НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

Популярно-техническая энциклопедия. — 1928 г.

Популярно-техническая
энциклопедия

*** 1928 ***


DjVu


 

PEKЛAMA

Услада для слуха, пища для ума, радость для души. Надёжный запас в офф-лайне, который не помешает. Заказать 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Ознакомьтесь подробнее >>>>


      ПОЛИГРАФИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО.
      Л. А. Тумерман.
      До изобретения книгопечатания люди не знали иного способа размножения книг, кроме переписки их от руки. Этот способ, понятно, был очень дорог, и каждая книга ценилась чуть не на вес золота. Недаром в средневековых библиотеках каждая ценная книга приковывалась к столику, на котором она лежала, тяжелой железной цепью. Книга была при этих условиях доступна лишь очень богатым людям или монастырям, а широким слоям народа были закрыты все пути к знанию. Кроме своей дороговизны, этот способ был нехорош еще и тем, что каждый переписчик книги неизбежно вносил в нее от себя некоторые ошибки; при дальнейшей переписке с этих испорченных экземпляров ошибки накапливались и в конце концов зачастую в рукописной книге было столько ошибок, что ее трудно бывало читать. Поэтому, когда к XV веку под влиянием новых идей потребность в книге необычайно возросла, то вопрос о том, как найти способы быстрее и дешевле размножать книгу, стал очень остро.
      Уже задолго до этого времени были известны разные деревянные штемпеля и клейма. На поверхности такого клейма находилось выпуклое (рельефное) изображение каких-нибудь букв или рисунка: поверхность эту смазывали краской и таким штемпелем по-
      мечали при изготовлении кирпичи, вазы, хлеба. Мастер ставил на этих предметах свой знак, то что мы теперь назвали бы „фабричным знаком" или „товарной маркой". Такими же клеймами (таврами), но только изготовленными из железа и раскаленными докрасна, помечали и домашних животных. Эти клейма были единственным и самым простым способом воспроизводить много раз одну и ту же надпись или один и тот же рисунок.
      Естественно, что первые попытки заменить чем-нибудь переписку книг от руки направились по этому пути. Эта идея была, однако, применена сначала не к печатанию книг, а к печатанию небольших картинок. Делалось это так. На поверхности деревянной дощечки вырезывался нужный рисунок, он делался выпуклым, если хотели получить черный рисунок на белом фоне (рис. 323), или углубленным, если хотели получить белый рисунок на черном фоне (рис. 324); затем дощечку смазывали краской и прижимали к ней лист бумаги. На бумаге получался отпечаток (оттиск) данного рисунка. Печатание с таких досок производилось настолько несовершенным, грубым способом, что при печатании на оборотной стороне листа рисунок, ранее отпечатанный на лицевой стороне, совершенно портился. Поэтому, когда позже этот способ был применен к печатанию книг, то предпочитали печатать каждую страницу на отдельном листке бумаги и затем склеивать два таких односторонних отпечатка чистыми обратными сторонами.
      Несмотря на все свои несовершенства, этот способ печатания с досок применялся довольно широко для изготовления картинок (преимущественно религиозного содержания) с небольшим текстом под ними, для изготовления игральных карт и т. п. При печатании же книг этот способ большого распространения не получил и не мог заменить переписки книг от руки, потому что для каждой страницы книги нужно было вырезывать отдельную доску, которая стоила очень дорого. Кроме того, если в такой доске попадалась хотя одна ошибка, то исправить ее было очень трудно. Все это делало способ печатания книг с отдельных досок для каждой страницы весьма мало пригодным для широкого, массового размножения написанного текста.
      Так обстояло дело к середине ХУ века, когда гениальное изобретение Ио-гана Гуттенберга, лежащее в основе всей современной книжной техники, открыло новые пути делу книгопечатания. Гениальная идея Гуттенберга заключается не только в том, что он решил заменить сплошную доску, с которой печатается целая страница, набором из „отдельных букв. Такая идея могла прийти в голову многим и до него; естественно было, например, попытаться разрезать печатную доску на отдельные буквы и затем составить из этих букв другие слова. Не менее важно в изобретении Гуттенберга то, что он заменил резные деревянные буквы буквами, отлитыми из металла. Для каждой буквы алфавита Гуттенберг изготовил особую углубленную форму (матрицу). Наливая в эту форму расплавленный металл, он получал множество совершенно одинаковых и точно прямоугольных брусков, на верхней поверхности каждого из которых находилось выпуклое (рельефное) изображение рисунка данной буквы. Из таких брусков (литер) составлялись целые строки и страницы, оттиски с которых изготовлялись потом в специальном станке, построенном также Гуттенбергом. Этот простой печатный станок — праотец тех грандиозных машин, которые теперь выбрасывают ежедневно много десятков миллионов отпечатанных листов.
      Потребность в способе массового воспроизведения книг была так остра, и изобретение Гуттенберга в такой мере соответствовало требованиям, предъявлявшимся условиями того времени, что новый способ распространился с необычайной быстротой. Уже к 1500 году в Европе насчитывалось 1213 типографий, расположенных в 208 городах (в одной только Венеции было 250 типографий); эти типографии выпустили за год 16 300 сочинений.
      Мы не можем останавливаться здесь подробнее на истории книгопечатания. Укажем только, что в России первым книгопечатником был Иван Федоров, основавший в Москве типографию, которая начала работать в 1563 году. Кто интересуется историей книгопечатания, тот найдет более подробные сведения об этом, напр., в следующих книгах: 1) Щелкунов М. И. — История, техника, искусство книгопечатания. (Москва, Госиздат, 1926 г.) и 2) Книьа в России, т. I (Москва, Госиздат, 1924 г.) и т. II (Москва, Госиздат, 1926 г.).
      Мы же перейдем к описанию техники книгопечатания в ее современном виде.
      Набор.
      Как мы видели, со времен Г у т-тенберга набор воставляется из отдельных металлических брусков, на верхней площадке которых находится выпуклое изображение одной какой-нибудь буквы или знака. Такой брусок изображен в увеличенном виде на рис. 325 и называется литерой, а совокупность всех литер, служащих для набора, называется шрифтом. Для отливки литер теперь употребляют особый сплав, так называемый гарт (в состав которого входят свинец, олово, сурьма и в небольшом количестве медь).
      Величина литеры определяется, как видно из рис. 325, тремя ее измерениями или размерами: ВТ, КЛ, и КМ. Каждый из этих размеров имеет в типографском деле свое название и с ними нам нужно несколько подробнее познакомиться.
      Размер ВТ называется ростом шрифта; оно представляет собою, очевидно, расстояние между нижней
      гранью литеры, на которой она стоит, и верхней гранью, к которой при печатании прижимается лист бумаги. Понятно, поэтому, что для того, чтобы весь набор равномерно закатывался краской и давал оттиск на бумаге необходимо, чтобы весь шрифт был одного роста. И действительно, за ничтожными исключениями, весь шрифт, употребляющийся в наших типографиях, отливается только одного определенного роста (немного больше полувершка).
      Размер КЖ называется кеглем шрифта. Кегль определяет высоту строчки: чем больше кегль, тем более крупным кажется нам отпечатанный текст. Понятно, что шрифты отливаются разных кеглей, для одних книг нужен шрифт более мелкого кегля, для других — более крупного. Но почти всегда каждую книгу набирают
      шрифтом какого-нибудь одного определенного кегля. Только те части книги, которые имеют меньшее значение — например, примечания — набирают более мелким шрифтом, а те части книги, которые нужно выделить — например, название глав — более крупным.
      Ра шер КМ называется толщиной литеры. Понятно, что даже при одном и том же кегле толщина различных литер не одинакова. Буква „ш“, конечно, толще буквы „г.
      Типографы измеряют все размеры, с которыми им приходится иметь дело, не в обыкновенных мерах длины — сантиметрах или вершках, а в особых типографских мерах: квадратах и пунктах. Основной единицей длины является квадрат, он равен приблизительно 18 мм. Квадрат делится на сорок восемь пунктов. Пункт — это очень маленькая величина. Вот эта линейка | имеет толщину в 1 пункт, а строчка этого столбца имеет в длину Зу2 квадрата, или 168 пунктов. Для наиболее часто встречающихся размеров в типографиях существуют особые названия, которые полезно запомнить всякому, кому придется почему-либо иметь дело с типографией.
      Ргакер в в пунктов навивается нонпарель
      Размер в 8 пунктов называется петит
      Размер в 10 пунктов называется корпус
      Размер в 12 пунктов называется цицеро
      Размер в 14 пунктов называется миттель Размер в 16 пунктов называется терция
      Шрифт для набора книг отливается почти исключительно вышеуказанных кеглей и носит те же названия.
      Говорят например, что данная книга набрана корпусом, т,-е. шрифтом, кегль которого равен Корпусу или 10 пунктам, Более крупные шрифты употребляются только для набора титулов ((заглавных страниц книги), обложек и объявлений.
      На верхней площадке литеры помещается, как мы говорили, выпуклое (рельефное) изображение данной буквы или знака, — так называемое очко литеры. Очко не занимает, как видно из рис. 325, всей поверхности верхней площадки литеры: сверху и снизу от него остаются небольшие промежутки, так называемые заплечики. Они нужны для того, чтобы между строками набора оставался небольшой промежуток, пробел; иначе книгу было бы почти невозможно читать. На эти же заплечики выходят верхние части прописных (заглавных) букв и хвосты некоторых букв, вроде „би, „у", „фа, „р“. Очко различных букв и его расположение на верхней площадке литеры показаны на рис. 327.
      Если вы присмотритесь к этому рисунку внимательно, то легко заметите, что изображения букв на литере не имеют того вида, как отпечатанные буквы, а являются обратными, зеркальными их изображениями. Очко литеры имеет такой вид, как отражение отпечатанной буквы в зеркале. Легко понять, почему это так. Возьмите кусок бумаги и напишите на нем чернилами какую-нибудь букву, да только пожирнее. Затем, не дав чернилам просохнуть, прижмите к написанному кусок чистой промокательной бумаги и сравните то, что вы написали, с тем „отпечатком", который получился на промокательной бумаге. Вы увидите, что на промока-
      тельной бумаге получилось обратное, зеркальнЪе, изображение той буквы, которая была написана. Значит, если бы на литере мы имели изображение буквы (очко) в обычном виде, то на бумаге мы получили бы при печатании обратное изображение. А для того, чтобы на бумаге получить отпечаток буквы в обычном начертании, нужно на литере иметь изображение ее в обратном виде.
      Рис. 327. Расположение очка на верхней площадке литеры.
      Это важно помнить и в дальнейшем, когда мы будем говорить о том, как печатаются рисунки в книге: изображение на печатной поверхности всегда является обратным (зеркальным) по отношению к тому изображению, какое должно получиться на бумаге.
      По характеру своего рисунка шрифты бывают очень различными в зависимости от различных целей, которым должна служить книга. Не останавливаясь на этом подробнее, укажем несколько важнейших рисунков шрифта.
      шрифт такого рисунка называется латинским
      шрифт такого рисунка называется обыкновенным, или книжным,
      шрифт такого рисунка называется „эльзевир".
      шрифт такого рисунка называется академическим,
      шрифт такого рисунка называется елизаветинским.
      шрифт такого рисунка называется «палЬмира»,
      Главные типы шрифтов таковы: обыкновенные светлые шрифты, которыми набирается основной текст книги, курсивные шрифты, которые применяются для выделения тех слов или предложений, которые автор хочет подчеркнуть, и жирные шрифты различных степенен жирности, которые служат для набора заголовков и выделения особо важных мест.
      Теперь, познакомившись в общих чертах с основным материалом наборного дела — с шрифтом — посмотрим, как производится самый набор.
      Шрифт размещается в особых ящиках, так называемых кассах (рис. 328).
      Ящики эти разделены на много мелких отделений, в каждом из которых лежат только литеры, соответствующие какой-нибудь определенной букве.
      Наборщик берет в руки верстатку — небольшой металлический инструмент, изображенный на рис. 330,
      стенкой имела как раз нужную ширину. Затем он становится перед кассой и, читая оригинал, укрепленный перед ним на особом деревянном зажиме — тенакле — набирает — буква за буквой — нужное слово. Буквы при этом ставятся в верстатку, как
      показано на рис. 331, т.-е. от левой руки к правой и ногами вверх (верхняя часть очка обращена к наборщику).
      Закончив набор какого-нибудь слова, наборщик ставит в верстатку шпацию, или пробел. Шпации, это —
      Таким образом, набирая слово за словом, наборщик доходит до конца строки. Очень редко случается при этом, чтобы строка заканчивалась как раз полным словом или правильным переносом. Большей частью бывает небольшие гартовые брусочки такого же вида, как литеры, но только ростом ниже их на несколько пунктов. Кроме того на верхней площадке шпаций нет никакого рисунка (никакого очка). Поэтому при печати необходимо „вогнать" в строку еще несколько букв, чтобы закончить слово или слог или наоборот, „выгнать" несколько букв из строки, перенести их в следующую строку. В первом случае наборщик заменяет полукруглые,
      шпации не дают оттиска на бумаге. Их назначение только в том, чтобы устанавливать промежутки, пробелы между словами. Шпации всегда имеют такой кегль, как шрифт, к которому они относятся, но по толщине они бывают различны. Ведь иногда нужно сделать промежуток между двуми словами потолще, иногда — потоньше. Шпация, толщина которой равна ее кеглю, называется круглым. В сечении круглый имеет такой вид Шпация, толщина которой равна половине ее кегля, называется п о л у-к р у г л ы м. Ее вид в сечении такой Обыкновенно наборщик после каждого слова ставит полукруглый, а затем увеличивает или уменьшает этот промежуток, как будет сказано ниже.
      стоящие между словами, более тонкими шпациями, во втором случае — он ставит рядом с этими полукруглыми еще по тонкой шпации в 1 — 2 пункта. Эта работа называется „выключкой" строк. Наборщик должен при этом заботиться о том, чтобы все строки были выключены по возможности равномерно, т.-е. чтобы не было в одной строке очень больших промежутков между словами, а в другой — очень маленьких.
      Если строка неполная (концевая), то пустое место в конце ее заполняется небольшими гартовыми пластинками, так называемыми квадратами. Кегль квадратов, конечно должен быть тот же, что и кегль шрифта, которым производится набор, а длиной
      они бывают в ]/г квадрата, 3/4 квадрата и 1 квадраг. Ростом квадраты, как и шпации, ниже шрифта, и потому они не дают отпечатка на бумаге; они только заполняют пустые места и не дают набору рассыпаться.
      Как мы видели выше, очко (рисунок) не занимает всей поверхности литеры: сверху и снизу остаются свободные пространства - заплечики. Поэтому даже тогда, когда строки набора вплотную примыкают одна к другой, в отпечатке между строками остается некоторый промежуток, что облегчает чтение.
      Однако такой набор все же производит несколько сжатое (компактное) впечатление, его недостаточно легко читать.
      Вот почему часто вставляют между каждыми двумя строками набора тонкие гартовые линеечки толщиной в 1 — 2 пункта, так называемые шпоны. Шпоны эти ростом тоже ниже шрифта и отпечатка на бумаге не дают; они только раздвигают строки, увеличивают пробелы между ними. Отпечаток с такого набора „на шпонаха читается гораздо легче.
      Набрав столько строк, сколько может поместиться в версатке, наборщик осторожно вынимает их из верстатки, ставит на наборную доску или уголок (рис. 332) и начинает набирать дальше. Выставив таким образом на уголок кусок набора квадратов в 18 — 20, наборщик обвязывает этот набор шпагатом, чтобы он не рассыпался, и дчет ти-нуть с него так называем лй корректурный (пробный) оттиск. Такие полосы набора разной длины, — а также оттиски с них, — часто называют в типографиях и издательствах гранками. Говорят, что первая кор-ректура тискается в гранках.
      Когда набор выходит из рук наборщика, то в нем еще есть обычно очень много ошибок. Ошибки эти происходят частью по вине наборщика, который поставил в верстку не ту букву, какая нужна, частью же — по вине автора, который не заметил в своей рукописи каких-нибудь ошибок. Так или иначе, но все эти ошибки нужно исправить, прежде чем дать книгу в руки читателя. Для этого-то и делаются с набора пробные, как называемые корректурные оттиски.
      Тискают корректурные оттиски на особых станках. Такой корректурный станок самого простого типа изображен на рис. 333. Станок этот представляет собой просто массивную чугунную доску с двумя небольшими рельсами по краям, укрепленную на особом столике. По рельсам этим катится тяжелый чугунный цилиндр, обтянутый сукном и несколькими листами мягкой бумаги. На доску (талер) станка ставят гранку набора, смазывают его с помощью валика из особой упругой массы краской, накладывают лист чистой (слегка смоченной) бумаги и прокатывают поверх его цилиндр. Сняв после это о лист бумаги с набо а, мы увидим на нем довольно отчетливый оттиск того, что было набрано. Более сложный корректурный станок изобра-жен на рис. 334.
      Корректурный оттиск нужно внимательно прочес ib и отметить в нем все имеющиеся в наборе ошибки. Это делает либо лицо, специально занимающееся такой работой — корректор, либо сам автор или редактор книги. Все замеченные в корректурном оттиске ошибки отмечаются на полях его особыми знаками, а затем эти оттиски возвращаются в типографию и передаются наборщику для исправления. Получивши такой корректурный оттиск с поправками (см. рис. 335), наборщик ставит перед со-бюй на уголок соответствующую полосу набора, развязывает ее и одну за другой исправляет все указанные ему ошибки, для чего он с помощью шила вытаскивает из набора, неправильные буквы или слова и ставит вместо них правильные.
      Исправив таким образом все ошибки, наборщик передает гранки метранпажу (верстальщику) для верстки. Гранки,
      которые набирает наборщик, все различной длины: одни подлиннее, другие — короче. Между тем, когда вы просматриваете книгу, вы замечаете, что все страницы ее совершенно одинаковы по длине. Вот это-то и есть дело рук метранпажа, который верстает книгу, т.-е. составляет из кусков набора разной длины страницы (полосы), которые все одинаковы и имеют как раз нужную по формату книги длину. При верстке к каждой полосе метранпаж приставляет так называемую колонцифру, т.-е. строку с цифрой, указывающей номер дан юй страницы по порядку. При верстке же включаются в набор и клише, с которых печатаются рисунки. Об этих клише мы поговорим еще дальше.
      После верстки с набора делают еще один корректурный оттиск и посылают этот оттиск автору, чтобы он еще раз просмотрел, все ли в книге в порядке,
      Ргсс. 336. Наборная машина «Линотип».
      и подписал корректуру к печати, т.-е. дал разрешение печатать данный лист книги. По возвращении оттисков в типографию, все указанные в них ошибки исправляются, и листы книги готовы к печати.
      Что делают с набором дальше? Когда все количество отпечатков, какое нужно, готово, набор тщательно смывают керосином или бензином, которые растворяют типографскую краску, приставшую к литерам, и затем разбирают, т.-е. раскладывают все литеры по соответствующим отделениям касс. Этим шрифтом теперь можно набирать другую книгу.
      Уже из этого краткаго описания так называемого „ручного набора видно, что работа эта очень сложна и кропотлива; поэтому даже хороший мастер может набрать в день не более 8 — 10000 букв, т.-е. приблизительно 4 страницы обычного формата. Между тем современное книжное и главным образом газетное дело требует часто гораздо большей скорости набора. Стремление удовлетворить этим требованиям и вызвало появление наборных машин, которые получили в последние десятилетия большое распространение.
      Об этих машинах мы и скажем несколько слов прежде, чем перейти к описанию процесса самого печатания.
      У нас употребляются наборные машины преимущественно двух система „Линотип и „Типограф, но отличаются друг от друга эти машины только техническими подробностями устройства, сущность же их действия одна и та же. Рассмотрим, поэтому, только устройство машины „Линотип, изображенной на рис. 336.
      Набор в этой машине производится не из литер, а из форм для их отливки, так называемых матриц. В верхней части машины помещается так называемый магазин, в отделениях которого лежат матрицы для всех букв и знаков. Когда наборщик нажимает какую-нибудь клавишу на клавиатуре, находящейся в средней части машины, то соответствующая матрица освобождается и скользит в приемник, похожий на верстатку. Наборщик работает так же. как переписчик на обыкновенной т шущей машине. Он нажимает одну клавишу за другой, и соответствующие матрицы устанавливаются в верстатке рядами, образуя строку. Затем наборщик нажимает особый рычаг в правой части машины, строка, состоящая из матриц, автоматически выключается, т.-е. в ней устанавливаются особым приспособлением правильные расстояния между словами, и передается к котелку с расплавленным металлом, часть которого выливается на эту строку. Meталл этот затвердевает и образует целую отлитую строку с выпуклым рисунком (очком) букв на верхней площадке, а матрицы подхватываются особым рычагом и рассортировываются по отделениям магазина. Из таких целых строк и составляются затем полосы (страницы) книги.
      Наборные машины работают очень быстро. В день можно набрать на „Линотипе тысяч 40 — 50 букв, т.-е. приблизительно 20 — 25 страниц книги. Они имеют, однако, тот недостаток, что отливают не отдельные буквы, а целые строки. Поэтому, если в строке нужно исправить хоть одну букву, то приходится набирать наново целую строку. В машинах другого типа „Монотип, этот недостаток устранен: набор состоит из отдельных литер, но устройство этих машин очень сложно, и мы не станем на них останавливаться.
     
      Печатание.
      Первый печатный станок был построен для Иогана Гуттенберга мастером Конрадом С а -с пах о м. До нас не дошло никаких описаний или рисунков этого станка, но, повидимому, он был очень похож на станок, изображенный на рис. 337, взятый из книги Аммана, выпущенной в свет в 1578 г. С тех пор в течение почти 400 лет станки почти такого же типа были во всеобщем употреблении. В них вводились различные технические усовершенствования, деревянные части постепенно заменялись металлическими, но сущность станка, принцип его действия оставались без перемен. Современный станок для тискания корректур, изображенный на рис. 338, по существу, тоже очень похож на печатный станок Гуттенберга. Во всех этих станках есть подвижная доска (талер), на которой устанавливается набор; смазав набор краской, кладут на него лист чистой бумаги, покрывают этот лист еще одним или несколькими листами мягкой бумаги и подводят доску с набором под плоскую доску пресса. Когда рабочий притягивает к себе рукоять пресса, то доска эта опускается и с большей или меньшей силой прижимает бумагу к набору. На бумаге получается оттиск. Выдвинув талер из-под пресса, снимают отпечатанный лист, снова смазывают набор краской, накладывают другой чистый лист бумаги и снова повторяют весь процесс. Работа на таком станке, очевидно, идет очень медленно, и действительно даже очень искусный мастер с помощником не может отпеча-
      Рис. 337. Старинный печатный станок.
      тать на таком станке больше 1000 листов за целый день. Но помимо этого на таком станке трудно печатать листы большого формата, так как доска пресса прижимается сразу. ко всей поверхности набора и при печатании листов большого формата нужно приложить к прессу очень большую силу, чтобы крепко прижать его доску к большой площади бумажного листа. Поэтому, хотя этот принцип печатания прижиманием плоской доски к печатной поверхности применяется еще и теперь в так называемых тигельных станках или американках, о которых мы скажем еще несколько слов дальше, но строятся американки только для печатания небольших вещей (объявлений, проспектов, карточек и т. п.). Большие же машины строятся на совершенно других основаниях.
      Первую такую машину — так называемую скоропечатную — построил в 1812 г. немецкий изобретатель Фридрих Кениг. В этой машине набор (печатная форма), как и прежде, помещается на плоской металлической доске — талере, который движется взад и вперед. Но натиск производится не плоской доской, которая прижимает строителей создал множество машин, значительно улучшивших качество печати и ускоривших работу. Все эти машины, однако, отличаются от машины Кенига только техническими усовершенствованиями, принцип же их действия остался без изменения.
      Рассмотрим поэтому схему действия современной скоропечатной машины (рис. 338), общую для всех типов машин.
      При взгляде на эту схему или на фотографию машины (рис. 338) прежде всего бросается в глаза большая плоская металлическая доска (1) — так называемый талер машины. Доска эта лежит на особой тележке (2), на кр-торой она и катится попеременно взад и вперед. На талере устанавливается набор (3), помещенный в чугунную раму и укрепленный в ней особыми заключками, чтобы он не мог рассыпаться. Вращающийся цилиндр (4) укреплен в средней части машины, выше талера. В тот момент, когда талер с набором подходит к цилиндру, на последнем поднимаются особые лапки, которые захватывают бумажный лист, лежащий на наклонной доске (5). Цилиндр начинает вращаться, наматывает на себя бумажный лист и прижимает его к набору, проходящему в это время под ним. Когда тележка с талером доходит до своего крайнего правого положения, и весь набор дал уже оттиск на бумаге, цилиндр, совершив полный оборот, останавливается, отпечатанный лист передаетсжю особым тесемкам, вращающимся на роликах, как бесконечная лента, в аппарат (6), выбрасывающий листы и укладывающий их на особый стол в задней части машины, а тележка начинает двигаться влево, высвобождая набор из-под цилиндра. Дойдя до крайнего левого положения, тележка останавливается и начинает снова катиться вправо, лапки на цилиндре захватывают другой лист бумаги и т. д.
      Смазывание набора краской производится автоматически при помощи так называемого красочного аппарата, помещенного в передней части машины, перед цилиндром. Этот аппарат состоит из ящика с краской (7), в который входит на одну четверть своей окружности медный цилиндр (8); при своем вращении он захватывает на себя немного краски и через целый ряд валиков (9) из особой упругой массы, похожей на резину, передает краску на больший цилиндр (10). Все эти валики вращаются в разные стороны и слегка двигаются Езад и вперед, так что краска на них очень тонко растирается и в таком виде ложится на цилиндр (10). С этого цилиндра она пе, едается на валики (И), которые и смазывают краской набор, когда он иважды проходит под ними (один раз при движении тележки влево, когда набор идет и§~под цилиндра, другой раз при движении тележки вправо, когда набор идет к цилиндру).
      Чистая бумага укладывается кипой на в фхнюю горизонтальную доску машины (12), откуда особый рабочий-накладчик, стоящий на специальной подножке, снимает каждый раз по одному листу и подводит его по наклонной доске к лапкам машины. В последнее время на скоропечатных машинах устанавливаются часто особые аппараты — самонакладчики, которые автоматически подают бумагу в машину по одному листу.
      Все части машины получают свое движение от небольшого электромотора, не показанного на рисунке. От этого электромотора вращается большое маховое колесо, а от него при помощи различных приспособлений получают свое движение все части машины. Эти движения очень сложны и точнйшим образом согласонаные между собой. В нужный момент одни части останавливаются, другие — начинают двигаться. Только побывав в типографии и внимательно присмотревшись к работе скоропечатной машины, можно понять, как изумительно точно она работает и сколько остроумия и таланта вложено изобретателями в ее создание.
      Описанные выше скоропечатные машины с вращающимися цилиндрами совершенно вытеснили из употребления машины с плоским натиском при печа-тани I листов большого формата (книг и газет). Но для печатания маленьких работ (объявлений, бланков, обложек и т. п.) небольшие машины с плоским натиском, так называемые тигельные станки или американки, до сих пор незаменимы. Такой станок - американка изображен схематичес и на рис. 339, приглядевшись к которому легко понять устройство этого станка. Набор в раме укрепляется на вертикальной стенке машины (1): тяжелая плоская доска (2), на которую кладется листок чистой бумаги, движется на шарнирах, как показано стрелками, то прижимаясь к набору, то отходя от него. Когда доска эта отходит от набора, с нее снимают отпечатанный листок бумаги и кладут чистый; по набору в это время прокатываются валики (3), которые смазывают его краской; эти валики берут краску со стального цилиндра (4), который в свою очередь получает ее из красочного аппарата (5); Еатем валики подымаются вверх, доска прижимается к набору, и отпечаток готов. Станок приводится в движение либо небольшим мотором, либо ножной педалью, вроде такой, как у швейной машины.
      Как же происходит печатный процесс на современных скоропечатных машинах? Печатают обыкновенно сразу 16 страниц обычного книжного формата на одном большом листе бумаги. Эти 16 страниц набора устанавливают в определенном порядке на талере машины, обкладывают тяжелыми свинцовыми брусками (марзанами) и при помощи особых заключек укрёпляют в Плоской чугунной раме. Однако прямо приступать к печати с этой „заключенной формы нельзя. Хотя весь шрифт и отливается, как мы говорили в своем месте, одного роста, но поверхность набора не представляется идеально ровной. Одни места ее чуть-чуть, на небольшую долю миллиметра, выше, другие — ниже. Поэтому в одних местах натиск больше, и эти места выйдут слишком черными, в других — натиск недостаточен, и эти места выйдут в отпечатке бледными. Все это нужно урегулировать, произвести так называемую „приправку формы. Для того, чтобы приправить форму, мастер натягиЕает на цилиндр машины несколько листов бумаги и на один из них берет пробный оттиск. Затем в тех местах, где шрифт „давит, где отпечаток слишком жирен, он уменьшает натиск, делая вырезку в одном или нескольких листах бумаги, в других местах он увеличивает натиск, подклеивая на цилиндр енп один или несколько листков тонкой бумаги. Работа эта требует большой опытности и довольно кропотлива: даже у хорошего мастера она отнимает несколько часов. Делались поэтому попытки заменить ручную приправку так называемой механической, но большого распространения механическая приправка не получила, по крайней мере у нас в GGCP. Когда приправка окончена, остается только урегулировать подачу краски из аппарата с помощью особых винтов, увеличивающих или сужающих щель между дном красочного ящика [рис. 338, (7)] и медного цилиндра [рис. 338, (8)], и можно приступать к печати.
      Когда 16 страниц печатной формы отпечатаны на одной стороне бумажного листа, бумагу переворачивают и те же 16 страниц печатают на обратной стороне. Затем лист разрезают пополам и получают два полулиста, на каждом из которых 8 страниц отпечатаны на одной стороне и другие 8 страниц — на обратной стороне. Такой полулист складывают или, как говорят в типографиях, фальцуют три раза, чтобы получить тетрадку, состоящую из 8 листиков или 16 страниц. Само собой разумеется, что страницы набора нельзя расставлять в машине как попало, потому что может случиться, что после первой страницы чи-чатель наткнется сразу на седьмую, а вторая будет где-нибудь после десятой. Вряд ли кому-нибудь такое расположение страниц будет удобно, и чтобы этого не случилось, полосы набора расставляют на машине в строго определенном порядке, рассчитанном так, чтобы после фальцовки листа, страницы в нем правильно шли друг за другом. Выдерните из какой-нибудь неразрезанной книги один печатный лист (одну тетрадку), разверните его и присмотритесь к тому, какие страницы находятся на одной стороне листа, какие на другой. Если вы представите себе, что страницы, находящиеся на обратной стороне листа, стоят рядом с теми, что попали на лицевую сторону, то вам станет ясно, в каком порядке расставляются полосы набора на талере машины.
      Существуют и другие способы печатания: по 32, по 24 страницы и т. п., но в эти подробности мы не станем входить. Чаще всего, как было указано, печатают лист в 16 страниц.
      Современные скоропечатные машины делают до 1 200 оттисков в час. В машинах, появившихся в самые последние годы1) (так называемые машины системы Миле), скорость работы доведена до 2 000 оттисков в час, но увеличивать дальше скорость работы скоропечатных машин очень трудно, потому что каждый раз, как тяжелый и быстродвижущийся талер с набором останавливается и начитает двигаться в другую сторону, машина испытывает толчок, подобный толчку, который испытывают пассажиры трамвая при резкой его остановке. Если такие толчки будут повторяться слишком часто, то они скоро вконец расшатают всю машину и приведут ее в негодность.
      Между тем современное книжное и главным образом газетное дело требуют гораздо большей скорости печатания. Чтобы удовлетворить этим потребностям, во второй половине XX века были созданы машины совершенно другого типа, так называемые ротационные машины. Однако, преж-г де чем объяснить их устройство, мы должны остановиться на понятии о матрицах и о стереотипе.
      Мы говорили уже в самом начале этой главы о том, что еще до изобретения Гуттенберга делались попытки печатать книги с особых деревянных досок, на каждой из которых вырезывался текст целой страницы. Совершенно очевидно, насколько этот способ менее совершенен, чем способ набора из отдельных металлических литер, но он имел во всяком случае одно большое достоинство, именно то, что доски для печатания сохранялись, и всегда легко было повторить издание книги, если в этом была нужда. Между тем набор по отпечатании книги разбирают, раскладывают весь шрифт по кассам, и если нужно повторить издание, то приходится книгу набирать снова. В 1804 году лорд Стенгоп изобрел способ матрицирования набора, исправляющий этот недостаток. Способ этот в усовершенствованном виде, в каком он применяется теперь, заключается в следующем. На набор накладывают несколько листов непро-клеенной промокательной бумаги и несколько листов хорошей папиросной бумаги, и все эти листы промазывают специально приготовленным крахмальным клейстером. Затем ударами особой твердой щетки эта сырая масса вколачивается во все углубления набора, и набор вместе с лежащей на нем массой ставится под горячий пресс. Когда бумажная масса просохнет, ее снимают с набора и получают так назыЕаемую „матрицу, т.-е. углубленную форму, представляющую собой точную копию с набора. Набор затем разбирают, а матрицы хранят до тех пор, пока не представится надобность снова отпечатать данную книгу. Тогда матрицы ставят в особый станок и наливают на них расплавленный типографскии металл — гарт. Металл этот заполняет все углубления матрицы, и когда он затвердевает, мы получаем доски, на поверхности которых имеются выпуклые изображения целых страниц книги. Доски эти называются стереотипами, и с них печатают точно так же, как с обыкновенного набора.
      Часто, если издание печатается в большом числе экземпляров (20 — 30 тысяч), то и первое издание печатается не с набора, а со стереотипа, чтобы пощадить дорого стоящий шрифт, который портится, когда с него делают очень много оттисков.
      Изобретение матриц и стереотипов дало возможность построить печатные машины на совершенно новых основаниях. Эти так называемые ротационные машины обладают огромной производительностью. Первую такую машину построил в 1861 году американец Вилльям Буллок. С тех пор эти машины были чрезвычайно усовершенствованы. Современные книжные ротационные машины печатают до 8 000 оттисков в час, а газетные машины гораздо больше. Например, машина,
      ратов (3) и (4), устроенных так же, как красочный аппарат плоской машины. Бумага для ротационной машины не режется на отдельные листы, как бумага для плоской машины, а доставляется в виде очень длинной ленты, намотанной на особую катушку (ролевая бумага). В левой части рис. 340 внизу показан такой бумажный роль (5). Бумажная лента проходит сначала между первым цилиндром (1) и цилиндром (6), обтянутым мягким сукном и несколькими листами буйаги; стереотип, находящийся на цилиндре, (1) при этом дает оттиск на одной стороне бумаги. Затем лента проходит между цилиндрами (2) и (7), и таким же образом наносится печать на другую сторону бумаги. После этого от бумажной ленты отрезается лист, отпечатанный с обеих сторон, и лист этот передается в фальцовочный аппарат (8), который фальцует его и выбрасывает в виде готовой тетрадки в особые приемные ящики.
      Мы описали, конечно, только схему устройства ротационной машины, фактически она представляет собой очень сложное и большое сооружение, как это видно из рис. 341.
      водится или ручным способом или (в больших типографиях) на особых машинах. Теперь остается только вставить книгу в обложку или в переплет, и она готова.
     
      Как печатаются иллюстрации и картины.
      В книге часто, кроме текста, помещают еще рисунки, чертежи и другие иллюстрации, объясняющие содержание книги и облегчающие ее чтение. Иногда в книге помещают также фотографии автора или лиц, о которых идет речь в книге, снимки разных местностей и т. п. Как печатают все эти иллюстрации?
      Самым старым способом воспроизведения рисунков является резьба по дереву, или ксилография. Мы видели, что этот способ был известен даже раньше, чем было изобретено книгопечатание. Однако он не потерял своего значения и сейчас, хотя применяется теперь относительно редко и в значительной мере заменен цинкографским способом, о котором речь будет ниже. Пластинки с выпуклым рисунком на них, предназначенные для печати вместе с набором, называются клише — деревянным, медным
      или цинковым, смотря по тому, на какой материал наносится этот выпуклый (рельефный) рисунок.
      Деревянные клише изготовляются теперь так. Торцовую поверхность бруска из пальмового или другого твердого дерева грунтуют белилами и наносят на этот грунт нужный рисунок от руки или путем фотографического копирования. В последнем случае грунт покрывается светочувствительным слоем, вроде того, какой имеется на обыкновенной фотографической бумаге, и на него копируют фотографический негатив, снятый с данного рисунка так же, как на эту бумагу. Затем особыми стальными резцами — штихелями — вырезывают все белые места, которые не должны дать оттиска на бумаге. Остается выпуклый рисунок, печатание с которого производится так же, как печатание с набора.
      Само собой разумеется, конечно, что выпуклый рисунок на дереве должен быть обратным (зеркальным) изображением того рисунка, какой мы хотим получить на бумаге. Бруски, на которых режутся деревянные клише, по высоте равны росту шрифта; их включают в набор и печатают вместе с ним.
      Некоторые из рисунков настоящего очерка (напр., рис. 188) печатаны с таких деревянных (ксилографических) клише.
      Описаный способ изготовления клише на дереве не может, очевидно, быть очень быстрым, потому что он требует кропотливой ручной работы опытного мастера, и потому он довольно дорог. В настоящее время этот способ применяется довольно редко, а главную массу клише, с которых печатаются многочисленные рисунки в современных книгах, составляют штриховые клише на цинке, изготовляемые механическим способом.
      Идея изготовления клише на цинке очень, проста. Гладко отполированную цинковую пластинку покрывают светочувствительным слоем и копируют на нее негатив, снятый с нужного рисунка; затем пластинку обрабатывают так, что все те места пластинки, которые должны дать оттиск на бумаге оказываются покрытыми крепкой краской, не поддающейся действию кислоты, а все белые места цинка, которые не должны дать отпечатка на бумаге, открыты. Обработанную таким образом пластинку помещают в ванну с кислотой, которая разъедает эти белые места, оставляя нетронутыми линии рисунка, защищенные краской. Вынув пластинку из ванны и смыв краску, мы получаем выпуклый рисунок на углубленном фоне. Рисунок, конечно, должен быть обратным по отношению к тому, что мы хотим получить на бумаге. Пластинку эту затем подправляют от руки резцом и монтируют, т.-е. обрезают и наколачивают на деревяшку такой высоты, чтобы все клише (деревяшка плюс цинковая пластинка) имела высоту, равную росту шрифта. Эти цинковые клише печатают вместе с набором.
      Само собой разумеется, что такие клише можно делать только с рисунков, состоящих из отдельных черных линий на белом фоне, как, например, наш рис. 340 и другие. Но если бы мы захотели воспроизвести не штриховой рисунок, а, фотографию (см. рис. 341), где имеются полутона, постепенные переходы от черных мест к светлым, то описанный способ был бы, понятно, непригоден.
      Полутонные рисунки, фотографии и т. п. воспроизводятся в книгах с помощью автотипных или сетчатых (растровых) клише1). Изготовляются эти клише следующим образом. Данный рисунок или фотографию снимают на светочувствительную пластинку, при чем перед пластинкой ставят так называемый растр, т.-е. стеклянную пластинку с награвированными на ней вертикальными и горизонтальными линиями, затертыми черной краской. Число этих линий очень велико — от 20 до 100 на каждый
      О Способ этот изобретен Георгом Мей-зенбахом в 1881 г.
      сантиметр пластинки. Когда данный рисунок фотографируется через такой растр, он разбивается на множество отдельных черных точек, которые гуще расположены и больше в светлых местах рисунка и меньше — в черных местах. Когда затем такой негатив копируется на цинковую пластинку, то на ней в светлых местах рисунка получаются редкие черные точки на светлом фоне, а в черных местах эти точки сгущаются и почти сливаются. Такую пластинку обрабатывают и травят кислотой почти так же, как пластинку для штрихового клише (разница только в технических приемах), и получают клише, передающее полутоны оригинала, постепенные переходы от света к тени, ибо в черных местах мельчайшие точки, из которых состоит рисунок, расположены очень густо, почти сливаются, а чем светлее данное место рисунка, тем дальше отстоят друг от друга точки и тем больше промежутки между ними, в которые просвечивает белая бумага. Эти точки, из которых состоит рисунок, отпечатанный с сетчатого клише, ясно видны на нашем рис. 341, если рассматривать его через увеличительное стекло. Еще яснее видны они на рис. 342, который представляет собой часть поьерх-ности сетчатого клише при сильном увеличении.
      Автотипия дает способ воспроизводить не только одно-тонные(черные) оригиналы, вроде фотографий, но и всевозможные многоцветные оригиналы, например картины, написанные масляными или акварельными красками, при чем все цвета, имеющиеся в картине, воспроизводятся при помощи только трех красок: желтой, красной и синей. В редких случаях требуется еще применение четвертой краски для черного или глубокого серого цвета. Это способ — так называемый способ трехцветного печатания — очень сло-
      жен, и мы остановимся на нем лишь в самых общих чертах.
      Способ трехцветного печатания основан на том, что, смешивая в различных пропорциях желтую, красную и синюю краски, мы можем получить довольно точно почти всякий цвет, встречающийся в природе. Снимая цветной оригинал через особо окрашенные стекла, приготовляют три сет-
      чатых клише для печатания желтой, красной и синей краской. При этом, скажем, на желтом клише те места оригинала, где совсем нет желтого цвета, самые светлые, а в остальных — точки расположены тем гуще, чем больше желтой краски нужно в данном месте. (о же имеет место и на других клише. Затем каждое клише печатают соответствующей краской,
      так, чтобы оттиски накладывались один на другой: сперва печатают первое клише желтой краской, затем поверх этого отпечатка печатают красной краской второе клише, потом поверх обоих отпечатков печатают третье клише синей краской. В каждом месте рисунка при этом лежат рядом желтые, красные и синие точки, при чем густота точек каждого цвета как раз соответствует содержанию данного цвета в том оттенке, которым должно быть окрашено соответствующее место рисунка Точки эти мелки и в отдельности простым глазом не различимы; поэтому рисунок кажется окрашенным в различные цвета, соответствующие цветам оригинала.
      Все рассмотренные выше способы печати: с набора, с деревянного клише, с цинкового штрихового клише и с автотипного клише имеют то общее свойство, что гсегда рисунок на печатной поверхности является выпуклым (рельефным), и потому, когда по этой поверхности прокатывается валик с краской, то смазывается ею только рисунок, белые же места углублены, они краской не Закатываются и отпечатка на бумаге не дают.
      От всех этих способов существенно отличается литографский способ печатания рисунков или текста, о котором мы должны сказать несколько слов. Его главная особенность в том, что рисунок, нанесенный на печатную поверхность, является плоским, он не выдается над этой поверхностью. Но самый рисунок и печатная поверхность обрабатываются так, что только рисунок принимает на себя краску с катящегося по печатной поверхности валика, остальные же места печатной поверхности краски не воспринимают. Поэтому на бумаге, прижатой к этой поверхности, мы получаем только отпечаток данного рисунка.
      Идея литографии, изобретенной в 1796 г. Алоизием Зенефельдером, довольно проста. Печатной поверхностью служит поверхность особого пористого известкового камня — так называемого литографского ка-
      мня, лучшие залежи которого находятся в Баварии, в Золленгофене. На гладко отшлифованную поверхность этого камня наносится особой тушью или карандашом рисунок. Тушь и карандаш состоят из жира, сажи и некоторых других веществ. Камень этот потом обрабатывают слабой кислотой и подвергают кое-каким другим операциям, в результате которых рисунок как будто совсем исчезает с камня. Однако в тех местах, где он был, остается тонкий слой жира. Поэтому, когда камень перед печатанием смачивают водой, то влажной Становится только та часть поверхности камня, где не было рисунка. Жирный же рисунок водой не смачивается. Если же по такому влажному камню провести валик с жирной литографской краской, то его влажная поверхность краски не примет, и последняя пристанет :только к жирным местам, т.-е. покроет только рисунок. Прижав теперь к камню лист бумаги, мы получим на нем отпечаток данного рисунка.
      Печатание с литографских камней производится на особых машинах, похожих в общем на плоские скоропечатные машины. На движущемся взад и вперед талере этих машин устанавливаются литографские камни, а бумага прижимается к ним вращающимся цилиндром, как в обычной печатной машине. Перед печатанием каждого листа камень смачивается особым валиком, а другие валики накатывают на него краску, пристающую, понятно, только к рисунку.
      Литография дает возможность печатать не только однотонные (черные) рисунки, но и многоцветные. В последнем случае для каждой краски приготовляется особый камень, и все оттиски печатаются один поверх другого. Краски при этом частью накладывают друг на друга и дают новые оттиски, соответствующие различным оттенкам оригинала. Работа по разложению оригинала на относительно небольшое число красок и изготовлению отдельного камня для каждой краски; очень сложна и требует от мастера
      не только большого умения, но и художественного чутья. Литографский способ воспроизведения сложного цветного оригинала требует часто печатания в 10 — 12 красок. Все это делает хромолитографию — так называется многоцветная литография — очень дорогим способом и очень ограничивает область ее применения в книжном деле. Но при печатании этикеток, оберток, стенок для календарей и других относительно простых работ, печатающихся в очень больших количествах, литография до сих пор незаменима.
      В последние годы появился усовершенствованный способ литографского печатания, так называемый способ „оффсети, которому, повидимому, предстоит большое будущее. Идея его заключается в том, что особыми фотографическими способами рисунок для литографского печатания наносится на поверхность пористого листа цинка. Лист этот натягивается на вращающийся цилиндр особой машины, смачивается водой, закатывается краской и прижимается к другому, тоже вращающемуся цилиндру, обтянутому прорезиненной тканью. На этом цилиндре получается свежий отпечаток, который передается на лист бумаги, прижимаемой к этому цилиндру. Применение фотографии к получению литографского рисунка на цинке и замена печатания с жесткой поверхности камня или цинка печатанием с упругой поверхности резины значительно улучшили качество работы, устранили ряд имевшихся в старом литографском способе недостатков и сделали этот способ более дешевым. У нас, в СССР, способ „оффсет“ применяется еще в очень незначительных размерах, но за границей он получил уже широкое распространение.
      Помимо указанных способов печати с рельефного (выпуклого) рисунка и с плоского рисунка (литография) существуют еще различные способы так называемой углубленной печати (тифдрук). Они очень сложны, дороги и применялись раньше только для воспроизведения высоко-художественных копий картин, но в последние годы изобретение способа меццотинто, при котором можно получить в день до 40 ООО оттисков с одной пластинки, ввело тиф-друк в употребление для печатания художественных журналов, печатающихся в большом количестве экземпляров. Основная идея всех способов глубокой печати состоит в следующем.
      На поверхности стальной или медной пластинки награвировывается (конечно,
      в обратном виде) углубленный рисунок, т.-е. рисунок, штрихи которого врезаны — больше или меньше — в металл. Пластинка закатывается краской, которая, конечно, забивается в углубление штрихов, а затем проходит под особым ножом, который снимает всю краску с ее поверхности, так что краска остается только в углублениях пластинки, т.-е. в штрихах рисунка. Когда после этого к пластинке прижимается лист бумаги, то на нем, понятно, получается оттиск рисунка, наносимый краской, которую бумага впитывает из углублений пластинки.
      Мы видели, таким образом, что при всем разнообразии способов воспроиз-
      ведения рисунков, которыми обладает современная техника (многих из этих способов мы не могли даже упомянуть), все они распадаются на три группы: способы высокой печати, в которых рисунок рельефный, выпуклый; способы плоской печати, в которых рисунок не отделяется от остальной печатной поверхности, но только иначе химически обработан, и способы углубленной печати, в которых штрихи рисунка углублены, врезаны в печатную поверхность. Схематическое изображение этих трех способов читатель найдет на рис. 343.

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru