На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Техническая книга Радиоспектакли Детская библиотека

Как не надо себя вести, 1975

Михаил Сергеевич Ходаков

Как не надо себя вести

*** 1975 ***


PDF


PEKЛAMA: 500 РАДИОСПЕКТАКЛЕЙ НА SD 64GB — ГДЕ?..
BAШA ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ: ЗАНЕСТИ КОПЕЕЧКУ — КУДА?..



Сохранить как TXT: kak-nenado-1975.txt

 

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ КНИГИ

      СОДЕРЖАНИЕ
     
      От автора 5
      Слово о вежливости 6
      Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей 18
      Слово — серебро, молчание — золото 23
      По улице мостовой 28
      Театр уж полон, ложи блещут 34
      Позвольте представиться 38
      Не дорог подарок, дорога любовь 42
      Как не надо вести себя дома и в семейном кругу 52
      На незваного гостя не припасена и ложка 58
      Милости просим 63
      Любовь к труду у всех на виду 67
      Кто на все руки, у того и нет скуки 80
      По одежде не суди, по делам гляди 87
      Хмель шумит — ум молчит 93
      Страшись безудержно болтать языком, скажи лучше слово одно, но с умом 101
      О пустяках спорить — дело упустить 107
      Глубоко ранит острый меч, но много глубже — злая речь 110
      По просьбе читателей 113
      Несколько слов в заключение 136



Журналист Михаил Сергеевич Ходаков (1913—1974) был добрый и веселый человек. Он переменил много профессий. Был чернорабочим, каменщиком, рабкором. В газете «Ростовский рабочий» прошел путь от репортера до собственного корреспондента. Работал редактором студии кинохроники, спортивным обозревателем, радиокомментатором.
      Почему он решил вдруг писать книжки о культуре поведения? Почему в конце жизни избрал эту тему главной? Вероятно, от желания сделать людям добро, постараться помочь им быть внимательными к окружающим. От этого и окружающие станут тоже внимательнее, тоже добрее. И так возникнет понятие, называемое социалистической культурой поведения.

      От автора
      После выхода в свет моей книги «Как не надо себя вести» я получил от читателей много писем с просьбой ответить, как следует себя вести в тех или иных конкретных жизненных ситуациях.
      Само собой разумеется, что в книге сравнительно небольшого объема нельзя было рассказать обо всем, дать рецепты на все случаи жизни. Вполне понятно, что за ее пределами оказался целый ряд проблем, которые ставят в своих письмах читатели.
      Ответом на них в значительной степени и является предлагаемая книга. В ней поднимается новый круг вопросов культуры поведения, более детально освещаются те из них, которые вызвали особый интерес у читателей. Пользуюсь случаем выразить свою признательность всем, кто проявил внимание к моей книге о хорошем тоне, к поставленным в ней проблемам, имеющим важное значение в коммунистическом воспитании молодежи.
     
      СЛОВО О ВЕЖЛИВОСТИ
     
      Слово о вежливости… Не праздное ли это занятие — рассуждать о вежливости? Не ясно ли даже младенцу, что вежливость — качество, бесспорно необходимое каждому человеку?
      Так думал и я, но вот несколько лет назад прочитал на страницах «Правды» статью народной артистки СССР С. В. Гиацинтовой, в которой она повела разговор о воспитании культуры поведения у молодых людей. Статья была интересной сама по себе, но еще интереснее была реакция на нее: отношение к статье было самым различным — иные всецело разделяли мнение автора, другие, наоборот, писали, что слово «этикет» давно вышло из употребления, что думать надо не о «хороших манерах», а о внутреннем содержании человека, ибо в конечном счете главное не форма, а содержание…
      Можно ли проводить грань между культурой поведения человека и его нравственными качествами? Не значит ли это отрывать форму от содержания? Разве культура поведения человека не есть проявление внутренней культуры?
      В поисках ответа на эти вопросы я стал с той поры внимательно наблюдать за поведением своих друзей и знакомых, пристальнее интересоваться взаимоотношениями окружающих меня людей. Хочу надеяться, что мои наблюдения и выводы могут оказаться полезными другим, а возможно, вызовут возражения, поведут к разговору еще более углубленному и серьезному.
      Однажды на встрече Нового года у друзей я обратил внимание на молодого человека, который своей манерой держаться, разговаривать с людьми выделялся среди других приглашенных. Вел он себя безупречно, был предельно галантен с женщинами, любезен с мужчинами, за столом ловко орудовал приборами, успевая ухаживать за дамами и отпускать комплименты хозяевам. Однако его. поведение мне почему-то показалось нарочитым, рассчитанным «на публику».
      Случилось так, что в разгар веселья, когда гости отправились танцевать, я оказался рядом с ним. Мы разговорились, и он сказал, что специально обучался хорошим манерам по книге «Светская жизнь и этикет», выпущенной еще в конце прошлого столетия.
      До революции в’ России выходило множество книг о хорошем тоне. В библиотеке я разыскал и книгу, о которой шла речь, — объемистая, богато иллюстрированная, с длинным и замысловатым названием «Светская жизнь и этикет. Сборник правил, советов и наставлений на разные случаи домашней и общественной жизни».
      Вопросы этикета уже много лет вызывают у меня особенно пристальный интерес, поэтому нет ничего удивительного, что в тот новогодний вечер я постарался как можно лучше понять молодого человека, «специально» изучавшего правила хорошего тона, и спросил его без обиняков.
      — Поясните мне, пожалуйста, как вести себя, когда тебя представляют незнакомым людям или когда эту миссию исполняешь сам?
      Он стал мне растолковывать с большой охотой, даже, я бы сказал, с энтузиазмом:
      — Когда вас знакомит с другими гостями хозяин, он и представляет вас. Если же вы представляетесь сами, то следует назвать свою фамилию. Знакомясь, никогда не отводите глаза. Согласитесь, что не совсем прилично, представляясь кому-нибудь, смотреть в сто рону… Одного человека представляют двум или трем, а не наоборот, молодые люди представляются первыми старшим по возрасту.
      Молодой человек с таким увлечением просвещал меня, что не замечал настойчивых просьб хозяйки дома:
      — Помогите, пожалуйста, перенести в угол магнитофон, а то одной мне не справиться.
      Даже когда я пресек его красноречие и повел под руку к магнитофону, он не оглянулся на хозяйку, не извинился перед ней, а продолжал витийствовать:
      — Конечно, эти правила не исчерпывают всех возможных случаев, но, зная их, легко сориентироваться в любой обстановке.
      Да… Он «образец» хорошего тона, что и говорить! Только вот магнитофон пришлось мне нести не с ним, а все-таки с хозяйкой…
      «Светская жизнь и этикет. Сборник правил, советов и наставлений…» Все эти правила, советы и наставления хорошо усвоил молодой человек, даже слишком хорошо — настолько, что сделался рабом хороших манер. И это уже не могло не бросаться в глаза.
      Такой пример — увы! — редкость. Иные люди чрезмерно заботятся о том, как «показаться» в выгодном свете, а ведь хорошие манеры — это не самоцель. Главное — отношение человека к другим людям.
      Если вы на званом ужине возьмете, например, рыбу не той вилкой, то воспитанные гости постараются этого не заметить, но если вы проявите в чем-то неуважение к людям (скажем, опоздаете без уважительных причин на свидание), то, как бы ни были вы изысканно вежливы после этого, чье-то настроение уже испорчено. И тут уместно вспомнить слово «такт». Понятие, в нем заключенное, многогранно и емко. В словаре оно определяется не только как «соблюдение правил приличия», но и как «чувство меры». Как важно иметь это чувство меры! Если человек не испортит окружающим настроение неуместным вопросом, замечанием, которое может поставить в неловкое положение другого, сделает вид, что не заметил неудачной реплики собеседника, не будет навязчив, не напомнит немолодой женщине о ее возрасте, про такого мы говорим: тактичный, и нам приятно работать с ним бок о бок, приятно встречаться в компании.
      Напротив, сколько огорчений доставляют нам люди бестактные, непонимающие, а быть может, делающие вид непонимающих, что далеко не всегда их присутствие доставляет удовольствие окружающим. Двум молодым людям хочется побыть наедине, но между ними «встревает» третий со своими разговорами… В семье неурядицы, а является нежданный гость, который засиживается допоздна. Ночь на улице, город уснул, а некий юноша напевает или на полную громкость прокручивает магнитофонные записи.
      Подобная оглушительная бестактность граничит с хулиганством. Бестактность неприятна всегда, но втройне гнусно бесцеремонное, а то и барски пренебрежительное отношение человека к тем, кто ниже его по должности. Бывает, к сожалению, так: выдвинули человека на работе, и он сразу изменился. Свысока смотрит на своих товарищей, считая, что теперь уже не ровня им. Обычно это происходит с людьми, культурный уровень которых невысок. Воспитанный человек всегда останется самим собой при любых ситуациях.
      Удивительно скромен и обходителен был Михаил Иванович Калинин, который мог найти общий язык и с ученым, и с крестьянином, и с рабочим. Во многих странах мира торжественно встречали первого в мире космонавта Юрия Гагарина и запомнили его как изумительно скромного человека, обаятельного и приятного собеседника. Таким он сохранился и в памяти своих товарищей, которым помогал готовиться к космическим полетам.
      Быть тактичным постоянно, не заданно, а естественно, это не так просто, как может показаться с первого взгляда; ведь культура поведения должна воспитываться с детства.
      Когда человек шумно и развязно ведет себя в общественном месте, мешая другим, он не только нарушает правила поведения, но нарушает нравственные нормы, существующие в обществе. Человек, пренебрегший правилами уличного движения, проявляет неуважение не только к ним, но и к окружающим, в том числе и к водителям машин.
      Каждый может оказаться в дурном расположении духа, в плохом настроении — ясно, что настроение далеко не всегда зависит от нас самих. Но воспитанный человек сумеет сделать так, чтобы его дурное расположение духа не передалось другим.
      Хороший тон — это целый комплекс взаимоотношений человека с обществом, и не следует его сводить только к частностям: например, к умению правильно держать вилку или правильно подать руку женщине, выходящей из троллейбуса.
      Разговор о культуре поведения уместнее всего начать с внешнего вида человека: на улице мы встречаем незнакомых людей, о которых можем судить лишь по внешности. И, конечно, то, как человек одет, как шагает по тротуару, как ведет себя, сразу же подмечается тысячью глаз.
      Однако внешность — понятие относительное. Человек может быть красиво и опрятно одет, но, если он станет вести себя на улице развязно, никто не оценит красоты и опрятности его одежды.
      Ведя речь о костюме, сразу же оговоримся, что дело отнюдь не в его стоимости и даже не в том, насколько он соответствует современной моде. Можно одеваться просто, но со вкусом, и это всегда приметит глаз окружающих. Очень часто мы видим на улицах девушек в ситцевых платьицах, которые и одеты модно, и держатся с достоинством. Но бывает иначе: вдруг взгляд выхватывает из толпы прохожих девичью фигуру, которая поражает безвкусным, хотя и дорогостоящим нарядом.
      Но что же: мини-юбка — это хорошо или плохо? А «макси»?..
      А длинные волосы у парня — всегда ли ужасно?..
      «Мини» и «макси» сами по себе могут быть превосходны, но вопрос в том, насколько подходят они данной женщине, и здесь опять решающую роль играет вкус, воспитанность, культура, чувство такта.
      Или длинноволосые прически мужчин — сколько педагогических и журналистских копий сломлено о них… Всегда ли это безобразно, разве не встречали мы певцов на эстраде во фраках и с очень приятным силуэтом головы? И не только певцов, людей многих других профессий украшает эта несколько экстравагантная, но вполне допустимая стрижка. Но вот когда в неухоженной длинноволосой прическе угадывается слепое подражание так называемым «хиппи», то это ничего, кроме горького недоумения и даже возмущения, вызвать не может. Уродливое явление буржуазного общества, имеющее свои социальные причины, огульно воспринятое советским юношей, не имеет никакого оправдания — это пошлость, и только пошлость.
      И тут я снова вспоминаю молодого человека, с которым познакомился на вечеринке. Прическа, кстати, у него безупречная, в ней нет ничего от пресловутых хиппи. Знает этот молодой человек и то, как вести себя на улице, никогда не нарушает правил уличного движения. Он неукоснительно держится правой стороны; на узком участке тротуара уступает дорогу идущей навстречу женщине, пожилому человеку или ребенку; он может помочь пожилым людям или детям перейти улицу; он соблюдает такт, когда его попутчик или попутчица встретят знакомых, и отойдет в сторонку, дабы не мешать их разговору; он не позволит себе остановить на улице даже хорошего знакомого или товарища, если тот не один, а если кто-то проявит невоспитанность и остановит его самого, когда он торопится с девушкой в театр или в кино, проявит хороший тон — остановится и, извинившись, объяснит: мол, тороплюсь… Одним словом, это сама воспитанность и внешняя культура. Но вот что он рассказал мне между прочим: на его глазах недавно произошла автомобильная катастрофа, а он, вместо того чтобы помочь разобраться в причинах столкновения автомобилей, сбежал, мотивировав свой поступок тем, что не имел возможности тратить время как свидетель. Да еще этим бравировал! Вы спросите, при чем здесь вежливость? Верно, ни при чем. Здесь просто нужна элементарная порядочность! Однако чего стоит даже самая изысканная вежливость без такой порядочности?
      Речь идет о неразрывной связи того, что понимается под проявлением вежливости, и того, что составляет глубокое нравственное существо человека.
      Это существо проявляет себя всегда и везде, и — это определенно! — прежде всего в домашней обстановке. Оно и понятно: дома человек совершенно освобождается от условностей, вроде бы получает право вести себя раскрепощенно. Вполне понятно стремление людей устроить свой домашний быт, создать атмосферу, в которой можно было бы чувствовать себя легко и свободно.
      В семье во всей полноте проявляются все основные элементы хорошего тона: уважение к старшим, учтивость и предупредительное отношение друг к другу, особенно к женщине, взаимная вежливость. Если дома сложились искренние, доброжелательные отношения между всеми членами семьи, то такая обстановка благоприятно действует на настроение каждого, если хотите, способствует продлению жизни членов семьи. Врачи, изучающие причины болезней, отмечают, что решающим фактором некоторых из них являются нервные срывы, глубокие переживания, которые подчас проявляются у людей во время различных семейных неурядиц.
      Медики утверждают, что почти половина всех инфарктов и инсультов происходит из-за домашних неприятностей, семейных ссор и скандалов. А ведь в наших силах свести такие неурядицы к минимуму — это надо хорошо запомнить и не пренебрегать правилами хорошего тона в отношениях с домочадцами.
      Когда знакомишься с причинами некоторых семейных ссор, то оказывается, что чаще всего они начинаются с мелочей. Не случайно в обиход вошла фраза «гегемония пустяков». Эта самая «гегемония» может подчас совершенно отравить жизнь.
      Мне как-то довелось беседовать с молодоженами, между которыми возник конфликт, приведший к решению о разводе. Мы попытались разобраться, в чем же причины конфликта. Оказалось, молодой человек, аспирант одного из вузов, не раз предупреждал свою жену, чтобы она не трогала книг и конспектов, лежащих в определенном порядке на его письменном столе. Но жена, убирая комнату, всякий раз забывала об этом. Начались обвинения в неуважении. Приходя домой, муж сразу же обращал внимание на свой стол, и, если память вновь подводила жену и она перекладывала книги и конспекты, возникали ссоры, с каждым разом носившие все более острый характер. На этой почве стали вырастать взаимные подозрения. Первоначальные причины ссор отходили на второй план, а на первый выступали уже совсем иные, надуманные, рожденные в пылу домашних распрей. Конечно, не обходилось без взаимных оскорблений, которые еще более углубляли конфликт.
      Не будем в данном случае скрупулезно доискиваться, кто здесь был прав, а кто не прав. В конечном счете не правы были оба, ибо позволили вырасти семейному конфликту на пустом месте, стали рабами «гегемонии пустяков». Ведь если бы больше такта, сдержанности и настойчивости проявил молодой супруг, он мог бы терпеливо разъяснять жене, что его требование к ней не было пустой прихотью, а непосредственно связано со стремлением облегчить процесс научной работы. Если жена сразу не могла постичь это, заставить себя обратить особое внимание на его требование, следовало бы проявить терпение, и, безусловно, конфликта бы не было.
      Этот случай, быть может, не совсем типичен, но он довольно верно иллюстрирует, к каким печальным последствиям могут привести ссоры из-за мелочей.
      Терпимость — ценное качество человека, если это понимать не как равнодушие, беспринципность. Многие люди живут в коммунальных квартирах, конфликты в которых давно стали одной из любимых тем сатириков и фельетонистов. И тем не менее почти каждый сумеет привести множество примеров добрых и сердечных отношений, которые складываются между соседями. Это, понятно, возможно лишь в том случае, если все (или подавляющее большинство) не просто тактичны и вежливы, но еще и с уважением относятся к интересам окружающих.
      И очень важно здесь нескупиться на добрые слова: они всегда приносят людям радость. Казалось бы, мелочь — поздороваться с соседом, но эта мелочь, вошедшая в привычку, становится стимулом для хорошего настроения.
      Пока не подсчитано, насколько уменьшается наша радость, когда в кино или в театре соседи громко комментируют каждый кадр, шуршат конфетными обертками, бросаются к выходу еще до окончания фильма, и т. д. …А жаль: такая статистика была бы весьма поучительна!
      Кино и театр — признанные культурные учреждения, где по рангу их требуется культурное же поведение. А что сказать про стадион? Как правило, поведение болельщиков оставляет желать лучшего.
      Конечно, воспитанный человек, как бы он ни «болел» за ту или иную команду, не станет с дикими воплями вскакивать с места, толкать соседей, подбрасывать шапку, истошным голосом кричать: «Судью на мыло!», освистывать неудачно сыгравшего игрока.
      Чувство меры — ценнейшее качество человека. И насколько приятнее стала бы наша жизнь, если бы каждому из нас оно никогда не изменяло.
      В этом смысле характерно поведение в местах для развлечений — например, на танцевальных площадках. Соблюдение правил хорошего тона здесь имеет особый, сокровенный смысл: танцы — это приобщение к искусству, к прекрасному, к тому, что облагораживает человека. И очень жаль, когда это приобщение принимает уродливые формы. Скажу откровенно: я не против твиста или липси как таковых. Я против того, что искусство танца порой подменяется кривлянием, исступленными телодвижениями, где нет места грации и красоте.
      На мой взгляд, те проявления дурного тона, невоспитанности, с которыми подчас приходится сталкиваться на танцевальных вечерах, связаны прежде всего с непониманием сущности танца, с отсутствием общей культуры — именно отсюда идет развязность некоторых юношей и девушек.
      Вроде бы дело вполне очевидное, каждому ясно: нельзя танцевать, держа в зубах папиросу, напевать в такт мелодии, как нельзя, скажем, в ресторане подзывать официанта стуком ножа о тарелку, но, к сожалению, такое и тому подобное до сих пор не редкость. Стало быть, мало знать правила этикета, нужно чувствовать внутреннюю потребность соблюдать их, и только в этом случае имеют смысл и сами правила.
      Взаимная вежливость — насущное требование нашей жизни, которую рее мы хотим видеть красивой.
      Сколько еще подчас портится нервов, сколько ненужных волнений приносят людям бескультурье, хамство, пошлость, цинизм! Хорошие манеры необходимы каждому. Если они станут внутренней потребностью, то помогут в значительной степени изменить человеческие взаимоотношения. В самом деле, представьте себе, что вы больше никогда не услышите грубость продавца в магазине, никогда не увидите бесцеремонного юнца, оскорбляющего прохожих в общественных местах, не почувствуете к себе невнимания, придя по делу в то или иное учреждение. Это значит, что исчезнут десятки поводов для плохого настроения, которое иногда порождается в нас грубостью и невоспитанностью. Хороший тон нужен для того, чтобы было удобно всем людям, чтобы им всегда доставляло удовольствие общение с окружающими. Он нужен для всех и для каждого. Вот почему культуру поведения надо воспитывать с детства, сохранять приобретенные навыки хорошего тона на всю жизнь.
      В предисловии к первому изданию этой книги старейший тогда коммунист планеты, один из создателей «Советской Энциклопедии», Герой Социалистического Труда, профессор Ф. Н. Петров писал:
      «Перед вами книжка о хорошем тоне. Нужна ли она? Не отдает ли от самого названия «хороший тон» чем-то мещанским?
      Ни в коем случае! Напротив, отрицать необходимость хорошего тона — это и есть показатель самого махрового мещанства и ханжества.
      Это действительно в высшей степени нужная книга, если принять во внимание, что современное понятие «хороший тон» — это не только нормы поведения в нашем советском обществе, но и кодекс коммунистической морали, и культура в самом широком смысле этого слова.
      Мне повезло: с юных лет я общался с людьми, которых смело могу назвать образцами воспитанности. Люди, главным делом которых была революция, всегда, при всех обстоятельствах были вежливы, подлинно благородны и внимательны к товарищам.
      А Владимир Ильич Ленин! Я познакомился с ним в 1900 году, и он сразу меня очаровал, как очаровывал всех, кто с ним соприкасался. Разговор наш был чисто деловой — о киевской революционной организации и о газете «Искра», которую Ленин тогда еще только собирался издавать за границей. Но я и до сих пор помню, что с первой минуты встречи я почувствовал, какой удивительно деликатный, глубоко воспитанный человек Ильич. Таким он был всю жизнь. Он мог в пух и в прах разгромить политического противника, но никогда не сказал ни одного грубого слова.
      Разумеется, мы воспитываем не «паркетных шаркунов» и не великосветских оболтусов. Однако хорошие манеры, хороший тон — это прекрасные и необходимые качества, которые надо прививать с младенческих лет».
      Ныне эти слова советского ученого, ветерана Коммунистической партии звучат как завещание современникам.
     
     
      БЫТЬ МОЖНО ДЕЛЬНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ И ДУМАТЬ О КРАСЕ НОГТЕЙ
     
      ОБ ЭТИКЕ И ТАКТЕ
     
      Если выучить наизусть все учебники хорошего тона и все инструкции о том, где как себя вести, воспитанным человеком не станешь. Воспитание — дело серьезное, кропотливое, длительное. И бывает очень досадно, когда весь этот культурный капитал разлетается вдребезги из-за того, что человеку забыли привить элементарные нормы поведения в обществе.
      Ведь трудно представить себе нашего, советского человека, который, придя в гости, положил бы ноги на стол. Что бы о нем подумали окружающие?
      Это, конечно, пример грубый и нетипичный. Но ведь со многим подобным мы, к сожалению, встречаемся в жизни нередко. И когда мы наблюдаем проявление невоспитанности в трамвае, в театре, на собрании, в ресторане, при дружеской встрече в гостях — одним словом, в обществе, обидно становится и за тех, кто допускает бестактность и грубость, и за тех, кто вынужден из-за этого страдать.
      Из правил, казалось бы даже мелких, которые должны в результате самовоспитания и самодисциплины стать привычкой, и складываются те нормы коммунистического общежития, без которых немыслим человек в наши дни.
      Разумеется, легче всего давать советы и рецепты. Но даже самые правильные из них смогут принести плоды только в том случае, если будут глубоко усвоены и крепко войдут в сознание.
      Начинать можно с малого. Общие правила поведения, внешней культуры обязательны для каждого воспитанного человека, усвоить их не так уж сложно. И тогда они могут привести к безукоризненным манерам.
      Было время, когда очень много стали писать на тему «Как себя вести». Иной раз журналы и газеты в одну и ту же субботу давали столько советов по поведению, что можно подумать, будто кругом ходят лишь обедненные воспитанием люди. Но если говорить серьезно, то, конечно, людей воспитанных, желающих и умеющих вести себя в обществе культурно, значительно больше, чем сознательных и несознательных грубиянов. Но тем не менее этикет — далеко еще не пройденный этап в воспитательной работе. Потому что, рассуждая практически, почти каждый хочет знать, как нужно вести себя. Но далеко не каждому удается восполнить пробелы в своих знаниях.
      У одних просто времени не хватает. Вторые в глубине души все-таки подозревают, что уж кто-кто, а они сумеют себя показать даже в самом «наисветском» обществе. А третьи справедливо, как им кажется, рассуждают, что, мол, с дипломатами иностранных государств им пиво пить едва ли придется.
      — Главное — быть тактичным, — сказал один из противников «хороших манер». — А все остальное приложится.
      Несомненно, такт — одно из основных качеств каждого культурного человека. Но, чтобы быть тактичным всегда и везде, необходимо знание основ культурного поведения, главных правил повседневного этикета.
      Репутацию человека бестактного заслужить легко. Стоит вам, например, похвастаться чем-либо перед своим собеседником или подчеркнуть, что вы занимаете значительно более высокое положение на служебной «лестнице», чем он. Или в семье, где недавно произошло трагическое событие, начать разговор об этом горе, бередить старую рану. Или напомнить немолодой женщине о ее возрасте. Или… Одним словом, таких примеров можно привести десятки. Не нарушая, казалось бы, никаких норм приличий, вы можете совершить сколько угодно промахов и заслужить репутацию невежливого человека, если вы будете вести себя бестактно.
      Часто говорят: «У него природный такт». Это означает, что воспитание, которое получил человек, среда, где он вырос, выработали у него чувство меры в поведении среди людей. Но в большинстве случаев бестактность — не столько признак невоспитанности, сколько нежелание контролировать себя.
      Бестактно говорить в публичном месте о том, что касается сугубо личных отношений — как ваших собственных, так и ваших друзей. Бестактно и низко читать чужие письма или подслушивать чужие разговоры. Заглядывать в замочные скважины закрытых дверей. И подглядывать в окна чужих квартир, даже если на этих окнах нет занавесок, даже если за этими окнами живут ваши друзья. Неприлично и бестактно навязывать свои вкусы кому бы то ни было.
      Если лично вам нравится какая-либо вещь, ну, допустим, лампа с ярким абажуром, то не надо охаивать все остальные. Ведь другому может понравиться что-то иное! Уважать чужие вкусы — один из законов такта.
      Бывает, что приходится общаться (в гостях, или на совещании, или в каком-либо публичном месте) с человеком, который вам неприятен. Будь вы с глазу на глаз, вы могли бы выяснить ваши взаимоотношения как угодно. Но вокруг вас люди, и им нельзя портить настроение только из-за того, что вы питаете к кому-то антипатию. Тактичный человек сумеет в этом случае избежать столкновения. Спокойствие, умение владеть собою тоже одно из основных правил тактичного человека.
      Этика, такт являются необходимой нормой для воспитанного человека.
      Иногда считают неэтичным поступком обычное нарушение правил приличия, бескультурье. Например, вы в дверях театра опередили женщину, не предложили ей пройти вперед, а сходя с автобуса, наоборот, уступили ей дорогу, то есть, вместо того, чтобы подать руку, помочь сойти со ступенек, предоставили ей самой прыгать на асфальт. Это достаточно некрасиво, но все же этика тут ни при чем.
      А вот, например, наушничество — неэтичный поступок. Или использование в своих (пусть даже благородных) целях чужой тайны. Или непрошеное вмешательство в чужие дела.
      Этика объединяет в себе и понятие такта, и то, что принято называть порядочностью. Без этики не может быть и вежливости и хороших манер. Лишенные этической основы, они превращаются в свою противоположность: помогают скрывать нечестные намерения и недостойные поступки.
      В дальнейших рассуждениях мы, разумеется, будем иметь в виду только истинно хорошие манеры, которые не скрывают за собою бесчестных и неэтичных поступков, так сказать, манеры без «двойного дна».
      Рассуждая о поведении в обществе и дома, нельзя забывать о том, что людям свойственны те или иные недостатки. И чаще собственные недостатки меньше бросаются в глаза, чем недостатки окружающих. Всем, конечно, известна пословица о соломинке в чужом глазу.
      Поэтому нужно проявлять известную терпимость, если вы, вооруженные кое-какими сведениями о правилах хорошего тона, замечаете, что кто-то этих правил не знает. (Проявите ваш такт!) Но это не относится к тем, кто нарушает настроение общества, кто злоупотребляет своим «правом» на незнание хороших манер.
     
     
      СЛОВО — СЕРЕБРО,
      МОЛЧАНИЕ — ЗОЛОТО
     
      КАК НЕ НАДО РАЗГОВАРИВАТЬ
     
      Статистика в наши дни, кажется, подсчитала уже все — от количества детей-близнецов до среднего числа витков в шелковом коконе. Разумеется, подсчитаны и определены в процентах и образ жизни человека, и его поведение — сколько в сутки тратится на сон, на еду, на разговоры. Сон, конечно, не в счет, нас интересуют дневные дела. А среди них больше всего времени уходит, как выяснилось, на разговоры:
      на деловые, семейные, дружеские, интимные, телефонные и просто болтовню.
      О речи, а точнее, о том, как разговаривать, и хочется поговорить поподробнее.
      Старая пословица «По одежке встречают, по уму провожают» в наши дни, когда проблема модной одежды перестала быть проблемой чисто экономической (модным быть легко!), нуждается в некотором уточнении. Лучше было бы ее сформулировать так: «По разговору встречают, по уму провожают». Потому что в большинстве случаев именно манера человека разговаривать позволяет судить о степени его культуры и воспитанности.
      Конечно, не каждый может поразить собеседника глубиной и оригинальностью своих суждений, да это и не обязательно. Просто стоит быть таким, каков ты есть на самом деле.
      Но следует помнить, что естественность поведения сама по себе достигается не так йросто. Первое время, пока это не вошло в привычку, не стало нормой, нужно постоянно контролировать себя, помнить о том, чего делать нельзя и что можно.
      Постепенно — и довольно скоро — вы сможете овладеть основными правилами вежливости в разговоре, и тогда ваша манера разговаривать в любых условиях и при любых обстоятельствах не будет раздражать собеседника, сделает общение с вами приятным.
      Прежде всего следует усвоить то, чего категорически— никогда, ни в коем случае!—не следует делать.
      Каждый знает, что непозволительно показаться в обществе небритым. Каждый знает, что нельзя публично кусать ногти, чистить их, громко сморкаться. Все эти действия способны лишь вызвать чувство брезгливости у окружающих.
      Но не каждый знает (а если знает, то почему так ведет себя?), что, находясь в обществе, нельзя быть мрачным, озабоченным, озлобленным. Если у вас плохое настроение или какие-либо неприятности, то зачем это демонстрировать!
      У вас испортилось настроение оттого, что пришедшие после вас гости вам неприятны? Сделайте вид, что ничего не произошло, или же уйдите — тихо, спокойно, лучше всего так, чтобы вашего ухода никто не заметил. Можете, улучив момент, сообщить о своем уходе хозяйке или хозяину дома, если это происходит не в общественном месте. Разумеется, следует найти для этого благовидный предлог.
      Бывает и так, что по дороге в гости или же в первые минуты пребывания на каком-нибудь вечере у вас изменилось настроение настолько, что не хочется даже разговаривать с окружающими, отвечать на их вопросы и т. д. Не будьте эгоистом: не портите настроение большинству — уйдите.
      Итак, настроение у вас хорошее, все идет заведенным порядком, вам приходится раскланиваться со знакомыми, обмениваться с ними рукопожатиями, перебрасываться двумя-тремя репликами.
      Следует помнить:
      Нельзя смотреть в сторону (даже если вы отыскиваете кого-то взглядом) в тот момент, когда вы адресуете хотя бы слово вашему мимолетному собеседнику: это будет воспринято как неуважение. Нужно смотреть собеседнику в глаза.
      Нельзя во время разговора гримасничать, кривить рот, морщить лоб и нос — это не только оскорбляет собеседника, но и делает вас смешным.
      Не надо произносить привычные слова с аффектацией — это может быть понято как намерение быть оригинальным во что бы то ни стало. Разумеется, бывает, что вам необходимо придать простым словам иной смысл (хотя бы в разговоре с очень близким человеком, который понимает вас с полуслова). Тогда на помощь вам придет нужная интонация (специально об интонации мы еще поговорим), ударный акцент.
      Не надо громко смеяться даже над самой удачной шуткой. Лучшая из манер — сдержанность: привлекать к своей особе всеобщее внимание неприлично.
      Не надо перебивать или прерывать собеседника: создается впечатление, что вы его не уважаете. Поставьте себя на его место, вам бы это понравилось?
      Большинство обращенных к вам вопросов, а особенно приветствия, требуют ответа. Здесь на каждом шагу вас подстерегают ловушки. Предположим, здороваясь с вами, малознакомый человек спросит:
      — Как поживаете?
      И вдруг вы вместо элементарно вежливых, как в данном случае и полагается, слов «спасибо, благодарю вас» (то есть спасибо за то, что вы интересуетесь моими делами) начнете излагать ему подробности о своих делах, о здоровье членов семьи и т. п., а в заключение потребуете, чтобы и он, в свою очередь, подробно рассказал о себе и незнакомой вам его семье.
      Разумеется, это нарушение правил поведения. Вы ставите себя в смешное положение, а собеседника — в трудное. Потому что вопрос «Как поживаете?» в данном случае был простой данью вежливости, формальностью, которая вполне уместна в общении с малознакомым человеком.
      Поэтому необходимо очень точно отличать вопрос, заданный в формально-вежливой форме (как, например, в вышеприведенном эпизоде), от вопроса, продиктованного живейшим участием в вас.
      Если в первом случае было ошибкой подробно и серьезно отвечать на простое «Как поживаете?», то на этот же вопрос, но заданный близким приятелем или старинным другом, не стоит отзываться формальным «спасибо, ничего, благодарю вас».
      Друга или человека, относящегося к вам хорошо и знающего вас давно, подобный ответ, несомненно, обидит. Ведь его интерес к вашей жизни продиктован самым искренним желанием знать о вас побольше, помочь вам, если это потребуется.
      На все вопросы, которые вам могут быть заданы, рецептов не напасешься, да этого и не требуется. Важно уяснить для себя основные, принципиальные положения.
      Народный артист СССР Николай Акимов в своей статье «О хороших манерах» («Эстетика поведения», изд-во «Искусство», 1965), подходя к вопросу о том, как должен общаться с окружающими культурный и воспитанный человек, писал:
      «Необходимо коснуться вопроса, который изучают в театральных школах, но который полезно знать всем и каждому, а не только актерам. Дело в том, что язык как средство общения людей состоит не только из слов, предложений, фраз и периодов, но и из той формы произношения слов и предложений, которая называется интонацией. Каждому актеру известно, что интонация сама по себе является могучим выразительным средством для передачи мысли, что одно и то же слово, сказанное с разными интонациями, приобретает и разный смысл…»
      И далее:
      «…Такие простые тексты, как одно слово «да», при помощи различных интонаций могут иметь самые различные значения — и вопроса, и утверждения, и признания».
      Николай Павлович Акимов говорил о том, что можно обидеть не текстом, не словом, а лишь самой интонацией. Ссора и перебранка могут возникнуть и от того, как будет произнесено самое, казалось бы, невинное слово. Потом, когда начинают доискиваться до корня ссоры, то с удивлением вспоминают, что никаких обидных слов в действительности произнесено не было. А отчего же тогда сыр-бор загорелся? Как ни парадоксально, от интонации! Каждый, наверное, может вспомнить множество подобных примеров.
     
     
      ПО УЛИЦЕ МОСТОВОЙ
     
      КАК НЕ НАДО ВЕСТИ СЕБЯ НА УЛИЦЕ
     
      В последнее время слово «внешность» часто употребляют в самом узком значении — относя его лишь к лицу, к прическе.
      — Мне нравится его внешность, — говорит девушка своей приятельнице, покупая фотографию известного киноактера.
      Но «внешность» — понятие более широкое.
      Культура поведения начинается с опрятной внешности. Это значит, что «человек с хорошими манерами» обладает и соответствующим внешним видом, и умением согласовать, соразмерить проявление своих эмоций с правилами приличия. Только малокультурный человек выйдет на улицу в рваной обуви, в грязном костюме или запачканном платье. Вспомните, что старые русские традиции требовали к выходу на улицу готовиться «со тщанием и без торопливости», ибо показаться неряхою перед земляками и перед заморскими или иностранными гостями считалось большим проступком. Иван Грозный нескольких московских богатеев за неряшество в костюме бил нещадно, так как, по его мнению, вид этих людей мог быть истолкован иностранными гостями превратно, они могли подумать, что москвитяне неряхи.
      На опрятность своих придворных обращал внимание Петр I. Вот один из его указов:
      «Замечено, что жены и девицы, на Ассамблеях являющиеся, не зная политесу и правил одежды иностранной, яко кикиморы одеты бывают. Одев робы и фижмы из атласу белого на грязное исподнее, потеют гораздо, отчего зело гнусный запах распространяется, приводя в смятение гостей иностранных.
      Указую, впредь перед Ассамблеей мыться в бане с мылом со тщанием и не только за чистотой верхней робы, но и за исподним также следить усердно, дабы гнусным видом своим не позорить жен российских».
      Поучительно, не правда ли?
      Конечно, в трудные времена, скажем, в годы войны, нелепо было бы требовать опрятной внешности от рабочих, отстоявших две, а то и три смены у станка. Но тяжелые времена давно миновали, и в наши дни требования опрятности могут быть предъявлены каждому человеку, и в этом нет ничего необычного — таковы нормы современного социалистического общежития.
      Перед выходом из дому проверьте свои карманы: не забыли ли вы чего-нибудь?
      Если вы носите головной убор, проверьте, как он надет. Если вы ходите с непокрытой головой, посмотрите, как вы причесаны. Ботинки или туфли всегда должны быть вычищены. Брюки — выглажены.
      Особенно тщательно должны следить за своим внешним видом девушки и молодые женщины, так как они на улице постоянно в центре внимания.
      Женщинам и девушкам следует учитывать, что никакой косметический «ремонт» (подкраски, подтушевки и др.) на улице не производится. Так же категорически запрещается (если вы хоть мало-мальски заботитесь о своей репутации) поправлять на улице чулки, причесываться, исправлять в одежде то, о чем вы не могли позаботиться заблаговременно.
      Это весьма важное замечание для поведения культурного человека на улице. Следует двигаться с той скоростью, с которой движется поток пешеходов на данной магистрали. Если вы будете шагать медленнее, вас станут толкать, вы будете мешать тем, кто вас нагоняет. Если вы станете проявлять излишнюю резвость, то помешаете тем, кто идет впереди, при обгоне не обойдется без толчков, без обид.
      На улице следует быть не только вежливым, но и наблюдательным: не забывайте уступить дорогу идущей навстречу женщине, особенно если женщина с ребенком. Понятно, что следует оказывать такое же уважение и пешеходам старше вас по возрасту.
      Не надо делать вид, будто вы не заметили старика или женщину с большим числом пакетов, которые хотят пересечь улицу. Им следует помочь. Всегда необходимо предложить свои услуги женщине или пожилому человеку, которые несут тяжелый груз.
      Теперь несколько советов более сложных, потому что они касаются наиболее трудного вопроса поведения на улице — общения с людьми.
      Если вы идете с кем-либо, встречаете знакомого и заводите с ним разговор, то можно и не представлять знакомому вашего спутника. В этом случае вашему спутнику следует стать поодаль. Однако если вы почувствуете, что разговор затягивается, то следует подозвать своего спутника и познакомить его с тем, с кем вы разговариваете. В случае же, если вы не хотите почему-либо представлять своего спутника, то предложите ему двигаться потихоньку вперед, с тем, чтобы вы его потом могли легко догнать.
      Если вашим спутником является женщина, то вступать в беседу с теми, кого ваша спутница не знает и кому вам не хочется ее представлять, не следует, достаточно ограничиться приветствием.
      Если же ваша спутница захочет сказать кому-то из своих знакомых несколько слов, то она должна извиниться перед вами, а вы — отойти на несколько шагов в сторону, на расстояние, которое гарантирует, что вы не услышите их разговора. Когда женщина закончит разговор со своим знакомым, вы также обязаны поклониться ему. Женщина имеет право не представлять своим спутникам или спутнику повстречавшихся ей знакомых.
      Если вы идете один и хотите с кем-то из встретившихся людей поговорить, то не останавливайтесь, а лучше идите вместе со своим знакомым, составьте ему компанию. При этом следует учитывать два обстоятельства: это следует делать лишь в том случае, когда ваш знакомый или старше вас, или весьма уважаемый и занятой человек.
      Если вы твердо уверены, что ваше общество ему не в тягость, прежде чем сопровождать его, попросите разрешения или спросите, не мешаете ли вы ему.
      Старайтесь не курить на улице — особенно категоричен этот запрет для женщин и девушек.
      Кажется, нигде в мире мороженое не пользуется такой популярностью, как у нас. Его продают чуть ли не на всех углах и летом и зимой. Но это не значит, что, купив пачку мороженого, вы можете лакомиться им на ходу. Если уж вы решили не нести его домой, станьте в сторонку и съешьте. И уж совсем недопустимо есть его в вагоне метро или трамвае, в автобусе или троллейбусе: не исключено, что вы кого-нибудь можете испачкать.
      Не надо кричать через улицу, если вы заметили знакомого на противоположной стороне тротуара. Не читайте на ходу — это комично.
      Идти троим или четверым в ряд можно лишь в том случае, если вы никому не мешаете. Женщину всегда ведите справа так, чтобы вы были между нею и проезжей частью улицы. (Этот совет не относится к военным, потому что правая рука у них всегда должна быть свободна.)
      На улице неприлично обращать внимание на прохожих. Например, шагает человек баскетбольного роста (два с чем-то метра), и все на него смотрят. Это в высшей степени неприлично — глазеть на кого-либо или что-либо из ряда вон выходящее. Преувеличенным вниманием вы не только смущаете и стесняете великана, но и показываете свою невоспитанность.
      Не надо фиксировать внимания на людях, у которых могут быть какие-то непорядки в одежде или на лице следы каких-то болезней, ранения. В таких случаях человек воспитанный старается делать вид, что он ничего не заметил.
      Стоит ли здесь специально говорить о том, что любой мужчина обязан оградить женщину от хулиганства? Да и не только женщину.
      Не уподобляйтесь молодому человеку, который написал в «Литературную газету» такое письмо:
      «Дорогая редакция! Гуляя с девушкой по парку, мы встретили хулигана, который вел себя очень нехорошо. Мы свернули в другую аллею, и в конце концов нам удалось от него скрыться. Но теперь я думаю, как поступить, если нам еще раз встретится такой хулиган? Ударить его? Или убежать? Посоветуйте».
      Редакция ответила ему шуткой: «Ударить и убежать».
      Но шутки в сторону. Мы еще раз напоминаем мужчинам: будьте рыцарями, ограждайте ваших спутниц от оскорблений. И не только спутниц: все наше общество должно быть избавлено от хулиганов.
     
     
      ТЕАТР УЖ ПОЛОН, ЛОЖИ БЛЕЩУТ
     
      В ТЕАТРАХ И КИНО
     
      «Точность — вежливость королей» — гласит французская поговорка. Это, однако, совсем не означает, что остальные могут быть неточными. Точность — одно из ярких проявлений вежливости. Особенно когда речь идет о театре и кино: ведь спектакли и фильмы начинаются в точно определенное время, и опоздавший сразу же ставит себя в неловкое положение.
      Однако иногда случается так, что опоздание происходит не по вашей вине (ЧП на транспорте, задержка на работе, недоразумение). Как быть?
      Проникая в зрительный зал в то время, как действие спектакля или фильма уже началось, вы вольно или невольно мешаете зрителям. Следовательно, вы должны сделать все от вас зависящее для того, чтобы мешать им как можно меньше.
      В большинстве театров после третьего звонка вход в партер запрещен, опоздавших пускают на балкон. Ведите себя в таких случаях возможно тише. Встаньте недалеко от входа и стоя смотрите спектакль до антракта.
      Если есть свободные места, то, разумеется, вы можете занять только то, которое ближе всего к вам, чтобы не беспокоить других зрителей. Если мест нет, а вы пришли вовремя и сидите недалеко от входа, а среди опоздавших есть женщины, то вы должны уступить одной из них свое место. Все это лишь при одном условии: ваши перемещения должны происходить бесшумно. Если ваши действия могут потревожить зрителей, то не совершайте их.
      Если вы идете в театр с женой или знакомой, то проходите через контроль первым и предъявляйте билеты. В ложу вы можете войти, когда в зале уже начнет гаснуть свет. В партере, амфитеатре, бельэтаже нужно занимать свои места не позже третьего звонка.
      Очень часто, если ваши места не с краю, вам приходится беспокоить тех зрителей, которые уже сели на свои места. Они должны пропустить вас. Причем, если проход узок, мужчины встают, а женщины могут не вставать.
      Первым по ряду идет мужчина. Здесь есть одна тонкость: до начала спектакля вы проходите по ряду лицом к сидящим зрителям, спиной к сцене. Но уже после первого антракта вы должны — из уважения к игре актеров (и в том случае, если среди сидящих зрителей нет ваших знакомых) — проходить лицом к сцене.
      Разумеется, в театре у вас могут оказаться знакомые. Ради них вы со своих мест не вставайте. Рукопожатием обмениваетесь лишь в том случае, если расстояние между вами не превышает протянутой руки. Обычно обмениваются легкими поклонами — никаких разговоров через головы сидящих, никаких выкриков.
      В антракте вы можете остаться на своем месте или выйти из зала, как вам будет удобнее.
      В фойе, курительных комнатах, буфете и вестибюле вы при встрече со знакомыми ведете себя, как при встречах на улице, — этому способствует и то обстоятельство, что во время антракта принято прогуливаться по фойе, размяться после долгого сидения.
      Прогуливаться в фойе под руку не стоит.
      Мужчине лучше не оставлять свою спутницу одну даже в зале, на месте. Если она не изъявляет желания выйти на время антракта в фойе, он должен остаться с нею.
      Если к женщине подходит знакомый, то она не обязана знакомить его со спутником. Мужчины просто обмениваются поклонами.
      Но если знакомый подходит к мужчине, то он должен встать. Если знакомый сразу же уйдет, то его необязательно представлять спутнице. Если же он, нарушив правила хорошего тона, сам попросит представить его спутнице, то не стоит показывать, что его бестактность затронула вас, — выполните просьбу.
      Не надо перед началом представления или в антракте рассматривать окружающую публику в бинокль. Это неприлично. Бинокль служит лишь для того, чтобы лучше рассмотреть происходящее на сцене.
      Не надо во время спектакля высказывать вслух свое мнение о драматурге, о постановщике и актерах, даже если это очень хорошее мнение. Потерпите до антракта.
      Если вам спектакль не понравился, не аплодируйте. Но никакими другими действиями не выражайте своего недовольства.
      Если же вы искренне благодарны театру и актерам, то аплодируйте сколько хотите, но не привлекайте к себе внимания других зрителей, которые могут подумать, что вы ведете себя слишком аффектированно и поэтому не вполне искренне.
      Опасайтесь людей, которые стремятся показать себя знатоками и стараются рассказать вам заранее содержание пьесы или кинофильма. И конечно, не уподобляйтесь им.
      Никогда не бросайтесь из зала в раздевалку при последних словах актера или при первом движении финального занавеса.
      Мало того, что вы мешаете другим зрителям, которые хотят не только проследить за действием до конца, но и аплодировать актерам, вы подчеркиваете свое неуважение к театру, к исполнителям.
      Неуважение к театру и его труженикам может выразиться и в том, что вы пришли в театр с кашлем или насморком. Кашель, чихание, сопение — нет ничего страшнее для актера, который может принять эти звуки как признаки равнодушия зрителя. А равнодушный зритель, «плохой зал», как говорят актеры, всегда сказывается на качестве исполнения, на всем спектакле. А скольких зрителей вы заразите гриппом? Где уж тут говорить о культуре поведения!
      Особенно часто приходится сталкиваться с шумом в кино. Полная темнота зала надежно скрывает нарушителей тишины. Во всяком случае, им так кажется.
      В кино же еще можно часто услышать шуршание конфетных бумажек, взвизгивание и хихиканье, реплики, никакого отношения к фильму не имеющие.
      При посещении кино следует руководствоваться теми же правилами, что и при посещении театра. Обычно в кино не аплодируют (это не относится к фестивальным просмотрам и различным кинопраздникам, когда аплодируют даже во время демонстрации картины).
      Как бы вас ни увлекало действие на сцене или на экране, никогда не забывайте о том, что вы не один, всегда помните, что вы в общественном месте и от вас во многом зависит хорошее настроение окружающих вас людей.
     
     
      ПОЗВОЛЬТЕ ПРЕДСТАВИТЬСЯ
     
      КАК НЕ НАДО ЗНАКОМИТЬСЯ
     
      Легко ли вы знакомитесь с людьми?
      Для некоторых это самое трудное — знакомиться. Может быть, вы видели человека много раз, но никогда словом с ним не обмолвились и даже не раскланивались. И вот теперь вам почему-либо необходимо с ним поговорить. Как быть?
      Положение и в самом деле затруднительное, хотя на первый взгляд кажется, что ничего нет проще: человек хочет познакомиться с человеком.
      Но правила приличия связывают вас: неудобно, неловко просто так подойти на улице к незнакомому, а тем более к незнакомой и сказать: «Я хочу познакомиться с вами». Он или она будут правы, если ответят: «А я не хочу…» Красиво получится!
      Представьте, как бы это выглядело, если бы какого-нибудь. известного артиста или спортсмена на улице окружили поклонники и каждый просил бы знакомства.
      Для того чтобы войти в контакт с человеком, который вам незнаком, нужны определенные обстоятельства. Если вы часто сталкиваетесь с ним на улице, в метро или троллейбусе, в магазине, то всегда может представиться случай завязать разговор, обменяться репликами.
      Поводом для контакта может стать какая-нибудь мелкая услуга, проявленное вовремя внимание. Бывают случаи, когда контакт устанавливается сам собой: вы встретились по какому-либо делу или вам необходимо поговорить о чем-либо, только что вместе увиденном, и т. д. Но во всех случаях вам придется познакомиться, то есть представиться друг другу. Конечно, смешно представляться только для того, чтобы попросить спичку, или для того, чтобы узнать, где расположена ближайшая столовая. Или в том случае, когда вы просите стоящего рядом с вами человека передать кондуктору монету за трамвайный билет.
      Итак, как же представляться, когда вы знакомитесь?
      Первым всегда называет себя мужчина (если представляются женщине). Для молодой женщины допускается исключение: пожилому мужчине или очень уважаемому человеку она может представиться первой. Младший мужчина представляется старшему. Когда вам представляют кого-либо, то отказ от знакомства (особенно в присутствии других людей) равносилен оскорблению. Это может вызвать определенную реакцию окружающих, испортить всем настроение, даже сорвать вечер или встречу. Поэтому, когда вас представляют человеку, знакомство с которым вам не по душе, будьте сдержанны, не проявляйте эмоций.
      Если вам приходится представлять кого-либо, то следуйте таким правилам: того, кого представляете, характеризуйте кратко, но достаточно емко, чтобы всем было ясно, кого с вами знакомят.
      Например:
      — Разрешите представить вам моего коллегу, мастера спорта Николая Демченко.
      Или:
      — Прошу вас познакомиться с нашим гостем журналистом Николаем Корабихиным.
      Еще вариант:
      — Позвольте представить вам жену моего друга Анну Дмитриевну Каструбину!
      Если народа много, то представляемый делает два-три легких кивка головой, а вы знакомите его лишь <с двумя-тремя товарищами, которые находятся ближе других.
      С остальными, если ему это нужно, он уже может знакомиться сам, ибо официально им представлен.
      Нужно избегать неправильных, так называемых неполных представлений.
      Не надо знакомить людей так:
      — Мой друг Вася!
      Или:
      — Позвольте познакомить вас с Иваном Ивановичем!
      Неполное представление обижает представляемого и не дает возможности окружающим сориентироваться.
      Исключение из данного правила лишь одно: когда вы представляете обществу человека, которого все знают (знаменитого ученого, спортсмена, актера), но с которым еще не знакомы официально.
      Не надо представляться друг другу по имени. И напротив, своих членов семьи не представляйте по фамилии, а лишь по имени. Исключения делаются лишь в том случае, когда ваши родственники (сестра, дочь) носят другую фамилию.
      Если вы знакомите своего родственника с кем-нибудь, то всегда его представляйте первым.
      Всегда можно переспросить фамилию того, кого вам представляют, если вы ее не расслышали. Гораздо хуже, если в разговоре с новым своим знакомым вы ее перепутаете.
      Если вам хочется с кем-либо познакомиться (в гостях или на собрании, на вечере и т. д), то старайтесь разыскать общих знакомых и попросите вас представить. Это самый простой и самый удобный способ.
      Если не найдется знакомых, то можете представиться сами — это знакомство не уличное, вы находитесь в одном обществе, в одной компании, так что ничего зазорного в этом нет.
      Женщине это сделать труднее: не принято, чтобы она сама представлялась. Поэтому, если мужчина видит приближающуюся к нему незнакомую женщину, он должен представиться первым.
      «Очень приятно», — говорит, услышав вашу фамилию и протягивая руку, тот, кому вас представили.
      После такой реплики вы имеете право завести разговор на любую тему: ведь эти слова не что иное, как поощрение к продолжению знакомства.
     
     
      НЕ ДОРОГ ПОДАРОК, ДОРОГА ЛЮБОВЬ
     
      КАК НЕ НАДО ДЕЛАТЬ ПОДАРКИ
     
      Обычай делать подарки прочно вошел в наш быт. Кроме семейных дат (день рождения, годовщина свадьбы, получение диплома и пр.), «подарочными» днями давно уже стали общенародные праздники (например, Восьмое марта), многие календарные даты (Новый год) и т. д.
      Принято делать небольшие подарки родственникам и близким знакомым, когда приезжаешь из заграничного или иного путешествия (такие подарки называют сувенирами); принято захватывать с собою для подарков какие-нибудь приятные мелочи, когда вы идете в гости в семью, где дети; всегда уместен букет цветов для хозяйки дома, куда вы приглашены.
      Подарок ценен не его денежной стоимостью. Подарок — это прежде всего знак внимания, дружбы, любви, восхищения. И как такой знак он неотъемлемая часть вежливости, одно из наиболее характерных ее проявлений.
      Запомните: желание сделать приятное всегда ценнее желания поразить кого-либо своей щедростью. И еще одно правило: не надо дарить то, что вам самим не нравится.. Даже в том случае, когда вам кажется, что подарок, который вам лично не по вкусу, может понравиться тем, кому вы его предназначаете.
      В старых учебниках хорошего тона раздел, посвященный свадьбам, разрабатывался особенно тщательно. Первая годовщина считалась «бумажной» свадьбой, вторая — «стеклянной», десятая — «фарфоровой», пятнадцатая — «бронзовой», двадцатая — «хрустальной» и т. д.
      Иногда еще приходится встречаться с празднованиями и «фарфорового» юбилея, и «бронзового», и «хрустального», поэтому нелишне знать и об их существовании. Но в наши дни особенно распространены «серебряная свадьба» — 25 лет совместной жизни супругов, «золотая свадьба» — 50 лет.
      В наши дни неоднократно отмечались и столетние юбилеи совместной жизни супругов. Зарубежные журналисты назвали такие вековые юбилеи «советскими», ибо в СССР таких столетних юбилеев было больше, чем во всем остальном мире.
      Однако не надо попадать под гипноз красивых символов: в «серебряную свадьбу» не обязательно дарить только серебряные изделия, а в «золотую» — золото.
      Вот мы и подошли вплотную к проблеме: что дарить?
      Несколько общих обязательных правил, которые следует усвоить.
      Не надо дарить дорогих вещей. Во всяком случае, таких, какие вам явно не по карману. Этим вы ставите в неудобное положение того, кому преподносите дорогой подарок.
      Не надо (если вы не стеснены в средствах) отделываться каким-либо пустяком: вы можете прослыть скрягой.
      Нельзя дарить деньги. Это похоже на подачку и может серьезно обидеть. Хорошо, если подарок — сюрприз. Но этот сюрприз должен быть приятной неожиданностью, то есть удовлетворить желание или вкус того, кому он предназначен. Запомните: плохой подарок хуже, чем отсутствие подарка.
      Для того чтобы не попасть , впросак, не сделать стандартного подарка, такого же, какой принесут еще двое или трое дарителей, следует произвести своеобразную разведку: узнать каким-либо образом желание юбиляра, быть уверенным в том, что подарок придется ему по вкусу, и знать хотя бы приблизительно намерения других.
      Когда отмечается новоселье или регистрация брака, то нельзя дарить малопрактичные вещи. Лучше всего договориться с другими приглашенными (если вы их, конечно, хорошо знаете), чтобы избежать дублирования подарков или устроить складчину и купить что-то весомое, необходимое в обиходе, — телевизор, холодильник и т. д.
      Нельзя допускать, чтобы подарок опоздал, то есть пришел не вовремя. Старая пословица утверждает не зря: «Красно яичко к красному дню». Например, нелепо выйдет, если подарок будет вручен юбиляру через неделю после празднования.
      Можно вручить подарок накануне юбилея, если у вас есть какая-либо уважительная причина — срочный отъезд, невозможность быть на самом праздновании.
      Если уж так случилось, что подарок ваш опоздал, то непременно в письменной форме объясните причину опоздания и попросите извинения.
      Итак, что дарить?
      Подарок выбирается в зависимости от того, кому его нужно дарить — другу, родственнику, знакомому.
      Близким родственникам можно дарить что-нибудь из предметов одежды, различные хозяйственные вещи. В этих случаях допускается очень широкий выбор. Муж может даже выбрать подарок для жены вместе с нею, мать — с дочерью и т. д.
      Чем дальше родство, чем менее вы близки с человеком, тем труднее выбор подарка. Если родственнице вы можете поднести чулки, перчатки, шляпку, то девушке, с которой вы просто знакомы, этого дарить нельзя. Женщина может подарить близкому родственнику мужчине различные курительные принадлежности, табак, вино, галстук, свитер, рубашку. Дальним родственникам дарить предметы туалета нельзя.
      Все остальные подарки делятся на две категории: сувенирные (книги, бумажник, кошелек, ручка, брелок и другие мелкие предметы) и ценные (ваза, сервиз, скатерть с салфетками, художественные и кустарные изделия и т. д.).
      Выбор подарка зависит от вашего вкуса и от состояния вашего кошелька. Знакомым выбираются подарки тоже в зависимости от того, насколько вам эти знакомые люди близки. Универсальным подарком являются цветы. Их можно преподносить кому угодно, когда угодно. Но не надо, например, приходить с цветами на большой званый обед или банкет. На прием, который дается в ресторане по случаю годовщины какой-либо даты или дня рождения, тоже не принято являться с букетом. Дело в том, что хозяйка приема не может в этих условиях сохранить ваш букет до конца празднества и, не позаботившись о вашем подарке, поневоле обидит вас.
      К подарку, если он готовится к «тематической» дате (Новый год, Восьмое марта, Первое мая), рекомендуется приложить или соответствующую открытку, или маленькую фигурку Деда Мороза, веточку мимозы, миниатюрный флажок и т. п.
      Если подарок делается через третье лицо (тяжелую вещь может принести рассыльный, из другого города подарок может прийти с оказией), то необходимо к нему приложить письмо или хотя бы записку в несколько строк с личным поздравлением и сожалением, что нет возможности поздравить юбиляра лично.
      В последнее время стало общепринятым дарить книги. Это хороший обычай, но он требует, как говорится, знания предмета.
      Книгу нужно выбирать очень тщательно, зная приблизительно хотя бы, что именно из книг может обрадовать того, кому вы хотите сделать подарок. Никогда не дарите книг, содержание которых вам неизвестно.
      Кроме того, еще одно непременное правило: никогда не надписывайте книг. Надписывать книгу имеет право только ёе автор. Можете вложить в книгу красочную открытку со словами поздравления.
      Вопрос «как дарить» тоже немаловажен. Ведь можно одну и ту же вещь преподнести так, что на нее и внимания не обратят, и так, что она произведет нужный эффект. Вручать подарок следует без излишней аффектации, просто, скромно, с достоинством. Не надо забывать: дело не в подарке, а в вашем внимании, в вашем отношении к тому, кого вы поздравляете или приветствуете.
      Не оставляйте в подарке кассовый магазинный чек, не распространяйтесь о стоимости подарка.
      Надеюсь, вы не будете указывать хозяину или хозяйке, как им с вашим подарком поступить («Поставьте эту вазочку вон на ту полочку — будет очень красиво!»), они сами разберутся, что к чему.
      И конечно, вы не станете подчеркивать трудностей, с которыми вам пришлось встретиться, доставая этот подарок («А книга-то эта, знаете, какая редкая — весь город обегал…»).
      Не следите за тем, куда хозяева кладут ваш подарок — он уже стал их собственностью, и они могут делать с ним что хотят. Не вручайте цветы в бумаге: ее следует убрать заранее. Букет держать в левой руке, правая должна быть свободна.
      Как ни странно, но многие не умеют принимать подарки, чем глубоко обижают дарителей.
      Любой поднесенный вам подарок вы должны тотчас же развернуть, а не откладывать его небрежно в сторону. Ваше безразличие может быть принято дарителем за пренебрежение и надолго испортит ему настроение.
      Нельзя кидаться из одной крайности в другую: преувеличенно радоваться всему, что приносят, громко комментировать каждый подарок («Ах, какая прелесть! Ах, как замечательно! Изумительно! Как я вам благодарна!» и так далее) или едва глядеть на дарителя, выжимая из себя вежливую улыбку, и бормотать нечто нечленораздельное.
      Нужно вести себя ровно, стараясь как можно радушнее (но без сильных эмоций) приветствовать каждого дарителя, поблагодарить его. И дорогой подарок, и бесхитростный сувенир следует принимать с одинаковой сердечностью.
      Если для подарков приспособлен специальный столик, то их следует разложить на нем. Если же такого места нет, то подарки уносят куда-либо. Не рекомендуется их тотчас же расставлять по всей комнате или по квартире: ведь при такой спешной расстановке одни предметы могут быть удачно поставлены, другие не совсем.
      Точно так же нельзя пускать их в дело (речь идет об утилитарных подарках): если вдруг окажется, что преподнесенная вам соковыжималка или электромиксер не работают, то этим вы весьма смутите дарителя и сделаете его мишенью для шуток. Когда же это выяснится на следующий день, в обыденной обстановке, вы сможете обменять в магазине неисправный прибор на работающий. Разумеется, адрес магазина надо разузнать подипломатичнее, например, так: «Моя сестра хочет приобрести точно такую же вещь, где вы ее купили?»
      А подаренные цветы вы непременно поставите в вазу, отложить их куда-нибудь нельзя. Для этого лучше иметь наготове несколько ваз. Вазы с цветами можно расставить в присутствии гостей.
      Если гость особенно приятен хозяйке и она хочет выразить ему свое внимание и благодарность, то она может вынуть из подаренного им букета один цветок и прикрепить его к платью. (Примечание: при муже или женихе этого делать не рекомендуется, чтобы не задеть их чувства. Конечно, если букет подарен родственником или подругой — это другое дело.)
      Если кто-либо явится без подарка, то приветствуйте его так же сердечно, как остальных. Поблагодарите его за то, что он оказал вам внимание своим визитом, употребите весь свой такт для того, чтобы не обидеть гостя, чтобы он не почувствовал своей оплошности.
      Случается иной раз, что двое или трое гостей пришли с одинаковыми подарками. Ни в коем случае они не должны заметить вашего иронического отношения или недовольства. Более того, сделайте так, чтобы они сами не были смущены этим обстоятельством — постарайтесь спрятать все подарки-близнецы.
      Не надо огорчаться и в том случае, если даже подарок очень вам не по вкусу. Даритель ничего не должен заметить. Помните: он, выбирая подарок, думал о том, чтобы сделать вам приятное. Он не виноват, если его замысел не удался.
      Еще один случай, довольно сложный: по каким-либо причинам вы не можете принять подарка.
      Таких причин может быть много. Например, высокая стоимость самого подарка (особенно когда вам известно, что даритель находится в стесненном материальном положении), или неуместность подарка, или бестактность его.
      Бывает и так, что именно от данного человека вы не хотите, даже не вправе принимать подарка, а он все же его принес.
      Во всех подобных случаях нельзя отделываться простыми восклицаниями вроде: «Нет, я не могу этого принять!» или «Нет, нет, что вы, оставьте себе!» Такие возгласы — прямой путь к скандалу. Отказаться надо решительно, но аргументированно, так, чтобы даритель мог выйти из этого щекотливого положения с наименьшими моральными потерями. Непременно нужно объяснить причину отказа. И обязательно присовокупите, что вы благодарны за внимание.
      И в заключение еще несколько общих, так сказать, «стратегических» советов.
      Не надо без чрезвычайных причин прекращать делать подарки кому-либо, если вы перед этим их регулярно делали.
      Если вы с кем-либо поссорились, то не искупайте своей вины подарком: сначала попросите прощения или ликвидируйте ту причину, из-за которой произошла ссора, а уж потом думайте об уместности подарка.
      (Примечание: если все же, несмотря на принятые извинения, подарок будет отвергнут, значит, восстанавливать с вами добрые отношения не желают.)
      Если в течение года есть возможность делать небольшие подарки тому или иному лицу к разным датам, то это лучше, чем единственный, пусть даже дорогой подарок за весь год. Регулярные небольшие подарки красноречиво доказывают ваше постоянное внимание и вашу заботу.
      (Арабская пословица: «Лучше дарить любимой каждый день по цветку, чем сразу все цветы в одном букете».)
      И еще необходимый совет: никогда не откладывайте приобретение подарка на последний день. О подарке нужно подумать заблаговременно. Тогда его оригинальность и уместность будут гарантированы.
     
     
      КАК НЕ НАДО ВЕСТИ СЕБЯ ДОМА
      И В СЕМЕЙНОМ КРУГУ
     
      «Вежливый человек должен относиться к своей жене так же, как к любой незнакомой женщине, только в десять раз вежливее». Это сказал Бернард Шоу, мастер на всяческие парадоксы и афоризмы. Но хоть это утверждение и звучит кое для кого странно, основной принцип хорошего тона в семейном кругу: дома нельзя вести себя по принципу «как хочу, кому какое дело?», наоборот, именно поведение в домашней обстановке является основным экзаменом на степень воспитанности.
      Если бы велась статистика причин разводов (она ведется, но, на наш взгляд, недостаточно подробно), то выяснилось бы, что большой процент распавшихся семей составили люди, не умеющие вести себя дома, не освоившие азов сосуществования, а говоря попросту, недостаточно овладевшие культурой поведения.
      «Арифметика семейного счастья» (терминология арабского журналиста Ахмеда Рагба — о нем еще будет говориться в этой главе) на деле оборачивается не арифметикой, а высшей математикой.
      Оказывается, мало одной любви для полного счастья. И даже любви плюс общность интересов, плюс сходство характеров. На этих трех китах долгое время стояла наука о счастливой семейной жизни, но, как показывает время, всего этого еще мало. К этим «китам» нужно прибавить еще два: взаимопонимание и умение вести себя.
      Хорошо, если один из супругов обладает, как говорится, особой чуткостью души или чувством врожденного такта, тогда семейная жизнь может протекать в правильном русле, не выходя из берегов.
      На каком-то этапе взаимная любовь сама по себе заменяет супругам и такт, и хорошие манеры. Но недостаток культуры поведения со временем непременно скажется на семейной жизни.
      Именно дома проявляется истинная степень внутренней культуры. Семья — это коллектив. И в ней действуют все основные законы хорошего тона: уважение к старшим, учтивое и предупредительное отношение друг к другу и особенно к женщине.
      Но к этим положениям прибавляется и еще одна заповедь: если вы не хотите, чтобы дети повторяли ваши ошибки, не делайте или по крайней мере старайтесь не делать этих ошибок.
      Родители — пример для детей. (Разумеется, при условии, что родители занимаются воспитанием по-настоящему.) О воспитании детей в семье написаны горы книг, и нам не стоит углубляться в смежную тему. Нас интересует сейчас лишь один из элементов воспитания — хорошие манеры. О необходимости знакомить детей с ними никто не спорит. Только каждый делает это по-своему, в меру своих сил и своего педагогического опыта. Повторение — мать учения, поэтому хочется повторить слова: воспитание должно основываться на собственном примере. Если вы, грубо говоря, сами постоянно кладете ноги на стол, а ребенка учите, что так делать нельзя, — грош цена вашим наставлениям.
      Нельзя допускать в семье такого положения, когда «младшенькие» пользуются официальной и гласной поблажкой родителей в ущерб старшим. Младшие должны уважать старших независимо от того,, дедушка это или старший братишка. Во всех случаях младшие обязаны слушаться старших. Если и оказывается младшим некоторое снисхождение, то делается это предельно тактично, без обиды для старших детей.
      Уважение к возрасту — проблема не отцов и детей, а скорее дедушек и бабушек. Деды и бабушки стали нынче хранителями семьи: очень часто на них, как на легендарных атлантах, держится весь свод, вся махина домашнего быта.
      Вспомним, как в старину на Руси почитали родителей, почитали старость. Уважение к старшему было великолепной традицией. Недаром старшему всегда оказывалось особое уважение, он имел преимущество перед младшими и в быту, и за пиршественным столом. и на собрании во время обсуждения важных дел.
      Отсюда и пошел обычай, а от него — одна из основных аксиом культуры поведения. Почитание старших — святая заповедь у всех народов. Тот, кто бывал в Средней Азии или в республиках Кавказа, вероятно, заметил, сколь высоко уважение всех без исключения людей к старикам, к аксакалам.
      Но уважение, особенно уважение детей, нужно заслужить. И это достигается только личным примером. Старшие тоже должны быть тактичны. Например, они не должны все время выступать в роли наставников младших: это настолько надоедает, что может грозить взрывом. В лучшем же случае слова просто теряют свое значение, на них перестают обращать внимание.
      Самоконтроль очень облегчает быт, помогает легко преодолевать многие рифы и мели домашних неурядиц.
      Нет спасительных формул для идеального поведения в семье, дома. Каждый конкретный случай требует своего индивидуального решения. Но оно, это решение, всегда базируется на крепком фундаменте — чуткости, такте, умении владеть собою, знании правил культурного поведения. Зыбок фундамент — и из мухи раздувается слон, разбитое блюдце может послужить поводом для подачи в загс заявления о разводе.
      Это не означает, что взаимотерпимость должна обратиться во всепрощенчество; прощать ошибки друг другу необходимо, но ошибки эти должны быть обсуждены и осуждены тактично, безболезненно.
      «От небрежной одежды и неприбранной комнаты один шаг до ссоры» — гласит немецкая пословица.
      Небрежность в быту, неряшливость означают прежде всего невежливость, неуважение к окружающим. Неопрятность не может помочь созданию спокойной, здоровой атмосферы в доме. А именно такая атмосфера является необходимой для счастливой, дружной жизни.
      Несомненно, оба супруга ответственны за атмосферу в семье, но тот, кто более чуток, более тактичен, должен подавать пример.
      Наш XX век, век убыстренных темпов, век, обрушивающий на каждого человека груду разнообразной информации, новых жизненных ритмов, разумеется, порождает и новые формы взаимоотношений в семье.
      Обратите внимание на насыщенность современной семьи техникой. В быт вошли (кроме всяких машин) мощные радиоагрегаты, магнитофоны, телевизоры.
      Телевизор занял большую часть домашнего досуга во многих семьях и существенно изменил быт. Но не злоупотребляйте ни магнитофоном, ни тем более телевизором.
      Во много раз вырастает ответственность мужа и жены, когда за каждым шагом и словом следят дети. Каждая ссора, каждый упрек или бестактное, бесцеремонное слово дети запоминают надолго, а часто и берут «на вооружение».
      Умение разговаривать, о котором пишутся и написано уже много книг, — искусство весьма не простое, и на нем здесь останавливаться не стоило бы, если б именно в сфере домашнего разговора не допускалось так много ошибок, может быть, потому, что дома люди меньше следят за собой, может быть, оттого, что понижается чувство ответственности за произнесенное слово. Бестактное слово в семье — угроза мирной жизни. Хорошо, если тот, кому оно было адресовано, окажется выше мелочной обиды и не станет придавать значения сказанному. А если не так? Неизбежен скандал. Бескультурье же, нарушение основных норм поведения могут разрушить даже самую крепкую семью, даже самое сильное чувство.
     
     
      НА НЕЗВАНОГО ГОСТЯ
      НЕ ПРИПАСЕНА И ЛОЖКА
     
      КАК НЕ НАДО ХОДИТЬ В ГОСТИ
     
      Видимо, даже в те времена, когда люди жили в пещерах и одевались в звериные шкуры, забегающие в пещеру «на огонек» гости уже делились на званых и незваных.
      Званые — это всем понятно. Незваные — те, кто приходит не вовремя, разрушает ваши планы, а также и те, кого вы просто не хотели бы у себя видеть.
      Разумеется, нельзя незваных гостей бить дубинкой по голове — сейчас не пещерный век, человечество уже накопило достаточно проверенных тысячелетним опытом способов избавляться от непрошеных посетителей. Ваша совесть может быть спокойна: тот, кто явился без приглашения, не должен ни на что рассчитывать.
      Следовательно, первое и основное правило: не надо ходить в гости без специального приглашения и, уж во всяком случае, без предупреждения. Исключение составляют те случаи, когда вам совершенно точно известно, что в этот дом, к этим людям вы в силу установившихся между вами отношений можете ходить запросто, без всякого стеснения. Не лишнее помнить, что у ваших друзей или близких всегда могут быть планы на свободное время, что у них есть свои дела и заботы. Если уж совершенно необходимо зайти к кому-нибудь по делу, то предупредите, что ваш визит будет деловым, на гостеприимство вы не рассчитываете и засиживаться не собираетесь.
      Если вас пригласили в гости, не надо отвечать: «Благодарю, как-нибудь зайду». Это неприлично. Надо, поблагодарив, спросить о том, когда удобнее приходить, пообещать позвонить предварительно. Не надо приходить даже «на минутку» в те часы, когда, как вам известно, хозяева дома обедают или ужинают.
      Не надо опаздывать, если вы договорились на определенный час. Еще хуже, если вы вообще не пришли, когда вас ждали. Не говоря уже о том, что вы испортили хозяевам настроение (и ввели их в напрасные траты в том случае, если вас ждали к обеду), вы еще и заставили их напрасно ломать свой режим дня, свои планы. Раз случилось так, другой — и, глядишь, отношения между добрыми приятелями испортились.
      Поэтому следует взять за правило: если вы опаздываете или не можете прийти, сообщите об этом хозяевам как можно скорее, не откладывая на последние минуты.
      Ну вот, все подводные камни обойдены, и вы в гостях — точно в срок, как и договорились. Конечно, вы не войдете в дом с зажженной папиросой и не будете долго вытирать ноги в передней — это следует сделать на лестнице.
      Первые ваши приветствия — хозяйке дома. Может статься, что впереди вас в переднюю вошло еще несколько гостей и вы еще застаете их там. Даже если среди них кто-либо из ваших близких приятелей или подруг, не выражайте восторга от встречи с ними прежде, чем не поприветствуете хозяйку и хозяина.
      Если же в передней совсем незнакомые вам гости, то не представляйтесь им, а только слегка поклонитесь. Хозяйка или хозяин сами найдут момент, чтобы представить вас.
      Случается, что дверь вам откроет не сам хозяин и не хозяйка, а кто-либо незнакомый вам. Вы должны поздороваться и спросить хозяина или хозяйку:
      — Здравствуйте, дома Иван Иванович?
      Или:
      — Добрый вечер! Могу ли я видеть Марью Николаевну?
      Если в передней скопилось несколько человек, то в комнату первыми пропустите женщин, а уж за ними идите сами, если среди гостей нет никого старше вас. Хозяин входит последним.
      Не надо первым садиться за стол — для этого следует подождать специального приглашения. Запомните: первой садится хозяйка. Не надо засиживаться в I остях. Не надо уходить последним. Не надо обращать внимания на какое-либо нарушение правил этикета со стороны хозяев — промашка с каждым может случиться. Если вас что-то расстроило (разговор с кем-либо, услышанная новость), то не показывайте вида: нельзя портить настроение другим гостям. Не надо быть бесцеремонным, требовать от хозяев каких-либо ваших любимых блюд или напитков, любимой музыки. О своих вкусах говорите только тогда, когда вас спросят, и никогда не спорьте, если ваши вкусы не сходятся со вкусами хозяев. Исключение составляют те случаи, когда гости — по инициативе хозяев — собрались именно для того, чтобы поговорить о каком-либо предмете, произведении литературы, искусства и т. п.
      В споре не допускайте запрещенных приемов: безапелляционных суждений (типа «это никуда не годится, потому что это плохо») или ссылок на авторитеты («Иван Иванович так сказал, а вы что, против Ивана Ивановича?»). Свою точку зрения — если уж вы взялись ее отстаивать — защищайте по возможности остроумно, живее, без псевдонаучных экскурсов и ссылок на имена. Помните: всех интересует ваше личное мнение о предмете спора, а не пыль эрудиции и не мнения ваших знакомых.
      Не будучи хорошо информированным о семейных делах хозяев, задавайте вопросы о родственниках и детях (если вы их, разумеется, знаете) осторожно: может оказаться, что с кем-либо из них случилась неприятность, беда, и вы своим вопросом поставите хозяев в неловкое положение.
      Обычай визитов — то есть обязательного посещения знакомых и родственников в праздничные дни, перед отъездом в длительный вояж, после приезда и т. д. — сейчас почти не существует у нас в стране, хотя в некоторых странах он все еще весьма популярен.
      Однако бывают случаи, когда и в нашей жизни официальный визит необходим.
      Например, вас перевели работать в другой город. Или вы переехали жить в другую область. Прежде всего у вас, разумеется, устанавливаются контакты с коллегами, с теми, кто работает вместе с вами. Естественно, возникнет потребность сойтись с ними поближе.
      Нужно умело выбрать время визита. Суббота или первая половина воскресенья — вот самое подходящее время. Разумеется, лучше всего — если есть такая возможность — договориться о визите предварительно по телефону.
      Визитер — тот же гость, поэтому на него распространяется все то, о чем уже говорилось. Но, во-первых, визит должен быть коротким — минут 20—25 максимум. В том случае, конечно, если вас не задержат хозяева, которых вы почему-либо заинтересовали. Так как визит служит лишь для того, чтобы в дальнейшем установить с этой семьей или самим хозяином близкие отношения, то от вашего поведения, даже от того, как вы одеты (небрежный костюм вас будет характеризовать не лучшим образом), будет зависеть очень многое.
      Если ваш новый знакомый не торопится отдать вам визит, не придавайте этому большого значения. Ритм нашей повседневной жизни настолько убыстрился, что требовать от очень занятых людей скрупулезного соблюдения формальностей бессмысленно.
      Будьте уверены: если вы пришлись хозяевам по душе, они найдут способ с вами встретиться, знакомство будет продолжено.
      В главе этой ничего не сказано о том, как вести себя у близких друзей или у родных. Разумеется, в домах, где вы бываете часто на протяжении многих лет, вы чувствуете себя непринужденнее, свободнее. Но тем не менее старайтесь и там придерживаться всех известных вам правил поведения — пусть они станут у вас неистребимой привычкой, рефлексом, необходимостью. И вы увидите, насколько легче вам будет общаться с людьми.
     
     
      МИЛОСТИ ПРОСИМ
     
      КАК НЕ НАДО ПРИНИМАТЬ ГОСТЕЙ
     
      Последующее утверждение может многим показаться странным (чтобы не сказать грубее), но тем не менее: гостей не надо принимать слишком пышно.
      Один польский поэт-сатирик сказал:
      «Убить бы того, кто придумал быть хозяином дома, — лучше всегда быть гостем».
      Дело тут не в назойливости гостей (хотя и без этого иной раз не обходится), а в превратно понимаемой традиции гостеприимства.
      В некоторых странах и у некоторых народов гостеприимство в былые времена становилось просто бедствием. Представьте себе, что в ваш дом приезжает знакомый (сосед, приятель, близкий родственник) с пышной свитой, со своими приятелями, знакомыми, слугами. По законам гостеприимства вы обязаны устроить «пир на весь мир» — накормить и напоить всех, одарить гостей подарками, упросить остаться еще на день, на два…
      Только очень состоятельному хозяину под силу было регулярно выдерживать такое нашествие гостей. А бедный человек, если он пытался удержаться «на уровне», разорялся очень скоро.
      Сейчас, в наш век, подобное гостеприимство хотя и сохранилось еще кое-где, но, в общем, уже отошло в прошлое. Жаль? Да, с точки зрения гостя. И очень хорошо, что отошло, с точки зрения хозяина.
      И нам теперь, принимая гостей, остается лишь возблагодарить тех, кто придумал науку о культуре поведения и правила хорошего тона. Они подскажут, как надо себя держать.
      Основные правила: если хотите кого-то пригласить к себе, то предупредите его не меньше чем за три дня до назначенного срока.
      Нельзя сказать: «Приходите как-нибудь» — вы же не сообщили, когда будете дома. Так можно поступать только по отношению к очень близким друзьям и родственникам, которые заходят к вам запросто и отлично знают ваш распорядок дня.
      Нужно точно назвать приглашенному час, когда вы будете его ждать, и указать цель приглашения: обед, чай, ужин. Дело в том, что обедают люди в разное время, и поэтому простое указание часа ничего еще не дает. Гость может подумать, что названные вами семнадцать часов — время чая, а на самом деле вы подразумеваете обед.
      Учтите, что человек, который сказал вам: «Я завтра часов в пятнадцать забегу к тебе!» — может уже считать себя приглашенным в гости, если вы не успели запротестовать.
      Теперь о том, сколько человек можно звать в гости. Когда-то было написано в одном учебнике хороших манер: «Гостей должно быть столько, чтобы они не мешали друг другу».
      Что это означает? Не надо приглашать гостей больше, чем вы можете усадить. Не надо созывать гостей больше, чем есть в доме посуды. Иначе вам придется бежать к соседям занимать ложки-вилки. Не надо ничего готовить при гостях: все должно быть приготовлено и уложено на блюдах заранее. Вид мечущейся по кухне хозяйки или хозяина всегда портит настроение гостям.
      Только в очень узком, интимном кругу хозяин или хозяйка могут себе позволить это.
      Хозяева должны быть одинаково внимательны ко всем гостям, сколько бы их ни было и кем бы они ни являлись.
      Вежливость хозяев заключается в том, чтобы гость чувствовал себя свободно и непринужденно. Не нужно буквально понимать слова: «Чувствуйте себя как дома!»
      Дома, может быть, вы не носите пиджака, ходите в пижаме, а всем видам обуви предпочитаете шлепанцы. Но в принципе хозяева должны создать такую атмосферу, при которой каждый из присутствующих не чувствовал бы себя стесненным.
      Хозяин не имеет права оставлять гостей одних. Если ему все же нужно отлучиться на минуту по хозяйственным делам, следует попросить извинения у гостей.
      На званые обеды или ужины гости приходят в праздничной одежде. До начала обеда (или ужина) гостей стараются чем-нибудь занять — беседой, легкими напитками; хозяину следует быть внимательным — следить, чтобы никто не сидел в одиночестве и не скучал.
      Места должны быть распределены заранее, чтобы никто не оказался без места. Если стол круглый, хозяйка и хозяин садятся друг против друга.
      Места справа и слева от хозяйки считаются самыми почетными.
      Удачный прием зависит во многом и от того, как был организован стол. Речь идет не о качестве и разнообразии блюд (это. отдельный разговор), а о том, как надо и как не надо угощать.
      Слишком настойчиво угощать не следует — более двух раз кушанья предлагать не принято.
      Мелкие инциденты — разбитый стакан, опрокинутый бокал — не должны никем замечаться.
      Не стоит упрекать виновницу или виновника инцидента в происшедшем. Во-первых, этим все равно дела не поправите, да и никакая вещь в мире не стоит того, чтобы из-за нее портить отношения.
      Но иногда муж или жена пострадавшего начинают выговаривать своей «половине» за неуклюжесть. Вот здесь уж требуется весь такт хозяйки и хозяина, чтобы предотвратить назревающий скандал или семейную ссору.
      Гостеприимство не терпит догм и канонов. Можно нарушать любое правило или изобретать новые при одном условии: чтобы это было удобно всем и каждому.
     
     
      ЛЮБОВЬ К ТРУДУ У ВСЕХ НА ВИДУ
     
      КАК НЕ НАДО ВЕСТИ СЕБЯ НА РАБОТЕ
     
      Несколько лет назад ленинградские социологи, проведя опрос большой группы молодых людей, выяснили, что, по их мнению, нужно, чтобы человек почувствовал себя счастливым. Примечательно, что две трети опрошенных свое представление о счастье связали с желанием иметь интересную, любимую работу.
      Это, конечно, не случайно. На работе мы проводим значительную часть жизни, поэтому, естественно, каждому хочется, чтобы труд был ему в радость.
      Все знают, как приятно работать на заводе, на предприятии, в учреждении, где в коллективе установился здоровый «микроклимат», у сотрудников сложились по-настоящему товарищеские отношения — словом, где созданы благоприятные условия для труда. В чем же они выражаются?
      Прежде всего во взаимном доверии и честности по отношению друг к другу; каждый совершивший какую-то промашку, оплошность должен чистосердечно, не умаляя своей вины, признать ошибку. Попытка переложить ответственность за нее на сослуживцев обязательно повлечет осложнение во взаимоотношениях, тем более что в конце концов виновного обнаруживают. Такие происшествия способны надолго оставить горький осадок…
      При доброжелательных отношениях радость одного становится общей радостью. Только в этом случае появляется чувство локтя, а главное — уверенность в своих силах. Коллективность и дружба — прочная основа хорошего тона на работе, творческого содружества,
      Здесь мне кажется уместным привести строки письма молодого техника-строителя из Днепропетровска:
      «…ведь человек получает удовлетворение не только тогда, когда он выполняет работу, которая ему по душе, но еще и тогда, когда он работает в коллективе, где сложилась хорошая атмосфера. Лично я ежедневно получаю удовольствие от своей работы: вокруг меня — чуткие, душевные люди, которые, знаю, всегда придут на помощь, если нужно, всегда поддержат. На них я могу всецело положиться, так же, как и они на меня. Коллектив у нас дружный; но это не значит, что мы покрываем ошибки друг друга. И если кто-то ошибся и его подвергают критике (подчас очень суровой), он знает, что это делается не по злобе, а из добрых к нему побуждений. Скажу честно: даже находясь в отпуске, думаю о своих ребятах, рвусь на работу… Не раз предлагали мне и моим товарищам места более выгодные с материальной стороны, но никто не ушел…»
      Успех общего дела, несомненно, складывается из многих компонентов, и сложные нити взаимоотношений — не последние среди них. А взаимоотношения во многом зависят от умения вести себя, от знания правил культуры поведения, от такта и доброго желания. Ибо без желания быть тактичным и вежливым вы никогда не станете таковым, хотя бы изучили все учебники хороших манер.
      Из вышеприведенного письма можно сделать и еще один очень важный вывод: коллектив, спаянный крепкой дружбой и знаниями правил хорошего тона, — верное лекарство против текучести кадров…
      На работе на каждом человеке лежит та или иная доля ответственности, требующая сосредоточенности и напряжения сил. И максимально полезно эти силы расходуются, когда рабочий или служащий чувствует благожелательное отношение к себе со стороны непосредственных начальников и сослуживцев. Другими словами, значительно возрастает его коэффициент полезного действия.
      Чтобы не быть голословным, расскажу о любопытном опыте, который провели социологи на одном из заводов. Они предложили собрать бригаду из людей, которые находились между собой в самых добрых товарищеских отношениях и не раз высказывали пожелания работать вместе. Им пошли навстречу. Для вновь организованной бригады не было создано каких-то особых условий. Она работала в тех же условиях, что и другие, на таких же станках, в том же помещении. Но производительность труда этой бригады оказалась более высокой.
      Кстати, американские фирмы уже давно практикуют включение психологов и социологов в штат своих сотрудников. И результаты их работы значительно повышают эффективность трудовой деятельности, полностью окупая все издержки.
      То же самое научно доказал в своей диссертаций директор донецкой шахты имени Засядько Владимир Середа. Он установил, что плохое настроение рабочего, занятого ручным трудом, снижает его производительность на 60 (!) процентов; шахтер, занятый на механизированных операциях, трудится при плохом настроении на 15—20 процентов ниже своих возможностей, и даже автомат, обслуживаемый расстроенным человеком, работает на 4—5 процентов хуже обычного.
      Сообщая об этом в статье «Цена грубого слова», корреспондент «Известий» Н. Лисовенко пишет, что 90 горняков из 100, работающих на шахте имени Засядько, на вопрос «Что вам нравится или не нравится в руководителях вашего предприятия, участка, бригады?» ответили: «Нравятся знание дела, культура управления и умение обходиться без грубости» (подчеркнуто мною. — М. X.).
      Излишне говорить, что грубость обижает. Очень обижает; обида сосредоточивает на себе мысли, рассеивает внимание, порождает несовместимость характеров — все это снижает трудоспособность. Поэтому грубость — непримиримый враг производительного труда. С ней борются повсеместно. В Японии, например, дело дошло до курьезов.
      На некоторых предприятиях там имеются манекены-двойники производственных и административных начальников. Эти манекены выдаются по требованию рабочим, обиженным данными начальниками. И вот рабочий, получив копию обидчика, в специально отведенном месте досыта ее лупцует, давая выход своим эмоциям. Но вернемся к статье И. Лисовенко.
      «— Нам часто приходится слышать, — говорится в ней далее, — о том, как всесильно слово. Оно окрыляет, вдохновляет, но оно и ранит. Когда мы видим, что кто-то хватает булыжник и замахивается на человека, мы удерживаем хулигана за руку, отводим его в милицию, судим. Но разве так же рьяно не должны мы вступаться и за тех, в кого летит грубое слово-булыжник? Издержки таких слов слишком велики, чтобы смотреть на них сквозь пальцы».
      Очень верно сказано! Нужно уметь всегда держать себя в руках, не проявлять нервозность, несдержанность, вспыльчивость. На работе могут возникнуть различные сложные и даже конфликтные ситуации, и в них нельзя действовать опрометчиво, сгоряча. Умение владеть собой — важное качество, которое следует воспитывать в себе каждому человеку.
      Причем именно воспитывать. Случается, про иного человека говорят, что он груб, не может сдерживать гнев, раздражение. Все это относят за счет его вспыльчивого характера, расшатанной нервной системы и зачастую многое прощают. Но дело тут вовсе не в характере — просто человек эгоистичен и не желает контролировать своих эмоций!
      Такие люди особенно социально опасны, если они заняты в сфере обслуживания. Каждому, наверное, приходилось испытывать неприятное чувство, получив на свой вежливый вопрос в магазине довольно невежливый ответ продавщицы. Что греха таить, такое бывает еще нередко. Мы не всегда, правда, задумываемся над тем, что у продавщицы могут быть основания для раздражения: семейные неурядицы, неприятности на работе, усталость — любое из этих обстоятельств влияет на настроение. Но культурный человек всегда сумеет подавить в себе дурное расположение духа, вспомнив о том, что он на работе, среди людей. В противном случае такой человек сам же может пострадать от своей невежливости. Вспомните-ка ситуацию, известную у юмористов под названием «Бумеранг»:
      Гражданин N пришел за покупкой в магазин.
      — Яблок килограмм, пожалуйста. Если можно, покрупнее…
      — Много вас тут ходит — всем крупные подавай! Не нравится — не покупай; ящик переворачивать не буду! — «любезно» ответила продавщица.
      Обозленный на весь свет, N ушел из магазина и устроил скандал в троллейбусе гражданке X, которая задела его сумкой. Та, придя домой вечером, заявила мужу, что не будет больше «ишачить» и впредь картошку пусть покупает он сам. В результате семейного конфликта муж X долго не мог заснуть и утром встал с головной болью.
      На работе X «смешал с грязью» подчиненного У, допустившего незначительную ошибку. Расстроенный У после работы «залил» обиду бутылкой «Московской» и устроил дома дебош, обвиняя жену в том, что она его не «уважает». Женой, как вы догадались, была та самая невежливая продавщица… Круг замкнулся.
      Это, конечно, шутка, но в ней есть немалая доля истины.
      Настроение — вещь тонкая. Испортить его легче легкого. Улучшить не так-то просто. К сожалению, «специалистов» по порче настроения встречается немало, хотя это и не входит в их служебные обязанности. Встречаются они в самых разных местах.
      Каждому из нас приходится так или иначе иметь дело с всевозможными учреждениями и организациями. Что же является одинаково важным для культурного человека, независимо от того, приходит ли он, к примеру, в какое-то учреждение или сам является его сотрудником?
      Речь пойдет о служебных отношениях.
      Суть этих отношений можно определить так: какие бы индивидуальности или характеры ни встретились, какие бы посты люди ни занимали и каким бы опытом ни обладали, есть одно общее, что их связывает и чему должна быть подчинена вся трудовая деятельность: это интересы общего дела. Именно в свете этой проблемы и нужно рассматривать манеру поведения того или иного человека на работе, определить целесообразность тех или иных служебных отношений.
      На работе человек встречается не только с сослуживцами. Если он продавец — к нему идут покупатели, если служащий— имеет дело с посетителями. То есть в любом случае вступает в контакт с незнакомыми людьми. Одни из них ему нравятся, другие не очень. Но, раз вы на работе, будьте со всеми вежливы, ровны, спокойны, выдержаны; прежде чем сделать что-то, прикиньте, не помешает ли это кому-нибудь. Не надо курить, если кто-то не выносит дыма, не надо повышать голос — словом, держите марку своего учреждения, старайтесь принести ему как можно больше пользы, избавляйтесь от желания покуражиться над кем-либо, находящимся от вас в зависимости.
      И как бы вы ни относились к посетителю, если, к примеру, беседуете с ним через окошко, не должны безо всяких оснований захлопывать окошко, заниматься во время беседы посторонними делами, отвлекаться телефонными разговорами не по существу дела и т. д.
      То, что культурное обращение с человеком поднимает ему настроение, понятно всем. Ведь разве не испытывал каждый из вас это чувство, когда служебное лицо, к которому вы зашли в кабинет, встречало вас не с кислой миной, а сразу же проявляло к вам внимание. Опять-таки как будто мелочь: заходите вы в служебный кабинет, человек поднимается из-за стола, здоровается, приглашает сесть, внимательно выслушивает вас, а после окончания разговора провожает до двери. Но эта мелочь заставляет почувствовать благодарность, подхлестывает инициативу. И напротив, настроение ухудшается, если вы пришли на прием в назначенное время, а того, кто его назначил, нет. Ждете полчаса, час. Наконец он появился, принял вас, не извинившись за опоздание, не предложил сесть, нетерпеливо выслушал и в невежливой форме дал знать, что разговор окончен… Конечно, такие случаи редки, но все же не исключительны.
      Тут уместно вспомнить о «Памятке-правиле» с лаконичным названием «Как надо работать», которая была вывешена в приемной Ленина в Совнаркоме в первые годы Советской власти. Начиналась она так: «Мы проводим на работе лучшую часть своей жизни. Нужно же научиться работать так, чтобы работа была легкой и чтобы она была постоянной жизненной школой».
      Далее шли различные рекомендации по улучшению трудового процесса.
      Характерно, что в памятке особенно подчеркивается необходимость культурного начала в работе, идет речь о культуре производства. Причем важно отметить, что культура должна быть истинной, а не показной. Ведь любая острая ситуация, подобно лакмусовой бумажке, обнаружит «показуху», сумеет проявить, кто есть кто.
      Как раз такая ситуация и возникла в одном из коллективов, где отношения до определенного момента были самыми добрыми и товарищескими. Мужчины трогательно ухаживали за женщинами, дарили сувениры по праздникам, а женщины поили их растворимым кофе и закармливали конфетами. Но вот подошел традиционный московский Всемирный кинофестиваль, и на него было выделено два абонемента. Желающих завладеть ими оказалось сто процентов. Разгорелись жаркие споры. Посыпались взаимные упреки, оговоры, перешедшие в тяжкие оскорбления. Тут было все: и интриги, и доносы, и жалобы, и подлость…
      Окончился фестиваль, прошло немного времени, и в отделе вновь установился мир. Снова стали на высоком интеллектуальном уровне обсуждаться животрепещущие проблемы, снова по праздникам дарились сувениры. Как будто инцидента не было, как будто о нем забыли. Но ведь осталось ощущение шаткости обретенного равновесия, не мог начисто пройти осадок тяжелых обид!
      В данном случае можно говорить о «благополучной» культуре, иллюзорной и неприемлемой для истинно культурного человека, который сумеет в любой ситуации сохранить благородство и чувство человеческого достоинства.
      Громадную роль в создании нормальной рабочей атмосферы и укреплении дружеских контактов между сотрудниками играет руководитель. От характера и стиля его взаимоотношений с подчиненными зависит многое.
      К советскому руководителю требования ныне особенно велики. Одно из них — умение управлять людьми (а не предприятием или учреждением, как считалось еще недавно). Недаром так много внимания этому уделял В. И. Ленин. Ленинский стиль руководства стал для нас образцом.
      Безвозвратно уходит в прошлое руководитель, бравший лишь голосовыми связками, «металлом в голосе». Появляется все больше руководителей, которые во главу угла ставят уважение профессионального достоинства человека, ценят знания и опыт, в том числе и опыт человеческих отношений. Это интеллигентные, образованные, тактичные люди с широким кругозором. Они понимают, что занимаемый пост не делает их автоматически компетентными во всех вопросах. Именно такие руководители оставляют по себе добрую память, при них кончаются бесконечные «накачки» и «втыки», перестает лихорадить коллектив, становится трудно жить подхалимам, лодырям и прогульщикам.
      Как я уже говорил, для нормальной работы в коллективе необходимо взаимное уважение. И тут первая скрипка тоже принадлежит начальнику. От него во многом зависит характер взаимоотношений с сотрудниками и между сотрудниками.
      Если начальник никогда не забывает своих обещаний, по мере возможности будет держать всех подчиненных в курсе решаемых задач, не станет глушить инициативу, будет тактично поправлять ошибки сотрудников — у него установятся хорошие, откровенные отношения с подчиненными. Они всегда поддержат его, всегда помогут.
      Умный руководитель будет настолько тактичным, что никогда не «зажмет» критику снизу. Он всегда с благодарностью примет верное критическое замечание: это же идет на пользу дела.
      К сожалению, трения между начальником и его ссн трудниками нередко начинаются от того, что они — обоюдно — недостаточно хорошо знают правила поведения. Ни вне работы, ни даже на самой работе, если нет на то особой нужды, начальник не должен подчеркивать свое «вышестоящее» положение, показывая сотруднику, что, какими бы качествами тот ни обладал, он всего-навсего подчиненный.
      Если, приходя в кабинет начальника, сотрудник не должен садиться без приглашения, то и начальник не должен встречать сотрудника сидя — следует встать, поздороваться.
      Сотрудник, придя к начальнику, не должен курить, не получив разрешения; но и начальник не должен здороваться, держа папиросу во рту.
      Зрелый руководитель в прениях по какому-либо вопросу внимательно выслушает доводы одних специалистов и контрдоводы инакомыслящих. Но принимает решения он: это право руководителя. Уже после этого решения не оспариваются, неуместно повторять уже приводившиеся возражения.
      Случается, что начальник и его сотрудники, будучи давно знакомы, говорят друг другу «ты». Это допустимо в домашней обстановке, в беседе с глазу на глаз. А в самом учреждении начальнику следует говорить «вы», ибо «тыканье» может быть понято коллегами как желание подчеркнуть старинную дружбу с начальством, поставить себя выше сослуживцев.
      Если начальник — женщина, то к ней нужно относиться еще предупредительнее, еще более тактично. И в свою очередь, руководитель, у которого в коллективе много женщин, никогда не должен забывать, что он разговаривает не просто со своим подчиненным, но и с женщиной.
      Казалось бы, мелочь: начальник обращается к подчиненному на «ты». Но он не задумывается над тем, как воспринимает это подчиненный, который по своему служебному положению не может ответить тем же. Тем самым всякий раз подчеркивается неравенство начальника и подчиненного. А это вряд ли может доставить удовольствие одной из сторон, которая вправе требовать к себе уважительного отношения.
      Несколько лет назад в одной из газет было опубликовано письмо работников металлургического завода из Златоуста. В нем говорится о некоторых инженерах, с пренебрежением относящихся к подчиненным.
      «Мы обращаемся к нашим начальникам на «вы», называем их по имени и отчеству, а от них не слышим таких хороших слов, как «товарищ», «прошу вас». Зато щедро сыплют словами: «тебя сниму», «выгоню», «уволю».
      И совершенно справедливо в письме ставится вопрос: тем, кто не умеет обращаться с подчиненными, нельзя доверять руководящей работы. Характерно, что письмо широко обсуждалось на заводе в Златоусте, нашло поддержку коммунистов, осудивших зазнавшихся руководителей.
      Понятие «стиль руководства», помимо прочего, включает в себя вежливость, предупредительность, тактичность в отношении к подчиненным. В. И. Ленин, придавая большое значение культуре управления в советских учреждениях, сам мог служить идеальным образцом руководителя нового типа.
      Работавшая при нем секретарем Совнаркома Л. А. Фотиева вспоминает:
      «Уважение к человеку отличало Владимира Ильича… Сам обладая в высшей степени чувством собственного достоинства, он умел ценить и оберегать его в каждом человеке. Особенно он считал гнусным, недостойным каждого советского человека, тем более коммуниста, быть грубым, невежливым с тем, кто стоит ниже по положению и потому не смеет ответить».
      Чуткость, гуманное отношение, искренняя благожелательность к людям были характерными чертами Ленина.
      Мы говорим о взаимоотношениях, а это значит, что культура поведения в равной степени требуется и от подчиненного. Вежливость, благожелательность, тактичность — качества, которыми должен обладать и тот, кто ниже по должности. Нельзя забывать о том, что широкая демократичность, сложившаяся в наших учреждениях, вовсе не отменяет принципа единоначалия. В последние годы трудящиеся все в большей степени участвуют в управлении, их голос звучит все весомее в решении производственных задач. В такой обстановке более серьезно должен ставиться вопрос о дисциплине, и в связи с этим культура поведения на работе приобретает возрастающую актуальность.
      Вполне понятно, что коллектив объединяет людей с разными характерами, склонностями, привычками. Надо уметь подчинить личное общественному, может быть, принести в жертву некоторые привычки, которые могут оказаться не по душе сослуживцам, а главное, всегда помнить о других, с которыми приходится работать бок о бок.
      Бывает так: человек оторвался от работы и заговорил с соседом о чем-нибудь, вовсе не задумываясь над тем, что своим разговором может мешать работать другим товарищам, находящимся в комнате. Случается, кто-то закурил в служебном помещении, не придавая значения тому, что это может быть неприятно окружающим. Или заговорился по телефону о личных делах, забыв, что рядом работают люди, которым это может мешать. Думайте всегда в первую очередь о тех, кто рядом с вами. А они подумают о вас. И тогда намного легче и приятней будет работать и вам и им.
      И последнее, о чем хочу сказать в этой главе: вступая в отношения с уже сложившимся коллективом, нужно стараться усвоить добрые правила и традиции, бытующие в нем, относиться к ним с уважением.
      И самое главное: всегда, везде, требуя уважительного к себе отношения, помните, отвечаете ли вы сами тем же своим коллегам, соседям, близким?
     
     
      КТО НА ВСЕ РУКИ, У ТОГО И НЕТ СКУКИ
     
      КАК НЕ НАДО ВЕСТИ СЕБЯ В СВОБОДНОЕ ВРЕМЯ
     
      Бывает, человек сразу и не разберет, откуда подкралась беда, когда все началось…
      Жил в Чите семнадцатилетний парень Александр. Биография у него из нескольких строчек. Пошел в школу, вступил в пионеры, потом в комсомол, окончил восьмилетку, поступил на завод учеником слесаря. К работе привык не сразу — и вставать приходи-80
      Как не надо себя вести в свободное время
      лось в шесть утра, и коллектив совсем не тот, что в школе. Там ведь как: нахмурился — и сразу классная руководительница рядом: «Что у тебя, Саша, стряслось?» Уже в восьмом классе, а все за ребенка принимали. На заводе иное. Тут ты рабочий человек, норму давай, привыкай к дисциплине.
      Прошло немного времени, и Саша взялся за перо: «Здравствуй, «Комсомолка». Я не буду называть своей фамилии — не в этом суть. То, что я пишу, могут написать многие мои ровесники, по крайней мере из нашей Читы… После восьми классов я пошел работать на завод учеником слесаря. Сначала ходил в вечернюю школу, а затем бросил. Лень стало сидеть вечерами на уроках, когда твои друзья развлекаются. Я очень люблю фотографировать. Но, после того как ушел из школы, забыл про фотографию. Занялся боксом, ходил в ДСО «Локомотив», но и бокс я бросил.
      Теперь сами посудите, что же мне делать? У меня два выходных дня, а как провести их, я не знаю. В заводском клубе кино показывают только по вечерам, фильмы, как правило, старые, смотреть тошно. В центр города ехать тоже бесполезно — в выходные дни билетов не достанешь. Зато в магазинах водка есть всегда, утаить по десятке от получки каждый сможет. Вот с утра собираемся у одного из моих друзей и начинаем «гулять».
      Я еще не рассказал о моих друзьях. Все они мои ровесники, вместе мы окончили восемь классов, вместе поступили работать, вместе бросали и вечернюю школу. Но мне такое времяпрепровождение очень надоело. Я даже равнодушен, что завтра суббота: знаю, все равно с утра напьемся. Больше нечем, нечем заняться! На фотографирование жалко денег, а на водку, представьте себе, не жалко!
      Мне очень нравится одна девчонка, но после того, как она меня увидела пьяным в клубе, где я «выступал», смотрит на меня с презрением.
      Дорогая «Комсомолка»! Посоветуй, как мне быть, как изменить образ жизни?
      С уважением
      Александр».
      Что ж, выходит: погубило парня свободное время — те два дня, которые в его распоряжении? Да еще и как ученика с завода его на час раньше отпускали. Если на него сейчас свободное время ложится тяжким бременем, то что же будет с годами, когда рабочий день станет уменьшаться: ведь именно такова тенденция развития нашего социалистического общества!
      Саша из Читы попал во власть глупого пережитка — стадного чувства, этакой «компанейщины». Сколько ошибок делается во имя ложно понятой «корпоративности»! Так и Саша: друзья развлекаться хотят, бросают школу, а я чем хуже? И он бросает учиться, потому что его «кореши» хотят тренькать на гитарах в подворотнях. Конечно, непросто владеть собою, уметь держать себя в руках, отстаивать собственное мнение — но ведь сотни тысяч таких же, как Саша, юношей не меняют на ничегонеделанье учебу!
      В Чите много кинотеатров, музеев, стадионов, концертных залов, парков культуры, библиотек и т. д.
      В городе живут многие выдающиеся деятели советского искусства и культуры, музыканты, артисты, люди интересных профессий и увлечений, функционируют сотни различных кружков, объединяющих людей по интересам, и т. п. И рядом со всем этим культурным богатством живет Саша, молодой человек, которому все это не нужно, не интересно, который из очагов культуры признает только кино, а если билетов в кино нет, то всегда есть возможность выпить.
      Время — это богатство, которым надо уметь распорядиться. Парню из Читы (ему ли одному?) это пока не дано; хотя он, кажется, начал понимать, что у свободного времени парадоксальное свойство: если оно не станет другом, то превращается в страшного врага, ведет к праздности.
      Странные вещи происходят: одни жалуются на хроническую нехватку времени, другие изнывают от изобилия оного.
      Необходимо понять, что свободное время — не праздное время. Неразумная трата его далеко не личное дело — она может принести большой ущерб обществу.
      Свободное время должно духовно обогащать человека, способствовать его интеллектуальному росту, помогать раскрывать всю полноту и красоту жизни. Стоит ли говорить, что понятие «отдых» многогранно?
      Туристы, отшагавшие в походе сорок-пятьдесят километров, уставшие так, что, кажется, гудят ноги, получают заряд бодрости на всю неделю, на работе у них все спорится, хотя, казалось бы, должно быть наоборот. Академик И. П. Павлов (сам на досуге любивший «побаловаться» в городки) называл это состояние организма «мышечной радостью».
      Несколько веков назад придворный английского короля увидел посла Фландрии за мольбертом с кистью в руке и полюбопытствовал:
      — Господин посол развлекается живописью?
      — Напротив, это скорее художник иногда развлекается ролью посла.
      Великий оратор Цицерон приводил своих друзей в смятение откровенным признанием: «Я никогда не бываю так занят, как в часы своего досуга».
      Однако спорт, туризм, различные любимые занятия — эти виды полезного времяпрепровождения не охватывают всей проблемы свободного времени. Ну а если хочется просто пойти на бульвар, встретиться с друзьями, сыграть в домино во дворе, послушать у приятеля магнитофон, потанцевать?
      О культуре поведения и правилах хорошего тона, связанных с танцами, прогулкой на улице и посещением общественных мест, уже говорилось в предыдущих главах книги. Но совершенно нетронутым остался, казалось бы, такой простой момент: как должна проявляться культура поведения во время свободного времени, проводимого во дворе, в компании с приятелями.
      Как известно, на все случаи жизни нельзя дать исчерпывающих рекомендаций, поэтому хотелось бы показать на нескольких примерах, как не надо себя вести во время различных видов вышеупомянутого «ничегонеделанья».
      В нашей печати почему-то весьма робко говорят о подобном времяпрепровождении, а оно, к сожалению, типично для многих категорий граждан.
      Возьмем такое популярное увлечение, как игра в домино. Кстати, это довольно сложная игра, имеющая свою теорию, множество изданных (в том числе и на русском языке) учебников; в некоторых странах даже проводились соревнования по этой игре (так же, как в бридж, вист и т. п.). У нас же печальную известность получила одна из разновидностей домино — пресловутый «козел»…
      Как в каждой игре, так и в домино, играющие обязаны соблюдать определенные правила. И «козел» благополучно бы жил и поживал, может быть, даже стяжал бы спортивную славу, если бы… не полнейшая неосведомленность многих игроков о культуре поведения во время игры!
      Исключительный, прямо-таки классический пример того, как сама по себе вполне приличная игра, домино, стала из-за несоблюдения элементарных правил хорошего тона привычным объектом критики, поводом для создания множества юмористических произведений, да и слово-то «козел» прилипло к ней не от хорошей жизни!
      Представьте себе, что шахматисты, играя матч, с таким грохотом стучат фигурами по доске, что штукатурка с потолка сыплется. Требуется очень богатое воображение, верно?
      А в наши дни игра в домино, такая мирная и тихая в прошлом, ассоциируется прежде всего именно с грохотом, шумом, грубостью.
      У одного из современных писателей в очерке было написано так:
      «Когда я завернул за угол и очутился на Вольской, то я понял, почему эту улицу так любят в городе: она вся была наполнена музыкой. Казалось, ноги сами вот-вот пустятся в пляс. Музыка звучала из распахнутых окон, на балконах стояли магнитофоны, и мелодии, переплетаясь одна с другой, создавали мелодию улицы — мелодию радостную, звонкую, солнечную. Хорошо жить на Вольской!»
      А хорошо ли? Думаю, что нет. Сам по себе обычай заставлять (именно заставлять!) улицу слушать ту или иную музыку свидетельствует не просто об отсутствии знания правил культуры поведения, а о вопиющем незнании этих правил. Причем вопиющем и в буквальном смысле слова: ведь мелодия, которая гремит через усилитель и насильно врывается в уши других жильцов, может кому-то не нравиться (многие любят иную музыку). Подобный шум способен испортить людям настроение, нервы, вызвать головную боль. А все из-за того, что сосед целыми днями слушает на предельной громкости свои любимые вещи. В итоге вышло так, что даже прекрасная музыка обернулась пыткой для окружающих.
      И если вам или вашим знакомым тоже случается «грешить» громкой музыкой, прошу вас: относитесь к любимой мелодии бережно, не дискредитируйте ее «в ушах» ваших соседей — она-то ни в чем не виновата!
      Точно так же могут (что и бывает довольно часто) возникать различные претензии к тем «парнишкам из подворотни», которые собираются, чтобы в меру сил поиграть на гитаре. Как известно, гитара — любимый во многих странах народный инструмент, и игра на ней приносит много радости. Играйте на здоровье! И чем лучше вы будете играть, тем приятнее. Но ведь нужно учитывать опять-таки основной закон культуры поведения: нельзя навязывать окружающим свой образ отдыха, самого себя.
      Нередки случаи, когда собравшиеся вокруг гитариста молодые люди стараются ввязаться с прохожими в спор, неверно реагируют на справедливые замечания (например, просьбу играть потише — особенно если это поздний вечер), бывает, что под гитару исполняются прямо на улице и «самодельные» песни, среди которых немало «шедевров» не слишком высокого качества.
      Вкус, индивидуальность человека сказывается и в том, как он проводит свободное время. Но, какие бы формы этот отдых ни принял, он никогда не должен мешать работе, отдыху других.
     
     
      ПО ОДЕЖДЕ НЕ СУДИ, ПО ДЕЛАМ ГЛЯДИ
     
      КАК НЕ НАДО ОТНОСИТЬСЯ К ВКУСАМ ДРУГИХ
     
      Сколько же сейчас ломается критических копий, едва речь заходит о моде и вкусах! Старое французское правило: о вкусах не спорят — многими предано забвению. Наиболее ретивые противники его — век сплошной стандартизации? — готовы создать чуть ли не единицу вкуса, перенося понятия «научные», «технические», «промышленные» на категории сугубо эстетические.
      Вкус — понятие предельно сложное, не терпящее никакой нивелировки.
      Вообразите хотя бы на минуту, что вдруг вкус у всего человечества стал одинаков. Что бы мы увидели: у всех людей всех стран и городов одинакового цвета и покроя пальто, головные уборы, обувь — какая же была бы тусклая картина! И противоположный вариант: все одеваются в соответствии со своими сугубо индивидуальными склонностями, кто как хочет… В двадцатые годы надевшего галстук сразу зачисляли в ряды пособников классового врага. Мы благополучно переболели «детскими болезнями». Но болезни бывают разные: одни излечиваются, другие могут в будущем давать рецидивы. Так обстоит дело и с отношением людей к модам и вкусам. Если бы только отношением пассивным — это еще куда ни шло. А то ведь отношением наступательным, требующим чуть что оргвыводов. Блюстителей нравственности бросает в дрожь при одной мысли о том, что о вкусах не спорят (ересь!): так же можно дойти черт те до чего, если не регламентировать, не указывать, не запрещать. И регламентировали, и указывали, и запрещали. У многих свежи в памяти крестовые походы против узких брюк, мини-юбок, начесов. Самым сильным аргументом были ножницы: а, брюки коротки, уже нормы на один сантиметр — распороть, неугодную прическу — выстричь. Требовалось одно — одевайся как все. Одно понятие — эстетическое — подменялось другим — нравственным. Конечно, между ними нет четкой грани, они связаны друг с другом, но это вовсе не значит, что они адекватны, и, когда их считают чуть ли не одним и тем же, добра не жди. Помните, Лыняев в пьесе Островского «Волки и овцы» интересовался у Глафиры: «Вы только платье переменили, а скромность при себе оставили?» Если бы все было так просто: скромное платье — и человек скромный, одет кричаще — хвастун, позер. Если бы о человеке всегда можно было судить по его одежде… Вот и хочется привести высказывание народного артиста СССР Н. П. Акимова:
      «…если я претендую на звание культурного человека, я обязан с уважением относиться к чужим вкусам. Не зная этого правила, многие хорошие, в сущности, люди приносят немало обид и огорчений своим согражданам грубыми высказываниями об их вкусах и желанием навязать свои. Если такое заблуждение совершенно простительно для людей, стоящих на низких ступенях развития культуры, — для диких племен, которым ношение мужчинами штанов кажется абсурдным, то это совершенно непростительно для наших сограждан, видящих такой же абсурд в применении брюк женщинами… Мне не нравится, значит, плохо, — вот та порочная идея, на базе которой возникает в нашем обществе струя первобытного дикарства даже в тех случаях, когда так рассуждают люди с учеными степенями».
      Ирония судьбы: в том же номере «Комсомольской правды», где были приведены эти мудрые слова, опубликовано письмо выпускницы одного вуза. Через несколько лет после получения диплома она пришла к порогу «альма-матер». Дальше ее не пустил швейцар: «В штанах не пускаем!» Было это в Ленинградском институте… культуры. Вот так! (Говорят, недавно тот же швейцар решал другую проблему: пришла в институт делегация шотландцев — все в юбочках. Пропустил — иностранцы!)
      В Риге я был свидетелем грустного факта. Какой-то доброхот распорядился не пускать в ресторан мужчин без галстука (думалось мне, протокол обязателен для дипломатических и официальных приемов, но здесь рассудили иначе). У швейцара на этот случай были приготовлены тряпки, когда-то именовавшиеся галстуками (плата за прокат самая умеренная — всего рубль). Боже, какой же парад безвкусицы был в зале! Парню в ковбойке досталось что-то ядовито-оранжевое, черный шерстяной свитер диссонировал с мышиного цвета галстуком на резинке. Но венцом всего был симпатичный юноша в водолазке: его просто жег галстук — разве так важно, какого цвета? Так борцы за вкус устроили пародию во имя хорошего вкуса!
      Мода — понятие непостоянное. Давно ли еще репрессировались брюки «дудочки», а теперь пытаются предать публичной экзекуции хозяев брюк шириной с Черное море. Знать бы набриолиненным юношам, что их сменят «волосатики»!
      Ничто так не утомительно, как длительное единообразие. Редко кому хочется, подобно человеку в футляре, всю жизнь ходить в одном и том же. И на здоровье. Каждый одевается в строгом соответствии со своим вкусом. Кто-то спешит за модой, кто-то стремится ее перегнать, кто-то к ней равнодушен — у каждого свой вкус и, соответственно, свое отношение к моде, которая предлагает, а не диктует. Поэтому никак нельзя предавать остракизму кого-то лишь за то, что он одевается не так, как вам нравится, тем более говорить это вслух.
      Вкус — это прежде всего умение взять из моды то, что вам больше всего подходит. В конце концов, не люди для моды, а мода для людей. Человеку со вкусом она может оттенить достоинства, скрыть какие-то дефекты. Может, у того парня, что обрядился в широченные брюки, кривые, или толстые, или очень худые ноги — он и рад, что этого никто не замечает. В эпоху «шпилек» низкорослые девушки носили их с удовольствием: становились выше! А каково выглядели на них же женщины баскетбольного роста? Но и они никому не мешали, даже если надевали «шпильки». В ту же самую эпоху носились и «лодочки», однако ничего страшного не произошло. Нервы же портились теми, кто не относился с должным уважением к чужим вкусам.
      Чехов, придерживавшийся в одежде самых строгих правил, не признававший ни халатов, ни пижам, ни шлепанцев, ни других атрибутов домашней вольницы, ни разу не корил Льва Толстого за приверженность к «толстовке», а Горького — за ношение рубахи навыпуск, подпоясанной ремешком. Больше того, ему сама мысль об этом показалась бы дикой, хотя он сам ни за что не стал бы носить ту же «толстовку». Если же Чехов и высказывался по проблемам, связанным со вкусом, то никогда не был категоричен, никого не задевал, боролся с безвкусицей. Такой же деликатностью отличались и его персонажи, которым он симпатизировал.
      У моды свои законы: сначала она ошеломляет, затем с ней свыкаются и принимают. Порой мода проделывала окольный путь, чтобы утвердиться у нас.
      И вот что удивительно: громче всех в штыки встречают новую моду, обвиняя ее создателей в отсутствии вкуса, те же, кто громит за следование вчерашней моде. Казалось бы, кому какое дело: нравится старушке салоп — пусть носит на здоровье, коль в н*ем удобно и тепло, не надо морщиться: «Допотопный вкус». Ходит кто-то с муфтой — может, с ней связаны самые памятные события. У каждого свои привычки, привязанности, свой вкус. Одни любят собирать марки с зубчиками, другие без зубчиков — это никому не мешает.
      Напрашивается одно возражение. Допустим, вы сидите в ресторане и к вам за столик садится некто в засаленной рубахе, пиджаке, никогда не дружившем с утюгом, черной шеей, патлами, лоснящимися от грязи. Конечно, вам будет неприятно с ним сидеть. Но тут дело не в его вкусе, а в забвении элементарных санитарных норм. У каждого народа веками складывались традиции, нарушение которых порой кощунственно. Можно ли прийти на похороны в купальном костюме? Пижама — наряд для сна, а не для сдачи экзаменов, и тренировочный костюм не для ресторана. Так что снова дело не во вкусе. Кстати, когда врачи порой вынуждены вмешиваться в «модные» проблемы, то делают это не по причине дурного вкуса, а просто выполняя профессиональный долг. В свое время врачи протестовали против шлейфов. Шлейфы оказались рассадником болезнетворных микробов. Выступали врачи и против ношения зимой всевозможных мини: бесстрастная статистика показала, что это опасно для здоровья женщины.
      Но… я тоже человек, и, откровенно говоря, мне тоже что-то не нравится. Прошлым летом стало немного не по себе, когда на вельветовых брюках одной девушки я увидел череп, перекрещенные кости, а под этим — от колена до пятки — восклицательный знак. Наверное, ни к чему путать девичье бедро с будкой трансформатора, но я был далек от мысли судить об этой девушке только по рисунку на брюках. Пассажиры же (было это в электричке) рассудили иначе: «Бессовестная, о девичьей чести не думаешь», «Парням на шею вешаешься», «В милицию тебя сдать», «Куда комсомол смотрит?», «Совсем распустились». Преобладало одно мнение — запретить! Как, оказывается, просто: запретить — и все в порядке. Запрещений и так много. Запрещается «выгул собак по газонам», петь, распивать спиртные напитки, играть в карты и сорить в электричках, плодятся опятами таблички: «Посторонним вход воспрещен».
      Но нельзя запретить одеваться так, как люди хотят. О вкусах не спорят. Их воспитывают, долго, систематически, тактично, стремясь к тому, чтобы внешний и внутренний мир человека был в гармонии.
     
     
      ХМЕЛЬ ШУМИТ — УМ МОЛЧИТ…
     
      КАК НЕ НАДО ВЫПИВАТЬ
     
      Застолье
      Как-то я был на банкете. На меня поначалу очень хорошее впечатление произвел мой сосед слева — обаятельный, культурный, обходительный. Каких только затейливых тостов он не предлагал — и все с шутками, прибаутками. Но на этом не остановился. Опоздавшему налил фужер водки, заставил всех собравшихся скандировать: «Пей до дна, пей до дна!», заставил выпить, как тот ни противился. Финал был плачевный: сам тамада, заботившийся о том, чтобы его рюмка не была пустой, начал позволять себе вольности, вести себя развязно. Опоздавший свалился под стол… Хорошо начавшийся вечер был безнадежно испорчен.
      К сожалению, редко кому не приходилось видеть, как культурный, обходительный человек, с которым приятно общаться, выпив лишнюю рюмку, становился непохожим на самого себя. Тут уж и речи не может быть о вежливости, о культуре поведения. Вот почему, ведя разговор о хорошем тоне, нельзя не упомянуть о пьянстве, которое препятствует проявлению истинно человеческих качеств и, помимо всего прочего, способно нанести моральный ущерб любому человеку.
      …Мне довелось присутствовать при тяжелом разговоре в коллективе научно-исследовательского инсти-94
      тута, обсуждавшего поведение молодого инженера, попавшего в вытрезвитель. По отзывам он был человеком тихим и скромным, предупредительным в отношениях с товарищами. Но на сей раз в гостях, на улице горланил песни, выражался нецензурными словами. Когда товарищи говорили ему горькие слова, он сидел, обхватив руками голову. Потом встал и тихо сказал:
      — Боже, как стыдно, как мне стыдно.
      И мне вспомнилось предание, что в древней Спарте пьяниц специально напаивали спиртным и показывали собравшимся спартанцам, чтобы все видели, насколько жалок и смешон этот человек. Это было тяжелое наказание — быть посмешищем в глазах других.
      Пьяницы нарушают общественный порядок, правила социалистического общежития, мешают другим. Они бесцеремонно ведут себя в общественных местах, не считаясь ни с кем и ни с чем. Они шумят и ночью, мешая спать соседям. А сколько горя они приносят своим семьям! Становятся врагами самим себе, обкрадывают себя.
      Несколько лет назад в одном санатории я видел, как «поправляла свое здоровье» четверка друзей, приехавших с Урала. Целый месяц они жили в замкнутом треугольнике: «кровать, столовая, «голубой Дунай», расположенный напротив, где бойко чуть ли не круглые сутки шла торговля «горячительными» напитками. Другие отдыхающие купались, загорали, ездили на экскурсии, ходили на концерты — старались, чтобы пребывание в санатории прошло с максимальной пользой. Эта же четверка, по-моему, даже на море ни разу не взглянула. Они, правда, не шумели, вели себя тихо, но настроение портили изрядно. Кому по душе было видеть их каждый день пьяными, с трясущимися пальцами, нетвердо державшими вилку. Мало того, что они заняли места, не дали возможности приехать другим четверым, действительно нуждавшимся в лечении. Они просто всем мешали. Какое воспоминание осталось о них, по-моему, ясно. Ну а они что повезли домой с юга, кроме богатой коллекции водочных этикеток?
      Врачи, физиологи, социологи, психологи заняты сейчас исследованием объективных причин пьянства. Но, думается, нельзя проходить мимо причин субъективных, связанных с неверным пониманием традиций, обычаев, о которых часто твердят пьяницы.
      — Какое же это застолье без выпивки всласть? Исстари так заведено!
      — Наши деды пивали, да еще как, и ничего…
      — Пей до дна, как положено! Не нарушай обычаев!
      Неужели в самом деле наши достопочтенные предки узаконивали застольное пьянство, поощряли его?
      Сколько в фольклоре каждого народа пословиц и поговорок, осуждающих, издевающихся над любителями выпить! Если взять любой сборник народной мудрости, то отношение к пьянству во всех его видах будет сверхотрицательное. Как же могли тогда существовать «искони народные обычаи», поощряющие пьянку?
      Если бы любители этакой «винной» старины всерьез покопались бы в старых книгах и документах, то выяснили бы они интереснейшее обстоятельство: не было в русском застолье ПЬЯНЫХ ОБЫЧАЕВ. Более того, гость, который испортил общее веселье неумеренной своей склонностью к выпивке, карался.
      К сожалению, порой забываются традиции застолья. В республиках СССР (Грузия, Армения, Латвия, Молдавия) есть своя ярко выраженная манера ведения стола, свои обычаи. В Грузии выбирается руководитель стола — тамада, который отвечает не только за настроение гостей, не только за порядок пиршества, но и за состояние присутствующих.
      Один тамада, опытный человек, мастер своего дела, рассказывал мне о некоторых приемах своего дирижирования столом:
      — Если мне кто-то из гостей не особенно нравится, в том смысле, что он может захмелеть, я даю ему право произнести тост. Этот человек становится центром внимания: мобилизует свою волю, берет себя в руки. Затем, если мои подозрения подтверждаются, то я чаще обращаю на него внимание в своих тостах, то есть не даю ему покоя… Тамаде нужно быть психологом. Много раз я вел праздничные столы, и только один раз у меня был случай, когда гость вышел из-под моего контроля.
      Грузинское застолье, которое дошло от старины до наших дней в наиболее сохранившемся первоначальном виде, почти исключает возможность винных излишеств.
      То же можно сказать и о старых обычаях русского стола. К сожалению, как уже упоминалось, обычаи эти забываются. А точнее сказать, вульгаризированы. Непременное «пей до дна», пристальное внимание к человеку, который пригубил бокал и поставил его на место («Смотрите, а Иван Иванович не пьет! Нехорошо…» и т. д.), является не только нарушением культуры поведения, правил хорошего тона, но и находится в полном противоречии с тактичным, в высшей степени мягким народным (не путать с придворным, со старобоярским) обычаем, основой которого было желание доставить гостю максимум удовольствия.
      На Руси в старину практически не было легкого виноградного вина. Зато в большом количестве имелись различные водки, настойки и наливки. Отсюда и другие обычаи за столом. Например, после каждой рюмки отводилось специальное время на закуску, и хозяин внимательно следил, чтобы все закусили хорошо и плотно. Более того, никогда не начинали выпивать натощак — сначала ели.
      Один из древних русских обычаев гласит (в переводе на современный язык): и хозяин и гость должны доставлять друг другу радость и удовольствие.
      Например, в Московии был очень популярен обычай, когда по кругу (то есть вокруг стола) пускали чашу с вином и каждый из нее зачерпывал себе сколько нужно, смотря по состоянию здоровья и настроению. Один мог налить себе чуть-чуть, другой полную чарку.
      Сейчас было бы очень важно и своевременно взять на вооружение именно этот застольный русский обычай: каждый наливает сам себе сколько хочет, и никаких дискуссий по этому поводу никто не должен заводить.
      «Вино входит — ум выходит» — эту старую пословицу нужно помнить каждому виночерпию, поэтому нельзя подходить к каждому гостю с одной меркой.
      В старину, между прочим, те самые деды, которые якобы требовали «пить до дна», учредили очень любопытный знак — «орден» за пьянство. В конце XVII — начале XVIII века этим «орденом» награждали пьяниц. В фондах Государственного Исторического музея есть один экземпляр этого «ордена». Он представляет собою большую чугунную восьмиугольную пластину, на которой написано: «За пьянство». Толстая проволока скрепляет «орден» с железным ошейником, который и надевался на шею «героя дня». Весило такое украшение около четырех килограммов.
      Поэтому, мягко говоря, весьма наивно звучат сейчас ссылки любителей выпить, нарушающих элементарные правила культурного поведения, на «дедовские традиции» и «старые обычаи».
      Наши предки никогда не были поклонниками культа «зеленого змия». И ссылки на якобы народные традиции не стоят ломаного гроша.
      Хорошо помню, как до войны люди ходили друг к другу в гости. Приходили посидеть, поговорить за чашкой чаю. Хозяйка готовила пироги. И вечер получался хорошим, и разговор серьезным. Сейчас почему-то некоторые люди считают, что встреча с друзьями, со знакомыми непременно должна сопровождаться выпивкой. Это, Дескать, традиция. Ложь, такой традиции не было и нет! Ее придумали любители пображничать. И уж если говорить начистоту, не может получиться доброго разговора, если мозг затуманен винными парами.
      Или другое поверье, будто существует традиция обмывать удачно сделанную покупку, какое-то знаменательное событие в жизни человека. Несколько лег назад группа студентов, защитивших дипломы, решила «по традиции» отметить это событие. Они напились до скотского состояния, устроили дебош в кафе. Похмелье получилось печальным — в суде.
      И уж коль зашла речь о традициях — вот одна из них, абхазская. Если три брата пришли в гости, первым из-за стола выходит младший, потом средний, оба ждут старшего, проследят за тем, чтобы он во всем вел себя достойно. У абхазцев прекрасное правило: появиться где-то пьяным — совершить один из самых позорных поступков. Я за такие традиции, которые зовут в первую очередь к сохранению в человеке человеческого. А то ведь сейчас порой опасно идти в гости: хозяева считают, что раз ты ушел от них не на четвереньках, значит, они плохо тебя приняли. Вот и начинается Демьянова уха: заставляют пить, вливают чуть ли не насильно. «Пей до дна», — настаивают выпивохи. Опоздал человек, ему «по традиции» наливают штрафную. И снова звучит пьяное «пей до дна».
      Между тем правила хорошего тона требуют того, чтобы человека никогда не заставляли пить насильно. Веселье отнюдь не зависит от количества выпитых крепких напитков. Я знаю много непьющих людей, которые бывают и в гостях, и на вечерах по-настоящему веселы. С ними приятно быть и потому, что они не подогревают себя вином. Их чувства, их веселье неподдельны, искренни и непосредственны.
      Хочу, чтобы меня верно поняли: я вовсе не противник того, чтобы в праздничный день человек выпил рюмку вина. Но культурный человек всегда соизмеряет свои возможности для того, чтобы не доставить неприятности себе и другим, чтобы всегда оставаться культурным человеком.
      Древний мудрец Анахарсис высказал справедливую истину: «…первый бокал обыкновенно пьют за здоровье, второй — ради удовольствия, третий — ради наглости, последний — ради безумия». Римский философ Сенека называл пьянство добровольным сумасшествием.
      В нашей стране есть строгие законы, которые ставят суровые заслоны пьянству и пьяницам. Они в первую очередь направлены на то, чтобы оградить наших людей от любителей спиртного, нарушающих покой других, мешающих жить своим ближним. Но принудительные меры не панацея от всех бед. Огромное значение в борьбе с пьянством имеет общественное мнение. А мы, что греха таить, бываем здесь подчас слишком либеральны. Приходится наблюдать иногда такую картину: едет в троллейбусе пьяный человек, куражится, оскорбляет окружающих. Его бы призвать к порядку, высадить из троллейбуса. Именно так и должен поступать культурный человек. Требуем же мы, чтобы никто не был сторонним наблюдателем, когда бесчинствуют хулиганы. Но вот к пьяницам почему-то бываем удивительно снисходительны. Попробует кто-нибудь одернуть пьяницу и слышит голоса сердобольных пассажиров: «Он же выпил, не стоит трогать его». А пьянице только того и надо. Чувствуя поддержку, он распоясывается еще более.
      Нет, нельзя потакать пьянчугам, которые портят людям настроение, нарушают общественный порядок, хулиганят. Надо создать им обстановку нетерпимости, чтобы многие из них задумались о своем поведении, задумались перед тем, как взять в руки рюмку спиртного.
      Нужно до конца разоблачить нелепейшее утверждение, будто пить по всякому поводу — извечная традиция, которой следовали отцы наши и деды.
      Пьянчугам и их сознательным или несознательным покровителям объявлена беспощадная война. Лишняя рюмка — это очень часто семейная ссора, скандал, испорченное настроение у десятков людей. Вот почему вправе, ведя речь о хорошем тоне, о культуре поведения, говорить в полный голос о пьянстве и пьянице, несовместимых с самим понятием «культурный человек».
     
     
      СТРАШИСЬ БЕЗУДЕРЖНО БОЛТАТЬ ЯЗЫКОМ, СКАЖИ ЛУЧШЕ СЛОВО ОДНО, НО С УМОМ
     
      КАК НЕ НАДО ВЫСТУПАТЬ
     
      Быть может, этот заголовок вызовет недоумение. В самом деле, имеют ли отношение к культуре поведения советы, рассчитанные, видимо, на лекторов и докладчиков? Но давайте разберемся в этой проблеме. Говорят, что какой-то статистик-любитель подсчитал, что каждому человеку за жизнь в среднем доводится выступать более пятидесяти раз. Выступать на собраниях и производственных совещаниях, на планерках и летучках, на учебных семинарах в студенческой аудитории и в школьных кружках. А значит, разговор о том, как не надо выступать, затрагивает почти всех.
      Здесь, конечно, пойдет речь не об ораторском искусстве, не о мастерстве лектора. Речь пойдет о другом: о тех требованиях, которые предъявляют правила хорошего тона к людям в процессе их общения на совещаниях, заседаниях, деловых встречах. Ведь успешное выступление человека перед более или менее широкой аудиторией во многом зависит от его отношения к аудитории. В свою очередь, выступающий вправе требовать к себе внимательного отношения со стороны слушателей. Не случайно о хорошем докладчике говорят, что он нашел контакт со слушателями, а лектор зачастую отмечает, что аудитория была «благодарной».
      Порой можно наблюдать такую картину: идет собрание, обсуждающее важный, злободневный вопрос, который представляет общий интерес для всех собравшихся. На трибуну выходят люди, говорят по существу обсуждаемого вопроса. Но слушают их плохо, кто-то читает газету, кто-то листает книжку, кто-то переговаривается, ведя беседу на тему, не имеющую никакого отношения к собранию. Тут налицо явное неуважение аудитории к выступающим. Но, может быть, и выступающие не проявили к себе должной требовательности, забыв, что их слушают люди?
      Спору нет, не все обладают ораторским даром. Некоторым публичные выступления даются нелегко. Помню, один молодой инженер говорил мне, что самое трудное для него выступать на людях:
      — Знаю, что говорю нескладно. Пытка и мне и тем, кто меня слушает. Но что поделаешь — не рожден я оратором.
      Но ведь наивно всех мерить меркой Цицерона. От людей, которым приходится выступать, требуется другое: очень серьезно отнестись к своему выступлению, тщательно продумать его, чтобы оно прозвучало весомо, чтобы аудитория почувствовала искренность выступающего. И тогда вряд ли слушатели останутся безучастными.
      Если сказать нечего, лучше отказаться от выступления, чтобы не отнимать у себя и у других драгоценное время, да и самому не предстать в весьма невыгодном свете.
      Очень неприятное впечатление производит лектор, «говорящий по бумажке».
      Несколько лет назад в одном из рабочих клубов была назначена лекция о международном положении. Слушателей собралось немало, в назначенное время на трибуну поднялся лектор, развернул папку и начал читать. Он читал, неотрывно следя за строчками, не поднимая голову, не обращая внимания на тех, кто его слушал. У него была плохая дикция, разобрать что-либо было трудно. И не мудрено, что вскоре зал загудел — так бывает всегда, когда людям скучно. Но лектор, который, видимо, привык к подобным реакциям слушателей, продолжал читать. И тогда с места поднялся один из слушателей и обратился к председательствующему:
      — Прошу слова!
      Лектор умолк. Председательствующий вопросительно смотрел на человека, прервавшего выступление. А тот без обиняков заявил:
      — Есть предложение поручить прочитать данный текст нашему товарищу Авдееву. У него и голос громче, и читает он понятливей. А то тут ничего не разобрать…
      Вот результат неуважения к аудитории.
      Никто не осудит выступавшего, если он выйдет с листком бумаги, на котором записаны тезисы выступления, цитаты, даты. Но удручающее впечатление производят те, которые от первого до последнего слова записывают, а затем зачитывают то, что хотят сказать слушателям. Так, естественно, легче и проще выступать. Но ведь надо подумать и о тех, кто слушает! В принципе культурный слушатель никогда не станет ни словами, ни действиями выражать свое неудовольствие, не станет громко разговаривать, демонстративно покидать зал, афишируя свое неуважение к оратору.
      Столь же неприлично перебивать оратора, выступающего во время совещаний и заседаний. Признаками невоспитанности являются разного рода иронические реплики. Поставьте себя на место того, кто выступает, и вы поймете, как важно доброжелательное отношение аудитории для человека, ведущего с ней разговор.
      Некоторые ораторы любят блеснуть эрудицией, козырнуть этаким мудрым словцом, витиеватым выражением. Они не замечают того, что подобные приемы чаще всего оборачиваются против них самих. Если выступление непонятно слушателю, то вина за это, конечно, ложится на выступающего. Доходчивость, популярность выступления, как правило, определяют его успех. Культурный человек в любой обстановке держится просто, непринужденно и с достоинством. Таким он остается и тогда, когда выступает перед другими людьми.
      Не менее важное значение имеет внешняя сторона дела. Представьте себе, что на трибуне появился неряшливо одетый человек, в помятой сорочке, со сбитым в сторону галстуком, в забрызганных грязью ботинках. Его появление вряд ли вызовет удовольствие у тех, кто пришел послушать лекцию или доклад. Это говорит о том, что и внешний вид выступающего играет немаловажную роль.
      Человек, вышедший на трибуну, должен добиваться, чтоб каждое его слово звучало весомо. Бывает подчас, что выступающий до предела насыщает свою лекцию или доклад разными шуточками, анекдотами, забавными историями. В этом нет ничего плохого, если «подсобный материал» служит средством для лучшего выражения главной мысли, способствует большей доходчивости выступления. Но ведь случается и так: слушают хорошо, смеются, чутко воспринимают каждое слово, но потом наступает разочарование. Так бывает всегда, когда оратор подменяет серьезную тему легковесными «байками», зарисовками, рассчитанными на сенсацию историями, забывая, что это не эстрадное выступление, а серьезный разговор.
      Особого внимания и такта требуют ответы на вопросы после выступления, на записки. Ответы должны быть по возможности краткими, четкими, и ни в коем случае они не должны задевать того, кто задал данный вопрос. Именно здесь порою некоторым ораторам изменяет чувство меры.
      Существует неписаное правило: всегда надо дать высказаться человеку до конца, а уже затем задавать вопросы, полемизировать. Это правило в равной степени правомерно и для докладов, и для лекций, и для деловых совещаний (где, кстати, оно чаще всего нарушается). Бывает, что некоторые не терпящие возражений руководители перебивают выступающих, бросают им язвительные реплики. А ведь совещания для того и проводятся, чтобы каждый мог высказать свою точку зрения, свое мнение по тому или иному вопросу. Гораздо полезнее для дела выслушать все соображения, замечания, предложения, сопоставить их.
      Особо следует сказать о так называемых «штатных ораторах», людях, которые стремятся выступать буквально по каждому поводу, на каждом совещании. Таких людей еще нередко приходится встречать в трудовых коллективах. К ним привыкли, знают, что они ни в коем случае не удержатся от выступления, если представится такая возможность. Привыкли к их выступлениям, чаще всего пустым, не несущим серьезной смысловой нагрузки. Да это и понятно: выступать нужно лишь тогда, когда есть что сказать.
      Основа хорошего тона, культуры поведения советского человека — уважение к окружающим, к близким, к товарищам, к коллегам. Об этом нужно помнить всегда, и тогда в любой ситуации вы сможете легко найти верную манеру поведения, правильный тон, которые, в свою очередь, помогут вам отыскать и нужные слова, и заслужить благодарность даже самой сложной аудитории.
     
     
      О ПУСТЯКАХ СПОРИТЬ — ДЕЛО УПУСТИТЬ
     
      КАК НЕ НАДО СПОРИТЬ
     
      Старая узбекская пословица гласит: «Достаточно услышать, как человек спорит, чтобы определить все его достоинства и недостатки».
      Действительно, то, как человек ведет спор, как он владеет собой и своим языком, может иной раз сказать больше, чем длительное знакомство. А одним из основных элементов любого спора является такт, общая культура поведения.
      Прежде всего сдержанность, умение владеть собою, уважение к оппоненту.
      Известный литератор XIX века Владимир Федорович Одоевский в «Лекциях доктора Пуфа» писал:
      «Воспитанный человек умеет слушать. В самом жарком споре он не прервет вашей речи и даст вам наговориться вдоволь, но не оставит вас без ответа. Присутствия такого человека вы в первую минуту не заметите, а потом — хоть бы с ним не расставаться, так жить с ним удобно и ловко, укладывается в любой футляр».
      Споры нужны, они жизненно необходимы. Но спорить надо уметь. Спор — столкновение мнений, часто полярных, взаимоисключающих друг друга. Кто-то из спорящих всегда заведомо не прав, редко, но бывает, что не правы все, а истина притаилась где-то рядом.
      По-настоящему культурный, воспитанный человек в споре не станет переходить на личности по давнему трамвайному принципу «Сам дурак!», всегда будет помнить о предмете спора. Для него неважно, кто сказал, где сказал. Самое главное — что сказано.
      Нет-нет да и сейчас бывает: выскажет кто-то дельное предложение, а оно отбрасывается: «Кто предложил? Иванов? Это же прожектер. В облаках витает!» Спор в таких случаях подменяется канцелярским окриком, готовая разгореться искорка истины заливается ушатом холодной воды.
      Спора никогда не надо избегать, но спорить надо честно, требовательно, принципиально, не размениваясь по пустякам. Верно подмечено в старой пословице: «О пустяках спорить — дело упустить». Люди, которые лезут в бесконечные словопрения по каждому поводу, производят, как правило, не самое хорошее впечатление.
      То же можно сказать и о любителях чисто схоластических споров, начало которым было положено в средние века, когда жарко дебатировались вопросы: «Сколько чертей — тысяча или две — усядутся на острие иглы?»
      Спор — это своеобразное состязание, в котором каждый отстаивает свое мнение.
      Пушкин писал в «Евгении Онегине», что меж его героями «все рождало споры и к размышлению влекло: племен минувших договоры, плоды наук, добро и зло». Из такого спора люди выходят взаимно обогащенными, узнают что-то новое.
      Одним из видов спора, в котором нарушаются обычно все правила культуры поведения и такта, является ссора.
      Образцом того, как не надо ссориться, как не надо спорить, является блистательная сатирическая повесть Н. В. Гоголя о ссоре Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем. Мещанская ограниченность, классическое обывательское самомнение, абсолютное непонимание такта и основ этики нашли свое совершенное воплощение в этих сатирических персонажах.
      Любая ссора вырастает из неумения или нежелания спорить. Разумеется, бывают такие ситуации, когда просто не нужно вступать в спор (когда, например, кто-то специально ищет повода для ссоры или пытается спровоцировать спор и т. д.). Но это уже разговор или медицинский (когда речь идет о патологических спорщиках, склочниках, клеветниках и прочих видах психических заболеваний), или, как говорится, милицейский — если ссору завязывает пьяный человек, какой-либо хулиган и т. д.
      Но, как правило, всегда можно спорить, не выходя за пределы правил хорошего тона, не допустить перехода спора в ссору, если даже спор ведется весьма темпераментно и затрагивает самые острые проблемы.
      Тот, кто затевает бесконечные ссоры по любому поводу, вредит в первую очередь сам себе.
      Так, например, семейные ссоры, порой переходящие в глубокие конфликты, — классический пример неумения находить истину в споре, неумения отыскивать и использовать душевные эмоциональные контакты. Медицинская статистика говорит, что семейные люди живут гораздо дольше холостых, что нормальная семейная жизнь способствует долголетию.
      Поэтому ни в коем случае нельзя допускать, чтобы семейный спор перерастал в склоку.
      Спорят и ссорятся не только в семье. Недаром излюбленная тема фельетонистов — кухонные, коммунальные баталии.
      Если споры жизненно необходимы, то без ссор жизнь становится значительно краше. Ведь любая ссора никого и никогда не приводила к истине.
     
     
      ГЛУБОКО РАНИТ ОСТРЫЙ МЕЧ, НО МНОГО ГЛУБЖЕ — ЗЛАЯ РЕЧЬ
     
      КАК НЕ НАДО БЫТЬ ВЕЖЛИВЫМ
     
      Когда говорят, что хамство — всегда хамство, это не совсем верно. Хамство модернизируется, старается шагать в ногу с веком, хам приспосабливается к обстоятельствам, иной раз даже подчеркивает свою вежливость. Появилась, например, некая разновидность воспитанных, но, мягко говоря, «рассеянных» людей, которые все знают: что пожилым надо уступать место, нельзя сидеть за столом в шапке. И тем не менее…
      В автобус с передней площадки зашла — с посторонней помощью — женщина преклонного возраста. Сидевший у окна элегантный, по последней моде одетый молодой человек, читавший роман Брэдбери, встал — этак нехотя, небрежно, словно у него ноги на шарнирах, и бросил:
      — Садись, бабуся, а то того гляди развалишься. Мне-то еще до крематория далеко.
      Вежливое хамство? Хамская вежливость? Что делать с таким? Раньше таких вызывали на дуэль, малолетних же за подобные шутки просто-напросто пороли розгами. Ныне розги отменены, перчатку не бросишь, а за пощечину милиция может привлечь к ответу как за мелкое хулиганство. За словесное же хулиганство, коль не произнесено нецензурных слов, меру наказания сразу и не сыщешь. Во всяком случае, после слов вежливого хама пассажиры впали в состояние трусливого шока, старушка, и без того бледная, совсем побелела. А сидевший неподалеку грузный мужчина явно запенсионных лет поднялся и предельно вежливо предложил поклоннику фантастики:
      — Садитесь, молодой человек, читайте, устраивайтесь поудобнее. Боюсь, как бы я, сидя, не развалился.
      Пассажиры засмеялись. Вежливый хам на первой же остановке пулей вылетел из автобуса. На лице его читались растерянность и недоумение: он же уступил место, что еще от него требуют?
      Умение ставить людей на место с помощью иронии, сарказма — большой дар. Это безукоризненно в умысле такта и убийственно действует на того, против кого направлено. Один гражданин, долго простояв возле сидящих в автобусе юношей, громко спросил их:
      — Дозвольте полюбопытствовать, молодые люди, давно ли на пенсии?
      Ирония сработала безотказно: секунд через десять в автобусе стало на двух пассажиров меньше. Иначе и не могло быть: с бестактностью следует бороться тактично, только тогда можно добиться положительного результата.
      Кому, увы, не знакомы такие сцены. К примеру, жаждущий постричься подходит к освободившемуся креслу. Его останавливает мастер:
      — Занято!
      — Как так? Подошла моя очередь, и кресло свободно!
      — А вы кто такой, что перед вами надо отчитываться?
      Или: вы подходите к продавщице газированной воды, протягиваете ей пятиалтынный и просите:
      — Пожалуйста, с сиропом.
      Что-то вы не рассчитали: ваши пятнадцать копеек попадают к вам же в руки, а газировщица показывает вам спину.
      __ ?!
      — Что хочу, то и делаю, вы мне не указчик.
      __ ?!?!
      — Сдачи нет: кто захочет пить в такую погоду?
      Как вот тут не проходить мимо? Требовать жалобную книгу? Просить, настаивать, наконец, умолять? А почему, спрашивается? Ведь в ваших просьбах нет ничего незаконного! Они на всех собраниях, курсах слышали не одну сотню раз: «Вы работаете с людьми, поэтому плохое настроение оставляйте за порогом».
      Абсолютно убежден: упомянутые люди не такие уж темные, что и на пушечный выстрел не подходили к познанию правил хорошего тона. Они ведь тоже умеют быть воспитанными, да еще как умеют! И голос не повысят, и в дверь робко постучат, и без приглашения не сядут, но это лишь с «вышестоящими». А когда надо общаться с докучливыми просителями — они чином ниже — можно и покуражиться, и на непристойные намеки не поскупиться. Вот ведь какая метаморфоза: идеальная воспитанность в кабинете начальства и воинствующее хулиганство на своем служебном месте, но и то до поры — пока не придет к нему кто чином выше. В этом-то вся и закавыка. Ведь и тот юнец, любитель Брэдбери, ни за что бы не сказал своему ректору или директору:
      — Садись, а то развалишься.
      Выходит, есть воспитанность по служебной линии, протокольная, когда человек застегнут на все пуговицы. И есть, оказывается, возможность отдохнуть от подобного напряжения — отталкивая всех локтями, без очереди влезть в автобус, наступить кому-то на ногу и не извиниться, прикрикнуть на соседа: «Чего расселся, дед, ну-ка подвинься!» Как же не проходить мимо подобного?
      В соседнем подъезде моего дома живет старый бухгалтер Никанор Петрович. Про него коллеги рассказывают: зашел он однажды к начальнику отдела и, услышав: «Ну что у тебя?», спросил: «Я ослышался? Вы хотели сказать мне «Здравствуйте, садитесь, пожалуйста»?»
      — Тут не институт для благородных девиц!
      — А если сейчас к вам зайдет начальник главка, вы и ему крикнете: «Ну что у тебя?», и даже не встанете, не выйдете из-за стола?
      — Так ты же не начальник главка!
      — Вы хотели сказать мне «вы»? Я не требую, чтобы вы меня уважали, но требую, чтобы относились ко мне уважительно — даже и не потому, что я почти в два раза вас старше!
      Кстати, уж коль зашла речь о Никаноре Петровиче, следует вспомнить еще об одном случае. Ехал он как-то троллейбусом в Фили. На задней площадке пьяный мужичок с упорством, достойным лучшего применения, норовил ударить одного рыжего двухметроворостого мужчину, но ничего не получалось: не дотягивался. А могучий мужчина тем временем взывал на весь троллейбус:
      — Успокойте хулигана! Куда смотрит общественность?!
      Никанор Петрович, человек пожилой, подошел к дебоширу, не говоря лишнего слова взял его за ухо, пригнул до пола и сказал под одобрительные возгласы всех пассажиров:
      — Вот куда смотрит общественность!
      На первой же остановке сошли оба — и могучий мужчина, и хулиган. Одному стало стыдно, другому неуютно!
     
     
      ПО ПРОСЬБЕ ЧИТАТЕЛЕЙ…
     
      Как уже неоднократно подчеркивалось выше, вопросов, связанных с тактом и хорошим тоном, необъятное число. Даже в самом универсальном (если бы такой существовал) справочнике по культуре поведения невозможно было бы учесть все конкретные, каждоминутно возникающие проблему, связанные с этикой поведения, современной вежливостью, советским этикетом.
      Во многих письмах, которые получает автор этих строк, читатели просят совета, как им вести себя в различных жизненных ситуациях, делятся своими мыслями по поводу прочитанного, хотят проконсультироваться по тем или иным вопросам.
      Может быть, со временем такие книги, в основу которых будут положены именно читательские письма, и появятся на книжных полках. Но, пока суд да дело, мне хотелось бы дать ответы на самые характерные и наиболее проблемные вопросы.
     
      ВОПРОС:
      «Положил я своей сослуживице в портфель мышонка, а она теперь со мной не здоровается. С ней и пошутить нельзя! На работе устаешь, хочется иногда и развлечься. Но как быть, если не у всех людей развито чувство юмора?
      Иван X., г. Ярославль».
     
      ОТВЕТ:
      Действительно, ну что особенного? Положил сослуживице в портфель мышонка, а она, лишенная чувству юмора, перестала здороваться!
      Вот если бы лягушку, тогда другое дело, тогда обида, пожалуй, и оправдана. Так, что ли?
      Нет, тов. Иван X., это не ваша сослуживица лишена чувства юмора, это вы сами начисто лишены элементарных этических норм.
      И еще одно соображение. Вы пишете: «На работе устаешь, хочется иногда развлечься». Это вы, стало быть, на работе собираетесь развлекаться? Сколько уже на эту тему писано-переписано фельетонов, сколько рисовано-перерисовано карикатур? И бесконечные разговоры по телефону в рабочее время, и решение кроссвордов, и иногда игра в шахматы… А вы вот нашли новую забаву: мышь в портфеле у сослуживицы! То-то, должно быть, вы смеялись, когда испуганная женщина отскочила с визгом от портфеля. Рабочий день, настроение у нее, надо полагать, были уже испорчены, а вы-то тоже, видно, немало часов рабочего времени потратили, рассказывая сослуживцам «препотешную» историю.
      Нет, шутка шутке рознь. И вообще, шутки шутками, а пугать и обижать своих товарищей по работе не следует. Между прочим, тут уместно напомнить старинную пословицу: «Делу время, а потехе час».
      Кстати, как вы пронесли на работу живую мышь? Будучи человеком небрезгливым, вы, вероятно, держали ее в кармане. А если бы она еще на улице вырвалась на свободу, юркнула бы в какую-нибудь щель и… Далее представьте себе, товарищ Иван X., сколько бед одна мышь со всем ее потомством могла бы натворить в каком-нибудь складе, магазине, даже в обыкновенной квартире. Ведь мышь — животное не безобидное, это вредитель, и есть даже специальные организации, призванные истреблять ее.
      Мы потому так подробно остановились на поступке или, лучше сказать, проступке товарища Ивана X., чтобы вы, уважаемый читатель, задумались над тем, как не надо шутить.
      Вот вам еще один пример. Лет пять назад одна областная газета в первоапрельском номере познакомила читателей с прогнозом погоды на май: «В четвертой декаде мая ожидаются морозы до тридцати градусов, а в пятой — сильный снегопад, толщина снежного покрова достигнет 60—70 сантиметров». Что сделали некоторые председатели колхозов? Сели в машины — и к областному начальству: как планировать посевные работы, если газета дала такой прогноз погоды?
      Остановимся на этой, с позволения сказать, «шутке». Люди, лишенные юмора, не заметили, что в месяце не бывает ни четвертой, ни пятой декад. Ну хорошо, председатели колхозов поехали к областному Начальству за разъяснениями. А окажись и начальник лишенный юмора?
      Но и газете в первую очередь тоже следует бросить упрек: неуместно она пошутила, неподумавши. Ведь этот шуточный «прогноз» был помещен не где-нибудь в «Уголке юмора», а на самом видном месте.
      Никто не против остроумного розыгрыша, не против того, чтобы люди развлекались. Но шутка никого не должна травмировать, розыгрыши и другие развлечения не должны доставлять неприятностей: во всем должны быть соблюдены такт и мера.
      Несколько лет назад в одном городе нашлись шутники, которые выкрали бланк местной писательской организации, напечатали на нем некролог о кончине одного поэта и отправили в Москву. Уважаемая всеми газета некролог обнародовала, а потом извинялась перед поэтом. Это уже не просто шутка, это хулиганство.
      Воспитанные люди так не делают. Нет, они вовсе не сухари, они любят веселую шутку, розыгрыш, если все делается, повторяю, тактично, с чувством меры, но никак не будут не только поддерживать, но и пропагандировать «бурсацкие» нравы. Это ведь в бурсе считалось верхом остроумия положить на преподавательский стул кнопки острием вверх, а то и иголки воткнуть, смазать сиденье соседа клеем, облить ночью спящего ледяной водой. Развлечения эти далеко не безобидны. С отрыжками бурсацких нравов нет-нет да и приходится встречаться. Правда, нынешний «бурсак» ведет себя тоньше, но и безопасным его тоже не назовешь.
      У моих соседей — милых, симпатичных людей — дело чуть не дошло до развода. У жены при всех ее достоинствах имелась одна слабость — была она ревнива. Стоило мужу чуть задержаться на работе, ее одолевали телефонные звонки. Звонили все женщины, спрашивали Толика, просили, чтобы он позвонил то Люсе, то Нюсе, то Ирине, то Инне: «Телефон он знает». Напрасно Толик клялся, что не знает ни одной Нюси, трещина в здании супружеской жизни разрасталась. А друзья потешались, просили позвонить «ревнивице» все новых женщин. Признались лишь тогда, когда увидели, что дело зашло слишком далеко. Жена все-таки не развелась с мужем. А ему пришлось сократить число друзей, оставить лишь тех, кто ценит дружбу, а не портит ее.
      Не надо отказываться от шуток. Не надо накладывать табу на развлечения — слишком пресной тогда станет жизнь. Но не надо забывать и о том, что сегодня вы развлекаетесь, ущемляя чье-то достоинство, а завтра вам могут отплатить более крупной монетой: коса порой находит на камень.
      Закончим наш ответ одним хорошо известным воспитанным людям поучением: «Шути, да знай меру».
     
      ВОПРОС:
      «Я знал, что у моего друга скоро юбилей, отправил ему торт, предварительно договорившись с бригадиром поезда. Другу дал телеграмму, чтобы он приехал на вокзал. С тех пор мы не переписываемся, так он обиделся. На что? Я же хотел сделать ему добро!
      Л. С., г. Алма-Ата».
     
      ОТВЕТ:
      Действительно, на что обиделся друг? Вроде бы о нем позаботились, показали, что помнят обо всех событиях в его жизни, послали торт. И — обида. Может, друг просто вздорный человек? Не будем спешить с выводами. Посмотрим на все происходящее с точки зрения друга. Работает он машинистом метрополитена, домой — уже в свой день рождения — вернулся в третьем часу ночи. Дома телеграмма — ничего не скажешь, торт прибыл вовремя, день в день. Но поезд прибывает в пять часов утра, а от окраины, где живет именинник, до вокзала дорога немалая и, как на грех, нет такси. Уставший человек не ложится спать. Идет пешком, к пяти утра добирается до вокзала и получает торт, вернее, то, что от него осталось. На дворе июль, жара, торт трое суток находился в прокаленном купе. Он и поплыл, и просто-напросто испортился, стал дурно пахнуть. Его пришлось выбросить в первый же мусорный ящик. Так был испорчен день рождения, и кем? Лучшим другом, который так стремился сделать добро. Но он не учел массу мелочей, и добро обратилось в нечто противоположное.
      На обувной фабрике работал сапожник и, когда был трезв, работал старательно, без брака. Но со временем таких дней становилось все меньше. А он бахвалился: «Должен же я пословицу оправдывать — пьян, так уж в стельку». Окружавшие его люди были «добрые», во всем сапожника покрывали. И до дома его под «белы руки» доставляли, заботились, как бы он под забором не уснул. Кончилось дело тем, что сапожник был задержан при попытке украсть несколько кож: намотал их на себя, как личинка кокон, и отправился к проходной. Дальше дело известное: суд, допрос свидетелей, сетования: «Так мы же его покрывали, желая ему добра, боялись — пропадет парень». А ведь не делай бы «друзья» ему такого добра, он, пожалуй, и не пропал бы?!
      Только холодные ко всему люди живут, «добру и злу внимая равнодушно». Воспитанный человек всегда проведет грань между добром и желанием быть добреньким. Те же сослуживцы сапожника, если они действительно хотели ему добра, должны бы бить во все колокола, чтобы спасти человека от рюмки, призвать его к ответу за то, что позорит рабочую честь. Надо было воевать за человека, а не потакать ему, не вести его к скамье подсудимых.
      Выходит: быть добрым не так-то просто.
      Делать добро — разумеется, бескорыстно — потребность каждого воспитанного человека. Он обязательно поможет незрячему перейти улицу. Если в одном направлении с ним идет старушка с перегруженной авоськой — возьмет авоську, понесет. В метро непременно уступит место пожилому или инвалиду. Все это маленькие проявления добра, без которых немыслим человек, с уважением относящийся к правилам хорошего тона. Он не будет рассуждать, выгодно или невыгодно быть добрым. Какая уж тут выгода: авоська с картошкой тяжелая, того гляди брюки испачкаешь. И сидеть в метро, особенно если устал, куда лучше, чем стоять. Только ведь кому как. Воспитанному человеку стыдно сидеть, видя стоящего рядом инвалида войны. Ему стыдно, если он, молодой, сильный, не поможет старушке. Он и на стоянке такси, даже если очень холодно или идет проливной дождь, пропустит вперед женщину с ребенком, будет еще несколько минут коченеть или мокнуть — иначе он не может, перестанет уважать себя. Быть добрым — это в первую очередь быть требовательным к себе: я пока не знал ни одного доброго эгоиста. По-настоящему добрый человек никогда не позволит себе напомнить кому-то: «Я же для вас столько сделал». Это просто бестактно, может привести к осложнениям. Доброту помнят, но о ней не напоминают.
      Быть добрым вовсе не значит быть всепрощенцем, не обращать внимания на наносимые вам обиды. Добрый человек не злопамятен, но самолюбив, не потерпит унижения, посягательства на свою честь. Он не даст никому глумиться ни над собой, ни над другими. Это, между прочим, тоже проявление суровой доброты. Если мы будем во всем потакать распоясавшемуся хулигану, отпетому лодырю, склочному соседу, прощать им абсолютно все — это уже в интересах не добра, а зла. А добрый человек воюет за добро!
     
      ВОПРОСЫ:
      1. Надо ли принесенное гостями вино, торты, конфеты немедленно ставить на стол?
      2. Необходимо ли захватывать с собою в гости вино, коньяк, является ли это хорошим тоном?
      3. Как лучше — к встрече гостей накрыть стол или делать это после прихода гостей?
      4. Когда вручать подарок — сразу или перед уходом?
      С. Г. и А. Г. (Москва)
      В. Ф. (Фрунзе)
     
      ОТВЕТЫ:
      Приходить с вином, тортами, конфетами совсем не обязательно, хотя это и широко принято (за исключением тех случаев, когда устраивается складчина). Это в какой-то мере и неприлично, ибо в этом выражается боязнь, что хозяин поскупится и на столе не окажется достаточно вина или десерта. Самый лучший подарок, как знак внимания, — цветы хозяйке (я тут имею в виду просто встречу друзей, не связанную ни с днем рождения, ни с новосельем, ни со свадьбой). Если же гости все же принесли вино, конфеты или торт, то их можно тепло, сердечно поблагодарить, поставить на отдельный столик, но совсем не обязательно подавать их к столу.
      Хозяин обязан оставаться трезвым во время приема и следить (деликатно), чтобы гости не только выпивали, но и закусывали. Поэтому ставить все бутылки на стол, создавать базу для пьянства совсем не следует. То же самое и с тортами, если хозяйка напекла пирогов и на столе много вкусных вещей.
      Стол надо накрывать заблаговременно (об этом, кстати говоря, у меня в книжке сказано) для того, чтобы не заниматься этим впопыхах в присутствии гостей, тем более что сервировка стола, оформление блюд требуют знания, внимания.
      Когда придут гости, у хозяйки и без того будет много хлопот: их надо встретить, познакомить друг с другом, занять, не предоставлять самим себе. Неприлично встречать их в фартуке, с испачканными мукой или селедкой руками: вы и себя и гостей тем самым ставите в неловкое положение. Они принесли вам цветы, подарки, а вы не можете все это принять, потому что не успели помыть руки. Сервировка стола — это искусство, даже у опытных кулинаров на эту процедуру уходит час-два времени. Не думайте, что если вы этим будете заниматься при гостях, то доставите им удовольствие. Они вправе счесть это неуважением к себе: они прибыли вовремя, а у вас еще не все готово. Сервировать стол нельзя наспех. Нужно, чтобы он выглядел красиво, способствовал праздничному настроению. Вопросы сервировки стола носят эстетический характер. Они не имеют прямого отношения к теме — хороший тон, культура поведения. Но многие спрашивают об этом. Поделюсь собственным опытом. Скатерть, конечно же, должна быть безукоризненно чистой. Полированные столы можно не покрывать скатертью, а для каждого гостя стелить отдельную салфетку, на которую и ставить прибор. Сначала ставят мелкую тарелку-подставку, на нее тарелку для закусок, на эту же тарелку кладут сложенную салфетку. Слева от тарелки-подставки лежит вилка, ставится тарелочка для хлеба и пирога, справа — нож. Рюмки, бокалы стоят немного наискось перед тарелкой. Вы сделаете большую ошибку, если заставите стол всевозможными яствами так, что не останется ни капли свободного места. Пусть то, что вы приготовили, меняется, как эстафета — этап за этапом. Этим вы даже оживите стол: пусть гости получают сюрприз за сюрпризом.
      Отдавать подарок перед уходом нехорошо. Тут невольно может возникнуть вопрос, что у вас не было твердого желания дарить, а вручили вы свой подарок, посчитав, что вас хорошо приняли. Здороваясь с хозяйкой, надо тут же вручить ей подарок.
     
      ВОПРОС:
      Я заболталась с подругой и опоздала на свидание. А он не стал ждать и ушел. Подумаешь, из-за каких-то пятнадцати минут! Потом сказал мне: «Точность — привилегия королей». А сам-то слесарь всего-навсего. Если любит, мог бы подождать.
      Нина К. (Кострома)
     
      ОТВЕТ:
      Насчет «любит — не любит» судить не берусь. Я не знаю вашего друга. Только, наверное, не надо думать, будто, проверяя, сколько он сможет вас ждать, можно точно установить глубину его чувств к вам. Если бы был такой простой определитель, насколько бы меньше стало в жизни любовных и семейных драм! Это ведь изобретение не вашего друга, что точность — вежливость королей. Правило это древнее, родилось, когда появились протоколы — правила приема послов, иностранных гостей, где предусматривалась каждая мелочь. Если король хотя бы на минуту опаздывал на аудиенцию, это красноречивей всего говорило о неуважении к миссии посла, недовольстве поступком представляемой им державы. Это протокольная, дипломатическая точность, где встречалось множество тончайших нюансов. Точность была и привилегией королей и их вежливостью, показателем ее степени.
      Сейчас королей почти нет, выражение же это осталось. Потому что точность нужна каждому человеку, начиная с первого дня его жизни.
      Вся страна сверяет время по кремлевским курантам, по радио ежедневно передаются сигналы точного времени. Вы только вообразите, что бы было, если перестали обращать внимание, с какой степенью точности идут их часы! Заводы ждут рабочих в строго определенное время. Кто-то опоздал — будет выработано меньше продукции. Мы сердимся, и справедливо, если магазины открываются не в 8.00, а в 8.01 минуту. Мы недовольны, если табличка обещает интервал движения между автобусами три минуты, а провели на остановке пять минут. Мы нервничаем, если опаздывает поезд. Но мы можем опоздать в театр, кино, в гости.
      Я не помню случая, а поездить мне пришлось немало, чтобы хоть раз самолет или поезд отправились раньше положенного по расписанию даже на одну минуту. Позже, к сожалению, не так уж редко.
      Привычка к точности не прихоть, не каприз, а обязанность каждого воспитанного человека. Порой неточность может вызвать цепную реакцию, вовлечь в нее десятки людей. Представьте себе — у вас дома течет батарея. В ЖЭКе заверили: «Завтра в два часа дня будет водопроводчик». Отремонтировать батарею дело нехитрое: хватит самое большее получаса. Вы прикидываете: в три снова будете на работе. На 16 назначено совещание, где вы докладчик. В 17 часов у вас в депутатской комнате прием избирателей. Да, до этого надо зайти к одному начальнику, подписать бумагу, затрагивающую интересы ряда людей. Но вы бодры — все успеете сделать.
      Слесарь не пришел ни в два, ни в три, ни в пять. Совещание сорвано, бумага не подписана, избиратели, как и вы, ждали напрасно. И все потому, что в ЖЭКе наряд выписали не на «завтра», а на «послезавтра». Знакомая картина, а, увы, не столь уж редкая.
      А если бы все работали так, как в этом ЖЭКе? Трудно даже вообразить, что бы из этого получилось!
      Точность нужна во всем. В библиотеке вы берете книгу на пять дней. Значит, за это время ее следует прочитать и сдать вовремя: не забывайте, она может быть нужна другому человеку для работы, для занятий. Вы пообещали больному принести лекарство. Так надо это сделать сегодня, сейчас, а не через неделю: может, потом оно ему уже не потребуется.
      Опаздывать никуда не рекомендуется, всегда нужно соблюдать точность: это в ваших интересах и в интересах других. Вот вы пришли в кино минут через десять после начала сеанса. Мало того, что вы мешаете другим смотреть, пока отыщете свое место, вы не Знаете, кто исполнители ролей, что было вначале, опять же станете отвлекать соседей. То же самое в театре. Нельзя, неприлично опаздывать и в гости: вы заставляете хозяев нервничать, под всяким благовидным предлогом чуть отсрочить начало торжества.
      Допустим, вы взяли деньги в долг. Опять же надо отдавать точно в срок. Иначе человек может усомниться в вашей честности, порядочности. И не надо давать безответственных обещаний, следует помнить, что за словом всегда должно быть дело. Не обещайте сдать проект через месяц, если на это требуется три. Не заставляйте посетителя становиться докучливым: он уже десять раз выполнял ваше пожелание «Зайдите через недельку», а его дело тем не менее вы еще не вынимали из ящика стола.
      Точность — это одно из требований хорошего тона. Точен ли человек во всем — показатель его воспитанности. Нужнее всего она вам: поможет хранить время, нормально строить отношения с окружающими.
     
      ВОПРОС:
      Я перешел улицу в неположенном месте и был остановлен милиционером. Мало того, что он оштрафовал меня, так прочел целую лекцию, что я дурно воспитанный человек. Разве есть хоть какая-нибудь связь между правилами хорошего тона и правилами уличного движения?
     
      ОТВЕТ:
      Есть, и еще какая тесная! Но сначала запаситесь терпением и прочитайте выдержку из статьи министра внутренних дел одной республики: «Молодая телефонистка, дежурившая у больничного коммутатора, повела себя непозволительно. Позднее ее старшая коллега объясняла: девушка переутомилась, она студентка-заочница, как раз в те дни готовилась к сессии, не спала несколько ночей кряду… Но ведь не грубила же она при всех этих обстоятельствах своим подругам и товарищам по работе! А абонента оскорбила. Измученная тревогой за больного ребенка, женщина настойчиво просила соединить ее с врачом, который нес дежурство минувшей ночью, а телефонистка в ответ отчитала ее и высказалась в том смысле, что, дескать, кто серьезно беспокоится о здоровье своих близких, тот не по телефону надоедает людям.
      Нужно ли удивляться, что женщина после подобной отповеди выбежала на улицу в слезах? В автобусе своей тяжелой сумкой с больничной передачей она задела нескольких пассажиров. Те возмутились. Она в ответ град сбивчивых, раздраженных слов. Водитель, отвлеченный скандалом в салоне, не успел затормозить на красный свет. В результате — авария…»
      Автоинспекция, затем следователь и суд будут всесторонне, тщательно разбирать, можно ли было предотвратить столкновение автобуса с трамваем. И далеко не сразу выяснится косвенная причина беды. Телефонистка, получив повестку к следователю, искренне возмущалась: «Аппаратуры я не повредила, номеров не путала, ничего не нарушила по службе. А что была не в духе, так это дело мое!» А чье же дело, что из-за ее «не в духе» люди получили увечья, травмы, были рядом со смертью?
      «Пешехода надо любить». Во имя этой любви работают днем и ночью десятки тысяч сотрудников ГАИ, строятся ограждения панелей и дорогостоящие подземные переходы, развешиваются дорожные знаки и всевозможные указатели, на мостовых разрисовываются места перехода — и все для того, чтобы обезопасить жизнь его величества Пешехода. А иному пешеходу кажется, что это ущемление его прав: как же, ему хочется перейти именно здесь, хотя и знает, что не положено, что опасно.
      Хороший издали указ, согласно которому строго караются злостные нарушители правил движения — начиная от штрафа и кончая пребыванием в местах, именуемых не столь отдаленными. Это закономерно. От невоспитанности до аварии, могущей повлечь человеческие жертвы, один шаг. А мы не можем потворствовать людям, взявшим на вооружение обывательское: «Какой интерес шоферу наезжать на меня — его же посадят». Теперь может случиться (и случается) такое: шофер на вас наехал — и посадили не его, а вас за создание аварийной обстановки, приведшей к тяжелым последствиям.
      Пешехода надо любить. И пешеходу надо любить водителя. У воспитанных пешехода и водителя любовь всегда взаимная. Выигрывают от этого оба.
     
      ВОПРОС:
      Говорят, что я от природы совершенно лишена чувства такта, умения общаться с людьми. Что-нибудь человеку скажу, а он обидится на меня, рассердится. А я и не собиралась его обижать, сердить, портить ему настроение. А почему так получается, я и сама не знаю. За это меня все ненавидят.
      Помогите мне, пожалуйста.
      И. Г. (Барнаул)
     
      ОТВЕТ:
      Иногда говорят: у кого-то природный такт, кто-то от природы лишен такта. Это не так. Такт не передается по наследству вместе с генами, он приобретается в процессе воспитания. Будь иначе — семьи делились бы на воспитанные и невоспитанные, во всем уповая на матушку-природу.
      …Инженер X. вышел из больницы после инфаркта. Вышел утром. Вечером снова попал — со вторым инфарктом. «Уложил» его наповал старый приятель:
      — Ты еще жив? А мне говорили, дуба дал.
      …В одном большом издательстве провожали на пенсию главного бухгалтера. Были, как водится, цветы, речи, адреса. Один оратор пожелал ей:
      — Скатертью дорога вам, дорогая Вера Николаевна.
      Хорошо, виновница торжества поступила предельно тактично: она не услышала этой фразы.
      И тот «дуб», и незадачливый оратор показали — один в большей степени, другой в меньшей — свою бестактность. И это в данном случае проявление не невоспитанности, а просто укоренившейся привычки не отдавать отчет своим поступкам, активного нежелания контролировать, думать, следить за словом, за «шуткой». Не надо кончать никаких университетов, чтобы знать элементарные правила вежливости, вести себя предельно тактично. Надо только иметь желание учиться быть тактичным, понимать, что такое хорошо, что такое плохо. И всегда прикидывать — что почувствует тот или иной человек, не причиню ли я ему неловкость.
      Бывают люди, которые бестактные поступки оправдывают стремлением всегда говорить правду в лицо, без всяких экивоков. Но и правда правде рознь.
      Например, врачебная этика запрещает говорить больному всю правду.
      Но вообще правду говорить надо. Сказать же можно так, что обидишь человека, а можно и дружески, в тактичной форме, не идя ни на какие компромиссы. Это и вежливей, и полезней для сути дела.
     
      ВОПРОС:
      Я живу в селе, имею высшее образование, но чувствую, что до настоящей культуры мне далеко. В гостях я робею, не знаю, в какой руке держать вилку, как говорить. Принимать гостей для меня хуже пытки: все кажется, что и угощаю не так, и принимаю не так, как следует. А как следует? Может, ввести бы в школах, институтах уроки хорошего тона?
      А. Я. (Калининская область)
     
      ОТВЕТ:
      Подобное предложение высказывается не впервые.’ У него есть свои союзники, есть и свои противники. Порой говорят, что хороший тон — это не учебный предмет, не математика, не физика, где обучение идет по спирали — от простого к сложному. В первом классе — сложение и вычитание, в девятом — логарифмирование. Раздаются голоса: нельзя, дескать, уложить хороший тон в учебную сетку, учить в первом классе, как не надо вести себя на уроке, в шестом — как не надо вести себя в театре, а то, дескать, до шестого ребят и в кино и театр пускать нельзя. Разговоры эти явно схоластические. К первокласснику требования хорошего тона одни, к выпускнику — другие. Любой учитель скажет, что и в этом их равнять нельзя.
      Хороший тон — предмет многогранный, человечество накопило немало отличных правил и привычек. Знакомить с ними, конечно, нужно. К сожалению, пока нет ни одного учебного заведения, выпускающего пропагандистов, учителей хорошего тона, хотя нужда в них большая: народ тянется к культуре, в том числе и к культуре общения.
      Ну а что же делать, пока нет ни уроков, ни специалистов? Ждать? Да и кто даст гарантию, что получивший пятерку по «хорошему тону» не совершит хамского поступка? Знания должны переплавиться в убеждения — вот в чем весь секрет. И пока суд да дело, рекомендую заняться самообразованием.
      Сразу оговорюсь: пусть в школе и нет специальных уроков хорошего тона, в ней многое учит с первых шагов. И как одет учитель, как он ходит, как беседует, где, когда, при ком и как курит, как говорит по телефону, как он ест в школьном буфете, как он причесан, чистые ли у него ботинки, все ли пуговицы пришиты — целая тысяча и одна мелочь. Только мелочь ли?
      Ребенок предельно наблюдателен, от его острого взгляда не ускользнет то, на что взрослые порой не обращают должного внимания: дядя толкнул тетю и не извинился; папа велел сказать по телефону: «Его нет дома», мать перед едой никогда не моет руки; тетя из пятого парадного обозвала тетю из шестого «жабой». Это ведь все тоже «университеты» хорошего тона, немаловажные для того, кто вырастает из сына.
      Правильно говорят: с кем поведешься, от того и наберешься.
      Во время многочисленных поездок по стране, где бы я ни появлялся, даже в самом далеком от «цивилизации» месте, всегда встречал очень интересных людей. Дело ведь не в географии, дело в тяге к хорошему. Я видел глубоких знатоков музыки, истории, театра (трудней всего они переносили не материальные лишения, а временное отлучение от театра), живописи — мало ли интересов у людей!
      «С бору по сосенке — и лес будет», — гласит народная мудрость. Пришел в гости — присматривайся, что делается хорошо, что плохо. Смотришь кино — тоже учись, как надо и как не надо себя вести. Необходимые знания можно и должно брать из книг, газет, главное — было бы желание.
      Любопытно признание известного полководца, Героя Советского Союза генерала армии А. В. Горбатова. Рос он в простой рабочей семье. Довелось ему как-то побеседовать с одним студентом, который ему явно симпатизировал. Студент с грустью сказал:
      — И ты, Саша, будешь как все: подрастешь и начнешь пить, курить, материться.
      Подросток дал себе слово — этому не бывать. И сдержал его. Лет пять назад при мне один дотошный журналист допытывался у генерала:
      — Александр Васильевич, неужели ни разу не выругались даже на фронте, когда и тяжело было?
      — Ни разу: войну матом не выиграешь.
      Как командарма ни упрашивали боевые друзья, он и на фронте не выпил ни грамма, пообещав:
      — Разве что в День Победы.
      9 мая сорок пятого года ему об этом напомнили. Он выпил три рюмки (больше, чем за предыдущие сорок лет) и потом написал в мемуарах: «Поскольку я стал пьющим…» До сих пор в рюмку он наливает сок.
      Так что все зависит от человека, от его силы воли. Пусть пока уроки хорошего тона не преподаются ни в школе, ни в вузах, их ведь, если всмотреться внимательнее, дает сама жизнь — ежедневно, ежеминутно, стоит быть лишь внимательным учеником.
      Между прочим, в этом отношении даже вы сами, ваша нервная система — своего рода чуткий сигнализатор на то, что такое хорошо и что такое плохо. Ночью вы едете в поезде и никак не можете уснуть: в соседнем купе веселится подгулявшая компания. Продавщица не дала, а швырнула вам покупку: «Забирай!» Кто-то в автобусе наступил на ногу и не извинился. В читальном зале двое недорослей громко хохочут, демонстрируя полнейшее неуважение к окружающим. Вы смотрите дома по телевизору «Лебединое озеро». Пришел муж и, ни слова не говоря, переключил его на футбол. Любой из этих случаев в той или иной степени ранит вас. А коли так, то вы постарайтесь вести себя совершенно иначе. Как видите, порой и невоспитанные люди дают «уроки» хорошего тона…
      Кстати, обратите внимание: у воспитанных людей одна отличительная особенность — они не броские, не стараются хоть чем-то выделиться. Одеты они по моде, но строго, не крикливо. Когда в гостях — не станут бахвалиться знакомством с проезжей знаменитостью. И это от внутреннего такта, стремления не сделать кому-то больно неосторожным словом, поступком. Воспитанная хозяйка ни в коем случае не скажет: «С коньяком подождем до прихода Ивана Ивановича» — для нее гости все равны, какой бы пост они ни занимали. Она не станет подчеркивать, скольких хлопот стоил ей сегодняшний вечер, постарается, чтобы была атмосфера гостеприимства, сердечности, дружеской теплоты.
      Сразу это не приходит: воспитанность — дар не природный, а приобретаемый. Просто надо учиться у жизни. Учиться постоянно.
     
      ВОПРОС:
      Недавно у меня был день рождения. Я пригласила ребят своего класса. Все получилось нормально, весело (это мнение моих одноклассников). А папа с мамой тот вечер не могут вспомнить без негодования. Все оттого, что почти все мои гости вместе с подарками, а то и вместо подарка принесли вино и водку. Мальчики не рассчитали свои возможности и быстро опьянели. В конце концов стало в доме очень шумно, приходили соседи, и мы вынуждены были уйти на улицу. Вы понимаете, что с родителями я рассорилась. Почему они не поймут, что мы совсем взрослые и ведем себя как взрослые?
      Л. С. (16 лет)
     
      ОТВЕТ:
      Дорогая Л. С., прежде чем сердиться и на родителей, и на соседей, и на весь окружающий мир, давайте присмотримся, так ли уж они не правы. Те же папа с мамой, которые «тот вечер не могут вспомнить без негодования».
      Человек живет среди людей, забывать об этом он не вправе. Это ведь Робинзон Крузо мог совсем не считаться с людьми — да и то только до тех пор, пока с ним не поселился Пятница. Они как-то взаимно уважали друг друга: когда один спал, другой ему не мешал ни громким словом, ни пальбой.
      Наверное, взрослость должна проявляться не в том, что, идя в гости, надо обязательно захватить бутылку водки, и не в том, что нужно петь и шуметь допоздна, не давая спать соседям, у которых ведь и дети есть и которым нужно на работу идти со свежей головой.
      Хотите веселиться — пожалуйста, разве кто будет против. Но люди уж так устроены, что эмоции у них не всегда совпадают. Одни веселятся, другим в то же время хочется помолчать. Веселитесь, но так, чтобы не мешать другим. Иначе это проявление элементарной невоспитанности. И наверное, никакого конфликта не было бы, если бы вовремя было сказано и родителям, и соседям волшебное сочетание слов «извините, пожалуйста, мы были не правы».
      Взрослость определяется не всегда по паспорту и всегда поступками. Лучшая похвала подростку: «Он у меня совсем взрослый». Это значит, он привык думать, прежде чем что-то сделать, полностью отдает отчет своим поступкам, рассудителен, может представить последствия совершенного. У каждой медали своя оборотная сторона. Иногда думают, что становятся взрослыми, если пьют, дебоширят и т. д.
      Мир взрослых далеко не идеален, порой противоречив. Не все являют собой пример, достойный подражания: могут и нехорошее слово сказать, могут и нагрубить, могут и показать, как не надо потреблять горячительные напитки. Так что далеко не все из мира взрослых надо брать с собой перед вступлением в самостоятельную жизнь.
      Сверстники Л. С. сделали такую приписку к ее письму: «Какая же это компания без вина? Но оно на пап и мам наводит ужас. Между тем сами же пьют его». Согласитесь, в словах шестнадцатилетних мудрецов есть своя логика. Они ведь наблюдательны, нынешние юноши, спешащие как можно быстрее стать взрослыми, им все подавай как у старших. Если они не видят дома ни одного праздника без обильного потребления спиртного, бесполезно доказывать им, что водка вредна, что можно весело провести время и без рюмки. Наверное, папам и мамам не стоит приходить в ужас, что их чада ставят знак равенства между интересным, содержательным времяпрепровождением и выпивкой, больше того, не мыслят первое без второго. Может, стоит сначала подумать, не в яблоне ли дело. Ибо яблоко, как установлено довольно точно, от нее недалеко падает.
      Письмо Л. С. — серьезный упрек взрослым, звонок, заставляющий задуматься — не надо ли больше внимания уделять воспитанию у детей навыков хорошего тона, прививать им настоящую культуру абсолютно во всем.
      В этом пример взрослых — самое главное.
     
      ВОПРОС:
      Я был в доме отдыха в Сочи, познакомился с замечательной девушкой Люсей. В память об этом вырезал на колонне «Вася + Люся = любовь». А меня за это отругали, хотели даже оштрафовать. Что я сделал такого?
      Вася С. (Казань)
     
      ОТВЕТ:
      Давай, Вася, разберемся вместе. Любовь — чувство сокровенное, о нем не говорят во всеуслышание. Ведь не видел же ты нигде, чтобы Он и Она шли по улице и кричали: «Мы любим друг друга!» Так зачем же совсем незнакомые люди должны знать, что у вас с Люсей любовь? Я не знаю, кто и как тебя ругал, но что поговорить с тобой следовало — это факт. Отдыхающих тысячи, и если каждый будет оставлять след о своем пребывании на мраморной колонне — во что она превратится? (Кстати, если вы с Люсей поедете в Италию и попадете в римский Колизей, не бери там ни одного камешка: поддельные они. Каждый день рано утром туда привозят две-три машины дробленых камней, разбрасывая их по дорожкам специально для туристов. Не будь этого, от Колизея уже ничего бы не осталось.)
      На одной колонне резьба, на другой, на третьей. Кроме ножа, в ход идут и тушь, краски разных цветов. Что остается от благородного мрамора? На чем только не «рисуют» — и на набережных, и на корабельных каютах, и на перилах, в лифтах, на стенах. Каково это видеть строителям? Деревья — так те прямо сохнут оТ бесчисленных «… + … = любовь». Привычка оставлять всюду памятный след не из хороших. Иногда она граничит со святотатством. Ты никогда не был на месте гибели Лермонтова у подножия горы Машук? Представляешь, надписи есть даже там… И в Ленинграде стены дома, где умирал Пушкин (набережная Мойки, 12), все испещрены подписями.
      Автограф оставлять можно даже на скульптурах. В Москве у академии имени Н. Е. Жуковского стоит великолепная работа Г. Постникова «К звездам!». На ее постаменте высечены автографы всех советских космонавтов. Хочешь там расписаться? Но сначала побывай в космосе. Договорились?
     
     
      НЕСКОЛЬКО СЛОВ В ЗАКЛЮЧЕНИЕ
     
      Вот и окончен разговор о культуре поведения, о хороших манерах, а также о правилах хорошего тона.
      Наше общество уже выработало общие для всех нормы поведения.
      Основа их: уважение не только к себе, но и к тем, кто тебя окружает. Но человеческое поведение не может строиться на одних лишь эмоциях. Самоконтроль, самообладание всегда должны приходить на помощь, никогда не должны оставлять вас. Только сохраняя ясный взгляд на окружающее, вы сможете творчески относиться к своему поведению, сможете быть органичным, естественным в любой жизненной ситуации.
      Именуемая «зоологизмом» теорийка о том, что поведение должно быть таким, каким оно каждому кажется наиболее удобным и простым, безо всяких рассуждений и «науки», еще нет-нет да и проклюнется где-нибудь. Тогда мы видим эгоистическое поведение вполне нормального внешне человека, его эгоизм, сквозящий в каждом поступке, его «самобытное я», выраженное в презрении к окружающим и в конце концов к самому строю нашего социалистического бытия.
      Любопытно в этом отношении письмо швейцара ресторана «Арарат», опубликованное в «Литературной газете». Оно заслуживает того, чтобы привести его на страницах этой книги.
      «Разрешите начать с одного неприятного случая.
      Народный артист Н. пришел в ресторан сильно выпившим. Я стал ему объяснять, что пьяных у нас не пускают. Тогда он начал оскорблять меня:
      — Ты кто? Всего-навсего швейцар. Лакей. А ты знаешь, кто я? Народный артист! Да меня весь мир знает!
      Монолог знаменитого артиста был долгим. И самое грустное и унизительное то, что на этот раз он играл самого себя.
      Я не называю фамилии этого артиста потому, что мне совестно за него и обидно за зрителей, которые восхищаются его игрой в театре и кино.
      А теперь разрешите вспомнить совсем другой случай».
      Далее автор рассказывает, с каким уважением отнесся к нему выдающийся художник Мартирос Сарьян. И не только он. С благодарностью вспоминает скромный швейцар таких людей, как генерал А. А. Игнатьев, поэт Михаил Светлов, космонавт Юрий Гагарин.
      «Я вспомнил только Сарьяна, Светлова, Игнатьева и Гагарина. Они были людьми высокой культуры, вежливыми абсолютно со всеми. Они видели в нас не прислугу, а таких же людей, как они сами. А у некоторых к нам совсем другое отношение — барское, пренебрежительное. Иные молодые люди считают себя вправе, даже каким-то шиком натрубить швейцару, официантке, уборщице. Какой-нибудь 18-летний отпрыск (даже, бывает, из порядочной, трудовой семьи) считает нормальным обращаться к пожилому человеку на «ты».
      Администрация магазинов, ресторанов часто напоминает сотрудникам, что покупатель или посетитель всегда прав. Но мы-то знаем, как часто посетители бывают не правы, как часто они не просто грубят, но даже и не прочь покуражиться над человеком.
      Конечно, нашу работу нельзя сравнить с работой геологов, врачей, ученых. Конечно, никто не хотел в детстве или юности быть швейцаром. Это или пенсионеры, или инвалиды, или те, у кого по каким-то причинам жизнь пошла вкось. И не такая уж легкая наша работа, как некоторым кажется.
      К сожалению, человека, пришедшего в ресторан, уже поздно воспитывать. Это надо было делать раньше, пока он не успел внушить себе, что швейцары, официантки, уборщицы — люди второго сорта. Иногда подобное мнение приводит даже к тому, что дети стыдятся своих честных родителей, стыдятся сказать: «Мой отец — швейцар» или «Моя мать — уборщица». А это уже целая трагедия.
      Вот почему я написал письмо в вашу редакцию. Мне и моим товарищам очень хотелось бы, чтобы какой-нибудь писатель заступился за нас на страницах газеты, чтобы он заставил черствых и грубых людей хоть на минуту покраснеть, когда они вспомнят собственную грубость».
      Примечательно то, что редакция опубликовала письмо под заголовком «Право на уважение» и с таким примечанием:
      «От редакции. Дорогой товарищ! Редакция опубликовала ваше письмо, решив, что в данном случае нет нужды обращаться за помощью к писателю. Вы сами с большим достоинством сумели защитить себя и своих товарищей от грубости и барского пренебрежения тех, кто считает профессию швейцара недостойной уважения.
      С искренним уважением к вам и всем вашим товарищам. Редакция».
      Может быть, конечно, человек, который не уступает место беременной женщине или толкает женщину с ребенком в толпе, получающий с помощью локтей и кулаков билет вне очереди или разговаривающий с папиросой во рту, на производстве мастер, золотые руки, может быть, он даже герой труда. Может быть. Хотя никто этому и не поверит. А почему? Слишком уж не соответствует внутренний мир такого человека, выражающийся во внешних чертах поведения, тому понятию душевной чистоты и целеустремленности, которые в нашем обществе считаются непременными для подвига.
      Некоторые могут возразить, что не хорошими манерами жив человек, что не это самое важное. Но ведь душевные качества человека познаются в их выражении! Советский человек во всем должен быть прекрасен — в работе и в застолье, в домашней обстановке и в базарной сутолоке. Потому что советская этика не входит в противоречие с сущностью нашей жизни.
      Владимир Ильич Ленин на Третьем съезде комсомола говорил так:
      «Старое общество было основано на таком принципе, что либо ты грабишь другого, либо другой грабит тебя, либо ты работаешь на другого, либо он на тебя, либо ты рабовладелец, либо ты раб. И понятно, что воспитанные в этом обществе люди, можно сказать, с молоком матери воспринимают психологию, привычку, понятие — либо рабовладелец, либо раб, либо мелкий собственник, мелкий служащий, мелкий чиновник, интеллигент, словом, человек, который заботится только о том, чтобы иметь свое, а до другого ему дела нет».
      В нашем социалистическом общежитии все отношения должны строиться на дружбе и товариществе, а потому значение культуры поведения особенно возрастает.
      Маленький пример разночтения в правилах хорошего тона дает наглядное представление, какой шаг вперед сделала наша этика за время Советской власти.
      В большинстве учебников хороших манер, изданных до революции, предписывалось в случае, если вы доставили кому-либо из окружающих неудобство, мелкую неприятность, тотчас же извиниться. И только!
      Изменение мировоззрений требует изменения, коренной ломки старых «хороших» манер, создания новой культуры поведения. Дело в конце концов не в том, что женщине и в капиталистическом обществе, и у нас оказывают определенные знаки почтения.
      Разумеется, есть еще и у нас люди бесцеремонные, не понимающие, что такое чувство меры, развязные. Как правило, это люди малокультурные, малообразованные.
      Уже говорилось выше, что хорошие манеры необходимы каждому. Любой может освоить основные правила поведения «человечьего общежития» — это кажется так легко, ничего мудреного в них нет. Но самовоспитываться трудно, и не легче, чем кого-либо воспитывать.
      Мало знать, как себя надо вести. Необходимо применять эти знания на практике, применять ежеминутно, и тогда они станут второй натурой, органично сольются с вашей сутью. Но это станет возможным лишь тогда, когда будет осознана насущная необходимость освоения культуры поведения.
      «Быть гражданином и человеком в каждом своем поступке. А остальное, необходимое для воспитания человека, легко дополнится — надо только захотеть», — писала народная артистка СССР С. В. Гиацинтова в «Правде».
      Мы гигантскими шагами идем вперед. Миллионы задач приходится ежечасно решать нашему народу. Среди них есть большие и малые задачи, но все они важны и необходимы.
      Вместе с ростом благосостояния, культурного уровня происходит и пересмотр манеры поведения, уточняются те или иные правила взаимоотношений нового, социалистического общества.
      Быт и человеческие отношения будут совершенствоваться и впредь. Нужно, чтобы культура поведения росла вместе с духовным богатством народа, не отставала от него. А для этого мы должны освоить хотя бы тот багаж знаний и эстетики поведения, хороших манер, который у нас уже есть.
      Хорошие манеры удлиняют жизнь, потому что берегут нервы и силы человеческие!
      Так будем же беречь друг друга!


        _________________

        Распознавание текста — sheba.spb.ru

 

 

PEKЛAMA: 500 РАДИОСПЕКТАКЛЕЙ НА SD 64GB — ГДЕ?..
BAШA ПОМОЩЬ ПРОЕКТУ: ЗАНЕСТИ КОПЕЕЧКУ — КУДА?..

 

На главную Тексты книг БК Аудиокниги БК Полит-инфо Советские учебники За страницами учебника Фото-Питер Техническая книга Радиоспектакли Детская библиотека

 




Борис Карлов 2001—3001 гг. ≡ БК-МТГК ≡ karlov@bk.ru