НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Библиотечка «За страницами учебника»

По следам неизвестных животных. Эйвельманс Б. — 1961 г.

Бернар Эйвельманс

По следам
неизвестных
животных

*** 1961 ***



DjVu


PEKЛAMA Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD. Подробности...


 

      Полный текст книги

 

      Пояснение вместо введения
     
      Однажды бельгийский офицер лейтенант Франссен отправился на охоту в Африку. Это была не простая охота: лейтенант Франссен заявил, что хочет добыть… «водяного слона».
      Незадолго перед этим прошёл слух, что в Конго, на берегу озера Леопольда, видели стадо водяных слонов. У странных животных — короткие хоботы, но длинные шеи и рост — не больше двух метров в высоту. Увидев людей, водяные слоны бросились в воду и поплыли на середину озера. Из воды торчали лишь «водолазные шланги» — кончики хоботов.
      «Если такое животное и в самом деле существует, — сказал Франссен, — я вернусь с ним или совсем не вернусь».
      Лейтенант Франссен вернулся и привёз водяного слона. Чтобы подстрелить этого диковинного зверя, ему пришлось просидеть в засаде на диком болоте 36 часов.
      Охота на водяного слона оказалась не лёгким развлечением: лейтенант Франссен вскоре умер от злокачественной лихорадки.
      Добытого водяного слона исследовал в 1914 году известный бельгийский зоолог доктор Шутеден. Животное не превышало в загривке 1 метра 66 сантиметров — не больше лошади! А ведь это был взрослый слон!
      Наверное, очень немногие слышали о слонах-карликах, о карликах-бегемотах, о черве с лапками, о звере с птичьим клювом, о драконе с острова Комодо.
      Об этих диковинных существах можно прочитать лишь в научных трудах. Сообщают о них иной раз и в зарубежных газетах, но коротко и путано.
      Бельгийский зоолог доктор Бернар Эйвельманс решил написать доступную для всех книгу о малоизвестных животных и о других удивительных существах, обитающих на земле.
      Истории, рассказанные в книге, — не хитроумные выдумки, а действительные события. Многие из этих событий произошли совсем недавно, а приключения зоологов, отправившихся на поиски так называемого «снежного человека» или сумчатого тигра, продолжаются и по сей день.
      Вместе с Эйвельмансом мы проникнем с вами в таинственный мир неисследованных дебрей Амазонки, австралийских пустынь и джунглей Мадагаскара. Здесь живут сказочные существа — герои народных преданий и легенд. Местные охотники, рыболовы и пастухи рассказывают удивительные истории об огромных водяных змеях, чудовищных кротах, подрывающих скалы, о кроликах ростом с носорога. Может быть, это всё — миф и вымысел. А может быть, эти фантастические чудовища — лишь искажённые образы обитающих здесь и ещё неизвестных науке зверей. Открыть, изучить их — такова задача будущих исследователей. Наверное, наши юные читатели спросят: «Разве не все ещё звери и птицы, обитающие на Земле, открыты и изучены?» Глубоко ошибается тот, кто так думает. В школе вы узнали, как богат и разнообразен животный мир. Бесчисленные живые существа населяют и воду, и сушу, и воздух нашей планеты. Почти невозможно найти на Земле какой-нибудь необитаемый уголок. Поколения учёных неутомимо трудятся, открывая всё новых и новых зверей, птиц, рыб, насекомых. Уже открыто и описано свыше миллиона видов всевозможных живых существ.
      Шутка оказать — миллион одних только видов!
      И эта богатейшая коллекция зоологических открытий ежедневно пополняется новыми экспонатами.
      Казалось бы, окружающий нас мир уже хорошо изучен. И всё-таки зоологи продолжают открывать каждый год несколько тысяч новых видов. Конечно, это, в основном, мелкие рыбёшки, рачки и насекомые. Но есть среди последних зоологических открытий и крупные звери и птицы.
     
      Затерянные миры вокруг нас
     
      В 1937 году лётчик Джим Энджел, потерпев аварию, приземлился на одном из плоскогорий в глубине девственного леса Южной Америки. Ауян-Тепюи, Гора Дьявола, так называлось это гиблое плато. Он посадил самолёт над болотом, у самого края отвесной скалы. Энджел извлёк пользу из своей неудачи и обследовал гигантское плато, отрезанное отвесными скалами от всего мира.
      Джим Энджел сумел открыть здесь никому неизвестный водопад, в пятнадцать раз больший, чем Ниагарский!
      Выбиваясь из отвесной стены Ауян-Тепюи, огромные каскады воды низвергаются с высоты 980 метров — тройной высоты Эйфелевой башни! Истоки водопадов скрыты за облаками, и поэтому индейцы когда-то рассказывали, что в здешних краях есть страшные водопады, низвергающиеся прямо с небес! Конечно, им не поверили…
      Величайший в мире водопад так долго ускользал от внимания учёных! Этот поразительный факт заставил призадуматься людей, которые сомневались, что в наше время ещё возможны крупные географические и зоологические открытия.
      Где же, на каких материках, в каких странах такие открытия наиболее вероятны?
      Южная Америка, пожалуй, самый загадочный материк. «Белые пятна» мелькают здесь повсюду. На самых подробных географических картах бассейн Амазонки напоминает огромный ломоть швейцарского сыра — так он испещрён, точно дырами, «белыми пятнами». Путешественник Флорнуа провёл значительную часть жизни в этом районе. Он называет его «величайшей ночью деревьев, раскинувшейся на пять миллионов квадратных километров».
      Чем объяснить, что, несмотря на пятивековое изучение Амазонки, людям не удалось ещё проникнуть во все её тайны?
      «Дело в том, — говорит Флорнуа, — что девственный лес оказывает усилиям человека постоянное и могучее сопротивление. За несколько часов он преобразует всякую гниль в новую торжествующую жизнь. Прорубаешь тропинку — она тотчас же зарастает. Когда пролетаешь на самолёте над амазонским лесом, то такие города, как Белем и Манаус в Бразилии, Икитос в Перу, похожи на лесные прогалины. А сами прогалины, на которых живут индейцы, вообще не видны».
     
      Мало исследовано сердце девственного леса — бразильский штат Мату-Гросу. Не обследованы значительная часть Колумбии, пограничные районы Венесуэлы и Гвианы, многие районы Кордильер, лесная часть Патагонии.
      Но есть в Южной Америке уголок, заслуживающий особого внимания. Уголок этот — своего рода образец естественного, почти недоступного для человека и хищных зверей заповедника. Речь идёт о районе Венесуэлы у истоков реки Ориноко.
      Здесь, в Великой Сабанне, как называют венесуэльцы непроходимые джунгли своей страны, возвышаются мезас — величайшие плоскогорья песчаника, совершенно отрезанные от остального мира отвесными скалами высотой от 1000 до 3000 метров. Некоторые из мезас — настоящие острова в океане растительности. Они достигают 30 километров в длину. Что находится на этих плоскогорьях, покрытых густыми лесами, никому неизвестно. С незапамятных времён стерегут их тайны отвесные скалы.
      Нелёгкое дело — исследование венесуэльских плоскогорий! Именно здесь лётчик Энджел открыл свой знаменитый «Энджел-Фолл» — «Водопад Энджела».
      Говорят также, что эти мезас в глубине амазонских джунглей подали Конан Дойлу мысль написать знаменитый роман «Затерянный мир». Вы помните — английские путешественники открывают в Южной Америке отрезанное от остального мира высокое плоскогорье. Среди других «пережитков прошлого» здесь обитают вымершие на Земле гигантские ящеры, миллионы лет назад господствовавшие на нашей планете и вновь воскрешённые фантазией Конан Дойла.
      Пережив целый ряд удивительных приключений, путешественники с необычными трофеями возвращаются домой. Никто не верит их рассказам. Тогда начальник экспедиции открывает ящики и показывает… живого птеродактиля. В фильме, снятом по сюжету этого романа, путешественники приводят ещё более убедительные доводы: показывают живого диплодока — допотопное чудище величиной с двухэтажный автобус. Диплодок рвёт путы, создаёт панику на улицах Сити и, к счастью, ныряет в Темзу…
      В своих воспоминаниях известный исследователь Южной Америки майор Фосет говорит, что Конан Дойл написал свой роман под впечатлением его рассказов о приключениях в дебрях Амазонки. Случай, так поразивший Конан Дойла, произошёл в 1908 году на границе Бразилии и Восточной Боливии. Фосет и его спутники находились на краю гибели в местности, которую английский путешественник с горечью называет «отравленным адом».
      «Прямо над нами возвышались скалы Рикардо Франко Хиллс с плоскими загадочными вершинами. Время и человек оставили их в неприкосновенности. Они были скрыты лесами, словно затерянный мир, и воображение могло населить их существами, уцелевшими с давно прошедших времён. Так думал, во всяком случае, Конан Дойл, когда потом, в Лондоне, расспрашивал меня о вымерших чудовищах. В результате появился его „Затерянный мир“».
      Сколько романтически настроенных натуралистов, сколько молодых, жаждущих приключений зоологов мечтали, прочтя этот увлекательный роман, об открытии «затерянных миров».
      Не обязательно, конечно, животный мир сохраняет свою первобытность, оказавшись пленником на вершине мезас. Представьте себе большой остров в океане или даже целый материк, отрезанный от всего мира широкими морскими проливами. Обитающие здесь животные будут развиваться по-своему.
      На острове могут сохраниться древние, вымершие всюду пресмыкающиеся (так произошло в Новой Зеландии), или вымирающие полуобезьяны лемуры. Царство лемуров — остров Мадагаскар.
      Другой пример — Австралия. Здесь господствуют сумчатые животные. Даже на каком-нибудь болоте среди девственного леса, на высокой горе среди океана непроходимых джунглей, в песчаной пустыне, в подземной пещере — везде могут быть «затерянные миры»! Это обещает удивительнейшие зоологические открытия.
     
      Вот где много неожиданностей ожидает исследователя — в Австралии! Почти вся центральная часть этого материка покрыта бесплодными песками, солончаками или колючим кустарником. Скотоводы проникли со своими стадами лишь в окраинные степи, поросшие высокой травой и чахлыми деревцами. Правда, искатели золота иногда отваживаются заходить в сердце неисследованных земель и по возвращении рассказывают сказочные истории о невероятных животных, встреченных там. Но кто верит этим бродягам! И все-таки удивительные открытия здесь возможны. Ведь в Австралии некоторые горные хребты исследованы лишь с самолёта.
      Кустарниковая пустыня в центре этого континента, песчаная пустыня на его западе, восточные и юго-восточные горы, покрытые эвкалиптовыми и араукариевыми лесами, тоже очень мало исследованы. На Крайнем Севере — Земле Арнема — ещё живут племена, которые никогда не видели европейцев.
      Поселения в Австралии расположены лишь на прибрежной полосе. Отсюда в глубь материка часто отправляются многочисленные экспедиции-искателей счастья, охотников, животноводов, натуралистов. Иногда участники этих экспедиций привозят из своих странствий рассказы, похожие на бред.
     
      Обычно считают совершенно не исследованными только центральные районы Калахари — огромной, поросшей кустарником пустыни на юге материка. Но в действительности ещё очень многие области Африки исследованы весьма поверхностно. Однако на географических картах, изображающих эту часть света, не увидишь «белых пятен», заставляющих мечтать о новых открытиях. Дело в том, что мнения географа и натуралиста по поводу исследованных и неисследованных земель часто не совпадают.
      Для географа несколько геодезических измерений, грубый набросок течения реки, пройденной в пироге или обследованной вдоль берега, несколько снимков, сделанных с самолёта, — вполне достаточны, чтобы составить полную карту «исследованного» района.
      А исследовательская работа зоолога только начинается по окончании топографических съёмок. Ведь естествоиспытателя интересует то, что скрывается за географическими терминами карт.
      Сейчас карту составляют с помощью аэрофотосъёмок. Этот приём бесспорно ускорил заполнение «белых пятен» на картах цветными узорами условных обозначений — «лес», «озеро», «степь». Аэрофотосъёмки породили иллюзии о полной изученности нашей планеты. А что можно «исследовать» с самолёта в глубинах бескрайних тропических лесов? На картографическом снимке открытой саванны нельзя увидеть какое-нибудь животное, будь оно ростом даже со слона.
      Неведомых науке животных нужно искать в дремучих африканских лесах. Гигантской стеной перегораживают они поперёк почти всю Африку, от Либерии и до Больших Озёр. Именно здесь, в этой непролазной чаще, открыты за несколько последних десятилетий шесть новых крупных зверей.
      Деревья тропического леса достигают высоты 60 метров. Ветви их переплелись так тесно, что образуют оплошной свод, сквозь который едва проникают солнечные лучи. Этот гигантский «парник» плохо пропускает тёпло и пары воды. Они накапливаются под кронами деревьев, и дремучий лес превращается в паровую баню. Всюду густые переплетения лиан всех сортов и видов. Чаща непролазная! Про обитателей тропического леса никак не скажешь, что они живут «среди» растений. И животные и растения образуют здесь тесное содружество.
      «Если человек и проник в эту зону, — пишет американский естествоиспытатель Герберт Ланг, — то он совершил это, так сказать, „с птичьего полёта“. А известно, что птицы пролетают над этими негостеприимными местами с утроенной скоростью!
      Есть что-то ужасающее в бескрайности девственного леса. Он тянется почти непрерывно на 3000 километров, от берегов Гвинеи до Рувензори, и покрывает более половины длины материка. Это один из самых безотрадных районов земного шара. Палящее солнце накаляет нескончаемые километры листвы, а постоянная жара в 40° создаёт влажную, совершенно нестерпимую атмосферу. Тысячи безвестных могил служат единственным памятником тем, кого энергия и жажда приключений привели в эти места и чья жизнь оборвалась столь внезапно».
      Есть в Африке и другие малоисследованные области — горы Кении и Катанги, озёра Родезии, болота Аддара площадью в 4000 квадратных километров, болота Бахр-эль-Геазаля (крупнейший приток Белого Нила — прим. ред.), занимающие ещё большую площадь. Обширные районы этих озёр и болот вообще никогда и никем не были исследованы.
     
      История татцельвурма показывает, что даже в «совершенно изученной» Европе можно найти неведомые существа. Татцельвурм, или червь с лапками, изображён на нашем рисунке, который взят из одного баварского руководства для охотников и натуралистов.
      Однако не ищите сведений о татцельвурме в сочинениях Брэма или в учебниках зоологии. Вы не найдёте там ни слова о черве с лапками.
      В том-то и беда, что ни живым, ни мёртвым это животное не было исследовано учёными!
      Но оно существует. В этом не может быть сомнения. Татцельвурм хорошо известен многим жителям Альп. 20 лет назад некоторые европейские газеты и научные журналы собрали свидетельства шестидесяти очевидцев. Все показания сходятся на том, что животное имеет в длину от 60 до 90 сантиметров. Оно цилиндрической формы, коричневатого цвета на спине и более светлое на брюхе. У животного короткий толстый хвост и большая голова с выпуклыми глазами. Лапки так малы, что некоторые очевидцы их не заметили.
      Уверяют также, будто животное покрыто чешуёй, но подтверждают это не все. Но все согласны, что татцельвурм шипит, как змея.
      Некоторые сообщения о татцельвурме не вызывают большого доверия. Говорят, например, что он способен прыгать вверх на два-три метра. Ему приписывают также небывалую для ящерицы агрессивность. Утверждают даже, что животное очень ядовито и его дыхание убивает.
      Вот несколько рассказов о татцельвурме. Один охотник близко встретился с этой тварью. Дело было в Верхней Силезии на высоте 1500 метров. Животное напоминало чудовищного червя длиной в полметра и сантиметров восемь толщиной. У него были четыре коротеньких лапки. Зная репутацию пресмыкающегося, охотник, прежде чем приблизиться, выхватил нож. Как только он подошёл к животному, оно прыгнуло ему навстречу. Охотник испугался, что чудище укусит, и нанёс ему несколько сильных ударов ножом. Но лезвие с трудом проникало в твёрдую кожу животного. После нескольких схваток раненый червь скрылся в расщелине скалы.
      Другой очевидец встретил татцельвурма в пещере Темпельмауэр. Вот что он рассказывает:
      «Внезапно у входа в грот я заметил змееобразное животное, растянувшееся на гниющих растениях, покрывавших землю. Оно не двигалось и пристально следило за мной удивительно большими глазами. Я могу с первого взгляда узнать любое животное местной фауны. Поэтому я сразу же понял, что передо мной находится неизвестное науке существо. Я попытался схватить его… но тщетно! С проворством ящерицы животное исчезло в какой-то щели, и все мои усилия обнаружить его ни к чему не привели. Я совершенно уверен, что не стал жертвой галлюцинации, так как ясно видел это животное.
     
      У моего татцельвурма были маленькие, коротенькие, едва заметные лапки. Длина его не превышала. 40–45 сантиметров. Вероятнее всего, татцельвурм — редкая разновидность саламандр, живущих в сырых пещерах и лишь изредка появляющихся наружу».
      Некоторые скептики утверждают, что легенда о черве с лапками мало правдоподобна по той простой причине, что на свете не бывает ядовитых ящериц.
      Однако ядовитые ящерицы существуют. Обитают они в Мексике и на юго-западе США — в Техасе и Аризоне. Это ядозубы — большие ящерицы длиной до 75 сантиметров. Они вполне заслуживают данное им название: нижняя челюсть их снабжена целым рядом ядовитых крючков! Кусая, ящерицы так глубоко вонзают свои зубы-крючки, что нет никакой возможности оторвать их. Укус их очень болезнен, но всё же не смертелен для человека.
      Внешность этих ящериц совпадает с описаниями татцельвурма. Австрийский натуралист доктор Николусси дал татцельвурму, не видя его, научное название «хелодерма европеум», что значит «европейский ядозуб». Настолько он уверен в существовании и «признаках породы» этого неуловимого создания!
      История с татцельвурмом очень нашумела в 1934 году, когда швейцарский фотограф Балкин, сам того не желая, сфотографировал это загадочное существо. Прогуливаясь в окрестностях Майрингена с намерением заснять несколько прекрасных пейзажей, он заметил причудливую сухую ветку. В момент, когда он снимал её, ветка вдруг начала двигаться и оказалась большой, весьма агрессивно настроенной ящерицей. Фотограф пустился бежать. Проявляя плёнку, он с волнением убедился, что заснял в естественных условиях совершенно неизвестное животное. На фотографии можно было хорошо различить что-то вроде большой рыбы презлющего вида. Но, как известно, рыбы не занимаются альпинизмом!
      Немецкая газета «Берлинер иллюстрирте Цейтунг» не только согласилась напечатать эту фотографию, но даже выделила средства на организацию научной экспедиции для розысков татцельвурма. К сожалению, наступление плохой погоды помешало поискам, а когда погода улучшилась, газеты были заняты другими сенсациями, и охота на татцельвурма не могла больше служить рекламой. Поиски не были возобновлены, что весьма досадно, потому что «червь с лапками» действительно существует!
     
      Зоологические открытия продолжаются!
     
      «Надежда обнаружить новые виды больших четвероногих — очень ничтожна». Это слова знаменитого Жоржа Кювье, всемирно известного французского учёного, отца палеонтологии и сравнительной анатомии.
      Однако великий учёный, выступив в начале прошлого века с таким заявлением, поступил весьма опрометчиво. Прошло несколько лет, и в 1819 году его ученик Диар прислал из Индии рисунок неведомого зверя — чепрачного тапира. К рисунку было приложено письмо:
      «Когда я впервые увидел тапира, зарисовку которого посылаю Вам, то был весьма поражён, что такое большое животное ещё неизвестно науке. И это тем более удивительно, что в Азиатском обществе есть голова подобного животного, которую 2 апреля 1806 года прислал губернатор Фаркюхар с сообщением, что тапир встречается в лесах Индии не реже, чем слон или носорог».
      Если бы европейские учёные внимательно относились к древней культуре Китая, им не пришлось бы переживать конфуз с тапиром. Это животное за тысячу лет до Кювье было известно каждому грамотному китайцу. В старинных китайских словарях и в трудах по естествознанию тапир значился под именем ме и о нём говорилось:
      «Me напоминает медведя. У него маленькая голова и короткие ноги. Его лоснящаяся шкура вся в белых и чёрных пятнах». Другие очевидцы говорят, что «…он желтоватого цвета или серовато-белый. У него хобот слона, глаза носорога, коровий хвост и лапы тигра».
      Во многих китайских и японских книгах по естествознанию можно было увидеть рисунок чепрачного тапира. Даже в школьных учебниках и в детских книгах!
      Однако европейские зоологи не хотели в него верить.
      — Тапир в Индии? Вы шутите! Ведь это американское животное!
      Дело в том, что в Южной Америке тоже водится тапир, но не пёстрый, как в Индии, а однотонно-бурый. Его открыли раньше индийского и, естественно, трудно было поверить, что типично американское животное водится на другом конце света — в Индии.
     
      Но оказалось, что в Индии тоже водятся тапиры. Кроме своей необычной чёрно-белой окраски, они мало чем отличаются от тапиров американских. Этот странный зверь действительно несколько напоминает слона. У него толстая безволосая кожа и небольшой хоботок, как у любопытного слонёнка в сказке Киплинга. Ещё больше похож тапир на безрогого носорога. Но трёхпалые, с небольшими копытцами ноги тапира едва ли можно сравнивать с лапами тигра. Тапир принадлежит к отряду непарнокопытных зверей. Это значит, что он находится в близком родстве с лошадью и носорогом — тоже непарнокопытными животными.
     
      Индийский тапир оказался лишь первым из больших животных, о которых учёные узнали совершенно неожиданно. Казалось, что раскрылись все тайники природы, скрывающие «невиданных зверей». Невозможно здесь перечислить все эти открытия. Но о некоторых из них нужно рассказать, прежде чем мы, идя по следам легенд, отправимся на поиски новых, никому неведомых зверей.
      В 1850 году во время своего путешествия по Тибету английский натуралист Ходжсон получил от некоего майора Дженкинса три серых шкуры и несколько черепов неизвестных животных, похожих на барана. Однако баран этот был, видимо, ростом с небольшого буйвола!
     
      Это удивительное животное было хорошо известно горцам тибетского племени мишми под именем такин, а люди другого племени — хамтисы — называли его просто кин. Но Ходжсону так и не удалось увидеть живым ни одного такого животного. Лишь через пятьдесят девять лет после его открытия удалось поймать «горного буйвола» — такина. Его принёс в дар лондонскому Зоологическому обществу Ж. С. Уайт в 1909 году. А ещё через два года пришло известие из Китая: и там водятся такины! Как их не замечали раньше?
      Китайского такина назвали «золотистым». До сих пор мало кому из охотников и исследователей удавалось его встретить. И не удивительно: такин водится в горах Центрального Китая на высоте от 2500 до 4200 метров. Большую часть времени проводит он в зарослях рододендронов и карликового бамбука. Лишь в сумерках золотистый такин выходит пастись на травянистые склоны гор. Даже специалистам трудно решить, к какой группе жвачных он стоит ближе: такин одинаково близок к быкам, баранам и антилопам.
     
      С 1865 по 1869 год миссионер и исследователь Арман Давид путешествовал по Азии, в областях, неизвестных европейцам. Это путешествие обогатило естественные науки. Кроме большого количества новых растений, собранных им, Арман Давид открыл три новых вида крупных млекопитающих, совсем неизвестных науке.
      В 1865 году, когда путешественник находился в Пекине, до него дошёл слух, что в императорском парке Нон Хай-тзу, в нескольких ли (одно ли равно 576 метрам — прим. ред.) к югу от столицы находятся священные животные.
      Это подстегнуло любопытство миссионера. Обманув стражу, он перебрался через высокую кирпичную стену длиной в 72 километра, скрывавшую парк от чужих взглядов.
      То, что он увидел, было необычно — в парке паслось большое стадо (около ста двадцати голов) удивительных оленей, столь удивительных, что, как вскоре узнал Арман Давид, они носили название «це-пу-чианг». Это означает: «непохожие ни на одного из четырёх» — ни на оленя, ни на корову, ни на лошадь, ни на козу. Китайцы разъяснили любопытному патеру это название: рога у необычных животных — как у оленей, хвост длинный, с пышным концом, как у коровы, а копыта, как у козы. И тем не менее, странные олени непохожи ни на одно из этих животных.
      Как только о существовании «бесподобных» оленей стало известно в Европе, дипломатические представители различных стран заинтересовались ими. Вместе с другими диковинками послы из Европы пытались добыть в Китае и «священных» оленей. Первых трёх живых ми-лу (другое название «це-пу-чианга») подарил Франции китайский министр Хен Чи. Изнеженные животные не перенесли трудной дороги. Но французский натуралист Альфонс Милн-Эдвардс изучил останки погибших ми-лу и описал в 1866 году «непохожего ни на одного из четырёх» зверя под названием «олень Давида». Это изящное животное буровато-рыжей масти, с небольшой гривой и печальными глазами. Ми-лу выделяется среди других оленей и интересной «привычкой» менять рога не один, а два раза в год.
     
      Вскоре и в другие европейские страны были посланы из Китая дорогие подарки — редчайшие на земле животные — «олени Давида». Особенно стали дороги для натуралистов подарки, когда выяснилось, что животные эти нигде в природе больше не существуют. Они вымерли. А тут ещё во время наводнения в Пекине в 1895 году вода разрушила часть стены, окружавшей парк китайского императора, где содержались олени. Животные разбежались и, конечно, многие из них погибли. Последние остатки ми-лу в императорском парке были уничтожены во время боксёрского восстания 1900 года. Из них чудом спасся лишь один.
      Однако несколько удивительных оленей с коровьими хвостами были доставлены в Европу. Их отправили в Англию в заповедник герцога Бедфорда. Оленей стали разводить в парке Воберн Аббей. Пятнадцать спасённых ми-лу положили начало стаду. В нём теперь почти двести пятьдесят голов.
     
      На китайских вазах и рисунках на шёлке можно увидеть кривляющегося демона с бирюзово-синей мордой. Как у всякого уважающего себя демона, у него есть хвост, а вся передняя часть тела — огненного цвета. Но вздёрнутый нос не делает его ужасным, а придаёт ему своеобразную прелесть.
      Этот удивительный демон, о реальном существовании которого не подозревал ни один европеец, был вторым большим зоологическим открытием Армана Давида. Кто мог подумать, что китайские художники изобразили обезьяну, обитающую на снежных вершинах восточного Тибета!
      Но позвольте, ведь обезьяны водятся лишь в жарком климате!
      Оно так, но этот «морозостойкий» примат вполне заслуживает своё название «обезьяны снегов». Его чаще всего находят на высоте от 3000 метров и больше, на границе вечных снегов.
      В 1870 году Милн-Эдвардс изучил кости этой удивительной обезьяны и дал ей научное название «ринопитекус», что значит «носатая обезьяна».
     
      История третьего зоологического открытия отца Давида такова: 11 марта 1869 года миссионер находился в гостях у богатого китайца в провинции Сычуань. В его доме он увидел шкуру животного любопытной пегой окраски. Арман Давид был поражён ещё больше, когда узнал, что шкура принадлежит «бело-чёрному медведю». О! Об этом звере путешественник уже много слышал.
      Бей-шуангом, то есть «белым медведем», его называют в провинции Юньнань. Согласно молве, животное водится в непроходимых бамбуковых зарослях на склонах гор. Первые сообщения об этом звере встречаются в китайских рукописях, относящихся ещё к началу VII века нашей эры.
      Арман Давид не пожалел средств, чтобы добыть таинственного «белого медведя» тропиков. Через двенадцать дней желание его осуществилось. Китайцы изловили маленького бей-шуанга, но по дороге убили его, чтобы легче доставить.
      Арман Давид с изумлением рассматривал шкуру странного животного. Она была почти вся белая. Лишь ноги, верхняя часть груди, уши, круги вокруг глаз и кончик носа — чёрные. Эта чёрная «отделка» придавала животному очень забавный вид. Но самое удивительное — стопа животного была покрыта шерстью, чего никогда не бывает у медведей.
      Зоолог Милн-Эдвардс изучил привезённые Давидом челюсти и скелет бей-шуанга. Ему сразу стало ясно, что это не медведь, а скорее гигантский енот. Теперь это животное обычно называют большой пандой. «Большой» — потому что в Тибете же у него есть маленький родич — похожий на кошку зверёк с пышным полосатым хвостом — малая панда.
      После того как было доказано существование в Тибете «белого медведя», многие натуралисты захотели изучить его в естественных условиях. Но экспедиции, снаряжавшиеся одна за другой, возвращались ни с чем. Казалось, большое животное исчезло, не оставив следа. Английский генерал Перейра, пересекший из конца в конец Тибет, даже не смог собрать у местных жителей никаких сведений о столь примечательном животном. В течение более полувека никто не слышал о большой панде…
      Десятки лет поиски остаются безуспешными. Уже стали считать, что «медведь» этот окончательно исчез, как вдруг два страстных охотника-американца обнаруживают бей-шуанга спящим на вершине дуплистой сосны. Ведь это редчайший в мире музейный экопонат! Животное убито, и чучело его становится предметом восторгов посетителей Фильдмузея в Чикаго. Конечно, не нужно было убивать эту панду, как и многих других. Единственным «достижением» этих бесполезных убийств было подтверждение уже известного факта, что «медведь отца Давида» в действительности не медведь, а большой родич маленькой панды и американского енота. Питается он молодыми побегами бамбука и ведёт очень скрытную жизнь. С тех пор бамбукового медведя стали называть большой пандой.
     
      Это новое для широкой публики название явилось причиной курьёзного происшествия. Когда путешественник Вильям Харкнес объявил журналистам, что он едет в Западный Китай с твёрдым намерением привезти живую большую панду, телеграфист передал — «большую пантеру». Большинство газет сообщило, что Харкнес намеревается изловить большую пантеру, которая объявилась в Китае.
      Так порождаются невероятные слухи о фантастических животных!
      Бедняге Харкнесу не удалось осуществить свой проект: он умер в 1936 году в Китае. Но его вдова Руфь не хочет и слышать, что мечта мужа погибла вместе с ним, и в 1937 году предпринимает путешествие для розысков большой панды. Она мало знает о животном, да почти ничего и о Китае, куда устремляется. Месяцами, с упорством, достойным восхищения, Руфь Харкнес исследует джунгли.
      Счастье улыбается ей. Она добилась удачи там, где в течение семидесяти лет ничего не удалось сделать опытным исследователям. Ей удаётся привезти с собой молодую самочку большой панды.
      Трудно представить себе, с каким восторгом встретили её в США. Толпы посетителей съехались в зоологический сад Бруксфильда в Чикаго посмотреть на «неуловимую панду». Увы! Су-линь, как назвали самочку панды, погибла в 1938 году, проглотив от жадности целую ветку.
      Тогда миссис Харкнес снова едет в Китай и привозит оттуда ещё одну самку. Мей-Мей, так зовут эту пленницу, быстро привыкает к новой жизни.
      Причудливая расцветка панды вдохновила всех фабрикантов игрушек в Соединённых Штатах. Игрушечные панды заваливают прилавки магазинов. Под именем «Энди панда» животное становится героем воскресных комиксов большой прессы. И с тех пор на всех экранах кино в компании с Микки Маусом и Дональдом Даком, созданиями фантазии художника Уолтера Диснея, можно увидеть забавного обитателя бамбуковых лесов Тибета — большую панду.
     
      Если бы зоологи прошлого века были более внимательны к древнему искусству Египта, они нашли бы на старых фресках много удивительных и неизвестных им животных. Например, зебру с многочисленными узкими полосами.
      В 1860 году шотландский путешественник Джеймс Грант объявил, что видел таких зебр в Абиссинии. Но ему не поверили.
      Однако в 1882 году абиссинский негус Менелик I подарил президенту Франции Жюлю Греви «густополосую» зебру. Животное было доставлено во Францию. В зверинце Ботанического сада обратили внимание, что оно и по росту и по масти сильно отличается от известных уже видов зебр! К сожалению, бедное животное погибло через несколько дней после прибытия в Париж. Но зоологу Устале оказалось достаточно его трупа, чтобы обогатить фауну Земли новым большим животным под названием «зебра Греви».
     
      Почти одновременно пришло сообщение о том, что знаменитый русский путешественник полковник Николай Михайлович Пржевальский открыл в Центральной Азии новый вид дикой лошади. Зоолог Поляков описал в 1881 году это животное. Он назвал его в честь великого путешественника лошадью Пржевальского. Теперь это единственная дикая лошадь. Вы, конечно, слышали о мустангах — «диких» лошадях американских прерий. Но это не настоящие дикие лошади, а одичавшие. Их предки, домашние лошади, были привезены в Америку из Европы.
     
      Настоящие дикие лошади, предки которых никогда не были домашними, нигде в мире не водятся, кроме пустынь Центральной Азии. Здесь изредка встречаются ещё небольшие табуны диких лошадей Пржевальского.
     
      В Западной Европе лишь в 1898 году впервые стало известно о существовании самого крупного в мире хищника — огромного бурого медведя, обитающего на Камчатке, в Северо-Восточном Китае и на Сахалине. Родич его, медведь кодьяк, живёт по другую сторону Берингова пролива, на Аляске. Этот медведь — настоящее чудовище. Длина его более 3 метров и вес — более 700 килограммов. Прежде думали, что самый большой медведь — гризли, или серый медведь, живущий в Северной Америке. Между тем, он значительно меньше кодьяка: длина его не больше 2 метров и вес — 500 килограммов.
      Только в 1900 году стало известно о существовании самого большого после африканского слона наземного животного в таком «исследованном» районе, где о его пребывании никто не мог подозревать. Речь идёт о суданском белом носороге. Это гигант среди четвероногих животных. Длина его около 5 метров, высота более 2 метров. Он самый большой из носорогов: вес его нередко больше двух тонн, а рог достигает роста невысокого человека — 1 метр 57 сантиметров!
     
      В 1900 году капитан А. Гиббонс привёз из области Ладо на Верхнем Ниле череп белого носорога. До этого считалось, что белые носороги водятся лишь за три тысячи километров отсюда: на юге Африки, в Бечуаналенде. И вдруг — белый носорог в Судане!
      Позднее в том же районе Верхнего Нила майором Поуэлл-Каттоном были найдены ещё несколько черепов. Учёный Лидеккер описал эту северную разновидность под названием «белый носорог Каттона». Носорог Каттона обитает на довольно обширном пространстве от северо-востока Уэлле до Судана.
      Очень странно, что такое огромное животное долго не замечали в местности, которую считали вполне обследованной!
     
      За открытием самого большого носорога последовало открытие самой большой из обезьян: горной гориллы. Она была обнаружена лишь в 1901 году. Капитан Беринг впервые привёз из района Киву (Центральная Африка) шкуру этого гигантского четверорукого. До этого науке был известен лишь один вид горилл, так называемая береговая горилла. Она водится в лесах западного побережья тропической Африки, от Габона и Камеруна до Конго.
      Береговые гориллы бывают не больше 1 метра 80 сантиметров. Горная горилла — настоящий гигант даже среди своих отнюдь не маленьких собратьев, человекообразных обезьян. Рост её около 2 метров. Обхват груди 1 метр 70 сантиметров, а окружность бицепсов 65 см! Вес этой гориллы достигает 200 и даже 250 килограммов.
     
      Первое сообщение о существовании окапи содержится всего в трёх строчках книги Генри Стенли. Этот знаменитый путешественник за восемнадцать лет избороздил Африку вдоль и поперёк. Говоря о пигмеях племени вамбутти, проживающих в лесах Конго, в районе реки Итури (правый приток Конго), Стенли замечает:
      «Туземцам племени вамбутти известно о существовании какого-то осла, которого они называют атти. Они говорят, что иногда животное попадает в охотничьи ямы. Ослы эти питаются листьями».
      Казалось бы, в этом нет ничего удивительного. Однако иным было мнение специалистов по фауне Конго. Они отнеслись весьма недоверчиво к известию Стенли. Ведь считалось, что единственные лошадеобразные животные, обитающие в Конго, — это зебры.
      Между тем, сообщением Стенли заинтересовался губернатор Уганды Гарри Г. Джонстон. Объезжая в то время Конго, он решил собрать как можно больше сведений о загадочном атти. Вот что он пишет:
      «Туземцы сразу же сообразили, о чем я их расспрашиваю. Они показали мне шкуру зебры и, указывая на живого мула, объяснили, что интересующее меня животное называется окапи и напоминает мула с полосами зебры».
      По всей видимости, окапи, или о-апи, и был тем животным, которое Стенли назвал атти.
      «Во время поисков, — продолжает Джонстон, — я был уверен, что должен разыскать какую-то разновидность лошади. Вот почему, когда туземцы указали мне на отпечатки раздвоенных копыт, похожих на следы лося или антилопы, и сказали, что это и есть следы окапи, я не поверил им и решил, что мы идём по следу лесной антилопы».
     
      Некоторое время спустя шведский офицер Карл Эриксон прислал Гарри Джонстону целую шкуру и два черепа окапи.
      Мало-помалу удалось восстановить внешний вид животного, которое к тому времени заинтересовало весь учёный мир.
      Окапи — удивительное животное, напоминающее мифологических чудовищ. Ростом окапи с лошадь и немного похож на антилопу. У него длинный узкий язык муравьеда и большие, как у осла, уши. А круп и верхняя часть ног покрыты поперечными полосами, как у зебры. Эти полосы и ввели первых наблюдателей в заблуждение: окапи приняли вначале за новый вид зебры. В действительности же… «Когда я получил посылку Эриксона, — рассказывает Гарри Джонстон, — я сразу же понял, кто такой окапи. Мне стало ясно его близкое родство с жирафой».
      Форма черепа, зубы, копыта и рога этого жвачного — всё говорит о том, что жирафа ему — «не чужая тётка». Окапи — это разновидность жирафы, с короткой шеей. Так когда-то выглядели предки этого длинношеего животного.
     
      Остатки близкого к окапи животного нашёл в Греции палеонтолог Годри. Он назвал животного «элладотерием».
      Посылая этот трофей профессору Рею Ланкастеру в Лондон, в Британский музей, Джонстон предложил назвать животное этим же именем. Но Ланкастер, лучше разбиравшийся в сравнительной анатомии, пришёл к выводу, что окапи — более близкий родственник жирафы, чем элладотерий, и дал ему имя в честь открывшего его натуралиста — «окапия Джонстона».
      Кроме того, вскоре установили, что в противоположность безрогому элладотерию, самцы окапи, как и жирафы, имеют едва заметные рожки, спрятанные под кожей. Они заметны лишь как небольшие выпуклости на лбу. Бесспорно, окапи — дальний родственник жирафы. Когда-то, 30–40 миллионов лет назад, похожие на него первобытные жирафы жили в Африке и Азии.
      Интересно, что изображения животных, похожих на окапи, были найдены в Сахаре среди наскальных рисунков каменного века, а также на очень древних египетских вазах и барельефах.
      Это значит, что в эпоху каменного века и зарождения древних культур, окапи или очень близкие к ним животные были распространены значительно шире. Теперь они сохранились лишь в самой глубине африканских джунглей.
     
      Когда Гарри Джонстон вернулся в Англию из Уганды, он встретился со Стенли.
      Стенли высказал мнение, что окапи «лишь одно из многочисленных новых и удивительных животных, которые, вероятно, будут открыты в этих интересных лесах». И добавил, что ему приходилось встречать «какого-то гигантского кабана длиной почти в два метра, а также совершенно неизвестных натуралистам антилоп».
      Внимание учёных привлекли и слухи о существовании чудовищной свиньи в лесах Итури. Животное это, как рассказывали туземцы, чрезвычайно свирепое, чёрное, как ночь, и величиной с носорога… ну, с маленького носорога!
      Свидетельство Стенли придало этой легенде ещё больший вес.
      В 1904 году английский капитан Р. Майнерцхаген случайно обнаружил остатки этого животного, но, к сожалению, плохо сохранившиеся. Это произошло в горных лесах Кении. Некоторое время спустя тому же офицеру удалось добыть череп животного, на этот раз убитого в лесах, окаймляющих озеро Виктория.
     
      Животное это было меньше даже маленького носорога. И всё-таки ни в одной стране не встретишь такой огромной свиньи. «Лесная свинья Майнерцхагена» в высоту достигает 1 метра 20 сантиметров, а длина её — иногда больше 2 метров 50 сантиметров. И нигде не водятся свиньи такого чистого чёрного цвета. Гигантская лесная свинья вооружена длинными массивными клыками, и нрав её не отличается кротостью.
     
      В 1840 году вице-президент Академии наук Филадельфии доктор Самуэль Мортон услышал от одного путешественника, возвратившегося из Либерии, что в глубине этой страны водится маленький бегемот, ростом с небольшую тёлку. Туземцы охотятся на него ради мяса. Путешественник не только много раз видел бегемотика, но и отведал его мяса!
      Доктор Мортон отнёсся к этому рассказу с недоверием, но в 1843 году его друг прислал из Монровии несколько черепов млекопитающих, среди которых, к своему удивлению, Мортон обнаружил два черепа очень маленьких бегемотов. Он решил, что черепа принадлежат особому виду гиппопотамов, бегемоту-карлику.
      Когда стали изучать карликового бегемота, выяснилось, что он был описан несколько веков тому назад. Так, голландский географ доктор Даппер, который в 1668 году в своём «Описании Африки» попытался собрать всё, что было в то время известно о «чёрном континенте», писал о фауне королевства Квожа (нынешняя Либерия):
      «Здесь живут два рода свиней: рыжие, называемые кужа, и чёрные — кужа квинта. Первые — величиной с наших свиней, вторые — значительно больше и очень опасны, так как они обладают столь острыми зубами, что рассекают ими всё, как если бы действовали острыми топорами».
      Рыжая кужа — это, несомненно, речная, или кистеухая, свинья. Что касается чёрной свиньи, то решили, что речь могла идти только о карликовом бегемоте. Он, действительно, напоминает большого, чёрного, как вакса, вооружённого страшными зубами кабана.
      В 1870 году молодой карликовый бегемот, весивший ещё не более пятнадцати килограммов, был привезён в Дублин, где через несколько недель умер в зверинце.
      Двадцать лет спустя голландский учёный Иоганнес Бюттикофер привёз из Либерии несколько скелетов карликового бегемота.
      И всё-таки многим зоологам было мало этих доказательств.
      — Разве это не мог быть обыкновенный молодой бегемот, — спрашивали одни. — Или недоразвитый урод, — говорили другие. В одном естественно-научном музее неумело собранный скелет карликового бегемота поместили даже среди ископаемых чудовищ.
      В этой запутанной истории появляется новое действующее лицо — немецкий торговец зверями Карл Гагенбек. В 1909 году он посылает в Либерию своего доверенного, известного путешественника Ганса Шомбургка.
      Прибыв в Африку, путешественник сразу столкнулся с большими трудностями. Туземцы считали «большую чёрную свинью» — нигбве — очень свирепым животным: у неё острые зубы, которыми она якобы может разорвать человека пополам. Негры отказались помочь Шомбургку в его предприятии. Надо быть безумцем, говорили они, чтобы пытаться изловить подобное чудовище.
      И всё-таки Шомбургк уговорил нескольких местных охотников. После месяца поисков, 13 июня 1911 года, ему удалось, наконец, увидеть в десяти шагах от себя загадочное животное. Зверь и в самом деле был похож на большую чёрную лоснящуюся свинью. Немецкий путешественник — первый европеец, увидевший карликового бегемота на воле в его родных лесах.
      Увы! Обстоятельства не позволили в то время Шомбургку поймать живым карликового бегемота. Шомбургк был слишком добросовестным учёным, чтобы убить зверя, которого все считали уже исчезнувшим или, во всяком случае, весьма редко встречающимся.
      Когда Шомбургк вернулся в Монровию, его рассказ вызвал лишь насмешки и издевательства. Туристы из Европы и местные чиновники считали, что нигбве — досужая выдумка суеверных туземцев. «Может быть, это животное и существовало когда-нибудь, но теперь оно живёт лишь в преданиях. Вы, дорогой фантазёр, стали жертвой галлюцинаций!».
      Начавшиеся дожди помешали Шомбургку вернуться в леса. Он уезжает в Гамбург и вновь отправляется на поиски нигбве лишь в январе 1912 года.
      На этот раз счастье улыбается ему. В феврале 1913 года Шомбургку с помощью местных охотников удаётся поймать одного карликового бегемота. Наблюдая за ним, путешественник заметил, что нрав этого животного, обладающего внушительными зубами, более миролюбивый, чем у обычного бегемота. Карликовый бегемот вдвое меньше обычного и ведёт иной образ жизни. По своим повадкам он больше похож на кабана. Это лесное животное. В воду он заходит лишь для того, чтобы утолить жажду или слегка освежиться.
     
      Через несколько месяцев после начала своей второй экспедиции за нигбве Ганс Шомбургк привёз в Гамбург пять карликовых бегемотов. Животные эти весили в десять раз меньше обычного бегемота. Рост взрослого самца — 75 сантиметров у плеч и длина — не более 1 метра 80 сантиметров. Карликовый бегемот оказался меньше лесной свиньи.
     
      После карликового бегемота был открыт карликовый шимпанзе. И открыт он был не в дебрях непроходимого леса, а… в музее! В Тервуерене (Бельгия) в музее Конго работал учёный Эрнст Шварц. Он исследовал шкуры и скелеты обезьян, привезённые с левобережья Конго. Зоолог обратил внимание, что среди них часто попадаются кости более мелкой разновидности. Учёный решил, что имеет дело с карликовым шимпанзе. Так оно и оказалось на самом деле. Скелет этого животного, тонкий и лёгкий, вдвое легче чем у обычного шимпанзе. А рост меньше на 25 сантиметров. Уши у шимпанзе-карлика при рождении совершенно чёрные, тогда как у обычных шимпанзе при рождении уши светлые и только с возрастом постепенно темнеют.
     
      После случайного открытия, сделанного Шварцем, живого шимпанзе-пигмея видели на воле в его родном лесу. А профессор Урбен, директор Венсенского зоологического сада, даже привёз одного карликового шимпанзе из Конго. Несмотря на тщательный уход, обезьянка прожила в Венсенском зоологическом саду не больше года. Другой карликовый шимпанзе содержался некоторое время в Антверпенском зоологическом саду.
     
      В 1909 году, в то время как Шомбургк охотился в Либерии за карликовым бегемотом, Нью-Йоркское зоологическое общество организовало экспедицию в Африку. Учёные хотели поймать живого окапи.
      Но изловить нелюдимого жителя непроходимых лесов Конго оказалось не так-то просто. Экспедиция вернулась ни с чем. Исследователи не поймали живого окапи, но зато, сами того не подозревая, привезли перья птицы, о существовании которой никто не знал. Перья заметили лишь по возвращении в Америку, рассматривая привезённые с собой из Африки головные уборы негров. Они были украшены двумя необычными перьями.
      Никто из орнитологов не сумел определить, какой птице принадлежат эти два рыжих с чёрными полосами пера.
      Загадка оставалась неразрешённой в течение двадцати лет. Но в 1936 году зоолог Чэпин случайно нашёл такие же перья в музее Конго, в Тервуерене, на двух чучелах птиц, выброшенных в чулан. Зоолог не поверил своим глазам. На одном из чучел была прикреплена этикетка: «Обыкновенный павлин, молодой, импортированный».
      Обыкновенный павлин? Вероятно, произошла ошибка. Чэпин без труда доказал это. Чучела принадлежали неизвестной птице, похожей на павлина. Но обыкновенный павлин живёт в Азии. Поэтому найденную в пыльном чулане птицу Чэпин назвал «африканским павлином».
     
      Американский натуралист не успокоился до тех пор, пока не поймал несколько таких птиц в той же местности, откуда были привезены чучела в бельгийский музей. 19 июня 1937 года Чэпин вылетел на самолёте в Стенливиль. Известие о новом павлине уже дошло до Африки. И восемь таких же птиц, добытых в джунглях, поджидали Чэпина. Каково же было его изумление, когда от туземцев лесов Итури (опять этот лес!) он узнал, что редкостная птица весьма часто встречается в местности между Итури и рекой Санкуру! Туземцы племени бакуму называют её итунду, а туземцы племени уабали — нгове.
      После окапи, гигантской лесной свиньи, карликового бегемота, карликовой гориллы и карликового шимпанзе — это было шестое крупное животное, которое за полвека обогатило зоологию! И все эти животные открыты в лесах экваториальной Африки!
     
      Гривистая крыса — один из тех грызунов, которых трудно не заметить: животное достигает 40 сантиметров в длину. Тело его покрыто длинной мантией из белых и чёрных волос, которые часто встают дыбом — весьма характерный «опознавательный знак».
      Однако гривистую крысу, которая водится в расщелинах скал Восточной Африки, открыли лишь в 1867 году. Её описал всё тот же учёный Альфонс Милн-Эдвардс. Когда стали решать, к каким крысам ближе всего стоит по своим признакам этот грызун, оказалось, что он непохож ни на одну существующую крысу или мышь. Пришлось специально для него установить новое семейство гривистых крыс.
      Ещё через шесть лет наука узнала о существовании не менее удивительного грызуна, для которого тоже пришлось создавать особое семейство. Животное это — пакарана, один из самых крупных грызунов. Длина его — 60 сантиметров и ростом он с фокстерьера.
     
      Во второй половине XIX века семья копытных животных приобрела шесть новых членов — до сих пор никому неизвестных антилоп, оленей и оленьков.
      Одного оленька — «игрушечного оленя», высотой всего в 35 сантиметров, долго не удавалось поймать. Это маленькое и очень милое на вид животное отличается диким и неуживчивым нравом.
      Оленёк — подлинно «живое ископаемое». Его близкие предки когда-то населяли всю Европу.
      В 1869 году англичанин Блис описал новый вид африканской антилопы с винтообразно закрученными рогами — карликового куду.
      В 1870 году голландский учёный Свинхё открывает новый вид безрогого оленя, живущего в Китае на болотах. Это так называемый китайский водяной олень.
      Год спустя Милн-Эдвардс даёт блестящее описание китайского «хохлатого оленя». Это животное имеет короткие рога и длинные клыки.
      В 1872 году и затем в 1878 году зоолог В. Брук изучает двух новых африканских газелей: газель Валлера и газель Гранта. Газель Валлера необычна. Её прозвали газель-жирафа из-за несуразной шеи, такой же длинной, как и тело. Газель Валлера живёт в Сомали и в Восточной Африке. Туземцы называют её «жеренюк».
     
      Эту грациозную газель изображали туземцы на египетских барельефах ещё в VI веке до новой эры.
     
      Итак, всего полвека назад мы узнали о существовании самого большого медведя и самой большой обезьяны. И, наконец, открывают самого большого носорога в стране, где никто не подозревал о его присутствии. Но понадобилось ещё больше времени, чтобы наука узнала об одном из гигантов мира пресмыкающихся — драконе с острова Комодо. Это самая большая из всех ящериц.
      В 1912 году некий незадачливый авиатор был вынужден приземлиться на небольшом островке Комодо, расположенном между островами Сумбавой и Флоресом (Индонезия). Единственными жителями этого гористого, покрытого густым лесом острова были ссыльные из Сумбавы. Прожив некоторое время на острове, лётчик вернулся в Европу с совершенно «расстроенным» воображением. Он, видите ли, встретил на острове чудовищного четырёхметрового дракона, который пожирал свиней, коз, оленей и нападал даже на лошадей. Кто мог поверить в это!
      И все-таки лётчик во многом оказался прав. На острове Комодо действительно живут гигантские пресмыкающиеся. Местные жители называют их бёажа-дарат — наземный крокодил.
      Вскоре одного из этих чудовищ удалось поймать. Когда администратор острова Флорес ван Штейн прибыл по служебным делам на Комодо, он многое узнал о «драконе» от ловцов жемчуга. Они утверждали, что сухопутный крокодил достигает шести и даже семи метров; один из них клялся даже, что убил несколько чудовищ такого размера!
      Но ван Штейн оказался менее удачливым: ему удалось добыть сухопутного крокодила длиною лишь в 2 метра 20 сантиметров. Шкуру и фотографию животного он послал в ботанический сад в городе Богоре (Западная Ява).
      Тогда зоологический музей этого города отправил к ван Штейну малайца, специалиста по ловле диких животных. Облава удалась. Поймали четырёх наземных крокодилов. Два из них были длиной по 2 метра 35 см, и два по 2 метра 90 сантиметров. Вскоре после этого ещё один «дракон», длиною в четыре метра, был убит неким сержантом Беккером.
      В чудовищных ящерицах с острова Комодо учёные без труда узнали гигантских варанов, жителей давно минувших эпох. А затем было установлено, что сухопутные крокодилы совсем не опасны для человека, да и вряд ли могут, как о том рассказывали, напасть на лошадь или быка. Однако довольно часто они нападают на свиней, овец и маленьких оленей.
     
      Этих гигантских ящериц можно увидеть сейчас в различных зоологических садах мира. Публика, присутствующая при их кормлении, может убедиться в исключительной жадности и прожорливости этих допотопных страшилищ. Любопытная подробность — «Комодо» означает «Остров крыс». Но на острове нет сейчас ни одной крысы! Всех съели вараны?
      Раз речь зашла об Азии, следует упомянуть, что в 1918 году в Центральном Китае, в озере Тунг-Тинг открыли неизвестного пресноводного дельфина. Это совершенно белое, китообразное существо было длиною 2 метра 50 сантиметров. Морда у него вытянута и напоминает древко флага. Его «полотнище» — белое туловище дельфина. Местные жители так его и называют: «пей-чи», что означает «белый флаг».
     
      Издавна жители Камбоджи рассказывали, что в лесах на севере их родины водится огромный дикий бык. Они называли его «коу-преем», то есть «серым быком». Он не похож ни на гаура, ни на бантенга, ни на гайала — трёх известных учёным диких быков, обитающих в лесах Индокитая. Наверное, эти камбоджийцы что-нибудь путают!..
      Но в 1937 г. профессор Урбен, директор Венсенского зоологического парка, побывал в Индокитае. И здесь совершенно случайно в доме ветеринара Р. Савеля он увидел великолепные бычьи рога — охотничий трофей ветеринара.
      Профессор Урбен прекрасно знал диких быков Камбоджи. Но эти рога, похожие на лиру, широко расставленные и направленные вперёд, не могли принадлежать ни гауру, ни бантенгу, ни тем более гайалу — полуодомашненной разновидности гаура.
      Это были рога ещё неизвестного науке быка. Учёный теперь в этом не сомневался.
      Доктор Савель, в доме которого остановился профессор Урбен, был страстным натуралистом-любителем. Он организовал охоту на загадочного быка. Охота была удачной. Поймали молодого бычка, которого немедля отправили в Париж, в зоопарк. Кроме того, застрелили взрослого быка. Профессор Урбен тщательно исследовал драгоценные трофеи. Его предположение подтвердилось: это были быки совершенно нового вида. Урбен назвал серого камбоджийского быка в честь своего любезного хозяина и помощника «быком Савеля».
      Легендарный «коу-прей» оказался действительно огромным быком. Некоторые самцы бывают высотой почти 2 метра. Но серый он лишь наполовину: серые только самки и молодые животные. Взрослые же самцы матово-чёрного цвета с высокими белыми чулками на ногах. Довольно элегантные «кавалеры»!
     
      В 1926 году известному торговцу зверями Лоренцу Гагенбеку (сыну знаменитого Карла Гагенбека) случилось приобрести в Буэнос-Айресе странную шкуру. Человек, продавший её уверял, что шкура принадлежит не то лисе, не то волку, убитому в Андах. Шкуру отправили в Германию, где она путешествовала из музея в музей и, наконец, нашла приют в Мюнхене. Здесь-то в 1940 году она и попала в руки доктора Крумбигеля, который вместе с профессором Кригом пришёл к выводу, что шкура принадлежит особой разновидности гривистого волка, обитателя южноамериканских прерий. Тем не менее, немецкий зоолог не решился приступить к описанию животного на основании одной только шкуры. Дело в том, что при описании новых разновидностей собачьей или волчьей породы нужно быть очень осторожным: здесь легче всего ошибиться, приняв за «новый» вид какую-нибудь помесь. Самое худшее для зоолога описать как новое животное какую-нибудь разновидность дворняги!
     
      Доктор Крумбигель решил не торопиться. Но вот в 1947 году он узнал от Лоренца Гагенбека, что тот, покупая загадочную шкуру, видел ещё три таких же. О, это очень важно! Значит, уже не было опасности попасть впросак, описав как новый вид некий гибрид. Ведь никогда так часто не встречались одинаковые помеси диких животных.
      Доктор Крумбигель сопоставил шкуру с необычным волчьим черепом, который он нашёл в коллекции черепов, добытых в Андах. Череп, как и шкура, тоже носил признаки гривистого волка, но был значительно крупнее: 31 см в длину вместо обычных 24 см. По всей видимости, решил учёный, череп и шкура принадлежат одному и тому же виду зверей.
      Исследовав шкуру и череп, доктор Крумбигель опубликовал предварительное научное описание андского горного волка. И назвал его «горным волком Гагенбека» в честь того, кто первым привёз загадочную шкуру.
      Наконец, доктору Крумбигелю удалось только по шкуре и черепу сделать прекрасный рисунок горного волка. Вы видите его на этой странице. Черно-бурая шерсть волка Гагенбека не только значительно темнее, но и гуще, чем у гривистого волка: длина волос на спине 20 сантиметров. Лапы короче, крепче и имеют более сильные когти. Уши круглее и менее развиты. Морда более мощная и тяжёлая. Сразу видно, что волк Гагенбека — житель суровых гор.
     
      Видите, сколько на нашей «изученной от края и до края» планете можно открыть новых зверей! Всего за какие-нибудь полвека — полтора десятка новых видов!
      Тут и горный волк, и самый большой на свете бык, и самая большая дикая свинья, и самый большой «сухопутный крокодил», и самая большая обезьяна, и самый большой медведь, и самый большой носорог…
      Всё — «самые большие», да «самые большие»… Где же были глаза у исследователей, охотников, туристов, если они «слонов-то и не замечали», как тот «любознательный» посетитель кунсткамеры в басне Крылова, который среди букашек не приметил толстокожего гиганта.
      Этот поразительный факт увеличивает шансы энтузиастов, всё ещё надеющихся разыскать, в дебрях тропических лесов и пустынь «мифических» животных, о которых я сейчас вам расскажу.
      Второй раздел моей книги, к которому мы переходим, это предвидение будущих возможных открытий.
     
      Загадочные животные зелёного материка
     
      Когда испанские и португальские мореплаватели открыли Южную Америку, природа этой страны поразила их. Ведь они думали, что пристают к берегам Индии или какой-либо другой дальневосточной земли, а между тем, ни слонов, ни тигров, ни носорогов здесь не оказалось.
      Природа Южной Америки, Антильских островов, Центральной Америки и Мексики показалась первооткрывателям каким-то миром «шиворот-навыворот». Обитающие здесь малютки-обезьянки уистити легко умещаются на ладони. Но размах ног лохматого, как зверь, паука-птицееда достигает 27 сантиметров. Он пожирает мышей, нападает даже на змей!
     
      Самые крупные из южноамериканских копытных, ламы, по сравнению со своими заморскими родичами — верблюдами — выглядят карликами. Самые страшные здесь хищники — пума и ягуар — тоже не очень велики. Привезённые колонистами быки и лошади казались в этом мире гигантами.
     
      В Южной Америке обитают животные, которые и вовсе ни на что не похожи! С кем из обитателей Старого Света сравнишь закованных в панцирь броненосцев? Или муравьедов с узкой, как трубка, пастью и языком-червем? Или ленивцев, которые проводят своё время, повиснув вниз головой на суку? Больше нигде такие животные не встречаются!
     
      Все эти животные не очень крупных размеров. Например, длина большого муравьеда вместе с хвостом достигает 2 метров 50 сантиметров. А самые мелкие муравьеды — не больше белки. Величина броненосцев от 1,5 метров и до 15 сантиметров. Ленивцы — не больше молодых шимпанзе.
     
      Поэтому, хотя природа Америки мало изучена, никто не хотел поверить в рассказы индейцев о живущих здесь животных-исполинах: гигантских ленивцах и гигантских броненосцах.
      С этими легендами связана одна из самых волнующих загадок Зелёного материка.
      Перенесёмся на берега Патагонии, на крайний юг Южной Америки, милой нашему сердцу благодаря роману Жюля Верна «Дети капитана Гранта».
      Индейцы пампасов, которых Магеллан назвал за их высокий рост патагонцами (по-испански значит «большая нога»), издавна рассказывают о существовании в Патагонии какого-то загадочного животного величиной с быка. Оно, это несуразное чудище, похоже на муравьеда и вооружено такими же длинными и загнутыми когтями, но, как броненосец, роет якобы в земле глубокие норы, где и прячется днём. А на добычу выходит только ночью. Самое же примечательное, что индейцы Патагонии считают его неуязвимым для стрел и даже для пуль. Вот почему это загадочное животное остаётся до сих пор непойманным! Кажущаяся вздорность россказней о непробиваемой шкуре зверя заставила зоологов призадуматься над тем, что слухи эти в какой-то мере правдоподобны. Ведь (сейчас я об этом расскажу) именно такие «бронированные» гиганты обитали ещё совсем недавно в Южной Америке. Считается, что они все вымерли. Но может быть, не все?
     
      В 1789 году в прибрежных отложениях реки Люян, недалеко от Буэнос-Айреса, нашли кости одного из этих чудовищ. Ростом оно было ни больше ни меньше как со слона. Значит, фантастические герои индейских преданий действительно водились здесь в прошлом!
      Но только ли в прошлом?
      Находка не удивила местных жителей. Они снисходительно объяснили учёным, что это кости гигантского крота, который умирает, как только на него попадёт солнечный свет. Кого могло удовлетворить такое наивное объяснение? Правитель Патагонии, бывшей тогда испанской колонией, маркиз Лорето отправил находку испанскому королю Карлосу VI, который передал её Королевскому музею в Мадриде.
      Изучением ископаемых костей занялся испанский учёный Хозе Гарриха. В 1796 году он опубликовал описание скелета животного. Это событие взволновало учёный мир. Скелетом чудовища заинтересовался даже великий немецкий поэт Гёте. Он написал о нём научный очерк.
      Молодой в то время французский учёный, отец палеонтологии Жорж Кювье на основе одних только рисунков правильно установил, что кости принадлежат гигантскому ленивцу. Он назвал его «мегатерием» — «огромным зверем». Жорж Кювье писал:
      «Зубы животного показывают, что оно питалось растительной пищей. Крепкие, вооружённые острыми когтями передние ноги приспособлены для выворачивания корней. Огромный рост и когти обеспечивали животному полную безопасность. Оно было медлительным существом, так как не нуждалось в быстроте движений, — у него не было необходимости ни преследовать других зверей, ни самому спасаться бегством…»
      Кювье считал мегатерия доисторической разновидностью ленивца. Вытянувшись во весь рост на задних конечностях, ленивец мог бы достать до второго этажа! Ведь он был больше пяти метров в длину! Передвигался он обычно на задних лапах, лишь иногда слегка опираясь о землю передними.
      Такое большое животное не могло, конечно, жить на деревьях, как его современные родичи. Мегатерию и незачем было жить на деревьях — он легко мог дотянуться до вершины молодого дерева и срывать его побеги и плоды. Часто он выворачивал деревья с корнем, подкопав их огромными, точно серпы, когтями. Навалившись на дерево своей чудовищной тушей, зверь тряс и гнул его из стороны в сторону. Дерево трещало под могучими ударами, сотрясалось от корня до вершины, а гигант не унимался. И вот с грохотом падает на землю высокая «кормушка», и медлительный зверь лениво срывает с её ветвей вкусную листву.
      Какое удивительное существо водилось в Южной Америке!
      Едва узнав о нём, испанский король Карлос VI загорелся желанием во что бы то ни стало посмотреть на «ленивое чудовище». Он немедленно приказал своим колониальным чиновникам доставить ему мегатерия живым или мёртвым. Это вызвало, конечно, насмешки натуралистов. И долго потом палеонтологи потешались над королевским сумасбродством.
      Однако, как выяснилось позже, сумасбродный король был ближе к истине, чем многие учёные.
     
      Ни один зоолог не решился бы теперь утверждать, что тогда нельзя было осуществить прихоть короля Карлоса VI. Может быть, мегатерий к тому времени уже и исчез, зато некоторые его родичи, ростом немного поменьше, несомненно были ещё живы. Ведь мегатерий — не единственный гигант в семье ленивцев. В южноамериканских пампасах были найдены остатки многих из них. Ископаемый милодонт — тоже ленивец. Он очень напоминает мегатерия с той лишь разницей, что ростом он с быка и у него длинный хвост.
      Когда учёным стало известно об этом звере, легенды патагонцев показались им уже менее фантастичными. Вскоре новые научные данные придали этим слухам ещё больший вес.
      В 1870 году в небольшой долине Ароко де Фриас, поблизости от города Мерседес, известный аргентинский палеонтолог Флорентино Амехино нашёл остатки другого чудовищного животного — глиптодонта.
      Глиптодонт был не гигантским ленивцем, а гигантским броненосцем со щитом, как у черепахи. Щит имел 4 метра в длину. Все части тела, выступавшие из-под этого «блиндажа», тоже «забронированы» — покрыты костным панцирем. Хвост чудовища, заканчивающийся шишкой, усеянной шипами, представлял такую же опасность, как булава в руках воина. Одним словом, чудовище было настоящим живым танком!
     
      В 1881 году профессор Сантьяго Рот обнаружил в земле щит глиптодонта и под ним почти не пострадавший от времени человеческий скелет. Были ещё найдены такие же щиты, слегка приподнятые или перевёрнутые, вероятно, не без участия человека. Рядом находились обработанные кремни и остатки костров. Было высказано предположение, что первые обитатели Зелёного материка использовали щиты глиптодонтов либо как жилища, либо как склепы для захоронения своих мертвецов.
      Всё это было установлено не без яростных споров. Учёные различных лагерей оспаривали эти умозаключения по самым различным и противоположным причинам: одни — потому что не желали допустить мысли о заселении Америки в столь давний период, когда существовали ещё гигантские броненосцы; другие — потому что считали невозможным недавнее исчезновение этих животных. Однако, как мы увидим, неправы оказались и те и другие.
      Вскоре было доказано, что индейцы пользовались в своём обиходе щитами и мясом глиптодонтов. В глубокой яме нашли скелет глиптодонта, средняя часть которого обуглилась и была смешана с остатками древесного угля. Вывод из этой находки напрашивался сам собой. Не могло быть сомнения: к костру приложил руку человек — это остатки доисторического пиршества!
      Поймав, видимо, глиптодонта в глубокую яму, первобытные охотники не могли его оттуда вытащить. Индейцы, не вынимая чудовища из ямы, развели костер под средней частью туловища и зажарили его в собственном панцире, как в огромном котле! Все четыре лапы животного были ещё не тронуты, средняя же часть съедена почти целиком.
      После этой находки не было больше сомнений: человек и удивительное животное существовали в одно и то же время.
      Но оставалось выяснить один важный вопрос: когда же это было?
      Согласно наиболее точным расчётам, человек появился на Аляске, по-видимому, 12 000 лет назад.
      Но когда добрался он до крайней южной оконечности Зелёного материка? По последним научным данным, не раньше, чем за 7000 лет до нашей эры. Совсем недавно!
      Патагония обширна и мало исследована. Её лесистый район, так называемая «боскоза», лежащая между пампасами и Кордильерами, совершенно не изучена. Не было бы ничего невероятного, принимая к тому же во внимание молву, распространённую среди индейцев племени техуэльче, что некоторые особи этих древнейших животных сохранились до наших дней.
     
      В 1898 году произошло сенсационное событие. Всё началось с того, что профессору музея в Буэнос-Айресе Флорентино Амехино доставили из Южной Патагонии горсть косточек величиной с боб. Их извлекли из куска кожи толщиной в два сантиметра, покрытой серо-бурым волосом. Кожа была как бы инкрустирована этими косточками. Не могло быть сомнения, что принадлежала она какому-то огромному ленивцу. Ведь тело милодонта, псевдолестодонта и глоссотерия — ископаемых разновидностей гигантского ленивца — было защищено со всех сторон такими же косточками. Профессор Амехино определил, что доставленные ему косточки принадлежат недавно убитому животному, близкому к милодонту. Заметьте — недавно убитому!
      Предприимчивый учёный, не долго думая, тут же опубликовал первое описание «живого представителя ископаемых ленивцев Аргентины».
      Надо сказать в его оправдание, что у знаменитого палеонтолога было веское основание не сомневаться в существовании чудовища. Известный географ и путешественник Рамон Листа утверждал, что несколько лет назад собственными глазами видел это допотопное животное!
      Во время экспедиции в центральную часть провинции Санта-Крус, на юге Аргентины, дон Рамон и его спутники заметили однажды странное четвероногое, напоминавшее огромного броненосца. Но тело его было покрыто не щитками, а длинным волосом серо-бурого цвета.
      Путешественники несколько раз выстрелили в животное, не причинив ему как будто никакого вреда. Можно было подумать, что чудовище неуязвимо.
      Итак, индейцы были правы. И действительно, многие ленивцы, остатки которых найдены палеонтологами, были настолько «бронированы», что, конечно, их панцири оказалось невозможно пробить стрелами.
     
      Между тем, скромный морской капитан в отставке Эберхардт, ничего не подозревавший о шумихе, поднятой вокруг таинственного милодонта, ещё больше накалил научные страсти. Он жил на маленькой ферме на самом юге Патагонии, почти у берега Магелланова пролива. Как-то в компании друзей капитан Эберхардт обнаружил на берегу фиорда «Последняя надежда» огромную пещеру. В глубине этой пещеры, в небольшой нише, они увидели человеческий скелет и первобытные орудия. Но главное, Эберхардт и его спутники нашли зарытую в землю, тщательно свёрнутую трубкой кожу, как будто выложенную твёрдыми косточками.
      Эберхардт принёс эту шкуру на свою ферму и повесил во дворе, где многие путешественники видели её и даже брали себе на память кусочки. Это было не так-то просто сделать. Её приходилось рубить топором или пилить острой пилой. Но и эти орудия с трудом проникали в «бронированную» кожу.
      Попалась эта шкура на глаза и знаменитому шведскому путешественнику-исследователю Отто Норденшельду, приехавшему в Патагонию во главе шведской научной экспедиции.
      Исследовав пещеру, открытую Эберхардтом, он нашёл в ней огромный коготь гигантского ленивца.
      Интерес к этим находкам был так велик, что многие научные экспедиции отправились с одной целью — тщательно исследовать пещеру Эберхардта.
     
      Первыми пещеру Эберхардта вновь исследовали шведские учёные во главе с двоюродным братом знаменитого путешественника Отто Норденшельда — Эрландом Норденшельдом. Учёные произвели раскопки в пещере на месте, где была найдена свёрнутая трубкой кожа, и нашли много костей какого-то очень крупного зверя. Кости были смешаны с помётом и мелкорубленой соломой. Тщательно исследовав кости и найденную прежде кожу с многочисленными косточками в виде инкрустации, Эрланд Норденшельд пришёл к выводу, что они принадлежат разновидности милодонта — глоссотерию.
      Французский учёный Альберт Годри специально ездил в Швецию, чтобы ознакомиться с находками экспедиции. И вот что он пишет:
      «Кожа, которую г-н Лёнберг показал мне в Упсале, покрыта волосом. От одной кости ещё не отстали высохшие мышцы. Помёт и мелкорубленая солома сохранили совершенно свежий вид. Роговая оболочка когтей не разрушена. Всё это совершенно невероятно! Остаётся предположить, что остатки эти находились в пещере с недавнего времени. Нет основания не верить, что можно найти живыми этих удивительных животных».
      После шведов пещеру посетила аргентинская экспедиция, возглавляемая геологом Рудольфом Хаутхалом. Скрупулёзно исследовав пещеру, аргентинцы обнаружили поразительные вещи.
      Шкура, найденная капитаном Эберхардтом, лежала не у входа в пещеру, а во внутреннем зале, где находился также человеческий скелет. Грубая стенка из неотёсанных камней преграждала вход в этот зал. Сюда можно было проникнуть лишь через узенький проход. Проникнув через него на пятьдесят метров в глубь пещеры, учёные натолкнулись на другую весьма толстую стенку, напоминающую крепостной вал. Стенка эта отделяла второй зал. В центре нового зала нашли искусственно созданный холмик. Земля здесь была покрыта толстым слоем пыли и камней, толщиной от 30 сантиметров до 1 метра. В этой части пещеры сохранились следы её первобытных обитателей: разбитая скорлупа ракушек, обгорелые кости ламы-гуанако и оленей. Раскопав верхний слой земли возле холмика, учёные обнаружили большое количество экскрементов какого-то травоядного. Часть их сгорела и превратилась в золу. Ещё ближе к холмику откопали кучу хорошо сохранившейся соломы. Из верхнего слоя навоза и соломы извлекли множество раздробленных костей гигантского ленивца, части скелета какой-то ископаемой лошади и большого хищника. И, наконец, на месте, где уже была найдена свёрнутая в трубку кожа, обнаружили ещё одну шкуру, сложенную таким же образом. Размер шкуры был 112 ? 91 сантиметр.
      По всем признакам (остатки пищи, две прочные загородки, навозная куча и фураж) гигантский ленивец содержался в этой отгороженной части пещеры, как в стойле. Люди сторожили и кормили пленного великана.
      «Люди, жившие в этой пещере, — заканчивает свой доклад руководитель аргентинской экспедиции доктор Хаутхал, — пользовались этой частью грота как хлевом для домашних животных, используя остальную часть пещеры под жильё». Просто поразительно!
     
      Однако едва ли ленивцы были настоящими домашними животными. Скорее всего, индейцы застигли милодонтов в пещере случайно и взяли в плен, загородив все выходы камнями. А может быть, индейцы использовали пещеру как загон во время облавы на ленивцев. Так поступают в Индии охотники на слонов, загоняя их в кедду — заранее сооружённый загон.
      Кости гигантских ленивцев часто находят на местах стоянки древних обитателей страны вместе с остатками пищи человека. Эти кости и куски шкур выглядят удивительно свежими.
      Кожа ленивца, найденная шведской экспедицией, сохранила даже некоторую эластичность. На ней были видны куски мышц, сухожилий и даже следы высохшей крови. Значит, зверь, с которого сняли шкуру, был убит не слишком давно.
      Что было причиной массового исчезновения этих мирных гигантов? Первобытные люди уничтожали немало крупных животных, добывая их для еды. По-видимому, и гигантские ленивцы были тоже съедены охотниками каменного века. Для хищников эти бронированные колоссы неуязвимы. Однако вряд ли милодонты могли исчезнуть со всей территории Южной Америки. Возможно, они ещё уцелели в дебрях лесов Амазонки и на просторах боскозы, куда не ступала нога человека. Может быть, медлительные гигантские звери ещё бродят в этом «зелёном аду», ставшем для них тихой обителью, настоящим раем. Иначе чем объяснить многочисленные слухи о животных-великанах, о которых сообщают многие исследователи Зелёного материка?
     
      Мореплаватели испокон веков верили в существование морских чудовищ. По слухам, «морского змея» не раз встречали то в открытом море, то даже в реках и озёрах. Особенно часто стали говорить об этих чудовищах в начале нашего века. Однако Зелёный материк ревниво оберегал тайну своего «морского змея».
      В 1906 году «каучуковая лихорадка» принимает в Южной Америке опасные размеры.
      В дебрях Амазонского леса открыли неисчерпаемые запасы каучукового дерева. Толпы искателей наживы, авантюристов и просто обманутых вербовщиками людей устремились в джунгли на добычу каучука. Но рабочих рук не хватало. Колонизаторы стали обращать в рабство индейцев бассейна реки Амазонки. Кнутом и пытками, не останавливаясь перед убийствами, заставляют их подчиниться. Племена, оказавшие сопротивление, были истреблены, поселения их разграблены и сожжены. Чиновники и военные, занятые «поддержанием порядка», соревнуются в зверствах над туземным населением. Крови с каждым днём льётся всё больше и больше, потому что цены на каучук всё растут.
      На богатых плантациях по берегам рек Абуна и Акр, по которым проходит южная граница Западной Бразилии, крайнего севера Боливии и части Перу, всё время возникают пограничные инциденты.
      Королевское географическое общество в Лондоне, к которому эти страны обратились с просьбой уладить их ссоры, поручает артиллерийскому офицеру майору Перси Фосету произвести топографические съёмки в районе конфликтов.
      Вот при таких-то обстоятельствах, в атмосфере, отравленной алчными вожделениями, был призван выполнить столь неблагодарную работу майор Фосет. Он впервые проникает в безграничные дебри амазонского леса. Двадцать лет спустя мужественный британский исследователь исчезнет где-то в районе Мату-Гросу. Гибель его приведёт в волнение весь цивилизованный мир и породит различные легенды. Но прежде чем исчезнуть, майор Фосет внёс неоценимый вклад в науку — значительно обогатил наши знания сведениями о природе бассейна Амазонки.
     
      В январе 1907 года Перси Фосет впервые услышал от индейцев о существовании гигантской змеи — анаконды.
      Она сродни удаву, но живёт в воде. Это водяной удав. Под водой ноздри у анаконды плотно смыкаются и не пропускают воду. Поэтому анаконда прекрасно ныряет и может подолгу находиться на дне реки.
      «Староста индейской деревушки Иорангас, — пишет Фосет в своих воспоминаниях, — рассказал мне, что он убил однажды анаконду длиной метров в восемнадцать. Произошло это в нижнем течении Амазонки. В то время я склонялся к мысли, что староста явно преувеличивает. Но вскоре мы сами застрелили анаконду ещё большего размера».
      Случилось это два-три месяца спустя, на реке Абуне, одном из притоков реки Мадейры.
      «Лодка наша лениво скользила по течению реки, — пишет Фосет, — как вдруг, под самым носом нашей игарите (род большой пироги — прим. ред.) высунулась треугольная голова на длинном извивающемся теле. Это была огромная анаконда. Когда животное начало выбираться на берег, я схватил свой карабин и, почти не целясь, выпустил в его спинной хребет пулю, которая попала на три метра ниже злой морды. Вода в реке забурлила, и мы почувствовали несколько бешеных ударов по килю лодки, таких сильных, словно мы напоролись на подводную скалу.
     
      Не без труда удалось мне уговорить моих гребцов-индейцев приблизиться к берегу. Они были так напуганы, что лица их побелели. Когда я целился, они умоляли меня не стрелять: ведь раненое чудовище может напасть на лодку.
      Всё же мы высадились на берег и со всеми предосторожностями приблизились к пресмыкающемуся. В нём едва теплилась жизнь, но всё его тело ходило ходуном в предсмертных судорогах. Метров четырнадцать змеиного туловища лежало на берегу, и в воде оставалось ещё метров пять. В общем змея была длиной около 19 метров. При такой большой длине туловище в диаметре не превышало 30 сантиметров. По-видимому, животное долго не находило добычи и исхудало. Я попробовал отделить от туловища кусок кожи, но чудовище было живо и его судорожные движения наводили страх. От змеи исходило нестерпимое зловоние. Должно быть, оно шло из её пасти.
      Возможно, такие крупные особи встречаются не часто, хотя дорожки, проложенные змеями среди болот, достигают иногда ширины 120 сантиметров. Это подтверждает рассказы индейцев и некоторых собирателей каучука о том, что иногда встречаются анаконды невероятных размеров. По их словам, рядом с такими чудовищами добытое мной показалось бы карликом. В бразильской пограничной комиссии мне говорили о змее, убитой в реке Парагвай. Длина змеи превышала 24 метра».
      И всё же, когда Фосет возвратился в Англию и сообщил об убитой им анаконде длиной в 19 метров, никто не хотел ему верить, и специалисты назвали его «наглым лжецом».
      Учёные считали, что анаконда может быть длиной лишь в 6–12 метров, не больше. Ведь более крупные экземпляры ни разу не попадались в руки зоологов. Разгорелись страстные споры.
     
      Значительно позже Фосета, в 1939 году, французский зоолог де Ваврен, известный своей точностью в описании животных, охотился на территории Амазонки и убил анаконду длиной в 8 метров. Однако сопровождавшие его индейцы заверили, что незачем возиться с таким маленьким животным. Они не раз встречали змей во много раз больше. Самому исследователю не удалось увидеть гигантской анаконды. Но однажды он прибыл в индейское поселение на берегу реки Путомайо на следующий день после того, как гигантская змея увлекла под воду… быка. «Жители поселения, — пишет де Ваврен, — были взволнованы случившимся». И не удивительно!
      Упоминавшийся нами Лоренц Гагенбек, директор гамбургского зоологического сада, убеждён в существовании гигантских змей. Уже более века путешественники и ловцы зверей поставляют со всего света фирме Гагенбеков известия о всяких животных.
      В архивах семьи Гагенбеков имеются сведения о животных, неизвестных науке, или, вернее, таких, существование которых зоологи отрицают. Много в этих архивах сведений о гигантской водяной змее Амазонки. Бразильцы называют змею «сукурию гиганте», что значит «гигантский удав».
      Лоренц Гагенбек обязан многочисленными сведениями о гигантских змеях бразильским миссионерам Гейнцу и Фрикелю. Их свидетельства не вызывают ни малейшего сомнения.
      «В 1922 году, во время половодья, — пишет Виктор Гейнц, — меня везли в лодке по Амазонке из Обидоса домой. Вдруг я заметил посреди реки нечто необычное. На расстоянии тридцати метров от лодки плыла гигантская водяная змея.
      Чудовище тихо скользило по течению. Экипаж мой бросило в дрожь, и люди перестали грести. Поражённые, мы не отрывали глаз от чудовища. Толщиной оно было, по-моему, с небольшой бочонок, а длиной метров двадцать пять. Когда мои гребцы снова осмелились заговорить, они уверяли, что голодное чудовище раздавило бы лодку, как спичечную коробку. Но оно, вероятно, недавно проглотило нескольких толстых водяных свиней (кабиэ)».
      Дальше Гейнц сообщает, что к югу от Обидоса будто бы убили такую же чудовищную змею. Её заметили, когда она в прибрежной грязи пожирала водяную свинью. В желудке змеи нашли ещё четырёх больших речных свиней.
      В другом письме Гейнц пишет:
      «Вторично я столкнулся с гигантской водяной змеёй 29 октября 1929 года. Чтоб спастись от жары, я решил спуститься по реке к Алемкаре не раньше 19 часов. В полночь, когда мы находились у устья Пиабы, экипаж внезапно испугался чего-то и с ужасом начал поспешно грести к берегу.
      — Что случилось? — вскакивая, крикнул я.
      — Там огромное животное! — взволнованно отвечали гребцы.
      В ту же минуту я услышал плеск воды, как от винта парохода. Высоко над водой было видно два зелёных огня. Я крикнул гребцам:
      — Да нет же, это пароход! Отгребите немного в сторону, чтобы он нас не перевернул!
      — Какой там пароход! — отвечали индейцы. — Это огромная змея!
      Охваченные ужасом, мы не могли оторвать глаз от приближающегося чудовища. Но оно обогнуло лодку и меньше чем за минуту переплыло реку. Как только мы ступили на берег, мужество вернулось к нам. Мы начали кричать, чтобы снова привлечь внимание змеи. Сейчас же на другом берегу мы увидели человека, размахивавшего керосиновым фонарём. Видимо, там решили, что кто-то находится в опасности. Почти в тот же момент змея приподнялась на хвосте. И по высоте фосфоресцирующих глаз чудовища мы смогли убедиться, как оно огромно. Жители этой местности уверяли меня, что в устье Пиабы обитает сукурию гиганте».
     
      До своих встреч с гигантской змеёй Гейнц относился с недоверием ко всем слухам о таких чудовищах. Теперь же он принялся изучать всё, что относилось к ним, и по просьбе Лоренца Гагенбека сообщал ему все собранные сведения. Среди них есть удивительный рассказ португальца Раймондо Зима, который девять лет жил на реке Хамунда:
      «6 июля 1930 года в сопровождении жены и мальчика, обслуживающего мою моторную лодку, я плыл вверх по течению Хамунды. Смеркалось. Вдруг на правом берегу реки мы заметили огонёк. Думая, что это дом, к которому мы направлялись, я вырулил на огонёк и зажёг свой прожектор. И вдруг мы заметили, что огонёк с невероятной скоростью двинулся на нас. Огромная волна приподняла нос лодки и чуть не перевернула её. Жена в ужасе закричала. В тот же момент мы увидели приподнявшуюся на хвосте гигантскую змею. Чудовище исполнило вокруг лодки бешеную пляску. Затем змея с необыкновенной быстротой переплыла реку шириной около километра. Волны, каких не подымет и пароход, обрушились на нашу лодку, ежеминутно грозя перевернуть её. До смерти перепуганные, мы не могли точно определить величину чудовища. Наверное, гигантская змея приняла наш прожектор за глаз своего сородича».
      В той же местности в 1948 году индеец Пауль Тарвалхо заметил однажды гигантскую змею, вынырнувшую на расстоянии 250–300 метров от его моторной лодки. Чудовище, как ему показалось, было метров 50 длиной. Змея погналась за лодкой, но не смогла догнать её.
      Священник Фрикель наблюдал однажды за гигантской змеёй с очень близкого расстояния. Он плыл по реке Тромбетас и заметил в воде у берега огромную змеиную голову. Пристав к берегу немного выше, он осторожно приблизился и, остановившись шагах в шести от змеи, сумел разглядеть её пятнистое брюхо и голову. Глаза змеи, по его словам, «были величиной с тарелку».
      Конечно, такие чудовища обладают огромной силой. Одно из них продемонстрировало свою мощь, расчистив реку от завалов. Вот как это было.
      В одном из протоков, ведущих от озера Марурикана к реке Игуарапе бразилец по имени Жоао Пеньи в сентябре 1930 года занимался расчисткой берега, чтобы облегчить черепахам кладку яиц. Разбирая в одном месте завал из переплетённых веток и поваленных деревьев, Пеньи заметил два зелёных огонька.
      Бразилец подумал сначала, что это рыбаки разыскивают черепашьи яйца. Но вдруг завал на протяжении целых ста метров пришёл в движение. Пеньи едва успел отскочить — огромная волна в два метра высотой хлынула на берег. В испуге он позвал двух своих сыновей, и все трое оказались свидетелями необычайного зрелища. Высунувшаяся из воды гигантская змея толкала перед собой завал, который пятисоттонный пароход едва сдвинул бы с места. Змея пробила себе путь и уплыла.
      Бразильцы хорошо рассмотрели фосфоресцирующие глаза чудовища и огромные зубы на нижней челюсти.
     
      Кроме сообщений очевидцев, в материалах, собранных Виктором Гейнцем для Лоренца Гагенбека, есть и две фотографии убитых чудовищ.
      Первую фотографию сделали в 1933 году чиновники пограничной комиссии. Они рассказали, что убили гигантскую змею из пулемёта. Раненое животное поднялось на хвосте на 8–10 метров в высоту. При падении оно подмяло кусты и небольшие деревья. Четыре человека с трудом могли поднять одну только голову огромного пресмыкающегося!
      Второй снимок относится к 1948 году. Змея была около 35 метров длиной. Она вылезла на сушу у старых крепостных стен бразильского форта Абуна. Прикончить змею удалось, лишь выпустив 500 пуль из пулемёта.
      Собрав многочисленные сведения, Лоренц Гагенбек пришёл к выводу, что легендарная «сукурию гиганте» действительно существует. По его мнению, такая змея может достигать 40 метров длины и 5 тонн веса. Анаконда — тёмно-коричневого цвета, с грязно-белыми пятнами на брюхе. Глаза чудовища необычной величины и наводят ужас своим фосфоресцирующим светом.
      На вопрос одного из журналистов, не считает ли Гагенбек, что поимка такого животного явилась бы украшением его богатой приключениями жизни, путешественник ответил со смехом:
      — Отдаёте ли вы себе отчёт, какие мощные технические средства пришлось бы использовать для поимки, транспортировки и содержания в плену такого животного? Нигде в мире нет подходящего аквариума. И вряд ли вообще мыслим такой сосуд. Но у меня свои замыслы в отношении этого чудовища. Я хочу снарядить охотничью экспедицию и заснять фильм, показывающий все события охоты.
     
      Водяной удав весом в пять тонн — это ещё не всё. Джунгли Амазонки удивили нас другой поразительной легендой:
      «В верховьях реки Парагвай, — пишет путешественник де Ваврен, — рассказывают о сказочной змее минхокао. Индейцы уверяют, что животное достигает в толщину ширины пироги. Они думают, что это очень старый удав, превратившийся в водяную змею. В верховьях реки Параны, на бразильской территории, мне тоже рассказывали об этих гигантских змеях, способных увлечь всю пирогу на дно. Чудовища эти водятся в пустынных местностях и никогда не удаляются от реки».
      Однако легендарный минхокао, по-видимому, не разновидность удава. При более близком с ним знакомстве становится ясно, что это животное нельзя смешивать ни с анакондой, ни с другими удавами. Да и вообще сомнительно, чтобы речь в данном случае шла о змее.
      Первым крупным зоологом, внимание которого привлекла молва о минхокао, был немецкий учёный Фриц Мюллер.
      Фриц Мюллер приехал в Бразилию в качестве коммерсанта, но весь свой досуг посвящал научной работе. И вот, когда он изучал развитие ракообразных, до него дошли слухи о сказочном животном минхокао.
      Сначала он не хотел прислушаться к рассказам индейцев и даже смеялся над ними. Шутка ли, — ведь они рассказывали о животном в 50 метров длиной и 5 метров шириной, затянутом в костистый панцирь. Оно опрокидывает большие деревья, как былинки. Чудовище способно якобы изменять течение рек, превращая засушливые земли в непроходимые болота!
      Однако мало-помалу к Мюллеру стали поступать сведения и от очевидцев, которые, правда, не сообщали о столь невероятном чудовище, но всё же героем их рассказов было неизвестное животное довольно внушительных размеров. Подобных сообщений накопилось так много и они так мало походили на выдумки, что уважаемый зоолог решился, в конце концов, опубликовать сообщение о существовании в Бразилии гигантского змееобразного земноводного или, говоря его словами, амфибии, похожей на червя.
      Вот выдержки из этого сообщения. Однажды минхокао был замечен в окрестностях города Ложеса. Это было удивительное животное гигантских размеров, толщиной около метра. По словам очевидца, морда чудовища напоминала свиное рыло и трудно было решить, обладало ли животное лапами. Пока заметивший его человек созывал соседей, животное скрылось, оставив на земле следы в виде глубоких рытвин.
      Спустя неделю на противоположном берегу реки заметили большое углубление, вырытое, по-видимому, тем же животным. След животного привёл сначала под корни большой ели и затем потерялся в болоте. Следы минхокао — большие рытвины — всегда ведут к реке и теряются в ней.
      В провинции Парана одна женщина пошла утром за водой.
      Воду в водоёме кто-то сильно замутил. Женщина заметила удаляющееся ползком огромное животное. Соседи, которые прибежали на её крик, уже не увидели зверя, но сразу заметили его следы. Они опять вели к реке.
      Наконец, в «Газетт де Никарагуа» от 10 марта 1866 года было опубликовано сообщение некоего Монтенегро о гигантском землероющем животном.
      Жители местечка Кучилло обратили внимание на небольшой холмик, внезапно выросший у подножья другого холма. Ничего не подозревая, один крестьянин посадил на нём несколько фруктовых деревьев. Но вскоре почва осела. Между тем, никаких подпочвенных вод, которые могли вызвать оседание, в этом месте не оказалось. Однако почва продолжала оползать, увлекая даже большие дубы. Обрушившиеся после обвала скалы перегородили проезжую дорогу. Оказалось, что земля во многих местах была подрыта очень крупным животным. Вот какой разрушитель этот минхокао!
      Фриц Мюллер сообщает далее, что во многих местах у истоков рек Уругвая и Параны часто встречаются ямы и рытвины, созданные, очевидно, огромным землероющим животным. О минхокао писал и Фосет.
      «В реке Парагвай, — рассказывает он, — обитает, по слухам, неведомое чудовище — рыба или бобр. За одну ночь оно способно разрушить берег реки на большом протяжении. Индейцы уверяют, что в болотистой пойме реки они часто находили следы гигантского животного… Индейцы района Малиди, в Боливии, тоже рассказывают о каком-то гигантском животном, которое они иногда замечали в болотах».
     
      По мнению некоторых зоологов, признаки, которыми молва наделяет минхокао, могут с успехом относиться и к какому-либо гигантскому броненосцу, к одному из тех поразительных «живых танков», которые обитали в Южной Америке много веков назад и ископаемые остатки которых находят теперь в земле.
      Костистый панцирь, о котором говорят некоторые наблюдатели, «свиное рыло», рога, стоящие торчком уши животного — это ведь признаки ископаемого гигантского броненосца, некой разновидности глиптодонта. Обладавший мощными когтями глиптодонт, как и родственные ему современные броненосцы, был, по всей вероятности, землероющим животным. Животное это достигало четырёх метров длины. Подземные ходы, которые оно рыло, могли вызывать большие обвалы.
      В Африке водится забавный зверь — трубкозуб. Он немного похож на муравьеда и так же любит лакомиться муравьями и термитами. Но знаменит трубкозуб не этим. Он, пожалуй, самый искусный в мире землекоп. С поразительной быстротой крупное, величиной с большую собаку, животное зарывается в землю. Трубкозуб несравненно меньше минхокао, но и его подземные галереи часто вызывают обвалы дорог.
     
      Может быть, минхокао — выходец из исчезнувшего мира бронированных чудовищ и потому дожил до наших дней, что вёл полуподземный, скрытый образ жизни.
      Однако, если минхокао и в самом деле глиптодонт, то в его поведении есть нечто, весьма поражающее зоолога — земноводный образ жизни животного. Это не в обычае у броненосцев. Впрочем, что нам известно о повадках вымерших ископаемых чудовищ?!
      Можно допустить, что большой вес глиптодонтов заставил их, подобно гигантским ископаемым ящерам — бронтозаврам и диплодокам, — искать для своего существования среду более плотную, чем воздух. Ведь очень крупные животные, как бы придавленные чудовищной тяжестью своего тела, с трудом могут передвигаться по суше. Другое дело вода — вещество в 1000 раз более плотное, чем воздух. Она со всех сторон поддерживает на весу массивную тушу сверхгигантского зверя. На суше великаны, подобные китам, немыслимы — они будут раздавлены своим же собственным весом. А в море киты не плохо себя чувствуют!
      Покрытые костной бронёй, точно чешуёй, полупогружённые в воду, глиптодонты-минхокао могли напоминать гигантских змей.
      Ископаемые находки доказали, что глиптодонты были современниками первобытного человека. И нет ничего удивительного, если бы какая-нибудь их разновидность сохранилась до наших дней.
      Но возможно также, что в легендах о гигантских землероющих тварях причудливо переплелись неясные воспоминания о некогда обитавших здесь глиптодонтах с живыми впечатлениями от гигантских удавов. Это сочетание и породило миф о фантастическом минхокао.
     
      Живые ископаемые Австралии
     
      Покинем теперь столь заманчивые для натуралиста просторы Зелёного материка. В мире есть другие страны, где неведомые животные ждут своих исследователей. Поспешим же перебраться через Тихий океан и высадимся сначала в Новой Гвинее. Недавно пришло известие, что здесь якобы водится древнее доисторическое чудовище. Его-то мы и навестим, путешествуя вместе с молодой супружеской четой. Предприимчивые голландские молодожёны Леони и Шарль Миллеры решили совершить свадебное путешествие не в Венецию и не к Ниагарскому водопаду, а в «страну людоедов» — Новую Гвинею.
      Вдвоём на небольшой лодке они поплыли вверх по реке Мерауке, добрались до её истоков и здесь, сами того не ожидая, сделали интереснейшие открытия.
      Во-первых, высоко в горах, между девственным лесом и зоной снегов они открыли неизвестное до того племя киррирри, стоящее на чрезвычайно низком уровне развития.
      Но самое важное открытие не это. Однажды Леони Миллер, прогуливаясь по деревне киррирри, увидела, как туземная женщина разбивает кокосовый орех каким-то странным орудием, напоминающим не то клык слона, не то рог носорога. Оказалось, что такими орудиями пользуются многие в деревне. При длине в 45 сантиметров и диаметре у основания в 15 сантиметров «бивень» этот весил около 10 килограммов.
      Шарль Миллер заинтересовался бивнем. Папуасы объяснили, что он принадлежит каким-то гигантским ящерообразным чудовищам, обитающим в джунглях Новой Гвинеи. Вождь племени киррирри Вроо нарисовал на песке изображение ящерицы с длинной шеей, огромным хвостом и неуклюжим туловищем. Он объяснил голландцам, что «рогом» заканчивается огромный, трёхметровый хвост животного. По первоначальному рисунку Вроо, ящерица должна была иметь в длину метров девять. Но затем вождь спохватился и добавил к длине тела ещё три метра.
      Миллер был неплохим кинооператором. Он решил отправиться на поиски чудовища. С трудом удалось супругам склонить папуасов племени киррирри сопровождать их в этой экспедиции. Исследователи поднялись на высокое плато, круто обрывавшееся в густой чаще джунглей. Вдруг раздался треск ломаемых ветвей, напуганные папуасы разбежались, а Миллеры притаились за кустарниками.
      В своей книге «Караван каннибалов», вышедшей в Англии в 1950 году, Шарль Миллер так описывает это происшествие:
      «На расстоянии 400 метров от обрыва, зажатого стенами плато, мы увидели болото, поросшее кустарником, а на болоте — какое-то огромное животное, подобное доисторическому динозавру. Его тело было покрыто крупной чешуёй. Вдоль спины проходил гребень из костных пластин. Длинная гибкая шея кончалась непомерно маленькой головой, а хвост с хорошо заметным шипом на конце, хлестал по траве так далеко от тела, что, казалось, принадлежал другому животному. Услыхав жужжание моей кинокамеры, чудовище испустило угрожающее „ра-у… ра-у…“ Вероятно, поэтому-то папуасы и называют это животное „рау“».
     
      По правде говоря, я рассказал о приключении Миллеров лишь затем, чтобы привести характерный пример свидетельства, которому совершенно нельзя доверять. Разоблачая Миллеров, я хочу тем самым показать, по каким признакам можно отличить заведомо лживые сообщения от наблюдений очевидцев, которым можно верить.
      Во-первых, Миллер не приводит никаких доказательств: фильм, заснятый им, оказался, видите ли, испорченным. Он не нашёл нужным даже привезти с собой хотя бы один бивень гигантского ящера.
      Конечно, и многие другие свидетельства, приведённые в моей книге, не подкрепляются никакими вещественными доказательствами. Однако показания Миллера невыгодно отличаются от них ещё следующим.
      Миллер — единственный человек, сообщивший о существовании в Новой Гвинее pay или похожего на него животного. Между тем, верить можно только нескольким сходным между собой свидетельствам. Таково общее правило. Как исключение в некоторых случаях можно принять только наблюдения достойного доверия зоолога. Но Миллер — не учёный.
      В этой книге, правда, мы неоднократно выслушиваем показания людей, менее образованных чем Миллер. Но в этих наблюдениях всегда обращают на себя внимание какие-нибудь очень характерные детали. Они-то и придают особую достоверность свидетельству необразованного человека, потому что только специалисты могут знать о наличии таких признаков у исследуемого животного.
      В описании Миллера нет ни одной подобной детали. Даже наоборот: его pay, или, вернее, рисунок чудовища, сделанный им, представляет собой удивительную смесь самых различных признаков доисторических пресмыкающихся, совершенно не похожих друг на друга. Это собранное из разнородных частей животное имеет вытянутую шею и бесконечно длинный хвост, как у бронтозавра и диплодока. Маленькая голова и веерообразный костяной воротничок взяты Миллером у трицератопса. Вытянутый вдоль хребта гребень из костяных пластин напоминает стегозавра, с тем лишь исключением, что у этого ящера — двойной гребень, а у фантастического pay — одинарный. Что касается «бивня» или «рога», которым заканчивается хвост pay, то его нет ни у одного динозавра. Правда, у стегозавра есть на хвосте двойной ряд длинных шипов, но не на самом конце. Словом, получился не динозавр, а нелепая мозаика, сложенная из частей, принадлежащих разным доисторическим животным.
      «Рау Миллера» чертовски напоминает плохо переваренные воспоминания о двух фильмах: «Затерянный мир» и «Кинг-Конг», поставленных кинодеятелями, мало считающимися с зоологией.
      Новая Гвинея — огромный остров, величиной с Францию и Италию, вместе взятых. В своей центральной, горной части, Новая Гвинея так мало изучена, что очень трудно проверить достоверность любого сообщения, касающегося обитателей этой страны. Так будет до тех пор, пока хорошо оснащённые экспедиции не исследуют таинственную землю папуасов.
      А пока нас ждут увлекательные приключения по ту сторону Торресова пролива, в Австралии.
     
      Австралия недаром считается «краем света». Она удалена от всех материков. Широкие морские проливы надёжно защищают её от вторжения переселенцев с других континентов. Вот почему здесь уцелел исчезнувший всюду мир древних сумчатых животных.
      Лучше чем где-либо сохранился здесь и красочный мир фантастических животных — героев сказок и легенд народов Австралии.
      Австралийцы убеждены, что некоторые из легендарных чудовищ существуют и по сей день.
      Это, прежде всего, — целая плеяда огромных змей. Например, воллунку — мифическая родоначальница племён Центральной Австралии. Или змея-радуга, которую называют минди. Рассказывают, что у минди большая голова, и когда змея шипит, то выбрасывает язык, похожий на трезубец. Когда она, цепляясь хвостом за ветки, лазает по деревьям, то напоминает радугу. Но любоваться этим красивым зрелищем не рекомендуется: увидеть минди — это умереть. Однако, ещё никто не умер, ибо от чудовища исходит такой сильный запах, что люди сразу узнают о его приближении. Минди приписывают и другие зловредные качества: говорят, что змея распространяет эпидемию оспы.
      Легенда о минди родилась, вероятно, под впечатлением от живой змеи — алмазного питона. Он водится в прибрежной полосе. У алмазного питона кожа покрыта пятнами всех цветов радуги.
      Труднее объяснить происхождение легенды об иеро, огромной змее, или водяном угре, который будто бы водится в некоторых озёрах на северо-востоке Австралии. Легенда утверждает, что, как и у минди, у иеро — большая голова, но покрытая бурым волосом. Пасть у иеро такая огромная, что из неё низвергаются водопады. Понятен ужас, который внушают аборигенам эти животные. «На плато Атертона в Квинсленде, — рассказывает Ж. Витлей, ихтиолог Австралийского музея, — никогда абориген не повезёт вас через середину озера из страха перед мифическими животными, которые якобы водятся в глубине его».
      Действительно ли иеро — мифическое животное? Быть может, это страшилище — лишь олицетворение какой-то опасности, ничего общего не имеющей с зоологией? Может быть, это какой-нибудь предательский утёс?
      Для зоолога гораздо интереснее слухи о животном, называемом гоарж. У него очень дурная слава: животное утаскивает в водоворот всякого, кто осмеливается купаться в стремнине.
      Аборигены рисуют гоаржа похожим на эму — австралийского страуса. Но эму, совершенно лишённого перьев!
      Ощипите эму (предпочтительно только глазами), и вы получите животное, поразительно напоминающее динозавра, обитавшего на земле 100 миллионов лет назад. Этого динозавра называют струтиомимом, что означает — «похожий на страуса».
      Многие, наверно, думают, что все динозавры были исполинских размеров. На самом же деле существовали динозавры самой различной величины — от размеров курицы до диплодока, тиранозавра, бронтозавра, атлантозавра и разных других «гигантозавров» метров 20–40 длиной.
      Представьте себе снующих в тростнике струтиомимов, похожих на зубастых страусов, лишённых перьев и с длинным мясистым хвостом. Струтиомимы обитали в прибрежном мелководье. Они неплохо ныряли и плавали, отлично бегали по земле.
      Словом, струтиомимы и своим видом, и размерами, и привычками походили на гоаржа австралийских сказаний.
      Может быть, у коренных жителей Австралии ещё жива память о струтиомимах, которых видели их предки. Могло случиться, что эти допотопные чудища дожили на уединённом от житейских бурь континенте до появления первобытного человека. Во всяком случае, нельзя относиться с пренебрежением к столь правдоподобным образам народных сказаний.
     
      Многие животные — герои устных преданий народов Австралии — производят причудливое впечатление. Первые голландские мореплаватели столкнулись со своеобразной фауной живых австралийских ископаемых. А в это же время фантастические слухи о четвероногих обитателях этого материка дошли до Европы.
      Самое удивительное, что большинство из этих слухов оправдалось.
      В XVII веке голландские моряки в поисках островов, богатых пряностями, начали обследовать южные моря. Путешественники высадились на земле, которую окрестили Новой Голландией.
      Первым, о ком они сообщили на родину, было «существо ростом с человека. У него голова косули и длинный хвост. Существо стоит на задних ногах, как птица, но скачет, как лягушка». Это фантастическое сообщение вызвало град насмешек.
      Через сто лет капитан Джеймс Кук, знаменитый английский мореплаватель, вынужден был пристать к берегу Новой Голландии, чтобы починить свой корабль «Эндевор», получивший повреждения у Большого Барьерного Рифа. Кук воспользовался пребыванием на суше и снарядил экспедицию в глубь необследованной земли. 9 июля 1770 года несколько его соратников отправились на поиски дичи. Как рассказывает Кук, в нескольких милях от берега они увидели четырёх неизвестных животных. Собаки, которых взяли с собой, погнались за ними. Но животные пустились наутёк огромными прыжками и быстро скрылись в высокой траве. Охотники успели только заметить, что неизвестные твари передвигались скачками на задних ногах, как тушканчики.
      Кук узнал у туземцев, что этих гигантских тушканчиков называют кенгуру.
      Донесение такого культурного и немногословного человека, как Джеймс Кук, заставило учёных поверить в существование фантастического животного. Правда, поверили в это не сразу. Лишь двадцать лет спустя доктором Джорджем Шоу было сделано научное описание кенгуру.
      И всё же самая интересная особенность кенгуру ускользнула от внимания Кука. Любой школьник знает сейчас, что самое замечательное у кенгуру не длинные ноги, а сумка на животе — нечто вроде люльки, в которой самка кенгуру носит своё потомство.
      Вскоре выяснилась более поразительная вещь: все млекопитающие в Австралии обладают такой сумкой-люлькой на животе. От того их и назвали сумчатыми животными.
      Но и на этом не окончились сюрпризы, ожидавшие здесь зоологов. В 1797 году в Новом Южном Уэльсе открыли животное, которое поселенцы называли водяным кротом. В действительности же это причудливое создание скорее напоминает выдру. Вместо лап у него ласты с перепонками. Но это не самое удивительное. У диковинного животного — утиный нос!
      Поэтому, когда в Королевском зоологическом обществе в Лондоне изучили первую присланную шкуру неизвестной твари, учёные почти единогласно решили: так не бывает! Это подделка!
      Шкура была доставлена с Дальнего Востока, и можно сказать, — с самого дальнего востока. А известно, с каким мастерством китайцы могут фабриковать по заказу разных чудовищ. Сколько раз путешественники привозили из своих странствий по Индийскому океану маленькие мумии русалок! После тщательного исследования, оказывалось, что у «русалок» голова и туловище обезьяны, лапы хищной птицы и хвост рыбы. Учёные решили, что и «водяной крот» — произведение подобного же искусства.
      Всё же доктор Джордж Шоу решил тщательно исследовать шкуру и… не нашёл в ней никаких подделок. Он заявил, что шкура — подлинная. В 1799 году было опубликовано научное описание «парадоксального зверя с птичьим клювом». Теперь мы называем его просто утконосом.
     
      Но одно название ничего не решает. Надо было найти зверю с птичьим клювом подходящее место среди других представителей животного царства.
      Утконос покрыт волосом, и у Шоу вначале не было сомнения в том, что он — млекопитающее. Ведь только млекопитающие животные, или звери, одеты шерстью. Даже у «голых» слонов и у китов есть редкие волосики — жалкие остатки когда-то пышной шубы. А у немлекопитающих этой шубы нет.
      Так-то оно так, но в 1802 году в Англию привезли ещё двух утконосов. Один из них был самкой. Поражённые учёные обнаружили, что так называемое млекопитающее совершенно лишено молочных сосков!
     
      Дело осложнилось ещё больше, когда из Австралии дошли слухи, что утконос несёт яйца! Это сближало утконосых волосатых тварей с птицами. Решительно невозможно было найти им место в классе млекопитающих!
      В 1824 году произошло новое сенсационное открытие. Немецкий учёный Меккель, придирчиво обследовав животное, обнаружил у него молочные железы! Их не заметили раньше.
      — Невозможно! — воскликнули некоторые учёные. — Если утконосы несут яйца, — у них не может быть молочных желёз! Это, наверное, мускусные железы.
      — Нет, — отвечал Меккель, — у них в самом деле молочные железы! Утконосы — настоящие млекопитающие. И поэтому они, вероятно, живородящие. Молва о том, что утконос несёт яйца — сплошная фантазия.
      К его мнению присоединились и такие знаменитые учёные, как Кювье, Окен и де Блэнвиль.
      В 1829 году противники Меккеля восторжествовали. Некий Роберт Б. Грант нашёл в Австралии четыре яйца утконоса! Он тщательно зарисовал их и отослал свой рисунок в Европу. Увы! Рассмотрев рисунок, эксперты выяснили, что яйца принадлежат австралийской длинношеей черепахе.
      В 1832 году — победа сторонников Меккеля. Австралийский натуралист лейтенант Мол точно установил, что железы, расположенные на брюхе утконоса, выделяют молоко.
      Правда, в радужной картине близкого разрешения споров не обошлось и без тёмного пятна. Лейтенант Мол нашёл в норе утконоса скорлупу от яиц. Но эти яйца могли принадлежать и другим животным!
      Пришлось подождать ещё 50 лет, прежде чем учёные окончательно разрешили спор. Прошло уже около столетия с тех пор, как наука задалась целью выяснить — живородящее животное утконос или он несёт яйца. Наконец, австралийский натуралист доктор Колдуэлл твёрдо установил, что утконос несёт яйца.
      Итак, ошибались как сторонники Меккеля, так и его противники. Оказалось, что утконосы несут яйца, как птицы, и выкармливают своих детёнышей молоком, как все звери. Они принадлежат к самым древним млекопитающим животным, у которых не была развита способность рожать живых детёнышей. Эта способность характерна лишь для высокоорганизованных зверей.
      Как видите — и немыслимые существа могут существовать!
     
      Что такое буньип?
      На этот вопрос нелегко дать ответ. В наше время для жителей Австралии это слово стало пугалом.
      Встретит ли искатель золота неизвестное животное — говорят о буньипе.
      Обнаружены ли странные следы — это следы буньипа.
      Буньип — здесь, буньип — там. Это слово-отмычка, объяснение всего таинственного.
      Самое удивительное, что если внимательно изучить это вездесущее пугало, то ясно вырисовывается образ неизвестного животного. Оно имеет даже весьма прозаический вид.
      Посудите сами. Первое таинственное донесение о буньипе пришло от французских исследователей с корабля «Географ». В июне 1801 года геолог Шарль Байи и его спутники направились в глубь материка. Внезапно грозное рычание донеслось из тростников реки Синь и привело путешественников в ужас. Испуганные люди бросились бежать. Случай этот убедил их в существовании какого-то водяного страшилища на новооткрытом материке.
      Несколько позже о таком же чудовище сообщил исследователь Гамильтон Хюм. В озере Бэтерст он видел животное — не то ламантина, не то гиппопотама. Пять австралийских учёных обещали возместить исследователю все расходы, если он сумеет доставить им череп, шкуру или скелет загадочного существа. Но Хюму не удалось увидеть это существо.
      Нет сомнения, что он не выдумал свою историю: донесения о подобных страшилищах поступали с различных концов Австралии, но главным образом, с юго-востока страны.
      В середине девятнадцатого века легенда о буньипе уже утвердилась в Австралии и настолько прочно, что губернатор Латроб встревожился. В 1847 году ему удалось добыть копии рисунков, на которых были изображены два буньипа. Он послал эти рисунки в Тасманию, но, к сожалению, они пропали.
      Все заинтересовались таинственным существом и приписывали ему всякую всячину. В 1846 году на берегу одного из притоков реки Муррей, на юге Австралии, была найдена часть черепа, которую объявили черепом буньипа. Находку послали натуралисту Маклаю.
      Исследовав присланные кости, Маклай пришел к выводу, что это сильно повреждённый череп жеребёнка. Но когда крупнейший в мире знаток сравнительной анатомии животных, профессор Ричард Оуэн познакомился с рисунком этих костей, то он решил, что это череп телёнка.
      Один из учёных явно ошибался.
      К сожалению, теперь нельзя проверить, кому принадлежал череп, так как он таинственно исчез из австралийского музея. Так и должно быть, раз речь идёт о буньипе!
     
      Сообщения о разных буньипах не переставали поступать. В 1843 году сообщают о буньипе, которого видели в реке Эвмерела, в штате Виктория. По словам очевидцев, это большое коричневое животное. Голова его напоминает голову кенгуру. У буньипа длинная шея с взъерошенной гривой и огромная пасть. Туземцы добавили, что буньип обладает удивительным свойством: он заманивает в воду свои жертвы!
      О таком же животном заговорили в 1872 году. Будто бы его видели в одном озере штата Виктория. Животное так близко подплыло к лодке, что сидящие в ней люди кинулись к противоположному борту, и судёнышко перевернулось. Животное напоминало огромного ретривера (собака, подающая из воды дичь — прим. ред.) с круглой головой почти без ушей.
      Год спустя видели ещё одного буньипа, только наполовину меньшего размера. Тело его покрывала длинная, чёрная, как смоль, лоснящаяся шерсть. Животное мало походило на страшилище! Может, это был детёныш?
      В 1873 году в Квинсленде видели высунувшееся из воды существо с тюленьей головой. У животного был раздвоенный хвостовой плавник.
      Наконец, в 1876 году в Кристл-Бруке, в Южной Австралии, замечено удивительное волосатое животное. Животное так и не поймали, хотя за это была обещана премия.
      Один за другим следуют донесения очевидцев из разных местностей штатов Виктория и Новый Южный Уэльс. И все говорят о животном, похожем на тюленя, а иногда и на морскую корову.
      В 1890 году экспедиция Мельбурнского зоологического сада произвела несколько облав, пытаясь изловить чудовище, именуемое буньипом, но безрезультатно.
      И ещё в 1932 году неоднократные появления буньипов не раз вызывали сенсацию.
     
      Если отбросить фантастические прибавления, то во всех рассказах буньип одинаков. Чаще всего «водяной демон» выглядит как большое животное, покрытое мехом. Размерами оно с собаку. И голова у него собачья. А вместо лап — ласты, с помощью которых он плавает.
      Может быть, буньип — пресноводный тюлень? На морском побережье Австралии встречаются многочисленные виды тюленей: ушастый тюлень, или морская собака, морской леопард и морской слон. Но могут ли эти морские животные проникать в глубь материка? Бесспорно могут. Существует даже разновидность тюленей, которые живут в пресной воде.
      Доказано также, что и в Австралии тюлени иногда пробираются по рекам далеко в глубь страны. Однажды тюлень был убит здесь в 1450 километрах от устья реки! В одной из австралийских рек изловили как-то тюленя-леопарда. Когда его вскрыли, то в желудке обнаружили взрослого утконоса. Буньип в буньипе!
      Одним словом, теперь совершенно ясно, что тюлени могут жить в пресных водах и подниматься по рекам далеко в глубь материков.
      Тюлень далеко от моря — необычное явление. Естественно, что люди, никогда не видевшие тюленей, бывают поражены их появлением. Что это за чудище? Ну, конечно, буньип!..
     
      Однако в этом простом объяснении тайны водяного буньипа есть маленькая неясность: многие сведения о буньипе приходят оттуда, где ластоногих не может быть. И чтобы объяснить легенды о буньипе, некоторые австралийские учёные выдвигают следующую гипотезу.
      «Возможно, — говорят они, — буньип — исчезнувшее в наше время сумчатое, напоминавшее тюленя».
      Но почему же «исчезнувшее»? Ведь накопившиеся в течение 150 лет свидетельства относятся к живому существу, а не к блуждающему призраку!
      Не является ли буньип представителем пока не найденной разновидности сумчатого животного, обитающего в воде?
     
      Золотоискатели, которые углубились в бескрайние пустыни западного плоскогорья и в заросли колючих кустарников центральной впадины материка, принесли слух ещё об одном фантастическом чудовище. Они распространили басню, что на этих, почти безводных просторах, втрое больших, чем Франция, встречаются гигантские кролики, ростом с носорога!
      Долгое время думали, что золотоискатели стали жертвой галлюцинации.
      Но упорство, с каким повторялись эти слухи, обратило на себя внимание учёных. Заинтересовался ими и австралийский натуралист Эмброз Пратт. Он твёрдо решил выяснить, не идёт ли речь о дипротодонтах — исполинских сумчатых, величиной с носорога.
      Когда-то, до великой засухи, превратившей большую часть материка в пустыню, такие сумчатые водились на австралийской равнине. Найденные черепа этих гигантов достигали в длину одного метра. Знают даже их внешний вид: в одном из солёных озёр был обнаружен прекрасно сохранившийся в «рассоле» дипротодонт. Могучее тело этого животного отнюдь не напоминает кролика. Скорее он похож на огромного медведя. Но морда зверя весьма напоминает заячью. Особенно, если посмотреть на неё спереди: сразу бросается в глаза раздвоенная заячья губа и два длинных резца верхней челюсти. Отсюда и латинское название животного: дипротодонт, что значит — «у которого спереди два зуба».
      Из рассказов золотоискателей можно заключить, что встреченные ими «кроликообразные» великаны пугливы, как подобает кроликам. Они удирают с молниеносной быстротой, как только увидят человека, который, в свою очередь, поступает так же! Отсюда и неточности в описании: с перепугу люди не успевают рассмотреть животных.
     
      Дипротодонты, огромные безобидные травоядные, напоминают образом жизни уже знакомого нам тапира. Как и тапиры, они предпочитали земноводный образ жизни среди пышной растительности, которая еще 30 тысяч лет назад покрывала всю Австралию. Наступившая затем засуха погубила дипротодонтов.
      Вероятно, дипротодонты существовали довольно долго в некоторых оазисах. Когда же такой оазис засыхал, огромные стада исполинов уходили в поисках новых водоёмов и погибали в песчаных пустынях.
      Профессор Калифорнийского университета Стартон, возвратившись в июне 1953 года в Аделаиду из экспедиции в Центральную Австралию, сообщил необычайную новость: в безводных просторах он открыл целое кладбище дипротодонтов. Здесь великолепно сохранилось около тысячи гигантских скелетов!
      Наверное, большое стадо животных, страдающих от жажды, забрело когда-то на затвердевшую корочку недавно высохшего озера, чтобы напиться из уцелевших в его центре лужиц.
      Твёрдая корка провалилась под тяжестью массивных животных, и их засосала тина. Некоторые животные так и лежали с подогнутыми ногами, словно ещё пытались выбраться из топкой могилы.
      Но давно ли исчезли последние дипротодонты? Даже самые осторожные учёные считают, что эти животные были известны первым людям, заселившим Австралию. Они охотились на гигантских кроликов и, конечно, не испытывали недостатка в пище. До нас дошли легенды о тех благодатных временах, когда кролики были ростом с носорога. Кадикамара — герой некоторых австралийских сказаний — удивительно напоминает дипротодонта.
     
      По-видимому, ещё две-три тысячи лет назад на равнинах центральной Австралии жили дипротодонты. Вот почему многие зоологи внимательно прислушиваются к рассказам золотоискателей о «гигантских кроликах».
      Засуха могла и не истребить всех дипротодонтов до последнего. Ведь в центральных равнинах Австралии изредка встречаются озёра, водоёмы, болота, реки, где дипротодонты, как и другие животные, могли найти воду.
     
      Самое волнующее и самое любопытное открытие на австралийском материке — это открытие сумчатого тигра. Несомненно, этот зверь существует, хотя официально он пока не признан наукой.
      В 1642 году голландский мореплаватель капитан Тасман увидел с борта своего корабля землю, которую он принял за оконечность Новой Голландии (Австралии). Впоследствии остров был назван его именем — Тасманией. Капитан отправил на берег нескольких человек во главе с первым штурманом. Возвратившись на корабль, моряки рассказали, что заметили следы, которые напоминали отпечатки лап тигра.
      Может быть, это следы сумчатого волка? Спина, ляжки и хвост у этого забавного зверя украшены полосами, как у тигра. Когда-то сумчатый волк водился и в Австралии. Здесь это был самый крупный хищник. Сейчас он, по-видимому, вымер и в Тасмании. Подобно медведю, сумчатый волк при ходьбе опирался на всю ступню ноги, поэтому его следы казались несоразмерно большими по сравнению с телом.
      Однако и через пятьдесят лет после Тасмана голландские путешественники продолжали утверждать, что в Австралии водятся тигры. Может быть, речь шла опять о сумчатом волке? Едва ли: это животное слишком напоминает собаку, чтобы можно было так долго ошибаться.
      На чём же основаны слухи о существовании тигров, которые стали бродить по Австралии с появлением первых переселенцев из Европы? А слухи эти весьма упорны. Особенно часто сообщают об этом звере с восточного побережья материка. Там раскинулись непроходимые горные леса Австралийских Кордильер.
     
      Первое сообщение о существовании в Квинсленде крупной кошки опубликовано в 1871 году. Это было письмо квинслендского судьи, адресованное известному английскому зоологу Склетеру. Вот как описывает судья встречу своего тринадцатилетнего сына с австралийским тигром.
      «„Тигр“ лежал в высокой траве. Зверь был размером с собаку динго. Но морда у него круглая, как у кошки. Длинный хвост и тело животного покрыто от рёбер к животу чёрными и жёлтыми полосами. Сопровождавшая сына собака кинулась к зверю, но тигр отшвырнул её. Мальчик выстрелил из револьвера. Зверь быстро забрался на дерево и пытался броситься на мальчика. Тот испугался и убежал».
      После этого происшествия судья навёл справки и узнал, что такого же зверя видели в этом районе и раньше.
      В 1900 году некий Мак-Гихэн наткнулся однажды на «сумчатую тигровую кошку», которую окружили собаки. Кошка жалобно скулила. Тёмно-коричневые и белые полосы шириной около семи сантиметров опоясывали её тело. Голова напоминала собачью. Животное было не более 60 сантиметров в длину. Вероятно, это был детёныш.
     
      Известный натуралист Джордж Шарп собирал яйца редких птиц около истоков реки Талли. Как-то вечером, когда он уже ложился спать, послышался шорох. Шарп вышел из палатки и в вечерних сумерках заметил животное «размерами больше сумчатого волка, но более тёмного цвета, с заметными полосами». Увы! Зверь исчез прежде, чем натуралист успел схватить ружьё.
      Через некоторое время подобное животное напало на коз одного фермера. Зверя убили. Узнав об этом, Шарп тотчас же отправился к месту происшествия и осмотрел шкуру. Она была размером около полутора метров от кончика носа до кончика хвоста. К сожалению, под рукой не оказалось никаких средств для её сохранения, и шкура вскоре испортилась.
      В другой раз такой тигр был изловлен неким Эндрюсом. Он заявил, что животное было высотой в 45 сантиметров и длиной с большую кошку. Плоская голова зверя почти вплотную прилегала к туловищу. Бока у тигра были полосатые.
      А вот свидетельство австралийского писателя Айэна Айдрайса, который всю жизнь провёл на диком северо-востоке Австралии и хорошо знал его природу. Писатель говорит о загадочном «тигре» как о животном, весьма обычном для тех мест:
      «Здесь, на Йоркском полуострове, у нас водится тигровая кошка ростом с собаку средней величины. Её стройное и лоснящееся тело покрыто чёрными и серыми полосами; когти острые; уши заострённые, узкие; голова кошачьей формы. Я познакомился с этой красавицей, услышав однажды ворчанье, донёсшееся до меня из высокой травы, окаймлявшей болото. Внимательно всмотревшись, я заметил припавшего к дереву взрослого кенгуру. Шкура на одной из его лап была содрана. Какая-то чёрно-серая масса метнулась к животному, и кенгуру упал с распоротым брюхом. Изумлённый, я сделал неосторожный жест и зашуршал травой. Тотчас же кошка приостановила начатый было пир, замерла на своей жертве и несколько мгновений сверлила меня злыми глазами. Потом она сморщила морду, обнажив белые клыки, и заворчала. Я попятился и поспешил выбраться из травы»…
      Но Айэну Айдрайсу пришлось ещё раз встретиться с такой же кошкой.
      «Следующая кошка, увиденная мной, была мёртвой, — рассказывает писатель. — Рядом с ней лежал труп моей собаки, которую я очень любил. Собака эта с ранних лет была выдрессирована для охоты на диких кабанов. Её сила и ловкость были известны всем золотоискателям этой местности».
     
      Известный зоолог Трофтен, заведующий отделом млекопитающих Австралийского естественно-научного музея, считает, что сумчатый тигр, бесспорно, существует. «Несмотря на некоторые расхождения по поводу размеров животного и распределения полос, — пишет этот учёный, — не вызывает сомнений, что большая тигровая кошка водится в непроходимых лесах северного Квинсленда».
      Ни в одном музее мира нет ни скелета, ни шкуры этого зверя. Несмотря на это «сумчатая тигровая кошка» северного Квинсленда в 1926 году включена на основании одних лишь наблюдений очевидцев в классический труд о животных Австралии и Азии. Труд принадлежит перу двух зоологов с мировой известностью — Лё Суефу и Баррелу.
      А вот описание этой «сумчатой тигровой кошки» из книги Лё Суефа и Баррела:
      «Короткий, жёсткий мех; общая окраска — рыжая или серая; на боках широкие чёрные полосы. Голова похожа на кошачью, но с крупным носом. Уши острые, стоячие. Хвост пушистый. Лапы толстые, с острыми длинными когтями. Длина кошки около полутора метров, высота у плеч — 45 см».
      Почему же никто из зоологов не сумел добыть этого ценнейшего для науки зверя? Лё Суеф и Барелл весьма просто объясняют причины этой неудачи.
      «Животное это мало распространено или, точнее, водится в местах, где человек бывает очень редко. Если же он и отваживается проникнуть туда, то производит такой шум, расчищая себе путь в лесу, что всякий осторожный зверь немедленно прячется».
     
      Диковинные животные Мадагаскара
     
      Жил-был когда-то знаменитый врач, который исцелял от всех болезней. Врач этот обладал лишь одним недостатком — он был весьма недоверчив. Однажды прибегает к нему взволнованная девушка и умоляет бросить все дела и пойти к её умирающей матери.
      — Твоя мать ничем не больна, — улыбаясь сказал врач. — Она сама себе выдумывает болезни. На самом же деле она прочна, как скала. Не бойся, у неё само всё пройдет!
      — Но, доктор, уверяю Вас, она ужасно страдает! Уходя к Вам, я сама видела как она корчится и стонет!
      — Всё это только комедия! Прощай! Мне некогда.
      Девушка ушла. Мать её скончалась: она заплатила жизнью за то, что врач не хотел прислушаться к рассказу девушки.
      К сожалению, некоторые учёные подобны этому врачу. Они неплохо знают своё дело, даже очень неплохо, но у них есть недостаток — нежелание прислушаться к рассказам о неведомых животных, если эти рассказы исходят от людей, мало сведущих в зоологии и тем более — от «примитивных» туземцев. А мы видели, как часто такие слухи подтверждались более поздними находками.
      Между тем, редкие животные вымирают, и может случиться, что никогда больше не представится возможности их изучить.
      Я хочу надеяться, что мои читатели, которые изберут зоологию своей профессией, не станут подражать таким учёным и таким врачам. Они будут больше ценить наблюдательность и мнение других людей.
      Примером тому, какой ущерб нашим знаниям может нанести пренебрежение к народным преданиям, служит история изучения фауны Мадагаскара. «Замечательная страна» — так называли этот остров старые мореплаватели.
      Когда в 1658 году французский путешественник адмирал Этьен де Флакур опубликовал «Историю большого острова Мадагаскара», то его рассказы, записанные со слов местных жителей, и собственные наблюдения были встречены насмешками. «Басни путешественника», — решили современники. Достоверность сведений де Флакура была установлена лишь спустя несколько веков. А к тому времени многие редкие животные Мадагаскара уже вымерли.
      Говоря о птицах, которые живут в лесу, де Флакур писал:
      «На Мадагаскаре живёт большая птица воромпатра. Местные жители никак не могут её изловить, так как она прячется в самых пустынных районах острова».
      Но самое удивительное не это. Оказывается, неуловимая воромпатра была ростом… чуть ли не со слона!
      Позже другие путешественники стали распространять ещё более фантастические слухи о мадагаскарской птице. Они утверждали, что эта птица несёт такие огромные яйца, что туземцы используют их скорлупу как сосуд для хранения питьевой воды!
      Один путешественник пишет:
      «Туземцы с Мадагаскара прибыли на остров Мориса, чтобы закупить ром. Они привезли с собой сосуды для рома — скорлупу яиц, в восемь раз больших, чем яйца страуса, и в сто тридцать пять раз больших, чем яйца курицы. Привезённая скорлупа вмещала в себя 2 галлона (9 литров — прим. ред.). Туземцы рассказали, что иногда они находят в зарослях тростника такие яйца, а изредка им удаётся заметить и птицу».
      Нечего и говорить, что мало кто поверил этим «россказням».
      Страуса, при его росте в два с половиной метра, считали в то время несуразно огромной птицей. Какой же рост должен быть у пернатого, несущего яйца в восемь раз больше страусовых? Всё это казалось невероятным!
      По мнению учёных, слухи о гигантской воромпатре были порождены старой арабской легендой о птице Рок. Это кровожадное чудовище пользовалось ужасной славой у арабских мореплавателей. Птица Рок такая огромная, рассказывали они, что, когда подымается в небо, наступают сумерки — крылья её заслоняют солнце! Она такая сильная, что может унести в своих когтях слона и даже единорога, с нанизанными на его рог несколькими слонами!
      Помните, как Синдбад-мореход нашёл яйцо птицы Рок: «Белый шар огромной высоты и объёма… который имел шагов пятьдесят в окружности!»
      Шутка ли — пятьдесят шагов! Это намного превышает «огромные скорлупки», о которых сообщали с Мадагаскара. Однако, принимая во внимание богатое воображение арабов, можно предположить, что молва о большой птице приняла у них ещё более фантастическую форму.
      Но вот в 1834 году французский путешественник Гудо нашёл на Мадагаскаре половину яичной скорлупы необычного размера. Местные жители использовали её как чашу для питья. Путешественник зарисовал осколок и послал рисунок известному парижскому знатоку птиц Жюлю Верро. На основании этого удивительного рисунка Верро окрестил птицу, снёсшую гигантское яйцо, «эпиорнисом», то есть «великорослой птицей». Спустя несколько лет другому путешественнику тоже улыбнулось счастье: он нашёл даже целое гигантское яйцо.
     
      Наконец, в 1851 году капитан торгового флота Малавуа привёз в дар Парижскому музею два яйца высотою в 32 сантиметра и диаметром в 22 сантиметра. Яйца вмещали около 8 литров. В каждом из них могло уместиться 8 яиц страуса или 140 куриных яиц. Из одного такого яйца можно было бы сделать яичницу на 70 человек.
      Несколько лет спустя известный исследователь Альфред Грандидье нашёл в болотах Мадагаскара несколько огромных костей, которые на первый взгляд можно было принять за кости слона или носорога. Однако их изучение показало, что это кости огромной птицы, которую англичане назвали «птица-слон».
      И не мудрено: «эта птичка» была высотой около трёх метров и весила почти полтонны!
     
      Изучение скелета эпиорниса показало, что гигантская мадагаскарская птица не могла летать. Как и у страуса, крылья её напоминали обрубки, совсем непригодные для полёта.
      Можно ли допустить, что птица эта ещё живёт в лесах Мадагаскара? Ведь яйца, которые находили на песчаных дюнах и болотах на юге и юго-западе острова, были очень свежие. Казалось, что они только что снесены.
      Стали спрашивать туземцев. Они утверждали, что гигантские птицы живут в самых дремучих лесах острова, но увидеть их нелегко.
      Увы! Большинство зоологов прошлого века отказывалось верить в возможность существования столь чудовищных птиц — гигантских динозавров в царстве пернатых. Вместо того чтобы попытаться открыть самих птиц, они занялись исследованием причин их исчезновения.
      По-видимому, воромпатра откладывала яйца в тростниках, по берегам озёр и болот, как водяная курочка. Возможно, это была водяная птица, обитавшая на лесных болотах.
      Резкое изменение климата Мадагаскара, уменьшение дождей и высыхание огромных озёр на высокогорных плоскогориях острова — вот причины вымирания гигантских птиц. Жители Мадагаскара как будто не истребляли воромпатру ради мяса. Во всяком случае, в преданиях мадагаскарских туземцев ничего не сказано об охоте на этих птиц. Вполне возможно, что гигантская птица исчезла лишь совсем недавно. Так или иначе до 1867 года, если не позже, местные жители утверждали, что в отдалённейших уголках острова водится воромпатра.
     
      Путешественник чувствует себя на Мадагаскаре словно в другой, доисторической эпохе. Гигантские кости, которые находят на острове, настолько свежи, что кажется, будто эти допотопные животные вымерли совсем недавно. В народных сказаниях Мадагаскара и поныне живут воспоминания об этих чудовищах.
      Адмирал де Флакур, кроме гигантской воромпатры, сообщал в своей книге и о другом животном, до сих пор не обнаруженном.
      Третретретре, или тратратратра, — это животное ростом с двухгодовалого телёнка, с круглой головой и человеческим лицом. Передние и задние конечности у животного как у обезьяны. У него вьющаяся шерсть, короткий хвост. Уши похожи на человеческие. Одно из этих животных было замечено возле озера Липомани, в окрестностях которого нашли его убежище. Третретретре ведёт весьма уединённый образ жизни. Туземцы боятся этого зверя не меньше, чем он их.
      Но как можно было поверить рассказам путешественника, который в XVII веке сообщал о существовании сказочных сфинксов? Может быть, третретретре — это один из крупных лемуров?
      Не знаю, искали ли когда-либо третретретре в окрестностях озера Липомани. Известно, что до сих пор его не нашли. Между тем, палеонтологические открытия подтверждают, что животное это действительно существовало.
      Ограждённый широким морским проливом от нашествия больших хищников и обезьян с африканского континента, Мадагаскар стал идеальным краем для развития и процветания лемуров. Они расплодились здесь во множестве.
      В недавнем прошлом на Мадагаскаре лемуров было ещё больше. О том свидетельствуют многочисленные палеонтологические находки и предания туземцев. Один из ископаемых лемуров — адропитек — внешне очень напоминал человека. В мадагаскарских легендах адропитек выступает или в образе русалки, или сирены, или лешего. «Каланово» — так называют его туземцы, — истинное пугало для взрослых и для детей.
      Круглоголовый, с широким и плоским лицом, с большим, почти прямым носом, близко сидящими глазами и вздёрнутым подбородком, адропитек-каланово был не только обезьяноподобен, но скорее человекообразен.
      Адропитек, в отличие от других лемуров, видимо, жил на земле. Не правда ли, сообщение де Флакура о сказочном третретретре не кажется теперь столь фантастичным?
      Обнаруженные на юго-западе острова ископаемые кости говорят о том, что адропитек исчез совсем недавно. Возможно, что жившие несколько веков назад предки мадагаскарцев еще застали адропитеков. Воспоминания о них и поныне хранятся в народных легендах и сказаниях. По словам мадагаскарцев, адропитеки-каланово — маленькие длинноволосые человечки, живущие в лесах. Они выходят из чащи ночью и в поисках пропитания бродят по деревням. Всё это похоже на адропитеков!
      На острове остаётся обследовать ещё три или четыре миллиона гектаров девственного леса. Разве исключена возможность, что в лесной глуши будут обнаружены живые гигантские лемуры?
      Под защитой непроходимой чащи они могли дожить до наших дней.
      Не следует забывать о случае с окапи — животном величиной с лошадь. Благодаря ночному образу жизни, окапи долго оставался неизвестным.
     
      «Снежный человек»
     
      Знаменитый альпинист Эрик Шиптон и его не менее известный проводник непалец Сен Тенсинг обследовали горную вершину Гималаев — Гауризанкар. В 4 часа пополудни 8 ноября 1951 года на юго-западном склоне горы Менлунгцзе они вдруг увидели отчётливый след огромной босой ступни, напоминающей человеческую.
      Можно представить себе, как были поражены эти люди, обнаружив на высоте многих тысяч метров, в бесплодных снегах высочайшего горного хребта, присутствие неведомого существа. И существа, похожего на человека!
      Исследователи прошли по следу около мили. След уходил из зоны снегов и терялся в моренах (каменных россыпях — прим. ред.). Преследовать дальше таинственного обитателя ледников было невозможно.
      Но исследователи сфотографировали его следы. Снимки получились хорошие. На них ясно были видны отпечатки ступней, очень похожих на человеческие.
      Шиптон пишет: «Следы были несколько длиннее и намного шире наших альпинистских башмаков». Такие крупные отпечатки мог оставить человек ростом в два с половиной метра. «На том месте, где следы пересекали расщелину, — продолжает Шиптон, — заметно было, как неизвестное существо оттолкнулось ногой, чтобы прыгнуть. По другую сторону расщелины отпечатки пальцев показывали, что существо искало в снегу точку опоры».
      Таинственные слухи о великанах, обитающих в снегах Гималаев, и раньше доходили до Европы. Принесли их первые исследователи Тибета, которые под видом пилигримов или купцов проникали в эту страну, закрытую для европейцев.
      В 1899 году вышла книга майора Л. А. Уэддела «В Гималаях». Автор рассказывает, что в горах на северо-западе от Сиккима он обнаружил на снегу отпечатки босых ног. Следы вели в горы, к вершинам Гималаев. По словам местных жителей, то были отпечатки ног волосатого дикого человека — нелюдимого жителя вечных снегов. По соседству с ним обитают другие мифические существа — белые львы, чей рёв во время бури сотрясает горы. Такие поверья широко распространены в горах Тибета.
      В 1921 году английские альпинисты, пытавшиеся взойти на Эверест, заметили вдали у перевала Лхапка-ла тёмные пятна, двигавшиеся по снегу. Сомнений не было — здесь, на недоступной высоте, выше линии снегов, обитали какие-то живые существа.
      22 сентября 1921 года экспедиция достигла высоты 7015 метров. Именно здесь заметили альпинисты движущиеся фигуры неведомых существ. Это не была галлюцинация: люди обнаружили на снегу отпечатки огромных ступней. Они втрое превышали размеры человеческих ног. Начальник экспедиции решил было, что это следы большого серого волка, но тибетцы-носильщики дружно запротестовали. По их словам, это следы метох-кангми, — «ужасного снежного человека».
      Это огромное существо — получеловек, полуживотное. Живёт он в пещерах на недосягаемой высоте. Кожа лица у него белая, а тело покрыто густой тёмной шерстью. Руки, как у обезьяны, длинные до колен. Ноги толстые, полусогнуты в коленях, пальцы обращены внутрь. Существо это очень сильное, легко вырывает деревья с корнем, швыряет огромные камни. Питаются чудовища мясом горных быков — яков и снежными червями.
     
      Такие рассказы о таинственных обитателях снегов распространены в Гималаях от Каракорума на северо-западе до Северной Бирмы на юго-востоке. О снежном человеке можно услышать в Тибете, Непале, Сиккиме, Бутане, Ассаме. В разных странах снежного человека называют по-разному. Самое распространённое название — йети. Оно было дано непальскими горцами — шерпами.
      Однако не только местные жители распространяют слухи о йети. Вот, например, рассказ англичанина Хью Найта, путешественника по Тибету. Хью Найт отдыхал в ложбине, окружённой скалами и снегом. Вдруг он услышал шум падающих камней. Повернув голову, Найт увидел примерно в 30 метрах странное существо, похожее на кривоногую гориллу. Заметив, что на него смотрят, существо бросилось наутёк. Оно бежало то на двух ногах, то на четвереньках.
      В 1925 году другой европейский исследователь, Томбази, сообщил не менее поразительные вещи. «Приблизительно в 15 километрах от ледника Цемо внимание моё было привлечено носильщиками. Они размахивали руками и указывали на что-то метрах в двухстах внизу. По очертаниям это „нечто“ в точности походило на человека. Существо поднималось в гору и вырывало по пути карликовые кусты рододендрона. Через несколько минут оно исчезло в густых зарослях. Я не успел сфотографировать его и даже хорошенько не разглядел в бинокль. Через несколько часов я отправился к тому месту, где было замечено это существо. На снегу остались отпечатки ног, похожие на человеческие, но очень широкие: при 15–18 сантиметрах длины ступня достигала 10 сантиметров ширины. Отпечатки всех пяти пальцев были ясно видны, но пятка не оставила чёткого следа. Через равные промежутки от 45 до 60 сантиметров я насчитал 15 отпечатков следов.
     
      Они, несомненно, принадлежали двуногому существу».
      После этого почти каждая экспедиция в Гималаи приносила сообщения, а нередко и фотографии странных следов, найденных на снегу высоко в горах. Следы эти не похожи на отпечатки лап крупных местных животных, которые иногда заходят высоко в горы: медведя, снежного барса и обезьяны лангура. Следы могли принадлежать только двуногому человекоподобному существу, скорее всего какой-нибудь очень крупной человекообразной обезьяне, ещё не известной науке. Животное приспособилось к жизни в высокогорных районах.
     
      Стали подробнее расспрашивать местных жителей.
      Мало-помалу выяснилось, что облик загадочного существа — волосатость, человекообразность и другие физические качества, которыми наделяет его легенда, — видимо, соответствуют истине.
      Более рассудительные непальцы считают снежного человека огромной, но совсем безвредной обезьяной. Она никогда не подходит к людям, если не нападать на неё. Йети нелюдимые, но мирные животные. Иногда они, правда, доставляют людям неприятности, но не больше, чем шимпанзе, разоряющие в Африке банановые плантации. Случается, что йети приходят в горные селения и разрушают изгороди, срывают крыши с домов, разоряют кладовые. Но прогнать их нетрудно.
      Однажды отец знаменитого Сен Тенсинга гнал на пастбище своё стадо. Вдруг животные забеспокоились, стали испуганно жаться друг к другу. Оглянувшись, Тенсинг увидел небольшое волосатое существо, спускавшееся по склону горы. Это был йети! Тенсинг испугался и погнал стадо к каменной хижине. Он поспешно загнал в неё быков, вбежал сам и запер дверь на засов.
      Йети разозлился, вскочил на крышу и стал её разбирать.
     
      Тогда, чтобы прогнать зверя, Тенсинг разжёг костёр из сырого можжевельника. Он подбросил в него даже пригоршню сухого красного перца — пусть дым будет более едким!
      Йети спрыгнул на землю и стал бегать вокруг хижины.
      Он побушевал немного, вырвал несколько кустов, перевернул камни и ушёл вверх по склону горы.
      Манера выражать гнев у йети чисто обезьянья! Да и сам он, по описаниям очевидцев, похож на обезьяну — волосатый, шерсть рыже-бурая, рот большой, зубы выдаются вперёд, как у гориллы. Череп высокий, заострённый кверху, руки длинные, свисают до колен.
      По рассказам, снежный человек отличается огромным ростом — от 2,5 до 3–4 метров высоты.
      Настоящий великан!
      Может ли какая-нибудь обезьяна быть такой огромной?
      Говорят иногда, что такие великаны существуют в сказках. Наука якобы никогда не находила следов их пребывания на земле. Это неверно. Так можно было думать ещё 25 лет назад, но не сейчас.
     
      В 1934 году Ральф Кёнигсвальд, известный немецкий палеонтолог, бродил по улицам Гонконга. Он зашёл в магазин в надежде найти что-нибудь интересное. Ему предложили коробочку с зубами различных животных. Без труда учёный определил, какому зверю принадлежит каждый зуб. Но вдруг он чуть не подпрыгнул от удивления и неожиданности: на ладони лежал зуб, похожий на человеческий, но в пять-шесть раз больше его.
      Это был коренной зуб гиганта. Продавец сказал, что не знает, откуда был взят зуб. Он очень давно лежит в этой коллекции. Его называют «зубом дракона». Говорят, их часто находят на полях.
      Кёнигсвальд осмотрел все магазины в городе. А через два года в Кантоне он нашёл второй такой же зуб, только верхний коренной. В 1939 году он прибавил к своей коллекции третий, нижний коренной зуб, который сохранился лучше первого — был с корнем. Все эти зубы, принадлежавшие какому-то крупному человекообразному существу, были в два раза больше, чем у гориллы. Это значит, что гигант, «растерявший зубы», имел рост 3,5–4 метра.
      Обезьяна он или человек?
      Это не так-то просто решить: ведь зубы человека и человекообразных обезьян очень похожи.
      Кёнигсвальд назвал загадочного обладателя чудовищных зубов «гигантопитеком», то есть «гигантской обезьяной». Но немецкий учёный Франц Вейденрейх, который по просьбе Кёнигсвальда изучал зубы гигантопитека, заметил, что их верхушка более похожа на человеческую. Поэтому он считал, что название «гигантоантропос», «человек-великан», будет более подходящим. Но этот спор преждевременен: по горстке зубов трудно решить, кто прав, а кто ошибается. И поэтому благоразумнее остановиться на среднем решении: гигантопитек — это гигантский обезьяночеловек.
      Зубы гигантопитека были найдены в коллекциях китайских аптекарей. В трещинах зубов обнаружена жёлтая земля. По данным геологов, великан жил 500 000 лет назад в пещерах китайской провинции Гуанси. По другим данным, великаны господствовали на земле в более позднюю эпоху, приблизительно 100 000 лет назад.
      Исследование Кёнигсвальдом гигантских человекообразных существ на этом не кончилось. В 1941 году во время раскопок на Яве он обнаружил огромную челюсть, напоминавшую человеческую, в которой сохранилось три зуба. Они были значительно больше, чем зубы современного человека, и несколько меньше, чем у гигантопитека. Существо, которому они принадлежали, было, примерно, трёхметрового роста. Его назвали «мегантропус палеояваникус», то есть «человек-великан древней Явы».
      Дальнейшие палеонтологические открытия показали, что великаны в древнейшие времена жили и в других странах.
      В апреле 1948 года Робинзон, ассистент доктора Роберта Брума из Трансваальского музея, обнаружил в Южной Африке часть челюстной кости с сохранившимися коренными зубами и зубом мудрости. Найденная челюсть была немного меньше, чем у яванского мегантропа. Доктор Брум дал ископаемому существу название «парантропус», то есть «близкий к человеку». Это наиболее изученный из всех человекоподобных великанов.
      В 1949–1950 годах Брум и Робинзон нашли в земле ещё несколько костей парантропа, в том числе хорошо сохранившиеся кости двух черепов и тазовые кости, изучение которых показало, что существо передвигалось на задних конечностях и держалось более или менее прямо. Несмотря на плохо сохранившиеся другие кости, можно было воссоздать внешний облик парантропа. Череп у него маленький. Челюсти огромные, лицо широкое, плоское, с приплюснутым носом. От лба тянется по макушке к затылку продольный гребень, как у старого самца гориллы. От гребня идут мощные жевательные мышцы. Одним словом, парантроп больше похож на огромную гориллу, чем на человека. Профессор Брум установил, что вместимость черепа парантропа больше 900 см3. Мозг парантропа такой большой потому, что сам он был гигантского роста даже по сравнению с гориллой.
      Если верно, что гигантопитек существовал 500 000 лет назад, то первые люди древнекаменного века, неандертальцы и великаны гигантопитеки, жили в одно время.
      Возможно, что великаны-людоеды, столь обычные в сказках и преданиях всех народов на земле, сохранились как воспоминание о тех тяжёлых временах, когда первобытным людям приходилось защищать свою жизнь не только от четвероногих хищников, но и от двуногих исполинов, обезьяно-людей, своих «двоюродных братьев».
      Самое интересное, что в сказках люди всегда побеждают великанов. Эти гиганты не были разумными существами. Можно предположить, что, пользуясь изобретёнными орудиями, смекалкой и коллективными нападениями, люди убивали неразумных гигантов, прогоняли их с удобных для поселения земель. По мере того, как человек развивался и закалялся в борьбе, великаны вынуждены были уходить всё дальше и дальше в глубь лесных дебрей и недоступных ущелий.
      Высокие Гималаи стали одним из таких убежищ. Там, на недосягаемых для врагов ледяных высотах, исполинские обезьяны могли дожить до наших дней. Это, конечно, только гипотеза, моё предположение, но оно даёт наиболее правдоподобное объяснение тайне снежного человека.
     
      Прошло то время, когда зоологи потешались над сообщениями о волосатом человеке гималайских снегов.
      Теперь первые научные экспедиции отправились на поиски «ужасного снежного человека».
      В январе 1954 года английская газета «Дейли Мейл» организовала большую экспедицию на поиски йети.
      В состав экспедиции входило 300 человек. 19 недель они провели в непрерывных поисках в пустынной и безлюдной стране, выше последних поселений человека.
      Экспедиция не нашла йети, но собрала очень ценный материал о нём.
      Часто попадались следы йети. Учёные прошли по ним десятки километров и изучили повадки странного существа.
      В гималайских монастырях исследователи нашли скальпы, которые якобы были сняты с йети. Скальпы сотни лет хранились в монастырях как священные реликвии буддийских религиозных церемоний. Монахи не разрешили увезти скальпы в Европу, но позволили их сфотографировать, измерить, отрезать образцы шерсти.
      Экспедиция выяснила, что йети питаются корнями и клубнями растений, мелкими животными. Предполагают, что основная пища йети — многочисленные в высокогорных районах Гималаев (на высоте 4500–6000 метров) мелкие грызуны, пищухи, «похожие на морских свинок, одетых в мех дикого кролика».
     
      Весной 1957 года и в 1958 году снежного человека искали две американских экспедиции под руководством Тома Слика. Работали экспедиции в восточном Непале, на южном склоне Гималаев. Исследователи нашли на снегу много экскрементов йети, пучки шерсти, отчётливые следы (с лучших из них были сделаны гипсовые слепки). Было опрошено 15 непальцев, которые видели йети. Из всего этого Том Слик сделал вывод, что снежный человек — это большая обезьяна, вроде гориллы или орангутанга. Голова у снежного человека заострённая, как у гориллы, ходит он вертикально, как человек. Животное очень сильное, в ярости голыми руками может убить горного быка — яка, хотя и не ест его мяса.
      Изучив следы и пучки шерсти, Том Слик пришёл к выводу, что существуют два вида йети. Один с тёмной, почти чёрной шерстью и ростом около двух с половиной метров. Другой — с рыжеватой шерстью и меньше ростом.
      По поводу разновидностей йети совершенно неожиданное сообщение сделал в 1957 году тибетский лама по имени Пуньябайра. Он прожил четыре месяца высоко в горах и принёс удивительную и важную информацию. Тибетские горцы, — говорит лама, — различают три вида снежного человека: «ньялмо», «рами» и «ракши бомио».
      Ньялмо — действительно великаны, ростом более 4 метров с огромными коническими головами. Бродят группами в вечных снегах на высоте 4000 метров. Местность здесь пустынная и бедная пищей.
      Рами — меньше ростом, около трёх метров. Живут в долине Битун-Кола в Восточном Непале на высоте примерно 3000 метров. Существа эти всеядны.
      Ракши бомио ростом с человека.
      И до сообщения ламы Пуньябайра некоторые исследователи пришли к выводу, что не все йети похожи друг на друга. Есть, по крайней мере, две разновидности снежного человека.
      А может быть, это просто животные разного пола, которые держатся обособленными группами? Более крупные и тёмные самцы живут, вероятно, отдельно от более мелких рыжеватых самок.
      Например, старые самцы-гориллы с возрастом становятся столь грузными, что не могут забраться на дерево. Они живут на земле. А самки-гориллы отлично лазают по деревьям.
      Но может быть, более мелкие рыжеватые йети — лишь младшее поколение тёмных йети? С возрастом эти животные могут переселяться в более высокие и недоступные места, так как становятся сильнее и выносливее.
      Теперь учёные могут считать, что большая двуногая обезьяна ростом 1,5–2,4 метра (в зависимости от возраста) живёт в высокогорных районах всей Гималайской цепи. Форма стопы у этой обезьяны, оставившей древесный образ жизни, скорее человеческая, чем обезьянья: широкая, с очень толстым большим пальцем. Хватать ногой предметы, как другие обезьяны, йети не может. Ходит он слегка наклонившись вперёд. Тело животного покрыто густым мехом, кроме груди и ног, где волосяной покров меньше. У взрослых йети шерсть тёмно-коричневая, почти чёрная. Животное всеядно.
      «Родственные отношения» снежного человека с другими обезьянами ещё недостаточно ясны.
      Никому из членов экспедиции «Дейли Мейл» не удалось поймать йети или изучить его по хорошо сохранившимся остаткам. Тому Слику тоже не посчастливилось.
      Правительство Непала объявило, что потребует уплаты пошлины в 5000 рупий с того, кто намерен искать на территории Непала йети. Строго запрещено убивать йети, если он сам не нападает.
      Непальцы не могут давать информацию иностранцам без разрешения правительства. Йети живой или мёртвый, а также и его фотографии, объявлены собственностью Непала.
     
      Возможно, в час, когда вы прочтёте эти строчки, ваши старшие товарищи уже ступят на Луну. Достижения советской науки и техники в астронавтике вызвали крик восхищения у людей всего мира. Успехи советской науки следуют друг за другом так быстро, что писатели едва успевают о них рассказывать. За вашими ракетами не угнаться!
      В ваших сердцах горит страсть к приключениям, к освоению Вселенной. Вы с теми, кто готовится к обследованию Солнечной системы.
      Но притяжение, которое мы испытываем сегодня к далёким мирам, не должно приводить к забвению нашей чудесной Земли. Ведь планету свою мы изучили ещё не полностью, открытие всех её богатств ещё далеко не закончено. Не раскрыто много тайн. Это я и стараюсь показать в своей книге.
      И вот в то время, как некоторые из вас будут штурмовать межпланетные просторы и осторожно продвигаться по поверхности иных миров, остальные должны продолжать исследование самых потайных уголков земного шара.
      Ведь во многих странах природу слепо разрушают, и при этом погибают живые существа.
      Мы ещё можем спасти тех животных, которые нам известны. Но есть животные, которых мы ещё НЕ ОТКРЫЛИ! А сколько есть мест, где они были обнаружены уже после того, как вымерли! Неизвестных зверей нужно спасти от уничтожения!
      Вы принадлежите к народу, у которого особенно развито уважение и любовь к природе. Народ ваш, стряхнув парализующее ярмо прошлого, страстно устремился к прогрессу.
      И все вы молоды! Всяческих вам успехов в трудных исследованиях! У вас есть всё для этого.
     
      Бернар Эйвельманс,
      доктор зоологии
      Париж


     
      Пояснение вместо введения … 3
      Затерянные миры вокруг нас … 5
      Открытие затерянного мира … 5
      Белые пятна в царстве сумчатых … 7
      Африка ещё не раскрыла своих тайн … 7
      А Европа? Здесь нет загадок для зоолога? … 8
      Зоологические открытия продолжаются!
      С чепрачного тапира начинаются неожиданные открытия … 10
      Такин — «это баран ростом с буйвола» … 11
      Спасённый ми-лу … 12
      Обезьяна со вздёрнутым носиком и «белый медведь» из Тибета … 14
      Удивительная зебра президента Греви и лошадь полковника Пржевальского … 16
      Три скромных гиганта: медведь кодьяк, белый носорог и горная горилла … 18
      Удивительный окапи … 19
      Гигантская лесная свинья … 21
      Карликовый бегемот … 22
      Большие обезьяны тоже имеют своих пигмеев … 24
      История загадочных перьев … 24
      О гривистой крысе и нескольких копытных … 25
      Дракон с острова Комодо и «белый флаг» озера Тунг-Тинг … 27
      Серый бык из Камбоджи … 28
      Последнее зоологическое открытие … 29
      Загадочные животные зелёного материка
      Чудовищный ленивец Патагонии … 31
      Таинственная находка … 32
      Человек был современником гигантских броненосцев … 34
      Гигантский ленивец существует! … 36
      Поразительный трофей капитана Эберхардта … 36
      Не был ли милодонт домашним животным? … 37
      Кто такой майор Фосет? … 39
      Девятнадцатиметровая анаконда майора Фосета … 39
      Новое о гигантских змеях … 40
      Лоренц Гагенбек хочет снять чудовище на киноплёнку … 42
      Минхокао — сказочное чудовище … 42
      Может быть, минхокао — гигантский броненосец? … 44
      Живые ископаемые Австралии
      Мозаичный динозавр Новой Гвинеи … 46
      Существует ли такое страшилище? … 47
      Змея-радуга и «ощипанный страус» … 48
      Странные австралийские животные … 49
      Млекопитающее животное откладывает яйца … 50
      Буньип — вездесущее пугало … 51
      Становится яснее, кто такой буньип … 52
      Обыкновенный тюлень или водяное сумчатое? … 52
      Кролик ростом с носорога … 53
      Последний дипротодонт … 54
      Есть ли в Австралии тигры? … 54
      Наука заинтересовалась австралийским тигром … 55
      Охота на сумчатого тигра … 56
      Сумчатого тигра признают … 56
      Диковинные животные Мадагаскара
      Воромпатра — птица Рок из арабских сказок … 58
      Когда же исчезла птица-гигант? … 59
      Третретретре — животное с человеческой головой … 60
      Снежный человек
      Таинственные следы в Гималаях … 62
      Йети — гигантская обезьяна снегов … 63
      Когда на Земле жили великаны … 64
      Учёные ищут йети … 66

 

 

НА ГЛАВНУЮТЕКСТЫ КНИГ БКАУДИОКНИГИ БКПОЛИТ-ИНФОСОВЕТСКИЕ УЧЕБНИКИЗА СТРАНИЦАМИ УЧЕБНИКАФОТО-ПИТЕРНАСТРОИ СЫТИНАРАДИОСПЕКТАКЛИКНИЖНАЯ ИЛЛЮСТРАЦИЯ

 

Яндекс.Метрика


Творческая студия БК-МТГК 2001-3001 гг. karlov@bk.ru