НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

Как читать стихи. Сухоцкая, Терешкович. — 1966 г.

«Знай и умей»
Нина Станиславовна Сухоцкая
Валентина Максимовна Терешкович

Как читать стихи

*** 1966 ***


DjVu


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...

Выставлен на продажу домен
mp3-kniga.ru
Обращаться: r01.ru
(аукцион доменов)



 

      Полный текст книги

 

      ОГЛАВЛЕНИЕ

Вступление 3
Глава I. Главная мысль произведения 8
Глава II. Отношение к содержанию стихотворения 19
Глава III. Разбор произведения по частям 24
Глава IV. Виденье 28
Глава V. Обращение к слушателям 35
Глава VI. Логика фразы. Логическое ударение 42
Глава VII. Ритм и мелодия стиха 45
Глава VIII. Индивидуальные особенности разных поэтов 56
Глава IX. Разные виды и формы стихотворений 67
Заключение 75


      Рисунки М. Жеребчевского и М. Большакова
     

      ВСТУПЛЕНИЕ
     
      В пустыне чахлой и скупой,
      На почве, зноем раскаленной, Анчар, как грозный часовой,
      Стоит, один во всей вселенной.
      Природа жаждущих степей Его в день гнева породила И зелень мертвую ветвей И корни ядом напоила.
      Яд каплет сквозь его кору,
      К полудню растопись от зною,
      И застывает ввечеру Густой прозрачною смолою.
      К нему и птица не летит И тигр нейдет: лишь вихорь черный На древо смерти набежит —
      И мчится прочь, уже тлетворный.
      И если туча оросит,
      Блуждая, лист его дремучий,
      С его ветвей, уж ядовит,
      Стекает дождь в песок горючий.
      Но человека человек Послал к анчару властным взглядом И тот послушно в путь потек И к утру возвратился с ядом.
      Принес он смертную смолу Да ветвь с увядшими листами,
      И пот по бледному челу Струился хладными ручьями;
      Принес — и ослабел и лег Под сводом шалаша на лыки,
      И умер бедный раб у ног Непобедимого владыки.
      А царь тем ядом напитал Свои послушливые стрелы И с ними гибель разослал К соседям в чуждые пределы.
      А. С. Пушкин. «Анчар».
      Ты, конечно, читал «Анчар>: как и многие стихотворения Пушкина, как и стихотворения других любимых тобой поэтов. Мы в этом уверены, потому что иначе ты не заинтересовался бы этой книгой.
      Ты много раз в своей жизни будешь перечитывать и «Евгения Онегина» Пушкина, и «Демона»
      Лермонтова, и «Фауста» Гёте, и «Во весь голос» Маяковского, и каждый раз что-то новое будет открываться тебе не только в этих произведениях, но и в жидни.
      И разве не хочется поделиться этим с другими? Прочесть кому-нибудь вслух полюбившееся тебе стихотворение или выступить с ним на школьном вечере?
      Часто приходится слышать: «Я люблю стихи, но одно дело, когда я их читаю про себя; а читать стихи другим очень трудно».
      Конечно, трудно. Чтение стихов вслух, или, как часто говорят, «художественное чтение», «декламация» — искусство. И овладеть им, как и любым другим видом искусства, можно, лишь затратив на это труд и время. Чтобы мысли и чувства поэта, заключенные в поэтических образах, ритмах и мелодии стиха, ты сумел передать слушателям, надо сначала самому хорошенько подумать и поработать над выбранным тобой стихотворением.
      Никогда не читай стихотворение, которое тебе не очень нравится, к которому ты остался равнодушен —
      ты не прочтешь его хорошо. Только прежде чем отвер-
      гать его, хорошенько в нем разберись, а потом уже выноси свое суждение. Вполне возможно, что стихотворение, которое сначала тебе не понравилось, окажется, когда ты внимательно в него вчитаешься, очень интересным.
      Если в стихотворении попадаются непонятные тебе слова, то, прежде чем их заучивать, узнай, что они означают.
      Например, в стихотворении Пушкина «Зимнее утро», все ли слова и выражения ясны тебе в этих строках?
      Открой сомкнуты негой взоры,
      Навстречу северной Авроры Звездою Севера явись...
      Если ты произнесешь слово, смысл которого не понимаешь, то и слушатель его не поймет. В таких случаях или узнай точно, что эти слова значат, и уясни себе смысл всего, о чем говорит поэт, или не берись за разучивание этого стихотворения.
      Необходимость все понять в выбранном тобой стихотворении относится не только к пониманию отдельных слов и выражений, но прежде всего к уяснению главной мысли, идеи произведения.
     
      ГЛАВА I
      ГЛАВНАЯ МЫСЛЬ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
     
      Мороз и солнце; день чудесный! Еще ты дремлешь, друг прелестный, — Пора, красавица, проснись;
      Открой сомкнуты негой1 взоры, Навстречу северной Авроры2 Звездою Севера явись!
      Вечор3, ты помнишь, вьюга злилась,
      На мутном небе мгла носилась,
      Луна, как бледное пятно,
      Сквозь тучи мрачные желтела,
      И ты печальная сидела —
      А нынче... погляди в окно:
      Под голубыми небесами Великолепными коврами,
      Блестя на солнце, снег лежит;
      1 Негой — здесь: сладким сном.
      2 Аврора — здесь: утренняя заря.
      3 Вечор — вчера.
      Прозрачный лес один чернеет,
      И ель сквозь иней зеленеет,
      И речка подо льдом блестит.
      Вся комната янтарным блеском Озарена. Веселым треском Трещит затопленная печь.
      Приятно думать у лежанки.
      Но знаешь: не велеть ли в санки Кобылку бурую запречь?
      Скользя по утреннему снегу,
      Друг милый, предадимся бегу Нетерпеливого коня И навестим поля пустые,
      Леса, недавно столь густые,
      И берег, милый для меня.
      А. С. Пушкин. «Зимнее утро».
      Прежде чем начать учить стихотворение наизусть, следует определить его основную мысль, его идею, то есть понять, о чем пишет поэт, что он хочет сказать читателям. Стихотворения не пишутся просто так. «А не написать ли мне что-нибудь?» — подумал поэт, сел и написал стихотворение. Так не бывает.
      Поэт пишет стихи только тогда, когда у него возникает потребность, даже необходимость выразить свои мысли и чувства в стихах и передать их людям.
      ...И забываю мир — и в сладкой тишине Я сладко усыплен моим воображеньем,
      И пробуждается поэзия во мне:
      Душа стесняется лирическим волненьем,
      Трепещет и звучит, и ищет, как во сне,
      Излиться наконец свободным проявленьем -т-И тут ко мне идет незримый рой гостей. Знакомцы давние, плоды мечты моей.
      И мысли в голове волнуются в отваге,
      И рифмы легкие навстречу им бегут,
      И пальцы просятся к перу, перо к бумаге, Минута — и стихи свободно потекут...
      А. С. Пушкин. «Осень».
      Как ты думаешь, о чем говорит Пушкин в «Зимнем утре»? Ну конечно же, о великолепной русской природе, которую он так любил и, которую, несомненно, любишь и ты. Ведь тот, кто не любит природу, не может понять и полюбить никакое искусство, в том числе и поэзию.
      О природе, о ее красоте написано очень много стихов. Во все времена и во всех странах поэты воспевали природу. В этом стихотворении, как и во многих других,
      Пушкин рисует нам очарование русской зимы.
      Но какая идея лежит в основе этого стихотворения? Поэт как бы говорит нам: жизнь прекрасна, все вчерашние неприятности остались позади и надо как можно полнее насладиться чудесным зимним утром. Ведь и в жизни человека, как в природе, часто так бывает: горькие, тяжелые дни непременно сменяются светлыми, радостными.
      А как ты думаешь, что хочет сказать Некрасов своим стихотворением «Школьник»? (Речь идет не о сюжете, а об основной идее, о главной мысли, ради которой это стихотворение написано.) Сюжет здесь несложен: автор встречает деревенского мальчика, бедного, плохо одетого, который идет учиться. Глядя на мальчика, он вспоминает Ломоносова, старается подбодрить паренька: ведь он тоже может стать ученым, надо лишь очень хотеть этого и не сдаваться перед трудностями. Основная мысль стихотворения: народ России богат талантами,
      за это любит родину и гордится ею Некрасов, хотя стоят еще у власти тупые, холодные и бездарные люди.
      Некрасов отчетливо выразил эту идею в последних двадцати строках стихотворения.
      Вероятно, ты знаешь одно из лучших лирических стихотворений Маяковского «Товарищу Нетте пароходу и человеку».
      Как определить здесь главную мысль поэта?
      Один мальчик ответил так: «Главное, что хочет сказать Маяковский, это то, что надо умирать героически». Прав ли он? И да и нет. Маяковский говорит о героической гибели Нетте, но главное, что он утверждает в стихотворении, — это бессмертие подвига. Поэтому, несмотря на драматический сюжет, так оптимистично звучит:
      В наших жилах —
      кровь, а не водица.
      Мы идем
      сквозь револьверный лай,
      чтобы,
      умирая,
      воплотиться
      в пароходы,
      в строчки
      и в другие долгие дела.
      Читал ли ты стихотворение Тараса Шевченко. «Сон»?
      Она на барском поле жала И тихо побрела к снопам —
      Не отдохнуть, хоть и устала,
      А покормить ребенка там.
      В тени лежал и плакал он.
      Она его распеленала,
      Кормила, нянчила, ласкала —
      И незаметно впала в сон.
      И снится ей житьем довольный Ее Иван... Пригож, богат...
      На вольной, кажется, женат —
      И потому,.что сам уж вольный...
      Они с лицом веселым жнут На поле собственном пшеницу,
      А детки им обед несут...
      И тихо улыбнулась жница.
      Но тут проснулась... Тяжко ей!
      И, спеленав малютку быстро,
      Взялась за серп — дожать скорей Урочный сноп свой до бурмистра.
      Шевченко, показывая изнурительный подневольный труд крепостных, их мечту о вольной жизни, говорит нам: только во сне она снится! Крестьянка мечтает о воле для своего сына, как о самом большом счастье. И то, что лишь мечтой остается это, казалось бы, естественное состояние человека, — вызывает протест поэта. Шевченко страстно протестует против несправедливого, уродливого положения, именуемого крепостным правом, и в этом основная идея произведения.
      В маленьком стихотворении А. Коршунова «Ты вступаешь в жизнь» — большая мысль: нельзя жить без борьбы.
      Ты вступаешь в жизнь совсем не праздную Не на миг, не на какой-то час,
      И запомни — многими соблазнами Испытает жизнь тебя не раз.
      Жизнь — она не сказка, не идиллия И не легкокрылые мечты;
      И пускай не Зимний,
      Не Бастилию,
      Только что-то должен брать и ты!
      Часто стихотворения бывают иносказательными. Например, «Черемуха» М. Сазонова.
      Подросла черемуха,
      Зазналась,
      Жить в лесу Ей тесно показалось.
      Поселилась в поле,
      Там просторней,
      Много света, влаги,
      Сыты корни.
      Подружилась С гордою мечтою:
      Вырасти
      До солнца высотою.
      А случилось:
      Буря надломила,
      Опереться Не на кого было.
      Лишь под бурей,
      Гибелью грозящей,
      Вспомнила черемуха О чаще.
      Ведь на самом-то деле здесь говорится о людях, о дружбе, о том, что нельзя пренебрегать друзьями, что без друзей человеку трудно, он может погибнуть. Автор осуждает Черемуху, которая сама виновата в своей гибели.
      Ты, конечно, знаешь «Майскую песенку» Маяковского. Это веселая, озорная песенка, но и в ней заложена определенная мысль: прекрасен праздник 1 Мая, и прекрасен не только своим весенним раздольем, а и тем, что объединяет людей в один отряд.
      Зеленые листики — и нет зимы.
      Идем
      раздольем чистеньким
      и я,
      и ты, и мы.
      Весна сушить развесила свое мытье.
      Мы молодо и весело идем!
      Идем!
      Идем!
      На ситцах, на бумаге —
      Огонь на всем.
      Красные флаги несем.
      Несем!
      Несем!
      Улица рада, весной умытая.
      Шагаем отрядом и мы,
      и ты,
      и я.
      А теперь вспомним стихотворение В. Маяковского «Тучкины штучки» и подумаем, какая мысль побудила поэта создать это стихотворение?
      Плыли по небу тучки.
      Тучек — четыре штучки:
      от первой до третьей — люди, четвертая была верблюдик.
      К ним, любопытством объятая, по дороге пристала пятая,
      от нее в небосинем лоне разбежались за слоником слоник.
      И, не знаю, спугнула шестая ли, тучки взяли все — и растаяли.
      И следом за ними, гонясь и сжирав, солнце погналось — желтый жираф.
      Этим стихотворением автор как бы говорит: посмотрите, дети, какие смешные бывают тучки. Но только ли это? Поэт здесь призывает детей фантазировать, открывать вокруг себя интересное, помогает увидеть в природе то, что не сразу заметишь. Человек без воображения, сухарь, не любящий природы, никогда не увидит тучек-зверюшек Маяковский адресует это стихотворение детям, доверяя их фантазии. Читая это стихотворение, постарайся увлечь своих слушателей чудесами, которые природа раскрывает тем, кто ее любит.
      Каждое стихотворение имеет свою историю. Иногда поводом к рождению стихотворения является возникшая и взволновавшая поэта мысль, впечатление от того или иного события и т. п. Но иногда стихотворение рождается долго, в результате сложных раздумий и чувств поэта. И если ты будешь знать, что побудило поэта написать стихотворение, его главная мысль станет тебе яснее, ближе, ты увидишь в стихотворении то, что сначала мог и не заметить.
      Например, в стихотворении Пушкина «К морю».
      Прощай, свободная стихия!
      В последний раз передо мной Ты катишь волны голубые И блещешь гордою красой.
      Как друга ропот заунывный,
      Как зов его в прощальный час,
      Твой грустный шум, твой шум призывный Услышал я в последний раз.
      Моей души предел желанный!
      Как часто по брегам твоим Бродил я тихий и туманный,
      Заветным умыслом томим!
      Как я любил твои отзывы,
      Глухие звуки, бездны глас,
      И тишину в вечерний час,
      И своенравные порывы!
      Смиренный парус рыбарей,
      Твоею прихотью хранимый, Скользит отважно средь зыбей:
      Но ты взыграл, неодолимый,
      И стая тонет кораблей.
      Не удалось навек оставить Мне скучный, неподвижный брег, Тебя восторгами поздравить И по хребтам твоим направить Мой поэтический побег!
      Ты ждал, ты звал... я был окован; Вотще рвалась душа моя:
      Могучей страстью очарован,
      У берегов остался я.
      О чем жалеть? Куда бы ныне Я путь беспечный устремил?
      Один предмет в твоей пустыне Мою бы душу поразил.
      Одна скала, гробница славы...
      Там погружались в хладный сон Воспоминанья величавы:
      Там угасал Наполеон.
      Там он почил среди мучений.
      И вслед за ним, как бури шум, Другой от нас умчался гений, Другой властитель наших дум,
      Исчез, оплаканный свободой, Оставя миру свой венец.
      Шуми, взволнуйся непогодой;
      Он был, о море, твой певец.
      Твой образ был на нем означен,
      Он духом создан был твоим:
      Как ты, могущ, глубок и мрачен,
      Как ты, ничем не укротим.
      Мир опустел... Теперь куда же Меня б ты вынес, океан?
      Судьба людей повсюду та же:
      Где благо, там уже на страже Иль просвещенье, иль тиран.
      Прощай же, море! Не забуду Твоей торжественной красы И долго, долго слышать буду Твой гул в вечерние часы.
      В леса, в пустыни молчаливы Перенесу, тобою полн,
      Твои скалы, твои заливы,
      И блеск, и тень, и говор волн.
      Не зная, когда и под влиянием каких событий, мыслей и чувств было создано это стихотворение, ты, вероятно, увидишь в нем лишь обращение Пушкина к морю, любование его «своенравными порывами», раздумья, сожаление поэта о расставании с полюбившейся ему морской стихией.
      Это все, несомненно, есть в стихотворении. Но времени, когда оно было написано (1824 год), предшествовал ряд значительных событий: было подавлено восстание в Сербии и в Испании, в России уже существовало тайное общество будущих декабристов. Пушкин не был непосредственно связан с декабристским движением, но был хорошо знаком с Пестелем и с некоторыми другими членами Южного общества. Если ты это будешь знать, то, вероятно, несколько иначе воспримешь отношение поэта к «своенравным порывам» стихии, олицетворяющим для него бунтарский, революционный дух.
      Если ты узнаешь также, что незадолго до того, как Пушкин написал это стихотворение, он горестно пережил две большие утраты: смерть в Италии любимой им женщины (Амалии Ризнич) и гибель Байрона — «властите-
      ля дум» революционно настроенной молодежи, «оплаканного свободой» гения, то скорбные слова поэта «Мир опустел...» тоже иначе прозвучат для тебя. И все стихотворение ты осмыслишь глубже.
      Теперь ты видишь, что понять основную мысль, идею стихотворения очень важно. Только зная, что хочет сказать своим произведением поэт, ты сможешь прочесть это произведение слушателям осмысленно, и слушать тебя будет интересно.
      Когда тебе станет ясно содержание и главная мысль стихотворения, у тебя возникнет определенное отношение к тому, о чем ты будешь рассказывать.
     
      ОТНОШЕНИЕ К СОДЕРЖАНИЮ СТИХОТВОРЕНИЯ
     
      Однажды, в студеную зимнюю пору,
      Я из лесу вышел; был сильный мороз.
      Гляжу, поднимается медленно в гору Лошадка, везущая хворосту воз.
      И, шествуя важно, в спокойствии чинном, Лошадку ведет под уздцы мужичок В больших сапогах, в полушубке овчинном,
      В больших рукавицах... а сам с ноготок!
      — Здорово, парнище! — «Ступай себе мимо!»
      — Уж больно ты грозен, как я погляжу!
      Откуда дровишки? — «Из лесу, вестимо:
      Отец, слышишь, рубит, а я отвожу».
      (В лесу раздавался топор дровосека.)
      — А что, у отца-то большая семья? —
      «Семья-то большая, да два человека Всего мужиков-то: отец мой да я...»
      — Так вот оно что! А как звать тебя? —
      «Власом»,
      — А кой тебе годик? — «Шестой миновал Ну, мертвая!» — крикнул малюточка басом, Рванул под уздцы и быстрей зашагал.
      Ты знаешь, что к одному и тому же событию можно относиться по-разному. Например, в школе произошла драка, подрались два мальчика. Все, кто эту драку видел, относятся к ней различно, и каждый по-своему будет о ней рассказывать. Один возмущен и расскажет о драке, как о безобразном случае; другому было смешно смотреть, как мальчишки дерутся, и он постарается рассказать о ней так, чтобы и слушателям стало смешно; третий сочувствует одному из мальчиков и будет оправдывать его, обвиняя во всем другого, а четвертый, наоборот, сочувствует второму и очень рад, что первому досталось; пятый огорчен самим фактом возникновения драки, а шестой злорадствует, так как не любит этих мальчиков и рад, что теперь им здорово достанется, и т. д. Люди часто по-разному относятся к одному и тому же событию. Это в жизни. А в стихах?
      Казалось бы, что вот так же и в стихах: отношение чтеца к событию, человеку или к природе, о которых рассказывается в стихотворении, может быть самое различное. Так ли это?
      Возьмем известный тебе отрывок из стихотворения Некрасова «Крестьянские дети» «Однажды, в студеную зимнюю пору...».
      Казалось бы, возможны разные отношения к событию, о котором рассказывается в этом стихотворении. Нам может быть смешон этот мальчик, который ведет себя как взрослый. А можем мы отнестись к нему с уважением — ведь он помогает старшим. А может быть, автор, разговаривая с малышом, думает о том, что вот такому маленькому приходится делать то, что должен делать взрослый, ему жалко мальчика? Или автор относится к мальчику с позиций барина, презирающего крестьян, привыкшего считать их людьми «низкого рода», рабами?
      Какое же отношение правильно? То, которое выражает главную идею произведения и которое, следовательно, поможет полней и выразительней донести эту идею до слушателей.
      Но имей в виду: мы взяли сейчас лишь отрывок из большого стихотворения, а если тебе понравился отрывок и ты хочешь приготовить его для чтения, обязательно прочти внимательно все произведение целиком. Иначе
      ты не будешь знать, что же хотел сказать автор всем произведением, а следовательно, и этим отрывком.
      Вот когда ты внимательно прочтешь «Крестьянских детей» полностью, ты увидишь, как любит Некрасов деревенских ребятишек, как радуется их привольному житью.
      О, милые плуты! Кто часто их видел,
      Тот, верю я, любит крестьянских детей;
      Но если бы даже ты их ненавидел,
      Читатель, как «низкого рода людей», —
      Я все-таки должен сознаться открыто,
      Что часто завидую им:
      В ах жизни так много поэзии слито,
      Как дай бог балованным деткам твоим...
      И дальше:
      Но даже и труд обернется сначала К Ванюше нарядной своей стороной, — замечает поэт.
      В отрывке «Мужичок с ноготок» к Власу тоже труд пока оборачивается «нарядной своей стороной», поэтому так смешно-трогательна эта картина, «как будто бы в детский театр я попал», — говорит Некрасов.
      Но говоря: «Играйте же, дети! Растите на воле!», Некрасов дальше пишет о слишком раннем знакомстве крестьянских детей с трудом. Он видит и другую, часто трагическую сторону жизни крестьянского ребенка. «А сгибнуть ничто не мешает ему», — с болью замечает поэт.
      Помнишь первые строфы стихотворения Лермонтова «Смерть Поэта»:
      Погиб Поэт! — невольник чести —
      Пал, оклеветанный молвой,
      С свинцом в груди и жаждой мести,
      Поникнув гордой головой!.,
      Не вынесла душа Поэта Позора мелочных обид,
      Восстал он против мнений света Один, как прежде... и убит!
      Убит!.. к чему теперь рыданья,
      Пустых похвал ненужный хор,
      И жалкий лепет оправданья?
      Судьбы свершился приговор!
      ИЛИ!
      И он убит — и взят МОГИЛОЙ,
      Как тот певец неведомый, но милый,
      Добыча ревности глухой,
      Воспетый им с такою чудной силой,
      Сраженный, как и он, безжалостной рукой.
      Зачем от мирных нег и дружбы простодушной Вступил он в этот свет завистливый и душный Для сердца вольного и пламенных страстей?
      Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
      Зачем поверил он словам и ласкам ложным,
      Он, с юных лет постигнувший людей?
      Читая только эти отрывки, ты можешь подумать, что самое главное в стихотворении — это скорбь по поводу гибели поэта. Конечно, Лермонтов очень глубоко, как неизбывное горе, переживал смерть Пушкина. Но, читая стихотворение дальше, подойдя к последней его части:
      А вы, надменные потомки
      Известной подлостью прославленных отцов, и т. д.
      ты увидишь — что не менее важно для Лермонтова — и обличение скрытых «под сению закона» убийц поэта,
      Вы, жадною толпой стоящие у трона,
      Свободы, Гения и Славы палачи!
      Таитесь вы под сению закона,
      Пред вами суд и правда — всё молчи!.,
      Ты видишь здесь отношение Лермонтова к палачам великого поэта, всю силу его боли и гнева. И теперь предыдущие строки прозвучат для тебя несколько иначе, так
      как в них ты почувствуешь не только горе об утрате любимого поэта, но и страстное обвинение тех, кто его убил. Тогда смерть Пушкина становится еще трагичней, а отношение Лермонтова к убийцам еще беспощадней. Недаром за это стихотворение Лермонтов был арестован и выслан. Читая «Смерть Поэта», одно из лучших произведений русской поэзии, следует передать слушателям всю глубину скорби и негодования Лермонтова.
      Авторский замысел может быть выражен в чтении через разные отношения к событиям, но это свое отношение надо решать так, чтобы оно не искажало авторскую мысль, а, напротив, возможно полнее ее выявляло.
      Недопустимо безразличное, равнодушное отношение к тому, о чем ты рассказываешь. Ведь если ты сам не заинтересовался тем, о чем говоришь, то и слушатели останутся к этому равнодушны и им очень скоро станет скучно. Они перестанут тебя слушать.
      Имей также в виду, что далеко не всегда все стихотворение строится на выражении лишь одной мысли поэта. Часто в какой-либо части стихотворения есть своя, особая мысль, неизменно тем не менее подчиняющаяся общему авторскому замыслу.
     
      ГЛАВА III
      РАЗБОР ПРОИЗВЕДЕНИЯ ПО ЧАСТЯМ
      Пушкин падает в голубоватый Колючий снег.
      Он знает: здесь конец...
      Недаром в кровь его влетел крылатый, Безжалостный и жалящий свинец.
      Кровь на рубахе...
      Полость меховая
      Откинута.
      Полозья дребезжат...
      Леса и снег,
      и скука путевая.
      Возок уносится —
      назад... назад!..
      Он дремлет, Пушкин.
      Вспоминает снова То, что влюбленному забыть нельзя: Рассыпанные кудри Гончаровой И тихие медовые глаза.
      Случайный ветер нагоняет скуку,-В пустынной хвое замирает край.,,
      ... Наемника безжалостную руку Наводит на поэта Николай!
      Он — здесь, жандарм.
      Он из-за хвои леса
      Следит —
      упорно ль взведены курки?
      Глядят на узкий пистолет Дантеса Его остеклянелые зрачки...
      И мне ли,
      выученному, как надо Писать стихи и из винтовки бить,
      Певца убийцам не найти награды,
      За кровь пролитую не отомстить?
      Я мстил за Пушкина под Перекопом,
      Я Пушкина через Урал пронес,
      Я с Пушкиным шатался по окопам,
      Покрытый вшами,
      голоден и бос!
      И сердце колотилось безотчетно,
      И вольный пламень в сердце закипал,
      И в свисте пуль,
      за песней пулеметной —
      Я вдохновенно Пушкина читал...
      Идут года дорогой неуклонной,
      Клокочет в сердце песенный порыв...
      Цветет весна —
      и Пушкин отомщенный Все так же сладостно-вольнолюбив!
      Э. Багрицкий. «Пушкин».
      Ты можешь теперь сам определить главную мысль этого стихотворения и отношение автора к тому, о чем он рассказывает.
      Но, если мы попробуем хотя бы очень коротко пересказать содержание этого стихотворения, мы невольно разделим его на отдельные части. Мы увидим, что в начале стихотворения Багрицкий рассказывает о дуэли, о ранении Пушкина Дальше — он обвиняет царя в гибели поэта, обвиняет как вдохновителя и соучастника убийства. Затем рассказывает о том, как, сражаясь за революцию, он тем самым мстил и за Пушкина, И, наконец, финал, где как бы во весь рост встает отомщенный потомками наш великий Пушкин,
      Как видишь, стихотворение действительно заключает в себе несколько частей. Каждая часть объединяет строки, связанные одной мыслью, всегда подчиненной главной идее.
      Каждую часть стихотворения можно озаглавить. Это поможет тебе определить точнее то главное, о чем в ней говорится. Например, в стихотворении Багрицкого «Пушкин» отдельные части можно озаглавить так: 1) «Гибель поэта», 2) «Обвинение», 3) «Справедливое отмщение» и 4) «Наш Пушкин».
      Ты можешь найти иное свое решение этих частей, а значит, и иначе их озаглавить. Только помни что твое решение не должно противоречить смыслу произведения, его идее.
      Переход от одной части к другой определяется возникновением новой мысли, а значит, и новых образов, новых отношений, Этот переход требует в чтении небольшой паузы. Она необходима для того, чтобы ты мог представить себе то, о чем будешь говорить сосредоточить свое внимание на новой мысли автора как бы внутренне перестроиться, Такая пауза может быть очень мала, почти незаметна для слушателей но без нее ты не сможешь перейти к новой части — для этого нужно хотя бы небольшое время. Ведь наши слова, как ты знаешь, являются результатом мысли, они выражают эту мысль, и, следовательно, если мысль не возникает раньше слов, слова окажутся «пустыми», не наполненными содержанием, ничего не выражающими.
      Теперь представим себе, что, прочтя неоднократно и внимательно стихотворение, ты продумал и уяснил себе все, о чем мы говорили в предыдущих главах. Ты запомнил текст, можешь прочесть стихи наизусть.
      И тут встает вопрос: а как же надо читать? Как достичь того, чтобы все понятое тобой стало понятно тем, кто будет тебя слушать? Как заставить их заинтересоваться, увлечься тем, что увлекает и волнует в этом произведении тебя? Как сделать твое чтение выразительным и интересным?
      Для этого необходимо знать некоторые правила художественного чтения, о которых мы расскажем тебе в следующих главах. И, пожалуй, первое из них — это умение ясно представить себе события, о которых ты рассказываешь, как бы рисуя в своем воображении картины всего происходящего в стихотворении.
     
      ГЛАВА IV
      ВИДЕНЬЕ
     
      Вот ворона на крыше покатой Так с зимы и осталась лохматой...
      А уж в воздухе — вешние звоны, Даже дух занялся у вороны...
      Вдруг запрыгала вбок глупым скоком, Вниз на землю глядит она боком,
      Что белеет под нежною травкой?
      Вон желтеют под серою лавкой
      Прошлогодние мокрые стружки...
      Это всё у вороны — игрушки,
      И уж так-то ворона довольна,
      Что весна и дышать ей привольно!..
      А. Блок. «Ворона».
      Можешь ли ты точно описать, как выглядит ворона? Как ойа глядит «боком»? Как радуется весне? Что она при этом делает? Видишь, сколько вопросов. Чтобы на них ответить, надо как бы «видеть» все, о чем расска-
      зываешь. Это заставит и зрителей представить себе всю картину.
      О чем бы мы ни рассказывали в жизни, мы очень хорошо представляем себе, видим то, о чем говорим: события, людей, картины природы. Попробуй-ка начать рассказывать о ком-нибудь из своих товарищей, и ты сразу мысленно его увидишь.
      Конечно, в жизни «видеть» то, о чем рассказываешь, легче, так как ты сам был свидетелем этого, и вспоминаешь образы виденного. А как же быть, когда приходится рассказывать о том, чего не видел, да многое и невозможно увидеть?
      В таких случаях постарайся представить себе, как бы это могло быть. Например, читая «Мужичок с ноготок» Некрасова, ты легко сможешь представить себе Власа, этого малыша в огромных сапогах, всей своей повадкой подражающего взрослым. Ведь ты не раз видел, как детишки играют во взрослых.
      Когда будешь читать «Зимнее утро$, ты, конечно, не сможешь увидеть точно то, что видел Пушкин, но ты можешь вспомнить подобную же картину и очень хорошо ее себе представить. Ты увидишь и блестящий снег, и елку, зеленеющую сквозь иней, и комнату, наполненную солнечными лучами, отчего воздух в ней кажется янтарным.
      А как быть, читая стихотворение «Смерть Поэта»? Ведь ты никогда не присутствовал на дуэлях, и тебе это не удастся сделать даже, если бы ты очень этого захотел. Тем не менее ты можешь хорошо себе представить, как это было. Разыщи репродукции картин, иллюстрации, фотографии, почитай рассказы современников, может быть, тебе удастся посмотреть об этом кинофильм. Тут придется поработать и твоей фантазии. Представь себе точную картину того, о чем рассказываешь: и какой был в этот день Пушкин, как он выглядел, о чем думал, что чувствовал; и как себя вел Дантес, как он целился в Пушкина. Ты никогда не сможешь хорошо сказать фразу «И он убит...», если перед этим не представишь себе, не увидишь, как упал Пушкин.
      Ты, вероятно, читал «Медного всадника». Найди в этой поэме описание наводнения на Неве и обрати внимание на поэтические образы:
      Нева металась, как больной В своей постели беспокойной...
      И дальше — разгул бедствия: «... злые волны, как воры, лезут в окна...», а после набега, разрушив, опустошив все на своем пути, «спешат разбойники домой».
      Эти поэтические образы, такие яркие и точные, несомненно, помогут тебе «увидеть» то, о чем пишет поэт.
      В современной поэзии ты часто встречаешься не только с событиями, хорошо тебе известными, но и с людьми, похожими на некоторых твоих знакомых. Читая такое стихотворение, ты можешь рассказывать о них.
      Например, в стихотворении А. Барто «Завитушка» ты можешь или нафантазировать себе воображаемую девочку и говорить о ней, или вспомнить какую-нибудь твою знакомую, очень похожую на ту, о которой говорится в стихотворении. Что лучше? Это ты должен решить сам. Что поможет тебе яснее выразить свое отношение к такой вот «завитушке», то и выбери.
      Если ты будешь хорошо видеть то, о чем рассказываешь, то прочтешь стихотворение так, как если бы сам был свидетелем этого события. И это очень поможет тебе. Вот, например, стихотворение «Ленинский подарок»:
      Ух, мороз трещит какой!
      Ветер с ног сбивает...
      И озябший часовой Ворот поднимает.
      Штык холодный руки жжет,
      Снег в лицо бьет жесткий,
      Караул солдат несет У ворот кремлевских.
      Видит он: идет в пургу И легко и просто Человек, — пальто в снегу, — Небольшого роста.
      Подошел. Потом достал Удостоверенье.
      Вмиг солдат его узнал:
      Да ведь это Ленин!
      И Ильич сквозь ночи мрак Зорко присмотрелся И сказал: «Легко-то как,
      Батенька, оделся.
      На вот варежки возьми,
      Поскорей надень-ка.
      Да, такой я, брат, зимы Не видал давненько!..»
      И солдат подарок взял,
      Задрожали пальцы.
      И спасибо не сказал:
      Вот как растерялся!
      Молча варежки надел,
      И теплее стало...
      А метель, мела метель,
      Не переставала.
      Это стихотворение написал ленинградский школьник Леня Велютин. Он, как и ты, никогда не видел Ленина, но ясно представляет себе то, о чем пишет. Вот и ты попробуй прочесть стихотворение так, как будто сам при этом присутствовал. Тебе самому холодно на таком морозе, и ты сочувствуешь красноармейцу, которому приходится стоять на посту в такую погоду. Представь себе этого красноармейца, который пытается согреться, поднимая воротник замерзшими руками. У тебя, вероятно, возникнет чувство большого уважения к нему: ведь он стоит на таком ответственном посту!
      На площади никого нет, только снег метет.
      Но вот идет какой-то человек, ничего необыкновенного в этом нет. Как все, которые подходят к кремлевским воротам, он достает удостоверение (в то время не было открытого входа в Кремль, как теперь, — туда пропускали только по специальным пропускам). И вдруг оказывается, что это — Ленин! Нарисуй себе мысленно картину: ночь, Красная площадь, Спасские ворота, метель, часовой и рядом с ним — Ленин, весь в снегу. Представь себе, как Ленин внимательно смотрит на часового, на его озябшие руки и отдает ему свои варежки!
      Заметь, как часовой берет эти варежки, и какое у него растерянное лицо, и какой он даже немножко смешной в своей растерянности, и как он бережно надевает варежки. И тебе, как и ему, станет весело, и теперь вам обоим нипочем метель и мороз — оба вы согреты ленинским теплом.
      Вот два стихотворения Тютчева:
      Зима недаром злится,
      Прошла ее пора —
      Весна в окно стучится И гонит со двора.
      И все засуетилось,
      Все ндит1 зиму вон —
      И жаворонки в небе Уж подняли трезвон.
      Зима еще хлопочет И на весну ворчит.
      Та ей в глаза хохочет И пуще лишь шумит.,,
      Взбесилась ведьма злая И, снегу захватя,
      Пустила, убегая,
      В прекрасное дитя...
      Весне и горя мало:
      Умылася в снегу И лишь румяней стала,
      Наперекор врагу.
      Еще земли печален вид,
      А воздух уж весною дышит,
      И мертвый в поле стебль колышет,
      И елей ветви шевелит.
      1 нудит — гонит.
      Еще природа не проснулась,
      Но сквозь редеющего сна Весну послышала она И ей невольно улыбнулась...
      Оба стихотворения о весне, оба они написаны поэтом Тютчевым, но в каждом случае он иначе воспринимает, иначе видит одно и то же явление природы.
      А вот как видит природу Есенин. Обрати внимание, что Есенин всегда отождествляет природу с живыми существами.
      ПОРОША
      Еду. Тихо. Слышны звоны Под копытом на снегу.
      Только серые вороны Расшумелись на лугу.
      Заколдован невидимкой,
      Дремлет лес под сказку сна.
      Словно белою косынкой Подвязалася сосна.
      Понагнулась, как старушка,
      Оперлася на клюку,
      А над самою макушкой Долбит дятел на суку.
      Скачет конь, простору много,
      Валит снег и стелет шаль. Бесконечная дорога Убегает лентой вдаль.
      С ДОБРЫМ УТРОМ!
      Задремали звезды золотые,
      Задрожало зеркало затона,
      Брезжит свет на заводи речные И румянит сетку небосклона.
      Улыбнулись сонные березки, Растрепали шелковые косы.
      Шелестят зеленые сережки, И горят серебряные росы.
      У плетня заросшая крапива Обрядилась ярким перламутром И, качаясь, шепчет шаловливо:
      «С добрым утром!»
      Ты, вероятно, заметил, что, когда мы говорим о необходимости мысленно видеть то, о чем рассказываем, мы говорим и о твоем отношении к увиденному. Это неотделимо. И чем лучше ты будешь представлять себе, о чем говоришь, тем точнее и убедительнее будет твое отношение и тем выразительнее ты передашь содержание произведения слушателям.
      Не смущайся, если сначала будет трудно все себе представить. Если ты время от времени будешь возвращаться мыслями к этому стихотворению, твое воображение обязательно постепенно нарисует тебе всю картину.
      Часто возникает вопрос: надо ли, читая стихотворение, обращаться непосредственно к слушателям или нет?
     
      ГЛАВА V
      ОБРАЩЕНИЕ К СЛУШАТЕЛЯМ
     
      Что ж не ляжешь, не отдохнешь? Почему у окна ты встала, Смотришь вдаль, что-то тихо поешь?
      Ты как будто о чем-то
      мечтаешь, Устремив свой взгляд
      на дорогу, Может, старых друзей
      вспоминаешь И о детстве грустишь
      немного... Каждый день твой недаром прожит,
      Ты о нем вспоминаешь
      вечером — Сколько сделано дел хороших, Сколько добрых друзей
      работы пришла усталая.
      встречено!
      Я боюсь прервать нечаянно Твоих мыслей ход, и одна Стерегу я твое молчание.
      Помечтай. Отдохни у окна.
      Алла Хорошилова.
      «Самая родная».
      К кому обращается новосибирская школьница Алла Хорошилова в этом стихотворении? К матери. А можешь ты адресовать его своей младшей сестренке? Нет, потому что с ней ты разговариваешь совсем по другому.
      Может Пушкин обратиться к своей няне в стихотворении «Ночной зефир»? Или в стихотворении «Буря мглою небо кроет» обратиться к царице? Это невозможно,
      Значит, стихотворение часто бывает адресовано автором какому-то определенному лицу или лицам? Конечно. И это очень важно — понять, к кому обращается автор, а следовательно, к кому должен обращаться ты, читая это стихотворение. Ты, конечно, помнишь стихотворение Маяковского «Комсомольская». Как ты думаешь, к кому обращается здесь Маяковский? Очевидно, к комсомольцам.
      А к кому обращаться тебе, если ты будешь читать это стихотворение? К своим товарищам, которые сидят в зале. Пусть они не все еще комсомольцы, но они скоро станут ими.
      Если кто-то из ребят невнимательно тебя слушает, смеется или разговаривает — не смущайся. Или совсем не обращай на него внимания, или, наоборот, именно к нему и обращайся, стараясь увлечь его своим рассказом. Ты увидишь — он обязательно станет внимательней.
      Почему же необходимо знать не только, о чем ты рассказываешь, но и кому рассказываешь?
      В жизни, что бы ты ни рассказывал, ты всегда обращаешься к конкретным людям. Ты сразу замечаешь, согласны ли с тобой твои слушатели, даже если они молчат. Если ты видишь, что они с тобой согласны, то ты разговариваешь с ними, как с единомышленниками. Если же они готовы тебе возразить, ты еще горячее стараешься убедить их в том, в чем убежден сам.
      Неопытные чтецы часто читают стихи «в никуда», бессмысленно уставившись глазами в стенку, в пол или
      в потолок. Маяковский писал: «Надо всегда иметь перед глазами аудиторию, к которой этот стих обращен». Он это говорит о процессе создания стихов, но часто это в не меньшей степени относится к чтению стихов вслух, относится именно тогда, когда стихотворение обращено к определенным людям, или к определенному человеку. Это может быть разговор с реальным или воображаемым объектом, который в данный момент молчит; этим объектом могут быть слушающие тебя товарищи, или кто-то один из них, или воображаемый человек. Это может быть и разговор с самим собой. Но никогда не читай стихи, не представляя себе, к кому ты обращаешься.
      Иногда в самом стихотворении автором точно указан адрес. Например, в знакомом тебе «Зимнем утре». Или в этом стихотворении М. Светлова:
      Я о будущем нашем мечтаю,
      Темнота всю планету закрыла, Люди бродят на ощупь впотьмах: — Где, куда подевались
      светила? — А светила у Тани в гостях...
      Я хочу, чтоб пурга и ненастье Не закрыли небес голубых,
      Чтобы ты задыхалась от счастья, От волшебных подарков моих!
      Совершил я ужасное дело — Снял я солнце с небес голубых, Чтоб оно мою Таню согрело С обожженных ладоней моих.
      Я все годы с тобою делю — Я все зимы себе оставляю, Я все весны тебе отдаю.
      Я всю землю тебе, если надо,
      Я все небо тебе подарю,
      Двести звезд принесу тебе на дом И одну молодую зарю!
      Песня Вани из пьесы «Сказка»,
      Лермонтов в стихотворении «Смерть Поэта», разоблачая убийц Пушкина, бросает свои обвинения прямо им в лицо. Таких стихотворений, обращенных к определенному объекту, ты встретишь много.
      Иногда поэты обращаются не только к людям, но и к предметам неодушевленным. Например, Пушкин в стихотворениях: «Редеет облаков летучая гряда», «К моей чернильнице»; Лермонтов в стихотворении «Тучки небесные», и т. д.
      В этих случаях очень важно, чтобы ты мог хорошо себе представить объект, к которому обращаешься, мысленно его видеть.
      Но часто поэт не обращается к какому-либо определенному объекту. Мысль, которую он хочет передать в поэтических образах, направлена более широко — ко всем людям, ко всем читателям, как например, в начале и в заключительной части стихотворения Маяковского «Товарищу Нетте».
      Примерно то же ты увидишь и в стихотворении Э. Багрицкого «Смерть пионерки». Свою песню о пионерке Вале поэт сложил для всех людей. Он хочет чтобы все знали, какие чудесные у нас ребята-пионеры — маленькие коммунисты. Но объекты, к которым автор непосредственно обращается в разных частях своего стихотворения, разные.
      Вначале автор обращается к Вале. Заметь, как ясно видит поэт больничную обстановку, палату, в которой лежит больная девочка. Как внимательно вглядывается он в ее лицо. От пристального его внимания не ускользнул ни «бедный ежик» волос, ни горячие губы девочки.
      Когда приходит мать, ее слова как бы смутно доходят до затемненного сознания Вали, а когда Валя открывает глаза, поэт в ее глазах видит то, что видит она.
      Последняя же часть — со слов «пусть звучат постылые, скудные слова» до конца стихотворения — обращена ко всем читателям, ко всем, кто слушает тебя, как горячий призыв, как утверждение победы жизни над смертью.
      Однако далеко не все стихи требуют обращения к слушателям с целью их в чем-то убедить или так или иначе воздействовать на них своим рассказом. Часто —
      это мысли поэта вслух, раздумья, воспоминания. Так и следует их читать, сосредоточив свое внимание как бы на внутреннем объекте — на мыслях и образах, которые эти мысли рождают в воображении поэта.
      Так, например, написано стихотворение «Для берегов отчизны дальной» Пушкина, «Выхожу один я на дорогу» и «Утес» Лермонтова, и многие другие.
      А теперь попробуй сам распределить объекты своего внимания в стихотворении поэта Владимира Лугов-ского:
      МЕДВЕДЬ
      Девочке медведя подарили,
      Он уселся, плюшевый, большой,
      Чуть покрытый магазинной пылью,
      Важный зверь
      с полночною душой.
      Девочка с медведем говорила,
      Отвела для гостя новый стул,
      В десять
      спать с собою уложила,
      А в одиннадцать
      весь дом уснул,
      Но в двенадцать,
      видя свет фонарный,
      Зверь пошел по лезвию луча,
      Очень тихий, очень благодарный,
      Ножками тупыми топоча.
      Сосны зверю поклонились сами,
      Все ущелье начало гудеть;
      Поводя стеклянными глазами,
      В горы шел коричневый медведь.
      И тогда ему промолвил слово Облетевший многодумный бук:
      «Доброй полночи, медведь1 Здорово!
      Ты куда идешь-шагаешь, друг?»
      «Я шагаю ночью на веселье,
      Что идет у медведей в горах.
      Новый год справляет новоселье, Чатыр-Даг в снегу и облаках»,
      «Не ходи!
      Тебя руками сшили Из людских одежд, людской иглой. Медведей охотники убили. Возвращайся, маленький, домой,
      Кто твою хозяйку приголубит? Мать встречает где-то Новый год, Домработница танцует в клубе,
      А отца собака не найдет.
      Ты лежи, медведь, лежи в постели, Лапами не двигай до зари И, щеки касаясь еле-еле,
      Сказки медвежачьи говори,
      Путь далек, а снег глубок и вязок,
      Сны прижались к ставням и дверям,
      Потому что без полночных сказок Нет житья ни людям, ни зверям».
      Чтобы, читая стихи, ясно донести до слушателя авторскую мысль, надо четко построить фразу логически, правильно выделяя в ней логические ударения.
     
      ГЛАВА VI
      ЛОГИКА, ФРАЗЫ, ЛОГИЧЕСКОЕ УДАРЕНИЕ
     
      Три мудреца в одном тазу Пустились по морю в грозу. Будь попрочнее старый таз, Длиннее был бы мой рассказ.
      Из переводов С. Маршака.
      Замечал ли ты, что одной и той же фразой можно передать множество различных смысловых оттенков? И заметь, это зависит не только от изменения интонации или силы звука голоса. В первую очередь это зависит от логического построения фразы, от изменения в ней логиче-х ского ударения.
      Что такое логическое ударение?
      Каждая фраза состоит из нескольких слоц. Каждое слово в фразе важно, даже необходимо, но не все эти слова равноценны для выявления смысла фразы. Есть как бы «самые главные» слова, которые несут основную смысловую нагрузку, а другие являются как бы помощниками, развивающими и уточняющими содержание фразы, заложенную в ней мысль.
      Это, пожалуй, похоже на военный строй. В строю фраз, как и в военном строю, есть командиры и есть солдаты. Ты, конечно, понимаешь, что для выполнения любого военного задания необходимы и те и другие. У командира и солдат цель одна, но их обязанности и действия различны. Командир определяет задание и организует проведение его в жизнь, а солдаты вместе с командиром выполняют это задание. Один, без солдат, даже лучший командир был бы беспомощен.
      И в строю слов, составляющих фразу, слова-командиры определяют целенаправленность фразы, основную ее мысль, и ведут к намеченной цели четко выстроенный строй солдат.
      Таким образом, в каждой фразе какое-то одно слово является как бы главным, определяющим мысль, заложенную в этой фразе. Это слово и несет на себе логическое ударение.
      Повтори несколько раз одну и ту же фразу, каждый раз меняя логическое ударение, и ты легко убедишься в этом. Например: «Я пойду домой», или «Я пойду домой», или «Я пойду домой». Говоря «Я пойду домой», ты хочешь сказать: не кто-нибудь другой, а именно я пойду домой. Говоря «Я пойду домой», ты выражаешь как бы согласие или решение пойти домой (а не поехать). То, что пойдешь именно ты, а не кто-то другой, здесь уже становится ясно само собой. Говоря «Я пойду домой», ты утверждаешь решение пойти именно домой, а не остаться там, где находишься, или направиться куда-либо еще. И так в каждой фразе. Если ты спросишь товарища: «Зачем ты взял эту книгу?», нам будет ясно, что ты недоволен или удивлен тем, что твой товарищ взял именно эту книгу, а не какую-нибудь другую. А если ты ему скажешь: «Зачем ты взял эту книгу?», то ясно, что такое недоумение или недовольство относится не к выбору книги, а к факту, что именно он, твой товарищ, ее взял (может быть, потому например, что книга предназначалась другому), и т. д.
      Также и в чтении стихов: логические ударения помогают выразить авторскую мысль, которую ты хочешь передать слушателям. Например, в стихотворении Пушкина «Зимнее утро»: «Вечор, ты помнишь, вьюга злилась», «На мутном небе мгла носилась» — ты подчеркиваешь слова
      «вьюга», «мгла», создающие образ разгула темных сил природы, чтобы этот образ ярче противопоставить образу ясного зимнего утра «под голубыми небесами». А в строчке «и ты печальная сидела» — где бы ты поставил логическое ударение? Ну конечно же, на слове «печальная» — ведь именно этот образ печально сидящей у окна женщины так выразительно дополняет мрачную картину суровой зимней ночи и настроение всей этой строфы. И, не правда ли, совершенно ясны логические ударения в шутливом стихотворении, напечатанном в начале этой главы:
      Будь попрочнее старый таз,
      Длиннее был бы мой рассказ.
      Только помни, что слово, на которое падает логическое ударение, никогда не должно выделяться слишком грубо. Как хороший командир, оно должно быть скромным. Не произноси его назойливо-подчеркнуто, не выкрикивай его. Оно должно звучать мягко, но определенно.
      Если мысль, заключенная в фразе, тебе ясна, то и логическое ударение всегда будет правильно.
      Каждое стихотворение имеет свои ритмические и мелодические особенности. Их надо постараться уловить и передать в чтении.
     
      ГЛАВА VII
      РИТМ И МЕЛОДИЯ СТИХА
      ... вот багряною рукою Заря от утренних долин Выводит с солнцем за собою Веселый праздник именин...
      «... Заря сияла на востоке, и золотые ряды облаков, казалось, ожидали солнца, как царедворцы ожидают государя».
      Оба отрывка — о восходе солнца. Оба написал Пушкин. В чем же главное различие? В том, что один отрывок — стихи, а другой — проза. Какая разница в чтении стихов и прозы? Стихотворная речь всегда имеет определенный размер, определенное ритмическое построение и мелодическое звучание.
      В прозаической речи также всегда существует ритмическая и мелодическая основа, но в чтении стихов и прозы есть существенная разница. Читая прозу, мы делаем паузы логические, то есть необходимые по смыслу. В чтении стихов, кроме логических пауз, обязательны маленькие паузы, так называемые «цезуры», в конце каждой строки.
      Стихи могут быть любого размера, рифмованные и нерифмованные, или со «сломанной» строкой, как «лесенка» у Маяковского, но все равно во всех случаях цезура в конце строки обязательна. Она необходима, чтобы строчки в чтении не сливались, иначе размер и ритм нарушатся и рифма не будет ясно слышна.
      Все это, конечно, просто, если конец строки совпадает с концом фразы, например: «Мороз и солнце; день чудесный!»
      А что делать, если фраза, начатая на одной строчке, заканчивается «а другой? Вот, например, отрывок из стихотворения С. Маршака «Быль-небылица»:
      Они сидели у дверей В прохладе и смотрели,
      Как два потока все быстрей Бежали по панели.
      Как забурлила в желобах Вода, сбегая с крыши,
      Как потемнели на столбах Вчерашние афиши...
      В этом случае выдержать цезуру труднее, но тем не менее она обязательна. Попробуй сначала прочитать всю фразу целиком, не думая о цезуре, так, как если бы это были не стихи, а проза: «Они сидели у дверей в прохладе и смотрели, как два потока все быстрей бежали по панели».
      Первая строчка по смыслу должна соединиться со второй, со словами «в прохладе», так же как слово «смотрели» — со следующей строчкой, несмотря на цезуру, Если в следующем четверостишии ты механически оторвешь друг от друга слова «в желобах» — «вода» и «на столбах» — «вчерашние афиши», то получится полнейшая бессмыслица.
      Чтобы это хорошо понять, а значит, и суметь сделать, прочти вслух стихотворение Маршака «Дом, который построил Джек». Начало простое, а вот попробуй-ка прочитать самую последнюю часть, начиная со слов «... Вот два петуха», так, чтобы вся эта часть была одной фразой, то есть так, как она написана.
      ... Вот два петуха,
      Которые будят того пастуха,
      Который бранится с коровницей строгою, Которая доит корову безрогую,
      Лягнувшую старого пса без хвоста,
      Который за шиворот треплет кота,
      Который пугает и ловит синицу,
      Которая часто ворует пшеницу,
      Которая в темном чулане хранится В доме,
      Который построил Джек.
      Ты видишь, здесь стоит точка только в конце, а цезуру надо делать после каждой строчки, в конце которой стоит запятая. В чтении ты сможешь выразить эти знаки препинания интонацией: точка передается понижением голоса, а перед запятой голос повышается.
      Читая стихи, непременно обращай внимание на знаки препинания, поставленные поэтом. Иногда ребята относятся к ним пренебрежительно, и от этого смысл фразы становится неясным. Одна девочка, хорошо читая отрывок из «Мцыри», в описании поединка Мцыри с барсом в строчках
      Какой-то зверь одним прыжком Из чащи выскочил и лег,
      Играя, навзничь на песок...
      после слова «играя» забыла про запятую. Она прочла: «и лег, играя навзничь на песок».
      Понимаешь, какая чепуха получилась? В ее рассказе барс «играл навзничь», а что значит «играть навзничь»? Это бессмыслица.
      Далеко не всегда фраза в стихотворении заключает в себе законченную мысль, часто мысль выражается в нескольких фразах:
      ... Время,
      снова
      ленинские лозунги развихрв.
      растекаться
      слезной лужею?
      Ленин
      и теперь
      живее всех живых.
      Наше знанье,
      сила
      и оружие.
      В. Маяковский.
      «Владимир Ильич Ленин».
      Если в фразе: «День чудесный!» выражена определенная мысль, то этот отрывок из поэмы Маяковского весь выражает одну мысль и каждая фраза в нем объединена мыслью с другими фразами. Если их отделить одну от другой — мысль прервется.
      О стихотворных размерах, их названиях и отличии друг от друга тебе уже говорили в школе на уроках литературы, так что повторять это мы здесь не будем. А вот на музыкальное звучание строфы тебе следует обратить внимание. Если ты любишь музыку, а может быть, и играешь на каком-нибудь музыкальном инструменте, ты легко почувствуешь музыкальную основу стихотворения, его ритмические и мелодические особенности. Но, даже если ты мало знаком с музыкой, читая стихи вслух, ты, вероятно, услышишь музыку поэзии. Ведь недаром многие стихотворения вдохновляли композиторов. Ты сам, наверное, знаешь такие песни, романсы, арии.
      Читая стихи, следи за тем, чтобы не «ронять», не затишать концы фраз. Это часто бывает оттого, что не хватает на всю фразу дыхания. Спокойно бери дыхание на паузах. Не напрягайся при этом. Дыши спокойно, легко. Твой голос будет звучать лучше, если нет излишнего напряжения.
      К слову в стихотворении следует относиться внимательно, бережно, не «мять», не «проглатывать» его. Вот что пишет о значении слов в поэтическом произведении С. Я. Маршак: «Слова говорят не только своим значением, но и всеми гласными и согласными, и своей протяженностью, и весом, и окраской, дающей нам ощущение
      эпохи, местности, быта...» И дальше: «... Слова в стихах — да и в хорошей поэтической прозе — не живут порознь. Стройно согласованные, одушевленные высокой поэтической идеей, устремленные к единой цели, они поражают и радуют читателя так, как будто звучат впервые. ..»
      Иногда особое звучание стиха достигается определенным сочетанием звуков, множественным повторением какой-либо, буквы. Прочитай вслух отрывок из «Евгения Онегина»:
      Мазурка раздалась. Бывало,
      Когда гремел мазурки гром,
      В огромном зале все дрожало,
      Паркет трещал под каблуком,
      Тряслися, дребезжали рамы;
      Теперь не то: и мы, как дамы,
      Скользим по лаковым доскам.
      Но в городах, по деревням,
      Еще мазурка сохранила Первоначальные красы:
      Припрыжки, каблуки, усы Всё те же: их не изменила Лихая мода, наш тиран,
      Недуг новейших россиян.
      А теперь прочитай еще раз, особенно выделяя букву «р». Слышишь, как этот отрывок как бы делится на две части? Одна, где много «р», и другая, где «р» нет nontH совсем? Такое частое употребление звука «р» в этом отрывке помогает нам воспринять веселую мазурку такой, как ее танцевали раньше и какой она, вероятно, нравилась Пушкину с ее «припрыжками» и звонким стуком каблуков, и помогает также подчеркнуть разницу между этой мазуркой и той, какую позже стали танцевать в Петербурге, «скользя по лаковым доскам».
      Вспомни стихотворение Чуковского «Мойдодыр»:
      И сейчас же щетки, щетки Затрещали, как трещотки,
      И давай меня тереть,
      Приговаривать:
      — Моем, моем трубочиста Чисто, чисто, чисто, чисто!
      Будет, будет трубочист Чист, чист, чист, чист!
      Это про щетки. Здесь очень много «ч» и «щ». Это создает звучание, похожее на то, которое получается при трении щеткой.
      Дальше идет несколько строк про мыло, где много «л». И ты уже видишь, как скользкое мыло юлит и мылит.
      Вот стихотворение А. Барто, тоже очень характерное в этом отношении:
      Скажи погромче Слово «гром» —
      Грохочет слово,
      Словно гром.
      Скажи потише:
      «шесть мышат» — и сразу мыши Зашуршат.
      Скажи:
      «Кукушка на суку» — Тебе послышится:
      «Ку-ку».
      «Игра в слова».
      Как видишь, употребление одних и тех же звуков, их сочетание помогает автору создавать определенное представление, определенный образ, и твое внимание к этому поможет донести в чтении этот образ до зрителя.
      Обязательно обращай внимание и на ритмические особенности стиха. Ты, вероятно, замечал, что когда в стихотворении описывается какой-нибудь танец, то ритм стихотворения подчиняется характеру этого танца.
      Вспомни, как танцует Тамара в «Демоне» Лермонтова — легко, порывисто. «То вдруг помчится легче птицы», то «...по ковру скользит, плывет ее божественная ножка...» Характеру танца соответствует и ритм стиха.
      И совсем другой характер танца в стихотворении «Муха-Цокотуха» Чуковского. Эти танцоры главным образом топают и скачут. И это отлично передает стих:
      Ты, конечно, почувствовал, какие это разные танцы. И ведь ты это понял только по стихотворному ритму. Когда поэт описывает танец, он не только видит, но и слышит его и в стихе передает его ритм, его характер. Вот и ты, если будешь читать стихи с описанием танца, не только хорошо представь себе танец, но и постарайся уловить его мелодию, его ритм. Например, у Твардовского в «Стране Муравии»:
      ... Бом! бом! бом! бом! Пляшет муха с комаром, А за нею клоп, клоп Сапогами топ-топ!..
      ... Меня высватать хотели,
      Не сумели убедить.
      Неохота из артели Даже замуж выходить...
      Это частушка. Стих здесь подчинен ритму частушки. Если ты будешь читать это стихотворение, то читай его так, как будто напеваешь частушки.
      Н. Кончаловская в своей книге «Наша древняя столица» одну из глав так и назвала «Комаринская», написав ее в ритме старой русской пляски «комаринской». Если ты захочешь прочитать это стихотворение, то постарайся сохранить нужный ритм:
      Есть в Комаричах, под Курском, старый лес,
      А в лесу-то сосны, ели до небес,
      Сосны, ели да березы хороши,
      А под ними-то землянки, шалаши.
      В шалашах-то все крестьяне-беглецы,
      А в землянках-то холопы-молодцы... и т. д.
      То, о чем мы говорим, относится, конечно, не только к описанию танцев. В любом стихотворении его ритмическое построение передает характер повествования. Вспомним погоню Медного всадника за Евгением. Пушкин великолепно передает грохот скачущего огромного памятника, так, как слышит его потерявший рассудок Евгений:
      Как будто грома грохотанье — Тяжело-звонкое скаканье По потрясенной мостовой...
      А вот у Н. Асеева совсем другое звучание удара иод ков о мостовую:
      Белыми копытами Лед колотя,
      Тени по Литейному —
      Дальше летят.
      «Синие гусары».
      Почему так? Да потому, что задачи были разные. Пушкину нужно было передать ужас Евгения от преследующей его скачущей громады, а Асееву — нарисовать мгновенный пролет по снегу легких саней. Разные задачи — разные образы, разные ритмы.
      Ритмическое построение стиха определяет не только характер действия, но и характеристики действующих лиц.
      Вспомни, как Маршак рассказывает в «Почте» о двух почтальонах. Он их подробно не описывает, но ты сразу видишь совершенно разных людей, с разными характерами: легкий, как бы подпрыгивающий ритм энергично и бодро шагающего мистера Смита и тяжелый, замедленный, плавный ритм усталой походки старика Бази-лио.
      А вот как Маршак описывает погоню собаки Динго за кенгуру:
      Она в кусты — и я за ней,
      Она в ручей — и я в ручей,
      Она быстрей — и я быстрей,
      Неутомимый Динго.
      В стихотворении Назыма Хикмета «Каспийское море» ритм стиха имитирует движение морских волн:
      Волна — гора,
      челнок — джейран, волна — арык,
      челнок — ведро.
      Подлетит челнок,
      отлетит челнок,
      упадет с хребта
      одного коня
      и опять взлетит
      на коня челнок!.
      Чувствуешь, как волна поднимется, опустится и опять поднимется?..
      ..Подлетит челнок,
      отлетит челнок,
      подлетит челн...
      отлетит челн...
      вверх...
      вниз... челн...
      Если ты будешь обращать внимание на ритмические особенности стихотворения, это поможет тебе прочитать его более выразительно.
      Все, что мы советуем тебе, говоря о стихе рифмованном, относится полностью и к так называемому «белому стиху», где рифма отсутствует.
      Прочти стихотворение современного литовского поэта Э. Межелайтиса, написанное белым стихом. Это стихотворение из цикла «Южная панорама», и написано оно о Бразилии.
      Когда самолет прыгает вверх, красная земля
      вздымается, как приливная волна, волнуется
      и тоже прыгает вверх,
      как будто хочет нагнать самолет.
      А потом, как будто ее подхватил порыв поднятого самолетом ветра, — развевается на этом ветру, раскрывается
      под углом к небу.
      Еще очень долго
      Зыблется и плещет
      красное знамя красной земли.
      Мне нравится цвет вашей земли.
      Похоже на то,
      что ее окропила баррикадная кровь.
      Э. Межелайтис. «Цвет этой земли». Перевод Б. Слуцкого.
      -Каждый поэт по-своему видит и описывает одно и то же явление природы, или событие, или человека. Это не может быть иначе, так как у каждого поэта неповторимая, одному ему присущая творческая индивидуальности. И, как следствие различных индивидуальностей, естественно разное виденье и разное выражение одних и тех же явлений жизни.
     
      ГЛАВА VIII
      ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗНЫХ ПОЭТОВ
     
      Унылая пора! очей очарованье! Приятна мне твоя прощальная краса — Люблю я пышное природы увяданье,
      В багрец и в золото одетые леса,
      В их сенях ветра шум и свежее дыханье, И мглой волнистою покрыты небеса,
      И редкий солнца луч, и первые морозы, И отдаленные седой зимы угрозы.
      Бунин
      Еще от дома на дворе Синеют утренние тени,
      И под навесами строений Трава в холодном серебре;
      Но уж сияет яркий зной,
      Давно топор стучит в сарае,
      И голубей пугливых стаи Сверкают снежной белизной.
      С зари кукушка за рекою Кукует звучно вдалеке,
      И в молодом березняке Грибами пахнет и листвою.
      На солнце светлая река Трепещет радостно, смеется,
      И гулко в роще отдается Над нею ладный стук валька.
      Есенин
      О красном вечере задумалась дорога, Кусты рябин туманней глубины. Изба-старуха челюстью порога Жует пахучий мякиш тишины.
      Осенний холод ласково и кротко Крадется мглой к овсяному двору.
      Сквозь синь стекла желтоволосый о.трок Лучит глаза на галочью игру.
      Обняв трубу, сверкает по повети Зола зеленая из розовой печи.
      Кого-то нет, и тонкогубый ветер О ком-то шепчет, сгинувшем в ночи.
      Кому-то пятками уже не мять по рощам Щербленый лист и золото травы.
      Тягучий вздох, ныряя звоном тощим, Целует клюв нахохленной совы.
      Все гуще хмарь, в хлеву покой и дрема, Дорога белая узорит скользкий ров...
      И нежно окает ячменная солома,
      Свисая с губ кивающих коров.
      Твардовский
      День пригреет — возле дома Пахнет позднею травой,
      Яровой, сухой соломой И картофельной ботвой.
      И хотя земля устала,
      Все еще добра, тепла:
      Лен разостланный отава У краев приподняла.
      Но уже темнеют реки,
      Тянет кверху дым костра.
      Отошли грибы, орехи.
      Смотришь, утром со двора Скот не вышел. В поле пусто.
      Белый утренник зернист.
      И свежо, морозно, вкусно Заскрипел капустный лист.
      И за криком журавлиным,
      Завершая хлебный год,
      На ремонт идут машины,
      В колеях ломая лед.
      Ты видишь на примере этих четырех стихотворений, как по-разному воспринимают поэты одно и то же явление природы.
      Стихи различны по настроению и по ритму, различны и поэтические образы, в них возникающие.
      Твардовский:
      ... Скот не вышел. В поле пусто.
      Белый утренник зернист.
      И свежо, морозно, вкусно Заскрипел капустный лист.
      Не правда ли, когда ты читаешь эти строки, у тебя в воображении сразу возникают эти листы капусты, тронутые первым осенним холодком.
      А у Есенина:
      ... Осенний холод ласково и кротко Крадется мглой к овсяному двору...
      Каждый большой поэт своеобразен и неповторим в своем творчестве.
      Ты читал стихотворения «Смерть Поэта» Лермонтова и «Пушкин» Багрицкого. Тема этих стихотворений одна: гибель Пушкина. Оба поэта одинаково оценивают
      трагическое событие — убийство поэта, но как различно это событие ими выражено.
      Нам хочется особо поговорить с тобой о поэте, который, хотя и умер 35 лет назад, но по своим мыслям и чувствам остается нашим современником.
      Это — Маяковский.
      ... От боя к труду —
      от труда
      до атак, —
      в голоде,
      в холоде
      и наготе
      держали
      взятое,
      да так,
      что кровь
      выступала из-под ногтей.
      Я видел
      места,
      где инжир с айвой
      росли
      без труда
      у рта моего, —
      к таким
      относишься
      иначе.
      Но землю,
      которую
      завоевал
      и полуживую
      вынянчил, где с пулей встань,
      с винтовкой ложись,
      где каплей
      льешься с массами, — с такою
      землею
      пойдешь
      на жизнь,
      на труд,
      на праздник
      и на смерть!
      В. Маяковский. «Хорошо!».
      Как читать Маяковского? Этот вопрос задается часто, и возникает он главным образом из-за особой формы стиха Маяковского, так называемой «лесенки», то есть раздела стихотворной строки на короткие, часто состоящие из одного слова строчки.
      Ты, вероятно, встречал стихи, написанные «лесенкой», и у других поэтов. Так пишет, например, поэт С. Кирсанов, один из последовательных и верных учеников Маяковского. Так, в форме «лесенки», часто писал Н. Асеев, пишут Вознесенский, Роберт Рождественский и многие другие.
      На вопрос, как читать Маяковского, лучше всего тебе ответит сам поэт.
      У Маяковского есть статья «Как делать стихи». Она очень большая, поэтому мы не предлагаем ее тебе полностью, «о с отдельными выдержками хотим тебя познакомить. Это поможет тебе понять не только, «как делать стихи», но и как их читать.
      «Поэзия начинается там, где есть тенденция... С моей точки зрения, лучшим поэтическим произведением будет то, которое записано по социальному заказу Коминтерна1, имеющее целевую установку на победу пролетариата, переданное новыми словами, выразительными и понятными всем».
      Итак, социальный заказ — это первое требование, которое предъявляет Маяковский к произведениям большой поэзии. Многие стихи Маяковского выполняют социальный заказ и теперь. Это и «Комсомольская», и «Стихи о советском паспорте», и «Необыкновенное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче», и «Прозаседавшиеся», и «Блек энд уайт», и «История Власа — лентяя и лоботряса», и «Размышления у
      1 Коминтерн, Коммунистический Интернационал, Третий Интернационал — международное объединение коммунистических партий и коммунистических организаций всего мира. Был основан по инициативе В. И. Ленина 4 марта 1919 года. Распущен в 1943 году по решению Исполнительного Комитета Коминтерна.
      парадного подъезда», и «Рассказ Хренова о Кузнецк-строе и о людях Кузнецка», и многие, многие другие.
      Второе требование Маяковского к поэтам — передать содержание стихотворения «новыми словами, выразительными и понятными всем».
      «Надо довести до предела выразительность стиха», — пишет Маяковский в той же статье.
      Каким образом добивается Маяковский этой выразительности?
      «Ритм — основа всякой поэтической вещи, — говорит он. — Ритм — это основная сила, основная энергия стиха».
      Обрати внимание на совершенно различные, но всегда очень Четкие ритмы его стихотворений:
      Время —
      начинаю
      про Ленина рассказ.
      Но не потому,
      что горя
      нету более,
      время
      потому,
      что резкая тоска стала ясною,
      осознанною болью.
      «Владимир Ильич Ленин»,
      Возьмем винтовки новые, на штык флажки.
      И с песнею
      в стрелковые пойдем кружки.
      Раз!
      Два!
      Все
      в ряд!
      Впе-
      ред,
      отряд!..
      «Возьмем винтовки новые»,
      По морям, играя, носится с миноносцем миноносица.
      Льнет, как будто к меду осочка, к миноносцу миноносочка.
      «Военно-морская любовь».
      ...Я пролетарий.
      Объясняться лишне.
      Жил,
      как мать -произвела, родив.
      И вот мне
      квартиру
      дает жилищный,
      Мой
      рабочий
      кооператив...
      «Рассказ литейщика Ивана Козырева
      о вселении в новую квартиру».
      Очень большое значение придает Маяковский рифме.
      «... Я всегда ставлю самое характерное слово в конец строки и достаю к нему рифму во что бы то ни стало... Рифма связывает строки, поэтому ее материал должен быть еще крепче, чем материал, пошедший на остальные строки».
      Как видишь, у Маяковского рифмуются те слова, которые наиболее важны, — «самые характерные». Неожиданная, подчас непривычная рифма, нужна была Маяковскому не для того, чтобы быть оригинальным, удивить читателей, а для того, чтобы сделать стихи предельно выразительными, чтобы как можно точнее донести мысль, подчеркнув ее созвучием слов.
      Для чего же понадобилась Маяковскому «лесенка»?
      Маяковский считал, что «лесенка» помогает лучше передать смысл и точнее выдержать ритм.
      «Все-таки все читают стих Алексея Толстого, — пишет он, —
      ... Шибанов молчал. Из пронзённой ноги
      Кровь алым струилася током...
      как
      Шибанов молчал из пронзённой ноги».
      Дальше Маяковский приводит пример из «Бориса Годунова» Пушкина:
      «.. .Довольно, стыдно мне
      Пред гордою полячкой унижаться...
      читается как провинциальный разговорчик:
      Довольно стыдно мне...
      Чтобы читалось так, как думал Пушкин, надо разделить строку так, как делю ее я:
      Довольно,
      стыдно мне.. ?
      При таком делении на полустрочия ни смысловой, ни ритмической путаницы не будет».
      И дальше: «.. .Раздел строчек часто диктуется и необходимостью вбить ритм безошибочно, так как построение стиха часто заставляет выкидывать промежуточные слова и слоги, и если после этих слов не сделать остановку, часто большую, чем между строками, то ритм оборвется.
      Вот почему я пишу:
      Пустота...
      Летите,
      в звезды врезываясь...»
      Как видишь, поэт был убежден в необходимости именно такой формы стиха. Поэтому, читая стихи Маяковского, постарайся эту форму не разрушать.
      Надо сказать, что это не легко. «Лесенка» представляет известную трудность в чтении. Эта трудность заключается в том, что, делая необходимую остановку (цезуру) после каждой короткой строчки стихотворения, надо постараться не разрывать этими цезурами единую мысль. Читая стихи, думай не о каждом отдельном слове, не «отрубай» его, а старайся выразить этими словами мысль, которая не будет понята, пока ты не произнесешь самого последнего слова. К этому последнему слову и «тяни» мысль.
      Вот что говорит о «последних словах» Маяковский:
      «... Одним из серьезных моментов стиха, особенно тенденциозного, декламационного, является концовка. В эту концовку обычно ставятся удачнейшие строки стиха».
      Действительно, в большинстве стихотворений Маяковского вывод из всего сказанного в стихотворении выражен в последних строках.
      Ненавижу
      всяческую мертвечину!
      Обожаю
      . всяческую жизнь!
      «Юбилейное».
      Книгу переворошив, намотай себе на ус — все работы хороши, выбирай
      на вкус!
      «Кем быть?».
      Помни про школу —
      только с ней
      станешь
      строителем
      радостных дней!
      «История Власа — лентяя и лоботряса».
      Учреждение для нас, а
      не мы для учреждения!
      «Размышления у парадного подъезда».
      А вот замечание Маяковского, которое относится непосредственно к манере исполнения его стихов: «Большинство моих вещей построено на разговорной интонации». Это очень важное замечание для исполнителя — не декламировать, не поучать слушателей, а разговаривать с ними.
      Но характер разговора может быть разный.
      Например, за чашкой чая или на пляже люди разговаривают иначе, чем с трибуны, на митинге. Иначе нетолько по содержанию, но и по манере, по характеру речи.
      Маяковский в большинстве своих стихотворений говорит с трибуны с огромной массой слушателей.
      Тут есть одна опасность — перейти на крик. Маяковский сам очень хорошо читал свои стихи. У него был сильный голос, он сам про себя говорит: «Мир ог-ромив мощью голоса...» Но он никогда не старался нарочно кричать. Он писал стихи для большой аудитории, он трибун, агитатор, но главное оружие его агитации не крик, а мысль.
      Он далеко не всегда откровенно громогласен. При внимательном прочтении его стихи действительно оказываются гораздо более разговорными, чем это кажется с первого взгляда. Поэтому обязательно прими во внимание слова Маяковского о разговорной интонации его стихов.
      Говорить и думать о Маяковском можно бесконечно. Это один из ярчайших и интереснейших поэтов нашей Родины.
      У каждого человека есть, конечно, свой любимый поэт, И не обязательно им должен быть Маяковский. Но. не оценить мощь его таланта, величие его гражданского темперамента нельзя.
      Если ты любишь Маяковского, советуем тебе прочитать поэму Н. Асеева «Маяковский начинается». Там есть такие строки:
      Вот так,
      во всем и везде впереди, — еще ты и слова не вымолвишь, — он шел, за собой увлекая ряды,
      Владимир Необходимович!
      Если ты будешь читать стихи, ты встретишься не только с хорошими и разными поэтами, но и с различными видами, формами и жанрами стихотворных произведений.
     
      ГЛАВА IX
      РАЗНЫЕ ВИДЫ И ФОРМЫ СТИХОТВОРЕНИЙ
     
      Когда мне, как другим, грозила смерть в бою, Вдруг мать я вспоминал, и было легче все же,
      Я знал: она потом оплачет смерть мою И позабыть меня уже вовек не сможет.
      И становился я от этого храбрей,
      Шел в бой и презирал смертельную угрозу.
      Нам силу придают и слезы матерей —
      Не только их слова, но даже слезы. Слезы.
      Кайсын Кулиев. «Памяти мате; Перевел с балкарского Н. Коржавнн.
      ... Последним сияньем за лесом горя, Вечерняя тихо потухла заря,
      Безмолвна долина глухая;
      В тумане пустынном клубится река, Ленивой грядою идут облака,
      Меж ними луна золотая.
      Чугунные латы на холме лежат,
      Копье раздробленно, в перчатке булат,
      И щит под шеломом заржавым; Вонзилися шпоры в увлажненный мох: Лежат неподвижно, и месяца рог
      Над ними в блистаньи кровавом...
      А. С. Пушкин. Баллада «Сраженный рыцарь».
      ... Не сияет на небе солнце красное,
      Не любуются им тучки синие:
      То за трапезой сидит во златом венце, Сидит грозный царь Иван Васильевич.
      М. Ю. Лермонтов. «Песня про купца Калашникова».
      ... Как на море-окияне И на острове Буяне Новый гроб в лесу стоит, В гробе девица лежит;
      Соловей над гробом свищет; Черный зверь в дубраве рыщет. Это присказка, а вот —
      Сказка чередом пойдет.
      П. Ершов. «Конек-горбунок».
      Над изнуренною от зноя стороною Большая туча пронеслась;
      Ни каплею ее не освежа одною,
      Она большим дождем над морем пролилась И щедростью своей хвалилась пред горою. «Что сделала добра Ты щедростью такою? —
      Сказала ей гора: —
      И как смотреть на то не больно!
      Когда бы на поля свой дождь ты пролила, Ты б область целую от голода спасла;
      А в море без тебя, мой друг, воды довольно».
      Ты сейчас прочел несколько стихотворных произведений и отрывков: лирическое стихотворение Кулиева, отрывок из баллады Пушкина, песню, написанную в форме былины, Лермонтова, сказку Ершова и басню Крылова. Из уроков литературы ты знаешь, что произведения, написанные в стихах, бывают различных жан-
      И. Крылов. «Туча».
      ров. Тебе, несомненно, приходилось и раньше читать стихотворения, написанные в форме баллады, былины, сказки, басни. Ты знаешь, что бывают и пьесы, написанные стихами.
      Каждый из стихотворных жанров обладает своими, присущими этому жанру особенностями, и эти особенности следует передать, читая стихи. Сама стихотворная форма, если ты внимательно к ней прислушаешься, подскажет тебе это. Ведь даже трудно было бы, например, читать балладу, как басню. Романтически приподнятый стих баллады требует полнокровного, широкого, порой патетического звучания, а басня, напротив, — простой, разговорной речи. Чтобы передать особый характер склада былины, речь твоя должна быть несколько напевной, широкой, ритм плавный; а сказку, соблюдая все законы чтения стихотворения, рассказывай так, как вообще люди рассказывают сказки. Уж наверное, ты, когда был маленький, слушал их не раз. В сказке все необычно, все «сказочно» — и пейзаж, и люди, и события. И все очень лаконично, коротко изложено.
      Вот, например, пейзажи в сказках Пушкина:
      ... Мать и сын теперь на воле;
      Видят холм в широком поле;
      Море синее кругом,
      Дуб зеленый над холмом...
      «Сказка о царе Салтане».
      ... Вот идет; и поднялась
      Перед ним гора крутая;
      Вкруг нее страна пустая;
      Под горою темный вход.
      Он туда скорей идет.
      «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях».
      ... И промеж высоких гор
      Видит шелковый шатер.
      Все в безмолвии чудесном
      Вкруг шатра; в ущелье тесном Рать побитая лежит.
      Царь Додон к шатру спешит...
      «Сказка о золотом петушке».
      Из этих кратких описаний складываются целые картины. Постарайся их хорошенько увидеть, иначе ты будешь только перечислять предметы и зритель не сможет представить себе всю картину.
      Так же лаконичны в сказках описания душевных переживаний героев:
      ... Тут ее тоска взяла,
      , И царица умерла.
      ... Ветер дале побежал. Королевич зарыдал И пошел к пустому месту На прекрасную невесту Посмотреть еще хоть раз.
      ... И встает она из гроба...
      Ах!.. И зарыдали оба.
      «Сказка о мертвой царевне».
      Как видишь, горе королевича Елисея, как и его счастье, описаны Пушкиным двумя словами: «Королевич зарыдал», «И зарыдали оба». Но это не значит, что герои сказок лишены способности сильно чувствовать. Напротив, в каждой хорошей сказке ты непременно увидишь, как глубоко, искренне и непосредственно переживают герои все события.
      Совершенно особый жанр — басни.
      «Чем кумушек считать трудиться, не лучше ль на себя, кума, оборотиться?», «Ты все пела? это дело: так поди же попляши!», «Ай, Моська! знать, она сильна, что лает на Слона1».
      Если не знать, что все эти строчки из басен Крылова, то можно принять их за народные поговорки, настолько прочно вошли они в нашу жизнь.
      Бороться с недостатками можно по-разному: разъяснить, наказать, а можно и высмеять. Басня — высмеивает.
      Часто в басне действуют звери, причем каждый зверь олицетворяет какое-либо определенное качество человеческого характера: лисица — хитрость, осел — тупость, медведь — неуклюжесть, ягненок — робость и покорность, стрекоза — легкомыслие, муравей — трудолюбие и т. д. Когда в басне действуют люди, то каждый из них тоже проявляет одну какую-либо черту характера: хвастовство — в «Лжеце» Крылова, неблагодарность — в «Крестьянине и работнике» и т. д.
      В баснях высмеиваются человеческие пороки, «не взирая на лица». Недаром в «Горе от ума» Загорецкий, сам «мошенник, пройдоха, вор»... «да мастер услужить», так отзывается о басне:
      Ох! басни смерть моя!
      Насмешки вечные над львами! над орлами!
      Кто что ни говори:
      Хоть и животные, а все-таки цари!
      Мы знаем, что не все ребята любят читать басни, а зря. Своего общественного звучания басни не потеряли и теперь. К сожалению, есть у нас еще зазнайки, подхалимы, любители высказываться об искусстве, ничего в нем не понимая, задиры, хвастуны, словом, всякие Моськи, Обезьяны, Ослы, Лисицы и т. п.
      Если тебе понятно, против какого человеческого недостатка направлена басня, то ты поймешь и характеры ее героев. Например, «Стрекоза и Муравей». Главная мысль этой басни — кто не работает, тот не ест. Здесь высмеиваются люди, которые хотят только развлекаться, а не трудиться, хотят жить за счет труда других. Такова Стрекоза. Трудолюбивый, рассудительный Муравей относится к Стрекозе явно недоброжелательно. Он, как и Крылов, осуждает ее бездумное легкомыслие. Чтобы твои слушатели также осудили ее, тебе надо показать Стрекозу такой, какой ты видишь ее сам, и возможно определенней, ярче. Чтение басен требует большой точности и остроты характеристик. Не бойся, читая текст Стрекозы, Муравья, как и других персонажей басен, в какой-то
      мере «сыграть» их, то есть показать, как они смотрят, как говорят и т. д. Для этого надо очень ясно их себе представить, понять их поведение, знать, чего они добиваются и как ведут себя при этом.
      Басня всегда лаконична, коротка. В ней, как правило, описан всего лишь один эпизод. Но этот эпизод настолько конкретен, поступки действующих в басне лиц так точно выражают их характеры, что авторская мысль выявляется предельно ясно.
      В басне почти всегда есть некий конфликт, спор, борьба между действующими в ней персонажами. Борьба эга ведется разными средствами — хитростью, лестью, ловкостью, силой, — и не всегда в этой борьбе побеждает правый.
      Чтобы твои слушатели не остались равнодушными л к перипетиям этой борьбы, ты сам не должен оставать- -8-ся безучастным. Попробуй, прежде чем выйти читать басню, представить себе, что ты только что был свидетелем того, о чем рассказываешь. Вот сейчас ты все это видел! Видел, как потчевал Демьян соседа своей ухой и как смешно убегал с кушаком в руке, весь в поту бедняк Фока от гостеприимного хозяина. Или видел, как хитрая лисица, вертя хвостом и пуская слюнки, выманивала у вороны сыр и выманила-таки! Или, проходя мимо со-седнего двора, ты задержался, наблюдая встречу верного Барбоса с бывшим своим дружком — Жужуткой. Тогда тебе наверное захочется рассказать об увиденном, рассказать пресмешную историю (или отвратительную, или грустную, или страшную, или возмутительную — смотря по тому, как ты сам ее воспринял). Если ты поставишь себя мысленно в положение очевидца изложенного в басне события, ты будешь рассказывать о нем заинтересованно и уверенно — ты сам все это видел и тебе хочется поделиться с другими впечатлением от увиденного.
      Отношение твое к событиям и персонажам басни ты определишь сам.
      Ты можешь рассказать басню «Ворона и Лисица», как забавную историю, смеясь над растяпой, падкой на лесть Вороной, а можешь отнестись к ней в какой-то мере сочувственно — осталась она голодная по своей глупости!
      Читая басню, можно высмеивать человеческие недостатки и пороки, можно говорить о них с возмущением и болью, можно, негодуя, резко их осуждать, но любая твоя оценка будет возможна лишь в том случае, если она не противоречит замыслу автора. Так, например, читая «Стрекозу и Муравья», ты можешь высмеять легкомысленную Стрекозу, за танцами и песнями забывшую о приближении зимы, но можешь и сурово осудить ее как бездельницу, всегда готовую легко воспользоваться чужим трудом, — это все возможно. Но если бы ты вздумал оправдать «милую, несчастную» Стрекозу и осудить «жестокого, жадного» Муравья — ты будешь неправ, так как исказишь замысел Крылова.
      Читая басню, обращайся прямо и непосредственно к людям, тебя слушающим. Ищи у них понимания и единомыслия.
      В баснях часто бывают диалоги — разговор двух или нескольких персонажей. Читай эти диалоги именно как разговор, стараясь передать в нем характерные особенности речи каждого: манеру говорить, ритм речи и т. д. Сорока, например, будет тараторить, а увалень, тяжелодум Медведь будет говорить медленно, подыскивая слова.
     
      ЗАКЛЮЧЕНИЕ
     
      Все, что ты прочел в этой книжке, написано с одной целью — помочь тебе научиться хорошо, выразительно читать стихи.
      Как видишь, это не так легко и о многом придется подумать, прежде чем достигнешь цели. Но ведь цель, которую можно достичь легко, без труда, — это обычно очень неинтересная, незначительная цель. Достигнув ее, не получишь большой радости.
      Ты, вероятно, заметил, что главы в книге расположены в той последовательности, в которой следует работать над стихотворением.
      Очень важно, чтобы, читая стихи, ты правильно произносил все звуки и слова. Иногда ребята ставят в словах неверные ударения. По этим вопросам (дикции и орфоэпии) ты можешь обратиться к преподавателю литературы или руководителю кружка художественного слова.
      Хочется сказать тебе и о том, как следует держаться, когда ты выходишь читать стихи. Часто, к сожалению,
      приходится видеть, как юный чтец или чтица, декламируя, переминается с ноги на ногу, размахивает руками или засовывает руки в карманы и т. д. Все это будет мешать тебя слушать. Держаться следует просто и спокойно. Ты этого легче добьешься, если будешь относиться к сидящим в зале, как к своим друзьям, даже если ты с ними не знаком, так как все лишние, ненужные движения возникают у неопытного чтеца главным образом от стеснения, от боязни плохо прочитать, от излишнего волнения.
      Если тебе хочется сделать какой-либо жест, который поможет подчеркнуть значение того, о чем ты рассказываешь, то этот жест должен быть осмысленным и выразительным, то есть он должен помочь выразить нужную мысль или характер человека. Чем скупее будет твоя жестикуляция, тем лучше.
      Мы не сомневаемся, что ты любишь искусство, которому посвящена эта книга, а значит, захочешь ему учиться. И тогда непременно добьешься успеха.
      От всей души желаем его тебе!
     
      Ах, песня в поле — в самом деле Ее не слышал я давно,
      Уже казалось мне, что пели Ее лишь где-нибудь в кино, —
      Как вдруг он с дальнего покоса Возник в тиши вечеровой,
      Воскресшей песни отголосок,
      На нашей родине с тобой.
      И на дороге, в темном поле,
      Внезапно за душу схватив,
      Мне грудь стеснил до сладкой боли Тот грустный будто бы мотив...
      Я эти малые приметы Сравнил бы смело с целиной И ярким росчерком ракеты,
      Что побывала за Луной...
      За годом — год, за вехой — веха.
      За полосою — полоса.
      Нелегок путь.
      Но ветер века —
      Он в наши дует паруса.
      А. Твардовский.
      «За далью — даль».

|||||||||||||||||||||||||||||||||
Распознавание текста книги с изображений (OCR) — творческая студия БК-МТГК.

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru