НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

Книга о деревьях. Ивченко С. И. — 1973 г.

С. И. Ивченко

Книга о деревьях

*** 1973 ***


DjVu


 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>


      Полный текст книги

 

      ОТ АВТОРА
      Не так уж много в природе таких совершенных и разноликих творений, как дерево. Осмотритесь внимательно в квартире, где вы живете, или в помещении, где работаете, выйдите на городскую улицу, в сквер или парк, на околицу поселка, деревни, аула, и вы убедитесь, как прочно вошло в нашу жизнь древесное растение живым или отжившим свой век.
      Немало вложил человек труда в изучение, культуру и совершенствование этого уникального дара природы, но нередко и до сих пор относится к нему только как потребитель. Мне кажется, что основная причина такого однобокого подхода к своему зеленому другу кроется в недостаточном знании его. Что греха таить, в наш дерзновенный век прогресса мы сплошь и рядом лучше разбираемся в сложнейших технических новшествах, чем в простых на первый взгляд созданиях природы — деревьях и других близких им растениях.
     
     
      КРАСАВИЦА НАРОДНАЯ
      Красавицей русских лесов называют ее люди. И кто может усомниться в справедливости этого названия? Стройная, белокорая, с тонкими поникшими ветвями и нарядной листвой, она всегда вызывала восхищение и радость, с давних времен служила символом всего самого светлого, олицетворяла юность, целомудрие, красоту.
      Красавица народная
      Белая береза! Сколько песен о ней сложено, сколько стихов написано, как нежно говорят о ней на Руси: «березка», «березонька», «дорога, как Родина»!
      Но не одной красотой своей славна наша береза. Многие ли знают, что она еще н чудо-сеялка, н растенне-пионер и... Впрочем, расскажем все по порядку.
      В пределах одной лишь Российской Федерации более чем 90 миллионов гектаров березняков. Но береза активно обживает новые места, неизменно первой заселяя освободившиеся от леса площади. Особенно охотно и быстро поселяется береза на участках вырубленного ельника, соснового бора, а также на лесных пожарищах. В короткий срок ее всходы занимают обширные площади, образуя со временем густые, буйно растущие березняки. Ежегодно береза засевает огромные просторы миллионами мелких, малоприметных семян. Очень малы семена березы, а заключены они в чуть большие березовые плоды-орешки.
      Любопытно наблюдать чудо-сеялку березу в работе. Идешь между веселыми, слегка позолоченными первым дыханием осени белоствольными деревьями, чуть-чуть шелеспгт листвой ветерок, кружатся первые пожелтевшие листья, плавно опускаясь на еще не остывшую землю. Вслед за листьями начинают опадать одиночные, только что дозревшие двукрылые семена, а вскоре они уже летяг неисчислимыми эскадрильями, словно маленькие самолеты Около 5000 таких семян содержится в одном грамме, а ведь на гектаре береза высевает их от 35 до 150 килограммов. Почти 100 миллионов семян ежегодно роняет береза на одном гектаре.
      Не заставят долго ждать себя и березовые всходы. Правда, прорастет лишь незначительное количество опавших семян, но некоторые всходы успевают пробиться из почвы еще осенью. А уж как сойдет снег, так дружно появится первая березовая озимь. Мелкие, изящные, всего с двумя- гремя листочками всходы березы напоминают нежные проростки травянистых растений. Даже не верится, что из этих былинок вырастут статные белокорые деревья.
      С наступлением устойчивого тепла растеньица березы усиленно тянутся к свету и сохраняют довольно быстрый темп роста на протяжении последующих 15-25 лет. В этом возрасте они достигают расцвета. Как ни странно, но именно в зрелом, 25-40-летнем возрасте, когда березовые насаждения только обрели полную силу, складываются обстоятельства, со временем приводящие их к гибели. В этот период под пологом березового леса появляется самосев ели. Небольшие, словно игрушечные, елочки-новоселы изо дня в день крепнут, быстро растут, а с годами перерастают своих великовозрастных покровительниц. И тогда-то ель, все более затеняя привыкшие к обилию света деревья березы, начинает все сильнее угнетать их. Со временем неблагодарная ель и вовсе вытеснит, или, как говорят лесоводы, выживет, прежнюю хозяйку этих мест — березу. Специалисты эту лесную драму называют сменой пород.
      Но не лишены воинственности и сами березки-сеятели. Они не только способны мирно осваивать плодородные равнинные земли, но часто могут в полном смысле слова завоевывать, казалось бы, неприступные для деревьев места. Известно немало случаев, когда березы много лет успешно растут на старых кирпичных стенах, на куполах заброшенных церквей, даже в дуплах крупных деревьев.
      А что можно сказать о полезности березы? В старину о ней пели в народе как о дереве «об четыре дела»: «первое дело — мир освещать, второе дело — крик утишать, третье дело — больных исцелять, четвертое дело — чистоту соблюдать». Тогда лучинами из березы освещали убогие крестьянские избы: береза давала деготь, которым смазывали на все лады скрипевший гужевой колесный транспорт; больных лечили целебными березовым соком, почками, настоем листьев; банные веники и метлы служили крестьянской санитарии и гигиене.
      Но в действительности береза была и остается деревом гораздо более полезным. Не будем уже говорить о ее высоких декоративных особенностях, очень важных при озеленении городов и сел. По как не отметить большую ценность желтоватой березовой древесины, широко используемой в народном хозяйстве? Это и высококачественная фанера, и мебель, отличающаяся нежным, оригинальным рисунком, ложи охотничьих ружей, посуда; из древесины березы путем перегонки получают метиловый спирт, уксус, ацетон.
      Только вот в строительстве береза из-за недостаточной прочности древесины до недавнего времени мало применялась. Зато теперь благодаря химии она берет здесь реванш. Даже не верится, что строительные фермы из такой древесины не уступают по прочности стальным конструкциям и в то же время легче их более чем в десять раз. Такая древесина не имеет сучков,
      косослоя и других обычных пороков; не знает она и гнили, не боится сырости, устойчива против многочисленных вредителей и даже огня. Не страшится этот материал и резкой смены температур и ко всему еще намного дешевле бетона и металла.
      Современная промышленность не обходится без так называемой прессованной березовой древесины, из которой изготовляют подшипники, шестерни, прокладки для труб. Эти изделия отличаются высокой прочностью и долговечностью, не уступая в этом отношении изделиям из металла.
      Значительно продвинулось и «третье дело» березы — «больных исцелять». Препараты, изготовленные из черных небольших грибов (ложных трутовиков, паразитирующих на березовых стволах), известных под названием чаги, с некоторых пор стали применять для борьбы с болезнями. Настои из чаг давно употребляли в народе как заменители чая и как лекарственное средство, а теперь подтверждается и медицинскими исследованиями высокая эффективность чаги при лечении начальных фаз раковых опухолей. Березовый сок содержит до 20 процентов сахара и используется как питье и для приготовления лечебных сиропов. Листья и кора березы тоже не бесполезны. Листья (в них много танина) — отличный корм для коз и овец. Верхний слой березовой коры — береста — лучшее сырье для изготовления дегтя и различных смазочных масел. Из дегтя же, в свою очередь, получают много ценных промышленных продуктов.
      Народные умельцы изготовляют из бересты немало красивых и полезных вещей для домашнего хозяйства: легкие ажурные корзинки, солонки, хлебницы. А береста в роли русского папируса?
      До сих пор шла речь о нашей обычной белой березе, как называют это дерево в народе. Однако у нее есть немало (целых 120!) близких родственников, в большинстве они белокорые. Кстати, береза — единственное среди огромного растительного мира дерево, обладающее белоснежной корой, а окрашивает ее в белый цвет особое красящее вещество — бетулин, названное так в честь самой хозяйки (по-латыни береза — бетула).
      Встречаются виды березы, не содержащие бетулина, у которых кора вишневого, желтого, темно-фиолетового, серого и даже черного цвета.
      Разнолика и разнохарактерна березовая семья. Между прочим, к ней наряду с березами ботаники причислили весьма богатые видами род ольхи, род лещины, род граба. Виды березы, как и представители родов ольхи и лещины, расселились почти по всему свету. Только в Советском Союзе растет более 40 видов березы, которые занимают по площади первое место среди лиственных пород. По величине занимаемой территории ни один вид березы не может конкурировать с березой бородавчатой, названной так из-за мелких, продолговатых, слегка смолистых бородавочек на молодых ветвях. Она обжилась на равнинах европейской и азиатской частей СССР вплоть до побережья Охотского моря, в высокогорных районах Кавказа, Алтая; образует небольшие рощи-колки в Западной Сибири и Северном Казахстане. Не в состоянии за ней угнаться ни какой-либо отдельный вид березы, ни все остальные члены березовой семьи вместе взятые.
      Однако кое-чем примечательны и некоторые другие виды березы. В суровых условиях Камчатки, Сахалина, охотской тайги растет, например, каменная береза. Кора у нее мало привлекательная, темно-серая, лохматая, зато древесина на редкость твердая, прочная. У железной березы из дальневосточной тайги древесина не только плотная, как железо, но и очень тяжелая. Мне вспоминается рассказ дальневосточного охотника о том, как два несведущих путешественника несколько дней трудились, сооружая плот из такой березы. Но стоило им столкнуть готовый плот в воду, как он камнем пошел ко дну.
      Многочисленные опыты показали, что железная береза не уступает в прочности как многим металлам, так и признанному «чемпиону твердости» тропическому железному дереву — бакауту. Из железной березы изготовляют такие, например, детали особой прочности, как ползунки ткацких челноков, ее используют и во многих случаях, когда требуется высокая надежность.
      У железной березы темно-фиолетовая, а в старости почти черная кора. Иногда даже специалисты отказываются признать в таком чернокором дереве березу.
      Много можно говорить о сестрах березах, но нельзя не вспомнить самую младшую из них — золушку карельских лесов. Так ласково называют карельскую березу люди, знающие толк в древесине. Будто стыдясь своего невзрачного на вид дитяти, природа упрятала его подальше от людских глаз, в глухие, непроходимые чащи. В самых отдаленных лесах Карелии, лишь где-нибудь в Заонежье, можно изредка встретить теперь, и то небольшую, рощицу карельской березы.
      Издавна охотясь за карельской березой как за самой ценной добычей, люди хищнически истребляли ее запасы. Сотни километров можно пройти теперь таежными тропами Карелии — и все напрасно. Местные старожилы с горечью говорят, что поиски карельской березы в пору сравнить с добычей редких самоцветов. Зато когда уж повстречается среди нагромождений серого карельского гранита небольшая рощица, кажется, белоснежная тучка спустилась на землю.
      Постоянное уничтожение лучших экземпляров чуть было не привело к полному вырождению карельской березы. Только благодаря усилиям ботаников и лесоводов удалось восстановить ее бытую славу, а заодно и развеять миф о невозможности искусственного ее размножения. Посаженная умелыми, заботливыми руками, карельская уроженка успешно растет теперь в ботанических садах Москвы, Киева, Ташкента, все чаще попадается и среди новых лесных посадок. В Карелии созданы уже заповедники этого редкостного дерева.
      О карельской березе в свое время немало и горячо спорили. Одни склонны были считать ее самостоятельным видом, другие- только формой березы бородавчатой. «Игра природы!» — твердили третьи. Но в одном все были единодушны,- что это драгоценное и удивительное дерево.
      Археологические находки в районе древнего Новгорода свидетельствуют о том, что древесина карельской березы ценилась еще в глубокой древности. С давних пор карелы платили дань кусками древесины этой березы. Известно также, что с древних времен вплоть до недавнего прошлого в Лапландии, Финляндии и Карелии небольшие кусочки этой древесины служили разменной монетой.
      Березы, подобные карельской, были известны когда-то и в ряде стран Западной Европы. В Германии такую породу называли царской березой. Швеция поставляла на английские рынки ее древесину под названием лилейного, или пламенного, дерева. Чудесные изделия из карельской березы изготовляли наши вятские кустари. В изготовлении мебели, уникальных письменных приборов, шкатулок, шахмат, портсигаров, художественной посуды не было предела их мастерству и умению.
      В чем же все-таки заключается особенность древесины этого почти легендарного дерева? Прежде всего обращает на себя внимание неповторимый по красоте рисунок ее. Такого сочетания линий, расцветок фона не встретишь во всем громадном древесном мире. Не случайно карельскую березу часто называют древесным мрамором. Бело-желтая, светло-коричневая с разнообразными оттенками древесина ее поражает и необычной формой годичных колец. Многочисленные причудливые завитки, овалы и звезды на золотистом фоне, словно излучающем какой-то удивительно нежный свет, создают впечатление, будто дерево подсвечивается изнутри.
      Много можно добавить к уже сказанному о карельской березе, но нельзя не посвятить несколько слов и наиболее обиженной представительнице березовой семьи, пожалуй, самой малоприметной, ее карликовой сестре. Ботаники ее зовут карликовой березой, а по месту обитания нередко именуют еще и полярной березой. Это самая северная из берез поселенка. Ботаники дали ей научное имя «нана» (по-латыни — карликовая). Крохотная старожилка неприветливой тундры не может похвастать ни красотой, ни отменной древесиной. Ростом она порою ниже грибов, а ствол ее не толще обыкновенного карандаша. Однако выносливости этой березке не занимать. Ведь это она стойко выносит невзгоды суровой тундры и смело противостоит всем козням жестокой Арктики. Летом зазеленеет, зацветет, рассыплет вокруг семена, а задолго до зимы уже прячется в скудный снежный покров, дожидаясь нового тепла.
      Самоотверженно удерживает карликовая береза северный рубеж древесной растительности. Не только за Полярным кругом, но и на границе вечных снегов в горах Памира, Кавказа, Тянь-Шаня верно несет березовое племя свою нелегкую службу.
     
      САМАЯ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНАЯ
      Ранней осенью 1960 года в небольшом американском городе Сиэтле (штат Вашингтон) заканчивал работу V Всемирный лесной конгресс. Представители извечно мирной профессии, съехавшиеся сюда из 96 стран, решили завершить конгресс созданием Парка дружбы народов. В центральной аллее каждая делегация должна была высадить национальное дерево своей страны. Наступила очередь советского представителя. Под звуки государственного гимна нашей Родины он направился к месту посадки. Справа от него с красным знаменем в руках шагал юный американец, слева шла девушка с лопатой н саженцем национального дерева.
      Самая представительная
      Какому же дереву выпала честь представлять на американской земле главную лесную державу мира? В нашей стране произрастает свыше 1700 отечественных видев древесных растений да еще около 2000 видов иноземного происхождения. Вот и выбери из них наиболее достойное дерево. Но советские лесоводы пришли к единодушному решению довольно быстро: их избранницей стала лиственница. Справедливое решение! Если сомневаетесь, посмотрите на карлу нашей страны.
      Широким поясом протянулись леса с запада на восток через весь Советский Союз. Почти половину этой площади занимает лиственница, более четверти миллиарда гектаров — от Онежского озера до Охотского моря Пять таких стран, как Франция, могут свободно разместиться на территории, занятой лиственницей. Столько обширных лесов не образует никакая другая древесная порода в мире. Это наиболее представительное лесное дерево.
      Лиственница славится своей долговечностью. Правда, живет она в сравнении с другими породами не так уж долго: около 400-500 лет, зато на редкость стойка ее древесина, используемая в сооружениях. Многие сотни и даже тысячи лет она великолепно сохраняется, приобретая со временем все большую прочность и оригинальную окраску . Еще и теперь в глухих чащах сибирской тайги нередко можно набрести на остатки старинных крепостей, построенных воинами хана Кучума. Четыре столетия назад положены в них бревна лиственницы, а никакой порчи не видно.
      Немало изделий из лиственницы найдено и при раскопках знаменитых Пазырыкских курганов на Алтае. Больше 25 веков пролежали они, не тронутые временем. Эти уникальные свидетели вечной молодости лиственницы хранятся сейчас в Государственном Эрмитаже в Ленинграде. Там можно увидеть срубы могильных склепов, колоды-саркофаги, боевые колесницы с колесами, сплетенными из корней лиственницы. Все это изготовлено еще в бронзовый век бронзовыми топорами кочевников. За тысячелетия древние изделия лишь потемнели да приобрели твердость камня. Разве не чудесны эти превращения? Правда, и при жизни лиственница во многом необычна.
      Прямые, будто колонны, деревья лиственницы — настоящие лесные великаны. 30-40 метров высоты для них не предел, они бывают и 50-метровыми при толщине стволов до 2 метров. Лиственничные леса дают рекордное для всех наших пород количество древесины с гектара: до 1500 кубометров и больше.
      Древесину лиственницы используют в современном судостроении, в производстве самолетов, автомобилей, в машиностроении. Она без специальной пропитки идет на шпалы и телеграфные столбы и особенно хороша для причалов, мостов, плотин, где, как говорится, не знает сносу.
      Но люди не довольствуются только древесиной, а превращают ее во многие полезные слагаемые. Из одного кубического метра лиственничной древесины при помощи чудесницы химии получают 200 килограммов целлюлозы или столько же виноградного сахара, 2000 пар чулок или 1500 метров шелковой ткани, 6000 квадратных метров целлофана или 700 литров винного спирта. Из продуктов переработки лиственничной древесины изготовляют десятки и сотни других ценных веществ: скипидар и уксусную кислоту, канифоль и сургуч, спички и многое другое. Из древесины лиственницы добывают дубильные вещества для выделки кож и окраски тканей, а из хвои — эфирное масло. Впрочем, дерево еще при жизни дает высококачественную живицу, или, как ее принято называть на мировом рынке, венецианский терпентин. Его добывают при подсочке растущих деревьев и широко используют в электротехнической и лакокрасочной промышленности.
      Специалисты относят лиственницу к хвойным растениям, но в отличие от ели или сосны она ежегодно сбрасывает на зиму свой зеленый наряд. Из-за способности сбрасывать ежегодно хвою лиственница и получила свое имя. Впрочем, обновление хвои — привилегия деревьев, всходы лиственницы сохраняют хвою и зимой. Видимо, в глубокой древности лиственница была вечнозеленым деревом и лишь потом приспособилась к суровым условиям севера. Ведь сбрасывая хвою, она тем самым сокращает в зимний период
      испарение воды кроной. Приходится экономить, так как корни не в состоянии усваивать влагу из насквозь промерзшей почвы.
      Особенно хороша лиственница весной и осенью. Длинные, тонкие желто-соломенные ее ветви ранней весной дружно (всего за- один-два теплых, погожих дня) расцвечиваются густыми щеточками нежных ярко-зеленых хвоинок. На их изумрудном фоне, как огоньки новогодней елки, одна за другой «вспыхивают» красноватые, розовые или зеленые огоньки-шишки и желтые колосочки. Празднично красивы лиственницы в эту пору. Легкий ветерок поднимает над их кронами облака золотистой пыльцы. Идет опыление.
      Лиственница — растение однодомное: женские шишечки и мужские колоски у нее находятся на одном дереве.
      Со временем окраска хвои темнеет, рост ее прекращается, а затем буреют, созревая, многочисленные мелкие тттитттки. В конце лета или ранней осенью лиственница вновь предстает в праздничном, на этот раз золотистооранжевом, наряде. Величествен лиственничный лес в это время года. Кажется, что суровая сибирская тайга из края в край озарена нежным золотистым сиянием. Летишь ли над тайгой, плывешь ли в эти дни по Енисею или Лене, Алдану или Колыме, кажется, будто затерялся в безбрежном сверкающем лиственничном океане. Только сибирский мороз властен укротить это всеобщее осеннее сияние. Ударит первый крепкий приморозок, и золотистая хвоя тихо струится с деревьев. Зато как буйно зашумит тайга с первыми холодными ветрами. Всего за несколько дней теряют свой величественный убор деревья лиственницы, да так и остаются всю зиму оголенными перед лицом жестокой стихии. Правда, лиственница не из робкого десятка: она спокойно встречает снежные вьюги, щедро разбрасывая свои небольшие крылатые семена как раз зимой. Немало припасла она их в мелких, но многочисленных коричневатых шишечках.
      Впрочем, столь же успешно переносит лиственница и засуху. Не случайно ее так охотно высаживал гг в полезащитных полосах лесоводы Украины и Кубани, Поволжья и Молдавии.
      Она вполне оправдывает их доверие, растет быстро и со знойным югом быстро уживается.
      По достоинству оценены и лесоводственные качества лиственницы. Быстрота ее роста, нетребовательность к почвам и способность образовывать как чистые, так и смешанные лесонасаждения говорят сами за себя. У Зеленогорска, вблизи Ленинграда, и сейчас можно увидеть уникальную лиственничную рощу, заложенную еще по указу Петра I «лесным знателем» Фокелем. Это первая и, как подтвердило время, очень успешная попытка искусственного разведения столь заслуживающей этого древесной породы. Теперь советские лесоводы культивируют лиственницу повсюду. Из 20 видов лиственничного рода, существующих в мире, специалисты насчитывают у нас 14. Одни виды обитают на Карпатах, другие — на Сахалине, третьи — на Курильских островах.
      Однако обычно предпочтение отдают лиственнице сибирской, той, что растет в Парке дружбы народов на американской земле. Правда, это не первое
      памятное дерево столь необычной породы. Еще в 1706 году в память основания Аптекарского огорода в Москве Петр I собственноручно посадил лиственницу. Более четверти тысячелетия прожила эта лиственница, давно превратилась далекая московская окраина в центральный проспект Мира, а Аптекарский огород — в теперь уже старый ботанический сад Московского университета. Многих знамений времени была она свидетелем.
      Как раз о петровской лиственнице один из советских лесоводов сказал: «Вот откуда пошли гордые слова:Лдеревья умирают стоя». В самом деле, Петрово дерево-ветеран величественно даже теперь, когда живы на нем лишь несколько ветвей. Но эстафета поколений уже передана, почетную вахту от старого памятного дерева уже принял его молодой потомок. Любовно высадили его рядом работники сада в 250-летний юбилей бывшего Аптекарского огорода.
      НЕОБЫКНОВЕННАЯ
      Торжественно тих старый сосновый бор. Величавые сосны почти в поднебесье увенчаны вечнозелеными кронами. Изредка нарушает тишину словно отдаленный шум морского прибоя, то равномерный, то резкий и порывистый. На редкость стройны отливающие червонным золотом стволы старых сосен. Изумрудно-бархатистый ковер устилает бор, он расцвечен островками приземистого душистого чебреца и кружевными стрелами папоротника-орляка.
      Необыкновенная
      Разные бывают сосньт с нежной шелковистой хвоей и серым стволом веймутова из Северной Америки, красавица пиния из Средиземноморья (ее можно встретить у нас в Крыму и на Кавказе), черная сосна из Австралии, сосна Банкса, руме-лийская н наша старая знакомая — сосна обыкновенная
      Так назвали этот вид сосны ботаники. Хотя что же в ней обыкновенного? Ведь она не чурается никакой работы пылает в топках, шагает по стране в виде телеграфных столбов, лежит под сотнями тысяч километров стальных магистралей, служит опорой в угольных и рудных шахтах.
      Искусница химия открыла в древесине сосны обыкновенной запасы ценнейшего сырья Из целлюлозы стали получать искусственный шелк, пластические массы, искусственную кожу, целлофан, разную бумагу, а уж из всего этого — самые разнообразные изделия Каждый день свежие смолистые сосновые кряжи пощупают, к примеру, на Марийский целлюлозно-бумажный комбинат, где их превращают в 35 сортов электроизоляционной и технической бумаги и во множество других промышленных и бытовых товаров.
      Химия черпает из этого «обыкновенного» дерева почти готовый продукт — ароматную смолу (терпентин). С одного дерева за год собирают до 2-4 килограммов смолы, а из нее уже при перегонке получают скипидар и канифоль, из скипидара приготовляют разные лаки, краски и лекарства. Без канифоли, как известно, и мыло не мылится, и бумага не держит чернил, и скрипач не сыграет на скрипке, и садовник не вырастит саженец. Среди изречений Козьмы Пруткова встречаем: и терпентин на что-нибудь полезен «На что-нибудь» — это сегодня около 70 отраслей промышленности: резиновая, кабельная, лакокрасочная и другие. А сколько объединяемых ими производств?
      Трудно, пожалуй даже невозможно, найти бесполезную частицу сосны. В коре есть дубильные вещества и гумми, в камбии — ванилин, из семян получают ценное иммерсионное кисло, пыльцу используют как заменитель ликоподия (плауна). Даже воздух соснового бора исцеляет больных и ослабленных людей, недаром же охотно строят в борах санатории и дома отдыха.
      До последнего времени сосновая хвоя, ее ветви и кора считались отходами лесного производства. Оказалось, что эти отходы чуть ли не ценнее самой древесины. Одно сосновое дерево дает около 10 килограммов хвои, из которой можно получить годичную норму каротина и витамина С для одного человека, не говоря уж о сосновом масле, добываемом из семян, и сосновой шерсти. Не так давно лесная промышленность за год теряла в этих отходах 4 миллиона килограммов витамина С и около 150 тысяч килограммов каротина. Теперь хвоя перерабатывается в хлорофилло-каротиновую пасту, которая отлично лечит раны, ожоги, язвы, фурункулезы и занимает почетное место среди многих лечебных средств: хвойных экстрактов для ванн, сушеных сосновых почек, скипидара и других снадобий.
      Сосна служит не только человеку. Почти на протяжении всего года сосновой хвоей питается глухарь. Для лося лучший зимний корм — сосновые побеги и их кора. Белки, бурундуки, птицы лакомятся сосновыми семенами, которые ловко извлекают из шишек.
      Особенно преуспевают в этом деле клесты. Оборудовав где-нибудь на дереве своеобразный «станок», они закрепляют в нем тттитттку и быстро потрошат ее, пока не извлекут все до единого семечки. Рабочее место клестов легко обнаружить по множеству препарированных шишек, сплошь покрывающих землю вокруг него.
      Невероятно, но и рыбы давно причислены к ценителям сосновых даров. Мальки охотно и с большой пользой для себя поедают пыльцу, а весной, в период цветения, пыльцы столько, что она тоненькой пленкой покрывает водоемы. Интересно устроено пыльцевое зернышко сосны: оно имеет по два воздушных мешочка, позволяющих ему и свободно парить в воздухе и легко перелетать за сотни километров.
      Даже беглый перечет благ, которые дарит сосна, так значителен, что вряд ли стоит подробно говорить о всем хорошо известном: о сосновых корнях, закрепляющих сыпучие пески, оберегающих берега рек от разрушения, а озера от заиления, о ее вечнозеленом наряде, так необходимом для городских садов и парков. А вот про «слезы очаровательной Гелены», пожалуй, следует
      рассказать.
      Если вам приходилось бывать в Оружейной палате в Московском Кремле, вы не могли не обратить внимание на большое количество изделий из прозрачных золотисто-оранжевых камешков янтаря, который в прошлом называли бурштыном. Здесь и разнообразные бусы, и покрытые хитроумным кружевом шкатулки, и причудливые броши, и многие другие очаровательные вещицы. Все они изготовлены из янтаря.
      Экскурсоводы Екатерининского дворца-музея в городе Пушкине под Ленинградом рассказывают о знаменитой янтарной комнате, которую создали здесь из этого чудесного материала русские умельцы. К сожалению, в годы Великой Отечественной войны содержимое ее было похищено немецкими фашистами и до сих пор судьба этих сокровищ неизвестна. Великолепная коллекция солнечного камня собрана на знаменитых Калининградских приисках, где его добыча ведется в широких промышленных масштабах.
      Что же представляет собой солнечный камень (так впервые назван янтарь в древней «Одиссее»)? Много высказывалось противоречивых мнений. Раздавались в старину голоса, что это особый божий дар, ученые средневековья почитали его за минерал, и только великому русскому ученому Михаилу Васильевичу Ломоносову удалось высказать верную мысль: он назвал янтарь окаменелой смолой. Теперь наукой доказано, что золотистые кусочки янтаря — это смолистые выделения хвойных деревьев, прародителей нашей сосны. Около 10 миллионов лет они хранились в морских песчаных наносах, постепенно каменея и превращаясь в драгоценные слитки.
      В одном из польских сказаний говорится, что кусочки янтаря — это слезы прекрасной панны Гелены, которая горько оплакивала разлуку с любимым, роняя их в холодные волны Балтики.
      Рассказывают и такую легенду. Морская царевна, оставив подаренный ей чудесный дворец, ушла в хижину к любимому — бедному рыбаку. Бог моря в гневе наслал на дворец бурю и разрушил его до основания. Обломки сказочного янтарного дворца и выбрасывает море тысячелетиями, отлагая их в песчаных прибрежных толщах.
      Крупнейшие в мире залежи янтаря — около 80 процентов всех его запасов — сосредоточены на побережье Балтийского моря, близ Калининграда. Их эксплуатировали еще в древние времена. Сюда охотно приезжали на янтарные торги ценители солнечного дива со всей Европы, в том числе финикийские купцы. Куски грубо обработанного янтаря обнаружены в раскопках могил кочевников, относящихся к каменному веку, на острове Ольхон, что у берега озера Байкал. Это свидетельствует не только о давнем использовании янтаря на украшения, но и о древних связях племен Восточной Сибири и Прибалтики; в Сибири природный янтарь пока не найден.
      В наши дни янтарь тоже весьма популярен. Он теперь идет не только на украшения. Существует целая отрасль промышленности — янтарная. Сотни тысяч тонн янтаря ежегодно добывают большие, хорошо механизированные предприятия в Прибалтийских республиках, особенно производительны несколько комбинатов в районе Калининграда. Добыча используется для
      переработки на янтарную кислоту и янтарное масло, важные для многих производств медицины, а также для художественных изделий.
      Сосну можно встретить на далеком севере и в пустыне, где-нибудь среди сыпучих Алешковских песков низовья Днепра, притом не одинокой, а до сотен тысяч деревьев, в перелесках Алтая или лесопосадках Восточного Казахстана, не говоря уж о борах Средней России, Поволжья, Украины.
      В Ирпене, вблизи Киева, у Дома творчества писателей одиноко стоит на песчаном пригорке 200-летнее дерево, названное здесь сосной Довженко. Приезжая в Дом творчества, Александр Петрович неизменно поселялся в скромной комнате, из окна которой хорошо видна его любимая сосна. Не раз называл он сосну своей помощницей — ассистенткой, рисовал ее, подолгу в задумчивости стоял под ее сенью.
      Величавую сосну любил и Николай Васильевич Гоголь. Она была для него олицетворением родного края, щедрого, богатого, чарующе красивого. Почти трехсотлетнее дерево сосны сохранилось на Михайловой горе около села Прохоровки на Украине. Сюда, под ее прохладную тень, не раз приходил великий писатель. Народ назвал это дерево сосною Гоголя.
      Сосна обыкновенная, а судьба-то у нее завидная!
     
      ВЕЧНОЗЕЛЕНАЯ
      Вряд ли можно отыскать взрослого, а тем более малыша, равнодушного к этому чудесному вечнозеленому растению. Самый веселый праздник Новый год немыслим без пушистой, сверкающей огнями нарядной елки. С 1700 года отмечается у нас этот замечательный праздник. Даже если к новогодним торжествам приходится наряжать сосну или пихту, их все равно называют елкой. Нашим морякам, часто встречающим Новый год в далеких тропических или южных широтах, нередко приходится украшать фикус или пальму, но и тогда перед их глазами стоит елка частица родной земли, пушистая красавица наших лесов.
      Вечнозеленая
      У лесоводов к ели особое чувство. Хоть и разделяют они со всеми людьми радость новогоднего веселья, но по-человечески жалко им своих так рано срубленных растений. Губится ведь, по существу, могучее еловое дерево, которым могла бы со временем стать каждая новогодняя елочка, а взрослое дерево ели — целое богатства Еловые кряжи идут на лучшие сорта бумаги, искусственный шелк, шерсть, кожу, спирты, глицерин и пластмассы. Один кубический метр еловой древесины можно превратить в шестьсот костюмов, или 4000 пар вискозных носков, или в шпалы, тару.
      Часто ель зовут еще и музыкальным деревом. Ее белая, слегка блестящая древесина незаменима при изготовлении музыкальных инструментов. Вот отчего лесоводы побаиваются новогодних торжеств и ищут поддержки у чудесннцы химии. Ей ведь под сипу «растить» елочки не менее красивые, чем в природе, да и к тому же еще и долговечные: искусственные деревца могут служить украшением несколько лет. Но лесоводы не только надеются на химиков. Каждый год на специальных плантациях они выращивают на радость
      людям все больше нарядных, пушистых новогодних красавиц без ущерба для леса.
      Однако с наибольшим усердием растят лесоводы ели всерьез, на века. Здесь они трудятся самозабвенно. Поэтому из года в год все больше еловых деревьев встречается на огромной территории от Кольского полуострова до Южного Урала и Карпат. Среди них преобладает, конечно, ель обыкновенная, или европейская, естественно растущая на этих просторах. Искусственно выращивают ее теперь и в засушливых степях Украины, например в Аскании-Нова, и на Южном берегу1 Крыма, и в Средней Азии.
      Другие виды ели, а их целых 45, привольно расселились по территории трех континентов: в Европе, Азии и Северной Америке. Среди них ель финская и сибирская, корейская и тянь-шаньская, японская и индийская, канадская и сербская, черная и красная.
      Почти у каждого вида есть декоративные формы, выделенные в процессе многовекового их выращивания. Кому довелось видеть, тот не забудет прекрасные деревья с плакучей или колонновидной кроной, с голубой, серебристой или золотистой окраской хвои, со стелющимися по земле ветвями или с необычно окрашенными шишка ми. Но познакомимся ближе с нашей вечнозеленой красавицей.
      Приходилось ли вам пристально всматриваться в жизнь елового леса? Наша обыкновенная, или европейская, ель растет в лесах иногда в соседстве с березой, осиной, сосной, а в более южных районах — с дубом и липой. Но чаще всего она образует сплошные, как говорят лесоводы, чистые, ельники, без примеси других пород. Особенно интересны густые ельники-зеленомошники с толстым бархатистым ковром зеленых мхов. В них в любую погоду царят ничем не нарушаемое спокойствие и таинственный полумрак. «Темень тут вечная, тайна великая, солнце сюда не доносит лучей», — писал об этих суровых ельниках Николай Алексеевич Некрасов. Идешь таким лесом, ступаешь по пружинистому мощному ковру мхов, а вокруг, как в сказочном царстве, ветви гигантских елей, увешанные лохматыми гирляндами седых лишайников. Тут и там беспорядочно разбросаны могучие стволы елей, поверженные бурей и временем. Огромные плоские зонты корней выворочены могучей силой из земли, мох и лишайники покрывают и опутывают павших великанов.
      В таком лесу не найти подлеска из кустарников, и только в небольших прогалинах (окнах) — приземистые кустики черники, густо усыпанные синеватыми ягодами, небольшие островки кислицы или вечнозеленой грушанки. Вокруг дуговидно изгибаются высокие стебли папоротников с тонкими узорчатыми листьями. Во второй половине лета к этим немногочисленным обитателям елового леса присоединяются и яркие на фоне зеленого ковра грибы: красные мухоморы, светло-желтые рыжики, белые грузди.
      Под пологом же вековых елей можно встретить лишь хилые карликовые елочки: стволики у них чуть толще карандаша, а ветви образуют небольшую плоскую, величиной с обычный зонтик, крону. Удивительна судьба этих крохотных деревьев. Десятки лет прозябают они в тени могучих елей-сородичей, достигая за долгие годы высоты лишь около метра. Так и отмирает большая часть их от крайнего недостатка света после полустолетнего, а то и векового существования. Но стоит срубить несколько елей-великанов, осветить, по терминологии лесоводов, еловый подрост, как старожилы-карлики тут же пробуждаются. Будто спеша наверстать упущенное за период многолетнего угнетения, они усиленно растут, достигая со временем обычных для ели размеров. Только лесовод, через десятки лет рассматривая поперечный срез старой спиленной ели, может прочитать необычную историю ее детства и отрочества. Неспециалистам же взрослую ель, выросшую из карликового деревца, трудно отличить от остальных деревьев.
      Ель, как известно, считают вечнозеленой породой. Это и так и не так. Хвоя у ели не вечная. Ведь хвоинки, отслужив свою службу, через 7-9 лет опадают. Каждую осень ель сбрасывает не меньше седьмой части хвои, почти невидимо, постепенно сменяя свой вечнозеленый наряд. Неопытному глазу этот процесс трудно заметить. Зато рост молодых хвоинок приметить легко. Особенно хорошо его наблюдать во второй половине мая. В это время на фоне старой темно-зеленой хвои из конечных почек побегов появляются тонкие оранжевые выросты, сплотттъ одетые молодыми изумрудными колючками. Особенно интенсивно растут побеги из верхушечных почек. Всего за две недели они способны вытянуться нередко до полуметра. Однако к середине лета рост обычно прекращается и на концах побегов закладываются новые почки, которые пробуждаются только весной следующего года.
      Ель не только ежегодно наращивает слой древесины, хорошо заметный на поперечном срезе ствола, но и образует новый ярус ветвей-мутовок, горизонтально распростертых во все стороны. По этим мутовкам можно подсчитать возраст ели еще при жизни. Только к количеству лет, определенных таким образом, надо добавить еще 3-4 года. Именно в этом возрасте ель образует первый ярус ветвей-мутовок.
      Спиленное или срубленное еловое дерево имеет не только более точные меты, по которым можно безошибочно судить о его возрасте. Его годичные кольца, отчетливо заметные на поперечном срезе, могут рассказать о многом. Разглядывая и изучая их, узнают не только о длительности, а и о характере всей прожитой жизни дерева. Можно выяснить, например, на просторе или в густой чаще леса прожило дерево долгую свою жизнь, в каких климатических условиях довелось ему расти, насколько щедро освещало его солнце, какие бури и пожары оно пережило и многое другое.
      Интересно наблюдать и заселение еловой лесосеки — участка вырубленного елового леса. Сразу же после рубки она сплоить зарастает буйно развивающимися травами. Особенно преуспевает высокорослый вейник с крупными лиловыми метелками цветков и розовоцветный иван-чай. Вслед за травами и деревья — осина, береза, сосна — будто наперегонки спешат занять больше освободившегося места. Ель же, кажется, преднамеренно не торопится принять участие в этом своеобразном соревновании. Она хоть и считается породой, легко переносящей холодные зимы, но всходы ее, как и молодые побеги, сильно обмерзают при весенних заморозках. Поэтому ель редко
      поселяется на открытой лесосеке одновременно с другими породами. Чаще всего после того, как прыткие соседи подрастут и станут надежной защитой от весенних заморозков, ель также начинает медленно, но неуклонно набирать темп и в дальнейшем, как правило, перерастает своих покровителей. Со временем она все больше заглушает, а затем и вовсе выживает все другие породы.
      Победа ели в такой борьбе обычно бывает безраздельной и окончательной. Но случается, что и ей не удается поселиться под пологом деревьев-пионеров (осины, березы) или пробиться сквозь их чащу к солнцу.
      А приходилось ли вам видеть цветение ели? В густом лесу оно впервые наблюдается лишь у деревьев в возрасте 30, а то и 40 лет. В парке же ели нередко цветут и в 12-15-летнем возрасте. Обычно в конце мая или чуть раньше много боковых ветвей еловой кроны густо расцвечивается яркими малиновыми колосками. Это мужские цветки. На верхушках таких деревьев одновременно появляются женские цветки в виде торчащих вверх красно-зеленых шишечек. К ним-то и устремляются подгоняемые теплыми порывами весеннего ветра тучки золотистой еловой пыльцы. В разгар цветения они образуют в еловом лесу легкую, почти сплошную пелену пыльцевого тумана. Мужские цветки, растеряв пыльцу, сразу же блекнут, теряют свою привлекательность, а опылившиеся женские шишечки грузнеют, обвисают и постепенно приобретают все более бурый оттенок. Так и висят-зреют они на верхушках деревьев все лето, осень и зиму. Только в начале следующей весны, в середине апреля, они начинают ронять первое еловое семя. Специалисты говорят, что зрелый лес нередко рассеивает до 20 килограммов семян с гектара, что составляет норму высева до 5 миллионов семян, в среднем по 200 штук с одной шишки.
      Каждое еловое семя снабжено небольшим округлым крылышком-парусом. Подхваченное воздушными потоками или ветром, семя, подобно планеру, долго парит в воздухе, плавно опускаясь на затвердевший к весне или покрывшийся ледяной корочкой снег. Подхваченное поземкой, оно легко и быстро скользит десятки километров уже по насту. Правда, эти «зимние олимпийские игры» дерево организует не ежегодно, а, как и принято в спорте, обычно через 4-5 лет. Дело в том, что ели свойственно цветение и плодоношение с промежутками, как правило, четырех-пятилетней продолжительности. Кроме основного распространителя еловых семян — ветра, активно помогают дереву и лесные обитатели: белки, бурундуки и особенно клесты-еловики. Все они охотно лакомятся еловыми семенами, нередко разнося их далеко от материнских деревьев.
      Так или иначе распространившиеся семена, попадая в благоприятные условия, дружно прорастают. Лесоводы успешно используют семена для выращивания елочек-сеянцев в питомниках, из которых их потом пересаживают на лесосеки. Взлелеянный заботливой человеческой рукой еловый молодняк занимает впоследствии место во вновь создаваемых лесах или парках, выстраивается плотной стеной живой защиты у железных и автомобильных дорог.
      Ученые считают, что средняя продолжительность жизни ели 250-300 лет. а наиболее крупные деревья доживают и до 500 лет. На обширных просторах нашей Родины природа сохранила немало гигантских елей, век которых исчисляется 300-400 годами. Одна из таких елей-великанов до недавнего времени росла в Подмосковье, у Звенигорода, и только необыкновенной силы молния расщепила могучий ствол.
      Многочисленные поклонники таланта Александра Сергеевича Пушкина с интересом осматривают большое старое ту стокронное дерево, ель-шатер, которое посадил в Михайловском парке его дед — Осип Абрамович Ганнибал. Говорят, что поэт очень любил проводить время у этой оригинальной ели.
      Гигантских размеров ель растет и в Чехословакии вблизи города Банска-Бистрица. Чехословацкие лесоводы определили, что дереву 430 лет. Могучий ствол ели-патриарха, как ее зовут местные жители, раздался в стороны, составляя в окружности 6 метров, а верхушка шумит изумрудной хвоей где-то вровень с крышей высотного 30-этажного дома.
      Представителями елового племени являются и голубые ели (ботаники называют их колючими). Как вечнозеленые часовые стоят они на Красной площади у Мавзолея В. И. Ленина и вдоль мемориальной Кремлевской стены.
     
      ПЕРУНОВО ДЕРЕВО
      В сравнении с великаном дубом, растущим в селе Верхняя Хортица, что близ Запорожья, обычные деревья выглядят карликами. Кажется, очень тесно пятнадцати его стволам (каждый из них — большое дерево), расположившимся по кругу на толстом приземистом штамбе. Словно ручка огромного зонтика, поддерживает он этими стволами-деревьями густую, величавую крону.
      Перуново дерево
      Сколько исторических событий отшумело, сколько сменилось человеческих поколений на веку этого редкостного долгожителя. Свирепые татаро-монгольские орды захлестнули Русь н через долгие годы схлынули в пустыни Востока, отгремела казацкая слава Запорожской Сечи, зажглись огни днепровских социалистических строек, — а он все растет, никак не насытится жизнью. Возраст этого дуба — более 800 лет.
      Наука утверждает, что в давние времена Приднепровье было сплошь покрыто вековыми дубравами. Но хорлицкий ветеран, выстоявший в многолетней жестокой борьбе со стихией, высится сейчас среди степных просторов Украины.
      С волнением, которое всегда вызывают величественные памятники, читаем на мемориальной доске у дерева: «Запорожский дуб — памятник природы ХШ века. Высота дерева 36 метров. Диаметр кроны 43 метра. Длина окружности ствола 632 сантиметра».
      Предание гласит, что этот великан пользовался особым уважением у запорожских казаков. Не одно поколение их отдыхало в тени его громадной кроны, вынашивая планы своих походов. Легенда утверждает, будто именно
      здесь собирал Богдан Хмельницкий войско для борьбы с польской шляхтой и здесь же, выступая в поход, принимал присягу своих «лыцарей». Напутствуя отважных побратимов, он призывал их быть в бою такими же непоколебимыми, как этот дуб.
      Упорно держится в окрестных селах легенда, будто именно под этим дубом запорожцы, оглашая всю округу богатырским хохотом, сочиняли свое знаменитое письмо турецкому султану. Подобных запорожскому дубу ветеранов можно встретить в Беловежской пуще, под Ленинградом, в Воронежской области и в других районах нашей страны.
      Наиболее старым деревом Европы считают почти 2000-летний дуб-старик, растущий в Литве, в местечке Стельмуже. А в городе Ладушкине Калининградской области до сих пор стоит 800-летний грюнвальдский дуб — свидетель разгрома тевтонских рыцарей польскими и русско-литовскими войсками (1410 год). Широко известны в Польше три 900-летних дуба-великана, названных деревьями дружбы. Растут они вблизи Познани, и каждый имеет свое имя: лях, чех, рус.
      А вот ду бы, которые были свидетелями более близких по времени исторических событий.
      В годы Великой Отечественной войны не раз выручали наших партизан растущие на Кировоградгцине, в Хировском лесничестве, трехсотлетние деревья дуба. Здесь прятались местные подпольщики во время облав фашистов, отсюда вели наблюдения за врагом партизаны. Сейчас эти деревья называют партизанскими дубами.
      Неподалеку от шахтерской здравницы Святогорска (Донецкая область) на опушке широкой государственной защитной лесной полосы Белгород — Дон одиноко возвышается другой великан, на котором укреплены мемориальная доска и портрет совсем еще молодого советского офицера. На доске надпись: «На этом месте в августе 1943 года геройски погиб офицер артиллерии Владимир Максимович Камышов». При форсировании Северского Донца Камышов под ураганным огнем фашистов устроил в кроне господствующего над местностью дуба наблюдательный пункт и отсюда корректировал огонь. Вражеский снаряд смертельно ранил храброго офицера. Сильно повреждены были ветви и ствол дуба. Упорно боролся он со смертью, и только на двадцатый год силы его иссякли. Но и сухим дуб стоит словно величественный монумент на могиле героя.
      В последние годы вновь обрела у нас права гражданства давняя хорошая традиция отмечать знаменательные даты посадкой деревьев. А дубу, как наиболее чтимому лесному жителю, при этом отдается предпочтение. В сердце Москвы — Кремле растет молодой дубок космос, посаженный 14 апреля 1961 года в память о первых шагах человека в космосе. А в Ленинграде на центральной аллее парка Лесотехнической академии заботливо растят целых три «космических» дерева: два дуба посажены в честь сына и отца Циолковских, а третий — дуб Гагарина. К. Э. Циолковскому и Ю. А. Гагарину, может, и не привелось здесь бывать, зато молодой лесничий, блестяще окончивший Лесной институт (ныне Ленинградская лесотехническая академия), Э. И. Циолковский — отец великого провозвестника космической эры — участвовал в создании этой аллеи парка весной 1841 года.
      «Среди стихий, которым предки поклонялись за силу, добро или красу, были и растительные великаны, подобные тем дубам, что еще недавно высились на Хортице», — говорит в своей пламенной речи-гимне зеленому другу профессор Вихров из романа «Русский лес» Леонида Леонова.
      Немногие деревья пользуются такой любовью и почетом у всех народов, как дуб. Славяне, древние греки, римляне еще на заре своей истории поклонялись этому дереву, нередко достигавшему 1000-1500-летне го возраста, приписывали ему чудодейственные свойства, сочиняли про него мифы, легенды, песни и былины. В Греции дубовая ветка была эмблемой силы, могущества и знатности. Дубовыми венками награждали воинов, совершавших выдающиеся подвиги.
      Обожествляя дуб, древние греки посвящали его Аполлону — богу света, покровителю искусств. Могучие вековые деревья часто провозглашались святыми. Под ними совершались жертвоприношения, вещали оракулы, жрецы на свой лад истолковывали шум ветвей и шелест дубовых листьев, составляя пророчества многочисленным паломникам.
      В Древнем Риме дуб посвящался верховному богу — Юпитеру, а желуди назывались божественными плодами. Знаменитый римский натуралист Плиний Старший писал, что дубы, «не тронутые веками, одного возраста со вселенной, они поражают своей бессмертной судьбою, как величайшее чудо мира».
      Относили дуб к числу святых деревьев и славяне. Они посвящали его могущественному богу грома и молнии — Перуну. В старинных летописях можно встретить упоминания о Перуновом дереве. Под сенью дубов славяне приносили жертвы богам, созывали военные советы, принимали важные государственные решения.
      Не удивительно, что наши предки так чтили это дерево. Ведь с лесом всегда была тесно связана история древних славянских племен. А там, где они обитали, леса были, как правило, дубовые. Дубравы служили источником питания, защитой от разбушевавшейся стихии и даже своеобразными крепостями в войнах с многочисленными врагами.
      Существует даже научная гипотеза о том, что и появлением хлеба в умеренных широтах люди обязаны дубу. Ученые-археологи разных стран мира предполагают, что первым хлебным растением могли быть не современные злаки — рожь или пшеница, а все тот же ду б. Ряд данных свидетельствует, что обильные урожаи желудей люди использовали для приготовления хлеба еще в очень древние времена. Советскими археологами при раскопках трипольских поселений на территории современной Кировоградской области найдены высушенные и растертые в муку желуди, из которых здесь пекли хлеб более 5000 лет назад.
      Проходят века, тысячелетия, а интерес людей к лссттому великану не уменьшается.
      Немало могут поведать об этом дереве лесоводы и ботаники. Однако под словом «дуб» они подразумевают целый род, объединяющий около 600 видов.
      Столь многочисленная семья занимает и соответствующую жилплощадь. Ею освоены обширные территории не только на Европейско-Азиатском континенте, но и в Северной Америке и даже в Африке.
      Названия всех видов ду ба трудно и перечислить: болотный и черный-красный и горный, каменный и пушистый, пробковый и черешчатый, грузинский и виргинский... В наших лесах специалисты насчитывают около 20 видов дуба. Сравнительно большая их коллекция (около 25 видов и форм) собрана на Лесостепной опытной станции (Липецкая область), в Никитском ботаническом саду, в Сочинском дендрарии.
      Дубы, которые мы встречаем в лесах Средней России, Белоруссии, на Украине, в парках и на окраинах Москвы, Орла, Воронежа, Киева и других городов, относятся, как и великан запорожский дуб, к наиболее ценному у нас виду — дубу черешчатому. Латинское его название кверкус робур, что в буквальном переводе означает: красивое, крепкое дерево.
      Это о нем, о черешчатом дубе, опубликованы многочисленные исследования лесоводов, дендрологов, ботаников, это его чаще всего рисуют художники и воспевают поэты.
      Долголетием и величавой красотой завоевал дуб любовь и признательность миллионов людей. Велика польза, приносимая этим исполином человечеству. Широко, например, применяется его кора в кожевенной промышленности. Дубовые листья — хороший корм для одного из поставщиков натурального шелка, дубового шелкопряда. Не пропадают даром и желуди: из желудей теперь приготовляют суррогат кофе, их же скармливают свиньям.
      Но все это лишь побочные блага, приносимые дубом людям. Главное его богатство — древесина. Вряд ли стоит подробно говорить о высоком качестве и исключительной ценности дубовой древесины, о том, как долго и надежно служат людям различные необходимые в бьггу изделия. Лишний раз ее необычайную стойкость подтвердила недавняя находка у села Щучье на берегу Дона. Под шестиметровым слоем речных наносов отыскали дубовый челн, пролежавший в земле около 4000 лет. Изготовленный из цельного ствола дуба в конце каменного или в начале бронзового века, челн этот весьма внушительных размеров (шириной более метра и длиной 8 метров) отлично сохранился до наших дней. Хорошо сохранились даже отверстия для восьми уключин. Уникальный экспонат является гордостью Исторического музея в Москве.
      Оцененная нашими предками красота дуба совершенствуется людьми из поколения в поколение. Не удивляйтесь, если встретите великана с колонновидной, словно у стройного кипариса, кроной или с шаровидной и даже плакучей, как у ивы. У иных дубов пурпурная, золотистая или серебристая окраска листвы. Все это формы, отобранные в течение тысячелетий кропотливым трудом многих поколений безвестных селекционеров.
      Очень интересуются дубом и советские ученые. Особенно много труда вложил в освоение в СССР ценнейших форм пробковых дубов профессор Л. Ф. Правдин. Немало создал новых форм дуба член-корреспондент Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина профессор С. С.
      Пятницкий. Теперь они растут и на Украине, и в Москве у павильона «Лесное хозяйство» на Выставке достижений народного хозяйства и отличаются быстротой роста. устойчивостью к неблагоприятным условиям. оригинальностъю ботанических признаков. Новые формы дуба названы С. С. Пятницким дубами Тимирязева, Мичурина, Комарова, Высоцкого.
      Каждое дерево имеет свои характерные особенности. Лесоводы давно узнали, что в первые годы дуб растет очень медленно, как бы чего-то опасаясь. В это время, оказывается, дуб готовится к многовековой жизни, строит надежный фундамент, пускает глубоко в землю мощные свои корни. Только с 8-10-летнего возраста начинается у дуба интенсивное формирование надземной части — ствола и ветвей. С этих пор он ежегодно прирастает в высоту до полуметра, иногда больше, по диаметру же ствол дуба утолщается лишь на несколько миллиметров. В отличие от многих других деревьев дуб может дважды в год давать прирост (трогаться в рост), образуя так называемые Ивановы побеги. При благоприятных условиях у дуба бывает и три прироста.
      Дуб лучше растет при боковом затенении и плохо выносит затенение сверху. Зато ему не страшны ни суровые морозы средней полосы, ни продолжительные засухи юга.
      Чтобы вырастить дуб, не всегда достаточно и двух человеческих поколений. Только отдельные деревья на 25-ЗО-м году жизни дают первые немногочисленные желуди. Чтобы дождаться обильных, постоянных урожаев, нужны многие и многие годы. Далеко не всегда выпадает счастье на долю тех, кто посадил желуди, дождаться урожая выросших из них деревьев. Такие люди трудятся для будущего.
     
      ХЛЕБ БУДУЩЕГО
      Человеческой мысли, науке до всего дело. Вполне естественно ее внимание и к предметам питания.
      Как ни странно, но еще лет 120 назад обычный теперь сахар был большой редкостью, а восполнять его недостаток удавалось лишь за счет меда и плодов. Тросгниковый сахар был редкостным, почти недоступным лакомством, а малоизвестная в те годы культура сахарной свеклы делала лишь первые шаги. Тогда же набирал богатырскую силу и подсолнечник. Около 200 лет назад начало свой победоносный поход по Европе растение родом из далекого Чили — картофель. А теперь это наш второй хлеб! Но, оказывается, неуемная творческая мысль человека давно уже бьется и над проблемой третьего хлеба — хлеба будущего. В одной из бесед со всесоюзным старостой Михаилом Ивановичем Калининым Иван Владимирович Мичурин сказал, что этим хлебом будут орехи.
      Хлеб будущего
      Но о каком виде ореха шла речь в ту памятную встречу? Ведь их же великое множество: орех водяной и земляной, черный и серый, маньчжурский и калмыкский, кокосовый и миндальный, кедровый и буковый, чекалкин и Зибольда, волшебный и ложный. Словом, все даже и перечислить трудно.
      Однако если вы заговорите об этом с лесоводом из Прикарпатья или Молдавии, он непременно скажет, что Мичурин имел в виду как раз их орех: во л ошский, или грецкий. И возразить ему нелегко. Уже при первом знакомстве с орехом вол ошским, или грецким, можно легко убедиться, что этому растению
      цены нет. Оно и долговечно, и достигает размеров огромного дерева, и плодоносит обильно, и по качеству древесины не имеет себе равных, и листья у него обладают многими ценными свойствами. А уж плоды его выше всякой похвалы, недаром их в шутку называю! малым пищекомбинатом. Кому не известен их великолепный вкус? По калорийности и усвояемости человеческим организмом они не уступают многим продуктам животного происхождения: в них содержится до 75 процентов высококалорийного жира и около 20 процентов белка.
      Ореховые деревья живут 400-500 лет, а нередко и до 1000-2000 лет. Более десяти веков стоит могучий грецкий орех-великан в грузинском селе Марткоби, неподалеку от Тбилиси. По преданию, в его густой тени во время Марткоб-ского сражения находился штаб Георгия Саакадзе.
      Почти ежегодно с одного взрослого орехового дерева снимают урожай в 200-300, а то и 500 килограммов орехов. Пять таких деревьев могут дать столько масла, сколько целый гектар подсолнечника. И какого масла! Всего 20-25 орехов достаточно, чтобы удовлетворить дневную потребность человека в жирах и почти шестую часть — в белках. Значит одно дерево грецкого ореха может обеспечить потребность человеческого организма в калориях в течение целого года. К тому же в орехах есть необходимые для нормального питания углеводы, ду бильные и минеральные вещества, эфирные масла. Наконец, они на редкость богаты витаминами. По содержанию одного лить витамина С грецкий орех в 8 раз превосходит черную смородину и в 50 раз — плоды цитрусовых растений. Одной тонны его орехов вполне достаточно, чтобы обеспечить дневную норму витамина С для 300 тысяч человек, то есть населения большого города. Оболочка одного недозрелого ореха содержит двухдневную норму этого витамина для взрослого человека. Кроме того, в грецком орехе — целый набор других витаминов: группы В, Р, каротина, а также фитонцидов. И многие из этих веществ накапливаются как в ореховом ядре, так и в его оболочке, листьях.
      Витамины группы В способствуют разложению в организме человека пировиноградной кислоты, которая накапливается в мышцах и вызывает усталость. Поэтому издавна ценятся на Кавказе грузинские чурчхелы — колбаски, представляющие собой уваренные в виноградном соке ореховые ядра. Этот негромоздкий продукт хорошо сохраняется и отлично восстанавливает бодрость, недаром им издавна снабжали кавказских воинов, а теперь он входит в рацион космонавтов и теряющих много сил спортсменов. Орехи используются сейчас и в лучших тортах, в разнообразных конфетах, халве, мороженом, ореховых сливках и множестве других очень полезных изделий. Ореховое масло высокопитательное и приятное на вкус. По словам древнегреческого историка Геродота, жрецы древнего Вавилона запрещали простым людям есть эти орехи, считая их весьма благотворно влияющими на умственную деятельность человека.
      Впрочем, как говорится, не хлебом единым жив человек. Выдающиеся творения великих художников прошлого века сохраняются благодаря ценному свойству орехового масла, не только придающего им необычайную прозрачность, ясность и глубину, но и предохраняющего краски от разрушения.
      Чудесный грецкий, или волошский, орех! Но как теперь установлено, он и не грецкий, и не волошский. Его подлинная родина — горы Средней Азии, где и теперь он занимает обширные пространства. С этих лесов и начались его странствия в тюках торговых караванов, а то и в переметных сумах татаро-монгольской орды, отправлявшейся завоевывать новые миры. Считается, что на Руси он появился около 1000 лет назад, попав сюда уже из Греции по древнему торговом) пути «из варяг в греки». Отсюда происходит и его название «грецкий». Волошским назвали этот орех из-за интенсивной культуры его в Валахии. Под этим названием оттуда привозили ходкий товар на торги Киева и других городов Киевской Руси. Наиболее ранними очагами его возделывания на нашей земле можно считать первые бастионы христианства Киевской Руси — Выдубецкий и Межегорский монастыри, расположенные на пути «из варяг в греки» по Днепру выше и ниже Киева. Монахи-садоводы этих монастырей выращивали грецкие орехи с особым усердием и не без успеха. Еще и теперь здесь можно встретить немало деревьев, большая часть которых по всем признакам, как говорят лесоводы, возобновилась порослью от пней старых, отживших свой век ореховых деревьев. Интересно, что для многих из них характерно большое разнообразие плодов-орехов, различающихся по размерам, форме, толщине скорлупы, выполненности съедобного ядра.
      Такое разнообразие плодов грецких орехов можно наблюдать разве что на Кавказе, где он кульвитируется несколько тысячелетий, или на древней его родине, в горах южной Киргизии, где громадные ореховые лесосады занимают около 50 тысяч гектаров.
      Расхвалив плоды грецкого ореха, мы, по сути, ничего не сказали об их первоначальном назначении. Само собой понятно, что плоды-орехи должны дать жизнь новому поколению деревьев, но выполнят ли они эту функцию, будучи одеты в твердую, почти бронированную скорлуп) ? С тыльной стороны, в месте соединения створок ореха, можно обнаружить, пользуясь, например, острием ножа, специально предусмотренное природой окошко; не будь его, слабый росток не мог бы пробиться сквозь прочную одежду.
      Орехи, высеянные осенью в почву на глубине около 10 сантиметров (желательно класть их при этом на ребро), весной дружно прорастают. В природе далеко не каждый орех дает всходы, так как для этого не всегда создаются подходящие условия. Да и кроме того, помимо человека, уж очень много на него охотников. Уступая многим древесным породам в интенсивности естественного размножения, грецкий орех иногда удивляет своим жизнелюбием и неприхотливостью даже опытных лесоводов.
      Болгарский ученый-лесовод Иван Гроев показал мне в городе Разграде ореховую рощу, выросшую на крыше старой турецкой бани, построенной еще в XVI веке. За много лет на пологой черепичной крыше осел толстый слой пыли, в результате постоянного подогрева и увлажнения превратившийся в отличный субстрат. В эту благодатную среду отдали плоды стоявшего рядом старого дерева. В последние годы ореховый лес на крыше сам начал давать первые урожаи плодов-орехов. Деревья его, надежно укрепившись на высокой кровле,
      добрались сквозь многочисленные щели дряхлой постройки к настоящей тверди, образовав из корней уникальную живую арматуру, удерживающую и самые деревья и их основу — здание от дальнейшего разрушения.
      Нельзя не сказать и о некоторой изнеженности грецкого ореха: в принципе он южанин и боится наших северных морозов. С этим его недостатком настойчиво борются советские ученые Ф. Л. Щепотьев, А. М. Озол, А. С. Яблоков и другие. Благодаря их трудам теперь грецкий орех приживается на севере Украины, в Подмосковье и даже в Прибалтике.
      Особенным почетом в народе пользуется трехстворчатый плод-орех. В древние времена он считался талисманом, приносящим богатство и плодородие.
      Отдаленное сходство ядра грецкого ореха с человеческим мозгом послужило тогда предметом многих курьезов. Так, широко было распространено, например, мнение о том, что орехи — мыслящие существа и могут передвигаться подобно животным. Даже древнегреческий философ Платон в своих «Диалогах об Атлантиде» вполне серьезно писал, что грецкие орехи спасаются от сборщиков, переползая на слабых ножках с ветки на ветку . Один из первых исследователей Востока Свен Гедин рассказывал, что в отдаленных районах пустыни Гоби орехи, срываемые с дерева в недозрелом состоянии, пищат и плачут.
      Впрочем, на роль талисмана не вправе претендовать ни «волшебный» трехстворчатый, ни обычный двустворчатый орех. Однако, как мы в этом убедились, они и без того щедро одарены природой. Вполне возможно, что о них как о хлебе будущего и говорил выдающийся садовод.
     
      СИБИРСКИЙ БОГАТЫРЬ
      Сибирь... Чем только не славен этот обширный и суровый край нашей Родины! А зайдет речь о его неисчислимых богатствах, непременно одним из первых будет помянут добром любимец сибиряков кедр. Не зря же он и имя носит сибирский. «Будто боярин в дорогой шубе», — говорил о нем писатель Мамин-Сибиряк. Кедровые леса занимают в Сибири площадь свыше 30 миллионов гектаров, большую, чем вся территория Югославии.
      Сибирский богатырь
      Ботаники считают неправильным название кедр сибирский, а зовут его сосною сибирской. Он действительно внешне мало схож с настоящими кедрами, зато очень близок к нашей сосне обыкновенной. Правда, хвоя его немного толще, значительно длиннее и чуть интенсивнее окрашена в темнозеленый цвет. Ну и хвоинки его собраны в пучки не по две, как у обыкновенной сосны, а по пять штук, да еще шишки намного крупнее, а главное, содержащиеся в них семена — кедровые орешки съедобны. Они-то и составляют основную ценность этого интересного дерева. Кедровые орешки в народе называют сибирским разговором, так как щелкая их ведут обычно оживленную беседу.
      Но читатель уже знает, что раз орех, то тут непременно масло (очень ценное!), белки, витамин С. Добавим еще — очень сытное, по калорийности превосходящее мясо и яйца, кедровое молоко, а из него получают хорошие сливки; наконец, ореховый жмых, которым весьма интересуются кондитеры
      В урожаях сибирского кедра заинтересованы не только местные жители, но и звери. «Где нет кедра, там нет соболя», — говорят сибирские охотники. Любят кедровые орешки медведи, бурундуки, белки и другие иждивенцы сибирской тайги. Не отстают от зверей и птицы. Особенно это касается гемно-бурых, с белыми крапинками кедровок, или ореховок, как зовут также этих небольших, чуть больше скворца, птиц. Охотно склевывая кедровые орехи и перелетая затем с места на место, кедровка невзначай засевает ими новые площади. Сорвет шишку с дерева, летит с добычей иногда на значительное расстояние, примостится где-нибудь на пеньке или ветке и извлекает старательно из шишки вкусные орешки. Часть их незаметно падает на землю, где потом и прорастает. Налакомившись, кедровка заготавливает орешки впрок до следующего урожая. Она набивает орешками мешочек под язычком и, только найдя укромное место, извлекает и прячет их, зарывая неглубоко под слоем мха. Интересно, что мешочек может вместить около ста орешков. Кедровка хорошо защищает своего кормильца от многочисленных вредителей, собирая их на кедровых деревьях почти круглый год.
      Сибиряки любовно называют кедровый орех другом, зеленым врачом, кормильцем. Еще в древние времена были известны лечебные свойства настоев кедровой хвои, используемых особенно при заболевании цингой. Прошли столетия, а кедровая хвоя и сейчас является надежным противоцинготным средством. Используется она и во многих других случаях: из одной тонны кедровой хвои в промышленных условиях получают около 5000 дневных порций витамина С и более 10 килограммов экстракта для лечебных ванн. Из этой же тонны можно получить еще 5 килограммов эфирного масла и более 200 граммов прекрасной лесной шерсти.
      Кедровая живица исцеляет не только поврежденные деревья, но и тяжелые раны людей и животных. В годы Великой Отечественной войны кедровый бальзам — терпентин был одним из действенных средств при лечении раненых воинов. Из кедровой живицы добывают также скипидар, а из него, в свою очередь, такое важное лекарство, как камфору.
      Не обходится без кедровой живицы и ученый, который пользуется микроскопом. Тонкий слой иммерсионного масла (тоже изготовленного из живицы) обеспечивает прозрачность и четкость изображения при самом большом увеличении.
      Хороша и кедровая древесина — желтоватая, ароматная, прочная и красивая; из нее изготовляются дорогая мебель и рояли, карандаши, аккуму ляторный шпон и много других нужных вещей. Даже кедровые опилки не пропадают даром: из них получают спирты (по 300 литров из каждой тонны), скипидар и немало других продуктов.
      Издавна разводят искусственно кедр в европейской части нашей страны, где в естественных условиях он не растет. Хорошо сохранилась кедровая роща, посаженная возле Ярославля еще в 70-х годах XVI столетия. В селе Прямухино Калининской области сохранился памятный парк, выращенный из кедровых орешков, присланных в свое время декабристами. На берегу Волги, близ города Плёса, растет небольшая кедровая роща — своеобразный памятник, переносящий нас к далеким драматическим событиям. Посажена она в 1878 году потомком легендарного Ивана Сусанина — Филаретом Дроздовым.
      Выращивание кедров стало доброй семейной традицией в небольшой удмуртской деревушке Заякино, что в Игрин-ском районе. 60 лет назад посадил первые деревья сельский учитель Алексей Алексеевич Смирнов, а теперь здесь разросшаяся с годами кедровая роща. Бережет и расширяет отцовские насаждения его дочь, учительница Лидия Алексеевна Чувакина. Вместе с учениками она создала питомник, где растит молодые кедры и для своей деревни, и для многих школ района. А совсем недавно, в день открытия Главного ботанического сада Академии наук СССР в Москве, в наиболее красивом его месте посадили памятный кедр прибывшие на торжества почетные гости — академики Андрей Николаевич Туполев и Владимир Николаевич Сукачев.
      Ученые стремятся ускорить рост и плодоношение кедра, приучить строптивого сибиряка к нелюбой ему Европе. В Ивантеевке, под Москвой, ученый-лесовод М И. Докучаева разработала оригинальный способ прививки сибирского старожила на сосне обыкновенной. Она решила важную проблему: добилась более быстрого роста, раннего вступления в пору плодоношения и большей устойчивости кедра. Теперь его можно широко использовать и в молодых лесных посадках европейской части СССР и как садовое дерево.
      Все больше внимания оказывают сибирскому кедру и у него на родине. Группа выпускников Ленинградской лесотехнической академии несколько лет назад взялась за создание образцового кедрового лесного хозяйства, названного ими кедроградом. Теперь они на деле доказывают, что у их детища большое будущее.
      Любовно охраняются вокруг сибирских сел уже почтенного возраста (250-300 лет) своеобразные кедровые лесосады, где многие деревья достигли 35-метровой высоты. В урожайные годы сибиряки собирают столько орешков, что на каждого гражданина нашей страны приходится их в среднем по 15-20 килограммов.
      Однако сбор кедровых орехов — дело очень трудоемкое и до сих пор ведется, к сожалению, почти первобытным способом. Сборщики то на ранящих дерево когтях взбираются в кроны исполинов и там сбивают шишки деревянными колотушками, а то и нещадно бьют по стволу громадными кувалдами. Сбитые так или иначе шишки собирают и вручную вымолачивают из них орешки. Столь примитивный способ не только вредит дереву, но и не дает возможности своевременно и полностью собрать урожай кедра. Мы уже не говорим о моральном ущербе, который причиняется делу охраны природы. Иные ретивые сборщики идут и того дальше: валят наиболее урожайные деревья и, собрав орехи, спешат свалить новое дерево. И как только рука не дрогнет?!
      Есть у сибирского кедра и близкие родичи.
      На восток и север от Байкала встречаются обширные заросли кедрового стланика. В горах Станового хребта, Камчатки, Сахалина это удивительное деревцо образует непролазный лес всего 3-4-метровой высоты. С наступлением осени низкорослые деревья клонятся к земле, а тут еще снег постепенно давит их и маскирует. И вот уже нет совсем леса: чистое белое поле, — иди на лыжах, несись на нартах. Стелющиеся деревца, тесно прижавшись к земле, прячутся от стужи в мощном снежном покрове. Так кедровый стланик защищает себя не столько от суровых и затяжных сибирских морозов, которых он, кстати, мало боится, сколько от сильных холодных ветров. За эту особенность, будто заимствованную у медведя, кедровый стланик зовут в Сибири спящим деревом. Весной еще снег не стаял, как он распрямляет онемевшие после долгой лежки ветви и вскоре принимает прежнее положение.
      Второй родич сибирского кедра, кедр корейский, тоже богатырь. Его владения распространены вширь на Дальнем Востоке, чуть южнее стланика. От своего сибирского собрата он отличается характерной ботанической и немаловажной хозяйственной особенностью — несколько более крупными орехами. Ценится он также высоко, но площадь занимает значительно меньшую по сравнению с сибирским кедром.
      У названных вечнозеленых деревьев из Азии есть и европейская родня в Карпатах. Тут в природных условиях растет кедр европейский, который, кстати, распространен и в других районах Европы. Однако европейский собрат в сравнении с сибирским великаном во многом проигрывает. Не случайно сибиряки твердо убеждены, что, говоря о хлебе будущего, Мичурин имел в виду сибирский кедр.
     
      ПРИВЕРЕДЛИВЫЙ ОРЕШЕК
      Причудливо извивается утоптанная тропа в верховьях Черной Тйсы, то углубляясь в темный, суровый лес, то скрещиваясь с бурными, кристально чистыми потоками, которые тут и там перекрыты поверенными гигантскими деревьями, то пересекая маленькие полутемные полянки. После трудной многочасовой ходьбы по тропе мы выходим на широкий простор ярко-зеленых карпатских полонии. Горная полонина освещена лучами щедрого и кажущегося совсем близким солнца. Как здесь не передохнуть, не полюбоваться сказочной красотой безграничных синеющих далей!
      Привередливый орешек
      Словно угадав наши мысли, проводник предлагает сделать привал. Сразу завязывается разговор о растительных богатствах этого благословенного края. Кто-то вспоминает и «хлебный прогноз» Мичурина. Немолодой, но крепкий, как карпатский бук, наш проводник живо реагирует на эти слова.
      Более полумиллиона гектаров занимают карпатские буковые леса. Нельзя оставаться спокойным, когда идешь небольшим заповедным участком — островком бучин в Чинандаев-ском лесничестве: гиганты двухметровой толщины, с гладкой светло-серой, будто бронированной корой закрывают своими могучими кронами солнце и шумят ветвями на высоте десятиэтажного дома. В этом заповедном 300-летнем лесу темно и прохладно даже в самые жаркие летние дин. По подсчетам местного ученого-лесовода, с одного такого дерева можно собрать около 90 тысяч орехов. Правда, они не так уж велики: не намного больше семян подсолнечника (сотня орешков весит всего 20-22 грамма). Зато гектар букового леса дает от 2 до 10 миллионов орешков. Подсчитайте; каков весь карпатский урожай, а ведь есть еще крымские и
      кавказские буковые леса!
      И снова большой список благ, которые можно получить от маленького орешка бука и от всего растения в целом.
      Первое — масло, тысячи тонн, не хуже прованского и самые орешки, ничуть не хуже кедровых.
      Второе — белки, крахмал, сахар, ценные кислоты.
      Третье — напиток, вкусный, сытный, не уступает какао.
      Четвертое — жмых (белковый корм для скота).
      Пятое — твердая ореховая оболочка (топливо).
      Шестое — древесина (идет на отделку кают, салонов, кабин, купе на кораблях, в самолетах, в поездах).
      Седьмое — извлекаемые из буковой древесины деготь и креозот (лечебное средство, используемое при некоторых кожных заболеваниях).
      Есть и восьмое, девятое, десятое. Да разве обо всем расскажешь?
      За океаном есть родич нашего бука — бук американский. Он близок не только буку лесному с Карпат, но и восточному — с Кавказа, который, как и американский родич, образует обширные леса — бучины.
      Кроме того, есть немало форм бука, созданных человеком с декоративными целями или найденных им в природе. Таков бук с шаровидной, пирамидальной и плакучей кроной, с бело-пестрыми, темно-пурпурными и рассеченными листьями. Эти формы украшают наши парки и улицы.
      Бук — дерево спокойное, даже медлительное. Только достигнув 45-50 лет, он начинает цвести и плодоносить. Впрочем, спешить ему некуда, ведь бук живет до 300-400, а иногда и 500 лет. Шумят на карпатских, кавказских и крымских горных склонах деревья, впервые зазеленевшие в XVI или XVII столетиях. А рядом поднимается молодая поросль, чей «хлеб» достанется людям XXI, XXII, XXIII веков. Так ли высоко оценят его достоинства наши далекие прапраправнуки?
     
      АВЕЛЛАНОЧКА
      Оказывается, грецкий, кедровый, буковый и многие другие орехи — вовсе не орехи. Правда, это утверждение в известной мере условно, но специалисты-ботаники твердо стоят на своем: они считают орехом лишь «плод, который имеет деревянистую оболочку, заключающую в себе семя вместе с зародышем и семядолями». Вот и докажите, что это не так. Согласно строгой ботанической терминологии у волошского ореха плод (то, что мы обычно называем орехом) всего лишь косточка плода, с которого снята мясистая оболочка. Кедровый же орех — только семя, извлеченное из шишки Наконец, ботанически правильное название плода бука, оказывается, не орех, а орешек
      Авелланочка
      Какое же растение дает нам настоящий с точки зрения науки орех? Оказывается, счастливый его обладатель — неказистый на вид, но хорошо всем известный кустарник лещина, или орешник обыкновенный.
      Где-нибудь на Орловщине, в Воронеже или на Украине, когда еще лежит снег и большая часть деревьев и кустарников только-только собирается пробудиться от зимнего покоя, лещина обыкновенная уже цветет и ее отяжелевшие сережки рассыпают на утеху холодному еще, хоть и весеннему, ветру тучки золотистой пыльцы. Предназначена пыльца для разместившихся здесь же на веточках малоприметных женских цветков лещины Она-то и опыляет их, как только начинает вступать в свои права весна. Недаром у древних германцев лещина была символом весны, жизни и бессмертия. В конце лета можно уже л акомить ся первыми спелыми орехами.
      Куда, кажется, тягаться невзрачной и малоприметной лещине со своей блистательной сибирской, карпатской и «грецкой» ореховой родней? Однако дерзает, тягается! Видимо, как говорится, тверд орешек.
      Еще на рубеже ХУШ-Х1Х веков один из пионеров отечественной агрономии и лесоводства, Андрей Тимофеевич Болотов, в работе «Некоторые замечания об орешнике и о том, чем плодородию орехов поспешествовать можно» рекомендовал и сам создавал ореховые плантации, в)ырубая в лесу все деревья, кроме лещины
      «Все оставленные орешины цвели и завязались так сильно, писал о своем опыте А. Т. Болотов, орехов родилось так много, и они так крупны и так хороши, что с маленького сего места собрано и получено несравненно множайшее количество лучших и крупнейших орехов, нежели с такого же или еще величайшего пространства, но не прорубленного леса».
      Этот ценный опыт почти без всякого изменения успешно используется и теперь в лучших наших лесничествах. Ведь на лещиновые орехи спрос очень большой, занимает у нас лещина огромную территорию — в 1 миллион гектаров.
      Оказывается, старый, примененный А. Т. Болотовым способ имеет древнюю историю. Еще в сочинениях Теофраста, Софокла, Вергилия и Колумеллы мы находим упоминания о культуре орешника в Средиземноморье. Жаль только, что в наше время хозяева леса занимаются лещиной между делом.
      Уместно обратить внимание и на резервы настоящего ореха. Не обойти добрым словом самозабвенный труд лесных селекционеров: харьковчанина Ф. А. Павленко и москвички Р. Ф. Кудашевой, лещиновых умельцев садоводческой Мекки — Мичуринска, фундучных дел мастеров Киева и Сочи.
      Побывайте в дендропарке Веселые Боковеньки, что на Ки-ровоградщине, в начале сентября. Каких только орехов вы здесь не отведаете, и все они родичи обыкновенной лещины! Более 30 лет лелеет их кудесник Павленко, а сколько их разошлось далеко за пределы орехового оазиса!
      Целый опытный лес (16 тысяч кустов) покажет вам в Подмосковье и Кудашева, принявшая эстафету от академика А. С. Яблокова и отобравшая в лесах средней России много замечательных форм лещины.
      Исследования показывают, что исходный материал древние народы Средиземноморья получали из горных районов Кавказа и Крыма. Считается, что видовое научное название лещины «авеллана» заимствовано у римлян. Происходит оно от города Авеллино, который был центром культуры орешника в древнем Риме.
      Большой знаток древесных растений, академик Георгий Николаевич Высоцкий всегда любовно называл наш лесной орех авелланочкой.
      Не меньше лещины обыкновенной богаты маслом, белками и другими полезными веществами ближайшие ее родичи: лещина маньчжурская (на Дальнем Востоке), лещина разнолистная (в Сибири) и многочисленные культурные сорта лещин-орешников: фундуки. И наконец, крупное, стройное, красивое дерево, похожее на кипарис или пирамидальный тополь, — лещина древовидная, или орешник медвежий с Кавказа. Кстати, медвежьим его нарекли за пристрастие к зреющим на нем орехам косолапого хозяина кавказских лесов.
      Можно было бы и дальше вести разговор о различных видах деревьев, чьи плоды теперь уже широко используются человеком. Можно было бы спорить, какие орехи настоящие, а каким лишь ошибочно присвоено это имя, какие из них больше, а какие меньше отвечают прогнозу Мичурина. Во многом споры эти сугубо академичны, орехи остаются орехами, все они вкусны и питательны. А что вкус у них разный, так ведь и настоящий хлеб бывает и из ржи, и пшеницы, и ячменя, и кукурузы, и риса. Кому что нравится. Так и орехи: все верно служат человеку, и можно смело утверждать, что всем им, вместе взятым, предстоит будущее, которое пророчил Иван Владимирович Мичурин.
     
      ПОЧТИ ХАМЕЛЕОН
      Кому приходилось рубить ольху, тот видел, как, пройдя темно-серую гладкую кору, лезвие топора обнажает ее красновато-оранжевый луб, который тут же изменяет окраску на буро-коричневую, а потом и на темно-фиолетовую. Этим свойством отличается н древесина ольхи. Только что надрубленная, она белая, через несколько мгновений начинает краснеть, а когда подсохнет, приобретает нежный розовый цвет. Но способность менять окраску древесины — лишь одна из многих интересных особенностей ольхи, называемой черной (кора старых деревьев темная) или клейкой (молодые почки, побеги и листочки липкие).
      Почти хамелеон
      Ни одна порода не образует таких густых, темных и даже небезопасных для людей насаждений. Здесь нелегко полюбоваться красотой ольхи. Сплошь заросший густой высокой травой, среди которой встречаются и злая крапива и стреляющая семенами недотрога, сумрачный ольшаник таит коварные участки глубокой трясины. Тут только смотри под ноги да успевай отбиваться от назойливых комаров. А ольха высоко, почти на 30 метров подняла стройный ствол-колонну, который венчает небольшая зеленоватая блестящая крона, едва слышно шумящая далекой вершиной. Только глубокой осенью сбрасывает ольха свой наряд, н что примечательно — листья опадают совершенно зелеными. В ольшанике .пить случайной гостьей бывает береза или ель, а вот черемуха и калина всегда остаются на опушке.
      В общем картина весьма мрачная для человека, не слишком знакомого с лесом Лесовод настроен более оптимистически. Непроходимая чаща? Зато гектар ее дает до 500 кубических метров очень ценной древесины. К тому же
      ольха — редкостный обогатитель почв: она образует на корнях клубеньки с бактериями, усваивающими азот из воздуха.
      Ольха быстро размножается. Пеньки ее дают целые букеты быстрорастущих побегов, способных уже в первый год вырастать на 1,5-2 метра, а со временем достигать размеров своих предшественников. Однако преобладает у ольхи семенное размножение. Ранней весной буро-коричневые, похожие на березовые, сережки удлиняются, набухают и выпускают тучки желтой пыльцы. Подхваченная и развеянная ветром, она опыляет красные мелкие соцветия женских цветков на соседних деревьях. Используют этот период и пчелы, энергично собирающие ольховую пыльцу для вскармливания детки. Оплодотворенные цветки образуют мелкие шишечки, которые весной следующего года рассыпаются на сотни тысяч семян-орешков размером около 2 миллиметров.
      Раскрывание шишечек совпадает с весенним паводком. Разлив способствует расселению семян ольхи на большие расстояния. Хорошо удерживаясь на воде, они долго плывут по ней, пока не осядут на берегу, где и прорастут.
      Около 30 видов насчитывает род ольхи, из которых 12 растут в Советском Союзе. Наиболее «смелой» среди отечественных видов лесоводы считают ольху ку старниковую: она стойко переносит условия Арктики, растет по всей лесотундре, а иногда и в тундре.
      Нельзя отказать в храбрости и ольхе бородатой, обжившей самые топкие и гиблые места заболоченной Колхиды. Да и ольха непальская весьма неприхотлива. Щедро заселила она скалистые склоны Восточных Гималаев. Самым ценным у нас видом считается все-таки ольха черная, распространенная почти повсеместно в европейской части СССР и нередко выходящая за Урал вплоть до Енисея. Ее красивая, розоватая, с шелковистым блеском древесина легко обрабатывается и в отполированном виде очень эффектна. Особенно охотно ее используют для изготовления музыкальных инструментов и долбленой посуды. Древесный уголь из древесины черной ольхи употребляют для рисования и оснащения противохимической защитной аппаратуры.
      Как черную, так и другие виды и формы ольхи благодаря их декоративности высаживают в парках вблизи рек, озер, прудов. Остается еще добавить, что плоды ольхи — любимая пища чижей и чечеток.
      Вот и состоялось наше знакомство с интересным деревом, о котором лесоводы часто говорят: «почти хамелеон».
     
      ЛЕСНОЙ БАРХАТ
      Помните рассказы неутомимого путешественника Владимира Клавдиевича Арсеньева о величавых и суровых чащах Уссурийского края? Сказочно богатые, они и теперь поражают исследователей. Здесь растет множество редкостных пород деревьев, кустарников, лиан, которые не увидишь в естественных лесах какого-либо иного географического района мира. Монгольский дуб и китайский лимонник, маньчжурский орех и уссурийская груша, магнолия и аралия.
      Лесной бархат
      Одним из коренных дальневосточных растений является пробковое, или бархатное, дерево. В солнечный летний день пепельно-серая бархатистая кора его ствола и раскидистые ветви с изумрудно-зеленой кроной четко вырисовываются на темно-зеленом фоне дальневосточной тайги. Еще более красиво бархатное дерево осенью, в золотистом уборе, так гармонирующем с гроздьями мелких матово-черных ягод. Даже зимой, сбросив листья, дерево обращает на себя внимание оригинальным ветвлением и эластичней пробковой корой.
      Бархатистую поверхность стволов этого дерева можно безошибочно узнать даже на ощупь. Название бархатное дерево, или бархат, дано дереву первыми русскими переселенцами. Ботаники называют его бархатом амурским. Это одно из древнейших растений дальневосточной флоры, родословная
      которой начинается с доледникового третичного периода. Бархат амурский — своеобразный живой памятник субтропических лесов, покрывавших в те далекие времена всю Европу, Сибирь и Восточную Азию. Не случайно ведь он является близким родичем цитрусовых культур (апельсина, лимона, мандарина ) и принадлежит к одному с ними семейству рутовых. Более 10 других видов бархата растет в Японии, на Сахалине, Тайване и в Центральном Китае, однако все они уступают амурскому собрату по качеству пробкового слоя коры. Некоторые виды вовсе не имеют пробковой прослойки или она у них значительно тоньше и худшего качества, тогда как у амурского бархата она нарастает толщиной до 6 сантиметров.
      Бархат амурский расселился в дальневосточных лесах преимущественно по долинам рек и на достаточно освещенных местах. Иногда он достигает высоты 32 метра при диаметре ствола до метра. Живет это дерево обычно 150-200, а иногда и более 300 лет.
      Весной, когда вся тайга уже зазеленеет, бархат еще некоторое время листьев не распускает. Они появляются почти на целый месяц позже, чем у других деревьев. Ботаники считают это своеобразной перестраховкой на случай поздних весенних заморозков. Зато быстротой цветения бархат как бы наверстывает упущенное. Начав цвести вскоре после появления листьев, он отцветает за 8-10 дней.
      Этого периода, кажется, только и ждут миллионы пчел. По медоносности невзрачные цветки бархата амурского среди дальневосточных пород уступают только липе маньчжурской. Правда, взяток с бархата более ранний, так как заплетает он за две недели до цветения липы. Во время цветения из крон бархата доносится глухое гудение пчел, активно собирающих не только нектар, но и пыльцу. До 8-12 килограммов меда заготавливает каждая пчелиная семья, а в особенно благоприятную погоду дневной сбор достигает 2 килограммов. Мед, собранный с цветков бархата амурского, имеет характерный зеленоватый оттенок и исключительно тонкий вкус и аромат. Установлено, что даже после 23-летнего хранения в этом меде не обнаруживается никаких признаков кристаллизации. Полностью сохраняет он в течение такого продолжительного времени и удивительный вкус и лечебные свойства. Особенно целебен он при туберкулезе.
      Плоды бархата созревают в начале осени и висят тяжелыми черными гроздьями до начала зимы. Блестящие темные их шарики содержат по пять семян-косточек, являющихся лакомством для седоголовых дятлов, голубых сорок, дроздов.
      С древних времен местные жители знали о целебных свойствах луба, листьев и плодов этого удивительного дерева. Высоко ценится древесина бархата, отличающаяся неповторимым рисунком и темно-коричневой окраской. Она крепка, легка, малогигроскопична. Но главный «налог», который люди взимают с серого великана, — пробка. Кстати, бархат амурский .является единственным отечественным пробконосом, пригодным для промышленной добычи пробки.
      Ствол и крупные ветви бархата обрастают толстым слоем эластичной
      пробки, во многом не знающей себе равных среди других материалов. Это в самом деле настоящее чудо природы: ведь пробка не пропускает наиболее едкие жидкости и летучие газы, не влияет на запах, вкус продуктов, которые соприкасаются с ней. Она обладает высокими тепло-, звуко-и электроизоляционными свойствами, не изменяется под влиянием химических реактивов (кислот, щелочей, спиртов).
      Из пробки изготовляют около 90 самых разнообразных изделий. Даже крошка и пробковая пыль тщательно собираются и используются в производстве линолеума, линкруста и других строительных и отделочных материалов.
      Знаменательно, что открыли этот отечественный наиболее щедрый пробконос советские специалисты. Царское правительство и не подозревало о таком богатом дереве лесов Дальнего Востока и ввозило пробку из-за границы. Наши исследователи много сделали для изучения биологии бархата амурского и технологии заготовки пробки. Летом 1933 года в дальневосточных лесах была заготовлена первая пробная партия (90 тонн) пробковой коры. С того времени заготовки из года в год непрерывно растут. Параллельно проводится широкое испытание и разведение бархата амурского в европейской части СССР. Сначала это растение выращивали лишь в ботанических садах и дендропарках, затем постепенно стали вводить в опытные и производственные посадки лесничеств.
      Планомерная, широко задуманная акклиматизация амурского бархата продолжается около 30 лет. Пробковое дерево теперь можно встретить на больших площадях новых лесных насаждений в Прибалтике, Белоруссии, на Украине и Кавказе. Только на Украине бархат амурский посажен более чем на 5000 гектаров, на севере европейской части СССР культура его доходит до широты Москвы и Ленинграда. Новые насаждения с каждым годом дают все больше промышленной пробки
      Опыты показали, что пробковый слой можно снимать уже с 18-летнего дерева, а здоровое 25-летнее дерево дает до килограмма высококачественной пробки. После первого сбора дереву предоставляют обычно отдых на 10-12 лет. За это время снятый слой пробки полностью восстанавливается.
      Миллионы лет амурский бархат занимал новые места или оставлял прежние, подчиняясь только стихийной игре природы, ныне его настоящее и будущее во многом определяют мысль и воля советского человека.
     
      КАЛИНКА МОЯ
      Всякой душистой и вкусной ягодой изобилует осенний лес, пока щедро греет солнце н дни стоят ясные, а повеет первый предвестник зимы — холодный северный ветер, посеребрит поникшие травы утренний заморозок, и не везде встретишь лесное лакомство. Лишь где-нибудь на опушке леса привлечет внимание яркая калина с отяжелевшими кистями ягод. Не проходят мимо нее ни люди, ни многочисленная лесная живность. Даже птицы, прервав полет, непременно вволю поклюют наконец-то созревшие ягоды.
      Калинка моя
      Калина красива и в пору весеннего цветения, празднично убранная нежно-зелеными листьями и зеленовато-кремовыми зонтиками цветков. Но весной у нее много цветущих растений-соперников, к осени же число их поубавляется
      Издавна народ видит в калине символ девичьей красоты и прелести. С любовью воспел ее великий украинский поэт Тарас Григорьевич Шевченко. Не забывает ее и народ в песенном и устном творчестве: о калине поют задушевные песни, на сказочном калиновом мосту смелый богатырь победил страшного девягиглавого змея
      Природа щедро разбросала родню калины почти по всему миру. Калина ароматная растет в Японии и на Филиппинах, калина голая — в Южной Америке, калина жесткая — на Канарских островах, калина лавролистная, опушенная и другие — в Северней Америке. Наша уроженка — калина обыкновенная, а еще в лесах Советского Союза встречаются семь видов дикорастущей калины Искусственно же у нас выращивается около 50 ее видов
      и форм. Славится очень декоративная калина с шаровидными, будто снежки, соцветиями, известная садоводам под названием булъ-де-неж — снежный шар. Своеобразны формы с золотисто-желтой окраской плодов, с бело-пестрым листом и компактной гу стой карликовой кроной.
      Совсем недавно в Прибалтике и на Украине начали разводить еще одну далекую гостью — калину Карльса. Это чудесное растение было найдено ботаниками на Корейском полуострове и, как впоследствии выяснилось, больше нигде в диком состоянии оно не встречается. Калина Карльса обладает нежными бледно-розовыми цветками, собранными в большие щитковидные соцветия. Каждую весну на протяжении 20-25 дней радуют они глаз своей нежной окраской и привлекают тонким ароматом. Нарядна калина Карльса и в осеннюю пору, когда листья ее становятся оранжево-красными.
      Обыкновенная же калина имеет вид больших развесистых кустов, любит пониженные влажные места и издавна выращивается в садах и на огородах.
      Урожаи калины обильные и ежегодные. Плоды сочные, красивые, так и хочется в рот положить. Но попробуешь, наверняка, мало обрадуешься — слишком кислые, горчат да еще и пахну т валерьянкой и эфиром. Не зря, видно, придумано: «Хвалила себя калина, что с медом хороша». И хотя скептики уверяли, что «не бывать калине малиной», все же с первым морозом ее вкус меняется к лучшему: и горечь пропадает и кислота сменяется сладостью. Правда, умелая хозяйка может и не дожидаясь морозов приготовить из ягод калины если не кисели, то варенье, мармелад или пастилу и уж непременно пироги-калинники. Люди охотно ели калиновую ягоду еще за тысячи лет до того, как узнали, что при этом поглощают тан-ниды, сахар и витамин С. Старинная народная медицина передала современной фармакопее, кроме лечебных ягод, кору, водный отвар сушеных цветков и листьев калины.
      С каждым годом все больше в молодых лесах и садах калины, кустарника скромного и прекрасного.
     
      КОРМИЛИЦА
      Если придется вам осматривать одну из древнейших исторических достопримечательностей старого Киева — остатки Десятинной церкви, обратите внимание на липу, приютившуюся в сторонке. Ее толстый, весь в старых дуплах ствол, будто древний старец, опирается на крепкий посох-подпору, а над ним разрослись во все стороны могучие ветви. Только концы их густо покрыты короткими побегами, дружно одевающимися весной в убор из темнозеленых листьев. В середине лета крона старого дерева также дружно покрывается золотистыми, медово-ароматными цветками
      Кормилица
      Многое пришлось этой липе пережить н увидеть на своем долгом вегу. Ведь она в Киеве н самый старый древесный житель и к тому же всегда находилась, как говорится, на виду, в гуще событий. Лесоводы считают, что ее возраст близок к 1000 годам. Значит, липа осталась единственным живым свидетелем героической обороны от татаро-монгольских орд последнего киевского бастиона, Десятинной церкви. Значит, видела она н великих киевских князей, н столетия чужеземного гнета, и радостное воссоединение Украины с Россией, н многое-многое другое. Необычайная долговечность даже для такой живучей древесной породы, как липа.
      Долговечны н многие другие виды деревьев, но что является исключительной особенностью лнпы,- это нектар. Издавна ценилась она, н как дерево красивое н душистое, ее выращивали в монастырских садах, позже использовали для парков, посадок на улицах, а о ее медоносное™ даже упоминается в песнях. В старину н месяц ее цветения — июль называли липец (на Украине н по сей день зовут его лыпень). Всего 10-12 дней цветет липа. Но пчелы успевают собрать за это время с одного обычного дерева такое
      количество меда, какое дает гектар гречихи, общепризнанного медоноса. Любопытен и редкий для биологии пчел факт: с липы они собирают нектар даже по ночам. Да и люди во время цветения липы запасают некоторое количество цветков: высушенный липовый цвет — старинное средство лечения, заваривали его и как чай. Человек не забывал и о листьях липы — вместе с мелкими побегами это лучший веточный корм для скота. А многим ли ведом, кстати, отличный вкус салата из молодых листочков липы?
      Настойчивый человек брался и за топор — очень уж хороша древесина липы! Белая, мелкопористая, легкая и, главное, обладающая удивительной способностью не трескаться и не коробиться. И вот уже древесина липы становится чертежной доской, пищевой тарой, материалом для художественной резьбы. Кому не приходилось любоваться искусством русских крепостных мастеров резьбы по дереву в Останкинском дворце в Москве или в Зимнем и других дворцах Ленинграда, в старинных церквах Киева? Все эти причудливые резные карнизы, цветы, плоды, амуры изготовлены руками талантливых мастеров из древесины нашей сердцелистной липы.
      Но тот, кто рубил деревья и отвозил липовые бревна и доски для украшения роскошных дворцов,- крепостной или вольный крестьянин, тоже не мог обойтись без липы. Правда, совсем по другой причине, нежели его господа. Не зря говорили в народе: «сосна кормит, а липа обувает». В одном лишь 1889 году она обула в лыковые лапти более 25 миллионов русских крестьян. Лапти быстро изнашивались, и на год их требовалось только одному человеку до 40 пар. Не мудрено, что в том же году в России было изготовлено около 500 миллионов пар лаптей, а на сырье к ним пришлось истребить почти полтора миллиарда молодых липовых деревьев. Для одной только пары лаптей нужно было содрать (именно содрать) лыко с двух-трех молодых липок!
      Липовая кора и сейчас ценится все так же высоко: она необходима для различных лубяных изделий, которые находят еще немалое хозяйственное применение.
      Ботаники зовут липу тилиа кордата, что значит — крылатая сердцевидная. Обе части названия относятся не ко всему дереву, а лишь к его отдельным органам: к цветку и листьям.
      Цветок липы снабжен узким прицветным крылом-лопастью. Завязавшиеся к концу цветения плоды-орешки, созрев, залетают благодаря крылу на значительные расстояния. Крыло служит плодику не только в полете, но и парусом при передвижении по суше и веслом при путешествиях по воде.
      Листья липы контурами основания напоминают сердце, отсюда и название липа сердцевидная. Кроме сердцевидной липы, в наших ботанических садах и в городских насаждениях можно встретить около 15 других ее видов. Есть липа амурская и американская, крупнолистная и серебристая. Все они очень красивы благодаря особенностям листвы, ее окраске, раскидистой кроне.
      Необычайно поэтичны липовые аллеи в старинных подмосковных усадьбах. Подлинное эстетическое наслаждение доставляет старая дорога из Винницы в небольшой украинский городок Немиров, обсаженная на всем протяжении липами. Растут эти почти 200-летние ветераны еще со времен
      Суворова и. говорят, посажены его чудо-богатырями. Рассказывают, что изголодавшиеся по мирному труду руки суворовских солдат, вернувшихся сюда из итальянского похода, заботливо растили деревца. Отправляясь же навстречу новым битвам, солдаты прощались с липами, проходя церемониальным маршем по уникальной дороге-аллее.
      А прославленная Пушкиным липовая аллея Михайловского парка, одного из лучших образцов садово-паркового искусства того времени! Аллея открывается и завершается круглыми зелеными шатрами, образуемыми густыми кронами вековых лип. Один из шатров особенно привлекал Пушкина: здесь он любил читать, отсюда всегда ходил на озеро и «остров уединения», покрытый и теперь старыми липами, соснами, елями, кленами — современниками поэта.
      Славится крупными деревьями липы и старинный парк Ивана Сергеевича Тургенева в Спасском-Лутовинове на Ор-ловщине. Медовый аромат в период цветения разносится отсюда далеко вокруг. Приятно в знойный июльский день пройтись здесь «аллеей ссыльного», где каждую липку посадил своими руками великий писатель, посидеть под чудесным шатром любимой им беседки. В пору цветения может показаться, что сюда собрались пчелы всей земли: гул слышен издалека.
      Маяком-ориентиром возвышается на берегу сурового балтийского моря в курортном городе Светлогорске Калининградской области старая подпертая столбами липа. С любопытством рассматривая необычайный экспонат, каждый не преминет заглянуть в ее просторное дупло-комнатку, где за специальным столиком в окружении доброго десятка болельщиков часто сражаются заядлые шахматисты.
     
      САМЫЙ КРАСИВЫЙ
      Кажется, будто ничем особенным не выделяется кленовое племя среди лесных собратьев, но в народе это дерево давно пользуется любовью. Думается, это дань простой, но тем н пленительной его красоте.
      Самый красивый
      Помнится, не раз ходил я старой кленовой аллеей. Клены были как клены. Но однажды ранней весной словно впервые увидел я их. Вокруг еще лежал снег, в голых ветвях других деревьев свободно гулял ветер, а в неторопливо раскачивающихся курчавых кронах раскидистых кленов виднелись первые цветки. Мелкие желтовато-золотистые букетики, покрывавшие все дерево, окутаны были прозрачно-золотистой дымкой. Трудно передать очарование ранневесеннего цветения клена.
      Каждую весну я навещаю старые клены Летом наслаждаюсь их прохладной тенью, а с наступлением осени дивлюсь красоте осеннего убора, отличающегося богатством оттенков — от зеленого до золотого, оранжевого и красного. С первыми осенними заморозками клен сбрасывает многоцветный наряд и погружается в сон до прихода весны
      Растущий в наших лесах клен назван ботаниками в отличие от многих «обыкновенных» пород и своих собратьев остролистным. В роде около 150 видов, но клен остролистный отличается от них формой листьев, цветков и плодов. Область его распространения, или, как говорят ботаники, ареал, значительно больше, чем у других видов клена. А распространен клен почти по всей Европе: от Пиренеев до Урала и от Карелии до Черного моря, за исключением степных районов.
      Клен остролистный чистых насаждений почти не образует, а растет
      преимущественно в смеси с другими породами в ельниках, дубравах, реже в березняках и борах. Издавна его считают хорошим медоносом. С гектара леса с преобладанием клена пчелы собщэают по 150-200 килограммов меда, а с одного зрелого дерева — до 10 килограммов.
      Отцветая, клен покрывается множеством двукрылых семян, созревающих только к осени. Опадающие ссмспа-тсрылатки вращаются, как пропеллеры, приземляясь подчас на большом расстоянии от материнского дерева. Всю зиму лежат они, а весной с первым теплом появляются дружные всходы. Небольшое количество кленовых семян прорастает еще осенью, и всходы зимуют под снегом, но большая часть их гибнет из-за недостатка тепла и света.
      Крупные, с пятью острыми лопастями кленовые листья очень красивы и притом полезны: могут быть использованы как хороший корм или подстилка для скота, как сырье для получения черной и желтой красок. Ну, а кленовый сок не нуждается в рекламе. Это давно известный народный прохладительный напиток, как и березовый сок. Кленовую древесину ценят строители, мастера, создающие музыкальные, особенно смычковые, инструменты и спортивный инвентарь.
      Клен считается лучшим тенистым деревом для парков, посадок на улицах и в скверах. Здесь нередко встречаются и декоративные его разновидности с густой шаровидной, пирамидальной или иной кроной, с кроваво-красными листьями разной формы и цветками такой же окраски.
      Кроме остролистного, в нашей стране растет около 25 видов клена. Это клены полевой и татарский в европейской части СССР, явор в Карпатах или на Кавказе, клен Семенова в Средней Азии, приречный и мелколистный на Дальнем Востоке и другие. Среди иноземных видов выделяются клены из Северной Америки, прежде всего сахарный и американский. Сахарный клен признан национальным деревом Канады, лист его красуется на гербе, и на государственном флаге страны. Заботливо оберегают канадцы сахарный клен в естественных лесах и широко культивируют его на новых землях. Это дерево особенно дорого любителям сладостей. Издавна считается оно лучшим источником промышленной добычи сахара в Новом Свете. Добывают сахар увариванием кленового сока, а сок собирают в подвешенные к стволам деревьев металлические ведра или бачки.
      Сахарный клен — стройное 25-метровое дерево со стволом до полутора метров в диаметре. Обильное соковыделение у него наблюдается в феврале-марте. Одно дерево дает в это время столько сока, что из него можно получить 2-4 килограмма сахара. Ежегодно в Канаде и США добывают таким путем около 4000 тонн превосходного сахара.
      Очень интересен и второй вид клена из Америки, который и называют американским, а иногда ясенелистным, так как листья его по форме похожи на листья ясеня. Клен ясенели-стный отличается неприхотливостью и способностью быстро завоевывать новые земли. У нас он появился менее 200 лет назад, а теперь его непременно встретишь всюду от крайнего юга до Архангельска. За первые 10-15 лет жизни его деревья нередко достигают 20-25
      метров высоты при толщине ствола 1 метр. Однако растет он обычно в виде более мелких деревьев н отличается быстрым ростом лишь в молодости. Семена клена американского удивительно жизнеспособны, они быстро и дружно прорастают и сильно засоряют пахотные земли. Легко разлетаясь на значительные расстояния от материнского дерева, они быстро обосновываются на новых местах. Интересно, что это столь распространившееся н жизнеспособное растение вовсе непригодно для лесного хозяйства. Древесина его малоценная, само дерево обычно корявое, недолговечное и не образует настоящего леса. Не жалуют его н озеленители. И у нас, и в США, и в Канаде отдают предпочтение нашему красавцу клену остролистному, кстати, известному там под названием русский клен. И правильно делают: ведь наш раскудрявый клен, кроме прочих своих преимуществ, еще и долговечен, живет до 200-300 лет. Только в молодости ему следует уделить чуть больше внимания, а уж потом он воздаст за это сторицей.
     
      ЯБЛОНЕВОЕ ДИВО
      В европейских широколиственных, а то и сосновых лесах часто можно встретить невысокое дерево с округлой кроной и нередко колючими ветвями. С весны до осени дерево покрыто небольшими продолговатыми листьями, зимой деревья стоят совсем голыми. Всякий раз, прежде чем обрядиться в молодую листву, они сплошь покрываются молочно-розова-тыми цветками.
      Яблоневое диво
      «.Лучше нету того цвету, когда яблоня цветет», — поется в песне. «Но разве песня посвящена не культурной садовой яблоне? При чем же тут дикая, лесная яблоня?» — сразу же возразит какой-нибудь всезнающий любитель садоводства.
      Каждому садоводу известно, что среди плодовых растений умеренных широт яблоне принадлежит по площади и по урожаям первое место. Яблоневые сады во всех странах занимают около 3 миллионов гектаров, а ежегодные урожаи их превышают 11 миллионов тонн сочных вкусных плодов. Не менее 80 процентов наших садовых деревьев составляют яблони. Все это так Может быть, и песня только о садовой яблоне, но ведь культурные сорта происходят в конечном счете все от тех же диких форм удивительного дерева — лесной яблони. Удивительного прежде всего своей судьбой.
      Дикая яблоня относится к тем счастливым представителям растительного мира, на которые человек обратил внимание, когда делал первые шаги по Земле. Плоды диких яблонь съедобны вскоре после завязывания, легкодоступны, долго висят на дереве, великолепно сохраняются всю зиму в опавшей листве. Естественно, что яблоня была и в числе первых растений, возделывавшихся человеком. Изображения яблок или их остатки найдены и при раскопках свайных построек, изображены яблоки и на многих памятниках Египта, о них упоминается в древних мифах и легендах.
      Колыбелью культуры яблони принято считать Древнюю Грецию. Теофраст написал сочинение по плодоводству, где яблоне отведено почетное место. Писатели Древнего Рима — Катон, а затем Варрон, Колумелла и Плиний Старший — рассказывают о 36 сортах яблони, возделывавшихся в то время. Из Греции и Рима культура яблони распространилась по Западной Европе, а затем и по всему миру.
      Примечательно, что у греков и римлян яблоко служило символом любви и посвящалось богине красоты, тогда как древние германцы считали, что яблоня пользуется покровительством всех богов, а яблоко их любимое яство. Поэтому-то злой бог бури Донар и не решался никогда трогать ее, а метал свои грозные копья-молнии в другие деревья. Предприимчивые германцы, защищаясь от грозных молний, обсаживали свои жилища яблонями.
      Даже слово «рай» по-кельтски означает «страна яблок» (авалон), а библейский миф говорит о том, что Ева сорвала с дерева познания добра и зла именно яблоко.
      В одном из вариантов древнегреческих мифов рассказывается о свадьбе фессалийского царя Пелея, куда были приглашены все боги, кроме богини раздора Эриды. Обиженная Эрида в разгар веселья подбросила гостям золотое яблоко с надписью «Прекраснейшей». Понятно, что сразу же возник спор, кому из богинь оно должно принадлежать, так как красотой славились все три гостьи: Гера, Афина и Афродита. Богини были так хороши, что даже Зевс не смог отдать какой-либо из них предпочтение. Он порушит Гермесу отвести богинь к пастуху Парису, чтобы тот решил затянувшийся спор. Парис отдал яблоко Афродите. С тех пор Гера и Афина возненавидели Париса, равно как и Трою и всех троянцев. Они решили погу бить Трою и весь народ. Так стал чудесный золотой плод яблоком раздора.
      Культура яблони известна свыше 4000 лет. В Европе в начале XVIII века было всего 60 сортов яблони, но среди них значились и до сих пор сохранившиеся чудесные сорта кальвиль белый и штеттинское красное. Считается, что наша культурная яблоня появилась в монастырских садах Киевской Руси в XI-XII веке, хотя Геродот, путешествовавший по Скифии в V веке до нашей эры, писал, что видел там садовые деревья. Особенно славился на Руси яблоневый сад, заложенный при Ярославе Мудром (в 1051 году) и известный позже как сад Киево-Печерской лавры. В письменных документах XIV века упоминаются московские сады, а в «Домострое» уже даются первые советы по уходуг за садом.
      Во второй половине XVIII века известный русский агроном А. Т. Болотов составил первое, но превосходное не только для того времени восьмитомное научное описание, насчитывавшее свыше 600 оригинальных
      сортов яблонь.
      Большой вклад в плодоводство внесли академик В. В. Пашкевич, И. В. Мичурин, Л. П. Симиренко и многие советские ученые-плодоводы.
      Теперь яблоня обжилась у нас на огромной территории от Онежского озера до южных границ, а на востоке — до Байкала, затем по всему Приморскому краю. Каких только нет теперь великолепных яблонь среди 10 тысяч культурных сортов! Многолетним трудом селекционеров выведены сорта, у которых яблоки достигают 600 (антоновка шестисотграммовая), а то и 930 граммов (кныш). Немало сортов дает по тонне и больше плодов с одного дерева. А яблоки ведь это ценнейший пищевой продукт. Не говоря уже об их высоких вкусовых, диетических и даже лечебных свойствах, об их питательности, яблоки используются для приготовления соков, повидла, варенья, компотов, вин. Наконец, яблоки сушат и мочат, многие зимние сорта сохраняют свежими до нового у рожая.
      Любопытно, что в тропиках яблоня мало популярна: в природных условиях она не встречается, а в культуре дает не очень вкусные плоды или вовсе не плодоносит. Северные и южные яблоки различаются и в нашей стране: в средней полосе они имеют повышенную кислотность (например, сорт антоновка), южным сортам свойственна сахаристость.
      Однако мы снова отвлеклись от скромных дикорастущих яблонь. Основой для получения 10 тысяч культурных сортов яблони послужили всего 8-10 дикорастущих видов и в первую очередь яблоня лесная и яблоня ягодная, а всего ботаники насчитывают около 70 видов. Особенно пластичной оказалась яблоня сливолистная, или китайка. Используя ее как родительскую форму, И. В. Мичурин получил чудесные сорта: кандиль-китайку , бельфлер-китайку , пепин шафранный, шафран-китайку, бессемянку Мичурина и другие. Отличились также дикорастущие яблони сибирская и Недзвецкого. Первая не страшится никаких морозов и ежегодно дает обильные урожаи очень мелких, как горошины, яблок. Они очень декоративны, но приобретают приятный вкус лишь после подмораживания. Яблоня же Недзвецкого из Средней Азии необычна красной окраской кожицы, мякоти плода, семян, листвы и цветков, даже молодая кора и древесина у нее красноватые. И. В. Мичурин мастерски использовал ее окраску и вывел ряд сортов с вкусными красномясными плодами: бельфлер красный, бельфлер-рекорд, комсомолец, красный штандарт
      и другие.
      Иной раз природа наделяет интересной аномалией и обычную нашу лесную яблоню. Если бы вам довелось спросить первого встречного жителя села Андреевым Сумской области о местных достопримечательностях, вам бы прежде всего посоветовали осмотреть «яблуневе дыва», «кручену яблуню» или «самосадное дерево». Все эти названия относятся к 150-летней яблоне, разросшейся на площади чуть ли не в полгектара. Так и стоит теперь не то сад, не то лес, посередине которого возвышается яблоня, тесно окруженная десятками дочерей-ябло-нек. Давно люди удивляются способности ветвей этой яблони, припадая к земле, легко укореняться и давать начало новым растениям. Между прочим, и внешний вид ветвей чудо-яблони необычный: они закручены, как штопор.
      За андреевской яблоней-садом ведут тщательное наблюдение украинские ученые- сад от, оды, она была известна и И. В. Мичурину, выписывавшему ее черенки. Подобный яблоневый сад из 600 яблонь, родоначальником которого явилось одно дерево, недавно обнаружили ботаники во время научной экспедиции и на Тянь-Шане.
     
      ЧЕРТОВО ДЕРЕВО
      Нечасто можно встретить человека, равнодушного к цветам. С ранней весны до глубокой осени миллионы людей любуются бесконечным разнообразием этих удивительных творений природы. Только суровая зима, надолго усыпляющая растительный мир, лишает человека непременных спутников его радостей и печалей, встреч н расставаний. В эту пору нас особенно может порадовать встреча с мало примечательным на первый взгляд деревцом — кизилом.
      Чертово дерево
      Срежьте небольшую, густо покрытую тугими шарообразными почками веточку кизила, поставьте ее в теплую воду за неделю до новогоднего или другого зимнего праздника, и праздничный стол ваш украсит ветка с распустившимися золотисто-желтыми цветками.
      Раньше других растений кизил зацветает и в природных условиях. Только-только начинают распускаться почки у первых деревьев, а густые кроны кизила уже сплошь покрылись небольшими нежными цветочками. Чистые насаждения кизил образует на Украине, особенно в Крыму, в Прикарпатье, в Карпатах, а на Кавказе почти нет дубового, грабового или соснового леса, где бы не поселилось это небольшое деревцо. Садовые формы кизила выращивают на Кубани, Украине, в Молдавии. Особенно много кизила в садах старых районов Киева: Куреневки, Лукьяновки, Зверинца. Ежегодно здесь ранней весной среди еще голых растений расцветают небольшие, но пышные деревца-букеты. Возраст их часто исчисляется 80- 150 годами. Дружно гудят возле них труженицы-пчелы: это их первый и потому особенно ценный взяток.
      Хорош цветущий кизил в весеннем наряде, но не менее привлекателен он в осеннюю пору, когда его ветви сплошь увешаны рубиновыми или темнокрасными плодами. Благодаря такой приметной окраске ему и дали название «кизил», что означает по-тюркски «красный». Встречаются особи с плодами, окрашенными и в желтый цвет, что, впрочем, не ухудшает их вкуса.
      Из кизила готовят джем, пастилу, компот, маринад, пюре, напитки, эссенции, приправы к разным блюдам. Особенно любят кизил на Кавказе, где его заготовляют сотнями, а то и тысячами центнеров. Чаще всего его здесь используют для приготовления национального высоковитаминозного продукта — кизилового лаваша. В годы первой мировой войны благодаря кизиловому лавашу удалось ликвидировать на Кавказском фронте цингу, распространившуюся среди солдат русской армии.
      Плоды кизила употребляют в пишу с незапамятных времен. Косточки его были найдены на свайных постройках в Швейцарии, сооруженных более 5000 лет назад, а также при раскопках древнегреческого города Херсонеса в Крыму. Римский поэт Овидий (43 год до нашей эры-17 год нашей эры) описал в поэме «Золотой век» церемонию приготовления кизилового варенья супругами Филимоном и Бавкидой.
      В ботанике кизилу црисвоено латинское родовое название корпус, что значит — рог, то есть твердый, как рог. Древесина кизила действительно одна из самых крепких. Это было известно еще в Древней Греции и Риме, где кизил служил первосортным материалом для изготовления оружия. Именно кизиловой стрелой вооружил Гомер своего Одиссея. Согласно легенде Рому л, мифический основатель Рима, начертал кизиловым копьем границы будущего вечного города, а завершив свою работу , Ромул с силой воткнул копье на Палатинской возвышенности, и оно тотчас же превратилось в цветущее кизиловое дерево.
      В грузинском историческом музее хранится меч бронзового века с кизиловой рукояткой. Даже детали первых часов делали в старину из кизиловой древесины. Такие часы выставлены в Нюрнбергском музее (ФРГ). В наши дни из древесины кизила изготовляют музыкальные инструменты: кларнеты, флейты, украинские сопилки.
      Известны целебные свойства этого растения. В современную лечебную практику кизил попал, пожалуй, благодаря древним лекарям. Еще отец медицины Гиппократ (IV век до нашей эры) высоко отзывался о вяжущих свойствах кизиловых листьев, отвар которых рекомендовал при болезнях желудка. Издавна использовались лечебные свойства кизиловых плодов, коры, да и теперь их ценят в народной медицине на Кавказе, в Крыму, Молдавии. Современные химики подтвердили, что в кизиле много ценных дубильных и других веществ, отличающихся целебными и фитонцидными свойствами. Больше того, оказалось, что дубильные вещества (танниды), содержащиеся в кизиловой коре и листьях, не имеют себе равных. Кожа, обработанная дубителями из кизила, отличается хорошей текстурой и оригинальной желто-серо-зеленой окраской. Попутно открылось, что из коры и листьев кизила получается отличная желтая краска, а из косточек — техническое масло. Интерес к кизилу, естественно, возрос. Уже сделаны предварительные подсчеты: только насаждения Украины могут дать свыше 10 тысяч тонн листьев кизила для дубильной промышленности. Внушительное количество их можно заготовить и в кавказских лесах.
      Это отличное дерево между тем называют в народе шайтановым или чертовым. Крымская легенда раскрывает смысл этого старинного названия. Когда аллах стал наделять первых людей растениями, черт выпросил себе кизил: его соблазнило раннее цветение этого дерева и возможность раньше других получить его плоды. По радость шайтана оказалась преждевременной: давно уже созрели групти, яблоки, вишни, черешни, а кизиловые плоды оставались зелеными, кислыми, невкусными. Сколько ни злился шайтан, ничего не помогало, плюнул он тогда с досады и пошел искать лучшее дерево. А осенью люди, вдоволь потешаясь над незадачливым чертом, собрали большой урожай спелых и вкусных плодов.
     
      БЛАГОДАТНАЯ ЛИАНА
      Старинная китайская легенда рассказывает о голодном, обессилевшем юноше Лу Бане, много дней пробиравшемся густыми лесными чащами среди отвесных скал. Он спешил к своей больной невесте с целебным корнем женьшеня. По, вконец истощенный тяжелым переходом, упал, запутавшись в цепких лианах. В его руке неожиданно оказалось несколько красных ягод, которые он, уже теряя сознание, проглотил, и силы вернулись к нему . Так случайно были обнаружены удивительные ягоды «увейцзи», то есть «ягоды пяти вкусов».
      Благодатная лиана
      Местные жители утверждают, что оболочка этих ягод сладкая, мякоть кислая, семена горькие н терпкие, а приготовленное из них лекарственное снадобье со временем становится соленым Однако основное свойство увейцзн — их способность восстанавливать бодрость, снимать усталость.
      Ягоды эти принадлежат небольшому вьющемуся растению, распространенному в Китае, Корее и Японии, у нас на Дальнем Востоке, Сахалине н даже на Курильских островах. Его ботаническое название — лимонник китайский.
      В уссурийской тайге часто встречаешь на разных породах деревьев темно-коричневые, блестящие, словно покрытые лаком кожистые лианы лимонника. Они то обвивают стволы деревьев, то охватываю! кусты, свисая с них, то, извиваясь, покрывают голые скалы Нередко лианы лимонника достигают 10 метров и более, а толщина их обычно не превышает 2 сантиметров. Лимонник предпочитает хорошо освещенные места и успешно растет на вырубках, полянах, просеках.
      Листья лимонника с верхней стороны блестящие, темно-зеленые, а с обратной густоопушенные. Цветет он бледно-розовыми, будто восковыми, цветками, пахнущими лимоном Этот запах присущ также плодам и листьям растения Плоды у него мелкие, словно покрытые глазурью горошины, ярко-красного цвета, собранные в длинные рыхлые грозди. Висят они почти всю зиму и хорошо заметны на фоне снега. Правда, в последние годы лимоннику нечасто удается встречать зиму увешанным плодами. С первым дыханием дальневосточной осени тысячи заготовителей ягод бодрости устремляются в тайгу. Опытные сборщики подчас за декаду снимают до полутора тонн драгоценных плодов.
      И что поучительно: успех сопутствует не удальцам, безжалостно калечащим лианы или варварски валящим для ускорения сбора деревья-опоры, вместе с которыми гибнет и лимонник, а людям, заботящимся о завтрашнем дне этого удивительного растения. Ловко забросив нехитрые веревочные лесенки на деревья, опытные сборщики быстро и аккуратно состригают плоды, способствуя еще более щедрому их урожаю в следующем году.
      В России лимонником заинтересовались только во второй половине XIX века после подробного описания его, выполненного замечательным ботаником Николаем Степановичем Турчаниновым. Большое значение акклиматизации лимонника в центральной черноземной полосе придавал И. В. Мичурин.
      Советские ученые в последнее время доказали, что лимонник не уступает известным стимуляторам нервной системы: ореху кола, фенамину, парагвайскому чаю, а в некоторых отношениях даже превосходит их. Медики подтверждают высокоцелебные свойства настойки лимонника при лечении общей астении, при некоторых сердечных заболеваниях, истощении нервной системы. С лечебными целями и как тонизирующее средство его использовали еще в древней китайской медицине и обязательно включали в списки податей, уплачиваемых императору. В китайской фармакопее есть указания на использование плодов лимонника в виде порошков и отваров при лечении кашля и заболеваниях легких. Советские ботаники и лесоводы успешно размножают и выращивают лимонник во многих новых для него районах (в условиях Ленинграда, в Подмосковье, на Кавказе, Украине, в Белоруссии, Молдавии, Прибалтике), а садоводы заняты отбором устойчивых, урожайных и крупноплодных его форм.
     
      СВОДНЫЕ БРАТЬЯ
      Давно и далеко за пределами Кавказа славится декоративный парк Цинандальского виноградарского совхоза в Грузии. Много интересного можно увидеть в этом уникальном уголке, созданном в конце прошлого столетия выдающимся мастером садово-паркового искусства А. Е. Регелем. Но все экзотические растения, собранные сюда более чем из 25 стран мира, изысканная архитектура парка и даже виварий с оленями и косулями, павлинами и бесчисленным количеством иных зверей и пернатых отходят на второй план, когда вы оказываетесь в зеленой лаборатории И. Г. Хмаладзе.
      Сводные братья
      Около четверга века назад пришел сюда студент Академии художеств Ираклий Хмаладзе. Много было у него забот по восстановлению и улучшению композиции парка, по обогащению насаждений заморскими переселенцами. Но в свободное время неутомимый энтузиаст еще выращивал свой «ботанический зверинец». Вот великан крокодил лениво растянулся на лужайке, широко раскрыв зубастую пасть, чуть подальше замер настороженный тигр, рядом резвятся собачка-дворняжка и медвежонок, словом, настоящий зоологический сад. Но все дело в том, что эти звери сформированы из разнообразных растений руками талантливого мастера. Поистине нечеловеческое терпение необходимо, чтобы ухаживать за всеми этими изысканными произведениями садового искусства: у одних растений нужно затормозить рост, у других вызвать усиленное кущение, третьи требуют фигурной стрижки или особой формовки с помощью разнообразных ухищрений. С каждым годом число произведений в зеленой лаборатории Хмаладзе увеличивается, а слава их создателя ширится
      Всех, конечно, заинтересует, из какого материала создает мастер эти чудесные живые скульптуры. Автор не делает из этого секрета, а всегда щедро делится н приобретенными в процессе воспитания своих питомцев знаниями и богатым опытом.
      «Я использую в своей работе несколько видов растений: граб и бирючину, калину и кипарис. Однако наилучшими в этом своеобразном ваянии проявили себя самшит и тис, — говорит И. Г. Хмаладзе. — Правда, это не мое открытие, тис и самшит широко применялись для формирования фигур животных еще в одном из семи чудес света — в висячих садах Семирамиды. В наши дан эти деревья используют в своей работе как советские садоводы-декораторы, так и мастера Индии, Египта и других стран. За границей особенно славится зелеными скульптурами висячий сад Бомбея на полуострове Малабар-Хиллс. Мастерски разбитый на крыше громадного водного резервуара, откуда подают воду на весь полуостров, он содержит огромное количество зеленых скульптур: слонов, жирафов, верблюдов, собак, лошадей».
      С названными поставщиками растительного материала для зеленых скульптур можно встретиться и в природных лесах, и, конечно, они ценны не только для зеленого зодчества. В диком виде тис встречается на Дальнем Востоке, на Кавказе, изредка в Крыму, в Карпатах и даже в Прибалтике. Куда шире тис и самшит выращиваются искусственно: почти всюду на Украине, Кубани, Северном Кавказе.
      Во Львове, Ростове, Ужгороде, Одессе, Волгограде, Киеве можно всегда, даже зимой, увидеть созданные из тиса и самшита зеленые бордюры и различные геометрические фигуры. Каменец-подольские умельцы изготовляют из них даже своеобразную живую мебель. Так и хочется сесть на вечнозеленый самшитовый диван в Каменец-Подольском ботаническом саду. Рядом с диваном расположены другие детали зеленого гарнитура: детские столики, стульчики, качалки, большие и маленькие шары и кубики.
      Ботаникам известны восемь видов тиса, из которых только один встречается в диком виде в Европе, три растут в Восточной Азии и четыре — в Северной Америке, правда, все они не так уж значительно разнятся между собой. В Советском Союзе дико растут два вида — тис ягодный, или европейский, и тис остроконечный, или дальневосточный. Достаточное представление об этом древесном растении можно получить, побывав на Кавказе. Лучше всего навестить Хостинскую заповедную рощу близ Сочи, здесь, кстати, можно увидеть и самшит.
      Только перейдете ажурный мостик через бурную горную речку Хосту и минуете арку с надписью «Кавказский государственный заповедник. Тисо-самшитовая роща», как повеет необычной для этих теплых мест прохладой. Могучей темно-хвойной чаще обязаны мы этой прохладой средь знойного лета. Роща удивит нас не только этим. У входа в нее высится громадный 350-летний бук, по возрасту годящийся в праправнуки небольшому дереву тиса, скромно стоящему в стороне и насчитывающему 2000 лет. Правда, его нельзя еще считать очень старым: ведь предельный возраст тиса в естественных условиях обычно превышает 4000 лет. Кстати, тис считается самым древним представителем растительного мира третичной флоры, существовавшей миллионы лет назад.
      Тис — растение невысокое, даже в возрасте 2000 лет высота его не более нескольких метров, зато обхватить ствол этого древнейшего дерева Кавказа могут лишь 5-6 человек.
      Большая часть соседей тиса — деревья листопадные, тогда как сам он относится к вечнозеленым хвойным растениям. Стволы его узловатые: кажется, будто составлены из многих толстых побегов, крепко сросшихся между собой. Красноватая окраска ствола и веток тиса как бы оправдывает название, закрепившееся за ним в народе,- красное дерево. Помимо необычной окраски, древесина тиса отличается долговечностью и редкостной прочностью. Иногда тис зовут еще негной-деревом, что также подтверждает исключительную
      стойкость его древесины на этот раз уже против гниения. Живая древесина тиса в отличие от срубленной сильно повреждается микроскопическим грибом-паразитом, она, как, впрочем, и кора и листья его, очень ядовита.
      Цветет тис ранней весной, его темно-зеленые ветви покрыты нежными мелкими цветками. В тисовом лесу можно встретить мужские деревья с золотистыми сережками и женские — с маленькими цветками в виде шишечек. Красное матовое семя тиса поспевает лишь в середине осени. Тис не может сам рассеивать свои семена. Зато у него есть активные, но не бескорыстные помощники. Черные дрозды и куницы легко находят яркие семена тиса. Вместе с мякотью они заглатывают и само семя тиса, которое выбрасывается затем непереваренным и прорастает.
      Незабываемое впечатление оставляет посещение тисо-самшитовых зарослей. Прежде всего поражает их абсолютное безмолвие: не слышно пи птичьего пения, ни шороха зверька. Даже лучи южного солнца редко пробиваются сквозь плотный шатер древесных крон. Люди не вмешиваются здесь в жизнь растений, поэтому они и сохраняют девственный, первозданный вид. Гигантскими лохматыми гривами свисают с самшитовых стволов их ровесники — древние мхи и лишайники. Разнообразны они и по внешнему виду и по систематической принадлежности: несколько десятков видов их насчитывают здесь ботаники. В любую пору года фантастическое убранство тисо-самшитовой рощи напоминает подводный мир густых водорослей.
      Чаще всего встречаются здесь небольшие, 6-9-метровой высоты, самшитовые деревца с веточками, сплошь обросшими мелкими глянцеватыми овальной формы зелеными листочками. Стволики их в диаметре 15-20 сантиметров, а окружность наиболее толстых деревьев достигает иногда 1,5 метра. Только на один миллиметр в год утолщаются самшитовые стволы. Возраст обладателя самого могучего ствола в заповеднике составляет около 500 лет.
      Природа будто цементирует древесину самшита, которая считается тяжелее и тверже, чем у любого вида наших деревьев. Местное население называет ее кавказской пальмой или слоновой костью. Удельный вес древесины 1,06, и она камнем тонет в воде. Высокие механические свойства самшитовой древесины позволяют изготовлять из нее подшипники, шрифты, ткацкие челноки, изящные сувениры.
      Древние греки и римляне считали самшит драгоценным деревом. О нем упоминает Гомер в 24-й песне «Илиады», где описывает возложение ярма из гладкого самшитового дерева на быков Приама, а римский поэт Овидий в одном из своих произведений рассказывает о том, как Минерва сделала из самшита первую флейту .
      Своеобразное зрелище — цветение самшита. С первым дыханием весны, еще в начале марта, из пазух каждого листочка появляются мелкие золотистые цветки, сплошь покрывающие крону. Цветки самшита в отличие от цветков других растений совсем не выделяют нектара, тогда как зеленоватые, уже созревшие плоды полны прозрачного сладкого сока. Плоды, созревая, с силой гулко растрескиваются и разлетаются во все стороны, не очень далеко, но, как правило, оказываются за пределами кроны.
      Самшитовые заросли главным образом сосредоточены у нас на Черноморском побережье Кавказа н на Дальнем Востоке. Но таким уникальным лесом, как тисо-самшитовый вечнозеленый музей близ Хосты, не может похвалиться ни одна страна в мире, хотя н занимает он сравнительно небольшую площадь — около 300 гектаров. Примечательно в этом заповеднике и то, что тис н самшит, не будучи в близком родстве, растут вместе, не угнетая и не тесня друг друга.
     
      НАША РЯБИНУШКА
      Немало песен сложено о деревьях нашей Родины, но вряд ли есть у нас еще такое «песенное» дерево, как русская рябинушка, как ее называют в народе. Ботаники буднично окрестили ее рябиной обыкновенной. Впрочем, может быть, так надо было поступить, чтобы эту обычную для нашей страны рябину, которая распространена по всей лесной и лесостепной зоне европейской части СССР, легче было отличить от тридцати трех других ее видов, тоже растущих в наших лесах.
      Наша рябинушка
      В умеренной зоне земного шара специалисты насчитывают 84 вида и множество гибридных форм рябины. И все же рябина обыкновенная занимает в этой большой семье самое почетное место. Ее стройные зеленовато-золотистые деревца с округлой, компактной кроной и белыми цветками весной можно увидеть во многих лесах, на улицах, в парках и скверах городов, вдоль железнодорожных и асфальтовых магистралей. Осенью она особенно приметна благодаря красно- оранжевым плодам, гроздья которых свисают среди ажурной перистой листвы.
      Рябина представлена и часто встречающейся в парках и скверах формой с поникшими, плакучими ветвями. Это одна из лучших декоративных форм рябины обыкновенной, имеющей, кроме плакучей, еще шаровидную и пирамидальную кроны. Яркие плоды рябины, начинающие созревать в конце лета, часто называют ягодами, хотя по своему строению они соответствуют плодам яблони. Яблочки рябины, каждое не больше сантиметра в диаметре, собраны в щитки-гроздья по 25-40, а то и по 50 штук. В каждом из яблочек 4,5, а иногда 8 мелких семян.
      Плоды рябины терпкие, горько-кислые, и только подмороженные они вполне съедобны и вкусны. В них содержатся сахар (14 процентов), яблочная кислота, дубильные вещества, каротин (не меньше, чем в моркови) и витамин С почти в таком же количестве, как в черной смородине, лимоне или еловой хвое. Не случайно из плодов рябины издавна приготовляют варенья, компоты, квас, уксус, начинки для кондитерских изделий и настойки.
      Про рябину как лекарственное растение, как источник корма для птиц и даже скота, про ее древесину подробно говорить не будем. Но нельзя не упомянуть, что рябина и ценное плодовое дерево, и хороший подвой, и важна как сопутствующая порода при лесоразведении. Растет она в первые 15-20 лет быстро, в последующие годы ее рост несколько замедляется. Плодоносит ежегодно с 8-10-летнего возраста, живет до 200 лет. Урожай плодов с одного большого дерева достигает 10 центнеров.
      Нельзя не вспомнить и ближайших родичей рябины обыкновенной: рябину домашнюю из Крыма, береку, или рябину лекарственную, из лесов Прикарпатья, рябину шведскую из Скандинавии. Рябина домашняя дает крупные и вкусные плоды, ее охотно выращивают в садах. Особенно ценится благодаря лечебным свойствам плодов берека. Ее целебные свойства отображены в научном названии сорбус торминалис. По-латыни «торминалис» значит излечивающая боль в животе. Древесина у береки на редкость красивая и прочная. Самые привередливые знатоки мебели в прошлом заказывали гарнитуры из береки. Берека, как и рябина шведская, декоративна благодаря оригинальной компактной кроне.
      Весьма высокую оценку рябине обыкновенной дал в свое время И. В. Мичурин, который вывел прекрасные сорта с крупными сладкими плодами. Среди них особенно хороши мичуринская десертная, ликерная, черноплодная, гранатная. Теперь их разводят во многих колхозных садах. Множится род рябины, и благодаря усилиям советских селекционеров уже отобраны перспективные ее сорта, хотя и обыкновенная русская рябинушка не теряет своей славы.
     
      СИБИРСКИЙ ДЕЛИКАТЕС
      Чего только не встретишь в сибирской тайге, кстати, составляющей более 50 процентов лесов нашей Родины! Даже свой, сибирский ананас здесь есть.
      Мало кого привлечет ранней весной высокорослый двух-пятиметровый кустарник или небольшое деревце с узловатыми ветвями, густо покрытыми острыми колючками. Да и в начале лета разве что узкими длинными листьями с необычной серебристой окраской обратит на себя внимание это растение. Даже в пору цветения (конец апреля — начало мая) на невзрачных зелено-желтых его цветках не задержит взгляда человек: Но зато с конца лета и до поздней осени длинные годичные побеги его сплошь облеплены мелкими ярко-оранжевыми плодами, которые остаются на них почти всю зиму. Потому и назвали это растение облепихой. Б это время вряд ли кто пройдет равнодушно мимо нее, а на Выставке достижений народного хозяйства СССР в Москве возле облепихи толпится не меньше любознательных посетителей, чем у иного кибернетического экспоната. Растет же она здесь не хуже, чем в природных условиях.
      Облепиха распространена в Прибалтике, Молдавии, Причерноморье, на Кавказе н в Средней Азин, однако настоящей ее родиной можно считать Сибирь. Именно здесь есть возможность увидеть облепиховые леса (к сожалению, они часто не по-хозяйственному эксплуатируются). Отсюда и пошла ее слава по всей стране.
      Сибирский деликатес
      Сибиряки издавна любят ее необычные плоды и с гордостью называют их сибирскими ананасами. Правда, по величине плоды облепихи никак не могут быть сравнены с ананасами, зато не уступают им ни в аромате, ни во вкусе, ни в пищевых и особенно лечебных качествах.
      «Плоды нашей облепихи не имеют себе равных», — утверждают сибиряки. Может быть, и есть в этом некоторое преувеличение, но еще в старину гостеприимные жители Сибири изумляли приезжих удивительно вкусными, ароматными облепиховыми киселями, вареньем, повидлом, настойками и наливками. Современные исследователи также признали
      исключительные пищевые качества облепихи и ее жизненно важные целебные свойства. Не говоря уже о высоком содержании витамина С и каротина (провитамин А), нередко встречающихся и у других растений, плоды облепихи содержат еще и витамины Bl, В2, а также особенно редкий витамин Е, усиливающий деятельность желез внутренней секреции и регулирующий обмен веществ в коже. Полезность плодов облепихи повышают еще и имеющиеся в них в значительном количестве глюкоза, фруктоза, пищевые пектины, азотистые и дубильные вещества. Витамин С в плодах облепихи отличается повышенной стойкостью и хорошо сохраняется даже при варке и сушке.
      Наконец, высоко ценится облепиховое масло, которого в плодовой мякоти накапливается до 8 процентов. Именно ему и обязаны облепиховые плоды яркой оранжевой или желтоватой окраской и тонким ананасным ароматом. И в масле содержатся вещества с высокими лечебными свойствами. Ученым медицинским советом Министерства здравоохранения СССР масло облепихи рекомендовано для лечения ряда болезней: незаживающих и послеоперационных ран, ожогов, обмораживаний. В народной, в частности древнемонгольской и тибетской, медицине плоды и листья облепихи широко применялись при лечении ревматизма, заболеваний желудка и кожи. Использовались лечебные свойства молодых облепиховых веток и листьев и в Древней Греции: ими там лечили не только людей, но и боевых лошадей.
      Полной зрелости плоды достигают в сентябре. Они долго не опадают и остаются на ветках до начала весны, лишь постепенно теряя яркость окраски; ими весьма охотно лакомятся зимующие у нас птицы. Семена облепихи очень мелкие — около 80 тысяч в килограмме. Высевают их осенью при пониженной температуре (стратификация).
      Облепиха — одно из весьма распространенных у нас растений. Только на Алтае она занимает около 10 тысяч гектаров, а в целом по стране сотни тысяч гектаров. Тысячи тонн плодов облепихи дают леса Сибири. Жаль только, что не всегда еще хорошо организованы сбор и использование их, мало еще бережем мы это на редкость скромное, но удивительно полезное растение. Мы еще ничего не сказали о его медоносности, о твердой, мелкослойной, желтоватого цвета древесине, используемой в токарном деле.
      Облепиха не боится ни суровых сибирских морозов, ни продолжительных засух на юге нашей страны. Хорошо чувствует она себя на разных почвах и даже на сыпучих песках. Благодаря способности легко разрастаться в стороны корневыми отпрысками она великолепно закрепляет крутые склоны, откосы шоссейных и железных дорог, препятствует подвижности сыпучих песков. Как растение, имеющее на корнях клубеньковые бактерии, она обогащает почву азотом.
      В биологическом отношении облепиха сродни многим двудомным растениям, так как имеет мужские и женские особи. При возделывании облепихи следует высаживать на восемь-девять женских экземпляров один мужской. А возделывать ее стоит.
     
      ТОПОЛЯ, тополя...
      Увлекателен труд лесовода. Вырастит он, выпестует из крохотного, еле приметного семени нежные растеньица, пересадит осторожно в хорошо обработанную почву и ухаживает за ними долгие годы. Нескоро еще юные питомцы станут могучими развесистыми дубами, стройными соснами, величественными пихтами или ясенями.
      Рядом землепашец-хлебороб, кажется, только лишь засеял свое поле, присмотрел за что ни день крепнущими всходами, и вот еще не утвердилось по-настоящему лето, а он идет среди золотых волн пшеницы, взвешивает на ладони сочное полновесное зерно.
      Через пять, самое большее, десять лет, снимает первые урожаи плодов или ягод и труженик-садовод.
      А вот тех, кто растит леса, судьба никогда не баловала. Только в старости дано им пройтись под пологом взлелеянного ими леса, а уж уборка лесного урожая — дело сыновей, а то и внуков. Позтому-то с давних времен и таили лесоводы заветную мечту: вырастить не одно, а много поколений леса за свою жизнь, ие один, а несколько раз порадоваться урожаям взращенных ими деревьев.
      Казалось, это бесплодная мечта. Но вот грянул Великий Октябрь, и то, что считалось ранее несбыточным, стало осуществляться у нас на глазах. Народное хозяйство отпустило громадные средства лесоводам, вооружило самой современной и совершенной техникой, предоставило почти неограниченные площади, обязав былых мечтателей приняться за реальное дело — быстрее растить леса. Особенно важно было это для давно обжитой и изрядно обезлесенной в прошлом европейской части нашей страны.
      Леса ведь растут, как и столетня назад, а потребление их богатств промышленностью и стройками увеличилось во сто крат и продолжает неуклонно расти. Как быть? Одни предлагали взять курс на рекордсменов быстрого роста — эвкалиптов, другие искали решение вопроса в агротехнике возделывания лесов, в стимуляторах роста, в удобрениях Нащупали же золотоносую лесную жилу те, кто обратил свои надежды на считавшиеся в прошлом малоценными породы — тополя
      Тополя, тополя...
      Оказывается, и у деревьев бывают необычные судьбы. Такие, к примеру, породы, как дуб, ясень, ель, клен, с давних пор пользуются всеобщим признанием. К ним бережно относятся в природных лесах, их любовно растят в лесных питомниках или лесных культурах, как называют лесоводы молодые искусственные леса. А тополя всегда росли сами по себе. Правда, люди давно подметили необычную быстроту роста тополей, их крупные размеры, красивый внешний вид, охотно обсаживали ими плотины или берега прудов и водоемов, улицы и дороги, применяли для озеленения городов не только из-за быстрого роста, но и благодаря неприхотливости тополя и способности легко размножаться черенками. Посадил весной 30-сантиметровый черенок, а к осени это уже двух-, а то и трехметровое деревцо, в последующие годы оно почти не убавит темпов роста, пройдет несколько лет, и перед вами большое тенистое дерево.
      В начале лета, когда начинает летать тополиный пух, много нелестных эпитетов отпускается по адресу тополя. Но ругать следует не деревья, а тех, кто посадил на улицах женские экземпляры. Тополь — растение двудомное. Цветут мужские и женские экземпляры в одно время, ранней весной, до распускания листьев. Красноватые сережки мужских тополей, развеяв пыльцу, опадают и не причиняют особых хлопот людям. Желто-зеленые сережки женских деревьев после опыления образуют зеленые коробочки плодов, из которых через полтора-два месяца вылетают миллиарды мелких семян, снабженных пушинками-параппотиками. Способность тополя столь активно рассеватъ свое потомство и служит причиной нареканий людей в городах и селах. Греки еще в древности знали это свойство тополя и обсаживали площади народных собраний и центральные улицы экземплярами мужского рода. Кстати, у древних греков ботаники и позаимствовали для названия рода тополей слово «популюс», то есть народный.
      Но вернемся к заботам лесоводов. Помянутые здесь добрым и недобрьм словом тополя долгое время признавались только специалистами по озеленению населенных мест, тогда как лесоводы относились к ним по меньшей мере безразлично. Да и какой уважающий себя лесовод мог в прошлом растить тополевый лес? Ведь тополь испокон веков считался лесным сорняком. К чему пригодна рыхлая, низкокачественная древесина этих растений? Куда ей до таких, скажем, пород, как дуб, орех, бук?
      Однако изменились времена, изменилось и отношение к тополиному роду. С развитием всемогущей химии обрела силу деревообрабатывающая промышленность, овладевшая методами удивительных превращений. Научились просто и дешево переделывать плохую тополевую древесину в крепкую, как дуб или самшит, красивую, как прославленные грецкий орех и берека, к тому же вполне устойчивую против гниения и даже огня.
      Теперь тополь занял подобающее место среди прежних конкурентов и привлек к себе основное внимание лесоводов, особенно в бедных лесом районах. Не найти теперь лесовода, который где-нибудь на Кубани, Украине, а то и в средней полосе страны не растил бы тополь со всей заботливостью.
      Большой вклад внесли в науку и в практику возделывания этого дерева советские лесоводы-селекционеры. Среди питомцев академика А. С. Яблокова есть выведенные им стройные тополя пионер, мичуринец, русский и не уступающие им в скорости роста, но с оригинальной формы листьями подмосковный, ивантеевский, советский пирамидальный и названный именем великого русского писателя тополь Максим Горький.
      Перспективные гибриды тополей получены и членом-корреспонденгом Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина А. В. Альбенским. Особенно большого внимания заслуживает сеянец, отобранный среди наследия английского селекционера профессора О. Генри, завещанного им Советскому Союзу. Этот быстрорастущий гибрид тополя назван у нас краснонервным. Он, кстати сказать, представлен только мужскими экземплярами, так необходимыми для озеленения населенных мест.
      Интересны и гибриды селекции члена-корреспондента Академии наук УССР Ф. Л. Щепотьева, например тополь весело-боковеньковский, профессора П. Л. Богданова ленинградский тополь и другие.
      Тысячи скрещиваний пришлось провести, десятки тысяч гибридных сеянцев вырастить и выбраковать, прежде чем были отобраны ценные, перспективные формы. Долгие годы творческого труда затрачены на эти несколько десятков новых сортов нашими учеными. Зато какое будущее предстоит их детищам! Новые, ценные сорта тополя выходят на обширную лесную ниву.
      Не остается в долгу перед учеными и природа. Неустанно творит она, пользуясь сравнительно легкой скрещиваемостью тополей, все новые разновидности. До настоящего времени в умеренной зоне земного шара ботаниками изучено более 110 видов тополя, а разновидности и гибридные формы учесть нелегко: немало их встречается почти в каждом лесничестве. Теперь ежегодно отбирают наиболее быстрорастущие и стойкие природные гибриды. Много их уже разведено в разных районах Советского Союза, в частности в малолесных, на юге страны.
      Вот, например, канадский тополь. Это потомок переселенного к нам тополя из Канады. Многократно скрещиваясь с нашими тополями, он превратился в сложный природный гибрид. Как и лучшие гибриды, созданные наукой, он уже в первый год посадки в лесополосах способен защищать поле от суховеев и засух. В 7-8 лет тополь канадский уже может давать первую поделочную древесину, а к 15-20 годам его лучшие насаждения накапливают столько древесины, сколько дубовый или сосновый лес лишь к столетнему возрасту . Вот где резервы быстрого выращивания древесины. Вот когда представилась возможность удовлетворить ею во сто крат возросший спрос на ценное сырье и одновременно осуществить заветную мечту лесоводов. Не несколько урожаев на протяжении жизни, а ежегодно собирают теперь они с легкой руки харьковского ученого Ф. А. Павленко. Предложенный им способ использования однолетних тополевых хлыстов для производства бумаги — новая страница и в творческих поисках лесоводов, и в судьбе тополя.
      Если шуметь на наших землях эвкалиптовым лесам в будущем, говорят хозяева леса, то настоящее в малолесных и безлесных районах страны полностью принадлежит тополям. На сотнях тысяч гектаров ежегодно закладываются в нашей стране леса из быстрорастущих тополей.
      Вместе с ними почетную вахту несут и тополя-памятники. Ранней весной 1924 года на крутом берегу Оки, в селе Константинове, посадил молодой тополек у отчего дома Сергей Есенин. Много деревьев на скромной есенинской усадьбе погибло от крепких морозов Рязанщины или просто отжило свой век, а тополь возмужал, высоко взметнул в небесную синь кудрявую крону, крепко утвердился глубоко ушедшими в землю корнями. Живым памятником поэту стоит он у избы, превращенной ныне в музей.
      Посадкой тополей решили отмечать день рождения В. И. Ленина рабочие локомотивного депо Москва-Сортировочная. Погожим весенним днем 22 апреля 1960 года пришли они к своему клубу и посадили 90 деревьев. Тут же было решено каждый год в этот знаменательный день высаживать еще по одному топольку . Добрая традиция соблюдалась вплоть до памятного 100-летия. Каждый год право сажать деревцо получали лучшие из лучших тружеников старейшего предприятия.
     
      ОГНЕВОЕ ДЕРЕВО
      Огонь, принесший титану Прометею жестокое испытание, а человечеству обеспечивший жизнь и процветание, добывать теперь весьма просто. Правда, эта простота далась нелегко.
      Предшественники современных спичек, так называемые фосфорные спички, были изобретены в 1831 году 19-летним французом Шарлем Сориа и через 5 лет попали в Россию, но стоили они для этого времени фантастически дорого: копейка за штуку. 29 ноября 1848 года спички были упомянуты в русском законодательстве: «при случившихся в текущем году пожарах... поджигатели весьма часто совершали преступления посредством спичек». Николай I приказал, чтобы впредь спичечные фабрики «допускаемы были в одних столицах, а отпускаемые из фабрик для продажи спички были заделываемы по тысяче штук в жестяные коробочки с приклеенными к сим последним бандеролями, которые должны быть выдаваемы от городских дум, с взысканием за всякий бандероль по рублю серебром».
      Столь отеческая забота о процветании новой отрасли вскоре привела к тому , что в России осталась лишь одна спичечная фабрика, а недостаток спичек стали возмещать всякими кустарными заменителями вроде серянок — лучин, покрытых серой. Только через 21 год Александр II издал новый указ, разрешивший «повсеместно, как в империи, так и в царстве Польском, производить выделку фосфорных спичек и продажу их без особых ограничений».
      К 1882 году , то есть всего за 13 лет, количество спичечных фабрик в стране выросло до рекордного числа — 263, но и сотни маленьких фабрик далеко не обеспечивали спичками «лапотную Россию».
      Ну, а каково у нас теперь со спичками, каждому известно. Больше всего в мире советских спичек. В 1953 году каждый житель Советского Союза мог израсходовать 42 спичечные коробки, в 1964 году — уже 68, и какими только спичками не обзавелись люди!
      Старейшая Балабановская спичечная фабрика, комбинаты «Гигант», «Маяк» и десятки других выпускают не только обычные, но и так называемые «всюду1 зажигающиеся спички», которые воспламеняются при трении о любую шероховатую поверхность, влагоупорные, газовые, охотничьи, штормовые, горящие на ветру. Есть спички с высокой температурой горения, позволяющей сваривать телефонный кабель, есть тлеющие спички, не дающие открытого огня, — для поджигания запалов взрывчатки, сувенирные спички с ярко-красной соломкой (так называют специалисты спичечные палочки) и золотистой головкой, спички, дающие розовое, красное, синее, зеленое пламя.
      Один лишь спичечный автомат изготовляет 1,5 миллиона спичек в час. Миллиарды спичек, миллионы коробок их сходят с конвейеров, и все только из одной породы дерева.
      Еще на первых спичечных фабриках были испробованы для изготовления соломки десятки древесных пород, а теперь уж и не найти такого дерева, которое не было бы исследовано спичечниками. Однако с давних пор установилось у всех единодушное мнение, что нет лучшего дерева для спичек, чем осина. Это подтвердят и ученые единственного в нашей стране научно-исследовательского института спичечной промышленности.
      В Балабанове Калужской области можно не только услышать самые лестные отзывы об осине, но и увидеть ее чудесные превращения. Первая встреча произойдет еще на станции, где высокие штабеля бревен ожидают своей очереди.
      На экспериментальной спичечной фабрике института машины на ваших глазах сначала снимут кору с осины, затем раскроят бревна на полутораметровые чурбаны и уложат их на главный «хирургический стол». Крепко зажатые чурбаны неторопливо вращаются на специальном станке, а громадные острейшие ножи осторожно снимают тонкими полосками слой за слоем. Этот процесс назвали лущением шпона. Далее шпон рубят на спичечную соломку, тут же подхватываемую струей воздуха и уносимую в баню. В бане соломку пропитывают синтетическими веществами, после пропитки подсушивают и для устранения заусениц отправляют к шлифующему автомату. Затем осиновая соломка проходит сортировку, и лишь после этого еще один автомат водружает на нее нарядную коричневую головку.
      К тоненькой палочке с серной головкой предъявляются строгие требования: она не должна содержать смолистых веществ и поверхность ее после обработки должна быть идеально чистой, ей надлежит легко воспламеняться, гореть ровным, спокойным, некопгящим пламенем; непременным условием считается и ее способность легко пропитываться.
      Всем этим правилам из множества пород дерева соответствует одна лишь осина, хотя и требует весьма деликатного обращения. Например, рубить ее для спичечного дела можно лишь зимой, когда меньше всего содержится в ней влаги. Не выносит осина и продолжительного хранения, пересыхает. Около 2 лет ее кряжи в состоянии ждать своей очереди, но позже они непригодны для спичечного производства.
      Огневое дерево
      Осина произрастает в нашей стране на площади, превышающей половину территории Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии. Издавна завидуют спичечные короли нашим осиновым богатствам. По 35 рублей золотом приходилось немецким и английским фабрикам платить нашей стране за каждый кубометр осины. Позже занялись они разведением осины на специальных плантациях. Одна английская спичечная компания Бримай», закупив после второй мировой войны в СССР сеянцы, заняла под осину около 4000 гектаров.
      У нас только березе уступает осина по занимаемой площади среди лиственных пород. Стройные ее стволы с зеленовато-серой корой вверху и пепельно-серой внизу можно видеть рядом с елью и сосной, березой и дубом, липой и кленом. Часто встречаются н чистые осиновые леса. Где только не растет у нас осина! Разве что суровую тундру и засушливые степи не жалует она, в остальных же краях селится весьма охотно.
      В конце апреля, еще до появления первых листьев она уже цветет. Как и у тополя (осина и тополь принадлежат к одному ботаническому роду), кроны одних деревьев покрыты пушистыми сережками (мужские особи), у других они увешаны зелеными сережками женских цветков. Через полтора-два месяца после опыления женские деревья уже рассеивают несчетное множество семян. Семя их настолько мало, что едва заметно простым глазом, но зато хорошо приспособлено для дальних воздушных путешествий: у каждого свой пушок-паранпотик.
      Семена осины наделены редким свойством — быстро обживаться на новом месте. Уже через 12 часов после старта они при соответствующих условиях способны прорастать. Правда, семена осины весьма быстро теряют всхожесть и редко сохраняют ее до 6 месяцев. Молодые растеньица осины слабые, и при недостатке влаги или сильном солнцепеке много их гибнет. Выжившим при первых испытаниях природа устраивает еще немало суровых экзаменов на выносливость: корой молодых деревьев осины интересуются лесные грызуны, нежные ее ветви часто ломает порывистый ветер, настойчиво гнет к земле и калечит скапливающийся на них мокрый снег. Свежими ранами на теле осины незамедлительно воспользуется самый главный ее враг — гриб-паразит. Обосновавшись в осине, гриб разрушает ее белую плоть — древесину. В 60- 80 лет осина, ослабленная деятельностью непрошенного иждивенца, гибнет от буреломов, тогда как деревья, избежавшие заражения грибом, живут до 200 лет.
      Обычно здоровыми бывают деревья оситтът семенного происхождения, хотя сыскать их среди обширных осинников задача нелегкая. Дело в том, что, мало полагаясь на свои семена, осина приноровилась размножаться корневой порослью. Только где-нибудь на заброшенной пашне или влажном голом откосе ее семена могут дать дружные, жизнеспособные всходы. В лесу же из-за толстой и рыхлой подстилки из листьев им очень редко удается прорасти.
      Обследуя осинник, вы тут и там встретите молодые невысокие растеньица с прямыми и тонкими стебельками. Это и есть то порослевое, или вегетативное, потомство, которому обязаны своим существованием почти все осинники. Копните несколько раз вокруг такого лилипута, и вы увидите, что он сидит на нетолстом горизонтальном корне, а если вы не поленитесь еще поработать лопатой, то убедитесь, что корень берет начало от взрослого дерева. На расстоянии до 50 метров подчас расположены по корням-канатам порослевые осинки от материнских стволов. На одном корне может обосноваться до двух десятков таких растеньиц-отпрысков. Не меньше бывает у взрослой осины и корней. Значит, не зря считают ее лесоводы злостным лесным сорняком. Стоит только срубить дубовый, к примеру, лес, и уже возобновиться здесь дубу без помощи человека вряд ли удастся. Осина быстро захватывает всю освободившуюся площадь, угнетая всходы дуба, недавнего своего покровителя. И восстанавливать здесь права дуба, скажем, рубкой осиновой поросли, густо занявшей всю лесосеку, что дуть против ветра. Ничего из этого не выйдет. Взамен срубленной порослевины возникнут десятки, а то и сотни новых порослевин.
      Выжить осину из насаждения можно лишь частыми повторными рубками, которые дадут возможность окрепнуть сеянцам или поросли главной породы, или кольцеванием старых осин до их рубки. Теперь союзником лесовода стала химия.
      Но лесоводы так беспощадны лишь к малоценным, пораженным гнилью осинникам. Для здоровых осинников они не жалеют труда. Советские ученые-лесоводы под руководством академика А. С. Яблокова многие годы с успехом занимаются гибридизацией устойчивой против гнили осины. Выявленные несколько форм исполинских осин достигают 50 метров высоты и имеют почти метровой толщины ствол. Эти быстрорастущие гиганты, вовсе не повреждающиеся извечным врагом осины — гнилью, являются гордостью и надеждой лесоводов.
      Кроме гигантов, растут в наших лесах красивые декоративные формы осины с ниспадающими, шцакучими ветвями или стройными пирамидальными кронами. Оригинальную осину вывел член-корреспондент Академии наук УССР Ф. Л. Щепотьев, назвав ее в честь выдающегося советского лесовода осиной Сукачева.
      Осинники своей постоянной прохладой создают благоприятные условия для радующих сердце грибника подосиновиков. С весны до конца лета переливается на ветру зеленовато-белая листва осины, а кончается лето, и раскрашивается она почти всеми цветами радуги: карминные, суриковые, лимонно-желтые листья с различными оттенками придают удивительную живописность деревьям.
      Впрочем, листьям осина обязана и дурной славой, сопутствующей ей, пожалуй, с незапамятных времен. Листья ее постоянно трепещут и шелестят, вызывая чувство необъяснимой тревоги у проходящего по осиннику путника. Многие народы дали ей нелестные прозвища. Еще в давние времена на Украине звали осин)- заклятым деревом. Белорусы окрестили осину шептун-деревом, поляки — трепетой. А у немцев и на Руси считали, что на осине повесился Иуда Искариот, и оно с отвращением пытается стряхнуть память о предателе, сотрясая листья. Так и прилепилось к ней имя «иудино дерево».
      Между тем все объясняется очень просто. Черешки осиновых листьев в верхней части сплюснуты, отчего они при малейшем перемещении воздуха приходят в движение, дрожат. Эта особенность осины нашла отражение в ее названии: ботаники зовут это дерево тополем дрожащим.
      Впрочем, крестьяне в быту никогда не гнушались «иудиным деревом», употребляя осиновые прутья для плетения корзин, а щепу (кровельный гонт) для крыш. Даже лечились «проклятой» осиной. Теперь ее древесина используется в бумажном производстве как примесь к еловой древесине и для получения целлюлозы — исходного сырья для искусственного шелка. Но самое важное дело осины — огневое.
     
      ВИНОГРАДНЫЙ МИР
      «Путь нашей жизни проходит через виноград», — говорили древние римляне.
      Не первое тысячелетие движутся люди этими путями.
      Виноградники мира к середине XX столетия занимали площадь, превышавшую 10 миллионов гектаров. Десятая часть приходилась на нашу страну. А какие книги посвящены винограду! Многие из них солидностью объема и отличным полиграфическим исполнением вызывают всеобщее восхищение. Только одна «Ампелография СССР» (то есть сортоописание
      винограда) состоит из 10 внушительных томов, а еще ведь есть многотомные ампелографии Грузин, Армении, Крыма, Молдавии. И каждая из них издана так роскошно, что, как писал один из наших ботаников, вряд ли существует другое культурное растение, каждый сорт которого изображен в красках так подробно, любовно и художественно.
      Виноград потребляют миллионы людей свежим, консервированным, в виде сока и сиропа, варенья, вина. Тысячи комбинатов и заводов заняты его обработкой, сотни тысяч колхозных и совхозных виноградарей. Тысячи студентов изучают специальные науки о винограде — ампелографию, ампелологию. Агрономы, ученые ведут научные исследования. И при всем том специалисты убеждены, что виноград относится к числу малоизученных растений.
      Виноградный мир
      Семейство виноградных растений включает 10 родов и около б00 видов. Дикорастущие представители этого многочисленного семейства расселены по лесам, долинам рек, горным склонам почти всех стран умеренной зоны, субтропиков н тропиков. У нас можно найти дикорастущие виды, принадлежащие только к трем родам семейства виноградных: виноград, девичий виноград и внноградовннк.
      К первому из названных родов н относятся растения, возделываемые в настоящее время на любом культурном винограднике. 5000 виноградных сортов произошли лишь от одного вида — винограда культурного, или, как его еще называют, винограда настоящего, или винограда винного. К сожалению, родина этого щедрого вида до сих пор не установлена. Одни ученые считают предком культурного винограда виноград лесной, который н теперь растет в лесах Молдавии, Крьгма, Кавказа, Средней Азии. Другие склоняются к топу,
      что это лишь гибрид ныне вымерших его родоначальников. Бесспорно одно: культурный виноград возник в Старом Свете и многочисленные американские дикие виды не принимали в этом никакого участия. Однако лесные американские виды дали самостоятельную ветвь культурных виноградных сортов.
      Тысячи сортов одного винограда. О них создано множество сказаний, легенд, пословиц, поговорок. Существует давняя украинская поговорка: «Ягода винная — еда дивная». Виноград воспевали поэты. Рудаки, Авиценна, Омар Хайям, Шота Руставели, Сергей Есенин, Расул Гамзатов, — кто только не славил и вино и мастеров, взрастивших на земле виноград.
      Виноградные семена обнаружены в свайных постройках Швейцарии, на Ближнем Востоке он культивировался еще 7-9 тысяч лет назад. В Сирии, Палестине, Малой Азии, Элладе, Египте разводили виноград с начала поселения на этих землях. 3500 лет назад виноградарством и виноделием уже славились Месопотамия, Ассирия, несколько позже Армения.
      Издавна разделяли виноград на винные и столовые сорта. Виноград для вина в ряде стран древнее, чем столовый. Но и винные сорта не всегда были в почете, подчас даже искоренялись.
      Особенно яростным и непримиримым врагом оказался ислам, строго воспрещающий, как известно, и виноделие и употребление вина. На возделывание винных сортов был наложен запрет не только в исконных владениях приверженцев ислама, но и на территориях, где им удалось временно установить свою власть. Так, бурно процветавшее виноделие в Согдиане с приходом арабов пришло в упадок, а затем и вовсе исчезло вместе с винными сортами винограда. Но нет худа без добра. Уничтожение многих прекрасных винных сортов способствовало созданию замечательных столовых сортов винограда, в том числе изюмных (с косточками) и кишмишных (без косточек). Последние попали в XVI веке в Грецию, в Коринф, и дали начало знаменитой коринке.
      Виноградарство и виноделие широко отражены в произвениях древнего искусства, о них часто напоминают, например, многочисленные памятники египетской культуры в Фивах, Бенни-Хассане и других местностях. Излюбленным мотивом древних египетских художников были винные амфоры. Процесс изготовления вина подробно описан на гробнице египетского фараона Птаххотепа, жившего за 2500 лет до наглей эры.
      В стране фараонов даже существовал своеобразный обычай, приобщавший непьющих к вину. Перед гостями держали деревянный макет, изображавший покойника, с надписью: «Взгляни на меня и спеши насладиться вином, ибо после смерти будешь таким же, как и я».
      Виноград и виноградный напиток фигурируют едва ли не в каждом греческом мифе. В одном из них подробно описывается богатая приключениями жизнь бога вина и виноделия- Диониса, сына Зевса. Молодой Дионис весело бродит по земле, обучает людей искусству возделывания винограда и превращения его в искристое вино. Но бывают неприятности и у богов. Резвясь как-то в окружении менад, захмелевший Дионис подвергся
      нападению фракийского царя Ликурга. Спасаясь бегством, он бросился в море и, как это часто бывает в древнегреческих мифах, нашел убежище у богини моря Фетиды.
      Всемогущий Зевс поспешил на помощь сыну: ослепив Ликурга, он привязал его к виноградной лозе. Из горьких слез несчастного Ликурга, утверждает легенда, выросла презренная капуста, непримиримо враждующая с тех пор с любимым растением Диониса — виноградом.
      На этом приключения веселого бога не кончаются. В другом эпизоде повествуется о том, как, оправившись после панического бегства от Ликурга, Дионис превращает захвативших его в плен морских разбойников в дельфинов, а их корабль — в благоухающий плавучий виноградник. Пастуху Икарито, воздавшему ему почести как богу, Дионис подарил виноградную лозу, и так впервые виноград появился в Аттике.
      Многие приключения предшествовал смерти Диониса, доблестно дравшегося вместе с Зевсом против титанов. У поверженного на поле боя Диониса богиня Афина вынула еле бившееся сердце, и Зевс тут же вдохнул в него жизнь. С тех пор, утверждает другая эллинская легенда, и приобрела подвластная Дионису виноградная лоза удивительную живучесть. Даже искромсанная на мелкие части, она легко укореняется каждым своим кусочком. Кровь же многострадального Диониса влилась в плоды винограда, и люди приноровились извлекать из виноградной ягоды благородный божественный напиток — вино.
      Немало прекрасных легенд рассказывали древние греки и о происхождении винограда. Оказывается, уже был бог вина и виноделия Дионис, существовали и гроздья винограда, но росли-то они на ветвях огромных вязов, так как виноградной лозы еще не было. И вот однажды щедрый Дионис вздумал подарить своему любимцу юноше Ампелу увесистую виноградную гроздь. При этом он предоставил ему возможность самому взять подарок, находившийся на длинной и довольно тонкой ветке очень высокого вяза. Пытаясь завладеть даром, несчастный юноша упал с дерева и разбился насмерть. Долго оплакивал его гибель удрученный бог и, решив увековечить своего любимца, превратил его гибкое тело в чудесную гибкую лиану с виноградными гроздьями. А из души Ампела Дионис сотворил новую звезду Виноградницу, поместив ее на небе в созвездии Девы. Астрономы, естественно, придерживаются несколько иного взгляда на происхождение звезд, но каждый из них подтвердит существование звезды Винодемиатрикс (Виноградница), а при случае и покажет ее на небе или звездной карте.
      В истории виноградных наук осталось увековеченным и имя бедного юноши. Дионис назвал чудесное растение «ампелос», и от него позаимствовали свои названия науки ампелология и ампелография.
      Немало легенд и преданий о свойствах винограда и его происхождении сложили грузины и узбеки, славяне и молдаване. Но все же достоверного представления о родине солнечной ягоды они не дают. Этим занялась уже наука ботаника, которой пока удалось определенно установить три центра происхождения возделываемых сейчас виноградных сортов. Наиболее
      значительный центр — сиро-азиатский, удельный вес китайского и североамериканского значительно меньше.
      Виноград — одно из древнейших цветковых растений, приспособившееся в процессе эволюции одновременно к трем видам опыления: самоопылению, опылению ветром и насекомыми. Установлены даже формы винограда, у которых как опыление, так и оплодотворение происходит без раскрывания лепестков цветка. Такие виды винограда ботаники относят к клейстогамным, то есть заперто брачным, растениям.
      Как известно, виноградная лиана имеет своеобразное приспособление-усики, которыми она прикрепляется к опорам. Еще в ХШ веке немецкий ученый Альберт Великий установил, что усики — это не что иное, как измененные соцветия винограда, что они образуются на стебле строго супротивно листьям и, как правило, лишь в верхней части побега. 700 лет спустя известный советский ботаник П. А. Баранов сумел объяснить и самую природу растения. Первоначально, утверждает ученый, виноград не был лианой, не имел усиков и хорошо рос на открытых местах. Но с увлажнением климата предки винограда, оказавшись в лесу, приспособились к новым условиям, постепенно превратились в лиану и вооружились цепкими усиками.
      В лесу виноград впервые и был замечен человеком, хотя и не был таким вкусным, как нынешние культурные сорта. Со временем виноград значительно преобразился: человек восстановил в какой-то мере его прежние условия роста, перенес из леса на открытые солнечные места. Теперь его возделывают и в виде штамбовых растений — деревьев, и в виде кустов, и на шпалерах, и в виде длинных лиан на беседках, домах и. иных сооружениях. На все это ушел тысячелетний труд миллионов людей. Да и всемогущая природа не оставалась в стороне.
      В распространении винограда и умножении числа его сортов немало сделано древней европейской цивилизацией, в частности Римом, перенявшим культуру винограда у Древней Эллады. Сначала вино, как писал Плиний, было весьма дефицитным напитком, и Ромул, основатель Рима, вынужден был заменить его в жертвоприношениях молоком, но через несколько веков Италия стала самой богатой виноградом страной. Римское государство, особенно Равенна, имело столько виноградников, что Ганнибал поил утомленных лошадей своей многочисленной армии не водой, а отменным римским вином. О расцвете виноградного промысла свидетельствует и поэт Вергилий.
      Из Рима виноградарство проникло на юг Франции и далеко в Испанию. В Восточную Европу виноградная лоза была завезена через Крым и Черноморье еще древнегреческими переселенцами. В Херсоне даже сохранилась мраморная плита от памятника одному из первых виноградарей Крыма — Агасиклу.
      Геродот, посетивший в V веке до нашей эры Скифию, писал, что обитатели низовьев Днепра — борисфениты — успешно занимаются культурой винограда. Древнюю историю возделывания винограда, особенно широко распространившегося в Киевской Руси, можно также проследить и в более северных краях.
      Значительно позже отмечены попытки выращивать виноград и на широте
      Москвы, в XVII веке здесь по указу царя Алексея Михайловича был заложен первый виноградный сад. Энергично развил довольно робкую инициативу отца Петр 1, при котором начали выписывать лозы из Франции и Венгрии. Теперь у нас, не говоря об огромных площадях, занятых под виноград, в сфере обращения находится несколько тысяч его сортов, из которых около 1200 отечественной селекции.
      Не забыты и дикие лесные предки великолепной ягоды. Заботливо растят их озеленители в скверах и парках, а любители — на балконах и вокруг беседок.
      При самом тесном родстве дикие и культурные сородичи винограда имеют, конечно, разные биографии и по-разному складываются их судьбы. Если дикие виды, украшающие теперь наши жилища, сравнительно нетребовательны к почве и к уходу, то культурные сорта, пожалуй, наиболее трудоемкие из всех плодовых: без труда не вырастить винограда. Чего стоит только ежегодная обрезка виноградной лозы! Предоставленные самим себе лианы способны достигнуть в длину 5 метров, а некоторые сорта лишь за один год — 20 метров. Умело укорачивая годичные лозы, виноградари регулируют развитие растения, направляя основное его усилие на создание максимального урожая.
      Открытием обрезки люди обязаны курьезному случаю. Как-то изголодавшийся осел аккуратно общипал часть кустов винограда, которые, к немалому удивлению хозяина, дали затем особенно много плодов. Утверждают, что греки некогда даже соорудили невольному первооткрывателю замечательного приема внушительный памятник.
      Чего только не пережила на своем долгом и славном веку легендарная лоза! Сведущие люди пророчат ей будущее, которое превзойдет самые фантастические надежды ученых и виноградарей.
     
      КОНСКИЙ хвост
      А не заглянуть ли нам в леса среднеазиатских пустынь: куда-нибудь в Каракумы или Кызыл кум?
      Иной скептик сразу же усомнится: стоит ли в этих песчаных просторах искать деревья, тем более леса? Я тоже не верил своим глазам, когда, путешествуя в юго-восточной части Каракумов, в нескольких десятках километров к северу от Бухары, остановился перед вывескбй «Шафриканское лесничество» среди голой песчаной равнины с крупными традиционными барханами.
      Конский хвост
      Однако лесничество с добротными постройками и удивившей меня вывеской оказалось отнюдь не миражем в пустыне. Вскоре довелось увидеть и спелые, как говорят лесоводы, пригодные для рубки, леса, и молодые лесные культуры Отличными оказались и лесные резервы-питомники.
      Не один десяток километров прошли и проехали мы с лесничим Шамсиевым по владениям этого необычного лесничества, и всюду видели саксаул. Довелось нам и говорить о его необыкновенных свойствах и осматривать подобные густ ой травяной поросли саксауловые посевы Дивились мы и корявым ветеранам и чуть возвышавшимся над песком всходам саксаула. Да и как не удивляться тому, что саксаул здесь с успехом растет и доживает до 150-200-летнего возраста?
      В среднеазиатских пустынях встречается два вида саксаула: черный и белый. Первый зарекомендовал себя как солелюб, растет в основном на солончаках, зато белый саксаул не страшится даже мертвых песков. Оба они — небольшие деревца или высокорослые кусты (черный — более крупных размеров).
      Конечно, саксауловый лес не сравнить с нашими среднерусскими лесами, сибирской тайгой и украинскими дубравами. Издали это хоть и невысокая, но густая, плотная лесная чаща, а подойдешь ближе — деревья
      саксаула отстоят одно от другого, будто в саду, на значительном расстоянии: между ними свободно можно проехать верхом и даже в автомобиле. Если от назойливых пустынных ветров в этом необычном лесу еще можно найти хоть какое-то убежище, то о защите от палящих лучей солнца нечего и думать.
      Раскидистые, со слегка плакучими ветвями кроны саксаула даже в самый разгар лета напоминают наши лиственные деревья зимой: кажется, стоят голые, без листьев. У белого саксаула все же есть листья в виде коротких острых чешуек на тонких побегах, черный же саксаул и таких необычных листьев не имеет — их заменяют зеленые побеги, опадающие, кстати, ежегодно, как и листья.
      Обидела природа саксаул и цветками. Правда, как и большая часть древесных растений, он цветет ежегодно, но вряд ли кто обратит внимание на мелкие, невзрачные его цветки. Своим внешним видом и строением они напоминают цветки общеизвестного сорняка лебеды. Оказывается, сходство это не случайно. Столь, казалось бы, различные растения ботаники считают близкородственными и относят к одному семейству маревых.
      Деревца саксаула дают плоды в весьма раннем возрасте: в 3-4 года, а с 6-12-летнего растения можно снять до 5 килограммов семян. Гектар саксаулового леса дает 150-200 килограммов семян.
      Семена саксаула созревают и опадают в конце осени и уже при первой январской оттепели могут дружно прорастать. Лесоводы приноровились к воспитанию прихотливых саксауловых молодняков. Во второй половине осени они организуют сбор урожая (при этом ветви саксаула «ошмыгивают» снизу вверх), а уже в конце декабря или в начале января высевают семена. Такая поспешность вызвана не только способностью саксауловых семян быстро прорастать, но и присущей им, подобно семенам наших тополей или ив, особенностью быстро терять всхожесть.
      В прошлом саксаул сеяли вручную, теперь в ходу аэросев. Вручную удавалось засеять за рабочий день не больше 5 гектаров, самолет за этот же срок обрабатывает около 3000 гектаров.
      Саксаул — признанный страж пустыни, так как сдерживает движение песков. Но его здесь выращивают не только ради этого. Всходы и мелкие ветки взрослых растений служат отличным кормом для верблюдов и овец, а древесина саксаула используется на топливо.
      Интересно наблюдать рост молодых растений саксаула. Едва укрепившиеся всходы своими корнями неотступно следуют за влажным слоем почвы, а он в пустыне очень подвижен и по мере повышения температуры воздуха постепенно перемещается вглубь. Корни как бы догоняют влагу, развивая при этом неплохую скорость. За первый год они преодолевают в плотном песке больше 3 метров, что во много раз быстрее роста наземных стеблей. В последующие годы саксауловые корни нередко достигают 20-30 метров длины, деревцо же черного саксаула за 20-25 лет вырастает в высоту до 7 метров и по толщине до 30 сантиметров.
      Корявы, неприглядны растения саксаула, но как топливо — эго настоящее сокровище пустыни. По теплотворности саксауловые дрова почти не уступают
      каменному углю. Недаром в Средней Азии их иначе и не называют как «наш зеленый уголь». Имея большой удельный вес, древесина быстро тонет в воде. Она довольно легко ломается, но расколоть ее невозможно. Из саксауловой древесины выжигают высокоценный уголь, а из ветвей получают поташ.
      Много еще интересного рассказал о саксауле лесничий Шамсиев. Просматривая свои беглые записи, я вспомнил его слова о том, что саксауловые дрова продают у них на рынке, как уголь, — на вес. Любопытно и само название дерева, в переводе на русский означающее «конский хвост». Говорят, развеваясь под сильными ветрами пустыни, саксаул напоминал древним кочевникам хвосты их быстрых, горячих коней.
      Иное значение имеет ботаническое название саксаула — галоксилон, составленное из греческих слов галос (соль) и ксилон (дерево), другими словами, соленое дерево. Ботаники назвали его так за солеустойчивость, но саксаул и на вкус соленый. Побеги и плоды, особенно у черного саксаула, богаты солью и в старину соответственно использовались в кулинарии.
      По словам лесничего Шамсиева, Шафриканское лесничество- это только частица зеленого богатства пустыни, в нашей стране саксауловыми лесами занято около 20 миллионов гектаров.
     
      НАДЕЖНЫЙ СТРАЖ
      Путешествуя по пустынным районам Средней Азии, вы непременно обратите внимание на своеобразные деревца с необычными ветвями. Необыкновенна прежде всего их окраска. Почти у каждого растения ветки бывают различных оттенков: от темно-бордового и ярко-красного до матовосерого и светло-охристого. У этого растения несколько названий: тамарикс, тамариск, гребенщик, бисерник. Наиболее употребляемое и ставшее научным название тамарикс происходит от названия реки Тамариз, протекающей в далеких от Средней Азии Пиренеях (теперь эта река называется Тимброй). Это говорит о том, что его можно встретить и в Европе и в Азии.
      Тамарикс — растение редкой выносливости. Самые старые его экземпляры иногда достигают в пустыне восьмиметровой высоты, а диаметр их ствола — одного метра. Чаще же — это развесистый кустарник с тонкими поникшими ветвями и ажурной кроной.
      Надежный страж
      Листья у тамарикса разнообразной формы, но очень мелкие, часто меньше сантиметра. Разнообразие листьев по величине и форме характерно не только для разных видов, но даже для одних и тех же растений. Если в нижней и средней части побега листья крупнее, то к верхушке они становятся все мельче и, наконец, приобретают вид небольших густо расположенных зеленоватых бугорков. Окраска листьев у тамарикса то зеленая, то желтоватозеленая, то сизая, причем у некоторых видов она меняется в течение года: весной изумрудно-зеленая, а к лету из-за выступающих на листьях мелких кристалликов соли становится сизой или даже беловатой.
      Необычно и цветение тамарикса. Оно бывает один или несколько раз в году: весной, летом и осенью. У одних растений соцветия имеют форму простых боковых кистей, у других — это метелки, образующиеся на концах растущих ветвей. Значительно колеблются и величина цветочных кистей (от 2 до 14 сантиметров длиной), форма и даже окраска. Сильно разнятся у тамарикса и цветочные почки, строение цветков, а также образующих их органов. Кажется, все возможные отклонения, присущие тем или иным древесным породам, оказались вдруг собранными в одном растении.
      Конечно же, это не случайность. Виды тамарикса чрезвычайно легко скрещиваются между собой, отчего образуют много переходных форм. Например, в Средней Азии одних только видов тамарикса описано более 25, а разновидности и учесть трудно. Не последнюю роль играют тут н суровые условия пустынь, требующие от растения высокой приспособляемости. Мелкие листья, как и тонкие изумрудные побеги, также частично выполняющие функции листьев, свидетельствуют об удивительной приспособленности тамарикса к условиям пустыни. Все в нем как бы нацелено на предельно малое испарение влаги и крайне регламентированное усвоение лучистой энергии солнца.
      Специалисты, долго изучавшие тамарикс, отмечают, что корни его, как правило, очень длинные, как стебли тропических лиан, известных под названием обезьяньих лестниц. Сильно разветвляясь, они образуют своеобразные корневые сети, одинаково хорошо распространяющиеся на десятки метров вокруг растения, и в сыпучих песках, и в плотных приречных галечниках. В поисках влаги они нередко устремляются на несколько метров в глубину или стелются, подобно густой паутине, у самой поверхности.
      Но, пожалуй, самым замечательным свойством тамарикса является его необычайная живучесть. Иные растения, погребенные под толстым слоем песка или ила, сразу же гибнут. Тамарикс ведет себя по-другому. Даже оказавшись под метровым песчаным слоем, его ветви легко образуют на концах новые корни, быстро восстанавливающие засыпанную надземную часть растения. Вновь отросший куст или деревцо тут же становится надежной преградой подвижным пескам. Неугомонные пески нередко снова начинают наступать на тамарикс, а он не менее успешно занимает оборону и в конце концов выходит победителем из борьбы. Многократное повторение таких ситуаций часто приводит к образованию целых курганов (чекольков) высотой до 20-30 метров. Кончается поединок обычно тем, что эти курганы, насквозь пронизанные корнями, сплошь зарастают тамариксом.
      Живучего укротителя песков не одолеть и прямо противоположным способом — оголением его корней. Мало того, молодые растения или даже крупные деревья тамарикса, будучи подмыты и попав в воду, хорошо растут во время путешествия по воде в продолжение многих дней, иногда больше месяца. Зацепившись за берег или задержавшись на мели, невольные путешественники прикрепляются корнями к почве и успешно растут на новом месте многие годы. Кстати, наблюдениями ученых установлено, что тамарикс во время плавания не только растет, но и прибавляет в весе. Интересно, что он не только сам подчас отправляется в плавание, но и использует водные пути для распространения своих семян. Впрочем, семена его неплохо расселяются и по воздуху, поднимаясь на особых пушинках — параппотиках. Такие параппотики образуются уже на 12-14-й день после начала цветения, а еще через 4-5 дней семена с их помощью уже разлетаются на многие километры.
      Нередко распространению семян на большие расстояния способствуют птицы и животные, к телу которых они прицепляются своими щетинками.
      Тамарикс, как и саксаул, часто образует довольно большие леса-заросли. Особенно буйно они разрастаются в поймах рек. Зимой, без листьев леса из тамарикса кажутся довольно редкими, тогда как летом они сравнительно густы. Местное название этих лесов — тугаи. Зелеными островами тамарикс разбросан и среди обширных просторов песчаных пустынь и неподалеку от рек, выступая и в роли пионера и в качестве надежной зеленой охраны. Тамарикс хорошо предохраняет от размывов берега рек, а русла их — от заиления. В пустыне он преграждает путь подвижным пескам или, скрепляя почву, предохраняет ее от водной эрозии.
      В Средней Азии вас не только охотно познакомят с этим чудо-растением, но и расскажут о том, как оно полезно. Тамариксовые дрова уступают по теплотворности саксаулу, но зато обладают редкостным свойством — хорошо горят в свежем виде. Это одно из очень немногих благ, подаренных природой суровому пустынному краю, его издавна высоко ценили кочевые племена и торговые караваны. По достоинству это можно оценить лишь у спасительного тамариксового костра. В холода без тамарикса в пустыне, конечно, не обойтись. Из тамариксовых дров выжигают еще и рыхлый древесный уголь, толстые ветви и стволы его идут на различные хозяйственные нужды. Тонкие побеги — отличный материал для разнообразного, иногда весьма изящного и крепкого плетения. Из них делают красивые яркие корзинки, легкую дачную мебель и много других хороших вещей. Туркмены, живущие вдоль реки Мургаб, плетут из тамариксовых прутьев даже рыболовные снасти.
      Чтят тамарикс и среднеазиатские пчеловоды. Зацветая ранней весной, он дает высокосортный белковый корм — пыльцу для вскармливания пчелиной детвы. Летнее цветение обеспечивает пчелам богатый и продолжительный сбор сладкого нектара. Впрочем, сладостями тамарикс делится не только с пчелами, но и с людьми. Местные жители издавна использовали сладковатый, вроде сиропа, сок, которым среди лета сплошь покрывается кора ветвей некоторых видов тамарикса. Это выделения щитовок, живущих на тамариксе. Высыхая, они превращаются в беловатую крупу, которую ветер переносит на большие расстояния. Один из видов тамарикса так и прозван манным. Кстати, с этой крупой, разносимой ветрами, связано происхождение известной библейской легенды о манне небесной. Оказывается, не божественного, а тамариксового происхождения была белая и сладкая манна. Поднятая порывами ветра, она и теперь способна выпадать подобно дождю. На Синайском полуострове до сих пор практикуется сбор «небесного дара» с дикорастущих манных тамариксов.
      В Средней Азии, а в последние годы и на Украине, Кубани, используют тамарикс при озеленении городов и сел. Он привлекает необычным своим видом, мелкой нежной листвой, оригинальным цветением, неприхотливостью. Садоводы-любители разводят тамарикс даже в комнатах.
      Тамарикс давно известен и морякам и другим людям, познавшим суровую морскую стихию. Они называют его упорным деревом. У самой полосы морского прибоя, где никакое другое дерево не в силах выстоять и сезон, всю жизнь буйно растет тамарикс, стойко выдерживая натиск штормовых волн и летний зной.
     
      СОБРАТ ПЕРЦА
      Когда вы знакомитесь с растешшми в каком-либо ботаническом саду, избави вас бог простодушно спросить о растении с простым названием «перец». Не избежать вам иронического взгляда ботаника-экскурсовода. Специалист удивится наивности вашего вопроса, так как такое название объединяет уйму растений.
      Мы уж не будем говорить о скромной перечной лиане тропических лесов Азии, с давних пор считающейся королевой пряностей. Плотно оплетая гибким
      стеблем стволы и ветви деревьев и почти круглый год покрываясь гроздьями мелких темных плодов, она издавна ценится любителями острых блюд и приносит солидные доходы предприимчивым торговцам.
      Собрат перца
      Немало можно было бы рассказать и о широко распространенном на всех континентах культурном овоще — перце, который образует самостоятельный род растений, насчитывающий 61 вид да еще множество разновидностей. Кроме того, специалисты различают однолетние и многолетние перцы с довольно большим разнообразием сортов, в свою очередь подразделяющихся на две группы: сладких и острых перцев.
      Многочисленные и разнообразнейшие перцы издревле культивировались и употреблялись индейцами тропической Америки, а острые их сорта, по наблюдению Гумбольдта, заменяли им соль. В самом деле, высушив плоды острого перца и измолов в порошок, индейцы посыпали им пищу, как европейцы — солью. Острота плодов перца обусловлена очень стойким сильнодействующим веществом — капсаицнном: степень его активности столь высока, что при миллионном разведении, в воде ощущается его вкус.
      Если уж речь зашла о пищевых перцах, заметим, что до открытия Америки европейцы не знали такого овоща. В Европу они были завезены Колумбом (острые сорта).
      В России самое раннее упоминание об этом растении найдено в рукописи под поэтическим названием «Кл агопрохла дный цветок или травник», относящейся к 1616 году. С тех пор перцы получили у нас распространение не меньшее, чем на их родине. И неудивительно. К примеру, красный стручковый перец, или паприка, в последнее время прославился еще и как источник
      витамина С и провитамина А, как великолепное лечебное средство и как профилактическое средство от насморка. Достаточно, говорят врачи, держать в квартире открытой баночку с молотой паприкой и время от времени наклоняться над ней, и никакой насморк не пристанет.
      Если придется вам путешествовать по горным хвойным или смешанным лесам Дальнего Востока, Южного Сахалина, Северной Кореи или Маньчжурии, не упустите возможности познакомиться с дальневосточным родичем нашего перца.
      Обычно это кустарник высотой 1-3, а иногда и до 7 метров. Для него характерна светло-серая бороздчатая кора старых ветвей и желтовато-бурая окраска молодых побегов. Оригинальны и пятипальчатосложные, как говорят ботаники, листья: они составлены из пяти листочков, расположенных, как пальцы, и отдаленно напоминают листья каштана конского. Кстати, и черешки у них такие же длинные, как у каштана. На концах побегов дикого перца в июле или августе появляется от двух до четырех (иногда один) пушистых шариков. Это соцветия перца, внешне напоминающие пушистые соплодия одуванчика, только окрашены они в желтоватый или бледно-фиолетовый цвет.
      В сентябре или октябре тонкие побеги куста отягощаются рыхлыми пучками черных шаровидных плодов. По виду их можно принять за увядшие ягоды черной смородины. До 55 плодов бывает в таком пучке, и каждый из них, от 0,5 до 1 сантиметра в диаметре, содержит по пять сильно сплюснутых с боков семян-косточек. Если вы невзначай отведаете хотя бы одну из таких ягод, то сейчас же пожалеете об этом — она буквально обожжет полость рта.
      Этот кустарник назван ботаниками диким, или колючим, перцем. Его ветви и побеги густо покрыты острыми и крепкими шипами.
      Ученые давно обратили внимание на этот перец как на один из наиболее характерных представителей маньчжурской флоры. В 1859 году это растение впервые описал главный ботаник Петербургского ботанического сада профессор К. И. Максимович, а с 1860 года оно уже испытывалось в Петербургском ботаническом саду. Дали ему, как и полагается, научное название — свободноягодник, или элеутерококку с колючий, именовали его также плющом колючим и акантопанаксом колючим. По в специальной литературе за ним закрепилось первое название.
      Со временем ботаники изучили много его особенностей и установили, что это довольно нетребовательный к почвам кустарник, неплохо растущий в живых изгородях и отлично размножающийся семенами или корневыми отпрысками. Неплохой оказалась у него и древесина, пригодная даже для токарных изделий. Но все же основное достоинство растения долго не удавалось обнаружить. Оно оказалось скрытым в корнях.
      В старину лекарственные свойства растений пытались находить по аналогичным с болезнью «знакам природы». Заболел человек, скажем, желтухой, значит, следует, рассуждали знахари, лечить его растительным снадобьем с желтыми цветками, а еще лучше, если и листья у него будут желтыми. Жалуется больной на сердце — нужно готовить лекарство из листьев, формой напоминающих очертания сердца.
      В наше время охотникам за лекарственными растениями дала в руки надежный компас систематика растений. Основываясь на общности устройства и функций цветка и других органов, она помогла упорядочить обширный растительный мир, классифицировав его по группам: семейство, род, вид. Такая система показала, что у родственных растений много общего, следовательно, у них могут быть и сходные лекарственные свойства.
      Элеутерококкус колючий относится к тому же семейству аралиевых, что и женьшень, но искатели женьшеня даже считали почему-то нежелательным близкое соседство дикого перца с целебным корнем и всегда тщательно выкорчевывали его возле обнаруженного женьшеня. Однако ученых это не смутило, они решили изучить родственное женьшеню растение и, когда исследовали его корни, обнаружили, что целебная сила их оказалась не менее действенной, чем у женьшеня.
      Препараты из корней элеутерококкуса восстанавливают силы чрезмерно утомленных или перенесших тяжелые болезни людей, с их помощью лечат сердечно-сосудистую систему, неврастению, гипотонию, диабет, лучевую и некоторые другие болезни. Среди многих лекарственных новинок, целебный препарат элеутерококкуса оказался уникальным, не случайно он с таким успехом демонстрировался на международной выставке ЭКСПО-67 в Монреале.
      Препарат из дальневосточного корня можно встретить теперь не только в больничной палате у выздоравливающего или готовящегося к сложной операции больного, но и на заводе прохладительных напитков, где на его основе разработали рецептуру великолепного тонизирующего напитка «бодрость».
      Однако и этим не исчерпываются перспективы дикого перца. Набирающий силу соперник женьшеня завоевал место в звероводческих совхозах, на птичниках, на пасеках. Добавки его препарата к корму норок уменьшают их падеж, улучшают развитие и положительно отражаются на качестве пушнины. Куры дают значительно больше яиц, а цыплята усиленно прибавляют вес. Смесь экстракта корней дикого перца с медом, скормленная пчелам, ускоряет рост пчелиной семьи и умножает энергию сборщиц нектара.
      Есть все основания предполагать, что возможности нового корня бодрости далеко не исчерпаны, уверенно говорит открывший его свойства доктор медицинских наук И. И. Брехман. Вместе со своими коллегами из Дальневосточного филиала Сибирского отделения Академии наук СССР и Всесоюзного института лекарственных и ароматических растений он открывает все новые целебные качества этого замечательного растения.
      Остается отметить еще одно преимущество: дикий перец не нужно так долго искать, как женьшень, так как растет он на Дальнем Востоке чуть ли не повсеместно, а заготовка сырья не составляет особого труда. Сбор пахучих, с пряным привкусом корней приурочивают к осенней поре, когда они достаточно обогатились благодатными соками земли. Выкопанные, промытые в проточной воде и подсушенные коренья дикого перца вполне готовое сырье, которое отправляют партиями на завод для получения жидкого целебного экстракта.
      Производство его впервые освоено на Хабаровском химико-фармацевтическом заводе, который способен обеспечить ценной продукцией всю страну.
      Чтобы не исчерпать природные запасы дикого перца, предпринято его изучение на промышленных плантациях. Первые результаты опытов внушают надежду, что можно будет возделывать его и искусственна Одновременно с дальнейшим изучением свойств дикого перца ведутся поиски и среди других видов семейства аралиевых. Ведь только в лесах Дальнего Востока оно представлено семью обширными родами Весьма вероятны новые ценные находки и в роде аралия и среди рода панакс (акантопанакс, калопанакс, эхннопанакс, псевдопанакс). Всего же удивительное семейство аралиевых объединяет около 60 родов с почти 500 видами, большая часть которых обитает в тропических областях обоих полушарий. Особенно процветают они в нндо-малайскнх краях, где находится и родина известного черного перца. Значит, возможны удачные поиски и среди этой родни.
     
      СЕСТРА ЖЕНЬШЕНЯ
      У нас уже состоялось первое знакомство с семейством аралиевых, которое дало миру и самое знаменитое из всех целебных растений — женьшень и неизвестный до недавнего времени элеутерококку с. Говорилось и о том, что ученые предвидят важные находки в многочисленном семействе аралиевых. Значит, небезынтересной будет и встреча со старейшиной семейства, которому оно обязано своим названием. Речь идет о роде аралия Он включает около 35 видов, среди которых, пожалуй, наиболее примечательным можно считать аралию маньчжурскую. Специалисты вьщеляют ее прежде всего за устойчивость к морозам, в этом у аралии среди других видов семейства нет конкурентов ни на родине, ни на новых землях, куда ее переселили вместе с другими аралиевыми.
      Сестра женьшеня
      Аралия встречается в природных условиях в виде одиночных деревьев или небольших групп в смешанных и хвойных лесах Дальнего Востока, Кореи, Маньчжурии. Особенно же энергично она обживает там вырубки и старые гари, образуя непроходимые заросли. Чертовым деревом, шип-деревом зовут ее в народе из-за неприятностей, которые она причиняет людям шипами-колючками, густо сидящими по стволу и веткам.
      Но неприязнь к аралии маньчжурской возникает только при непосредственном соприкосновении с нею, издали же нельзя не залюбоваться этим растением, недаром его называют также дальневосточной пальмой.
      Очень хороша она и у лесной опушки и на просторной поляне. Стройные ее стволы хотя и колючие, но на редкость ровные, неветвящиеся, подчас достигают 12 метров высоты. На самой верхушке они, подобно настоящим пальмам, увенчаны широкой ажурной кроной, образованной крупными, почти в метр длиной, листьями. Их называют сложными, так как каждый лист-исполин состоит из 30-38 листочков. Сходство аралии с заморскими тропическими красавцами увеличивается в июле-августе, когда она выбрасывает метровую метелку зеленовато-белого соцветия. Пышное, ароматное соцветие отличается обилием нектара, в осеннюю пору, с начала сентября, уже образуются соплодия, сплошь увешанные мелкими, до полусантиметра в диаметре, темносиними ягодами. Великолепны их гроздья на фоне красноватых осенних листьев.
      Впервые аралия маньчжурская покинула пределы своей родины в 60-х годах XIX века, когда ее переселили в Петербургский ботанический сад, в наши дни редко можно встретить ботанический сад, где бы не выращивали это экзотическое дерево. Мягкие зимы она переносит хорошо и в Ленинграде, и в Подмосковье, иногда даже цветет и плодоносит, но в суровые морозы сильно обмерзает. Несколько сорокалетних деревьев, высотой всего около 4 метров, растет сейчас в Ботаническом институте Академии наук СССР в Ленинграде. Аралию маньчжурскую испытали и во многих других ботанических садах Советского Союза, а также за рубежом. В большинстве пунктов она растет чаще всего в виде куста, особенно же хороша для живых изгородей.
      Белая, мягкая, но довольно рыхлая древесина аралии может использоваться для отделки деревянных изделий.
      Казалось, этим и исчерпывались полезные свойства растения, но давний опыт ботаников говорил о том, что далеко не всегда удается выпытать у растения сразу все его секреты. Так случилось и с аралией маньчжурской. Долго оставалась она лишь красивым оригинальным растением, но недавно комплексной экспедиции Всесоюзного института лекарственных и ароматических растений, обследовавшей обширные владения аралии маньчжурской на Дальнем Востоке, удалось напасть на обнадеживающий след. Был изучен состав ее корней, изготовлены опытные препараты и начато их испытание.
      Многократные опыты подтвердили высокие целебные свойства веществ,
      содержащихся в корнях аралии маньчжурской. Настойка из ее корней во всех случаях оказывает тонизирующее действие, хорошо помогает при нервных заболеваниях и некоторых видах шизофрении, а при быстрой утомляемости и раздражительности действует эффективнее всех ранее известных веществ. Оправдали себя кропотливые исследования, которые ранее могли казаться бесцельными или малозначащими. Благодаря им теперь известны биология аралии маньчжурской и наилучшие способы использования этой сестры женьшеня
      ЮЖНЫЙ ВЕЛИКАН
      Чудесная Беловежская пуща и необозримая тайга Сибири, дебри Уссурийского края и дубравы Украины, горные лесосады Киргизии, леса Кавказа, Карпат, Прибалтики... Сколько в них разнообразных, так не похожих одно на другое деревьев!
      Познакомьтесь еще с одним. Словно подпирая голубое небо Туркмении, стоит могучий платан в поселке Фирюза, что неподалеку от Ашхабада. По убеждению старожилов, дереву не меньше 1000 лет. Далеко за пределами республики известен этот редкостный не только для платановой семьи, но и для всего растительного мира богатырь.
      Южный великан
      У самой земли ствол его, который могут обхватить не менее 10 человек, покоится на широком своеобразном фундаменте, образованном темными бугристыми наплывами древесины. А на стволе расположилось еще семь деревьев, и каждое из них не меньше дерева-великана. Местные жители непременно расскажут вам переходящую из поколения в поколение легенду.
      Это случилось в незапамятные времена, когда на туркменской земле шли жестокие битвы с завоевателями. Во время одного из самых кровавых сражений семь братьев туркменов погибли один за другим, героически отстаивая свою землю. Горько оплакивала утрату сестра героев Фирюза и на могиле каждого из них посадила по молодому платану. Деревца хорошо прижились и с каждым днем крепли. Мужая, они не переставали тосковать друг о друге. Тогда старший платан предложил всем братьям встретиться, а когда они сошлись и крепко обнялись, то так и остались одним могучим деревом.
      Нестареющее, не испытывающее страха ни перед бурями, ни перед палящим зноем растет и цветет оно до сих пор. Дошло до наших дней и его название «платан семи братьев».
      «А чем еще примечательна эта порода деревьев?» — спросит читатель. Ботаники, услыхав вопрос, в свою очередь поинтересуются, о каком именно платане идет речь. Ведь кроме платана восточного, которым является и упомянутый нами платан семи братьев, есть еще 6 видов, растущих в странах Средиземноморья и в Северной Америке. Для всех 7 видов характерна редкая среди деревьев биологическая особенность — ежегодно сбрасывать кору с ветвей и стволов. Пятнистым оленем называют платан в эту пору. Старая кора вылущивается, обнажая более нежные, светло-зеленые слои. За это свойство платан прозвали в народе бесстыдником.
      В жарких южных районах платан, или, как его еще называют, чинара, — излюбленное тенистое дерево. Часто встречается оно у источников, колодцев, жилищ или вдоль дорог. Широко распространился платан по свету еще в древние времена благодаря грекам, у которых он пользовался большим почетом. Во время одного из военных походов (около 390 года до нашей эры) греки завезли платан к себе на родину, откуда он попал в Италию. Римляне, в свою очередь, продвинули платан в другие европейские страны вплоть до Атлантики и даже в Африку.
      С давних пор сохранились уникальные платаны — спутники десятков человеческих поколений. Один такой гигант растет около 2300 лет на острове Кос в Эгейском море. Его много страдавший от гроз ствол достигает 18 метров в окружности. Еще древнее знаменитый платан, который поднимается ввысь более чем на 50 метров в долине Буюкдере у Босфора: его крона имеет в окружности почти 100 метров.
      Никто не остается равнодушным при виде этих величественных деревьев. Из поколения в поколение передают в Индии рассказ, как суровому императору Аурангзебу, жившему в 1618-1707 годах, однажды доложили, что сгорела дотла самая большая и красивая мечеть в Сринагаре. Не выказав ни малейшего волнения, император спросил лишь, уцелел ли многовековой платан перед мечетью. Когда высший духовный сановник при случае поинтересовался, почему император был обеспокоен судьбой дерева, а не божьего дома, последовал ответ: «Дом божий я могу восстановить, дерево же не в силах».
      Громадные старые платаны встречаются и у нас на Кавказе, в Средней Азии. В Узбекистане, в кишлаке Сайроб (к северу от селения Шираба), старое дупло могучего платана вмещает целый класс учеников местной школы. В Ташкенте всем на удивление красуется оставшийся от гигантского дерева и оплывший, будто подошедшее тесто, платановый чудо-пень, который образовал живой холм во дворе старой мечети.
      Широко известно в Таджикистане дерево чинар-бобо (дедушка платанов), огромный ствол которого как бы составлен из многих крупных деревьев. Старожилы знают предание о том, что в далеком прошлом дерево крупного платана было срублено, а многочисленная поросль, появившаяся по периферии пня, со временем срослась в единый могучий ствол.
      Ни местный житель, ни проезжий не проходят равнодушно мимо великолепного платана, растущего в Джебраиле — районном центре Азербайджана. В густой кроне гиганта любители чаепития соорудили уникальную трехэтажную чайхану.
      Красавец платан возвышается на центральной площади города Ордубада Нахичеванской АССР (говорят, ему перевалило за 1200 лет), имеется долгожитель платан 1000 лет в селе Келаир близ Кировабада. Местная легенда утверждает, что еще татаро-монгольская орда, победно шествовавшая на запад, была поражена необыкновенными размерами и суровым обликом келаирского платана. Видавшие виды завоеватели, оказавшись вблизи, пали ниц перед ним, как перед могущественным божеством. И лишь убедившись в его величавом спокойствии, почтительно обогнули загадочное дерево и устремились к новым землям.
      Чудом кажется и семиствольный платан-геркулес, оберегаемый жителями Кировабада. По местным преданиям, в тени этого могучего ровесника древней Ганджи не раз отдыхал и творил великий Низами.
      В Грузии, в живописной Алазанской долине, возвышается 800-летний живой памятник природы с монументальным стволом почти в 15 обхватов. Дерево это очень любили Илья Чавчавадзе и Акакий Церетели, коротавшие время в его тени.
      Платан — дерево не только долговечное, но и быстрорастущее, легко размножающееся вегетативным путем. По скорости укоренения черенков он соперничает даже с тополями и ивами. Древесина наших платанов хороша как декоративный мебельный материал. В России она издавна пользовалась большим спросом, особенно у знаменитых вятских мастеров.
      Избалованные южным солнцем монументальные платаны как бы группируются в особую весовую категорию растений-тяжеловесов, которым свойственно и долголетие и величавость.
      Платан акклиматизируется и на Украине. Великолепные его деревья возвышаются на набережной Ялты в Крыму, сплошным шатром нависают над Пушкинской улицей в Одессе, стоят у памятника А. С. Пушкину на Приморском бульваре. Первые платановые деревья можно встретить в садах, парках и на улицах Киева.
     
      МЕДВЕЖЬЯ ЯГОДА
      Наши предки любили хорошо поесть, по достоинству ценя между тем и простоту приготовления питтщ. «Скорое кушанье толокно: замеси да и в рот понеси», — одобрительно отзывались они об одном из древнейших и, пожалуй, наиболее распространенном когда-то блюде. А кушанье-то хоть и звалось толокном, но было далеко не одинаковым в разных местах. К примеру, на севере, где н теперь не особенно просто растить хлеб, даже такой непривередливый злак, как овес, толокно издавна было в ходу, но приготовляли его не из зерна. Выручал неизменный и бескорыстный друг — русский лес, скромная его обитательница толокнянка.
      Медвежья ягода
      И теперь на обширных просторах тундры и всей лесной зоны нашей страны встречаются естественные заросли этого растения. Правда, среди многочисленных лесных растений толокнянка занимает весьма скромное место. Не зря же она отнесена ботаниками чуть ли не к самой последней категории древесных растений, объединенных в группу кустарничков. Лесоводы также причисляют толокнянку вроде бы и не к лесу, а лишь к его живому напочвенному покрову.
      Род толокнянок включает более 50 видов, но в природных условиях растет в нашей стране лишь толокнянка обыкновенная. Некоторые другие виды ее увидишь у нас только в ботанических садах и дендрологических парках.
      Кустики толокнянки обыкновенной чаще всего можно встретить в редких сосняках. Стелющиеся ее ветви, как правило, длиной не более полутора метров, образуют густые приземистые кроны, напоминающие подушки из темно-зеленого бархата, разбросанные на широком светлом ложе из опавшей хвои. Часто островки толокнянки, сливаясь, расстилаются пушистыми коврами, нередко на многие гектары каждый. Короткие ветви ее густо покрыты мелкими, длиной около двух с половиной сантиметров, овальными лисючками. Листочки эти по краям опушены и напоминают листья брусники
      С первым майским теплом темно-зеленый фон толокнянки оживляется розоватым или белым орнаментом из ее цветков. Словно миниатюрные изящные кувшинчики собраны они на концах ветвей в небольшие поникающие кисти. Цветки толокнянки весьма оригинальны и по своему внутреннему строению. Основание их кувшинчиков заполнено сладким ароматным нектаром. Немало находится любителей такого лакомства, но толокнянка одаривает им лишь немногих. Добираясь к находящемуся на дне цветка нектару, пчела, например, зацепив невзначай пушистым брюшком торчащие в разные стороны рожки тычинок, опрокидывает на себя висящие на них пыльники. В каждом последующем цветке пчела оставляет пыльцу и, тем самым способствуя оплодотворению цветков, оказывает толокнянке жизненно важную услугу.
      Но вот сластена слизняк лакомиться весьма горазд, а проку от него никакого. Долго приходится слизняку ползти от одного цветка к другому , да пыльцу на себе возить он не умеет. Для таких нежелательных посетителей в цветке возведены преграды из жестких колючих волосков, действующих безотказно.
      Оплодотворенный пчелой или другим полезным насекомым цветок спешит образовать завязь, сбросить свой теперь уже никому не нужный наряд. Еще вчера венчики были розово-белыми, свежими, а сегодня сникли, потускнели. Не медлят с развитием и небольшие плоды толокнянки, полностью созревающие уже к августу. Их красные или оранжевые, чуть сплюснутые с боков шарики с пятью твердыми семечками напоминают ягоды брусники, различить их можно только на вкус. Брусника славится сочностью и приятной кислинкой, у толокнянки же мякоть плода пресновато-сладкая, мучнистая. Видимо, поэтому в народе называют иногда ее мучницей.
      Большой знаток леса профессор Б. В. Гроздов на лесных прогалинах Кировской области собирал с одного квадратного метра по 25 граммов свежих плодов, что в пересчете на гектар составляет около 25 центнеров. Как видите, скромная лесная толокнянка по продуктивности не уступает даже ведущим зерновым культурам. К тому же она имеет еще одно весьма существенное преимущество — почти не знает недородов, что и придавало ей особенную ценность в прошлом как заменителю хлебных злаков. Теперь мало обращают внимания на плоды толокнянки, хотя слегка подсушенные они пригодны для размола на муку, которая может быть использована в хлебопечении и кулинарии. Да и лесоводы больше ценят толокнянку за то, что она трудно воспламеняется и препятствует распространению огня.
      Озеленители также мало заботятся об урожае толокнянки, их интересуют главным образом ее декоративные особенности. Это низкорослое, весьма нетребовательное к почвам и уходу растение охотно используют в пригородных парках, в загородных сосновых рощах, при озеленении заброшенных пустырей, при декорировании гротов, насыпей, откосов. Обязательно присутствует толокнянка в живых коллекциях ботанических садов, в альпинариях.
      Из довольно обширной родни толокнянки обыкновенной у нас акклиматизированы всего четыре вида, все они из Северной Америки, где, между прочим, сосредоточена большая часть представителей рода толокнянки. У нас эти виды оказались весьма чувствительными к морозам. На широте Ленинграда сильно обмерзают толокнянка невадская, колючая, войлочная. Видимо, южнее они все же смогут зимовать у нас.
      В нашей стране есть и довольно близкие сородичи толокнянки обыкновенной — толокнянка альпийская, растущая в тундре и в альпийских лугах, а также земляничное дерево, встречающееся в Крыму и на Кавказе. Толокнянка альпийская — листопадное растение, славящееся красотой осеннего наряда. Удивительная гамма осенней расцветки ее листьев восхищала таких больших знатоков растений, как К. А. Тимирязев, В. Н. Сукачев, Э. Э. Керн.
      Недавно, исследовав листья и мелкие ветви толокнянки обыкновенной (на вкус они горькие, вяжущие), биохимики нашли в них редкий и ценный глюкозид арбутин, из которого теперь получают известный лечебный препарат гидрохинон. Правда, народная медицина издавна лечила толокнянкой болезни мочевого пузыря. Высоко ценят ее и ветеринары.
      Заслуженной славой пользуется толокнянка и у кожевников благодаря высококачественным дубильным веществам, содержащимся в ветвях и листьях. Они использовались для выделки сафьяновых кож еще в древние времена. Запасы дубильного сырья практически неисчерпаемы: один гектар обширных зарослей толокнянки дает около тонны дубителей.
      Как видите, низкорослое северное растение может соревноваться со многими ведущими лесными растениями.
      Но почему же рассказ назван «Медвежья ягода»? Дело в том, что медведь неравнодушен к мелким мучнистым плодам толокнянки, и ее в народе часто называют медвежьей ягодой. Это отражено и в ботаническом названии толокнянки арктостафилос ува урси, что по-русски означает северная медвежья ягода.
     
      ЗДЕСЬ ВЕРЕСК ЦВЕЛ
      Помните популярную пословицу: «За деревьями не видит леса»? В нее, разумеется, нередко вкладывают содержание, не имеющее прямого отношения ни к деревьям, ни к лесу, однако, с точки зрения дендрологов, лесоводов и ботаников, пословицу правильно было бы отредактировать иначе: «За лесом не видит деревьев».
      Сплошь и рядом, шумно восторгаясь лесом, многие, оказавшись с ним лицом к лицу, подчас становятся совершенно слепыми. Три — пять, в лучшем случае десяток лесных жителей назовет иной почитатель природы, и более чем скромные его познания исчерпаны. А ведь лес — это сообщество десятков, а часто и сотен видов зеленых обитателей. И каждая порода дерева, каждый вид кустарника или травинки таит в себе целую лесную повесть. Любое растение могло бы поведать о себе много интересного, а то и на редкость удивительного. Могло бы, но пойди найди к нему ключ!
      Здесь вереск цвел
      Мне часто вспоминаются экскурсии в Тростянецкий лес, что в Сумской области. Чего только не рассказывал нам тогда о лесных старожилах н привезенных сюда из разных стран деревьях-экзотах старый исследователь-лесовод Валериан Валерианович Гурский! «Лесных детей», как он любовно называет разные породы местных н иноземных деревьев н кустарников, у него около полутысячи, а взращены они его многолетним трудом. Целые леса опытных насаждений растут с его легкой руки в Тросгяпце.
      На мой вопрос, часто ли ему приходится видеться с каждым из лесных детей, Валериан Валерианович ответил, что специальными фенологическими маршрутами он обходит их каждые 5-7 дней. Кроме этого, он нередко мысленно устраивает нечто вроде военного смотра своим зеленым питомцам, выстраивая и перестраивая их то по ранжиру, то по характеру крон, то по другим показателям.
      Если бы мы воспользовались таким приемом и выстроили по ранжиру древесных обитателей любого района, скажем, Белоруссии, это было бы весьма внушительное зрелище. Как подобает, правый фланг заняли бы могучие великаны дубы, стройные золотокорые сосны и темнохвойные ели, белокорые березы и прочая древесная элита. В середине строя оказались бы деревья второй величины, а уж в конце зеленой шеренги нашлось бы, видимо, место и нижним чинам леса — кустарникам. Пожалуй, обозревая такой парад, вряд ли кто-нибудь остановил бы свое внимание на приземистом кустарнике, замыкающем левый фланг, — вереске обыкновенном.
      Вереск можно встретить и в тени соснового бора, и на прожаренной солнцем, обдуваемой всеми ветрами бесплодной равнине, и на зыбком торфяном болоте, и на высоких голых скалах. Даже в самых суровых местах вереск бурно разрастается, образуя целые заросли. Такие заросли обычно не достигают и метровой высоты, поэтому на их фоне настоящими гигантами выглядят корявые низкорослые сосенки или можжевельник. Кажется, чудом уцелели они на «богом забытых, а вереском обжитых» землях. К слову сказать, с вереском нередко уживаются дрок и ива, желтоцветный очиток и душистый тимьян, брусника и зверобой, лишайники и мхи. И все же ведущая роль в таких зарослях, как правило, остается за вереском, из-за чего их и называют верещатниками.
      Бывает, что вереск имеет вид небольших кустарников, но чаще всего он привольно разрастается. Весьма солидных размеров верещатники можно встретить в наших северных краях, в Прибалтийских республиках, в Польше, Германии, Шотландии. Далеко расстилаются зеленовато-бархатистые вересковые ковры, свидетельствующие, что на этих местах из-за бедности почв нет конкурентов вереску.
      Люди издавна ценили вереск как растение-пионер, обживающее самые трудные земли. «Поселился вереск, значит, и человек может там жить», — говорят в народе.
      Обширные заросли вереска в северных районах Г ерманской Демократической Республики и Федеративной Республики Германии в старину назывались «люнебургайде», что значит вересковые степи. Используя эти степи под выпас овец, немцы также вывели особую их породу, отличающуюся редкой выносливостью и круглый год довольствующуюся подножным вересковым кормом.
      Вереск с незапамятных времен выступает и в качестве мелиоратора. Никто не может теперь точно сказать, где, когда и кем был изобретен своеобразный способ удобрения бедных почв. Известно лишь, что еще на заре земледелия человек, облюбовав подходящее поле и выждав благоприятную сухую погоду, поджигал вересковые заросли, удобрял почву золой. Хорошо родила на вересковых пепелищах гречиха, росли и другие сельскохозяйственные растения. Истощив посевами землю, люди снова возвращали их вереску, а сами выжигали новые участки вересковых зарослей и засевали их.
      Сейчас побегами вереска вместо соломы утепляют стойла коров, нередко вересковое сено используют на корм и подстилку, а в прошлом его считали лучшим кровельным материалом для жилых и хозяйственных построек.
      В наше время вереск обрел и новую, весьма перспективную область использования — как декоративное растение в садах и парках. Исключительный сухолюб или, как говорят ботаники, ксерофит, он служит первосортным материалом для озеленения солнечных сухих мест. Вереск здесь с помощью корневых отпрысков быстро расселяется, отлично декорируя занятые участки круглый год, так как относится к вечнозеленым растениям.
      Правда, листочки вереска мелкие, невзрачные, скорее похожи на хвоинки можжевельника или другого подобного деревца, однако из-за характерного их расположения на ветвях (в четыре ряда и во все четыре стороны), а также большого количества (до 75 тысяч на маленьком растеньице) они создают
      приятный, интенсивно зеленый фон. Листочки вереска жесткие, сухие, скупо испаряющие влагу. Обычно они сидят на веточках под прямым углом, но способны постепенно клониться к побегу , отчасти перекрывая друг друга. Такое «рысканье» листьев, из-за чего в народе вереск зовут еще рыскуном, вызывается ухудшением погодных условий, когда вереск вынужден экономить драгоценную влагу . Если посмотреть поперечный срез листочка вереска под микроскопом, можно увидеть, что устьица, через которые испаряется влага, находятся только с одной его стороны, как раз с той, которую он, склоняясь к побегу , прикрывает.
      Кстати сказать, вереск растет очень быстро, во много раз быстрее, чем листопадные растения. Только снег сойдет, вереск уже ассимилирует солнечную энергию, да и в зимнюю пору не упускает случая воспользоваться оттепелью. Словом, напряженно живет он на добровольно избранных пустынных местах, хотя со стороны это не всегда заметно, особенно в пору цветения. В эти дни впечатление от них подлинно праздничное. Кажется, конца-края нет этому чудо-ковру розовато-сиреневого цвета, источающему медвяно-терпкий аромат, который привлекает тучи пчел.
      Не одной лишь красотой примечательны цветки вереска, четко выделяющиеся на темно-зеленом фоне его зарослей. Мелкие, но собранные во внушительные, густые и нарядные кисти, они представляют интерес и с ботанической точки зрения. Круглые яркие их бутончики состоят из четырех лепестков, плотно закрывающих внутреннюю часть цветка. Посредине цветка или бутончика пикой выдается тонкий столбик, снабженный рыльцем. Пока цветок не раскрылся, насекомому не доступен сладкий нектар, спрятанный в его глубине. Приходится труженицам-пчелам искать уже распустившиеся цветки. Но там на пути к нектару стоят отросточки пыльников. Миновать хитрую преграду невозможно, при малейшем прикосновении к ней срабатывает оригинальный механизм. ] [одобно копту экскаватора опрокидывает он на спинку насекомому всю пыльцу из пыльника. Расчет здесь весьма прост. Разыгравшийся после первой пробы нектара аппетит погонит насекомое ко второму, пятому, десятому цветку , и на каждом из них останется часть пыльцы. Так мимоходом пчела оплодотворит множество соседних цветков.
      Знаменитый вересковый мед своей славой обязан необычно позднему взятку, не зря этот мед в народе сравнивают с запоздалой любовью. Правда, многим пчеловодам не нравится его темно-желтый, иногда красноватый цвет, терпкий или даже горьковатый вкус. Давно утвердилось мнение, будто вересковый мед трудно усваивается пчелами в период зимовки, и на зиму его обязательно откачивают из ульев. Однако этот мед обладает лечебными свойствами, ароматен, медленно кристаллизуется; многие ценят и его оригинальный вкус.
      Во многих районах нашего севера и северо-запада вереск является главным медоносом второй половины лета и осени. Свьттпе 200 килограммов меда с гектара дают верещатники, причем в такую пору, когда готовящаяся к зимнему покою природа уже не радует цветением. Вереску принадлежит и своеобразный рекорд по продолжительности медоносности: открывая сезон во
      второй половине июля, он служит не знающим устали пчелам до самых морозов.
      Всяческих похвал заслуживает вереск-медонос, но, оказывается, в давние времена из него приготовляли чудесное питье — вересковый мед.
      Английский писатель XIX века Роберт Стивенсон воссоздал легенду о трагедии, разыгравшейся в седой древности на вересковых полях Шотландии. Жестокие завоеватели во главе со свирепым королем спохватились, лишь когда истребили всех пиктов — исконных жителей верескового края, геройски защищавших свою землю. А те унесли с собой секрет приготовления чудодейственного напитка.
      Ботаники, назвав вереск скромным именем «обыкновенный», никогда не переставали относиться к нему с большим уважением. Весьма придирчивые в определении родственных отношений растений, к группировке их в виды, роды, семейства, ученые были вынуждены выделить вереск в самостоятельный род. Больше того, ботаники выделили целое семейство вересковых растений, включающее почти 1500 видов, среди которых можно встретить и медвежью ягоду — толокнянку, и разные виды рододендронов, азалий, южноафриканских вересков рода эрика, и многие другие кустарники, кустарнички и даже деревья.
      К слову сказать, не только семейство вересковых столь многочисленно, а и сам вереск обыкновенный далеко не однороден, по крайней мере с точки зрения озеленителей. Для декоративного садоводства, например, отобрано свыше 20 разновидностей с разной окраской цветков, своеобразными формами крон.
      Вызывают восхищение у всех любителей растительных редкостей вереск со снежно-белыми махровыми цветками, формы с бело-пестрыми или золотисто-желтыми листочками и низкорослые, приземистые, образующие как бы зеленые подушки. Все больше сторонников завоевывают такие верески в наших садах и парках. Садовники, любовно выращивая их, отступают от общепринятой для вереска спартанской диеты. Для них теперь тщательно готовится плодородное «персональное блюдо» — вересковая земля, включающая и привычные для вереска песок и торф.
      Но человек с давних пор не только любовался вереском, кормил им скот и удобрял землю. В старинных справочниках по лекарственным растениям о нем говорится как о траве, употребляемой против каменной болезни, листья его использовали вместо хмеля, цветки — для выделки и окраски кож.
      «Не подумайте пренебрегать Вересовыми корнями», — предупредил меня Валериан Валерианович, знакомя с вереском в Тростянецких лесах.
      Да, именно вересом, а не вереском упорно называл он это интересное растение, ссылаясь даже на украинское название сентября «вересень», так как на Украине в это время цветет вереск. Однако спорить по этому поводу, пожалуй, нет смысла, поскольку в народе известны и другие его имена. В толковом словаре В. И. Даля, например, приводятся еще и такие его народные названия, как вересок, воробьиная гречуха, болотная мирта и другие. В Полесье я сам слышал, как его величали красной боровой травой.
      Однако вернемся к вересковым корням. Валериан Валерианович, говоря
      об их ценности, нисколько не погрешил против правды: скромные кустики вереска имеют весьма внушительные корни, которые в самом деле ценятся почти на вес золота у трубочных дел мастеров. Все курильщики единодушно воздают хвалу трубкам из корней вереска. Знатоки утверждают, что славу вересковым трубкам создали французские мастера городка Сен-Клод, использовавшие коренья, добытые на средиземноморском побережье.
      Может, так бы и остался незыблемым авторитет средиземноморского вереска, не объявись заправский трубочных дел мастер и у нас в стране. Юношеское увлечение изготовлением трубок переросло у ленинградца Алексея Борисовича Федорова в зрелое мастерство. Его изделия высоко ценил Алексей Толстой. Недавно признание своеобразного таланта Федорова пришло от Жоржа Сименона, который является неофициальным международным арбитром по трубочным делам: по просьбе владельцев крупнейших трубочных фабрик мира он в течение ряда лет определяет лучшую трубку года. Как раз Ж. Сименону и послал по просьбе одной почитательницы его писательского таланта русский умелец трубку, изготовленную из нашего вереска. Подарок покорил писателя: он оценил изделие нашего мастера не только как лучшую трубку года, но и как лучший экспонат своей обширной уникальной трубочной коллекции.
      Но это лишь одна сторона дела. Нелишне отметить и другое: по запасам сырья наши верещатники в состоянии удовлетворить потребности всех заядлых трубочников мира. Вот только вопрос, стоит ли ради этого вредного пристрастия изводить чудесный вереск — пионера освоения бедных земель, отличного медоноса, великолепного декоратора, легендарного кормильца пиктов?
     
      ЧУЖЕЗЕМЦЫ
      СЕРЕБРЯНЫЙ АБРИКОС
      В начале XVTTT века на улицах Нагасаки можно было встретить высокого элегантно одетого европейца. Внимание японцев привлекало не столько необычная внешность, сколько странное поведение чужеземца. Кажется, совсем не было ему дела до всего происходящего вокруг: ни до живописно одетых людей, ни до окружающей экзотической обстановки. Взор его постоянно был обращен вверх, где мог остановиться разве что на кронах высоких деревьев, повсюду обрамлявших улицы Со временем японцы привыкли к почти ежедневным обходам города смотрящим вверх чудаковатым иностранцем. Многим незнакомец со странностями стал известен как искусный врач голландского посольства доктор Кемпфер. Странность приезжего объяснилась довольно просто, как теперь бы сказали, его хобби — пристрастием к деревьям.
      Давняя и горячая привязанность доктора к растениям при столь
      благоприятных обстоятельствах (куда ни глянь — везде незнакомые н удивительные растения) целиком поглотала энтузиаста дендрологии.
      Серебряный абрикос
      Но особенным вниманием доктора Кемпфера пользовались деревья у местного храма. Высокие, наполовину превышающие двадцатиметровое святилище, они выделялись и стройными стволами со светлой корой, необычно длинными, отходящими под прямым углом ветвями и своеобразными листьями. Форма листьев почти в точности повторяла форму распространенного в Японии веера. Необычны были и веерообразное жилкование листьев, и волнистые края, и изящный разрез, разделяющий лист на две лопасти. Изумрудно-зеленые летом, к осени листья окрашивались в нежный золотистый цвет, а на вершинах крон — в карминный. Люди толпами шли в эту пору к золотистым красавцам, как божеству поклоняясь им, благоговейно подбирая первые оброненные ими листочки. Поклонение этим деревьям как божествам было всеобщим, а для девушек их листья были еще и предметом захватывающих гаданий. Упадет заветный лист на воду — быть моряку суженым, подхватит внезапный порыв ветра твой листочек, унесет невесть куда, и судьбе девичьей решаться в далеком неведомом краю...
      Доктор Еемпфер обратил внимание, что японцы не только с любовью относились к этому дереву, но и свято оберегали, охотно выращивали его в своих крохотных садиках и наиболее почитаемых местах: Он подметал также способность дерева легко размножаться черенками и даже кольями и в то же время большинство деревьев не имело плодов. Лишь после продолжительных поисков обнаружил он плодоносящее дерево и был неожиданно разочарован его плодами (ботаники зовут их семенами). Округлые, небольшие, величиной с мелкий абрикос, оригинальной янгарно-серебрнстой окраски «плоды» были привлекательны на вид, но издавали резкий, неприятный запах. Японцы объяснили Еемпферу, что поджаренные после вымачивания в соленой воде они
      лишаются отталкивающего запаха и считаются у них лакомством. Отведав это лакомство, доктор и сам пристрастился к нему. Дерево это называлось гинкго, что значит серебряный абрикос. Ботаническое название дерева, заинтересовавшего Кемпфера, — гинкго двулопастный — дано ему из-за особой формы листьев.
      Доктору Кемпферу довелось не только «открыть» гинкго дву лопастный, но и доставить его семена в Европу. Возвращаясь в 1730 году в Голландию, он конечно, не забыл о них. Многие друзья доктора Кемпфера, такие же, как и он, любители-ботаники, уже знали о гинкго по его письмам, содержавшим восторженные описания этого ботанического чуда Востока. Вместе с целой делегацией ботаников старейшего Утрехтского ботанического сада они шумно встречали своего коллегу на пристани, с нетерпением ожидая разгрузки его багажа. Так вернулось в некоторые страны и материки красивейшее древнейшее дерево нашей планеты, росшее здесь более чем 100 миллионов лет назад, в середине мезозойской эры. В ту пору земные континенты почти сплошь заселяли так называемые голосеменные растения, к которым принадлежит и гинкго. В юрских отложениях палеоботаниками обнаружены многочисленные отпечатки листьев, стволов и пыльцы целого семейства гинкговых, включавших несколько родов и большое число видов. Их и теперь находят на Украине и на Урале, в Гренландии, Северной Америке и других областях Земли. Ученые единодушны в том, что благодаря пышному расцвету этих деревьев стало возможным существование растительноядных гигантских пресмыкающихся — динозавров, чьи скелеты теперь можно встретить только в музеях.
      Миллионы лет, прошедшие с тех пор, сделали свое дело. Все эти виды растений, за исключением одного — гинкго дву-лопастного, погибли. На смену гигантским травоядным ящерам пришли млекопитающие и птицы, древняя флора уступила место современным цветковым растениям, а гинкго двулопастный отлично растет и в нашу эпоху.
      В свое время с легкой руки доктора Кемпфера гинкго двулопастный, быстро войдя в моду , стал непременной принадлежностью каждого ботанического сада, завидным украшением лучших декоративных садов и парков. В течение двух-трех десятилетий он стал известен во Франции, в Германии, Швейцарии, Австрии, странах Средиземноморья. В конце ХУНТ столетия гинкго перекочевал и за океан, в Северную Америку, быстро расселившись по всей ее южной части до 45-й параллели. Теперь там считают его наиболее стойким против смога и других загрязнений атмосферы городов.
      У нас впервые гинкго поселили в Крыму. В 1818 году директор Никитского ботанического сада X. X. Стевен, возвратившись из стран Западной Европы с богатой растительной добычей, еще на пристани в Ялте порадовал встречавших его сотрудников сообщением, что немцы подарили саду два десятка саженцев дерева гинкго, которые они зовут еще деревом Гете.
      По пути с пристани в сад Стевен поведал любознательным коллегам о большом интересе Гете — поэта и знатока ботаники — к необычному переселенцу из далекой Японии. Он прочитал наизусть стихотворение «Ginkgo biloba»
      (латинское название гинкго), которое великий поэт послал своей подруге вместе с листом ставшего модным древнего дерева.
      Привезенные Стевеном деревья работники Никитского ботанического сада окружили заботой, а вскоре потомство их стали распространять за пределы сада.
      Со временем были отобраны или завезены интересные декоративные формы гинкго: с пирамидальной, колонновидной и плакучей кроной, с золотистыми или пестрыми листьями. Постепенно распространилось гинкго и в более северные районы страны, достигнув в наше время Москвы и Ленинграда. Правда, здесь оно не привыкло еще к морозам и растет пока лишь в ботанических садах, не подмерзая только в части, скрытой под снегом. Зато южнее, в Белоруссии и особенно на Украине, гинкго вполне устойчиво к морозам. Крупные его деревья можно встретить в Риге, Киеве, Корсунь-Шевченковском парке и в старинном Каразинском дендропарке (Харьковская область).
      Гинкго — растение долговечное. Правда, у нас самым старым деревьям пока не более 150 лет, но в Японии оно доживает до 2000-летнего возраста.
      Много необыкновенного замечено и в биологии серебряного абрикоса. Правда, его двудомность, то есть наличие мужских и женских деревьев, теперь уже не удивляет ботаников, но оплодотворение его так и осталось оригинальным. Иногда он образует плоды прямо на листьях. Еще в 1891 году ботаник Шаран описал виденные им в Японии плодоносящие листья гинкго, на поверхности которых развиваются серебряные абрикосы. В 1896 году японский ботаник Хиразе, изучавший гинкго, был удивлен необычным его оплодотворением. Пыльца мужских деревьев, цветущих в середине мая, попав на семяпочки женских растений, прорастает в пыльцевую трубочку и образует в ней два сперматозоида. Однако оплодотворение семяпочки одним из сперматозоидов происходит лишь поздней осенью и, что особенно необычно, уже в опавшем на землю плодосемени. Конечно, сорванный с дерева «плод» с неоплодотворившейся семяпочкой по примеру японцев вполне можно использовать в пииту, но потомства от гинкго вы в этом случае не получите.
     
      ФИГОВОЕ ДЕРЕВО
      «Полна чудес могучая природа!», — восклицает старец Берендей из весенней сказки «Снегурочка» А. Н. Островского. Одно из таких чудес — активное сосуществование или, точнее, обоюдонеобходимое содружество растений и животных. Многим, по-видимому, нравятся янтарные лепешечки вяленого инжира. Очень хороши и питательны также свежие его плоды, заполняющие рынки нашего юга в конце лета и осенью. Иным, правда, кажутся они избыточно сладкими, но это, как говорится,- дело вкуса.
      Фиговое дерево
      Инжир — небольшое или среднее по величине дерево с раскидистой кроной и светло-серой гладкой корой. Встречается он у нас в диком или одичалом состоянии в Закавказье, Крыму и в Средней Азии У него крупные, густо опушенные с обратной стороны листья, которые на одном дереве бывают и цельные н изрезанные на лопасти.
      Соцветия инжира уникальны. Своим необычным видом они подвели даже патриарха современной ботанической систематики Карта Линнея, которому не сразу удалось разгадать их секрет. Соцветия, как и плоды инжира, или фига, как их еще называют, грушевидной формы, с отверстием на плоской верхушке. Однажды в Сухумском ботаническом саду ботаник Манагадзе подвел меня к двум ничем внешне не различающимся деревьям и попросил отгадать, какое из них мужское, а какое женское. Сколько я ни пытался найти различие между фигами фиолетовых оттенков, мне это так и не удалось. Тогда мой спутник сорвал с каждого растения по плоду. С интересом взяв один из них, я ощутил его мясистость, а надкусив, убедился, что плод представляет как бы мешочек со сладкой, сочной, будто готовое варенье, мякотью. Вторая фига, внешне такая же, при первом прикосновении оказалась дряблой, пустотелой. На ее податливой кожице оставались вмятины от пальцев. Стоило чуть разорвать кожицу плода, и будто из потревоженного улья с пчелами ринулись на свободу плотно набившиеся в него крошечные насекомые. Только после такого наглядного урока Манагадзе поведал мне загадку инжира.
      Мужским деревом, оказалось, был инжир с дряблыми фигами, а женским — с сочными, съедобными плодами. Выяснилось также, что хитрая загадка эта была разгадана еще в древности, но главная сущность ее была открыта позднее.
      У одних деревьев опыление производится ветром, у других- огромной армией насекомых, а оплодотворение у инжира может совершаться только с помощью крохотных черных ос — бластофаг, которые переносят пыльцу с
      мужских деревьев на женские. Причем оса эта, в свою очередь, не может размножаться без содействия инжира.
      Механизм такого сосуществования весьма сложный. Инжир образует три вида соцветий. В одном из них, развивающемся в конце сентября, зимуют яички и личинки бластофаг. Здесь же весной рождается, питается и спаривается новое их поколение. В последующем самки, тельца которых обильно обсыпаны пыльцой, принимаются искать место для откладывания яиц и пытаются заселить второй вид соцветий, из которых развиваются плоды инжира. Эти соцветия, однако, устроены так, что осы не могут отложить в них яички. Пока оса копошится в соцветии, пытаясь в нем устроиться, она успевает опылить женские цветки, яички же откладывает только в третьем виде соцветий, специально для этого предназначенных природой. Новое поколение самок, выйдя из этих соцветий в начале осени, в свою очередь откладывает яички, которые зимуют в цветочном домике до весны.
      Итак в грушевидных соцветиях инжира верные его союзницы — бластофаги всегда находят «и стол и дом». Живут, кормятся, размножаются, укрывают от непогоды свое потомство и в благодарность за такую заботу добросовестно опыляют его цветки- Процесс опыления цветков бластофагами ботаники назвали капрификацией.
      На Кавказе и в Крыму можно услышать несколько вариантов легенды о том, как один купец решил разбогатеть на инжире. Вот один из них. Увидев, что пгоды инжира пользуются большим спросом, он приобрел большой фиговый сад. В разгар сбора плодов к нему зашел хитрый, .завистливый сосед. «Зачем ты держишь в саду эти бесполезные деревья? — спросил он купца, указывая на мужские бесплодные экземпляры инжира. — Я свои давно вырубил, а посадил хорошие». Гость ушел, а купец схватил топор и срубил «бесполезные» деревья.
      Прошла зима, весна, наступила пора сбора урожая, а собиратъ-то нечего. Появившиеся с весны плоды, повисев немного пустыми, опали. Эта же история повторилась и в последующие годы, пока разорившийся глупый купец не вырубил в припадке гнева весь сад.
      Впрочем, с инжиром попадали впросак и люди ученые. Вслед за Линнеем прославился новым «открытием» и ботаник Каспаррини, разделивший один вид инжира на два вида: к одному из них он отнес мужские экземпляры, ко второму — женские. К чести незадачливого ботаника, он вскоре признал свою ошибку.
      В свое время были и такие горе-ботаники, которые настойчиво порочили искусственную капрификацию — мудрое народное открытие, объявляя его безграмотной затеей. А капрификация заключалась в развешивании на женских деревьях нанизанных на нити каприфиг (фиг с мужских деревьев). Этим как бы восполнялся недостаток мужских деревьев инжира и обеспечивалось лучшее опыление женских цветков. Каприфиги первыми начали собирать еще древние греки. Они отлично умели их сохранять при пониженной температуре, перевозили большими партиями на лодках между Эгейскими островами, даже торговали ими. Греки же впервые стали развешивать каприфиги на женских деревьях инжира.
      Не обошлось без недоразумений и при переселении инжира в Америку. Натуралист Эзен, доставивший инжир из Турции в Калифорнию, был освистан американскими фермерами, когда стал убеждать их на специальном митинге в необходимости вместе с инжиром завезти и непременную его спутницу — осу бластофагу.
      Как бы то ни было, но «дерево со странностями» в качестве плодового растения известно и пользуется уважением с глубокой древности. Считается, что культу рная форма инжира происходит из «счастливой Аравии» — Йемена, откуда его позаимствовали еще древние финикийцы, сирийцы, а затем и египтяне. О древней культуре инжира в Египте свидетельствуют обнаруженные учеными барельефы с изображением сбора фиг. Выполнены эти творения древних египетских мастеров более чем за 2500 лет до нашей эры.
      Из Египта возделывание инжира распространилось на Эгейские острова, а оттуда (примерно в IX веке до нашей эры) и в Элладу. Интересно, что великий философ Аристотель уже знал о существовании ос, сопутствующих инжиру (под названием псен), но полностью их роль не была ему известна. Он как бы догадывался об их помощи инжиру, считая, что бластофаги, проникая в незрелые его плоды, способствуют сохранению их на дереве.
      В южных районах нашей страны инжир культивируется с древнейших времен. Во многих районах Кавказа и Средней Азии плоды его служат не только лакомством, но и важной высокопитательной пищей. Они содержат до 20 процентов сахара, витамин С, каротин, железо, кальций и другие полезные вещества.
      В северные районы плоды инжира поступают лишь вялеными, так как свежие легко портятся при малейшем поврежден™ и поэтому трудно поддаются транспортировке. Из свежих плодов инжира готовят много вкусных блюд: компот, мармелад, пасту, джем.
      Обычно инжир не славится долголетием, его деревья редко живут более 100 лет, однако в Индии известно уникальное дерево инжира, возраст которого свыше 3000 лет.
      В Крыму, на Кавказе и в Средней Азии инжир легко дичает, поселяясь на горных осыпях, в расщелинах каменных глыб и на лишенных всякой растительности гранитных скалах. Корни этого дерева легко пронизывают самый твердый грунт, не хуже стального бурава проникают в мельчайшие расщелины, укрепляются в самых недоступных местах. В Адлере, например, два деревца инжира поселились на кирпичном карнизе местного райисполкома, а третье взобралось даже на купол старой церкви.
      Культура инжира завоевывает все новые географические районы, продвигаясь постепенно дальше на север. При культуре его в холодных зонах за ним, к сожалению, не всегда следует бластофага. Она очень чувствительна к теплуг и не выносит даже холодов Северного Кавказа. В таких случаях прибегают к услугам инжира, который обходится и без своей извечной спутницы. Однако такой вид инжира (кстати, он пригоден и для комнатной культуры) утрачивает способность давать семена, его можно размножать лишь
      вегетативно — зеленым! черенками или отводками.
      Любопытно, что чудесное фиговое дерево — один из близких сородичей нашего комнатного фикуса и дальняя родня тутового дерева — шелковицы. Основываясь на их родстве, ученые затратили немало труда, пытаясь скрестить инжир с более морозостойкой шелковицей. В Калифорнии безуспешно бился над осуществлением этой заманчивой идеи еще Лютер Бербанк. Как это нередко бывает, удалось это выполнить скромному ватуралисту-опыганку из Крыма Я. И. Бомыку. В суровую для Крыма зиму 1949-1950 годов, когда морозы в Ялте достигали 20 градусов и обычный инжир почти весь вымерз, гибрид Бомыка стойкий выжил. Удачливый, трудолюбивый натуралист возлагает большие надежды и на новый свой инжиро-шелковичный гибрид черный Бомыка-4. Нужно еще долго и настойчиво работать, чтобы чудесное фиговое дерево сделало новый шаг навстречу северу.
     
      ГОСТЬ ИЗ ТРОПИКОВ
      Многим, вероятно, со времен детства хорошо знаком фикус — небольшое комнатное деревцо: раскидистое, неприхотливо расположившееся в кадке, старом ведре или в цветочном горшке.
      Крупные кожистые листья придают растению необычный для представителей нашей флоры вид. Как ни странно, но комнатный старожил фикус давно переселился к нам из далеких дождливых тропиков. Трудно даяое представить, что это не наше местное растение и что где-то там в знойных тропиках его сородичи имеют вид то громадных деревьев, то небольших кустов, а то и причудливо извивающейся по стволам тропических деревьев крупной лианы. Около тысячи самых разнообразных видов объединяет род фикус. Есть даже вид, одно дерево которого способно образовать целый лес.
      Гость из тропиков
      Греческий ученый дал вполне точное описание дерева рода фикус, называемого баньяном. Это название придается в дополнение к основному названию видам фикуса, которые способны образовывать дополнительные стволы. Это в основном два вида: фикус священный и фикус бенгальский. Они широко распространены в Индии и почитаются верующими. Основной ствол одного из таких гигантов достигает 10-12 метров в поперечнике. Советский ученый, профессор М. С. Дунин, совершивший большое путешествие по Индии, рассказывает о подобном дереве: когда он становился под одним из баньянов в Бенгалии, то долго ходил под его тенью, как в густой роще. Обходя это дерево-рощу, он насчитал 800 стволов. Но это были не все, а только часть стволов этого чудо-баньяна, конечно, не единственного в Индии.
      Дерево давало тень, которая занимала площадь свыше гектара. А ведь оно, по свидетельству местных жителей, было очень молодым — не старше 300 лет. Еще в древних описаниях листья такого дерева сравнивали со щитом воина. Впрочем, листья индийских баньянов-гигантов не только по форме, но и по величине похожи на листья комнатного фикуса.
      Чрезвычайно интересно строение таких деревьев. Они состоят из первичного, размещенного в центре, ствола, который образует расходящиеся во все стороны многочисленные толстые ветви. От них, в свою очередь, отделяются длинные корни-жгуты, свисающие до земли и легко укореняющиеся в ней. Чтобы воздушные корни, болтающиеся на ветвях, предохранить от повреждений, на них надевают бамбуковые рукава, а почву под ними рыхлят и удобряют. Укоренившись, воздушные корни образуют множество тонких побегов, направленных вверх. Так растение завоевывает все большую площадь. Закрепившиеся в почве воздушные корни очень быстро утолщаются и вскоре превращаются в массивные стволы, окружность которых иногда достигает 5-8 метров. Вся эта система образует одно целое, а под ней в виде подпорок развиваются все новые и новые корни-стволы.
      В древних хрониках рассказывается о дереве, которое путешественники издали принимали за большую зеленую возвышенность, о случаях, когда в спасительной для этих знойных мест тени громадного фикуса находили убежище отряды в 6-7 тысяч воинов.
      Сколько же могло быть стволов у такого чуда растительного мира? Утверждают, что у данного дерева их было более 4300 штук, из них около 1300 довольно крупных размеров, а центральный ствол превышал в диаметре 12 метров.
      Точный возраст такого дерева трудно установить, хотя есть сведения, что за 500 лет до того, как сделаны упомянутые записи, оно уже выделялось среди своих собратьев необычайно большими размерами. Характерно, что многие фикусы-гиганты погибли не от старости, а в результате катастроф вроде урагана, который разрушил знаменитый баньян на острове реки Нарбады. Это дерево имело несколько тысяч корней-стволов, а возраст его исчислялся сотнями лет. Индийцы заслуженно называли его деревом-лесом.
      Среди обширного рода фикус есть виды, дающие сладкие съедобные плоды или обладающие очень ценной, прочной древесиной и другими полезными свойствами.
      Под влиянием теплого и влажного тропического климата многие виды выработали своеобразные приспособления. Так, листья почитаемого в Индии священного фикуса сбрасывают избыточную влагу благодаря сильно вытянутым капельным остриям. Неповторимым чудом растительного мира считаются и чашевидные или кубковидные листья фикуса Кришны. По местному преданию, это ухищрение индийского бога Кришны, сотворившего себе дерево, чтобы пользоваться его листьями-кубками на пирах. Заботливый создатель предусмотрел и соответствующий размер зеленых кубков (вместимость каждого — чайный стакан), и невысокий рост фикуса, и постоянное наличие листьев (дерево это вечнозеленое).
      В Юго-Восточной Азии (Малайя) на опушке лесов можно встретить невысокий (до 3-6 метров) фикус, прячущий цветки и плоды в землю. В нижней части от его ствола отходят под углом и скрываются в почве отростки-плети. Однако это не корни-распорки, придающие устойчивость дереву, а побеги, несущие на себе плоды. Стоит легонько потянуть за один из таких отростков, как из-под земли покажется целая гроздь плодов — смокв. Такие канаты-плети иногда достигают нескольких метров в длину . Они нередко дают побеги-корни и образуют новые деревца. Оригинальны и цветки этого вида, развивающиеся также под землей, но полюбоваться ими не удается даже в том случае, если извлечь их на поверхность, они — внутри образований, из которых формируется плод.
      Ряд видов фикуса, представляющих собой могучие деревья, поднимающиеся над землей на десятки метров, снабжены досковидными корнями-опорами. Особенно сильно развиты они у широко распространенного фикуса эластичного, который нам известен как комнатный фикус. Он же является отличным каучуконосом.
      В тропических лесах можно наблюдать и своеобразное превращение фикусов. Начиная свою жизнь из семени, прорастающего где-нибудь в расщелине или даже в листьях поселенцев на других растениях (ученые зовут их эпифитами), они впоследствии мертвой хваткой обвивают стволы деревьев, которые служили им пристанищем. Удушив своих хозяев, они сами превращаются в деревья, на которых в свою очередь могут поселяться такие же растения-оборотни.
      Ботаники считают фикусы близкородственными распространенной у нас белой шелковице и относят их к одному семейству тутовых. Шелковицу, хотя и являющуюся экзотом, встретишь у нас повсюду, а вот увидеть фикус в полной природной красе можно разве что в джунглях Индии, тропических лесах Вьетнама или на затерявшихся среди океанских просторов Зондских островах. А на о. Шри Ланка (Цейлон) можно увидеть самое старое дерево на Земле, посаженное человеком. Еще в 288 году до нашей эры привезли священный фикус из Индии и посадили в селении Андраадхапуре, где оно растет, цветет, зеленеет и по сей день.
     
      ЧУДЕСНАЯ ШЕЛКОВИЦА
      Б продолжение многих столетий поклажа торговых караванов, направлявшихся из Китая в далекий и опасный путь на Запад, подвергалась самому придирчивому осмотру. Императорская стража обыскивала даже купцов и караванщиков. За нарушение закона купцов штрафовали, иногда конфисковали все товары. Но неминуемая, притом немедленная, смерть ждала всякого уличенного в попытке провезти хотя бы несколько желтоватых, мелких, как маковые зерна, крупиц прозрачной шелковичной грены — яичек шелковичных червей.
      Шелк выполнял в Китае функцию денег, из шелка изготовляли бумагу, а до ее изобретения на шелке писали книги. За 100 лет до нашей эры был, например, написан на шелке классический труд китайского историка Сыма Цяня, состоявший нз 130 глав.
      Чудесная шелковица
      Долго и с большой выгодой торговал Китай с Западом самыми ценными и роскошными тканями древности — телками. Регулярно доставлялись они в огромных количествах к побережью Средиземного моря, и тем не менее их производство для европейцев долго оставалось загадкой. По свидетельству древнекитайского философа Конфуция, китайцам было знакомо шелководство почти за 3000 лет до нашей эры. Соседям же Китая, даже таким близким, как Корея и Япония, тайна этого производства стала известна лишь через столетия Много веков сохранял Китай секрет производства шелка, наводя любопытных на ложный путь. В Греции и Риме считали, например, что шелк изготовляют из пуха птиц, живущих на почти недосягаемых высокогорных деревьях.
      У нас в Средней Азии шелководство стало известно 1500 лет назад, а спустя почти 200 лет достигло и Европы.
      В VI веке нашей эры два монаха-миссионера, направленные византийским императором Юстинианом в Китай, после длительного, полного опасностей путешествия доставили в Константинополь немного грены. Им же впервые удалось выкормить шелковичных червей. Однако промышленное шелководство родилось в Европе только спустя 700 лет после столь удачного рейда.
      В наши дни десятки совершенных машин изготовляют разнообразные виды и сорта искусственного шелка. Натуральный же шелк, нисколько не утративший свою ценность, как и в далекие времена, производится гусеницами бабочки тутового шелкопряда в виде коконов, в которых они зимуют. Кокон — слово греческого происхождения и означает «клубок».
      Небольшая мохнатая темно-бурая бабочка шелкопряда откладывает мелкие, с маковое семя, яички (1000 яичек весит меньше грамма). Откладывает и умирает, а через две недели из яичек выползают темные, очень подвижные и необычайно прожорливые гусеницы — шелковичные черви. Растут юни быстро, но живут всего 30-35 дней, успевая, впрочем, четыре раза сменить за это время хитиновый покров. К концу развития они достигают длины 50 миллиметров, но зато увеличивают вес в 2000 раз. Взрослые гусеницы перестают совсем есть и обосновываются в заранее приготовленных снопах соломы. Прикрепившись к соломине, каждая гусеница начинает обматывать себя выделяемой из особых желез шелковой нитью. За 3-4 дня она успевает обвить себя коконом шелковой нити, длина которой достигает иногда 3 километров. В последующем кокон размачивают в теплой воде, чтобы растворить скрепляющий нити клей, и перематывают. В среднем из кокона наматывают около 800 метров нитей.
      Многолетний труд человека привел к отбору таких пород червей, которые дают теперь коконы разной окраски, формы и размеров.
      Нельзя получить натуральный шелк без гусениц, а гусеницы не могут существовать без тутового дерева, или шелковицы, листья которой служат для них кормом. Вот почему в древнем Китае одинаково каралась смертью всякая попытка вывезти за пределы империи и яички тутового шелкопряда, и семена шелковицы. Но как ни опасно было нарушение сурового запрета, его все же нарушили, и семена шелковицы удалось вывезти из Китая значительно раньше, чем грену шелкопряда. Старинная легенда повествует об одном смелом и хитром купце из Средней Азии, которому удалось подкупить суровую стражу и спрятать в складках чалмы несколько мелких семян шелковицы и считанные грены шелкопряда. Каково же было разочарование купца, когда, прибыв домой, он увидел, что из грены давно успели вылупиться гусеницы, которые погибли в пути из-за отсутствия корма. Зато привезенные семена не обманули его надежд: высеянные в почву, они вскоре дали всходы. Так было положено начало возделыванию в Средней Азии невиданного здесь ранее дерева, а отсюда пути-дороги шелковицы, а затем и шелковичного червя пролегли далее на запад.
      Издавна шелк был популярен и на Руси. О былинном богатыре-пахаре Микуле Селяниновиче пели: «Кобылка у ратая соловая, сошка у ратая кленовая, гужи у ратая шелковые».
      Не устушал ему и Илья Муромец, у которого «шелк-то был да шемаханский, шелк-то не рвется, не трется».
      В памятнике древнерусской литературы — «Молении Даниила Заточника» (начало XIII века) упоминается о древних «планеристах», которые демонстрировали свое мастерство веселящемуся народу: «Иные слетают с церкви или с высокого дерева на шелковых крыльях».
      Однако все это были завозные шелка. Первая попытка выращивания шелковицы в России была предпринята лишь при царе Михаиле Федоровиче. При его сыне Алексее Михайловиче по царскому указу была посажена в Измайлове первая шелковичная плантация.
      Петр I к шелковице и шелкоткацкому делу был особенно внимателен. В 1706 году он издал указ, воспрещавший истребление насаждений шелковицы и поощрявший разведение новых плантаций в Киеве, Слободской Украине, на Кавказе (по Тереку). В Московии при нем количество шелкоткацких фабрик было доведено до сорока, а во Владимирской земле до трех. Как видим, «ращение» тутовых деревьев и прочие «шелковые заботы» были уделом царей, которые неизменно оказывали им внимание и придавали серьезное значение. В Киеве на территории Центрального республиканского ботанического сада Академии наук УССР до сих пор сохранились отдельные деревья, ведущие родословную от плантаций, заложенных по указу Петра 1. Толстые, полутораметровые стволы и широкие, раскидистые кроны почти 300-летних ветеранов хорошо сохранились. Пет сомнения, что эти деревья проживут еще немало лет.
      В последующее время шелковица широко распространилась в Средней Азии, на Кавказе, по Дону, на Украине, растет в этих условиях не хуже, чем на своей родине, и хорошо зарекомендовала себя. Кстати, представлена она у нас лишь одним видом — шелковицей белой, имеющей более 20 сортов, которые ценятся своими вкусными плодами — не всегда белыми, а темно-красными и даже черными. Используются плоды в пишу как в сыром виде, так и в переработанном: из них варят варенья, желе, сиропы, делают лаваш, из сушеных плодов изготовляют знакомую кондитерам фруктовую муку.
      Шелковица — отличная порода для озеленения. Размножают ее семенами, прививками и отводками, живет она более 300 лет. Во многих южных городах и селах шелковица наравне с белой акацией успешно переносит суховеи и сильную жару. Особенно хороши для уличных посадок мужские экземпляры шелковицы, не засоряющие улиц.
      Хороши и нередко встречающиеся в зеленых насаждениях юга декоративные формы шелковицы с очень крупными (до 20 сантиметров длиной) листьями или плакучими и пирамидальными кронами.
      Белая с кремоватым оттенком древесина шелковицы используется для изготовления мелких изящных изделий, волокна из коры по прочности не уступают нитям, выделяемым шелковичными червями.
     
      ДЕРЕВЬЯ СМЕРТИ
      У разу же оговоримся, что речь пойдет не о страшном дереве-людоеде, нередко фигурирующем в старинных легендах, поверьях и не столь давних
      газетных сенсациях. Ботаники тщательно обследовали самые отдаленные и малодоступные утолки нашей планеты и ничего подобного не встретили. Речь пойдет об анчаре.
      Б прошлом о нем было широко распространено мнение как о «древе смерти». Положил начало недоброй славе анчара голландский ботаник Г. Румпф. В середине XVH столетия он был командирован в колонию (в Макассару) с целью выяснить, какие растения дают туземцам ад для отравляющих стрел. В течение 15 лет Румпф попросту бездельничал, выуживая нужные ему сведения из всяких россказней, передававшихся из уст в уста в кулуарах местного губернатора, и в результате составил «авторитетный» отчет о «адовитом дереве». Вот что он писал о нем:
      Деревья смерти
      «Под самым деревом не растут ни другие деревья, ни кусты, ни травы — не только под его кроной, но даже на расстоянии брошенного камня: почва там бесплодна, темна и словно обуглена. Ядовитость дерева такова, что садящиеся на его ветви птицы, наглотавшись отравленного воздуха, одурманенные падают на землю и умирают, и их перья устилают почву. Все, чего коснутся его испарения, гибнет, так что все животные его избегают и птицы стараются не летать над ним. Ни один человек не осмелится приблизиться к нему».
      Пользуясь этими недобросовестными, безбожно преувеличенными сведениями, Александр Сергеевич Пушкин в свое время написал великолепное, всем известное стихотворение «Анчар». Немало времени прошло, прежде чем это растение удалось детально исследовать, развеять неправильное представление о нем, дополняемое с легкой руки Румпфа новыми наговорами.
      Анчар реабилитирован, научно описан н впервые наречен научным
      именем — антиарис токсикария (анчар ядовитый) ботаником Лешенб. Оказалось, что это высокое красивое дерево растет на островах Малайского архипелага, а особенно распространено на Яве. Стройный его ствол, у основания которого есть присущие многим тропическим деревьям досковидные корни-подпорки, достигает 40-метровой высоты и несет на себе округлую небольшую крону. Принадлежит «дерево смерти» к семейству тутовых и является близким родичем шелковицы и тропического обитателя фикуса.
      Первые исследователи, наслушавшись немало страшных рассказов об этом дереве, были удивлены, завидев птиц, безнаказанно сидевших на его ветвях. Со временем выяснилось, что не только ветви, но и другие части анчара вполне безвредны как для животных, так и для человека. Только густой млечный сок, вытекающий в местах повреждения его ствола, действительно ядовит, и туземцы в свое время смазывали им наконечники стрел. Правда, попадая на тело, сок способен только вызвать нарывы на коже, но перегонкой анчарового сока со спиртом достигается высокая концентрация яда (анти-арина), опасная для жизни.
      Но оставим на время эту тему и послушаем ботаников. Они установили, что анчар — растение с мужскими и женскими цветками, причем женские соцветия очень напоминают цветки нашего орешника, тогда как мужские похожи на мелкие грибы опенки. Плоды у анчара мелкие, продолговатоокруглые, зеленоватые. Листья схожи с листьями шелковицы, но опадают, как и у всех вечнозеленых деревьев, постепенно.
      Позже ботаники обнаружили в Индии второй вид анчара — анчар безвредный. Из его плодов добывают превосходную карминовую краску, а из луба — грубые волокна и даже целые мешки. Недаром местные жители называют его мешочным деревом. Способ получения мешков довольно прост: отпиливают нужного размера бревно и, поколотив основательно по коре, легко снимают ее вместе с лубом. Отделив луб от коры, получают готовую «ткань», которую надо только сшить, чтобы вышел прочный и легкий мешок.
      Но, разыскивая подлинное «дерево смерти», мы должны вспомнить еще о двух страшных растениях.
      Если вам доведется быть в Сухумском ботаническом саду, ваше внимание, конечно, привлечет дерево, которое ограждено железной решеткой. Рядом табличка с предостерегающей надписью: «Руками не трогать! Ядовито!»
      Экскурсовод вам расскажет, что это лаковое дерево из далекой Японии Там из его белого млечного сока варят знаменитый черный лак, широко известный своими редкими качествами: долговечностью, красотой и стойкостью. Нарядные перистые листья дерева в действительности сильно ядовиты.
      Не уступают им и листья сумаха — лианы, известной ботаникам под названием токсидендрон радиканс. Ее можно встретить в североамериканском отделе Сухумского ботанического сада. Сумах ядовитый вьется там по могучим стволам болотных кипарисов и других деревьев. Гибкие, тонкие его стебли-канаты буквально врезаются в чужие стволы, а тройчатке листья, напоминающие листья фасоли, енлопть покрывают и самые лианы и могучие
      штамбы кипарисов. Осенью листья сумаха особенно красивы, расцвечены на редкость красивой гаммой пунцово-оранжевых красок. Но привлекательность их обманчива. Стоит только дотронуться, как начинается сильный зуд кожи, который, правда, скоро проходит. Через несколько часов возникает слабая припухлость с небольшими очагами сильно лоснящейся кожи, зуд возобновляется, все возрастает, затем появляется и острая боль. В следующие дни боль усиливается, и только срочное вмешательство врачей способно предотвратить тяжелые последствия отравления. Сильное отравление ядом сумаха может закончиться даже смертью. Кстати, у него ядовиты не только листья и стебли, но и плоды, и даже корни. Вот уж настоящее дерево смерти.
      Наконец, в тропической Америке и на Антильских островах растет еще одно дерево, имеющее отношение к нашей теме. Оно принадлежит к семейству молочайных, зовется марцинелла, или по-латыни хипомане марцинелла. Вот оно, пожалуй, больше сумаха соответствует пушкинскому анчару, так как способно поражать даже на расстоянии. Достаточно постоять некоторое время вблизи него и вдохнуть его запах, как наступит тяжелое отравление дыхательных путей.
      Кстати, виды с ядовитыми свойствами известны не только среди деревьев, но и среди травянистых растений. Ядовитыми свойствами обладают все части наших чудесных ландышей, листья и стебли томатов, табака.
      Яд, извлекаемый из растений, в прошлом часто служил целям мрачным и страшным. Теперь же растительные яды строфантин, кураре и другие используют в медицине: строфантин лечит сердце, а кураре помогает при операциях на сердце и легких. Ядовитый сок сумаха искусные фармацевты превращают в лечебные средства, излечивающие параличи, ревматизм, нервные и кожные заболевания. Перед деревьями смерти ныне открываются широкие горизонты.
     
      ХЛЕБНЫЕ РОЩИ
      Если уж говорить о связи древесных растений с каждодневной пищей людей — хлебом, то нельзя ж вспомнить удивительную для нас породу деревьев с далеких Зондских островов и Океании. Это могучее долголетнее дерево с развесистой кроной издали напоминает наш дуб или каштан. Ботаники же нашли, что оно состоит в родстве с шелковицей и фикусом, относится, как и они, к семейству тутовых. Его назвали арто-карпус. У местного населения оно известно под именем кемпедака, як, джакдерево, джекдерево или хлебное дерево.
      И это не случайно. На его крепких ветвях, а то и на толстом стволе висят продолговатые кремово-золотистой окраски плоды длиной нередко около метра и до полуметра в диаметре. Обычно же они напоминают среднего объема тыкву. Вес некоторых «караваев» этого удивительного дерева превышает 20 килограммов. Правда, запах его свежих плодов весьма неприятен. Созревают они крайне неравномерно, поэтому их можно собирать почти круглый год — с ноября по авгу ст. Только с августа по ноябрь дерево набирает силы, цветет, растет, чтобы снова начать длительную урожайную страду.
      Хлебные рощи
      Около 70 лет ежегодно плодоносят хлебные деревья. Каждое из них способно прокормить одного-двух человек, а пять-семь деревьев полностью обеспечивают питанием в течение года большую семью. Хлебные плоды содержат до 60-80 процентов крахмала, около 14 процентов сахара и немного меньше 1 процента масла. По существу, готовое к выпечке тесто, даже чуть сдобренное маслом. Б период «жатвы» все туземное население, от мала до велика, занято в хлебных рощах. Плоды снимают палками-рогатками, а потом короткими заостренными колышками по нескольку раз накалывают их, оставляя до следующего дня. Ночью мякоть плодов начинает бродить и всходить, словно тесто на дрожжах. К утру ее можно пускать в дело или заготавливать впрок. Для заготовки выкапывают ямы метр глубиной н до полутора метров в диаметре, дно и стенки устилают камнями, а поверх — банановыми листьями. Освобожденную от кожуры мякоть укладывают, хорошо уплотняя, в ямы, а сверху накрывают листьями и камнями Тесто не утрачивает вкусовых качеств до нового урожая.
      Со временем, когда закончится процесс брожения заготовленных плодов, яму по мере надобности открывают, берут необходимую порцию теста, добавляют в нее воду, кокосовое масло и тщательно разминают массу в деревянных корытах: Небольшие, с вашу буханку, порции теста, обернутые свежими листьями, пекут в печах или на раскаленных камнях. Приготовленный таким образом хлеб по вкусу почти не отличается от нашего. Древесный хлеб ценится не только вкусовыми качествами, но н как лечебно-диетический продукт, содержащий много витаминов группы В и Е. Употребляются в пищу и недозревшие плоды хлебного дерева, которые пекут в золе; как картофель
      Хлебное дерево обладает и другими ценными свойствами. Жители Океании с незапамятных времен пользовались лубяными волокнами, извлеченными из коры молодых хлебных деревьев, отличная желто-бурая их древесина шла на сооружение жилищ, мужские соцветия выполняли роль трута или фитиля, млечный сок вполне заменял клей, а сухие корни служили лекарственным средством. Даже листья этого удивительного дерева находили широкое применение. Крупные, кожистые, темно-зеленого цвета, они больше года украшают дерево, а постепенно опадая, приобретают очень красивую зеленовато-желто-пурпурную расцветку . Полинезийцы изготовляют из них легкие, прочные и изящные шляпы.
      Вот оно какое хлебное дерево тропиков, чьи плоды, по предположению ученых, явились предшественниками и нынешнего хлеба. Одно из древнейших деревьев мира, оно жило и цвело еще в далекий меловой период в Гренландии и других суровых теперь краях нашей планеты, где геологами и палеоботаниками обнаружены многочисленные отпечатки его листьев, плодов и цветков. Росло оно в доисторические времена и в нашей стране. Теперь район выращивания хлебного дерева ограничен только тропиками юго-восточной материковой части Азии и многочисленных соседних островов. У нас оно издавна известно в оранжерейной культуре.
     
      НЕОБЫЧНОЕ СОДРУЖЕСТВО
      Когда знакомишься с богатейшей тропической флорой Фондовой оранжереи Главного ботанического сада Академии наук СССР в Москве, не мудрено сделать для себя открытие.
      После крепкого московского мороза мы очутились под сенью огромных листьев «дерева мудрецов» — банана, подивились хорошему росту и отличному самочувствию священного индийского фикуса, посаженного здесь посланцами Индии на Всемирном Московском фестивале молодежи, полюбовались ярко-красными цветками австралийского бутылочного дерева, удивительно напоминающими своей формой щетки для мойки посуды, задержались у короля тропических фруктовых деревьев — мангового дерева и остановились перед высоким, под самый купол, деревцом с прямым нетолстым стволом. Научный сотрудник оранжереи Маргарита Михайловна Шклярова назвала нам имя этого дерева — цекропия, южноамериканская родственница знакомой всем шелковицы.
      Необычное содружество
      Из далеких н влажных тропических лесов Центральной и Южной Америки переселилась сюда цекропия. Маловетвящийся ствол, покрытый серой с желтизной корой, поддерживал небольшую крону — копну крупных изрезанных листьев, несколько напоминающих листья нашего каштана. На родине это дерево достигает 12-15 метров высоты, дает кисло-сладкие съедобные плоды, выделяет млечный сок, содержащий каучук, из его коры изготовляют веревки, а стволы используются в качестве водопроводных труб. Оказывается, ствол у него полый, как у бамбука, а внутренние перегородки имеют отверстия. Местные индейцы уаупа называют цекропию также трубным деревом. Ее полые стебли после несложной доводки представляют по существу готовые музыкальные инструменты, известные у индейцев как духовые трубки.
      Весьма щедра цекропия к муравьям ацтека, для которых у нее в полном смысле всегда готов и стол и дом. Правда, такое гостеприимство далеко не бескорыстно. На родине цекропии свирепствуют целые полчища муравь ев-листорезов, нападающих на деревья. Легко взбираясь по стволам и ветвям к листьям, муравьи быстро стригут кусочек за кусочком листик до тех пор, пока не оголят всю крону дерева. Примечательно, что муравьи состриженными листьями не пользуются, а применяют их в качестве субстрата для выращивания особого вида грибов, употребляемых ими в пищу.
      Сама цекропия не в состоянии отвадить непрошенных любителей грибной диеты, эту функцию и выполняют свирепые муравьи ацтека.
      Куда там нашей осине, завлекающей муравьев сладким соком, выделяемым железками на черешках листьев. Цекропия не только сытно кормит своих верных защитников, образуя на нижней стороне листовых
      черешков специально для них пищевые запасы в виде небольших беловатых зернышек, богатых белками, жирами, крахмалом. Специалистам известны эти зернышки под названием мюллеровых телец. Полый ствол цекропии, разделенный горизонтальными перегородками, служит удобным и надежным жилищем, в котором муравьи проводят почти всю свою жизнь. На верхние «этажи» они перелезают через отверстия, имеющиеся в перегородках.
      Маргарита Михайловна показала нам несколько ячеистых углублений на поверхности стволов, как бы приготовленных гостеприимным растением для своих квартирантов. Оказывается, это специальные ходы, покрытые мягкой и податливой пленкой коры. В случае необходимости муравьи легко прогрызают слабую перегородку и пользуются отверстиями, выходя наружу или проникая в свое жилище.
      Нам не удалось увидеть верных стражей цекропии. Здесь ее благополучию никто не угрожает, а значит, и в верной охране нет нужды. Да и неизвестно, как бы повела себя в таких суровых краях столь щепетильная стража. Ведь в тропиках стоит только качнуть дерево цекропии, как недремлющие его обитатели тучей высыпают наружу и атакуют смельчака, потревожившего их покой.
      Не зря ботаники назвали цекропию мирмскофилт.ным, что значит любящим муравьев, растением (от греческого «мирмекс» — муравей и «филеос» — люблю). Да и как ей не любить своих надежных и храбрых стражей? Несмотря на то, что муравьи-охранники гораздо меньше и слабее муравьев-листорезов, они всякий раз обращают в бегство незваных гостей. Как только окажется вблизи хотя бы один муравей-пришелец, муравьи-охранники, будто солдаты по команде, появляются из множества отверстий и дают достойный отпор. Кстати, активно реагируют они и на ложную тревогу, вызванную каким-нибудь непривычным шумом или даже необычным запахом.
      Некоторые виды цекропии (а их около 40) имеют еще и лекарственное значение.
      Но, оказывается, союз с му равьями заключают не одни только цекропии, а и многие другие виды.
      Землячки цекропии — кордии, деревья до 20 метров высотой, любезно предоставляют муравьям пристанище в утолщениях своих ветвей. Обычно «отводятся» им места в основании, а иногда и в верхушке побега.
      У некоторых акаций Центральной Америки муравьи поселяются в больших пустотелых колючках, а у других видов — в шаровидных галлах, образуемых деревьями возле таких колючек. Муравьям остается лишь немного почистить изнутри такие округлые вздутия да проделать в них небольшое входное отверстие, и отличное жилище готово. Интересно, что отверстие муравьи прогрызают в строго определенном месте. В ветреную погоду галл издает характерный свист. Туземцы из-за этого называют дерево посвистывающей колючкой.
      Однако мирмекофильные деревья не являются монополией американского континента, они имеются и на Цейлоне и в южных районах Индии. Там часто встречается, например, гумбольдтия лавролистная,
      укрывающая муравьев в отличие от американских деревьев в полых цветущих побегах.
      Одно из самых оригинальных муравьиных деревьев Малайи (есть они и там) — макаранга: муравьи живут в ее листьях. Кроме традиционной пищи муравьев в виде съедобных выростов на дереве — крохотных (до 1 миллиметра в диаметре) белых маслянистых шариков, муравьи питаются выделениями тлей, целые стада которых находят приют в листьях макаранги. «Слепые коровы», как называют этот вид тлей, непрерывно выделяя сладкий сок, всю жизнь сосут соки растения.
      На деревьях макаранги обитают настолько свирепые и задиристые муравьи, что местные любители острых ощущений легко вызывают их на междуусобные войны. Для этого достаточно привести в соприкосновение два рядом стоящих дерева, населенных муравьями, и военный конфликт развязан. Муравьи безошибочно определяют противника по запаху и решительно бросаются в атаку.
      Дают приют муравьям в листьях и другие деревья, а обитательница тропических лесов Юго-Восточной Азии динщда рафлезиевидная часть своих листьев специально вздувает в виде кувшинчиков. Оригинальные кувшинчики глубиной до 10 сантиметров тут же заселяют муравьи, которые постепенно накапливают в них разный хозяйственный лгу сор. Растение, выждав благоприятный момент, не упускает возможности компенсировать себя за услугу, оказываемую своим постояльцам. Как только неряшливые муравьи натащат в кувшинчики достаточно всяческого хлама, а дождевая вода хорошо его увлажнит, дерево образует в нем корешки. Не пропадать же зря столь ценному субстрату! Корешки вырастают из ближайшего участка или даже из листового черешка, на котором удерживаются и кувшинчики.
      И, наконец, необходимо упомянуть о деревьях тропических лесов, растущих от Новой Гвинеи до Малайи и крайнего севера Австралии. Эти деревья сами не утруждают себя благотворительностью, зато содержат на себе растения (лианы, или эпифиты), обеспечивающие заботу об их верной охране. Они весьма многочисленны. Высоко в кронах тропических деревьев обосновалось около 18 видов мирмекодий и 40 видов гидрофигумов — эпифитных растений из семейства мареновых, да еще ряд видов лиан из семейства ластовневых. Они-то и пекутся о муравьях-защигниках, одинаково усердно оберегающих благополучие непосредственных своих хозяев и деревьев-посредников. Так и возвышается этот необычный триумвират средь сумрака джунглей.
     
      ДРАКОНОВО ДЕРЕВО
      Среди весьма разнообразных, непривычных для жителей, скажем, средней России или Сибири южных растений на Черноморском побережье Кавказа прежде всего привлекает внимание экзотического вида дерево с прямым стволом, увенчанным густым пучком узких и длинных, как заостренные мечи, листьев. С первого взгляда может показаться, что это одна из многочисленных разновидностей пальмы. На самом деле дерево к этому
      семейству не принадлежит, хотя и растет дико в пальмовом краю тропической Африки и Южной Азии. Согласно преданию самый старый представитель его рода сохранился и сейчас на одном из группы Канарских островов — Тенерифе. Он стоит на высокой горе, у него толстый, почти 4 метра в диаметре, ствол, а могучая раскидистая крона поднялась вверх на 23 метра. Молнии часто наносили ему, казалось, непоправимые повреждения: ствол обгорал до самого основания. Но ветви пострадавшего гиганта, как головы сказочного дракона, каждый раз снова отрастали от пня, быстро восстанавливая погибшие части кроны. Местные жители утверждают, что дерево это существует со времени сотворения мира, а специалисты сходятся на том, что ему около 5-6 тысяч лет.
      Драконово дерево
      Люди, дивясь долговечности и необычайной живучести великана, прозвали его драконовым деревом, или драценой. Оно относится к семейству лилейных. Интересно, что многочисленные родичи почти легендарного исполина, среди которых есть древовидные н кустарниковые растения, не только хорошо освоились н успешно растут в советских субтропиках, но и зарекомендовали себя как отличные, неприхотливые домашние растения. Правда, будучи довольно нежным и теплолюбивым деревцом, драцена в открытом грунте у нас иногда повреждается морозами Но если погибнет даже вся надземная часть, то н тогда драцена, подобно своему предку с острова Тенерифе, дает побеги от пня, быстро возрождаясь целиком.
      Драконово дерево примечательно и своей редкой декоративностью. Весной вся крона его покрывается красивыми белыми ароматными цветками, в остальное время года ее украшают листья, обладающие рядом весьма необычных свойств. Особенно удивляет очень редкая среди растений
      особенность — исключительная прочность листьев. Разорвать их в состоянии только очень сильный человек, и то с большим трудом. Столь завидной прочности они обязаны множеству толстых, крепких волокон, сплошь пронизывающих каждый лист в продольном направлении. Эти волокна, как установили советские ученые, по своим физиологическим и физическим свойствам близки к свиной щетине или конскому волосу. Листья поэтому, отслужив свою службу на растении, используются для хозяйственных нужд. Разделив по длине на отдельные пряди, ими подвязывают растения, вьют из них канаты, изготовляют шпагат. Т кани драценового листа идут на изготовление растительной щетины, из которой делают отличные щетки.
      Драцена акклиматизировалась не только на Черноморском побережье Кавказа, но и по всей Аджарии и в других теплых районах Западной Грузии Выращивают ее из семян, посеянных в питомниках. На гектаре драценовой плантации можно разместить до 10 тысяч саженцев, с которых со временем без вреда для растений ежегодно собирают около 5 тонн сухого листа, а тонна листа — это 800 килограммов щетины.
      Сок драконового дерева имеет лекарственное значение. В древности его использовали для лечения и бальзамирования.
      Так приручают у нас заморских драконов, а вот до микро драконов (есть и такие) очередь еще не дошла. На стенде музея Ботанического института Академии наук СССР в Ленинграде можно увидеть миниатюрную копию величественного драконового дерева. Не подумайте, что это описанный выше гигант в младенческом возрасте или карликовая его форма. Нет, это вполне самостоятельный вид, относящийся к древовидным осокам. Это растение сохранилось в тропических горных лесах Экваториальной Африки с древнейших времен, но только ростом, как говорится, не вышло. Его высота всего 50-60 сантиметров. За удивительное сходство с драконовым деревом ботаники назвали его микродракоидесом.
     
      СИМВОЛ ТЕРПЕНИЯ
      Широко раскинулась на юге Африки пустыня Карру. Раскаленная красноватая почва пустыни имеет вид крепкого бетонного покрытия. Не верится, что какое-либо растение способно пробиться сквозь это кажущееся непреодолимым препятствие. Ну, а если и доведется как-нибудь выбраться на поверхность чему-то живому, думается, не продержится оно здесь и несколько часов. По нет! На красноватом фоне пустынного ландшафта кое-где маячат одинокие причудливые растения. Почти двенадцатиметровой высоты необычные деревья с толстыми, красноватыми, как и почва, стволами, они десятилетиями растут в этой раскаленной, как лава, среде. Ветви их голые, безлистые, почти неветвящиеся. Только концы украшены пучками длинных, узких, но мясистых и сочных листьев.
      Символ терпения
      Смотришь на этого смелого завоевателя пустыни и думаешь: разве может такой закаленный в испытаниях богатырь чего-нибудь не вынести? Разве что перед холодными северными снегами да лютыми морозами он не устоит. Оказывается, он отлично переносит и наш далеко не тропический климат, верно несет свою службу ив наших, казалось бы, чужих ему краях.
      Трудно установить, кто н когда впервые завез к нам зеленовато-сизый листочек этого исконного обитателя знойной Африки, но его многочисленных потомков вы можете встретить теперь почти в любой квартире. Здесь, конечно, предстанут перед вами не богатыри далекой южной пустыни, а лишь небольшие комнатные растения с мясистыми зелеными стеблями и толстыми, сплошь утыканными колючками листьями. Однако это все тот же смелый покоритель пустыни, теперь взявший на себя у нас и дополнительную миссию домашнего лекаря. Называют его алоэ. Если своим внешним видом алоэ и пришлось поступиться, то удивительные целебные свойства оно сохранило и в новых условиях.
      Как лечебное средство алоэ было известно древним грекам еще 2500 лет назад. Долгое время они вынуждены были платить за его листья баснословные суммы По совету философа Аристотеля Александр Македонский специально организовал военный поход н завоевал остров Сокотру, где алоэ издавна успешно выращивалось. Для поддержания н развитая культуры алоэ остров пришлось заселить греками, а туземцев превратить в рабов. С тех пор алоэ стало постепенно распространяться в Европе, в том числе и как ходкий лечебный товар. Издавна почиталось алоэ также в Египте, Китае, Индии. Особенно же высоко ценили это растение арабы, которые считали его символом терпения из-за способности долго оставаться без воды.
      Основная ценность алоэ — сгущенный и затвердевший сок его листьев — сабур (от арабского «сабр» — терпение). Сабур известен в медицинской практике как слабительное средство, применяемое в виде настоев, вытяжек, пилюль. В небольших дозах оно используется для возбуждения аппетита и для улучшения пищеварения. В наших лечебных учреждениях алоэ употребляется еще и при ожогах, лечении долго не заживающих язв и ран. многих глазных заболеваний. Блестяще использовал алоэ в области тканевой терапии академик В. П. Филатов, который ввел в медицинскую практику препарат из листьев этого целительного растения.
      На своей родине дерево алоэ ежегодно цветет оранжево-красноватыми цветками, собранными в красивые компактные метелки. Учитывая строение цветка, ботаники отнесли алоэ к семейству лилейных. Цветки его очень ароматны и после опыления образуют небольшие черно-бурые плоды с крупными, как у клена, крылатками. Пустынные ветры подхватывают и уносят их далеко от материнских деревьев. Семена довольно неприхотливы, прорастают в условиях пустыни, но алоэ хорошо размножается и вегетативно: боковыми побегами и черенками, ветками и даже листьями.
      У нас в комнатных условиях алоэ цветет редко, при особенно благоприятных условиях, а плодов и вовсе не образует. Отсюда и пошло его второе название — столетник: то есть 100 лет растет, но не цветет и не плодоносит. Интересный опыт выращивания алоэ проведен агрономом Спиридоновой в Сухуми. Высаженное в ящик растение росло у нее летом на открытом воздухе, а зимой на неотапливаемой стеклянной веранде. На 17-й год дерево впервые обрадовало хозяйку: в декабре на центральном стебле появились желтовато-красные трубчатые цветки. Полного расцвета они достигли в январе. С тех пор алоэ цветет каждую зиму и поднялось уже в высоту более чем на 3 метра.
      Кроме алоэ древовидного, как ботаники называют наиболее распространенный у нас вид этого растения, на его родине известно еще около 200 видов и форм. Некоторые из них зарекомендовали себя не только как лекарственные, но и как кормовые и волокнистые растения. Из волокон последних изготовляют прочные и мягкие ковры, мешковину, морские канаты.
      В наших краях, кроме алоэ древовидного, растут только три-четыре близких ему вида, зато небольшая семья далеких африканских переселенцев распространилась у нас больше, чем какие-либо другие комнатные растения. Во влажных субтропиках Кавказа (Аджария) алоэ можно встретить и в открытом грунте на плантациях лекарственных растений. По 5-15 тонн свежего целебного листа ежегодно собирают здесь с каждого гектара.
      Во Всесоюзном институте лекарственных и ароматических растений из алоэ получено новое лечебное средство — его эмульсия. Она хорошо помогает при ряде заболеваний, в первую очередь при профилактике и терапии лучевых повреждений кожи. Препарат полностью снимает боль с участков кожи, подвергавшейся преднамеренному рентгеновскому и другому облучению. Кто знает, сколько еще не открытых целительных веществ скрыто в мясистых стеблях и листьях этого выходца из далекой пустыни?
      РОДИЧ КАМЕЛИИ
      Мы уже рассказывали о многих растениях, бескорыстных друзьях человека. Но как обойти молчанием такие растения, благодаря которым мы узнали вкус чая, кофе, какао? Они так давно вошли в наш обиход, что представляются чем-то извечным и неотъемлемым. Около миллиарда жителей земного шара употребляет эти приятные и в то же время полезные напитки, стимулирующие деятельность организма, поддерживающие бодрое настроение и не причиняющие вреда.
      Правда, чай, какао и кофе далеко не исчерпывают весь арсенал стимулирующих напитков. На одном только Африканском континенте около 40 миллионов человек пьет настой семян дерева кола, свыше 30 миллионов южноафриканцев употребляет настой листьев вечнозеленого деревца — парагвайского чая. Там же очень распространено употребление напитка, приготовляемого из листьев кустарника гуараньг
      Родич камелии
      Словом, кому что нравится. Для нас же главными, ставшими «классическими» напитками остаются, конечно, чай, какао и кофе, но наибольшей популярностью с давних времен пользуется чай. Не зря говорят, что наша страна стала второй родиной чая.
      На вопрос, где же настоящая родина чая, ученые сейчас отвечают по-разному. Большинство, однако, сходится на том, что этот вечнозеленый кустарник, иногда, правда, достигающий 10 метров высоты, родом из местностей, где его и теперь можно встретить в диком состоянии. Это районы тропических лесов севера Бирмы, Индии и Вьетнама, Южного Китая, острова Хайнань. Что касается чая как напитка, то здесь нет никаких разногласий и сомнений — это изобретение китайцев, которые знают его и любят с наидревнейших времен. По-китайски «чай»
      означает «молодой листочек», что говорит об употреблении для приготовления напитка как раз молодых верхушечных листиков.
      Хотя чайный куст относят к вечнозеленым растениям, довольно крупные его листья живут всего один год. Правда, голым чайное растение никогда не бывает: листья у него опадают, в отличие от наших листопадных древесных растений, постепенно и преимущественно весной. Взамен опавших сразу появляются новые. Зато цветет чай осенью, в начале сентября. Цветки его поодиночке, а то и по два-четыре продолжают появляться до самых заморозков. Они очень душистые, красивого нежно-белого цвета или розовые. Недаром некоторые ботаники относят чай к роду изысканной камелии.
      Оплодотворяются немногие из чайных цветков: всего 2-4 процента, образуя небольшие плоды — коробочки с горькими маслянистыми семенами. Остальные цветки быстро опадают или увядают бесплодными.
      Известно немало разновидностей и сортов чайного растения, но основу мирового чайного промысла составляет чай китайский.
      Для удобства сбора листа чайные растения формируют в виде небольших стриженых кустов. Около миллиона гектаров составляют его насаждения во всем мире, у нас же общая площадь чайных плантаций превысила 100 тысяч гектаров.
      Далекое прошлое окутано дымкой. Есть древняя китайская легенда о том, как долгие дни и ночи, не зная отдыха, молился буддийский священнослужитель Дарма, переселившийся из Индии в Китай и получивший здесь новое имя Та Мо. Однажды, обессиленный долгой молитвой, Та Мо упал и сразу же уснул, а проснувшись, разгневался на себя, отрезал свои веки и со злостью бросил на землю. На этом месте будто бы и вырос первый куст чая. Из его листьев Та Мо приготовил напиток, который нашел целебным, способствующим душевной бодрости и зовущим на религиозные подвиги. Поэтому перед смертью и завещал он всем своим последователям употреблять чай, объявив его напитком, обязательным при исполнении религиозных обрядов.
      Однако чай довольно скоро освободился от опеки служителей культа, так как были установлены его лечебные свойства. Первое дошедшее до нас свидетельство об использовании чая как лекарственного растения относится к пятому тысячелетию до нашей эры. Это же подтверждается и древнейшей китайской энциклопедией Бентсар, созданной в IV веке до нашей эры. В ней чай описан детально, с полным знанием дела и как напиток, и как растение.
      Один неизвестный арабский путешественник в записях, датированных 879 годом нашей эры, отмечал, что подати в Китае собирают «не только с соли, а еще и с растений, листки которых китайцы отваривают в воде. Это простой куст, на котором листья крупнее, чем на гранатовом дереве, а запах их значительно приятнее, но они имеют некоторую горечь. Кипятят воду, наливают ее на листья, и этот напиток исцеляет от многих болезней».
      Чай очень быстро стал в Китае настоящим народным напитком. Ему посвящались трактаты, поэтические произведения, устраивались специальные чайные дома, которые поэты-романтики называли «оазисами в печальной пустыне бытия». Существовал даже культ чая — тэизм, призывавший поклоняться напитку, «чудесному среди ничтожности будничного существования». А в одной китайской летописи содержится гимн чаю: «Чай подбадривает дух, смягчает сердце, прогоняет усталость, пробуждает мысль, не позволяет поселиться лени, облегчает и освежает тело и проясняет восприятие». Не менее восторженно описан чай в другом древнекитайском произведении: «Пей медленно этот чудесный напиток, и ты будешь чувствовать в себе силы бороться со всеми заботами, которые обычно отягощают нашу жизнь. Сладкий покой, который ты получишь благодаря употреблению напитка, можно только ощутить, но описать его нет возможности».
      Из Китая чай был завезен прежде всего в Японию, а затем в начале XVI века и в Европу. В Россию впервые дошли сведения о нем в 1567 году: их привезли казацкие атаманы Петров и Ялышев, возвратившиеся из путешествия по Китаю. По лишь почти через 70 лет московский посол Василий Старков привез царю Михаилу Федоровичу четырехпудовую партию чая. Это был ответный подарок монгольского хана за поднесенные ему сто соболей. Русский посол долго и упорно отказывался от ничтожного, на его взгляд, дара и принял его, лишь уступив настойчивости хана. Но навязанный дар пришелся по вкусу в царских покоях. Сначала в России чай употребляла преимущественно придворная знать и то как лекарство по предписанию лекарей. Постепенно потребление чая расширялось, а в 1696 году из Москвы в Китай впервые за ним снаряжается специальный казенный караван.
      Впоследствии спрос на чай в России стал настолько большим, что он занял одно из главных мест в импорте товаров. Около 75 тысяч тонн чая ежегодно завозили купцы в Россию и наживали на этом огромные суммы. Только заварка чая обходилась стране в 50-60 миллионов рублей золотом в год!
      Русские внесли свой вклад в историю использования этого удивительного растения: создали специальную чайную машину, как прозвали немцы наш тульский самовар. Чаепитие в России становится массовым, и народ даже ввел своеобразную классификацию, его потребления, отражавшую социальное неравенство людей того времени: внакладку — для богачей, вприкуску — для средних слоев населения, вприглядку — для бедноты.
      Но если самовар можно назвать машиной лишь условно, то комбайн для уборки чайного листа, сконструированный в наше время грузинскими умельцами, не требует никаких скидок. До 1963 года чай у нас убирали только руками. Две тысячи движений пальцами, и на дне корзины появляется первый килограмм ароматных листочков, а средний дневной сбор около 30 килограммов! Представляете, какую трудоемкую работу выполняли сборщики ежедневно?
      Многие изобретатели пытались облегчить сбор чайного листа. Даже отец кибернетики Норберт Винер, не признававший границ конструкторской мысли, опустил руки перед этой проблемой. «Все можно придумать и сделать, кроме машины для уборки чая»,- разочарованно заключали другие авторитеты. Только грузинские конструкторы сумели создать комбайн для уборки чайного листа, названный ими «сакартвело». «Настоящую революцию принесла в чаеводство ваша машина», — единодушно признали съехавшиеся посмотреть ее в работе на чайных плантациях знатоки из Японии, Вьетнама, Индии, Турции, Аргентины, Бразилии.
      Умная машина выполняет удивительно тонкую работу, не просто состригая с кустов чайный лист, а отбирая лишь самые нежные, молодые листочки. До 800 килограммов листа снимает она в день, экономя на каждом центнере 7-8 рублей.
      Чрезвычайно интересна история акклиматизации чая в России. Первые чайные растения были завезены к нам около 150 лет назад и посажены известным ботаником Гартвисом на территории нынешнего Никитского ботанического сада, вблизи Ялты. Здесь его на протяжении 20 лет изучали и размножали, пока не убедились, что Крым со своим сухим климатом для культуры чая малопригоден.
      С 1846 года началось первое испытание чая и на Кавказе. Оно долго не давало обнадеживающих результатов, однако энтузиасты отечественного чайного промысла не сдавались. Среди них были не только ботаники, агрономы, лесоводы, но и знаменитые ученые, казалось, очень далекие от растениеводства: географ-климатолог А. И. Воейков и химик — академик А. М. Бутлеров. Многочисленные препятствия соединенными усилиями были наконец преодолены. В течение первых 100 лет культуры было заложено около 500 пробных десятин чайных плантаций.
      Однако настоящего размаха выращивание чайного куста достигло только в советский период. Теперь наша страна не только полностью обеспечена чаем собственного производства, но еще и экспортирует его. А чаеводы-мичуринцы успешно продвигают эту культуру в новые районы: на Северный Кавказ, в Среднюю Азию, Закарпатье и даже Прикарпатье. Предварительная разведка проводится в Подмосковье и Ленинграде.
      В Грузии трудится большой коллектив Научно-исследовательского института чая и субтропических культур. Его специалистами выведено несколько ценных гибридных чайных сортов, разработаны агротехника, обеспечивающая высокие урожаи, новые способы переработки чайного листа.
      Чем же привлекает людей это необычное растение? На этот вопрос исчерпывающе отвечают биохимические исследования. Оказывается, среди богатейшей дикой флоры нашей Родины, насчитывающей, кстати, около 18 тысяч видов цветковых растений, нет растения, хотя бы в незначительном количестве содержащего ценное химическое вещество — кофеин, а чай содержит его до 3,5%. К этому еще добавьте до 20% дубильных веществ, витамины С1, Bl, В2, никотиновую и пантотеновую кислоты, следы эфирного масла. Поэтому-то и выращивают у нас так заботливо эту культуру, бережно собирают молодые листочки чайного куста, обрабатывают их на специальных фабриках. Очень важно своевременно собрать листья, так как вкусовые качества, аромат ухудшаются, а содержание кофеина и других веществ снижается при опоздании со сбором даже на один день.
      По технологии приготовления чай разделяют на байховый, зеленый, черный, а теперь советские чаеводы готовят еще желтый и красный чай, очень богатые витаминами и другими полезными веществами.
      Современными научными исследованиями более полно выяснено и лечебное значение чая. Оказалось, что, кроме кофеина, чай содержит и очень важный витамин Р, укрепляющий капиллярные кровеносные сосуды, и танин, который является своеобразным собирателем витамина С.
      Рассказывая о чае, нельзя не упомянуть о Ксении Ермо-лаевне Бахладзе. Живет она в Чакве, близ Батуми, а поселилась здесь еще в 1927 году, чтобы заняться совершенствованием чайного растения. Свыше 20 великолепных сортов чая создала академик, Герой Социалистического Труда К. Е. Бахтадзе. Любимым ее питомцем стал сорт грузинский-5. Иные и не признают его чаем, так крупны его листья и необычен вид растения Напиток из листьев этого сорта отменный, необыкновенно нежный, с тончайшим ароматом. Да н урожайностью он вдвое превышает все рядовые сорта — 10 тонн отборного листа дает с гектара.
      «Но не одним чаем жив человек, — шутит Ксения Ермолаевна, после чайных дел лелея у своего домика круглый год благоухающий розарий. — Розы ведь цветы радости, а чай напиток бодрости. Без бодрости нет радости, а без радости какой толк в бодрости?».
     
      ВЫХОДЕЦ ИЗ АФРИКИ
      Сотни тысяч гектаров занимают в Америке, Азии, Африке, Австралии и на многочисленных островах Океании удивительно живописные кофейные плантации. В 81 стране мира люди обрабатывают землю под кофе, выращивают его, собирают урожаи, перерабатывают, транспортируют кофе, словом, живут им.
      Не один десяток лет кофе составляет около 75 процентов бразильского экспорта. Почти шестая часть пахотной земли этой страны и четверть стоимости всей ее сельскохозяйственной продукции приходится на долю этой культуры От ее урожая и сбыта зависит вся экономика Бразилии.
      Выходец из Африки
      Замечательную картину представляют собой кофейные плантации в период созревания урожая. Куда ни глянь, везде низенькие, покрытые светло-зелеными листьями деревья. Длинные, упругие ветви их густо облеплены пучками ярко-красных плодов. В каждом плоде два зернышка, содержащих, подобно чайному листу , драгоценный кофеин (кстати, в кофе его лишь до 2,4 процента).
      Плоды собирают только вручную. После весьма продолжительной сушки (в течение 1-2 месяцев) зерна очищают от сухой оболочки и в случае необходимости размалывают.
      Кофе отнесено ботаниками к семейству мареновых, наиболее распространенный его вид — кофе аравийский.
      По сравнению с чаем кофе совсем молодая культура: до начала ХУЛ века о нем не только в Америке, но и в Европе ничего не знали. Родиной кофе считается .Эфиопия, где и теперь можно встретить его дикие заросли.
      Интересно народное предание об открытии кофе. Оказывается, этим люди обязаны козам. Пастухи заметили, что бодливые лакомки охотно поедали красноватые плоды какого-то кустарника, а насытившись вволю, особенно резвились и даже ночью не могли успокоиться. Испробовав на себе действие плодов кофе, люди и ввели его постепенно в свой рацион.
      В самой Эфиопии, как ни странно, кофе не получило заметного распространения, а его культура долгое время находилась под суровым запретом: господствовавшая там христианская церковь считала его «магометанским зельем». Зато в Йемене выращивание кофе достигло высокого совершенства, а напиток местного приготовления отличается непревзойденными до сих пор качествами. Еще в IV веке одно эфиопское племя, переселившись в Аравию, принесло с собой это растение. Благодаря усилиям переселенцев оно прочно привилось на новом месте и вскоре распространилось по свету. Не удивительно, что знаменитый кофе мокко полупил свое название от йеменского порта Мокка, где издавна шла бойкая торговля черным напитком. Мокко мастерски вырабатывается в Йемене и в наше время и в большом количестве вывозится преимущественно в Египет и страны Центральной Азии. Распространению кофе во многом способствовали аравийские кочевники и караванщики, не случайно ведь его называют напит ком бедуинов. Собираясь в дорогу, житель Аравии не забудет взять с собой достаточное количество зерен кофе и все необходимое для приготовления обязательного дорожного напитка.
      Во времена турецкого владычества в Малой Азии кофе довольно быстро распространился сначала в Турции, а оттуда из одной страны в другую. Мусульманское духовенство всполошилось, увидев изо дня в день растущую популярность нового напитка, и объявило кофе настоящую войну . Понятно, «доверенных Магомета» беспокоила не вредность напитка, о которой настойчиво твердили его противники, а пугала мысль, что многочисленные кофейни могут отвлечь правоверных от мечетей. Однако потребление кофе неодолимо росло и приобретало все больше сторонников. Победа осталась за кофе, оно прочно вошло в быт арабских стран. Традиционная чашка кофе на дипломатических приемах в этих странах свидетельствует об уважении, дружественных отношениях и добрых намерениях по отношению к гостю.
      Европейцы познакомились с кофе лишь на рубеже XVI- XVII столетий, чему немало способствовали странствующие купцы и дипломаты. Рассказывая много диковинного о напитке, который арабы пьют вместо запрещенного религией вина, они интриговали слушателей. Как правило, передавались слухи, сопровождавшиеся всякими домыслами, о загадочном напитке «кахва», обязательно употребляемом арабами после обеда и освобождающем их от меланхолии, укрепляющем желудок и прогоняющем сон.
      Во второй половине ХУЛ века кофе быстро распространился в Англии, Франции, Голландии Здесь также не обошлось без казусов. Как и в Турции, напугал он прежде всего торговцев и духовенство. Первые боялись его конкуренции с очень доходной торговлей спиртными напитками, а вторые — отрицательного влияния на религиозность прихожан. Английское духовенство даже поспешило объявить греховным употребление «нехристианского» напитка. Подкупленные журналисты писали, что кофейни — это сборища тайных заговорщиков, а соответственно проинструктированные святыми пастырями врачи утверждали, что кофе вызывает болезни желудка и других органов и даже приводит к вымиранию в третьем поколении.
      Однако популярность кофе росла, вскоре его стали употреблять самые широкие слои населения, и не только как напиток, но и как лечебное средство. Известно, например, что в 1655 году русскому царю Алексею Михайловичу врач прописал кофе «против насморка и главоболений». Позднее в России им стали угощать как заграничной диковинкой на званых обедах царской семьи и знати.
      Интересна история распространения кофе в Новом Свете. До открытия Колумбом Америки древняя индейская цивилизация не знала кофе. Впервые туда его завезли французы при весьма необычных обстоятельствах. Людовик XIV получил в подарок от бургомистра Амстердама кофейное деревцо, привезенное из одной африканской колонии. Долго трудились придворные ботаники в специально построенной оранжерее, чтобы акклиматизировать упрямое дерево, но оно все больше хирело. Тогда главный королевский ботаник А. де Жюссьё отправил деревцо на Антильские острова. Сопровождать нежное растение в длительном морском плавании было поручено садовнику Деклиэ. Он заботливо ухаживал за постепенно хиревшим питомцем, а когда запасы питьевой воды начали иссякать, стал отдавать ему почти всю свою небольшую порцию воды. И деревцо вынесло тяжелое, изобиловавшее штормами путешествие.
      Впрочем, для кофе переселение в раннем возрасте наиболее целесообразно, так как семена его довольно быстро теряют всхожесть. Их обычно сразу после созревания высевают в грунт, и через несколько недель появляются всходы.
      На Антильских островах королевское деревцо хорошо прижилось, и в скором времени его потомство распространилось по всей Южной Америке. Так маленькое, слабое деревцо дало жизнь сотням кофейных растений Южной Америки. Но за этим кроется изнурительный труд многих поколений черных и белых рабов, принесший несметные богатства местным магнатам кофейных плантаций, владельцам роскошных дворцов в Рио-де-Жанейро, Боготе, Сан-Сальвадоре.
      Теперь на долю одной лишь Бразилии приходится две трети мирового производства кофе. Она является самым крупным поставщиком его на мировом рынке. В годы кризисов там уничтожают колоссальные запасы высокосортного кофе, выбрасывают в море, сжигают, перерабатывают на пластмассы.
      В нашей стране теплолюбивое и прихотливое кофейное деревцо пока еще не обжилось на плантациях, а прячется под прозрачными крышами оранжерей ботанических садов Кавказа, Москвы, Ленинграда, Минска, Таллина. Вероятно, в недалеком будущем оно займет достойное место в богатой и разнообразной флоре нашей Родины. Настойчивые поиски советских ученых, и особенно профессора А. Д. Александрова, уже дали первые обнадеживающие результаты. Он стремится акклиматизировать кофейное дерево на Черноморском побережье Кавказа.
     
      ЩЕДРЫЙ ПЕРЕСЕЛЕНЕЦ
      Тремя великими братьями называют чай, кофе и какао. Правда, близкое родство их ботаники отрицают, да и родом они из разных континентов: чай — из Азии, кофе — из Африки, какао — из Америки. Поэтому какао, или как его еще называют, шоколадное дерево, стало известно европейцам лишь после открытия Колумбом Нового Света. Зато исконные жители Мексики — ацтеки знали культуру этого драгоценного растения с древнейших времен. Какао занимало в их жизни столь почетное место, что ему приписывали божественное происхождение. Вплоть до второй половины XIX века плоды какао по всей Мексике служили в качестве монет. Существовали даже «шоколадные фальшивомонетчики», извлекавшие содержимое настоящих бобов какао и наполнявшие их глиной.
      Щедрый переселенец
      У ацтеков бобы какао использовались для приготовления самого популярного национального напитка — горькой воды, или «чокоатль» (отсюда русское «шоколад»). Напиток в самом деле был горьким, так как в него не добавлялся вовсе сахар, зато обильно сдабривали его перцем и ванилью.
      Испанские колонизаторы быстро распознали свойства этого напитка и охотно заимствовали у ацтеков способ его приготовления. Было внесено и усовершенствование — перец и ваниль уступили место сахару. Испанцы, разумеется, постарались, чтобы первой из европейских стран, ознакомившихся с какао, была их родина. Долго Испания сохраняла и абсолютную монополию на этот редкостный напиток. Только во второй половине ХУЛ столетия какао проникло в соседнюю Францию, а затем и в другие европейские страны.
      В отличие от многих перипетий в судьбе какао-напиша, твердая его форма — шоколад сразу же была принята в Европе доброжелательно. Его признали полезным и сначала употребляли лишь как лекарство: при ревматических заболеваниях, болезнях горла, желудка. Скептики, правда, утверждали, что шоколад тяжел для пищеварения и пригоден лишь для грубых желудков индейцев, что он вреден для зубов и даже постепенно «сжигает кровь». Один перестаравшийся журналист писал на страницах парижской газеты, что регулярное употребление некой маркизой шоколада стало причиной рождения черного ребенка. Однако такого рода курьезы были единичны. Шоколад быстро завоевывал признание и стал лучшим деликатесом.
      С распространением шоколадного напитка все больше изменялись и совершенствовались способы употребления плодов какао и расширялся ассортимент изделий из него. Появились вскоре и шоколадный порошок, и плиточный шоколад, и порошок какао с различными добавлениями. Неизменным оставалось лишь сырье — плоды
      Какао — небольшое ветвистое деревцо высотой 3-5 метров, а изредка и до 15 метров. Растение это в ботанической литературе описано под родовым названием теоброма, что значит «пища богов». Листья его блестящие, темнозеленые, кора ствола сероватая, с продольными трещинами. В цветении и плодоношении деревьев какао не наблюдается периодичности — они продолжаются почти весь год. В одно и то же время на дереве можно наблюдать цветки и плоды в разных фазах развития и формирования. Цветки развиваются с течением времени в ребристые продолговатые, с заостренным концом плоды, похожие на небольшие дыни. Ацтеки иногда называли эти плоды «какахуатль» — отсюда, наверное, и пошло название «какао». Каждый плод содержит по 25-60 красновато-коричневых яйцевидных или несколько сплюснутых семян. В них-то и заключается основная ценность какао — алкалоид теобромин (около 1-2 процентов). Подобно кофеину теобромин какао оказывает тонизирующее, бодрящее действие на организм. Другие содержащиеся в какао вещества имеют и пищевое значение.
      Ботаниками установлено, что шоколадное дерево происходит из влажных тропических лесов Южной Америки, где насчитывается до 15 его видов. Растет оно в первые 3 года довольно быстро, затем рост замедляется. В 5-7-летнем возрасте шоколадное дерево дает первые плоды и плодоносит до 50-70 лет. Плоды шоколадного дерева завязываются лишь в немногих цветках, а зреют на протяжении 6, а то и 9 месяцев. На каждом деревце бывает от 40 до 120 плодов, образующихся преимущественно на стволах или крупных ветвях. Очень требовательное к теплу и влаге, растение какао не переносит температуры ниже 18-19 градусов, а также самого незначительного понижения влажности воздуха и почвы. Не выносит оно и интенсивного прямого солнечного освещения и при искусственном разведении нуждается в молодом возрасте в притенении.
      Размножать какао просто: достаточно сорвать со взрослого дерева лист и воткнуть его черешком в землю. Через 2 года из него формируется вполне приличное деревцо, которое еще через 3 года начинает регулярно и обильно плодоносить.
      С собранных плодов какао удаляют оболочку , а зерна его подвергают сложному процессу — ферментации, придающей им характерный для шоколада запах и вкус. Из семян какао добывают шоколадное масло, между прочим, легко застывающее при комнатной температуре, а жмых размалывают в порошок, который используют для приготовления напитка какао.
      Мировая площадь плантаций шоколадного дерева составляет сейчас около миллиона гектаров, из которых почти две трети приходится на долю Африки. Как видим, два континента обменялись драгоценными дарами природы. Африканское кофейное дерево прочно обосновалось в Южной Америке, а шоколадное дерево — какао, уроженец Южной Америки, нашло новую родину в Африке.
      Ученые Советского Союза проводят испытания шоколадного дерева в оранжереях Главного ботанического сада Академии наук СССР в Москве. Оранжереи оборудованы специальным освещением, почва в них подогревается водой, циркулирующей по трубам, уложенным на глубине 1,5-2 метров. В
      оранжереях постоянно поддерживают температуру воздуха 20-26 градусов при очень высокой его влажности. В таких условиях дерево какао щедро плодоносит
     
      ЗОЛОТЫЕ ЯБЛОКИ
      Каждый год «бархатный сезон» привлекает тысячи отдыхающих к Черноморскому побережью Кавказа. А когда набравшиеся сил люди возвращаются на север, тем же маршрутом движутся н поезда, груженные цитрусами. Если яблоня считается королевой плодоводства в умеренных широтах, то цитрусам безраздельно принадлежат субтропики.
      Дикие предки наших кавказских лимонов, апельсинов, мандаринов в изобилии растут в лесах субтропиков и тропиков Юго-Восточной Азии н Зондских островов. Однако прямых потомков большинства видов цитрусовых (апельсина, лимона, мандарина) среди них обнаружить пока не удалось. Ученые считают, что происхождение культурных цитрусов связано с многократной гибридизацией дальних их сородичей. Длительный, с незапамятных времен, и упорный труд земледельцев Индии, Индонезии, Южного Китая помог природе в создании этого золотого дива, а случилось это за много веков раньше, чем цитрусы проникли в Европу.
      Золотые яблоки
      Вероятно, вначале человек обратил внимание на очень красивую темнозеленую и душистую листву, необычайно тонкий аромат белоснежных цветков, а внешний вид плодов уж, конечно, окончательно утвердил его в решении посадить цитрусовое дерево у своего жилища. Ну, а посадив, человек не смог по своей природе не присмотреть за новым питомцем, не отдавать ему много сил и времени, пока не получил от него нечто подобное современным цитрусовым плодам. С востока на запад они пришли, когда уже приобрели
      почти такой же вид, как современные цитрусы, но европейцы сумели внести немало нового в их совершенствование.
      В отличие от с трудом завоевавших признание кофе, какао, табака и других экзотических растений, распространение цитрусов у всех народов всегда встречало доброжелательное отношение. Да и как противиться такому благу? Особенно восторженно восприняли их приход древние греки, создавшие вокруг золотых яблок — цитрусов своеобразный эпос. Золотыми яблоками славится и недосягаемый заморский сад Гесперид — дочерей Ночи. Туда и направился Геркулес, чтобы совершить свой двенадцатый подвлг. На пути Геркулеса встал великан Антей. В жестокой схватке Геркулес вьттттел победителем и после многих приключений, достигнув таинственного сада, добыл заветные яблоки.
      Отзвуки восхищения цитрусовыми можно обнаружить и в сагах скандинавских народов, и в русских сказаниях, и в древнегерманских легендах.
      Скандинавы повествуют о золотых яблоках бессмертия. Отведавший их человек, говорится в легенде, не знает болезней и старости, но эти привлекательные плоды недосягаемы для простых жителей Земли, они растут, бдительно оберегаемые, в небесных садах.
      Во многих русских сказках непременно фигурируют золотые яблоки, зреющие в заморских садах и похищаемые смелой жар-птицей. Эти плоды часто наделяются омолаживающими и другими чудесными свойствами. Немецкие легенды нередко говорят о «древней жизни с чудодейственными целебными плодами». Нелегко их добыть и даже отыскать сад на самом краю света, зато обладатель их застрахован от всяких превратностей судьбы. Наконец, у древних египтян существовало поверье, что преступник, отданный на съедение диким зверям, мог спасти себе жизнь, лишь отведав заветный золотой пдод.
      Неопределенные, но всегда восторженные рассказы о золотых плодах цитрусовых сделали свое дело задолго до их появления в Европе.
      Как ни странно, но первым из цитрусовых в Средиземноморье попал цитрон, наиболее теплолюбивый и в то же время наименее полезный из цитрусов. Считают, что в Месопотамии он был известен за 4000 лет до нашей эры, а в Греции появился благодаря солдатам Александра Македонского, занесшим его из Индии. Первые литературные сведения о цитроне мы находим V Теофраста (около 300 года до нашей эры): «это дерево растет в Персии и Мидии, снабжено острыми колючками, а цветки не все плодоносят, а лишь те, что имеют веретено» (видимо, женские цветки с пестиком). Плод цитрона, или, по словам Теофраста, его яблоко, использовали благодаря сильному аромату лишь для борьбы с молью. Кусочки его клали в складки одежды, а так как прежде в борьбе с молью употреблялись ветки хвойных растений из рода цедру с — кедр, то слово «цедрос» стало основой названия и нового средства против моли — плодов цитрона. В Древнем Риме слово «цедрос» переделали в «цитрус», да так и закрепилось это название уже за всей группой растений с золотыми плодами.
      Только через несколько столетий после цитрона на берегах Средиземного моря появились кислый апельсин и лимон, завезенные сюда арабскими завоевателями. До этого культура южного апельсина была хорошо известна в странах Передней и Средней Азии. Знаменитый таджикский врач Авиценна в своих рецептах рекомендовал сок кислого апельсина. Лимон же («лимунг») упоминается в старинных китайских летописях, хотя родина его, несомненно, Индия.
      Довольно поздно, примерно в начале XV века, появился в Европе один из лучших представителей цитрусовых — сладкий апельсин, известный на своей родине, в Китае, еще задолго до начала нашей эры. Участники похода Васко да Гамы, возвратившись в Европу, восторженно рассказывали о том, как их в одном из портов восточного побережья Африки угощали чудо-плодами — апельсинами. Кстати, само слово «апельсин» заимствовано у немцев и в переводе означает «китайское яблоко» («апфель» — яблоко, «сине» — Китай). Красивый вид и замечательный вкус нового цитруса буквально покорили европейцев. Вместе с ростом спроса на чудесные плоды быстро распространялась и мода на их выращивание. Для апельсинов начали возводить стеклянные сооружения, которые с тех пор и стали называться оранжереями (от французского «оранж» — апельсин).
      И, наконец, мандарин. Он попал в Европу только в прошлом столетии. Лишь в 1840 году неаполитанец Мишель Тенор впервые завез деревца мандарина в Италию и дал европейцам подробную аттестацию нового цитруса. Между прочим, назвали так это растение в Китае, потому что доступны они были лишь богатым мандаринам. Скоро мандарин оказался во Франции, а затем нашел почитателей и в других странах.
      В отличие от чая, доставленного в Россию непосредственно, первые цитрусовые проследовали из Юго-Восточной Азии долгим окольным путем через Европу. Только во второй половине XVII века партию деревьев лимона и померанца впервые завезли из Голландии в Москву, где посадили в кремлевских «ранжерейных палатах». В конце ХУЛ века в помещичьих усадьбах России стремительно распространилось увлечение оранжерейной культурой лимона ради плодов и померанца как декоративного растения.
      Промышленная культура цитрусовых в нашей стране получила развитие только в годы Советской власти. Однако громадную подготовительную работу проделал еще в предреволюционные годы известный русский ботаник Андрей Николаевич Краснов. В результате многочисленных поездок в тропические и субтропические страны он собрал и сосредоточил в Батуми на Зеленом Мысу богатейшую коллекцию цитрусовых растений. В дальнейшем они были здесь детально испытаны советскими ботаниками и получили путевку в другие районы Черноморского побережья Кавказа и Закавказья. Большие коллекции цитрусовых были завезены в наше время в Сухумский ботанический сад, на Сочинскую станцию южных культур и в другие пункты наших субтропиков. Теперь цитрусы занимают площадь в несколько десятков тысяч гектаров и чувствуют себя не хуже многих других переселенцев из далеких стран. Вполне правомерно сказать и о цитрусовых, что они нашли у нас новую родину.
      Большая часть цитрусовых — растения вечнозеленые, однако есть и такие, что сбрасывают на зиму листья. Некоторые цитрусовые снабжены защитными приспособлениями — колючками.
      Цитрусовые обладают редким свойством давать из одного семени несколько (от 2-3 до 10-12) всходов. Многих удивляет также еще одна особенность плодов некоторых цитрусовых. Как правило, плоды их не опадают осенью первого года и обычно при сборе урожая срезаются. Если же их не срезать, то, повисев зиму желтыми, весной они снова зеленеют, а к осени дозревают и желтеют вторично.
      Отдельные деревья апельсина достигают значительной высоты, стволы их толщиной в обхват и крона большая, как у дуба. Такие деревья живут до 100-150 лет, а иногда и больше. В зрелом возрасте они могут дать от 3 тысяч до 38 тысяч плодов в год. Другие цитрусовые не столь щедры. Например, мандарин к 30 годам достигает лишь 5-метровой высоты, а урожай с одного его дерева обычно составляет 5-7 тысяч плодов.
      Своеобразное цитрусовое чудо создал в Сочи талантливый ученый-селекционер и популяризатор Федор Михайлович Зорин. На деревце помпельмуса он и его многочисленные гости из более чем 25 стран мира привили несколько десятков видов и сортов цитрусовых. На нем растут ветви японских мандаринов, итальянских лимонов, американских грейпфрутов, многих сортов цитрусовых, выведенных в Советском Союзе. Не удивительно, что этот цитрусовый сад на одном штамбе приобрел теперь широкую известность как «дерево дружбы». Многие выдающиеся люди нашей планеты оставили на нем свои «зеленые автографы», отдав тем самым дань высокой идее единения людей мира и замечательным качествам цитрусовых растений.
     
      ПАВЛОВНИЯ
      Посетителя Никитского ботанического сада близ Ялты непременно заинтересуют небольшие раскидистые деревья с толстыми почти травянистыми побегами, в раннем возрасте похожими на зрелые мясистые стволы подсолнечника. Ветви их покрыты редко расположенными, но очень крупными, округлой формы бархатистыми листьями, которые достигают часто полуметра в диаметре. Характерны они тем, что издают острый специфический запах, а удерживаются на ветвях с помощью пустотелых черешков-трубочек толщиной более 1,5 сантиметра. В южных районах СССР эти деревья выше 10-15 метров, как правило, не вырастают, а в условиях лесостепи Украины и того меньше, до 4-6 метров. Ведь они здесь, а особенно их верхушки, часто подмерзают. Однако весной уцелевшая часть ствола легко восстанавливает обмерзшие части кроны, образуя при этом толстые быстрорастущие побеги
      Павловния
      История появления этого дерева в Европе хорошо известна ботаникам. Его название — павловния императорская. Родина павловннн — Южная и Юго-Восточная Азия. Больше всего это дерево распространено в Японии и Центральном Китае, где на него впервые обратил внимание известный нидерландский ботаник Знбольд. Он первым и описал это нарядное, особенно в цвету, дерево, которое на родине достигает высоты 25 метров. Цветки павловннн огромные, сине-лиловые, приятно пахнущие, имеют форму колокольчиков. Они собраны на концах побегов в красивые прямостоячие соцветия. Зибольд не только описал приглянувшееся ему растение, но и собрал, а затем привез в Европу его семена. Впервые высеянные в Амстердаме в 1830 году, они хорошо проросли, а через 5 лет молодые деревца уже обильно цвели.
      Цветущая павловния произвела большое впечатление на королеву Нидерландов, сочувственно относившуюся к ходатайству Зибольда об организации ботанических экспедиций. По инициативе благодарного ботаника дерево и получило название павловния императорская в честь королевы Анны Павловны, дочери русского императора Павла I и супруга нидерландского короля Вильгельма I. Так зовут это дерево ботаники и до сих пор, хотя теперь известно и второе название, присвоенное ему другим ботаником за необычно густое опушение побегов и листьев, — павловния войлочная. Правда, еще есть у павловннн и третье название — адамово дерево. Оно дано ему на Востоке, где существует предание, что огромные листья павловнии некогда заменяли одежду Адаму и Еве.
      К нам это дерево попало через Крым, где оно впервые было выращено в 1846 году в Никитском ботаническом саду. С тех пор его охотно используют как декоративное парковое растение. Постепенно акклиматизируется павловния и в более северных районах. Ее теперь можно встретить, например, в Киеве.
      Здесь она зацветает очень редко (плохо переносит морозы) и лишь поздней осенью. Цветки, как правило, не успевают образовать семян, так как завязь почта всегда повреждается осенними заморозками. Получить местные всхожие семена этого интересного дерева пока не удается. В северных районах Украины его разводят корневыми и стеблевыми черенками. На южном берегу Крыма и на Кавказе, а также у себя на родине павловния после цветения покрывается крупными зелеными смолистыми плодами. Ежегодные их урожаи достигают 5-10 килограммов с одного дерева. Из семян павловнии добывают очень ценное масло, широко используемое в Японии для технических целей. Особенно ценится оно как примесь к широко известному высококачественному японскому лаку.
      Находит применение и малоценная, на первый взгляд, хрупкая, очень мягкая и очень легкая древесина павловнии. После измельчения ее используют как заменитель пробки, изоляционный материал, а также прессуют из нее паркет, фанеру, доски. Но у нас павловния пока представляет редкое парковое дерево, привлекающее своей экзотичностью.
     
      ПАЛО ДЕ ВАКА
      Если спросить ботаника или дендролога, где растет больше всего древесньгх диковинок, то, пожалуй, он назовет южноамериканский континент.
      В Центральной и Южной Америке (Эквадоре, Венесуэле, Коста-Рике и других государствах) можно встретить дерево кебрачо, название которого («сломай топор») говорит само за себя, знаменитую гевею, поставляющую натуральный каучук, дынное, мармеладное, горшечное, бразильское красное дерево (по имени которого «пау-бразнл» была названа даже целая страна — Бразилия), хинное, шоколадное и десятки других удивительных деревьев.
      Пало де вака
      Со многими из них можно познакомиться в великолепном музее Ботанического института Академии наук СССР в Ленинграде.
      Вот на столе у окна стоят два образца древесины: светлый брусок бальсы и темный спит бакаута. Из бальсы, отличающейся! удивительной легкостью древесины, был построен «Кон-Тики». Бакаут же, или гваяковое дерево, известное еще под названием американского железного дерева, дает самую тяжелую и твердую из всей поступающей на мировой рынок древесины.
      В музее представлены плоды горшечного дерева, напоминающие небольшие гончарные горшки с крышками. Растут эти деревья в бассейне Амазонки и интересны тем, что содержат в своих оригинальных плодах до двадцати очень вкусных райских орехов, как называют их бразильцы. Созревая, плоды теряют крышку, а содержащиеся в них орехи высыпаются. Местное население использует пустые плоды-горшки для ловли маленьких обезьян. Для этого горшки оставляют на опушке леса, положив в них ароматную приманку. Любопытные лакомки-обезьянки, почуяв приманку, мчатся во весь дух к ней, всовывают голову в заветный горшок, не подозревая, что это капкан. Набив рот орехами, обезьянки не в состоянии вьггащигь голову из капкана и становятся добычей людей. Поэтому плоды горшечного дерева называют также обезьяньими горшками.
      Всеобщее внимание в музее привлекают и небольшие сосуды с млечным соком бросимума полезного. В Центральной Америке нередко можно встретить вблизи жилищ в небольших рощах высокие стройные тропические деревья, называемые местными жителями «пало де вака», что значит «коровьи деревья». Оказывается, не зря ботаники дали этому дереву название галактодендрон-молочное дерево.
      Кора этих деревьев гладкая, листья остроконечные, кожистые, длиной до 25 см, похожи на листья комнатного фикуса. Растут деревья быстро. Плоды у них мясистые, содержат 1-2 семени. Древесина золотисто-красного цвета, очень твердая и тяжелая. Но самым ценным является млечный сок, добываемый туземцами из надрезов на стволах этих деревьев или из обломанных ветвей. За 2-3 часа из одного ствола вытекает несколько литров белого вкусного сока, напоминающего по виду и даже вкусу коровье молоко. Но так как сок быстро густеет и становится горьким, его добьюают перед самой едой, благо делать это можно почти весь год.
      При испарении растительного молока остается густое желтое вещество, напоминающее пчелиный воск. Оно тоже находит применение в хозяйстве: им чинят посуду, герметически закупоривают сосуды, делают из него свечи, а теперь используют еще и как сырье для жевательной резинки. В народе древесное молоко применяют с лечебной целью, в частности против астмы.
      Галактодендрон — очень требовательное к тенту и влажности тропическое растение. В Советском Союзе только проверяется возможность его оранжерейной культуры. В субтропических районах Крыма и особенно Кавказа (Сухуми, Батуми) это ценное дерево в последнее время испытывается и в полевых условиях.
     
      СОФОРА ЯПОНСКАЯ
      Очень ценными считают специалисты растения, отнесенные ботаниками к семейству бобовых. Большая часть этих растении накапливает в плодах и стеблях жизненно важный для людей растительный белок, а также удобряет почву азотом. В клубеньках, расположенных на их корнях, поселяются бактерии (азотобактер), которые усваивают азот непосредственно из воздуха. К бобовым принадлежит и софора японская, которую можно встретить на улицах и в дендрологических коллекциях юга нашей страны Особенно охотно ее используют для озеленения в Молдавии, на Кубани, в Ростовской области, в южных районах Украины.
      Софора японская распространена в Японии, Китае, Корее, где представлена высокими (до 25 метров) деревьями с большой развесистой кроной. Внешне софора напоминает белую акацию и очень привлекательна, когда ее крона сплошь покрыта душистыми кремоватыми цветками. Цветкн-мотыльки появляются на дереве дружно в конце июля или в начале августа и недели через две так же дружно опадают, сплошь устилая землю. Их место занимают длинные клейкие зеленые плоды — бобы с небольшими, будто зерна мелкой фасоли, семенами. Созревают семена только в начале ноября, а плоды, не раскрываясь, висят почти всю зиму.
      Софора японская
      Софора впервые появилась у нас в середине XVIII века и с того времени славится как декоративное неприхотливое парковое дерево. В северных районах софора, правда, нередко повреждается морозами, но за один сезон ликвидирует последствия повреждений.
      Ученые давно открыли, что опавшие лепестки цветков софоры содержат очень стойкую желтую краску, а совсем недавно исследованиями установлено, что еще больше желтой краски содержится в цветочных бутонах. В старинных пособиях по крашению эти бутоны именуются китайскими желтыми ягодами.
      Свойства софоры как отличного красителя использовались еще в древности, а в средние века ее бутоны стали предметом широкого экспорта в Западную Европу. Издавна ценилась на родине и бурая твердая древесина софоры, из нее делали ценную мебель, паркет. Новая страница в биографии этого дерева началась с открытия, которое, казалось, к нему не имело никакого отношения В 1842 году ботаники нашли в листьях многолетнего растения руты вещество, которое они назвали рутнном. Со временем рутин был обнаружен и в краске, изготовленной из софоры Так стали известны и целебные свойства бутонов софоры, которые, как выяснилось потом, издавна применялись в народной медицине при лечении разных кожных заболеваний. Рутин теперь — общепризнанный ценный препарат, который придает пластичность кровеносным сосудам и предотвращает кровоизлияния при гипертонии К нему прибегают также при лечении экземы и тяжелых повреждений кожи.
      Переселенка из далекого Востока, кроме родича гороха, имеет, оказывается, и родную сестру в Новой Зеландии Зовут ее на родине «коухаи». Золотистый цветок-бубенчик ее признан национальным цветком Новой Зеландии. Ботаники это интересное растение, в начале его жизни вовсе не похожее на взрослое дерево, называют софорой четырехкрылой.
     
      ЦАРСКИЕ РОЖКИ
      Среди шума н гама базаров н ярмарок царской России постоянно были слышны громкие голоса торговцев сладостями: «Цареградские стручки! Сладкие рожки! Навались, у кого деньги зав елись!»
      Было от чего надрывать глотки: сладости-то не бог весть какие, а прибыли сулили огромные.
      Царские рожки
      В местах возделывания цареградских стручков они шли на корм скоту, и лишь бедняки изредка употребляли их в пищу. На 400 тысяч рублей золотом ежегодно ввозили рожки в Россию, а доходы от их реализации и учету не поддавались.
      Где же добывался этот доходный товар? Оказывается, ца-реградские стручки — плоды рожкового дерева, цератонии. Его культура издавна известна в странах Средиземноморья. Эти небольшие 10-метровые деревца семейста бобовых внешне напоминают белую акацию. Однако вечнозеленая широкая крона их более плотна, чем у акации, цветки мелкие, невзрачные, собраны в кисти. Ну, а коричневые плоды — бобы рожкового дерева — это и есть цареградские стручки, или сладкие рожки. Они довольно крупные, длиной от 10 до 25 сантиметров, в ширину до 4 сантиметров и толщиной 1 сантиметр. Семена плодов погружены в сочную сладковатую мякоть (около 50 процентов сахара). Плодоносят эти деревья регулярно, давая до 200 килограммов плодов ежегодно. Плоды снимают обычно недозрелыми и оставляют несколько дней на солнце, пока мякоть их не перебродит. Предприимчивые купцы в случае неудовлетворительного сбыта цареградских стручков выжимали из них сок и продавали как сироп или перегоняли на спирт, а оставшуюся мякоть перерабатывали на суррогат кофе.
      После долгих поисков древние ювелиры и аптекари удостоверились, что твердые, плоские бурые семена рожкового дерева на редкость однородны по весу. Поэтому и стали использовать их как своеобразные гири при взвешивании драгоценных камней и благородных металлов: бриллиантов, изумрудов, золота, платины. Нашли применение гирьки-семена рожкового дерева и в фармакопее.
      В настоящее время плоды рожкового дерева не используются как лакомство.
     
      В ПАМЯТЬ О ВОЖДЕ
      Лишь одно дерево удостоилось имени народного вождя. Так повезло «гигантской сосне», которую индейское племя ирокезов из Северной Америки, желая увековечить память своего выдающегося вождя Секву, назвало его именем. Ирокезский вождь Секву возглавил освободительную борьбу ирокезов против иностранных поработителей, был первым народным просветителем, изобрел азбуку для племени чироков.
      Делались многочисленные попытки переименовать это дерево. Так, сразу же после открытия секвойи европейцами они нарекли ее калифорнийской сосной, а впоследствии назвали мамонтовым деревом за сходство старых обвисающих ветвей с бивнями мамонта. Прошло некоторое время, и английский ботаник Линдлей, впервые научно описавший это дерево, дал ему новое имя — веллингтония в честь английского полководца Веллингтона,
      отличившегося в битве с войсками Наполеона под Ватерлоо. Американцы также решили внести свою лепту и поспешили окрестить секвойю ваишнгтонией в память о своем первом президенте Джордже Вашингтоне. Но приоритет так и остался за ирокезами.
      В память о вожде
      Чем же интересно это дерево? Секвойя — одно из самых необычных и величественных деревьев. Многочисленные путешественники всегда восторженно описывали и описывают секвойю, наделяя ее самыми лестными эпитетами, восхищаясь необыкновенными размерами, поражаясь ее долголетию и монументальности. Лишь на несколько метров уступают по высоте наиболее крупные деревья секвойи могучему представителю растительного мира — миндалелистному эвкалипту из Австралии. А уж по объему ствола, напоминающего гигантскую колонну, и долголетию секвойя затмила все известные деревья Увенчанные далеко в небе густыми широкими кронами, эти деревья достигают высоты шпиля Петропавловской крепости, или 56-го этажа современного здания
      Диаметр ствола некоторых деревьев секвойи равен 20- 23 метрам, а вес древесины одного дерева иногда превышает 1000 тонн. Более 2000 кубометров древесной массы дает одно дерево. Только железнодорожному составу из 60 вагонов под сипу перевезти такого великана. Падкие на разного рода сенсации американцы не раз удивляли европейцев, демонстрируя размеры этого дерева. Так, на одной из выставок в Европе были экспонированы два поперечных среза пней старых секвой. На одном из них свободно разместили рояль с оркестром музыкантов и ансамбль танцоров в 35 человек, на другом был сооружен дом-типография, где издавалась газета «Вестник дерева-гиганта». Накануне открытия Международной парижской выставки 1900 года среди других американских чудес широко рекламировалась самая большая доска в мире, которая специально была изготовлена из ствола крупной секвойи. Однако увидеть эту доску европейцам так и не удалось, так как длина доски превышала 100 метров и ни один капитан не взялся перевезти через океан негабаритный груз. Бесславно закончилась эта рекламная затея, которая стоила жизни уникальному памятнику природы.
      Интересные истории о секвойе давно вошли во все популярные издания о растениях. Часто вспоминается в них о том, как в старом дуплистом стволе одной секвойи-гиганта предприимчивый американец устроил ресторан на 50 мест, а в стволе другого поваленного бурей дерева — гараж для автомобилей туристов. Широко рекламируется и своеобразный тоннель в стволе огромной секвойи «Вавона Три», растущей в Иосемитском национальном парке (штат Калифорния, США). Тоннель проложили еще в 1881 году, а при строительстве современной автомобильной дороги значительно расширили. Теперь в нем свободно проезжают не только легковые автомобили, но и внушительных габаритов автобусы.
      Один предприимчивый бизнесмен по частям снял с крупной секвойи кору до 25-метровой высоты. Чтобы сделать это, вокруг дерева возвели строительные леса, как при постройке многоэтажного здания, и пять человек снимали кору в течение трех месяцев. Пронумерованные части коры были вновь сложены в Сан-Франциско и выставлены для обозрения за соответствующую плату снаружи или изнутри, для чего было оставлено входное отверстие. При этом сообщалось, что чудо-дерево, лишившись коры, будто бы вовсе не пострадало и продолжает расти, как и раньше. Своеобразное здание было меблировано, в нем поставили фортепиано, и на концерты одновременно собиралось до 100 человек.
      Непременно присутствует секвойя и в рассказах мифического великана лесоруба, героя североамериканского фольклора Поля Бенеяна. На секвойевой лесосеке он вместе со своим голубым быком Бейбу демонстрирует необыкновенную силу и удивительную сноровку.
      В древнейшие доисторические времена секвойя росла по всему земному шару. Леса из секвойи произрастали и на территории нашей страны. Она была распространена почти на всем северном полушарии до широты острова Шпицберген. Сейчас лишь в Калифорнии сохранилась секвойя гигантская по западным склонам Сьерра-Невады. После хищнического уничтожения этого дерева на месте обширных могучих лесов осталось около 30 небольших рощ. Наиболее ценные очаги секвойи, хотя и с большим запозданием, объявлены заповедными, и как и отдельные деревья, получившие персональные имена, охраняются законом. Здесь можно встретить и могучего «отца лесов», и в пару ему высоченную секвойю «лесная мать», и ветерана «седого гиганта». Старейшиной секвойи американцы считают 3500-летнего «генерала Шермана», возвышающегося в национальном парке у подножья Сьерра-Невады почти на 100 метров, диаметр его ствола около 15 метров. Практичные американцы подсчитали, что из древесины этого гиганта можно было бы построить 30 шестикомнатных дачных домов.
      А одному из этих необычайных представителей лесного мира ирокезы недавно присвоили имя, одинаково дорогое для тружеников всего мира,- имя Ленина. Об этом написал в своем стихотворении поэт Андрей Вознесенский, посетивший, будучи в Калифорнии, парк секвой.
      Немало уже говорилось о долговечности секвойи. Многочисленные исследования показывают, что возраст ее нередко достигает 6000 лет. Некоторые секвойи на много веков старше египетских пирамид.
      Важно отметить, что и долголетие секвойи поставлено на службу науке. С помощью этих древнейших представителей растительного мира ученым удалось заглянуть в глубину тысячелетий и по годичным кольцам на поперечных срезах стволов получить достоверные данные о климате давно минувших времен. Реагируя на перемены погоды, деревья строго соответственно количеству осадков каждого года наращивали то более толстые, то более тонкие слои древесины — годичные кольца. Ученые исследовали стволы свыше 540 таких гигантов, и эти материалы дали возможность проследить погоду более чем за 2000 лет. Стало, например, известно, что 2000, 900 и 600 лет назад были периоды, очень богатые осадками, а периоды, отстоящие от нас на 1200 и 1400 лет, отличались на редкость длительными и жестокими засухами.
      Американские ученые также установили описанным методом погоду и более близкого времени. Оказалось, что 1900 и 1934 годы ознаменовались для Североамериканского континента наиболее сильными за последние 1200 лет засухами.
      Из-за красноватой, будто пропитанной кармином древесины секвойю иногда называют красным деревом. Древесина ее ценится не только благодаря оригинальной окраске, но и за необычные физические свойства: она легка, как у осины, и пориста, как у павловнии, отлично противостоит гниению в почве и воде, легко поддается всякой обработке.
      Кора секвойи значительно толще, чем у других пород деревьев: 70-80 сантиметров. Надежно укрывая ствол, она, словно губка, впитывает во дух Благодаря такому строению коры этим деревьям не страшны пожары.
      Секвойя отличается быстрым ростом и накапливает за год древесины в десять раз больше, чем наша береза, которую лесоводы считают быстрорастущей породой.
      Есть у этого чудо-дерева и другие качества. Оно не боится грибов-паразитов, легко портящих древесину других пород. Выделяемые им фитонциды отпугивают многочисленных вредных насекомых. Удивительна жизнеспособность секвойи, выработавшаяся на протяжении тысячелетий. Она отлично возобновляется побегами от пней, что не свойственно большей части хвойных растений. Поваленные бурей старые стволы прорастают сотнями молодых побегов из так называемых спящих почек.
      Подобно другим деревьям, гигантская секвойя имеет ряд оригинальных декоративных форм, высоко ценимых в зеленом строительстве: с золотистой, серебристой, голубой и даже пестрой хвоей, а также с узкой, почти колонновидной или плакучей кроной.
      На своем долгом веку секвойя претерпела немало и ботанических изменений. В былые времена она, например, насчитывала до 15 видов, а сейчас их только два: секвойя гигантская, о которой здесь шла речь, и очень близкая к ней, не менее величественная секвойя вечнозеленая. Ботаники различают их лишь по ряду незначительных признаков, а некоторые относят вовсе к разным родам. Секвойя вечнозеленая часто превышает по размерам секвойю гигантскую. Самая крупная («дерево основателей»), растущая в Калифорнии неподалеку от г. Юрики, достигает высоты 132 метра.
      В настоящее время дендрологи и озеленители ведут большую работу по искусственному разведению секвойи. Выращивают ее из легчайших и очень мелких (до 3 миллиметров в диаметре) семян. По 150-200 штук их содержится в небольших шишечках, несколько напоминающих шишки сосны обыкновенной. Усилия наших ученых по акклиматизации секвойи не сразу дали обнадеживающие результаты. Только после долголетних экспериментов она стала расти во многих парках Крыма, Кавказа, на юге Средней Азии и в Закарпатье. В наших условиях она может переносить морозы не более 18-20 градусов. Семена, полученные от акклиматизировавшихся у нас секвой, сначала всходили плохо, и только после применения искусственного опыления удалось повысить их всхожесть до 50-60 процентов. Хорошо теперь освоено и вегетативное размножение секвойи: черенками или прививками. Пионерами акклиматизации деревьев-гигантов в нашей стране явились ученые-ботаники из Никитского ботанического сада. Секвойя здесь выращивается с 1850 года. В Никитском саду находится самый старый в Европе экземпляр секвойи гигантской, во многих парках Южного Крыма и Черноморского побережья Кавказа она стала теперь почти обязательным деревом. Высота отдельных ее экземпляров (в парке поселка Фрунзенское в Крыму, в Батумском ботаническом саду на Зеленом Мысе и в других местах) превышает 50 метров.
      С оранжерейными растениями секвойи можно познакомиться также в Ленинграде, Москве, Минске, Киеве и некоторых других городах СССР.
     
      ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ
      В богатой коллекции вечнозеленых хвойных растений наших ботанических садов недавно появился новосел. В отличие от других хвойных, новое дерево, как и лиственница, сбрасывает на зиму хвою и даже мелкие веточки. Сейчас стройные деревца достигли, например, в ботаническом саду Киевского университета почти семиметровой высоты.
      Любопытна биография дерева. В 1941 году китайский ботаник профессор Т. Кан, исследуя флору в малодоступных горных ущельях на границе провинций Хубэй и Сычуань, обнаружил 52-метровое дерево с краснокорым стволом и нежно-зелеными плоскими хвоинками. Дерево не значилось ни в одном ботаническом определителе мира, о нем не упоминал ни один ботаник.
      Для изучения этой находки в 1946-1947 годах была снаряжена экспедиция, впервые собравшая и семена нового растения. Экспедиция обнаружила еще около 1000 таких деревьев, а также установила, что новое растение распространено на площади всего 750 квадратных километров, растет на высоте 650-1200 метров на песчаных почвах. Местное население называет его «щуй-ша», что значит «водяная ель». Дерево имеет сходство с гигантской секвойей, о которой речь шла впереди, и его назвали метасеквойей.
      Второе рождение
      Метасеквойя очень заинтересовала ученых всего мира. За несколько лет появился ряд научных работ, посвященных этому растению. Всюду были проведены поиски, но ни в одном уголке земного шара найти в природных условиях мета-секвойю так и не удалось. Однако когда сенсация стала известна палеоботаникам, те заявили, что они метасеквойю давно изучили по отпечаткам на камнях, в торфяных толщах и других отложениях и считали ее давно погибшим растением.
      Метасеквойя была одним из наиболее распространенных деревьев доисторического растительного мира. Ее леса покрывали громадные территории от теплой Кореи до суровой Арктики. Следы метасеквойи находили при раскопках в Калифорнии, Гренландии и Казахстане. Вновь открытое растение послужило и несколько разочарованным палеоботаникам (ведь им придется сбросить со своего счета одно растение), так как подтвердило точность выполненных ими описаний флоры давно минувших эпох.
      Китайские ученые разослали семена открытого ими дерева в разные страны мира. Сеянцы метасеквойи прижились в Ленинграде, в тропиках, на берегах Средиземного моря. Сейчас это дерево можно встретить во Франции, Финляндии и Бразилии. Оно оказалось стойким к засухе, хорошо переносит 30-градусные и даже большие морозы. Теперь изучены и некоторые биологические особенности метасеквойи Она, например, легко размножается черенками, необычно рано для деревьев начинает плодоносить. Уже в 5 лет, а
      то н раньше она образует первые шишечки, из которых лесоводы с успехом выращивают новые ее поколения.
      Так свершилось второе рождение метасеквойи
     
      РЕКОРДСМЕН РАСТИТЕЛЬНОГО МИРА
      Леса Австралии на 90 процентов состоят из эвкалипта. Площадь естественных эвкалиптовых лесов составляет здесь почти 8 миллионов гектаров. Особенно ценится в этой части света, да и во всем мире, эвкалипт миндалелистный. Именно деревья этого вида считаются рекордсменами растительного мира по двум показателям: предельной высоте, достигающей порой 155 метров, и по быстроте роста. Правда, по второму показателю эвкалипт миндалелистный уступает бамбуку, но ботаники, как, впрочем, и лесоводы, не считают бамбук деревом.
      Быстрота роста характерна для многих древесных пород, в том числе и для других видов эвкалипта, но все они уступают в этом отношении эвкалипту минд ал елистно му.
      Рекордсмен растительного мира
      Есть еще одно замечательное свойство у эвкалипта способность осушать заболоченные земли, интенсивно испаряя избыточную воду из почвы. В краях, где эвкалипт стали разводить искусственно, его называют живым насосом, а на родине- деревом чудес, деревом жизни и даже алмазом лесов. Эвкалипт вполне оправдывает все эти названия, так как исцеляет больных, дарит лакомства в виде сахаристых выделений на концах побегов и на листьях н обладает многими другими необычными свойствами. Один из видов эвкалипта называется затопляемым, так как отлично переносит глубокое затопление в дождливый период. Вцешне он тоже отличается от других видов
      этого рода: кора у него чисто белая, почти как у нашей березы. Есть еще один вид эвкалипта, имеющий в раннем возрасте необычной формы листья — в виде серебристых дисков, в центре пронизанных побегами. Такие листья, оторвавшись от ветки, не опадают с дерева, а крутятся на его ветвях. С годами дерево утрачивает эту особенность.
      Эвкалипт культивируется во всех тропических и субтропических странах мира, где площадь его составляет больше полутора миллиардов гектаров.
      В России эвкалипты появились в Никитском ботаническом саду в 1816 году, однако впервые посаженные растения его полностью погибли. Начало успешного их выращивания на Черноморском побережье Кавказа было положено русскими ботаниками в 70-х годах прошлого столетия. В годы Советской власти площадь эвкалиптовых насаждений на юге нашей страны значительно расширилась. Сейчас в Краснодарском крае, в Закарпатье и в некоторых других районах юга можно встретить высокие, стройные деревья эвкалипта с характерной светло-пепельной корой, отслаивающейся длинными узкими лентами.
      Советские биологи верят, что придет время, когда светлые высокие эвкалиптовые леса зашумят у нас повсюду — рядом с дубравами, борами и березовыми рощами. Более 116 видов эвкалипта уже тщательно изучено и испытано нашими учеными, пока только около 40 отобрано для дальнейшего разведения.
      Мичуринские методы переделки растений помогли советским ботаникам создать новые, зимостойкие формы этих высокоценных деревьев. Теперь они способны переносить морозы До 10-12 градусов. Обретя зимостойкость, наши эвкалипты унаследовали от австралийских предков, кроме прочих полезных свойств, и необычную быстроту роста. Мелкие, как зернышки мака, эвкалиптовые семена проращивают в теплицах и, когда сеянцы достигнут высоты 10-12 сантиметров, их пересаживают в открытый грунт. Поздней осенью это уже 1,5-2-метровые деревца, а через 3-4 года они достигают высоты 10-12 метров и уже способны надежно защищать поля от суховеев. С этого времени может быть использована для различных нужд в хозяйстве и их ценная древесина, В 6-10-летнем возрасте стволы эвкалиптов вполне пригодны для изготовления железнодорожных шпал, рудничной стойки, строительных деталей. Полностью, или, как говорят лесоводы, технически, созревают эти прекрасные деревья за 25-30 лет, достигая в этом возрасте выдающейся продуктивности: 800 кубических метров древесины с одного гектара, а иногда и больше.
      У видов эвкалипта древесина различается по цвету: желтая, серая, коричневая, красная. Она крепка, не загнивает и легко поддается обработке.
      После вырубки эвкалиптовые насаждения быстро возобновляются побегами от пней и через 6-25 лет снова пригодны для эксплуатации. Прирост их в высоту в благоприятный год достигает 7 метров.
      Широко используются в нашей стране и целебные свойства эвкалипта. Многочисленные препараты применяются для лечения малярии, скарлатины, дифтерии, бронхита, гриппа. Отварами и настойками из эвкалиптовых листьев
      лечат гнойные раны, ангину, радикулит, язву двенадцатиперстной кишки и желудка, верхние дыхательные пути.
      Почти универсальными лечебными свойствами обладает и эвкалиптовое масло, оно содержит множество веществ, используемых при изготовлении конфет от кашля, при лечении карбункулов, гнойных воспалений и флегмон.
      Водный раствор эвкалиптового масла применяется для борьбы с москитами, муравьями, комарами и мухами. Масло это необходимо и в промышленности: для обогащения многих руд, растворения смол, каучука, изготовления разнообразных лаков, красок, клея.
      Масла разных видов эвкалипта имеют различный запах: лимона, мяты, розы и поэтому высоко ценятся в парфюмерии и кулинарии.
      У многих видов эвкалипта цветки защищены деревянистыми щитками. Когда цветок распускается, щиток опадает. Этой особенности дерево обязано своим названием: «эвкалипт» в переводе с греческого означает «хорошо покрытый».
      Необычно и опыление цветков у многих видов эвкалипта: оно осуществляется птицами — австралийскими попугаями.
      И еще одна особенность: листья у эвкалипта часто обращены ребром к солнцу, что до минимума сводит восприятие ими избыточных его лучей и тепла, и эвкалипт в жаркий период дня почти не дает тени. Поэтому тщетно искать под его кронами желанную прохладу в знойный летний день.
     
      СПУТНИКИ СЧАСТЬЯ
      В прошлую зиму довелось мне побывать в Прибалтике. Помня о старом уговоре военных лет, я уже который год собирался проведать своих боевых товарищей. Случилось так, что четырех из семи человек нашего орудийного расчета мирная судьба привела в один литовский поселок. Пришлось гостить сразу в четырех новых, добротных домах. Мое внимание привлекло необычное для Украины, да и русских деревень комнатное растение, зеленевшее на подоконниках во всех домах. Рассмотрев небольшие деревца с темно-зелеными ароматными листьями повнимательнее, я убедился, что это мирты, и похвалил товарищей за внимание к дереву молодости и красоты.
      «Это питомцы наших дочерей», — ответили мне и рассказали о хорошем местном обычае. В день, когда в семье родится дочь, в небольшой горшок высаживают миртовый саженец. Сначала за ним, равно как и за дочерью, ухаживают родители, а заметно подросшее деревцо переходит уже под заботливую опеку окрепшей его ровесницы. Не забывают мирт (к тому времени уже возмужавший, цветущий, благоухающий) и в один из самых торжественных дней. Невеста надевает на свадьбу венок, сплетенный из ветвей этого вечнозеленого деревца, а само растение — нецременный участник свадебного обряда и первая самая дорогая собственность новой семьи.
      Спутники счастья
      Пришлось и мне рассказать товарищам то, что я знал об этом растении, издавна почитаемом многими народами.
      Родина мирта обыкновенного, как зовут его ботаники, — страны Средиземноморья Там его охотно выращивали еще древние греки, считавшие мирт эмблемой молодости, красоты и целомудрия Они посвятили это растение богине Афродите. По библейской легенде, и Адам, изгнанный из рая, взял с собой в память о саде Эдема веточку мирта. В Древнем Риме миртом обсаживали храмы. Фигурной стрижкой формировали его кроны в виде различных фигур, часто полу фантастического характера, изготовляли настоянную на ветвях мирта воду красоты и молодости, а вино с замоченными в нем миртовыми плодами считали напитком бодрости и здоровья Ароматные ветви мирта в старину непременно брали с собой путешественники как талисман, гарантирующий благополучие.
      У нас выращивают мирт на южном берегу Крыма и на Черноморском побережье Кавказа. Двух-пятиметровые деревца этого декоративного растения здесь можно встретить повсюду. Особенно красиво оно, когда покрывается душистыми, хотя и небольшими, белыми цветками. Даже в комнатных условиях взрослые мирты цветут почти ежегодно и обильно.
      Эфирное масло, добываемое из листьев мирта, очень ценится в парфюмерной промышленности
      Род мирт включает более 60 видов, растущих не только в Средиземноморье, но и в Южной Америке и Австралии Плоды некоторых видов мирта вполне съедобны и высоко ценятся.
      Между прочим, в Новой Зеландии произрастает редкий природный
      гибрид мирта с евгенией — растением другого рода семейства миртовых.
     
      КИЕВСКИЕ КАШТАНЫ
      Многие наши города запоминаются не только своими архитектурными особенностями, но и присущим только им характером зеленого убранства. Улицы и парки Тбилиси трудно представить себе без красавцев атласскнх кедров, Днепропетровск — без душистых акаций, а древнюю мать городов русских Киев-без каштанов. И хотя на улицах Киева можно насчитать более 200 видов древесных растений, его «живым цветущим лицом» являются каштаны И не какие-нибудь, а киевские! Ни один житель этого прекрасного города не скажет киевские тополя, киевские акации или клены, а вот каштаны сразу назовет киевскими. Даже в песнях их так величают, а лист и свеча — цветок каштана образуют городской герб Киева.
      Киевские каштаны
      В самом деле, как можно вообразить древнюю, вечно юную столицу Украины без буйного цветения этого красивого дерева, без его густой, приятной тени, которая дает желанную летнюю прохладу, без своеобразных ежей — плодов каштана, устилающих улицы и до краев наполняющих осенью мальчишечьи карманы?
      Правда, ботаники не признают такого вида — киевский каштан и называют его даже несколько странно: каштан конский обыкновенный.
      Если принять во внимание происхождение и срок первой прописки каштана в Киеве, то он здесь не такой уж и старожил. Ведь кащтацы В OB CS Ю местные, а иноземные деревья, н хотя специалисты насчитывают их около 25 видов, все же ни один из них не встречается в диком виде не только на Киевщине, но и во всем Советском Союзе. В Киеве каштаны появились лишь
      около 150 лет назад, а их родина — Балканы. Согласитесь, что каштаны младенцы по сравнению, например, с липой у Десятинной церкви, о которой мы уже говорили, или с многовековыми дубами-исполинами на окраинах Киева Конча-Заспа, Ирпень, Голосеево.
      История даже сохранила весьма курьезный факт, связанный с одной из первых попыток произвести массовые посадки каштанов в Киеве. Весной 1842 года в городе ожидался приезд Николая I. Генерал-губернатор Бибиков приказал в честь коронованного гостя проложить новую улицу (нынешний бульвар Шевченко) и обсадить ее необычными для Киева того времени деревьями — каштанами, специально выращенными для этого в местном ботаническом саду. Пригнали солдат, спешно выполнили все предусмотренные работы, своевременно посадили деревца по обеим сторонам проспекта, протянувшегося в длину на несколько километров. А в ночь накануне приезда царя все каштаны столь же поспешно выкопали и выбросили. Оказывается, гонец, накануне направленный в Житомир, где находился тогда Николай, привез известие, что во время рапорта о приготовлениях в Киеве к его приезду у восседавшего на лошади монарха появилась гримаса недовольства. Гонцу показалось, что это совпало как раз с тем моментом, когда речь шла о каштанах. Это было вполне достаточно, чтобы встревоженный губернатор переменил решение. Так и не довелось тогда каштанам украсить новопроложенную киевскую улицу, в течение одной ночи измученные подготовительными работами солдаты заменили их на тополя. Лишь на соседней с новым проспектом аллее Киевского ботанического сада удалось сохранить небольшое количество каштанов, а часть выброшенных саженцев стала трофеями киевских садоводов-любите лей, которые унесли их в свои усадьбы. От этих деревьев и возникла вся многочисленная теперь семья киевских каштанов. На главной аллее Ботанического сада Киевского университета и теперь еще растут свидетели того печального случая.
      Позднее каштаны стали появляться все в большем количестве и в других городах юга России, где, как оказалось, вполне им благоприятствовали климатические условия.
      Теперь в Киеве можно любоваться не только белопенным морем соцветий каштана, но и почти десятком декоративных его форм. Среди них встречаются и оригинальные формы с шаровидными, пирамидальными и колонновидными кронами, желтыми, палевыми, розовыми и даже красными цветками, а также с пестрыми и золотистыми листьями.
      А кто из киевлян или приезжих не любовался великолепным каштаном Ушинского, распростершим могучую крону над могилой выдающегося русского педагога в старинном Выдубецком заповеднике на окраине Киева? Рассказывают, что это дерево было посажено по завету Константина Дмитриевича в год его похорон (1871).
      Интересные своими биологическими загадками каштаны можно встретить в старинных дендрологических парках. До сих пор, например, не раскрыт секрет каштана, взращенного неизвестным крепостным садовником-умельцем в дендро-парке Тростянец на Черниговщине. У этого
      величественного дерева вот уже около 100 лет поочередно цветет один год левая, а другой — правая часть кроны. Загадку, притом весьма курьезную, представляют собой также старые каштановые деревья в дендропарке Александрия на Киевщине. Здесь искусным садовником была когда-то создана живописная группа «спящих» каштанов, напоминающих уставших путников, прилегших отдохнуть.
      Растут в ботанических садах и у некоторых садоводов-любителей Киева, хотя и не так успешно, как конские, каштаны съедобный и сладкий. Но об этих деревьях иной рассказ. Ничего общего, кроме сходства в названии, с конским каштаном они не имеют, да и плоды получить их не так легко: цветки подмерзают. Но академику Петру Степановичу Погреб-няку удалось преодолеть это затруднение. Вот уже более 20 лет его питомцы, каштаны съедобные, великолепно растут в Киеве, а лет 10 и щедро плодоносят. И плоды у них действительно съедобные — сам пробовал.
      Пока положено лишь начало их акклиматизации на Украине, в частности в Киеве, но начало обнадеживающее. Несомненно, что у них и большое будущее. А настоящее принадлежит пока киевским красавцам, о которых каждую весну здесь поют голосистые девчата: «Снова цветут каштаны».
     
      СИМВОЛ МИРА
      В далекую старину, когда орды жестоких завоевателей, нарушая мирную трудовую жизнь людей, вторгались в пределы стран Средиземноморья, у местных жителей родились полные горького смысла слова: «Пет мира под оливами».
      Не случайно упоминались именно эти неказистые с виду небольшие деревья: очень велико значение оливы для средиземноморских народов. Вот уже больше 4000 лет служит олива им надежной кормилицей: снабжает плодами — маслинами, оливковым маслом, столь же ценным для них, как для нас, скажем, хлеб, картофель, подсолнечник, а для жителей Востока — рис, кунжут. Не поэтому ли она с незапамятных времен у многих народов Средиземноморья считалась символом мира, а оливковая ветвь всегда была свидетельством мирных устремлений? Да и в наше время ветвь оливы в клюве голубя является эмблемой Всемирного Совета Мира.
      Большим вниманием окружали эго дерево еще в Древней Греции, что нашло свое отражение в одном из прекрасных древнегреческих мифов.
      Долго богиня Афина-Паллада и бог Посейдон не могли договориться, кому из них владеть Аттикой. Наконец, после продолжительных споров сошлись на том, что во главе страны станет тот, кто совершит самое большое благодеяние. Началось необычное соревнование. Посейдон ударил трезубцем в скалу — и забил прозрачный источник. Велико было торжество бога морей. Но не пала духом Афина — с силой вонзив копье в гранитную скалу, она превратила его в цветущее оливковое дерево. Спор был решен в пользу Афины.
      Символ мира
      С оливой древние греки связывали и важнейшие события в жизни: при рождении сына отец украшал двери жилища ветвями этого дерева, из оливкового масла приготовлялось миро — благовонное масло, применявшееся при обрядах помазания на царство.
      Плоды оливы, или, как ее еще зовут, маслины, — темно-фиолетовые, почти черные, своим размером н формой напоминают мелкую алычу или чернослив. Кроме большого количества масла (до 50-75 процентов), их мякоть содержит также белки, сахар, витамины В, С и ряд других важных питательных веществ.
      Маслины употребляют в консервированном или сушеном виде, то есть когда они лишены свойственного нм в свежем виде горького привкуса. Оливковое масло, известное еще под названием прованского, в сравнении с другими пищевыми маслами значительно быстрее и полнее усваивается организмом, да к тому же славится и целебными свойствами. Особенно эффективно оно при лечении болезней печени и желудка.
      Живут оливы по нескольку сотен лет, известны и редкие деревья, достигающие значительно более преклонного возраста, иногда больше 2000 лет. Кстати, в старину маслину нередко связывали с Палестиной, где ее издавна и широко культивировали
      В Советском Союзе самыми старыми представителями древней культуры оливы являются 500-летние деревья, растущие в Крыму, в Никитском ботаническом саду, да еще несколько вековых деревьев, которые можно встретить в Грузин. Почти 200-летняя оливковая роща сохранилась в Гурзуфе: В «лесу священном», как называл эту рощу А. С. Пушкин, он любил проводить досуг.
      Б годы Советской власти культура маслины значительно расширилась не
      только в субтропической зоне СССР, но и перешла за ее пределы. На сотнях и тысячах гектаров разводят теперь маслину в Краснодарском крае, Армении, Азербайджане и Туркмении.
      Советские ученые-мичуринцы вывели много зимостойких и высокоурожайных сортов маслины, которые хорошо переносят морозы до 18 градусов. Все больше используется маслина в зеленых насаждениях южных городов. Раскидистые деревья с серебристой вечнозеленой листвой украсили улицы Баку и ежегодно приносят щедрые урожаи плодов.
      Особенной гордостью советских людей являются насаждения оливы в Туркмении, созданные молодым селекционером-агрономом Дмитрием Горбеем в предвоенные годы и ставшие живым памятником воину. Горбей погиб в Великую Отечественную войну на фронте.
     
      РАСТЕНИЕ-НИМФА
      На крутые склоны Днепра — Славутича любоваться цветущим садом сирени приходят тысячи людей, не только киевляне, но и гости из Москвы, Ленинграда, далекой Сибири и даже из-за границы. И всех привлекает цветущее чудо, созданное в Центральном республиканском ботаническом саду Украинской Академии наук в Киеве.
      Около 200 сортов сирени представлено здесь на площади в полтора гектара. И каких только расцветок здесь не увидишь, какими ароматами не надышишься! Об этом необыкновенном саде, или, как зовут его ученые, сирингарии, трудно писать. Его в пору цветения фотографируют многочисленные любители и фотокорреспонденты, фиксируют на пленку аппараты кино- и телестудий, рисуют художники.
      Из истории декоративного садоводства известно, что сирень впервые была завезена в Европу одним австрийским дипломатом из Константинополя еще в 1563 году. Этот дипломат, осматривая замечательные сады тогдашней столицы Турции, сохранившиеся с византийских времен, обратил внимание на цветущий куст. Турки называли это растение «лилак». Возвращаясь на родину, дипломат вывез семена понравившегося ему растения, впоследствии под названием «турецкая калина» сирень перекочевала из Вены в соседние страны и вскоре стала модной во всех европейских странах, включая Россию. Не было в то время помещичьей усадьбы, где не считали бы долгом обзавестись несколькими кустами модной сирени.
      Растение-нимфа
      Однако настоящая родословная сирени, как и грецкого ореха, долго оставалась мало известной, и лишь сравнительно недавно удалось выяснить ее детали. Считалось, что родина сирени-Иран, но только в 1828 году ботаникам удалось установить, что происходит она нз труднодоступных районов Трансильванских Альп, а также горных районов нынешних Югославии н Болгарии.
      Научное название сирени «сиринга» связано с одной нз древнегреческих легенд. В ней рассказывается, как Пан, бог лесов н полей, настойчиво добивался взаимности у нимфы Сиринтп Но бог был очень безобразен: бородатый, рогатый, козлоногий. Красавица Сиринга, спасаясь от преследований назойливого и уродливого Пана, отчаявшись, превратилась в прекрасное душистое растение. Незадачливый Пан, погрустив у куста, вдруг вставшего на месте нимфы, сделал нз его ветки свирель и удалился в свои владения
      Отдавая дань легенде, выдающийся ботаник Линней присвоил легендарному растению имя несчастной нимфы
      В декоративном садоводстве мира сейчас насчитывается свыше 600 сортов сирени, различающихся строением и размерами цветущих кистей, ароматом, окраской цветке», формой листьев. Если раньше выведение новых сортов сирени было монополией иностранных селекционеров, то теперь десятки чудесных сортов созданы нашими учеными и практиками Среди них нельзя не упомянуть о работах московского опытника-мичуринца, лауреата Государственной премии Л. А. Колесникова. Удивительной красоты у него сирень! Особенно привлекательны созданные им и его любимые сорта: Гастелло, мечта, пионер, большевик, которые теперь можно встретить в садах и парках Москвы, Тбилиси, Ташкента, Риги и других городов Советского Союза.
      Сирень — преимущественно кустарниковое растение, иногда имеет вид небольшого дерева. По окраске цветков различают пять групп сирени: лиловоголубую, белую, лилово-розовую, пурпурную и фиолетовую. Однако Л. А. Колесников создал сорта сирени необычной окраски: голубую, темно-фиолетовую с белой каемкой, лилово-серебристую и ярко-красную.
      Ширится слава сортов сирени, выведенных и украинскими селекционерами. Их сорта Украина, огни Донбасса, киевлянка, Полтава и другие вызывают всеобщее восхищение.
      Несмотря на южное цроисхождение, сирень хорошо растет в нашей стране и отлично переносит даже лютые морозы Соловецких островов, Тобольска, Красноярска. Она довольно требовательна к почвам и их влажности, отлично размножается семенами, корневыми побегами и зелеными черенками, к тому же быстро растет. Сирень очень ценна как выгоночное растение для оранжерей и теплиц. Здесь добиваются буйного ее цветения даже в разгар суровой зимы.
     
      ХОЗЯЙКА ОКЕАНСКИХ БЕРЕГОВ
      Читатель уже имел возможность убедиться, как богат растительный мир орехами. Специалисты даже выделили обособленную группу орехоплодных растений И какие только орехи в этой группе не встретишь: настоящие и ложные, твердые и мягкие, вкусные и горьковатые, очень большие и совсем крошечные. Утверждают, что в природе существует более 50 видов плодов орехов. Но один из них занимает особое место — это кокосовый орех, самый удивительный плод, пользующийся любовью жителей Филиппин и Индонезии, Индии и Африки, Южной Америки и Океании. Да и там, где кокосовые пальмы не растут, знают об этих чудо-орехах.
      На нашей планете насчитывают около 450 миллионов кокосовых пальм, занимающих полтора миллиона гектаров. Но дело не только в широком распространении этих деревьев. Они без преувеличения кормят, поят, одевают миллионы людей в тропических странах, дают им кров на суше, средства передвижения в море. Стволы кокосовой пальмы, часто достигающие 25-30 метров высоты и около 60 сантиметров толщины, являются первоклассным строительным материалом. Туземцы мастерски выдалбливают из них лодки, делают мачты и сотни других деталей для лодок, кораблей, наземных построек.
      Хозяйка океанских береге»
      Вершина изящного пальмового ствола увенчана короной из перистых листьев почти семимегровсй длины и метровой ширины. Листьям туземцы также находят разнообразное применение, даже кроют ими хижины. Очень прочные волокна листьев используют для плетения шляп, матов, изготовления различных канатов, щеток, веников, метел. Молодые почки и самые нежные листья кокосовой паль мы употребляются в пищу в виде салатов, служат сырьем для выделки бумаги.
      Находят практическое применение н соцветия кокосовой пальмы. На молодых соцветиях, кстати сказать, невиданно крупных размеров — до полутора метров длиной, незадолго до цветения делают надрезы, из которых вытекает густая жидкость, содержащая около 15 процентов сахара. Ее выпаривают н получают кристаллический, отличных вкусовых качеств н высококалорийный пальмовый сахар. При сбраживании пальмового сиропа получается вкусное вино, называемое «тодди».
      Однако все эти многочисленные блага не могут сравниться по своему удельному весу с плодами кокосовой пальмы, ее знаменитыми орехами. В пору плодоношения это дерево вступает сравнительно рано, в 5-10-летнем возрасте. Созревание орехов длится обычно около года. А так как цветение пальмы не приурочено к какому-нибудь определенному периоду года, то и плоды ее зреют в сентябре н апреле, в июле н даже январе. Молодой плод содержит около полулитра прозрачного, приятного на вкус кисло-сладкого сытного сока, очень хорошо утоляющего жажду. По мере созревания в его жидкости появляются капли масла, а со временем образуется н широко известное кокосовое молоко. Оно имеет белый, как коровье молоко, цвет и не менее приятный вкус.
      Полностью созревший плод содержит вместо молока молочно-белую, будто сваренный белок яйца, мякоть — копру. Подсушенная копра на 60-65 процентов состоит из масла, а один ее килограмм содержит около 7000 калорий. По калорийности она лишь немного уступает коровьему маслу. С одного дерева за год собирают 100 орехов, а с гектара пальмовых плантаций — больше тонны копры. Копра в большом количестве транспортируется в судах-рефрижераторах на мировые рынки, где сбывается для переработки на масло или использования в свежем виде. Кокосовое масло — отличное сырье для изготовления высоких марок лярда, консервов, мыла, свечей и т. п.
      Интересный эксперимент много раз ставили ученые на Гавайских островах. Они выставляли раскрытый орех на солнце, присоединяли к нему электроды, и он превращался в батарею, способную снабжать энергией транзисторный приемник в течение месяца. Оказывается, солнечное тепло побуждает к быстрому развитию в мякоти ореха особого вида бактерий — аэро-монас формикас. Они образуют муравьиную кислоту (составная часть так называемой биохимической тепловой клетки), являющуюся основой электролита для зарядки батарей транзисторов. Бурная жизнедеятельность микроорганизмов приводит к разложению органических веществ, превращая орех в миниатюрную теплоэлектростанцию.
      Кроме бактерий, у кокосового ореха есть и более солидный иждивенец — «пальмовый вор». Чудовищных размеров, очень неуклюжий на вид краб в свое время удивил силой и мастерством, с которым он открывает кокосовый орех и извлекает из него вкусное содержимое, самого Дарвина. Пальмовый краб и питается орехами, и живет под пальмой, и сам собирает ее урожай. Правда, люди ухитрились использовать и краба-иждивенца: забирают собранные им волокна пальмы и даже вытапливают жир из самого краба (иногда удается натопить более 2 литров из одного краба).
      Интересна и биология королевы пальм, как часто называют это чудесное растение. Ее распространение, способ размножения и даже форма ствола приспособлены к береговым океанским условиям. Уже на расстоянии 6-7 километров от берега кокосовые пальмы растут плохо. Наилучшим местом для них считается самая кромка берега океана. Здесь они достигают полного расцвета, наиболее крупных размеров, обильно плодоносят и дольше всего живут. Стволы выстроившихся в ряд у самой воды пальм всегда саблевидно изогнуты в сторону океана. Ботаники считают это своеобразной самозащитой пальм от сильных и внезапных океанских бризов.
      Изогнутость стволов способствует и очень интересному способу размножения кокосовой пальмы, осуществляемому при содействии океана. Крона пальмы обычно нависает над прибрежной частью океана, и плоды ее падают в воду или скатываются к волне по береговому откосу. Обладая завидной плавучестью, подгоняемые неспокойной волной, плоды превращаются в заправских путешественников, так как им приходится месяцами странствововатъ, пока волна не прибьет их к новым берегам. Нередко это случается на весьма отдаленных островах и даже континентах. Но даже очень затянувшееся плавание нисколько не вредит орехам. Выброшенные в конце концов волной на берег, кокосовые орехи, едва обсохнув, црорастают. Так они нередко осваивают новые земли, образуя на них даже обширные пальмовые плантации.
      В ботанической литературе описано около 30 видов кокосовых пальм, но только у одного из них — именно у королевы пальм — до сих пор не удалось выяснить родину . Этот вид теперь настолько привился почти на всех тропических берегах океанов, что вообще вряд ли будет возможно и в будущем определить место его первоначального происхождения.
      Одни предполагали, что родина кокосовой пальмы — загадочный материк Мю, который будто бы некогда исчез в водах Тихого океана. По другой версии кокосовая пальма родом из Малайзии, но в подтверждение ее приводятся еще более слабые доказательства, основанные лишь на том, что она якобы там наиболее популярна. В Малайзии действительно можно услышать старинные предания об этой пальме, встретить великое множество ее форм и разновидностей. Впрочем, кокосовые орехи вместе с плодами хлебного дерева составляют основу пищевого рациона многих народов тропиков. Да и не только благодаря плодам ценится это дерево. «Только тот, кто сам это испытал, знает, как восхитительно сидеть в густой пальмовой тени и пить приятную прохладную жидкость из кокосового ореха», — писал молодой Чарлз Дарвин.
      Пальму недаром называют хозяйкой океанских берегов, вполне заслуженно дано и ее плодам название королевских орехов. На Сейшельских островах растет пальма с орехами, превосходящими плоды всех кокосовых деревьев мира: каждый орех ее длиной почти в полметра и около 25 килограммов весом.
      Орехи сейшельской пальмы, как и кокосовые, имеют снаружи губчатую, волокнистую оболочку, что придает им плавучесть. Однако, в отличие от кокосового, сейшельский орех не способен после длительных плаваний в океане прорастать на песчаных, насыщенных соленой морской водой берегах. Поэтому сейшельская пальма вплоть до открытия французским мореплавателем Соннератом (в середине XVIII века) ее родины — мелких Сейшельских островов, затерявшихся в западной части Индийского океана, так и не смогла сколько-нибудь распространиться в новые районы.
      Гигантские размеры плодов сейшельской пальмы, их загадочное появление в океане, длительное отсутствие сведений о родине этого дерева были причиной многих легенд и суеверий. Так, возникло поверье о необыкновенных свойствах ореха-двойняшки, будто бы приносящего счастье. За обладание им происходили жестокие схватки, за него платили большие деньги. Рассказывают, что какой-то ку пец, наслу шавшись всяких невероятных историй, отдал за один орех корабль с командой и товарами, а немецкий император Рудольф заплатил за первый привезенный ему орех столько золота, сколько вместилось в его скорлупе, то есть почти 100 килограммов!
      После открытия Сейшельских островов слава удивительных орехов сильно потускнела и ореол таинственности рассеялся, но и сейчас эти орехи-великаны вызывают удивление у посетителей ботанических музеев.
     
      БЕЛАЯ АКАЦИЯ
      Воздух южных городов и сел в пору цветения белой акации напоен ее ароматом, знаменующим приход щедрой летней поры. Это дерево воспето в старинных романсах, во многих песнях, не обошли его вниманием в современных художественных произведениях.
      Аромат акации далеко разносится ветром по полям. Нектар ее неодолимо влечет пчел. В цветущем акациевом насаждении на площади в одни гектар они собирают более 1500 килограммов меда, а со среднего по размерам дерева могут собрать около 8 килограммов. Свежий мед из белой акации отличается отменным вкусом, целебными свойствами, тонким запахом. Он почти бесцветен и удивительно прозрачен — в сотах или доверху налитом стеклянном сосуде его не всегда можно заметить. Акациевый мед долго сохраняет жидкое состояние, а уж если и кристаллизуется, то не теряет пищевых качеств.
      Белая акация — наиболее распространенное дерево юга нашей страны. Безраздельно господствует она в степной части Украины, на Кубани, в Молдавии Нельзя представить Кишинев и Одессу, Днепропетровск и Ростов, Ворошиловград, Донецк, Краснодар и многие другие города нашего юга без белой акации. Но самое удивительное то, что каких-нибудь 200 лет назад ее здесь вовсе не было. Теперь только специалисты знают, что белая акация завезена к нам из Северной Америки, где она растет в обширных естественных лесах.
      Белая акация
      По утверждению ботаников, акация была одним из первых деревьев, привезенных из Нового Света в Европу. Вывез ее из штата Виргиния путешествовавший по Америке садовод Людовика ХШ Веспаснан Робнн.
      Карл Линней, разработавший в первой половине ХУШ века систему классификации раепттепьного мира, дал роду, к которому отнесена белая акация, в честь Робина научное латинское название робиния. Позднее ботаники стали называть белую акацию также ложной акацией в отличие от
      многочисленных видов рода настоящих акаций, распространенных преимущественно в тропических странах.
      Первое дерево, которое посадил сам Робин в 1635 году в Париже в Ботаническом саду французской академии наук, сохранилось как своего рода исторический памятник до наших дней. Теперь белая акация широко распространилась не только у нас в стране, но и растет на всех континентах Земли, исключая Антарктиду. Ни одна порода, не считая, может быть, нашу березу, не может сравниться с ней по способности быстро обживать новые территории. Правда, «метод» освоения новых мест у нее свой: береза щедро рассевает семена, а акация завоевывает жизненное пространство корневыми отпрысками.
      Белая акация не на последнем месте и по семенной производительности — она дает весьма обильные урожаи семян. Лесоводы утверждают, что из семян, собранных лишь в течение одного года со среднего по величине и возрасту дерева, можно вырастить более 200 тысяч сеянцев белой акации. Тем не менее в природных условиях белая акация семенным путем почти не возобновляется, уж очень твердая и плотная у ее семян оболочка. Поэтому лесоводы перед посевом несколько раз обваривают ее семена кипятком.
      У нас белую акацию впервые высадили в начале XIX века в саду А. К. Разумовского под Одессой, откуда она вскорости была позаимствована Одесским ботаническим садом. Примерно тогда же семена белой акации выписал непосредственно из Северной Америки Василий Назарович Каразин, основатель Харьковского университета. В Одессе, Киеве и на Харьковщине растут самые старые в нашей стране акации, чей возраст значительно превышает 100 лет, а размеры их поражают даже знатоков. Одно из таких деревьев-старожилов растет в Ботаническом саду Киевского университета.
      Сохранились на Украине и памятные деревья этой экзотической породы. Одно из них особенно дорого почитателям великого кобзаря — Тараса Шевченко. В Переяславе-Хмельницком возле домика большого друга поэта врача Козачковского растут две старые акации, стволы которых тесно переплелись. В свое время Шевченко и Козачковский высадили два саженца акации в одну ямку, а стволики накрепко сплели. Сохранилось предание, что, закончив посадкуг, Шевченко крепко пожал руку Козачковскому и сказал: «Пусть и люди русские и украинские братаются, подобно нашим деревьям».
     
      ЗЕМЛЯНИЧНОЕ ДЕРЕВО
      Если у вас возникло сомнение, может ли быть такое дерево в природе, спешу уверить: да, есть и такое дерево — земляничное. Если у вас и сейчас остались сомнения, поезжайте на Южный берег Крыма или на Кавказ. Именно там можно непосредственно познакомиться с небольшим деревцом или высоким кустом — земляничником крупноплодным, или по-латыни арбутус унедо.
      У земляничника крупноплодного кожистые, блестящие, с зубчатыми краями вечнозеленые листья и зеленовато-белые мелкие, как у ландыша, цветки. Они появляются в необычное для растений время — осенью. Причем
      часть их еще продолжает цвести, в то время как иные уже давно завязались или только завязываются в плоды. Молодые плоды сначала окрашены в зеленый цвет, потом желтеют, а созрев, становятся шарлахово-красными, очень похожими на садовую землянику. Они, между прочим, и вполне съедобны, вкусны, употребляются в пищу свежими, а также в виде варенья, джемов, компотов. На родине их используют даже для приготовления спирта и вина.
      Земляничное дерево
      Происходит земляничник крупноплодный из стран Средиземноморья, где растет обычно по опушкам или в подлеске вечнозеленых лесов. Охотно занимает он также вырубки, где образует с другими деревцами или кустарниками невысокое (до 3-4 метров) мелколесье, известное под местным названием маквис. Дерево зло иногда достигает высоты 10 метров, его ствол толщиной до 30 сантиметров. Древесина приятного красновато-коричневого цвета, твердая, прочная, ценится в производстве мебели и других изделий. Еще в Древней Греции ее использовали для изготовления отдельных деталей оружия и других предметов повышенной прочности. Находила применение в медицине и кора земляничника, содержащая андромедотокспн.
      Земляничник крупноплодный, будучи вывезен в другие страны, как и у себя на родине, мирится с бедными почвами. Легко переносит крымские морозы, но требует немало влаги. В более близких по климату южных и теплых странах (Греция, Италия) он цветет и плодоносит почти весь год, за исключением коротких сухих и жарких периодов.
      Земляничник крупноплодный имеет и близкого родича — земляничник мелкоплодный (ар буту с андрахне). Оба эти вида состоят в родстве с нашим вереском и отнесены ботаниками к семейству вересковых. Земляничник мелкоплодный — чудесное декоративное дерево, дико растущее, кроме стран Средиземноморья нас на Кавказе и Южном берету Крыма. Листья у него, как
      и у крупноплодного, вечнозеленые, кожистые, с глянцем, отдаленно напоминают листья груши. Особенно же удивляет гладкий, словно вылепленный из сизовато-красной глины и хорошо отшлифованный ствол. Привлекательны, хотя и непривычны для глаза, и ярко-красные гроздья плодов. Они съедобны и очень напоминают обычную лесную землянику. Охотно лакомится этими плодами целая семья пернатых: малиновки, овсянки, пестрые синички, пеночки, щеглы и дрозды.
      Земляничник мелкоплодный цветет зимой, его крона почти до конца марта усыпана белыми нарядными цветками. Весной в период завязывания и созревания плодов можно наблюдать и интересное биологическое явление, свойственное лишь нескольким породам деревьев. Земляничник как бы раздевается, сбрасывая кору со ствола и крупных ветвей. За это свойство его, как и платан, называют в народе бесстыдником.
      В отличие от крупноплодного мелкоплодный земляничник очень неприхотлив и растет на значительно более сухих и бедных почвах. Озеленители Крыма упорно высаживают его теперь в самых различных уголках нашей замечательной здравницы.
      Пытаются они выращивать здесь еще один вид этого рода — из Северной Америки. Речь идет о земляничном дереве Менциза, которое на родине достигает высоты 30 метров, кроме качеств, свойственных двум упомянутым видам, славится буровато-белой, очень прочной и твердой древесиной и медоносностью цветков.
      Интересно, что в Америке эти деревья зовут нередко шептунами, так как в жаркие, сухие дни в земляничных рощах, встречающихся по побережью Тихого океана, слышатся внятные шепчущие звуки, когда деревья сбрасывают кору.
     
      ЖИВАЯ РАКЕТА
      На перроне вокзала Батуми привлекают внимание пассажиров зеленые скульптуры, созданные талантливым садоводом-декоратором, которого с полным правом можно назвать и ваятелем. На высоких колоннах хвойных деревьев, представляющих одновременно и своеобразные пьедесталы и материал для скульптуры, целая выставка произведений необычного зодчества. Рядом со скульптурой Владимира Ильича Ленина высится искусно выстриженная пятиконечная звезда; неподалеку символ союза рабочих и крестьян — серп и молот; по соседству, словно собираясь взлететь, широко распростер зеленые крылья голубь мира; чинно стоят вместительные грузинские кувшины; приветливо машет крыльями ветряная мельница. Не перечислить всех экспонатов этой своеобразной выставки. И все они созданы из одной породы дерева — пирамидального кипариса.
      Можно ли представить себе наш прекрасный южный пейзаж без этого стройного, как бы устремленного в небо красавца? Мне, например, всякий раз, когда я приезжаю на юг, кажется, что кипарисы — такая же извечная часть южного ландшафта, как море, горы и скалы. Однако это вовсе не так. Хотя пирамидальный кипарис и культивировался в Крыму еще древними греками, но
      впоследствии секрет его выращивания был утрачен, а оставленные без присмотра деревья погибли. И пришлось кипарису заново заселять однажды уже обжитую землю. Вторично его завезли в Крым из Греции и Турции в 17В7 году по приказу князя Г. А. Потемкина. Долго в Воронцовском парке в Алупке росли (по преданию, посаженные Потемкиным и Екатериной П) два старейших в Крыму кипариса. Лишь совсем недавно вдруг налетевший вихрь насмерть покалечил их дряхлые кроны.
      Живая ракета
      С 1813 года территория, занятая кипарисом, стала значительно расширяться, сначала в самом Крыму, а потом и на Кавказе. В этом была немалая заслуга сотрудников только что организованного тогда в Крыму Никитского ботанического сада.
      Правда, народная молва по-иному объясняла появление кипариса в Крыму. И сейчас там можно услышать легенду о красавице девушке Кипарисе, которая некогда жила со своими родителями вблизи Алушты Не дождавшись жениха, отправившегося в далекое плавание, она так и осталась стоять на высоком прибрежном утесе красивым, стройным, неизвестным здесь ранее деревом. От него, говорят люди, и пошло по земле древней Тавриды вечнозеленое кипарисовое племя
      В крымской легенде улавливаются мотивы древнегреческого мифа, подобным образом объясняющего возникновение кипариса.
      На острове Кеос, что в Эгейском море, жил красавец олень, огромный и сильный, смелый н добрый. Сильно привязался к нему юный сын царя острова Кипарис, друживший с самим богом Аполлоном. Дня не проходило, чтобы юноша не навещал своего любимца оленя Долго бродил он с ним по полям и лесам, украшал его ветвистые рога душистыми цветами, кормил сочными
      травами, поил чистыми водами.
      Велико было горе юноши, когда он, охотясь, невзначай сразил насмерть своего четвероногого друга. Безутешный юноша долго упрашивал Аполлона помочь ему вечно оплакивать потерю. И тогда Аполлон превратил Кипариса в стройное вечнозеленое дерево.
      В Гурзуфе, неподалеку от дома Раевских, растет кипарис, связанный не с легендами, а с действительными памятными событиями. Под этим кипарисом не раз бывал Пушкин, вел пылкие споры с друзьями. «Каждое утро я посещал его и привязывался чувством, похожим на дружество»,- писал впоследствии поэт об этом дереве. Этот кипарис растет и поныне, неизменно привлекая внимание всех, кому дорога память о великом поэте. Его и зовут теперь пушкинским кипарисом.
      Между тем красавца юга пирамидального кипариса ботаники считают своеобразным уродом среди семьи обычных, так называемых горизонтальных кипарисов. Эта «уродливость» некогда была подмечена и сохранена при отборе человеком, культивирующим кипарис с давних времен.
      Кроме декоративной пирамидальной формы, род кипарис насчитывает около 20 видов и форм. Почти все они представлены в Никитском ботаническом саду, в Сочинском дендрарии и других очагах экзотической древесной флоры субтропических районов СССР. Из них особенно хороши гималайские и калифорнийские виды, карликовые, плакучие, серебристые и золотисто-хвойные формы кипарисов. Они широко используются в озеленении, хотя и не столь популярны, как пирамидальный кипарис. Подобно большинству своих родичей, он вполне устойчив к засухе и не очень требователен к почве. Кипарис достигает 25-30 метров высоты, а доживает в благоприятных условиях нередко до 2000 лет. Родину его установить теперь вряд ли возможно, так как он культивируется с древних времен во многих странах Средиземноморья, в Индии, Афганистане и в наиболее теплых районах наших Среднеазиатских республик. В последнее время начали выращивать его и в Причерноморье Украины и в Закарпатье.
      Размножают кипарис преимущественно прививкой или черенками, практикуется сейчас и выращивание его из семян. Правда, лишь около половины молодых растений, полученных из семян пирамидального кипариса, сохраняет свойственную родителям стройную крону. Пирамидальность у молодых растений проявляется уже в первые 2-3 года, в это время и производят отбор их в питомниках. Доращивание молодых деревьев продолжается еще 2-3 года, и только после этого их определяют на постоянное жительство в парки, на улицы, набережные.
      За пределами наших субтропиков пирамидальный кипарис плохо переносит морозы. Вот почему в Москве или Новосибирске, да и в более теплых краях — Киеве или Ростове, его можно увидеть лишь в оранжереях ботанических садов или в качестве комнатного растения.
      Можно еще добавить, что высоко ценится ароматичная буро-желтоватая древесина пирамидального кипариса, которую издавна используют в кораблестроении и для изготовления изящных изделий. Отдавали ей должное и
      древние греки, что нашло отражение даже в мифах: из кипарисовой древесины изготовлял свои стрелы Амур. В настоящее время кипарис ценится не только как декоративное, прошвоэрозионное, укрепляющее почву дерево, за ним утвердилась слава одного из наиболее интересных и полезных деревьев нашего юга.
     
      ДЕРЕВО-АПТЕКА
      Народная медицина Китая с глубокой древности широко использует многочисленные лекарственные растения Особенным вниманием при этом всегда пользовалось дерево, называемое в народе ду-джунь. Эго дерево, по существу, настоящая аптека, к услугам которой можно обращаться при самых различных заболеваниях. Болезни почек и печени, селезеньи и сердца, нарушение обмена веществ и многие другие недуги хорошо лечат препараты и настойки, изготовленные из ду-джуня Они обладают также тонизирующими свойствами, придают человеку бодрость, восстанавливают снтты. Современная медицина с успехом применяет настой из коры этого дерева для укрепления нервной системы и при лечении больных гипертонией. 50-60 лет назад ежегодная заготовка коры ду-джуня для лекарственных целей в Китае составляла более 100-120 тонн. Почти вся кора вывозилась в европейские страны
      Европейцам это растение стало известно сравнительно недавно, примерно с конца XIX века. Тогда-то оно впервые и было описано английским ботаником Оливером, который дал ему название эвкоммии вязолистной. Название «эвкоммия» можно перевести как «хороший ктей» (от древнегреческого «эу» — хороший и «коммы» — клей), а вязолистной она названа за сходство ее листьев с листьями вяза.
      Дерево-аптека
      Эвкоммия — листопадное дерево. На родине оно достигает 15, а иногда 20 метров высоты. У него красивая цилиндрическая крона и интенсивно окрашенные зеленые листья.
      Наиболее известна эвкоммия как высокогуттоносное растение. Гутта — клеящее вещество, которое содержится в весьма ограниченном числе растений. Достаточно надорвать листок эвкоммии, и невооруженным глазом можно увидеть густую сеть серебристых, тонких, как паутинки, нитей гутты. Но гутта содержится не только в листьях, а почти во всех частях этого дерева: в древесине, семенах, коре и даже в плодах.
      Драгоценное содержимое эвкоммии не могло, конечно, не привлечь внимания исследователей: ведь по химическому составу и по физическим свойствам гутта — незаменимый компонент при изготовлении резины, пользующейся на мировом рынке огромным спросом. Особенно ценится эвкоммиевая гутта в производстве химической аппаратуры, медицинских инструментов и приборов (зонды, шприцы и т. п.), а также при изготовлении разных видов изоляции, в частности тех, что требуют большой стойкости материала в трудных подводных и космических условиях. Она противостоит также действию кислот , щелочей и разных солей.
      Некоторое время специалисты полагали, что эвкоммия как дерево субтропического происхождения слишком теплолюбива и не сможет успешно расти в нашей стране. Отдельные попытки ее выращивания были предприняты у нас еще до революции, но не дали обнадеживающих результатов. Лишь в начале XX века, в 1907 году, в дендропарке Устимовка (Полтавская область) было посажено дерево эвкоммии, привезенное не из Китая, а из страны с более умеренным климатом — Франции Завез его энтузиаст разведения на Полтавщине экзотических деревьев врач Устимович. К 30-летнему возрасту дерево достигло высоты б метров и толщины около 30 сантиметров. Но получить потомство от этого дерева не удалось, так как оно оказалось му жским. Ученые пытались размножить эвкоммию черенками, но молодые растения из укоренившихся черенков оказались малостойкими, и в суровую зиму 1937 года они, как и взрослое 30-летнее дерево, все погибли.
      После Великой Отечественной войны советские ученые приложили немало усилий, чтобы акклиматизировать эвкоммию. Из Китая были завезены большие партии ее семян, из которых удалось вырастить тысячи сеянцев в разных районах Кавказа, Кубани, Украины. Сначала эвкоммия значительно повреждалась морозами и ее побеги часто вымерзали. К счастью, корни всегда при этом сохранялись, и весной дерево давало побеги от пня. Тогда лесоводам пришла в голову счастливая мысль: создавать специальные плантации, на которых осенью собирались бы все листья и срезались отросшие за лето побеги. Листья и побеги оказались хорошим сырьем для получения гутты.
      Со временем ученым удалось повысить морозоустойчивость эвкоммии, и теперь морозостойкие ее формы достигают нормальных размеров взрослых деревьев и дают полноценные всхожие семена. Эвкоммию сейчас можно встретить во многих лесничествах и ботанических садах Средней Азии,
      Кавказа, Молдавии, Украины и даже средней части СССР. С гектара полноценной эвкоммиевой плантации получают устойчивые урожаи по 100 килограммов и больше гутты.
      Только химия перешла дорогу ботанике, как это произошло и с цинхоной, описанной в следующем рассказе. Синтетическая гутта оказалась более дешевой и не менее качественной, чем эвкоммиевая. Но, уступив позиции гуттоноса, эвкоммия сохранила за собой репутацию целебного растения, а некоторые ученые считают, что ее чудо действенные свойства еще далеко не исчерпаны.
     
      ЗАГАДОЧНАЯ ПЕРУАНКА
      Большой корабль, который шел под парусами из Южной Америки в Европу, словно щепку, швыряли гигантские волны океана. Все, кто еще имел хоть сколько-нибудь силы, вот уже который день упорно сопротивлялись неукротимой стихии. Но опасность предательски подкрадывалась с другой стороны: большинство команды и пассажиров было до крайности измучено какой-то неведомой болезнью.
      Безнадежно было состояние самого именитого пассажира — вице-короля Перу, носившего замысловатое имя Дон Луис Геронимо Кабрера де Вобадилла граф Цинхон. Несколько лет возглавлял он одну из богатейших испанских колоний — Перу, а теперь в конце 1641 года, обессиленный загадочной болезнью, возвращался домой, в Испанию. Эта болезнь была малярией. Среди множества ценных грузов, заваливших трюм, вице-короля особенно беспокоила судьба тяжелого, громоздкого тюка, содержавшего кору, по утверждению местных индейцев хорошо излечивавшую малярию. Ценою больших жертв досталась она вице-королю, который первым из европейцев стал обладателем такого сокровища. С этой корой и связывал он надежду на исцеление от злого недуга. Но напрасно, изнемогая от страданий, пробовал он жевать горькую, обжигающую рот кору: как использовать ее целебные свойства, никто не знал. После продолжительного и трудного путешествия сильно потрепанный корабль добрался до Испании. Самых известных врачей столицы и других городов вызвали к больному. Однако и они не смогли помочь: им был недоступен секрет использования целебной коры. Поэтому врачи предпочитали лечить Цинхона старыми, но, увы, бесполезными средствами, вроде пыли египетских мумий. Так и умер Цинхон от малярии, не сумев воспользоваться отнятым у туземцев лекарственным снадобьем.
      Загадочная перуанка
      Первыми до тайны перуанского дерева докопались пронырливые, вездесущие иезуиты Изготовив из волшебной коры противомалярийный порошок, они не замедлили провозгласить его священным. Сам папа римский, видя в этом источник больших прибылей и надежное средство воздействия на верующих, благословил служителей католической церкви и разрешил нм начать спекуляцию порошком. Однако врачи не скоро стали применять новое лекарство: они еще не знали достаточно твердо ни его свойств, ни способа применения.
      Жестокая эпидемия малярии все больше распространялась по Европе н добралась наконец до Англии. Хотя к этому времени иезуитские порошки уже зарекомендовали себя как достаточно действенное средство в борьбе со свирепой малярией, но ни один уважающий себя англичанин, конечно, не мог ими воспользоваться. Кто бы, в самом деле, решился принимать иезуитские порошки в атмосфере всеобщей вражды ко всему, что было хотя бы отдаленно связано с ненавистным всей Англии папством? Крупнейший деятель английской буржуазной революции Кромвель, заболевший малярией, решительно отказался употреблять это лекарство. Он умер от малярии в 1658 году, не испытав последней спасительной возможности.
      Когда же эпидемия малярии приняла в раде стран совершенно катастрофические размеры, ненависть народных масс к иезуитам обострилась в высшей степени. В Англии, например, их стали обвинять в намерении отравить своим порошком всех англичан не католиков, в том числе и кораля, который как раз заболел тяжелой формой малярии. Все усилия придворных врачей облегчить его участь были тщетны Предложения католических монахов об оказании помощи решительно отвергались.
      Вдруг произошло нечто неожиданное. Вылечить короля взялся никому до тех пор не известный знахарь, некий Тальбор. Результаты получились
      ошеломляющими: всего за две недели король излечился от злого недуга, принимая какое-то горькое лекарство по столовой ложке через три часа. Хитрый знахарь наотрез отказался сообщить состав и происхождение целебной микстуры. Впрочеуут, король, счастливый, быстро окрепший, на этом и не настаивал. Избавленный от тяжелой болезни, он щедро отблагодарил своего спасителя и специальным указом даровал ему звание лорда и королевского лекаря. Кроме этого, он разрешил Тальбору лечить больных по всей стране.
      Зависти всей королевской свиты, особенно придворных медиков, не было предела. Они не могли мириться с растущей славой новоявленного врача. Вся знать наперебой стремилась лечиться только у Тальбора. Даже французский король направил ему приглашение прибыть в Париж для лечения его персоны и всей королевской семьи от малярии. Исход лечения и на этот раз оказался удачным. Новое излечение стало еще большим триумфом Тальбора, который, однако, упорно продолжал беречь свою тайну. Лишь когда король Франции предложил ловкому дельцу 3000 золотых франков, большую пожизненную пенсию и дал обязательство не разглашать секрета до смерти лекаря, Тальбор сдался. Выяснилось, что он лечил своих пациентов не чем иным, как иезуитским порошком, растворенным в вине. От английского короля он скрыл это обстоятельство, так как знал, что рискует головой.
      Но пришло наконец и время, когда чудесное лекарство перестало быть монополией отдельных лиц. Оно утвердилось как единственно надежное средство в борьбе с гибельной малярией. Десятки, сотни тысяч европейцев избавились от страшного заболевания с помощью целебной коры перуанского дерева, а о самом дереве никто еще не имел ясного представления. Его местонахождение не могли обнаружить даже испанцы, которые осели в Южной Америке и обрели монополию на поставку перуанского товара в Европу.
      Местные индейцы, к этому времени уже хорошо узнавшие коварные нравы завоевателей, соблюдали большую осторожность. Сбор «кина-кина» (коры всех кор) поручался только своим, наиболее надежным людям (кстати, от индейского кина-кина и происходит название хинного дерева и выделенного из его коры алкалоида — хинина). Старые туземцы поучали молодых, что малярия поможет изгнать жестоких поработителей, если им не удастся разгадать секрет хинного дерева.
      С разглашением тайны лечебных свойств коры они примирились, да и к тому же она обернулась выгодной для них торговлей. Кстати, о разглашении этой тайны ходит много легенд, но одну из них повторяют чаще других. Юная перуанка полюбила испанского солдата. Когда тот заболел малярией и положение его стало безнадежным, девушка решила спасти ему жизнь целебной корой. Так солдат узнал, а затем и раскрыл заветную тайну туземцев за солидное вознаграждение одному из миссионеров-иезуитов. Те поспешили убрать солдата, а тайну сделать предметом своей торговли.
      Долго попытки европейцев проникнуть в непроходимые чащи тропических лесов не имели успеха. Только в 1778 году одному из членов французской астрономической экспедиции Ла Кондамину удалось впервые увидеть хинное дерево в районе Локсы. Он послал с оказией краткое описание
      его и гербарный образец шведскому ученому Карлу Линнею. Это послужило основой первого научного исследования и ботанической характеристики растения. Линней и назвал его цинхоной.
      Итак, потребовалось больше 100 лет для того, чтобы целебные свойства груза графа Цинхона были, наконец, разгаданы. Словно в насмешку над злополучным вице-королем его имя присваивается чудодейственному перуанскому дереву.
      Ла Ко ндамину удалось взять с собой несколько саженцев хинного дерева, но по пути в Европу они погибли.
      Самый молодой участник французской экспедиции ботаник Жюссьё решил остаться в Южной Америке, чтобы детально изучить хинное дерево. За много лет кропотливого труда ему удалось установить, что дерево растет одиночно на скалистых, труднодоступных склонах Анд, поднимаясь в горы до 2500- 3000 метров над уровнем моря. Он же впервые установил, что есть несколько видов этого дерева, в частности цинхона белая, красная, желтая и серая.
      Около 17 лет, преодолевая многочисленные невзгоды, изучал Жюссьё тропические леса Южной Америки. Много собрал он ценных научных данных о загадочном дереве. По перед отъездом на родину где-то пропал его слуга вместе со всеми материалами исследований. От пережитого потрясения Жюссьё сошел с ума и умер вскоре после возвращения во Францию. Так печально закончилась еще одна попытка разгадать тайну перуанского дерева. Ценнейшие материалы, самоотверженно собранные ученым, бесследно исчезли.
      Этим, однако, не исчерпываются трагические истории, связанные с поисками хинного дерева. Горестную участь Жюссьё разделила в начале XIX века группа молодых, энергичных ботаников вице-королевства Новой Гранады (современная Колумбия). Она внесла значительный вклад в науку о таинственном растении: детально изучила места его распространения,
      составила подробное ботаническое описание, изготовила многочисленные карты и рисунки. Но вот разразилась освободительная война народов Колумбии против испанских поработителей. Молодые ученые не остались в стороне от справедливой борьбы. В одной из схваток в 1816 году вся группа вместе с руководителем ее талантливым ботаником Франциско Хозе де Кальда была захвачена королевскими войсками и приговорена к смерти. Напрасно пленники, беспокоясь о судьбе своих научных работ, просили на некоторое время отсрочить казнь хотя бы их руководителя: они надеялись, что он успеет закончить почти готовую монографию о хинном дереве. Палачи не вняли их просьбам. Все ученые были казнены, а их ценные научные материалы отосланы в Мадрид, где затем бесследно исчезли. О характере и масштабах этого труда можно судить хотя бы по тому, что многотомная рукопись была снабжена 5190 иллюстрациями и 711 картами.
      Так, ценой немалых потерь, а временами и жертв завоевывалось право овладеть секретом этого дерева, таившим избавление от изнурительной, а часто и смертельной болезни. Недаром кора хинного дерева была в буквальном
      смысле на вес золота. Взвешивали ее на самых чувствительных аптекарских весах, с большими предосторожностями, чтобы случайно не рассыпать, не потерять даже щепотки. Принимали же лекарство большими дозами. За курс лечения нужно было проглотить около 120 граммов порошка или выпить несколько стаканов концентрированной, невероятно горькой хинной настойки. Такая процедура была подчас неодолимой для больного.
      Но вот в стране, далекой от родины хинного дерева, — в России, была открыта возможность лечения малярии небольшими, но очень действенными дозами, не имевшими примеси посторонних, не нужных при лечении веществ. Еще при Петре I начали у нас лечить ее хинной корой, а в 1816 году русский ученый Ф. И. Гизе впервые в мире выделил из коры лечебную основу — алкалоид хинин. Было также установлено, что в коре цинхоны, кроме хинина, содержится до 30 других алкалоидов. Больные принимали теперь лишь несколько граммов хинина в виде небольших доз белого порошка или таблеток величиной с горошину. Для переработки хинной коры по новой рецептуре стали создавать фармацевтические фабрики. Между тем заготовка коры в тропических лесах Южной Америки все еще оставалась нелегким и рискованным предприятием. Почти каждый год объем заготовок сокращался, а цены на хинин неуклонно росли. Возникла острая необходимость выращивать цинхону на плантациях, как это сделали с каучуконосом гевеей.
      Но как заготовить достаточное количество семян цинхоны? Ведь сохранению секрета индейцев, теперь уже, правда, из коммерческих побуждений, стали помогать правительства Перу и Боливии, под страхом смерти запретившие вывоз семян и молодых растений за пределы своих стран.
      К этому времени стало известно, что различные виды хинного дерева содержат разное количество хинина. Наиболее ценной оказалась цинхона кал исая (настоящее хинное дерево), весьма распространенная в Боливии.
      Первым из европейцев забрался в глубь тропических лесов этой страны в 1840 году французский ботаник Веддель. Он был восхищен, когда увидел таинственное дерево с могучим стволом и красивой серебристой корой. Листья, с верхней стороны темно-зеленые, с обратной бледно-серебристые, переливались, сверкали, словно сотни разноцветных бабочек трепетали своими крылышками. Среди кроны виднелись красивые цветки, отдаленно напоминавшие кисти сирени. Отважному ученому удалось тайком вывезти немного семян цинхоны. Он разослал их в ботанические сады Европы. Однако для создания промышленных плантаций этого дерева требовалось значительно больше семян. Немало предпринималось попыток, но все они кончались неудачей.
      Некоторого успеха удалось добиться ботанику Леджеру, но это стоило ему неимоверных трудов. Около 30 лет прожил он в Южной Америке, изучая хинное дерево и намереваясь вывезти его семена в Европу. На протяжении 16 лет посылал ученый одного уполномоченного за другим для поисков драгоценных деревьев и заготовки их семян, но индейцы перебили всех его посланцев.
      В 1845 году Леджеру, наконец, посчастливилось: судьба свела его с индейцем Мануэлем Мамени, скачавшимся незаменимым помощником. Мамени превосходно знал с детства районы, где росло 20 видов хинного дерева, он легко различал на расстоянии любой вид его и точно определял количество хинина в коре. Преданность его Леджеру была безгранична, индеец шел для него на любой риск. Несколько лет потратил Мамени на заготовку коры и сбор семян. Наконец настал день, когда, преодолев расстояние в 800 километров, через глухие чащи, обрывистые скалы Анд и стремительные горные потоки он доставил своему господину накопленное добро. Это был последний путь смельчака: по возвращении в родные места он был схвачен и приговорен к смертной казни.
      Героический труд Мамени не пропал даром. Собранные им семена дали всходы на новых землях. Вскоре зазеленели обширные плантации хинного дерева, названного цинхона леджериана. Увы, это не первый случай в истории, когда подвиг приписывается не тому, кто его совершил. Мануэля Мамени вскоре совсем забыли, а дерево, увидевшее благодаря ему новые земли, продолжало служить человечеству.
      Нужно сказать, что многие годы и сама малярия представляла загадку для научного мира. Врачи уже хорошо освоили способы лечения этой болезни, научились распознавать ее симптомы, а возбудитель им не был известен. Вплоть до начала нашего века причиной заболевания считался болотный плохой воздух, по-итальянски «мала ариа», откуда и произошло, к слову, название болезни. Только когда стал известен настоящий возбудитель болезни — малярийный плазмодий, когда было установлено (в 1891 году) русским ученым профессором Д. Л. Романовским действие на него хинина, тайны болезни и лекарства стали считать, наконец, раскрытыми.
      Хорошо были к этому времени исследованы и биология хинного дерева, его культура и способы заготовки коры, изучены и описаны около 40 новых ценных видов и форм. До недавних пор свыше 90 процентов мировых запасов лечебного хинина давали плантации на Яве. Хинную кору собирали там, частично срезая ее со стволов и крупных ветвей деревьев. Иногда целиком срубали 6-8-летние деревца, а они дружно возобновлялись побегами от свежих пней.
      После Великой Октябрьской социалистической революции империалисты, как известно, объявили блокаду Советской республике. Среди товаров, ввоз которых в нашу страну в те годы не допускался, был и хинин. Нехватка лекарства вызвала распространение малярии. Советские ученые энергично приступили к поискам путей преодоления эпидемии. Широкий размах приобрели работы по осушению болот, дезинфекции водоемов, рек с целью уничтожения личинок комаров — переносчиков малярии. Настойчиво стали проводиться и другие предупредительные меры.
      Ученые-химики упорно искали синтетические препараты, которые бы заменили хинин растительного происхождения. При создании отечественных противомалярийных препаратов советские ученые опирались на открытие великого русского химика А. М. Бутлерова, еще в прошлом веке установившего наличие хинолинового ядра в молекуле хинина.
      В 1925 году в нашей стране был получен первый противомалярийный препарат — плазмохинин. Затем синтезировали плазмоцид, который обладал особенно ценным свойством: больной, лечившийся этим препаратом,
      переставал быть опасным для окружающих и уже не мог передавать им инфекцию при посредстве малярийного комара.
      Впоследствии наши ученые создали очень эффективный синтетический препарат — акрихин, который почти полностью избавил страну от потребности в дорогостоящем ввозном хинине. Он не только не уступал хинину, но имел перед ним некоторые преимущества. Были синтезированы и надежные средства для борьбы с тропической малярией — полудрин и препараты, эффективные против обычной малярии, — холоридрин и холорицид.
      Малярия в нашей стране была побеждена. Но все это произошло позднее. В первые годы Советской власти главная надежда была на природный хинин, и советские ботаники твердо решили поселить цинхону в наших субтропиках. Но где и как найти семена цинхоны? Как заставить изнеженное тропиками хинное дерево расти в столь суровых для него наших субтропиках? Как добиться, чтобы оно давало хинин не через десятилетия, когда нарастет целебная кора, а гораздо быстрее?
      Решение первой задачи осложнялось тем, что наживавшиеся на производстве хинина фирмы ввели строгий запрет на вывоз семян цинхоны. Кроме того, нужны были ведь не любые семена, а наиболее холодостойких экземпляров.
      Академик Николай Иванович Вавилов высказал предположение, что скорее всего их можно найти в Перу. Чутье талантливого ученого блестяще оправдалось и на этот раз: именно в Перу он нашел то, что искал.
      Плантация располагалась на высокогорном склоне отрогов южноамериканских Анд. В столь прохладных условиях Вавилов еще не встречал хинное дерево. И хотя он знал, что этот вид не отличается высоким содержанием хинина (это была цинхона широколистная), уверенность, что именно это дерево может стать родоначальником плантации цинхоны в наших субтропиках, с каждым часом крепла.
      Еще добиваясь разрешения от местных колониальных властей на осмотр плантаций хинного дерева в Перу, Николай Иванович не раз слышал от чиновников, что вывоз семян воспрещен. Может, и уехал бы он ни с чем с этой плантации, если бы поздно вечером накануне его отъезда в номер не заглянул гость — пожилой индеец, работавший на плантации. Он извинился за нежданный визит и сказал, что пришел передать советскому академику скромный подарок рабочих хинной плантации. Кроме гербария наиболее интересных растений, образцов коры, древесины и цветков хинного дерева, он вручил Николаю Ивановичу и упакованный в плотную бумагу пакет с надписью «хлебное дерево». Заметив вопросительный взгляд академика, посетитель сказал: «Мы сделали небольшую ошибку в надписи: ее следует читать как хинное дерево. Но эта ошибка для тех... для господ».
      Уже в Сухуми, распечатав заветный пакет, ученый увидел здоровые, полновесные семена цинхоны широколистной. В приложенной записке
      сообщалось, что собраны они с приглянувшегося русскому академику дерева.
      Серией оригинально задуманных опытов удалбсь быстро добиться прорастания семян. Затем применили более эффективный, вегетативный способ размножения цинхоны — зелеными черенками. Детальные химические исследования показали, что цинхона содержит хинин не только в коре, но и в древесине и даже в листьях.
      Однако заставить хинное дерево расти в наших субтропиках не удавалось: начисто обмерзало все, что вырастало за весну и лето. Не помогли ни укутывание стволиков, ни особый рацион удобрений, ни укрывание почвой или прохладной снеговой шубой. Даже осеннее снижение температуры до +4, +5 градусов пагубно сказывалось на цинхоне.
      И вот тогда Н. И. Вавилов предложил превратить строптивое дерево в травянистое растение, заставить его расти лить в продолжение летнего периода. Теперь каждую весну на полях Аджарии зеленели ровные рядки хинного дерева. Когда наступала осень, молодые, с крупными листьями растения достигали почти метровой высоты. Поздней осенью хинные растения скашивали, словно кукурузу или подсолнечник при силосовании. Затем свежие стебли с листьями цинхоны поступали на переработку, из них добывали новый советский противомалярийный препарат — хинет, нисколько не уступавший южноамериканскому или яванскому хинину .
      Так была разгадана последняя загадка цинхоны.
     
      ТАБАЧНЫЙ РОД
      В 1585 году в Португалию из Нового Света возвратилась группа солдат, поразившая всех диковинным зрелищем — «пусканием дыма изо рта и носа». Дурной пример оказался на редкость заразительным. С тех пор и начало распространяться по Европейско-Азиатскому континенту курение — «обычай, — по выражению одного из английских королей, — отвратительный для глаза, ненавистный для носа, вредный для груди, опасный для легких».
      Культура этого растения в Европе была неведома до открытия Америки. Начало ее связано с именем французского посланника при лиссабонском дворе Жана Нико. В 1560 году он приобрел семена табака у прибывшего из Америки фламандского купца Фландерса и подарил их королевскому двору в Португалии, а также французской королеве Екатерине Медичи. Карл Линней, описывая позже это растение, назвал его никотиана табакум. Название рода было присвоено в честь упомянутого Ж. Нико, а видовое название происходит от слова «табакос» (так называли свои длинные трубки индейцы Северной Америки). Очень вредный для человека алкалоид, содержащийся в листьях табака (по 0,75-2,88 процента), был назван никотином. Даже одна капля химически чистого никотина смертельна для человека, но постепенное отравление им организма происходит не всегда заметно. Недавно в дыме табака учеными обнаружен радиоактивный элемент полоний, который способствует тяжелым заболеваниям. Не зря же ученые назвали папиросы полониевыми бомбами.
      Табачный род
      Теперь табак н на его родине в диком виде неизвестен, хотя в Америке знают его н курят с незапамятных времен. Индейцы Южной и Центральной Америки, как и нынешнее население этих районов, курили длинные сигары, тогда как ацтеки, индейцы Северной Америки, — трубки. Курение хотя и встречало препятствия в Европе, но распространялось довольно быстро. В некоторых странах, например в Турции, доходы от культуры и производства табака стали занимать в национальном бюджете весьма почетное место.
      Особенно яростно выступал против курения английский король Яков L, обнародовавший в 1604 году свою знаменитую контроппозицию табаку. Широко стали в свое время известны слова столь авторитетного противника табака, как Гете; «Образованный человек не курит».
      Б России сначала был введен строгий запрет на курение: нарушавших его били кнутами, рвали ноздри и ссылали на вечное поселение в Сибирь. Только Петр I, сам вкусивший за границей чертово зелье, снял с него все ограничения и отменил наказания Он же повелел выращивать повсеместно табак и построить в России несколько табачных фабрите
      С необыкновенной быстротой увлечение табаком охватило как Россию, так и большинство стран Азии. Б некоторых странах курение вскоре сделалось своеобразной мерой времени: «работа на три папиросы», «путь в две папиросы» ит. д.
      Б нашей стране культура табака, и особенно махорки (вид табака, содержащий до 9 процентов никотина и до 14 процентов лимонной кислоты), приобретает все большее техническое значение. Никотин используется против вредителей растений, с промышленными целями добывают и лимонную кислоту.
      В растительном мире насчитывается около 260 видов табака. Все это травянистые растения, и строгий читатель вправе спросить автора, зачем он завел о них речь в «Книге о деревьях». Отвечу. В семье травянистых Табаков, оказывается, есть древесный представитель — табачное дерево, научное название которого никотиана глаука. Оно встречается в Аргентине, Парагвае и Боливии, где достигает высоты 7 метров. У него прямой ствол и сизовато-голубые листья. Древесный табак на родине часто разводится как оригинальное декоративное дерево с красивой сизовато-зеленоватой листвой. Отдельные листья его нередко приобретают то голубоватые, то пурпурные оттенки и очень эффектны на общем фоне растения. В Главном ботаническом саду Академии наук СССР табачное дерево выращено из семян. Уже получены ценные как для теории, так и для практических целей гибриды табачного дерева с обычным табаком. Науку очень интересуют богатые возможности, открывающиеся при скрещивании трав с деревьями. Эти ценные и перспективные работы ведутся под руководством академика Н. В. Цицина.
     
      ЧЕМПИОНЫ РОСТА
      У каждого из нас со словом «злаки» ассоциируются пшеница, рожь, ячмень и другие хлебные культуры Вряд ли многим известно, что одно из семейства этих низкорослых, приземистых растений представляет собой пятидесятиметровое дерево с могучим стройным стволом в один, а то и в два обхвата. Речь идет о растении тропических и субтропических лесов — бамбуке.
      В Европе бамбук стал известен со времен походов Александра Македонского в Индию. Воины знаменитого полководца были поражены зрелищем невиданных ранее бамбуковых лесов. Побывавший в Китае в 1615 году иезуитский миссионер писал, что китайцы используют твердый, как железо, тростник (бамбук) для 600 хозяйственных нужд.
      Чемпионы роста
      В нашей стране бамбук начали культивировать лишь 60-70 лет назад. Завозили его сначала из Южной и Западной Европы, а впоследствии несколько видов его было доставлено в нашу страну ботанической экспедицией Краснова уже с их родины — Восточной Азии и хорошо акклиматизировалось у нас. В Советском Союзе насчитывается теперь около 50 видов бамбука, среди которых наиболее высокорослые достигают 20 метров высоты при толщине стеблей до 15 сантиметров.
      Настоящие зеленые тоннели образуют вдоль дорог на Черноморском побережье Кавказа заросли этого древесного злака, напоминающие золотистозеленые стены гигантских соломин. Кроме Кавказа, бамбук растет у нас, хотя и не так успешно, на побережье Крыма, в декоративных насаждениях парков от Феодосии до Евпатории. Чаще других встречается здесь сизо-зеленый бамбук, достигающий высоты 12 метров. Особенно оригинальной декоративностью отличается бамбук кастильона, выращиваемый в Никитском ботаническом саду. Москвичи, ленинградцы, киевляне, жители других городов нашей страны могут познакомиться с этими интересными растениями в оранжереях своих ботанических садов.
      С пшеницей, рожью, ячменем бамбука роднит одинаковый тип плода, именуемого в ботанике зерновкой, строение цветков и стеблей-соломин. Правда, соломины у бамбука не чета пшеничным или ржаным, к тому же они бывают разными по размеру, по форме и даже по цвету. Иные имеют лишь до метра в высоту и толщиной бывают всего с палец, другие могут соперничать по величине с крупными лесными деревьями. Поперечный срез бамбуковой соломины в зависимости от вида бамбука бывает круглым, овальным, многогранным и даже квадратным. Окраска стволов у большей части видов голубовато-сизая (до 1 года), затем зеленая (до 2 лет), а у созревших растений преимущественно золотисто-желтая, реже темно-бурая или черная. В целом строение бамбуковой соломины ничем не отличается от соломин пшеницы, ржи или других общеизвестных злаков. Как и у других злаков, она равномерно поделена поперечными перегородками-узлами, а междоузлия ее всегда полые.
      Пустотелость стеблей бамбука издавна используется человеком при изготовлении сосудов, своеобразных бамбуковых труб и прочих изделий. Зато дятел никак не постигает природу его стеблей. Всякий раз, постучав по стволу и учуяв пустотелость, он начинает деловито долбить ствол в поисках добычи. Человеку такая бесполезная для дятла работа особенно вредна, так как он приводит в негодность немало ценных бамбуковых стволов.
      В природе описано около 600 видов бамбуковых растений, объединенных ботаниками почти в 50 родов. Не удивительно, что в такой многочисленной семье встречаются наряду с великанами и карликовые кусты.
      Наиболее характерной особенностью большей части видов бамбука является необычайно быстрый их рост. Интересна и способность этого злака непрерывно завоевывать новые территории. Бамбук легко преодолевает специально вырытые для ограждения его плантаций рвы, форсирует по дну
      полноводные ручьи и каналы, проходит сквозь многие сложнейшие преграды.
      Некоторые виды бамбука растут весной, иные — осенью и, в отличие от других видов растений, не только днем, но и ночью. Весной и осенью можно в глубокой ночной тишине даже услышать, как растет этот злак. Энергия его роста настолько значительна, что появление побегов на поверхности почвы сопровождается глухим своеобразным шумом, визгом, а иногда и громким треском. Ничто не может служить препятствием для молодых, тонко заостренных побегов бамбука, легко пробивающих самый твердый грунт и асфальт, смещающих в сторону камни, насквозь пронизывающих толстые доски и даже бревна.
      На Кавказе встречаются деревья бамбука, способные за час подняться на 3 сантиметра, а за сутки — на 75 сантиметров. Директор одного из аджарских совхозов Тенгиз Мамудович Джинчирадзе считает, что это не бамбук, а деньги растут из земли со скоростью нескольких десятков сантиметров в день: бамбук мосо, который здесь выращивается, приносит его хозяйству по 40 копеек с каждого метра.
      На родине, например во Вьетнаме, бамбук зачастую за сутки прирастает почти на 2 метра. В этой связи рассказывают немало забавных историй. Героем одной такой популярной шутки является незадачливый охотник. Он долго бродил в поисках добычи и, утомившись, уснул в бамбуковой роще. Проснувшись от предчувствия беды, охотник увидел перед собой огромного тигра, а беспечно оставленное на земле ружье было к этому времени вознесено на несколько метров ввысь вылезшим из земли побегом бамбука.
      Чем же объяснить такие необычные свойства бамбука?
      Оказывается, он растет всеми своими многочисленными междоузлиями одновременно. Еще в почке его побег-ствол полностью сформирован и как бы только уменьшен в сотни и тысячи раз. Растущий побег словно растягивается каждой складкой-междоузлием, подобно меху гармоники, и с невиданной во всей флоре стремительностью достигает размера круп-ного дерева. Интересно, что из всех междоузлий побега-ствола наиболее быстро растут самые нижние, те, что находятся ближе всего к корням. Междоузлия же, размещенные около верхушки стебля, видимо, меньше и не в первую очередь обеспеченные питательными веществами, растут значительно медленнее.
      Может показаться невероятным, что бамбук растет всего 30-45 дней на протяжении всей своей жизни, а ведь живет он нередко до 100 лет. За эти 30-45 дней бамбук достигает предельной высоты, после чего рост его црекращается и начинается интенсивное формирование ланцетовидных светло-зеленых листьев.
      Своеобразно проходит и цветение у бамбука: оно бывает только один раз за всю его жизнь. Особенно интересна синхронность процесса для всех особей бамбукового леса: сколько бы деревьев бамбука ни росло, они, как бы повинуясь команде некоего волшебника, зацветают одновременно. Однако продолжительность цветения у разных видов бамбука неодинакова: одни цветут одно лето, другие в течение двух-трех сезонов, а некоторые виды и 9 лет. Как только закончится цветение и созреют плоды, весь бамбуковый лес,
      подобно зрелым хлебам, завершает свой жизненный цикл.
      Большинство видов бамбука очень требовательно к влаге и особенно к теплу. Малейшее похолодание, понижение температуры чут-чуть ниже пуля для них губительно. Поэтому-то и растет бамбук в естественных условиях главным образом в тропиках и субтропиках Восточной Азии, Африки и Америки. Есть среди видов бамбука и такие, что довольно легко переносят 20-градусные или даже 40-градусные морозы. Это, как правило, небольшие растения, к которым относятся и рекордсмены по морозостойкости среди бамбуковой родни — карликовые бамбуки, или сазы. Они встречаются у нас на Сахалине и Курильских островах, где нередко образуют обширные густые заросли. Впрочем, сазы растут и в южных степных районах Молдавии, Кубани и Украины.
      Интересно еще одно биологическое свойство бамбуков: остроконечные побеги их, показавшиеся из почвы, имеют толщину вполне зрелого растения и сохраняют ее неизменной в продолжение всего жизненного цикла.
      Любопытную особенность имеет и молодой, несозревший ствол бамбука, что лишний раз подтверждает принадлежность этого дерева к злаковым, травянистым растениям. Несмотря на значительную толщину, можно легко, одним взмахом ножа, срезать его толстый мясистый стебель. А попробуйте одолеть зрелый ствол! Его не только не срежешь ножом, но даже самой острой пилой нелегко перепилить.
      Необычное впечатление оставляет первое знакомство с бамбуковым лесом, В самый жаркий день здесь прохладно и темно, как в вечерние сумерки. К концу дня, когда влажность воздуха в субтропиках значительно повышается, бамбук усиленно выделяет воду. Капельки воды быстро и густо покрывают его листья, ветви, побеги. Достаточно легкого дуновения ветра, и с отягощенных растений обрушивается настоящий ливень.
      Древесина бамбука сочетает необыкновенную прочность с на редкость легким весом, удивительную стойкость против гниения с красивым внешним видом. Войдите в первую попавшуюся хижину вьетнамской деревни, и вы увидите, что каркас и сваи, на которых она размещается, состоят из толстых стволов бамбука, стены и пол сплетены из его коры, а крышей служит настил из бамбуковых листьев.
      «Собственно, при описании такого дома,- рассказывает побывавший во Вьетнаме советский журналист Генрих Боровик,- можно не употреблять слова «бамбуковый». Буквально все здесь сделано из бамбука: мелкие и глубокие плошки для риса, заплечные корзины, рыболовные сачки, сига, циновки, курительные трубки, ведра, стаканы и многие, многие другие предметы домашнего обихода. При строительстве хижины не употребляется ни одного металлического гвоздя. Все составные части связаны гибким наружным слоем растения. Бамбук исключительно прочен, легок, быстро растет и, главное, почти не подвергается гниению. Великолепный материал!»
      Из бамбуковых стеблей можно быстро изготовить немало ценных хозяйственных изделий. Достаточно срубить высокий тонкий ствол бамбука, отсечь верхушку с кроной, и перед вами готовая, даже отполированная мачта
      или колонна: пробейте или прожгите перегородки в ее узлах-сочленениях, и к вашим услугам отличная труба; разрежьте ствол на части, и в вашем распоряжении кастрюли, ведра, стаканы, горшки, чаши и другая утварь. Если же отрезать целое междоузлие с двумя неповрежденными перегородками в узлах, то остается лишь просверлить сверху дырочку, и уже готов бочоночек. Расколов его пополам, получаем сразу два небольших корытца.
      Поэтому так и ценят бамбук жители Юго-Восточной Азии, а ведь они изготовляют из него еще и холодное оружие: ножи, кинжалы, пики, ограждают селения от зверей и врагов замаскированным в траве бамбуковым частоколом. С бамбуком связано и искусство резьбы, высокоразвитое у этих народов.
      Наконец, молодые побеги бамбука, а у некоторых видов также корни и семена идут в пищу, заменяя овощи (например, спаржу), из них готовят вкусные восточные лакомства ачар и асию. Из стеблей же добывают сладкий сок, который уваривают и получают бамбуковый сахар. Из волокон бамбука китайцы получают отличную шелковую бумагу. Из бамбука делают фонари, музыкальные инструменты, плоты. Кстати, в азиатской Венеции, как часто называют столицу Таиланда Бангкок, целые улицы домов покоятся на бамбуковых плотах. Исполняет бамбук и роль своеобразного огнестрельного оружия. При горении свежих его стеблей раздаются резкие и громкие, будто оружейные выстрелы, звуки. Это свойство издавна использовалось населением для отпугивания зверей. Из тонких стволов бамбука туземцы делают примитивные пневматические винтовки, из которых стреляют отравленными стрелами по дичи.
      Чрезвычайно широкое применение находит древесина бамбуков и в странах, где он не растет. Из ввозимой древесины изготовляют удобную мебель, отличную бумагу, даже высококачественные иголки для грампластинок. Бамбук идет на ограждения, на строительство легких мостов, производство многочисленных предметов спортивного инвентаря. В современном строительстве бамбук успешно используется еще и как арматура для бетонных сооружений.
      Бамбук доводится близким родичем нашему камышу, образующему нередко обширные заросли, особенно в плавнях и устьях Волги, Днепра, Дуная.
     
      ИСПОЛИН САВАННЫ
      На обширных просторах высокотравных африканских степей- саванн изредка встречаются и древесные растения. Обычно это одиноко возвышающиеся среди травостоя опыляемые птицами колбасные деревья, зонтиковидные с ажурными кронами акации и знаменитый баобаб.
      Коренастый, с необычайно толстым стволом (иногда 45 метров в окружности) и широкой, но невысокой кроной баобаб — одно из наиболее почитаемых деревьев Экваториальной Африки. Прочно укрепилось мнение, что наиболее высокое в мире дерево — эвкалипт, затем идет метасеквойя, а баобабу всегда отводилось более скромное место. И вдруг совсем недавно впервые обнаружен в Африке баобаб-исполин, которому нет равных среди других деревьев этого рода. На 189 метров взметнулась ввысь обычно распластанная
      на сравнительно небольшой высоте его могучая крона, а диаметр ствола у основания до 44 метров.
      Исполин саванны
      С наступлением сухого почти полугодичного периода африканские гиганты, в отличие от большинства местных деревьев, сбрасывают листья и так стоят до начала сезона дождей. Когда же наступает сезон дождей, они одновременно с появлением листьев зацветают, образуя огромные (до 20 сантиметров в диаметре) одиночные цветки. Каждый цветок с пятью мясистыми лепестками н многочисленными пурпурными тычинками висит на длинной цветоножке. Баобаб цветет в течение нескольких месяцев, все время, пока идут дожди, но каждый цветок живет только одну ночь. Вечером свежий, упругий бутон раскрывает нежные, шелковистые лепестки, а с первыми лучами солнца они теряют блеск н увядают.
      Долго не было известно, как под покровом ночи происходит опыление цветков баобаба. Оказалось, что к этому причастны летучие мыши. С наступлением темноты во множестве кружатся они вокруг темной кроны, отыскивая цветки. Добывая лакомые для них нектар н пыльцу, летучие мыши попутно опыляют цветки баобаба.
      Отцветает баобаб, когда весь оденется листвой. Листья у него пальчатосложные, состоят из пяти листочков длиной 18 сантиметров н шириной 5 сантиметров.
      Хотя баобаб и славится как универсальное растение, все части которого приносят пользу человеку, однако наиболее ценны его плоды, так называемый обезьяний хлеб. Крупные (длиной 35 сантиметров и шириной до 17 сантиметров) плоды баобаба, похожие на огромные огурцы, свисают с деревьев на длинных тонких плодоножках. Сверху молодые плоды густо покрыты
      курчавым пушком, сквозь который просматривается черная блестящая кожура; ко времени созревания плодов пушок исчезает.
      В кронах гигантских деревьев обитают полчища обезьян, питающихся их плодами, поэтому баобаб местные жители называют обезьяньим хлебным деревом.
      Мякоть плодов красноватая, мучнистая, приятная на вкус, кисловатая, освежающая. Ее охотно употребляет в пищу и местное население. Плоды и семена баобаба используются туземцами как лекарство при дизентерии и болезнях глаз, сок из плодов — для приготовления отлично утоляющего жажду напитка, который считается целебным средством при заболевании гнилостной лихорадкой. Из оболочек плодов туземцы делают посуду.
      Семена баобаба содержат немало масла, их едят поджаренными, экстракт из семян — лучшее противоядие при отравлении строфантом.
      Кора у баобаба весьма своеобразная: верхний слой эластичный, как губка, а внутренний сплошь состоит из крепких волокон. Из волокон изготовляют грубые ткани, веревки и даже струны для местных музыкальных инструментов. О крепости волокон говорит сенегальская пословица: «беспомощный, как слон, связанный баобабовой веревкой». Очень мягкая древесина баобаба всегда сырая и хранит запас воды на весь сухой период. Толстая губчатая кора предотвращает испарение излишней влаги, а листья в жару опадают. Несмотря на невысокие механические качества древесины баобаба, негры ее широко используют для изготовления лодок и различной посуды.
      Самое разнообразное применение находят листья баобаба. Их едят свежими, а высушенные и истолченные, они считаются лучшей приправой к национальному кушанью кус-кус. Листья баобаба считаются хорошим противомалярийным средством, кроме того, используются для приготовления
      закваски.
      Считая столь полезное дерево священным, жители саванн строго придерживаются обычая — каждый должен посеять семена баобаба возле своего жилища.
      Баобаб нещадно эксплуатируют многие дикие обитатели саванн, особенно слоны. Не зря баобабы называют здесь слоновыми закусочными. Обычная для саванн картина — слоны, столпившись у дерева, обламывают его ветки, ломают стволы, сдирают кору и все без остатка поедают. Слонихи отдают при этом детенышам самые сочные куски сердцевинной древесины. Пристрастие слонов к баобабам обнаружилось недавно и пока не нашло объяснения. Вредят листьям баобаба и рукокрылые крыланы. Редко можно встретить дерево баобаба в полном зеленом наряде: немалая часть его листьев всегда повреждена, объедена.
      Кроме Экваториальной Африки, баобаб растет на Мадагаскаре, в Индии и в саваннах Австралии. В этих краях он представлен 16 видами, отнесенными ботаниками к семейству бом-баксовых, кстати, очень близкому к семейству мальвовых. Значит, исполин саванн состоит в родстве с нашими скромными красавицами мальвами.
      Баобаб — один из самых почтенных ветеранов растительного мира. Еще Александр Гумбольдт назвал это дерево древнейшим органическим памятником нашей планеты, а известный исследователь растений Африки Майкл Адансон в 1794 году описал в Сенегале баобаб диаметром 9 метров в возрасте 5150 лет. Кстати, в честь этого ботаника Карл Линней присвоил баобабу сохранившееся и до сих пор научное название «адансония».
      Баобабу присваивают множество кличек из-за чрезмерной толщины его ствола. Между тем наблюдения показали, что колебания окружности ствола вызваны метеорологическими условиями. Лесничий Г. Гай в Национальном музее в Булавайо (Южная Родезия) в течение 35 лет (1931-1966 годы) у одного и того же баобаба измерял окружность ствола, и хотя каждый год она оказывалась иной, но ни разу не превышала первоначальной окружности. Это объясняется тем, что первый год был наиболее влажным, а последующие сухими.
      Есть у деревьев баобаба еще одно удивительное свойство: они способны накапливать элемент века — уран.
      Баобаб оказывается нередко удивительно жизнеспособным в суровых условиях обитания. При почти постоянной нехватке воды он развивает корни на сотни метров в сторону. Поврежденная людьми или слонами кора быстро восстанавливается. Не боится баобаб и степных пожаров. Даже когда разбушевавшемуся огню удается проникнуть внутрь ствола и выжечь всю его сердцевину, дерево продолжает расти. У таких деревьев баобаба особенно трудно установить возраст даже радиоактивным методом. Впрочем, и у неповрежденных растений это сделать нелегко, так как древесина баобаба не имеет обычных для наших деревьев годичных колец.
      Мягкая древесина баобаба часто повреждается грибом, что также способствует образованию в его стволах огромных дупел. Но дерево и в таких случаях не перестает служить человеку, хотя и несколько необычным способом. Достаточна в верхней части такого дерева проделать отверстие (нередко оно образуется и естественно), и толстый, обычно пустой ствол постепенно заполняется дождевой водой и влагой обильных рос. Плотный шатер кроны баобаба надежно защищает такой резервуар-колодец от испарения, собирая листьями и ветвями воду и пополняя ее запас в колодце. Местные жители дорожат такими живыми водохранилищами, приберегая их содержимое на черный день.
      Под кронами баобабов часто сооружают жилища. Иногда в стволах гигантских деревьев устраивают мавзолеи, в которых хоронят останки вождей племен и выдающихся военачальников. Громадным дуплом баобаба (6X6 метров), растущего в одном из городов северо-запада Австралии (есть и там баобабы, хотя и другого вида), местное начальство распорядилось в духе колониального времени, оборудовав там городскую тюрьму. Лесничий из Северной Родезии Д. Феншоу сообщает, что в Катиме в дупле баобаба устроили уборную с унитазом и смывным бачком.
      Не знающие старости великаны баобабы доживают до 6000 лет, и за это время сменяются многие поколения людей.
     
      ЯГОДА БУЙВОЛА
      Недавно мне довелось побывать во многих лесах и национальных парках Канады и США. Знакомясь с их древесной растительностью, я впервые увидал во всей первозданной красе необычные для нашего континента растения: плантации североамериканского сахарного клена, колоссы растительного мира секвойи, величественные болотные кипарисы, высовывавшие над водой белесые «головы» дыхательных корней.
      Это были удивительно приятные, богатые неожиданными впечатлениями встречи со старыми знакомыми, давно уже растущими в наших южных ботанических садах и парках. Одна из таких встреч состоялась при посещении гостеприимного американского коллеги. В живописном домике лесничего на крутом берегу реки Миссури, обсуждая с ним за завтраком маршрут предстоящей поездки, я обратил внимание на очень вкусную красноватую приправу к мясному блюду.
      «Достоинством соуса мы обязаны не только кулинарному мастерству моей супруги, — сказал он, улыбаясь, — но и прежде всего ягоде буйвола. Правда, на ягоду буйвола все больше зарятся и наши собратья садоводы, всячески вовлекающие ее в свои владения Им даже удалось вывести несколько культурных ее сортов, которые успешно возделываются в садах».
      Ягодой буйвола называют здесь давно известную в ботанических садах Советского Союза шефердию серебристую. Что же касается принятого здесь ее названия, то оно имеет весьма отдаленное отношение к буйволу,- плоды шефердии используются для приготовления соуса к его мясу.
      Ягода буйвола
      Через полчаса хозяин привел нас к невысоким густым зарослям на берегу небольшого притока Миссури. Они напомнили мне заросли нашей облепихи в долинах неспокойных алтайских рек Катуни, Бии и в других местах Сибири, с той лишь разницей, что ягоды, которыми были сплошь усыпаны ветви, имели густо-красный, шарлаховый цвет.
      Позже приходилось мне встречать заросли шефердии в штатах Америки Канзасе, Неваде, Миннесоте, в Южной Дакоте, где их особенно много, в провинциях Канады Манитобе и Саскачеване. На Южнодакотской экспериментальной станции довелось посмотреть специальные сады-плантации шефердии, где растут тысячи отобранных элитных деревьев.
      Во время поездки по берегам рек и озер нередко встречалась и шефердия канадская. Она редко достигает 2,5 метра в высоту, характерна яйцевидной формой листьев и желтовато-красными почти безвкусными плодами.
      Примечательно, что европейцы, избалованные обилием диковинных деревьев вновь открытого континента, вроде шоколадного дерева, секвойи и других, осваивая Новый Свет, долго не обращали внимания на низкорослые мелкоплодные деревца, шефердии, хотя индейцы издавна знали им цену, широко использовали их плоды в пищу и как лекарственное снадобье.
      Только в 1818 году филадельфийский профессор ботаники Томас Нуталл подробно описал это растение и присвоил ему в честь известного английского ботаника Джона Шеферда родовое название шефердия. Видовым названием «серебристая» растение обязано беловатым чешуйчатым волоскам, густо покрывающим молодые побеги и узкие продолговато-ланцетные листья, что придает им серебристую окраску.
      Деревца шефердии у себя на родине, в Америке, по размерам мало отличались от тех, что приходилось мне видеть в нашей стране: они нигде не превышали 6-метровой высоты. Как правило, у шефердии были искривленные нетолстые стволы и колючие ветви. Цветки ее мелкие, желтоватые, довольно невзрачные, как и у облепихи. Как и облепихе, шефердии свойственна двудомность: на одном деревце располагаются только мужские, на другом — только женские цветки. Кстати, такое сходство многих признаков и главным образом строения цветков у шефердии и облепихи признано ботанической наукой, которая объединила их в одно семейство лоховых. Весьма близок к ним и среднеазиатский вид — лох узколистный. Ботаники считают, что шефердию, облепиху и лох можно скрещивать между собой. Более того, гибриды шефердии с облепихой уже известны.
      В Америке очень ценятся декоративные особенности шефердии и прежде всего оригинальная серебристая крона с очень красивым на ее фоне скоплением ярких плодов. Из нее устраивают плотные живые изгороди, высаживают также деревца в одиночку или небольшими группами на просторных газонах. Не менее популярна она там и как плодовое дерево.
      У диких форм шефердии плоды мелкие, около полу сантиметра в диаметре, редко несколько больше. Они очень сочные, кислые или кисло-сладкие. Отобранные для возделывания в садах формы шефердии имеют более крупные плоды приятного кисло-сладкого вкуса. Хороши они для использования в свежем и сушеном виде, для приготовления желе и различных консервов.
      Первое свое заморское путешествие из Северной Америки шефердия совершила вскоре после «крещения». Сначала ее переселили на родину Джона Шеферда, в Англию, где растили в Ливерпульском ботаническом саду, а затем и в других садах и парках Великобритании.
      В нашу страну шефердия попала, видимо, раньше всего к И. В. Мичурину на рубеже XIX и XX столетий. Мичурин, заинтересовавшийся шефердией и возлагавший на нее большие надежды, в то время уже проводил исследования ее. В 1906 году он впервые упоминает в печати о шефердии серебристой. Примерно тогда же планирует написать и статью о ее культуре и качествах плодов. Этому намерению, к сожалению, не суждено было сбыться. Все же многолетние работы Мичурина с шефердией не пропали даром: с его легкой руки она разошлась в разные концы нашей страны. Три сеянца шефердии, высланные им весной 1926 года в Киев академику Н. Ф. Кащенко, положили начало ее выращиванию на Украине. Отвечая Н. Ф. Кащенко на просьбу охарактеризовать присланное ему растение, о котором он нигде не мог найти сведений, Мичурин подробно описал и шефердию и историю ее названия, а плоды оценил как приятные, барбарисово-кислые на вкус, незаменимые для изготовления наливок.
      Одна из присланных тогда в Киев Мичуриным шефердии серебристых, а также ее потомство, насчитывающее около 50 деревьев различного возраста, сохранились и теперь в Акклиматизационном саду Академии наук УССР имени академика Кащенко. Самое старое дерево шефердии, насчитывающее более 40 лет, достигло высоты 5 метров, диаметр его ствола 20 сантиметров.
      Интересно, что здесь шефердия зарекомендовала себя не только как высокоурожайное и декоративное растение, но еще и как закрепитель почв. Обладая повышенной способностью к образованию корней, она буквально цементирует крутые склоны, откосы, обрывистые берега. К тому же шефердия малотребовательна к почве, да и почти не нуждается в уходе.
      Однако для обеспечения нормального урожая шефердии необходимо высаживать одновременно мужские и женские деревья в соотношении: четыре женских растения на одно мужское. Пол шефердиевых растений можно легко определить и зимой по почкам: у мужских деревьев почки крупнее женских и имеют округлую форму, тогда как у женских они продолговатые, несколько заостренные и более прижаты к побегу. Рекомендуемое соотношение мужских и женских экземпляров вполне оправдывает себя как в Акклиматизационном саду имени Кащенко в Киеве, так и в других местах. Шефердия здесь регулярно плодоносит. Наиболее старое ее дерево особенно урожайно: каждый год оно приносит по 30-40 килограммов плодов, а те, что помоложе, также ежегодно плодоносящие, дают по 10-25 килограммов.
      Биохимические исследования подтвердили высокие пищевые и лекарственно-диетические качества шефердиевых плодов: они содержат много ценных питательных веществ и, что весьма важно, в благоприятном сочетании. В плодах киевской шефердии обнаружено около 21 процента сахара, до 3,5 процента органических кислот, более 25U миллиграмм-процентов витамина С, много каротина (провитамина А), катехинов и других ценных веществ. Высоко оценивают плоды шефердии исследователи после опытного использования их в виноделии, при варке варенья, приготовлении наливок, настоек, желе.
      Советскими лесоводами и ботаниками шефердия серебристая испытана в Ленинграде и Литве, в Волгограде, Сибири и в ряде ботанических садов и лесных опытных станций Украины. На протяжении долгих лет роста в Киеве шефердия показала хорошую морозоустойчивость. Остановка теперь за селекционерами-плодоводами, которые должны продолжить работу , начатую И. В. Мичуриным по введению этого ценного дерева в наши сады. В перспективе возможно, вероятно, создание крупноплодных ее форм, выведение новых гибридов с облепихой и с лохом.
      Большой интерес проявляют к шефердии лесомелиораторы и озеленители. Вместе с облепихой шефердия была бы очень полезна для обсадки многочисленных оврагов, балок, опушек вновь создаваемых лесов и полезащитных полос. Декоративные же ее свойства грешно не использовать. Во многих скверах и парках, при обсадке дорог, особенно на откосах, по берегам рек и водоемов и в других местах должно найти место это красивое и полезное плодовое растение. Даже если в таких посадках не всегда удастся собрать щедрый ежегодный урожай, он не пропадет зря и послужит нашим пернатым друзьям, охотно поедающим и сочную плодовую мякоть и маслянистые шефердиевые семена. Нельзя забывать и еще одного качества заокеанского растения: оно хороший и очень ранний медонос.
     
      ДЫННОЕ ДЕРЕВО
      Ученые-ботаники уверены в возможности вырастить в нашей стране чудо-дыню — дынное дерево. Не подумайте, что для этого им нужно переделывать плети-побеги всем хорошо известных наших дынь в стволы. Дынное дерево уже давно создано природой, хотя от этого задача, стоящая перед ботаниками, не становится проще. Дыни, или, точнее, их культурные виды и сорта, в основном происходят из Передней и Средней Азии, хотя, по предположению некоторых специалистов, дикие предки дыни росли в тропических районах Африки и Азии. Растущие на бахчах наши душистые дыни и дынное дерево климатически весьма близки, но в остальном сходные черты можно найти лишь в строении плода.
      Дынное дерево принадлежит к семейству папайевых. Оно широко распространено в тропических странах. Ботаники, впрочем, считают дынное дерево древовидным травянистым растением. Они присвоили ему научное название карика папайя, а чаще называют просто папайя. К своеобразным отклонениям папайи ботаники относят каулифлорию, то есть способность образовывать плоды не на ветвях, а непосредственно на стволе растения.
      Дынное дерево
      Испанские завоеватели XVI века, впервые увидев в Панаме папаню, поразились видом почти десятиметровых растений-деревьев, голые стволы которых под небольшими ажурными кронами-зонтиками из крупных пальчатых листьев были плотно увешаны желто-зелеными плодами. Еще большее удивление вызвал вкус плодов: они по вкусу напоминали бахчевые дыни, хотя и были несколько слаще
      Папайя больше всего ценится из-за содержащегося в соке плодов фермента папаина, оказывающего действие подобно ферментам желудочного сока. ПапашI улучшает пищеварение, успешно используется при лечении язв и других желудочных и кишечных заболеваний. Папани хорошо размягчает сырое мясо, расщепляет белки. Достаточно несколько капель сока папайи добавить в бульон, и самое жесткое мясо становится мягким. Как лечебное средство папайя содействует растворению отмерших клеток и способствует росту живых тканей. Народная медицина отмечает, что плоды дынного дерева быстро восстанавливают сипу истощенных болезнью или сильно переутомленных люден.
      Листья, кора, оболочка зеленого плода папайи, сердцевина ее стебля содержат много других полезных веществ. Не только в медицине; но и в технике, в промышленности, в бьпу известно около ста препаратов и полуфабрикатов, изготовляемых из папайи.
      Особенно распространена культура папайи на многочисленных островах Океании. Из плодов ее приготовляют целебные напитки, маринады, джемы. Добываемый из плодов сок находит применение в производстве особых сортов мороженого, сиропов и многих других деликатесов.
      В условиях тропиков больше всего хлопот вызывает сбор урожая папайи. Нелегко получать и один из ценнейших продуктов папайи — сок латекс, содержащий папаитт. Добывают его из не вполне зрелых плодов путем своеобразной подсочки: на плодах делают от двух до четырех мелких круговых надрезов; вытекающий из образовавшихся ран сок собирают в подвешиваемые к плодам стеклянные банки, так как с металлической посудой он активно взаимодействует.
      Дынное дерево не известно в диком состоянии ни в Центральной Америке, где его впервые увидели европейцы, ни в других районах мира. Только в лесах Колумбии и Эквадора удалось обнаружить его низкорослого дикого сородича — папайю горную. Со времени открытия Колумбом Америки площадь, занятая культурой папайи, значительно расширилась. В настоящее время папайю возделывают в Африке, Индии, на о. Шри Ланка, на многочисленных островах Малайского архипелага и в Австралии. На этих землях оно нашло не менее благоприятные условия, чем на родине.
      Повсюду папайя растет быстро, иногда достигает высоты двухтрехэтажного дома. Чаще всего высота ее составляет 3-4 метра, и с таких низкорослых деревьев удобнее собирать плоды. Иногда при возделывании дынных деревьев прибегают к садоводческим приемам, задерживающим их рост в высоту".
      Ствол дынного дерева не ветвится, толщина его нижней части достигает 30 сантиметров. Плодоносит оно в течение 10 лет. Интересно, что плоды папайи сильно различаются по вкусу не только у разных деревьев, но и в пределах одного дерева. Размеры и форма их также значительно варьируются, но вес их обычно не превышает 2 килограммов.
      Дынное дерево очень теплолюбиво и плохо переносит температуру, близкую к нулю. Можно поэтому себе представить, какая сложная задача встала перед ботаниками Гагринского опорного пункта Главного ботанического сада Академии наук СССР, когда они решили заняться культурой папайи на Черноморском побережье Кавказа.
      У них, правда, был смелый и настойчивый предшественник. Еще до Великой Октябрьской социалистической революции на Сухумской садовой и сельскохозяйственной опытной станции ботаник В. Маркевич предпринял первую попытку. Получив рассаду дынного дерева из Петербургского ботанического сада, он успешно растил молодые деревца, хотя плодов получить ему так и не удалось.
      Советские ботаники пошли намного дальше. В их оранжереях папайя регулярно плодоносит. С одного деревца за год удается собрать урожай плодов общим весом около 30 килограммов.
      В последние годы ученые настойчиво осваивают культуру дынного дерева в открытом грунте. В январе — феврале они высевают семена папайи в оранжерее, а с наступлением устойчивого тепла (май — июнь) приучают молодые растеньица к нашему курортному" климату. Оказывается, он действует на них даже более благотворно, чем атмосфера оранжерей, и культуры в открытом грунте достигают к осени полутораметровой высоты, рекордной для
      наших условий. Деревца хорошо цветут, завязывают и наливают плоды, которые к осенним непогодам успевают набрать около 150 граммов веса. Специалисты говорят, что плодам не хватает месяца-двух хорошей погоды. Некоторые из них собираются заставить папайю развиваться быстрее. Другие советуют привезти из Южной Калифорнии семена наиболее холодостойкого вида, чтобы использовать его для создания более выносливых гибридных форм дынного дерева. Словом, ученые намерены взять на вооружение весь арсенал достижений советской и мировой ботанической науки, а также богатый практический опыт искусственного разведения этоЛо иноземного растения.
     
      ЖИВОРОДЯЩИЕ ДЕРЕВЬЯ
      На побережье Карибского моря, в Тайваньском проливе и на других океанских побережьях тропиков неизменно поселяется необычная береговая растительность. Словно уходя от чрезмерной тесноты на суше, эти деревья на своеобразных корнях-ходулях устремляются к самому берегу, а некоторые даже вторгаются в бурлящие волны океана.
      Это мангры, мангровые леса-заросли. Они несколько напоминают распространенные у нас в низовьях рек Волги, Кубани, Днепра и Днестра плавневые леса в период сильных весенних паводков. В это время они как бы плывут среди водной шири. Подобно нашим плавневым вербам, затопленным вешними водами иногда по самые верхушки, деревья мангровых лесов купают развесистые кроны в морской воде. Но проходит время отлива, и волны, далеко откатываясь, постепенно обнажают подводный лес. Только обильные капли воды на темно-зеленых кожистых листьях напоминают о недавнем пребывании их под водой. В это время можно увидеть в полной красе наиболее смелых обитателей мангров. Густо стоят они на своих оголенных ходулях, окрашенных в темно-коричневый цвет. Из-за большого количества танина древесина наиболее распространенного в зарослях дерева — ризофоры кроваво-красная. Местные жители поэтому называют его красным деревом
      Живородящие деревья
      Деревья ризофоры занимают и передовую линию мангровых лесов, наиболее глубоко вторгающуюся в морскую пучину. Вторую полосу в основном образуют деревья авиценнии, далее идут древесные растения: лагулярия, банистерия и другие виды.
      Удивительна приспособляемость этих деревьев, особенно ризофоры и авиценнии, к необычным условиям. Прибрежная полоса, то заливаемая, то освобождающаяся во время приливов и отливов, имеет илистую, насквозь пропитанную соленой морской водой почву. Воздух в этом месиве вовсе отсутствует. Но обитатели мангров приспособились и освоились и в таких необычных условиях.
      Ризофора прежде всего обращает на себя внимание ходульными корнями, отходящими от основного ствола и ветвей и углубляющимися в илистый грунт. Такие корни нередко достигают высоты 10 метров.
      Своеобразен и способ размножения ризофор. Эти деревья живородящие. Созревшие их плоды не падают с дерева, как это бывает у большинства растений, а остаются висеть на ветвях, пока единственное семечко плода не прорастет. Занимательное зрелище представляют ризофоры, увешанные плодами, напоминающими наши груши, но прикрепленными к растению обратной стороной. Эти плоды прорастают своими «хвостиками», образуя корни нового растения. На 60-70 сантиметров вырастают корешки из висячих плодов, набирающихся сил иногда в течение 6 месяцев. Они как бы выжидают, чтобы отделиться от материнского дерева в наиболее благоприятное время. Примечательно, что отделение молодого растеньица, как правило, совпадает с морским отливом. Вполне сформировавшиеся растеньица, оторвавшись от материнского дерева, устремляются вниз и глубоко вонзаются в только что освобожденную от воды почву. Так начинается самостоятельная жизнь нового поколения ризофор. Молодые поселенцы в течение нескольких часов закрепляются врастающими в грунт корнями. Новый прилив им обычно уже не страшен: к этому времени они успевают надежно закрепиться и тронуться в рост. Если же некоторые растеньица попадут на землю с опозданием и их застигнет прилив, они хорошо подготовлены и к таким превратностям судьбы, так как отлично могут плавать без потерь, несколько месяцев носясь по водным просторам океана. Нередко они преодолевают большие расстояния и поселяются далеко от своей родины, быстро приживаясь в новых, благоприятных для них условиях.
      Мангровые леса за короткое время образуют густые заросли, предохраняя берега от разрушающего действия морских волн. В то же время они способны непрерывно наступать на море, постепенно отвоевывая у него новые территории. Густо сплетенные корни ризофор и авиценнии, возвышаясь вначале над землей, изо дня в день улавливают ил и песок, беспрерывно
      доставляемые волнами. Постепенно уровень этих участков поднимается и в конце концов выходит за пределы моря. Правда, древесные жители мангров, будучи избалованными теплыми морскими ваннами, не хотят лишаться водной среды и, в свою очередь, продвигаются в сторону уходящего моря. Старые, отмершие деревья густо покрывают прибрежную территорию, а в это время ризофоры уже завоевывают в борьбе с морем новые рубежи. Нередко отвоеванные у моря земли, в большинстве своем очень плодородные, население использует для создания плантаций цитрусовых, кокосовых пальм и других ценных культур, а из отмерших деревьев выжигает древесный уголь.
      Мангровые заросли — излюбленное место обитания чаек, фрегатов и многих других птиц. В отличие от спокойного полумрака наптих лесов мангровые заросли всегда наполнены шумом волн и голосами беспокойных представителей тропической фауны.
      Очень пригодились бы нам мангровые леса — надежные защитники морских берегов, но для них необходимо бессменное тепло тропических вод. Наши ученые в суровом для изнеженных тропиками ризофор и авиценнии Ленинграде уже ведут опытные работы по созданию подобных лесов под стеклянной крышей.

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru