НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

А я был в компьютерном городе. А. Зарецкий, А. Труханов. — 1990 г.

А. Зарецкий, А. Труханов

А Я БЫЛ В КОМПЬЮТЕРНОМ ГОРОДЕ

*** 1990 ***


DJVU


ТОМ ПЕРВЫЙ


DJVU


ТОМ ВТОРОЙ

 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>


      ПРЕДИСЛОВИЕ
      которое Алеша попросил поместить в начале книжки.
     
      Почему? Сейчас он всё объяснит сам.
      Меня зовут Алёша, и мне девять лет. Вообще — то я самый обыкновенный мальчик, но вот вчера со мной приключилась совершенно необыкновенная история. Я побывал со своим котёнком Пушком в настоящем Компьютерном Городе. Не верите? Вначале мне никто, кроме мамы и папы, не верил, а потом...
      Значит, так. В воскресенье вечером к нам пришли гости: дядя Саша, дядя Паша и дядя Алёша. Они — папины друзья.
      Как только они вошли, я им сразу и говорю:
      — А я был в Компьютерном Городе! Правда — правда!
      Сказал и смотрю, что они ответят.
      — Верим, верим, — отвечают дядя Саша, дядя Паша и дядя Алёша. — Вот сейчас за чаем всё и расскажешь.
      Сели за стол. Я откашлялся. Так мой дедушка всегда делает. И говорю, громко так, хорошо:
      — А мы с Пушком в самом настоящем Компьютерном Городе были. Он называется Симплекс. Там живут микроши. Честное слово.
      Рассказываю, рассказываю. Всё как было. И вдруг чувствую: не верят. Слушать — то слушают. И даже головой всё время кивают. Вроде как им жутко интересно. И самим, мол, хочется туда попасть. А я — то вижу: они это так, для вежливости.
      И тут случилось тако — о — ое... что у всех — и у дяди Паши, и у дяди Саши, и у дяди Алёши, и даже у мамы с папой — глаза на лоб полезли. А у нас с Пушком не полезли.
      Тут запищал наш компьютер, и оттуда начали вылезать микроши. И не кто — нибудь, а сам профессор Фортран, его кот Икс и Воробей с Гусеницей. Я их сразу узнал. Я их портреты в компьютерной школе видел. Там, в Симплексе.
      Вылезли и спокойненько уселись у компьютера. А дядя Саша, дядя Паша и дядя Алёша так на них смотрят, как будто это не самые обыкновенные микроши, а какие — нибудь невиданные шестиглазые инопланетяне.
      Даже как — то неудобно мне стало. А папа поднял опрокинутую мамой вазочку с вареньем и говорит, только заикается немножко:
      — С — садитесь, т — товарищи. Вот — ч — чай пьём.
      — С вареньем, — добавили хором взрослые.
      Кот Икс посмотрел на стол и облизнулся. Профессор Фортран облизываться не стал, а просто спросил:
      — А с каким?
      — С клубничным, — отвечаем мы почему — то опять хором.
      А потом мы вместе с профессором, Иксом, Воробьем и Гусеницей пили чай. Представляете? Я всё время подливал из чайной ложечки профессору добавки и смотрел на взрослых. Но вы не думайте — я совсем не зазнавался.
      Когда микроши напились чаю, профессор Фортран достал из своего портфеля книжку и положил на стол. В ту же секунду она неожиданно выросла и стала величиной с обыкновенную человеческую книгу. На обложке большими буквами было написано "ЭНЦИКЛОПЕДИЯ".
      Вот, — сказал профессор, — энциклопедия. Это Алёше подарок от всех микрошей Симплекса. Потом он сказал, что, оказывается, я так незаметно исчез из Симплекса, что никто этого и не заметил. И даже не успел попрощаться. А я, оказывается, им здорово помог. И они хотели мне сделать подарок. Но долго не могли придумать какой. А потом решили подарить мне интересную книжку про компьютеры. Мол, энциклопедия — лучший подарок. Как раз такую книжку и написал сам профессор. И поэтому попросили именно его, Фортрана, передать этот подарок мне. А потом он сказал, что ему очень у нас понравилось. Особенно варенье. Но им уже пора назад, в Симплекс.
      Не успели мы опомниться, как вся компания микрошей — вжик, и исчезла в компьютере.
      Мама взяла книжку и стала её листать. А дядя Алёша, дядя Паша и дядя Саша прямо — таки накинулись на меня и стали расспрашивать про мои приключения.
      Я им ещё раз рассказал всё сначала. Теперь они слушали, разинув рот, и всё время кивали. Но теперь они кивали совсем по — другому...
      А когда я закончил, папа задумался и произнёс, серьезно так произнёс:
      — Вот бы про это книжку написать.
      — А ты возьми и напиши, — сказал я ему.
      — Хорошо бы и эту энциклопедию вставить в книжку. А то я, когда слушала Алёшу, вначале кое — что не поняла. Про всякие там принтеры, дисководы, джойстики и другие штуковины. А в ней всё объясняется. И главное — понятно и очень интересно. И детям, и взрослым.
      — Отличная идея, — сказал папа. — Только как ребята узнают, что, например, слово "клавиатура" в Энциклопедии есть?
      Тут на минуточку опять включился компьютер. Оттуда вылетел Воробей и прочирикал:
      — Давайте в этих случаях мы будем появляться на страницах вашей книжки. И профессор, и Икс, и мы с Гусеницей.
      Прочирикал и тут же улетел назад.
      — Точно, давайте так и сделаем, — сказал дядя Саша. — Как только в рассказе про Алёшины приключения встретится что — нибудь компьютерное, мы сразу — р — раз, и нарисуем профессора Фортрана или его друзей.
      Мы все обрадовались и, точно на концерте, захлопали в ладоши.
      И тогда папа сказал:
      — Ну, я пошёл писать книжку. А дядя Саша сказал:
      — Я пойду тебе помогать.
      Ну а дядя Паша и дядя Алёша никуда не пошли. Они остались на кухне и сказали:
      — Нам бы вареньица бы ещё. У нас после варенья картинки всегда красивее получаются.
      Они съели всё варенье, потом попросили добавки, а потом тоже пошли в папину комнату.
      Я остался с мамой на кухне и говорю ей:
      — Мам, давай с тобой думать. А мама спрашивает:
      — О чём?
      — А ни о чём, мам. Интересней всего просто так думать, — ответил я. И мы сидели на кухне и просто думали.
     
      Глава, самая первая, в которой мальчик Алёша получает в подарок котёнка, знакомится с удивительным человечком Точкой и отправляется в Компьютерный Город.
      Алёша, не спеша, возвращался из школы домой. Шарф — в портфеле, шапка — в кармане куртки. Весна.
      Что ты больше всего любишь делать весной? Пускать кораблики? Собирать подснежники? А может быть, пересчитывать новые веснушки?
      Алёша больше всего любил сбивать сосульки. Сосульки со звоном разбивались на мелкие кусочки, и из каждого кусочка выбегал во двор маленький солнечный зайчик. Но больше всего Алёша любил котят. Самых разных. Он даже хотел организовать Обществ Детско — Кошачьей
      Дружбы, чтобы подкармливать бездомных бедняг. Котят Алёша любил, а вот своего котёнка у него не было. Именно поэтому часть своего завтрака он всегда оставлял для встречных котов. А весной их на улице встречается почему — то особенно много...
      В общем, домой Алёша пришёл, когда родители уже заканчивали обедать. Он быстро стал разуваться и вдруг услышал мяуканье из своей комнаты.
      — Подарили! Подарили! — закричал Алёша и понёсся в одном ботинке по коридору, но не пробежал и двух шагов — наступил на шнурок и растянулся во весь рост.
      — Мяу, — раздалось опять, но уже из другой комнаты.
      Алёша сел на полу и, ничего не понимая, завертелголовой. Мяуканье доносилось то справа, то слева.
      Казалось, что целая тысяча котят поселилась в доме! Тут из кухни вышел папа и как ни в чём не бывало спросил:
      — Ты что тут головой вертишь? Пойдём котёнка смотреть.
      Посреди Алёшиной комнаты стояла корзинка, а из неё высовывал мордочку маленький серый котёнок. Алёша бережно взял его на руки, погладил и спросил папу:
      — А кто в твоей комнате мяукал? Ты что, и себе кота раздобыл? Вот здорово!
      — Пойдём, пойдём. Сам увидишь, — улыбнулся папа.
      На большом папином письменном столе стояло "нечто", напоминающее элегантную пишущую машинку, а к этому "нечто" толстым шнуром был подключен телевизор. С экрана телевизора на Алёшу весело смотрел Кот в Сапогах. Кот в Сапогах снял шляпу, грациозно поклонился и мяукнул. Тут же появилась надпись:
      ПЕРСОНАЛЬНЫЙ КОМПЬЮТЕР ПРИВЕТСТВУЕТ ВАС
      Папа нажал несколько клавиш на необычной печатной машинке — и экран погас.
      — Вот, пожалуйста, персональный компьютер, — сказал папа и бережно погладил коробочку с кнопками.
      Он всё что хочешь может делать. И сложные задачки решать, и разными механизмами управлять. А утром может тебя разбудить получше будильника.
      — Точно разбудит? — недоверчиво спросил Алёша.
      В ответ папа только улыбнулся. Ведь неспроста мама каждый вечер заводила целых три будильника. И все три — для Алёши.
      Папа ещё долго рассказывал о том, где может пригодиться компьютер, как он устроен и что надо знать, чтобы с ним работать. Алёша внимательно слушал, слушал, а когда папа стал рассказывать о компьютерных играх, с надеждой спросил:
      — Пап, а мне на компьютере поиграть можно?
      — Конечно. Хочешь в Тридевятое Царство"?
      Папа поменял дискеты.
      На экране появилась старушка в кокошнике и заговорила:
      — В Тридевятом Царстве, в Тридесятом Государстве жила — была Василиса Прекрасная. Злой Кащей Бессмертный похитил красну девицу и замуровал её в самой высокой башне своего замка. А Иван Царевич отправился вызволять свою суженую. Помоги Ивану Царевичу. Нажмёшь на зелёную клавишу — Иван Царевич вперёд
      пойдёт, нажмёшь на красную — назад отступит, на синюю нажмёшь — мечом взмахнёт, нажмёшь на жёлтую — стрелу выпустит, а нажмёшь на белую клавишу – станет Иван Царевич невидимым. А волшебный клубок укажет путь к логову Кащея.
      Покатился клубок. Алёша нажал зелёную клавишу — и пошёл Иван Царевич из плена Кащеева Василису Прекрасную вызволять.
      Повстречался ему на пути Змей Горыныч. Не успел Алёша вовремя на синюю клавишу нажать — не взмахнул Иван Царевич мечом, не отрубил Змею Горынычу головы. Дыхнул Змей на Ивана жарким пламенем. Упал Иван Царевич.
      Алёша очень расстроился, тяжело вздохнул, а что делать, не знает...
      Тут на экране появилась старушка и печальным голосом сказала:
      — Не успел ты вовремя прийти на помощь Ивану Царевичу. Одолел его Змей Горыныч. Попробуй ещё раз, да будь попроворней, внучек.
      Алёша начал игру сначала и увидел на экране, что опять отправился в путь Иван Царевич, и опять он бился со Змеем Горынычем. На этот раз успел Алёша вовремя нажать на синюю клавишу — и Иван Царевич срубил разом Змею все головы. Срубил и дальше пошёл. Через глубокие моря и широкие реки, через непроходимые болота и высокие горы. Встретились ему на пути и Баба Яга, и Лихо Одноглазое, и Соловей Разбойник, и много других опасностей. Но добрался всё — таки Иван Царевич до Кащеева замка и освободил Василису Прекрасную.
      — Уф — ф, ну и игра, — только и смог произнести Алёша, устало откинулся на спинку кресла и закрыл глаза...
      — Ну что, добрый молодец, освободил с Иваном Царевичем Василису Прекрасную? — спросил чей — то звонкий голос.
      Алёша завертел головой в разные стороны, но в комнате никого, кроме дремавшего котёнка, не было.
      — Эй, да здесь я, здесь — на клавиатуре сижу, — повторил тот же голос.
      И действительно, свесив ножки, на клавиатуре компьютера сидел маленький человечек и улыбался. Незнакомец был одет в опрятный голубой комбинезончик с надписью "ТОЧКА". На голове у него красовалась лихая шапочка с длинным козырьком.
      — Давай знакомиться, — приветливо сказал человечек, — вообще — то, меня зовут Кисточка, но друзья меня называют просто Точка.
      Я оттуда, — и, указав пальчиком на компьютер, добавил: — Из Компьютерного Города. А тебя как зовут?
      — Алёша, — ответил Алёша, внимательно разглядывая незнакомца.
      — А ты в каком классе учишься? — снова спросил Точка.
      — В третьем. А ты?
      — А я уже школу закончил и работаю художником, — с гордостью сказал Точка.
      — Хочешь мои картины посмотреть?
      — А можно? — затаив дыхание, спросил Алёша.
      — Почему бы и нет? Хоть сейчас. Ты готов?
      — Конечно! А котёнка с собой можно взять?
      — Можно, можно. По — о — ехали! — воскликнул Точка и перепрыгнул с кнопки на кнопку.
     
      Глава, в которой Котёнок начинает разговаривать,Точка катает гостей на своём электромобиле, а ровно в 16.40 начинается дождь.
      Раздался щелчок. Свет внезапно погас. Алёша, Котёнок и Точка очутились в кромешной темноте.
      — Не бойтесь. Сейчас глаза привыкнут, и мы пойдём дальше, — послышался спокойный голос Точки.
      — А я ничего и не б — б — боюсь, — тихо ответил Алёша и сильней прижал Котёнка к груди.
      Прошла минута. Алёша понял, что стоит посреди необычной крохотной комнатушки. Переплетаясь друг с другом, всюду висели разноцветные провода, а на стенах, и даже на потолке, мерцало множество маленьких лампочек.
      Каких только приборов здесь не было!
      Дисплеи, телекамеры, всевозможные ручки, переключатели и кнопки делали комнатку похожей на отсек космического корабля. Точка наощупь передвигался по комнате и что — то искал. Как только он коснулся ладонью стены, в ней бесшумно открылась небольшая дверь.
      — Пойдёмте, нам сюда, — позвал Точка и шагнул в коридор.
      Там было ещё темнее. Алёша очень боялся отстать от Точки, а потому очень спешил и то и дело задевал за висящие вдоль стен провода и кабели. Они всё шли и шли. Мальчику стало казаться, что коридор никогда не кончится. Но тут Точка внезапно остановился, и Алёша уткнулся в его спину.
      — Что — нибудь случилось? — испугался Алёша.
      — Да нет, ничего особенного, — спокойно ответил Точка, подтянул штанишки и невозмутимо добавил:
      — Вот и пришли.
      Алёша посмотрел вперёд и обомлел: путь преграждала глухая стена. Ему стало как — то неуютно и ужасно захотелось домой.
      — Тупик... — прошептал Алёша, а Точка важно выпятил грудь, поправил шапочку и громко произнёс:
      — "Алгол — Кобол, Транслятор — Экскаватор".
      Тут же в стене распахнулась дверь, и яркий солнечный свет ослепил путешественников.
      — Ур — ра! — закричал Котёнок и вырвался из Алёшиных рук.
      Алёша всё никак не решался открыть глаза, а когда открыл, долго не мог поверить тому, что увидел. На маленькой лесной лужайке стоял Котёнок и прижимал к груди огромный букет ярко — жёлтых одуванчиков.
      — Вот сколько собрал! — Котёнок был ужасно доволен собой.
      — Гляди — ка! — Алёша потянул Точку за рукав. — Котёнок заговорил!!!
      — Подумаешь! У нас тут все разговаривают. Ещё не то будет! Пошли, нам пора.
      По узенькой тропинке Точка, Алёша и Котёнок вышли к асфальтовой дорожке. На ней стоял небольшой серебристый электромобиль. Друзья расселись по местам, и Точка включил маленький компьютер, установленный прямо в машине.
      — Графический Тупичок, дом 15, — сказал Точка, чеканя каждое слово.
      В ту же секунду электромобиль бесшумно тронулся с места и стал плавно набирать скорость. Точка повернул свое кресло к сидящим сзади Алёше и Котёнку и сказал:
      — Ну всё, теперь я свободен. Компьютеру я уже сообщил, куда нам нужно ехать. А дальше он всё сам сделает. И путь удобный выберет, и электромобилем управлять будет. Ну а мы по дороге город успеем посмотреть: ведь я живу на другом конце города — в Графическом Тупичке.
      На лужайках парка, по дорожкам которого мчался электромобиль, гуляли нарядные микроши. Одни запускали яркие воздушные змеи. Другие, краснея от натуги, выдували огромные мыльные пузыри или, летая на дельтапланах, играли в салочки. Третьи рисовали на дорожках цветными мелками, бегали наперегонки и катались на роликовых коньках.
      — Видали, сколько народу на роликах?! — заулыбался Точка. — У нас даже на работу и то иногда на роликах ездят.
      В Симплексе, а именно так назывался город, где жил Точка, каждый ездил на работу так, как ему нравилось, — кто на роликах, кто на электромобилях, кто на электробусах, а некоторые даже в буфетных фургончиках. "Почему в буфетных?" — спросишь ты. А потому, что по дороге на работу или с работы в них можно было позавтракать или поужинать. Это здорово экономило время и нравилось вечно спешащим микрошам очень.
      — Интересно, а чем у вас в городе котята питаются? — вежливо спросил Котёнок и облизнулся.
      — Да вы, наверное, проголодались, — спохватился Точка.
      — Давайте заедем в кафе.
      Точка повернулся к компьютеру и скомандовал:
      — Внимание! Изменение маршрута. Заезд в ближайшее кафе.
      Затем он через свой компьютер связался с компьютером кафе и заказал обед. Котёнок попросил на обед мышку и долго объяснял компьютеру, что мышка вкусная, как мороженое, что у неё есть хвостик и что живут мышки в норках.
      Ровно через четыре с половиной минуты электромобиль остановился у небольшого здания с весёлой вывеской: "ЧТО ЗАХОЧЕШЬ, ТО И СЪЕШЬ". Столик был уже накрыт, и наши друзья сразу принялись за еду.
      — А где моя мышка? — спросил Котёнок, глотая слюнки.
      — Да вот же, — улыбнулся Точка и протянул вазочку с мороженым. — Что заказал, то и приготовили.
      Из вазочки торчал шоколадный хвостик.
      — Такие мышки мне ещё больше нравятся, — не растерялся Котёнок и придвинул одной лапкой вазочку, а в другую взял ложку.
      Обед прошёл очень весело.
      — Пора заканчивать обед, — сказал Точка и посмотрел на часы. — Через пятнадцать минут пойдёт дождь.
      Алёша выглянул в окно и, недоумевая, посмотрел на Точку: на небе не было ни единого облачка.
      Ничего удивительного в этом нет. Ведь в Симплексе можно менять погоду по своему желанию. Хочешь жаркий солнечный день — пожалуйста. Хочешь дождь со снегом — нет ничего проще. Нужно лишь сообщить об этом в Службу Погоды. Ты спросишь: неужели кто — нибудь захочет мокнуть под дождём, когда можно целыми днями загорать и купаться? В чём — то ты, конечно, прав. И действительно, как только в Симплексе стала работать Служба Погоды, все микроши как один бросились заказывать такую же жаркую и солнечную погоду, как в Африке. Но вот через неделю кто — то позвонил и попросил дождь. Ещё через неделю таких просьб было уже шесть, а потом заявки на дождь посыпались одна за другой. И Службе Погоды пришлось устроить проливной дождь.
      Радости микрошей не было предела. Они танцевали под дождём, пускали кораблики, бегали босиком по лужам и вообще веселились, как могли. Но уже на следующий день всем снова захотелось солнца.
      С тех пор мощные компьютеры Службы Погоды собирают пожелания всех жителей Симплекса и делают такую погоду, которая по душе большинству микрошей.
      А вот какой прогноз дала Служба Погоды на сегодня:
      7.00 — ранний восход Солнца, легкий утренний ветерок.
      День будет жарким и солнечным.
      Температура воздуха — 28 градусов.
      Для любителей лыж в парке у Квадратного озера выпадет снег.
      На небе — серебристые и перламутровые облака.
      С 16.40 до 17.00 — небольшой грибной дождь и радуга.
      21.00 — закат Солнца и мерцание звезд.
      Всё это рассказал Точка Алёше и Котёнку, когда они уже мчались в электромобиле по улицам города.
      По обе стороны дороги мелькали разные сооружения совершенно необычной архитектуры. У одного из них электромобиль притормозил.
      — Посмотрите: вот главная достопримечательность нашего города, — сказал Точка.
      Посреди площади стояли огромные деревянные бухгалтерские счёты высотой с десятиэтажный дом. Перед счётами, задрав головы, толпились детишки и, разинув рты, слушали экскурсовода.
      — Это такой древний памятник, — продолжал Точка, — что теперь мало кто помнит, что это такое. Ой, через 2 минуты 20 секунд пойдёт дождь — надо поторапливаться.
      Электромобиль набрал скорость и, проехав несколько кварталов, завернул в Графический Тупичок. Как только
      все вошли в домик Точки, на улице пошёл тёплый грибной дождь.
      — Успели, — радостно закричал Котёнок.
      — Ещё бы, — с гордостью улыбнулся Точка, — а теперь прошу ко мне!
      Точка потащил всех на второй этаж, и тут в доме начался настоящий трам — тара — рам.
      Дело в том, что лестница была музыкальная: каждая ступенька звучала по — своему. Стоило сделать несколько шагов, и раздавалась коротенькая мелодия. Поднимаешься наверх — одна мелодия, спускаешься вниз — другая, ну а перепрыгиваешь через ступеньку — третья.
      Ну а если сразу несколько человек бегут по лестнице наперегонки? Представляешь, что получается?
      Хочешь послушать, что творилось на лестнице? Тогда обязательно попроси родителей купить тебе трубу, гармошку и барабан. И попробуй поиграть на всех одновременно! Я уверен, что трам — тара — рам у тебя получится — первый сорт! Иногда такой трам — тара — рам называют ка — ко — фо — ни — ей, но мне это слово почему — то не нравится.
      Алёша, Котёнок и даже Точка скакали по лестнице вверх — вниз и визжали от удовольствия. А Котёнок придумал песенку и весело её распевал:
      Я — КОТЁНОК!
      ДО — РЕ — МЯУ!
      РАЗГОВАРИВАТЬ Я СТАЛ!
      А МЯУКАТЬ ПЕРЕСТАЛ!
      МЯУ!
      Наконец друзья поднялись на второй этаж и очутились в небольшой, но уютной комнатке.
      — Вот тут я живу и работаю, — сказал Точка.
      Алёша во все глаза разглядывал мастерскую Точки.
      Ни мольберта, ни баночек с красками и кисточками нигде не было видно.
      В комнате был бы идеальный порядок, если бы рядом с компьютером, стоявшим на столе, не возвышалась внушительная гора ореховых скорлупок.
      — Хрррум... хрум... — раздалось из — за компьютера.
      — А это у вас что, компьютер орехи грызёт? — почти не удивился Алёша.
      — ...Тьфу, — опять послышалось в комнате, и ещё одна скорлупка полетела в кучу.
      Из — за неё вылез взъерошенный Попугай с кульком орехов и огромной книжкой подмышкой.
      — Здр — р — расьте, — сказал Попугай, но, увидев недовольное лицо Точки, тут же добавил:
      — Всё... всё... всё... Щас уберу, — и не спеша направился к двери.
      — А где же твой мольберт? И кисточки с красками? — удивился Алёша.
      — Отдал Попугаю. Теперь я световым пером рисую.
      — Смотри! — Точка взял со стола световое перо и нарисовал на экране дисплея покосившийся деревенский домик. У домика на завалинке сидели старик со старухой.
      — Я сейчас картинки для новой компьютерной сказки рисую. Ведь я и Тридевятое Царство" рисовал. А в этой сказке добрый молодец Иванушка старика со старухой от Лиха Одноглазого спасать будет. Вот оно какое.
      И Точка быстро нарисовал на экране Лихо.
      — А раньше я красками рисовал. Мои старые картины на чердаке хранятся, пойдём покажу.
      Как только Точка с Алёшей вышли, в дверях комнаты верхом на пылесосе появился Попугай.
      Увидев Котёнка, он слез с пылесоса, не спеша подошёл к дисплею и важно произнёс:
      — Сдается мне, образ Одноглазого Лиха выписан не достаточно колоритно. Да — да, недостаточно колор — р — ритно!
      Склонив голову набок, он принялся задумчиво водить световым пером по экрану дисплея. Через минуту картину Точки было не узнать.
      — Ну как, ничего? — спросил Попугай у притихшего
      Котёнка. — Вот сейчас ещё красочками подкрасим, и Лихо будет хоть куда. С детства мечтал быть художником!
      Перепачкав весь дисплей красками, Попугай отступил на шаг и стал кривляться.
      — Фу — у, какая Кадабра получилась! – поморщился Попугай и показал язык.
      — Так ты ещё и дразнишься! Укушу!!! — завопил Кадабра, выскочил из дисплея и тут же вцепился в Попугая.
      Попугай и Кадабра принялись что есть силы бутузить друг друга. Как говорится, пыль стояла столбом. Неизвестно, чем бы всё это кончилось, но неожиданно раздался странный хруст, и Кадабра с воплями выскочил из комнаты. У оторопевшего Попугая торчал из клюва Кадабрин зуб.
      — То — то же! — сказал Попугай, немного успокоившись.
      Потом он спрятал зуб в карман шортиков и с видом победителя посмотрел на испуганного Котёнка.
      — Что случилось? — спросил Точка, входя с Алёшей в комнату и увидев ярко размалёванный дисплей.
      — Да так, ошибочка вышла, — невозмутимо ответил Попугай, уселся на пылесос и поехал дальше.
      — Эх ты, "ошибочка", — добродушно передразнил Попугая Точка. — А ты не забыл, что у доктора Кашли завтра день рождения? Скорей заканчивай уборку и присоединяйся к нам.
      Точка, Алёша и Котёнок сели делать подарки. А Попугай? А Попугай так и прокатался весь вечер на пылесосе...
     
      Глава, в которой именинник — доктор Кашля
      получает подарки и угощает гостей солёным тортом.
      В небольшой комнатке, одна из стен которой была увешана всевозможными диковинными пипетками и градусниками, а на другой красовалась редчайшая коллекция больших и маленьких бабочек самых необычных цветов и оттенков, тихо посапывал доктор Кашля.
      — Пим, пим, пим, — пропищал компьютер. — По — ра вста — вать.
      В ту же секунду на кухне включился электрический чайник, а ванна стала наполняться прохладной водой.
      — Вжик, — доктор Кашля пружиной вылетел из кровати, сделал в воздухе сальто — мортале и приземлился на коврике рядом с гантелями.
      — Раз — два, раз — два, — замелькали гантели в воздухе.
      — Бултых... У — ух, ну и водичка! — Растираясь пушистым полотенцем, из ванной вышел румяный Кашля.
      По привычке посмотрев горло, пощупав пульс и быстренько померив температуру, он сел завтракать. Допивая чай с витаминами, Кашля подошёл с чашечкой в руке к своему компьютеру.
      — Так, так. Что у нас на сегодня? — поинтересовался Кашля и нажал несколько клавиш.
      Зазвучала весёлая мелодия, и электронный голос торжественно произнёс:
      — У вас се — го — дня день ро — жде — ни — я!
      — Замечательно, — обрадовался Кашля и посмотрел на дисплей. На экране появились список дел на день и таблица биоритмов.
      Может быть, ты не знаешь, что такое биоритмы? Тогда спроси у кого — нибудь из взрослых.
      Кашля принялся внимательно изучать таблицу.
      — Так, так. Один плюс... Один минус и... Нуль. В сумме нуль значит настроение у меня так себе, — сделав такой вывод, доктор фазу как — то погрустнел, подошёл к зеркалу и показал своему отражению язык, но веселее от этого ему не стало.
      Пробурчав: "В сумме нуль", — махнул рукой и начал готовиться к приходу гостей.
      Если ты ещё не успел спросить у взрослых, что такое биоритмы, я тебе кое — что объясню сам. Оказывается, что настроение, сила и даже сообразительность всё время меняются. То становятся получше, то похуже, то так — серединка на половинку. И говорят, что всё это можно заранее узнать из таблицы биоритмов. Самый лучший день — это когда в таблице одни плюсы. Жаль только, что такие дни бывают нечасто...
      К полудню в домике Кашли стали собираться его друзья. Первыми пришли Точка с Попугаем и Алёша с Котёнком. Не успели Алёша, Кашля и Котёнок как следует познакомиться, как раздался звонок и в дверь вошел солидный микрош в очках. На нём были строгий чёрный костюм, белая рубашка и галстук.
      — Кто это? — шёпотом спросил Алёша у Точки.
      — Это Центральный Процессор. Он — генеральный директор в нашем городе, — ответил Точка и важно поднял указательный палец.
      Вслед за Центральным Процессором появились поэт и переводчик Бейсик, известный певец и композитор Вопля под ручку с юной поэтессой Рифмочкой, а также двойняшки Буковка и Цифирка, библиотекарь Библик и его помощники Байтик и Битик.
      Когда все гости были в сборе, Центральный Процессор произнёс:
      — Дорогой Кашля! Позволь от всей души поздравить тебя с днём рождения и подарить дискету с новейшей программой биоритмов. Она всё время показывает только одни плюсы!
      — Три плюсика! Вот спасибо! Значит, настроение у меня должно быть отличное! — радостно воскликнул Кашля, и его лицо расплылось в счастливой улыбке.
      Отличное! Отличное! — закричал Попугай, выхватил у Алёши рисунок яркой бабочки и подскочил к Кашле. — Это от всех нас.
      Ну и хитрюга этот Попугай, ничего не скажешь.
      Тем временем Точка вставил свою дискету в дисковод и распечатал на принтере красочный портрет доктора Кашли.
      — Спасибо, — сказал Кашля, — очень хороший портрет.
      — Милый Кашлюнчик, — Вопля по — приятельски похлопал Кашлю по плечу и достал из кармана ультрамодных шортиков конверт с дискетой. — Эту песню я написал специально для тебя!
      — Ме — е — е!!! — истошно завопил динамик.
      Это божественно! — всплеснула руками Рифмочка.
      — Стоп, стоп, стоп! Это совсем не то. Это "Ария
      Козла" из моей новой оперы, а песня для именинника с другой стороны.
      Вопля перевернул дискету, и все услышали его новую песенку:
      ДОКТОР КАШ — ЛЯ — ЛЯ
      ЛЯ — ЛЯ — ЛЯ — ЛЯ — ЛЯ
      С ДНЁМ РОЖДЕ — НИ — Я
      ТРА — ЛЯ — ЛЯ — ЛЯ — ЛЯ.
      — Ура!! — закричали все хором и захлопали в ладоши, а Кашля обнял Воплю и даже немного прослезился. Тут кто — то потянул Кашлю за рукав.
      — Вот стих... Подарок, — смущаясь, сказал Бейсик и протянул листочек.
      — Вслух! Пусть вслух прочитает! — зашумели микро — ши.
      — Стих, — сказал Бейсик, поправил очки и начал декламировать:
      ОДНАЖДЫ,
      А МОЖЕТ БЫТЬ, ДВАЖДЫ,
      А МОЖЕТ БЫТЬ, МНОГО, МНОГО РАЗ
      НАШ КАШЛЯ ИЗЛЕЧИТ,
      НАШ КАШЛЯ ИЗЛЕЧИТ,
      НАШ КАШЛЯ ИЗЛЕЧИТ ОТ НАСМОРКА НАС.
      — Браво! Браво! От всего излечит! — радостно завопили микроши. — И от гриппа! И от ангины!
      — Ещё один стих. На машинном языке! — воскликнул окрылённый успехом Бейсик, вышел на середину комнаты и, размахивая в такт рукой, начал читать:
      ОДИН ОДИН,
      НУЛЬ НУЛЬ ОДИН ОДИН ОДИН,
      НУЛЬ НУЛЬ ОДИН НУЛЬ НУЛЬ,
      НУЛЬ НУЛЬ ОДИН ОДИН ОДИН НУЛЬ
      НУЛЬ!
      Что тут произошло! Микроши повскакивали со своих мест и бросились качать Бейсика и Кашлю.
      Конечно, Алёша ничего не понял, но изо всех сил тоже захлопал в ладоши.
      Вслед за Бейсиком и другие микроши вручили свои подарки.
      И вот наступила долгожданная минута. Гости уселись за стол, и именинник внёс огромный клубничный торт. Кашля аккуратно разрезал торт, положил каждому на тарелочку по большому куску и сказал:
      — Друзья! Большое спасибо, что вы пришли на мой день рождения. И за подарки спасибо.
      Микроши одобрительно захлопали.
      — Этот торт я испёк сам, — продолжал Кашля, — кушайте на здоровье.
      — Ой, какой красивый тортик, — облизнулись Буковка и Цифирка.
      Все откусили по кусочку и в недоумении замолчали. И тут Попугай, разом проглотивший свой кусок, как завопит:
      — Фу — у! Какой солёный!
      — Странно. Ничего не понимаю. Я же всё по рецепту делал, — пробормотал растерявшийся Кашля. — Утром специально за дискетой с рецептами в магазин хо — дил. У меня даже напечатанный на принтере текст рецепта остался. — Кашля достал из кармана смявшийся листочек бумаги: — Вот, посмотрите.
      — Разреши — ка взглянуть, — попросил Центральный Процессор и, расправив листочек, начал читать: — Состав теста: мука — 1 кг, сахар — 1 кг, соль — 1 кг...
      — Сколько, сколько?! — с ужасом воскликнули Буковка и Цифирка в один голос. — Один килограмм? Быть такого не может!
      — Да — а. Непорядок, — серьёзно сказал Центральный Процессор. — Испорченными дискетами торгуют.
      — Пусть поменяют! Пусть поменяют! — истошно заголосил Попугай. — Все в магазин!
      Микроши заволновались и тут же решили немедленно отправиться в магазин.
      У его дверей они увидели большую толпу недовольных.
      Сердитые микроши обступили продавца и размахивали перед его носом дискетами.
      — Позвольте, позвольте, — протиснулся к дверям
      Центральный Процессор и укоризненно спросил: — Что же вы, товарищ, испорченными дискетами торгуете?
      — Сам не пойму, в чём дело, — оправдывался растерянный продавец. — Ещё вчера все исправны были.
      — Спокойствие, товарищи, — обратился Центральный Процессор к шумящей толпе. — Сейчас я вызову инспектора Тестика, и он во всём разберётся
     
      Глава, в которой выясняется причина порчи дискет и Алёша
      с Котёнком едут в поликлинику снимать отпечатки зубов.
      В кабинете Центрального Процессора шло экстренное совещание. Микроши по очереди высказывали свои предположения о причинах столь необычного для Симплекса случая.
      — К сожалению, друзья, всё это лишь догадки, — задумчиво произнёс Центральный Процессор. — Без результатов экспертизы нам никак не обойтись.
      Конец его фразы потонул в рёве электронных сирен. Завизжали тормоза электромобиля, и через секунду в кабинет ворвался возбуждённый инспектор Тестик:
      — Их надо немедленно поймать!.. Немедленно! Если бы мне дали ещё людей!..
      — Инспектор плюхнулся в кресло и протянул Центральному Процессору листок с ре
      зультатами экспертизы. — Они все покусаны... Все!!!
      — Какой ужас! — всплеснула руками Рифмочка.
      Может быть, Рифмочке и стало что — нибудь ясно из слов Тестика, но все остальные пока абсолютно ничего не понимали. Центральный Процессор взял листок, быстро пробежал его глазами и сказал:
      — Друзья! На дискетах обнаружены отпечатки зубов. Говоря проще, дискеты покусаны.
      — Кем?.. Как?.. Когда?.. — зашумели микроши.
      — Именно это нам и предстоит выяснить! – ответил Центральный Процессор и обратился к Тестику:
      — Инспектор, изложите нам свои соображения.
      Тестик выскочил на середину кабинета и, размахивая руками, быстро — быстро заговорил:
      — Что мы имеем? Мы имеем следы. Что это за следы? Это отпечатки зубов. Спрашивается: чьи это зубы? Ответ: это зубы преступника. Кто этот преступник? Именно это нам пока и неизвестно. Если бы мне дали ещё людей...
      — Он не один!!! Их целая банда!!! — закричал Попугай, не дав Тестику договорить.
      — Целая банда! Какой ужас! — вскрикнула Рифмочка и потеряла сознание.
      — Воды! Воды! — Вопля замахал перед лицом Рифмочки платком, стараясь привести её в чувство.
      Спокойствие, спокойствие, друзья! — вмешался Центральный Процессор. — Никакой банды нет. Следы зубов на дискетах принадлежат одному и тому же лицу. Инспектор, покажите нам отпечатки.
      — Сейчас, сейчас. Куда же я дискету с отпечатками запихал? — Тестик стал выворачивать один за другим многочисленные карманы своего кожаного плаща.
      Чего только не было у него в карманах! Портативная радиостанция с выдвижной двадцатиметровой антенной, самонаводящийся лазерный пистолет, электронная рогатка, три радиотелефона и печатная машинка. Затем из карманов брюк Тестик достал электронный мини — микроскоп, увеличительное стекло, маленький телевизор и пачку жевательной резинки.
      Наконец он извлёк из потайного кармашка в шляпе то, что искал, — дискету с отпечатками зубов.
      — Вот она! — радостно замахал Тестик дискетой перед глазами микрошей, совершенно ошарашенных содержимым карманов бравого инспектора.
      Центральный Процессор взял дискету и вставил её в компьютер. Стена — экран замерцала, и все увидели огромные отпечатки зубов. Вот такие:
      — Посмотрите, посмотрите: одного зуба не хватает, — заметил Точка.
      После этих слов инспектор воспрянул духом.
      — Теперь всё ясно! Всех без зуба — арестовать! А потом разберёмся.
      — А может, сначала разберёмся? — робко спросили Буковка и Цифирка.
      Набравшись смелости, Алёша тоже включился в разговор и предложил:
      — Вот если бы у всех снять отпечатки зубов и сравнить с этими, — он показал на экран, — мы бы сразу нашли преступника, правда?
      — Конечно! В два счёта! А отпечатки и снимать не надо, — подхватил Кашля, — ведь все сведения о зубах микрошей хранятся в памяти компьютера городской поликлиники.
      — Сейчас мы сделаем запрос. — Центральный Процессор набрал несколько команд на клавиатуре своего компьютера. Через секунду появился ответ:
      —
      "УКАЗАННЫЕ ОТПЕЧАТКИ ЗУБОВ В ПАМЯТИ НЕ ЧИСЛЯТСЯ".
      — Всё ясно, — произнёс Центральный Процессор, — жители города вне подозрений. Давайте думать дальше.
      — А может, это какой — нибудь зверь из зоопарка дискеты покусал? — предположил Алёша.
      Вновь сделали запрос, и через секунду из зоопарка пришёл ответ:
      "УКАЗАННЫЕ ОТПЕЧАТКИ ЗУБОВ В ПАМЯТИ НЕ ЧИСЛЯТСЯ".
      — Итак, вывод только один, — подвёл итог Центральный Процессор, — никто из постоянных обитателей Симплекса к этому преступлению непричастен.
      Все замолчали.
      — А может, кто — нибудь из непостоянных жителей? — опять спросил Алёша.
      — Из пр — р — риезжих! Из пр — р — риезжих! — закричал Попугай. — Пр — р — риехал и покусал!
      Наступила неловкая тишина, и все посмотрели на Алёшу с Котёнком.
      — Извини, Алёша, — сказал Центральный Процессор, — мы все, конечно, уверены, что к порче дискет вы с Котёнком не имеете никакого отношения. Но порядок есть порядок. Придётся съездить в поликлинику и снять отпечатки зубов. Доктор Кашля поедет с вами. Возвращайтесь поскорей.
     
      Глава, в которой Алёше удаляют зуб,
      а Котёнок ест эскимо и мурлычет от удовольствия.
      Всем известно: никто из детей не пойдёт сам в поликлинику, а про зубной кабинет и говорить нечего. Другое дело — Симплекс. В Симплексе поликлиника — любимое место микрошей. Дай им волю — они бегали бы туда каждый день. И вовсе не потому, что они часто болеют. А даже совсем наоборот. Впрочем, скоро тебе всё станет ясно.
      Кашля, Алёша и Котёнок очень быстро добрались до поликлиники. У входа их встретил старый знакомый Кашли — профессор Пломба.
      — Добрый день, коллега! — Пломба пожал Кашле руку. — А это, если я не ошибаюсь, Алёша и Котёнок.
      Рад познакомиться. Центральный Процессор мне уже звонил. Всё готово. Ты, Алёша, пойдёшь со мной, а доктор Кашля проводит Котёнка.
      Попав в кабинет профессора Пломбы, Алёша с опаской осмотрелся, но, к своему удивлению, ничего, кроме огромного мягкого кресла и телевизора во всю стену, в нём не обнаружил. Пломба помог Алёше переодеться в диагностический комбинезончик и усадил в кресло.
      Ты, наверное, догадался, что слово "диагностический" происходит от слова "диагноз". Скоро тебе станет ясно, что такое "диагностический комбинезон".
      — Что будем смотреть? — спросил профессор.
      — Зубы, — грустно ответил Алёша.
      — "Зубы"? — переспросил профессор. — Такого мультика я что — то не знаю. А это про что?
      Алёша непонимающе пожал плечами и на всякий случай открыл рот.
      — Вот что! — воскликнул профессор. — Предлагаю "Новые приключения Финтифлекса"! Мультик что надо!
      Не успел Алёша закрыть рот, как на экране телевизора замелькали кадры. Мультик был действительно замечательный.
      Алёша так увлёкся, что ничего, кроме экрана, не замечал. А зря.
      Как только начался мультфильм, включились вшитые в диагностический комбинезон датчики и стали посылать сигналы в центральный компьютер поликлиники. Датчик температуры сообщал компьютеру Алёшину температуру, датчик пульса — частоту ударов сердца, датчик настроения — Алёшино настроение. Каждый, даже самый маленький, датчик давал информацию о здоровье Алёши. Когда все измерения были закончены, центральный компьютер поликлиники поставил диагноз:
      "ПАЦИЕНТ ПРАКТИЧЕСКИ ЗДОРОВ. РЕКОМЕНДУЮ
      УДАЛИТЬ ПОСЛЕДНИЙ МОЛОЧНЫЙ ЗУБ".
      Получив сообщение центрального компьютера, Пломба набрал на клавиатуре несколько команд. Экран телевизора на секунду погас, и синтетический голос попросил Алёшу:
      — По — жа — луй — ста, ска — жи — те А — А — А.
      — А — А — А. — Алёша раскрыл рот, продолжая смотреть мультфильм.
      В боковой стене быстро открылся небольшой люк. Из него появилась механическая рука и, ловко удалив нужный зуб, тут же исчезла. Вспыхнул и погас красный луч лазера, и тот же синтетический голос произнёс:
      — Спа — си — бо, рот мо — жно за — крыть.
      Через несколько минут мультфильм закончился. Улыбающийся профессор Пломба подошёл к Алёше и спросил:
      — Ну как мультик?
      — Отличный, — поблагодарил Алёша. — А теперь что будем делать? Отпечатки зубов снимать, да?
      — Уже всё готово, — ответил профессор и протянул дискету. — Отпечатки зубов здесь. Да, чуть не забыл. От еды на два часа придётся отказаться, а вот лимонадом я тебя угощу с большим удовольствием.
      — А почему два часа ничего нельзя есть? — не понял Алёша.
      — А вот почему. — Профессор протянул Алёше удалённый зуб. — Возьми на память.
      — Это чей?
      — Как чей? Твой, конечно. Ты, видимо, так внимательно на мультики смотрел, что даже и не заметил, как тебе удалили зуб.
      Тут появились Кашля и Котёнок. Котёнок держал в лапке эскимо и мурлыкал от удовольствия.
     
      Глава, самая грустная, в которой на Алёшу падает подозрение,
      а Попугай достаёт из кармашка зуб неизвестного преступника.
      Выйдя из поликлиники, наши друзья поспешили к Центральному Процессору. И не зря. Они вернулись как раз в тот момент, когда Бейсик приготовился прочесть своё новое стихотворение.
      В Симплексе писать стихи может любой микрош. Для этого вовсе не обязательно быть таким же талантливым поэтом, как Бейсик. Правда, стихи эти будут не совсем обыкновенными, а компьютерными. Чтобы написать такое стихотворение, нужно ввести в компьютер несколько слов, а уж он к ним и рифму подберёт, и запятые расставит, и получившееся стихотворение напечатает. Вы можете спросить: кто же тогда автор? Это совсем простой вопрос. Если стихи получаются хорошие, микрош совершенно искренне считает, что автор — он. А если плохие? Плохие стихи — это не стихи. А если нет стихов, то и автора у них быть не может. Всё очень просто.
      Но Бейсик всегда писал стихи сам. Закрыв глаза и откинув назад голову, он стоял неподвижно, как статуя. Наконец, собравшись с мыслями, поэт глубоко вздохнул и произнёс:
      — Новый стих. На злобу дня.
      Кусает...
      Кусает — Кусает ! Зубами...
      Зубами...
      Зубами !
      Дискету — Дискету...
      Дискету !
      Дискету
      мою
      со стихами. Кто это ?
      Кто это ?
      Кто это ? Кто это,
      пока
      я не знаю... А жаль !
      — Это гениально! — воскликнула Рифмочка и бросилась обнимать Бейсика.
      Когда страсти поутихли, Центральный Процессор заметил стоящих в дверях Кашлю, Алёшу и Котёнка и спросил:
      — Ну как съездили? Всё в порядке?
      — Всё отлично. Обследование проведено по полной программе — с лимонадом и мороженым, — весело отрапортовал Кашля и протянул дискету.
      Увидев эту дискету, Тестик тут же подскочил к Кашле и нетерпеливо спросил:
      — Отпечатки здесь? Необходимо немедленно провести сравнение. Прямо сейчас!
      Тестик выхватил дискету и тут же вставил её в дисковод. На экране появилось увеличенное изображение отпечатков зубов Алёши и Котёнка. Инспектор сосредоточенно стал их сравнивать с фотографией отпечатков зубов преступника. Он внимательно вглядывался то в экран дисплея, то в фотографию, то опять в экран. Вдруг Тестик ткнул пальцем в фотографию и закричал:
      — Есть! То есть нет! То есть нет ни там, ни там! Зуба нет!
      Немного успокоившись, инспектор продолжил:
      — На изображении отпечатков зубов Алёши и преступника отсутствует один и тот же зуб. Это очень подозрительно!
      Тестик пристально посмотрел на Алёшу. Притихшие микроши ждали, что скажет Алёша, но бедный мальчик ужасно растерялся и не знал, что ответить.
      Неизвестно, как повернулось бы дело, если бы Котёнок не пришёл ему на помощь:
      — Ничего подозрительного тут нет. Если бы это Алёша покусал дискеты, то там были бы следы всех зубов! Ведь ему этот злополучный зуб вырвали десять минут назад. Алёша, покажи!
      Алёша подошёл к столу инспектора Тестика, посмотрел на фотографию с отпечатками зубов преступника и положил рядом свой маленький молочный зуб. Мик — роши радостно зашумели. Вслед за Алёшей к столу подошёл Попугай, посмотрел на Алёшин зуб, поморщился и вызывающе произнёс:
      — Разве это зуб? Вот это зуб так зуб! — Попугай стукнул зажатым в кулаке зубом Кадабры по фотографии на столе.
      Микроши моментально окружили стол Тестика. Всем хотелось увидеть диковинный зуб, но Попугай тут же спрятал его в карман шортиков.
      — Ой, смотрите! — Буковка ткнула пальчиком в фотографию. — Теперь все зубы на месте.
     
      Глава, в которой Попугай запутывает следствие, Точка рисует портрет преступника, а академик Мальков — Малявкин сообщает о своём сенсационном открытии.
      Целую минуту инспектор Тестик разглядывал через увеличительное стекло вмятину на фотографии.
      Ты, наверное, догадался, что произошло. Удивительно, но Попугай совершенно случайно угодил выбитым Кадабриным зубом прямо в то место на фотографии, где и должен был быть этот зуб.
      — Мне всё ясно. Сомнений быть не может. Анализ вмятины показывает: удар по фотографии нанесён зубом преступника!
      — Ну что, поняли, какой я зуб раздобыл! — расхвастался Попугай и опять вынул из кармана зуб Кадабры. — Зуб самого преступника!
      Микроши заспорили, стараясь перекричать друг друга:
      — Зуб преступника у Попугая...
      — Он его видел...
      — Да врёт он всё...
      Да, тут было о чём поспорить. У Попугая — зуб преступника... Где он его мог взять? Непонятно.
      — Убедительно прошу тишины. Я должен его допросить, — раздался громкий голос инспектора.
      Тестик подошёл вплотную к Попугаю и, включив вмонтированный в пуговицу плаща магнитофон, сурово спросил:
      — Отвечай! Где взял зуб?
      — Где взял? Где взял? Добыл! — гордо ответил Попугай. — В неравном честном бою! Я его красочками... Хотел как лучше... А он драться!
      — Кто он? Как зовут? Где живёт? — не дав Попугаю договорить, продолжил допрос Тестик.
      Притихшие микроши следили за происходящим с большим интересом.
      Инспектор задавал вопрос за вопросом, а Попугай так путано рассказывал о появлении Кадабры, что очень скоро совершенно сбил всех с толку. В конце допроса Тестик даже стал немного заикаться, а Попугай расходился всё больше и больше. Он махал крыльями, запрыгивал на шкаф, грозно топал ногами, изо всех сил пытаясь поточнее описать Кадабру. Запутав всех вконец, он схватил световое перо и с криками: "Ручищи у него во — о — о!.. Ножищи у него во — о — о!.." — бросился рисовать портрет.
      Мы — то с вами знаем, какой из Попугая художник! Не прошло и минуты, как все покатывались со смеху, показывая друг другу на попугайские каракули.
      Чего — чего, а такой реакции Попугай, конечно, никак не ожидал.
      — Не верите?! — закричал обиженный Попугай. — Его, между прочим, Кадаброй зовут! У Котёнка спросите. Он вам то же самое скажет! Он со мной тогда был!
      Тестик подбежал к Котёнку и спросил:
      — Это правда? Ты видел Кадабру? Какой он?
      Котёнок, конечно, немного стеснялся, не то что Попугай. Но его рассказ был простым и понятным. Всем стало ясно, как Попугай нарисовал Кадабру и почему Кадабра обиделся на Попугая, вылез из дисплея и убежал.
      Выслушав Котёнка, Центральный Процессор немного подумал и сказал:
      — Рассказ Котёнка представляет большой интерес. Будем надеяться, что он точен. Теперь мы знаем, как появился Кадабра. Но как он выглядит и где в данный момент скрывается, всё ещё неизвестно.
      — Давайте нарисуем портрет Кадабры, — предложил Точка.
      — Нет, нет, — возразил Библик, — давайте лучше смоделируем портрет на дисплее — это и быстрей и надежней.
      Дорогой мой друг, мне кажется, тебе ещё не приходилось моделировать портреты при помощи компьютера. А это, в общем — то, дело простое, и в Симплексе любой микрош может смоделировать хоть сто портретов в день!
      Даже есть такая игра — "СМОДЕЛИРУЙ МОЙ ПОРТРЕТ, только все её называют намного короче — "ПОРТРЕТИКИ". Хочешь научиться? Тогда немного подожди: ведь я должен сначала объяснить, как моделируют портреты. А происходит это вот как.
      Сначала нужно очень внимательно рассмотреть микроша, которого будешь моделировать, и запомнить, какие у него черты лица. В памяти компьютера хранятся рисунки самых разных носов, ушей, глаз, подбородков, причёсок и даже усов. Из этой коллекции нужно выбрать именно то, что больше всего подходит этому микрошу, и сообщить об этом компьютеру. Он соединит вместе выбранные уши, нос, глаза, подбородок и причёску — и портрет готов.
      Ну что, понятно, как моделируют портреты? Если понятно, то в "ПОРТРЕТИКИ" ты научишься играть за пять минут.
      Играют в "ПОРТРЕТИКИ" вот как. Ты моделируешь портрет своего приятеля, а он — твой. Кто сделает это быстрей и лучше, тот и победит. А можно играть и совсем наоборот. Но в этом случае победителем считается тот, кто смоделирует самый невероятный портрет. Посмотри, какой портрет смоделировали однажды Байтик и Битик.
      Сколько ни бились микроши над портретом Кадабры, так и не смогли его смоделировать. Да это и понятно: откуда взяться в компьютере рисункам таких глаз, зубов и ушей, как у Кадабры! Ведь в компьютере есть только то, что в нём есть!
      — Ничего не получается, — огорчённо сказал Библик. — Видно, этот Кадабра совсем ни на кого не похож. Теперь вся надежда на Точку: может, он эту Швабру — Кадабру нарисовать сможет?
      — Да мы, художники, что хочешь нарисуем, — начал было Попугай, но тут же осёкся, отошёл в сторону и сделал вид, будто он очень занят.
      Точка и Котёнок принялись за работу. Микроши внимательно следили за тем, как менялся портрет на экране дисплея и всё время тихо перешёптывались, пытаясь угадать, какой он, этот Кадабра.
      — Смотри, смотри — похож!
      — Не — а, не похож!
      — Сам ты не похож, ты что, его видел, что ли?
      — А ты?
      — Я зуб зато видел!
      — Подумаешь... Во — о, смотри — ка!
      Как только Точка закончил работу, все так и ахнули.
      — Это он! Это он! Я узнал его! — завопил Попугай, прячась за спину Тестика. — Держите его, а то опять убежит!
      Реакция Тестика была мгновенной. Инспектор бросился к дисплею и, сорвав с себя плащ, накрыл им экран.
      — Всё, теперь не уйдёт, — сказал Тестик, поднимая с пола фуражку. — Попался, голубчик.
      — Спасибо, инспектор, за службу, — улыбнулся Центральный Процессор, — но этот рисованный Кадабра, я думаю, и не собирался убегать. Ведь его никто не обзывал. Это просто портрет. А настоящий преступник до сих пор не пойман.
      — Но теперь мы знаем, как выглядит Кадабра, значит, и ловить его будет проще.. Правда? — с надеждой в голосе спросил Алёша.
      — Действительно, портрет Кадабры у нас уже есть. Пора приступать к поиску.
      Едва Центральный Процессор успел закончить эту фразу, как раздался телефонный звонок.
      — Алло! С вами говорит академик зоологических наук Мальков — Малявкин. Прошу зарегистрировать сенсационное открытие. Мною только что обнаружено ранее неизвестное науке существо — ТРУБКОПОКУСАТЕЛЬ ТЕЛЕФОННЫЙ. Я всегда говорил: ПОКУСАТЕЛЬ должен существовать. И он существует! Я только что видел его на Площади Регистров.
      — Простите, а что же он там делал? — поинтересовался Центральный Процессор.
      — Как что? — искренне удивился академик Мальков — Малявкин. — Кусал телефонные трубки. Ведь он ими питается.
      И Мальков — Малявкин стал с нескрываемой любовью описывать своего Покусателя.
      Тебе наверняка неохота слушать его длинный рассказ и не терпится немедленно отправиться на поиски Кадаб — ры. Как же ты не прав! Ну допустим, Центральный Процессор не стал бы слушать рассказ академика и фазу отправился бы искать Кадабру. Ну и где же его искать? Ведь Симплекс не такой уж маленький город.
      Нет, такой ошибки Центральный Процессор допустить не мог.
      Он внимательно выслушал Малькова — Малявкина и понял, что Трубкопокусатель и есть Кадабра.
      — Итак, инспектор, — обратился Центральный Процессор к Тестику, — пять минут назад Кадабру видели на Площади Регистров. Разошлите портреты преступника всем постам Контрольной Службы и начинайте поиск.
      — Слушаюсь, — браво ответил Тестик и набрал несколько команд на клавиатуре компьютера.
      Тут же на экранах дисплеев на всех постах Контрольной Службы появился портрет Кадабры и текст приказа: "НЕМЕДЛЕННО ОБНАРУЖИТЬ И ЗАДЕРЖАТЬ!"
      Ты, наверное, здорово удивился — как это удалось Тестику за доли секунды разослать портреты Кадабры по всему Симплексу? А может быть, даже и не поверил? Всё действительно произошло именно так, как и написано.
      А дело вот в чём. В Симплексе, как, впрочем, и в любом другом компьютерном городе, каждый дом буквально нашпигован компьютерами. Это, конечно, здорово, но не это самое главное. А самое главное — то, что почти все компьютеры подключены к телефонам и поэтому связаны друг с другом. Как телефоны. Теперь тебе должно быть понятно, что передать какое — нибудь сообщение или рисунок из одного компьютера в другой так же легко, как поговорить с приятелем по телефону. Нажал несколько клавиш на клавиатуре — и готово.
      Увидев на экране мерцающую надпись "СООБЩЕНИЕ ПЕРЕДАНО", Тестик встал, перезарядил электронную рогатку, застегнул на все пуговицы плащ, поправил шляпу и отправился на Площадь Регистров для личного руководства операцией.
     
      Глава, самая тревожная, в ней одна за другой происходят аварии, профессор Пломба застревает в лифте, Точка с Алёшей, Котёнком и Попугаем едут в издательство, а Бейсик сочиняет новое, совершенно необыкновенное стихотворение.
      — Ну, друзья, и денёк сегодня выдался, — тяжело вздохнул Центральный Процессор.
      — Вот тебе и день рождения, — пробурчал Кашля.
      — Да, сюрприз за. сюрпризом, — тоскливо произнёс Вопля. — Сидели бы сейчас у Кашлюнчика. Пироги бы уплетали за обе щеки.
      — Хоть бы малюсенькую шоколадочку полизать, — стала мечтать Рифмочка.
      — Полизать, полизать, — недовольно бурчал Попугай. — С утра не ешь ничего — к дню рождения готовишься. А тут...
      — Почему бы нам и на самом деле не перекусить, а? — спросил Центральный Процессор. — Что закажем? Кто что хочет?
      Ты даже не можешь представить, какой поднялся невообразимый шум. Все пытались друг друга перекричать, а Попугай взобрался на стул и, выпучив глаза, вопил:
      — Бананов! Бананов хочу! Зря, что ли, голодали! Хотя микроши кричали громко, но вой электронной сирены заставил всех разом замолчать. В наступившей тишине синтетический голос зазвучал особенно тревожно:
      — Вни — ма — ние! Пов — реж — дён ка — бель сис — те — мы уп — рав — ле — ни — я...
      На огромной карте Симплекса, занимавшей целую стену, ярко замигала красная лампочка в районе улицы Таймеров.
      На дисплее появилась подробная информация об аварии, а синтетический голос монотонно продолжал:
      — ...дви — же — ни — ем го — род — ско — го транс — пор — та.
      Не Кадабрины ли это проделки? — переглянулись
      Буковка и Цифирка. — Как бы он нас и без ужина не оставил!
      — Извините, друзья, мне необходимо выяснить все подробности случившегося и отдать распоряжения, — озабоченно сказал Центральный Процессор и, повернувшись к дисплею, набрал на клавиатуре несколько команд.
      — Уф — ф, — Центральный Процессор устало откинулся в кресле. — Распоряжения отданы. Остаётся ждать результатов.
      В этот момент открылась дверь и в кабинет вошёл микрош в наушниках. Это был самый известный в Симплексе журналист Строчка.
      Строчка включил свой магнитофон и, направив микрофон в сторону Центрального Процессора, быстро — быстро заговорил:
      — Уважаемый Процессор! В городе стало известно, что утром произошло чрезвычайное происшествие: неизвестным преступником были покусаны десятки дискет.
      А полчаса назад академик Мальков — Малявкин сообщил о появлении неизвестного науке зубастого животного. Процессор! Всего один вопрос: есть ли связь между этими двумя событиями? Каково ваше мнение?
      — Да, связь есть, и самая прямая. Нами уже установлено, что преступник, покусавший дискеты, и обнаруженное Мальковым — Малявкиным зубастое животное — одно и то же существо, Кадабра. Скажу больше. Несколько минут назад поступило сообщение, что светофоры в Симплексе не работают. Движение нарушено. В центре города образовались электромобильные пробки. Причина аварии — повреждение кабеля управления движением. Установлено, что и это дело зубов Кадабры. Однако необходимые меры уже приняты. Через десять минут авария будет устранена.
      Не успел Центральный Процессор закончить фразу, как опять завыла электронная сирена. Все разом посмотрели на карту города. На этот раз побледнел от волнения не только Центральный Процессор, но и Кашля.
      — Вни — ма — ни — е! — бесстрастно объявил синтетический голос. — Ко — рот — ко — е за — мы — ка — ни — е в по — ли — кли — ни — ке...
      Кашля не стал ждать, пока синтезатор закончит говорить. Он бросился к телефону и быстро набрал номер поликлиники:
      — Алло! Поликлиника? Говорит доктор Кашля. Как там у вас дела? Ничего не произошло?
      Ответ потряс Кашлю до глубины души, и сейчас ты поймёшь почему.
      Ты ещё не забыл, что в поликлинике диагноз ставит компьютер? И выписывает рецепты тоже он. Так вот, этот компьютер во время короткого замыкания сломался. И вот результаты. Всем, у кого болело горло, он прописал мороженое. Всем, у кого болели зубы, — конфеты и шоколад. А одному очень грустному микрошу выписал пять таблеток смехотина. Ты не слышал о таком лекарстве? Я — нет. И доктор Кашля тоже. Да, всё перемешалось в памяти компьютера. "Куда же смотрел профессор Пломба?" — спросишь ты. Профессор смотрел на часы и ждал, когда его освободят из застрявшего лифта.
      Вот что натворило в поликлинике короткое замыкание.
      — Друзья! — взволнованно произнёс Кашля. — В поликлинике произошли чрезвычайные события. Я врач. И моё место сейчас — там.
      — Вы герой! — воскликнула Рифмочка.
      Вопля подошёл к доктору и крепко пожал ему руку.
      — Я напишу о тебе песню! — и тут же решительно добавил: — Знаешь что, мы поедем с тобой.
      Не мешкая ни минуты Кашля, Вопля и Рифмочка отправились в поликлинику.
      Журналистское чутьё подсказывало Строчке: авария в поликлинике не обошлась без Кадабриных зубов. Именно там могли быть самые свежие следы преступника. Такого шанса Строчка упустить не мог. Он что — то шепнул Буковке и Цифирке, передал им магнитофонную кассету с записью интервью с Центральным Процессором и бросился догонять Кашлю.
      Буковка и Цифирка вышли следом и отправились в издательство. Да, я, кажется, забыл тебе раньше сказать, что Буковка и Цифирка работали редакторами в том же издательстве, что и Строчка. Но ты, надеюсь, сам понимаешь, что сейчас не время рассказывать, кто такие редакторы и что они делают. Как — нибудь потом.
      После сообщения об аварии в поликлинике Центральный Процессор уже ни на минуту не отходил от дисплея. На экране появлялись схемы движения транспорта, планы различных районов города, донесения постов Контрольной Службы и много другой полезной информации. Точка стоял рядом и шёпотом всё пояснял Алёше и Котёнку.
      Тем временем Попугай безмятежно похрапывал в кресле, а Бейсик нервно ходил из угла в угол и что — то настойчиво бормотал себе под нос. События последнего часа произвели на него очень сильное впечатление. Как только закрылась дверь за Буковкой и Цифиркой, Бейсик встрепенулся, подошёл к карте города и стал напряжённо всматриваться в две ярко мигающие красные точки. Не отрывая взгляд от карты, Бейсик мрачно произнёс:
      Эта карта — сраженья арена,
      Бьет
      Кувалдой
      По
      Нервам
      СИРЕНА...
      Тут же завыла сирена, и на карте замигала третья красная лампочка.
      — Вни — ма — ни — е! Пов — реж — де — ни — е те — ле — фон — ной ли — ни — и. Прер — ва — на связь с из — да — тель — ством.
      — Это уже переходит все границы! — с болью в голосе воскликнул Центральный Процессор. — Новые аварии возникают быстрее, чем мы успеваем устранять по — следствия старых.
      — Прежде всего необходимо дать экстренное сообщение и портрет Кадабры в газете, — обратился он к Точке. — Связи с издательством нет, придётся тебе отвезти дискету с портретом. Текст сообщения я сейчас напишу. Понятно?
      — Понятно! — закричал проснувшийся Попугай и вытянулся по стойке смирно.
      Точка с Алёшей, Котёнком и Попугаем что есть духу помчались в издательство.
      Бейсик вышел вслед за ними. Ему хотелось неторопливо побродить по улицам города и сочинить новое, совершенно необыкновенное стихотворение.
      В опустевшем кабинете остался один Центральный Процессор. Он сидел в своём кресле и в глубокой задумчивости смотрел на карту города. Три красные точки на карте продолжали тревожно мерцать.
     
      Глава, в которой Точка спотыкается у дверей издательства,
      Попугай печатает экстренное сообщение,
      а Алёша предсказывает место очередного появления Кадабры.
      Серебристый электромобиль резко затормозил у дверей издательства. Точка, Алёша и Котёнок выскочили из машины и бросились наперегонки к зданию, а Попугай на одной ножке беззаботно поскакал следом.
      Лучше бы Точка так не спешил! Он уже почти добежал до дверей, но вдруг споткнулся и упал прямо под ноги догонявшим его Алёше и Котёнку.
      Бах! Ой! Ай! Бум!
      Алёша и Котёнок перекувырнулись несколько раз в воздухе и растянулись на мостовой.
      Попугай перестал скакать, подобрал отлетевшую к его ногам дискету с портретом Кадабры и вдруг со всех ног бросился в издательство.
      Буковка и Цифирка готовили вечерний выпуск газеты, когда в их комнату влетел запыхавшийся Попугай:
      — Они упали... Котёнок, Алёша и Точка... Им нужно помочь! Скорей!
      "Что — то случилось!" — сразу поняли Буковка и Цифирка и, не теряя времени на расспросы, побежали к выходу.
      Оглядевшись по сторонам и увидев, что в комнате никого нет, Попугай издал радостный вопль и кинулся к столу. Он быстренько засунул дискету с портретом Кадабры в дисковод и принялся стучать по клавишам. Попугай стучал и всё время приговаривал:
      — Теперь Кадабре не уйти... Теперь Кадабре не уйти...
      Закончив работу, он лихо подпрыгнул в кресле и закричал:
      — С детства мечтал печатать экстренные сообщения! Ура — а — а!
      Когда в сопровождении Буковки и Цифирки Точка, Алёша и Котёнок, прихрамывая, вошли в комнату, из принтера один за другим выскакивали листочки с экстренным сообщением. Хочешь взглянуть? Пожалуйста.
      Посмотрел? Ну и сколько ошибок ты насчитал? Шесть? Восемь? А Цифирка нашла целых одиннадцать ошибок!
      — Да, — покачали головой Буковка и Цифирка, — придётся этот текст слегка отредактировать.
      Буковка пододвинула поближе клавиатуру и принялась за исправления. Ты, наверное, уже сообразил, что компьютерное редактирование — это исправление ошибок в тексте.
      Текст на экране дисплея стал меняться на глазах:
      "ВМИНАНИЕ" превратилось во "ВНИМАНИЕ", "ПОРАЖЕНИЕ" — в "ПОЛОЖЕНИЕ", "НЕБО ХОДИМО" — в "НЕОБХОДИМО"...
      Не прошло и минуты, как из принтера стали вылетать листочки с исправленным текстом.
      "Как у них в компьютерном издательстве всё ловко получается, — подумал Алёша. — Ввёл в компьютер текст, рисунки, посмотрел на дисплей — нет ли ошибок. И готово — одна за другой из принтера выскакивают отпечатанные страницы. Красота, да и только".
      Дверь с шумом распахнулась, и в комнату влетел взмыленный Строчка. Наушники сползли ему на глаза, но он, казалось, этого не замечал.
      — На Проспекте Магнитных Дисков... – выпалил ещё с порога запыхавшийся Строчка. — Пять минут на зад его видели на Проспекте Магнитных Дисков... Тестик
      чуть было его не поймал... Удрал! — разочарованно закончил свой сумбурный рассказ Строчка и упал в кресло.
      Все, конечно, сразу поняли, что речь идёт о Кадабре. Но куда он мог удрать, Строчка не знал. И действительно, куда?
      — Знаете что, — сказал Алёша и положил на стол небольшую карту Симплекса, которую утром подарил ему Точка. — Кадабра наверняка побежит вот сюда, — и
      Алёша показал на красный крестик на карте.
      Да! Да! Да! Алёша, оказывается, всё время потихоньку отмечал крестиками места появлений и проделок Кадаб — ры. И без всякого компьютера. И вот все эти крестики теперь сложились в одну плавную линию.
      Никто уже не сомневался — через полчаса Кадабра будет на Школьной Набережной.
      — Да там же Компьютерная Школа! — воскликнул Точка, указывая на красный крестик. — Нужно срочно предупредить ребят! Вперёд!
      Вслед за Точкой все бросились к выходу.
     
      Глава, самая интересная, прочитав которую ты непременно
      захочешь попасть на корабль "Гром и Молния".
      По дороге в Компьютерную Школу Попугай ужасно торопил Точку и нетерпеливо ёрзал в кресле.
      — Быстрей! Быстрей! — без умолку кричал Попугай. — Надо успеть!
      Как только электромобиль остановился на Школьной Набережной, Попугай пулей выскочил из окна машины и с криками: "На абордаж! Вперёд к знаниям!" — стал карабкаться на борт двухмачтового брига.
      Это был самый настоящий пиратский корабль. С парусами, пушками и капитанским мостиком. Но только вместо пиратского чёрного флага на мачте брига развевался яркий голубой флажок с надписью "ЗНАНИЕ — СИЛА".
      Попугай несколько раз срывался с борта корабля и с дикими воплями шлёпался в воду. Убедившись, что вскарабкаться ему не удастся, он успокоился и вместе с Точкой, Алёшей и Котёнком не торопясь, поднялся по трапу на палубу.
      На палубе Попугай по — хозяйски огляделся, подошёл с грозным видом к пушке и, не долго думая, нажал на какую — то кнопку. Раздался оглушительный выстрел...
      Когда дым рассеялся, перепачканный сажей Попугай встал навытяжку и доложил:
      — Враг отступил! Школа наша! Прошу...
      Школа? Да, замечательный двухмачтовый бриг "Гром и Молния" и есть Компьютерная Школа. Может быть, кое — кому это покажется непривычным и даже странным. А вот микроши абсолютно уверены, что именно такой и должна быть школа.
      Необыкновенной! Сказочной! Замечательной!
      В больших уютных каютах "Грома и Молнии" полно учебных компьютеров.
      На камбузе — настоящая морская еда,
      В кают — компании — веселье и смех, а на палубе — тёплый морской ветерок и солёные брызги. И самые настоящие мачты, реи, верёвочные лестницы и морские канаты. Ведь карабкаться по раскачивающемуся канату или по верёвочной лестнице на самый верх мачты в тысячу раз интересней, чем подтягиваться и делать "солнышко" на перекладине!
      Учись и играй! Играй и учись как твоей душе угодно!
      Алёша посмотрел на часы:
      До появления Кадабры ещё минут двадцать.
      Тогда, может быть, чуть — чуть поиграем? — предложил Точка.
      Давайте играть! Ловите меня. Я — Кадабра, — радостно завопил Попугай и пустился наутёк.
      Точка, Алёша и Котёнок стали гоняться за Попугаем по всей палубе, но поймать его было непросто. Попугай ловко уворачивался от преследователей, раскачивался на канатах, прятался за пушками, но в конце концов был окружён и пойман.
      — Не хочу больше играть! Учиться хочу! – обиженно закричал Попугай и стал спускаться по лесенке вниз.
      Все дружно последовали за ним и скоро очутились в небольшой уютной каюте. Если бы не проплывающие в иллюминаторе рыбки, догадаться, что ты находишься на борту брига, было бы совершенно невозможно. На полу каюты лежал толстый пушистый ковёр. С потолка свисали симпатичные фонарики. На стенах висели старинные угорские карты и чей — то большущий портрет в раме. Ме — бели в каюте почти не было — десяток мягких пуфиков, небольшой столик и диванчик с плюшевым слонёнком и надувным бегемотом. Вот и всё.
      Зато розовых, голубых, салатовых и сиреневых компьютеров было сколько душе угодно. Штук двадцать или даже тридцать.
      И почти за каждым из них виднелась чья — то голова, а го две или три.
      Ребята сидели на корточках, лежали на полу, а один малыш даже примостился под единственным в комнате небольшим столиком. Видно, так ему было интересней.
      Пока Алёша во все глаза разглядывал эту удивительную каюту, Попугай взял Котёнка за лапку и с покровительственным видом стал водить из угла в угол. И с важностью всё объяснять.
      — Это учебные компьютеры, — солидно произнёс Попугай, указывая на компьютеры. — А это — ученики, — пояснил Попугай и показал на ребят. — Это – портрет профессора Фортрана, — Попугай показал на большущий портрет и, широко — прешироко растопырив крылья, добавил: — Он написал во — о — т такую Энциклопедию.
      Котёнок ходил следом за Попугаем и внимательно слушал.
      — Уфф... как же я устал всё объяснять, — вздохнул Попугай и тут же радостно завопил: — Давай — ка теперь поиграем. Ура! Чур, я первый!
      Попугай, как метеор, подлетел к сиреневому компьютеру, набрал несколько команд и стал лихорадочно дёргать туда — сюда Джойстик
      Котёнок примостился сзади и, не отрываясь, смотрел на экран. А на экране с марсианского ракетодрома взлетал межпланетный космический корабль, управляемый Попугаем. Из ракеты вырывалось пламя, двигатели ревели, но на этот рёв никто в каюте не обращал ровно никакого внимания, ведь из каждого угла доносились ничуть не менее причудливые звуки. Компьютеры жужжали, пикали, стрекотали...
      Одни мальчики и девочки сосредоточенно нажимали на кнопки. Другие сидели тихо, о чём — то размышляя. Третьи радовались и смеялись, а четвёртые обиженно надували губы...
      Алёша и Точка примостились за спиной одного малыша и заглянули в экран дисплея.
      Перед дубовыми воротами Заколдованного Замка остановился Добрый Молодец.
      Стукнул Добрый Молодец по воротам палицей, и спросили ворота человеческим голосом:
      — Сколько будет три плюс семь?
      — Десять! — воскликнул мальчик и набрал ответ на клавиатуре.
      Распахнулись дубовые ворота. Вошёл в них Добрый Молодец и к Замку направился. А у Заколдованного Замка сидит Дракон о трёх головах и богатыря поджидает:
      — Ответь мне, Добрый Молодец, сколько будет семь умножить на три? Правильно ответишь — пропущу тебя в Замок. А ошибёшься — быть тебе съеденным.
      Набрал мальчик на клавиатуре число "двадцать один", и пропустил Дракон богатыря в Заколдованный Замок.
      Спустился Добрый Молодец в сырое тёмное подземелье и видит — стоит перед ним Злой Колдун и горящую свечу в руке держит.
      — Сколько будет семьдесят два разделить на шесть? Думай, пока свеча не погаснет. Успеешь правильно ответить — пропущу тебя дальше. А не успеешь — быть тебе придорожным камнем.
      Задумался малыш. Никак не может решить, какой же Колдуну ответ дать.
      Свеча горела всё слабее, слабее и скоро совсем потухла. Стало в подземелье темным — темно. Зазвучала грустная музыка. У дороги, ведущей в Замок, появился ещё один камень, а на камне было выбито: 72 : 6 = 12!
      — А ведь и вправду будет двенадцать, — вздохнул малыш и принялся повторять таблицу умножения.
      — Ну что, нравится тебе так учиться? — весело спросил у Алёши Точка. — Пока до Волшебной Комнаты доберёшься, небось тысячу примеров придётся решить. А ведь хочется узнать, что же в ней спрятано. Вот так всё и выучишь.
      — А мне поиграть, то есть поучиться, можно? — смущённо спросил Алёша.
      — Можно. Садись. — Алёша и Точка сели на корточки перед дисплеем.
      По просёлочной дороге с котомкой за плечами шагал Иванушка — дурачок.
      Шёл и насвистывал весёлую песенку. Шёл он, шёл, пока на развилку не вышел. На развилке — столб с указателями. На одном "КОРОВА" написано, а на другом — "КАРОВА". Задумался Иванушка — дурачок, почесал в затылке — куда пойти?
      — На левом указателе всё верно написано, значит, Иванушке налево идти надо, — сразу сообразил Алёша и нажал на клавишу с направленной влево стрелкой.
      Свернул Иванушка — дурачок налево и дальше пошёл.
      Шёл, шёл и на огромный зелёный луг вышел, а на лугу коровы пасутся. Попил Иванушка парного молочка и отправился дальше. Снова развилка на дороге. У развилки столб с указателями стоит. На одном указателе написано "САБАКА", а на другом — "СОБАКА".
      — Ну конечно, надо писать "СОБАКА", — сказал сам себе Алёша и повернулся к Точке. — А что будет, если я на неправильную клавишу нажму?
      — А ты попробуй! — лукаво подмигнул ему Точка. — Сам увидишь.
      Пошёл Иванушка — дурачок по дороге, на которую стрелка с "САБАКОЙ" указывала. Не прошёл он и двух шагов, как из кустов выскочил злой — презлой пёс и на Ива — нушку набросился.
      Помчался Иванушка — дурачок со всех ног обратно. Да так быстро, что только пятки засверкали...
      Вот так, помогая добрым героям, сражаясь с Драконами и Злыми Волшебниками, пробираясь по сказочному лесу и летая на коврах — самолётах, учились малыши в Симплексе читать и писать, считать и рисовать. А время от времени бегали наперегонки, раскачивались на канатах, сталкивали друг друга в воду, плавали и ныряли.
      — А ведь Кадабра вот — вот появится, — озабоченно сказал Точка, посмотрев на часы. — Пора предупредить всех ребят.
      — Знаешь что, — предложил Алёша, — давай я останусь здесь и всё расскажу ребятам, а ты пойдёшь и предупредишь остальных.
      — Хорошо, — ответил Точка и направился к дверям.
     
      Глава, самая запутанная, в которой Алёшу кто — то кусает и никто долго ничего не понимает, а когда всё выясняется, инспектор Тестик идёт по следам того, кто кусался, но они оказываются такими странными, что даже инспектор Тестик теряется в догадках. Котёнок разгадывает тайну следа, и инспектор Тестик берёт его в помощники.
      Как только Точка вышел из каюты, Алёша встал и громко произнёс:
      — Ребята! Внимание! В Симплексе появился опасный преступник. Его зовут Кадабра.
      Дети были так увлечены своими делами, что никто даже не повернул головы в сторону Алёши.
      — Что же делать? — растерялся Алёша. — Ведь с минуты на минуту Кадабра будет здесь!
      Мальчик нахмурил лоб и задумался. Малыши продолжали беззаботно стучать по клавишам учебных компьютеров.
      — Придумал! — воскликнул Алёша, бросился к ярко — красной кнопке с надписью "Отключение компьютеров" и решительно её нажал. Разом все экраны погасли, и ребята в недоумении посмотрели на Алёшу.
      — Ребята! Внимание! В Симплексе появился очень опасный преступник. Его зовут Кадабра. С минуты на минуту он может появиться здесь.
      — А на кого похож этот Кадабра?
      — А зубы у него большие?
      — А сколько у Кадабры глаз?..
      Вопросы посыпались один за другим, и Алёша едва успевал на них отвечать.
      — А Кадабра — это тот, кто в дверях стоит, да? — спросил один малыш и показал на дверь.
      Через приоткрытую дверь в каюту заглядывал... Кадабра. Все разом замолчали, а Попугай вскочил на стул и что было силы заорал:
      — Ни с места! Щ — щ — щас я его ловить буду!
      — Всё, всё, сдаюсь, — раздался весёлый голос Точки, и из — под маски Кадабры появилось его довольное лицо. — Ну как шуточка, ничего?
      Ребятишки засмеялись и захлопали в ладоши.
      — Эх, жаль, что это не настоящий Кадабра, — не унимался Попугай, — я бы его...
      При этих словах он яростно замахал крыльями, и... раздался оглушительный грохот. Все разом повернули головы в сторону лихого вояки.
      Ты наверняка не знаешь, что же произошло. А дело вот в чём. Попугай уже несколько раз бегал на камбуз, и теперь на его дисплее громоздилась целая батарея бутылок из — под лимонада, стаканчиков и вазочек для мороженого.
      Да, кстати, а ты знаешь, что такое камбуз? Камбуз — это просто кухня на корабле. Понятно?
      Так вот, когда Попугай замахал крыльями, бутылки, вазочки и стаканы полетели в разные стороны. Малыши и Алёша с Котёнком бросились всё это собирать. Точка немного постоял в дверях и пошёл в другие каюты показывать необыкновенную маску.
      А тем временем, крадучись, в дверь вошёл Кадабра. Да, да, на этот раз самый настоящий Кадабра.
      Когда ребята наконец всё убрали и заметили его, никому и в голову не пришло, что гроза Симплекса стоит перед ними.
      — Три ха — ха, — развеселился Попугай, — а Точка — то опять в маске. Ну, кого нарисовать в обнимку с Кадаброй?
      Попугай схватил карандаш, листочек бумаги и подтолкнул Алёшу к застывшему от удивления Кадабре.
      — Вставай рядом! Портрет на память за тридцать секунд! — радостно завопил Попугай и принялся за работу.
      И действительно, через полминуты страшно довольный собой Попугай протянул листок. Не успел Алёша взять портрет, как Кадабра вдруг резко повернулся к нему и... укусив Алёшу за мизинец, бросился наутёк.
      — Ой! — скорее от неожиданности, чем от боли воскликнул Алёша.
      — Врача! — стад метаться по комнате Попугай. — Скорей врача! Я не могу смотреть на кровь!
      Малыши быстро притащили бинт и йод, а Котёнок принялся аккуратно перевязывать ранку.
      — вот и я. — В каюту с маской под мышкой вошёл улыбающийся Точка.
      Он посмотрел по сторонам и, увидев у Алёши забинтованный палец, весело спросил:
      — Что с пальцем — то? Уж не Кадабра ли тебя тяпнул?
      — Ты что, совсем того! — Попугай возмущённо завертел крылом у виска. — Сначала укусил, а теперь ещё и смеешься?
      Я? Да ты что?! — От неожиданности он даже выронил маску Кадабры. — Ничего не понимаю... Что тут у вас произошло?
      Все разом заговорили, и в каюте поднялся невообразимый шум. Очень скоро стало ясно, что Точка укусить Алёшу никак не мог. Что он, Кадабра, что ли?!
      — В маске Кадабры был Точка. Но он здесь ни при чём, — стал рассуждать вслух Котёнок. Немного подумав, он глубокомысленно произнёс: — Значит, укусил Алёшу самый настоящий Кадабра.
      — Вот это да — а! — только и смог сказать потрясённый Алёша.
      Не теряя ни секунды, Точка включил компьютер, набрал несколько команд и стал ждать:
      — Сейчас свяжемся с инспектором Тестиком. Нужно ему обо всём рассказать.
      Если ты читал всё внимательно, а не перескакивал со страницы на страницу, то ты наверняка помнишь, что в Симплексе все компьютеры подключены к телефонной сети.
      Так вот, когда Точка решил связаться с Тестиком, произошло следующее. Компьютер мгновенно отыскал в своей памяти номера всех телефонов, по которым мог быть инспектор, и стал один за другим их набирать. Это продолжалось до тех пор, пока Тестик не ответил. Тут же в каюте раздался телефонный звонок, и Точка стал рассказывать инспектору о невероятных событиях на борту "Грома и Молнии". Тем временем Попугай тихонечко вышел из каюты. Может, он решил сам, без помощи Тестика, разыскать Кадабру?
      Точка закончил разговаривать и повесил трубку.
      — Инспектор вот — вот прибудет, — начал было рассказывать Точка, но влетевший, как метеор, Попугай не дал ему договорить.
      — Там следы! Все за мной! — прокричал он и тут же скрылся в дверях.
      Каюта моментально опустела. Малыши, Точка, Алёша и Котёнок бросились за Попугаем. В коридоре вся компания чуть не сбила с ног инспектора Тестика. Бравый инспектор был уже на месте и внимательно разглядывал следы через увеличительное стекло.
      — Смотрите! Преступник заменил одну ногу! — неожиданно воскликнул Тестик и строго добавил: — По следам не ходить! Сейчас всё выясним.
      Пристально глядя на пол и что — то бормоча, инспектор стал медленно продвигаться вдоль следа. Тестик, а за ним и все остальные поднялись по лестнице на палубу, подошли к трапу и спустились на пристань.
      — Да — а, какое коварство! Он опять изменил след, — пробормотал инспектор и нахмурил лоб. — Эти преступники вечно пытаются сбить меня с толку! Однажды один опаснейший преступник пошёл на такую хитрость. Часть пути этот злодей шёл на руках, часть — на четвереньках, и только в самом начале, как и положено честному человеку, — на двух ногах.
      А в другой раз другой преступник применил совершенно необыкновенный приём. Этот хитрюга носил с собой кисточки и краски и, представьте себе, каждый свой след раскрашивал в разные цвета. Думал меня запутать, ха — ха! Ну а с ботинками историй хоть отбавляй. То эти негодяи бегают в одних левых, то в одних правых ботинках, а один сверхопасный преступник даже надел ботинки задом наперёд.
      Но такого удивительного круглого следа с дырочкой посредине я ещё не встречал. Какое коварство!
      Тестик покачал головой и нахмурил лоб ещё сильнее.
      — Посмотрите, пожалуйста, сюда. — Котёнок потянул инспектора за рукав и показал на разбитый цветочный горшок. — Когда Кадабра бегал по трюму, он, наверное, наступил на цветочный горшок. Нога в горшке застряла. Поэтому и след от правой ноги круглый и с дырочкой. А вот здесь Кадабра с борта спрыгнул. Горшок разбился, и следы опять стали обыкновенными. А вот и черепки от горшка!
      — Молодец, Котёнок! — Инспектор пожал Котёнку лапу.
      — А про горшок я давно догадался, но говорить не хотел. Молодец, беру тебя в помощники. А теперь вперёд!
      Вся компания во главе с инспектором отправилась в путь. Но скоро следы совсем потерялись. Кадабра исчез опять.
     
      Глава, самая для Попугая неудачная, в которой он надевает маскировочный костюм и ловит сам себя, Бейсик читает новый стих про Великого Покусателя, а инспектор Тестик организует Группу Захвата.
      В кабинете Центрального Процессора было необычайно шумно. Микроши столпились у усыпанной красными мигающими точками карты города и наперебой рассказывали о своих приключениях. Библик, Байтик и Битик, размахивая руками, показывали Строчке, как они гонялись за Кадаброй по библиотеке и как Кадабра опрокинул на Байтика шкаф с дискетами. Кашля, Вопля и Рифмочка рассказывали, как они вытаскивали доктора Пломбу из застрявшего лифта. Ну а Строчку все слушали раскрыв рот. Он успел побывать везде и знал буквально всё. И про то, как Кадабра откусил нос у манекена на витрине, и про то, как Великий Покусатель, а именно так прозвали микроши Кадабру, опустошил несколько буфетных фургончи — ков. И про то, как он гонялся за петухом по зоопарку, и про то... Строчка мог бы рассказывать целый день, но когда он дошёл до событий на "Громе и Молнии", Тестик попросил слова:
      — Преступник был жесток, хитёр и коварен. Но я уверенно шёл по его следу до самой Набережной. А на Набережной...
      — Вы схватили его? — с надеждой воскликнула Рифмочка.
      — Нет, — строго ответил Тестик. — На Набережной следы оборвались. Как же я мог схватить его на Набережной?
      Ты, наверное, уже заметил, что инспектор отличался железной логикой. Жаль, конечно, что я не могу тебе толком объяснить, что такое "логика". Ты лучше спроси об этом у своей учительницы. Договорились?
      Инспектор поправил фуражку и закончил доклад:
      На "Громе и Молнии" Кадаброй был укушен Алёша и разбит цветочный горшок. Других жертв и повреждений нет.
      Да — а — а. Досталось в этот день жителям Симплекса от Кадабриных зубов.
      Ну а что же Бейсик? Придумал он своё необыкновенное стихотворение? Да, придумал, и ещё какое! Все микроши сразу выучили его наизусть. Особенно всем нравился припев.
      Вот послушай:
      Я придумал заклинанье
      От Кадабриных зубов:
      АДАБРА
      ДАБРА
      АБРА
      БРА
      РА
      А
      Повторяйте заклинанье
      От Кадабриных зубов:
      АДАБРА
      ДАБРА
      АБРА
      БРА
      РА
      А
      Ну а если заклинанье
      От Кадабриных зубов
      НЕ ПОМОЖЕТ?
      Нет, поможет! Нет, поможет!
      Нет полезней этих слов:
      АДАБРА
      ДАБРА
      АБРА
      БРА
      РА А
      Только все произнесли хором последнюю букву "А", как истошное "А — А — А — А" разнеслось по кабинету.
      — У — о — ы, яжык пхыкусил. Вщё иж — жа этой Кадабхы, — стал жалобно стонать Попугай.
      Все заулыбались. Центральный Процессор тоже улыбнулся, но улыбка у него получилась довольно — таки грустной. Он тяжело вздохнул и сказал:
      — Вот мы тут истории друг другу рассказываем, веселимся. Попугая жалеем — бедняга язык прикусил. А может быть, в эту минуту Кадабра весь наш Симплекс пе
      рекусает! Забыли мы, друзья, о главном. Забыли. А ведь нельзя медлить ни секунды.
      Все присутствующие молча расселись вокруг большого стола в кабинете. Стало тихо.
      — Положение становится угрожающим. Нужно немедленно Кадабру поймать. Немедленно. Во — первых, Кадабру нужно найти, а во — вторых, не спускать с него глаз. Какие будут предложения? — спросил Центральный Процессор и
      обвёл всех взглядом.
      Микроши стали усиленно думать. Даже Попугай забыл про свой прикушенный язык и притих. А мерцающие красные точки на карте Симплекса как бы напоминали: "Думайте, микроши, думайте". Алёша тоже думал вместе со всеми. И вдруг ему показалось, что он нашёл выход. Алёша посмотрел на Центрального Процессора и спросил:
      — Ведь у вас в Симплексе на каждой улице установлено по нескольку телекамер, да? Точка говорил, что они за движением следят... А Кадабру они выследить никак не смогут?
      — Смогут, ещё как смогут, — обрадовался Библик и неожиданно для всех запрыгал на одной ноге. Но он тут же смутился, покраснел и уже намного спокойней продол — жал:
      — Нужно ввести портрет Кадабры в память компьютера, управляющего движением в городе. Ведь все телекамеры подключены к нему. Представляете, что получится? Стоит только Великому Покусателю показаться на какой — нибудь улице, компьютер его узнает и тут же подаст сигнал тревоги. Тут — то мы Кадабру и поймаем! Здорово?
      Действительно, идея Алёши была просто замечательной! Он, правда, и не догадывался, как телекамеры и компьютеры опознают Кадабру. И в самом деле, как? Хоть сейчас и дорога каждая секунда, но я всё — таки постараюсь это объяснить. Конечно, тебе не стоит большого труда представить, как телекамеры просматривают каждый пятачок улиц Симплекса.
      Представил? Такой необычный телерепортаж можно и самому посмотреть на экране телевизора. А можно все эти изображения передать в память компьютера, управляющего движением. Правда? Что же будет делать компьютер? У него в памяти уже хранится портрет Великого Покусателя — ведь Точка нарисовал этот портрет на экране дисплея, а потом переписал на дискету. Помнишь? Компьютер будет сравнивать каждую фигурку на улицах Симплекса с портретом Кадабры. Компьютер, управляющий движением, очень мощный, недаром микроши называют его Суперкомпьютером. Ему ничего не стоит мгновенно сравнить с портретом преступника всех, кого увидят на улицах телекамеры. Теперь ты, наверное, уже и сам всё сообразил. Как только кто — нибудь окажется похожим на Великого Покусателя, компьютер забьёт тревогу и уже не выпустит Кадабру из виду. Никуда теперь Кадабре не деться. Куда он ни пойдёт, всюду телекамеры будут внимательно следить за каждым его шагом.
      — Прошу внимания, — раздался громкий голос Центрального Процессора. — Идея с телекамерами, бесспорно, должна сработать. А теперь пора переходить от слов к делу. Прежде всего мы с Библиком изменим программу компьютера, управляющего движением. Я думаю, что уже через несколько минут можно будет начать телепоиск Кадабры. А вам, инспектор, — при этих словах все посмотрели на Тестика, — необходимо приступить к формированию Группы Захвата. Что вам для этого необходимо?
      — Тысячу карманных фонариков, сто пистолетов с лазерными прицелами и десять килограммов сонных конфет, — не задумываясь, отчеканил инспектор и, вытянув — шись в струнку, добавил: — Если бы мне дали людей...
      Люди будут, — коротко ответил Центральный Процессор и принялся с Библиком за работу.
      Все бросились записываться в Группу Захвата. Через минуту Тестик объявил состав группы. Конечно, командующим Тестик назначил себя. Котёнок, Алёша и Точка стали его помощниками. Вопля, Рифмочка, Байтик и Битик — рядовыми бойцами. Доктор Кашля — доктором, а Буковка и Цифирка — медсестрами.
      Строчка и Бейсик были назначены летописцами, а Попугай зачислен в резерв.
      Некоторые считают, что в резерв записывают тех, кто совсем ничем не может помочь делу. Именно так и подумал Попугай, когда услышал, куда его определили. Он, конечно, обиделся, но виду не показал. Обладатель Ка — дабриного зуба гордо выпятил грудь и, чеканя шаг, промаршировал к двери. Уже переступив порог, он на мгновение оглянулся и с большим достоинством произнёс:
      — Настоящие охотники в компьютерах и телекамерах не нуждаются. Как поймаю — сообщу. Чао!
      Пока Группа Захвата заряжает пистолеты сонными конфетами, а телекамеры высматривают Великого Покуса — теля, давай последуем за Попугаем и посмотрим, что же он задумал.
      Не прошло и десяти минут, а "настоящий охотник" уже устанавливал напротив домика Точки автоматическую ловушку собственной конструкции. Почему именно у домика Точки? А вот почему. Попугай рассуждал очень просто:
      "Кадабре всё равно, где бегать, а мне не всё равно, где его ловить. Мне здесь удобней — и в компьютерные игры можно поиграть, и лимонаду сбегать попить. Всё как у настоящих охотников".
      Западня была устроена гениально просто. Посреди старой ржавой клетки покачивалась приманка — аппетитная гроздь спелых бананов. Приманка висела на тоненькой леске, привязанной к шпингалету проволочной дверцы. В этом — то и был главный секрет. Стоило только схватить бананы, как натянувшаяся леска сразу же приподнимала шпингалет, и дверца клетки с грохотом захлопывалась. "Да, да. Именно с ужасным грохотом, — сказал Попугай сам себе, — чтобы все в Симплексе знали: теперь можно спать спокойно".
      То, что Кадабра клюнет на бананы, Попугай ни на секунду не сомневался. Проблема была совсем в другом: вдруг какой — нибудь микрош захочет полакомиться и заберётся в клетку? Этого Попугай допустить, конечно, не мог.
      — Придётся подежурить у клетки, — подумал Попугай. — А то малышня вмиг все бананы сожрёт. Ничего, их — то я в два счёта отгоню. А вдруг Кадабра меня заметит и опять удерёт?
      — Нет, этому не бывать! — завопил отважный охотник и помчался в ближайшее ателье.
      Зачем? Сейчас узнаешь.
      В ателье запыхавшийся Попугай ещё с порога сделал заказ. Срочный! Маскировочный костюм с нарисованными кирпичами. Да, именно с кирпичами. Попугай был абсолютно уверен, что если в таком костюме прижаться спиной к стене дома, то Кадабра наверняка примет его за кусок стены с отвалившейся штукатуркой.
      — Мас — ки — ровка, парам — парам, када — бра — ловка, парам —
      парам, — напевал довольный Попугай, поворачиваясь перед телекамерами, которые быстро осматривали его с ног
      до головы и передавали в компьютер ателье все необходимые для шитья размеры.
      Через одиннадцать минут и четырнадцать секунд костюм был готов, а ещё через двадцать секунд Попугай, прижавшись спиной к стене домика Точки, уже ожидал появления Великого Покусателя. Ни малышни, ни Кадаб — ры поблизости не было. Постояв неподвижно минут пять, Попугай скосил глаза в сторону клетки и... облизнулся. Ещё бы! На леске покачивались пять аппетитных жёлтеньких бананчиков.
      — Если Кадабра клюнет на пять бананов, то он клюнет и на четыре, — подумал Попугай и на цыпочках подошёл к клетке.
      Воровато оглянувшись по сторонам, он зашёл внутрь и... Не успел Попугай даже сорвать банан, как от сотрясения шпингалет соскочил с верёвки и дверца с грохотом захлопнулась. С ужасным грохотом! Попугай рванулся к выходу, но старая ржавая дверь никак не поддавалась.
      — Чёрт бы побрал этого Кадабру! — взвыл Попугай и, глотая банан за бананом, стал метаться по клетке. — Эх, всё пропало! Уйдёт Покусатель, как пить дать уйдёт!
      Дожевав последний банан, Попугай почувствовал, что объелся и ему очень хочется спать. Он устроился поудобней в углу клетки и сладко зевнул. Уже засыпая, Попугай чуть слышно пробормотал:
      — Ну и чёрт с ним, с Кадаброй, зато бананов до отвала наелся...
      Через минуту из ржавой клетки раздавалось тихое похрапывание.
      На улицах Симплекса стало смеркаться. Начиналось мерцание звёзд.
     
      Глава, самая плохая для Кадабры, потому что в него
      стреляют сонными конфетами и окружают. Вот.
      В кабинете Центрального Процессора шла напряжённая работа. Тестик с важным видом ходил перед строем и объяснял, как стрелять сонными конфетами, как пользоваться радиотелефонами и карманными фонариками.
      — Вопросы есть?
      Вопросов не было. Из строя вышел Кашля и раздал всем походные аптечки. Кроме бинтов, зелёнки и витаминов, в аптечке лежали тюбики с кофе. С помощью такого тюбика можно было быстро привести в чувство микроша, раненного сонной конфетой.
      А чем занимался Центральный Процессор? Он вместе с Библиком внимательно вглядывался в дисплей. На экране одна за другой появлялись разные улицы Симплекса.
      Телекамеры упорно искали Кадабру.
      — Уже смеркается. — Библик беспокойно заёрзал в кресле. — Неплохо бы найти Кадабру до наступления темноты.
      — Найдём, обязательно найдём. Никуда он, голубчик, не денется, — уверенно ответил Центральный Процессор и, как всегда, оказался прав. Синтетический голос произнёс фразу, которую так все ждали:
      — Вни — ма — ни — е! Объ — ект об — на — ру — жен на Буль — ва — ре Цвет — ных Дис — пле — ев!
      На стене замерцал большой экран. На углу Графического Тупичка и Бульвара Цветных Дисплеев стоял небольшой продуктовый магазин. Над дверью призывно светилась неоновая реклама:
      ЭЙ, МИКРОШ! ПОСЛУШАЙ!
      ЗАЙДИ, ВОЗЬМИ И СКУШАЙ!
      А у входа, воровато озираясь по сторонам, Великий Покусатель грыз дверную ручку...
      — Группа Захвата, на выезд! — скомандовал Центральный Процессор.
      — Есть "Группа Захвата на выезд", — щёлкнул каблуками инспектор Тестик. — Гр — р — руппа! За мной!
      Вооружённый до зубов отряд вышел из кабинета, не проронив ни слова.
      Вполне понятно, что весь отряд Тестика не мог поместиться в одном электромобиле.
      Бойцы Байтик и Битик, медсестры Буковка и Цифирка — в прицеп, остальные — в машину, — кратко приказал Тестик и сел за руль.
      Захлопали дверцы. Увешанные радиотелефонами, пистолетами и кульками с усыпительными конфетами, мик — роши быстро расселись по местам. Взревел мотор, вспыхнули фары, завыла сирена, и электромобиль помчался вперёд.
      А прицеп? А прицеп с Бантиком и Битиком, Буковкой и Цифиркой так и остался стоять на месте, ведь Тес — тик в спешке забыл его прицепить...
      Через пять минут и двадцать семь секунд электромобиль резко затормозил на углу Графического Тупичка и Бульвара Цветных Дисплеев. Дверь магазина была приот — крыта.
      — Он там! Внутри! — Тестик в два прыжка оказался у двери. — Вопля и Кашля — у входа! Остальные – за мной!
      С пистолетом в правой руке и с фонариком в левой инспектор отважно шагнул в темноту.
      Щёлкнул выключатель. Заиграла приятная музыка. Потолок, пол и стены стали излучать мягкий, уютный свет. Алёша огляделся по сторонам.
      В магазине было очень красиво. Полки светились всеми цветами радуги. На красных полках лежали аккуратные пакетики с клубникой, помидорами, красными яблоками, на оранжевых — с апельсинами, морковью и мандаринами.
      Особенно много было продуктов на жёлтых и зелёных полках. Спелые дыни и бананы, репа, лимоны и груши, крыжовник, манго и фейхоа, горки салата, кинзы и петрушки, огромные арбузы и чудесный виноград. На синих полках тоже лежал виноград, только синий. Ну а на фиолетовых полках возвышалась гора баклажанов и фиолетовой капусты. На самом деле разных овощей и фруктов было намного больше, но нельзя же перечислять всё!
      — Вот это да — а! — Алёша такого красивого радужного магазина ещё никогда не видел.
      — Р — разговорчики! — рявкнул командир Группы Захвата.
      Вдруг на жёлтом стеллаже что — то подозрительно зашуршало, и увесистая тыква полетела в голову Тестика.
      Теряя сознание, инспектор успел скомандовать "Огонь!" и нажал на спусковой крючок. Сонная конфета просвистела в сантиметре от головы Кадабры. И тут началось такое...
      Уворачиваясь от выстрелов, Великий Покусатель прятался за корзинами с огурцами и помидорами, опрокидывал стеллажи и швырял в преследователей арбуз за арбузом. В общем, отбивался как только мог. Но Группа Захвата, несмотря на серьёзные потери, всё сильней и сильней теснила Кадабру к выходу. А там, то и дело высовываясь из — за тележки с баклажанами, Вопля и Кашля сидели в засаде.
      Всё шло по плану. Когда до желанной двери Кадабре оставалось всего несколько шагов, Вопля и Кашля с гиканьем выскочили из укрытия и преградили ему путь. И тут... И тут Рифмочка испортила всё дело. И зачем только ей дали пистолет! Сонная конфета, выпущенная поэтессой, угодила Вопле прямёхонько в рот. Певец рухнул на пол и... захрапел.
      Кадабра тут же проскочил мимо опешившего Кашли и со всех ног понёсся по Графическому Тупичку. Точка, Алёша и Котёнок бросились за ним в погоню.
      Ты ещё не забыл, что именно в Графическом Тупичке, напротив дома Точки, мирно похрапывал Попугай в своей автоматической ловушке. Ему снился чудесный сон.
      Попугаю снилось, что он превратился в могучего орла и парит высоко — высоко в тёплом летнем небе. Попугай сладко потянулся и открыл глаза. Сквозь прутья клетки на него, открыв рот и тяжело дыша, пристально смотрел Кадабра.
      — А — а — а! — спросонья завопил Попугай и изо всех сил швырнул в Кадабру кожурой от банана. Великий Покусатель взвыл и только собрался бежать назад, как в
      Графическом Тупичке загрохотали выстрелы. Алёша, Точка и Котёнок по — пластунски подползали к клетке. Кадабра отчаянно заметался, но, увидев, что дверь в дом Точкираспахнута настежь, не раздумывая, прошмыгнул внутрь.
      Несколько сонных конфет просвистело над головой Попугая, а одна рикошетом отскочила от прутьев клетки и больно стукнула его по затылку.
      — Я свой! Я свой! — захныкал Попугай. — Не стреляйте, ведь это я!
      — Эх ты, герой! А ещё маскировочный костюм надел, — сердито ответил Точка, открывая клетку. — Тебе не Кадабр, а бабочек ловить!
      — Мне? От меня никто ещё не уходил! – нахально заявил Попугай, выхватил у Точки пистолет и первым бросился в дом.
      Кадабры нигде не было. Ни на лестнице, ни в комнате, ни на чердаке. Нигде! Попугай и Точка перевернули весь дом вверх дном, но Великий Покусатель как сквозь землю провалился!
      — Ничего не пойму, — раздражённо сказал Точка, вытирая со лба пот. — Куда мог спрятаться этот злодей?
      Мне надо сказку дорисовывать, а я тут за Кадабрами гоняюсь.
      Точка устало опустился в кресло и с грустью посмотрел на мерцающий дисплей. На экране была всё та же незаконченная картина. Покосившийся забор. Старенькая бревенчатая избушка с соломенной крышей. Из трубы шёл дымок. Вдруг что — то в картине насторожило Точку. Вроде избушка как избушка. И забор как забор, хоть и покосившийся. И печная труба как труба. Но из — за трубы на Точку смотрел... Великий Покусатель!
     
      Глава, самая для Кадабры счастливая, потому что
      он подружился с Иванушкой, стал добрым и красивым.
      Великий Покусатель испуганно выглядывал из — за трубы.
      От удивления и неожиданности Точка так и обомлел.
      Увидев, что его заметили, Кадабра кубарем скатился вниз и бросился наутёк.
      Точка подскочил к клавиатуре и принялся набирать одну команду за другой. Тут же на экране появился Иванушка и бросился вдогонку за Кадаброй. За спиной Точки Алёша, Котёнок и Попугай, затаив дыхание, наблюдали за погоней.
      Долгой была погоня — через широкие поля и дремучие леса, через зелёные луга и топкие болота. Быстро бежал Иванушка, но и Кадабра мчался что есть духу. Добе — жал Покусатель до высокой горы, стал карабкаться на самый верх, да оступился и полетел вниз. Летит и думает: "Вот и пришёл мне конец..." Но не разбился Кадабра — упал в глубокую лужу и остался жив. Не успел Великий Покусатель отдышаться и ушибы пересчитать, а Иванушка уже тут как тут.
      — Ну что, голубчик, попался? — спрашивает Иванушка.
      — Это мы ещё пошмотрим, — зашепелявил Кадабра, достал из кармана шапку — невидимку и натянул её по самые уши.
      — Ну и что? — улыбнулся Иванушка и почесал в затылке. — Я тебя всё равно вижу. Не работает твоя шапка.
      — Да ну! Врёшь! Я же её по инштрукшии надевал — по шамые уши!
      — Мокрая она — вот и не сработала, а ты "врёшь" да "врёшь"! Сдавайся, и дело с концом!
      — Мне ждаватша? Ни жа што! — зашипел Кадабра и юркнул в тёмную глубокую пещеру. — Хоть што лет прошижу, а не выйду! Вот! Што, шъел?
      — Ну, сиди, сиди, — согласился Иванушка, — и я посижу.
      Сел Иван у входа в пещеру, снял натёршие ноги лапти и принялся ждать.
      Пока Иванушка караулит Кадабру, я тебе расскажу, что же случилось с другими микрошами. А произошло вот что.
      Байтик, Битик, Буковка и Цифирка поудобней устроились в фургоне и сразу начали обсуждать предстоящую операцию.
      Они так увлеклись, что не услышали шум удаляющегося электромобиля Тестика. Прошла минута, другая, третья...
      Такая задержка показалась микрошам странной. Буковка и Цифирка выглянули из фургона и... расплакались. Как они мечтали мазать зелёнкой ссадины и бинтовать раненых! И вот, пожалуйста, их забыли...
      Запыхавшиеся Байтик и Битик, Буковка и Цифирка подбежали к магазину как раз в ту минуту, когда в электромобиль "Сверхскорой Помощи" вкатывали носилки с перебинтованным с ног до головы инспектором. Другие участники стычки с Великим Покусателем выглядели не намного лучше. У Бейсика под глазом красовался здоровенный лиловый синяк, Строчка сильно хромал, а Вопля еле держался на ногах, зевал и всё время прикладывался к тюбику с кофе. Кашля измерял у раненых температуру, а Рифмочка пичкала их разноцветными витаминными таблетками.
      Да, зрелище было довольно — таки грустным, и впечатлительные Буковка и Цифирка чуть не заплакали во второй раз.
      Вдруг Байтик и Битик радостно запрыгали, замахали радиотелефонами и принялись кричать:
      — Ура! Кадабра в западне! Все к Точке!
      Ничего не скажешь, добрую весть передал Центральный Процессор!
      Ты удивлён? Откуда он это знает? Как, разве тебе ещё не известно о том, что Точка позвонил Центральному Процессору? Нет? Видно, в суматохе погони я не успел об этом рассказать. Ну так вот.
      Точка, как, впрочем, и остальные преследователи Великого Покусателя, всё время докладывал Центральному Процессору о самых важных происшествиях. И о том, как Кадабра отчаянно оборонялся в продуктовом магазине, и о тяжёлом ранении инспектора Тестика, и о преследовании Покусателя в Графическом Тупичке. Ну а когда Точка обнаружил, что Кадабра снова попал в компьютерную сказку, он сообщил эту радостную весть Центральному Процессору даже два раза подряд. Так что, как видишь, Центральный Процессор был в курсе всех событий.
      Байтик, Битик, Кашля, Строчка, Бейсик, Рифмочка, Вопля, Буковка и Цифирка радостно ввалились в комнату Точки. Толкаясь и шумя, микроши расселись перед экраном дисплея и засыпали Точку, Алёшу, Попугая и Котёнка вопросами:
      — Ну как?
      — Давно сидит?
      — Может, выманить его чем — нибудь, а?
      — А что, это идея! — ответил Точка.
      — Правильно, правильно, молодец, — обрадовались микроши и посмотрели на экран.
      ...Иван сладко потянулся и мечтательно произнёс:
      — Эх, кваску бы сейчас. Да блинов с мёдом.
      — Проголодался, бедненький, — всплеснула руками Рифмочка и, посмотрев на Точку, попросила: — Ну, Точечка, миленький, ну сделай что — нибудь.
      Точка взял световое перо и в два счёта нарисовал перед Иванушкой скатерть — самобранку. Хлопнул Иван три раза в ладоши, и появились перед ним и блины с мёдом, и пироги с капустой, и сахарные петушки на палочке, и жбанчик с холодным квасом... Ест Иван, да похваливает, да весело на пещеру поглядывает. Смотрит — высовывается из пещеры Кадабра, да хитёр Иван — виду не показывает, знай только на пироги с капустой нажимает. Подошёл Кадабра к Иванушке, облизнулся и спрашивает:
      — Што, вкушно?
      — Вкусно, вкусно, — отвечает Иванушка, а сам на Кадабру и не смотрит.
      — Шлушай, дай кушочек попробовать, а?
      — Тебе?
      — Угу, а што?
      — Как это что, — рассердился Иван не на шутку. — Ты тут у нас в деревне никому проходу не даёшь! Да и в городе, говорят, осрамился. Перекусал там у них всё! Вот поймаю тебя да посажу в мешок. Будешь знать, как баловать! А то "кушочек", "кушочек". У, злыдень!
      — Не — е, не жлыдень я, не жлыдень, — захныкал Кадабра. — Я добрым хочу быть. А мне вщё время не ве — жёт...
      — Заливай, заливай.
      — Чешное шлово! Не хочу я ни Лихом быть, ни Покупателем. Я кушать хочу.
      — А в городе чего натворил?
      — А ты пошмотри, што шо мной эти городшкие — то жделали? — Кадабра стал тереть глаза лапками и вдруг заплакал.
      — Шветовым пером ишпортили, крашкой иш — пачкали, жуб выбили, во — о — о.
      Посмотрел Иванушка на расплакавшегося Кадабру, и стало ему его жалко. Задумался Иванушка.
      В комнате Точки наступила тишина. Попугай тихо встал и, низко опустив голову, поплёлся к двери.
      — Ну хорошо, плохо вести себя ты не хочешь, — сказал Иванушка. — А чего же ты тогда хочешь?
      — Я? — У Кадабры даже дыхание перехватило. — Я хочу крашивым быть — раш, хочу жуб вштавить — два, и кушать вщё время хочу — три!
      — Чего же делать — то с тобой, а? — добродушно засмеялся Иванушка и стал опять в затылке чесать.
      Микроши, Алёша и Котёнок стали совещаться. Всем было совершенно ясно, что Кадабра, в общем — то, не такой уж плохой. Не везёт ему просто, и всё тут! А помочь бедняге, конечно, надо, но как?
      — Ну зубы — то можно в момент вставить, — сказал Точка и быстро нарисовал Кадабре новый зуб.
      — И сделай его, пожалуйста, красивым, — попросила Точку Буковка.
      — Как Иван — Царевич, — добавила Цифирка.
      — Ну уж как Иван — Царевич, — прыснул со смеху Точка, но взял световое перо, и через минуту Кадабра стал очень милым и симпатичным.
      Кадабра попросил у Иванушки зеркальце, посмотрелся в него и так и эдак и остался очень собой доволен.
      — Красота, да и только, — радостно произнёс Кадабра, — теперь я, Ваня, пожалуй, на Марье — красе женюсь.
      — Да ну?
      — А что? Я, Вань, теперь хорошим быть хочу, добрым. Работать хочу.
      — И то верно. Хватит тебе, парень, без дела шататься. Пора к работе привыкать. Пахать вместе будем, сеять, сено косить.
      — Не — е, Вань, вы тут в деревне совсем от жизни отстали. По старинке живёте. Без роботов.
      — Да ну?
      Точно. Роботы, Ваня, в хозяйстве — вещь хорошая. Мы и компьютер в курятнике поставим — пусть яйца считает. По науке, Ваня, жить будем!
     
      Глава, самая радостная и в то же время самая грустная.
      Радостная, потому что в Симплексе опять всё в порядке
      и мы все собираемся в Супермакс, и грустная, потому что Алёша...
      Раскрашенный под зебру автомобиль затормозил у дома Точки. Центральный Процессор, Библик и Тестик вылезли из машины и, не сговариваясь, посмотрели наверх. Из распахнутых настежь окон доносились весёлые голоса микрошей, музыка и звонкий смех. Праздник был в самом разгаре. Вдруг входная дверь резко распахнулась, и на пороге появился Попугай с бенгальским огнём в правам крыле и с ракетницей в левом.
      — Здр — р — расьте, — Попугай забавно шаркнул ножкой, но вдруг неистово завопил "Ур — р — ра!!!" и принялся палить в небо.
      Ракеты взлетали высоко — высоко, с треском взрывались, и тысячи маленьких разноцветных звёздочек весело разлетались в разные стороны. Попугай засунул ракетницу за пояс, вытянулся в струнку и лихо отрапортовал:
      — Кадабра пойман и перевоспитан. Ура!
      — Знаю, знаю, — улыбнулся Центральный Процессор и протянул Попугаю шоколадную медальку. — Ну что, пошли в дом?
      — А вот и мы! Принимайте гостей! — В дверях стояли Центральный Процессор, Библик и Тестик.
      На лбу инспектора виднелся небольшой шрам. Инспектор был всё ещё бледен, но держался молодцом. Его сразу окружили Буковка, Цифирка и Рифмочка.
      — Ой, какой шрам...
      — Было очень больно, да?
      — Вы самый храбрый инспектор на свете!
      Инспектор очень растрогался и крепко пожал всем руки.
      — Ничего, не расстраивайтесь, — ласково сказала Рифмочка, — до свадьбы заживёт.
      — А я и не расстраиваюсь, — бодро ответил ей Тестик. — Я давно мечтал о настоящем боевом шраме.
      Когда все расселись за праздничным столом, Центральный Процессор поднялся со стула и сказал:
      — Ну и денёк у нас сегодня выдался, друзья! И аварии, и погони, и перестрелка, и даже ранения! Такого в Симплексе, пожалуй, ещё не бывало! Ну да ладно. Всё
      это уже позади. Сейчас в городе спокойно, и Кадабра теперь занят хорошим делом. Жаль только, не успели мы допраздновать день рождения нашего дорогого доктора
      Кашли. Так давайте допразднуем!
      Микроши запрыгали от радости, закричали "Ура — а — а!" и окружили засмущавшегося Кашлю. Каждый считал своим долгом обнять именинника, пожелать ему хорошего настроения и одних только плюсов в биоритмах.
      Инспектор Тестик попросил тишины и торжественно вручил свой подарок — именной пистолет и килограмм сонных конфет.
      На рукоятке пистолета была выгравирована надпись:
      "Доктору Кашле от боевых друзей".
      Не успел Кашля поблагодарить Тестика, как запищал компьютер и появился... Кто бы мог подумать! Улыбающийся, розовощёкий Кадабра с огромной плетёной корзиной.
      — Это вам от меня. — Кадабра протянул корзину Кашле. — Тут и репа, и морковь, и редиска с огурцами, крынка молока да ягоды разные. Всё своё, деревенское. Кушайте на здоровье.
      — Минуточку, — засуетился Строчка и достал фотоаппарат, — скажите хором "И — рис — ка"...
      Почему именно "ириска", а не "карамелька"? Это очень непростой вопрос. Я сам над ним думал целых десять лет и, наконец, додумался. Подойди к зеркалу и от — чётливо произнеси "ка — ра — мель — ка". Ну как? Правда, у тебя рот всё время открыт, и ты выглядишь немного странно?
      А теперь скажи "и — рис", а "ка" не говори. Вот. Теперь у тебя симпатичное улыбающееся лицо. Эту хитрость все фотографы знают.
      ...Как только лица именинника и всех гостей расплылись в улыбке, Строчка щёлкнул затвором фотоаппарата и протянул Кашле готовую цветную фотографию:
      — А вот и мой подарок.
      — А нам? — хором закричали микроши.
      — Тогда придётся ещё попозировать. — Строчка сделал ещё четырнадцать фотографий и сказал:
      — Ну, теперь каждому достанется. А вот в Супермаксе уже придумали фотоаппарат, который делает хоть сто фотографий сразу!
      Ты не веришь? А я верю. Ведь Супермакс — это столица Компьютерной Страны. Вообще в этой стране очень много городов — и Супермакс, и Симплекс, и Агропромикс, и Мимике, и много — много других. Одни города побольше, другие поменьше, но самый большой — это, конечно, Супермакс. Столица всё — таки.
      Самый большой театр — в Супермаксе, самый большой стадион — в Супермаксе, больше всего учёных, инженеров, художников, артистов и писателей — опять же в Супермаксе.
      Правда, суматохи и сутолоки в Супермаксе тоже больше всего. Это и понятно, ведь самые суматошные микроши всегда живут именно в столице. Для всех жителей столицы самое любимое дело — это куда — нибудь торопиться, спешить, толкаться, наступать друг другу на ноги и всё время опаздывать. Одно слово — столица.
      Но самое главное не это, а то, что в Супермаксе каждые пять минут придумывают что — нибудь новенькое. Вот, например, ровно пять минут назад один инженер в Су — пермаксе придумал новую игрушку — "Послушный Пузырик". Это самый обыкновенный воздушный шарик, но в него встроен ма — а — аленький моторчик и малюсенький компьютер, который может понимать голос микроша. Скажешь ему: "Пузырик, лети вверх", — и шарик летит вверх, скажешь: "Пузырик, ко мне", — и он опустится к твоим ногам, а скомандуешь: "За мной", — и шарик полетит с тобой рядом. Здорово!
      Чего только не придумывают микроши в Супермаксе!
      Пока все любовались фотокарточками, Вопля достал из кармана маленькую дискету в ярко — пёстром конверте и объявил:
      — Самая популярная в Супермаксе песня! "Когда я ем, я глух и нем".
      Замигали разноцветные фонарики на полу, стенах и потолке, и заиграла музыка. Все бросились на середину и стали танцевать. Попугай побежал в свою комнату и через минуту появился в чёрных перчатках и тёмных очках. К клюву он прицепил вспыхивающую красную лампочку, а свою шапочку развернул козырьком назад и, подражая роботу, стал бродить по комнате. Сквозь тёмные очки Робот — Попугай, конечно, абсолютно ничего не видел и наступал всем на ноги или натыкался на стулья. В конце концов он споткнулся и со страшным грохотом растянулся на полу.
      Наплясавшись до упаду, раскрасневшийся Алёша плюхнулся на диван рядом с Точкой.
      — На следующей неделе в Супермаксе будет выставка компьютерных картин, — сказал Точка, потягивая через трубочку шипучий витаминный коктейль. — Хочешь, вместе поедем? Можем и Котёнка, и Попугая с собой взять. В театр роботов сходим. В гости к моему приятелю Видику заскочим. Он такие фантастические фильмы снимает — о — го — го! Про всякие там летающие тарелки, про звездопланы, про инопланетян. Жуть как интересно!
      — И мы — ы — ы с ва — а — ами пое — е — едем, — пропели хором подлетевшие Рифмочка и Вопля.
      Через минуту уже все микроши хотели ехать в Супермакс. Байтик и Битик твердили, что им обязательно нужно посмотреть соревнования по пятиборью среди роботов.
      Буковка и Цифирка вспомнили, что их подружка Бочка из журнала мод "Бантик" давно звала их в гости. Тес — тик собирался привезти из Супермакса прибор, определяющий по голосу, придумывает микрош или привирает. Рифмочка и Бейсик решили посмотреть в столице новые программы сочинения волшебных сказок, а Строчке не терпелось подготовить на телевидении потрясающий репортаж о событиях в Симплексе.
      У всех, буквально у всех микрошей нашлись дела в Супермаксе.
      Микроши весело болтали о предстоящей поездке, а Попугай уютно устроился в кресле и включил телевизор. Он переключал программу за программой и всё что — то бурчал себе под клюв. Вдруг раздался его восторженный вопль, и на огромной стене — экране возник всеобщий любимец — робот Гаф.
      Началась пятьдесят восьмая серия самого любимого фильма всех микрошей "Робот Гаф с планеты Тяф".
      ...Робот Гаф беспокойно бродил по пустынной планете Эх. Ходил и искал, кому бы ему помочь. Планета была очень необитаемой, но Гаф не сдавался. Вдруг в одном из кратеров вулкана, потухшего сто пятьдесят миллионов лет назад, он увидел покорёженный метеоритами звездолёт. Это был инопланетный корабль из галактики Ау. В нём крепким космическим сном спали двадцать девять аунян. Гаф починил звездолёт и принялся будить спящих звездо — навтов. Он стал неистово топать ногами и что есть мочи горланить популярную у роботов песню "Эй, проснись, пора обедать".
      После третьего исполнения песни один аунянин проснулся, умылся, почистил зубы и стал помогать Гафу. Они стали петь вдвоём и дружно топать ногами.
      ...Когда проснулся четвёртый аунянин, Алёша тихонько зевнул... после пробуждения девятого зевнул второй раз... после пробуждения четырнадцатого стал тереть слипающиеся глаза... после пробуждения двадцать второго Алёша клюнул на секундочку носом...
      ...Вот уже двадцать восемь аунян вместе с Гафом распевали песню и дружно топали ногами, пытаясь разбудить последнего, двадцать девятого. Наконец последний аунянин открыл глаза и сладко потянулся, но...
      ...Но Алёша этого уже не увидел. Он спал.
     
      Глава, в которой Алёша просыпается у себя дома, рассказывает о своих приключениях и мечтает попасть в компьютерную столицу.
      Как чудесно, когда утром светит солнце, из окна слышна капель и звонкие голоса синиц, а идти в школу не надо!
      Вос — кре — сень — е!
      Вообще — то котята просыпаются рано. Они, как известно, в школу не ходят и поэтому совершенно не понимают, что в воскресенье можно поспать немножко подольше. Но это утро было особенным. Было уже часов десять, когда Алёшин котёнок открыл глаза, умылся, поточил коготки о свою подстилку, запрыгнул к Алёше на кровать и лизнул мальчика в щёку.
      — Это ты, Пушок? — сквозь сон спросил Алёша и стал тереть глаза. — А где микроши, где Точка, где Попугай, где Центральный Процессор?
      Тут открылась дверь, и вошли мама и папа.
      — Привет соням! — ласково сказала мама. — Вставай, завтрак уже готов.
      — Вставай, вставай, разбойник, — сердито добавил папа. — Знаешь, как мне из — за тебя влетело? Ты тут себе спишь спокойненько за компьютером, а я из — за этого нагоняи получаю! Ну разве можно было до смерти в "Тридевятое Царство" резаться, а?
      — Ничего, пап, я и не спал. Посидел минуточку с закрытыми глазами, и всё. А знаете, где я вчера был?
      — Где?
      — Ни за что не догадаетесь, — Алёша торжествующе посмотрел на родителей. — В Симплексе. Это такой Компьютерный Город. В нём микроши живут. Вот!
      Алёша сел в кровати и принялся рассказывать.
      — И Пушка в Супермакс пригласили. Вот так — то! — закончил Алёша свой рассказ и взял котёнка на руки. — А если не верите, сами у него спросите.
      Котёнок мяукнул и спрыгнул с кровати.
      — Верю, верю, — улыбнулся папа. — Я, когда маленьким был, тоже однажды в Инопланетянском Лесу побывал. Хожу я по этому лесу, грибы собираю. А там все деревья — синие.
      Вдруг вижу — идут мне навстречу инопланетяне. Самые настоящие. В скафандрах, уши как у слонов, а вместо усов — антенны. А в корзинках одни мухоморы. Вот потеха — то! Ну я им, конечно, объяснил, какие грибы съедобные, а какие — нет. Они ужасно обрадовались и за это меня Главным Инопланетянским Орденом наградили. Из чистого шоколада, вот! Жаль только, не сохранился он у меня. Съел я его потом.
      Папа зажмурился от удовольствия и улыбнулся.
      — Да, повезло мне с вами, — улыбнулась мама. — Только, чур, в следующий раз вы и меня в свои путешествия возьмите, ладно? А теперь, ребята, бегом завтракать.
      За завтраком Алёша долго рассказывал о витаминных коктейлях и буфетных фургончиках. Как только все позавтракали, он быстренько помог убрать со стола посуду и поспешил в большую комнату. Включил компьютер и задумался.
      И было от чего. Нельзя же просто взять и влезть в компьютер! А ведь так хочется в Симплекс! Какие только клавиши не нажимал! Пикает компьютер, а Точки всё нет и нет. Обернулся Алёша, а за его спиной стоит папа и улыбается:
      — Ну что, программист, не слушается тебя компьютер?
      — Не — а, — огорчённо вздохнул Алёша, — никакой я пока, пап, не программист.
      — Ничего, ничего. Было бы желание. Хочешь, научу?
      Папа и Алёша сели рядышком и принялись за дело.
      — Ну что, товарищи мужчины, идут дела? — спросила мама через час.
      — Отлично, — ответил Алёша.
      Ну и прекрасно, — сказала мама. — А вы не забыли, что вечером придут гости? Сходите, ребята, за тортом, а?
      Из магазина Алёша и папа возвращались нагруженные покупками. Когда они уже подходили к дому, Алёша не удержался и спросил:
      — Папа, а ты хотел бы попасть в Супермакс? Только честно.
      Папа кивнул головой и добавил:
      — Хотел бы. Честное слово.

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru