НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

Горизонты техники для детей №12 1967 г.

Горизонты техники
для детей

*** №12 1967 г. ***


Цвет



Ч/б



PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...

Выставлен на продажу домен
mp3-kniga.ru
Обращаться: r01.ru
(аукцион доменов)



 

      АВТОБУС НА ТРЕХ КОЛЕСАХ
      Первые автомашины, предназначенные для перевозки нескольких пассажиров, были сконструированы задолго до I мировой войны. Это были военные автомобили и их называли омнибусами. Несмотря на то, что автобусу уже более 50 лет, его форма и конструкция до наших дней не претерпели существенных изменений. Лишь колеса из твердой массивной резины (ненакачиваемые) были заменены пневматиками, а двигатель автобуса, расположенный, как гигантский нос, спереди, сейчас спрятался вовнутрь кузова.
      Ходовая система, состоящая из колес, подвесок (рессор) и механизмов передачи привода в принципе не изменилась. В современных автобусах она лишь более совершенная и лег-, кая, но находится в том же самом месте.
      Новинкой в этойобласти в мировом масштабе есть польский патент № 52633, заявленный инженером Ромуальдом Собчаком, который изменяет существовавшие до сих пор принципы конструкции автобусов.
      До сих пор автобусы, как, впрочем, и другие автомобили, были оборудованы четырьмя (и более) ходовыми колесами. В условиях городского транспорта с узкими улицами и резкими поворотами такие автобусы имеют ограниченную маневренность. Подъезд к борту тротуара в месте остановки требует большого умения, особенно, если, например, вдоль тротуара уже стоят автомашины и для подъезжающего автобуса оставлено всего лишь несколько метров свободной дороги.
      Инженер Ромуальд Собчак — сотрудник Института промышленных образцов — придумал такую систему ходовых колес для автобусов город-, ского транспорта, которая значительно облегчает передвижение этих больших транспортных средств по городу. Оригинальность замысла состоит в том, что в автобусах Собчака должно быть не четыре, а три колеса, причем одно из них — управляемое — расположено в левом переднем углу шасси автобуса. Над этим управляемым колесом находится сидение водителя. В правой части автобуса рисунок), если посмотреть сверху, находится только одно двойное колесо, которое изобретатель поместил посередине автомашины. Последнее — третье колесо смонтировано в левом заднем углу. Заднее колесо может быть сцеплено с управляемым передним, И тогда рулевое колесо, поворачиваясь на какой-нибудь угол, вызывает автоматическое отклонение (на такой же угол) заднего колеса в противоположном направлении. В более простом решении проектируется расположение этого колеса так, как это делается в фортепьяно, то есть на свободно поворачивающемся балансире. Таким образом, поворот переднего колеса, а тем самым движение автобуса по дуге, будет вызывать автоматическую установку заднего колеса для движения по этой дуге.
      Новое размещение ходовых колес приводит"к уменьшению радиуса поворота, сконструированного таким образом автобуса, что весьма важно в условиях передвижения в больших городах. Добавочное удобство — есть возможность выполнения широких дверей — входных и выходных, —-что ускоряет заполнение и опоражнивание автобуса, а тем самым повышает регулярность курсирования.
      Описывая этот интересный замысел, стоит еще упомянуть, что благодаря измененному расположению колес, приводной двигатель может быть подключен только к одному колесу, расположенному посередине, с правой стороны автобуса. Это позволяет непосредственно подключать двигатель с коробкой передач к приводной оси колеса без применения дифференциального механизма, который имеется в каждом автобусе или автомобиле. Наверное, не надо объяснять, что автобус на трех колесах может быть значительно дешевле выпускаемых до сих пор.
      Об автобусе на трех колесах, скон-струированном польским инженером, писали многочисленные зарубежные газеты и журналы. По принципу трехколесного автобуса можно строить и сельскохозяйственные прицепы. Без рессор при движении по неровной дороге с выбоинами все ко- ь леса будут касаться земли. В Польше планируется постройка трехколесных транспортных тележек для промышленных предприятий.
      В настоящее время в Варшавском институте промышленных образцов продолжаются работы по постройке модели трехколесного автобуса. Если испытания дадут положительные результаты, то, может быть, в недалеком будущем на польских дорогах появятся единственные в мире автобусы не на четырех, а на трех колесах.
      В. Табенцки
     
      Дорогие ребята! Редакция «Горизонтов техники для детей» и все ваши польские друзья шлют вам в новом 1968 году самые сердечные пожелания. Желаем вам хорошо учиться, узнать много нового и «полезного и крепить дружбу между советскими и польскими школьниками.
     
      В тусклом зеленоватом свете контрольных ламп, горящих на пульте навигационной кабины, Альф уже долгое время наблюдал за лицом Кирка. Таким он впервые видел своего друга. Всегда веселый и живой, Кирк с начала путешествия был неразговорчив, задумчив и почти угрюм. Неужели он боялся предстоящего длительного полета, который они совершали к системе Альфа-Центавра, находящейся на расстоянии более четырех световых лет от Земли?... *) Нет, не может быть, ведь Кирк всегда с огромным энтузиазмом относился к далеким космическим полетам, и Альф , точдп помнил, с каким нетерпением месяц на друг ожидал минуты старта.
      *) Звезды Альфа и Проксима — Центавр . в созвездии Центавра — самые ближние нашей солнечной системы, находятся на
      расстоянии 36 000 000 000 000 км.
      — Послушай, тихо произнес Альф, это уже невыносимо... Ну скажи, наконец, что тебя так угнетает... ведь я знаю тебя, как самого себя и вижу, что с тобой что-то случилось.
      Кирк молчал.
      — Дело твое, — Альф разочарованно отвернулся, — придется мне в ближайшие месяцы полета развлекаться беседой с нашим роботом.
      — Все началось... — неожиданно после продолжительного молчания начал Кирк, — началось, когда я, а было мне не многим более шестнадцати лет, был на курсах пилотажа в ракетном центре в городе Н.
      По соседству С домом, в котором мы квартнровались, находилась лаборатория профессора Рукеа.
      Ты, наверное, помнишь его с того времени, когда он был научным руководителем Центрального астрофизического института и прославился открытием нового метода исследования состава атмосфер отдаленных небесных тел, а также теории антигравитации.
      Потом он неожиданно бросил Институт и поселился в Н., посвятив все свое время каким-то таинственным опытам, которые проводил сам, никого не допуская и ревностно защищая доступ в свою лабораторию. Впрочем, он совершенно стал чудаком: ни с кем не разговаривал, никого не замечал. Сделался в конце концов предметом насмешек всех, кто его знал. Только я никогда не насмехался над ним. Уж очень меня интересовала его таинственная лаборатория и сам необычный Руке.
      Часто вместе с друзьями мы следили за профессором сквозь щели в жалюзи его лаборатории. Единственное, что мы могли тогда увидеть, — это то, что многие часы он просиживал у экрана гигантского кинескопа, который, вероятно, сам сконструировал.
      * Однажды, когда я, как обычно, вечером, прижавшись носом к стеклу, наблюдал через небольшое отверстие, что происходило в лаборатории, неожиданно чьи-то руки схватили меня и потянули в направлении открытых дверей лаборатории.
      — Ага, лопался! — кричал профессор, — наконец-то ты мне попался, сорванец! Подглядывать? Пришел твой последний час! Как раз мне нужен новый материал для корпусов электронных ламп, а твои кости вполне подходят. Это будет тебе наказание за подглядывание старого профессора!
      Он говорил, стараясь сделать выражение своего лица строгим, но глаза под седыми нависшими бровями смотрели доброжелательно.
      Когда я очутился в лаборатории, профессор посадил меня в кресло, некоторое время грозно смотрел на меня и, наконец, произнес:
      — Ты хочешь знать мою тайну? Все хочешь знать? Зачем подглядывал? Ну, отвечай!
      Я поспешно поддакнул, еще не совсем оправившись от страха, который нагнал на меня Руке.
      Профессор замолчал, внимательно разглядывая меня. Я не мог усидеть спокойно на стуле под этими пронизывающими и испытующими взглядами.
      Хорошо, мой мальчик, ты узнаешь, — вдруг сказал он неожиданно мягко, — ведь в жизни каждого, лаже самого большого нелюдима, бывают такие минуты, когда ему хочется с кем-нибудь поговорить.
      Тогда я не знал, да и никогда уже не узнал, почему он выбрал именно меня.
      Я сидел сгорбившись в кресле и с любопытством рассматривал эту удивительную лабораторию. Меня поразила огромная величина и необычайная форма многочисленных устройств, о назначении которых я не имел малейшего представления.
     
      Среди всей путаницы проводов, ламп и необыкновенных аппаратов господствовал громадный экран кинескопа, площадью более десяти квадратных метров, напоминающий экраны в давнишних панорамных кинотеатрах.
      Профессор медленным шагом подошел, к кинескопу и повернул ручку выключателя. Послышалось приглушенное гудение, похожее на издаваемое катодными лампами под напряжением, и экран начал постепенно разъясняться в то время, как остальные огни погасли.
      — Какой период древней истории тебя больше всего интересует? — спросил неожиданно.
      Я видел его темную, слегка сутуловатую фигуру в длинном кителе на фоне светлого пятна экрана. Руке в этот момент показался мне необычайным волшебником, который начнет проделывать различные чудеса.
      Вопрос, который он мне задал, вернул меня к действительности, но так одновременно поразил, что я даже вздрогнул.
      Что общего имеет история с открытиями, сделанными профессором, несомненно астрофизического характера?
      — Отвечай! — торопил профессор, быстрее!
      — Я... не знаю, может... может быть фараоны, пирамиды, древний Египет... — пробормотал я нерешительно.
      — Хорошо, я покажу тебе пирамиды и фараонов. И Руке нажрал сразу несколько клавишей на большом распределительном щите, после чего перевел какой-то рычаг. Монотонное гудение перешло в более высокий музыкальный тон и перед моими глазами на экране появилось цветное изображение... земного шара. Оно начало е постепенно увеличиваться, концентрируясь на африканском континенте. Казалось, что мы летим на ракете, с огромной скоростью приближаясь к Земле.
      Вот все отчетливее вырисовывается пустыня. Весь экран занимает желтое пятно, все отчетливее и больше становятся дюны и волнистые пески и вдруг... вдруг, как будто бы рядом с© мной я увидел громадные обломки скал и толпы верных полуобнаженных египетских. рабов, которые на канатах подтягивали огромные валуны для строительства пирамиды...
      Все это происходило бесшумно. Это было ска ю. Размахивающие длинными палками надсмотрщики рабов, стада верблюдов и ослов, тянущих через глубокий песок балки для строительных лесов, люди, изнывающие под знойным солнцем.
      Картина передвигалась, появлялись все новые и новые сцены.
      — Это фильм? — спросил я удивленный. Профессор строго посмотрел на меня и медленно, отчеканивая каждое слово, ответил:
      — То, что ты здесь видишь, — это непосредственная картина тех давно минувших времен. Впрочем, ты сейчас все поймешь...
      После небольшой паузы спросил:
      — Что хочешь увидеть еще?
      Мое воображение начало лихорадочно работать.
      «Раньше, раньше, как было на земле еще раньше, когда не было цивилизации? Может быть, посмотрим каменный век?»
      я картина египетской пустыни не-ож* лшо исчезла, а вместо нее через несколько секунд появилось изображение доисторического леса.
      Я отчетливо видел огромные темно-зеленые деревья и клубы дыма, выходящего где-то среди ветвей. Изображение перемещалось, перед моими глазами представился скалистый грот и горящий неподалеку костер. Вокруг костра сидели одетые в шкуры животных люди. Одна группка людей занималась шлифованием каменных плит, другая с помощью лука и намотанной на тонкую каменную палку тетивы с напряжением сверлила отверстия в уже 1 отшлифованных плитах. Несколько людей постарше занимались выделкой шкур убитых зверей.
      Я был ошеломлен.
      До сегодняшнего дня помню каждую деталь этих картин. Они выступали так отчетливо, как вот я тебя здесь вижу, Альф, Меня охватило непреодолимое желание узнать, как этот старый профессор вызывал картины давно минувших эпох. Однако он не сразу мне все объяснил.
      Кирк глубоко вздохнул, минутку помолчал и посмотрел на Альфа. Тот сидел неподвижно с закрытыми глазами, сосредоточенно слушая рассказ друга.
      — Наконец, — продолжал Кирк, — наступил момент, когда профессор, выключив аппарат, сел рядом со мной и начал объяснять, обращаясь скорее к себе, чем ко мне.
      — Всем нам известно, что свет распространяется в пространстве со скоростью 306 тысяч километров в секунду. Луч света, высланный раз в космическое пространство, летит в бесконечность, пока не встретит на своем пути какую-нибудь преграду. Тогда он отражается от нее и продолжает лететь все дальше и дальше.
      Мы иногда наблюдаем в телескопах звезды, а вернее свет, то есть изображения этих звезд, часто расположенных от нас на расстоянии нескольких миллионов световых лет. Может быть, звезда, свет которой мы видим, уже давно не существует. Ее свет, проходя через безграничные пространства Космоса, продолжает распространяться с той же самой скоростью.
      Следовательно, изображения Земли африканским с древних времен не теряются» я непрерывно летят в космическое пространство, удаляясь от нас с каждой секундой на 300 ты-сыч километров.
      Можно ли снова увидеть эти изображения спустя сто или более тысячелетий? Этот вопрос я задал себе пятьдесят лет тому назад и начал исследования.
      Я уяснил себе, что, располагая приемной аппаратурой соответственно большой мощности и желая увидеть изображение Земли, например, тысячелетней давности, я должен был бы «поймать» лучи света, высланные с Земли тысячу лет тому назад от какого-нибудь небесного тела» находящегося от нас на расстоянии пятисот световых лет!
      Но ведь это небесное тело высылает также и собственные световые лучи. Как же отделить одни лучи от других: собственный свет от отраженного?
      Много лет я потратил1 на теоретическое решение этой проблемы, а потом на проектирование и постройку соответствующей приемной аппаратуры и селекционных устройств, которые могли бы перехватывать лишь отраженные лучи света и передавать их усилительным устройствам.
      Но и это еще не все. Какая польза от наблюдения луча света, хотя бы это даже был свет, который «вылетел» с Земли тысячу лет тому назад?
      Необходимо было сконструировать гигантскую электронную аппаратуру, которая как бы увеличивала световые изображения до требуемых размеров. Ты, наверное, знаешь, — продолжал профессор, — что созданные в прошлом тысячелетии электронные микроскопы увеличивали изображение в сто тысяч раз. На подобном принципе я основал конструкцию своей аппаратуры и добился увеличения» по сравнению с которым даже современный гигаэлектронный микроскоп был детской игрушкой. И вот результат налицо...
      Роль моих экранов или, если тебе угодно, зеркал, отражающих световые лучи, выполняют «установленные» на различных расстояниях от Земли небесные тела.
      Мои «зеркала», наиболее удаленные от нас, — это находящиеся на расстоянии, шестисот восьмидесяти световых лет звезды Большой Туманности Андромеды, а самые близкие — звезды Ориона, расположенные на расстоянии примерно в пятьсот световых лет. Бели я хочу получить, например, изображение земли времен „Александра Македонского, то есть три тысячи лет тому назад» то устанавливаю аппаратуру на прием лучей света» отраженных от небесного тела, расположенного от нас на расстоянии в тысячу пятьсот световых лет. Правда ведь, как это чудесно и прост
      Я смотрел на профессора широко раскрытими глазами.
      — Просто, — ответил он сам себе и улыбнулся, —- но практическое решение всех проблем было совсем не так просто... Еще лишь два или три года работы над усовершенствованием селекционных устройств и... — добавил он оживленно, — и мир онемеет от удивления. Это открытие, не имеющее себе равных в истории человечества.
      Ну, а теперь иди уже, мой мальчик, спокойной ночи, ты и так узнал слишком много.
      Я вышел из лаборатории Рукса убежденный в том, что все это был сон...
     
      Два следующих месяца я ходил на «сеансы» в лабораторию профессора почти каждый день.
      Перед моими глазами проходили моменты живой истории разных эпох. Македония, Рим, культура инков, древнекитайское искусство, Византия... Обзор бесценного материала для исторических исследований» значение которого я даже сейчас не могу полностью оценить.
      Потом наш Центр перевели в другой город.
      С тех пор я не видел профессора, но мысль о его гениальном открытии до сих пор не дает мне покоя.
      что сейчас он делает? — спросил после минутного молчания Альф.
      — Погиб. — ответил Кирк, — погиб за несколько дней до нашего старта. В его лаборатории взорвался атомный реактор. Профессор все делал сам. Он обслуживал сложнейшую аппаратуру при которой должно быть не менее трех ассистентов. Погиб... это страшно», ведь он успел никому пере-i свою тайну. Сейчас нам известен лишь сам принцип, а конструкция устройств?
      Все нужно начинать
      Поэтому ты так огорчен?
      Несомненно большой ошибкой было то, ЧТО он работал в одт тором хотел быть конструктором, оператором
     
     
      НАША НОВОГОДНЯЯ ЕЛКА
      Новый год — особенно приятное для всех нас время. А символ этого праздника — елка. Елки бывают разные: большие, маленькие, стройные и пушистые. Одно из самых популярных елочных украшений — электрические лампочки. Наборы разноцветных лампочек имеются в продаже в магазинах. Однако настоящий юный конструктор почти никогда не пользуется готовым, купленным в магазине набором разноцветных лампочек. Его елка должна быть украшена гирляндой лампочек собственной работы. Какое удовольствие самому сделать такое украшение, да к тому же оно значительно дешевле покупного.
      Поэтому мы решили пойти навстречу нашим читателям и предложить простейший способ освещения елки с помощью имеющихся в продаже миниатюрных электролампочек.
      Наборы елочных лампочек заводского изготовления состоят из специальных электролампочек небольшого размера напряжением в 14 вольт. Все 16—20 лампочек соединены последовательно, что позволяет включать их прямо в сеть 220 вольт (например, 16 лампочек по 14 вольт = 224 вольта). Конечно, легче всего купить лампочки и соединить их последовательно проводами, то есть сделать гирлянду из готовых лампочек. Однако, цена лампочек высока, а цвет не особенно красивый.
      Мы предлагаем изготовить елочный набор из лампочек другого тица. Лучше всего взять круглые 12-вольтовые лампочки (с обозначением на цоколе 12в/0,22а или 12в/2,5 вт). Двадцать таких лампочек можно соединить последовательно. При большем количестве лампочек (наприме при 30 штуках) яркость не буд большой, но для елки и не нужна слишком большая яркость. Нетрудно подсчитать, что двадцать таких лампочек дает почти полную яркость (12 в X 20 = 240 в).
      Все лампочки надо соединить последовательно проводом в пластиковой изоляции (лучше всего гибким). Рекомендуем изоляцию темного цвета (зеленого, синего, черного и т. п.), так как она почти незаметна на фоне елки. Способ соединения лампочек показан на рис. 1. Места соединений, а также цоколь следует обмотать толстым слоем изоляционной ленты во избежание случайного прикосновения к элементам, находящимся под напряжением сети, что может быть очень опасно. Помимо применения изоляции, лучше всего принять и строго соблюдать следующее пра тическое правило: сначала развешиваем гирлянду лампочек на елке, а лишь потом включаем ее концы (законченные вилкой) в сеть. После включения лампочек нельзя прикасаться к елке! Впрочем, она и есть для того, чтобы на нее смотреть.
      Еще меньших размеров лампочки бывают в карманных фонариках. Их выпускают в двух вариантах. 3,5в/0,2а, 2,5в/0,1а. Чтобы составить гирлянду из лампочек по 3,5 вольта, приспособленную к напряжению 220 в, надо в сумме взять около семидесяти лампочек. Расчет таков.
      3,5 в X 70 = 245 в. В случае лампочек по 2,5 вольта гирлянда должна — состоять из ста таких лампочек. Это слишком много для наших целей. Воспользуемся «гасящим сопротивлением» и снизим сетевое напряжение до необходимого нам меньшего значения. В качестве гасящего сопротив-, лучше всего взять соответственно подобранные осветительные лампочки.
     
      Для лампочек 2,5в/0,1 а в качестве гасяшего сопротивления следует взять лампу накаливания 220в/15вт. Количество лампочек в такой гирлянде также почти произвольно от 10 до 30—40 и более штук. Гирлянды с миниатюрными лампочками соединяем также, как и в предыдущем случае. Гасящие лампы лучше всего расположить у основания елки.
      Изготовляя самостоятельно елочные лампочки, подумайте о том, чтобы они были разноцветными, хотя на елке даже обычные лампочки выглядят очень красиво, особенно если светят темно-оранжевым светом. Наши лампочки можно обернуть тонкой цветной бумагой или цветным целлофаном. Они выделяют малое количество тепла, поэтому не бойтесь такой «упаковки». Большие гасящие лампы заворачивать в бумагу нельзя, так как они сильно нагреваются и могут вызвать пожар.
     
      КАК СДЕЛАТЬ КАЛЕНДАРЬ
      Выньте два листка из середины журнала так, чтобы не рассыпались остальные страницы. Как раз в этом месте, на странице 12 и 13, напечатан «Календарь читателя журнала «Горизонты техники для детей».
      Календарь наклеиваем на металлический лист, размеры которого должны соответствовать формату журнала в развернутом виде.
      Из картона или тонкого металлического листа вырезаем три рамки, как это показано на рисунке 1. Затем к каждой рамке приклеиваем нитроцеллюлозным клеем (или клеем БФ-2) кусочки ферритового магнита. Рамки, покрашенные красным цветом, вкладываем в соответствующие места календаря: одну — к наименованию месяца, другую — к очередному числу месяца, а третью — к определенному дню недели.
      Благодаря магнитам можно легко передвигать рамки. Кроме того, магниты удерживают рамки в соответствующих местах, даже если нечаянно сдвинем его с горизонтального положения на стене.
     
      МОТОР ЗАГЛОХ...
      Когда вы едете автомобилем, сидя рядом с водителем, то часто можете встретить стоящий с правой стороны дороги автомобиль, а рядом с ним — удрученного шофера, который, махая рукой, пытается остановить какую-нибудь встречную машину. Мы знаем, что ему нужна помощь, поэтому останавливаемся и слушаем рассказ озабоченного шофера:
      — Мотор заглох, — говорит он с печальным видом, — просто ни с того, ни с сего перестал работать. Совершенно неожиданно, — добавляет он.
      — Пытались ли вы найти причину неисправности? — спрашиваем мы.
      — Да ведь я в этом не разбираюсь, — смущенно отвечает он, — нас на курсах водителей этому не учили.
      Конечно, мы постараемся ему помочь. Быстро перебираем в уме, какие могут быть причины остановки мотора; Если заглох мотор, то значит повреждена система зажигания, подающая искру на свечи, или топливная система, подающая топливо ~к двигателю.
      Начинаем проверку. Задумываемся, а, может быть, просто-напросто нет в баке бензина? Может быть, повреждена мембрана в бензонасосе, и насос не подает топливо в карбюратор? Пробуем перемещать рычаг ручной подкачки в бензонасосе. Нет, все в порядке. Топливо подается нормально. А, может быть, виноват карбюратор? И сразу же отбрасываем мысли о его повреждении, так как в нем нет части, повреждение которой могло бы вызвать неожиданное заглушение мотора.
      Остается только проверить ток. Б нашем автомобиле источником тока является аккумулятор. Начинаем с него. Если генератор, восполняющий запас тока в аккумуляторе, поврежден, то аккумулятор просто мог разрядиться во время езды. Попробуем включить стартер. Действует безотказно. Аккумулятор в полном порядке. В порядке также и соединения проводов, подводящих ток от аккумулятора.
      Мысленно прослеживаем схему дальше. От аккумулятора ток течет через первичную обмотку катушки зажигания и прерыватель. Как нам известно, когда прерыватель прерывает ток в первичной обмотке катушки зажигания, в ее вторичной обмотке наводится ток высокого напряжения, который в виде искры проходит через свечу зажигания. Снимаем колпачок пускового аппарата, из которого до этого вынимаем провод высокого напряжения, идущий к катушке. Он обычно посажен посередине колпачка. Теперь приближаем конец это-f э провода к любой металлической части двигателя на расстояние 4—5 миллиметров и пальцем размыкаем контакты прерывателя. Если же после снятия колпачка мы обнаружим, что контакты уже разомкнуты, поворачиваем кривошипный вал двигателя так, чтобы вызвать их повторное замыкание.
      Если после размыкания контактов мы установим, что между проводами высокого напряжения и массой двигателя проскочила искра, то система в порядке. Если искра не проскочила, ищем повреждение дальше. Проверяем все соединения проводов низкого напряжения у катушки и прерывателя, а также крепление провода высокого напряжения в катушке зажигания. В большинстве случаев именно в этих соединениях кроется ?причина неисправности. Если мы здесь не найдем повреждения, то необходимо сменить катушку зажигания.
      И вот мы нашли повреждение. Быстро устраняем его. "Надеваем колпачок пускового аппарата и запускаем двигатель. Он запускается сразу, но наше чуткое ухо слышит, что работает нерегулярно. Один цилиндр «не сжигает». Проверяем, который из них. Последовательно закорачиваем отверткой свечи всех цилиндров. Если после закорачивания мы услышим изменение в работе, двигателя значит свеча в порядке. Вышла из строя та свеча, закорачивание которой не вызывает изменения в работе двигателя.
      Найдя такую поврежденную свечу вывинчиваем ее из двигателя и тщательно осматриваем. Обычно можно обнаружить замыкание электродов из-за каких-нибудь загрязнений, которые надо удалить. Осторожно очистив свечу, проводим испытание.
      Положите свечу на металлическую часть двигателя, (предварительно на свече расположите провод) и попросите кого-нибудь «завести» двигатель. Двигатель будет работать на остальных свечах, а на изъятой мы увидим проскакивание искры.
      Проверенную таким образом свечу ввинчиваем обратно в двигатель, и после повторного запуска прислушиваемся к его работе. Он работает бесперебойно и спокойно.
      Облегченно вздыхаем, встречаясь с немного удивленным и благодарным взглядом неопытного шофера.
      — Пустяки, ничего трудного, — бросаем мы небрежно в ответ на благодарности шофера и отъезжакм с легким чувством превосходства. Ведь мы уже знаем, как справляться с такими трудностями, хотя у многих из нас нет прав на вождение автомобиля.
      В заключение еще одно замечание. Ток высокого напряжения, с которым мы будем встречаться во время работы со свечами зажигания, совершенно неопасен, хотя и очень неприятен при соприкосновении. Не опасайтесь, такой ток вас «не ударит».
      Т. Рихтер
     
     
      В НОМЕРЕ: — 1. Что нового в польской технике: Автобус на трех колесах. — 2. Фантастический рассказ: Таинственная лаборатория профессора Рукса. — 3. Уголок юного конструктора: Наша новогодняя елка. Как сделать календарь. Упражняй глаз и руку. — 4. Как ходить и ездить: Мотор заглох. — 5. Техническая загадка.

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru