На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиКнижная иллюстрация





Библиотечка «За страницами учебника»
Книга о шашках. Городецкий В. Б. — 1984 г.

Вениамин Борисович Городецкий

Книга о шашках

*** 1984 ***



DjVu


 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>



      ПРОСТОТА — ЭТО ТО, ЧТО ТРУДНЕЕ ВСЕГО НА СВЕТЕ: ЭТО КРАЙНИЙ
      ПРЕДЕЛ ОПЫТНОСТИ И ПОСЛЕДНЕЕ УСИЛИЕ ГЕНИЯ.
      Жорж Санд
     

      Глава первая ШАШКИ — ТВОРЧЕСТВО
     
      1. ДА ЗДРАВСТВУЕТ ИГРА!
     
      Сказки, игры...
      Что такое сказка?
      Вспомним Александра Сергеевича Пушкина:
      Сказка ложь, да в ней намек!
      Добрым молодцам урок.
      В нашем представлении сказка чаще всего — пустая выдумка, нечто несерьезное, а то и просто вранье: «Рассказывай сказки!» В чем же урок?
      Сказки созданы в седой древности гением народов, без сказок было бы невозможно представить себе само развитие человечества, его фантазии, нравственности — всё вместили в себя эти яркие, поэтичные произведения.
      А игра? Детская забава, игрушка?
      Конечно же, нет!
      Игр на свете много, очень много.
      Они тоже создавались веками и были поначалу известны лишь там, где зародились. Но со временем некоторые игры распространились по всему миру, стали международными.
      Игры есть серьезные и менее серьезные, легкие и трудные. Но все они учат думать — активизируют процесс мышления, развивают творческое начало. Роль игр в воспитании, обучении и развитии человека огромна — без игры вообще не бывает творчества. И притом во всех без исключения областях деятельности. Даже то, чем занимаются художники и поэты, тоже нередко называют игрой в слова и образы.
      Как видим, между играми и сказками много общего.
      Как ни разнообразны игры, их все же можно по некоторым признакам классифицировать. Легко видеть, что ценность разных групп игр для развития творческого начала неодинакова.
      Любая игра содержит какой-нибудь секрет. В некоторых секрет этот лежит совсем на поверхности, раскрыть его легко. В других он спрятан глубже. А есть такие игры, где, несмотря на серьезные усилия многих пытливых умов, раскрыть секрет так и не удается. Конечно, эти игры вызывают особенно большой интерес. Впрочем, бывает, что установление алгоритма — то есть правила для нахождения решения — отнюдь не снижает интереса к игре.
      Перейдем к примерам.
      «Игра в 15». Ее изобрел в 1878 году выдающийся американский шахматный композитор Сэмюэль Лойд (1841 — 1911). Пятнадцать пронумерованных фишек располагаются на квадратном поле из шестнадцати клеток: одна, таким образом, остается пустой. Вначале фишки занимают произвольные клетки. Передвигая фишки через свободную клетку, надо разместить их по порядку номеров. Иногда эта задача решается просто, но порой возникают такие положения, когда решить ее вовсе не удается. В чем же дело?
      Древнеиндийская игра «йога». Известна также под названием «тактика».
      Эту задачу решали тысячи и тысячи людей. Ею занимались денно и нощно: дома, в транспорте, в ресторанах, на работе и даже под уличными фонарями ночи напролет... Интерес к ней рос, как снежный ком. За ее решение были учреждены большие премии.
      Наконец одному математику удалось доказать, что при нечетном количестве перестановок задача не имеет решения. Популярность игры сошла на нет.
      Другой пример.
      Древняя индийская игра «йога». Считается, что она помогает сосредоточиться, тренирует сообразительность, содействует решению задач с элементами психологии.
      Надо одной из фишек непрерывно перешагивать через другие (одну или несколько) фишки по вертикали или горизонтали (но не по диагонали!) и последние удалять с доски. Цель — побить наибольшее количество фишек. Результат считается отличным, если остались три фишки. Но есть последовательность ходов (алгоритм), при котором остается только одна. Таких способов несколько. Обычно, овладев одним, играющий механически повторяет его и уже не ищет новые приемы. Для достижения цели они уже не нужны. А выполнение действий по заранее известным правилам, безусловно, значительно снижает интерес.
      Еще одна игра. Ею сейчас увлекаются сотни миллионов людей. Речь идет о кубике, изобретенном преподавателем Будапештского института промышленной эстетики Эрнё Рубиком. Первоначальная цель автора — объяснить студентам, что такое пространство. Нет нужды рассказывать о кубике подробно — о нем знают все. Отмечу только, что, в отличие от рассмотренных игр, где все происходит на плоскости, здесь задача решается в пространстве. Алгоритм решения есть, но очень непростой, многохо-
      довый, и поэтому сложить кубик очень нелегко. Необходимо развить необычайную ловкость рук и пространственное мышление. Чтобы добиться успеха, многие люди ежедневно тренируются по пять-шесть часов. В ряде стран проходили национальные соревнования по кубику Рубика, а в Будапеште — даже международные. Мировой рекорд по сборке кубика в 1983 году — девятнадцать секунд, и установил его школьник! Сам Э. Рубик справляется с задачей за одну минуту...
      В приведенных примерах все зависит от способностей играющего, от его сообразительности, усердия. Но существуют игры, где этих качеств для достижения успеха вовсе недостаточно, ибо многое зависит еще и от противника, от его способностей, от его сообразительности, от его усердия. Это — интеллектуальные, так называемые детерминированные игры, где есть два соперника: «мы» (то есть «я») и «противник». Здесь смоделированы типичные конфликтные ситуации, которыми полон окружающий нас мир: борьба живых организмов за существование, столкновение классовых интересов, экономическое соперничество, военные конфликты и многое другое. Во всех этих случаях одна сторона должна принимать решения, учитывая возможные противодействия противника. Вот почему в научных учреждениях многих стран уже давно работают над созданием программ для стратегических игр (главным образом шахмат и шашек). Играющие машины помогут решать такие важнейшие задачи, как распределение капиталовложений в промышленность, транспорт и сельское хозяйство, использование природных ресурсов, выбор стратегии в военных операциях и многие другие актуальные проблемы. Можно смело утверждать, что игровые методы поведут людей еще дальше: и в глубины атома, и в необозримые миры космоса. Вот какое серьезное дело — игра!
      Теория игр — один из бурно развивающихся разделов математики. Вкратце она сводится к следующему.
      Существует некая конфликтная ситуация. Допустим, что у нас очень опытный и сильный противник, который всегда действует так, чтобы мы оказались в самых неблагоприятных условиях, Мы же должны выработать такие реакции на его действия, такую стратегию, чтобы оказаться в возможно более благоприятном положении даже при самых изощренных поступках соперника.
      Теория игр разрабатывает методы решения такого рода задач. Ученым приходится изучать не сами ситуации, а их модели, ибо реальные конфликтные ситуации часто поистине хаотичны, зависят от очень многих факторов и разобраться в них чрезвычайно трудно.
      В науке всегда вводится понятие модели, отражающей сходные черты изучаемых объектов и явлений. Упрощенные модели позволяют изучать очень сложные объекты и системы, так как дают возможность исследовать лишь те из их черт, которые существенны для решения поставленной задачи. Собственно, с чем-то подобным вы встречаетесь повседневно, когда решаете сложные математические задачи. И здесь приходится раскладывать решение на отдельные этапы, чтобы упростить изучение стоящих перед нами трудностей и легче достичь цели.
      Упрощенные модели переводят на язык математики, или, как говорят, формализуют. Любая формализованная модель конфликтной ситуации в кибернетике называется игрой и характеризуется совокупностью правил, которые определяют, какие действия ее участников допустимы и что означает выигрыш или проигрыш сторон.
      Шашки — типичная конфликтная ситуация. Они — удивительно удобная и ценная модель для решения таких задач, которые до последнего времени были подвластны только человеку. Теперь же делается попытка научить машину «думать», то есть создать искусственный интеллект. Но кибернетики встретились с неимоверными трудностями: шашки не очень .охотно раскрывают свои секреты.
      В принципе все обстоит, казалось бы, очень просто: надо лишь поручить ЭВМ перебрать все возможные варианты игры. Но выяснилось, что такая работа не под силу ни одной, даже самой быстродействующей машине. Как же так? Неужели в шашках так много возможностей? Еще в тридцатые годы московский ученый С. Ф. Голубев подсчитал, что если каждый житель Советского Союза (включая грудных младенцев и дряхлых стариков) будет ежедневно играть по 20 партий и в них не будут повторяться одни и те же позиции, то все возможные положения будут исчерпаны за 600 триллионов лет! Это число никто из нас просто не в силах вообразить!
      Есть, правда, другой заманчивый способ: изучить механизмы мышления шашистов, перевести их на язык математики и дальнейшие заботы препоручить машине. Но вот беда: ни один шашист не в состоянии объяснить, как он думает. Видимо, механизмы работы мозга столь многогранны, что не поддаются моделированию — во всяком случае на современном этапе развития науки. Недаром основоположник теории игр американский ученый Джон фон Нейман (1903 — 1957) говорил: «Язык мозга не есть язык математики. Кибернетике еще предстоит обучиться говорить на языке мозга».
      Говоря о трудностях программирования, надо упомянуть еще и о том, что многие находки в шашечной игре связаны с озарением, интуицией, вдохновением. Ведь известны случаи, когда многие и многие годы под толщей шашечной руды пролежали изумруды и только озарение помогло обнаружить их. А как научить этому машину?
      Осмелюсь высказать еще одну мысль. В игре, как правило, возникают ситуации, в которых одна сторона имеет какие-то преимущества. Если удалось бы изучить аддитивные свойства различного рода преимуществ, то есть получить их суммарную арифметическую оценку, то, по-видимому, можно было бы исследовать вопрос о том, какие оценки достаточны для победы. На мой взгляд, это существенно помогло бы кибернетикам, работающим над созданием искусственного интеллекта.
      Конечно, мы займемся шашками под другим углом зрения. Но стоит помнить, что они, быть может, помогут человечеству открыть новые фундаментальные законы Вселенной.
     
      2. ЧУТЬ-ЧУТЬ ИСТОРИИ
      Об истории возникновения и развития шашек известно немного. До сих пор существует множество шашечных игр. Процесс унификации правил, который в шахматах давно завершился, в шашках только начинается. Мы даже не знаем, по каким правилам играли наши далекие предки. Но дошедшие до нас сведения позволяют достоверно судить о древности шашек.
      В Лувре экспонируются две шашечные доски времен фараонов. А во время раскопок на знаменитом поле пирамид в Египте была обнаружена гробница, сооруженная для приближенного фараона Тету (Тай-ту), некоего Меркнера. Росписи на стенах говорят, что вельможей владели три страсти: охота, рыбная ловля и игра в... шашки.
      Правление Тету относится, по одним источникам, к 2700 году, по другим — к 3300 году до нашей эры. Значит, возраст игры приближается, по меньшей мере, к пятидесяти векам.
      Исследования немецкого египтолога Бругша в прошлом веке показали, что игра не уступает по древности самому Египту и, может, древнее его, так как мифы свидетельствуют, что египетские боги, равно как и обитатели царства мертвых, играли в нее.
      В Британском музее хранится древнегреческое изображение льва и антилопы, играющих в шашки. Упоминания о шашечных играх встречаются в трудах древнегреческого историка Геродота, Платона, о них повествуется в «Одиссее» Гомера, а также у древнеримских писателей Овидия и Сенеки.
      Впрочем, одна историческая версия приписывает изобретение шашек греческому воину Паламеду, принимавшему участие в осаде Трои. Ведь она продолжалась десять лет, и, чтобы убить скуку, он якобы и придумал игру в шашки... А обитатели Лидийского государства в Малой Азии, мучимые в годы неурожая голодом, изобрели великолепный способ утолять его... игрой в шашки!
      Наиболее серьезной работой по истории шашек до сих пор остается книга «Древность игр в шашки и шахматы», изданная в Москве в 1916 году. Ее написал замечательный шашист Давыд Иванович Сар-гин. Автор работал над ней более тридцати лет, тщательно изучая исторические и литературные источники.
      Книга Саргина вышла тиражом всего 300 экземпляров, и вряд ли вам удастся прочитать ее. Но в 1982 году издан очерк ветерана композиции Александра Ивановича Ку-личихина «История развития русских шашек». Горячо рекомендую познакомиться с ним.
      Саргин доказал, что шашки из Египта проникли в Древний Рим через Грецию и что правила игры имели много общего с современными шашечными системами.
      Еще за несколько веков до нашей эры играли на 64-клеточной доске. Шашки были двух цветов, ходили они только вперед. Игра рассматривалась как сражение двух армий. Шашка, прорвавшаяся в глубину лагеря соперника, приобретала повышенные боевые качества, становилась дамкой, способной нападать с тыла. Взятие (ударный ход) производилось перескакиванием через шашки соперника, подобно тому как в бою воин, сразивший своего противника, перешагивал через него, чтобы продолжить наступление.
      У римлян игра называлась «ла-трункули» (от «латро» — воин). Немцы, французы и другие народы называли ее иначе. Но везде употреблялось слово «дама». Это объясняется тем, что в средние века женщина была окружена особым вниманием и почитанием рыцарей. Учтивость была перенесена на игру — дамкой (дамой) названа
      Шашки фараона Тутанхамона, правившего с 1400 по 1392 год до нашей эры. Они извлечены из его гробницы в 1922 году. Как видите, в Древнем Египте шашечная доска состояла из тридцати клеток.
      Найти лучший ход было не просто во все времена!.. На картине Мишеля Свертса, написанной с натуры в 1652 году в Риме, изображены игроки в шашки. Картина хранится в Государственном музее в Амстердаме.
      наиболее сильная, наиболее уважаемая фигура.
      О популярности шашек в разных странах в средние века говорит упоминание этой игры и в «Декамероне» Боккаччо (1313 — 1375), и в «Дон Кихоте» Сервантеса (1547 — 1616), и в других литературных произведениях.
      В эпоху феодализма среди семи добродетелей рыцарского воспитания была и игра в шашки.
      В Европе первая книга о шашках появилась в 1547 году. Она была издана в Испании. Ее автор — Антонио Торкемодо.
      Появление шашек на Руси связывали с именем киевского князя Владимира Мономаха (1053 — 1125). Но археологические раскопки показали, что на территории нашей
      страны шашки были известны гораздо раньше — в III — IV веках нашей эры. Во многих былинах повествуется о том, что русские богатыри играли в шашки.
      Высоко ценил шашки и хорошо играл в них Петр Первый. Он даже ввел их в свои знаменитые «ассамблеи».
      Шашкам отдавали дань и другие выдающиеся люди прошлого.
      В поэме «Суворов» Константин Симонов повествует, как опальный полководец
      ...примостив лучину,
      В ночном шлафроке, босиком,
      Сев по-турецки на овчину,
      Играет в шашки с денщиком.
      Гавриил Романович Державин, страстный любитель шашек, подарил юному Пушкину шашечную доску в день окончания лицея. Александр Сергеевич упоминает шашки в стихотворении «Зима. Что делать нам в деревне?» и в повести «Арап Петра Великого».
      Несомненно, хорошо знал эту игру и Николай Васильевич Гоголь. Об этом свидетельствует талантливое описание поединка Ноздрева с Чичиковым.
      До наших дней сохранился столик, за которым прошла не одна шашечная баталия с участием Виссариона Григорьевича Белинского.
      Страстным игроком в шашки и шахматы был и Вольтер. Правда, во время игры знаменитый французский философ и писатель очень раздражался, терял выдержку, особенно в плохих положениях. Случалось, он в ярости бросал шашки в лицо своего постоянного соперника, аббата Адамо, когда тот его обыгрывал. С течением времени аббат научился распознавать приближение вспышки гнева: как только позиция становилась проигрышной, Вольтер всегда напевал одну и ту же мелодию. В таких случаях аббат спешно выходил в соседнюю комнату... Вольтер вскоре успокаивался, и схватки за шашечной доской возобновлялись с новой силой.
      Адам Мицкевич посвятил шашкам большую поэму. Вспомним его вдохновенные строки:
      Чей ум живей, чей дух способнее к паренью, Тем шашки лучшее доставят развлеченье.
      Литературовед и переводчик, друг Маяковского Рита Райт вспоминает: «Вот мы играем в шашки «на позор». После молниеносного проигрыша приходится бить земные поклоны перед дачными воскресными гостями и трижды повторять: «Прости, господи, меня, глупую, за то, что осмелилась пойти против Володи».
      Любил играть в шашки выдающийся шахматист Эммануил Ласкер. Это ему принадлежит высказывание: «Шашечная игра — мать шахматной, и достойная мать».
      Известно, что Лев Николаевич Толстой серьезно увлекался шахматами. Тем не менее в «Войне и мире» он сравнивает стратегию военного искусства со стратегией шашечной игры: «...Ежели бы полководцы руководствовались разумными причинами, казалось, как ясно должно было быть для Наполеона, что, зайдя за две тысячи верст и принимая сражение с вероятною случайностью потери четверти армии, он шел на верную гибель; и столь же ясно бы должно казаться Кутузову, что, принимая сражение и тоже рискуя потерять четверть армии, он наверное теряет Москву. Для Кутузова это было математически ясно, как ясно то, что ежели в шашках у меня меньше одною шашкой и я буду меняться, я наверно проиграю и поэтому не должен меняться. Когда у противника шестнадцать шашек, а у меня четырнадцать, то я только на одну восьмую слабее его, а когда я поменяюсь тринадцатью шашками, то он будет втрое сильнее меня».
      Приходится, правда, гадать, откуда взялись числа 16 и 14.
      Хотя Л. Н. Толстой не был страстным любителем шашек, интерес к игре он сохранил на всю жизнь. Известно, что «Войну и мир» он писал в 60-е годы. Но вот запись в дневнике, сделанная великим писателем 27 апреля 1889 года:
      «Пошел к Дьякову. На Смоленском играл в шашки, мне заперли тринадцать (то есть дамку и простую. — В. Г.). Смешно, что было неприятно».
      Польский писатель Ежи Гижицкий в своей замечательной книге «С шахматами через века и страны» пишет, что шахматам «Наполеон предпочитал шашки, черпая, между прочим, в этой игре пример для своей тактики на поле боя». Недаром он никогда не расставался со своей перламутровой шашечной доской.
      Страстно любил шашки Леонид Николаевич Андреев; ими серьезно увлекались Александр Степанович Грин, Шолом-Алейхем, Фридерик Шопен и многие другие выдающиеся люди.
      А вот воспоминание Вильгельма Либкнехта: «Маркс был великолепным игроком в шашки. Он стал таким искусным в этой игре, что было трудно выиграть у него партию. Очень охотно играл он и в шахматы, хотя и не обнаруживал особых успехов».
      Можно назвать и многих наших известных современников, высоко ценящих шашечную игру. Среди них Герои Социалистического Труда, лауреаты Ленинской премии ортопед Г. А. Илизаров и композитор Г. В. Свиридов, члены-корреспонденты АН СССР математик Д. К. Фадеев, физик-теоретик И. М. Халатников и многие другие.
      Первая русская книга по шашкам была издана в Санкт-Петербурге в 1827 году. Она называется «Руководство к основательному познанию шашечной игры, или Искусство обыгрывать всех в простые шашки». Книга была издана тиражом в... 100 экземпляров. На титуле имя автора не указано. Однако, по свидетельству современников, ее написал знаменитый шахматист и шашист Александр Дмитриевич Петров (1794 — 1867).
      В 30 — 50-е годы прошлого столетия славой сильнейшего московского шашиста пользовался Иван Петрович Селезнев, известный в шашечной литературе под именем Хромой. О его игре сложены легенды. Селезнев разработал шашечные дебюты, но сведения о его изысканиях сохранились лишь в устной передаче старых московских любителей.
      В вышедшей в 1881 году книге «Руководство к изучению шашечной игры» Иван Фоглер пишет, что Селезнев мог после нескольких пер-
      вых ходов указать, какая сторона выиграет партию. Во времена Селезнева партии не записывали, и творчество большого мастера не дошло до потомства.
      Большую роль в развитии шашек в России сыграла пропагандистская работа М. К. Гоняева (1849 — 1891), разработавшего первый устав шашечной игры, замечательного исследователя эндшпиля Н. Н. Панкратова (ум. в 1904 г.), Д. И. Сарги-на (1859 — 1921), братьев В. И. Шо-шина (1864 — 1941) и А. И. Шоши-на (1878 — 1906), издававших в 1903 году журнал «Шашечный листок», П. П. Боброва (1862 — 1911) и многих других.
      Велика заслуга в зарождении шашечного движения учителя истории одной из киевских гимназий П. Н. Бодянского (1857 — 1922). Почти весь свой заработок он тратил на пропаганду любимой игры. Он организовал пять всероссийских турниров (в том числе один по переписке), издавал с 1897 по 1901 год журнал «Шашки».
      Интерес к игре вызвали и появившиеся в периодической печати шашечные отделы.
      В первом состязании, проведенном Бодянским в 1894 году, лучший результат показали Сергей Андреевич Воронцов и Федор Альбертович Каулен. В следующем году первое место занял Воронцов. В третьем чемпионате сильнейшим оказался Каулен. Последний дореволюционный турнир состоялся в 1901 году. Победу одержал Воронцов. На втором месте был петербуржец Александр Иванович Шошин. В состоявшихся неофициальных матчах Шошина с Воронцовым и Кауленом первенствовал Шошин.
      А. И. Шошин был одним из основоположников дореволюционной шашечной игры. Этот многосторонне одаренный человек успешно занимался беллетристикой и поэзией, пробовал свои силы в музыке и живописи. Шошинская школа заданной композиции до сих пор служит эталоном для составителей.
      А. И. Шошин тонко понимал шашечное искусство и много сделал для его развития. Сыгранные им партии поражают глубиной мысли, а его этюды — подлинные шедевры. Александр Иванович прожил очень короткую (27 лет), но очень яркую и содержательную жизнь.
      Первый чемпионат СССР состоялся в 1924 году в Москве. Чемпионом стал В. В. Медков. Молодые участники первых турниров не могли еще оказать серьезное сопротивление старым мастерам. Но уже на III чемпионате (он состоялся в 1927 году) выдвинулась целая плеяда талантливых шашистов, с честью понесших знамя советского спорта.
      В первую очередь надо назвать имена чемпионов СССР, показавших не только превосходные спортивные результаты, но и возглавивших развитие советской школы шашечного творчества: Василий Александрович Соков, Игорь Владимирович Тимковский, Дмитрий Всеволодович Шебедев, Борис Маркович Блиндер.
      Советская шашечная школа
      Всемирно известный ортопед Герой Социалистического Труда Г. А. Илизаров рассматривает шашечную комбинацию. Ученый чрезвычайно внимателен и увлечен. Впрочем, это, конечно, и профессиональная привычка...
      удачно совмещает теорию и практику. Научный подход к принципам игры и глубокий анализ всех ее стадий дали возможность теории русских шашек выйти на самые передовые рубежи. В период подготовки к соревнованиям и во время участия в них советские шашисты соблюдают специальный режим и обращают особое внимание на физическую закалку, что дает возможность играть каждую партию с полным напряжением сил.
      С начала пятидесятых годов в нашей стране стали регулярно проводиться соревнования по стоклеточным шашкам. Еще П. Н. Бодянский познакомил читателей своего журнала с этой игрой, но первое официальное соревнование — матч Москва — Ленинград — состоялось только в 1938 году, а первый чемпионат страны в 1954 году. Два года спустя Федерация шашек СССР вступила во Всемирную федерацию шашек (ФМЖД). С 1958 по 1972 год шашечная гегемония принадлежала советским спортсменам. Больших успехов добился Андрис Андрейко (1942 — 1976) — восьмикратный чемпион СССР, троекратный чемпион мира и чемпион Европы. В 1979 и 1980 годах титул чемпиона мира завоевывал советский гроссмейстер Анатолий Гантварг.
      Успешно выступают на высших шашечных форумах и голландские гроссмейстеры. Чемпионами мира были Тон Сейбрандс (дважды) и Харм Вирсма (пять раз). В 1982 году на очередном первенстве мира, проходившем в Бразилии, наши шашисты не принимали участия и победу одержал молодой гроссмейстер Янес ван дер Вал (Нидерланды). Но в 1983 году состоялся матч-турнир между тремя победителями бразильского чемпионата, тремя представителями Советского Союза и победителями африканской и американской зон. Победителю соревнования — X. Вирсме присвоен титул абсолютного чемпиона миpa 1983 года. Второе место занял 18-летний харьковчанин Вадим Вирный, он отстал от победителя лишь на пол-очка.
      Вне конкуренции выступают на международных соревнованиях наши шашистки. Заслуженный мастер спорта Елена Михайловская, Людмила Сохненко, Елена Альт-шуль, Ольга Левина не уступают зарубежным спортсменкам славу сильнейших. Левиной и Альтшуль первым среди женщин присвоено звание гроссмейстера. Не отстают и юноши. Чемпионами мира среди юниоров становились Николай Ми-щанский, Евгений Скляров, Александр Балякин, Вадим Вирный.
      В последние годы возросло спортивное мастерство девушек. Лучшим из них вручен серебряный значок мастера спорта СССР.
      Игре в шашки обучают во многих Домах и Дворцах пионеров, в школах. В Вильнюсе, Минске, Москве, Ленинграде, Нижнем Тагиле, Одессе и других городах созданы специализированные детско-юношеские спортивные школы.
      Успеху содействуют и массовые спортивные игры «Чудо-шашки», включенные в соревнования «Старты надежд». Для юных стоклеточ-ников ежегодно проводятся всесоюзные турниры «Большие шашки».
     
      3. НЕИСЧЕРПАЕМАЯ ПРОСТОТА
      Мне посчастливилось на жизненном пути встречаться со многими умными, образованными людьми. Но как часто мои знакомые и друзья, узнав, что я серьезно увлекаюсь шашками, искренне удивлялись.
      Почему бытует пренебрежительное отношение к шашкам? По-моему, на то есть две причины. Большинство людей, усвоив очень простые правила этой игры, даже не подозревают о целом мире шашечных таинств, о тонких позиционных маневрах, красивейших комбинациях и т. д.
      Ошибочное мнение о шашках складывается из-за недостатка информации, причем еще в детстве. Вторая причина, пожалуй переплетающаяся с первой, — большая популярность и притягательная сила шахмат.
      В ряду интеллектуальных игр шахматы действительно занимают едва ли не первое место. Но и шашки близки к ним. Автор известных французских шашечных книг Феликс Жан остроумно заметил: «Если шахматы — король игр, то шашки — его премьер-министр».
      Шашки — увлекательнейшая игра, созданная гением народов. Правила ее вырабатывались и шлифовались веками. Любая игра имитирует определенные жизненные ситуации. Не представляют исключения и шашки, в которых надо либо уничтожить, либо запереть силы противника. (Многие считают особой доблестью завершить поединок пленением шашек соперника. Это показывает, что русский народ перенес на игру свое понимание военного искусства: ведь на Руси плен всегда считался позором.)
      Строгая логика шашечной борьбы нисколько не сковывает фантазию! Простота здесь явно обманчива. Выдающийся французский мыслитель Жан-Жак Руссо (1712 — 1778) считал, что, несмотря на предельно простые правила, шашки существуют, чтобы родить гения!
      На первый взгляд все шашки равнозначны. В самом деле, здесь нет ни коней, ни слонов, ни ладей, ни ферзей, но, одинаковые внешне, они тем не менее могут быть и совершенно разными: сильными, активными, доставляющими сопернику особые хлопоты, или слабыми, пассивными, чья роль в данный момент не столь весома. Бывают даже шашки-«изменницы»: свои же шашки служат причиной поражения или не дают возможности добиться ничьей.
      От одной опасности хочу предостеречь с самого начала. Увидев, сколь стройна и строга логика шашечной игры, начинающие часто не учатся самостоятельно думать, а просто повторяют варианты (то есть цепочки ходов), почерпнутые из учебников теории. Может показаться, что в шашках уже все исследовано. Тогда мысль перестает работать, и со временем все привычное принимается за истину. Естественно, такой подход пагубен.
      Здесь стоит вспомнить слова французского философа Мишеля Монтеня (1533 — 1592): «Не представляю себе, как можно довольствоваться знаниями, полученными из вторых рук: хотя чужое знание может нас чему-нибудь научить, мудр бываешь лишь своей собственной мудростью».
      Теория шашек — это свод проанализированных вариантов. Но овладеть теорией — значит сделать только первый шаг на пути к шашечному творчеству. Анализ в шашках чрезвычайно сложен, а потому все выводы теории следует тщательно проверять. Совсем нередки случаи, когда забракованные теорией варианты в умелых руках становятся грозным оружием и, наоборот, в схемах игры, которые считались отличными, неожиданно выявляются скрытые изъяны. В шашечной теории такой процесс происходит непрерывно.
      Заметим, что в науке известны периоды, когда те или иные теории становились догмами. И лишь их опровержение позволяло вновь торжествовать творческому началу.
      Многие, хорошо овладевшие теорией, пытаются на практике все сводить к знакомым схемам. Такая имитация творчества напоминает актера, «поющего» под фонограмму (да еще чужую!).
      Конечно, знать теорию нужно, но главным образом для того, чтобы научиться понимать существо игры и облегчить поиск нового. Еще древнекитайский мудрец Конфуций утверждал: «Учение без размышления бесполезно, но и размышление без учения опасно».
      Помните: то, что приносит успех в какой-нибудь определенной позиции, может быть причиной неудачи в другом, даже очень близком по духу и построению положении. Не поняв этого, невозможно разобраться в хаосе логических лабиринтов, возникающих в игре.
      Шашечное творчество содержит элементы науки, искусства и спорта.
      Какова связь с наукой?
      В шашках применяются научные методы исследования. Прежде всего — анализ. Он пронизывает шашки снизу доверху. Без кропотливого, всестороннего анализа нельзя серьезно говорить о творчестве. Но исчерпывающий анализ очень труден и не всегда возможен. Нередко возникают такие позиции, которые вообще плохо поддаются анализу. Тут приходит на помощь оценка позиций. Сравнить ее можно, пожалуй, с работой медиков по установлению диагноза. Но если удастся установить верный «диагноз», то есть правильно оценить позицию, то и анализировать будет легче.
      В шашечной партии при оценке позиции учитывают материальные силы обеих сторон и их расположение на доске.
      Научиться правильно оценивать позиции нелегко. Здесь нужны и богатая практика, и знания, и интуиция. Недавно известный хирург, профессор Роман Петрович Зеленин (он кандидат в мастера по шашкам) рассказал, что у двух его пациентов, несмотря на скрупулезные исследования, никак не удавалось
      Операция хирурга. На сей раз доктор медицинских наук, профессор Р. П. Зеленин проводит ее на шашечной доске. Ведь он кандидат в мастера по стоклеточным шашкам и, следовательно, владеет и тактикой и стратегией.
      установить диагноз. А от этого зависела их жизнь. Лишь богатая интуиция помогла ему выйти победителем в борьбе с болезнью. Ученый считает, что в какой-то мере ему помогли шашки!
      Недаром теория игр нашла в медицине широкое применение.
      Как же играет человек? Неужели шашисты перебирают миллиарды вариантов? Конечно, нет! Человек просто умеет очень многое отбрасывать автоматически. Ведь и в жизни существуют сплошь и рядом миллионы ситуаций, которые даже не приходят нам в голову!
      Расчет ходов происходит по примерной схеме: «Я пойду так — он ответит так» и т. д. А что, если соперник изберет другое продолжение? Количество вариантов растет катастрофически. Вот тут-то и необходимо умение отличить «умные» ходы от «глупых». Правда, есть опасность, что глупый, на первый взгляд, ход вдруг окажется превосходным. Хороший шашист должен уметь разгадывать и такие тайны.
      Обычно расчет проводится по нескольким главным, с точки зрения играющего, направлениям. Удачный выбор направлений имеет огромное значение. Он зависит от мастерства шашиста. Глубина расчета может оказаться важнее, чем общая оценка позиции. Это показало программирование игры в шашки на ЭВМ. Увеличение дальности расчета только на один ход (в кибернетике ход каждой стороны считается половиной хода) может дать исходной позиции новую характеристику, новую оценку. И все же расчет не всегда углубляет или заменяет понимание. А оно необходимо, ибо все шаблонное побеждается силой фантазии, выдумки, изобретательности.
      Расчет облегчает шашечная память — знание многих стандартных, исследованных позиций, умение вовремя обнаружить угрозу, ло-вушку, комбинацию. Вместе с тем утверждения теории, как я уже говорил, надо проверять самым тщательным образом. Самоочевидные утверждения в шашках, как и в науке, немыслимы.
      Вы уже знаете, что до сих пор не удается создать исчерпывающий алгоритм игры в шашки, хотя эвристика (искусство нахождения истины) возникла еще в античные времена.
      Теперь — о связи с искусством.
      Шашки отлично развивают ассоциативную фантазию. Без этого нельзя добиться высшего мастерства. Без этого нельзя стать настоящим шашистом. Без этого можно в лучшем случае стать ремесленником. Когда обдумываешь и рассчитываешь ходы, невольно возникают различные ассоциации, связанные с определенными построениями, маневрами, комбинационными идеями и даже с образами.
      Воспитательница одного детского сада сравнила шашки с воюющими армиями. И у ребят тотчас возникли ассоциации с прочитанным накануне рассказом. При игре у них были теперь командиры, генералы и даже свой хирург Пирогов, который усердно лечил раненых солдат.
      Харьковский мастер Р. Г. Василевский показывал ребятам фрагменты красивой игры. Комбинационный вихрь, пронесшийся по доске, потряс их воображение. Одной девочке представилось, «будто порывистый осенний ветер сорвал листву с деревьев в парке и золотым ковром устлал его аллеи».
      Меломан и любитель шашек из Дагестана учитель М. Л. Югай, с большим трудом решив сложную композицию, написал: «А ничья
      есть — красивейшая, этюдная, звучание которой может быть сравнено с финалом первого концерта великого Чайковского!»
      Игра в шашки способна вызвать бурные эмоции, восторг, чувство красоты. Это и есть эстетическое восприятие.
      Но что такое красота?
      Всеобъемлющего определения нет. Каждый человек воспринимает ее по-своему, в меру собственного вкуса, интеллекта, интуиции. Из-
      Народный артист РСФСР Иосиф Кобзон — большой поклонник бокса, футбола и шашек. Его гастроли в Кургане совпали с проводившимся здесь чемпионатом РСФСР. И вот на одном из туров здесь оказался популярный певец (слева направо мастера спорта Н. Сретенский и Б. Фельдман).
      вестно, например, что «Джоконда», которой восхищаются все, кому довелось ее видеть, не вызывает подобных эмоций у Сергея Владимировича Образцова. А писатель-биолог Ю. Дмитриев, рассказывая о жабе, которую убили только потому, что она некрасивая, вспоминает: «Я видел перед собой ее удивительные, золотые, с темными точечками глаза, большой беззубый рот, придававший ей какое-то очень доброе выражение, нежную кожицу на брюшке, и мне она казалась очень красивой. Почему же этого не видят другие?»
      Можно ли научиться воспринимать шашечную красоту?
      Шашки — не музыка, красота которой доставляет радость и немузыкантам. Порождаемое ими эстетическое наслаждение способны испытать лишь те, кто понимает существо игры. Еще Леонардо да Винчи (1452 — 1519) считал, что мысль может вызвать чувство. В свою очередь остроумие и красота шашечной игры будит мысль. Удовлетворение приходит от созерцания процесса анализа. Это подтверждает и великий физиолог Иван Петрович Павлов (1849 — 1936), считавший, что каждая маленькая ассоциация есть момент рождения мысли.
      В шашках нередко возникают построения, неприятные глазу. Они, как правило, имеют органические недостатки. Дени Дидро (1713 — 1784) считал, что в природе нет ничего неправильного. Всякая форма, красива ли она или безобразна, имеет свою причину. И в самом деле, некрасивые позиции — следствие неудачных ходов, неудачного плана. Однако часто такие построения удается преобразовать, сделать их стройными и красивыми. Но бывает и так: позиция кажется некрасивой, а в ней заложена потенциальная сила. Такие позиции имеют свою, внутреннюю, красоту. В книге подобных примеров немало. Научиться предвидеть все эти возможности очень важно.
      На примере шашек можно лишний раз убедиться, что искусство простоты — самое сложное искусство. Здесь ни в коем случае нельзя путать простоту с упрощением. В искусстве оно недопустимо. В науке же, еще раз подчеркиваю, упрощения приносят большую пользу. Считается даже, что все гениальное — просто. Из этого, конечно, не следует, что все простое — гениально. На самом деле гениальное просто только на первый взгляд.
      Любители шашек восхищаются партиями, сыгранными много десятилетий назад, и композициями, созданными в прошлых веках. Разве это не говорит о том, что мы имеем дело с истинными произведениями искусства?!
      Наконец, почему шашки находятся в системе спорта?
      Во-первых, здесь присутствует соревновательный элемент. Турниры призваны определять победителей.
      Во-вторых, как и в любом другом виде спорта, участие в соревнованиях требует затраты не только умственных, но и физических сил, а следовательно, хорошей физической подготовки, тренированности. Игра требует умения сосредоточиваться. Недаром в турнирных залах всегда царит мертвая тишина. Это понятно. Если играющий отвлечется, он может потерять нить рассуждений, что неминуемо скажется на качестве его работы. Так что в шашках «рассеянным с улицы Бассей-ной» делать нечего! Но с другой стороны, сами шашки воспитывают умение быть внимательным, отключиться от всего, что в данный момент не имеет отношения к главному. А это бесценное качество необходимо во всех без исключения областях деятельности.
      Умение сосредоточиться играет столь важную роль и потому, что играющий в большинстве партий испытывает сильные эмоции, образно говоря, от нежнейших, радужных до трагических. Без гаммы этих чувств настоящий шашист как спортсмен вообще немыслим. И что бы ни случилось на доске, внимание должно быть неослабевающим. Вот почему многие шашисты приходят в турнирный зал задолго до начала игры, занимают свое место и настраивают себя на предстоящую борьбу — «входят в игру». На протяжении всего поединка они, как правило, не отходят от доски, не дают себе никаких поблажек.
      Успешная игра в шашки невозможна без овладения логикой борьбы, без глубокого проникновения в психологию соперника. Выдающиеся шашисты специально изучают психологию будущих соперников по сыгранным ими партиям, по высказываемым ими мыслям, рассуждениям. Казалось, малозначащие, на первый взгляд, нюансы могут иметь решающее значение. Некоторые шашисты совершают однотипные ошибки. Наблюдательный соперник может извлечь пользу и из этого.
      И вот еще что важно. Допустим, вам пришел в голову неожиданный план. Прежде чем реализовать его, попробуйте представить себя на месте соперника, подумайте, что бы вы сделали в подобной ситуации. Это — перевоплощение, а следовательно, подлинное искусство.
      Шашками сейчас очень заинтересовались психологи. Они разрабатывают систему тестов, дающих возможность выявить те или иные способности человека.
      Мощнейший арсенал тактики — комбинации. Они мгновенно преобразовывают позицию, придают ей новые качества. Вообще шашечная игра рациональна. Каждый ход подчинен железной логике. Игра во многом заранее обусловлена и строга. Цена ошибки огромна. Каждый ход налагает на играющих большую ответственность. Но бывает, что целый каскад жертв неожиданно дает возможность совершить красивый решающий удар. Это и есть комбинация. Обычно комбинации — следствие напряженной и тонкой позиционной борьбы, хотя они возникают и в плохих, даже в проигрышных позициях! Из этого следует, что шашист должен иметь особое комбинационное видение. Чтобы его обрести, необходим не только талант, но и труд.
      Часто на протяжении всей партии не осуществляется ни один комбинационный удар. Все дело в том, что оба соперника предвидели все взрывоопасные ситуации и сумели их избежать.
      Шашечный талант — это умение из многих направлений, нуждающихся в далеком расчете, выделить наиболее рациональное; само собой разумеется, что для этого нужна напряженная работа за доской.
      Игра в шашки и анализ отдельных положений — огромный труд. Играющий испытывает перегрузки и расходует очень много нервной энергии. Поэтому важно не перенасыщаться шашками. Правда, и шашечный «голод» может оказаться вреден.
      Вот два случая из моей турнирной практики.
      В одном из турниров на первенство белорусского города Бобруйска среди школьников я отложил партию с основным конкурентом в очень сложном положении. На моей стороне было явное преимущество, а для победы в турнире нужна была победа в этой партии. Целую неде-
      лю я раздумывал над отложенной позицией. Она все время находилась перед глазами — на доске — и в голове. Выигрыш то возникал, то исчезал. Наконец, я бросил это занятие. Постарался забыть об отложенной позиции. И вдруг она мне приснилась. Я проснулся и тотчас расставил шашки. Какой неожиданный и эффектный выигрыш! И именно в том варианте, где царила наибольшая неразбериха. Но на этом дело не кончилось! При доигрывании мой партнер избирал совсем не сильнейшие ходы. Я мог выиграть без особых затруднений, но, видимо, расслабился, так как был совершенно уверен в победе. Сначала я допустил одну ошибку, за ней другую...
      Подобные случаи, когда решения приходят как бы «вдруг», в то время, когда о самих проблемах совершенно не думаешь, нередки. Они показывают, что мозг продолжает думать и работать подсознательно.
      И в этом-то и состоит опасность перенасыщения.
      Если, например, штангист легко определяет, на каком весе он должен остановиться, то шашист не знает, когда и главным образом как снять нагрузки, как «перестать думать».
      Другой крайний случай.
      После окончания университета я работал инженером-исследовате-лем. На шашки времени не хватало. Я ощущал острый «шашечный голод». Но вот в 1948 году я смог принять участие в чемпионате Российской Федерации. Свои партии, в особенности первые, я играл с большим трудом: давала себя знать растренированность. Зато, попадая в плохие положения, я защищался изо всех сил. И хотя мне удалось выступить удачно, перенесенные перегрузки памятны мне и поныне.
      И еще один случай, чисто психологический.
      1954 год. Челябинск. Идет полуфинал чемпионата СССР. Каждая партия, каждая половина очка имеет огромное значение для выхода в финальный турнир. С каждым туром это значение возрастает. И вот партия, в которой победа нужна как воздух. Как часто бывает в таких случаях, игра не клеится. В середине партии превосходство моего соперника стало явным. Позиция диктовала необходимость перейти в глухую защиту, хотя и в этом случае конкретного плана для уравнения игры я не видел. Не вижу его и сейчас, много лет спустя. Лихорадочно рассчитываю возможные последствия каждого хода. Все плохо... и вдруг меня осенило: избираю продолжение, будто намерен перейти в наступление. Естественно, у соперника должно возникнуть желание предупредить это намерение. И тогда я действительно перехвачу инициативу. Правда, если партнер разгадает мою хитрость, быть мне битым. Но выбора у меня нет! В пользу моего плана — внешняя простота и убедительность пути его опровержения. Кроме того, у моего партнера мало времени на обдумывание ходов (в турнирах игра ведется с часами, и каждому дается на определенное количество ходов ограниченное время; не успел сделать контрольный ход — проиграл).
      А что, если соперник разгадает мою хитрость? Если он рассчитал именно опровергающий вариант? Правда, для этого надо найти пять тонких ходов. Я колебался: ведь при проигрыше надежды на выход в финал рухнут окончательно. Но отступать некуда! Риск и смелость принесли успех: через 25 ходов я одержал столь нужную победу!
      По окончании партии соперник спросил меня: «Почему я проиграл? Ведь у меня была неплохая позиция?» Я подробно показал, каким образом он мог выиграть!
      Для проигравшего такие моменты особенно тяжелы и неприятны. Уж очень хотелось сопернику опрокинуть мое доказательство, но все попытки оказались тщетными. И тут он стал сокрушаться: «У меня был выигрыш!»
      Правомерно ли такое утверждение? Нет! А разве у меня не было проигрыша? Конечно, был! Но ведь соперник об этом даже не догадывался!.. .
      Мой выбор в упомянутой партии был вполне оправдан: у меня не было другого выхода! Но к такому заключению легко прийти задним числом. А во время партии надо быстро принять решение, и это очень трудно!
      Но бывает и так, что для риска меньше оснований, чем в описанном случае. Тогда подобный выбор требует еще большего проникновения в психологию соперника и проявления настоящего спортивного мужества.
      В диссертационной работе В. М. Чикула «Эвристическое программирование игровой ситуации» моделью избраны русские шашки. В ней показано, что интеллектуальная игра типа шашек полностью исчерпывает все свойства и возможности того, что можно включить в понятие разумного акта... Поэтому изучение игры — это изучение творчества.
      Именно игры помогут понять основные свойства осмысленных, разумных действий. Здесь и проблема образа, и проблема обучения и самообучения, и проблема памяти — словом, всего, что свойственно творческому процессу. Вот почему шашки — это не просто игра, не просто единоборство двух сторон, а модель творческого процесса.
      Я уже говорил, что с приобретением опыта игры шашист накапливает в памяти множество важных позиций, оценку и результат которых он уже хорошо знает. Это облегчает игру, помогает «обрубить ветви», находить лучший ход. Но может быть и другой подход — негативный, который предполагает, что мы не запоминаем все важное, а вычеркиваем из памяти ненужное. Моделирование игры на ЭВМ показывает, что такой подход весьма перспективен.
      Можно считать, что начальная позиция шашек наилучшая. Делая ходы, мы ее портим. Тот, кто сумеет испортить ее меньше, выиграет. Может быть, такой подход кажется парадоксальным, но известно, что парадокс помогает развить способности человека, так как пробуждает интерес к поиску истины.
      Иногда спрашивают, может ли вообще идти речь о творчестве, если встречаются два партнера, одинаково хорошо знающие теорию.
      Здесь весьма уместно сравнить игру в шашки с музыкой, где одни и те же произведения каждый исполнитель трактует по-своему. Выдающийся советский пианист и педагог Генрих Нейгауз (1888 — 1964) говорил: «Закон концертного исполнения — это закон мгновения, закон данной минуты, данного душевного состояния, данного переживания...» Сказанное относится и к шашечному творчеству. Вот почему правомерно говорить о разных стилях шашистов, о разной страсти, о разном подходе к трактовке игры, о вдохновении.
      Еще один вопрос: можно ли по книгам научиться хорошо играть в шашки?
      Пусть ответом будут слова Михаила Светлова: «Я могу научить людей со средними способностями писать стихи так, что их будут печатать, могу приблизить их к краю кратера искусства, но завести в кратер не могу!»
      Я не в силах научить читателей мастерски играть в шашки. Это во многом зависит от них самих. А как мне хочется хотя бы на мгновение подвести вас к кратеру шашечного искусства! Но главная моя цель — научить думать.
      Шашки могут научить вас самостоятельно ставить и формулировать проблемы. Это бывает намного важнее, чем уметь хорошо решать задачи, поставленные другими.
      Напоследок хочется привести очень емкое и красноречивое определение игры, которое дал мой товарищ из Перми (разумеется, шашист!) ученый Ю. Ф. Фоминых:
      «Шашки — это искусство (и не заменят их кино и филармония!), шашки — это спорт (и не легче, чем штанга или игра в хоккей!), шашки — это наука (пусть и не математика!). Шашки — это все вместе. Наконец, шашки — это просто шашки. С их удивительно простыми правилами, глубокой стратегией и фантастической тактикой».
     
      4. «ЧУДО-ШАШКИ»
      Наряду с общеизвестными клубами «Кожаный мяч», «Золотая шайба», «Белая ладья» и другими в нашей стране функционирует не менее популярный клуб «Чудо-шашки».
      Немного истории. В 1966 году ЦК ВЛКСМ, Министерство просвещения СССР и Спорткомитет СССР решили ежегодно проводить Всесоюзные пионерские игры по русским шашкам. Вскоре у этих соревнований появилось своеобразное, лирическое название. Вот как это произошло. В гости к участникам пионерского слета в Гудемасском районе Чечено-Ингушской АССР приехал один из старейших шашистов Александр Иванович Куличи-хин. Он рассказал ребятам о ша-
      шечной игре и показал им на 64-клеточной доске настоящие чудеса. Тут кто-то из ребят восхищенно произнес: «Ну и чудо-шашки!» И когда в Грозном начался первый этап Всесоюзных игр, суховатое официальное название соревнований уже было вытеснено этим: «Чудо-шашки». Московские ребята сами придумали эмблему.
      В первых играх, финал которых состоялся в Одессе в августе 1967 года, приняли участие десятки тысяч пионеров. Победили тогда юные шашисты из дружины имени Олега Кошевого Шакяйской школы Литовской ССР. С тех пор шагающая по черно-белой доске веселая Шашка в алом галстуке замелькала на страницах пионерских, комсомольских и спортивных газет, а количество участников состязаний растет, как снежный ком. Постоянно растет и мастерство. Многие участники давно стали мастерами, добились серьезных успехов на всесоюзной и даже международной спортивных аренах.
      Так, Маркиел Фазылов стал гроссмейстером, был чемпионом СССР по русским шашкам. Другие участники соревнований клуба «Чудо-шашки» и турниров «Большие шашки» достигли серьезных успехов на стоклеточной доске. Ростислав Лещинский — гроссмейстер, чемпион Европы; Любовь Травина (Шаус) — многократная чемпионка СССР среди женщин; гроссмейстеры Елена Альтшуль и Ольга Левина — чемпионка мира. Разительных успехов добился 18-летний Вадим Вирный, ставший претендентом на шашечную корону.
      Во многих дружинах научились играть в шашки все ребята. Но есть и такие дружины, которые не проводят соревнований, не знают даже о существовании клуба «Чудо-шашки». Пионеры, раскрывшие эту книгу, должны, обязаны стать активистами клуба. И тогда еще больше ребят испытают радость от встречи с прекрасным.
     
      5. И О САМОМ ГЛАВНОМ...
      Здесь разговор пойдет о честолюбии.
      Начну с примера. Много лет назад, в результате длительной и кропотливой работы, мне удалось открыть и обосновать красивый прием, который дал новую оценку позиции, встречающейся в практической игре. Находку я показал одному молодому мастеру, предупредив его, что собираюсь воспользоваться ею при первой представившейся возможности. Но вскоре мастер сам применил эту идею в турнирной партии и одержал победу. Партию эту он напечатал, но ни словом не обмолвился об авторе находки. Что толкнуло мастера на такой некрасивый поступок? Уверен — излишнее честолюбие.
      Честолюбие, вообще говоря, противоположно скромности. А чрезмерное честолюбие может привести к поступкам, не совместимым с нравственностью. Именно поэтому народный артист СССР, выдающийся педагог Сергей Владимирович Образцов резко выступает против того, чтобы дети участвовали в конкурсах по искусству — это развивает у ребят честолюбие.
      Но все же эта черта может быть и полезной, нужной. Нельзя, например, представить себе настоящего спортсмена, для которого безразличен результат его выступлений в соревнованиях. Потеря такого стимула ослабляет его волю к победе, лишает способности решать возникающие сложные проблемы, находить и реализовывать оптимальную стратегию.
      Как же быть?
      Выход, пожалуй, один: найти
      золотую середину, то есть быть достаточно честолюбивым, чтобы это помогало спорту, но и быть всегда честным в борьбе. Надо помнить, что нравственность — это именно тот фундамент, на котором строится вся жизнь человека, его деятельность в любой сфере. Вот почему я лишний раз хочу напомнить, что в шашки (и вообще в спорт) должны идти люди «с горячим сердцем, холодной головой и чистыми руками». В свою очередь спорт (конечно, и шашки) содействует воспитанию именно таких людей.
      Искусство всегда прививает чувство прекрасного, что приносит настоящее счастье. Ведь красивое — это не только привлекательное, но и доброе. Точно так же и спорт призван развивать чувство прекрасного.
      Однако специфика спорта может кое-кому нанести непоправимый урон. Тот, кто одерживает победы, нередко подменяет спортом и другие важные стороны жизни, не заботится о повышении общего культурного уровня. Увлечение спортом заслоняет от таких людей буквально все. Когда же они поймут, что развиты односторонне, время, увы, может быть упущено.
      Чтобы стать настоящим шашистом, одного таланта мало. Нужны большая культура, высокая нравственность, чувство красоты и гармонии, широкий кругозор и, если хотите, чувство юмора...
      Есть печальные примеры, когда по-настоящему талантливые люди, полностью посвятив себя шашкам, добивались хороших и даже выдающихся успехов, но ничто больше их не интересовало. После того как пик их спортивных достижений миновал, они стали тренерами, но, хотя и знали шашки досконально, так и не заслужили права называться хорошими наставниками молодежи.
      В печати неоднократно обсуждались факты нечестной борьбы в различных видах спорта. Конгресс Международной шахматной федерации даже вынужден был в 1981 году учредить специальную дисциплинарную комиссию, которая призвана наказывать нарушителей этики вплоть до лишения международных спортивных званий. Не лучше обстоят дела у шашистов.
      Не так давно мне довелось познакомиться с одним шашистом, девятиклассником из молдавского города Бендеры. Мы сыграли несколько партий, давших мне основания высоко оценить способности юноши. Я поинтересовался его успехами в учебе. Оказалось, они оставляют желать лучшего. Это меня насторожило. Я высказал недоумение директору школы и тренеру юноши. Но спортивные успехи их питомца заслонили главное. Вскоре юноша стал победителем первенства страны. Правда, победа в решающей партии досталась ему фактически без борьбы: соперник будущего
      чемпиона провел ее безответственно, спустя рукава. Сам он выступал в турнире плохо, и результат последней партии его уже не очень волновал. Но ведь этот результат был важен для других участников, претендовавших на титул чемпиона!
      Как не вспомнить пример из далекого прошлого. В 1934 году проводился VI чемпионат СССР. В нем участвовали братья Борис и Соломон Блиндеры. Борис уже тогда был известным мастером, победителем предыдущего первенства страны, а его брат имел только первую категорию (разряд). Шансы Бориса во встрече с Соломоном оценивались высоко. Многие, правда, считали, что соперники сыграют по-братски, поделят очко пополам, не станут друг другу мешать. Но грянул настоящий бой. Борис приложил немало усилий, чтобы завоевать важное очко, а инициативой овладел соперник. Пришлось перейти к обороне, чтобы спасти хотя бы половину очка. Тщетно: С. Блиндер не дал спуску брату и, отлично разобравшись в возникших осложнениях, нанес именитому шашисту чувствительное поражение. Вот как поступают настоящие спортсмены!
      Судьба же юноши, о котором шла речь, сложилась пока что печально: на следующем соревновании он нарушил спортивный режим и был исключен из турнира, а также дисквалифицирован. В очередное первенство страны он уже не был допущен, хотя шашечное его мастерство не вызывает сомнения.
      Поскольку эту книгу будут читать и воспитатели, хочется сказать два слова о тех тренерах, наставниках шашистов, кто стремится вырастить сильных спортсменов, но забывает об общей культуре. К глубокому сожалению, таких тренеров немало. Они, как правило, очень любят шашки, работают увлеченно и с большой отдачей, но во главу угла ставят только мастерство. Мы уже знаем, к чему это приводит.
      В заметках «О мифотворчестве», опубликованных в газете «Советский спорт» в 1982 году, писатель Александр Кикнадзе приводит и такой возмутительный факт.
      «В одном шашечном турнире организаторы-ловкачи применили новинку, решив по уговору вывести в мастера двух кандидатов; участники турнира повторяли партии, сыгранные много лет назад. С первого хода до последнего. Так появились новые мастера... комбинаций с жертвой качества. И честц».
      «Кому нужны такие мастера?» — вопрошает писатель.
      «Никому!» — ответим мы. И прежде всего тем, кто незаконно будет носить на груди почетный серебряный значок. Ведь он всю жизнь будет напоминать о нечестном поступке!
      Нарушения нравственности, сделки с совестью не ограничиваются фактом, о котором рассказал А. Кикнадзе. Такое случается даже на высших форумах шашистов. Так, в одном первенстве страны по композиции золотая медаль чемпиона была вручена участнику, явно не заслужившему ее. Как же такое могло случиться? Объективная оценка достоинств и недостатков композиций требует больших знаний, вкуса, такта и честности. Нужна большая общая и шашечная культура. Отсутствие этих качеств может привести к субъективным оценкам.
      Я подробно остановился на этом больном вопросе, чтобы показать, к каким ужасным последствиям может привести избыток честолюбия.
      Надеюсь, нет нужды подчеркивать, что подавляющее большинство наших мастеров, кандидатов в мастера и сотни тысяч разрядников ведут честную спортивную борьбу. Однако даже единичные нарушения этики и нравственности дают повод бить тревогу. Шашечное движение должно быть очищено от скверны.
      Люди, «заболевшие» шашками, не оставляют их в течение всей жизни. Очень многие делают все для того, чтобы «шашечный вирус» (это полезный вирус!) широко распространялся в массах. Но есть и такие, которые умудряются извлекать из шашек пользу только для себя. Они испытывают от игры радость и удовлетворение, стремятся утвердить в шашках свое «я», но совсем не заботятся о передаче своего опыта и знаний другим. Такая однобокость недопустима. Она — тоже следствие излишнего честолюбия. Верю, что читатели этой книги не замкнутся в своей скорлупе, а станут всеми силами пропагандировать шашки.
      В нашей стране подрастающее поколение окружено отеческой заботой партии и Советского правительства, созданы все условия для того, чтобы юноши и девушки росли художниками и мастерами своего дела, чтобы труд стал для всех потребностью и наслаждением. В решение этой серьезной, государственного значения задачи посильный вклад могут внести и шашки. Они оказывают неоценимую помощь в воспитании честных, мыслящих и культурных людей. Надо извлечь из шашек все ценное, что они могут нам дать!
      Итак, добро пожаловать в волшебный мир шашек!

 

 

На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиДетская библиотека

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru