снять жир и грязь. Я не думаю, что ваш перочинный ножик покрыт ржавчиной, но а если уж допустили до этого, нож надо очистить тертым кирпичом.
      Как поступать в дальнейшем, вы уже знаете. Не сомневаюсь, что надпись или рисунок на предмете, который вы собираетесь кому-нибудь подарить, будет красивым и технически безупречно выполненным.
      Одно важное замечание, ребята! Пользоваться парафином или стеарином вместо воска не следует. Дело в том, что ни парафин, ни стеарин не прилипают к металлическим поверхностям так хорошо, как воск. Если надписи все-таки будете гравировать в парафине или стеарине, раствор проникнет под неплотно прилегающую стеариновую пленку, а надпись будет неразборчивая и размазанная.
      Проделаем еще один опыт.» Гвоздь или железную проволоку очистим до блеска наждачной бумагой или тертым кирпичом. Очищенный гвоздь, например, промываем трихлорэтиле-ном или бензином. Затем погружаем
      гвоздь в раствор (тот, которым гравировали монограммы). Вынув его через несколько минут, видим, что гвоздь выглядит как позолоченный 0 или медный.
      Такие «сногсшибательные» эксперименты делали много веков назад ловкие алхимики. Одевшись в колдовские наряды, они говорили: «Я знаю тайну превращения неблагородных металлов в благородные! Дайте мне железный предмет, я его превращу в медный или даже золотой!». И шепча заклинания, он очищал предмет, затем погружал в раствор сернокислой меди. А через некоторое время, вытащив ставший желтым предмет, он восклицал: «На ваших
      глазах я превратил железо в медь. Золото еще не получилось, но я на правильном пути. Ваши деньги мне помогут решить и этот вопрос».
      Сегодня нам понятны «магические превращения» горе-химиков, а каждый из вас сможет объяснить с химической точки зрения происходящие во время этих «превращений» реакции.
      Дядя Пробирка
     
      Химическая загадка
      КТО БЫЛ ПРАВ?
      Однажды маме понадобилась сода для теста. На полке в шкафу стояли два целофановых кулечка с белым порошком. Известно было, что в них могли быть мел, сода или бура.
      Влодек решил обнаружить химическим способом, в каком из кутеЦков находится сода. Взяв из первого попавшегося немного порошка, он полил на него несколько капель уксуса. Увидев, что появилась сильная пена, он решил, что именно этот порошок появляется содой, так как сода, вступая в реакцию с кислотой, выделяет углекислый газ.
      Брат Влодека в это время занялся содержимым второго кулька. Растворив немного порошка в воде, он смочил затем в полученном растворе лакмусовую бумажку. Так как бумажка окрасилась в голубой цвет, он решил, что именно его порошок и есть сода.
      Правильно ли ребята провели свои опыты и кто был прав?
      1. Паровой омнибус 1832 года, перевозивший пассажиров на трассе Лондон—Бирмингем.
      2. Варшавский конный трамвай.
      В начале XIX века по мере увеличения численности городского населения разрастались города, занимая все большие площади. Для сообщения в пределах города стало необходимым создание массового и быстрого транспорта. Фаэтоны вмещали в себя мало пассажиров, а проезд стоил еще очень дорого.
      Первыми средствами городско. tacco-вого транспорта явились конные -омнибусы, которые, правда, еще не курсировали по определенному маршруту, но на них можно было проехать в определенный пункт города. Появление омнибусов решило вопрос массовости перевозок, что, впрочем, и нашло отражение в названии, этого вида транспорта (омнибус — значит по-латыни «для всех»),
      С течением времени омнибусы — многоместные конные экипажи стали недостаточными. Следующим этапом их усовершенствования были омнибусы на рельсах. Передвижение по твердым рельсам значительно уменьшило сопротивление, благодаря чему пара лошадей могла тянуть экипаж с 40 пассажирами. Это средство передвижения стало называться конным трамваем.
      Первый конный трамвай появился в Варшаве в 1805 году, когда город насчитывал 236 тыс. жителей. Трамвай курсировал между двумя вокзалами на трассе длиной в 4,5 км. Ночью по этой дороге возили уголь, а днем ездили пассажирские вагоны. Цена билета была довольно высокой и зависела от расстояния и занимаемого места в вагоне или на крыше. Варшавяне подсмеивались над этими трамваями, называя их жабами, и злились, что не останавливаются по требованию, а лишь на остановках. Для привыкших к фаэтонам это было возмутительно. К тому же такие трамваи ходили нерегулярно и довольно медленно.
      В 1879 году на выставке в Берл. фирма Сименс показала повозку с электро- Л двигателем мощностью в 3 л. с. с тремя вагонами по 6 пассажиров в каждом. Водитель восседал на электровозе как на велосипеде. Это была первая попытка применения электрической тяги для трамваев. Уже в 1883 году электрические трамваи появились на улицах Берлина, Парижа. Нью-Йорка и многих других больших гу lOB Европы. В Польше первые элекзские трамваи начали ходить в Быд-гои, а затем в Познани, Лодзи, Грудзен-це и Валбжихе. В столице по-прежнему еще были конные трамваи.
      Лишь в 1908 году варшавяне увидели электрический трамвай у себя. Ездили такие трамваи еще медленно, производя много шума. Билет стоил гораздо дешевле. С течением времени трамваи видоизменялись, совершенствовались их конструкции. Благодаря применению колес с резиновой прокладкой, они стали ходить быстро и мягко.
      Первые автобусы появились в Польше только после 1-й мировой войны. Первый электрический трамвай без рельс, то есть троллейбус (см. рисунок), появился в 1902 году. Как мало он был похож на современные троллейбусы.
      Наконец, надо упомянуть еще об одном необычном средстве транспорта — гондоле. В Венеции, городе, построенном на 117 островках, главными дорожными магистралями являются каналы, несмотря на то, что островки соединены тысячами мостов.
      Незаменимые в прошлом, гондолы в настоящее время вытесняются баржами и моторными лодками. Одни лишь туристы, посещающие Италию, предпочитают живописные поездки в гондолах с поющим гондольером — гребцом, умеющим как никто ловко пользоваться своим одним веслом. Раньше гондолы старательно украшались, а хозяева соревновались, чья г ла лучше украшена. Городские власти того времени вынуждены были даже издать приказ, запрещающий излишенства в украшении. Это было в XV веке.
      4. Первый электрический трамвай (1881)
      венецианская гондола.
      5. Первый троллейбус (1902.)
     
      УДОБНАЯ ТЕЛЕЖКА
      Складная ручная тележка для перевозки багажа настолько мала и легка, что её можно носить в чемодане, а в то же время настолько крепкая, что выдерживает нагрузку в 300 кг!
      «ВИДЕОФОН»
      Так выглядит телевизионный телефон, называемый видеофоном, демонстрированный на выставке в Нью-Йорке. Пока такие телефоны проходя испытания на междугородных линиях Америки. В Советском Союзе такие телефоны уже работают на линиях Москва—Ленинград—Киев.
      ВНИРЛАНИЕ, наши читатели: Шурадян С. из Еревана, Химчук Александр из Актюбинска, Дыбов Юрий из Кандалакши и Никифоров Виктор из Усть-Ишина! Вам присуждены премии за правильное решение технической загадки, напечатанной в 4-м номере за 1964 год. Просим прислать в редакцию точные адреса.
     
     
      Знакомые мне ребята каждый год ачале зимы ведут спор: на чем лчше кататься — на коньках или на санках. Богдан всегда отстаивал, что на санках, потому что для катания на них не нужно специального катка, а горка везде найдется. Вот и вчера он пошел кататься на санках. Его излюбленная горка выглядела точно сказочная стеклянная гора. Ночью была оттепель, а с утра ударил мороз. Снег покрылся слоем прозрачного льда.
      — Вот здорово! Еще никогда не катался в гололедицу! — радовался мальчик.
      Первый спуск едва не кончился плохо. Обледеневшие неровности снега оказались очень скользкими и Богдан, хотя и был опытным «водителем» санок, чуть не разбился о дерево. Саночки его не слушались, ле-т t боком прямо на величественный Aj j, стоявший в стороне. В последний момент ему удалось немного притормозить и избежать беды.
      — Ну и скорость! — подумал Богдан. — Если на неровном льду такая скорость, то еще больше будет на гладком!
      Долго не раздумывая, он взял санки и побежал в направлении небольшого, похожего на зеркало, пруда, где ребята устроили каток. Около пруда была небольшая горка. Взбираясь на неё, наш герой думал:
      — Сейчас я спущусь с горки и со всей скоростью проеду через весь каток. Вот будут от меня убегать ребята!
      Горка была очень скользкой. Богдан мчался стрелой, подпрыгивая на неровностях.
      — Ничего, — думал он, — как только выеду на гладкий лед, вот тогда будет езда!
      И вдруг санки, коснувшись полозьями гладкого льда, вместо того, чтобы беспрепятственно мчаться вперед, затормозили, будто въехали на песок. От резкого торможения Богдан слетел с санок, проехал несколько метров на животе, сбил Юрека, а зацепив какого-то старшеклассника, наконец, остановился.
      От удивления Богдан забыл об ушибе. «Как же так могло случиться: лед, такой гладкий, оказался менее скользким, чем обледеневшие ухабы и глыбы снега?»
      Старшеклассник Олек, который, вероятно, не очень-то любил физику, тоже не мог объяснить причину случившегося.
      На катке, где только что так неудачно стартовал наш приятель, ребята продолжали кататься на коньках, пробегая с огромной скоростью около «потерпевшего».
      Давайте мы с вами, ребята, постараемся ответить на интересующий Богдана вопрос.
      Как вы уже знаете, каждое вещество плавится или кипит в определенной температуре. Вода закипает при 100° С, лед расплавляется при 0°С. Каждое тело имеет две таких температуры.
      Однако эти температуры для данного тела (например, воды) не постоянны и зависят от многих условий. В частности, если изменяется давление, меняется и температура плавления.
      Однажды знакомый мне фоторепортер рассказывал о полете на самолете. В дорогу он захватил термос с горячим чаем. Поднявшись высоко, ему захотелось согреться. Репортер открыл термос, и каково было его удивление, когда он заметил, что чай в термосе кипел! Температура чая ведь давно уже была ниже 100°С.
      Мой знакомый забыл, видимо, законы физики: чем выше над землей, тем меньше давление воздуха и ниже температура кипения.
      Читатели нашего журнала знают, что каждое тело состоит из частиц, которые непрерывно движутся. Частицы жидкости тоже движутся в пространстве, занятом ею. С повышением температуры ускоряется движение этих частиц. При сильном нагреве скорость становится настолько большой, что многие частицы могут вырваться из окружения таких же частиц-близнецов и уйти в атмосферу. Если атмосферу над поверхно-стью жидкости сильно сжать, то есть сгустить частицы газа над жидкостью, то уже не каждой частице жидкости удастся ворваться в ш ные ряды частиц газа (атмосферу. Итак, например, для кипения жидкости при повышенном давлении газа над её поверхностью надо жидкость нагреть сильнее, чем при нормальном давлении.
      Хорошо известно и другое явле при повышении давления даже при высокой температуре газ преврагца- ется в жидкость. Водяной пар под давлением конденсируется в капельки воды.
      Судя по этому можно утверждать, что чем выше давление, тем легче переходит жидкость в твердое состояние и тем труднее (при более высокой температуре) твердое тело расплавляется, переходя в жидкость. Для большинства веществ это справедливо. Однако нет правила без исключения. Таким исключением является, в частности вода.
      Вы уже знаете, что если воду охлаждать до температуры +4° С, она сжимается, а при дальнейшем охлаждении начинает расширяться. Мало того, даже замерзая, она расширяется. В противном случае в природе случилось бы что-то страшное: образовавшийся на дне лед убил бы весь животный и растительный мир рек, озер, прудов, морей и океанов.
      Поведение замерзающей воды мы не будем сегодня рассматривать. Для нас важно другое. При повышении давления лед тает легче, то есть тает даже при такой температуре, при которой он в обычных условиях нормального давления был бы твердым т—юм.
      югда вы стоите на коньках, вся тяжесть тела давит на узенькую полоску льда. Лед плавится от прикосновения острия коньков, несмотря даже на сильный мороз. Можно сказать, что коньки стремятся уменьшить объем льда, а ведь именно при уменьшении объема (а не как для других тел — при увеличении) лед превращается в воду.
      Итак, под коньками образуется тонкий слой воды, который как бы
      «смазывает» лед. Ехать по такой поверхности легко, совершенно так же, как вал будет легко скользить по смазанной маслом поверхности подшипника скольжения.
      А почему же санки не скользят по льду так хорошо, как коньки?
      Полозья санок имеют большую поверхность, чем коньки. Они давят на лед гораздо слабее, а это давление недостаточно для того, чтобы образовался слой «смазывающей» воды.
      Совсем другое дело, если санки поставить на неровную поверхность, замерзшую после оттепели. Полозья будут касаться льда только в нескольких местах, являющихся выпуклостями глыб или замерзших комков. Поверхность соприкосновения будет слишком малой, а давление веса санок и пассажира будет вполне достаточным для возникновения водяной «смазки».
      Вам, ребята, я, однако, не советую кататься по замерзшим глыбам. Убедился в опасности такого катания и Богдан, когда при первом же спуске чуть не разбился.
      Роман Выжиковский

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru