НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

Новогодний концерт (репертуарный сборник).— 1963 г.

Составитель М. С. Коган

Новогодний концерт

репертуарный сборник

*** 1963 ***


DjVu


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...

Выставлен на продажу домен
mp3-kniga.ru
Обращаться: r01.ru
(аукцион доменов)



 

СОДЕРЖАНИЕ

От составителя 3
Н. Браун. Начинается год 6
А. Внуков, Н. Князев. Раз в году под Новый год. Сценарий новогоднего концерта 7
А. Внуков. Спешим, крушим 10
А. Внуков. Старая любовь 11
Р. Гамзатов. Новогодний тост. Перевод с аварского Н. Гребнет 16
A. Трубникова. На перекрестке 18
B. Сидоров. "Я не верю в любовь без ревности 24
Р. Рождественский. Необитаемые острова 25
Г Горин. Приключения Филармона 29
Н. Матвеева. Первый шаг 34
А. Гангов, Ю. Островский. Сегодня и завтра. (Обозрение) 37
А. Внуков, Н. Князев. Разрешите помешать 40
Б. Привалов. Следите за отражением! 41
Ю. Ермолаев. ГГпрямому проводу. (Сценка-шутка) 45
А. Внуков. Раз в году под Новый год. (Куплеты) 51
Б. Гайкович. Повсюду сегодня друзья! 55
Я. Смеляков. Настольный календарь 56
Ю. Благов. Монолог "энтузиаста" 57
А. Тульский, А. Шкрабов. Под Новый год. Рассказ 58
В Аленин. Бобка ищет популярности. Юмористический рассказ 60
Внуков, Н. Князев. На общественных началах 63
Благов. Не в последний раз (Застольная безалкогольная) 64
М. Сторожева. Новогодняя сказка. Драка в одном действии 65
ПЕСНИ
С новым счастьем! Слова А. Тульского Музыка А. Островского 79
О тех, кто работает в праздник. Слова С. Гребенниксва, И. Добронравова. Музыка Ю. Чичкова 84
До свиданья. Слова А. Тульского. Музыка А. Островского 89


Не скроем от вас: авторы этой книги встречали Новый год, когда на улицах города появились первые цветы. Да-да! Было начало лета, участники туристических походов обсуждали летние маршруты, а знакомые, встречаясь, только и говорили о предстоящем отпуске. И только авторы и редактор этого сборника, склонившись над рукописью, думали о праздничной зимней новогодней ночи, И это вполне закономерно. Чтобы книга, содержащая репертуарный материал новогоднего концерта, пришла к читателю до Нового года и чтобы у читателя осталось достаточно времени после ознакомления с ней подготовить свой концерт, ее нужно было набрать и отпечатать в жаркие месяцы лета.
      Новогодний вечер... Он не похож на все другие. И хорошо, конечно, если праздничный концерт в последний день декабря уходящего года запомнится своей необычностью. Мы решили помочь организаторам новогодней встречи.
      А что, если вместо обыкновенного сборного концерта подготовить программу, в которой выступления участников связаны сквозными интермедиями? Может быть, вам понравится наше предложение и вы воспользуетесь опубликованными на страницах этой книги материалами? Мы предлагаем лишь один из возможных вариантов такого концерта-встречи Нового года. Но его, конечно, можно строить и совсем по-другому, используя материалы сценария как отдельные номера или, наоборот, заменяя в нем предлагаемые номера новыми, которых в нашей книге нет. А может быть, местные поэты и писатели — ваши постоянные друзья — напишут новые забав-
      ные сценки, веселый конферанс и остроумные интермедии, которые порадуют тех, кто пришел к вам в праздничный вечер? Все будет зависеть от творческой инициативы и изобретательности организаторов и устроителей новогоднего концерта. А мы будем рады любому его интересному самостоятельному решению.
      При составлении программы концерта необходимо учесть и такое важное обстоятельство: ведь как бы ни была богата фантазия авторов, разве могли они, отправляя книгу в типографию солнечным летом, увидеть и предугадать события бесконечно богатой, многообразной, яркой жизни советских людей, которые произойдут за осень и зиму? Конечно, нет.
      А эстрада должна быТь всегда актуальна, злободневна. Она живо откликается на события сегодняшнего дня. И чем оперативнее, современнее куплеты и фельетоны, песни и рассказы, тем значительнее будет концерт и успех созданной программы. И поэтому в него нужно включить (а сделать это совсем не трудно) сценки, рассказы, фельетоны, шутки и новые песни, опубликованные в последних номерах журналов.
      Авторы, конечно, не могли предусмотреть всех ваших исполнителей, все жанры, которыми вы располагаете. И, конечно же, вы не откажетесь предоставить сцену жонглеру, фокуснику или акробату, хотя в нашей программе эти номера не названы.
      Ваши талантливые певцы и танцоры, музыканты и актеры, полюбившиеся товарищам по работе, знакомые им по вечерам отдыха, по смотрам художественной самодеятельности, сумеют так решить программу концерта, что ваш вечер получится не похожим на вечера в других клубах и Дворцах культуры. У вас будут и свои номера, и свои исполнители, и свои авторы, и свой режиссер-постановщик, и свои затейники. А книга эта — первый совет, зачин.
      Новогодний вечер. Вы подходите к зданию клуба, к Дворцу культуры. Они светятся огнями окон, иллюминацией электрических лампочек на фасаде и над входом. Из репродукторов в морозную новогоднюю ночь льются веселые мелодии. Это сразу создает радостное, праздничное настроение.
      А праздничность должна быть во всем — ив оформлении зала, и в оформлении вестибюля, фойе, даже вешалки.
      Плакаты, дружеские шаржи, изошутки, изозагадки, викторины — да мало ли что может сделать и придумать актив клуба, участники изокружков, фотолюбители и многие, многие другие. Мы предлагаем вам лишь несколько текстов таких плакатов. Они написаны поэтом-кроко-дильцем Ю. Благовым и Г. Ходосовым. А разве ваши авторы, участники литературных групп, не могут сочинить меткие и дружеские строки, посвященные рабочим вашего завода, вашей фабрики, вашего колхоза?
      Обязательно надо подумать и об антракте. И викторины, и загадки-шутки, и всевозможные конкурсы — все это внесет задор в новогоднее веселье, сохранив надолго у всех, кто пришел на вечер, приятные воспоминания. Грядущий год принесет нам великолепные победы в труде, науке, познании тайн природы.
      ... Слышите? Двенадцатый удар часов на башне Московского Кремля, и тысячи людей одновременно произносят: «С Новым годом!»
      М. Коган
     
      Н. Браун
      НАЧИНАЕТСЯ ГОД
     
      Начинается год —
      Синим сумраком,
      Легкой порошей,
      Старой елочной сказкой, Мерцаньем и треском свечей, Затаенной надеждой — Конечно, он будет хороший! — И колючим морозцем,
      И россыпью звездных лучей. Начинается год...
      Начинается с новой дороги Поворот и разбег В незнакомую новую даль.
      Ты глядишь ей в лицо,
      И стоишь ты еще на пороге. Что ж так сердце забилось?
      А может, прошедшего жаль?
      А дорога зовет и зовет... Захвати же с собою Все, что дорого сердцу,
      И смело шагни за порог, Выходи и готовься —
      Так воин готовится к бою — Встретить молнии счастья И громы нежданных тревог...
      А снежок все летит,
      Осыпаясь на землю порошей,
      И над каждою елкой В лесу полыхает звезда. Начинается год.
      Ну конечно, он будет хороший И со счастьем тебя Подружит навсегда, навсегда...
     
     
      А. Внуков, Н. Князев
      РАЗ В ГОДУ ПОД НОВЫЙ ГОД
      Сценарий новогоднего концерта
     
      ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ВЕДУТ:
      Mаша — организатор новогоднего вечера в ло совместительству Дед Мороз.
      Галя — подруга Миши и по совместительству Снегурочка.
      Игорь — друг Маши.
     
      ПЕРВОЕ ОТДЕЛЕНИЕ
      Открывается занавес. На сцене появляется Дед Мороз. Это Миша. По тому, как он уверенно держится, чувствуется, что ему пришлось провести уже не один новогодний праздник. Подойдя к микрофону и не глядя в зал.
      Дед Мороз начинает свою приветственную речь.
      Миша (сюсюкает, как будто перед ним дети), Здравствуйте, дорогие детки! А кто к вам пришел? Дедушка... иу-ну-ну?.. МорозI Правильно! А что он вам принес? Ну-ну-ну?.. Он принес коллективчику вашего детского садика большой-пребольшой привет... От кого? Ну-ну-ну?.. От родительского комитетика... (Вглядывается в зал. На лице растерянность.) Простите... Я, кажется, перепутал мероприятия... Простите... (Достает шпаргалку.) Сколько сейчас времени? (Смотрит на часы.) Так, семь часов... (Читает по шпаргалке.) Двенадцать часов дня — подшефные дошкольники... Провел... Четыре часа дня — подшефные школьники... Провел... Семь часов вечера — коллектив... (Называет тот коллектив или Дворец культуры, в котором происходит новогодний вечер.) Не провел. Так вот где я? У своих! Наконец-то добрался. Значит, вас — простите, у вас — я еще не провел? Ну своих провести трудно. Придется начинать все сначала. (Бодро.) Здравствуйте, дорогие товарищи! Кто к вам пришел? Дед Мороз пришел! Что ои вам принес? Он вам принес большой привет от нашего небольшого самодеятельного коллектива. Поздравляю вас с наступающим Новым годом! (После паузы.) Вообще-тоя никакой не дед. Вы же меня знаете. Вон и Игорь подтвердить может. (К Игорю, сидящему в зрительном зале.) Правда, Игорь? Мы же в одной агитбригаде...
      Игорь (из зала). Не мешай! Я еше номера не доучил...
      Миша. Оказывается, я еще и мешаю. А обойтись без Деда Мороза никто не может. Традиция! Вот я сегодня в детском саду был. Там меня один дошкольник за бороду дериул. Упитанный младенец. Хорошо, что борода ненастоящая! А в школе был, так
      там меня вообше никто не замечал, все на подарки смотрели... Ну здесь вы люди взрослые, за бороду меня дергать не будете. Понимаете, что я никакой не Дед Мороз. Меня зовут Миша. Я молодой человек. Говорят, что приятной наружности Кое-кому нравлюсь... Даже точно знаю кому. Нравлюсь я Гале... (Смущенно ) Галочке... И оиа точно знает, кому она нравится, — нравится она мне1 С Галей я вас познакомлю, как только вы вспомните, кого не хватает здесь на сцене. Кого?.. Ну конечно, Снегурочки. Галя играет Снегурочку. Эту роль получить было нелегко. Состоялся целый конкурс самодеятельных Снегурочек. И первое место заняла, конечно, моя Галочка. (Мечтательно.) И, хотя она сегодня несовершеннолетняя Снегурочка, а я совершенно зимний дед (доверительно), я хочу ей сделать предложение. (Смотрит на часы.) Только где же она? (Кричит.) Снегурочка, ayI (Пауза. Никто не отзывается. Снова кричит.) Снегурочка, ау! (Пауза. Нетерпеливо.) Галя, ayI (Мечется по сцене.) Снегурочка, Галю! Галюрочка, снегу!
      Игорь (из зала). Чего ты кричишь? Ты же знаешь, что конец месяца. Твоей Гале производственный план выполнять надо. Тут криком не поможешь. Кричи не кричи, а штурмовать план приходится. (Выходит на сцену.) Знаешь, как это делается? (Читает.)
     
     
     
     
      А. Внуков
      СПЕШИМ, КРУШИМ...
     
      Старый штурмовщинник,
      Старый штурмовщинник,
      Старый штурмовщинник
      Крепко спал.
      Он проснулся,
      Перевернулся,
      Закричал:
      «На штурм! Аврал!»
      Разом взяли Все детали.
      Раз бряк,
      Два бряк —
      Тут — брак,
      Там — брак.
      Спешим, крушим,
      Монтаж рушим,
      Все вокруг вверх дном Пе-ре-вер-ну-то!..
      Кончился срок,
      Ушли в уголок,
      Легли на бочок И... молчок!
      Для таких — привычный,
      Для таких — типичный Этакий «ритмичный»
      Темп работ:
      Две недели спячка,
      Десять дней раскачка,
      А потом горячка —
      Штурм идет!
     
      Маша. Ну раз ты в курсе дела, Игорек, будь другом! Выручи1 Прочти свой рассказ!
      Игорь (с неохотой). Но я... я же... я же иду вторым номером программы...
      Миша. Но ты уже все равно начал. Будешь первым! В порядке выдвижения! (Уходит.)
      Игорь. Ну что ж, искусство требует жертв! (Читает.)
     
     
     
      А. Внуков
      СТАРАЯ ЛЮБОВЬ
     
      Федор Иванович не особенно доверял классикам художественной литературы в вопросах семейных отношений. Считал их в этой области товарищами малокомпетентными и морально устаревшими. Все их рассуждения о послесвадебной любви, семейных ссорах и ревности были для него тэрра инкогнита, то есть он попросту не ведал о них. «Отелло — художественный вымысел, — думал он, — а Анна Каренина — художественный домысел...»
      Гораздо ближе для него были герои тех современных фильмов, которые кончались свадебным поцелуем. Это волновало. Это вселяло надежду на то, что Федор Иванович живет правильно. Еще бы!
      Супругу свою Марью Петровну он не ревновал с тех самых пор, как увел ее от нерешительного Васи Кор-жикова в загс. И не ссорился с ней с того времени, как заплатил за нее в загсе пятнадцать рублей (в старых ценах). Теперь же, по прошествии доброй дюжины совместных лет, Федор Иванович думал, что ссориться с давным-давно законной женой или ревновать ее не было уже никакого смысла.
      Что же касается любви, то любовь была. Ее наличие Федор Иванович считал само собой разумеющимся. Он просто не мог представить себе жизни Марьи Петровны без него — Федора Ивановича. Ведь это он знакомил супругу с событиями внутренней и международной жизни, в то время как она занималась обедом или стиркой. Ведь это он дарил ей восьмого марта неизменный флакон «Пиковой дамы». Ведь это он...
      Впрочем, и так понятно, что любовь была, а ревности, наоборот, не было. Не было до того самого воскресенья, когда Федор Иванович, собираясь на ипподром, открыл дверь в спальню и спросил у жены (нет, не о том, пойдет ли она с ним), а куда она дела запонки и когда наконец будет завтрак. Первый вопрос он задал машинально. Когда же переходил ко второму вопросу, то заметил в руках у жены письмо. Да-да, пись-мо! Самое что ни на есть настоящее. На столике лежал распечатанный конверт, в руках ее был листок мелко исписанной бумаги, а в глазах стояли слезы...
      Что-то нехорошее шелохнулось в грудной клетке Федора Ивановича. Он сделал вид, что ничего не видит, и вышел из комнаты. Все же он успел заметить, как жена поспешно спрятала листок и, как никогда, поспешно отыскала запонки.
      «Все понятно», — подумал супруг, хотя еще ничего не смог понять.
      Сидя за завтраком, он впервые за много-лет отложил газету и внимательно оглядел жену.
      «А она еще ничего себе... в соку, — думал он, и взгляд его теплел, — и глаза игривые... и вообще... Как я раньше этого не замечал... А волосы-то, волосы... Да, понятно...», — во второй раз мысленно произнес это слово супруг, хотя и сейчас не смог уяснить до конца, что же ему все-таки понятно. И только тутон заметил, что супруга, которую он столь внимательно изучал, густо покраснела.
      Его Марья Петровна покраснела? А может, уже не его Марья Петровна? А чья-нибудь чужая?
      «Теперь все понятно, — окончательно заключил Федор Иванович. — Она влюблена. А я...я...я... это самое... ревную... Но к кому? Кто он? Сейчас, сейчас же все узнать», — решил новоявленный Отелло и вдруг с удивлением услышал свой голос:
      — Ма-ша... — он поперхнулся. — Маш...енька, ты не хочешь пройтись со мной на ипподром? — «Что это я плету», — подумал он, но уже не мог остановиться. — На ипподром... ил и в театр...или и туда и сюда... и туда... сразу...одновременно...вместе...
      Жена вздрогнула от неожиданности и еще гуще покраснела, а муж подумал: «Ну вот, факты налицо. Ничего, повожу ее по общественным местам, усыплю бдительность, а там незаметно узнаю все...»
      Но он до самого вечера так и не смог узнать большего, чем узнал утром, хотя они были не только на ипподроме и в театре, но и посетили ГУМ и ЦУМ и даже выставку служебного собаководства. Жена была весела, необычайно внимательна к супругу («Конечно, для вида», — думал Отелло Иванович). Она шутила, смеялась и вообще... и вообще муж ее не видел такой уже много-много времени.
      «Впрочем, а что видела или слышала она от меня? — самокритике вал ся он. — Ничего не видела, кроме телевизора, ничего не слышала, кроме событий внутренней и международной жизни. Разве это жизнь?»
      Домой супруги летели на крыльях любви. И вот тут Федор Иванович решился наконец спросить о самом главном.
      — Машенька, ты давно не получала писем?
      — Писем?! От кого? — бодрым тоном произнесла жена.
      Но мужа уже нелегко было смутить самым искренним тоном.
      — От... мамы, например?
      — От ма-мы?!
      — А что тут удивительного?
      — Удивительно то, что этим интересуешься ты... Нет, представь себе, не получала, милый...
      — А что же за письмо ты читала сегодня утром, дорогая? — взял быка за рога Федор Иванович.
      — Ах, утром! Ну что ж, родной, раз ты все видел, возьми его, читай.
      — Да нет, я вовсе не хотел... я просто... — бормотал супруг, нерешительно беря злополучное письмо. Но как только он прочел первую строчку: «Любимая моя Машуля!» — всю нерешительность как рукой сняло. — Значит, ты все-таки любишь?
      — Люблю!
      — Его?
      — Его!
      — Кого — его?!
      — Читай, прочтешь — узнаешь.
      Почерк показался Федору Ивановичу очень знакомым. Кто же это мог, кто? «Пишу тебе из солнечного Крыма, — читал он вслух, — здесь же отдыхает Зиночка Корабле-ва — она только что вышла замуж...»
      — Как, в третий раз вышла замуж?
      — Нет, в первый...
      — В первый? Ничего не пойму... Кто же это пишет таким удивительно знакомым почерком? А, все ясно! Это же Васька Коржиков. Твой бывший. Впрочем, теперь не Васька, а Василий Павлович — кандидат наук. И не бывший, а, судя по письму, нынешний. Да, видно, сильна старая любовь. Не смог я погасить твое чувство к этому кандидату. Не смог...
      — Смешной ты, Федя... — начала было жена, но муж патетически произнес:
      — Смешной, да, я смешной, а тебе объясняются в любви за моей спиной, письма пишут... Вот послушай, что этот донжуан тут накатал: «Целую бесконечное число раз». (Ишь, математик!) «Целую бесконечное число раз. Твой Федюн».
      Федюн?! Что еще за Федюн? Да ведь это же он — Федор Иванович! Кого же еще, как не его, могла любить Марья Петровна — Машуля? Чьи же еще, как не его, старые письма могла она перечитывать сотни раз?
      Значит, целый день Федор Иванович ревновал к самому себе?! Вот тебе и Отелло — вымысел-домысел!
      И вторично влюбленный супруг так страстно поцеловал свою половину, как не целовал ее с, той поры, когда он увел ее в загс от нерешительного Васи Коржикова.
      Миша (аплодируя Игорю). Здорово, Игорек! Как у тебя здорово выходит женский голос... Гениально! Потрясающе!
      Игорь. Да? Ничего?
      Миша. Что значит — ничего? Блестяще! Вот если бы еще Галя появилась... Ты понимаешь, как без вести пропала...
      Игорь. Может, она работает уже в счет будущего года?..
      Миша. Остришь? А я остался без Снегурочки. Мы же с ней договорились не опаздывать...
      Игорь. Точность н женщина — понятия несовместимые! Я один раз на свидание с Верой пришел в семь часов и три часа ждал...
      Миша. Ого! А на сколько вы договорились?
      Игорь (хитро). На шесть...
      Миша (возмущенно) Брось дурака валять. Речь идет о честн нашего самодеятельного лнца. А тебе все хнханьки да хаханьки...
      Игорь. А что ты хочешь? Что я могу сделать для этого лица?
      М и ш а. Послушай, а может быть, твоя Вера сыграет роль Снегурочки?
      Игорь. Во-первых, она еще не моя. Я еще с ней не объяснился. Ну понимаешь... стесняюсь... А во-вторых, ты же знаешь, что на конкурсе Снегурочек Вере досталось только второе место-А что такое второе место для женщины? Это трав-ма! Это оби-да! Теперь тебе ясно, что я не пойду просить Веру играть Снегурочку? И тебе советую... соблюдать технику безопасности... Знаешь, «в жизни раз бывает восемнадцать лет»!
      М и ш а. Ой-ой-ой! Хорошо, что ты мне напомнил о музыке!
      Игорь. Что, нашел выход?
      М и ш а. Пока запасной... Сейчас же выход певицы... Пригласим ее на сцену, а сами пойдем искать Снегурочку. (Миша объявляет номер и уходит.)
      Музыкальный материал концерта помещен на стр. 77.
      После исполнении песен на сцене появляется взволнованный Игорь. Он убегает от М и ш и. Но Миша преграждает ему дорогу. Молитвенно сложив руки, Миша умоляюще смотрит в глаза Игоря.
      Игорь (возмущенно). Нет! Нет! И нет! Мне приходилось играть в самодеятельности Гамлета и грузчика, директора магазина и работника обэхаэс, но женщиной я еще не был. И вообще это противоестественно. Вот ты можешь стать крокодилом?!
      Миша. А почему именно крокодилом?
      Игорь. А потому, что еще Гамлет говорил: «О женщины! Порожденья крокодиловы!»
      Миша. Но, Игорек, ты же помнишь, что в том же «Гамлете» во времена Шекспира женские роли исполняли мужчины. Пора, брат, пора снова возродить эту славную шекспировскую традицию!
      Игорь. Ну и что, поэтому я должен играть Снегурочку?! Ну какая из меня, извиняюсь, Снегурочка? Как из булыжника воздушный шарик!
      М и ш а. Игорь, но ведь ты так хорошо подражаешь женскому голосу. И в конце концов — друг ты мне или не друг, товарищ или не товарищ?
      Игорь. Да, я тебе друг и товарищ. Но не подруга и не Снегурочка.
      Миша. Игорек, ну хочешь, я иа колени встану? Наконец, хочешь, я тебе с твоей Верой объясниться помогу?
      Игорь. Поможешь?
      Миша. Помогу...
      Игорь. Неужели правда?
      Миша. Сущая...
      Игорь (подозрительно). А это что, сделка?
      Миша. Нет, это ради искусства.
      Игорь. Ну если так, иду в женщины. Искусство требует новых жертв... (Уходит.)
      Миша (обрадованно). Уф! Гора с плеч! Сразу другое настроение. Хочется петь, хочется тосты произносить... и даже в стихах. (Читает.)
      KOHEЦ ФPAГMEHTA КНИГИ

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru