На главнуюТексты книг БКАудиокниги БКПолит-инфоСоветские учебникиЗа страницами учебникаФото-ПитерНастрои СытинаРадиоспектаклиКнижная иллюстрация





Библиотечка «За страницами учебника»
Принципы организации. Керженцев П. М. — 1968 г.

Платон Михайлович Керженцев

Принципы организации

*** 1968 ***


DjVu

<< ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ


 

PEKЛAMA

Заказать почтой 500 советских радиоспектаклей на 9-ти DVD.
Подробности >>>>


      Полный текст книги

 

      СОДЕРЖАНИЕ
     
      Предисловие 3
      ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ
      От автора 27
     
      Глава I. Организационный план 29
      1. Что такое организация 29
      2. Элементы организации 32
      3. Значение организационного плана 35
      4. Два основных правила 40
     
      Глава II. Цели организации 44
      5. Ясность цели 44
      6. Различный характер организацонных задач 49
     
      Глава III. Типы организации 54
      7. Линейная организация 54
      8. Функциональная система 61
      9. Комбинированные типы организаций (генеральный штаб) 67
      10. Другие виды организации 72
      11. Составные элементы организации (роль ячеек) 78
      12. Дело связи 84
     
      Глава IV. Организационные методы 91
      13. Основные требования к организационной схеме 91
      14. Инструктирование 95
      15. Формы инструктирования 107
      16. Распределение сил 108
      17. Организация заново и реорганизация 110
      18. Ориентация 119
      19. Переговоры 125
      20. Методы дезорганизации 126
     
      Глава V. Подбор работников 128
      21. Опрос и испытание людей 128
      22. Организатор и исполнитель 132
      23. Использование людей 138
      24. Дисциплина 146
     
      Глава VI. Технические условия организации 153
      25. Место, орудия и материалы 153
      26. Время 164
     
      Глава VII. Контроль 174
      27. Учет 174
      28. Контроль 182
     
      Глава VIII. Стандартизация 187
      29. Сущность и значение стандартизации 187
      30. Методы стандартизации 191
     
      Глава IX. Организация учреждения 198
      31. Отделы учреждения 198
      32. Делопроизводство 203
      33. Хранение бумаг 214
      34. Распорядок работы 219
     
      Глава X. Организация фабрики 224
      35. Отделы фабрики 224
      36. Работа различных отделов фабрики 226
     
      Глава XI. Организационные принципы на практике 236
      37. Организации общегосударственного типа 236
      38. Организационные принципы в применении к отдельному человеку 243
      39. Примеры организационной работы 254
      40. Организация Октябрьской революции 258
     
      НОТ — НАУЧНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ТРУДА
     
      От автора 271
      Глава I. Что такое НОТ? 273
      Глава II. НОТ на Западе и у нас 289
      Глава III. Течения в НОТ 304
      Глава IV. Основные линии работы НОТ и задачи партии 316
     
      БОРЬБА ЗА ВРЕМЯ
     
      Время строит аэропланы 335
      Глава I. Время — материальная ценность 336
      Глава III. Распределение времени 348
      Глава IV. Экономия времени 354
      Глава V. Борьба за время и НОТ 360
      Глава VI. «Лига Время» 366
      Глава VII. Очередная работа Лиги 376
     
      ПАМЯТКА ОРГАНИЗАТОРА
     
      1. Обычные ошибки 385
      2. Ясно поставь себе цель 386
      3. Составь точный план работы 388
      4. Установи, как будет идти работа 389
      5. Осмотрись, что вокруг тебя 391
      6. Считайся с материалом, приспособь инструмент 393
      7. Все делай по порядку 394
      8. Делай все вовремя 396
      9. Подбери помощников 398
      10. Передавай работу помощникам 399
      11. На каждого возлагай ответственность 401
      12. Ясно инструктируй 403
      13. Больше учи, чем приказывай 405
      14. Веди учет работы и контролируй ее 407
      15. Организуй себя самого 404
      16. Правила организационной работы 411
     
      ОРГАНИЗУЙ САМОГО СЕБЯ!
     
      1. Работа над собой 415
      2. Элементы организации - 416
      3. Работа по плану 417
      4. Цель работы 417
      5. Элементы работы 418
      6. Последовательность частей работы 420
      7 Распределение времени 421
      8. Система в пространстве 422
      9. Экономия времени 423
      10. Экономия средств и сил 424
      11. Размеренность дня 425
      12. Зоркость 427
      13. Будьте реалистами 428
      14. Отношение к людям 429
      15. Развертывайте работу 429
      16. Добивайтесь максимума 430 463
      17. Учет и контроль 430
      18. Проверка плана 431
      19. Фотография дня 432
      20. Любовь к ответственности 432
      21. Снаряжение делового человека 433
      22. Вы — часть рабочего класса 434
      23. Молодежь — дай пример! 435
     
      Приложение. НОТ в СССР. (Резолюция 2~и Всесоюз-ной конференции по НОТ по докладу т. Куйбышева) Положение о Совете по научной организации труда НК РКИ СССР 451
      Устав «Лиги НОТ» 453
      Введение НОТ в ВУЗах 456
      А. Гастев. Как надо работать. Правила 458

     
     
      Имя автора настоящей книги Платона Михайловича Керженцева — видного деятеля Коммунистической партии и Советского государства, страстного пропагандиста НОТ — широко известно в нашей стране.
      В однотомнике его избранных произведений, посвященных научной организации труда и управления, помещено с некоторыми сокращениями пять работ: «Принципы организации», «НОТ — научная организация труда», «Борьба за время», «Памятка организатора», «Организуй самого себя!».
      Написанные более сорока лет назад эти работы популярно излагают принципы НОТ и управления производством, ярко показывают, как в молодой Советской республике зарождалась и развивалась научная организация труда и управления. Многие рекомендации в этих работах не потеряли актуальность и в наши дни.
      Книга рассчитана на руководящих, инженерно-технических работников предприятий, преподавателей, студентов- и всех лиц, интересующихся вопросами организации труда и управления производством.
      Отзывы и пожелания просим направлять по адресу: Москва, Д-242, Б. Грузинская, 3, издательство «Экономика».
      Составитель — кандидат экономических наук И. А. СЛЕПОВ
     

      ПРЕДИСЛОВИЕ
      В последние годы в нашей стране значительно возросло внимание к вопросам научной организации труда и управления. Проблемами НОТ и управления стали заниматься Государственный комитет Совета Министров СССР по науке и технике, Государственный комитет Совета Министров СССР по вопросам труда и заработной платы, имеющий в своем составе научно-исследовательский институт труда, Совет по кибернетике АН СССР, Институт правда и институты экономического профиля АН СССР, многие научно-исследовательские отраслевые институты и лаборатории, в некоторых университетах и вузах созданы проблемные лаборатории НОТ и управления, для студентов введены курсы лекций по научной организации труда и научным основам управления производством. Значительное количество лабораторий НОТ появилось на предприятиях и стройках. Все это усилило массовое движение инженерно-технических работников и трудящихся всех отраслей народного хозяйства за внедрение НОТ.
      В большинстве научно-исследовательских институтов и лабораторий, а также в вузах, на предприятиях и в учреждениях исследованиями и разработкой мероприятий по внедрению НОТ занимаются преимущественно молодые кадры: экономисты, инженеры, технологи, медики, биологи, физиологи, гигиенисты и многие рабочие-новаторы.
      Молодые специалисты, как правило, не имеют достаточного представления о той огромной работе, которая была проделана в области НОТ и управления в предыдущие годы. Отсутствие необходимых знаний истории и опыта развития НОТ в нашей стране U за рубежом приводит к нежелательным последствиям и, главное, к излишним поискам и ненужным затратам сил и времени ка мероприятия, которые давно известны.
      В нашей стране имеется весьма значительный научный и практический опыт в области развития НОТ в народном хозяйстве.
      В. И. Ленин заложил теоретические основы научной организации производства, труда и управления. Эти вопросы широко представлены в его огромном научно-теоретическом и литературном наследстве.
      В самых ранних работах В. И. Лениным были поставлены вопросы о главных направлениях развития общественного производства и научной организации труда. Еще в 1893 г. в работе «По поводу так называемого вопроса о рынках» Ленин обосновывает известное положение о том, что весь смысл и все значение закона о быстрейшем возрастании средств производства в том только и состоит, что обеспечивается замена ручного труда машинным и что в замене ручного труда машинным состоит вся прогрессивная работа человеческой техники.
      В книге «Развитие капитализма в России» В. И. Ленин подчеркивает, что, пока будет сохраняться ручное производство, прогресс способов производства неизбежно будет отличаться большой медленностью. Для разделения труда нужны совершенные орудия труда. Без орудий труда не может быть подлинной организации. В. И. Ленин писал: «Только крупная машинная индустрия вносит радикальную перемену, выбрасывает за борт ручное искусство, преобразует производство на новых, рациональных началах, систематически применяет к производству данные науки».
      Когда в индустриальной Америке появились работы инженера Тейлора о научной организации труда и управления предприятием и тейлоризм в начале XX в. приобрел популярность почти во всех индустриальных странах мира, а в Англии, во Франции появились приверженцы и последователи Тейлора, В. И. Ленин с присущей ему научной проникновенностью и вниманием изучил все работы Тейлора и в 1913 й 1914 гг. опубликовал специальные статьи, посвященные тейлоризму. В статье «Научная система выжимания пота», опубликованной в газете «Правда» 13 марта 1913 г., говорится: «В чем состоит эта «научная система»? В том, чтобы выжимать из рабочего втрое больше труда в течение того же рабочего дня. Заставляют работать самого сильного и ловкого рабочего; отмечают по особым часам — в секундах и долях секунды — количество времени, идущего на каждую операцию, на каждое движение; вырабатывают самые экономные и самые производительные приемы работы; воспроизводят работу лучшего рабочего на кинематографической ленте И т. д.
      А в результате — за те же 9 — 10 часов работы выжимают из рабочего втрое больше труда, выматывают безжалостно все его силы, высасывают с утроенной скоростью каждую каплю нервной и мускульной энергии наемного раба. Умрет раньше? — Много других за воротами!..
      Прогресс техники и науки означает в капиталистическом обществе прогресс в искусстве выжимать пот» 1.
      В статье «Система Тейлора — порабощение человека машиной», опубликованной в газете «Путь Правды» 13 марта 1914 г., В. И. Ленин более подробно разбирает вопросы организации труда с помощью машины, в условиях, когда машина принадлежит капиталисту. Капиталистическое производство продолжает развиваться. Появляются все более сложные машины. Но эта новейшая техника в условиях капитализма обеспечивает не просто рост производительности труда, а превращается в орудие дальнейшего угнетения рабочих. И именно система Тейлора, подчеркивает В. И. Ленин, — одно из таких средств.
      После победы Великой Октябрьской социалистической революции В. И. Ленин, несмотря на всю сложность военной, экономической и политической обстановки, с первых дней существования Советской власти уделяет особое внимание научной организации труда.
      В своей замечательной работе «Очередные задачи Советской власти», написанной в марте 1918 г., им особенно глубоко и подробно разработаны вопросы НОТ. Социализм требует сознательного и массового движения вперед к высшей производительности труда по сравнению с капитализмом, причем с учетом достижений капитализма в этом отношении.
      В. И. Ленин особо подчеркивал: «...Выдвигается... на первый план коренная задача создания высшего, чем капитализм, общественного уклада, именно: повышение производительности труда, а в связи с этим (и для этого) его высшая организация» 2.
      Излагая обстоятельно условия, необходимые для достижения высшего, чем капитализм, общественного уклада, и главным образом достижения наиболее высокой производительности труда, В. И. Ленин выдвинул как одну из важных задач на этом пути
      1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 23, стр. 18, 19.
      2 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 36, стр. 187;
      изучение и применение в советских условиях всего, что есть положительного и научного в системе Тейлора.
      «Учиться работать — эту задачу Советская власть должна поставить перед народом во всем ее объеме. Последнее слово капитализма в этом отношении, система Тэйлора, — как и все про-грессы капитализма, — соединяет в себе утонченное зверство буржуазной эксплуатации и ряд богатейших научных завоеваний в деле анализа механических движений при труде, изгнания лишних и неловких движений, выработки правильнейших приемов работы, введения наилучших систем учета и контроля и т. д. Советская республика во что бы то ни стало должна перенять все ценное из завоеваний науки и техники в этой области. Осуществимость социализма определится именно нашими успехами в сочетании Советской власти и советской организации -управления с новейшим прогрессом капитализма. Надо создать в России изучение и преподавание системы Тейлора, систематическое испытание и приспособление ее».
      В 20-х годах в нашей стране развернулось массовое движение за овладение и внедрение НОТ.
      В 1920 г. при ВЦСПС был создан Центральный институт труда (ЦИТ), инициатором и бессменным его директором был пролетарский поэт Алексей Гастев. Институты труда потом были организованы в Харькове, Таганроге и Казани. Эти институты, и особенно ЦИТ, под руководством Гастева проделали огромную работу по развитию и внедрению НОТ в нашей стране.
      В январе 1921 г. в Москве была проведена Первая всероссийская конференция по вопросам НОТ. Труды этой конференции были изданы и явились крупным вкладом в литературу по НОТ.
      Среди книг советских авторов того времени пользовались особой популярностью книги А. К. Гастева, П. М. Керженцева, О. А. Ерманского, Ф. Р. Дунаевского, И. М. Бурдянского и других.
      Почти вся эта литература, несмотря на большую давность, представляет значительный интерес, особенно в области правильного толкования истории развития НОТ. Тем более, если учесть, что за последнее время у нас появились «первооткрыватели» НОТ. Объявляя о своем «открытии», они с невероятной легкостью зачеркивают всю славную историю в этой области, а главное, лишают правильного, научно обоснованного толкования теории и истории научной организации труда в нашей стране. Другие, не замечая того, что имеется в отечественной практике, все внимание направляют на изучение тейлоризма как «родоначальника» и первоисточника НОТ мировой практики.
      Американский инженер Тейлор действительно сделал много в этой области й по праву снискал себе уважение. Однако, как показывают достоверные исследования истории научной организации труда, которые проводил А. К. Гастев, в России еще задолго до Тейлора были сделаны в этой области весьма интересные работы. Так, например, в 1860 — 1870 гг. в Московском высшем техническом училище были разработаны и внедрялись рациональные методы обучения разным профессиям по металлообработке. В 1873 г. на Всемирной выставке в Вене это училище за свои учебные пособия получило Медаль преуспевания. По признанию печати того времени, США стали .первыми применять русскую методику.
      «В России раньше, чем в Европе и Америке, появилось теоретическое изучение рабочего движения человека (И. М. Сеченов). Образцом практической реализации этого учения Гастев считает работу Велавеневца, которая «по методической стройности оставляет позади работы Джильбрета» К
      В истории нашей родины много замечательных страниц, достойных тщательного изучения, и особенно богат опыт организационной деятельности Коммунистической партии и ее создателя В. И. Ленина.
      НОТ в современных условиях очень сильно отличается от НОТ 20-х годов. Но наши успехи по НОТ во многом зависят от досконального изучения опыта НОТ 20-х годов и использования его.
      В 20-х годах одним из пламенных пропагандистов и борцов за научную организацию труда в нашей стране был Платон Михайлович Керженцев. Он являлся организатором и бессменным руководителем широко известной в стране «Лиги Время», которая впоследствии была по мере роста ячеек НОТ преобразована в общество «Лига НОТ». Это общество имело свой печатный орган журнал «Время», организатором и редактором журнала был также П. М. Керженцев. Совнарком СССР утвердил Устав «Лиги НОТ» (Устав общества, научной организации труда печатается в приложении).
      1 Научная организация труда 20-х годов. Сборник документов и материалов. Казань, 1965, стр. 658.
      Членами президиума «Лиги Время» на первом организационном собрании были избраны: П. М. Керженцев (он же председа-тель}, А. К. Гастев, А. В. Косарев и В. Э. Мейерхольд. Почетным председателем этой общественной организации был избран В. И. Ленин. Впоследствии, когда постановлением Совета Народных Комиссаров СССР руководство развитием и внедрением НОТ в стране было возложено на ЦКК РКИ и в его составе образован Совет по научной организации труда (СовНОТ), Керженцев был активным членом президиума СовНОТ.
      П. М. Керженцев (1881 — 1940 гг.) — известный деятель Коммунистической партии и Советского государства, член КПСС с 1904 г., активный участник революции 1905 г.
      В 1904 г., проживая в Нижнем Новгороде как ссыльный, под надзором полиции, П. М. Керженцев близко познакомился с Я. М. Свердловым и его семьей. Это определило его как рево-люционера-организатора ленинского типа. Работая впоследствии над проблемами организационной науки, и в частности НОТ, Керженцев всегда брал в пример непревзойденное мастерство высокой научной революционной организаторской практики Я. М. Свердлова.
      После Нижнего Новгорода, до эмиграции за границу в 1912 г. Керженцев проживал в Киеве. Нелегально принимал участие в газетах «Киевская мысль» и «Киевские вести». Будучи в эмиграции в Лондоне, в Париже, Керженцев занимался революционной деятельностью как член РСДРП, большевик, в частности он вел большую литературную работу.
      Вернувшись из эмиграции в 1917 г., работал до 1920 г. заместителем редактора газеты «Известия» и руководителем РОСТА. Затем был послан на дипломатическую работу, был послом СССР в Швеции, а затем в Италии. 1927 — 1928 гг. — заместитель управляющего ЦСУ СССР. В 1928 — 1930 гг. — заместитель заведующего агитпропа ЦК ВКП(б), в 1930 — 1936 гг. — заместитель председателя президиума коммунистической Академии, председатель радиокомитета и председатель комитета по делам искусств при СНК СССР.
      В последние годы жизни П. М. Керженцев работал заместителем главного редактора Большой и Малой советской энцикло-
      педии.
      В каталоге русских книг в Государственной библиотеке им. В. И. Ленина значится около 80 работ Керженцева. Его труды
      переведены на английский, голландский, немецкий, французский, польский и чешский языки.
      Среди произведений Керженцева особой популярностью пользовались книги, посвященные В. И. Ленину, вопросам организационной работы, и в частности научной организации труда. Работы П. М. Керженцева, которые мы помещаем в настоящем сборнике, все переиздавались много раз, и, как нам кажется, после длительного перерыва новое переиздание данных работ П. М. Керженцева будет читателями воспринято положительно. Эти книги будут полезны большой массе инженерно-технических и педагогических работников, которые занимаются развитием и внедрением научной организации труда в новых современных условиях.
      В настоящем сборнике помещены с некоторыми сокращениями пять работ П. М. Керженцева: «Принципы организации», «НОТ — научная организация труда», «Борьба за время», «Памятка организатора» и «Организуй самого себя».
      С?еди этих работ особое место занимает книга «Принципы организации». Написанная в 1922 г., она до 1925 г. переиздавалась четыре раза. В сборнике она печатается по четвертому изданию 1925 г.
      Простой перечень поднятых вопросов, которые указаны в оглавлении книги, сразу вызывает интерес, причем это те вопросы, которые были, есть и, вероятно, всегда будут весьма актуальными и практически необходимыми при ведении хозяйства тем более в условиях создания материально-технической базы коммунизма.
      Сам автор так определяет значение книги: «Настоящая работа имеет в виду дать сжатое практическое руководство для рядовых организаторов, в какой бы области они ни работали. Это чисто деловой учебник» (стр. 27).
      В первой главе «Организационный план» автор просто, убедительно, иллюстрируя примерами из жизни, показывает, что такое организация, элементы из которых она складывается, значение и роль планирования в организационной работе и основные правила, которые требуются во всякой организации.
      Всякое мероприятие, большое и маленькое дело, чтобы его с должным эффектом выполнить, требует обязательной подготовки, составления плана организации.
      Обдумывая примерный план той или иной организации, — пишет Керженцев, — организатор должен составить специальную схему, диаграмму, по которой должно быть видно, какие звенья или подразделения создаются, как они связаны между собой, кому подчинены, кто от них зависит. Особо тщательно рассчитать наличие и возможности получения материальных ресурсов и т. д. И далее, Керженцев пишет: «Всякий организационный план
      неизбежно меняется в процессе работы, в зависимости от обстоятельств и новых условий. Задача организатора — составить план, который учитывал бы возможные неожиданности.
      Для того чтобы достигнуть этого, организатор должен до осуществления плана тщательно мысленно проверить его во всех деталях. Он должен представить себе все возможные осложнения, которые станут на пути работы, и все случайности, которые смогут повлиять на осуществление плана, при этом надо быть всегда готовым к худшему» (стр. 38 — 39). Особо свежо звучат сегодня слова Керженцева: «Есть много любителей строить
      широкие организационные планы, не считаясь с реальной действительностью. Пусть организатор не слишком дает волю своей фантазии, а все время твердо стоит на земле. Пусть он лучше до конкретных мелочей продумает предстоящую работу и наглядно представит себе, как она может происходить в связи с изменяющимися обстоятельствами» (стр. 39).
      При решении любой задачи по организации надо различать кратковременные задачи и задачи длительные. Организатор, — указывает далее Керженцев, — обязан выделить основную цель и подчинить ей второстепенные. Мелочи не должны заслонять главного. Самое опасное в организационной деятельности, когда задачи второстепенные выступают на первый план и оттесняют важнейшие.
      Представляет значительный интерес материал, изложенный в главах III и IV, где даны принципы развития организации в смысле структурного построения и развития управления предприятиями и народным хозяйством в целом.
      Разбирая ряд структур управления предприятиями, в том числе и систему Тейлора, П. М. Керженцев особо подчеркивает прогрессивность в системе управления плановых отделов. По мнению Керженцева, плановые отделы предприятия превратятся в генеральный штаб предприятия или — как он еще называл — мозг центра. Всякий штаб в своем чистом виде есть, так сказать, мозг организации, т. е. тот центр, который детально изучает происходящую работу и обдумывает все методы, по каким работа должна совершаться в будущем.
      Весьма интересные мысли высказываются в книге о структурных подразделениях крупных государственных учреждений, роль которых, по мнению Керженцева, является решающей в 10 научной организации труда во всем народном хозяйстве. Он предлагает в каждом учреждении иметь организационное бюро или орготдел.
      Оргбюро в какой-то мере должно иметь по принципам своей работы значение штаба в учреждении и подчиняться непосредственно руководителю учреждения. Этот орган, по мнению автора, обязан планировать, контролировать и анализировать итоги работы всего учреждения. При оргбюро особенно в крупных учреждениях могут создаваться группы статистики и даже специальная исследовательская лаборатория или опытная станция, которые могли бы производить специальные научные работы, связанные с деятельностью аппарата организации. Например, изучение приемов работы, механизации управленческого труда и т. д. Эти предложения и сейчас звучат как очень нужные, если учесть, что наш огромный аппарат должен как можно скорей перестраиваться с учетом требований времени и достижений науки и техники.
      Главное в любой организационной схеме или структуре — ясность для всех: цели, задач, объема работы, методов и средств исполнения. «При распределении работы между отдельными составными частями организации приходится добиваться, чтобы ни одна часть организации не выполняла работы, возложенной на другую. Это значит, что между отделами организации проводится точная разграничительная линия» (стр. 90).
      Забота о повышении ясности дела и ответственности за его исполнение является важнейшей стороной организационной работы.
      В четвертом разделе книги ярко излагаются значение и необходимость строго обоснованного подхода к реорганизациям. «Нужно помнить, что реорганизация обычно гораздо труднее и требует гораздо более энергии, чем организация заново. При реорганизации имеется слишком много сил инерции, которые препятствуют проведению желательных изменений» (стр. 115). И далее: «Вообще, любовь к реорганизаций стала какой-то нашей профессиональной советской болезнью. У нас очень мало организаторов, но чрезвычайно много охотников реорганизовывать. При этом часто вся реорганизация сводится лишь (как правильно заметил однажды Ленин) к перемене вывески, т. е. к новому словесному обозначению прежних организаций и их составных частей» (стр. 116-117).
      Дальше Керженцев пишет: «Нужно указать наконец, что всякая сколько-нибудь крупная работа по организации и реорганизации совершается очень медленно, дорого стоит и не скоро
      дает результаты. ...И не следует также надеяться, что крупное организационное задание можно выполнить быстро, одним ударом, с одного взмаха. Организационная работа по общему правилу требует упорного, настойчивого труда и большого терпения» (стр. 119).
      Живейший интерес вызывают разделы книги о подборе работников, контроле и стандартизации. Духом ленинского учения проникнуты вопросы о подборе работников. «Умение подобрать людей, — пишет Керженцев, — всегда свидетельствует об известном организаторском таланте человека». Тщательный научно обоснованный подбор людей, их расстановка и проверка исполнения — магистральные направления всей организаторской работы. В книге убедительно рекомендуются меры живого общения с людьми при подборе их на работу. Живая беседа, располагающая человека к задушевному разговору, где бы можно было задать и такие вопросы: «обладаете ли вы твердым характером» или «есть ли у вас настойчивость и прилежность, часто ли проявляется ленца», «имеете ли организаторские способности и любовь к организаторской работе», «умеете ли заставлять людей вас слушаться» и т. д.
      Причем в книге подчеркивается, что постановка таких вопросов не означает получения точного ответа на них, но организатор, который ведет беседу, должен непременно разбираться в человеческой психологии; при этом условии независимо от ответов собеседника можно получить более полное представление о качественной стороне человека.
      Автор выдвигает вопрос о развитии науки психологии с широким применением в подборе людей, психотехники и можно добавить — вплоть до введения в штатах управления специальной должности врача-психолога.
      Особо ответственным делом во всякой организации является правильная постановка отношений организатора и исполнителя «не мнить себя технической всезнайкой, не распылять себя на мелочах техники проведения той или иной функции. Организатор должен чувствовать себя капитаном корабля, ведущим курс, дающим директиву, регулирующим ход его жизни» (стр. 133).
      Анализируя вопросы подхода к людям, в книге с особой силой показывается значение руководителей в организации труда массы подчиненных людей. «Работа организатора, — говорится в книге, — в значительной части своей есть работа педагога, который настойчиво передает исполнителям свои идеи и учит 12 практически осуществлять их» (стр. 141).
      Строжайшее проведение принципа ответственности за конкретно порученное дело, когда всякий участник точно знает, какая именно работа лежит на нем, и в этих условиях всякий промах, ошибка каждого ясно видны, такой метод и есть основа научной организации, именно она позволяет правильно использовать труд с наибольшей эффективностью.
      Строгий учет, правильное распределение людей и систематический контроль за исполнением плана обеспечивают необходимую дисциплину, без чего немыслима научная организация и вообще никакая организация. Высокая организованность построена начетком распределении обязанностей — это залог высокой дисциплины. «Организатор должен уметь заставлять подчиненных работать не по принуждению или из-за боязни взысканий, а по внутреннему побуждению».
      В книге, написанной в 1922 г., весьма убедительно сделаны предложения о необходимости для более высокой организации труда и его производительности добиваться введения двух выходных дней в неделю, и уж по крайней мере один, желательно по возможности, для большинства единый выходной день должен соблюдаться неприкосновенно, категорически запрещая работать в выходной. день. Работа по воскресеньям вошла у нас в обиход, — пишет Керженцев. Создается иллюзия, будто благодаря этому нам удается сделать больше. На самом деле ничего подобного не происходит. Работа в выходные и по ночам — признак неорганизованности, и по сути это подрывает силы работающих* и в конечном итоге вместо кажущегося успеха на самом деле понижается производительность труда.
      Интересные данные изложены о контроле. Показываются значение контроля, формы и методы учета как основы контроля. Особенно интересны рекомендации о личном учете затрат труда каждым работником. Большинство рекомендаций в этой области заслуживает внимания в современных условиях.
      Говоря о значении стандартизации для научной организации труда, в книге приводится много интересных данных из зарубежной практики, и в частности разбираются работы американского специалиста Джильбрета.
      Вопросы организации управленческого труда, его нормирование, производительность, культура особенно интересно изложены в этой книге, и почти все может быть использовано в наше время. В области управленческого труда у нас занято свыше 10 млн. человек и от правильной организации труда этой наиболее образованной части тружеников страны во многом зависит успешное решение задачи, поставленной Коммунистической партией, о повышении эффективности общественного производства.
      Книга Керженцева «Принципы организации» получила очень высокую оценку прессы в 20-х годах. Выход этой книги расценивался как первый советский учебник в области организации.
      Весьма положительно эту книгу оценил В. И. Ленин. В своей работе «Лучше меньше, да лучше», касаясь именно этой книги Керженцева, В. И. Ленин писал: «Объявить конкурс сейчас же на составление двух или больше учебников по организации труда вообще и специально труда управленческого... Можно взять за основу недавнюю книгу Керженцева».
      Некоторые, на наш взгляд, особо интересные отзывы на эту книгу считаем полезным привести.
      «С большим удовольствием я познакомился с вышедшей на днях книжкой т. П. М. Керженцева «Принципы организации». В ней говорится об организации работы в предприятиях (не только учреждениях)... Кто интересуется вопросами административного строительства, может также найти в ней много поучительного и интересного... Я желал бы, чтобы каждый организатор и ответственный руководитель ознакомился с теми простыми указаниями, которые даются в книжке т. Керженцева». (Н. Семашко. «Известия ВЦИК», декабрь 1922 г.).
      «Автор скромно говорит о книге, как о «элементарном введении», но с первых же строк вы чувствуете, что это не беспомощная компиляция, не ученическое изложение идей Тейлора, а самостоятельная интерпретация. Изложение все время идет на базе выдержанной схемы, над которой автор, видимо, немало работал. ...Тов. Керженцев в своем изложении постоянно тренирует читателя, беря организационные иллюстрации отовсюду, — перед вами развертывается Америка, Англия, а рядом с ней Россия, живая, современная, революционная Россия;...
      Вы чувствуете, что книга — настоящий, «чисто деловой учебник». Уже в трактовке «организационного плана» автор предстает перед нами как тонкий реалист. Он держит читателя в напряжении и говорит ему: «будь готов». Будь готов создать работоспособную организацию не только тогда, когда подано все новенькое и совершенное, но и на базе примитивного оборудования.
      В строгой гармонии с таким стилем изложения у автора — будничный материал для выяснения больших организационных проблем... Книгу Керженцева нельзя воспринимать зубрежкой, воскрешение которой так чувствуется в наших вузах.
      Это постоянное цементование принципов организации с подлинной кинематикой жизни позволяет Керженцеву вводить и вставлять в раму схемы такие краткие, но сильные главы, как «Методы дезорганизации» или «Примеры организационной работы» (А. Гастев. «Правда», 25 марта 1923 г.).
      «Цель книги следует признать блестяще выполненной. Сама книга может служить примером организационной стройности, ясности и отчетливости. В ней все убедительно и просто. Содержание ее может показаться даже слишком простым, как будто давно известным. Но в этом как раз и заключается достоинство книги, делающее ее такой убедительной и практически применимой. Чтение ее «организует», дисциплинирует читателя, заставляя его последовательно продумывать, прорабатывать вместе с автором логически развертывающиеся элементы организации на простых жизненных примерах. Она сразу вводит в рабочий обиход всякого организатора на любой работе, на любом участке укрепляемого советского фронта...» («Известия ВЦИК»,21 апреля 1924 г.).
      Следующие четыре работы Керженцева, помещенные в данном сборнике, по сути развивают и конкретизируют идеи книги «Принципы организации» в специфических, конкретных направлениях.
      Две работы «НОТ — научная организация труда» и «Борьба за время» являются как бы частями одного целого, и их можно характеризовать как единую работу. Впервые изданы они в 1923 г. В этих работах, опираясь на «Принципы организации», даются основные сведения о научной организации труда, ее методах, приемах, составных частях и практических достижениях. Работы написаны просто, популярно и интересно для широкого круга читателей.
      П. М. Керженцев считал, что основная задача указанных работ заключалась в том, чтобы в самой сжатой форме дать сведения о НОТ, о течениях, существующих среди работников по НОТ, и о практической работе в этой области, о борьбе за время, значении этой борьбы для восстановления и развития нашего социалистического хозяйства. Читатель увидит, что автор блестяще справился с этой задачей, изложив сжато, в яркой публицистической полемической форме содержание бурных дискуссий по научной организации труда.
      Книги появились в восстановительный период, когда в области технической, как указывает автор, мы были еще «особенно немощны». С тех пор коренным образом изменился технический уровень нашей промышленности. Советский Союз стал могучей индустриальной державой, созданы новые первоклассные отрасли производства. Теперь уже и станки другие, и люди не те. И все же многое из сказанного Керженцевым о НОТ в этих работах представляет большой интерес для современного читателя.
      Созвучно нашему времени определение НОТ, которая рассматривается как применение научных принципов не только к хозяйственному труду человека или к производству, но и ко всякой организационной работе вообще.
      Особый интерес вызывает раздел о необходимости использования в научной организации труда нашего времени революционного опыта. Автор совершенно правильно подчеркивает, что это то, чего не имеет ни одна страна, и критикует тех инженеров и организаторов по НОТ, которые продолжают танцевать от «тейлоровской печки», изготовленной в Америке.
      Большой интерес вызывает раздел о «Лиге Время», о течениях в НОТ. Отдавая должное А. К. Гастеву, много сделавшему для НОТ, автор тем не менее подвергает критической оценке некоторые вопросы установочного метода и систему трудовой педагогики, созданную Гастевым в ЦИТе.
      В книге П. М. Керженцева освещаются этапы работы по НОТ. Актуальны высказывания П. М. Керженцева по вопросам планирования, стандартизации продукции, улучшения условий труда и др. Говоря о научной работе, автор правильно ставил еще тогда перед научными работниками-экономистами задачу — не ограничиваться одними лишь лабораторными исследованиями, а смелее и шире внедрять эксперимент.
      П. М. Керженцев весьма остро и интересно поставил вопросы об интенсификации труда. Он писал: «Нам нужно поставить перед собою и проблему интенсификации труда. Некоторые по этому поводу делают испуганные глаза и готовы кричать об эксплуатации... Интенсификация труда (т. е. увеличение в единицу времени расхода человеческой энергии) вовсе не всегда связывается с ухудшением физического состояния рабочего, как это иногда думают». Кстати, некоторые экономисты и сейчас полагают, что интенсификация труда — категория капиталистическая и поэтому нам заниматься этой проблемой не подобает. Такая
      точка зрения явно несостоятельна. Мы, безусловно, за интенсификацию труда, при которой труд используется максимально эффективно как для общества, так и для развития самого человека и его здоровья.
      В работе «Борьба за время» автор дает анализ имеющихся у нас материальных возможностей для восстановления народного хозяйства и блестяще показывает роль экономии в решении задач советского народа в тот период.
      П. М. Керженцев постоянно обращает внимание читателя на то, что время является для нас материальной ценностью, и притом ценностью совершенно особого рода. «Другие ценности, — пишет автор, — мы можем скапливать и сберегать, время беспрерывно течет и ежесекундно ускользает от нашего опыта. Время неиспользованное — время погибшее безвозвратно».
      В научной организации труда огромное значение принадлежит умению правильно распределять время. Автор опирается на психофизиологические наблюдения, которые показывают, что первый час рабочего дня и последний перед перерывом являются наименее производительными, второй и третий час утренней работы — равно второй и третий час после обеденного перерыва — наиболее продуктивными, а поэтому работу необходимо распределять так, чтобы в данные часы выполнялась наиболее интенсивная работа.
      П. М. Керженцев анализирует причины потерь времени в нашем хозяйстве. Особенно автор обрушивается на существующие очереди. «Чаще всего растрата времени в очередях и ожиданиях, — пишет автор, — зависит от неправильности самой системы. Здесь борьба за время сталкивается с основными организационными проблемами».
      Одной из причин непроизводительной растраты времени автор считает (что актуально и в настоящий момент) большое количество совещаний, причем часто не подготовленных ответственными лицами. Автор призывает сократить до минимума заседания, предоставив право отдельным товарищам самостоятельно решать определенные вопросы, которые не требуют обязательной коллегиальности.
      Две следующие работы «Памятка организатора» и «Организуй самого себя!». «Памятка организатора» создавалась Керженцевым сначала как введение к книге «Принципы организации», а позднее приняла характер инструктивного пособия и рассчитана главным образом на молодых организаторов, только начинающих заниматься организационной работой.
      Для многих начинающих работать «Памятка» и сейчас может быть практическим пособием в познании мудрости организационной деятельности. Особенно интересны и полезны 14 пунктов организационных правил, которые напечатаны в заключении этой работы.
      Работа «Организуй самого себя!» рассчитана специально на молодежь, комсомол. В ней убедительно, на конкретных примерах показано, что и как должна делать молодежь, чтобы быть на уровне научной организации труда. Даются советы и предложения молодежи по таким вопросам, как «Работа над собой», «Работа по плану»; порядок составления, проверка и учет выполнения плана; распределение времени, экономия времени, средств и сил; отношение к людям; любовь к ответственности, и др. Тренировать и воспитывать «чувство времени» — это замечательное качество человека молодежь должна прививать себе. Экономия времени — самый значительный вопрос НОТ, но, воспитывая у молодежи чувство времени, нужно прививать ей чувство экономии во всем, и особенно при использовании орудий труда и материалов.
      На этом пути встречается масса самых скучных мелочей, — пишет П. М. Керженцев, — но мелочи такого порядка, которые определяют лицо настоящего хозяина. Надо знать, что ни о каком коммунистическом хозяйстве нельзя говорить без знания и постоянной заботы об экономии.
      Нужно научиться работать так, чтобы получать максимальный эффект от затраты сил, — таково самое необходимое требование научной организации.
      В экономию, пишет далее Керженцев, обязательно входит организация отдыха. Для сохранения сил и постоянного поддержания и развития энергии необходим правильный отдых. «Нужно научиться не только работать, но и отдыхать».
      Заканчивается работа страстным призывом к молодежи — «Если хотите стать коммунистами, достойными нашей великой эпохи, — организуйте сами себя!»
      В книгах Керженцева есть и устаревшие места. Особенно отдельные примеры и факты. Нельзя признать правильным утверждение Керженцева, будто положение — научная организация труда должна учитывать «узкие места» — неверно и «чуждо общественной жизни». Ведь система ПЕРТ и наши методы сетевого планирования построены именно на учете «узких» критических мест. Указание В. И. Ленина о том, что во всяком деле следует найти решающее звено и, взявшись за него, вытянуть всю цепь, тоже по сути дела говорит о том, что выявление «узких мест» в любом деле, в любой системе есть мера необходимая.
      Несмотря на то что прошло уже сорок лет со дня выхода в свет этих работ, нельзя не отметить, что критика Керженцевым организационной неслаженности рабочего и управленческого аппарата не устарела и для наших дней.
      В сборнике в качестве приложения печатаются: Резолюция Второй Всесоюзной конференции по НОТ по докладу В. В. Куйбышева; Положение о Совете по научной организации труда НК РКП СССР; Устав «Лиги НОТ», утвержденный СНК СССР; НОТ в вузах — резолюция Всероссийского совещания по индустриально-техническому образованию; и «Как надо работать» — 16 пунктов — правил А. К. Гастева. Все материалы приложения хорошо дополняют и усиливают значение книг Керженцева. Они имеют большой познавательный интерес, а главное, они помогают более правильно организовывать практическую работу по внедрению НОТ в современных условиях.
      Значение работ Керженцева особо возрастает потому, что они написаны в развитие последних ленинских работ и решений XII съезда нашей партии, которые определили наряду с другими вопросами и задачи партии и государства, задачи всего советского народа в области научной организации труда и управления в соответствии с завещаниями В. И. Ленина.
      Как известно, В. И. Ленин по болезни не мог присутствовать на XII съезде партии, но он написал специальные работы «Как нам реорганизовать Рабкрин» и «Лучше меньше, да лучше». Эти работы были опубликованы перед съездом партии как предложение Ленина съезду, и они послужили ленинскими заветами особенно в деле развития внедрения научной организации труда в период строительства социализма и коммунизма в нашей стране. XII съезд партии полностью учел все указания В. И. Ленина.
      По данным воспоминаний современников и непосредственных сотрудников В. И. Ленина, известно, что его работы о Рабкрине и «Лучше меньше, да лучше» написаны в результате длительных и упорных поисков, размышлений и исследований в области организации труда и управления.
      Вот, например, любопытная деталь, описанная А. К. Гастевым в журнале «Организация труда», № 2, 1924 г. Он пишет:
      «В 1918 году Ленин выступил как производственник в области научной организации труда, а уже с 19-го года и все последующие 19
      годы, в том числе и в 1923 году, он выступает как учрежденец, который хочет применить медленно, но неуклонно принципы научной организации труда к госаппарату».
      В. И. Ленин в своих последних работах сделал особые указания о научных исследованиях и системе научных учреждений, которые должны заниматься вопросами НОТ. Он писал: «...наркому Рабкрина придется поработать над, частью, слиянием, частью, координированием тех высших институтов по организации труда (Центральный институт труда, Институт научной организации труда и т. д.), которых у нас теперь имеется в республике не менее 12. Чрезмерное однообразие и вытекающее отсюда стремление к слиянию будут вредны. Наоборот, тут надо найти разумную и целесообразную середину между слиянием всех этих учреждений воедино и правильным разграничением их при условии известной самостоятельности каждого из этих учреждений» *.
      Без овладения минимумом знаний в области НОТ и современной техникой ни о какой научной организации труда и речи быть не может. Научные исследования и учеба широкого круга людей — непременное условие для успешного внедрения НОТ. «Нам надо во что бы то ни стало, — писал В. И. Ленин в указанных выше работах, — поставить себе задачей для обновления нашего госаппарата: во-первых — учиться, во-вторых — учиться и в-третьих — учиться и затем проверять то, чтобы наука у нас не оставалась мертвой буквой или модной фразой (а это, нечего греха таить, у нас особенно часто бывает), чтобы наука действительно входила в плоть и кровь, превращалась в составной элемент быта вполне и настоящим образом» 2.
      В. И. Ленин, определяя конкретные задачи и пути создания аппарата и внедрения в практику его работы научной организации труда, считал это непременным условием успешного внедрения научной организации труда во все отрасли народного хозяйства, и особенно в сферу материального производства.
      Одновременно в этих работах В. И. Ленин особо подчеркивает сложность этой работы, а поэтому предостерегает от увлечения поспешностью «не гнаться за количеством и не торопиться», «надо взять за правило: лучше числом поменьше, да
      качеством повыше». Для решения столь сложных задач «не
      1 В. И. Л е н и н. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 386.
      2 Т а м же, стр. 391.
      надо жалеть времени и надо затрачивать много, много, много лет».
      Учитывая предложения В. И. Ленина, XII съезд партии в своих постановлениях записал: «Слабой стороной государственной промышленности и торговли является их тяжеловесность, неподвижность, недостаточная предприимчивость. Причина этого — в далеко еще не достаточном отборе хозяйственных работников, в недостаточном их опыте, в недостаточной заинтересованности их в успехах собственной работы. ...Вознаграждение руководителей предприятия должно быть поставлено в зависимость от баланса, как заработная плата — от выработки». И далее: «Вотличие от действующей громоздкой, дорого стоящей и падающей тяжелым бременем на рабочих и крестьян структуры государственного аппарата, новую структуру органов управления и хозяйствования и новую технику ведения в них дел необходимо максимально упростить, построить на началах научной организации труда и управления, исключающих возможность бюрократических извращений и излишеств» 1.
      Далее в решениях XII съезда партии указано: «Для правильной постановки изучения научных методов управления и организации труда съезд рекомендует:
      а) пересмотреть немедленно и выбрать из всех действующих ученых институтов труда и аналогичных учреждений те из них, действительно серьезная и научная постановка дела в которых гарантирует его успешность, и поддержать эти учреждения так, чтобы они действительно стояли на высоте современной науки, возложив на РКП задачу координации их деятельности;
      б) объявить немедленно конкурс на составление одного или нескольких учебников по организации труда вообще и специально тРУДа управленческого;
      в) командировать за границу, и затем возвести такие командировки в систему, ряд добросовестных специалистов и коммунистов с надлежащей подготовкой для теоретического изучения тех же вопросов, а также изучения опыта их практического применения на Западе, а также для подбора литературы по тем же вопросам» 2.
      1 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Ч. I. Госполитиздат, 1953, стр. 701, 719, 720.
      2 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Ч. I. Госполитиздат, 1953, стр. 721.
      Весь материал по НОТ 20-х годов, и в частности работы Керженцева, которые печатаются в этом сборнике, — не только история. Это изложение богатейшего опыта нашего народа, без знания которого невозможно развивать и внедрять научную организацию труда в современных условиях. Этот материал должен быть принят на вооружение современными кадрами, работающими в области внедрения НОТ и управления, как фундаментное основание.
      Именно в произведениях К. Маркса, Ф. Энгельса и В. И. Ленина глубоко и научно обоснованно разработаны вопросы разделения и кооперации труда как главные принципы его научной организации и наивысшей производительности; вопросы технического прогресса, механовооруженности труда и необходимость непрерывного совершенствования орудий труда как решающего источника наибольшей экономии труда и его производительности ; вопросы создания условий труда, гарантирующих безопасность, отдых и оптимальную интенсификацию труда; и наконец, вопросы необходимости научно обоснованного нормирования труда, соблюдения принципов морального и материального стимулирования труда и социалистическое соревнование, т. е. вопросы заинтересованности в труде трудящихся и т. д. Все это является теоретической основой, методологической частью научной организации труда, без знания которой невозможно создать мероприятия дальнейшего развития и внедрения научной организации труда в народном хозяйстве в целом и для каждой отрасли отдельно.
      С учетом истории и достижений современной науки и техники следует дать такое определение понятия научной организации труда:
      НОТ есть процесс непрерывного совершенствования методов, условий и орудий труда на основе достижений науки и техники, обеспечивающих всестороннюю экономию труда и времени и неуклонный рост общественной производительности труда, чтобы постепенно, но неуклонно вводить коммунистическую дисциплину и коммунистический труд. Внедрение НОТ требует:
      систематической разработки общих методологических вопросов, которые необходимы для научной организации всех видов труда и касающихся всех отраслей народного хозяйства, т. е. «теории организации»;
      разработки методов развития и внедрения научной организации труда по отдельным отраслям народного хозяйства с учетом отраслевой специфики;
      участия в разработке проблем научной организации труда специфических научных учреждений по физиологии труда, гигиене труда, психологии труда и т. д., т. е. изучения условий труда и отдыха как важнейших составных частей научной организации всякого труда.
      Таким образом, для чтения курса НОТ в институтах, техникумах и на курсах проблема НОТ должна состоять из трех разделов, а каждый раздел — из определенного количества тем. Определение тематики лекций или программ по НОТ — это неотложная практическая задача, которая сделает более ясными задачи пропаганды и практического внедрения НОТ. Создание программы и тематики по вопросам НОТ должно оградить НОТ как от попыток сужения до НОТ на рабочем месте, так и от других опасных тенденций — попыток включить в НОТ самое несоизмеримое множество вопросов, что равно утопить НОТ в неопределенности.
      И наконец, для более успешной НОТ в условиях борьбы за выполнение планов новой пятилетки следует незамедлительно сосредоточить всю деятельность на выявлении потерь, растрат труда и времени, в том числе труда живого, овеществленного и будущего, изучении причин, порождающих эти потери, и разработке конкретных мер по ликвидации этих потерь. Параллельно с этой работой организовать изучение и обобщение опыта новаторов и особенно рационализаторов с тем, чтобы этот драгоценный опыт сделать достоянием всех рабочих, ИТР и служащих.
      Это должно быть как программа-минимум по НОТ.
      Следующим шагом, как программа-максимум, следует поставить задачу: тщательное изучение движений в труде с учетом
      применения современной техники и на основе этого разработка предложений, устраняющих всякие нерациональные движения и затраты труда, а также по совершенствованию орудий труда, обеспечивающих высшую производительность.
      Чрезвычайно большая и интересная задача в области дальнейшего развития НОТ — это создание такой системы организации, которая была бы на уровне современных достижений науки и техники. Эта идея была выдвинута нотовцами 20-х годов. «Смотри на машину-орудие. Создавай машину-организацию» — вот был девиз нотовцев. Гастев с коллективом ЦИТ добивался дальнейшего развития НОТ по двум линиям. Первую линию он называл биоэнергетикой и вторую — оргаэнергетикой. Обеспечить развитие современного человека по пути к постоянному
      биологическому совершенствованию — это, во-первых. А во-вторых, воспитать в человеке «высшую организационную конденсацию».
      «Человечество научилось обрабатывать вещи, — писал А. К. Гастев, — наступила пора тщательной обработки человека. Организация — это линии, по которым быстро ходят автоматы технические, мускульные и нервные».
      Изобретать, создавать «машину-организацию», где как в самой совершенной машине затраты труда и все трудовые действия рассчитаны и согласованы так же точно и синхронно, как в машине, — пусть возьмет на себя решение этой задачи наша армия рациона лиз аторов.
      Кандидат экономических наук И. А. Слепов
     
     
      ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ
     
      ОТ АВТОРА
      Наша революция больше всего требовала от человека организаторских способностей. За истекшие годы рабочая и крестьянская масса выделила много талантливых организаторов. Большинству из них пришлось путем личного опыта и собственных ошибок научиться основным принципам организаторской работы. До сих пор не подведен итог этой многообразной работе, а равно не существует ни оригинальных, ни переводных книг, которые касались бы вопросов организации в целом. Даже в иностранной литературе (главным образом американской) довольно подробно разработан лишь один вопрос — об организации фабрики в условиях капиталистического режима.
      Настоящая работа имеет в виду дать сжатое практическое руководство для рядовых организаторов, в какой бы области они ни работали. Это — чисто деловой Учебник, предназначенный преимущественно для тех новых молодых организаторов, которым приходится сейчас строить Социалистическую Советскую Республику.
      Само собою понятно, что некоторым темам, которым в этой работе могли быть посвящены лишь отдельные главы и параграфы, следует уделить особые обстоятельные работы. К таким темам принадлежит, например, вопрос об организации фабрики или о партийном строительстве. Это — задача для специальных исследователей. Цель настоящей книги — дать лишь введение, иллюстрированное типичными примерами из разных областей и характеризующее основные особенности всякой организаторской работы.
      Первые три издания настоящей книги разошлись в течение очень короткого времени. Четвертое издание печатается дишь с небольшими исправлениями редакционного характера. Не желая менять общей архитектоники книги, я разработал специальные вопросы организации в особых брошюрах. Проблемам научной организации труда в СССР посвящена брошюра «НОТ и задачи партии» (второе, переработанное издание). Вопросы, связанные с временем, разработаны в брошюре «Борьба за время» (Москва, 1923), которая дает также характеристику основных задач «Лиги Время». Вопроса личной самодисциплины касается брошюра «Организуй самого себя!», обращенная к молодежи (второе, дополненное издание).
      Ввиду выяснившейся потребности в самом популярном изложении основных проблем организационной работы я выпустил также брошюру «Памятка организатора», рассчитанную на массового читателя (3-е изд.). Эта брошюра может рассматриваться как своего рода общедоступное введение к настоящей книге. Однако и последнюю я по-прежнему старался сделать удобопонимаемой и конкретной, доступной для чита-28 теля с самой небольшой подготовкой.
     
      Глава I
      ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ ПЛАН
      Что такое организация?
      День 20 октября объявлен специальным днем помощи Красной Армии. По инструкции, полученной из центра, главное внимание следует обратить на сбор теплых вещей для красноармейцев. Заводской комитет постановил организовать в этот день митинг.
      О митинге решили вывесить объявление на фабрике и несколько афиш в самом заводском поселке. Местом митинга назначили небольшую площадь около завода. Здесь задумали соорудить трибуну и притом так, что ораторы должны были стоять у заводской стены, и их голоса, отражаясь от стены, были бы хорошо слышны. Ораторами выбрали трех человек. Было условлено, что первый оратор будет председателем и откроет митинг речью, в которой должен будет сравнить прежнюю царскую армию с Красной Армией. Второй оратор должен будет сказать о значении Красной Армии в Советской России. Третий оратор укажет, что практически можно сейчас сделать для Красной Армии.
      В заводском комитете были Вкратце обсуждены и речи, и практические предложения. Некоторые из ораторов сами для себя написали маленький план своих речей. Было решено после митинга выбрать «тройку» для сбора вещей: двух наметил заводской комитет из рабочих, выбрать третьего решено было предоставить самому митингу.
      Заводской комитет составил также небольшую резолюцию, которую митинг должен был принять в конце прений.
      Наметив такой план работы, заводской комитет поручил одному человеку заняться объявлениями и афишами о митинге, другому — позаботиться о постройке трибуны, третьему — приготовиться к выступлению, а разным другим товарищам дал различные поручения, связанные с организацией митинга. Председатель заводского комитета должен был отвечать за всю организацию митинга и контролировать всю работу.
      Организационный план митинга был, таким образом, подробно подготовлен заводским комитетом, но организация митинга произошла не совсем так, как предполагалось. Митинг был назначен на 12 час. Когда председатель завкома пришел утром на площадь посмотреть, что сделано, оказалось, что никакой трибуны нет. Товарищ, которому была поручена постройка, заявил, что старая трибуна, которую он рассчитывал использовать, растащена на дрова. Председатель завкома распорядился вызвать грузовик и использовать его как трибуну. Оказалось также, что в поселке висела лишь одна афиша и население очень плохо было осведомлено о митинге. Председатель перед самым митингом послал несколько человек на базар и другие людные места созывать народ.
      Оратор, который должен был сделать практическое предложение и внести резолюцию, был внезапно вызван в уезд. Председатель завкома решил выступить сам и наскоро набросал новую резолюцию, так как текст старой товарищ впопыхах увез с собою.
      Чтобы созванный митинг шел успешно, председатель строго следовал обычно принятым правилам ведения митинга. Он давал слово в порядке записи, следил, чтобы ораторы говорили по существу и не слишком долго, не давал собравшимся расходиться до принятия резолюции и т. д.
      На самом митинге, кроме предложения завкома о сборе вещей, были сделаны и другие предложения, например об организации субботника для очистки местных небольших казарм. На митинге, кроме «тройки» для сбора вещей, была выбрана другая «тройка» для устройства субботника. Через неделю сбор вещей и субботник были закончены, и обе «тройки» прекратили свое существование, а заводской комитет продолжал свою обычную работу.
      Устройство типичного митинга, сейчас описанного, является примером простейшей организации, но в этом примере, как мы увидим дальше, заключены все основные элементы всякой организации.
      Иной раз сам митинг является лишь частью сложной и большой организационной работы. В описанном случае подобные же митинги и такая же работа производились по всей Республике. Иногда митинг является составной частью широкой местной организационной работы, например избирательной кампании к съезду Советов.
      В таких случаях, кроме митингов агитационного характера, происходят избирательные собрания, которые завершаются выборами. Таким путем строится волостная, уездная, губернская и общероссийская организация Советов, ведущая всю работу по управлению страной.
      Мы говорим «организовывать митинг», «организовывать избирательную кампанию», «организовывать армию», «организовывать государственную власть».
      «Организовывать» — значит объединять людей для выполнения определенной работы. Само объединение мы можем назвать «организацией».
      При этом нужно различать двоякий смысл этого слова: «организацией» мы называем работу по организовыванию людей, например организацию Красной Армии для защиты Республики или организацию партии. «Организацией» называются также и результаты этой работы, например говорят: «партийная организация». Слово «организация» в этом случае также имеет два смысла...
     
      2. Элементы организации
      На какие элементы распадается всякая организация? Из каких частей составляется план организационной работы? Один из американцев, много писавший на эту тему (Эмерсон), отвечает, так: «Для успешного выполнения какой-либо работы нужно иметь:
      1. Определенный план или идеал.
      2. Организацию такого характера, которая способна достигнуть и выполнить требования идеала.
      3. Наличие людей, денег, материалов, машин и методов, которые дают возможность организации достигнуть и выполнить задания.
      4. Компетентных руководителей, которые заставят организацию при наличии указанных людей и средств достигнуть поставленного идеала».
      Эта схема довольно правильно намечает составные части организационной работы, но она должна быть несколько детализирована. Пример митинга даст нам возможность произвести такое выделение основных элементов организации.
      Митинг созывался потому, что имелось известное задание, определенная цель. В каждой организации цель — это первое, с чем приходится соприкасаться. Нужно задать себе вопрос: для чего производится организационная работа? Чего хотят достигнуть ею? Какая программа стоит перед работниками? Только ясное представление о цели организации даст возможность правильно строить самою организацию и вести всю дальнейшую работу.
      Затем нужно ответить на вопрос: что следует сделать для достижения цели? Каким образом объединить людей для намеченной работы? Какого типа организацию нужно создать? «Митинг» есть организация, которая объединяет людей чаще всего лишь на пару часов, но митинг может выбрать «тройку», которая будет существовать как организация уже более продолжительное время. Собрание избирателей, продолжающееся лишь один час, может избрать исполком, который будет работать несколько месяцев или целый год. Существуют всякого рода организации: партийные, профессиональные, литературные и т. д. Все они имеют разные типы и различный характер в своем строении.
      Когда установлена ясно цель и намечен характер организации, нужно ответить на вопрос: как организацию создать и как ее вести? Иначе нужно дать себе отчет в самых методах, при помощи которых можно объединить людей для определенной работы и выполнять эту работу правильно и успешно.
      И само собою понятно, что нужно также дать себе отчет, кто именно, какие люди будут выполнять работу. Кто может явиться организатором и руководителем? Кто будет исполнять задания? Одним словом, нужно учесть наличие людских сил и затем правильно распределить их для работы.
      Далее нужно дать себе отчет в материальных и технических условиях, в которых происходит организационная работа. Это значит, что нужно не только ясно себе представить все важнейшие политические, экономические и другие условия, влияющие на дело, но также и узкоматериальную обстановку, в которой происходит работа, т. е. место ее, техническое оборудование и его характер. Например, при организации армии надо учесть, какое имеется в наличии вооружение, какие снаряды и пр.
      Чрезвычайно важным является вопрос о времени. Организаторы должны наметить сроки, в течение которых работа может быть выполнена. Всякое отдельное задание должно иметь срок, к которому оно должно быть закончено. Митинг назначается в 12 час. Сбор вещей для Красной Армии происходит в течение недели. Субботник по очистке казарм происходит в первую субботу после митинга. Все собранные вещи отсылаются в центр, скажем, через две недели после митинга и т. д. Только при существовании таких сроков организация может правильно работать.
      И наконец, всякая организация должна подвергаться контролю, всякая организация должна организовать учет работы. Все должно систематически проверяться, так как иначе никакая, даже идеальная, организация не может правильно работать.
      Таким образом, мы можем выделить семь основных элементов организационной работы:
      1. Цель. (В чем состоит цель или задание работы?)
      2. Типы организации. (Какая форма организации явится наиболее подходящей для выполнения намеченной работы?)
      3. Методы. (Какими организационными методами можно будет добиться намеченной цели?)
      4. Люди. (При помощи каких лиц и при использовании какой людской силы будет производиться работа?)
      5. Материальные средства. (Какие материалы нужны для выполнения работы? И какие орудия нужно применить для обработки материала по намеченным методам?)
      6. Время. (В течение какого времени работа может и должна быть выполнена? Сколько времени потребуется на выполнение каждой отдельной операции? В какой последовательности должны быть проведены все операции, на которые можно расчленить данную работу?)
      7. Контроль. (Каким образом вести учет работы и организовать действительный контроль над ее выполнением?)
     
      3. Значение организационного плана
      Прежде чем приступить к организационной работе, организатор должен ясно представить себе все стороны предстоящего ему дела. Иными словами, он должен отчетливо выделить все элементы организации, которые были сейчас указаны. Систематическая сводка этих элементов и есть в сущности организационный план. Это значит, что в организационном плане должно быть отведено место всем необходимым элементам организационной работы и притом не в общей, а в совершенно точной конкретной форме.
      Для организатора будет очень полезно, если, приступая к работе, он возьмет карандаш в руки и на листе бумаги даст ответ по указанным семи основным вопросам. Вначале перед организатором будет рисоваться лишь общий план работы. Выяснив его для себя, он должен тщательно продумать все отдельные составные части предстоящей работы. Обдумывая примерный план организации, он может набросать маленькую схему, диаграмму, по которой будет видно, какие ячейки создаются, как они связаны между собою, кому подчинены и кто от них зависит и т. д.
      Обдумывая вопрос о материальных ресурсах, он должен будет не только набросать некоторую опись имущества, необходимых машин, инструментов и других орудий, но и составить смету. Смета, отражая финансовую сторону организационной работы, всегда дает довольно точную картину дела. По ней можно, например, судить, какие цели ставит организация, каким образом она производит свою работу, какое количество людей использует и каким именно образом и т. д.
      Касаясь вопроса о методах организации, организатор, естественно, столкнется с вопросом о разного рода - инструкциях, которые он должен будет дать выполнителям задания.
      Всякая организационная работа должна будет наметить также определенные сроки для выполнения. Это означает также, что организатор должен сразу поставить вехи своей работы довольно далеко вперед. Только имея такзчо перспективу, он сможет правильно оценивать свою текущую работу и все частичные задания.
      Таким образом, организационный план-схема, который охватывает главные стороны намеченной работы, распадается затем на ряд отдельных планов, более подробно разрабатывающих ту или иную сторону дела.
      Заблаговременное составление плана работы является типичной особенностью так называемого «научного управления производством». Один из американских деятелей в области научного управления так описывает перемену, произведенную новыми приемами работы на фабрике:
      «Составление плана работы состоит в том, что берется чертеж какой-нибудь поделки и по этому чертежу предначертывается определенный порядок действия для последовательного хода работы. В прежнее время чертежи отправлялись мастеру в мастерскую, и его конторщик заказывал отливки и материалы, и, когда они поступали в мастерскую, мастер, насколько мог, намечал порядок исполнения работ, или если ему было некогда, то предоставлял это рабочим. Теперь же ни одной штуки не начинают обрабатывать в нашей мастерской, пока метод, которому надо следовать при ее прохождении, не нанесен сполна на карточку. Мы определяем вперед с точностью, как машины будут строиться, какие именно операции будут произведены для каждой из частей, входящих в состав данной машины, и какие станки они будут занимать в последовательном порядке операции».
      Этот пример дает лишь самую элементарную иллюстрацию плановой работы. Рассмотрим более сложный случай с применением организационного плана.
      Иллюстрацией общеорганизационного плана может, например, послужить резолюция IX съезда Российской Коммунистической партии об очередных задачах хозяйственного строительства. Резолюция прежде 37
      всего устанавливает основное содержание единого Государственного плана России на ближайшую историческую эпоху. Так, в качестве главных задач указываются: 1) работа по улучшению транспорта и по
      образованию необходимых запасов хлеба, топлива и сырья; 2) работа по машиностроению на транспорт, на добычу сырья и производство хлеба; 3) усиленное развитие машиностроения на производство продуктов массового потребления и 4) усиленное производство продуктов массового потребления. Исходя из этих четырех задач резолюция указывает конкретные формы работы (например, постройку электрических станций, мобилизацию квалифицированных рабочих, организацию областных хозяйственных органов и т. д.). При этом по каждому отдельному пункту опять-таки указываются конкретные задачи и методы выполнения и иногда формы самой организации.
      Когда эту резолюцию пришлось проводить в жизнь, то отдельные ее пункты надо было еще более детализировать и, так сказать, составить свои организационные планы по частичным вопросам.
      Опыт последних, лет показал, что намеченный резолюцией план работы в некоторых частях не оправдался или не мог быть осуществлен, и это совершенно естественно. Всякий организационный план неизбежно меняется в процессе работы в зависимости от обстоятельств и новых условий. Задача организатора — составить такой план, который учитывал бы возможные неожиданности.
      Для того чтобы достигнуть этого, организатор должен до осуществления плана тщательно мысленно проверить его во всех деталях. Он должен представить себе все возможные осложнения, которые станут на пути 38 работы, и все случайности, которые смогут повлиять
      на осуществление плана, при этом надо быть всегда готовым к худшему.
      Организатор митинга, на открытом воздухе должен, например, подумать — а что если пойдет дождь? Очевидно, слушатели не соберутся. Нужно ли будет отменить мйтинг или заранее подготовить закрытое помещение? Полководец, ведя борьбу с противником, должен учитывать, что намеченное им наступление может быть отражено сильным неприятелем и ему придется отступать, бросать обоз, артиллерию и т. д. Строя планы сельскохозяйственной работы, нужно учитывать возможность засухи и голода. Чем больше таких возможностей организатор учтет, тем более гибким и, значит, более выполнимым будет его организационный план. Учесть — значит создать вариации и изменения организационного плана на всякий возможный случай. Иными словами, организатору придется создавать не один план работы, а несколько. Основной план он составляет, учитывая наиболее возможную, так сказать, нормальную обстановку. Изменения, вариации плана он составляет на случай, если предполагаемая обстановка резко изменится в ту или другую сторону.
      Есть много любителей строить широкие организационные планы, не считаясь с реальной действительностью. Пусть организатор не слишком дает волю своей фантазии, а все время твердо стоит на земле. Пусть он лучше до конкретных мелочей продумает предстоящую работу и наглядно представит себе, как она может происходить в связи с изменяющимися обстоятельствами. Великие полководцы всегда умели не только указать полкам, по каким направлениям должен двигаться Фронт против неприятеля, но и ясно знали, по какой именно проселочной дороге пойдет та или другая рота, и каких деревнях остановится на ночь, на каких паромах и где переправится через реку, где подкормит лошадей, в каком пункте получит съестные припасы.
      Итак, первое, с чего должен начать организатор, это — ясно и до мелочей продумать организационный план со всеми его элементами и несколько раз мысленно проверить его.
     
      4. Два основных правила
      Известный американский инженер Тейлор, много работавший в области организации производства, говорит:
      «Искусство управления фабрикой состоит в том, чтобы точно уяснить себе, что именно вы хотите заставить рабочих сделать, а затем следить, чтобы ваши задания выполнялись лучшим и самым дешевым образом» 1.
      Это определение довольно метко характеризует основную особенность всякой организационной работы. Плох тот организатор, который все делает или пытается делать своими собственными руками. Поступая таким образом, организатор переводит себя в положение обыкновенного исполнителя и, таким образом, не выполняет своего назначения. Хороший организатор ничего не делает сам. Он умеет заставить других выполнить всю работу, оставляя себе лишь основное общее руководство и общий контроль. Таким образом, организатору, после того как он выработал план работы, нужно уметь разложить работу на других и лишь контролировать выполнение работы по заданному плану.
      1 Ф. Тейлор. Управление фабрикой. Нью-Йорк, 1911, стр. 21.
      Хорошую иллюстрацию для данного случая дает заявление одного из виднейших миллиардеров Америки — Франка Улвортса.
      Когда Улвортса спросили, какому открытию он обязан своими материальными успехами, он ответил: «Я стал преуспевать с того момента, когда я расстался со своими предрассудком, будто никто не может ничего сделать лучше меня самого, и научился возлагать обязанности на других людей. Покуда я был одержим идеей, что я лично должен вмешиваться во все, широкий успех был немыслим. Человек должен уметь выбирать себе помощников и исполнителей и вручать им власть и ответственность» *.
      Американский делец совершенно точно и метко определил самую основную особенность организационной работы. Организаторы прежде всего должны себе твердо усвоить именно это.
      Это правило непосредственно приводит нас к принципу правильного разделения труда. Организатор должен понять, что одно дело создавать план работы, другое — выполнять его. Он должен ясно представить себе, как должна быть разделена работа между всеми участками.
      Американцы говорят, что организационная работа в своем развитии заключает в себе три момента: сперва организуют работу, потом передают ее другим, затем контролируют («organize, deputize, supervise»).
      Организовать в этом случае — значит наметить план и систему работы, учесть все ее элементы, выделить составные части. В этой стадии работы с ней может справиться даже один человек. При усложнении и
      1 Ф о р б е с. Люди, создающие Америку. Изд. 5-е. Нью-Йорк, 1921, стр. 421,
      развитии дела наступает второй момент: человек передает часть работы другим, уполномочивает других вести ту или иную часть дела и возлагает долг ответственности на других. При этом значительная часть основной работы все еще остается на самом организаторе. В следующей, высшей, стадии развития организации руководитель всю работу возлагает на других, оставляя себе лишь функции общего руководства и контроля.
      Файоль определяет сущность организационной работы так: «Управлять — это значит предвидеть, организовывать, руководить, координировать и контролировать. Предвидеть — значит исследовать будущее и набрасывать программу действий; организовывать — значит создавать двойной организм предприятия, материальный и социальный. Руководить — значит заставлять функционировать личный состав. Координировать — значит связывать, объединять, гармонизировать все акты и все усилия. Контролировать — значит наблюдать за тем, чтобы все происходило сообразно установленным правилам и отданным приказам» К Второе основное правило для организатора гласит: Нужно всегда учитывать конкретную обстановку работы. Конечно, некоторые правила и методы организации остаются всегда одни и те же. Так, например, всегда нужно ясно себе представлять цель работы, всегда необходим контроль, неизбежно правильное разделение труда. Однако исторические условия, местные особенности, своеобразная обстановка существенно отражаются на всем Характере организационной работы. Формы организации, подходящие для профессионального союза, не годятся для организации партии; орга-
      1 Н. Fayol. Administration industrielie et generaie, Paris, 1920, 11,
      низационные методы, уместные в деревне, неприменимы в городе, и обратно. Система организации фабрики, подходящая для большого завода, никуда не годится по отношению к маленькой мастерской. Организация продовольственного дела н Советской России была одна в 1918 г. и 1919 г., она существенно изменилась в 1921 г., потому что переменились исторические условия и т. д. Таких примеров всякий может вспомнить и привести десятки. Эти примеры показывают, что применение всяких организационных правил и приемов должно находиться в тесной связи с обстановкой, в которой происходит работа.
      Поэтому совершенно правильно сформулирована резолюция III конгресса Коммунистического Интернационала относительно принципов организации коммунистических партий: «Не может быть абсолютно правильной, неизменной формы организации коммунистических партий. Условия пролетарской классовой борьбы в процессе эволюции подвержены беспрерывным изменениям, заставляющим пролетарский авангард постоянно искать целесообразных форм своей организации.
      Равным образом, исторически обусловленные особенности каждой отдельной страны требуют особых форм организации для каждой отдельной партии.
      Исходя из этого необходимо стремиться к дальнейшему целесообразному развитию организации существующих коммунистических партий, не думая о замене их новыми образцовыми партиями или об изобретении абсолютно правильных организационных форм и идеальных уставов».
     
      Глава II
      ЦЕЛИ ОРГАНИЗАЦИИ
     
      5. Ясность цели
      Всякая организация должна иметь перед собою совершенно ясно поставленную цель, вполне определенную задачу. Никакой организационный план не может быть составлен, никакая организационная работа не может вестись, если организаторам и участникам неизвестно вполне точно, какую цель они преследуют. Поэтому первое, с чего приходится начинать организацию, — это определение цели работы.
      Организуется митинг на заводе. Для чего? Дляпо-мощи Красной Армии. Эта цель сразу определяет и характер митинга, и предложения, которые на нем нужно внести, и речи ораторов, необходимость создания «тройки» для сбора вещей и т. д...
      Созывается экономическое совещание в губернии. Его работа касается тех же экономических вопросов, которыми уже заняты различные отделы губиспол-кома: земельный, губсовнархоз, губпродком. Легко может случиться, что экономическое совещание, недостаточно ясно представив свои задачи, начнет выполнять параллельную работу вместе с этими отделами губис-полкома. Таким путем объявится один из величайших грехов всякой организации — параллелизм, ведущий к бесцельной растрате сил и дезорганизации. Поэтому, создавая экономическое совещание, местные деятели губернии должны ясно вчитаться в декреты и инструкции и совершенно точно определить задачу новой организации в отличие от других местных организаций, 44 ведущих экономическую работу.
      Это значит также, что нужно не только ясно видеть перед собою цель, но и точно определить себе точные, конкретные задачи. Хорошую иллюстрацию дает военное дело. Боевой фронт имеет основную и вполне ясную цель: разбить врага, но эта цель должна предстать перед военачальниками и участниками армии в виде определенных, конкретных задач. Фронту может быть дан приказ наступать. Эта задача заставляет военачальника особенным образом распределить войска, организовать специальную разведку, дать особое задание коннице (например, при обходе флангов), дать специальные инструкции артиллерии и т. д. Фронту может быть дана задача — вести оборонительного характера борьбу и, может быть, даже с указанием, не давая боя врагу, отступать в глубь территории, ожидая исхода новой мобилизации в стране. Эта конкретная задача заставит военачальника совершенно иначе организовать работу фронта, дать совершенно другие, чем в первом случае, инструкции разведке, артиллерии, кавалерии и другим частям фронта.
      Если организатор не представляет себе ясно и конкретно цели организационной работы, то можно заранее сказать, что у него ничего не выйдет. Характер цели до мелочей определяет все особенности организационной работы, поэтому нужно всячески избегать неясности и неопределенности в цели организации или неточности и смутности конкретных ее задач.
      Бывают и другие случаи. Сам организатор может вполне ясно рисовать себе задачу, которая стоит перед организацией, но участникам организации эта задача бывает неясна или, может быть, даже совсем неизвестна. В этих случаях точно так же нельзя ждать успеха.
      В буржуазном и феодальном обществе бывало очень часто, что организаторы совершенно не осведомляли о 45
      целях и задачах рядовых участников работы. Руководители давали приказания, а исполнители должны были беспрекословно выполнять, не давая себе отчета, для чего это нужно. В Еоенном деле буржуазных государств этот принцип слепого подчинения руководителю проводился особенно настоятельно. В Российской Советской Республике все время обращалось особенное внимание на то, чтобы вместо слепого подчинения ввести сознательную работу всех участников. Поэтому принимались меры, чтобы цели и задачи всякой организации становились близкими и понятными самой широкой массе. Наша агитация и пропаганда в значительной степени сводились к тому, чтобы разъяснить рабочим и крестьянам задачи и цели повседневной государственной деятельности, борьбы Красной Армии, работы заводов и т. д.
      Само собою понятно, что сам организатор имеет возможность более подробно и детально знать цели и задачи организационной работы, а каждый участник ее может чаще всего иметь лишь общее представление о целях. Поэтому естественно, что для успеха дела приходится иногда прибегать к известному упрощению дела и давать краткий, легко понимаемый и запоминающийся лозунг вместо длинного объяснения. В течение революционных лет Российская Коммунистическая партия не раз давала такие сжатые, упрощенные лозунги, ясно и точно определяющие для всех цель очередной работы. Таковы были лозунги: «Все для Красной Армии», «Все на транспорт», «Все на борьбу с голодом» и т. д.
      Очень характерным был лозунг об электрификации СССР. Господа меньшевики и эсеры очень потешались над тем, что большевики сочинили фантастическую 46 утопию об электрификации голодной страны и носятся с ней, как с фетишем. Между тем большевики никогда не считали, будто путем одной электрификации возможно восстановить хозяйство СССР. Они ясно представляли себе всю сложность вопроса и наряду с электрификацией намечали и проводили ряд других мер по восстановлению земледелия и промышленности в России. Однако сжатый лозунг «Электрификация СССР» давал для рядового рабочего и крестьянина яркую и точную формулировку основной цели всякой организационной хозяйственной работы. Слово «электрификация» обозначало: народное хозяйство Советской Республики может быть восстановлено только путем . применения технических усовершенствований, только благодаря союзу труда с наукой, только при условии отказа от отживших форм индивидуального хозяйства, только при братском сотрудничестве рабочих и крестьян.
      Так одно слово «электрификация» символически обозначало основные хозяйственные задачи, стоявшие перед рабоче-крестьянской Россией. Цель была очень ясно поставлена, и она была конкретно разработана в ряде отдельных («оперативных») планов, постановлений и инструкций. Не только руководители и организаторы, но и все рядовые граждане Республики имели перед собою отчетливое и ясное задание, благодаря че* му и могла успешно совершаться организационная работа.
      Но если всякая организация может работать лишь имея перед собою определенную цель, то, с другой стороны, наличие какой-либо цели. является толчком для организационной работы и тем бродилом, которое побуждает людей объединиться для совместных действий. Всякая цель является, таким образом, организующим началом. Если присмотреться к историческому возникновению различных человеческих организаций, то в большинстве случаев мы увидим, что организации создавались для удовлетворения определенной потреб-. ности, для осуществления выдвинутой обстоятельствами задачи.
      Отсюда ясно организаторское значение всякой агитации и пропаганды. Наша партия в течение долгих лет почти исключительно была занята именно этой работой. И были бы близорукими те, кто поставил бы это в минус партии. Равным образом очень часто несправедливо звучат упреки, что руководители дела «только говорят», «только пишут хорошие слова» и т. п. Ясно формулировать какую-нибудь очередную задачу или убедительно мотивировать вновь выдвигаемую цель работы — значит положить первое основание организации. Поэтому такое исключительное значение имеет устная и печатная агитация.
      Литературная работа Плеханова и группы «Освобождение Труда» была организующим началом для первых социал-демократических кружков в России. Наша партийная организация в начале XX в. сложилась благодаря газете «Искра» и вокруг нее. Не будь «Правды», не было бы сплоченного объединения большевистских рядов, не было бы Октябрьской победы. Историк должен будет особо отметить, что главная заслуга «Правды» именно в организационной работе по строительству нашей партии. В самые тяжелые годы (1912 — 1914) она сумела объединить пролетарские ряды благодаря правильно поставленным очередным целям рабочей борьбы. В первый период Великой революции большевистские лозунги: «Вся власть Советам», «Долой министров-капиталистов», «Долой войну» и др., мотивировавшиеся в «Правде», ставиДи перед массами 48 новые задачи и тем самым организовывали их мысль и их волю в том направлении, которое вело к торжеству рабочих и крестьян.
      Можно сказать, что первая задача и главное достоинство организатора — умение правильно найти и точно сформулировать очередную цель работы.
     
      6. Различный характер организационных задач
      Характер задач, стоящих перед организацией, может быть чрезвычайно разнообразен.
      Прежде всего мы должны различать единичные кратковременные задачи и задачи длительные. Митинг, собравшийся для ознаменования годовщины революции, имеет единичную задачу, которая выполняется собравшимися за 2 часа. Исполком, организующий ряд митингов во время избирательной кампании, или командующий армией, получивший приказ наступать на неприятельские укрепления, имеет перед собою длительное поручение, растягивающееся на несколько недель и даже месяцев.
      Чаще всего единичные задания будут простого характера, а длительные — сложного, но это не всегда так.
      Экстренная партийная конференция или заседание ВЦИК, продолжающиеся один день, могут иметь перед собою чрезвычайно сложные задачи. Когда мы имеем дело со сложными задачами, т. е. с задачами, состоящими из различных элементов, та мы всегда можем выделить среди них основную цель и ряд привходя-Щих, подчиненных задач. Государственная организация, партия, Красная Армия имеют чрезвычайно слож-
      ные цели, но всякий раз можно выделить на первый план главную цель и отделить ее от других, так сказать, второстепенных.
      При внимательном разборе даже цель простейшей организации окажется состоящей из нескольких составных частей, из нескольких задач. Организатор должен всегда уметь выделить основную цель и подчинить ей второстепенные. Мелочи не должны заслонять главного. Второстепенные задачи не должны вылезать на первый план и оттеснять важнейшие.
      Кюльман пишет на эту тему: «Экономия сил заключается в их распределении сообразно преследуемой цели, щедро уделяя их для главной цели, которая должна быть единственной, и скупо для второстепенных целей». Поэтому следует: «Постоянно различать главный объект от второстепенных, никогда не выпуская из виду первого. Соразмерять свои силы, идя даже на неудачи на второстепенных направлениях, но, конечно, при условии, что эта неудача не скомпрометирует операции на главном направлении. Экономия сил требует поэтому рассуждения и мужества».
      В период борьбы Советской России против белогвардейских генералов самой основной целью Советской Республики была победа над контрреволюцией, и этой цели было подчинено все. Восстановление народного хозяйства было, конечно, тоже чрезвычайно важно для Советской Республики, но в интересах победы над врагом, наступавшим на Республику, пришлось подчинить интересы народного хозяйства интересам победы. Не сделай Советское правительство этого, оно не сумело бы сохранить власть, и в конечном счете народное хозяйство оказалось бы в руках врагов рабочих и крестьян.
      Иногда организация в течение работы обращает внимание на какую-нибудь одну из целей и объявляет ее главной или, как мы выражаемся, «ударной». Так, в один из периодов русской революции, когда обнаружился катастрофический недостаток топлива, топливный вопрос был выделен из ряда других важных государственных задач и объявлен «ударным», т. е. таким, на который следует обратйть главное внимание. В другие моменты такими ударными задачами были: улучшение транспорта, борьба с голодом, сближение рабочих с крестьянством и т. д.
      Хороший пример ударной работы представляет нам военная наука. «В бою нет никакой необходимости одновременно нанести поражение неприятелю по всему фронту. Совершенно достаточно нанести сильное поражение сначала одной из его групп, с тем чтобы потом поочередно разбить и все остальные его части. Это свойство боя позволяет сосредоточить к решающему участию и в решающий момент подавляющие врага силы. На всех же остальных участках фронта сражения можно временно не добиваться решающих результатов, можно даже не бояться частичных, не влияющих на общий ход дела неудач. Это совершенно так же, как если мы хотим сломить сопротивление, оказываемое нам плотиной, — ее достаточно проточить в одном месте и быстро развить затем разрыв в обе стороны. Руководствуясь этим основным принципом борьбы — принципом частичной победы, — можно малыми силами нанести поражение крупным силам врага; но для этого необходима большая согласованность действия всех частей армии и ее тыла, необходима большая планомерность всех усилий»
      Иной раз задачи и цели организации меняются в период самой работы в зависимости от обстановки, времени и других условий.
      Во время митинга, посвященного голоду, получают известие о бандитском выступлении в соседнем селе и организатору митинга приходится менять программу дня, чтобы принять необходимые меры, провести среди собравшихся иного рода агитационную работу, откомандировать некоторых присутствующих для выполнения боевых заданий и т. д. Армия, начавшая наступление, имеет одни задачи и в связи с ними одну организацию, но предположим, что она потерпела поражение. Ей приходится поспешно отступать и затем остановиться у укрепленных позиций. Эта новая, изменившаяся цель сейчас же скажется и на нашей перегруппировке воинских частей, и на новом характере всего фронта. Достаточно указать, что если при наступлении в последней мировой войне корпус в 40 тыс. человек занимал фронт в пять-1несть верст, то для обороны того же участка было достаточно пяти, шести тысяч солдат.
      Возможно, что при поражении часть армии попала в плен, некоторые полки потеряли многих убитыми и ранеными, другие совсем распались. Командующему армией приходится коренным образом реорганизовать и самые элементы армии, например составить два полка из прежних пяти.
      Сейчас же после Октябрьской революции перед Советским правительством встала задача демобилизации
      1 «Военная наука и революция». Военно-научный журнал. 52 Книга первая. М., 1921, стр. 191.
      старой царской армии, поэтому первой целью военной политики Советского правительства был роспуск армии по домам. В связи с этим для внутренней защиты завоеваний революции мы приступили к созданию добровольческой Красной гвардии. Когда обнаружилось, что контрреволюция при помощи союзников начинает теснить Советскую Республику, задача была снова изменена, и мы приступили к военному набору Красной Армии. А после того как враги были ликвидированы, перед Красной Армией встали опять новые трудовые государственные задачи.
      Естественно, что это постоянное изменение цели и задач, наблюдаемое в сущности во всех случаях, непосредственно отзывается на всем характере организаций.
      Мы можем почти всегда выделить постоянные и меняющиеся цели организации. Постоянная основная цель организации характеризует главное направление ее деятельности. Меняющиеся задачи — это те каждодневные, будничные задания, которые приходится непосредственно осуществлять. До Октябрьского переворота большевистская социал-демократическая партия разделяла свою программу на две части: программу-максимум и программу-минимум. Первая указывала на основную цель партии: завоевание власти пролетариатом и осуществление социализма. Вторая — программа-минимум — перечисляла те ближайшие задачи партии, которые возможно было осуществить даже при буржуазном режиме в ближайшие годы деятельности партии.
      В сущности и всякий организатор, и всякая организация могут поставить перед собою такую же двойную задачу. Они могут наметить основное направление своей работы, выделить главную цель, т. е. тот максимум, к которому нужно стремиться. Они должны также ясно поставить перед собою задачи на ближайшее время, т. е. конкретные задания, вполне осуществимые при наличной обстановке. Иными словами задачи и цели организации должны быть расположены в известной перспективе: основная задача, определяющая направление деятельности организации, непосредственно влияет на всю работу и на характер отдельных конкретных задач. С другой стороны, конкретные более мелкие задачи должны быть тесно связаны с основной целью, с программой-максимум, потому что они должны облегчать дорогу к этому идеалу.
      Следовательно, для организатора и участников организации необходимо не только ясно представить себе задачи работы, но и расположить эти задачи в правильной перспективе, чтобы было ясно, с чего нужно начать, к чему перейти и к какой конечной основной и главнейшей цели стремиться.
     
      Глава III
      ТИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ
     
      7. Линейная организация
      Когда цели и задачи организации вполне ясны необходимо обдумать организационную форму, при помощи которой будут объединены все участники общей работы. Форм организации существует чрезвычайно много, и мы рассмотрим здесь лишь несколько наиболее типичных.
      Крестьянин с сыном идут рубить лес. Они вдвоем уже представляют собою простейший вид организации.
      54 Крестьянин руководит работою, выбирает дерево, которое нужно валить, указывает, с какого конца нужно подрубать и т. д. Сын ему помогает. Чаще всего они захватят с собою мальчика, чтобы тот выполнял подсобную работу: обтаптывал бы снег вокруг ствола,залезал на дерево и привязывал бы веревку, которой подтягивают дерево, чтобы оно падало в нужном направлении, подрубал сучья у сваленного дерева.
      На рисунке такую организацию можно изобразить так (рис. 1).
      Эта простейшая организация может расширяться и усложняться различным образом. У крестьянина могут оказаться не двое, а больше помощников и подчиненных. Может быть, найдутся еще двое пильщиков, придут помогать женщины. Таким путем вокруг организатора-крестьянина создастся больше подчиненных его руководству людей. Он, так сказать, будет обрастать помощниками (см. рис. 2).
      Появление новых помощников будет обозначать то, что часть работ, выполнявшаяся раньше крестьянином с сыном, будет теперь выполняться другими. Сперва им самим приходилось обтаптывать снег, теперь это делает мальчик. Раньше они сами обрубали сучья, теперь это делают женщины.
      Но элементарная организация может расширяться не только путем такого обрастания, но и, например, в вертикальном или горизонтальном направлении. Предположим, что в лесу собралась не одна, а несколько групп пильщиков. У них имеется общее задание, допустим, свалить две сотни строевых деревьев. Эти группки, связанные между собою общей задачей, могут не иметь никакого центрального организатора (см. рис. 3).
      В этом случае связанные общей работой группки должны будут согласовать (координировать) свои действия путем особых соглашений. Так, например, совещание руководителей отдельных ячеек пильщиков совместно распределит лес на участки и поделит участки между работающими. Или же все работающие на рубке на общем совещании выработают общий порядок и В В разделение работы.
      Организация такого горизонтального типа без руководящего центра (ее можно условно назвать «анархической») возможна лишь при выполнении простейшей работы, легко разделяемой на составные части и не требующей особого согласования между отдельными группами работающих.
      Надо отметить при этом, что сам характер такой организации заставляет отдельные ячейки (или отдельных людей) действовать на свой страх и риск в пределах сравнительно узкого самостоятельного задания. Поэтому такая организация до некоторой степени ослабляет общность работы и выдвигает вперед личные, индивидуальные интересы без связи с интересами целого. Анархизм всегда индивидуалистичен.
      Всякая, более сложная и ответственная работа, особенно требующая быстрых решений и точного согласования между отдельными частями организации, всегда нуждается в наличии руководящего центра (будь то отдельное лицо или особая центральная ячейка). В этом случае расширение организации совершается по вертикали (см. рис. 4).
      При вертикальном расширении организации у организатора будут находиться в подчинении, скажем, два или три помощника, ведающие, например, отдельными участками леса, а этим помощникам будут подчинены отдельные группки пильщиков.
      Элементарная организационная ячейка (рис. 1) будет существенно отличаться даже от простейшей расширенной вертикально организации. В первом случае мы имеем лишь двоякого рода функции участников организации — руководитель (крестьянин) и подчиненные (два его сына). В то же время сам руководитель является рядовым участником общей работы (пилит дерево вместе со старшим сыном). Во втором случае мы 57
      видим промежуточные элементы (помощники организатора и руководители отдельных пильщиков). Некоторые из них выполняют и рядовую работу. Другие, и особенно сам руководителе организации, уже вынуж-
      Рис. 4. Расширение организации по вертикали (наиболее типичная элементарная схема большинства организаций)
      дены свое время тратить преимущественно на общее руководство, на учет и контроль работы. Так, по-иному разделяется теперь работа и иначе раскладывается ответственность между всеми участниками общего дела.
      Само собою понятно, что усложнение и расширение организации могут происходить и сразу по всем направлениям, т. е. и путем горизонтальным, и вер-58 тикальным, и путем обрастания.
      Организации рассматриваемого типа называются линейными, или военными. Самую характерную схему этой организации можно найти на рис. 5.
      Рис. 5. Линейная организация (или по терминологии Тейлора — «военная организация», связь между элементами организации выражается одной линией — у каждого участника организации лишь один непосредственный начальник)
      Директор фабрики имеет главного помощника в лице управляющего. В подчинении у управляющего фабрикой находятся четыре мастера, каждый из которых руководит группой рабочих.
      Название «военной» организации (применяемое Тейлором и другими американцами) в сущности неправильно. По такому типу военная организация строилась лет сто назад, поэтому мы будем употреблять другой термин — «линейная организация», означающий, что связь между всяким участником этой организации с лицом, которому он непосредственно подчинен, выражается одной линией. Директор фабрики возлагает часть своей работы на управляющего и через него дает все приказания на фабрику. Управляющий непосредственно сносится с мастерами, каждый мастер имеет определенных, подчиненных ему рабочих. Мастера совершенно независимы друг от друга и получают инструкции только от управляющего. Рабочие точно так же независимы друг от друга и подчиняются лишь одному мастеру.
      Достоинство линейной системы в том, что всякий участник ее точно знает своего непосредственного и единственного начальника. При этом обязанности рядовых исполнителей довольно точно определены.
      Главный недостаток этой системы заключается в том, что при ней отдельные организаторы имеют перед собою слишком сложные задачи и должны инструктировать подчиненных по всем вопросам работы. Так, мастера на фабрике при этой системе должны руководить частью завода во всех деталях: составлять чертежи, вести учет работы и стоимости ее, следить за правильной работой машин и хорошим состоянием инструментов, наблюдать за наиболее соответствующим распределением работы между отдельными рабочими, следить за экономным использованием времени и т. д. без конца. На мастера, таким образом, возлагается такая же сложная и разносторонняя работа, как и на главного директора.
      Несмотря на свой недостатки, линейная система долго существовала и в армии, и на фабрике.
      Для замены ее обычно выдвигают так называемую 60 функциональную систему.
     
      8. Функциональная система
      Элементарным примером организации функционального типа может служить небольшая школа с тремя преподавателями различных специальностей. Один, старший учитель, учит русскому и выполняет общие административные обязанности по школе, другой — учит математике и естественным наукам, третий — ручному труду, рисованию и т. д. Ученики подчинены каждому из этих учителей, но каждому по-особому. В области изучения русского языка они получают непосредственные указания и руководство от одного учителя. На уроках естествознания, математики — от другого. В оставшуюся часть дня они непосредственно подчинены третьему (см. рис. 6).
      Фабричная работа, организуемая на принципах функциональных, будет выражаться графически таким образом (см. рис. 7). 61
      Разница новой организации будет ясно видна, если мы сравним этот тип с линейным типом (рис. 5). Там организатор фабрики и управляющий должны были соединять в себе целый ряд специальных знаний и руководить предприятием не только в общем смысле слова, но и по разным специальностям, т. е. с точки зрения инженерной, научной, технической и т. д. При функциональной организации эти задачи разделяются. В нашем примере на управляющем остаются задачи общеорганизационные и административные. Задачи инженерные поручены специалисту-инженеру, и, кроме того, выделен специалист-химик, на которого возложено инструктирование работой фабрики в области, касающейся химии. Все эти должности: управляющего, инженера и химика находятся, так сказать, на одном уровне; друг другу они не подчинены, но все подчинены директору. У каждого из трех имеется своя область работы, и в этой области он самостоятельно инструктирует мастеров фабрики. В то время как в линейной организации над каждым мастером был только один начальник, в функциональной их несколько, но каждый руководит мастером лишь в определенной форме.
      С другой стороны, и сами мастера могут также специализироваться и давать инструкции и указания не небольшой группке, как в линейной системе, а целому ряду рабочих, но только в одной, специальной области. Таким образом, окажется, что у каждого рабочего будет несколько начальников (в нашем примере на рис. 7 — четыре). Но опять-таки каждый из них будет давать приказания й указания лишь в одной специальности.
      При линейной системе рабочие разделены на группы во главе с мастерами и получают все приказания и распоряжения через этих мастеров. Они, так сказать, соприкасаются со всей системой фабрики через один пункт. При функциональной системе каждый рабочий соприкасается со всей системой организации не через один, а через несколько пунктов, через нескольких людей, которые дают ему ежедневные специальные указания в разных отраслях его работы.
      Инженер Тейлор широко пропагандировал свою функциональную систему управления фабрикой, при которой вместо одного мастера, заведующего группой рабочих на фабрике, создавались мастера восьми различных специальностей. Мастера четырех специальностей находились в конторе, причем трое из них давали свои инструкции и получали отчеты от рабочих почти исключительно в письменной форме. Четверо из этих мастеров находились в самой мастерской и непосредственно помогали рабочим и руководили ими. Некоторые из мастеров соприкасались с рабочими раз или два в день и чаще всего на несколько минут, другие почти непрерывно находились около. Таким образом, некоторые мастера могли обслуживать большое количество рабочих, может быть, даже всю мастерскую, другие же могли обслуживать лишь несколько рабочих. Так создавалась совершенно иная, чем прежде, организация рабочих. Каждый рабочий являлся участником восьми отдельных группировок (см. рис. 8).
      Четыре мастера, работавшие в самой мастерской, разделялись на следующие специальности:
      1. Мастер, наблюдающий за установкой работы, который непосредственно следит за работой до тех пор, пока заготовка будет укреплена на станке. Он наблюдает, чтобы рабочие имели заготовки в запасе.
      2. «Мастер скорости» — дает указания относительно того, какие инструменты нужно употреблять, с какой скоростью пускать станок, чтобы выполнить работу самым продуктивным и быстрым образом: Главная его работа — это именно установление скорости, с какой должны работать машины.
      3. «Инспектор» — контролирует ход работы и особенно наблюдает#за новыми заданиями и новичками.
      4. «Ремонтный мастер» — должен следить за хорошим состоянием машин и всяких других технических приспособлений.
      Четыре мастера (или заведующих), работающие в конторе, выполняют следующую работу: «Заведующий заказами» устанавливает, какой именно путь должны совершить все части строящейся машины от станка к станку и от рабочего к рабочему. Задача его заключается в том, чтобы равномерно распределить работу по мастерской и достигнуть быстрого и экономного ее выполнения.
      «Заведующий инструкциями» инструктирует мастеров и рабочих относительно всех деталей работы. Инструкции даются обычно в подробном письменном виде.
      Третий «заведующий» ведет учет времени, какое требуется на каждую работу, и высчитывает соответствующую стоимость ее. Четвертый «заведующий» обязан наблюдать за выполнением дисциплины на фабрике и ведет личный учет всех рабочих.
      Если эта система Тейлора вводится на большой фабрике, то обычно мастера одной специальности имеют еще старшего, который со своей стороны дает им нужные указания и инструкции.
      В небольших мастерских эта система Тейлора применяется в упрощенном виде и вместо восьми мастеров отдельных специальностей устанавливается меньшее число в зависимости от местных условий и особенностей работы.
      Достоинством функциональной системы является то, что руководство работой специализируется, передается в руки лиц, тщательно изучивших одну сторону дела, и, таким обравом, оно становится более правильным и более научным. Вместо универсальных руководителей, которые должны знать все (и, естественно, знают лишь кое-что), вводятся руководители, тщательно и специально изучившие одно дело и руководящие работами только по этой своей специальности.
      Главный недостаток функциональной системы заключается в том, что каждый рабочий имеет слишком много начальников, и это затрудняет проведение строгой ответственности и установление правильной дисциплины. Требуется чрезвычайно точное и ясное разделение работы и ответственности. Иначе бывает очень трудно установить, кто именно повинен в ошибке и на кого падает главная ответственность за нее.
      Конечно, чаще всего функциональная система не применяется в своем чистом виде, а комбинируется с линейной или другими видами организации.
     
      9. Комбинированные типы организаций
      Наиболее часто встречается комбинация линейной и функциональной системы. Она может иметь различные формы, например рабочие разделяются на группы, во главе которых стоят мастера. Рабочие подчинены только этим мастерам, а мастера непосредственно подчинены заведующему мастерской. Однако они получают инструкции от разных специалистов, которые находятся на таком же положении, как и заведующий мастерской. Все эти специалисты и заведующий мастерской подчинены главному управляющему или директору.
      Такая комбинированная система дает организации крепкий административный остов и использует все преимущества инструктирования работы через посредство специалистов (см. рис. 9).
      Уже функциональная система Тейлора, как мы видели, отделяет планирование всей работы от ее выполнения. Четверо руководителей, по плану Тейлора, находятся в конторе и там составляют планы работы для мастерских. При дальнейшем развитии этого принципа плановый отдел (расчетное бюро) фабрики явится тем местом, которое в сущности будет направлять все производство. Здесь определяется весь план работы фаб-88 рики, здесь совершается распределение частей работы
      между отдельными цехами, мастерскими или рабочими, тут определяются стоимость производства и методы его, отсюда контролируется ход работы, здесь изучаются лучшие, самые дешевые способы производства, тут озабочены подбором наиболее опытйых рабочих. Иными словами, здесь создается генеральный штаб фабрики.
      Штаб фабрики должен выполнять такие функции: на нем лежит общее руководство предприятием, снабжение рабочих инструментами, чертежами и пр., распределение работы в мастерской между отдельными рабочими и отдельными станками, установление стоимости производства и оплаты труда, контроль за общим ходом работы и наблюдение за тем, чтобы постановка дела не отставала от требований техники и условий времени.
      Конечно, при небольшом предприятии работу генерального штаба может выполнять даже один человек. В данном случае важно лишь это разделение труда и выделение особой организаторской функции. Схематически штабную организацию можно изобразить так (рис. 10).
      Наличие штаба в организации свидетельствует обычно о более высоком характере организационного строительства. Штаб, несомненно, имеет возможность внести в работу научную планомерность, он может отрешиться от текущей повседневности, чтобы разрабатывать вопросы общего характера, намечать новые пути для работы, учитывать необходимое изменение и вообще осмысливать и обобщать всю деятельность организации.
      В учреждениях, банках, конторах и т. п. роль штабов могут выполнять организационные бюро (или отделы). Правда, по их обычному характеру они имеют и некоторые функции, не совсем логически связанные с работою штаба, но в общем они могли бы при известной реорганизации явиться органами творческой работы.
      Оргбюро должны быть непосредственно подчинены руководителю организации и в этом отношении, быть может, несколько выделяться из других отделов учреждения (в обобщающем смысле этого слова). С другой стороны, оргбюро должны быть связаны со всеми другими отделами организации, например, в смысле получения от них систематической информации, а также инструктирования их по некоторым общим вопросам (например, по вопросам организационного порядка, делопроизводства и пр.).
      Круг работы организационных бюро может быть, следовательно, примерно такой: они ведают всеми вопросами организационного характера, т. е. намечают лучшие методы организации данного дела и контролируют, поскольку существующая организация в целом или в частях удовлетворяет своему назначению. Они ведут учет производимой работы и, так сказать, подытоживают успехи или неудачи. Поэтому при оргбюро может существовать и статистический отдел, обслуживающий все учреждения. Оргбюро намечают новые задания для работы и методы их выполнения. Они инструктируют по вопросам организационным, счетоводству, делопроизводству и т. п. Они теоретически изучают литературу и материалы, связанные с работою организации, и являются поэтому органом консультационным и информационным. Организационные бюро, изучая и исследуя деятельность организации, в известном отношении выполняют и функции контроля.
      При оргбюро полезно бывает иметь опытную станцию, которая могла бы производить по заданиям оргбюро специальные научные работы, связанные с деятельностью организации (например, изучение приемов работы, ее механизации и т. п.).
      Кроме общей своей работы, определяемой текущими потребностями дня, оргбюро должно систематически и последовательно изучать отдельные отрасли совершаемой работы, деятельность отделов и подотделов и работу участников организации. Так, например, оргбюро может себе поставить очередной задачей изучение вопроса, насколько рационально расселено учреждение по комнатам, насколько правильно расставлены столы в отдельных комнатах и размещены сотрудники вокруг них, насколько соответствуют требованиям гигиены условия труда (освещение, объем воздуха и пр.).
      Этими вопросами в учреждении никто специально не занимается, и они решаются каждый раз по особому усмотрению заведующих отделами. Оргбюро, подходя к нему с точки зрения основных принципов работы, может внести существенное изменение в установившиеся порядки.
      Оргбюро должно будет в качестве своей очередной работы выяснить, насколько рационально поставлено делопроизводство, какой путь проходит бумага по учреждению, не происходит ли слишком больших задержек с ней на каких-нибудь инстанциях, правильно ли хранятся бумаги и т. д. Оргбюро обязано проконтролировать, как организована связь учреждения с внешним миром. В этом случае ему придется выработать наиболее рациональные способы для приема и обслуживания посетителей, организации рассыльных и т. п.
     
      10. Другие виды организации
      В связи с тем или иным отношением между центральной руководящей ячейкой организации и ее составными частями организации могут разделяться на централизованные и децентрализованные. В первом случае руководящая ячейка берет на себя обязанность не только составлять план работы, но и руководить ею 72 во всех мелочах, не оставляя подчиненным элементам
      организации почти никакой самостоятельной роли (мы разумеем резко выраженный централизм). Во втором случае подчиненные ячейки имеют известную долю самостоятельности в своей работе. При дальнейшем развитии децентрализации отдельные части организации могут превратиться почти в самостоятельные организации, лишь слабо связанные с центром. Таким образом образуются разные виды автономных организаций и федеративных объединений.
      Царская Россия была примером централистской организации, в которой правящий центр совершенно подавлял местную инициативу. СССР представляет образец децентрализованной организации, хотя и имеющей сильную центральную власть.
      Резолюция X съезда Российской Коммунистической партии дает следующую характеристику Советской федерации:
      «Федерация советских республик, основанная на общности военного и хозяйственного дела, является той общей формой государственного союза, которая дает возможность: а) обеспечить целость и хозяйственное развитие как отдельных республик, так и федерации в целом; б) охватить все разнообразие быта, культуры и экономического состояния различных наций и народностей, стоящих на разных ступенях развития, и сообразно с этим применять тот или иной вид федерации;
      в) наладить мирное сожительство и братское сотрудничество наций и народностей, связавших так или иначе свою судьбу с судьбою федерации. Опыт России с применением различных видов федерации, с переходом от федерации, основанной на советской автономии (Киргизия, Башкирия, Татария, горцы, Дагестан), к федерации, основанной на договорных отношениях с независимыми советскими республиками (Украина, Азербайджан) и с допущением промежуточных ступеней между ними (Туркестан, Белоруссия), — целиком подтвердил всю целесообразность и гибкость федерации, как общей формы государственного союза советских республик» 1.
      Уже этот пример показывает, какой разнообразный характер может иметь как централизованная, так и децентрализованная организация.
      Очень часто происходят споры относительно того, какая система организации лучше — централизованная или децентрализованная. Этот вопрос может быть разрешен исключительно применительно к каждому отдельному случаю. В некоторых случаях и в некоторые исторические моменты необходим строгий централизм, в других случаях централистскую организацию придется превратить в децентрализованную и через некоторое время, может быть, снова вернуться к централизму. Так, например, в военный период Советской Республики организационные формы нашей партии неизбежно становились крайне централистскими, что выражалось в свертывании партийных органов, мобилизации партийных сил и милитаризации организаций. В связи с этим методы партийной работы носили также чисто централистский характер. Наступление мирной политики дало возможность ослабить централизацию и соответственно увеличить роль отдельных организаций и отдельных членов партии, снова восстановить методы широких обсуждений всех важнейших вопросов партии и т. д. (См. резолюцию 10-го съезда РКП по вопросу о партийном строительстве.)
      1 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и 74 пленумов ЦК. Ч. Т. Госполитиздат, 1953, стр. 557, 558,
      Надо иметь в виду также, что и самые формы централизма могут быть чрезвычайно разнообразны. Централизм самодержавных монархий или буржуазных армий — это одно, демократический централизм нашей партии — совсем другое.
      Централизм первого рода сосредоточивает всю власть и все руководство в руках лиц, совершенно не ответственных перед всей организацией в целом. Демократический централизм, напротив, основан на строгой ответственности руководителей перед всеми участниками организации. Демократический централизм заключается в том, что руководящий орган выбирается на демократических основаниях, но с момента выбора наступает централизм, т. е. подчинение непосредственно выборному центру, подчинение беспрекословное на всей территории...
      Наше советское строительство дало очень удачный опыт соединения централизма и децентрализации. Был момент в развитии нашей работы, когда централизм угрожал превратиться в крайность. Тогда было много сторонников такой системы организации, при которой Есе главнейшие местные вопросы в сущности решались бы в центре. Если бы эта крайность была осуществлена, то мы получили бы такой тип организации (см. рис. 11). При нем уездный ВСНХ был бы непосредственно подчинен не местному исполкому, а лишь губернскому отделу ВСНХ, а тот был бы в свою очередь подчинен опять-таки не губисполкому, а только ВСНХ в Москве. По такому же плану были бы организованы и другие отрасли работы. На долю местной власти в этом случае почти не оставалось бы никакой активной работы. Ей пришлось бы лишь пассивно выполнять задания центра. С другой стороны, при этих условиях происходил бы определенный разрыв между отдельными отраслями работы, т. е. в одном уезде или губернском центре один отдел, скажем, продовольственный, мог бы широко расшириться и хорошо работать, зато соседняя работа, например земельного отдела, была бы совершенно заброшена. Между отделами не могло бы быть правильных взаимоотношений и координаций. Местные условия, местные силы и местные особенности, конечно, не могли бы быть вполне правильно и точно учтены из центра. И, с другой стороны, местные силы и их инициатива не были бы полностью использованы.
      Этой крайности Советской власти удалось избежать путем своеобразной комбинации принципов централизма и децентрализации. VII Всероссийский съезд Советов прочно установил форму так называемого двойного подчинения, согласно которого отдельные отрасли работы одновременно руководятся и местной властью и центром (см. рис. 12)...
      Рассмотренные в предыдущих параграфах типы организаций на практике встречаются обычно в более осложненном виде. Надо также принять во внимание, что различного рода организации, созданные для совершенно разных целей, в жизни сцепляются друг с другом, покрывают одна другую, организационно связываются друг с другом и образуют, таким образом, чрезвычайно пестрбе сплетение. Так, например, в Советской России партийная организация тесно и своеобразно сплетена с общей организацией государства, с профессиональными союзами и другими организациями...
     
      11. Составные элементы организации
      (Роль ячеек)
      Чтобы уяснить себе характер и работу какой-либо организации, нужно разложить организацию на составные части и представить себе, в какой зависимости эти элементы находятся друг от друга. Графическая схема даст наглядное представление об элементах организации и о ее составных частях.
      Разберем для примера организацию губернского комитета партии, как она намечалась постановлением ЦК от 27 января 1921 г. Согласно этому постановлению губком разделяется на три основных отдела: общий, организационно-инструкторский и агитационнопропагандистский (предусматривалась также организация отдела работы в деревне и женотдела, но для простоты схемы мы эти два отдела опускаем). В свою очередь отделы разделялись на подотделы. Общий от-78 дел делился на канцелярию, финансовый отдел и адми-
      нистративно хозяйственный. Организационно инструкторский делился на подотделы: инструкторский, информационный и учетный. Отдел агитационно-пропагандистский делился на подотделы: агитации, пропаганды, литературно-издательский и национальных меньшинств. Однако, чтобы более точно представить дело, организатор должен мысленно провести еще дальше схематическое разделение работы. Он должен спросить себя: что делает литературно-издательский подотдел агитотдела, на какие составные элементы он сам разделяется. Он увидит, что в ведении этого подотдела находится: газета, еженедельный журнал, издание листовок, плакатов, вероятно, распространение партийной литературы, создание партийных библиотек при ячейках и т. д. Таким образом, этот подотдел в свою очередь распадается на некоторые ячейки, а каждая из ячеек, может быть, будет состоять из нескольких под-отдельчиков. Конечно, в этом случае нужно разделять две стороны вопроса: какую функцию имеет тот или иной элемент организации и кто именно выполняет эту функцию (персонально). Может оказаться, например, что две-три функции какого-нибудь отдела или подотдела выполняются одним* лицом. Например, одно и то же лицо редактирует и журнал, и газету, и листовки, или, может быть, одно и то же лицо единолично не только заведует подотделом, но и целиком выполняет всю работу его, не имея никаких непосредственных помощников. С другой стороны, возможны случаи, когда отдельная маленькая функция выполняется довольно значительной группой лиц, представляющих своеобразную организацию.
      При рассмотрении схем и чертежей, приведенных на предыдущих страницах, всегда нужно учитывать это обстоятельство. Так, в чертежах организационных схем, где сказано «инженер» или «директор фабрики», при известном виде организации можно в сущности сказать — «правление, заведующее предприятием» или «штат инженеров и специалистов»...
      Во всяком случае, организатор должен продумать организационную схему до конца, т. е. разложить ее, с одной стороны, на функциональные элементы, с другой — представить ее как объединение определенных людей. Поэтому при осуществлении всякой организационной схемы в жизни мало сказать, что организационно-инструкторский отдел распадется на три подотдела. Нужно также сказать, сколько человек будет выполнять работу подотделов, кто именно будет заведовать подотделами, с каким штатом они будут работать, какие помощники и какие выполнители им нужны и на какие функции.
      В организационном отношении очень существенно ясно представить себе характер самой низшей организационной ячейки. Можно сказать, что организация будет только тогда хорошо работать, когда правильно и без перебоев работает каждая мельчайшая ее ячейка. Точно так же надо отметить, что чем меньше такая организационная ячейка, тем более гибкой и крепкой будет вся организация...
      Все почти замечания, которые сделаны были в предыдущих параграфах относительно всей организации в целом, в равной мере относятся к отдельным элементам или ячейкам организации. По существу именно через эти ячейки организация выполняет свою работу. Каждая ячейка должна ясно представлять себе цель своей деятельности, свое организационное строение, методы своей работы и т. д.
      В нашей партии крупное значение каждой ячейки 80 подчеркнуто чрезвычайно отчетливо. Наша партийная ячейка в сущности олицетворяет всю партию целиком, со всей многосложностью ее работы. Это видно хотя бы из резолюции 10-го съезда РКП(б) о партийной работе, в которой сущность работы партийной ячейки определяется следующим образом:
      «В области чисто партийной работы ячейка:
      а) ставит на надлежащую высоту учет всех своих членов, неослабно наблюдая за тем, чтобы ни один член ячейки не оставался без какой-либо партийной работы; принимает все зависящие от нее меры по лйк-видации политической безграмотности среди своих членов и следит за тем, чтобы не было членов, не прошедших партийной школы;
      б) ведет при помощи всех своих членов агитацию и пропаганду среди беспартийных, устраивает доклады, прения, отчеты и т. п.;
      в) в целях постановки пропаганды идей Коммунистической партии систематически устраивает открытые собрания ячейки, на которых обсуждаются вопросы советского и профессионального строительства, вопросы положения предприятия, быта рабочих и служащих и т. д., причем необходимо возможно большее вовлечение в дискуссию беспартийной массы;
      г) на открытых же собраниях ячейка обсуждает выходящие декреты, постановления и распоряжения Советской власти, вводя таким путем беспартийные массы в круг деятельности Советской власти и через это вступая в руководство массой в деле ее советского воспитания;
      д) личным примером всех своих членов как в области защиты интересов трудящихся, так и в области непосредственной работы предприятия, в смысле поднятия производительности его на должную высоту, ведет предметную агитацию среди широкой беспартий- 81
      ной массы; поддерживает инициативу каждого своего члена и каждого беспартийного, направляемую к улучшению работы всех советских органов на предприятии, в районе, в городе;
      е) через своих членов принимает активное участие в выборах и работе фабрично-заводских комитетов, исполкомов служащих, контрольно-хозяйственных комиссий и т. п. и следит за тем, чтобы работа в этих организациях была поставлена и велась в духе РКП;
      ж) намечает из своей среды товарищей с соответствующими способностями и наклонностями в качестве кандидатов для перехода с советской на партийную работу, а также подбирает соответствующих кандидатов и из среды беспартийных товарищей для разного рода советской работы и
      з) ведет самое неослабное наблюдение за тем, чтобы силы коммунистов были использованы в советской работе целесообразно и наиболее продуктивно; меры к исправлению замеченных недостатков ячейка принимает через коммунистическую фракцию того органа, в ведении которого находятся предприятия или учреждения. В случае несогласия с решением фракции, ячейка обращается в соответствующий парткомитет».
      Основной принцип организационного строительства , коммунистических партий требует от всякого члена партии вхождения в низшую ячейку...
      И совершенно бесспорно, что организационная монолитность нашей партии объясняется именно тем, что мы такое исключительное внимание придавали и придаем работе ячеек.
      Этот опыт должен усвоить всякий организатор.
      Разделяя работу организационной ячейки на составные элементы, мы в конечном счете доходим до отдельного участника организации... Перед ним должна ясно стоять цель, ему должно быть ясно его положение в организации в смысле подчинения, зависимости, координации, ему должны быть хорошо известны методы работы. Иными словами, и по отношению к отдельному участнику всякой организации мы должны ответить на те семь главных вопросов организационной работы, о которых шла речь выше (см. § 2).
      Параграф первый нашего партийного устава определяет членство партии таким образом: «Членом партии считается всякий, признающий программу партии, работающий в одной из ее организаций, подчиняющийся постановлениям партии и уплачивающий членские взносы».
      В этом определении уже содержатся некоторые элементы, определяющие роль отдельного участника организации. Здесь отмечены единство цели и задачи (признание программы), формальная организационная связь (вхождение в какую-либо организацию партии), признание определенных линий связи, о которых шла речь в этом параграфе (подчинение постановлениям партии), известная активность работника (уплата членских взносов).
      Само собою понятно, что когда речь идет о конкретном лице, об определенном члене РКП(б), рабочем завода «Дукса» Иване Филиппове, то организатору мало получить общий ответ на указанный § 1 устава. Ему нужны:
      1) вполне конкретные данные о фактической работе т. Филиппова и
      2) ответ на ряд организационных вопросов, которые § 1 устава в себе не содержит.
      Нужно знать не только, что Иван Филиппов член РКП(б) состоит в ячейке завода* «Дукса», подчиняется дисциплине и платит членские взносы аккуратно, нужно также знать, какую определенную партийную работу он выполняет, кому он непосредственно подчинен или кто ему подчинен, какие задания на ближайшее время ему даны и какой срок поставлен для этих заданий и т. д.
      Только при таком детальном разложении организации на составные части и подробном изучении работы каждого элемента организации (будь то организационная ячейка или отдельный ее член) и возможно правильное установление организационного типа и успешное проведение всей организационной работы в целом.
     
      12. Депо связи
      Уже работа по разделению организации на ее составные элементы показывает нам, что эти элементы всегда находятся в определенной между собою связи (на рисунках эта связь обычно указана линиями, соединяющими кружочки).
      Связь между элементами организации бывает, конечно, самого различного рода. Мы можем выделить три главнейших вида такой связи: руководство, подчинение и координацию (или согласование).
      Отдел губкома на нашей схеме связан линией с подотделами, связь означает руководство работой. С другой стороны, он связан линией с губкомом, и эта связь свидетельствует о его подчинении губкому. Мы видим, таким образом, что вертикальные линии наших черте-
      жей обычно имеют двоякое значение, именно руководства и подчинения, в зависимости от того, рассматриваем ли мы отношение элементов с точки зрения- руководящей инстанции сверху или подчиненной снизу.
      Связь руководства-подчинения является основной связью, сцепляющей организационные элементы. Нужно иметь, однако, в виду, что эта связь бывает различного характера: так, например, руководство может носить характер административного управления или характер инструктирования, например мастер фабрики может быть непосредственно подчинен административному руководству заведующего мастерской. Однако он может получать инструкции одновременно и от других лиц (от инженера, специалиста-химика и т. д.). Так создается своеобразный вид двойного подчинения, о котором говорилось выше, причем характер этого подчинения мастера (управляющему мастерской и специалистам) различен.
      Эти два основных вида связи руководства-подчинения (административное руководство и инструктирование) можно по аналогии с типами организации назвать «линейное» руководство-подчинение и «функциональное». Административное (линейное) руководство в свою очередь может распадаться на несколько видов. Иногда оно бывает безусловное, т. е. требующее полнейшего, беспрекословного повиновения. В других случаях низшая инстанция имеет право обжаловать полученное приказание, однако, обычно не приостанавливая его фактического выполнения. Инструктирование («функциональное руководство») точно так же бывает либо обязательным, подлежащим безусловному выполнению, либо носит характер необязательный (т. е. имеет вид совета, содействия, помощи).
      Координация, т. е. согласование работы, встречается обычно между теми элементами организации, которые находятся, так сказать, на одном уровне, т. е. не подчинены и не руководят друг другом, а находятся на положении равных. Таким образом, мы можем говорить о координации работы ответственными работниками на фабрике между отделами губкома или губис-полкома, о координации работы различных комиссариатов (см. рис. 7, 9)...
      Координация может быть трех основных видов. Координация чистого вида, т. е. такая, которая связует организации или организационные элементы совершенно самостоятельные. Мы можем, например, говорить о координации работы между русским пограничным таможенным и пропускным пунктом в Белоост-рове и соседним финским пунктом того же характера в Райиоках. Русские и финские организации имеют ряд общих задач, которые необходимо согласовать (например, о времени перехода через границу, о порядке таможенного досмотра). Обе эти организации совершенно самостоятельны в том смысле, что они подчиняются лишь властям своей страны, у них нет одного общего руководителя.
      Другой характер имеет координация в том случае, если у двух (или нескольких) элементов организации имеется общий руководящий центр, которому они подчинены. Такая координация может быть названа «соподчинение». Соотношение между отделами губкома или губисполкома и соотношение между комиссариатами относятся именно к этому виду координации. Отделы губисполкома в конечном счете подчиняются президиуму исполкома, отделы губкома — самому губко-86 му в целом.
      Наконец, координация Мсжет принимать еще более «жесткий» характер и более тесно связывать соподчиненные элементы между собой. Возможны, конечно, и некоторые другие виды и формы такой связи элементов, находящиеся на одном организационном уровне.
      Разложив организацию на составные элементы, организатор должен выяснить себе, какими линиями связаны между собою элементы в одно организационноцелое и какой характер имеет эта связь между элементами. Сущность организации и заключается в том, что при ее помощи отдельные элементы сцепляются вместе. Нужно понять, в каких пунктах и каким образом элементы связаны между собою, какие из них являются подчиненными и от кого, какие руководят и чем именно, какие элементы находятся в координации между собою и каков характер этой координации.
      Линии связи, сцепляющие кружочки на наших диаграммах, являются своего рода путями, по которым передается движение по организации. Это — кровеносные сосуды, которые объединяют организацию в одно целое.
      Работа этих линий связи станет нам немедленно ясна, если мы зададим вопрос: как передаются приказания по организации или как осуществляется в ней ответственность. Только при правильном создании дела связи между элементами организации она может хорошо и отчетливо работать... Поэтому для каждого участника организации и для каждого элемента ее должно быть совершенно ясно, кому он подчинен, каков характер этого подчинения, каким образом и с кем он связан координационной связью и каков характер этой связи,
      Нужно отчетливо представить себе, как должны быть использованы разные виды связи элементов организации. Когда по организации дается приказание из руководящей инстанции, то оно должно идти по линиям руководства-подчинения, а отнюдь не по координационным линиям. Будет неправильно поэтому, если какое-либо приказание (а равно замечание, выговор и пр.) будет передано мастеру не через заведующего мастерской (которому он подчинен), а через другого мастера. Равным образом инструкция от президиума исполкома должна направляться непосредственно заведующему отделом исполкома, а отнюдь не через заведующего другим отделом. Использование координационной линии для передачи инструкций и приказаний фактически превращает ее в линию руководства-подчинения. Эта ошибка часто влечет за собою дезорганизацию работы.
      Так, во время решающих боев в Люксембурге немецкое командование находилось далеко и поэтому решило временно подчинить первую армию второй. Взгляды командующих обеими армиями, как это часто бывает, расходились, одна армия не могла беспристрастно войти в положение другой, в результате получились лишь трения. То же самое повторилось и в битве на Сомме в 1916 г., когда первая армия была подчинена второй.
      Таким образом, при наличии двух или нескольких равноправных (на одном уровне находящихся) организационных ячеек нерационально даже временно подчинять одну другой.
      Как мы видели, связь является необходимым организационным моментом, она является цементом, скрепляющим отдельные организационные кирпичи. Проблема связи является важной организационной проблемой, и дело связи должно привлекать внимание всякого организатора.
      Убедительную иллюстрацию этого дает нам военное дело. Известно, что как только расстраивается связь между командующим и подчиненными ему частями, так наступает дезорганизация, так как войскам приходится действовать по своему усмотрению. Столь же губительно бывает, если военные части, действующие плечо к плечу, теряют связь между собою (в данном случае координационную связь). Такой разрыв связи на фронте неминуемо создает психологическую неуверенность и практически ведет часто к разрыву боевой линии. Не преувеличивая, можно сказать, что разрушение дела связи есть разрушение всей организации в целом.
      Проблема связи будет ставиться и разрешаться различно в зависимости от самого характера организации. Однако возможно выделить некоторые основные особенности, характерные для всякого рода организационных форм.
      Прежде всего надо отчетливо выяснить, как идут линии связи. Это значит, что каждый участник организации должен точно знать, где и как проходят линии, связующие настоящий элемент организации с высшей инстанцией, с параллельно действующими ячейками и с ячейками подчиненного характера.
      Но недостаточно знать о том, что такие-то линии связи существуют. Надо конкретно представлять себе, как именно они действуют, т. е. через каких именно лиц эта связь осуществляется, каким именно порядком (технически), каков характер связи (подчинение, руководство и пр.). Выясняя эти вопросы, мы установим, например, адреса и телефоны, через которые связь совершается, часы, в которые она осуществляется, формы, которые она принимает (письменные, личные, телефон и пр.)...
      Надо следить, чтобы линии связи в организации были всегда в натянутом положении, т. е. чтобы всякий толчок, данный по линии связи, быстро и точно передавался по всей сети от ячейки к ячейке. Хорошо натянутые и правильно прикрепленные линии связи всегда являются аттестатом того, что организация хорошо налажена и может выполнять быстро и точно заданную работу.
      Наконец, требуется, чтобы связь действовала непрерывно, т. е. чтобы приказание, выходящее из центра, в любой момент своевременно доходило до всех инстанций и, с другой стороны, чтобы донесение, посылаемое организационной ячейкой, также без замедления попадало в центр. Нарушение непрерывности в деле связи особенно опасно в напряженные периоды революционной или военной борьбы. Как известно, поражение немцев на Марне в значительной степени объясняется тем, что главное командование потеряло связь со своим правым флангом и не могло давать ему указаний.
      При распределении работы между отдельными составными частями организации приходится добиваться того, чтобы ни одна часть организации не выполняла работы, возложенной на другую. Это значит, что между отделами организации проводится точная разграничительная линия. Существование таких разграничительных линий чрезвычайно важно, потому что благодаря им и создается отчетливое отделение самих организационных частей и распределение ответственности между ними.
      Однако вместе с тем возникает и специально организационная проблема, касающаяся того, чтобы раз-90 граничительные линии не явились линиями, разрезающими организацию и разрывающими общую работу. Вопрос о крепости «стыка», т. е. места, где проходит разграничительная линия и где две части организации (например, две армии) соприкасаются, является особенно важным для успешности работы...
      Руководителю всякой организации следует обращать внимание на разграничительные линии и на стыки, чтобы здесь не создавалось либо трений, либо расслабления единого организационного фронта.
     
      Глава IV
      ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ МЕТОДЫ
     
      13. Основные требования н организационной схеме
      Выполнение задач организации и практическое осуществление намеченного плана приводит нас к изучению организационных методов, т. е. тех мер, при помощи которых организационные планы осуществляются в жизни. В настоящей главе будут рассмотрены лишь некоторые из этих организационных методов. В дальнейших главах придется говорить более подробно о других организационных приемах.
      Первый вопрос, с которым придется столкнуться организатору, касается того, насколько организационная схема может быть без всяких изменений реализована. Чтобы дать ответ на этот вопрос, нужно мысленно проконтролировать схему и выяснить себе ее основные особенности.
      К организационной схеме мы предъявляем следующие требования. Она должна быть прежде всего совершенно ясна и всем понятна. Это значит, что не только организатору должно быть ясно, из каких составных элементов схема состоит и в каком отношении находятся друг к другу эти элементы, но чтобы это было вполне понятно и всем участникам организации.
      Ясность и простота схемы намного выиграют, если будет проведено определенное однообразие в строении организации, если отдельные элементы организации будут похожи друг на друга по своему внутреннему строению, т. е., например, организация будет разделяться на несколько аналогичных друг другу отделов, отделы — распадаться на подотделы. С точки зрения гармоничного организационного строительства будет неправильно, если, например, в губкоме наряду с отделами, непосредственно зависящими от губкома, будет поставлен какой-нибудь подотдел, подчиняющийся непосредственно губкому, без связи с соответствующим отделом.
      Точно так же имеет значение, чтобы лица, занимающие одинаковое положение в организационной схеме, имели одинаковые наименования, например заведующий отделом, управляющий и т. д.
      В целях создания необходимого единства организации одна крупная железнодорожная компания в Америке провела, например, такую реформу: раньше в правлении железной дороги находилось несколько помощников управляющего дорогой с разными титулами, например заведующий тягой, главный инженер, главный заведующий складами, заведующий телеграфом и т. д. Правление решило уничтожить все эти титулы и назвать всех шестерых руководящих лиц просто помощниками управляющего. В связи с этим вся корреспонденция, которая раньше посылалась на отдельные имена, стала адресоваться просто на имя «помощника управляющего» и в объединенной канцелярии уже устанавливалось, кому именно корреспонденция должна быть передана.
      Наша партия широко проводит принцип организационного однообразия, требуя, чтобы каждый член партии входил в какую-либо ячейку данной территории. Объединение партийных членов по какому-либо другому признаку с особым подчинением ЦК допускается в нашей партийной практике лишь в особо исключительных случаях (см., например, резолюцию 9-го съезда РКП(б) по организационному вопросу). Установление единого партийного билета является другим примером стремления к такому необходимому однообразию организационных элементов.
      Важно также, чтобы и основные приемы работы отдельных элементов организации были однообразны, т. е. унифицированы, например, чтобы система ответственности велась по общему плану, чтобы учет работы совершался одинаковым образом и даже чтобы формы отчетности были тождественны.
      Организационная схема должна быть рассчитана так, чтобы работа могла совершаться быстро, точно и экономно. Раз пущенная в ход организация должна работать автоматически, не нуждаясь в дальнейших новых подталкиваниях со стороны руководителей. Она должна быть рассчитана таким образом, чтобы при случайном выпадении отдельных элементов или Отдельных руководителей организации находила в себе новые силы для самопополнения и автоматически продолжала бы работать.
      Если организация выдерживает такое испытание, это значит, что она обладает необходимой долей гибкости и устойчивости и может без труда применяться ко всем видоизменяющимся условиям, среди которых ей предстоит работать. Организатору нужно тщательно обдумать, как наделить организацию этими качествами. Само собою понятно, что гибкость особенно важна для организаций, работающих в быстрой и меняющейся обстановке, например для всех военных организаций в период военных действий. В этих случаях командующим приходится заранее выработать методы расширения организации и методы ее свертывания.
      Вероятно, наиболее трудным делом для организатора будет согласование теоретического организационного плана с конкретной действительностью. Организационный план до своего осуществления в жизни неизбежно носит несколько схематический и отвлеченный характер, который трудно бывает целиком воплотить в жизнь. С другой стороны, если исходить при органи-. зационном строительстве исключительно из сложившейся обстановки и строить организацию, учитывая в первую голову именно эти существующие особенности; то организационный план неизбежно будет страдать отсутствием систематичности и общей запутанностью. Так происходит конфликт между теоретической схематизацией и пестрой действительностью.
      Можно сказать, что имеется два типа организационных методов: германский и английский. Немецкий метод организации придает чрезмерное значение стройности и логичности организационной схемы. Создав такую схему, немец старается провести ее в жизнь вплоть до всяких мелочей, не нарушая единства и логической законченности организационного плана.
      Англичане в своей организационной работе прежде всего исходят не из теоретических планов и схем, а из повседневной практики. Стремясь найти организационную схему, наиболее соответствующую обстановке, они очень часто создают чрезвычайно пеструю и разнообразную организацию.
      Англичане особенно любят создавать специальную организацию для выполнения всякой отдельной функции. Таким образом сложилось, например, английское местное самоуправление. Нужно было провести водопровод — англичане создавали специальную организацию, которая существовала путем обложения населения за пользование водою. Приходилось чинить дорогу — возникала организация для этой цели, опять-таки облагавшая население налогом.. Требовалось создать учреждение для призрения стариков и нищих — являлась новая организация. Одним словом, для выполнения каждой отдельной функции англичанин готов создавать специальную организацию, целиком и исключительно приспособленную только для этой цели. Отсюда чрезвычайная пестрота и разнообразие всяких английских организаций. Напротив, германская система более жесткая и более теоретическая.
      Разумеется, оба эти примера являются крайностями, и нужно научиться умело соединять централизо-ванность и строгую схематичность организации с ее практичностью и приспособленностью к действительной жизни.
     
      14. Инструктирование
      Участники организации должны не только ясно представлять себе основные задачи своей работы, но и иметь точные конкретные задания для текущей работы, например на ближайшую неделю, на очередной день или даже на определенные часы дня. Организатор должен позаботиться, чтобы каждый участник организации ясно знал, что ему нужно делать в каждый данный момент, иными словами, он должен инструктировать участников организации.
      В прежнее время на фабрике каждый рабочий был в сущности предоставлен самому себе. Если ему давалась даже вполне определенная работа, то при выполнении этой работы он должен был руководствоваться своим собственным опытом и сообразительностью. В настоящее время на усовершенствованной фабрике рабочий получает подробную инструкцию, иногда на нескольких страницах, где ему дается вполне точное руководство. В добавление к своему собственному опыту рабочий получает сконцентрированный результат опыта многих других людей. Наряду с этим рабочему указывается также определенный срок для выполнения задания: он получает «урок», и ему дается задание в такой-то срок и таким-то именно образом его выполнить.
      Инструкции являются чрезвычайно характерной особенностью всякой современной организации. Виды этих инструкций чрезвычайно разнообразны. Когда на вокзале мы видим надписи «касса», «буфет», «выход на платформу» и т. д., то все это является элементарным видом организационной инструкции.
      Приглядываясь дальше к железной дороге, мы заметим много других наглядных инструкций такого же порядка. Вдоль полотна поставлены столбы, указывающие расстояние, уклоны и подъемы и их высоту, близость станции, опасность пути и пр. Эти краткие и как будто довольно элементарные указания являются для машиниста исключительно важными инструкциями, определяющими всю его работу.
      За границей можно всюду натолкнуться на надписи и инструкции. В подземных дорогах Лондона или Верлина всюду тщательно указано, где нужно идти по правой стороне подземных коридоров, где по левой, где находится выход и на какую улицу, где лифт, касса и т. д.
      В горах Швейцарии путешественник встретит на всех перекрестках указания, куда именно ведет дорога, сколько верст до какого-нибудь пункта и сколько метров над уровнем моря.
      Создание таких надписей, несмотря на всю их кажущуюся элементарность и простоту, требует довольно много энергии и порой остроумия. Это станет очевидным, если сравнить два типичных почтовых адреса: русский и американский. Обычный русский адрес гласит: Петру Степанову, Саратов, Симбирская улица, дом Немцева, квартира Кондратьевой. Что говорит такой адрес человеку, мало знающему город? Ровно ничего. Чтобы найти улицу, ему придется спрашивать туда дорогу. Добравшись до Симбирской улицы, он не сможет разобрать, идти ему направо или налево. Чтобы найти дом Немцева, ему нужно опять спрашивать прохожего. Дойдя до нужного дома, он не сможет знать, где находится квартира Кондратьевой, и должен будет снова обращаться к кому-нибудь с вопросом.
      Типичный американский адрес (в переводе на русский) гласит так:
      Г-ну П. Джонсу 235. 3. 72 ул. 5 — 15 Нью-Йорк
      По английски еще лаконичнее:
      Mr. P. jones 235. W 72 str. 5 — 15
      N.-V 97
      Даже человек, едва знающий Нью-Йорк, точно сможет определить, где находится искомая квартира. Он знает, во-первых, что улицы, идущие вдоль Нью-Йорка, называются авеню, а улицы поперечные — улицами. Адрес показывает, что речь идет о поперечной, более короткой улице. Буква «3» значит «запад» («W» — West), она определяет ту часть Нью-Йорка, которая расположена к западу от Центрального парка по направлению к реке Гудзон. Так как нумерация улиц в западной части города идет от Центрального парка к реке, то легко определить, в каком месте находится номер дома 235. Больше того, каждый квартал Нью-Йорка нумеруется, начиная с новой сотни. Это значит, что первый западный квартал от Центрального парка или центра города нумеруется, начиная с цифры один, второй квартал — со ста, третий — с двухсот и т. д. № 235 обозначает, что дом находится в III квартале и стоит там по порядку тридцать пятым от угла. Нечетный номер обозначает северную сторону улицы, четный — южную. Таким образом, адрес сразу совершенно точно определяет местонахождение дома. Номер квартиры указывает, где она находится. Перед нами многоэтажный дом. Первая цифра в квартирном номере обозначает этаж, вторая — квартиру или комнату этажа; № 5 — 15 значит, что нам нужно подняться на пятый этаж и найти там пятнадцатую комнату или квартиру. Само собою понятно, что, поднявшись на этаж, мы сейчас же увидим на стене надпись и стрелку, показывающую, в какую сторону коридора нужно идти, чтобы добраться до № 15.
      Совершенно ясно, как много времени и энергии сохраняет такая остроумная система надписей и инструкций.
      Сравните с этим нашу российскую систему. Придите в любое центральное или местное учреждение и попробуйте найти там нужный вам отдел, подотдел или определенное лицо. Вам придется ходить с этажа на этаж, спрашивать встречных и поперечных, причем большинство из них такие же пришельцы и также беспомощно отыскивают, что им нужно.
      Впрочем, иной раз можно узнать, что искомый подотдел обретается в комнате 62 или 98. Тогда приходится спрашивать (со столь же малым успехом), где же эти комнаты, ибо обычно не существует никакой системы нумерации комнат, никто путем не знает, на каком этаже или в подъезде какая комната находится.
      Во всякой американской конторе или учреждении в первой же комнате, куда попадает посетитель, имеется доска с подробным перечислением, на каком этаже, в какой комнате что находится, причем иной раз прилагается еще и план помещения. Посетитель может сразу отыскать на доске имя учреждения или отдела и, никого не спрашивая, направиться по назначению. Этого элементарнейшего правила, для осуществления которого достаточно трех часов работы, до сих пор, кажется, не удосуживалось выполнить ни одно из наших крупных учреждений. О мелких и говорить нечего.
      Организатору нужно твердо усвоить себе, что эти элементарные надписи являются основным элементом инструктирования, чрезвычайно облегчающим работу и руководителей, и участников организации. Поэтому пусть он первым долгом проследит, чтобы на фабрике, в учреждении или в другой организации, которой он заведует, были сделаны нужные надписи, вывешены стрелки, указывающие направление.
      Не следует думать, будто употребление цифр всегда помогает быстро ориентироваться в адресе. Пример противоположного характера дает, например, опыт с национализацией торговли в Москве. Сейчас же после национализации было решено вместо прежних названий магазинов по фамилии владельцев или местонахождению дать им просто порядковые номера. Так появились: пекарни № 1, 2, 3 и т. д., книжные магазины № 1, 2, 3 и т. д., магазины обуви № 1, 2, 3 и т. д. Тому, кто заведовал магазином, такой счет был отчасти удобен. Покупателям он был совершенно неудобен. Узнав, что обувь по купону 23 можно достать в магазине № 5, гражданин должен был метаться из стороны в сторону, пытаясь узнать, где этот магазин находится. Так как магазины нумеровались по случайному порядку их открытия и рядом на одной улице оказывались номера 1 и, скажем, 27, то понятно, что нумерация ничему не помогала. Правильнее было бы назвать магазин легко запоминающимися названиями, связанными, например, с местонахождением (тверская пекарня, долгоруковский магазин обуви). Номер магазина был бы лишь дополнением к вывеске.
      Одновременно была сделана и другая ошибка против правил инструктирования. Все старые вывески, изображавшие продававшиеся предметы и тем понятные неграмотному и легко запоминающиеся в памяти грамотных, были заменены лишь буквенными надписями. Опять-таки следовало бы на всех булочных изображать по-старому калач, на часовых магазинах — часы, на магазинах обуви — сапог и т. д. Вообще инструкции в виде рисунка очень часто встречаются на практике и рекомендуются благодаря своей понятности и наглядности. Ведь и многие наши плакаты есть лишь 100 инструкции для граждан Республики в их очередной работе. Нужно научиться широко пользоваться рисунком для подобных целей.
      К элементарным, но существенным инструкциям можно отнести всевозможные справки, информационные сведения, списки адресов и тому подобные материалы, помогающие ориентироваться в работе.
      Каждый год в Москву на партийную конференцию и съезд Советов собирается несколько тысяч человек из провинции. Каждый из них имеет много дел в различных комиссариатах и других центральных учреждениях. Большая часть их является новичками в Москве и плохо ориентируется в городе. С неизменной правильностью все делегаты съезда получают по нескольку пудов всевозможной литературы, включая толстые книги по 300 — 400 страниц специального характера, и никогда еще делегаты не получали самого элементарного и самого необходимого для них печатного пособия: схематического плана Москвы с указанием расположения наших центральных учреждений и списков адресов и телефонов этих учреждений.
      Нашим организаторам всероссийских и местных съездов и совещаний не мешает все же поучиться, как в этом случае дело ведется за границей, например на международных конгрессах. Там каждый делегат с первого же момента получает несколько основных инструкций. На его делегатском билете дано или расписание работы съезда, или регламент его. Ему дают схематическую карту города, где отмечены места заседаний и те пункты, куда делегату потребуется или интересно попасть (например, для медицинского конгресса отмечают медицинские институты и лаборатории, больницы, а также почтамт, вокзал, отели). В особой книжке делегат сможет найти адреса и телефоны всех нужных и интересных ему учреждений с указанием наиболее удобных часов осмотра. Делегат получает ряд других брошюрок, листов и планов со всевозможной полезной информацией. И не придется ему (как приходится русскому делегату) по 100 раз задавать направо и налево вопросы: А где находится комиссариат продовольствия? А как пройти к третьему Дому Советов? А где обретается Деловой Двор?
      Заблаговременно дать ответ на эти вопросы очень просто — и таким элементарным инструктированием будет сохранено много времени у всех участников съезда.
      Инструкции для выполнения работы могут быть постоянного и временного характера. К постоянным инструкциям мы отнесем, например, те фабричные правила, которые вывешиваются в мастерских и регулируют общие условия работы на фабрике. Такие правила должны быть сформулированы сжато и ясно, без излишних деталей, так, чтобы они легко запоминались.
      К инструкциям временным относятся все те письменные указания, которые даются исполнителю в течение его работы. Иногда, чтобы наметить общую линию работы, полезно бывает в краткой формуле, в простом лозунге определить главную ее задачу. Лозунг в сущности уже является элементарным видом инструкции. Но, конечно, лозунг указывает преимущественно цель работы или какую-нибудь одну наиболее важную ее сторону, но не дает практических указаний для исполнителя. Наряду с лозунгом должны быть даны отдельным частям организации и отдельным ее участникам специальные и дополнительные инструкции.
      Когда, например, ЦК партии объявляет, что 1 мая должно быть всероссийским субботником, то эта общая 102 инструкция (или директива) намечает только основную
      особенность первомайского торжества. В дальнейшем ЦК посылает в губком и опубликовывает в прессе подробную инструкцию, где указывается, какие работы нужно производить в этот субботник, под какими лозунгами устраивать митинги, как привлечь широкие массы населения к участию в торжестве и т. д. В губ-коме или укоме эта инструкция центра в свою очередь еще более детализируется применительно к местным условиям.
      На современной американской фабрике не только различные мастерские фабрики имеют определенное назначение и получают соответствующие общие указания, но даже каждый отдельный рабочий имеет подробную письменную инструкцию. В этой инструкции указывается, какую работу ему нужно выполнить, в какой срок, какими инструментами и при помощи каких приемов. Инструкция часто бывает так хорошо составлена и так тщательно проверена на практике, что заведующий фабрикой в каждый данный момент может с точностью сказать, взглянув на инструкцию, что сейчас, в 2 часа 30 мин., токарь Джонс только что начал обточку второго колеса, а слесарь Петерсон выполнил ровно половину своей работы по заклепке.
      Вот образец типичной инструкции, касающейся избирательной кампании в связи с губернским съездом Советов и изданной Воронежским губисполкомом и губ-компартией для руководства уисполкомов и укомпар-тов: «Мы считаем необходимым обратить ваше внимание на всю серьезность и важность предстоящей работы по избирательной кампании. К этой работе необходимо подготовиться со всем напряжением коммунистической энергии и уменья. Прежде всего необходимо произвести работу по организации избирательных комиссий. В них должны быть намечены достаточно опытные и ответственные товарищи. Вместе с тем уис-полкомы и укомпарты не должны удовлетворяться работой только избирательных комиссий, а сами должны руководить их работой. Кроме избирательных комиссий, должны быть заблаговременно разосланы работники в волости, по возможности и в села, причем в села могут высылаться не только уездные работники, но и волостные. Но по крайней мере на волостных съездах должны присутствовать наиболее ответственные уездные работники, а члены уисполкома — обязательно, причем, для того чтобы члены уисполкома, которых имеется ограниченное число, могли охватить все съезды, следует назначить заранее моменты созыва этих съездов, расположив в соответствующем порядке в пределах общего срока. Заблаговременно напечатайте листовки, обращения, устройте целый ряд собраний с докладами о работе своих отделов, также созовите беспартийные конференции».
      «К съезду Советов необходимо заблаговременно приготовить все тезисы докладов, рассмотрев их в уездном исполкоме и уездкоме — не допустить такого положения, когда к моменту съезда ни один доклад в уисполкоме и укоме заблаговременно не заслушан, тезисы не просмотрены, и докладчик, выступая от имени уисполкома, фактически говорит, что ему заблагорассудится. Кроме того, следует приготовиться также и к фракционным работам, ибо если фракции не организованы, не дисциплинированы, то работа съезда, несомненно, пострадает, ибо общепризнанным руководителем является коммунистическая фракция. Следует заранее определить характер работ съезда, причем секционные работы являются, несомненно, наиболее целесообразными для плодотворности работы. Но необхо-104 димо заранее разработать этот вопрос и обеспечить секции достаточно крепким ядром руководителей, чтобы не получилось провала съезда».
      «Вообще, для того чтобы на съезде был образцовый порядок, требуется, чтобы руководящие органы заблаговременно предусмотрели все, даже кажущиеся мелочи и детали, как, например, хозяйственную сторону, также нужно заранее определить примерное расписание работ съезда, чтобы съезд не растянулся на неопределенное время, чтобы не получилось расхлябанности, чтобы работы проходили в определенных рамках. Конечно, это отнюдь не означает, что его нужно абсолютно заковать в эти рамки, не давая места проявляемому творчеству».
      «К моменту выборов должны быть намечены кандидаты в руководящие органы, причем для достижения единодушия целесообразно созывать предварительное совещание партийных руководителей с мест для намечания кандидатов, причем обращаем ваше серьезное внимание на недопустимость каких бы то ни было трений в руководящих группах, как это, к сожалению, иногда бывает, когда как раз в момент выборов начинается некоторая перегруппировка и борьба в самой организации, вследствие чего организация, раздираемая внутренними неладами, оказывается неспособной руководить беспартийной массой».
      «Необходимо также помнить и то, что всякие проходимцы и авантюристы, попадающие иногда на съезды под видом беспартийных, стараются мутить головы другим беспартийным, действительно честным представителям трудящихся».
      «Поэтому необходимо принять меры, чтобы делегаты съезда не были изолированы от коммунистических делегатов, — наоборот, нужно заранее наметить товарищей, которые должны иметь постоянное общение и связь с этими делегатами; вообще руководящие органы должны уделить внимание делегатам с мест — снабжать их литературой и т. п.».
      Всякая инструкция, как мы видим, дает определенный план работы на будущее время. Она в сущности лишь выражает применительно к исполнителю тот план работы, который организатор наметил...
      Само собою разумеется, что как план, так и инструкции должны находиться в тесном соответствии с действительной обстановкой и всевозможными ее изменениями. Крупная американская фирма розничных магазинов, где все вещи продаются по 5 и 10 центов, ведет подробный учет роста населения всех населенных пунктов Соединенных Штатов и Канады и, руководствуясь этим материалом, сразу определяет, в каком именно пункте нужно открыть новые магазины или где следует расширить постановку дела. Учитывая рост населения и всевозможные географические, экономические и политические условия, фирма с полной точностью заранее знает, какой населенный пункт особенно увеличится в ближайшее время и даже какого характера товары там будут в спросе...
      Сам исполнитель, имея перед собою инструкцию центра, должен уметь выяснить действительную обстановку, в которой ему придется выполнять задания, и уметь принимать самостоятельные решения в том случае, если эта обстановка изменится и он не будет иметь возможности непосредственно связаться с инстанциями, давшими ему инструкцию. Исполнитель должен уметь усвоить себе дух инструкции, с тем чтобы действовать в ее духе при создавшейся обстановке и достигнуть задания самым быстрым и экономным 106 образом.
      Лицо или организационная ячейка, дающие инструкции, со своей стороны должны учесть изменяющуюся обстановку и допускать известные вариации в своих заданиях. Лев Толстой в «Войне и мире», описывая заявления генерала Пфуля на военном совете, показывает, к каким нелепостям приводит жесткая кабинетная инструкция, не считающаяся с особенностями обстановки и с конкретными условиями.
      15. Формы инструнтирования
      До сих пор мы употребляли слово «инструкция» в самом широком смысле слова, разумея под ним Есе виды руководства.
      Если мы попытаемся более точно охарактеризовать виды, какие принимает инструктирование, то мы сможем составить примерно такую градацию:
      Директива (лозунг).
      Постановление (декрет).
      Инструкция.
      Приказ.
      Директива, как мы видели, намечает лишь общую основную линию поведения для подчиненной инстанции. Так, решение партийного съезда часто указывает лишь на основную перемену нашей политики, и приходится затем путем специальных декретов и инструкций давать конкретные задания для осуществления решений съезда.
      Лозунг есть в сущности та же директива, но лишь выработанная в наиболее краткой и популярной форме. Чтобы воплотить лозунг в жизнь, точно так же нужно претворить его в частное задание.
      Постановления (декреты верховной Советской власти — постановления ЦК или парткома и т. д.) обычно в более определенной и конкретной форме передают подчиненным инстанциям определенное указание для выполнения.
      Инструкция в обычном, более узком смысле слова является разъяснением директивы или постановления, подробно указывающим, как именно нужно выполнить то или иное задание.
      Наконец, приказ есть единичное конкретное задание, обычно адресуемое определенно vry лицу. Если инструкция имеет в виду ряд различных случаев и предусматривает всякие возможности, то приказ есть категорическое распоряжение лишь на один случай... Приказ должен быть ясен, т. е. не допускать никаких перетолкований, и точно формулировать все задания. Приказ должен с полной определенностью и категоричностью указывать: кто, что, где и для чего обязан выполнить. Особенно отчетливо должна быть отмечена ближайшая цель, которая ставится приказом подчиненному лицу. Приказ должен быть исполним, это значит, что в нем должно быть точно и правильно рассчитано время и учтены все возможные трудности. Наконец, приказ должен быть кратким и не иметь излишних подробностей и повторений.
     
      16. Распределение сил
      Перед организатором всегда стоит вопрос, как наиболее экономно и продуктивно использовать имеющиеся в распоряжении людские и материальные силы.
      Это ставит в порядок дня вопрос о правильном распределении сил (иначе — правильном разделении труда). Здесь может быть очень много различных приемов. Мы отметим только главнейшие. Прежде всего организатор должен максимальное количество сил направить на выполнение основных задач, а для задач второстепенного порядка уделить лишь второстепенные силы. Военная история дает нам много примеров того, как гениальный полководец, пренебрегая второстепенными театрами войны, сосредоточивал силы и добивался победы на главном театре и тем самым выигрывал кампанию. Знаменитые наполеоновские кампании неизменно велись по этому принципу. В истории борьбы Красной Армии мы можем отметить такой же характерный прием: так, например, во время польской
      войны мы сняли с врангелевского фронта (который в тот момент был второстепенным) все важнейшие части, в том числе и конницу Буденного, и перебросили их на западный польский фронт.
      Разумеется, говоря о сосредоточении максимальных сил в главнейшем пункте работы, мы имеем в виду не только людские силы, но также и материальные.
      Военный опыт дает нам пример еще одного метода, который полезно усвоить — принцип «решительного удара».
      «Решительный удар» является тем моментом в отдельной борьбе, которая наносит непоправимый ущерб живой силе врага и вконец его деморализует.
      Решительный удар должен быть тщательно подготовлен. Надо провести старательную разведку о противнике и обо всей обстановке и учесть свои силы.
      Таким образом, путем тщательной подготовки мы сможем выбрать любое, благоприятное для нас место, время и образ действия...
      Для правильного использования сил важно бывает не только уметь направить их сразу в большой массе в решительный пункт, но также уметь постепенно вводить их в действие. Для этого мы должны разделить предстоящую работу на известные временные промежутки и распределить силы так, чтобы каждому временному промежутку соответствовала определенная группировка сил. Мы, так сказать, разделяем наши силы на определенные отряды и вводим их в бой в известной постепенности и в определенные моменты...
      В каждый данный момент организационная работа по выполнению какой-либо задачи захватывает то большее, то меньшее количество участников и то один, то другой вид организации. Руководитель может довольно точно представить себе, какие силы будут работать в тот или иной момент, в какой последовательности вводятся в борьбу руководимые им отряды, в какой момент и где потребуется сосредоточение материальных ресурсов...
     
      17. Организация заново и реорганизация
      Отвлеченно говоря, могут быть две формы создания новой организации: сверху и снизу. В первом случае организатор или инициативная группа намечает задачи организации, ее характер, ее формы, методы, состав и затем начинает привлекать и объединять людей согласно поставленным задачам. Во втором случае отдельные лица, имея общие цели, начинают объединяться друг с другом, создавать первоначальные ячейки, затем выбирать руководящие. В первом случае 110 организация начинает жить с центральной руководя-
      щей ячейки и ведет свое организационное строительство по вертикали вниз, во втором случае организация строится снизу вверх, начиная от элементарной, подчиненной ячейки.
      В действительности почти не бывает вполне чистых видов той или другой системы организационного строительства: обычно обе системы комбинируются между собою.
      Более или менее приближается к первому типу наша работа по организации Красной Армии. Ее основной характер, ее задачи были выработаны центральными учреждениями нашей партии и привлеченными военными специалистами. Затем эта организация стала воплощаться в жизнь путем создания отдельных красноармейских частей, подчиненных центру. Можно, однако, указать, что и в данном случае не было целиком строительства сверху, так как и в рядах самой партии, и в Красной гвардии одновременно происходила и теоретическая, и практическая подготовка проведения плана создания сильной социалистической армии.
      В качестве образца строительства снизу можно привести историю возникновения нашей партии в девятисотых годах прошлого столетия. Сперва в разных концах России возникли социал-демократические кружки и отдельные губернские и областные организации. Затем эти организации объединились на съезде и выбрали там центральный комитет. Однако и в данном случае можно указать, что имелось все же определенное руководство из центра, «сверху», благодаря существованию заграничной социал-демократической группы «Освобождение Труда», идейно влиявшей на интеллигенцию и рабочие массы в социал-демократическом духе при посредстве своих изданий. 111
      Таким образом, в действительности мы всегда видим комбинацию строительства сверху и снизу, причем в некоторых случаях играет большую роль руководящее влияние центра, в других — влияние рядовых ячеек организации.
      Когда организатор начинает свою работу, перед ним находится организационный план во всех подробностях, но было бы крупной ошибкой, если бы организатор сразу приступал к осуществлению всего плана целиком. Будет более правильным, если из всех намеченных организационных ячеек он в первую очередь создаст и объединит самые важные основные ячейки организации и только впоследствии будет строить и присоединять к создавшемуся ядру все другие, намеченные у него в плане.
      Когда Советская власть отвоевывала у белогвардейцев новые области Республики, перед ней стояла задача создания там советского режима. Мы сделали бы крупную ошибку, если бы в этих новых местах, только что освобожденных от неприятеля и, может быть, никогда не бывших под властью Республики, стали бы вводить советскую систему в ее развернутом виде с губернскими и уездными исполкомами, со всеми отделами исполкома и т. д. Боевая обстановка, обилие контрреволюционных элементов в армии и необходимость быстро провести организационную работу заставляли нас начинать с создания в этих областях ревкомов. Ревком назначался обычно в количестве пяти человек. Его главная работа была обращена на помощь Красной Армии в борьбе с контрреволюцией, организацию продовольственного дела, содействие промышленности, создание милиции. Поэтому в первую очередь организовывались именно те учреждения, которые об-112 служивали эти задачи. Другими вопросами, имеющими большое значение в уже организованной Советской России (например, социальным обеспечением, народным образованием), ревком не имел возможности заняться. Начиная организацию с наиболее важных отраслей дела и совершенно оставляя в стороне другие, ревкомы поступали, конечно, совершенно правильно. Лишь после твердого закрепления района за Советской Республикой ревкомы уступали место избранному населением исполкому. Тогда организация Советской власти принимала мало-помалу тот вид, какой она имела в центральных областях Советской Республики.
      В данном примере характер организации и все организационные работы изменились в связи с заменой временных учреждений — ревкомов, постоянно действующими учреждениями — исполкомами.
      Разделение организаций на постоянные и временные всегда нужно иметь в виду, так как это сказывается на самой работе. Временные организации создаются для выполнения какой-либо определенной и обычно быстро выполнимой работы. По окончании своих заданий организации распускаются. Так, например, губком назначает комиссию для организации празднования 1 Мая, губернский Совет выбирает комиссию для проведения посевной кампании.
      При создании таких временных организаций нужно не только ясно определить их задания, но и непременно указать срок для выполнения. Полезно бывает также с самого начала отметить, что организация автоматически распускается через такое-то количество недель или с такого-то числа. Наша советская практика показала, что мы чрезвычайно злоупотребляем временными организациями, созданными для специальной надобности, и даем им возможность разрастаться и существовать до бесконечности. Так, недавно было обнаружено существование (по большей части фиктивное) нескольких десятков комиссий, в свое время созданных Совнаркомом для разных задач. Многие из этих комиссий давно выполнили свою работу и должны были быть давно упразднены; другие, наоборот, не выполнили работы и тем не менее были забыты; третьи имели перед собою задачи, которые одновременно выполнялись и другими учреждениями.
      При правильной организации нужно было бы наметить ограниченное, небольшое количество постоянных комиссий для выполнения подготовительной работы определенного характера, например экономическую, финансовую. Временные же комиссии для специальных целей должны создаваться лишь в совершенно исключительных случаях. В противном случае нарушается система работы постоянно действующих организаций.
      Когда возникает перед нами временная задача так называемого ударного характера, то перед нами становятся три организационные возможности. Мы можем прежде всего исполнить ударное задание при помощи уже существующего организационного аппарата, лишь соответственно усилив те отделы организации, на которые возлагается ударная задача. Это в сущности является самым правильным методом, осуществимым, однако, только в том случае, если организационный аппарат в целом находится на достаточной высоте.
      Мы можем также создать специальную руководящую организацию («тройку», «пятерку») для руководства ударным заданием, но при условии использования существующих организаций. При этом руководящая «тройка» совершенно не создает никакого своего 114 аппарата. Этот вид ударной организации имеет значение особенно в тех случаях, когда почему-либо постоянные руководители отрасли работы, объявленной ударной, не являются вполне на высоте своих задач, или в тех случаях, когда выполнение ударных задач может вызвать междуведомственные трения между двумя или тремя организациями, на которые они возлагаются.
      Наконец, возможно специальное создание особенной временной организации для выполнения ударного задания. Так была, например, у нас создана Государственная комиссия по электрификации России (ГОЭЛРО).
      Если перед нами стоит задача реорганизации уже существующей организации, нам прежде всего предстоит тщательное и внимательное ее изучение. Набросайте себе схему организации, выясните ее задачи, функции ее отдельных составных частей, характер связи между отдельными ячейками организации; учтите производимую работу и целесообразность ее; установите, насколько экономно построена организация, как проведены в ней учет и контроль работы, в каком отношении она находится к другим организациям (не ведет ли параллельную работу); наконец, особенное внимание обратите на то, насколько соответствует организационная схема цели организации и совпадает ли бумажный отчет о ее работе с действительным положением дела.
      Только после такого внимательного изучения организации можно с успехом приступить к ее преобразованию. При этом нужно помнить, что реорганизация обычно гораздо труднее и требует гораздо больше энергии, чем организация заново. При реорганизации имеется слишком много сил инерции, которые препятствуют проведению желательных изменений.
      Чаще всего наиболее правильным путем реорганизации будет энергичное преобразование тех ее отделов, которые являются наиболее важными в работе. Иной раз организатор может, например, целиком оставить в стороне все отделы, кроме финансово-счетного, и первые недели, а может, и месяцы своей работы главным образом работать в этой отрасли. Наладив и реорганизовав работу здесь, он перейдет к другому отделу. А затем станет проверять и устанавливать правильную связь между отдельными отраслями работы и приводить всю организацию в более единообразный и гармоничный вид.
      По существу реорганизация является чаще всего лишь новой комбинацией прежних элементов. В некоторых случаях, правда, бывает важно начать реорганизацию с привлечения новых, свежих сил со стороны и при их помощи проводить работу. При этом, однако, наблюдается типичная ошибка реорганизаторов. Они подходят к делу, заранее считая, что вся старая организация никуда не годится и что их теоретический план является самым последним словом организационной техники. Поэтому мы не раз видели, как новые люди, поставленные во главе учреждения, вместо того чтобы ознакомиться как следует с существующей организацией, смело принимались переделывать ее по своим теоретическим соображениям, в результате чего получался обычно лишь полный организационный хаос. Вообще, любовь к реорганизации стала какой-то нашей профессиональной советской болезнью. У нас очень мало организаторов, но чрезвычайно много охотников реорганизовывать. При этом часто вся реорганизация сводится лишь (как правильно заметил однажды 116 В. И. Ленин) к перемене вывески, к новому словесному
      обозначению прежних организаций и их составных частей.
      Очень хорошо подошел к вопросу о реорганизации III конгресс Коминтерна в резолюции, намечающей методы введения в партии всеобщей трудовой повинности и организации небольших трудовых групп.
      Эту работу (говорит резолюция) нельзя провести сразу, она требует неутомимой выдержки, вдумчивого отношения и большой энергии.
      «Особенно важно, чтобы эта организация на новых началах сразу была произведена особенно тщательно, после всестороннего обсуждения этого вопроса. Было бы, конечно, очень легко всех членов организации разбить по какой-нибудь формальной схеме на небольшие ячейки и группы и заставить их принимать участие в общей повседневной партийной работе. Но таким образом лучше не начинать, потому что это немедленно же вызовет среди членов партии недовольство и нерасположение к такому нововведению.
      Особенно рекомендуется партийному руководящему органу на почве детального предварительного обсуждения со многими хорошими организаторами, глубоко убежденными и горячими коммунистами, хорошо ориентирующимися в общем положении движения в главных центрах страны, предварительно выработать во всех подробностях основные принципы этого нововведения. Затем инструкторы, организаторы или организационные комиссии должны на месте целесообразно подготовить ближайшую работу, выбрать первых руководителей групп и приступить к первым шагам деятельности. Перед организациями, трудовыми группами, ячейками и отдельными членами должны вслед за этим быть поставлены определенные, конкретные задания, причем таким образом, чтобы они сами видели их 117
      безусловную желательность, целесообразность и выполнимость. Там, где встречается необходимость, можно на практическом примере продемонстрировать, как следует выполнить эти задания. При этом нужно обращать главное внимание на те ошибки, которых следует особенно остерегаться.
      Эта реорганизация должна практически проводиться шаг за шагом. Поэтому в местных организациях сначала не следует организовывать слишком много новых ячеек или трудовых единиц.
      Прежде чем новый организационный аппарат наладит до известной степени свою работу, не следует слепо разрушать формы старой организации».
      К своеобразным видам реорганизации надо отнести сжатие и расширение организации. Сжатие организации совершается либо путем пропорционального уменьшения составных элементов, либо путем исключения из организации некоторых крупных составных частей.
      Расширение организации может происходить аналогичными же путями — увеличением числа участников или увеличением числа организационных ячеек.
      Для всякой организации очень важно, чтобы такое сжатие и расширение могло совершаться автоматически. Для этого нужно заранее предвидеть, какие ячейки будут свернуты при сжатии или, напротив, разделены и расширены при увеличении организации. Способность автоматически сжиматься или расширяться особенно важна для военных организаций в боевой обстановке. Эта способность свидетельствует об эластичности и гибкости организации и, следовательно, о ее жизнеспособности.
      Нужно указать, наконец, что всякая сколько-нибудь крупная работа по организации и реорганизации совершается очень медленно, дорого стоит и не скоро дает результаты. Для того чтобы организационная работа дала осязаемые и очевидные плоды, требуются не месяцы, а годы. Поэтому не следует чересчур поспешно заключать о провале какой-нибудь организационной схемы или успехе какой-либо реорганизационной попытки. И не следует также надеяться, что крупное организационное задание можно выполнить быстро, одним ударом, с одного взмаха. Организационная работа по общему правилу требует упорного, настойчивого, труда и большого терпения.
     
      18. Ориентация
      Ориентация может быть рассматриваема как один из необходимых методов всякой организационной работы. Под ориентацией мы разумеем обычно работу человека, направленную к тому, чтобы, с одной стороны, выяснить основные элементы среды, в которой человек находится, в их взаимоотношениях и, с другой стороны, определить место самого человека среди этих элементов.
      Совершенно ясно, что первоначальная ознакомительная работа организатора является преимущественно работой ориентационного порядка.
      Чтобы отчетливее выяснить основные приемы ориентации и выделить главнейшие ее правила, необходимо проанализировать простейший вид ориентации — топографическую ориентацию, ориентацию в данной местности.
      Нужно иметь в виду, что, как всякая организационная работа, ориентация прежде всего определяется целью. Совершенно ясно, что военный, ориентирующийся в каком-либо городе ради создания обороны города, обратит внимание на определенные особенности местности, а инженер, изучающий город в целях улучшения водопроводной сети, будет ориентироваться в той же местности, обращая особое внимание на совершенно иные пункты, чем военный. Момент цели мы можем, однако, сейчас оставить в стороне, так как он не отзывается на основных особенностях ориентации.
      Представим в нашем конкретном примере делегата, прибывшего в столицу на съезд. Кроме работы на съезде, ему предстоит побывать в некоторых комиссариатах и других учреждениях и осмотреть кое-что.
      Первым моментом ориентации является определение основной линии (линии ориентации). По отношению к топографической ориентации основной линией явится стрелочка компаса. И в самом начале топографической ориентации, и в течение ее при пользовании планом делегату придется отчетливо представлять себе, где проходит эта основная линия, т. е. где находятся север и юг.
      Всякая ориентация начинается с какого-то отправного пункта. Отправным пунктом может быть, например, место постоянного жительства. Так, делегат может выяснить для себя топографию города применительно, скажем, к третьему Дому Советов, где он поселился. Это значит, что все другие пункты города, а также все расстояния и все пути сообщения он будет определять и оценивать исходя из своей квартиры как основного пункта.
      Работу по ориентации удобнее всего начать исходя из естественного центра местности. В некоторых случаях даже за отправной пункт ориентаций можно взять как раз центр.
      В Москве центром ориентации, естественно, будет Кремль. В Ленинграде центром ориентации будет Зимний дворец или Адмиралтейство. В каком-либо сельском районе центром ориентации явятся крупное село, железнодорожная станция, фабричный поселок и т. п.
      Если, кроме центра, мы имеем другой отправной пункт, то тогда прежде всего требуется выяснить взаимоотношения между этими двумя основными пунктами, т. е. расстояния между ними, пути сообщения и т. д.
      Кроме центра, в каждой местности имеются другие пункты, на которые предстоит прежде всего обратить внимание. Это будут, так сказать, главные пункты местности. В Москве к ним отнесем главнейшие вокзалы, Большой театр (заседания съезда), Дом Союзов, комиссариаты, ЦК РКП(б) и т. п.
      Само собою разумеется, что для каждого ориентирующегося главными будут те пункты, которые специально нужны ему для его работы; поэтому, например, для члена Всероссийского съезда Советов, приехавшего из Смоленской губернии, не будет особенной надобности знать, где находятся различные московские вокзалы, кроме Александровского, с которым он непосредственно связан, и, конечно, Октябрьского вокзала, как являющегося характерным топографическим пунктом города, важным в смысле общей ориентации в нем.
      С другой стороны, для работника в области торговли необходимо будет знать местоположение всех без исключения вокзалов Москвы.
      Установив центр и главные пункты местности, мы должны обратить внимание, не имеется ли в данной 121
      местности каких нибудь характерных разделяющих линий. К ним мы отнесем реку, врезывающийся в город залив, железные дороги, особенно широкую или идущую через весь город улицу и т. д. Эти разделяющие линии чрезвычайно помогают ориентировке. В Москве, естественно, топографически выделяется Замоскворечье. В очень многих губернских городах так отделяется заречная сторона...
      Исходным пунктом ориентации наравне с центром (или отправным пунктом) может служить также главная разделяющая линия.
      Следующим моментом будет ознакомление с коммуникационными линиями, т. е. линиями, соединяющими главнейшие пункты между собою и с центром. В широком смысле слова под коммуникационными линиями мы можем разуметь вообще ту сеть сообщений (дороги, улицы, железнодорожные линии, реки, каналы и пр.), которую имеет данная местность. Таким образом, приходится, с одной стороны, ознакомиться, по каким улицам, например, можно удобнее всего пройти от Кремля к третьему Дому Советов или от Николаевского вокзала в военный комиссариат. С другой стороны, приходится изучить главнейшие линии трамвайного или автобусного движения.
      При изучении коммуникационных линий в городе, где есть река, особенное внимание приходится обращать на мосты, которые сплошь да рядом должны явиться теми центрами или разделяющими линиями, от которых приходится исходить при ориентации.
      Для отчетливого завершения ориентационной работы необходимо ясное представление о границах местности, т. е. о том, где и как известная местность соприкасается с соседними пунктами. Уже в самом на-122 чале ориентационной работы нам приходится иметь
      хотя бы общее представление о границах местности, так как иначе мы не сможем выделить центра или наметить крупных пунктов или выделяющихся линий. Но если в самом начале работы достаточно лишь общее представление о границах, то в дальнейшем этот вопрос приходится разработать подробно, ибо только тогда можно отчетливо представить себе положение данной местности среди других.
      Наконец, ориентирующим моментом может явиться также какая-нибудь характерная особенность местности. Часть города может быть на горе, другая в низине. Старый город может резко отличаться от нового. В городе может находиться какой-нибудь высокий пункт, по которому легко всюду ориентироваться.
      Проанализировав ориентационную работу в местности, мы можем, таким образом, выделить следующие основные элементы:
      1. Линия ориентации (основная линия).
      2. Отправной пункт.
      3. Центр.
      4. Главные пункты.
      5. Разделяющие линии.
      6. Линии коммуникации.
      7. Границы.
      8. Характерные особенности.
      Мы можем убедиться, что выделенные нами сейчас элементы топографической ориентации являются необходимыми составными частями всякой ориентации вообще. Предположим, нам предстоит ознакомиться с состоянием какого-нибудь промышленного предприятия. Прежде всего мы должны иметь линию ориентации. Она, может быть, заключается в том, чтобы выяснить, прибыльно или убыточно это предприятие.
      Исходя из этой основной линии мы и будем совершать изучение предприятия...
      Ознакомление с промышленным предприятием мы должны начать с отправного пункта, лучше всего (как и в топографической ориентации) центра организации. Само собою понятно, что иной раз знакомство с промышленным предприятием можно начать с осмотра какой-либо мастерской или какой-либо части предприятия, почему-либо удобной для осмотра именно в начале работы. Но гораздо чаще надо ознакомиться с центром предприятия, т. е. с его руководящей ячейкой. Именно здесь мы можем сразу увидеть и общую схему организации, ее задания, ее работу, выраженную в цифрах и графиках. Здесь же мы можем определить те главные пункты, на которых нам предстоит сосредоточить наше внимание, скажем, главные мастерские, склады сырья и товаров, рабочий поселок и пр
      Разделяющие линии при изучении промышленного предприятия могут пройти, например, там, где производство отделяется от сбыта готовых продуктов или закупки сырья и орудий производства. Эти линии всегда должны строго соответствовать организационной схеме.
      Линии коммуникации совпадают с теми линиями связи (руководства-подчинения и координации), о которых говорилось в одном из предыдущих параграфов.
      Вопрос о границах для промышленной или другой организации есть вопрос о том, где и каким образом эта организация соприкасается с другими организациями в своей работе. Наконец, характерным особенностям в топографической ориентации соответствуют такие же своеобразные черты, которые имеет всякая организация.
      Таковы в основной схеме принципы ориентационной работы, какой бы характер и задачи она ни имела.
      Лицам, подготовляющим себя к организационной работе, чрезвычайно полезно будет проделывать по намеченной краткой схеме примерную ориентационную работу. Но наряду с ориентацией в ее полном объеме необходимо также уменье быстро ориентироваться в отдельных вопросах и отдельных моментах работы. В этом случае можно наметить чрезвычайно много самых разнообразных практических заданий.
      Так, например, полезно изучение какой-нибудь элементарной работы, происходящей на наших глазах.
      Анализируя, например, работу косца, плотника, кузнеца, мы выделим три основных момента. Прежде всего надлежит установить те элементы, из которых складывается работа. Во-вторых, определить, в какой последовательности, временной и пространственной, эти элементы располагаются. Наконец, в-третьих, надлежит установить, в чем заключается и чем определяется связь элементов между собою. Аналитическая работа по такой трехчленной элементарной формуле может быть чрезвычайно полезна. По существу даже изучение всякой организации может быть осуществлено согласно такой же упрощенной формуле.
     
      19. Переговоры
      В организационной работе довольно часто приходится прибегать к методу переговоров. Ведутся ли они между отдельными людьми или между представителями различных, может быть, враждебных организаций, цель их всегда одна: отыскать ту среднюю линию работы или совместной деятельности, которая была бы равно приемлема для обеих переговаривающихся сторон.
      Характер переговоров бывает различен прежде всего в зависимости от того, какие отношения связывают переговаривающиеся стороны, т. е. идет ли сговор между близкими и дружескими организациями, например между партией и профсоюзами (тогда их задача сводится к товарищескому согласованию, координации работы), или переговоры ведутся между разнородными и враждебными друг другу сторонами...
     
      20. Методы дезорганизации
      Может показаться странным, что в книгу об организационном строительстве внесен параграф, по-видимому, явно противоположного характера — о дезорганизации. Между тем приемы дезорганизационной работы организатору необходимо усвоить по двум причинам: во-первых, чтобы уметь сразу распознать их и искусно бороться с ними, во-вторых, чтобы иной раз самому применять их. Ибо очень часто никакое новое строительство невозможно, пока не уничтожена старая форма организации. Творческая работа неизбежно связана с разрушительной. Архитектор должен уметь не только строить новое здание, но и обладать знанием, как разрушать ветхие постройки, чтобы расчистить место для сооружений, более отвечающих задачам времени. Организатор обязан уметь сознательно дезорганизовывать, если этого требуют интересы организационной работы.
      В тех случаях, когда уничтожение вредной организации нельзя осуществить путем прямого и формального ее роспуска, приходится прибегать к разложению
      ее изнутри. Для этого прежде всего нужно добиться разрушения ее линий связи, сцепляющих отдельные элементы организации, особенно линий руководства-подчинения. В войне победа легко склоняется на сторону того, кто сумеет перерезать коммуникационные линии своего противника, т. е. отрезать армию от ее тыла, от ее штаба. То же самое наблюдается и во всякой другой борьбе двух организаций.
      Перерезать или ослабить линии связи организации — значит нарушить ее аппарат управления и руководства. Поэтому совершенно правильно отмечается, что исчезновение дисциплины (этот внешний показатель нарушения связи между элементами организации свидетельствует об известном разложении организации.
      Внутреннее разложение организации происходит в результате того, что она начинает терять четкость своих внутренних составных частей, т. е. когда, например, развивается внутренний параллелизм. В этих случаях исчезает правильное распределение работы и ответственности, нарушается общий план и т. д.
      Организация может разлагаться, если она начинает выполнять не свои функции, забывая о своих прямых заданиях. Так, если организация получает работу, ей абсолютно не свойственную, к которой она не приспособлена, это непосредственно влияет на перерождение, деформацию организации...
      Дезорганизация возникает и в тех случаях, когда организация начинает неправильно выполнять свою работу, например выполнять ее неточно, медленно (саботаж, бюрократизм). Иной раз мы наблюдаем при этом своеобразное закостенение аппарата, его омертвение. Искусственное замедление темпа работы всегда ведет к такому одряхлению организации...
      Дезорганизация наступает всякий раз, как мы изъемлем, исказим, подменим один из тех основных элементов организационной работы, о которых шла речь в первых параграфах (цель, план, метод, материальные средства и т. д.)...
      Таким образом, сам читатель после каждой главы этой книги может исходя из противного подробно выяснить виды и приемы дезорганизаторской работы со всеми ее деталями.
     
      Глава V
      ПОДБОР РАБОТНИКОВ
     
      21. Опрос и испытание людей
      Когда мы говорили, что организатор в своей работе должен учитывать условия обстановки, это значило также, что он должен обращать внимание на характер тех людей, при помощи которых организация будет работать. Многие прекрасные теоретические схемы проваливались только потому, что инициаторы не считались с этим обстоятельством. Умение подобрать людей всегда свидетельствует об известном организаторском таланте человека. Однако еще большее достоинство организатора — уметь поставить работу при условиях, где исключается возможность свободно подобрать людей, где нужно работать при наличии уже имеющихся членов организации. Поэтому по отношению к живым участникам организации организатор должен проявить две способности:
      128 1) умение подобрать нужных и подходящих людей;
      2) умение правильно использовать всех участников организации.
      Подбор работников для организатора всегда облегчается, если у него имеются большие личные знакомства, благодаря которым он может без особого труда выбрать людей, нужных для той или иной работы.
      В громадном большинстве случаев, однако, таким путем организатор может подобрать лишь небольшую группу людей. При широком размахе дела неизбежно приходится дополнять организацию лицами со стороны, никому из руководителей неизвестными.
      Таким образом, например, часто происходит набор рабочих в крупных предприятиях. В этой области установлена (особенно в Америке) некоторая практика, которую можно с изменениями применить в сущности ко всем случаям массового подбора работников.
      Первое, что требуется от желающего поступить членом в какую-либо организацию (будь то фабрика, партия или профессиональный союз), — это заполнение личной анкеты. Надо тут же оговориться, что заполнение анкет в Советской России поистине стало какой-то модной болезнью. Как известно из всех учебников статистики, анкеты являются наименее удовлетворительным и наименее достоверным видом статистического материала. Статистика рекомендует прибегать к этому приему лишь в крайне редких случаях и непременно сопровождать анкетный опрос специальной проверкой.
      В нашей Советской Республике почему-то установилось, что каждый гражданин должен заполнять подробные анкеты по всякому пустячному поводу. Так как большинство этих многочисленных анкет очень сложны, а их данные никогда не проверяются, то результат получается всегда один: времени и бумаги тратится много, а толку получается весьма мало. Следует поэтому прекратить анкетную болезнь и заполнять анкеты в самых редких случаях.
      Анкета для поступающих в организацию должна быть по возможности очень сжата и состоять примерно из 10 — 15 простых вопросов. Иногда необходимо, чтобы эти анкеты сопровождались либо рекомендациями, либо ссылками на лиц, знающих человека.
      Затем наступает момент личной беседы с предполагаемым участником организации. Во время беседы имеется возможность рядом дополнительных вопросов проверить сведения анкеты и вообще получить более подробное и точное представление о новом работнике и его особенностях.
      Многие ответы на анкету решительно ничего не скажут организатору до личной беседы. Слова «кончил четырехклассное училище» или «прошел шесть классов гимназии» совершенно не свидетельствуют об уровне развития и интеллигентностичеловека. Между тем путем нескольких вопросов о прочитанных книгах можно получить гораздо более ценную информацию.
      Анкета дает чисто формальный, статистический материал о человеке. Беседа может дать представление о разных сторонах человеческого характера. По особенностям ответов, по манере отвечать и по другим мелким признакам можно установить основные черты человеческого характера. Пусть организатор прямо задаст испытуемому и несколько таких вопросов, на которые человек не всегда может или хочет вполне правильно ответить, например: «обладаете ли вы твердым характером» или «есть ли у вас настойчивость», «ленивы ли в работе или прилежны», «имеете ли организаторские способности и любовь к организационной 130 работе», «умеете ли заставлять людей вас слушаться»
      и т. д. Само собою понятно, что ответы на эти вопросы будут по большей части не вполне соответствовать действительности, так как многие постараются несколько приукрасить себя. Однако такие ответы всегда очень много дадут опрашивающему, сколько-нибудь разбирающемуся в человеческой психологии.
      Иной раз можно ограничиться такой беседой и обойтись без всяких анкет. При этом, однако, нужно, чтобы в течение этой беседы опрашиваемый чувствовал бы себя достаточно свободно и уверенно и чтобы беседа не носила спешный, формальный, казенный характер.
      Западноевропейские и американские предприятия не ограничиваются, однако, такого рода анкетами и беседами и выработали чрезвычайно сложные научные приемы для исследования способностей человека и его пригодности в той или другой профессии (психотехника).
      Когда американцы во время войны создавали свою гигантскую армию, они выработали специальную программу испытаний всех поступающих в армию. Программа преимущественно стремилась установить быстроту сообразительности рядовых и давала такие задачи. На листке, например, напечатана азбука, и испытуемому в течение 10 сек. предлагалось перечеркнуть каждую вторую букву и подчеркнуть каждую восьмую. Или на листке писался ряд цифр, и в течение 15 сек. нужно было вычеркнуть все цифры больше двадцати, но меньше тридцати и т. п. Другие задачи были аналогичного порядка.
      Современная прикладная психология выработала очень много гораздо более сложных и точных методов исследования человеческих способностей.
      В настоящее время имеется ряд специальных приборов ; устанавливающих точность человеческих движений, особенности человеческого зрения, зрительной памяти, психического восприятия и т. д. Одновременно выработаны довольно точные требования, предъявляемые к разного рода профессиям. Так, например, еще во время войны были установлены во всех странах требования к авиаторам, шоферам и одновременно была создана точная программа научного испытания человека в смысле пригодности его для этих занятий. Точно так же сейчас имеются сводки требований, которые научная психология предъявляет к самым различным профессиям: к вагоновожатому, машинисту, наборщику, стенографистке, токарю по металлу, конторщику и т. д.
     
      22. Организатор и исполнитель
      Кроме специальных испытаний и требований, которые предъявляются к участникам той или иной организации, важны те особенности человека, которые определяют его возможную роль в организации. Грубо говоря, всех участников организации можно разделить на две категории: собственно организаторов (или руководителей разных категорий) и исполнителей. Некоторые люди по всем своим особенностям и своему психическому складу совершенно неспособны выполнять руководящие роли в организации, но бывают прекрасными исполнителями. С другой стороны, есть лица, хорошо выполняющие организаторскую, руководительскую работу, но, будучи переведены на положение выполнителей чужих заданий, оказываются совершенно не на своем месте.
      Работа организатора существенно отличается от 132 работы исполнителя, или, точнее, организаторские функции того или иного работника существенно отличаются от его функций исполнительских. Чем более ответственное положение занимает организатор, тем больше мы предъявляем требований к его организаторским (или, более узко говоря, его административным) способностям. Французский практик и теоретик организации Анри Файоль дает такую таблицу, выражающую проценты отношения организаторских (административных) и технических способностей и знаний среди других (финансовых, коммерческих и пр.), у лиц, работающих в крупном предприятии (конечно, проценты взяты очень условно, но важна основная тенденция):
      Анализируя эту таблицу, журнал «Вопросы организации и управления» совершенно справедливо делает такой вывод:
      «Задача организатора прежде всего в том, чтобы целесообразно подобрать персонал своего штаба, поручить каждому вполне определенно очерченную область, намечать цели, координировать работу, держать контроль за исполнением и вместе с тем не мнить себя технической всезнайкой, не распылять себя на мелочах техники проведения той или иной функции или задания. Организатор должен чувствовать себя капитаном корабля, ведущим курс, дающим директиву, регулирующим ход его жизни. И больше всего он должен остерегаться воображать, что он лучше, чем кто-либо другой, знает технику любого дела. Его право и долг — диктовать, например, машинному отделению необходимую скорость хода. Но если он спустится к машинисту и начнет учить его обращению с паровым котлом, это уже не организация, а дезорганизация. Дело капитана — подобрать надлежащий персонал. И если персонал не годится, то это прежде всего плохо аттестует его и никого иного. Самый худший из предрассудков воображать, что организатор должен или имеет право самолично инструктировать работника в технических моментах его дела».
      Уметь освободиться от бремени мелочей — вот существеннейшее качество для руководителя, организатора.
      Характерный диалог произошел на эту тему между Морганом и адвокатом федерального суда. Моргана допрашивали по поводу покупки его банком за 15 млн. долл. акций Северной Тихоокеанской железной дороги.
      — Во сколько ценились эти акции?
      — Не имею ни малейшего представления.
      — Сколько ваша фирма на этом заработала?
      — Я не знаю.
      — Заработали вы на этом 1 млн. или 10 млн.?
      — Я говорю вам, что не знаю. Я не вхожу в детали. Я сказал: купите их. Стил знает относительно деталей, он вам расскажет.
      Из этого примера видно, что Морган освобождал себя от забот второстепенного порядка благодаря тому, что он перекладывал их на плечи своих доверенных, которые специально выполняли его основные задания.
      Если руководитель тонет в мелочах, то это гибельно для дела. Если он просто отмахивается от мелочей, это точно так же губительно. Задача заключается не в том, чтобы руководитель был способен сам выполнять работу своих подчиненных, а в том, чтобы каждого подчиненного поместить на подобающее место. При правильном распределении труда и точной систематической организации работы все детали будут выполняться с минимумом усилий и с максимальной точностью.
      К организатору мы предъявляем, таким образом, следующие основные требования: он должен обладать известными административными способностями, т. е. умением заставлять других людей выполнять свои задания. Обычно этому способствует известная твердость характера, настойчивость, энергия. Он должен иметь инициативу, т. е. уметь находить новые подходы к делу и иметь мужество осуществлять эти новшества. Он должен обладать склонностью к систематической плановой работе, т. е. уметь представить себе все задание в целом, разделить его на составные элементы, наметить план вперед и т. д.
      Есть, конечно, и некоторые другие качества, которые организатору необходимо иметь.
      Германский военный устав 1906 г., например, подчеркивает, что важнейшее качество в начальнике — это любовь к ответственности. Это значит, что к роли руководителя подходят главным образом те, кто не только не страшится ответственности за свою работу, но, напротив, охотно берет на свои плечи самую трудную задачу с самой тяжелой ответственностью. Люди такого склада сами рвутся к тяжелым, ответственным задачам. Они выполняют их с большой энергией и уверенностью в себе.
      И действительно, эту любовь к ответственности приходится всегда учитывать при определении того, подходит ли человек к роли руководителя-организатора, либо лишь к роли добросовестного исполнителя.
      Среди руководителей-организаторов мы можем выделить два основных типа. Есть руководители-стратеги, т. е. лица, способные широко охватывать положение, ставить основные цели, предусматривать далеко вперед все возможности, смело комбинировать все элементы. Это вожди в настоящем смысле слова. С другой стороны, есть руководители, лишенные способности созидать планы и предвидеть будущее, но зато умеющие быстро ориентироваться в создавшейся обстановке и принимать правильное и твердое решение.
      Американцы более подробно и несколько иначе, чем это сделано было выше, определяют качества руководителя. Многие из этих соображений совершенно правильны, а другие представляют известный интерес, поэтому я привожу две типичные цитаты. Эмерсон требует от руководителя четырех главных качеств:
      «1) веру в людей, в оборудование (т. е. имеющиеся в наличности машины, инструменты и другие технические средства), в методы и стандарт;
      2) энтузиазм, который вдохновляет и создает доверие;
      3) высокие конечные идеалы;
      4) умение чрезвычайно быстро работать».
      Эмерсон далее делает такие пояснительные замечания:
      «Человек не может быть руководителем, если он не восхищен своей работой и не считает ее краеугольным камнем здания».
      «Руководитель должен верить, что большинство подчиненных, по крайней мере 9/10, легко поддадутся
      влиянию и будут сами предпочитать делать то, что нужно».
      В другой новейшей американской работе к руководителям предъявляются такие требования:
      «Руководитель обладает характером — надежным, уравновешенным, справедливым».
      «Он имеет творческое, но трезвое воображение. Талантливый лидер должен уметь создавать проекты для будущего, но он практический идеалист, который не только грезит о новых творческих путях, но и действительно может осуществить новое. Он думает и живет в будущем».
      «Руководитель обладает способностью «здорового суждения». Он знает, осуществимы ли его идеи. Когда он создает планы для будущего, он обнаруживает не только воображение, но и здравый смысл».
      «Каждый руководитель нуждается в мужестве. Многие лидеры потерпели неудачу, потому что они были слишком робки и хотели всем понравиться. Хороший руководитель твердо и непоколебимо стоит на своем против обычной инертности и предрассудков».
      «Чувство юмора — существенное качество для руководителя. Он должен понимать, что многие положения можно скорее улучшить смехом, чем слезами».
      «Способность понимать людей позволяет руководителю поставить себя мысленно на место подчиненных и найти справедливый и удовлетворяющий всех выход из тяжелого положения».
      «Руководитель должен быть восприимчив, т. е. быть готовым охотно и без предупреждения принять любую информацию по всем вопросам, относящимся к его делу»,
      «Он должен обладать способностью к сотрудничеству со своими товарищами по работе и со своими подчиненными ».
      «Он должен обладать организаторскими способностями».
      «Он должен быть вежливым и, наконец, иметь необходимые технические знания, нужные в его отрасли работы»
      К исполнителю мы предъявляем, конечно, совсем другие требования. Его главным достоинством будет точность и аккуратность работы, благодаря которой указания организатора будут правильно выполняться. Однако в этом случае Советская Россия выставляет иные требования, чем западноевропейская и американская практика. Мы стремимся к тому, чтобы лица, даже не обладающие организаторскими способностями и умеющие лишь выполнять задания, относились совершенно осмысленно к своей работе и не были бы лишь слепыми выполнителями чужой воли. Поэтому, хотя точное выполнение задания исполнителем является основным требованием, мы хотим также, чтобы он обладал известной инициативой и самостоятельностью. В целом ряде случаев исполнителю предстоит самому решать, что делать и как делать.
     
      23. Использование людей
      Если даже организатор имеет возможность сам подобрать нужных ему людей, перед ним, однако, становится вопрос о правильном их использовании.
      Очень часто хороший состав работников совсем не дает хороших результатов работы только потому, что люди неумело или неправильно используются. Гораздо чаще перед организатором стоит задача — использовать для работы данных людей, каковы бы ни были их качества. В этом случае он совершенно лишен возможности привлечь иных исполнителей, а должен суметь имеющийся налицо состав правильно сорганизовать и заставить работать по своим заданиям. Приблизительно таковы, например, условия работы в Красной Армии. Набор определенных возрастов дает известное количество новобранцев, из которых организаторы должны создавать Красную Армию.
      Таким образом, использование работников имеет для организатора еще больше практического значения, чем даже умение подобрать исполнителей.
      Правильное использование людей обозначает прежде всего умелое распределение труда между ними. Каждый сотрудник получает совершенно определенную часть работы в организации, причем эта часть должна строго соответствовать способностям человека. При этом нужно уметь использовать человека для наиболее ответственной работы, на какую он только способен.
      Для этого каждого работника нужно испробовать в различных возможных отраслях, с тем чтобы дать возможность развиться его способностям. У нас чрезвычайно обычны случаи недооценки исполнителей, что приводит к известному понижению их уровня как работников и к известной косности.
      Всякий новый участник организации должен быть прежде всего внимательно и предупредительно посвящен в сущность работы всей организации. Что мы обычно наблюдаем в наших организациях, учреждениях и на наших заводах? Новый член организации, новый служащий или рабочий с первого дня получает какую-нибудь небольшую отрасль работы и затем самостоятельно знакомится с организацией предприятия в целом. В большинстве случаев работник не имеет вообще возможности как следует познакомиться с организацией, в которой он работает.
      Нам следует в этом случае поучиться у передовых американских фирм. Вот как поступают в данном случае американцы. Новому рабочему прежде всего устно излагаются основные особенности предприятия, общее направление его работы. Кроме того, каждому новичку дается справочная книжка, в которой приведена общая характеристика предприятия с рисунками, цифрами, диаграммами и т. п. В этой же брошюре содержатся сведения об условиях работы, об оплате труда, продолжительности рабочего времени, фабричные правила, постановления о дисциплинарных взысканиях, о сверхурочных работах, страховании, профессиональном обучении. После того как новичок ознакомится с этой брошюрой и выслушает ясное дополнительное разъяснение, ему показывают все предприятие. Таким путем он получает представление не только об отдельных частях предприятия, где ему придется работать, но и о разных необходимых деталях: о том, где находятся входы и запасные выходы, пожарные краны или умывальники, амбулатория и столовая. Затем рабочего специально знакомят с его ближайшим «начальством» — мастером и с рабочими той мастерской, где он будет работать.
      Благодаря этому всякий новый рабочий, которому предстоит, может быть, выполнять лишь самую незначительную часть работы предприятия, получает до-140 вольно ясное представление и о характере всего предприятия, и о значении для предприятия его собственной работы.
      Очень часто, особенно в условиях нашей русской работы, у организатора совершенно не оказывается опытных и знающих свое дело исполнителей. Отсюда правило: организатору чаще приходится не приказывать, а учить. Это правило, особенно часто нужно применять при реорганизации дела на новых началах или при организации чего-либо совершенно нового. Когда Тейлор начал применять в Америке свои идеи, он, организовывая описанную выше функциональную систему управления фабрикой, сразу натолкнулся на отсутствие мастеров, строго специализировавшихся в той или иной области. Он должен был признаться, что мастеров, соответствующих его заданиям, вообще нет, что их нужно создать. И он пошел этим путем. Он начал сам подготавливать и обучать мастеров, которые могли бы работать по его плану. Приобретя, таким образом, нескольких помощников, Тейлор стал расширять работу, заставляя мастеров в свою очередь обучать рабочих.
      К этому приему обучения организатору придется прибегать всегда. Работа организатора в значительной части своей есть работа педагога, который настойчиво передает исполнителям свои идеи и учит практически осуществлять их.
      Особенно внимательно организатор должен отнестись к тем работникам, которые обычно именуются плохими. В сущности плохих работников не существует, а имеется лишь неумение их правильно использовать. Каждый работник имеет некоторые специальные склонности и свои определенные достоинства, которые могут быть целесообразно употреблены тем или другим образом. Задача состоит в том, чтобы найти эти особенности плохого работника и их использовать. Очень часто так называемый плохой работник в одной отрасли или в одной организации становится очень нужным и ценным в другой организации и на другой работе.
      При распределении работы всегда стоит вопрос: дать ли ее человеку, уже имеющему в этой работе опыт и привычку, или рискнуть поручить ее новичку, не имеющему такого опыта. Конечно, здесь не должно быть одного ответа. Опытный работник как будто более гарантирован от ошибок («опыт есть сумма сделанных человеком ошибок» — сказал один ядовитый француз), но, с другой стороны, такой работник всегда несколько склонен к традиции, обычно опасается новшеств, боится рисковать. Новичок, не обладающий опытом, имеет за собою то достоинство, что он подходит к работе без предубеждения, легко вносит в нее (и не без успеха) методы, приемы и навыки, взятые из другой отрасли работы, более свежо и непредубежденно оценивает данную работу, более смело ее преобразовывает.
      Американцы, которые особенно высоко ценят в человеке инициативу и свежесть подхода, чрезвычайно часто поручают ответственную работу юным новичкам. В Америке нередко можно встретить на очень ответственной работе в промышленности, торговле, банковом деле людей такого молодого возраста, которые в Европе осуждены были бы лишь на самую скромную и второстепенную должность. Биография многих видных американских торговых и промышленных деятелей начиналась с такой очень ответственной работы, которая, впрочем, очень часто заканчивалась крахом и банкротством. Американцы так и говорят: пусть человек начинает смелым делом большого размаха и пусть на нем обанкротится. Так он сразу приобретет нужный опыт, оценит свои силы и научится работать.
      Учитывая достоинства всякого свежего работника, нужно широко применять метод перемещения работников с одной должности организации на другую и из одного отдела в другой. Таким путем человек разносторонне знакомится со всей работой организации, расширяет свой опыт и вносит в работу больше инициативы.
      Конечно, для некоторых отраслей работы необходима более тщательная и узкая специализация, но столь же высоко приходится ценить и известный универсализм работника, т. е. его способность выполнять в организации целый ряд различных работ. Во всяком случае даже при специализации необходимо -добиваться, чтобы у работника был широкий горизонт и ясное представление о всех частях и особенностях работы.
      Большое значение для использования работников имеет то или иное их сочетание. Предположим, что во главе какой-нибудь организации или учреждения стойт очень опытный и хорошо знающий свое дело товарищ, лишенный, однако, твердости характера, настойчивости и организаторских способностей. Присоедините к нему энергичного администратора и вы часто получите очень работоспособную руководящую ячейку.
      В других случаях во главе дела почему-либо стоит хороший организатор, лишенный, однако, нужной теоретической подготовки. Опять-таки при наличии соответствующих помощников мы можем получить удачную руководящую коллегию.
      При всяком назначении на ответственный пост, равно как и при всяком перемещении не только руководителей, но и рядовых работников, следует задавать себе вопрос: как могут сложиться личные отношения при новой комбинации работников. Возможно, что с новым человеком не все смогут или захотят работать, что перемещение вызовет ссоры и склоку, что в организации создастся тяжелая атмосфера и недоверия и недоброжелательства. Эти человеческие слабости надо иметь в виду, чтобы создаваемые комбинации работников были действительно сплоченными и товарищески спаянными в одно целое...
      Правильное использование работников требует строгого проведения принципа ответственности. Всякий участник организации должен точно знать, какая именно работа лежит на нем, так что по поводу всякого промаха или ошибки можно сейчас же установить ответственное за них лицо.
      Когда организатор дает задание группе лиц, он должен конкретизировать каждую его задачу, подчеркнув, что на ответственности одного лежит, например, подыскание помещения, на ответственности другого — созыв митинга, на ответственности третьего — привлечение ораторов и подготовка резолюций и т. д. При этом организатор должен дать себе отчет, что ответственность за все элементы работы действительно отчетливо разложена между такими-то исполнителями. Очень много постановлений, приказаний и решений остаются невыполненными только по той причине, что не бывает точно указано, на чьей ответствености лежит выполнение. Поэтому даже самые мелкие указания руководителя должны сопровождаться ссылкой на тех лиц, кто ответствен за проведение в жизнь этих решений.
      Тов. Подвойский рассказывает где-то, как тов. Ленин работал в момент Октябрьской революции 1917 г.
      К нему в комнату с утра до ночи приходили делегаты
      и группы от заводов, фабрик и воинских частей, ответственные работники, рядовые члены партии. От каждого он прежде всего старался получить информации о положении дела, каждому давал определенное задание, отмечая его в своей записной книжке и подчеркивая, что на ответственности такого-то товарища или такого-то завода лежит выполнение такой-то именно задачи. Каждый уходивший чувствовал, что перед ним конкретное задание, за невыполнение которого он несет ответственность перед партией и революцией. Он знал, что это задание не брошено случайно на ветер, а зафиксировано в книжке Ильича. Он знал, что там же записано и его собственное обещание (сделанное от своего имени или имени завода).
      Ленин действовал в этом случае как будто элементарно простыми средствами, но поистине как гениальный организатор. Записная книжка Ильича — это тоже полезное указание на метод организационной работы.
      Лучше всего, конечно, когда задание и ответственность для участников организации зафиксированы в письменной форме. Это избавляет от обычных отговорок вроде «я не понял», «я думал, что работа поручена не мне» и т. д.
      Наши недавние горячие споры по вопросу о единоличии и коллегиальности управления особенно ярко обнаружили неправильное использование принципа ответственности. При единоличном управлении совершенно очевидно, на кого падает ответственность за работу. При коллегиальности вопрос об ответственности становится менее ясным и более сложным.
      Наиболее приемлемой будет такая система: каждый из участников коллегии несет ответственность за определенную часть общей работы организации. Он ответствен за нее перед всей коллегией и перед председателем коллегии. С другой стороны, общую ответственность — как за всю организацию, так и за всех членов коллегии целиком — несет председатель. Из этого следует, что решения коллегии носят в сущности совещательный характер и не могут быть обязательны для председателя коллегии. Резолюция IX-го съезда, указавшая на необходимость ограниченного применения коллегиального начала, говорит, между прочим: «Коллегиальность, поскольку она имеет место в процессе обсуждения или решения, должна, безусловно, уступать свое место единоличию в процессе исполнения».
     
      24. Дисциплина
      Организатор должен уметь влиять на своих подчиненных. Он должен уметь заставлять их работать не по принуждению или из боязни взысканий, а по внутреннему побуждению. Для этого он должен сам подавать личный пример в работе и все время находиться в тесной связи со всей массой, участвующей в организации. Это значит, что руководитель даже крупной общегосударственной организации должен иметь определенные часы, в которые он соприкасается с рядовыми участниками работы или со всеми, кто имеет до него дело. Американцы широко установили принцип так называемых «открытых дверей», т. е. принцип широкой доступности руководящих организаторов для рядовых ее участников. Американская система выгодно отличается в этом смысле от установившейся европейской практики. В Советской Республике 146 этот принцип доступности, конечно, должен проводиться в еще более широком смысле. Он является одним из средств борьбы с бюрократизмом.
      Все участники организации должны чувствовать, что выполняемая ими работа есть их собственное, кровное дело. Для этого они должны быть посвящены в главные особенности всей работы организации. Сила нашей партии в значительной степени объясняется тем, что в выработке ее решений принимают участие все члены партии. Наша партия стремится, чтобы каждый ее участник был активным членом, принимающим живейшее участие во всех ее работах.
      В резолюции 10-го съезда РКП(б) по вопросам партийного строительства мы читаем: «Под рабочей внутрипартийной демократией разумеется такая организационная форма при проведении партийной коммунистической политики, которая обеспечивает всем членам партии, вплоть до наиболее отсталых, активное участие в жизни партии, в обсуждении всех вопросов, выдвигаемых перед ней, в решении этих вопросов, а равно и активное участие в партийном строительстве. Форма рабочей демократии исключает всякое назна-ченчество, как систему, а находит свое выражение в широкой выборности всех учреждений снизу доверху, в их подотчетности, подконтрольности и т. д
      Широкое обсуждение всех важнейших вопросов общепартийной, общеполитической и местной жизни на общих собраниях членов партии, вплоть до ячеек, необходимо сделать систематическим и проводить на основе определенного, периодически вырабатываемого соответствующим парткомом плана. В этом плане Должны найти место как общие вопросы, имеющие особенно важное значение для данного места, так и вопросы, вновь выдвигаемые партийно-политической 147
      жизнью, как доклады партийных органов, так и доклады органов Советской власти».
      Такие же принципы близкого ознакомления с делом и широкого обсуждения основных вопросов, касающихся организации, должны быть применяемы в сущности всюду. Каждый рабочий завода должен отчетливо представлять себе не только все особенности предприятия, перспективы и планы его работы, но знать также, какое место это предприятие занимает в общей системе хозяйства Социалистической Республики. Точно так же каждый работник советского центрального или местного учреждения должен ясно представить себе задачи и характер учреждения, его очередную политику, его ближайшие работы.
      Чтобы практически добиться такого ознакомления, необходимо устраивать общие собрания членов или участников организации для обсуждения всех вопросов, читать лекции и доклады осведомительного характера и всякими другими мерами вызывать интерес участников организации к ее заданиям и работе...
      При отдельных частях организации могут быть созданы даже постояннодействующие совещания участников работы для разрешения разных текущих вопросов. По большей части такие комитеты будут иметь характер совещательных учреждений, но и в этом случае они принесут пользу. Благодаря им создается взаимное ознакомление работников и более правильно намечаются возможные изменения или нововведения в работе...
      Среди других средств для воздействия на дисциплину нужно отметить агитацию.
      Методы агитации и пропаганды имеют исключительно важное значение для успешной работы организации и энергичной деятельности отдельных ее членов. Российская Коммунистическая партия дает много примеров того, как путем чисто агитационных методов можно поддерживать дух организации в самые трудные минуты жизни и заставлять энергично и сознательно работать ее членов. Организация Красной Армии, всероссийских профессиональных объединений да и всей Советской Республики создалась среди невыносимо тяжких условий борьбы в значительной степени благодаря нашей агитационной и пропагандистской работе. Американские синдикаты и тресты держат в своих руках правительство и учреждения Соединенных Штатов вследствие ловкого воздействия на общественное мнение страны. Английские буржуазные партии, объединяя организационно ничтожное количество человек, имеют исключительное влияние в государстве преимущественно потому, что они сумели взять целиком в свои руки все орудия агитации и пропаганды: прессу, школу, церковь, публичные кафедры.
      Благодаря такого рода агитации члены организации сплачиваются для общей работы и выполняют задания, повинуясь уже не страху наказания, а общественному мнению или подчиняясь общему духу и настроению других членов.
      Организатор должен уметь создать такую дружную атмосферу работы, увлечь, заразить, воодушевить, повести за собою.
      Организационный «дух учреждения» должен быть таков, чтобы все участники организации являлись не только точными выполнителями директив, полученных сверху, но и сами давали толчки, направляющие работу, т. е. проявляли собственную инициативу. Чем больше инициативы исходит из низших ячеек организации, тем более жизненна сама организация. Развитие инициативы приводит к тому, что вместо прежних приказаний сверху создается особый вид руководства-подчинения, который выражается в известном соглашении между высшей и низшей инстанцией.
      Вообще методы воздействия воли руководителя на волю подчиненных должны быть всегда очень разнообразны и гибки. Величайшее искусство организатора состоит в том, чтобы люди, выполняя его задания, делали это как по своей инициативе и, может быть, даже в убеждении, что они сами, а не их руководитель нашли выход из положения.
      Вот иллюстрация из военного опыта, который очень полезно (как мы много раз видели) учитывать.
      «Во время войны 1914 — 1917 гг. командарм VII ставит задачи корпусам по прорыву укрепленной позиции австрийцев на реке Стрыпе, но не связывает командиров корпусов подробностями исполнения. Однако когда он узнает, что командир II корпуса решает принять для удара такую группировку дивизии, которая, по мнению командарма, является неудачной, то последний считает себя вынужденным вмешаться. Но он не выливает своих указаний в форму категорического письменного распоряжения. Вместо этого он командирует в штаб II армейского корпуса своего генерал-квартирмейстера. Последний, прибыв в штаб корпуса, не передает командиру корпуса желание командарма в виде приказания, а путем беседы наводит его на то решение, которое более соответствует пожеланиям командующего армией. Выполнив задачу без нарушения прав командира корпуса, генерал-квартирмейстер 150 возвращается в штабарм VII и докладывает командарму о новом решении командира корпуса, которое удовлетворяет командарма VII»
      Следует также широко применять методы соревнования между отдельными участниками работы или отдельными частями организации.
      В резолюции 9-го съезда нашей партии об очередных задачах государственного строительства мы читаем: «Наряду с агитационно-идейным воздействием на трудящиеся массы и с репрессиями по отношению к заведомым бездельникам, паразитам, дезорганизаторам могущественной силой подъема производительности труда является соревнование...
      Соревнование между заводами, районами, цехами, мастерскими и отдельными рабочими должно стать предметом тщательной организации и внимательного изучения со стороны профессиональных союзов и хозяйственных органов».
      Конечно, одним из существенных стимулов соревнования является повышение оплаты труда, например установление премиальной системы за максимум выработки, за исправное выполнение заданий, за хорошее качество работы и т. п.
      Вообще внимательное отношение к материальным условиям жизни участников организации является обязанностью организатора. Правильно применяемая система оплаты труда, учитывающая и отмечающая хороших работников, является существенным моментом для воздействия организатора на исполнителей.
      Общая работа организации должна опираться на товарищескую дисциплину. Распоряжения, отдаваемые организаторами подчиненным, должны подлежать точному выполнению. Однако от исполнителей требуется не слепое подчинение, а сознательное выполнение задания.
      Каждый исполнитель имеет право высказывать руководителю свои возражения или замечания по поводу отданной директивы, однако ни на минуту не останавливая фактического выполнения ее. Замечания исполнителя могут быть приняты во внимание организатором, и директива будет изменена, но во всяком случае общее правило состоит в том, чтобы данное приказание без задержки выполнялось независимо от оценки его лицом, которому выполнение поручено.
      Только это правило гарантирует быстроту и успешность всякой работы. Участники всякой организации должны быть близко заинтересованы в ее успехах, должны отождествлять свои интересы с интересами организации.
      Всякая организация устанавливает различные меры взыскания в случае нарушения дисциплины: замечания, выговоры, штрафы, увольнения.
      Увольнение или исключение из организации часто является высшей мерой наказания. Во многих случаях будет рациональнее всего предоставить вопрос об увольнении самим участникам организации или их выборному органу, комитету служащих. Вообще правильно поставленная дисциплина должна опираться не на руководящих или начальствующих лиц, а на самих участников организации. Поэтому комитет участников организации или общее их собрание должны систематически наблюдать за трудовой дисциплиной и подтягивать тех своих членов, которые грешат в этом направлении.
     
      Глава VI
      ТЕХНИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ОРГАНИЗАЦИИ
     
      25. Место орудия и материалы
      Форма организации, ее методы, вся ее работа находятся в тесной связи с исторической обстановкой, среди которой организация существует, и с рядом экономических, политических и других условий. Поэтому организационные приемы, подходящие к одной исторической эпохе, оказываются никуда негодными для другой... Это заставляет нас постоянно помнить, что нет никаких универсальных организационных принципов и что всякая работа организатора должна исходить из изучения общей обстановки работы, т. е. экономических, политических и других ее особенностей.
      Действенные элементы организации можно, обобщая, разбить на две группы: в первую войдет людская масса, выполняющая работу в организации, — люди явятся, конечно, главным творческим элементом деда. Во вторую группу войдут материальные силы, которые можно разделить в свою очередь на три основных категории: внешняя обстановка работы организации, материалы, употребляемые в процессе работы, и орудия, при помощи которых осуществляется работа.
      Организатору приходится ознакомиться с находящейся в его распоряжении людской и материальной силой и создать из них правильное и наиболее эффективно действующее сочетание. Рассматривая различные организации с точки зрения соотношения в них этих двух сил, мы можем обнаружить совершенно различные категории организаций. В одних будет перевешивать роль людской силы, в других — материальной.
      Мы можем заметить также, что один из этих элементов может быть восполняем другим, хотя это восполнение дает в разных случаях различный результат. Так, например, слабость технического снаряжения нашей Красной Армии приходилось восполнять увеличением бойцов, с одной стороны, и повышением их качества (в смысле, например, большей, чем у противника, политической сознательности). С другой стороны, благоприятная материальная обстановка позволяет делать щ экономию на людском материале. Например, окопные укрепления позволяют значительно уменьшить число бойцов при оборонительной войне.
      Анализ людской и материальной силы организатор может производить по таким линиям: количество силы, качество ее, характер ее связи. Так, например, в отношении к людской силе разный эффект даст организационная работа 50 квалифицированных рабочих, связанных товарищеской спайкой в процессе работы или идейно спевшихся между собой (например, все коммунисты), и 50 других, также квалифицированных лиц, но принадлежащих к разным социальным группам, не имеющих общей психологической спайки.
      Организатор должен строго соблюдать правила об экономии энергии. Он не имеет права бесплодно расточать людскую или материальную энергию. Отсюда следует, что надо оценивать всякую работу с точки зрения ее полезности, отбрасывая прочь всякую бесполезную работу. Отсюда следует также, что необходимо особенное внимание обращать на производительность труда при максимальной экономии и бережливости при расходовании материальных ценностей.
      В этой главе мы коснемся, однако, лишь более узкой стороны вопроса — именно чисто технических условий организационной работы.
      Работа каждой организации в некоторой доле определяется местом ее нахождения. Мы разумеем «место» и в широком географическом смысле слова, и в более узком. Так, например, на работу фабрики влияют ее географическое местоположение, расстояние до железной дороги или до водных путей сообщения, близость к источникам сырья и топлива, к рынкам сбыта и все другие особенности, связанные с местоположением фабрики в стране. С другой стороны, на успех работы фабрики оказывает само расположение фабричных помещений и отдельных мастерских, система размещения в них машин, местонахождение складов топлива и сырья и т. п.
      Чаще всего организатору приходится учитывать условия места и в широком, и в более узком смысле слова. Когда разрабатывался план электрификации СССР, то особенно большие споры в подготовительных работах вызвало именно географическое расположение предполагавшихся к постройке электрических станций. В данном случае тот или иной выбор места существенным образом отражался на всем организационном плане электрификации и на многие десятилетия определял работу промышленности.
      При руководстве военными операциями место точно так же играет исключительно важную роль. Географическая карта для генерального штаба является насущнейшим элементом организационной работы. Разрабатывая план мобилизации или наступления, военачальник должен с мелочной пунктуальностью рассчитать все расстояния, возможные пути сообщения, пункты квартирного размещения войск, места переправы через реку и т. д. С другой стороны, во время самих военных операций условия местности диктуют и определяют военную тактику. Военная история знает бесчисленное количество примеров удачного использования условий местности, и, наоборот, пагубное игнорирование или незнание их, которое вело к поражениям и разгромам.
      В знаменитой полулегендарной защите Фермопильского ущелья спартанцы долго держались не только благодаря своей дисциплине и вооружению, но и вследствие умелого использования местности — узкого ущелья, не дававшего возможности врагу развернуть силы. Спартанцы были разбиты опять-таки благодаря тому, что противник нашел обходный путь через горы и сумел использовать эту особенность местности.
      Эмерсон в своей книге приводит очень характерный пример из военной американской кампании на острове Куба. На одной из дорог, по которой передвигалось несколько сотен военных повозок американской армии, находилась глубокая яма. Первая же обозная телега, попавшая в нее, застряла совершенно, и солдатам пришлось разгрузить повозку, вытащить ее из грязи и нагрузить снова. Военное командование не имело никаких инструкций относительно поправки дорог и не проявило ни малейшей инициативы. Со следующей повозкой произошло то же самое, и так целый ряд повозок военного обоза застревал в этой яме. Хотя этой дорогой во время военных операций пользовались несколько месяцев, не было сделано ни малейших попыток починить ее. Если подсчитать, сколько времени и человеческой энергии ушло на перегрузку повозок в этом месте дороги, то организационная несостоятельность американского командования выявится с полной яркостью.
      Этот совершенно обычный случай может у всякого читателя вызвать в памяти много десятков аналогичных примеров. На российских проселочных дорогах
      канавы и ямы, которые можно было бы в несколько часов заделать раз и навсегда, существуют с удивительным постоянством в течение целых десятилетий. Такая же элементарнейшая неприспособленность местности для работы наблюдается и во многих других случаях.
      Когда для организатора решены вопросы топографического размещения его работы и это размещение им достаточно обосновано, он должен внимательно изучить условия каждого отдельного пункта. Предположим, что организаторы первомайских празднеств в большом городе наметили пять пунктов в районах, куда стекутся местные организации перед тем, как идти к центру города. Обдумывая этот план, организаторы должны ясно представить себе, какие именно группы населения соберутся в тот или иной пункт, откуда они придут, когда они должны будут выйти из своего завода, чтобы попасть на этот пункт. Они должны сообразить, хватит ли места на площади для всех, не останутся ли в городе какие-либо районы, не обслуженные празднествами, и пр. Затем нужно тщательно обдумать местные условия каждого из пунктов. Например, нужно сообразить, в каких местах лучше поставить трибуны для ораторов, чтобы их было хорошо слышно, по каким улицам направить шествие к центру города, в каком порядке разместить на площади собравшихся и т. д.
      Когда работа организации происходит в закрытом помещении, то и здесь перед организатором встает много проблем. Приходится принять во внимание особенности производимой работы и приспособленность для этого помещений. Нужно выяснить, достаточно ли света в помещении и правильно ли он падает, много ли в комнатах воздуха и свободного места и каковы Другие гигиенические условия помещения. В этом случае приходится исходить не только из общих принципов гигиены, но и из специальных задач работы.
      Хорошее освещение является одним из главнейших. условий для создания нормальной обстановки труда. Все новые заграничные фабрики и конторы представляют собою какие-то сплошные окна, разделенные лишь узкими вертикальными полосками железобетона. Точно так же обращается внимание на вечернее освещение, причем наиболее удовлетворяющим требованиям оказывается освещение при помощи обыкновенных электрических, так называемых экономических ламп.
      Чрезвычайно существенно, чтобы расположение отдельных частей организации в помещении соответствовало потребности работы. Это значит, например, что запасы топлива на фабрике должны находиться по возможности не слишком далеко от фабричных топок, что запасы материалов или инструментов должны размещаться так, чтобы рабочим не приходилось совершать за ними слишком длинных путешествий и т. д. Расположение машин в мастерских должно содействовать ускорению работы так, чтобы изготовляемый предмет не приходилось перетаскивать в процессе работы из одного конца фабричной постройки в другой.
      Для проверки правильности расположения машин на фабрике или отделов и столов в учреждении полезно нарисовать путь, который проделывает изготовляемый на фабрике предмет или бумага в учреждении. Сделав это, мы сразу увидим, как часто предмету или бумаге приходится путешествовать с этажа на этаж, из комнаты в комнату, что, конечно, увеличивает издержки производства и замедляет темп работы.
      Для каждой отдельной мастерской или комнаты нужно найти наилучший план расположения в них станков, машин, столов и стульев. Эта, казалось бы, мелочная подробность на самом деле очень существенно отражается на продуктивности работы.
      Равным образом следует уделить внимание всем машинам, орудиям, инструментам, при помощи которых работа совершается. В конторе и учреждении характер стола и стула часто определяет и качество работы, потому что он сказывается на утомляемости работников. Для многих отраслей фабричной работы необходимы специального характера стулья и столы.
      Приспособления для сидения, введенные на американских заводах, непосредственно отразились на повышении производительности труда. Не удивительно, что «Лига экономии движений» рекомендует публике не покупать товаров у тех фабрикантов, рабочие которых не сидят.
      Чтобы избежать лишних движений, следует также применять известный прием, введенный на заводах Форда, где благодаря различным приспособлениям материалы и инструменты находятся на уровне пояса рабочего, и поэтому ему не приходится нагибаться.
      Каждое отдельное место, где работает рабочий и служащий, должно быть тщательно проконтролировано: рабочий стол должен находиться в строгом порядке, инструменты на рабочем столе должны быть расположены определенным образом. А. Гастев в своей брошюре «Как надо работать», дает такой пример: «Возьмем слесарную работу. Человек работает на тисках и опиливает металл. На его верстаке вещи должны быть расположены так: направо от тисков находятся напильники, налево от тисков, к самому краю верстака, находятся заготовки для работ, немного правее он кладет уже обработанную работу, прямо против тисков находится, скажем, притирочная и проверочная плита. Вот если такой порядок будет поддерживаться, то ясно, что слесарь будет находить и инструменты и приспособления прямо «вслепую»; ему не надо будет тратить лишнего времени, чтобы постоянно бегать глазами по верстаку и постоянно рассеиваться в работе. Лучший способ избежать рассеянности в работе это — именно располагать все нужное для работы в точно установленном порядке» 1.
      Количество и характер имеющихся машин, инструментов и орудий, конечно, также определяют работу и характер организации. Если мы посылаем группы людей пилить лес, то количество и качество имеющихся пил сразу укажет нам, как придется распределить работу по отдельным группам пильщиков, через какие промежутки придется ее прерывать для того, чтобы направить пилы и т. д. В военной истории характер вооружения всегда связан с характером организации армии и характером ведения войны. Так, например, введение скорострельных орудий, и особенно пулеметов, ввело практику рассыпного строя при наступлении, а усовершенствования в артиллерийском деле свели на нет крепости и ввели окопную систему борьбы.
      Зависимость военной организации и военного дела вообще от материальных и технических причин и в конечном счете от экономических условий особенно ярко отметил Энгельс.
      «Ничто так не зависит от экономических условий, — писал он в «Анти-Дюринге», — как именно армия и флот: вооружение, состав, организация, тактика и стратегия прежде всего зависят от достигнутой в данный момент ступени развития производства и пу-
      1 А. К. Гастев. Как надо работать. М., Центр, ин-т труда, 160 1922, стр. 13.
      тей сообщений». В другом месте он говорит: «Введение огнестрельного оружия повлияло преобразующе не только на ведение войны, но и на политические отношения господствующих и угнетенных классов. Для того чтобы добыть огнестрельное оружие, нужны были промышленность и деньги, а теми и другими владели горожане. Огнестрельное оружие было поэтому с самого начала оружием городов и монархий, опиравшихся на города в своей борьбе против феодального дворянства. Недоступные дотоле каменные стены рыцарских замков не устояли перед пушками горожан; пули бюргерских оружий пробили рыцарские панцири. Вместе с облеченной в броню дворянской кавалерией исчезло и господство дворянства, и с развитием буржуазии пехота и артиллерия все более и более становились главными факторами военных успехов».
      В XVIII в. основным оружием пехоты было кремневое ружье. Линейная тактика явилась в это время наиболее подходящей формой борьбы. Эта форма построения превращала пехоту в довольно медленно движущуюся массу, маневрировавшую хорошо лишь на плоской местности...
      Новый поворот, как указывает Энгельс, совершился в связи с французской революцией. Французская Республика могла выставить против хорошо обученных армий своих врагов лишь многочисленные массы солдат, не прошедших нужной выучки. Революция нашла зато новую боевую форму: колонну, которая дала возможность малообученным войскам двигаться в порядке и успешно маневрировать против неуклюжего линейного строя.
      Рассматривая шаг за шагом историю военного дела, Энгельс резюмирует: «Организация и боевой метод армии, а вместе с тем успехи и поражения последней оказываются зависящими от материальных, т. е. экономических условий; от материала человеческого и от оружия, следовательно, от качества и количества населения и от техники».
      В истории экономических отношений машины и орудия труда играли также исключительную роль. На основе технических изобретений и усовершенствований второй половины XVIII в. совершилась так называемая «промышленная революция», перевернувшая вверх дном весь организационный характер старых промышленных форм.
      Поэтому организатор обязан внимательно изучить машины и орудия, при помощи которых намеченная работа должна быть произведена. Классический пример дает Тейлор. На одной фабрике он занялся специальным изучением вопроса: какие лопаты должны употребляться для разной работы и какой груз должен рабочий захватывать лопатой каждый раз. Путем долгого и кропотливого изучения он установил, что рабочий будет работать продуктивнее всего, если при каждом взмахе он будет захватывать на лопате груз в 21 фунт. Он заметил также, что на фабрике для всякой работы употребляется лопата одного и того же размера. Таким образом, выходило, что рабочий, работая с рудой, захватывает на лопату 30 фунтов, а работая с легким углем (например, древесным), он мог захватить на лопату только четыре фунта. И в том и в другом случае вес груза на лопате не давал возможности развить максимум продуктивности в работе.
      Тейлор выработал около десятка видов различных лопат, с тем чтобы при помощи их можно было всякий раз захватить около 20 фунтов сразу независимо от характера материала. Так, были сделаны малень-162 кие лопаты для руды, широкие и большие для золы,
      особые лопаты для каменного и древесного угля. Применение этих новых инструментов, специально приспособленных к характеру работы, сразу дало значительную экономию времени и сил.
      В данном примере оказалось необходимым для продуктивности увеличить число образцов одного и того же инструмента. Другой раз бывает выгоднее уменьшить число инструментов, приблизить к одному или немногим установленным видам, к стандартам. Так, например, на одной американской железнодорожной линии имелось 1.600 локомотивов, причем они принадлежали к 250 различным типам, тогда как согласно данным научной техники совершенно достаточно было иметь шесть видов. Это бесконечное разнообразие видов локомотивов, естественно, чрезвычайно затрудняло работу. Машинисты должны были знакомиться с особенностями различных типов. Для ремонта нужно было иметь запасные части в чрезвычайно большом разнообразии, с расчетом на все типы машин. В данном случае уменьшение числа типов локомотивов сразу же облегчало и усовершенствовало работу.
      Учет материалов, необходимых для работы, точно так же входит в задачу организатора. К категории материалов мы относим сырье или топливо для фабрики, продовольствие или снаряды для армии, книги, листовки, газеты для агитационно-пропагандистской работы. Производственная программа завода, а в связи с нею и организация завода находятся в тесной зависимости от имеющихся в наличии запасов топлива и сырья и от перспектив получения того и другого.
      Отсутствие снарядов или несвоевременный их подвоз к линии фронта может губительно отозваться на всех военных операциях. Организационная ошибка русского главного командования и царского генерального штаба в 1915 г. заключалась в небрежном отношении к вопросу материального снабжения армии, повлекшем разгром и отступление русских войск почти по всей боевой линии.
      Недостаточное количество коммунистической популярной литературы для крестьян и почти полное отсутствие таких же газет было одной из причин крестьянских волнений и восстаний против Советской власти во многих местах Республики в 1918 и 1919 гг.
      Организатор всегда обязан следить, чтобы работа не затормаживалась из-за недостатка или плохого качества материалов.
      Всякая организационная работа должна быть строго расположена во времени. Организатор обязан наметить, в течение какого периода подлежат выполнению те или иные организационные планы или отдельные задания, и следить за строгим соответствием между предположенными сроками и действительным выполнением работы. Конечно, для более крупных задач, требующих длительной подготовки, возможны лишь приблизительные временные рамки. Чем задание конкретнее и дробнее, тем временные обозначения становятся точнее и изменяются меньшими промежутками времени.
      Разрабатывая план электрификации Советской Республики, Советское правительство наметило десятилетний срок для выполнения основного плана электрификации. Этот срок, конечно, приблизительный и в процессе работы может быть или несколько уменьшен или, вернее, сильно увеличен. Отдельные задачи электрификационного плана обозначены более коротким промежутком времени. Мы, например, можем наметить, что станция на Волхове будет закончена в четырехлетний промежуток времени. Отдельные части Волховской установки будут выполнены в еще более короткие сроки. Предположим, что главные турбины будут сделаны шведскими заводами в течение двух лет. На известные земляные работы достаточно будет потратить один летний сезон и т. д. Чем детальнее разрабатывается план, тем более подробно указывается и время выполнения отдельных частей плана. Если при осуществлении всего плана в целом могут быть крупные временные колебания, то выполнение отдельных, более мелких его частей должно гораздо ближе совпадать с предположенными временными рамками. Полезно составлять специальную таблицу для разметки времени на каждую отдельную операцию. По ней легко контролировать, как идет работа (см. рис. 13).
      Организатор не должен давать никаких заданий своим помощникам без указания, в течение какого именно срока задание должно быть выполнено. В противном случае всякий смысл задания теряется. Ведь совершенно ясно, что подвоз топлива для отопления фабричного здания будет иметь исключительно важное значение, если он совершится в осенние месяцы, и потеряет всякий смысл, если вследствие запоздания с доставкой топливо попадет на место назначения лишь к весне. То же самое можно сказать по поводу любой другой работы.
      Поэтому всякая, даже элементарно краткая инструкция организатора должна содержать три основных момента:
      1) что именно должно быть выполнено;
      2) какой срок и
      3) на ком лежит ответственность за выполнение задания.
      Для организатора время имеет и другое значение. Он более, чем кто-либо, обязан уметь ценить время. Американские исследователи, учитывающие скорость работы отдельных рабочих в разных производствах, применяют в настоящее время аппарат, регистрирующий миллионные доли часа. Уже одно это показывает, как высоко ценят за границей даже ничтожные доли времени.
      Коренная болезнь отсталых стран заключается в пренебрежении ко времени. Этой болезнью мы продолжаем болеть. У нас, к сожалению, лишь единицами насчитываются организации, которые регулярно начинают свои заседания в назначенное для этого время. Общее правило — запаздывание. Запаздывают и рядовые члены собраний и заседаний, запаздывают председатели и докладчики. Многие ответственные собрания с участием нескольких тысяч лиц вынуждены проводить целые часы в полнейшем бездействии и пустой болтовне в ожидании, когда, наконец, собрание откроется. В этом случае заграничная практика установила принцип: регулярные заседания комиссий, коллегий, точно так же как лекции и доклады, пунктуально начинаются в назначенный для этого час, без всяких ожиданий. Только для некоторого рода собраний допускается 15-минутное ожидание запоздавших. Когда происходит английский конгресс тред-юнионов или какой-нибудь германский партийный съезд, то все его заседания и заседания его комиссий регулярно начинаются в назначенный час, но для годичного собрания членов какой-либо организации допускается иной раз 1б-минутное ожидание.
      Нам нужно со всей строгостью ввести этот принцип в нашу безалаберную практику и строго штрафовать... за всякие запаздывания или пропуски заседаний. По существу трудна борьба только в самом начале, но раз только в какой-либо организации принялись строго проводить это правило, очень скоро оно войдет в обиход и будет осуществляться само собою, без всяких усилий. Нужно только раз навсегда убедить, что собрание действительно начинается в назначенное время, чтобы ни у кого из участников не было надежды: «конечно, все опаздают, и собрание вовремя не откроется».
      Однако такого рода строгое соблюдение назначенных часов — лишь элементарное условие в борьбе за экономию времени. За границей во многих случаях достигается гораздо больше результатов. Там организаторы умеют определить дни и часы работы далеко вперед. Секретарь рядового английского литературного общества или небольшого рабочего кружка в мае месяце скажет вам, какой доклад и кем будет читаться в субботу вечером 5 марта будущего года. А в Америке и в Европе иногда достигается такая точность временного расчета, что управляющий может сказать, какую именно работу будет выполнять такой-то рабочий в четыре часа в четверг через два месяца.
      Конечно, в случае наличности такого точного расчета вся работа производится с гораздо большей экономией.
      В целях достижения дальнейшей экономии времени за границей производится точное изучение человеческих движений для того, чтобы выделить наиболее простые и экономные из них. Человеку свойственно во всякой работе производить много совершенно ненужных движений и тратить, таким образом, много времени и энергии совершенно зря. В следующей главе мы подробно коснемся этой отрасли работы по экономии времени и человеческой энергии.
      Научное изучение движений и скорости работы выяснило, с одной стороны, чрезвычайную важность ритмичности движений, с другой стороны, установило, что для каждого рода работы только определенная скорость является наиболее продуктивной.
      Профессор Мюнстерберг изучал при помощи манометра движения руки и при этом выяснил следующее:
      40 движений руки в минуту человек может произвести с такой же точностью, как и 20 движений в минуту. С другой стороны, 200 движений в минуту человек производил с такой же точностью, как и 140 движений в минуту. Из этого выходило, что имеется известный низший предел, ниже которого уменьшение скорости не увеличивает точности движения, и высший предел, выше которого увеличение скорости не влияет на точность движения.
      Скорость выполнения каждой отдельной работы будет зависеть от самого характера работы и от различных привходящих условий. Конечно, организатор должен стремиться к возможному ускорению темпа работы. Он обязан найти минимальные и кратчайшие сроки для выполнения каждого отдельного задания. Медленный темп работы — наш типичный недостаток, поэтому на скорость работы приходится обращать сугубое внимание и всячески поощрять работников, выделяющихся в этом отношении.
      Работа отдельных участников организации обычно заключается в точные временные промежутки, т. е. имеется установленный рабочий день в шесть, восемь, десять и т. д. час. Многочисленные статистические исследования показали, что удлинение рабочего дня за известные пределы не повышает продуктивности труда.
      Так, в большинстве случаев при 8-часовом рабочем дне рабочие вырабатывают столько же, а иногда даже больше, чем при 10-часовом. Некоторые деловые люди и инженеры Америки высказывают мнение, что выгоднее перейти даже на 6-часовой рабочий день или же установить рабочую неделю 40 час., с тем чтобы в субботу и воскресенье рабочие были совершенно свободны.
      Установив наиболее подходящее для данной организации и для определенной работы рабочее время, организатор обязан строго следить, чтобы не только не было прогулов, но работа действительно пунктуально по часам начиналась и пунктуально оканчивалась.
      Научные исследования неопровержимо доказали, что работа может идти продуктивно лишь в том случае, если в течение недели рабочий имеет определенное свободное время и, кроме того, пользуется отдыхом в регулярные промежутки в течение рабочего дня.
      В одной американской мастерской, где инспектировались и сортировались стальные шарики (для шарикоподшипников), под руководством Тейлора были произведены следующие опыты. Прежде всего десяти с половиной часовой рабочий день был постепенно уменьшен до восьми с половиной часов, при этом производительность возрастала. Затем было установлено для всех работниц определенное время для отдыха: после каждого часа с четвертью работы всем давался отдых в 10 мин., причем работницы обязаны были прекращать работу, и им рекомендовалось уходить со своих мест и прогуливаться, разговаривать друг с другом и т. д. (надо заметить, что, кроме того, они были рассажены на таком расстоянии друг от друга, что во 170 время работы им разговаривать было почти невозможно). Благодаря установлению обязательных промежутков отдыха работницы начали уставать гораздо меньше и производительность их труда значительно увеличилась.
      На другой фабрике моменты отдыха путем опытов были установлены в другом роде. Дело происходило в мастерской, где работницы были заняты складыванием носовых платков. Распределение работы было намечено таким образом, что после каждых пяти минут работница имела одну минуту отдыха. Благодаря установлению этих промежутков продуктивность работы увеличилась в 3 раза.
      Введение нескольких 10-минутных перерывов при работе на военных заводах Америки повысило производительность труда на 25%.
      На одной из английских белильных фабрик были введены 20-минутные паузы после каждого периода работы, равного 80 мин. Как следствие этого, было зарегистрировано 60 % увеличения производительности, сопровождаемое прибавкой заработка, равной 50 %. На одном из заводов военного снабжения в Англии были введены 15-минутные перерывы после каждого периода работы в 45 мин.; служащие этого завода оплачивались сдельно, и вначале они роптали на такое насильственное введение пауз, так как им казалось, что они благодаря этому проиграют в заработке. На самом деле производительность сильно возросла.
      Интересный опыт был сделан одним английским офицером в минувшую войну. Двум совершенно одинаковым по составу ротам было поручено выкопать одинаковой длины окопное сооружение. Работа началась одновременно. Первая рота работала без перерыва, напрягаясь изо всех сил. Вторая рота была разделена на несколько групп, из которых каждая работала 5 мин., а отдыхала 10. Оказалось, что вторая рота закончила работу значительно раньше первой.
      Для каждой отрасли работы периоды перерыва должны быть различны. Общее правило заключается лишь в том, что в течение рабочего дня каждый рабочий должен иметь совершенно определенные, точно обозначенные перерывы для отдыха. Во многих случаях при 8-часовом рабочем дне наиболее продуктивными будут три перерыва на отдых: перерыв в середине дня на обед или завтрак (на один или полтора часа) и два 25-минутных перерыва — один в утренние часы, например около девяти, десяти часов, другой — в послеполуденное время. Кроме того, могут быть установлены и некоторые другие краткие 5-минутные перерывы. Физиологи утверждают, что частые краткие перерывы в работе быстрее восстанавливают силы человека, чем длинные, но редкие.
      Злосчастный обычай большинства наших фабрик и учреждений заключается в бесконечном чаепитии. Благодаря этому у рабочих отрываются чуть ли не в течение всей работы отдельные минуты якобы для отдыха и время для приема пищи перемешивается с рабочим временем. В этом случае нужно установить, чтобы чаепитие (как и всякий другой прием пищи) происходило лишь в строго определенное время, в течение периодов отдыха. Это полезно и для здоровья рабочих, и для самой работы.
      Регулярные периоды отдыха в течение недели исключительно важны для успешности работы. В этом случае наиболее правильно английское разрешение вопроса. В Англии во всех предприятиях и учреждениях
      прекращается работа от часу дня в субботу вплоть до утра понедельника. Это строгое соблюдение воскресного отдыха чрезвычайно полезно для продуктивности работы. Благодаря этому человек сохраняет энергию и работоспособность гораздо дольше и продуктивность его работы стоит гораздо выше. В этой области мы сейчас совершенно сбились с пути. Работа по воскресеньям вошла у нас в обиход. Создается иллюзия, будто благодаря этому нам удается сделать больше. На самом деле ничего подобного не происходит. Наши работники, не имея правильного отдыха, совершенно не в состоянии работать с нормальной интенсивностью и нужной быстротой.
      Другой нашей слабостью является ночная работа, опять-таки чаще всего дающая лишь иллюзию производительности, а по существу являющаяся непродуктивной растратой человеческой энергии и времени. Передают, что во время мировой войны фельдмаршал Гинденбург велел не сообщать ему никаких сведений от 11 час. вечера до 8 час утра. В это время он спал.
      Это приказание по существу было совершенно разумно, так как, только методически правильно распределив свой рабочий день, Гинденбург мог выполнять гигантскую работу, которая лежала на нем в течение нескольких лет. Наполеон, хорошо и крепко высыпаясь накануне своих сражений, правильно экономил свои силы, чтобы сконцентрировать всю энергию для наиболее ответственного момента — для фактического руководства боевыми операциями.
      Для правильного поддержания энергии человеческого механизма, кроме обычного отдыха, необходим специальный отдых в течение года (2 — 4 недели).
      Наше законодательство в настоящий момент декретировало обязательные ежегодные отпуска. Профессиональные союзы правильно настаивали, чтобы эти отпуска непременно фактически использовались.
      Полное освобождение на несколько недель в году от обычного труда и по возможности от обычной обстановки жизни всегда чрезвычайно оживляет человека и дает ему новые силы для работы.
      Для самой организации отпуска, даваемые служащим и рабочим, могут явиться своего рода средством контроля. Лица, заменяющие товарища, находящегося в отпуске, легко могут установить ошибки и погрешности в его работе, запущенность его дел, несовершенство его работы. Не удивительно, что американцы даже настаивают, чтобы служащие особенно ответственных отделов (например, бухгалтерии) обязательно брали отпуск, так как при этом, по их мнению, легче установить возможное злоупотребление при ведении книг.
     
      Глава VII
      КОНТРОЛЬ
     
      27. Учет
      Как мы видели выше, задача организатора — распределять работу между участниками, давать ей общее руководство и контролировать ее.
      Учет и контроль могут быть правильно проведены только в том случае, если в организации ясно проведено разделение работы и ответственности между отдельными частями организации и работниками ее. Должно быть ясно установлено, кто что делает и за что отвечает, с кого надо взыскивать за ту или иную 174 ошибку. Не следует допускать, чтобы один выполнял обязанности другого, если, конечно, об этом нет специального распоряжения. Каждый должен выполнять только свою определенную работу и нести ответственность лишь за нее.
      Для правильной работы необходимо, чтобы каждый работник учреждения, каждый служащий, каждый рабочий на фабрике имел специальную личную карточку, на которой были бы нанесены основные сведения о работнике и выполняемых им функциях.
      Таким образом, на карточке должны быть написаны имя и фамилия, отдел и подотдел, название должности, заработная плата и, может быть, еще два-три наиболее нужных сведения.
      Главную часть карточки займет описание выполняемой работы. Ее можно разбить, например, на три группы: повседневная работа, периодическая, специальная. Повседневной работой мы назовем ту, которая является главной функцией работника. Эта категория должна быть описана особенно подробно и точно, так как она обычно отнимает большую часть времени рабочего. Периодической работой мы назовем те функции, которые приходится выполнять работнику не ежедневно, но в регулярные промежутки времени (например, раз в неделю, раз в месяц, каждые десять дней и т. д.). Сюда, например, можно отнести составление месячных балансов, еженедельные статистические учеты работы и т. п. Специальной работой мы будем именовать, такую, которая выполняется через неопределенные промежутки времени и не может быть вполне точно предвидена (например, закупка материалов, канцелярских принадлежностей и т. п., если это производится не в качестве специальной работы, а между делом, а также, например, составление новых бланков и т. п.). В случае надобности на карточке может быть выделена какая-нибудь дополнительная категория работы.
      Полезно отметить, какой процент рабочего времени уходит на тот или иной вид работы. Таким образом, около слов «повседневная работа» можно поставить, например, 75%, около «периодической работы» — 15 и около «специальной работы» — 10%.
      Для упрощения дела для каждой отдельной функции и вида работы устанавливается специальный мнемонический значок в виде крестика, знака равенства, кружочка, квадратика и т. п. Эти обозначения помещаются на карточке рядом с перечислением функций в особой графе и облегчают ознакомление с содержанием карточки.
      Аналогичные карточки полезно иметь и для всех отделов и подотделов организации. Полезно бывает краткие выписки из карточек отделов и личных вывешивать тут же в помещении для всеобщего сведения.
      На основе правильного и точного разделения работы мы можем поставить и действительный учет производимой работы, который лежит в основе всякого контроля. Учесть произведенную работу — значит изобразить ее в фактах и цифрах. Наиболее точные формы учета и контроля могут быть осуществлены при помощи статистики и бухгалтерии. Статистика дает цифровое отображение всей деятельности организации. Бухгалтерия ведет учет материальных ценностей и отмечает экономическую работу организации.
      Если нам сообщают, что в течение мая фабрика обуви, имеющая 100 рабочих, выпустила 5 тыс. пар обуви и проработала 19 тыс. рабочих часов, то эта информация уже дает нам основное представление о ходе работы на фабрике, о продуктивности труда 176 и т. д. Чтобы иметь более точную картину, нужно произвести учет работы отдельных мастерских и отдельных рабочих в них, учет работы машин, учет использованного топлива и материалов...
      Цифровой статистический учет возможен, когда работа может быть разделена на элементы, поддающиеся цифровому выражению. Обычно в каждой организации можно выделить подобные элементы. Вот, например, несколько общих вопросов, ответ на которые дает материал как для учета, так и для контроля организации.
      Сколько лиц работает в организации?
      Сколько времени затрачено на исполнение работы?
      Сколько сделано (сколько тонн металла выплавлено, на сколько рублей товару продано, сколько больных обслужено, сколько посетителей принято, сколько бумаг зарегистрировано и т. д.)?
      Во сколько обходится выработка продукта (в денежном эквиваленте, в часах и пр.)?
      Однако ответ на подобные основные вопросы еще не дает достаточного материала для оценки производимого учета, а именно только через оценку учтенный материал и приобретает характер материала контрольного. Для облегчения оценки нужно дать материал для сравнения, именно сравнить, например, сумму выработки текущего и прошлого года или стоимость производимого продукта на этой или соседней фабрике. Значение диаграмм и картограмм, о которых говорится дальше, определяется главным образом тем, что они дают материал для сравнения.
      Конечно, как учет, так и особенно сравнение его данных может производиться правильно лишь в том случае, если элементы и формы учета унифицированы.
      Это значит, во-первых, что под одним и тем же словом мы разумеем одни и те же цифровые величины. 177
      Например, наши импортные и экспортные сношения с Англией могул1 быть выражены иной раз по весу в фунтах, но при этом должно быть учтено, что русский фунт не тождествен с английским фунтом.
      Затем для удобства сравнения надо установить известную тождественность учета учтенных рубрик; так, например, для подсчета урожая нужно твердо установить, по каким категориям должны быть даны сведения (например, провести разделение корнеплодов от зерновых продуктов, пшеницы от ржи и т. д.).
      Наконец, нужно установить также и общую единицу измерения. Мы, например, не сможем получить никакого представления о нашем импорте из разных стран, если Внешторг сообщит нам, что из Италии вывезено на 2 млн. лир, из Соединенных Штатов — 1000 тюков хлопка, а из Англии — 3 тыс. т металлических изделий. Приходится ртметить, что подобную элементарную ошибку против правил учета мы делаем сплошь да рядом.
      Задания относительно учета даются из высшей ячейки организации вниз по линии руководства-подчинения; учетный материал поступает в ответ на эти задания снизу вверх, начиная с самых низших ячеек организации.
      Даже сообщение элементарной информации дает уже материал для учета и контроля, поэтому если какой-нибудь организации предлагают давать о себе информации такой-то инстанции, то она тем самым в известной степени уже подчиняется этой инстанции.
      Заполнение учетных карточек и сообщение основных сведений о работе от низшей организационной ячейки к высшей является видом отчетности. В своем дальнейшем осложнении такая отчетность должна заключать в себе не одни только цифры, но
      и более подробное описание произведенной работы с указанием причин неудачи или успехов и с объяснением, какие задачи для работы поставлены в будущем.
      Чтобы для организатора был с первого взгляда ясен ход работы, отдельные карточки и отчетности должны немедленно сводиться в таблицы или зарисовываться в виде диаграмм и картограмм, которые сразу дают представление об основных особенностях работы.
      При помощи картограмм, т. е. разных обозначений на географической карте, организатор должен иметь представление, в каких пунктах имеются организационные ячейки и какого они характера. Здесь же могут быть нанесены и проектируемые организационные работы. Так, на карте электрификации СССР, составленной ГОЭЛРО, указаны главнейшие существующие электрические станции, а также строящиеся или проектируемые. Кроме того, условным обозначением отмечены характер станции, ее размеры, употребляемое ею топливо, район действия и т. д.
      Более удобны формы учета работы при помощи диаграмм, особенно при помощи так называемых «кривых»...
      Диаграммы бывают чрезвычайно разнообразного характера. По отношению к фабрике они могут изо дня в день отмечать: сколько рабочих считается на фабрике и сколько из них в определенный день присутствует на фабрике, сколько рабочих часов они работали, какая сумма продуктов ими выработана, какая часть продуктов продана, как велики запасы топлива и сырья на фабрике, увеличиваются они или уменьшаются, каковы расходы производства, падает или увеличивается цифра доходности предприятия и т. д.
      Американец, руководитель организации, всегда имеет перед своими глазами именно такие суммарные наглядные данные, которые помогают ему сразу определить слабые и сильные стороны производимой работы.
      Директор американской фабрики каждое утро имеет у себя на столе карточку, которая дает ему цифровое и графическое отражение работы фабрики за вчерашний день. А на сводной, более подробной диаграмме на стене он имеет суммарные сводки работы, подсчитанные по неделям и месяцам. Получив на основании их представление об основных особенностях минувшего дня или минувшего месяца, он может непосредственно обратиться к выяснению причин успеха или неудачи. Для этого ему иной раз придется произвести личное изучение дела на месте и войти в некоторые, может быть даже очень мелкие детали работы.
      Конечно, иной раз цифры и факты отчетности, попадающие в сводные таблицы, далеко не соответствуют действительности или неправильно или искаженно ее отражают, поэтому контроль работы заключается также и в том, чтобы проверять правильность отчетных данных, сравнивая их на месте с действительным положением дела.
      Учет работы, как мы видим, является основным элементом отчетности. Он фиксирует на бумаге и выражает в цифрах и чертежах всю производимую работу. Таким образом, отчетность (и учет, как один из ее элементов) базируется на определенных документах... Контроль бухгалтерии возможно произвести лишь на основе денежных документов ее. Учет успешности работы мастерской — при наличии учетных карточек и сводок.
      Сводка основных документов дает нам диаграмму, итоговые суммы, баланс и пр.
      Наконец, объяснительная записка к этим цифровым сводкам делает все нужные комментарии и разъяснения, отмечая, например, причины успехов или неудач. Записка, кроме того, намечает план очередных работ.
      Таковы три главных элемента всякой отчетности: доклад (отчет), сводка основных данных и документы.
      Ко всем этим материалам мы предъявляем такие требования. Отчет должен давать обзор деятельности за точно определенный период, охватывать все стороны дела, разъяснять все уклонения от нормы, давать сравнение работы с прошлым периодом, намечать план будущей работы.
      Сводка (включающая в себя, например, денежный баланс предприятия, суммарные итоги работы и пр.) должна заключать главнейшие цифровые данные, характеризующие все стороны работы, и отмечать, в каких документах можно найти необходимые подробности.
      Правильная отчетность должна разветвляться по всей организации так, чтобы каждое лицо давало в той или иной форме отчет о работе, за которую он ответствен (хотя бы путем простой регистрации часа своего прибытия или ухода с завода).
      Она должна действовать все время, автоматически, причем составление и представление подробностей отчетности должно совершаться к определенным моментам. Так, баланс составляется на 1 января, общие сводки работы ведутся по полугодиям, четвертям года и месяцам. При этом, конечно, чем сложнее отчетность, тем реже она совершается. Учет наличности рабочих Делается ежедневно, подсчет их заработка — раз в неделю (за границей), а чаще раз или два в месяц. Подсчет кассы совершается ежедневно. Предварительные балансы делаются ежемесячно (но не по всем статьям), общие — лишь раз в год...
     
      28. Контроль
      Контроль работы должен идти по следующим главнейшим направлениям.
      Нужно следить, чтобы организация работала в соответствии со своими задачами и согласно своей организационной схеме. Это значит, чтобы она не бралась не за свое дело, чтобы ее отделы в своей работе, так сказать, не «захлестывали» друг друга.
      Нужно наблюдать, чтобы работа во всех ее частях соответствовала действительной обстановке, среди которой она протекает, т. е. чтобы производился правильный учет и оценка положения и работа соответствовала материальным возможностям, наличию орудий и людских сил.
      Наконец, нужно контролировать, насколько экономно совершается работа, нет ли растраты сил и средств, нет ли параллелизма, правильно ли поставлен материальный и денежный учет и т. п.
      Таковы важнейшие пункты, на которые следует обращать внимание при контроле работы. Но само собой разумеется, что контролю подлежат и все другие стороны деятельности организации и работа всех ее элементов.
      Так, например, Файоль разделяет контрольную работу на шесть основных групп.
      С точки зрения административной он предлагает 182 выяснить, существует ли программа работы и соответствует ли она моменту, носит ли организация законченный характер, правильно ли организовано руководство, как производится координация работы.
      С точки зрения коммерческой надо убедиться, что все материалы, поступающие и выходящие, точно, учтены по количеству, качеству и цене, что инвентарь ведется правильно, обязательства выполняются.
      С точки зрения технической надо проследить ход операций, их результаты, состояние машин и орудий.
      С точки зрения финансовой надо проконтролировать кассу, имущество, материалы, расходный капитал и пр.
      С точки зрения охраны надо проверить средства, употребляемые для охраны имущества от пожара, краж, и пр.
      С точки зрения учета нужно выяснить, как быстро поступают отчеты, дают ли они точное представление о положении предприятия, как ведется статистика, составление диаграмм и пр.
      Контроль в организации должен быть постоянным. Это значит, что каждый день и каждый данный момент известные лица и известные ячейки организации наблюдают и контролируют работу. Чем более постоянен и более автоматичен такой контроль, тем правильнее работает организационная машина.
      Постоянная система контроля достигается не только тем, что руководители организации, ее отдельных частей сами контролируют работу. Чрезвычайно существенно, чтобы был установлен взаимоконтроль отдельных частей организации, даже находящихся друг к другу не в отношениях подчиненности, а в отношении координации.
      Основа контроля заключается в специальном сочетании каких-либо двух элементов организации или двух моментов работы.
      Так, в качестве средства для взаимоконтроля полезно установить практику, чтобы работа одного служащего непосредственно проверялась другим. Проверка может совершаться в этой своей первоначальной стадии лицом, занимающим такое же положение. Но при этом нельзя устанавливать правила, чтобы два лица непосредственно взаимно друг друга контролировали, т. е. чтобы переписчица А предварительно проверяла работу переписчицы Б, а переписчица Б работу А. Правильнее будет, чтобы переписчица Б проверяла работу переписчицы В, а переписчица В работу А.
      Такова стадия первоначального товарищеского контроля работы. Затем работа контролируется уже вышестоящей инстанцией.
      Так, например, бухгалтерские данные элементарно контролируются системой двойной записи всякой цифры. Всякая сумма, попадающая на учет бухгалтерии, записывается и в приход и в расход (точнее — в дебет и кредит), благодаря чему и устанавливается известный механический контроль между отдельными записями и итогами. Когда покупатель платит и забирает товар или рабочий получает с заводского склада материалы для работы, контроль также устанавливается путем двоякой записи, двойных документов. Получающий (покупатель, рабочий) расписывается на накладной, остающейся у лица, выдающего товары или материалы. Последний расписывается на счете 184 или дубликате накладной. Сравнение обоих документов дает материал для учета правильности совершенной операции. Поэтому особенно важно, чтобы сохранялись не только входящие документы, но и копии исходящих.
      В данном примере обе стороны заинтересованы в точности записей произведенной операции. Но эта заинтересованность различного рода. Покупатель обычно не особенно будет возражать, если приобретаемых предметов будет несколько больше, чем значится по описи. Лицо, выдающее предметы, наоборот, скорее склонно к тому, чтобы возможная ошибка несколько уменьшила число предметов по сравнению с данными записи. Это противоречие интересов, естественно, взаимно контролирует работу. Предположим, что какой-либо отдел учреждения или мастерская фабрики может начать работу лишь с момента получения в достаточном количестве нужных бумаг или материалов из другого отдела или мастерской. Тогда он будет ревниво наблюдать, чтобы отдел, поставляющий материал, действительно вовремя доставил требуемое и в нужном количестве. Всякую задержку и неисправность в этом отношении он немедля возложит на ответственность этого отдела. С другой стороны, и этот последний будет наблюдать, чтобы готовые к передаче материалы были своевременно приняты всеми, кому они предназначены, и постарается зафиксировать свою аккуратность доставки в письменном документе (например, в расписке получателя). Оба отдела, соприкасающиеся таким образом в своей работе, естественно, взаимно контролируют ДРУГ друга...
      Что достигается при таком разделении работы? Прежде всего каждый участник ее точно знает, какие функции он выполняет и за что именно и в какой мере несет ответственность. Кассир может выдать деньги из кассы, лишь получив ордер, и лишь тому лицу и в том
      размере, какой обозначен на ордере. Он не отвечает за несоответствие расхода смете или за выдачу суммы лицу, не имеющему права на ее получение. Он проверяет ордер лишь с точки зрения формальной (есть ли все нужные подписи и не подделаны ли они, правильна ли сумма, дата, фамилия и пр.). Заведующий хозяйством, скрепивший документы, отвечает по существу производимого расхода. Бухгалтер — за соответствие ордера общим правилам бухгалтерии и сметам. Наконец, лицо, подписывающее ордер, несет главную ответственность за самый расход по существу. Так создается сцепление лиц вокруг одной работы и взаимный контроль, фиксированный на бумаге. По такому же плану может быть создан взаимный контроль в самых различных областях работы.
      Перемещение служащих с одной работы на другую является также средством контроля. Работник, принявший дело от своего предшественника, прежде всего, естественно, должен учесть и проконтролировать работу, как она велась до него. Часто он будет особенно ревниво искать промахов и упущений в том, что делалось до него. Это может быть учтено организатором и для контроля и для улучшения дела.
      Контроль принимает иногда характер ревизии, т. е. краткосрочной и обычно неожиданной проверки всей организации. Именно таким образом действует большинство комиссий, избираемых различными общественными организациями. По существу такие ревизионные комиссии существуют параллельно с правлением организации. Ревизионные комиссии имеют право осуществлять свое право контроля в течение всего года. Они являются постоянно действующим контрольным аппаратом. На практике, однако, ревизионные комис-186 сии почти никогда не пользуются этим правом и производят свою работу лишь раз или два в год перед общим съездом участников организации. Это, разумеется, не содействует тому, чтобы работа контроля велась правильно.
     
      Глава VIII
      СТАНДАРТИЗАЦИЯ
     
      29. Сущность и значение стандартизации
      Работа Тейлора и его школы по вопросам научной организации фабричного производства, а равно и аналогичные работы, производившиеся в других странах, установили некоторые принципы и наметили некоторые приемы, которые всякий организатор должен знать и принимать в расчет при своей деятельности.
      Одним из таких методов, облегчающих организаторскую работу, является так называемая стандартизация. Что это такое? Под стандартизацией разумеется научное установление и практическое применение наиболее рациональных и экономных методов работы. Таким путем устанавливаются определенные образцы (стандарты), по которым вся работа должна совершаться.
      Стандартизация, т. е. установление и применение стандартов, может касаться главным образом трех областей установления стандартов для производимого продукта, установление стандартов для приемов работы и для употребляемых инструментов и машин.
      Фабрика готовой обуви, работающая на рынок, по самому существу задачи должна вырабатывать несколько типов готовой обуви. Сортов и размеров обуви может быть чрезвычайно большое количество. Обувь будет различаться между собою по фасону (сапоги, штиблеты, высокие, низкие, на пуговицах, с тесемками, сапоги военного образца, сапоги с длинным и коротким голенищем и т. д.), по сорту кожи (шевро, хром, опойка и т. д.), по цвету (белые, черные, желтые и т. д.), по добротности материала, по особенностям фасона (с узким и широким носком, на высоком или низком каблуке и пр.), по размеру (длина, ширина подошвы, высота подъема). Если присоединить сюда все разнообразные виды дамской или детской обуви и обуви специального назначения, то мы получим очень большое количество возможных продуктов, выделываемых фабрикой готовой обуви. Руководителям такого рода предприятия предстоит решить трудную задачу: какую же именно обувь изготовлять? Американцы (например, знаменитая сапожная фабрика «Дуглас», выпускающая десятки миллионов пар обуви в год) путем тщательного статистического подсчета и внимательного изучения рынка и потребности населения выработали основные, наиболее ходовые типы обуви, а также основные, наиболее часто встречающиеся размеры. Они установили, например, что на каждую тысячу взрослых мужчин такое-то количество имеет ногу, нуждающуюся в обуви № 40, такое-то количество носит № 42 и т. д. Поэтому они смогли безошибочно устанавливать количество номеров разной обуви.
      Точно так же, вместо того чтобы разбрасываться на бесконечное число типов обуви, они сперва выбрали наиболее типичные, ходовые и принялись в большом количестве вырабатывать именно их. Это, разумеется, привело к большой экономии в издержках производства и к значительному удешевлению товара.
      Такого рода стандартизация производимых продуктов систематически проводится и в других отраслях промышленности, например знаменитые автомобильные заводы Форда выделывают лишь около десятка видов легковых и грузовых автомобилей, зато производят их в сотнях тысяч. Такая же стандартизация установлена в производстве паровозов, вагонов и т. д.
      Наряду со стандартизацией самих продуктов производства проводится и стандартизация отдельных частей их, например устанавливают несколько, по возможности немного, видов винтов, гаек, подшипников и других запасных частей, употребляемых в каком-либо производстве (нормализация). Благодаря этому какая-нибудь запасная часть легкового автомобиля Форда может вполне подойти к любому другому автомобилю Форда часто даже другого вида (например, запасные части грузовика часто идут к легковому автомобилю или трактору).
      Стандартизация приемов работы привлекла особенно большое внимание лиц, работавших над проблемой научной организации производства. Сам Тейлор потратил более 20 лет на исследование вопроса о методах работы на токарном станке с инструментами из быстрорежущей стали. В результате он математически точно % Установил, как именно нужно производить такого рода работу, с какой скоростью в каждом отдельном случае должен вращаться токарный станок, как именно нужно держать инструмент, какой толщины должна быть стружка и т. д.
      Один из последователей Тейлора, Томпсон, посвятил шесть лет на изучение методов работы каменщиков, плотников, штукатуров, грабарей и других профессий, связанных с постройкой домов. О каждой из этих отраслей работы он написал по специальному тому в 250 страниц со всевозможными таблицами и вычислениями.
      Задача в данном случае заключалась в том, чтобы найти такие приемы работы, которые требовали бы от человека наименьшей затраты времени и энергии. Найдя эти приемы, нужно было ввести их в жизнь и заставить работающих строго следовать установленным стандартам.
      Стандартизация инструментов или машин заключается в подыскании тех орудий, при помощи которых работа может быть выполнена наиболее быстро и экономно. Иллюстрацией может служить приведенный несколько раньше пример о выработке Тейлором различного типа лопат для разного рода работы или пример уменьшения видов паровозов, употребляемых на одной и той же железнодорожной линии. Таким образом, стандартизация инструментов и машин иногда сопровождается увеличением числа видов, существующих в данный момент в производстве, а иногда, наоборот, уменьшением их числа.
      Метрическая система дает нам яркую иллюстрацию удобства стандартизированных единиц для измерения, научно рассчитанных для всех видов измерительных * работ (протяжение, вес, объем и пр.). При метрической системе устанавливаются определенное единство прин-190 ципов измерения и общая согласованность между мерами длины и веса и т. д. В основе лежит строго проведенный принцип десятичности.
      В самом деле, какой нелепый разнобой получается при отсутствии единства стандартов измерения. Возьмем, например, Англию. Ее денежная система имеет в основе фунты стерлингов, делящиеся на 20 шиллингов (и гинею — имеющую 21 шиллинг). Шиллинг делится на 12 пенсов. Неудобства такого деления очевидны. Но это не все. Мерой веса служит фунт, ничем не связанный с мерой измерения, в основе которой лежит фут (три фута равны ярду, 1760 ярдов равны мили). Впрочем, существует еще морская миля (6080 футов. Кстати сказать, на свете существует около десятка «миль» совершенно различной длины).
      Объем измеряется бушелями, распадающимися на 32 кварты, тоже не связанными ни с мерой веса, ни с мерой длины.
      Температура измеряется по Фаренгейту, согласно которому ноль градусов выражается цифрой 32...
      Установление общих стандартов для всех стран в виде метрической системы сберегло бы громадное количество человеческой энергии во всем мире...
     
      30. Методы стандартизации
      Работа по стандартизации распадается на четыре главных части:
      1) подготовительную работу по изучению данного производства и его недостатков;
      2) изучение отдельных видов производимой работы и запись времени;
      3) анализ произведенных записей и установление стандарта;
      4) применение стандарта на практике.
      Конечно, каждая из этих частей является очень сложной работой и в свою очередь распадается на несколько отдельных заданий, требующих применения специальных методов.
      Предварительное изучение производства какой-либо фабрики (или вообще работы какой-либо организации) охватывает различные стороны дела. Оно имеет ввиду установить наиболее слабые пункты работы, найти, где именно происходит излишняя потеря человеческой энергии, растрата материала, недостаточно экономное распределение работы и т. д. Внимание исследователя должно быть обращено на самые различные стороны вопроса: на качество машин и инструментов, на их размещение и распределение, на методы их использования, на характер помещения, его приспособленность к данной работе, на скорость работы, на систему хранения материалов и топлива, на организационную схему предпррштия и т. д.
      Когда после такого предварительного исследования удастся установить те отрасли дела, в которых особенно требуется преобразование, исследователь приступает к более детальному научному изучению отдельных сторон дела и отдельных операций. Главное внимание обычно обращается на приемы работы и на установление наиболее экономных способов затраты человеческой энергии. Чтобы поставить научное исследование человеческой работы, нужно внимательно присмотреться к ней, разделить ее на составные элементы, изучить каждый из элементов в отдельности и выяснить, какие человеческие движения являются наиболее экономными для достижения определенного эффекта.
      Тейлор дает для данного случая такие пять правил:
      1. Найдите 10 или 15 человек (по возможности в
      различных предприятиях и в различных частях страны), которые особенно хорошо выполняют определенную работу, подлежащую изучению.
      2. Изучите все виды элементарных движений или операций, которые проделывает каждый из этих рабочих, а также инструменты, которые они употребляют.
      3. Изучите с секундомером в руках время, потребное для каждого такого элементарного движения, и выберите быстрейший путь для выполнения каждой отдельной части работы.
      4. Вычеркните все ошибочные, медленные или бесполезные движения.
      5. Выбросьте все излишние движения, соберите в одну серию наиболее быстрые и лучшие движения, а также лучшие из употребляемых инструментов.
      Установив основные элементы работы, изучающий обозначает их для себя условными сокращенными знаками и затем со специально разграфленной карточкой в руках и секундомером начинает производить систематическую запись, отмечая, сколько минут и секунд отнимает каждый элемент работы.
      В связи с дальнейшим изучением работы первоначально выделенные элементы могут быть подразделены на еще более детальные части. Обычно не следует выделять элементы работы, на выполнение которых требуется меньше четверти минуты, так как это чрезвычайно затрудняет правильность записи и практически не имеет большого значения.
      Эта запись времени может совершаться двояким образом: или путем непосредственного наблюдения и записи, производимой наблюдателями, или механическим образом, путем кинематографической съемки работы.
      Выработаны довольно точные методы научного наблюдения и записи. Когда наблюдатель записал себе основные элементы работы, условно обозначил их сокращенным знаком, он с секундомером, карточкой и карандашом в руках приступает к записи времени. Прежде всего он должен занять такое место около работающего, чтобы не мешать ему, не рассеивать его внимания, не заслонять свет. Лучше всего стать шагах в двух справа или слева от работающего и несколько позади.
      Среди нескольких приемов записи времени наиболее рекомендуется метод непрерывности, при котором наблюдатель не останавливает секундомер и лишь мысленно запоминает, когда началось то или иное движение, чтобы по окончании его сразу же записать, сколько времени оно продолжалось. Можно, конечно, вместо этой записи отмечать лишь час, когда началось и закончилось отдельное движение, и затем уже высчитывать период времени.
      Когда таким путем будет произведено достаточное количество записей, высчитывается средняя для каждого отдельного движения. При этом из подсчета исключаются случаи, резко выделяющиеся из других (например, с исключительной медленностью всех операций).
      Установив среднюю для каждого движения, нужно затем еще раз сделать ей проверку на практике.
      Более точная запись работы совершается при помощи кинематографа.
      Применение кинематографа к работам по стандартизации было введено уже Джильбретом.
      Кинематографическая запись производилась таким образом: около рабочего помещались большие часы с 194 белыми стрелками на черном фоне, которые отмечали секунды или чаще имели специальный циферблат с сотыми долями минуты. Таким образом, по кинематографической ленте можно было сразу выяснить, сколько времени занимало у рабочего то или иное движение. Чтобы более отчетливо выделить некоторые движения, к руке рабочего прикреплялась небольшая электрическая лампочка. На снимке получалась зигзагообразная линия движения лампочки, совпадавшая с движением руки.
      Чтобы придать еще большую наглядность кинематографической записи, электрическую лампочку заставляли мигать определенное число раз в минуту. Таким образом, линия, записывающая движение, получалась пунктирной, и расстояние между отдельными пунктами равнялось определенному промежутку времени. Иногда между кинематографическим аппаратом и рабочим помещалась прозрачная, разделяющаяся на правильные квадраты сетка. Благодаря этому можно было сразу определить пространственные размеры всякого движения.
      Было сделано много других технических усовершенствований кинематографической съемки. Благодаря применению кинематографа изучение человеческих движений приобрело исключительную обстоятельность и точность. На основе такого тщательного изучения работы и сравнения различных записей ее вырабатываются наиболее экономные методы работы — устанавливаются стандарты движений.
      Другую интересную иллюстрацию дает работа упомянутого выше Джильбрета. Он специально изучил работу по кладке кирпичей. Он выяснил, что в этом ремесле, насчитывающем многие тысячелетия, удержались приемы, совершенно ненужные и лишь затрудняющие работу. Так, например, испокон веку и во всех странах каменщик, положив кирпич на назначенное ему место в стене, всегда пристукивает его рукояткой лопатки. Джильбрет выяснил, что это совершенно не нужно, что кирпич займет правильное место, если рабочий, положив его на известку определенным образом, сразу же его надавит. Джильбрет установил, что вместо 18 движений для каждого кирпича, делавшихся каменщиком раньше, совершенно достаточно пяти. Все остальные движения являются простой растратой времени и сил. Джильбрет определил, как именно должен стоять каменщик около стены, в каком месте должны находиться его ноги, где — ящик с известкой, где — кирпич и т. д. При обычной системе кладки и ящик с известкой и кирпичи лежат просто на лесах, и каменщику приходится нагибаться и за тем и за другим, причем эти движения становятся все более трудными по мере того, как стена вырастает. Джильбрет ввел специальные леса, систематически передвигавшиеся и поднимавшиеся. Особая передвигаемая полка помещалась на уровне воздвигаемой стены. На этой подставке лежали кирпичи и разведенная известка. Это простое приспособление сразу чрезвычайно облегчило и ускорило работу. Раньше рабочему приходилось нагибаться за кирпичом и выпрямляться около тысячи раз в день. При этом, поднимая пятифунтовые кирпичи, он должен был каждый раз приподнимать и большую часть своего тела, т. е. по крайней мере 150 фунтов. Этот труд был совершенно лишний. Простое приспособление сразу же уничтожило это ненужное усилие. Джильбрет установил также, что кирпичи, прежде чем они приносятся каменщику на леса, сортируются тем, кто носит кирпичи. Таким образом, каменщик получает уже ото-196 бранные кирпичи, не имеющие дефектов. Кроме того, эти кирпичи ему кладут на упомянутую полку лучшей стороной кверху.
      В сущности все усовершенствования Джильбрета были чрезвычайно просты:
      1) он уничтожил ненужные движения;
      2) он ввел простое приспособление — передвигающиеся леса с подставкой для кирпичей и известки и
      3) он научил каменщиков одновременно работать двумя руками, в то время как раньше они обычно выполняли работу при помощи одной правой руки, слегка помогая ей левой.
      В результате этих стандартизированных приемов каменщики стали вместо 120 кирпичей в час выкладывать 350.
      Другим примером стандартизации может служить фортепианная техника. Один из приемов обучения фортепианной игре заключается в том, чтобы научить нажимать определенные клавиши (при исполнении гамм или других упражнений) строго определенными пальцами. В американских школах для обучения на пишущей машинке выработаны аналогичные приемы, например, обучающийся должен писать всеми пальцами руки, и определенные клавишки он должен нажимать определенными пальцами.
      Стандартизация может распространяться даже на животных. Эмерсон приводит иллюстрацию, как итальянские пчелы в Калифорнии приносят в 2 раза больше меду, чем в Италии. Это достигается тем, что работа пчелы в Калифорнии стандартизирована и упрощена. Калифорнским пчелам не приходится, например, тратить энергию на постройку оснований для сотов и на Далекие путешествия к цветочным полям.
      Задача, однако, заключается не только в том, чтобы Установить наилучшие и быстрейшие приемы работы и найти лучшие орудия для нее. Существенно также определить, какая часть работы должна быть передана машине. Работа по стандартизации, таким образом, непосредственно переходит в работу над механизацией работы. Разложение работы на составные элементы легко дает возможность определить, какие из элементов могут быть переданы машине.
      Стандартизация и механизация применяются сейчас почти исключительно в индустрии, между тем организатор имеет возможность применить эти приемы во всякой другой работе.
      Он может путем изучения и анализа работы найти стандарт для времени, приемов, орудий в своей специальной отрасли деятельности. Применение стандартов значительно упростит и облегчит организационную работу.
     
      Глава IX
      ОРГАНИЗАЦИЯ УЧРЕЖДЕНИЯ
     
      31. Отделы учреждения
      В настоящей главе мы не рассматриваем вопрос об организации учреждения в целом, а лишь касаемся некоторых наиболее характерных сторон такой организации в качестве дополнительной иллюстрации к общим принципам, о которых шла речь раньше.
      Под учреждением мы будем условно разуметь не только учреждение в собственном смысле этого слова, но также контору, банк, управление и т. п. организации.
      Учреждение должно быть совершенно отчетливо разделено на отделы. Организационный план учреждения должен с полной ясностью распределять работу между отделами учреждения. Каждый отдел выделяется в связи со специальной функцией, которую ему предстоит выполнить...
      Функции каждого отдела должны быть определены так, чтобы его работа никоим образом и ни в каких частях не захватывала работу какого-либо другого отдела. Поэтому весьма существенно, чтобы для каждого отдела или подотдела была, как мы указывали, составлена особая карточка, где точно и последовательно перечислялись бы функции, выполняемые отделом. Конечно, само собой ясно, что для правильной работы должны быть с той же тщательностью определены функции всех отдельных работников отдела и подотдела.
      Иной раз такая карточка отдела может превратиться даже в целое «положение». Однако самое главное заключается даже не столько в том, чтобы с педантичной тщательностью перечислить все детали работы отдела, сколько в том, чтобы основные его функции были широко известны как всем служащим учреждения, так и посторонней публике, входящей в соприкосновение с этим учреждением.
      Возникает вопрос, как быть с той отраслью работы, которая бывает обычно распределена по всем отделам, например с работой машинисток и курьеров. Опыт организации машинописных бюро при учреждениях показал, что централизация переписки в особом отделе, во-первых, дает большую экономию в личном составе, а во-вторых, позволяет ввести определенные стандарты в работе и установить более правильно руководство и точный учет и контроль. Надо отметить, однако, что полная централизация машинописного бюро является нерациональной. В интересах скорости работы необходимо, чтобы наряду с центральным машинописным отделением были сохранены машинистки и при отделах для выполнения спешной и мелкой повседневной работы.
      Аналогичную централизацию следует проводить и в деле связи — в курьерской службе. Децентрализация курьерской службы (т. е. наличие курьеров и рассыльных в ведении отдельных отделов и подотделов) ведет к созданию очень большого кадра курьеров и рассыльных. Поэтому для установления связи учреждения с внешним миром и связи отделов между собой следует создавать бюро связи при учреждении. В этом случае бюро путем систематических обходов отделов будет распределять текущую корреспонденцию между ними и точно так же передавать корреспонденцию в другие учреждения. При этом у самих отделов останется лишь минимальное количество собственных курьеров для каких-либо специальных нужд и как вспомогательный аппарат связи.
      Надо указать, что в заграничной практике внутренняя курьерская служба сильно упрощена благодаря разным техническим усовершенствованиям: пневматической почте, маленьким электрическим лифтам, через которые сообщается один этаж с другим, внутреннему телефону и т. п.
      В учреждениях большого масштаба, особенно при наличии там работы более или менее механического характера, является возможным применять стандартизированные методы работы. Для этого нужно прежде всего, как мы видели, разделить работу на основные элементарные операции, определить примерное количе-200 ство времени для выполнения отдельной операции, чи-
      ело людей, нужных для ее выполнения. Такая стандартизация особенно важна там, где требуется быстрое выполнение той или иной работы. Вот, например, как выполняется работа в одном из отделов большого нью-йоркского издательства. Этот отдел специально занят сортировкой получаемой почты. Вся работа разделяется на семь основных операций. В каждой операции занята определенная группа служащих. Столы расставлены так, что почта непосредственно передается со стола на стол в порядке постепенно производимых операций. Работа разделяется таким образом:
      1) первоначальная сортировка почты;
      2) сортировка почты на четыре группы: для отдела объявлений, редакции, отдела подписки и общего;
      3) разрезывание конвертов при помощи машины;
      4) выемка писем из конвертов и прикалывание конвертов к письмам;
      5) отделение подписки оплаченной от подписки в кредит;
      6) отметка на письмах, сопровождающих подписную плату, размера вносимой платы, а также получены ли деньги чеком, наличными или почтовым переводом;
      7) краткая регистрация полученной почты.
      Только при помощи такого разделения труда этот отдел, получающий ежедневно около 50 тыс. писем, имеет возможность в тот же день выполнить все без исключения заказы подписчиков. Нужно отметить, что эта система, значительно ускоряющая прохождение бумаги по отделу и ее выполнение, требует обычно известного увеличения штата. Поэтому она окупается в учреждениях с большим масштабом, требующим особой быстроты работы.
      При стандартизации работы в учреждении и разделении ее на отдельные операции надо точно установить длительность каждой операции и необходимое количество рабочих рук. Так как одна операция тесно связана с другой, то задержка бумаг на какой-нибудь инстанции сейчас же вызывает приостановку работы в следующей по очереди группе работников. Поэтому бывает удобно, если каждая из операций выделена таким образом, что она выполняется в такой же промежуток времени, как и всякая другая. Возможно также, чтобы какая-нибудь из операций требовала как раз в 2 раза больше времени, чем всякая другая. Тогда на эту операцию ставится двойное количество работников, и поэтому работа опять-таки пойдет без задержек.
      Насколько хорошо организовано учреждение, будет сразу видно из того, способно ли оно к автоматической работе. По существу организация должна напоминать машину, которая, раз пущенная в ход, продолжает работать сама без перебоев и с полной правильностью. Это достигается целым рядом мер. Важно правильное и равномерное распределение труда между отделами, налаженность их взаимной связи и взаимного осведомления и т. п.
      В качестве иллюстрации налаженности дела можно указать, например, на знаменитую американскую страховую компанию «Эквитебл». Ей приходится ежегодно рассматривать около 90 000 страховых претензий. Ежедневно получается около трехсот сообщений о случаях, которые компании надо улаживать. Многие случаи касаются очень отдаленных пунктов мира. По общему правилу не меньше трети претензий ликвидируется в день получения известия и полисы для уплаты стра-208 ковки высылаются немедля. Во всех остальных слу-
      чаях местный агент компании получает сообщение о решении компании до того момента, как он получит полисы.
      82. Делопроизводство
      Работа всякого учреждения, конторы, банка, управления и пр. всегда отражается и выражается в многочисленной и разнообразной переписке. Учреждение само получает много разнообразных писем, бумаг, циркуляров, инструкций, составляет на них ответы, пишет запросы и обращения и т. д. Таким образом, учреждение «вырабатывает» бумаги подобно тому, как фабрика вырабатывает продукты. Само собою разумеется, что всякая бумага в той или иной мере отражает определенные действия организации или является самим таким действием. Так, приказ заведующего учреждением выдать такому-то отделу такую-то сумму на определенные расходы равносилен определенному поступку, благодаря которому становится возможной известная дальнейшая работа. Расписка заведующего отделом в получении этой суммы является отражением совершившегося факта. Можно сказать, таким образом, что некоторые бумаги бывают активного характера, другие — пассивного.
      Как бы разнообразна ни была деятельность учреждения, какую бы фактическую работу оно ни выполняло, составление бумаг и все прочее бумажное делопроизводство (в широком смысле слова) занимает в нем существенное место. Управление заводом и отдельные его участники обсуждают всевозможные вопросы, касающиеся предприятия, и выполняют разнообразные действия по фактическому руководству на фабрике.
      Однако основные линии их работы, их постановления и их планы обязательно фиксируются на бумаге. Само выполнение также нуждается в дальнейшей канцелярской бумажной разработке и переписке. Комиссариат земледелия, например, выполняющий сложную экономическую работу практического характера, нуждается также в непрерывном фиксировании на бумаге производимой и предполагаемой работы в сложном канцелярском аппарате. То же самое можно сказать о государственном банке, о Центральном Комитете партии, об исполкоме и т. д.
      К делопроизводству мы предъявляем такие требования. Оно должно быть основано на единой и ясной системе, проведенной с полным единообразием по всему учреждению, во всех его отделах и подотделах. Это значит, что устанавливается одинаковая система составления бумаг, их регистрации, хранения, контроля над исполнением и пр. Правильное делопроизводство должно точно фиксировать как все операции учреждения, так и все моменты его сношений с внешним миром. Бумага должна совершать свой кругооборот с максимальной скоростью и с минимальной затратой труда и времени. Хранение бумаг должно быть проведено по такой системе, чтобы всякая справка могла быть сделана с наибольшей быстротой. Наконец, делопроизводство должно давать возможность быстрого контроля.
      Заграничная практика выработала вполне точные правила, предъявляемые ко всякой бумаге, обращающейся в учреждении. Конечно, прежде всего требуется, чтобы бумага была составлена сжато и ясно и точно отражала то предполагаемое или совершенное действие, которое имеется в виду. Но, кроме этого, к ней предъявляется еще целый ряд других требований. Обычно она 204 должна иметь определенный условный знак. Этот ус-
      ловный знак чаще всего выражается номером или буквами или соединением того и другого вместе, а также датой. Самым рациональным обозначением является следующее: на бумаге, кроме даты, ставится условная буква, обозначающая либо отдел учреждения, либо лицо, от которого бумага исходит. Так, например, 3-116 обозначает, что бумага исходит из отдела закупок и зарегистрирована там за № 115. В заграничной практике обычно либо около номера бумаги, либо в конце ее условными буквами обозначается: кто диктовал бумагу и кто ее переписывал. Поэтому обозначение, скажем,
      H-III обозначает, что бумага продиктована Николаевским, застенографирована и переписана Шмидт (за границей машинистка чаще всего является и стенографисткой). При ссылках и ответах на такую бумагу всегда требуется указать номер, букву и дату, помещенные обычно в верхнем левом и правом углу.
      По общему заграничному правилу бумага подписывается лишь лицом, несущим главную ответственность за нее. Секретарь, делопроизводитель, помощник или другое лицо, которое фактически составляло бумагу, не подписывается, а лишь ставит в нижнем углу свои инициалы. Точно так же разумная заграничная практика совершенно вывела обычай ставить на бумаге какие-либо печати учреждения. Лишь в некоторых, наиболее важных случаях над подписью штемпелюется строчка с названием фирмы или учреждения. Само собою разумеется, что всякая бумага имеет наверху страницы печатный заголовок с указанием фирмы или учреждения, а также ее отдела или подотдела.
      Как видно из этого описания, наши бумаги ни в какой мере не удовлетворяют заграничным образцам. У нас прежде всего считается необходимым на всякой пустячной бумажонке иметь три или четыре подписи ответственных работников. На каком-нибудь ответе канцелярии, гласящем, что такая-то бумага в учреждение не поступила, вы обязательно увидите подпись заведующего учреждением, заведующего отделом, управляющего делами, секретаря и пр. и, само собою разумеется, еще печать. Между тем, несмотря на наличие такого количества подписей, никогда нельзя выяснить самые элементарные вещи: кто же фактически продиктовал эту бумагу и кто ее действительно написал. Поэтому никогда не бывает известно, кто несет ответственность за ошибки или неправильности, сделанные в бумаге.
      Конечно, могут быть бумаги, которые вообще не требуют никакой подписи, поэтому при правильном делопроизводстве всегда нужно установить типы бумаг с указанием, какие из них где подписываются, а какие не подписываются вовсе, какие копируются, а какие нет, какие регистрируются и хранятся, а какие нет.
      В целях создания стандартного вида бумаги заграница выработала педантические требования к машинистке. Там точно определено, в каком месте страницы должен находиться адрес лица, к кому бумага обращена, какой ширины должны быть поля, в каких местах нужно делать абзацы, где должна помещаться подпись и т. д. Все эти детальные требования делают заграничные бумаги до такой степени похожими по внешности одна на другую, что в каждой из них можно немедленно найти все, что нужно. Кроме того, от переписчицы требуется, чтобы она оставляла несколько копий (обычно не меньше пяти) всякой бумаги, которую она переписывает. Одну из копий она сохраняет себе для справок (или для учета своей работы), осталь-206 ные копии распределяются по разным папкам.
      В нашей русской практике необходимо установить, с одной стороны, стандартные размеры для бумаг и бланков, с другой — точную форму деловых бумаг, например, чтобы название учреждения помещалось в верхнем левом углу, дата — в верхнем правом, пометка переписчицы и лица диктовавшего — в левом нижнем углу и т. д. Важно также установить правило, чтобы в начале письма отмечалось, относительно чего оно написано (например, «О смете», «О добавочном ассигновании на школу», «Об увеличении штата» и пр.). Если бумага касается различных вопросов, то такие пометки можно делать на полях, т. е. с левой стороны.
      Большое внимание нужно уделить тому, какой путь проходит каждая бумага по учреждению. Основные ее этапы определяются так:
      Разборка почты.
      Регистрация.
      Направление бумаги в отдел.
      Исполнение бумаги.
      Помещение бумаги в папку.
      Само собою понятно, что каждая из этих основных групп в свою очередь делится на ряд составных элементов (как мы видели выше, разборка почты, на пример, может распадаться на семь операций). Путь, который проходит бумага по учреждению, должен быть вполне ясен и всем хорошо известен. Для контроля нужно графически нарисовать этот путь и просчитать, нет ли лишних инстанций, без которых можно обойтись, не слишком ли извилиста дорога (иногда пересадка служащего от стола к столу, из комнаты в комнату может существенно ускорить крестный путь бумаги по учреждению).
      Вскрытие поступившей почты является первым моментом рабочего дня учреждения, поэтому технически 20?
      удобнее, чтобы он начинался на полчаса или на час раньше, чем общая работа. Точно так же важно, чтобы вскрытие и сортировка почты происходили под руководством и под наблюдением вполне ответственного лица, например, секретаря или помощника секретаря учреждения. В этом случае легко может быть выделена наиболее важная корреспонденция, бумаги направлены по верному назначению. Благодаря этому также руководитель учреждения может быть уже с утра в курсе того, какого рода важнейшие бумаги получены.
      В некоторых случаях можно пойти еще дальше. Ответственное лицо, руководящее разбором почты, может отметить условным знаком (1, 2, 3 восклицательных знака, например, ! !! !!!) особо важные бумаги или особенную срочность их. Он может подчеркнуть цветным карандашом в тексте несколько существенных слов, цифр или фраз. Он может также, кроме названия отдела, написать лицо, которое наиболее в курсе дела или которое более всего подходит для выполнения бумаги.
      Одна из дальнейших задач — хранение бумаг в таком порядке, чтобы всякий раз легко можно было бы найти нужную бумагу. Одним из путей для отыскания бумаги является ее номер. Бумага, получаемая учреждением, кроме номера того места, откуда она вышла, отмечается еще входящим номером и числом того дня, когда она поступила. Бумага, исходящая из учреждения, имеет лишь один, так называемый исходящий номер. Чтобы вести учет входящих и исходящих бумаг, архаическая бюрократическая практика установила систему входящих и исходящих книг, крепко у нас укоренившуюся. Можно прямо сказать, что если вы же-208 лаете установить порядок в бумагах, то прежде всего следует сжечь входящую и исходящую книги. Именно благодаря этим книгам никогда и нигде нельзя бывает отыскать ни одной бумаги или проверить, когда и куда она поступила. В самом деле, что такое «книга входящих»? Это — книга, куда одна за другой без всякой системы и порядка записываются все бумаги, поступившие в данный момент или в данный день в учреждение или в его отдел. Таким образом механически заполняется много десятков страниц. Если вы хотите получить справку, поступила ли в какое-нибудь московское учреждение бумага, посланная, предположим, самарским губисполкомом по почте, то, не зная точно дня прибытия этой бумаги в Москву, вы должны будете прочесть все записи входящей книги за две-три недели. А так как входящая книга одна и все время в работе, то такое изучение книги (очень поучительное для характеристики нелепости системы) отнимает чрезвычайно большое количество времени. Но даже отыскав запись и получив справку, что бумага передана в такой-то подотдел, вы не можете быть уверены, что найдете следы этой бумаги. В подотделе часто не бывает ни малейших следов, по какому же пути бумага отправилась.
      Заграничная практика уже много десятков лет назад выработала совершенно иную, весьма простую и остроумную систему регистрации бумаг — карточную. Карточная система у нас, к сожалению, применяется пока почти что исключительно в библиотечном деле и продолжает быть новшеством для большинства из наших учреждений. В чем особое удобство карточной системы? В том, что каждая запись нанесена на отдельную карточку и, таким образом, всегда может быть помещена в строго определенном порядке по отношению к Другим подобным записям. Карточки могут быть разложены, например, в алфавитном порядке, в хронологическом или в любой другой системе, наиболее соответствующей работе. Когда на карточке записываются входящие бумаги (слово «карточка» обозначает в данном случае не обязательно кусок картона, а вообще отдельный листок бумаги), то лучше всего размещать их по алфавиту учреждения или лица, от которого бумаги исходят. Если карточка пишется в двух или трех экземплярах (что легко делается при помощи переводной бумаги), то одни карточки размещаются по алфавиту, другие — по какому-либо другому принципу, например в хронологическом порядке или по характеру бумаги или по отделу, куда бумага дальше поступила.
      На каждой карточке должно быть занесено, от кого бумага исходит и за каким номером она посылалась, каким входящим номером и числом она помечена, какого вопроса он касается, в какой отдел и кому именно бумага передана. При двух экземплярах карточки одна из них может явиться как бы сопроводительным листком при отправке бумаги в отдел и с распиской о получении возвращается обратно. При такой системе найти любую входящую и исходящую бумагу — дело одной минуты. Товарищу из самарского исполкома достаточно было сказать, откуда исходит бумага, и по алфавитным карточкам можно было немедленно найти, какие бумаги из самарского исполкома пришли за последние месяцы.
      Если карточки разложить по содержанию бумаги, то мы получим предметный карточный указатель, благодаря которому отыскание нужной бумаги еще более упрощается. Заведующий каким-либо подотделом вспоминает, что месяца два назад было предложение от ка-210 кого-то исполкома относительно организации сельскохозяйственной школы. Как найти это предложение прй существующей у нас системе? Нужно бродить из отдела в отдел, спрашивать Ивана Петровича и Марью Ивановну, не помнят ли они, не была ли когда и от кого такая-то бумага. Но если Иван Петрович и Марья Ивановна и вспомнят что-либо подобное, то отыскание бумаги будет делом все же чрезвычайно нелегким. Придется снова ходить и спрашивать, полагаясь на память работающих. При предметной карточной системе достаточно посмотреть на слова «школа» или «сельскохозяйственная школа», и вы через две минуты узнаете, что относительно сельскохозяйственных школ за такой-то промежуток времени были заявления таких-то исполкомов и такие-то бумаги.
      Систему карточного указателя к бумагам можно варьировать самым различным образом. Отделы и подотделы, получающие бумаги из главной регистратуры, должны иметь свои собственные карточные указатели к ним, поэтому, если главная регистратура может сразу писать три-четыре карточки, то одну или две следует передавать вместе с бумагами в отдел или подотдел.
      На карточке подотдела будет отмечаться, кому бумага передается для выполнения, какой ответ, когда, за каким номером на нее посылаются и все другие данные, касающиеся бумаги в процессе ее работы.
      Очень важно бывает контролировать, чтобы полученные бумаги не только отправлялись по назначению в тот или иной отдел, но и чтобы они выполнялись, чтобы на них своевременно посылался ответ.
      В этом случае могут быть применены две системы.
      При посылке бумаг из центральной регистратуры в отдел прилагается лист, на котором переписаны все посылаемые бумаги. Копии листа остаются в регистратуре. Заведующий отделом, передавая полученные бумаги своим Сотрудникам для исполнения, делает на листе отметки, кому дана бумага, написан ли ответ. Таким образом, для него этот регистрационный лист является контрольным листом для учета работы. На листе, который остался в главной регистратуре, в свою очередь отмечается, исполнена ли бумага и когда послан на нее ответ.
      Этой системе свойственны, однако, известные неудобства. Если бумага не выполняется в тот же самый день (что у нас происходит, как правило), то и в регистратуре, и у заведующего отделом будет накопляться помногу регистрационных листов и за ними будет трудно следить. Поэтому будет удобнее (особенно при большом деле) применять карточную систему. Главная регистратура, составляя карточки на входящие бумаги, отмечает на них, в какой отдел карточка передана или какому лицу. Затем карточки распределяются на две-три категории в зависимости от срочности бумаг, а в каждой категории стоят по отделам. Так могут быть созданы категории срочных бумаг, на которые должен быть дан ответ в тот же день, категория, для которой дается два дня сроку, три дня и пр. (само собою понятно, что Еторая копия карточек должна размещаться по алфавиту для общих справок).
      На каждой карточке отмечается, кому бумага послана и категория срочности исполнения. Со своей стороны заведующий отделом или лицо, получившее бумагу, отмечает на бумаге, кому из сотрудников он передает ее. Эту же отметку он делает на своем экземпляре карточки.
      Заведующий регистратурой или специальное лицо посылает напоминание, если какая-либо бумага вовремя не исполнена. Если это напоминание не приведет 21S к цели, то регистратура посылает справку о невыданной бумаге лицу, стоящему во главе учреждения. Такова может быть одна из несложных систем для контроля за делопроизводством.
      Для правильного учета и облегчения работы полезно иметь в учреждении карточные указатели различного рода. Американская и частью английская практика требует, например, чтобы всякий служащий имел на своем столе карточный указатель для всех бумаг, с которыми лично ему приходится иметь дело. На таких карточках служащий заносит для себя данные о бумаге, которая к нему попадает, отмечает, что ему пришлось сделать в связи с этой бумагой и кому она передана дальше.
      Если в ведении какого-нибудь служащего находятся определенные бумаги, то он обязан иметь для них специальные карточные указатели в алфавитном порядке с краткими данными о каждой хранимой бумаге.
      Специальное значение имеет карточный указатель (или «мементо») для текущей работы каждого данного месяца. Он состоит из 31 карточки (для каждого дня месяца и 12 добавочных карточек, помеченных месяцами. Всякая работа, которую предстоит сделать в определенный день в течение ближайшего месяца, кратко заносится на листочек бумажки, который помещается непосредственно за карточкой с числом, к которому работа относится, или за карточкой соответственного месяца. В этом указателе числа месяца, следующие за Датой сегодняшнего дня, относятся к текущему месяцу, а числа до этой даты — к следующему месяцу.
      При помощи такого указателя работающий может каждый день видеть, что ему предстоит выполнить. Все, нто ему следует помнить о своей будущей работе, он может хранить не в своей голове, а в этом «мементо», которое является его механической памятью. В тех случаях, когда точное распределение работы должно быть сделано на год вперед, приходится иметь указатель с специальными карточками на каждый день года. Сюда относятся, например, сроки платежей, сроки доставки или выполнения заказов и т. п.
      Для учреждения, которому приходится иметь много дел с различными лицами или фирмами, полезно иметь алфавитный указатель этих клиентов или посетителей. На алфавитную карточку заносятся имя, адрес, краткие сведения о человеке или фирме, а также различные замечания о делах, разговорах с ними, иногда характеристика и пр.
      Может быть установлен также и предметный карточный указатель, который регистрирует различные предположения и соображения для будущей работы в предметном порядке.
      Использование карточной системы за границей идет так далеко, что даже традиционные бухгалтерские книги заменяются наборами карточек. Благодаря этому все бухгалтерские записи могут быть размещены в совершенно точном порядке и системе, что совершенно невозможно при пользовании книгами.
     
      38. Хранение бумаг
      Для хранения самих бумаг в определенной системе применяются следующие приемы: прежде всего нужно установить, чтобы бумаги, которые нужны не одному специальному лицу, а нескольким, хранились всегда в определенном месте, под ответственностью одного лица. Если же бумага касается только специального работника, то она может храниться у него, но при условии, чтобы это лицо имело свой укава-тель к бумагам и хранило их в том же порядке, который установлен для других бумаг учреждения.
      Согласно обычной заграничной системе бумаги хранятся в специальных папках, размещаемых по ящикам вертикально, на ребре. Задняя обложка папки несколько шире передней, и на выступающем конце помечается имя лица или фирмы, к кому эта бумага относится. В каждой такой папке размещается в хронологическом порядке вся переписка с этим лицом, причем к полученным письмам и бумагам присоединяются копии писем, отправленных в ответ. Если переписка с определенным лицом очень велика и касается самых различных вопросов, то бывает рационально в такой папке завести специальное подразделение по предметам или вопросам, о которых идет речь.
      Кроме того, бумаги могут быть рассортированы по отдельным ящикам в зависимости от их характера.
      Так, например, вся переписка может разделяться по географическому признаку, например переписка с русскими учреждениями и лицами и с заграницей. Или в основу дела может быть положен характер самого дела, например переписка по покупкам, естественно, отделяется от переписки по продаже и т. д. В каждом таком отделе бумаги хранятся в алфавитном порядке.
      В некоторых случаях, где имеются две копии исходящих бумаг, первая копия помещается в папках по алфавитному порядку, как указано; вторая же копия может быть размещена в папках в предметном либо в хронологическом порядке. Если имеется возможность снимать копии с входящих бумаг, то их следует размещать по таким же принципам.
      Вообще система хранения бумаг определяется характером работы учреждения; из этого и приходится исходить при разрешении вопросов, раскладывать ли все бумаги по алфавиту, по географическому ли признаку, по предметам, в хронологическом порядке, по цифровым обозначениям и т. д. Вообще надо сказать, что наиболее приемлемой системой всегда является комбинированная система. Это значит, что все бумаги сперва распределяются по одному какому-либо признаку (например, по характеру их или по географическому признаку), а затем в каждом подразделении проводится вторая система классификации (например, алфавитная, цифровая, хронологическая и т. п.). В каждом учреждении будут иметься бумаги, носящие характер документов (например, контракты, доверенности, мандаты и пр.). В каждом имеется материал чисто справочного характера (например, каталоги, прейскуранты, объявления, образцы бланков, газетные вырезки и т. п.). В каждом имеется секретная переписка. Поэтому в учреждении неизбежна известная группировка бумаг по их характеру или по их содержанию.
      При дальнейшей группировке бумаг чаще всего и удобнее всего применять алфавитную систему. Однако за границей довольно широко распространена система цифровая или же комбинированная (алфавитно-цифровая).
      При алфавитной системе каждый корреспондент учреждения получает свою папку, на которой на видном месте написано имя. Все папки размещаются в строгом алфавитном порядке...
      Алфавитный порядок размещения бумаг имеет, несомненно, очень большие преимущества благодаря своей простоте. Всякую нужную бумагу очень легко отыскать, так как всегда точно известно, кому она адресована. Чтобы найти бумагу, не нужно делать ни-216 каких предварительных справок. Однако надо добавить, что при этой системе всегда чрезвычайно полезно иметь карточный предметный указатель. Благодаря ему можно будет отыскать бумаги различных адресатов, касающихся одного и того же вопроса.
      В тех случаях, когда с отдельными корреспондентами переписка слишком разрастается, полезно ее дополнительно разделить, например, по содержанию. Таким образом, в папке, например, Н-ского губисполкома мы можем внести несколько дополнительных предметных папок, например: сметы, школьная сеть, персонал, учебные пособия, библиотеки и пр.
      Цифровая система хранения бумаг заключается в следующем. Каждый отдельный корреспондент учреждения получает свой порядковый номер. Этот номер ставится на папке, в которой помещается переписка с ним, и на всех входящих и исходящих бумагах. Предположим, что гр-н Иванов был первый, с которым началась переписка. Он обозначается цифрой один. Следующий корреспондент — совхоз — получает обозначение цифрой два и т. д. Всякий новый корреспондент получает порядковый номер. Бумаги в шкафах располагаются по этим условным номерам.
      При этой системе обязательно нужно иметь карточный алфавитный указатель. Конечно, наиболее ходовые номера служащие будут помнить, но большую часть их придется устанавливать при помощи карточного алфавитного указателя, где корреспонденты размещены по алфавиту и где отмечено, каким номером помечены их папки с перепиской.
      Наконец, может быть создана комбинированная система при помощи сочетания алфавитной и цифровой системы, а также применения разного цвета папок.
      В каждой папке помещаются письма и копии ответов на них в хронологическом порядке. Необходимо также, чтобы все бумаги в папке были перенумерованы, начиная с единицы. Служащий, вкладывая очередную бумагу или копию ответа в папку, должен ставить на ней порядковый номер, тогда будет всегда ясно, вое ли бумаги находятся на месте.
      Если какая-нибудь из папок вынимается из шкафа, то на место ее кладется специальная карточка с пометкой, кем и когда папка взята. Таким образом, всякий раз легко бывает установить, в полном ли порядке бумаги.
      Папки с совершенно законченной перепиской следует убирать отдельно, так как иначе будет зря загромождаться текущая переписка. Таким путем в учреждении создается архив. К архиву составляется свой предметный указатель. В настоящее время некоторые специалисты усиленно пропагандируют специальную нумерацию архива по принципам международной десятичной системы, применяемой в библиотечном деле. Суть этой системы в том, что весь объем человеческих знаний разделяется на десять основных групп, обозначаемых цифрами от ноля до девяти. Каждая группа разделяется опять-таки на десять отделов, каждый отдел — на десять подотделов и т. д. Благодаря этой системе всякий предмет, всякое понятие, всякая книга могут быть выражены условной математической формулой.
      Некоторые предлагают даже ввести десятичную систему во всем делопроизводстве. По отношению к архивам десятичная система, несомненно, имеет значение. В текущем же делопроизводстве гораздо удобнее более упрощенные системы, специально учитывающие особенности учреждения, например буквенная система, 218 обозначающая содержание бумаги.
      Надо отметить, что не следует слишком увлекаться помещением в архиве всех возможных бумаг, накапливающихся в учреждении. Всегда имеется порядочная доля переписки, которую по истечении одного, двух, трех лет не только можно, но и должно просто выбросить в корзину.
     
      34. Распорядон работы
      Для правильности работы учреждения полезно установить общий распорядок его работ, т. е. не только часы занятий и перерывов, но и основной характер работы, выполняемой в каждый час. Вот, например, характерное расписание, которое я беру из одного американского руководства.
      РАСПИСАНИЕ
      «В целях уменьшения до минимума перебоев в работе все служащие приглашаются возможно более точно следовать следующему расписанию работ:
      8.45 — 9.30. Подготовительные шаги.
      Чтение почты, разговоры по внутреннему телефону, беседы, которые предварительно не были назначены, и прочие подготовительные шаги.
      9.30 — 12.30. Работа.
      Работа, требующая особенного внимания и напряжения. Беседы с посетителями только по особому назначению. Никаких телефонных переговоров, за исключением случаев крайней необходимости.
      12.30 — 2.15. Подготовительные шаги.
      Завтрак, неформальные совещания, телефонные переговоры, беседы с посетителями.
      2.Гб — 4, Работа.
      То же самое, как от 9.30 — 12.30. Сосредоточьтесь на вашей собственной работе и представьте возможность другим делать то же самое, уменьшив перерывы в работе до минимума.
      4 — 5. Разное.
      Подписывание отправляемых бумаг, беседы с посетителями, неформальные совещания, подготовка работы для следующего дня и т. п.
      Посещение учреждения посетителем должно быть особенно урегулировано во избежание непроизводительной траты времени и хаоса в работе. По дурной привычке, укоренившейся у нас, посетители толкутся в учреждении целые дни. Это происходит от того, что не имеется строго установленных часов для приема, а если такие часы есть, то они не выполняются. Это зависит и от того, что не только посетители, но даже и сами служащие учреждения не знают, с кем, по каким делам нужно говорить, когда его можно застать.
      Какие меры тут нужно применить, совершенно ясно без особых пояснений. Главное — надо быть последовательным в их проведении. И нужно, конечно, приучиться и приучить других к умению вести всякие деловые разговоры кратко, быстро, по существу, не отвлекаясь в сторону, не предаваясь лирическим отступлениям. Принимающий посетителей должен научиться сам руководить беседой и кончать ее в намеченный срок... Для серьезных деловых бесед отводится 15 — 20 мин. Таким образом, заведующий фабрикой или крупным учреждением размещает часы своего приема так, чтобы в течение одного часа переговорить с тремя-четырь-мя посетителями.
      Порядок в бумагах и в учреждении вообще будет лишь в том случае, если каждый отдельный работник будет во всем следовать строгой системе. Конторка или
      стол служащего — то же самое, что станок или машина на заводе. Тут все должно быть рассчитано, все в порядке. Первое правило, чтобы всякой вещи или бумаге (на столе и в ящиках) было отведено определенное, постоянное место... Каждой отводится место и для разре-зательного ножа, и для банки с клеем, для папки с текущей работой и пр. Работающий механически, не глядя, может найти рукой все, что ему нужно.
      Такой же порядок применяется и к ящикам стола. В одном из ящиков размещены, бумага, запасные перья, карандаши и пр. В другом — всякого рода справочный материал (например, инструкции, отчеты и доклады, статистические сводки, картограммы и пр.); в третьем — текущая, незаконченная работа; в четвертом — работа, отложенная на более отдаленное время.
      Нужно всячески избегать папок с названием «разное». Они всегда имеют тенденцию чрезвычайно быстро разрастаться и нарушать весь порядок размещения бумаг.
      Для текущей работы каждого дня полезно иметь папку с четырьмя-пятью подразделениями. Все поступающие бумаги после первого просмотра сразу распределяются по этой папке. В одном из подразделений поместятся бумаги, на которые сейчас же можно написать или продиктовать ответ; в другой — бумаги, о которых надлежит переговорить с таким-то лицом; в третьей — бумаги, о которых нужно наводить специальные справки. Эти основные категории сразу дадут первое направление бумагам и работе вообще.
      Нужно следить, чтобы на столе или в ящиках не оставались какие-то неоформленные обломки работы истекшего дня. Не должно быть никакого хлама. Всякая бумага должна быть сразу помещена в определенное место, в известную папку...
      Каждому учреждению грозит опасность бюрократизации, при которой бумага заслоняет живое дело. Поэтому руководителю и работникам учреждения необходимо все время ясно давать себе отчет о том деле, которое отражается в проходящих через их руки бумагах. Важно особенно, чтобы заведующий часто и непосредственно соприкасался с живым делом и конкретно представлял себе, что значит цифры и названия, которые ежедневно попадаются ему в бумагах.
      Работа учреждения (как и всякая человеческая работа) должна быть по возможности механизирована. Всюду, где это возможно и выгодно, человеческий труд нужно заменить трудом машин. У нас в этом отношении дело обстоит чрезвычайно плохо. Мы не дошли даже до употребления элементарных машин, уже десятки лет существующих в западноевропейской практике, например машины для печатания адресов, разрезания конвертов, счетной машины разных типов и т. д. До какой степени машина может облегчить работу — видно из такого примера. Американцы считают, что клерк, успевающий наклеить марки на 500 писем в час, работает непроизводительно, так как возможно довести это число до 3 тыс. писем в час. Между тем электрическая машина может заклеивать конверты, наклеивать на них марки и считать их в количестве от 7 до 15 тыс. конвертов в час.
      Машины для статистических подсчетов сортируют до 18 тыс. карточек в час по любому признаку.
      В заключение настоящего параграфа приводим несколько правил из одного английского руководства для работающих в учреждении и в конторе. Эти правила в равной мере относятся как к рядовому служащему, так 222 и к ответственным лицам учреждения.
      «Не полагайтесь целиком на вашу «верную правую руку» (т. е. даже на ближайших, наиболее доверенных своих помощников). Кто допускает, чтобы левая рука не знала, что делает правая, тот лишается существенной и ценной поддержки. Левая рука должна учиться делать работу правой».
      «Не диктуйте полностью адреса лица, кому вы пишите. Этот адрес имеется на письме, на которое вы отвечаете, и машинистка сама может списать его так же хорошо, как и вы. Диктуя, не забывайте возможно чаще делать абзацы. Это сохраняет ваше время и делает письмо более удобочитаемым».
      «Не разбрасывайте орудия работы по двадцати различным ящикам и полкам. Для каждой вещи найдите определенное место на вашем столе или в ящиках стола или так близко, чтобы можно было достать рукой».
      «Не принимайте активность за продуктивность и движения за действия. Очень легко быть занятым, ничего не делая, и многие быстрые работники очень медленно добиваются цели».
      «Не бросайтесь на свою ежедневную работу вслепую. Накануне составьте определенный план вашей работы следующего дня, детально отметив, в какое время какая работа будет выполняться».
      «Не тратьте времени, начиная и снова бросая работу. Первые полчаса рабочего дня должны быть самыми продуктивными. Используйте их с первой же минуты, как вы садитесь за стол: работайте не переставая вплоть до конца службы. Не приглашайте своих знакомых в гости на службу и не занимайтесь личными делами в течение рабочего дня».
     
      Глава X
      ОРГАНИЗАЦИЯ ФАБРИКИ
     
      85. Отделы фабрики
      В капиталистических странах наиболее типичным видом организации управления фабрикой является следующий: фактические владельцы предприятия, акционеры выбирают правление. Это правление ответственно за общее направление работы фабрики. Непосредственное заведывание производством, однако, возлагается на главного директора или управляющего, специалиста, который чаще всего в правление не входит, хотя и принимает участие в большинстве заседаний. В некоторых случаях, однако, председатель является одновременно и фактическим управляющим фабрики, при этом обычно он имеет двух помощников по технической и коммерческой части. Этот тип управления, конечно, в отдельных случаях различным образом варьируется в зависимости от размеров предприятия, от характера владения и пр.
      В нашей практике во главе предприятия стоит либо отдельный директор, либо фабрично-заводское управление. Во втором случае непосредственное руководство работой тоже часто поручается специальным лицам, подчиненным правлению.
      Организация фабрики может быть разделена на три основных составных части: отдел производства, отдел сбыта (торговый) и отдел административно-финансовый...
      Конечно, система организации отделов и их разделение на составные части может быть чрезвычайно разнообразна в зависимости от всевозможных местных условий, от особенностей производства и характера предприятия...
      Интересное разделение основных функций всякого промышленного предприятия делает Файоль. Он выделает шесть главнейших групп операций:
      1. Операции технические (добыча, переработка, выделка и т. п.).
      2. Операции коммерческие (покупка, продажа, обмен).
      3. Операции финансовые (привлечение и расходование капитала).
      4. Операции по охране (по охране имущества, страхование и пр.).
      5. Операции по отчетности (бухгалтерия, калькуляция, статистика).
      6. Операции административные (предвидение, организации, руководство, координация и контроль).
      С другой стороны, один из немецких специалистов выделяет такие основные звенья фабрично-заводского предприятия:
      I. Бухгалтерия. 1
      II. Подготовительные мероприятия:
      а) прием заказов и изготовление чертежей;
      б) предварительная калькуляция;
      в) изготовление приспособлений и орудий производства ;
      г) распределение работы.
      III. Контроль производства:
      а) контроль сроков;
      б) контроль выработки;
      в) контроль орудий.
      IV. Управление производством:
      а) заработная плата;
      б) закупка;
      8 П. М. Керженцев
      в) складское дело;
      г) расчет себестоимости;
      д) бухгалтерия производства и регистрация непроизводительных затрат.
      V. Заведывание личным составом:
      а) наем;
      б) контроль рабочего времени.
      VI. Сбыт:
      а) калькуляция продажной цены;
      б) продажа 1.
      Как бы ни строилось организационно фабрично-заводское предприятие, такое разделение его работы на основные элементы дает нам всегда почву для выяснения, насколько правилен организационный план, все ли элементы правильно распределены и т. д.
      86. Работа различных отделов фабрики
      Вопрос об организации фабрики должен быть подробно рассмотрен в специальной работе. Здесь мы имеем возможность коснуться лишь немногих сторон дела в целях иллюстрирования общих принципов организации. Поэтому, совершенно не касаясь всех отделов фабричной организации, мы дадим лишь два-три примера работы некоторых из них.
      В производственном секторе фабрики одно из первых мест занимает плановый отдел (расчетное бюро), о котором уже была речь в одной из первых глав этой книги. Основная его задача — вырабатывать общий план работы предприятия и давать практическое направление полученным фабрикой заказам. Но очень часто этому же отделу поручается выполнение и других функций, связанных с общей регулировкой работы на фабрике. Чаще всего он также изыскивает лучшие методы работы и наиболее подходящие орудия и материалы, устанавливает стандарты, усовершенствует технику производства и т. д.
      Тейлор намечал для планового отдела еще более широкие функции. Согласно его схеме в ведение планового отдела входят: подробный анализ всех заказов, полученных заводом; учет времени всей работы, производимой на фабрике для выполнения заказа; учет времени работы машины; учет материалов, сырья и готовых изделий, а также составление плана работ для каждой машины и для каждого рабочего; разбор всяких заявлений о новой работе, получаемой в отделе сбыта; определение стоимости изготовляемых изделий; руководство расчетным отделом; выработка стандартов; прием рабочих и наблюдение за дисцйплиной на фабрике; работа по улучшению производства; наблюдение за общей системой работы и организацией фабрики и т. д.
      Перед выполнением на фабрике какого-либо заказа плановому отделу приходится проделывать большую предварительную работу. Нужно разделить заказ на основные элементы и выработать инструкцию для выполнения работы по каждой отдельной части заказа. Нужно затем так распределить работу, чтобы выполнение одной части заказа не задерживало выполнение Другой и чтобы вся работа по выполнению отдельных частей и всего заказа в целом была закончена в заранее установленный срок. Затем, конечно, все время приходится наблюдать за исполнением намеченного плана...
      Составление плана для фактического выполнения заказа — вещь чрезвычайно сложная и требующая большой опытности и знаний. Конечно, в некоторых случаях, когда фабрика производит несложные изделия более или менее однородного вида, пути следования материалов или отдельных частей вырабатываемого продукта бывают твердо и почти раз навсегда установлены. Дело существенно меняется, если фабрика производит самые разнообразные продукты и принимает самые различные заказы, например машиностроительный завод может иметь заказы на локомотивы и на сельскохозяйственные машины различного типа, на суда и на артиллерийские орудия и т. д. Чрезвычайно важно, чтобы планирование работы и фактическое ее выполнение каждый раз зафиксировывались. Таким путем получается материал, на основании которого можно выработать наилучшие методы планирования работы.
      Важное значение для фабрики играет учет себестоимости производимых продуктов. Этот учет дает материал для определения продажных цен продуктов и выясняет, работает ли фабрика с прибылью или с убытком.
      При учете себестоимости приходится принять во внимание три основных элемента:
      1) труд,
      2) материалы и
      3) накладные расходы.
      При правильном учете работы можно легко установить, сколько труда затрачивается на производство того или иного продукта или на выполнение того или иного заказа. При этом приходится принять во внимание и непосредственный труд рабочих, изготовлявших продукт, и труд вспомогательного персонала, работав-228 шего по выполнению этого заказа, т. е., например, труд
      служащих планового отдела, бухгалтеров, конторщиков и т. д.
      Учет потраченного материала также имеет две задачи: учесть непосредственно истраченный материал, пошедший на изготовление продукта (например, сталь, железо, дерево), и тот материал, который понадобился для пуска машины, для отопления и т. д. (уголь, масло, материалы по ремонту машины).
      К накладным расходам придется отнести плату за помещение, налоги, страховку, рекламу и т. д.
      Для точного учета себестоимости и вообще для правильного хода работы на фабрике необходимо тщательно поставить дело учета материалов.
      Относительно складов при фабрике (будь то склады материалов, сырья, готовых изделий и т. п.) мы должны усвоить себе правило, которое рекомендуют американцы:
      «Материал (а также сырье, готовые изделия и т. п.) должен храниться с тою же тщательной заботою, что и деньги, на которые он куплен. Для каждого предмета должен иметься счет прихода и расхода; все, что нужно, должно быть отпущено по квитанциям и записано в счет, и счет материала должен быть подведен так же аккуратно, как кассир ежедневно подводит свой счет кассы» 1...
      Для правильного учета имущества необходима правильная его классификация, а в связи с этим систематическое распределение по складам. Если мы посмотрим на склад запасных частей или материалов какой-нибудь передовой заграничной фабрики, то мы увидим, что материалы расположены с той же тщательной правильностью, как в хорошо поставленной библиотеке. Все виды материала бывают разделены по характеру (редко по размеру) и носят условное мнемоническое со-кращеное название, например все запасные части к динамо-машине обозначаются буквой Д, запасные части к турбине — буквой Т и т. д. Затем группе отдельных частей даются дополнительные наименования при помощи второй буквы. Так, при помощи двух-трех букв и цифр условно обозначается каждая часть, находящаяся на складе. При отыскивании какой-нибудь запасной части бывает достаточно упомянуть эту сокращенную формулу из нескольких букв. В самом складе части расположены согласно своей номенклатуре, поэтому их можно легко и быстро найти.
      . Основное правило для заведующего складом заключается в том, что всякий прием или выдача материала должны обязательно документироваться. Получая материал, заведующий дает расписку на накладной, оставляя копию себе: выдавая материал, заведующий получает расписку от лица; получающего материал со склада. Но этим дело не ограничивается. Факт получения или выдачи должен быть также отмечен в основных документах склада, по которым производится его учет. Для этого ведется либо главная складская книга, либо (что гораздо удобнее) для всех имеющихся в складе материалов вводятся карточки.
      На этих карточках регистрируются вновь поступающие и выбывающие материалы. Таким образом, взглянув на карточку, заведующий сразу должен увидеть, сколько в настоящий момент находится у него запасных частей того или иного рода. Обычно на этой же карточке отмечено, в каком месте склада можно найти 280 материал. Для этого пол складочного помещения размечен перенумерованными квадратами; если материал расположен на полках, то полки перенумерованы.
      Складское дело требует большой тщательности и педантичности. Вот интересная выдержка из инструкции по обследованию заводского дела, которая была одобрена на Первой московской конференции по нормализации техники управления.
      «При обследовании вопросов складских операций необходимо установить:
      1) по части приема товаров: производится ли проверка прибывающего на склад товара счетом и весом; производится ли проверка тары (качество, вес брутто и нетто); как организовано транспортирование товаров на складах, имеются ли погрузочные приспособления, оборудованы ли склады подвозочными средствами; каковы условия погрузки и какова тара, имеющаяся в распоряжении складов;
      2) по части хранения товаров: как производится сдача товара кладовщику, как обставлено вскрытие тары, как организованы размещение й сортировка товаров, приспособлено ли помещение для хранения товаров, как поставлено наблюдение за сохранностью товаров, существует ли проверка хранящихся на складах товаров и как она осуществляется;
      3) по части отпуска товаров: как производится отборка товаров для отпуска, в какие условия поставлена Упаковка, как организован самый отпуск товаров».
      Существенным моментом является регулярная про-врка склада. Очень часто применяется годичный учет. При этом склад обрекается на фактическое бездействие в течение довольно длинного промежутка времени, служащим приходится работать сверхурочно, содержимое склада приходится передвигать с места на место одним словом, вносится определенная дезорганизация в общий ход работы. Поэтому нужно принять меры, чтобы текущий учет склада был поставлен на такую высоту, при которой контроль и проверка могли быть осуществлены в любой момент.
      Периодический контрольный учет склада может охватывать либо все материалы склада целиком, либо некоторые категории материалов. Так, можно произвести контроль путем выборочной проверки некоторых категорий материалов, находящихся на складе. Или можно проверить те материалы, которые являются особенно значительными и важными в данном деле. В этих случаях проверка склада является в сущности ревизионной работой вроде проверки кассы в бухгалтерии. Складские книги и карточки должны вестись таким образом, чтобы по ним можно было в каждый момент иметь точное представление о характере и количестве материалов на складе (учет ценностей и имеющихся материалов обычно ведется бухгалтерией, а склад ограничивается лишь указанием количества, веса, объема материалов).
      При размещении складов на территории фабрично-заводского предприятия нужно не слишком увлекаться централизацией этого дела. Надо помнить, что в интересах экономии необходимо уменьшить расстояние между складом и мастеЯской, которую он обслуживает...
      Важно, чтобы всякая выполняемая на заводе работа имела определенное условное обозначение, по которому ее можно было бы отличать от всякой другой работы, так, например, всякий заказ должен иметь свой номер. Если для него выполняется какая-нибудь часть 282 по специальному чертежу, то инструкция должна у казать номер заказа и номер чертежа. Когда готовы какие-нибудь отдельные части, то к ним прикрепляется ярлычок опять-таки с указанием номера заказа и номера чертежа и по возможности номера инструкционной карточки и другие краткие данные, например в каком отделе или под руководством какого мастера данная часть выполнена и т. д. При помощи таких цифровых и других обозначений можно гораздо легче установить, как в каждый данный момент идет работа по выполнению интересующего нас заказа. Давая отчет о работе, выполненной отдельным рабочим, отдельной машиной или отдельной мастерской, необходимо делать ссылки на эти номера заказа, чертежа и инструкции, что опять-таки значительно облегчает руководство и контроль над работой.
      В зависимости от особенности организации фабричного предприятия, его производственного характера изменяется и путь заказа, полученного фабрикой...
      В общей организационной схеме фабрики известное место нужно отвести комиссиям или совещаниям по отдельным отраслям работы. Такие совещания бывают особенно полезны для координации работы, например Для объединения лиц, занимающих более или менее аналогичное положение на фабрике, но друг от друга не зависящих. Комиссии помогают лучшему взаимо-ознакомлению работающих, более всестороннему и основанному на фактах обсуждению вопросов. Они вызывают интерес к работе и заставляют всю систему фабрики действовать более правильно. По большей части такие комиссии имеют совещательный характер, н их решения должны подвергаться известному контролю и дальнейшему утверждению.
      Так может быть, например, создана комиссия из нескольких ответственных работников фабрики по вопросу о лучшей организации сбыта изделий или комиссия, наблюдающая за экономией топлива и тратой материалов или рассматривающая вопросы о респреде-лении работы по мастерским.
      Вопросы экономии вообще будут занимать центральное место в деятельности руководителей заводского предприятия.
      Как нужно добиваться экономии в производстве, этому учит такой характерный пример из деятельности Форда. Один видный инженер провел один раз целый день с Фордом, консультируя по разным вопросам. Он заметил, что в каждый свободный момент в течение утра Форд вынимал из своего кармана медную крышку радиатора и делал какие-то вычисления и расчеты по поводу нее. На вопрос он ответил, что эта крышка обходится ему на полцента (1 коп.) дороже, чем следует. Инженер сделал несколько предположений о более дешевом изготовлении крышки, но Форд опроверг все предположения, причем было видно, что он все раньше обдумал. В течение всего дня Форд в свободную минуту был занят крышкой. Вечером инженер спросил: «Я не понимаю, зачем вы тратите так много времени на эту маленькую часть, которая стоит два-три цента и на которой вы можете сэкономить не больше четверти или полцента?» Форд ответил: «Да, вы правы. Но я думаю не об одной крышке радиатора. В этом году нам потребуется их 210 тыс. В следующий год на 50% больше. Значит, мы сбережем две с половиной тысячи долларов в год и будем экономить так по крайней мере еще двадцать лет».
      При правильной организации учета работа фабрики может быть выражена систематически выполняемыми диаграммами. Кривые на диаграмме отмечают 284 помесячно результаты работы. Итоги прошлого года заносятся на ту же диаграмму, поэтому всякую минуту легко сравнить кривую текущего и прошлого года и увидать, в какую сторону имеется разница...
      Благодаря диаграмме, показывающей общий приход, расход и прибыль, получается общая картина финансового состояния предприятия.
      На специальной таблице могут быть графически отмечены отдельные статьи прихода, как-то: суммы, полученные от заказчиков; суммы, вырученные при продаже в магазине, и т. д. Особая диаграмма отмечает, сколько имеется наличности в кассе, во что оцениваются материалы и запасы готовых изделий.
      Диаграмма жалованья и заработной ч платы помесячно отмечает, сколько расходуется на уплату рабочим и на содержание конторы.
      Диаграмма может быть пополнена дополнительной, отмечающей, сколько расходуется на отдельные части предприятия, например сколько идет на отделы, сколько на оплату служащих предприятия и пр.
      Специальная диаграмма регистрирует стоимость содержания, ремонта фабрики и отдельных помещений.
      Следующая диаграмма отмечает количество израсходованного, испорченного и остающегося материала и Других запасов. Тут же или на специальной диаграмме может быть показан расход топлива.
      Количество изготовленной продукции может быть выражено на диаграмме по стоимости и в натуральном измерении (например, количество метров изготовленного сукна, количество пар обуви и т. д.)...
      Изучая эти диаграммы, легко заметить, улучшается или ухудшается положение дел. Если, например, мы увидим, что в феврале месяце количество выработанных продуктов заметно ниже прошлогоднего, 285
      а количество израсходованного топлива гораздо выше, то нам придется немедленно обратиться к подробным отчетам или дополнительным диаграммам (на основании которых составлены эти общие сводные диаграммы), чтобы выяснить причину этого ненормального , явления.
      При составлении таких диаграмм важно, чтобы их не было чересчур много и чтобы на каждую из них не наносилось слишком много кривых. Лучше всего, чтобы на них не было больше двух-трех, в редком случае четырех кривых, при этом каждая кривая должна иметь свой характер или свою особую окраску.
      Составление даже немногих диаграмм по каждой фабрике требует большой работы. Приходится постоянно подгонять отделы, запаздывающие с сообщением сведений и т. д. Уже само наличие диаграмм, своевременно составленных, показывает, что учет работы на фабрике находится на известной высоте.
      Характер настоящей книги вынуждает нас ограничиться лишь этими беглыми замечаниями об организации фабрики.
     
      Глава XI
      ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ПРИНЦИПЫ НА ПРАКТИКЕ
     
      37. Организации общегосударственного типа
      Хорошим примером организации общегосударственного типа может служить партийная организация Российской Коммунистической партии, действующая в пределах Советской Республики. Руководящим принципом организационного строения партии является демократический централизм. Каждый член партии привлекается к активному обсуждению всех вопросов. Высшим руководящим органом каждой партийной организации является общее собрание ее членов, конференция или съезд. Они в свою очередь избирают комитет, являющийся их исполнительным органом, руководящим всей текущей работой данной организации...
      Основной партийной организацией является ячейка — первичная организация, которая должна состоять не менее чем из трех членов. Такие ячейки создаются на фабрике, в селе, в красноармейской роте, в учреждении и т. д. Ячейка должна быть после своего образования проверена и утверждена высшей инстанцией, т. е. уездным, городским или районным комитетом. Для исполнения своих решений ячейка выбирает секретаря или бюро ячейки.
      Ячейки, находящиеся в одной волости, объединяются вместе в волостную организацию. Высшим органом является общее собрание всех членов партии в данной волости, а в случае трудности созыва такого собрания — волостная конференция из представителей волостных ячеек. Общее собрание или конференция выбирает волостной комитет для руководства всей работой волости.
      Волостные организации объединяются в уездные, во главе которых стоит уездная конференция, избирающая в свою очередь уездный комитет. Дальше идет губернская организация с губернской конференцией и с губернским комитетом...
      Верховным органом партии является партийный съезд, на котором бывают представлены все организации, работающие в пределах СССР. Общепартийный съезд избирает ЦК. Главнейшие вопросы разрабатываются на пленарных заседаниях ЦК. ЦК выбирает для политической работы политическое бюро (Политбюро), для организационной работы — организационное бюро (Оргбюро) и секретариат, непосредственно ведающий всеми отделами ЦК.
      Следует отметить еще организации фракций, т. е. объединения членов партий на всяких непартийных съездах, совещаниях, учреждениях или организациях (например, на съездах Советов профессиональных союзов и т. д.). Фракция выбирает комитет или бюро для руководства текущей работой. Фракции непосредственно подчиняются местному комитету партии.
      При помощи системы партийных ячеек и фракций партийная работа вкрапливается во все другие организации, существующие в пределах СССР. Можно сказать, что организационная структура РКП тесно сплетена со всеми другими организациями страны. Эта организационная особенность партии значительно усиливает ее влияние.
      Любопытно сравнить описанные методы партийного строительства с особенностями организации цнглий-# ских буржуазных партий, насчитывающих несколько Ееков политической борьбы. Прежде всего поражает то, что число членов, входящих в партию, чрезвычайно незначительно по сравнению с числом избирателей. Даже в самых организованных округах не больше 8 — 10% избирателей входят в какую-либо политическую партию. Таким образом, буржуазные партии (например, либералы и консерваторы), несмотря на все свое влияние, организационно объединяют лишь незначительное число лиц. Местные ячейки партии, существу-238 ющие, например, в сельских округах или в городских избирательных участках, представляют собою лишь небольшую группу лиц, самостоятельно выделившихся либо назначенных сверху. Ячейки устраивают митинги и руководят местной работой. Только в более крупных городах, да и то не всегда, они являются избранными на годичном собрании членов. Таким образом, рядовой член партии в сущности не имеет никакого значения и никак не может влиять на партийную работу.
      Только в некоторых избирательных округах и больших городах организация партии более оформлена. Тогда имеется совет партии, составляемый из делегатов районов, исполнительный комитет, частью выбранный, частью назначенный сверху, и избранные должностные лица. Наибольшее значение в период избирательной борьбы имеют так называемые «агенты», т. е. лица, руководящие избирательной кампанией в округе.
      Это своего рода командующие на поле сражения. Агенты объединены по всей стране в свои собственные организации и имеют свои очередные съезды.
      Пестрота организации на местах отражается и в центре. Так, например, у либеральной партии имелись целые три центральных организации, объединявших местные организации разного типа, при этом годичные съезды этих организаций играли лишь церемониальную роль и по существу не влияли на ход дел в партии.
      В финансовом отношении английские буржуазные партии не опираются на взносы членов (как это существует, например, в нашей партии), а живут пожертвованиями богатых членов партии. Эти пожертвования достигают миллионов и даже десятков миллионов золотых рублей. В награду за них правящая партия щедро раздает знатные титулы. По существу центральная власть в английских буржуазных партиях принадлежит парламентским фракциям. Все организации пар. тии подчинены руководящим лицам фракций.
      История нашего профессионального движения дает другую иллюстрацию объединений общегосударственного типа. За свое короткое существование (меньше двух десятилетий) наши профессиональные союзы пережили несколько видов организационного строительства. В период первой революции профессиональные союзы строились по самым различным типам: и в виде обществ взаимопомощи, и в виде профессиональных объединений западноевропейского типа, и в виде рабочих союзов гапоновского характера и т. д. Вместе с тем не было никакого единого принципа, по которому объединялись члены подобных организаций. Были объединения по профессиям, объединения по предприятиям и пр.
      Первая, а затем и вторая конференции профессиональных союзов, происходившие в период первой революций, не дали ответа на вопрос, как именно нужно строить союзы, и лишь высказались против обществ взаимопомощи. Только третья конференция в июне 1917 г., а затем Первый всероссийский съезд профессиональных союзов точно сформулировали принципы организационного строительства профсоюзов.
      В основу организационного строительства были положены теперь два принципа:
      1) профессиональное объединение должно строиться - по принципу производства, и профессиональные союзы должны слиться в производственные союзы;
      2) необходимо, чтобы организации исходили из принципа демократического централизма.
      При существовании союзов по профессиям имелись специальные союзы металлистов, кочегаров, литейщи-240 ков, электриков и т. д. После слияния всех этих отдельных союзов образовался единый союз металлистов с соответствующими отделами.
      Надо отметить, что слова «производственный союз» понимались не всегда одинаково. Так, в некоторых случаях первоначальные объединения по профессиям обращались затем в объединения всех рабочих одной профессии, но работающих в различных предприятиях, и только потом под понятием «производственный союз» стало разуметься объединение рабочих всяких профессий, занятых в одном производстве.
      «Если на первой стадии профессионального строительства мы видим союзы: механиков, котельщиков, кузнецов, огнерезов — в металлической промышленности, ткачей, прядильщиков, красильщиков — в текстильной, то на второй стадии мы имеем: союзы «рабочих по металлу», союзы «деревообделочников», объединяющие в своих рядах всех металлистов, всех деревообделочников независимо от того, в каких отраслях производства они работают. В данном случае союзы объединяют всех, но в то же время только металлистов, хотя бы они работали в текстильной, кожевенной или химической промышленности, оставляя вне своей организации рабочих, занятых в предприятиях металлической промышленности, но принадлежащих по своей основной специальности к иным видам производства, как, например, деревообделочников, маляров и т. д. ...
      Очевидно, что на данной стадии развития союзы не охватывают в один союз всех рабочих, занятых в предприятиях данной отрасли промышленности.
      В каждом предприятии существуют параллельно несколько союзов, нередко сталкивающихся между собою, — силы рабочих дробятся в борьбе с предпринимателем, а порой параллельно действующие союзы даже входят один с другим в скрытую междоусобную борьбу».
      И только в дальнейшем мы пришли к действительному объединению по производству. Первый международный конгресс красных профсоюзов (в июне 1921 г.) вполне отчетливо сформулировал это положение.
      Лозунг: «В одном предприятии — один союз» должен стать самым боевым лозунгом революционных союзов. Все рабочие машиностроительного завода без различия их профессий и степеней квалификации, начиная от механика и кончая чернорабочим, входят в единый союз металлистов; все рабочие текстильной фабрики (ткач, монтер, механик и чернорабочий) входят в союз текстильщиков и т. д.
      Производственный союз включает в свой состав не только рабочих данного предприятия и производства, но и служащих и весь вспомогательный и административный аппарат. Благодаря такой концентрации число союзов очень незначительно (бколо двух десятков на весь СССР) и их организации централизованы. Этим достигается наибольшая планомерность и организованность всей работы. Во главе каждого из союзов стоит ЦК, избираемый годичным съездом союза, затем идут губернские отделы союза и уездные его отделения. Основной ячейкой союза является фабрично-заводской комитет. В целях более тесной связи с рабочей массой фабрично-заводские комитеты избираются всеми рабочими данного предприятия.
      Для объединения работы профессиональных союзов данной территории наряду с производственными союзами на территории Республики существуют территориальные объединения профессиональных союзов. В небольших пунктах и местностях создаются секретариаты, объединяющие деятельность местных союзов.
      В уездах на основе представительства отделений образовываются бюро профсоюзов. В губерниях или районах на основе представительства губернских отделов различных союзов создаются советы профсоюзов. Наконец, во главе всей организации находится Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов (ВЦСПС)...
      Нужно ясно представить себе сложность всей общественной организации в целом. Достаточно подумать, как много различного рода организаций действует в пределах одного государства и как они сложно переплетены между собою. Организации государственные, экономические, партийные и другие, так сказать, покрывают одна другую, так как отдельные граждане одновременно участвуют во многих организациях... Чтобы точно представить себе характер, значение и место каждой из организаций, всегда нужно выяснить, в каких отношениях она находится к другим организациям, зависит ли она от них или она руководит, или координирует ли она с ними свою работу и т. д. Очень часто эта зависимость организационно почти не выражена, и ее можно проследить, лишь знакомясь с фактическим положением дела.
     
      88. Организационные принципы в применении н отдельному человеку
      Принципы организационной работы должны быть знакомы не только организаторам, но и всем участникам организации, так как они определяют как 243
      их работу, так и их жизнь вообще. В самом деле, как может рабочий сознательно выполнять свое дело на фабрике или в партии, если он не представляет себе, как организовано руководство фабрикой или на каких организационных принципах основана деятельность партии. С другой стороны, член профессионального союза, который не выполняет своих обязанностей, пропускает заседания, не платит взносов, не выполняет вовремя поручения правления союза, является дезорганизующим элементом союза.
      Мы привыкли говорить не только об организациях, что они хорошо или плохо организованы, но и о людях, что они «организованы» или «не организованы». Под определением «организованный человек» мы разумеем, что человек привык действовать не кое-как, а по плану, систематически, «организованно» и, кроме того, что он является исправным членом тех организаций, куда он примыкает, т. е. ясно сознает и точно выполняет свои обязанности.
      Принципы, применяемые к какой-либо организации, могут быть применены и к отдельному человеку, разумеется, с некоторыми особенностями и видоизменениями. Всякая организация — говорили мы выше — должна иметь определенную цель. «Организованный человек» точно так же всегда имеет определенную цель своей работы, своей жизни, которая распадается на ряд отдельных заданий. Так, перед каждым рабочим стоит задача борьбы за интересы своего класса, тесно связанные с интересами всего человечества в целом. Эта классовая цепь заставляет рабочего вступать в профессиональную или партийную организацию, быть активным членом государства, быть участником многих других общественных и государственных организаций.
      Основная цель, стоящая перед рабочим и являющаяся, можно сказать, целью его жизни, распадается в процессе работы на отдельные цели, на отдельные задания.
      Как перед организацией, так и перед каждым отдельным человеком должны ясно стоять цель его жизни и те задания, которые он сам себе ставит или которые ставит перед ним класс, к которому он принадлежит, организация, в которую он входит, обстановка, среди которой он работает. Таким образрм, жизненная работа всякого «организованного человека» отмечена печатью целесообразности.
      Всякая организация должна принять определенную форму и применять определенные методы. И каждый человек должен для себя выяснить, какое место он должен занять в жизни, т. е., точнее говоря, в какие организации он должен войти, какие функции там выполнять, какую работу на себя взять. Таким путем человек сознательно ставит себя в определенное организационное отношение с другими людьми и ясно сознает, какая связь существует между ним и другими членами или ячейками организации. Организованный человек всегда действует, говорит, выступает не от своего имени только, а как член определенных организаций. Это значит, например, что рабочий-коммунист во всех случаях жизни сознает свою кровную связь с партией и всегда дает себе отчет, насколько его поступок совпадает с линией поведения, диктуемой партией. Это значит, что ответственный работник, председатель исполкома или завкома, ответственный агитатор или редактор газеты во всех своих действиях руководятся интересами организации, к которой они принадлежат, и чувствуют на себе ответственность за свои поступки перед этими организациями. Само собою понятно, что это возможно лишь в тех случаях, если человек действительно тесно связан с организацией, к которой он принадлежит, т. е. ясно представляет себе ее цели, ее сущность, ее работу, ее интересы и, кроме того, дает себе полный отчет в характере своей связи с этой организацией. Если он руководитель этой организации, он ясно сознает, что его поступки и заявления связывают не только его, но и всю организацию, всех ее членов; если он рядовой член организации, то ясно понимает, в какой мере его слова и поступки отражаются на работе организации, а также кому непосредственно он обязан ответом в своих действиях.
      . Каждый человек должен строго подчиняться дисциплине той организации, к которой он принадлежит. Он должен также выработать приемы самодисциплины, т. е. уметь держать себя в руках и систематически выполнять намеченную себе работу без отлынивания и самопослаблений. Биографии великих вождей человечества, например Маркса, Ленина, Энгельса и других, дают нам много ярких примеров такой гениальной самодисциплины. Маркс, несмотря на невыносимо тяжелые условия жизни, нищету, болезнь жены, смерть своих детей, неустанно продолжал работать над «Капиталом», ни на минуту не дрерывал своей политической деятельности.
      Для организационной работы важно умение привлечь и использовать людей. Для каждого отдельного члена организации чрезвычайно существенно уметь наладить определенные отношения с товарищами по работе — с подчиненными, так же как и с лицами, руководящими работой. Для этого требуется прежде всего внимательное отношение к лицам, с которыми приходится сталкиваться в работе, т. е. умение представить себе их точку зрения, йх психологию, их интересы.
      Самого себя человек должен стараться использовать для работы в максимальной степени. Для этого он хорошо должен изучить свои способности, свои достоинства и недостатки в работе и уметь критически оценивать самого себя.
      Человек должен стремиться к достижению максимального совершенства своей работы и высшего мастерства в своей профессии. Для этого не следует разбрасываться при работе над самим собою, а постепенно, но настойчиво переходить от одного дела к другому.
      Тот же Маркс дает нам образец, как нужно работать.
      4Для своих экономических занятий он изучил все европейские языки (древними он также владел, в совершенстве). Когда ему понадобилось познакомиться с русскими работами по земельному вопросу, он, несмотря на свои 50 лет, принялся за изучение русского языка и добился того, что не только читал, но и писал на нем. Не останавливающаяся ни перед какими затруднениями настойчивость — лучшее средство для работы над собою.
      Ромен Роллан дает нам в романе «Жан Кристоф» красочную иллюстрацию того, как человек добивается цели своей настойчивостью: «Кристоф вышел на улицу. В нескольких шагах от его дома был тир. Кристоф вошел, спросил револьвер и попросил, чтобы ему объяснили, как держать его. При первом выстреле он едва не убил распорядителя... Он сделал еще два, три выстрела — безуспешно. Тогда он стал раздражаться.
      Дело пошло еще хуже. Кругом стояли несколько молодых людей и посмеивались. Он не обращал на это внимания. С чисто немецкой настойчивостью он упорно продолжал упражняться с таким равнодушием к насмешкам и с такой видимой решимостью добиться успеха, что, как всегда бывает, наблюдатели в конце концов заинтересовались этой тяжелой терпеливостью... Один из зрителей делал ему указания. Кристоф, обыкновенно не терпевший никаких замечаний, слушал его внимательно и покорно, как ребенок. Руки его дро-жали — он боролся с своим нервным возбуждением. Все тело его напряглось, брови сдвинулись. Пот бежал по его щекам. Он не произносил ни слова, но время от времени вздрагивал всем телом от ярости и опять принимался стрелять. Два часа он пробыл в тире. На исходе второго часа он уже попадал в цель. Нет ничего увлекательнее воли, обуздывающей мятежное, неловкое тело. У присутствовавших в тире зрителей эта мощь одолевающей воли вызвала чувство уважения. Некоторые из посмеивавшихся вначале наблюдателей ушли, другие мало-помалу примолкли и не могли уже оторваться от этого зрелища. Они приветливо кланялись Кристофу, когда он уходил»...
      Чрезвычайно важно, чтобы человек, особенно выполняющий руководящую работу, научился быстро принимать решения и затем проводить их с твердостью в жизнь. Надо запомнить, что лучше принять даже неправильное решение, чем не принять никакого. Нерешительность или отсутствие определенного решения (особенно у руководителя-организатора) всегда вносит дезорганизацию в работу. С другой стороны, ошибочное решение всегда может быть исправлено или во всяком случае учтено для дальнейшего опыта.
      Когда решение принято, нужно упорно проводить его в жизнь и менять только в самом крайней случае, если его ошибочность будет действительно подтверждена после достаточного опыта. Нет ничего более пагубного, если руководитель часто меняет свои решения 248 и общую политику в работе, прежде чем прошло достаточно времени, чтобы правильно проверить ее жизненной практикой.
      Существенный успех работы заключается в том, чтобы человек интересовался своим делом и стремился изучить его во всех деталях; поэтому всякий работник, особенно только что начинающий свое жизненное поприще, не должен ограничиваться тем узким кругом работы, который выпадает на его долю. Пусть он познакомится и с тем, что делает его сосед, как работа ведется в другой комнате, в ближайшем подотделе или отделе. Этот предварительный опыт в разных отраслях работы может оказаться чрезвычайно ценным, когда от деталей человеку придется переходить к главному и из исполнителя превращаться в руководителя и организатора.
      Увлечение работой (как бы мала, может, она ни была) является важным моментом успеха.
      Место, орудия и материалы имеют существенное значение в организационной работе. Пусть же каждый участник организации найдет наилучшее применение для места своей работы, для орудий и материалов, которые он употребляет. Рабочий у станка, служащий у своего стола должны внимательно обдумать, как удобнее всего для их работы — сесть или встать, где и в каком порядке разложить инструменты и бумаги, как продуктивнее всего использовать имеющиеся для работы материалы, как экономнее всего сорганизовать свою собственную работу.
      Опыт показал, что если рабочий первые полчаса своего дня займется тщательной подготовкой инструментов и материалов для работы, то он успеет выработать за день значительно больше, чем другой рабочий, который такую подготовку не проделает.
      В связи с этим встает на очередь вопрос о правильном распределении времени. Чрезвычайно полезно в этом случае, не боясь прослыть педантом, составить себе расписание всех часов дня в неделю и стараться строго придерживаться этого расписания. Это значит, что нужно вставать и ложиться в раз установленное время, в определенные часы выполнять ту или иную работу или принимать пищу, специальные часы и дни недели отводить отдыху.
      В странах высокой организованности сами условия производства и общественной работы таковы, что человек вынужден чрезвычайно систематически располагать свое время. Работа начинается в точно назначенный час. В точно определенное время дается перерыв для еды или отдыха. В Англии, например, вы наперед знаете, что около часу дня всякий англичанин, кто бы он ни был и где бы ни находился, завтракает, а между четырьмя и пятью — пьет чай. Вы знаете, что 95 % населения ложится спать в 11 или 12 час. ночи и что в 8 час. утра с любым англичанином можно поговорить по телефону. Вы знаете также, что с часу дня в субботу и до девяти утра в понедельник вы не сможете иметь никакого делового свидания и что в это время все заводы и учреждения бывают закрыты.
      Эта строгая регулярность жизни делает чрезвычайно успешной и продуктивной всю работу и приучает каждого отдельного человека к систематичности и умению правильно использовать свое время.
      При распределении и выполнении работы нужно всегда выделять вперед то главное, что предстоит совершить в первую очередь, отводя второстепенное место работе, не занимающей такого главенствующего положения. Затем следует не откладывать выполнения той части работы, которую можно сделать раньше по времени. Особенно важно избегать откладывания исполнения работы до крайней, последней минуты...
      Параллельно с расписаниями на день деловые люди Америки составляют себе расписание и на целую неделю. В связи с этой педантичной регулировкой рабочего дня является, конечно, необходимым иметь специальную книжку для записи расписания рабочего времени.
      «Важные вещи помни наизусть, а мелочи записывай» — так учат американцы. Чтобы не загромождать память мелочами, человек должен иметь при себе записную книжку, где размечается распределение его времени на ближайшие дни. Американцы иной раз заводят для каждого дня специальный листок, где размечены не только часы, но каждый час разбит на четыре части. Таким образом, американец не только записывает, кого он увидит или что он сделает между тремя и четырьмя часами, но отмечает, что мистера Джемса он примет в 3.15, а диктовать письма начнет в 3.45.
      Стандартизированная записная книжка отличается прежде всего тем, что она состоит из отдельных, не сшитых листиков, надетых на металлические стержни.
      Эти листики могут быть переставляемы с места на место. Те, в которых надобность прошла, могут выниматься и либо сохраняться в какой-либо системе, либо выбрасываться. В книжке имеются листочки с алфавитом, куда заносятся адреса, в ней имеются также подразделения для систематизации разных категорий записей.
      Стандартизация, которая, как мы видели, усиленно вводится на фабриках, может быть применена и к работе каждого отдельного человека. Всякий человек, внимательно следя за собою, может отыскать наилучшие методы и приемы для своей профессиональной работы, подобрать наиболее подходящие для нее орудия и установить для себя образцы (стандарты). Пусть человек попробует лишь внимательно присмотреться ко всему, что он делает в течение дня, не смущаясь даже кажущимися мелочами. Пусть он проследит, сколько времени он тратит на отдельные частности в своей личной жизни и в работе. Пусть он подумает, рационально ли, экономно ли выполняет он эти детали своего трудового дня. Наверно, очень часто он найдет много нелепостей, бесцельную затрату энергии и неэкономное использование времени и материалов. Пусть он имеет в виду, что самая ничтожная будничная мелочь имеет большое значение, если она систематически повторяется изо дня в день в течение долгих лет. Неправильное, неудобное расположение чернильницы или лампы на столе, молотка или напильника на станке, мыла или полотенца около умывальника заставляет человека делать в 2 — 3 раза больше ненужных движений и тем самым непроизводительно растрачивать человеческую энергию.
      Человек только в том случае может правильно применять организационные принципы в своей жизни, если он сумеет контролировать себя и свою работу. Учет и контроль так же важны для отдельного человека, как и для всей организации. Время от времени человек может подводить итог своей работе или, если хотите, даже своей жизни за определенные периоды. Он должен давать себе ответ, достиг ли он намеченных целей и выполнил ли он поставленные себе задания. Если нет, то почему? Человек должен подумать, выполнил ли он обязанности, которые возлагало на него участие в различных организациях? Был ли он ис-252 правным членом партии или, быть может, он слишком отлынивал от своих партийных обязанностей? успешна ли была его работа в других организациях? Какова была его работа как гражданина республики?
      Констатируя успехи или неудачи в той или иной области, человек должен попытаться выяснить себе, чем были вызваны неуспехи и чем объясняется удача.
      Такого рода самоучет и самоконтроль должны все время сопутствовать человеку в его работе. Человек, так сказать, должен быть сам для себя постоянной ревизионной комиссией.
      Если ему приходится констатировать после известного периода времени свои большие неудачи, ему, быть может, следует поставить на очередь дня вопрос о реорганизации своей работы или, может быть, реорганизации всего порядка своей жизни.
      В этом случае опять-таки применимо большинство принципов, о которых уже приходилось говорить в связи с принципами организации и реорганизации. Может быть, человеку нужно коренным образом переменить свою работу или свою профессию, сменить, место работы или местожительства, заменить старые орудйя и материалы работы совершенно другими, выйти из организаций, в которых он был, и войти в иные.
      Как бы человек ни применял к самому себе описанные в этой книге организационные принципы и методы, пусть он прежде всего помнит основное правило: человек должен жить, работать и бороться не как отдельный индивидуум, а как сознательный участник организаций, к которым он примыкает, и как отдающий себе отчет член класса, к которому он принадлежит.
     
      80. Примеры организационной работы
      Взятие Измаила
      В предыдущих главах и параграфах мы рассмотрели главнейшие элементы всякой организационной работы. Конкретные исторические примеры помогут нам припомнить и свести воедино все замечания, сделанные до сих пор. Первый пример взят из военной истории, из периода русско-турецкой войны восемнадцатого столетия, когда особенно выдвинулся организаторский гений Суворова. Эпизод касается взятия русскими крепости Измаила. Я заимствую яркое описание этого момента из последней книжки А. Верховского, посвященной истории военного искусства в России.
      «Обстановка .под Измаилом складывалась следующим образом: политические условия настойчиво требовали заключения мира. Но мир, выгодный для нас, можно было заключить, одержав какой-нибудь крупный успех. Между тем стояла уже суровая осень, и не было достаточно сил для серьезных операций. В этой общей обстановке для одержания необходимого нам успеха над турками Суворову было предписано взять Измаил.
      Это была крепость с очень солидными фортифйка-ционными постройками, вооруженная 200 орудиями, с гарнизоном в 42 000 человек, из которых 17 000 человек были янычары; крепость была окружена валом, одетым местами каменной одеждой, и глубоким трехсаженным рвом.
      Измаил считался совершенно неприступным, и все попытки его взять кончались неудачей. Особенно трудной казалась задача овладеть этой крепостью вслед-
      ствие полного отсутствия осадной артиллерии. Русские войска, осаждавшие Измаил, были численностью около 20 000 человек, сильно ослабленные болезнями, голодовкой и холодной осенней -погодой. Осада шла так неудачно, что было решено отложить военные действия против Измаила до следующего года и перейти на зимние квартиры, что и начали приводить в исполнение. Войска расходились по окрестным населенным пунктам.
      Но вот в один прекрасный день или скорее непрекрасный день под моросящим дождем, на серой казацкой лошаденке, в скромном «прародительском» плаще приехал фельдмаршал в сопровождении одного лишь козака, который вез в маленьком узелке весь его несложный багаж. Смотрите на эти мелкие детали, которые в глазах солдата играют часто решающую роль: фельдмаршал на плохой лошаденке, один козак везет весь его багаж, но этот маленький человек был победитель под Рымником и Фокщанами. И первое слово его было: никакого отступления от крепости не будет, крепость будет взята. Войска, расходившиеся на зимние квартиры, вернулись под стены крепости. В массы вошла новая организующая сила, и началась кристаллизация духа победы.
      Прежде всего Суворов обратил самое тщательное внимание на выработку плана атаки. Он лично с дальности ружейного выстрела (200 — 300 шагов) произвел разведку крепости, наметив, где и как он будет атаковать. Затем произвел разведку совместно со всеми старшими начальниками, указав им по карте и на местности точки, куда они должны были сосредоточить свои силы перед атакой, и на месте же показал каждому в присутствии всех остальных ту часть крепости, которую он должен был взять. Этим достигались, 255
      во-первых, точное установление каждому его задачи, а во-вторых, и полная взаимная ориентировка.
      Отсутствие осадной артиллерии и невозможность добиться огневого превосходства заставили Суворова решиться на ночной штурм. Но и ночному штурму, кроме простоты и разработки плана, нужна еще тщательная подготовка. Были построены лестницы, фашины для забрасывания рва, и, наконец, в тылу войск построили участок рва и вала, подобный веркам Измаила, и сначала днем, а потом ночью стали упражняться в том, чтобы научиться штурмовать крепостные верки.
      Мало того, самое построение штурмовых колонн было строго обдумано. Впереди должна была идти цепь стрелков, чтобы держать вал под огнем в то время, как будут работать люди по засыпке рва и пока будут влезать на бруствер: за ними — люди с фашинами и лестницами и охотники, наиболее смелые, добровольно вызвавшиеся идти первыми в атаку. Подготовив это, Суворов назначил день штурма. Только что были неудачи, только что было решено, что крепость взять нельзя, и вдруг приезжает новый человек и говорит: «Через три дня крепость возьмем». Но мало сказать — нужно сделать. И вот вместо пассивности ц спячки осады началась бешеная работа подготовки, каждый человек был захвачен работой, цель и смысл которой была ему ясна. Он проделывал точь-в-точь то, что он должен был сделать во время самого штурма, и убеждался, что ничего невозможного нет, самый штурм по технике дела был осуществим и для каждого бойца ничего нового уже не представлял.
      Одновременно с этим Суворов объезжал полки, беседовал с офицерами и солдатами, объясняя им цель и смысл всей операции, чтобы каждый воин ясно понимал свой маневр, напоминал прежние победы, ими одержанные над турками, беседовал со старыми товарищами.
      Словом, в ту обстановку апатии и потери веры в себя, которая была под Измаилом до его приезда, Суворов внес бодрящую энергию, твердую волю, кипучую деятельность и блестящую организацию, где каждый знал, куда ему идти и что делать. Мало того, в постоянных упражнениях каждый боец, и начальник, и солдат узнали, что это сделать просто и легко. Когда все было готово, Суворов отдал приказ, назначая штурм ночью: по первой ракете подходить в исходные места для атаки, а по второй ракете — атаковать. Как было сказано, так было сделано.
      По второй ракете колонны бросились на штурм, и крепость была взята».
      В этой иллюстрации блестящей организационной работы мы находим все основные элементы, о которых шла речь в предыдущих главах. Суворов ставит армии точную цель, которая формулируется в кратком лозунге: «Крепость будет взята». Эту цель он делает ясной и понятной каждому офицеру и каждому рядовому солдату. Он назначает определенный срок для выполнения работы, и в нужный момент он говорит: «Через три дня Измаил возьмем». Таким образом, вся энергия борцов концентрируется на кратком, решающем дело сроке. Суворов создает отчетливый план штурма крепости, он определяет методы его и вырабатывает организационную систему, указывая, куда идти отдельным отрядам бойцов и какую часть крепости атаковать. Суворов сам тщательно изучает место, все технические особенности расположения крепости и всю обстановку предстоящего боя. Он не только теоретически представляет себе дело штурма, он показывает на месте своим помощникам, куда именно им нужно идти. Он посвящает всех руководителей отдельных частей в основные особенности своего плана и создает, таким образом, нужный контакт и своеобразный взаимоконтроль. Личным примером и воздействием, путем ряда товарищеских и дружеских бесед с рядовыми он создает необходимую дисциплину в армии и нужное воодушевление. Давая каждой части и почти что каждому солдату определенное задание, он точно распределяет ответственность каждого за работу. Наконец, он много времени и энергии тратит на обучение своих помощников и исполнителей.
      Мы видим, таким образом, как гениальный организатор, несмотря на неблагоприятные условия, строго следует основным принципам организационной работы и добивается исключительно блестящих результатов.
     
      40. Организация Онтябрьсиой революции
      Блестящий пример организационной работы дает нам и более недавнее прошлое, именно подготовка и проведение Октябрьской революции нашей партией, и особенно роль в этой работе В. И. Ленина.
      3 апреля 1917 г., ночью, Ленин приехал в Петроград и уже на другой день выступил с своими знаменитыми тезисами, которые давали оценку революции и ее прогноз, во многом отличающиеся от того, что говорили и писали виднейшие деятели революции, не исключая 258 и большевиков. Он давал также программу для ближайших действий пролетариата, которая равным образом встретила известную оппозицию даже среди нашей партии.
      Оценивая текущий момент, Ленин указывал, что он заключается в переходе революции «...ко второму ее этапу, который должен дать власть в руки пролетариата и беднейших слоев крестьянства». Он указал, что не следует оказывать ни малейшей поддержки Временному правительству, «...что С. Р. Д. есть единственно возможная форма революционного правительства... Не парламентарная республика,... а республика Советов», — такой лозунг выдвигал Ленин. Наряду с этим . он давал и ряд других очередных лозунгов: «Конфискация всех помещичьих земель», «Устранение полиции, армии, чиновничества», «Братанье» (на фронте) и т. д.
      Вместе с тем Ленин намечал ряд мер для того, чтобы подготовить пролетариат и широкие массы к организованному захвату власти. Он призывал к работе среди широких масс, терпеливому, систематическому и настойчивому разъяснению ошибок и тактики.
      В ряде других пунктов Ленин в исключительно лапидарной, но точной форме отмечал необходимость перемены партийной программы, создание нового Интернационала, установление немедленного контроля над производством и распределением и т. д.
      Отметим, что, намечая эту программу действия, Ленин еще не призывал пролетариат и большевистскую партию к немедленному захвату власти, но он совершенно отчетливо поставил эту проблему на очередь дня как вопрос, к которому революция неизбежно подходит.
      Вслед затем Ленин начинает упорную борьбу (частью в среде самой партии, например на апрельской конференции) за последовательное проведение его лозунгов и за то, чтобы эти лозунги стали достоянием пролетарских масс.
      Вот что говорит об этом периоде один из непримиримых противников большевиков, наблюдавший за развертывавшимися событиями: «Стихийное стремление осуществить непреложную программу революции — уже тогда, в мае, оформлялось под знаменем большевизма. Надо ли говорить о том, какую агитационную энергию развила в столь благоприятной среде партия Ленина. Надо ли говорить, что равнодушная к борьбе внутри советских учреждений — она лихорадочно действовала вне их и жила, и росла вместе с массами... и работа эта начала сказываться быстро и ярко...
      На офицерском съезде 20 мая по-прежнему требовали ареста Ленина, говоря, что иначе народ убьет его. Но именно в тот же день Ленин появился на крестьянском съезде... Ленин при полном внимании крестьянского съезда развил свою программу «прямого действия», свою тактику земельных захватов независимо от общегосударственных норм. Казалось бы, Ленин попал не только в стан злых врагов, но — можно сказать — в самую пасть крокодила. Однако мужички слушали внимательно и, вероятно, не без сочувствия.
      Около того же времени в Исполнительном Комитете прошел однажды слух, что Ленин в «белом зале» выступает перед солдатской секцией. Это была самая верная опора Чайковского и Церетели, это были пре-260 торианцы коалиции. Казалось, Ленину не поздоро-
      вится. Я поспешил в «белый зал». Ленин был уже давно на трибуне и говорил ту же речь, что и на крестьянском съезде. Я сел ряду в седьмом, в недрах солдатской аудитории. Солдаты слушали с величайшим интересом, как Ленин разносил аграрную политику коалиции, предлагал решить дело самочинно, без всякого Учредительного собрания... Около меня слышались комментарии:
      — Ведь умно говорит, умно... А! — обращался один солдат к другому.
      Ленин и его принципы начинали просачиваться даже в толщу преторианцев».
      Итоги этой агитации скоро сказались. В то время как в Совете вследствие отсутствия общих перевыборов большевики находились в значительном меньшинстве, на петроградской конференции фабрично-заводских комитетов созванной по инициативе большевистской партии, за большевиками пошло 335 рабочих представителей из 421. Так уже в конце мая большевистские деятели встречали сочувствие большинства петроградского пролетариата.
      Через две недели после этой конференции на Первом Всероссийском съезде Советов Ленин высказался по вопросу о власти еще более определенно, чем раньше: «...Гражданин министр почт и телеграфов... говорил, что нет в России политической партии, которая выразила бы готовность взять власть целиком на себя. Я отвечаю: «есть! Ни одна партия от этого отказаться не может, и наша партия от этого не отказывается: каждую минуту она готова взять власть целиком».
      После июльских дней и корниловского выступления окончательно определилась концентрация контрреволюционных сил и успехи большевистских идей в пролетарских массах России. Большевики получают большинство в питерском и московском Советах, на выборах в районные думы в Москве большевики собирают 52% поданных голосов. Работа партии ясно давала себя знать. Политический противник большевиков пишет:
      «Да, большевики работали упорно и неустанно. Они были в массах, у станков, повседневно, постоянно. Десятки больших и малых ораторов выступали в Петербурге, на заводах и в казармах каждый божий день. Они стали своими, потому что всегда были тут — руководя и в мелочах, и в важном всей жизнью завода и казармы. Они стали единственной надеждой. Масса жила и дышала вместе с большевиками. Она была в руках партии — Ленина».
      Учитывая положение, Ленин (в сентябре) резко ставит перед партией вопрос о необходимости немедленного захвата власти. В своем письме в ЦК, ПК и МК партии Ленин пишет: «Получив большинство в обоих столичных Советах рабочих и солдатских депутатов, большевики могут и должны взять государственную власть в свои руки.
      Могут, ибо активное большинство революционных элементов народа обеих столиц достаточно, чтобы увлечь массы, победить сопротивление противника, разбить его, завоевать власть и удержать ее. Ибо, предлагая тотчас демократический мир, отдавая тотчас землю крестьянам, восстанавливая демократические учреждения и свободы, помятые и разбитые Керенским, большевики составят такое правительство, какого никто не свергнет.
      Большинство народа за нас...
      Вопрос в том, чтобы задачу сделать ясной для партии: на очередь дня поставить вооруженное восстание в Питере и в Москве (с областью), завоевание власти, свержение правительства».
      Поставив, таким образом, с полной решительностью вопрос о захвате власти пролетариатом, Ленин немедленно же начал подробно и тщательно обосновывать это положение и намечать совершенно точный план действий. В своем письме в ЦК РСДРП(б), написанном в середине сентября, в период так называемого Демократического Совещания, он писал:
      «Восстание, чтобы быть успешным, должно опираться не на заговор, не на партию, а на передовой класс. Это во-первых. Восстание должно опираться на революционный подъем народа. Это во-вторых. Восстание должно опираться на такой переломный пункт в истории нарастающей революции, когда активность передовых рядов народа наибольшая, когда всего сильнее колебания в рядах врагов и в рядах слабых половинчатых нерешительных друзей революции. Это в-третьих. Вот этими тремя условиями постановки вопроса о восстании и отличается марксизм от бланкизма.
      Но раз есть налицо эти условия, то отказаться от отношения к восстанию, как к искусству, значит изменить марксизму и изменить революции».
      Анализируя создавшееся положение, Ленин отмечал, что все эти условия имеются. Он указывал, что за большевиками большинство класса, большинство народа, понявшего, что от блока эсеров и от самих эсеров оно земли не получит, за ними выгода положения партии, твердо знающей свой путь, при неслыханных колебаниях как в рядах эсеров и меньшевиков, так и у самого империализма. Он отмечал: «За нами верная победа, ибо народ совсем уже близок к отчаянию, а мы даем всему народу верный выход» Он резюмировал: «Перед нами налицо все объективные предпосылки успешного восстания. Перед нами — . исключительные выгоды положения, когда только наша победа в восстании положит конец измучившим народ колебаниям».
      И Ленин давал конкретную программу действий. «Мы должны на Совещании немедленно сплотить фракцию большевиков, не гоняясь за численностью, не боясь оставить колеблющихся в стане колеблющихся...
      Мы должны составить краткую декларацию большевиков, подчеркивая самым резким образом... необходимость немедленного перехода всей власти в руки революционной демократии, возглавляемой революционным пролетариатом.
      Наша декларация должна быть самой краткой и резкой формулировкой этого вывода в связи с программными проектами: мир народам, земля крестьянам, конфискация скандальных прибылей и обуздание скандальной порчи производства капиталистами».
      Эта декларация должна была также отметить, что большевики разрывают с партией эсеров и меньшевиков, как с изменниками революции, и что они разрывают с союзными империалистами и предлагают мир без аннексий.
      С этой декларацией Ленин предлагал двинуть фракцию большевиков на заводы и в казармы и там поставить ребром вопрос о восстании. Именно там, в пролетарской массе, можно также правильно учесть момент для начала восстаний. Самому восстанию Ленин опять-таки давал точную и ясную программу действий:
      «Чтобы отнестись к восстанию по-марксистски,.т. е. как к искусству, мы в то же время, не теряя ни минуты, должны организовать штаб повстанческих отрядов, распределить силы, двинуть верные полки на самые важные пункты, окружить Александринку, занять Петропавловку, арестовать генеральный штаб и правительство, послать к юнкерам и к дикой дивизии такие отряды, которые способны погибнуть, но не дать неприятелю двинуться к центрам города; мы должны мобилизовать вооруженных рабочих, призвать их к отчаянному последнему бою, занять сразу телеграф и телефон, поместить наш штаб восстания у центральной телефонной станции, связать с ним по телефону все заводы, все полки, все пункты вооруженной борьбы и т. д.».
      Через несколько дней Ленин дал еще более подробную программу действия. Он напомнил прежде всего классическую формулировку, которую дал Энгельс принципам восстания, как искусству:
      «1) Никогда не играть с восстанием, а, начиная его, знать твердо, что надо идти до конца.
      2) Необходимо собрать большой перевес сил в решающем месте, в решающий момент, ибо иначе неприятель, обладающий лучшей подготовкой и организацией, уничтожит повстанцев.
      3) Раз восстание начато, надо действовать с величайшей решительностью и непременно, безусловно переходить в наступление. «Оборона есть смерть вооруженного восстания».
      4) Надо стараться захватить врасплох неприятеля, уловить момент, пока его войска разбросаны.
      5) Надо добиваться ежедневно хоть маленьких успехов (можно сказать: ежечасно, если дело идет об одном городе), поддерживая, во что бы то ни стало, «моральный перевес».
      Эти блестящие организационные принципы восстания (которые, кстати сказать, можно с успехом применять и ко всякой другой ударной работе) были претворены Лениным в таком стратегическом плане проведения восстания:
      «...Одновременное, возможно более внезапное и быстрое наступление на Питер, непременно и извне, и извнутри, и из рабочих кварталов, и из Финляндии, и из Ревеля, из Кронштадта, наступление всего флота, скопление гигантского перевеса сил над 16 — 20 тысячами (а может и больше) нашей «буржуазной гвардии» (юнкеров), наших «вандейских войск» (часть казаков) и т. д.
      Комбинировать наши три главные силы: флот, рабочих и войсковые части так, чтобы непременно были заняты и ценой каких угодно потерь были удержаны: а) телефон, б) телеграф, в) железнодорожные станции, г) мосты в первую голову.
      Выделить самые решительные элементы (наших «ударников» и рабочую молодежь, а равно лучших матросов) в небольшие отряды для занятия ими всех важнейших пунктов и для участия их везде, во всех важных операциях, например:
      Окружить и отрезать Питер, взять его комбинированной атакой флота, рабочих и войска, — такова задача, требующая искусства и тройной смелости.
      Составить отряды наилучших рабочих с ружьями и бомбами для наступления и окружения «центров» врага (юнкерские школы, телеграф и телефон и прочее) с лозунгом: погибнуть всем, но не пропустить неприятеля».
      Таким образом, еще за несколько недель до Октябрьской революции Ленин дал совершенно правильную оценку положения, учет сил «за» и «против» восстания, наметил ясную цель для партии, указал точные, конкретные задания и основные методы для проведения восстания, склонил на свою сторону большинство партии, сделал лозунги восстания ясными для широких масс.
      В середине октября Центральный Комитет нашей партии начал быстро проводить необходимые практические подготовительные меры для захвата власти. По инициативе большевиков петроградский Совет создал Военно-революционный комитет, которому предстояло провести восстание. Военно-революционный комитет послал во все воинские части своих комиссаров. Чрезвычайно быстро гарнизон переходит на сторону комитета. Тогда комитет посылает ультиматум штабу петроградского военного округа, требуя установления контроля над его действиями. Штаб отказывает 23 октября Военно-революционный комитет в качестве подготовительной директивы для военных действий рассылает гарнизонам телефонограмму, в которой объявляет штаб контрреволюционным и призывает сплотиться вокруг Военно-революционного комитета.
      Временное правительство пытается призвать на свою подмогу юнкеров из Петергофа и артиллерию и ударные отряды из Павловска. Тогда Революционный комитет отдает приказ, предписывающий привести гарнизон в положение боевой готовности. Вслед затем начинается развертывание Красной гвардии, которая при поддержке воинских частей начинает по заранее намеченному плану занимать правительственные учреждения и все главнейшие стратегические пункты столицы. В первую очередь Красная гвардия овладевает телефоном и телеграфом, т. е. главнейшим орудием связи, а также техническими средствами передвижения. Одна за другой занимаются железнодорожные станции, правительственные учреждения, банки. К полудню 25 октября вся столица, кроме Зимнего дворца, в руках Военно-революционного комитета. Ночью взят и Зимний дворец. Программа, набросанная Лениным несколько недель тому назад, осуществляется с полнейшей точностью...
      Успех Октябрьской революции в значительной степени объясняется той энергичной и организационно правильной подготовительной работой, которую провели руководящие верхи нашей партии.
      Изучение Октябрьской революции с организационной точки зрения дает материал, который всегда полезно будет усвоить всем организаторам массовых движений.
     
     
     
      НОТ - НАУЧНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ТРУДА
     
     
      Настоящая работа имеет задачей дать в самой сжатой форме сведения о НОТ, о течениях, существующих среди работников по НОТ, и о практической работе в этой области.
      Таким образом, работу надо рассматривать как «введение» или «вступительную лекцию».
      Читатель, хоть сколько-нибудь знакомый с иностранной и русской литературой, без труда заметит, что я во многом совсем иначе подхожу к проблемам НОТ и считаю необходимым поставить работу на принципах широкого вовлечения в нее самой массы, учета революционного опыта и обобщения опыта, достигнутого в разных областях организационной работы.
      Должен отметить, что эта новая постановка вопроса встретила в свое время поддержку московского бюро коммунистов, изучающих труд, и ряда провинциальных товарищей.
      Позднее принцип «ориентация на массу» был после ожесточенной дискуссии включен в ту платформу, которая получила одобрение и Второй Всесоюзный конференции по НОТ.
      За год с небольшим, истекший после выхода первого издания этой работы, в области НОТ была проделана обширная и разнообразная работа. Многие мои пожелания и предложения сейчас уже стали фактом реальной действительности. Число работников и учреждений по НОТ быстро растет. Особенно знаменательна та массовая тяга к НОТ, которую выявляет рабочий класс СССР. Наше (коммунистов-нотовцев) основное положение — «НОТ есть дело самих масс» . — целиком оправдывается сейчас.
      В связи с этой изменившейся и усложнившейся работой по НОТ я счел необходимым подвергнуть работу полной переработке и сделать в ней существенные дополнения. Но при этом я не хотел увеличивать размеров книжки, дабы сохранить ее характер первоначального введения в проблемы НОТ...
     
      Глава I
      ЧТО ТАКОЕ НОТ?
     
      Ленин и НОТ
      Ленин — великий провидец — еще в 1918 г. обращал внимание партии на всю важность для пролетариата научной организации труда (НОТ) или, как обычно говорят за границей, «системы Тейлора».
      Он писал: «На очередь надо поставить, практически применить и испытать сдельную плату, применение многого, что есть научного и прогрессивного в системе Тейлора, соразмерение заработка с общими итогами выработки продукта...
      Русский человек — плохой работник по сравнению с передовыми нациями... Учиться работать — эту задачу Советская власть должна поставить перед народом во всем ее объеме. Последнее слово капитализма в этом отношении, система Тейлора, — как и все про-грессы капитализма, — соединяет в себе утонченное зверство буржуазной эксплуатации и ряд богатейших научных завоеваний в деле анализа механических движений при труде, изгнания лишних и неловких движений, выработки правильнейших приемов работы, введения наилучших систем учета и контроля и т. д. Советская республика во что бы то ни стало должна перенять все ценнее из завоеваний науки и техники
      в этой области. Осуществимость социализма определится именно нашими успехами в сочетании Советской власти и советской организации управления с новейшим прогрессом капитализма. Надо создать в России изучение и преподавание системы Тейлора, систематическое испытание и приспособление ее».
      Эти призывы тогда остались без отклика. Эпоха гражданской войны не благоприятствовала еще работе по хозяйственному восстановлению страны. В мирный период Ленин поставил вопрос о НОТ еще более решительно. В своих статьях о Рабкрине он указал на работу по НОТ, как на очередную задачу партии.
      Можно смело сказать — не будь этого ленинского завещания, НОТ еще долгие годы был бы у нас в полном загоне и пренебрежении; и всякая работа в этой области тормозилась бы со всех сторон. Ведь даже при наличии определенных директив Ленина еще встречаются товарищи, толкующие на эту тему, что, дескать, НОТ — это хорошо для Америки, а мы как-нибудь без НОТ обойдемся.
      Сейчас таких чудаков становится все меньше, но работа по НОТ все-таки еще не заняла того места, которое вызывается хозяйственными потребностями страны. Еще приходится «бороться за НОТ». Еще есть надобность доказывать его необходимость.
      Отчасти это объясняется тем, что проблемы НОТ почти вовсе не разработаны в нашей марксистской литературе и для многих членов партии слово «НОТ» звучит какой-то фантастической загадкой.
      НОТ является совсем новой отраслью научных знаний, поэтому терминология, касающаяся этих вопросов, еще очень плохо установлена и содержание даже главнейших понятий толкуется различно.
      Сейчас нам приходится оперировать с термином НОТ, уже достаточно укоренившимся, хотя он сам вносит основательную путаницу в постановку вопроса.
      Заграница знает совсем другую терминологию — «научное управление фабрикой», «научная организация производства», «тейлоризм», «система Тейлора» и т. д. Говоря «организация труда», мы многих читателей наводим на мысль, что дело идет об организации пролетариата как класса (у нас прочно укоренилась терминология «организация капитала», «организация труда»). С другой стороны, понятие НОТ как будто вовсе не покрывает чисто технической стороны производства.
      Однако этот термин уже так укоренился, что приходится пользоваться им, чтобы не вносить новой терминологией еще большей разноголосицы и путаницы.
      Вынужденно оставляя неудачно сочиненную терминологию, я сразу оговариваюсь, что понятию НОТ я даю расширительное толкование.
      НОТ есть применение научных принципов не только к хозяйственному труду человека или к производству, но и ко всякой организационной работе вообще.
      1 Надо отметить, что и в других случаях терминология в НОТ является совершенно неустановленной. Стоит посмотреть, например, как неясны для большинства основные организационные термины: «управлять», «руководить», «администрировать»,
      «организовать». Какое из них шире, какое уже? В чем разница между руководством и администрированием? Эти вопросы каждый решает по-своему.
      Ставя вопрос так, я несколько отхожу от позиции работников НОТ в России и за границей. В Америке теория научной организации производства народилась и развилась целиком в индустрии. Наши противники и последователи Тейлора продолжают работать почти исключительно в чисто хозяйственной сфере. Между тем принципы научной организации должны применяться и во всех других отраслях деятельности — в партии, Красной Армии, школе, повседневной жизни.
      Таким образом, НОТ в моем толковании должен охватить научное изучение организационных принципов и методов и их правильное применение к различным отраслям человеческой деятельности. Только ставя вопрос во всей широте, мы сможем правильно поставить и всю работу в области научной организации труда.
      Здесь же следует отметить еще одну характерную особенность НОТ. НОТ имеет своей задачей добиться максимального эффекта от труда человека при условии минимальных затрат как человеческой энергии, так и материальных средств. Этот принцип (условно мы могли бы назвать его «принципом экономии») является одной из типичных особенностей научной организации труда.
      Надо иметь в виду, что НОТ совсем не является какой-то особой наукой (как думают последователи А. Богданова). Это лишь известная сводка данных некоторых научных дисциплин и практического опыта.
      Было бы бесплодно задаваться здесь целью — разобрать всевозможные определения, которые давались и даются НОТ.
      Гораздо показательнее коснуться действительного 276 содержания НОТ.
      Чтобы сделать ясным, в чем заключается сущность научной организации труда, мы разделим ее на три основные части:
      1. Изучение человека как машины, т. е. с точки зрения максимальной эффективности его работы.
      2. Изучение и приспособление материальных сил (обстановки, орудий, материалов и пр.).
      8. Изучение и применение рациональных организационных методов.
      Первая часть касается субъективного момента всякой выполняемой работы (роли человеческого элемента в ней), вторая — объективной материальной обстановки ее, третья — взаимоотношений как между субъективными и объективными моментами работы, так и между отдельными элементами субъективного или объективного порядка.
      Изучение работы человека
      Научная организация труда прежде всего требует правильного использования человеческой силы. В наших условиях эта проблема получает не только особое значение, но и ставится совсем иначе, чем в практике Америки или Запада, где научная организация производства идет главным образом путем интенсификации труда и максимального выжимания прибавочной стоимости.
      Изучением человека как машины (т. е. как живой силы, действующей с научной правильностью и максимальной продуктивностью) занят ряд научных дисциплин. Так, например, психофизиология изучает вопросы правильного питания, проблему усталости и отдыха, вопрос о длительности рабочего дня и т. д.
      Психотехника изучает особенности различных про. фессий и психофизиологические качества человека необходимые для той или другой специальности. Она вырабатывает методы для изучения всех психофизиологических особенностей отдельного человека и его годности для той или иной профессии.
      Специальное внимание обращается на научное изу. чение рабочих движений человека с целью определить, какие из движений являются необходимыми, какие лишними, какие являются наиболее экономными с точки зрения затраты энергии, а также для выяснения всех условий обстановки работы. Для изучения рабочих движений выработаны сложные и во многом довольно точные методы (хронометраж, фотографирование, киносъемка и пр.).
      В общем же изучение человека как работающей машины находится на самой элементарной ступени. Даже вопрос о том, какой отдых лучше всего восстанавливает силы человека (например, частый, но короткий или редкий, но продолжительный), остается спорным и недостаточно выясненным. Лишь для некоторых видов работы установлены кое-какие нормы, дающие максимум производительности при минимуме затрат энергии, — например, что самая продуктивная скорость ходьбы должна равняться 4,2 — 4,5 км в час.
      Нам приходится и в этой области почти заново строить, так как капиталистическая наука подходит к вопросу об использовании сил человека, совсем не считаясь с интересами самого пролетариата или с интересами всего хозяйственного целого.
      Вопрос о живой силе и ее правильном использовании для нас представляет, конечно, первостепенный интерес. Здесь мы имеем перед собой несколько слож-278 ных проблем. Укажу на некоторые из них.
      Перед нами стоит задача повышения квалификации нашего пролетариата, увеличения кадров квалифицированных рабочих, широкого обучения мастерству нашей молодежи и т. д. Приходится констатировать, что даже в передовых индустриальных странах вопрос о подготовке квалифицированных рабочих и повышении квалификации поставлен довольно случайно, без широкого общегосударственного плана; каждый завод действует более или менее на свой страх и риск, преследуя свои интересы. Даже самая методология ремесла еще очень несовершенна и спорна.
      Нам в этой области предстоит работа несоизмеримо более трудная. Время не ждет. Потребность в квалифицированной рабочей силе очень велика. Чтобы удовлетворить эти потребности, у нас есть только один выход — выработать правильную научную методологию обучения ремеслу и проводить это обучение по установленным нормам в широком массовом масштабе. Эта нормализация обучения, эта выработка методов обучения является одной из областей НОТ.
      Мы имеем 8-часовой рабочий день, но как происходит работа в течение этого времени? Психофизиология дает нам известные указания относительно того, как можно сберечь силы рабочего и получить максимальную производительность в течение этого периода.
      Мы знаем, что необходим по крайней мере часовой перерыв на обед; мы знаем, что необходимо установление других правильных перерывов для отдыха. Фактически у нас нигде такой правильности не соблюдается. Это — один из самых больных наших вопросов.
      И интересы производства, и интересы охраны труда, и интересы методической работы требуют, чтобы этот вопрос был поставлен на совершенно твердую почву.
      Здесь работники по НОТ должны теснее объединиться с профсоюзами, чтобы провести, наконец, у нас рациональное распределение периодов труда и отдыха.
      Мы не умеем работать, мы не имеем системы в ра. боте. У нас нет однообразных приемов. Здесь нам нужен какой-то массовый инструктаж.
      У нас еще продолжает оставаться не вполне уясненной проблема увеличения производительности труда и увеличения интенсивности труда. Конечно, мы стоим за увеличение производительности труда, т. е. за то, чтобы при той же затрате человеческой энергии полу-. чалось бы большее количество продуктов. Но нам нужно поставить перед собою и проблему интенсификации труда. Некоторые по этому поводу делают испуганные глаза и готовы кричать об эксплуатации. Но мы обязаны объективно, по-марксистски, а не по-меньшевистски подойти к этой проблеме... Чтобы победить капитализм, мы должны добиться максимального увеличения производительных сил наших республик. Интенсификация труда будет одним из средств, при помощи которого мы повысим производительность труда и тем самым сможем перейти к высшей хозяйственной ступени.
      Надо, кроме того, иметь в виду, что интенсификация труда (т. е. увеличение в единицу времени расхода человеческой энергии) вовсе не всегда связывается с ухудшением физического состояния рабочего, как это иногда думают.
      При правильной организации работы, т. е. при наличии перерывов для отдыха, гигиенических условий труда и т. д., она не ухудшает, а улучшает человеческий организм.
      Таковы некоторые из проблем, которые непосредственно касаются этой части научной организации труда.
      Научная организация труда требует правильного использования материальных сил и средств, т. е. рационального учета общей обстановки (например, выбор места для фабрики с точки зрения условий транспорта, водоснабжения, близости рынка сырья и сбыта н пр.), научного оборудования предприятий (машин, орудий), наиболее выгодного использования имеющихся материалов и т. п.
      Конечно, в области технической мы особенно немощны, но это является лишним аргументом в пользу наиболее рационального использования имеющегося оборудования и применения особенно эффективных усовершенствований.
      Является общим правилом, что мы не умеем использовать как следует имеющиеся у нас материальные возможности. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на расположение столов в наших учреждениях или станков на фабрике. И в этом, и в другом случае мы, например, совершенно не считаемся с тем, чтобы столы и станки были ближе к свету и освещены правильно (например, слева). Мы не обращаем внимания на то, что у нас нескладно раскинуты отделы учреждения и два тесно связанных по работе отдела находятся особенно далеко друг от друга. Мы не обращаем внимания, что мастерские завода без нужды разбросаны на целые версты или что топливо складывается чересчур далеко от топок, а сырье — от отделов фабрики, где оно перерабатывается.
      То же самое наблюдается и в области приспособления к делу машин и орудий. Мы работаем тем, что есть под рукой, не проверяя, какой инструмент для работы лучше, какие машины можно ввести или уСо. вершенствовать.
      НОТ в этом случае стремится ввести в область технической работы человека начала сознательного учета и расчета. Она пытается подвергнуть сомнению установившиеся традиции и методы и заставить произвести критическую переоценку технического снаряжения используемых материалов и пр.
      Нам приходится здесь, с одной стороны, подумать об усовершенствовании и рационализации элементарных орудий труда... с другой стороны, мы должны использовать методы массового машинного производства.
      При наличии исключительно обширного внутреннего рынка мы должны будем обратить специальное внимание на стандартизацию наиболее употребительных сельскохозяйственных орудий и машин, предметов массового потребления и пр.
      Наряду с этим будет стоять проблема машинизации, т. е. замены человеческого труда машиной всюду, где по экономическим условиям это будет возможно. И в этом случае мы можем сделать гораздо больше, чем это обычно думают.
      Конечно, наша материальная и техническая бедность является существенным препятствием для осуществления какого-либо широкого плана обновления механического оборудования, например наших фабрик и заводов. Поэтому главной задачей будет правильное использование того, что уже имеется. Таким образом, придется заняться вопросами о правильной загрузке машины, наибольшей выгодности того или иного станка, уменьшения типов вырабатываемого продукта в целях стандартизации и т. д.
      Эта часть дела является в сущности наиболее важной, но почему-то менее всего обращающей на себя внимание особенно у нас.
      Изучение организационных приемов и определение наиболее рациональных методов организационной работы охватывает целый ряд очень сложных проблем.
      Сюда входят, например, вопросы о типах и формах организации, о значении организационного плана, об управлении, о методах подбора и использования работников, об ответственности, дисциплине, системе подчинения, учете и контроле и многие другие.
      Большинство перечисленных проблем едва намечены в литературе и практике, между тем для нашей теперешней организационной работы эта группа вопросов имеет совершенно исключительное значение, Тут мы продолжаем брести ощупью, не отдавая себе отчета даже в самой сущности организационных задач, не учитывая нашего богатого и разнообразного организационного опыта. Я считаю (в противовес большинству русских работников в сфере НОТ), что эта третья часть научной организации труда есть самая главная и на нее мы обязаны обратить внимание в первую очередь.
      Надо отметить, что изучение и практическое применение научно обоснованных организационных методов является именно той частью НОТ, которая сближает работу по рационализации производства со всеми другими отраслями организационной деятельности. Отсюда проблема внесения организационных навыков в школу, рационализация государственного аппарата, использование организационного опыта Красной Армии для других областей советской работы. Именно в этой сфере перед нами встают очередные спорные вопросы: какова роль генерального штаба в военном
      деле и в какой мере применима «штабная организация»
      в других областях; должны ли приказания получаться лишь от одного лица (точка зрения Файоля) или от нескольких (функциональная организация Тейлора); в чем заключается значение отдельной мельчайшей частицы организационного целого (ячейки, звена и пр.).
      Конечно, организационные принципы не являются какими-то закаменелыми формулами, приложимыми ко всем случаям. Мы должны усвоить диалектическую зависимость между характером организации и ее формой, между обстановкой, в какой протекает работа, и особенностями организационного строительства и т. д.
      С другой стороны, важно и полезно организационный опыт из одной области перенести (учитывая, конечно, все особенности) в другую, например опыт военный в какой-то мере использовать в промышленности или организационные методы индустрии использовать в деле культурной работы и т. д. Мы заметим при этом, что в ряде случаев некоторые организационные методы и приемы будут давать значительный эффект в области их нового применения. Одна из иллюстраций этому — «Дальтонский план», в котором в школьное дело перенесен опыт из промышленности и управленческого дела (например, система учетных карточек работы, точные «уроки», распределенные в определенные промежутки времени).
      1 В своей работе «Принципы организации» (4-е дополненное издание) я почти исключительно останавливаюсь именно на третьей части проблемы НОТ и пытаюсь дать посильное разрешение 284 ряда перечисленных задач.
      Очень часто всякую работу по улучшению хозяйства, по борьбе с дефицитностью и т. п. смешивают с работой НОТ. Между тем у последней есть, несомненно, некоторые свои характерные методы.
      В самом деле, НОТ старается не только произвести исправления и улучшения в данном предприятии, но и выработать те нормали, стандарты, которые были бы применимы (при прочих равных условиях) и в других предприятиях. Например, изучив работу станка; ното-вец даст инструкционную карточку, с какой скоростью производить ту или иную обточку на станках такого типа. Изучив систему работы каменщика, плотника, лесоруба и пр., он постарается дать типичные правила, как именно (т. е. какими приемами, каким инструментом, во сколько времени) такую работу можно производить. Он прокладывает рельсы для работы.
      Вот это стремление к норме, стандарту есть одна из основных особенностей метода НОТ.
      Дальше, устанавливая дефекты производства или изучая ход той или иной работы, нотовец опирается не на отвлеченные выкладки или бумажные отчеты. Конечно, он примет в расчет имеющиеся статистические и другие данные (особенно в целях ориентировки). Но центр тяжести он перенесет на изучение объекта на самом месте, в обстановке действительной жизни,
      «в натуре».
      Только, находясь непосредственно у станка, который подлежит обследованию, в самом цехе, рядом с рабочим, труд которого мы исследуем, мы можем произвести то истинно научное изучение, без которого никакой НОТ быть не может. Только изучая процесс работы «в натуре», мы соберем те данные, которые дадут почву для дальнейших выводов, для выяснение недостатков и установления нормалей.
      Самое изучение на месте мы также ведем своеобразными приемами. Прежде всего мы подвергаем изучаемый объект тщательному измерению во времени и пространстве (при помощи хронометража и другими способами). Мы, например, тщательно измеряем длительность тех или иных элементов трудовых операций мы вымериваем протяженности тех путей, какие про-ходит материал на фабрике, мы хронометрируем работу станка и т. д. Тщательный учет, подсчет и расчет — вот одно из типичных орудий нотовца.
      Не касаясь других сторон и особенностей метода НОТ, мы можем, таким образом, выделить такие типичные нотовские приемы:
      Выработка нормалей и стандартов.
      Обследование «в натуре».
      Тщательное измерение и учет.
      Конечно, сейчас еще нельзя говорить о вполне выработанной методике НОТ, но в этих элементах уже содержатся начала для более тщательного и действительно научного метода.
     
      Источнини НОТ
      Применение научных принципов к организации производства особенно широко развилось в Соединенных Штатах. Школа Тейлора, наложившая свою печать на аналогичную работу в Англии, Франции и Германии, базировалась на опыте передовой американской индустрии. Несомненно, что до сих пор организация и техника индустрии передовых капиталистических стран является одним из 286 главнейших источников, откуда мы можем черпать материал для выработки научных организационных методов. Наши работники НОТ в сущности почти целиком питаются лишь из этого единственного источника, забывая о двух других.
      Вторым источником НОТ должно быть военное дело. Во все эпохи правящие классы обращали сугубое внимание на военную организацию, как средство для поддержания своей власти внутри страны и для обороны страны от внешнего нападения.
      Поэтому всегда военное дело было особенно тщательно организованным. Недаром наиболее усовершенствованные этапы организации (например, введение генерального штаба) сперва зародились в армии и лишь после перешли в производство...
      Поэтому я считаю особенно важным участие представителей Красной Армии в общей работе по НОТ.
      Третий источник — совершенно забытый нашими деятелями в области НОТ — это наш революционный опыт. Истекшие семь лет, изучаемые с точки зрения организационных проблем, внесли бы чрезвычайно много нового. Конечно, у нас было достаточно организационных промахов и ошибок особенно в связи с нашей слепой верой в исключительную целебность разных «реорганизаций», с неправильным представлением, будто организационная работа может быстро дать свой эффект. Но было много такого, что вносит в организационную практику совершенно неведомые Западу приемы. Укажу, например, на наше организационное строительство на широкой массовой базе, на систематическое привлечение всех участников организаций к решению важнейших очередных проблем, на роль партийных ячеек, несомненно, являющихся основой мощи нашей партии, на практическое проведение в жизнь принципа демократического централизма, на выработку новой дисциплины и своеобразных стимулов для поощрения работников и т. д.
      Характерно, что ни один из полутора десятков учреждений и институтов по НОТ, существующих сейчас в России, не поставил себе задачи изучения богатейшего организационного опыта, который дает нам революция. Мы продолжаем танцевать от тейлоровской печки, изготовленной в Америке.
     
      Нужен ли НОТ?
      До самого недавнего времени в рядах нашей партии царил самый крайний скепсис по адресу НОТ. Правда, это отчасти объяснялось той узостью в постановке самой проблемы нашими работниками по НОТ, о которой я говорил выше. Однако и сейчас скептицизм далеко еще не изжит, и еще предстоит большая борьба за то, чтобы действительно привлечь глубокое внимание партии к вопросу.
      Попытка научно организовать производство и всю общественную жизнь как будто не должна была бы вызвать наших разногласий. Что можно возразить против использования данных науки для правильного разрешения проблемы отдыха или обучения ремеслу? Мы ведь особенное внимание обращаем на привлечение точных научных данных ко всем отраслям деятельности.
      НОТ выдвигает вперед принцип рациональной организованности. Опять-таки этот момент должен был бы быть особенно нам близок. Ведь на организованности пролетариата и трудящихся масс мы строим свою работу. Организаторы продолжают у нас особенно цениться во всяком деле. Выработка как организаторов, 288 так и организационных методов продолжает быть оче-
      редной проблемой. Внесение элементов организованности в различные стороны нашей жизни остается нашей постоянной заботой...
      Рациональная организация, фактическая (а не словесная) планомерность работы, единообразие и точность учета, автоматичность контроля и другие моменты научной организации могут компенсировать многие наши недочеты и нехватки.
      Поэтому НОТ должен привлечь сугубое внимание нашей партии.
     
      Глава II
      НОТ НА ЗАПАДЕ И У НАС
     
      НОТ на Западе
      Научная организация труда и производства зародилась лет 20 — 30 назад в Америке под именем тейлоризма. Работа американцев создала основы для приложения научных начал к производству. Англия, Франция и даже Германия в значительной степени лишь повторяют и развивают положения, выдвинутые американцами. Однако некоторые проблемы подверглись в различных странах особой проработке. Так, например, Германия (в связи с войной) большое внимание обратила на психотехнику, Франция — на вопросы управления (школа Файоля) и пр.
      Хотя в области НОТ мы и продолжаем во многом оставаться учениками капиталистических стран Америки и Европы, мы должны признать, что разработка вопроса о НОТ на Западе частью уперлась в тупик, частью пошла по ложному пути.
      Прежде всего бросается в глаза значительная разобщенность работы, разброд, разноголосица.
      Несмотря на истекшие десятилетия работы, большинство выдвинутых положений остается спорным, недостаточно проверенным, несогласованным. Другая характерная черта (сказавшаяся и на нашей работе) — это изоляция работы по научной организации производства от всех других областей организационной деятельности. Научные принципы применяются на фабрике и в конторе, но почти неизвестны за этими пределами.
      Самое типичное, однако, заключается в том, что научные методы в пройзводстве имеют главной задачей увеличение размеров прибавочной стоимости, выкачиваемой из рабочего класса. Обернув в эту сторону проблему, тейлористы всех национальностей чрезвычайно изрратили дело. Научная постановка производства стала изыскивать средства для увеличения производительности труда главным образом путем его интенсификации. Психотехника стала считаться не с интересами рабочего в целях наилучшего использования и развития его природных способностей, а с интересами капиталиста, подбиравшего себе рабочих, наиболее выгодных для максимальной эксплуатации. В деле управления центр внимания заняла опять-таки проблема интенсификации труда путем различных методов соревнования, участия в прибылях, премий и другого воздействия на рабочих. Вопрос о дисциплине точно так же ставился в плоскости давления на пролетариат со стороны администрации...
      Таким образом, извращались одна за другой проблемы научной организации. Не удивительно, что пролетариат так враждебно относился к тейлоризму во всех его видах, не без оснований усматривая в нем один из изощренных методов эксплуатации.
      Научная организация труда требует применения научных методов и принципов к человеческому труду, размеренной системы в работе, строгого плана при организации хозяйства, точности учета, расчета И т. д.
      Иными словами, научная организация труда есть практическая смычка между научными достижениями и организацией труда в производстве и управлении. Поэтому НОТ сугубо созвучна нашей переходной эпохе и, конечно, достигает своего истинного расцвета в эпоху коммунизма, когда между теоретическими научными достижениями и их практическим выявлением не будет уже того глубокого провала, который мы видим сейчас.
      Можно сказать поэтому, что НОТ, научная организация труда, по самому своему характеру есть дисциплина, особенно близкая пролетариату, строящему социалистическое хозяйство, и именно нам сейчас особенно важна смычка практики и жизни с наукой и придание всей нашей работе сознательности, точности, систематичности.
      В этом — первое благоприятное условие для НОТ в СССР. Несмотря на всякие неудачи и разочарования, объективно НОТ будет в наших условиях развиваться все дальше и дальше, чтобы при коммунизме максимально выявить свои достижения.
      Другое благоприятное условие, это — наличие рабочей диктатуры, которое дает возможность научным изысканиям, особенно связанным с вопросами труда и производства, свободно идти, не искажаясь корыстными запросами капиталистов.
      И в то же время именно благодаря диктатуре пролетариата и централизованному хозяйству начала НОТ могут быть у нас широко применимы в их полном объеме, что совершенно невозможно в условиях капитализма.
      Самое наличие капитализма в корне противоречит центральной идее научной организации труда, принципу плановой организации хозяйства. Капиталистическая конкуренция и анархия производства явно не мирятся с идеей единого плана.
      С другой стороны, ряд проблем, связанных с организацией труда (например, вопросы отдыха и питания в работе, вопросы профессионального обучения, профотбора и пр.), могут быть правильно поставлены и разработаны лишь в стране, где сугубое внимание обращается на интересы рабочего класса. Науку о труде можно создать лишь там, где носители труда непосредственно руководят государством и его хозяйственной жизнью.
      Широкий интерес к проблемам НОТ и продолжающееся увлечение всеми вопросами, с ним связанными, несомненно, не являются пустой модой. Наше стремление к хозяйственной реорганизации страны тесно связано с вопросами НОТ. Рабочая масса инстинктивно подходит к проблемам о том, как работать с меньшей затратой сил и с большей продуктивностью, как правильнее организовать станок, фабрику, народное хозяйство, государство, чтобы избежать трений и лишних усилий, ненужных напряжений, растрат материальных средств.
      Подходя к НОТ, пролетариат видит в новой дисциплине не врага, а союзника. Это — крупнейший плюс 292 по сравнению с той обстановкой, в которой приходи-
      лось и приходится работать тейлористам Запада.
      К Тэйлору и его системе рабочий класс относился там с враждебностью, и профсоюзы вели упорную борьбу против всяких новшеств, предлагавшихся Тейлором.
      И они были совершенно правы. Благодаря этой оппозиции начинания НОТ за границей просачивались в индустрию с большими трудностями.
      Мы находимся в этом отношении совершенно в другой обстановке. Всякое улучшение производства непосредственно, хотя бы не сразу, отзывается на улучшении положения рабочего класса, на поднятии производительности индустрии в целом, на улучшении хозяйства страны... Поэтому наш пролетариат всегда будет приветствовать все научные усовершенствования в области труда и производства.
      - Таковы некоторые основные особенности, благоприятно сказывающиеся на будущем НОТ у нас. Не надо быть пророком, чтобы сказать, что НОТ будет действительно научно разработана лишь в условиях победы пролетариата. И наш Союз очень скоро создаст в этой области так много, что американцы будут учиться у нас.
     
      Наши минусы
      Конечно, мы имеем и не мало минусов, тормозящих работу по НОТ.
      Первый — наша хозяйственная отсталость, бедность материальными и техническими ресурсами, отсутствие квалифицированных работников, низкий средний уровень квалифицированной рабочей силы, наша нищета. Некоторые скептики говорят в связи с этим:
      «Научная организация труда возможна в Англии, в Америке, где имеются богатая техника, хорошо оборудованные заводы, высоко квалифицированный пер-сонал, а какая может быть НОТ у нас — при нашей разрухе, при низком уровне крестьянской хозяйственной жизни, недостатке квалифицированных рабочих и т. д.».
      Такую позицию особенно часто защищают наши инженеры и техники. Они просто не дают себе отчета в том, что такое НОТ, и суживают это понятие, сводя всю НОТ лишь к области массового производства, крупной индустрии и т. п.
      Совершенно ясно, что в стране высокой техники гораздо легче ввести нужные научные усовершенствования, но это совершенно не значит, что вч областях отсталого хозяйства мы не можем применять научных методов. Что может быть более элементарно, чем работа каменщика, возводящего кирпичную стену? Между тем мы хорошо знаем из классических работ Джильбрета, что научное изучение этой элементарной ремесленной работы дало возможность внести в нее существенные изменения и рационализировать труд каменщика.
      Ведь всякую, даже элементарную работу можно выполнять либо по традиции, основываясь на чистой эмпирике, либо применяя к ней известные научные приемы и методы. Всякая организационная работа может совершаться точно так же либо по исконной традиции, либо на основе установленных научных принципов. Поэтому материальная бедность и отсутствие нужного квалифицированного персонала отнюдь еще не являются препятствием против применения принципов НОТ в нашей обстановке.
      С другой стороны, не нужно забывать, что в целом 294 ряде производственных отраслей мы уже не так отстали от Европы, как это кажется. Целый ряд наших заводов и фабрик, например текстильных, не только не хуже, но даже лучше английских. Мы имеем предприятия, оборудованные по последнему слову техники. Наши паровозостроительные заводы выпускают локомотивы, смело конкурирующие с немецкими и шведскими. Поэтому во многих случаях мы не имеем даже таких чисто технических препятствий к рационализации постановки дела.
      Само собой ясно, что наши специфические хозяйственные условия и наша материальная бедность заставят нас иначе ставить новые проблемы, чем они ставятся на Западе. Однако остается основная возможность применения научных принципов и приемов в нашей теперешней работе, как она протекает в целях ее дальнейшего облегчения и усовершенствования.
      Существенным препятствием является наша культурная отсталость, неграмотность, отсутствие элементарных привычек, свойственных всякому англичанину и американцу. За границей не приходится вести особенной борьбы за чистоту, потому что там эти культурные привычки уже глубоко внедрились. Нам же придется в этой области вести еще длительную пропаганду.
      Культурная отсталость, конечно, — препятствие, но раз мы, несмотря на него, сумели провести такую широкую и глубокую политическую и хозяйственную пропаганду, то нет оснований сомневаться, что и в области нотовской пропаганды мы можем тоже добиться успеха.
      Имеющиеся трудности учат нас в сущности одному мы не можем слепо переносить принципы и методы НОТ из Америки и Западной Европы в нашу Республику. Мы должны все время учитывать наши специальные особенности и находить специальный подход для применения НОТ в СССР.
     
      Работа по НОТ в СССР
      Сравнивая организацию работы по НОТ у нас и за границей, мы найдем два характерных отличия. Во-первых, у нас постановлениями съезда партии работе по НОТ придан общегосударственный характер и один из комиссариатов этим вопросом специально занимается. Во-вторых, у нас чрезвычайно сильна (сравнительно, конечно) низовая работа по НОТ. Недаром американцы на Пражском съезде по НОТ так заинтересовались «Лигой Время». Заграница ведь вовсе не знает случаев, чтобы работа по НОТ начиналась и велась ячейками из самих рабочих. Там это — всегда дело администрации. Понятно, почему.
      Все наши учреждения и организации по НОТ можно разбить на четыре группы:
      1. Центральные руководящие органы (ЦКК и РКИ с их местными ответвлениями).
      2. Институты и лаборатории научноизыскательского характера.
      3. Организации, непосредственно практически работающие по НОТ (например, в производстве).
      4. Низовые, массовые организации по
      НОТ (например «Лига Время» — «Лига НОТ»).
      Разумеется, в мою задачу не входит давать здесь
      справочный материал обо всех этих организациях. Мне хочется лишь кратко охарактеризовать наиболее ти-296 пичные из всех этих организаций.
      В комиссариате РКИ работа по НОТ возложена на «управление по улучшению госаппарата» (УГУ). Управление разделяется на две секции: «секция труда и производства» (ТПС) и «секция административной техники» (АТС). Последняя в известной мере продолжает работу бывшего «отдела норма лизазации». Кроме того, специально в области нормализации отчетности работает «управление по счетоводству и отчетности».
      «Секция труда и производства» имеет в программе своих работ все вопросы, связанные с рационализацией производства, стандартизацией, повышением производительности труда, выработкой методики обследования предприятий, нормированием и охраной труда, психотехникой, профтехническим образованием и т. д.
      «Секция административной техники» разрабатывает вопросы делопроизводства и управления, вопросы складского дела и т. д.
      Проводя свою программу, эти центральные органы РКИ частью ведут непосредственную работу в предприятиях и учреждениях (обследуя их, рекомендуя мероприятия, руководя опытными станциями и пр.), частью выполняют роль консультантов. Но главным образом они обобщают и регулируют производимую работу, давая общие указания, устанавливая известные нормали и т. д.
      По таким же линиям идет работа местных органов ЦКК и РКИ.
      При НРКИ существует специальный совещательный планирующий орган СовНОТ (совет научной организации труда), который заменил действовавший до осени 1923 г. СУИТ (совет учреждений, изучающих труд). 297
      СовНОТ имеет во главе наркома РКИ. Он имеет 75 членов, представляющих главнейшие исследовательские и практические учреждения по НОТ в СССР, профсоюзы, наркоматы. Текущая работа ведется малым президиумом и бюро СовНОТ...
      На местах, в республиках и крупных центрах возникли местные СовНОТ, организованные по тем же принципам и точно так же стремящиеся к объединению работы НОТ на местах.
      Работа ЦКК и РКИ в области НОТ с каждым годом будет приобретать все большее значение. Она будет успешнее по мере того, как начнет крепнуть непосредственная практическая работа в самих предприятиях, учреждениях, наркоматах и т. д.. На базе этой местной работы РКИ будет тем центром, который сможет обобщать опыт, проводить во всесоюзном масштабе те или иные нормали и стандарты, регулировать и контролировать научную работу по НОТ и т. д.
     
      Институты
      Наиболее значительными из институтов, конечно, являются:
      1. Центральный институт труда (ЦИТ), руководимый А. Гастевым.
      Работа института идет по трем направлениям: учебно-изыскательская, учебная, практическая. Изыскательская работа сосредоточена в восьми лабораториях ЦИТа: фотокино (фиксация трудовых движений), техническая (изучение технико-обработочных методов и орудий труда), биомеханическая (трудовая — изучение трудовых движений), физиотехническая (энергетика труда), психотехническая (психология труда), педагоги-298 ческая (методы трудовых тренировок), социально-инженерная (изучение техники управления), невромеха-ническая (изучение центральной нервной системы).
      Общий характер лабораторной работы — концентрация внимания на минимальном количестве проблем.
      Учебная работа. заключается в проведении курсов инструкторов производства, промышленных бухгалтеров и промышленных администраторов.
      Практическая работа, с одной стороны, сводится к публичному воздействию путем прессы, издательства, библиотеки, музея и пр., с другой — выражается в системе консультаций, принявшей довольно широкие размеры, и руководства опытными станциями. Для характеристики ЦИТа интересно отметить, что в настоящее время вопросы чисто организационные (управление, учет и контроль и пр.) занимают сравнительно небольшое место в его работе.
      Главнейшим достижением четырехлетней работы ЦИТа является выработка методики обучения трудовым приемам.
      2. Казанский институт научной организации труда (руководитель И. Бурдянский). Научная работа института выполняется отделами — экономическим, статистическим, техническим, психофизиологическим — и лабораториями при них. Институт ведет непосредственную рационализаторскую работу в предприятиях и учреждениях, кроме того, выполняется значительная работа по пропаганде идей НОТ.
      3. Всеукраинский институт труда (Харьков, руководитель Ф. Дунаевский). Главное внимание институт уделяет вопросам психофизиологии. Последнее время он занялся вопросами управления, и особенно выработкой метода организационного анализа.
      4. Таганрогский институт научной организации производства Донбасса и Юго-Востока наряду с проблемами о научных принципах управления и рационализации труда большое внимание уделяет методам правильного хозяйственного расчета, учету издержек производства и аналогичным вопросам.
      5. Институт по изучению мозга (Ленинград). Центральная лаборатория труда, находящаяся при нем, занята разработкой вопросов, связанных с изучением личности и психической деятельности человека.
      6. Лаборатория промышленной психотехники при НКТ ведет все более расширяющуюся научную работу по психотехнике, по подготовке работников в этой области, по профессиональной консультации и пр.
      7. Отдел психофизиологии труда при психоневрологическом институте целиком специализировался на изучении работы человека.
      8. Организационный кабинет Центрального института организаторов на родного просвещения (Москва).
      Имеется ряд других столичных и провинциальных лабораторий, в той или иной форме работающих в областях, соприкасающихся с НОТ.
      Особенностью почти всех существующих учреждений является то, что каждое из них более или менее специализируется на одной группе вопросов. При координаций их работ возможно будет в интересах дела провести дальнейшую специализацию. Конечно, наряду с ней желательно и создание учреждения, более полно и разносторонне разрабатывающего все проблемы научной организации. По-видимому, время для этого еще не пришло (отчасти вследствие отсутствия работников). Будет поэтому более рационально ограничиться лишь SOO известным объединением работы.
     
      Организации, практически работающие по НОТ
      1. Отдел научнойорганизации производства ВСНХ. Отдел объединяет различные учреждения ВСНХ, работающие в области НОТ, практически проводит рационализаторскую работу и т. д.
      Аналогичное бюро существует и при Главном управлении военной промышленности.
      2. ЦНОРТ. Секция НОТ Трансплана (НКПС) руководит работой НОТ на транспорте. Секция имеет местные органы при правлениях дороги и на водном транспорте («Бюро НОТ»). На 1 ноября 1924 г. функционировало около двух десятков местных бюро. Таким образом, в аппарате транспорта созданы постоянно действующие органы по НОТ, объединенные в центре. Работа ЦНОРТ идет по линии производства и управления. Проведены работы по рационализации центрального аппарата НКПС (в частности, упрощение делопроизводства, введение карточной системы, составлена буквенная номенклатура для бумаг и т. д.). Обследованы некоторые отрасли железнодорожного хозяйства и выработаны нормали для них (оборот вагона, маневровая работа, рационализация вокзала и пр.). Выпущен ряд книг и пособий по вопросам НОТ на транспорте.
      К организациям, частично выполняющим работу по НОТ в тех или иных крупных хозяйственных объединениях, можно отнести:
      Отдел организации производста Северолеса.
      Бюро НОТ при Севзапвоенпроме.
      Центральное технико-нормировочное бюро Гомзы и др.
      Наконец, надо упомянуть о работах, проводимых на отдельных предприятиях и заводах самой администрацией при помощи какого-либо своего органа (планировочного бюро, например). Особенно интересна работа на заводе им. Макса Гельца (б. Семенова) в Ленинграде, на заводах «Красный треугольник» и «Богатырь» (Резинотреста) в Киевском Арсенале, на «Красной Розе» (Москва), на заводе «Айваз» и ряде других.
     
      Массовые организации НОТ
      Среди них прежде всего приходится упомянуть:
      «Лигу В р е м я» — «Л и г у НОТ».
      «Лига Время» возникла в августе — сентябре 1923 г. после агитационной кампании «Правды» на тему «Борьба за время».
      Задачи Лиги были сформулированы в ее уставе так: «Борьба за правильное использование и экономию времени во всех проявлениях общественной и частной жизни как основное условие для осуществления принципов НОТ в СССР».
      Эта формулировка давала в сущности лишь указания на основную ближайшую задачу Лиги. Однако уже в первых же выступлениях было указано на то, что по мере развития работы Лига должна будет углублять и расширять свою программу в сторону пропаганды и внедрения в широкие массы принципов НОТ вообще.
      Орган Лиги, журнал «Время» (с самого первого номера), поставил вопрос именно таким образом: «Лига Время» есть одно из орудий для проведения НОТ в 802 СССР,
      В качестве методов работы «Лига Время», отметив свое отрицательное отношение к составлению каких-либо широковещательных программ и подробно разработанных уставов и положений, выдвинула такие средства: агитация печатная, устная, личным примером, внедрение принципов Лиги путем их проведения в государственных и общественных организациях, в быту и в частной жизни и подготовка, научная и законодательная, неободимых мероприятий.
      Исходя из своего основного принципа — развивать деятельность на конкретной постановке очередных задач и точно формулированных проблем — «Лига Время» наметила лишь такой, довольно скупой план своей ближайшей работы во избежание всякого разбрасывания и фантазирования. Лига очень быстро раскинула свою деятельность на весь Союз. Через полгода работы она насчитывала около 25 тыс. членов.
      В марте на первой конференции Лиги было решено усилить работу по НОТ и в связи с этим к названию «Лиги Время» было добавлено «Лига НОТ». В это время было и организационное объединение всех ячеек Лиги вокруг горкомов и губкомов Лиги, а кое-где — вокруг областных комитетов (Туркестан, Дальний Восток). В то же время Лига теснее связалась с органами РКИ. Существовавшие отдельно вузовские кружки по НОТ вошли в Лигу.
      Вторую годовщину своей работы Лига начала под лозунгом НОТ. Сохраняя лозунг борьбы за время, она перешла к более углубленной нотовской работе и в связи с этим стала чаще пользоваться второй половиной своего названия, выступая уже как «Лига НОТ».
      Значение Лиги в том, что она содействовала развитию массового движения по НОТ и вовлекла в круг нотовской работы многие тысячи рабочих, учащихся, красноармейцев и т. д. Во многих местах провинции к НОТ впервые подошли именно через ячейки Лиги. С другой стороны, призывая к своеобразному тренажу своих членов-эльвистов, Лига дала толчок (особенно молодежи) в смысле стремления более правильно, точно, напряженно работать.
      Эльвистское, нотовское движение явилось своеобразным проявлением нашей общей борьбы за новую культуру. Оно показало, что широкая масса чутко относится ко всякой работе по поднятию хозяйства и что действительно НОТ можно строить на этой творческой инициативе масс, а вовсе не на базе лабораторных изысканий, как думали некоторые.
      Кружки по НОТ, возникшие при ряде заводов и мастерских (часто по инициативе самих рабочих), также показывают, как сильно стремление рядовых работников ко всякой рационализации труда в производстве. Их слабость была в известной разрозненности и разобщенности. Объединение низовых ячеек по НОТ вокруг местных органов «Лиги НОТ» явилось бы, несомненно, полезным шагом, который помог бы обобщению опыта, накопленного на отдельных предприятиях.
     
      Глава III
      ТЕЧЕНИЯ В НОТ
     
      Тейлористы и антитейлористы
      Различные течения в области НОТ впервые отчетливо выявились на I Всероссийской конференции по НОТ в начале 1921 г. Тогда главные группировки складывались под углом зрения принятия или непринятия тейлоризма. Одна часть конференции находила тейлоризм, в общем и целом оправдавшим себя, и предлагала использовать его достижения для Советской России почти без оговорок. Другая не только предлагала особый подход к тейлоризму (как к системе капиталистической эксплуатации), но порой почти целиком отвергала всю работу Тейлора и его школы.
      В настоящий момент вопрос об отношении к тейлоризму уже не является таким острым. Оценка его с точки зрения нужд нашей переходной эпохи более или менее дана. Центр разногласий перенесен в другую плоскость, но тем не менее тейлоризм и своеобразный антитейлоризм дают еще себя знать.
      Когда мы говорим «тейлоризм», мы разумеем НОТ в его западноевропейской и американской капиталистической концепции. И наши тейлористы (они встречаются особенно среди инженеров) грешат главным образом тем, что они не учитывают всего своеобразия советских условий, которые заставляют совсем иначе ставить проблемы НОТ. Так, например, они недоверчиво относятся к почину самих рабочих, не верят в возможность работы по НОТ при участии работников предприятия, слишком некритически относятся ко всем американским и европейским методам и приемам в области НОТ и т. д. Иными словами, они думают проводить НОТ в Саратове и Перми, словно дело происходит в штате Массачусетс или Пенсильвания. Они , упускают из виду наш совсем иной подход к вопросам хозяйства.
      С другой стороны, критики Тейлора и тейлористов порой впадают в другую крайность, — вовсе сводя на нет все достижения американцев в области, ими почти что созданной. К такого рода антитейлористам, выплескивающим из ванны с водой и ребенка, принадлежит, например, О. Ерманский. Своей известной (и во многом ценной) работой — «Научная организация труда и система Тейлора» — он добивается в сущности одного результата: почти совсем отбрасывает или замалчивает все положительные стороны тейлоризма. Создается впечатление, что тейлоризм — это в сущности какая-то разновидность ловкого шарлатанства. Это достигается тем, что центр внимания переносится к вопросам психофизиологическим и вся тема заостряется вокруг мнимой гибельности интенсификации труда. Конечно, в области физиологии Тейлор слаб, но центр тяжести его работы совсем в другом — в новом методе тщательного наблюдения и учета, в изучении и усовершенствовании организационных принципов, в изучении роли людского материала в производстве и т. д. Этих главнейших достижений Тейлора Ерманский почти не касается.
      Еще разительнее ошибка антитейлориста Ерман-ского в вопросе об интенсивности труда. Он, разумеется, решительно против интенсификации труда, ссылаясь на то, что она подрывает организм рабочего.
      Таким образом, Ерманский, полемизируя против Тейлора, который некоторыми своими мерами создавал систему научного выжимания пота, сам резко уклоняется от правильного решения проблемы.
      Так наш своеобразный антитейлоризм грешит немалым количеством ошибок. На них тем более приходится обращать внимание, что «по-Ерманскому» ведется преподавание научной организации труда во многих вузах.
      А. Богданов в ряде книг («Тектология») и др.) и докладов развивал свои взгляды на вопросы организации и создал целое течение, имеющее, правда, мало последователей, но в той или иной мере влияющее на разработку проблем НОТ.
      Как известно, А. Богданов исходит в своих построениях из совершенно не доказанного им и абсолютно неверного положения, согласно которому существуют универсальные организационные принципы, одинаково приложимые и в области техники, и в области экономики, и в сфере других научных дисциплин.
      В своих тезисах на I конференции по НОТ он писал:
      «Всеобщая организационная наука, стремясь систематизировать организационный опыт человечества в его целом, ставит организационные задачи в их самой общей форме, выясняет самые общие организационные закономерности, поднимаясь до универсальных законов сочетания каких бы то ни было элементов. Для нее организация вещей, организация людей, организация идей (техника, экономика, идеология) лежат не в обособленных плоскостях, а выступают как структурные комбинации вообще».
      Исходя из такого универсализма А. Богданов доходит в области организационных проблем до явно реакционных утверждений.
      Одно из наиболее излюбленных положений «организационной науки» гласит: «где тонко, там и рвется, — пункты наименьших сопротивлений определяют судьбу всякой системы, как целого» (см. доклад А. Богданова на I конференции НОТ),
      Этот «закон» А. Богданов берет из механики («прочность цепи определяется наиболее слабым из ее звеньев») и переносит его целиком в область общественных наук.
      Он полагает, что этот «закон наименьших» является одним из всеобщих организационных законов, действующих во всех областях без различия.
      Таким образом, произвольно применив один из законов механики к общественным отношениям, А. Богданов возводит в непреложный закон один из реакционнейших принципов, по которому человеческое общество в сущности призывается равняться по наиболее отсталому, слабому, неразвитому своему звену. Перенося это учение в область политики, мы должны будем, например, нашу экономическую работу строить исходя из интересов наиболее отсталых крестьянских хозяйств, нашу партийную работу подчинять желаниям наименее выдержанных и неустойчивых элементов партии и т. д.
      В «Очерках всеобщей организационной науки» (Самара, 1921 г., стр. 97) мы читаем: «Пусть, например, имеется партия «блокового» состава, два крыла которой образованы двумя общественными слоями или классами: более передовым и более отсталым. Какой из двух окажется на деле определяющим для программы и тактики партии? По схеме наименее благоприятных условий — более отсталый. Решение непривычное и даже неожиданное, потому что, по-видимости, большей частью передовой класс или слой «ведет» за собой отсталый, по преимуществу вырабатывая лозунги, выдвигая руководителей и пр. Да, но реальным пределом лозунгов и руководства является именно то, на что еще может соглашаться отсталая часть целого; при попытке же идти дальше блоковая связь начнет 808 последовательно разрываться».
      «Желание — отец мысли», — говорит пословица. «Закон наименьших», констатируя эти положения, определенным образом указывает политическим деятелям (иначе — «призывает» их), что надо равняться по слабейшему. А. Богданов упускает в этом случае из виду существенное различие между кольцом цепи и классом (или социальной группой). Кольцо тонкое и толстое разнятся лишь своей массой, социальная группировка измеряется не только этим. Немногочисленный, но передовой класс (пролетариат, например) более устойчив, организован, крепок, чем многочисленный, но неорганизованный и малокультурный класс крестьянства. При сочетании этих классов в общей работе, несомненно, пролетариат играет гораздо большую относительную роль. Политика пролетариата лишь до известной степени определяется запросами крестьянства.
      Этого примера из организационных построений А. Богданова достаточно для иллюстрации его подхода к вопросу.
      «Тектология» дает нам образец субъективизма, который пытается щеголять в одежде марксизма. В этом смысле «богдановщина» близка к другому течению, — весьма слабому пока, — «файолизму». Файоль, и особенно его ученики, целиком отражая концепции французской идеалистической философии, создали ряд организационных теорий сугубо субъективного характера. НОТ толкуется файолистами как сочетание человеческих воль. Вся экономическая, техническая и обще-организационная сторона дела отодвигается на задний план перед «волевой личностью». Этот субъективизм является слабым местом файолизма. Его сильной стороной надо признать точность и ясность практических формулировок и указаний.
      В деле выработки нашей позиции по НОТ большое значение сыграли те полемические бои, которые не один раз велись между... нотовцами и А. Гастевым и его группой.
      С именем А. Гастева работа по НОТ связана чрезвычайно тесно. Он явился одним из наиболее энергичных и настойчивых проповедников и пионеров идей НОТ. В его подходе к вопросам НОТ чувствуется осторожность, соединенная с исключительной силой настойчивого нажима.
      В постановке проблем НОТ А. Гастев во многом довольно своеобразен. Одно из его основных положений — работа «на узком базисе», т. е. постановка, может быть, и очень скромных и небольших задач, но самая тщательная и исчерпывающая их разработка. Отсюда — «рубка зубилом» и «опиловка», как главные задания шести лабораторий ЦИТ, отсюда — медленное развертывание института, тщательная лабораторность его работ и пр.
      Вторая характерная черта: А. Гастев исходит при своей работе по НОТ из изучения отдельного рабочего.
      Отсюда — особенное внимание проблемам мускульного труда, психофизиологии труда и пр. и отодвигание на второй план изучения машины, коллективной работы или организационных принципов в собственном смысле слова (вопросы объединения людей для работы, проблемы управления, контроля, учета и т. д.). В этом также сказывается желание строить хотя бы на узкой, но твердой и легче обследуемой базе.
      Наконец, третье, это — соединение вопросов НОТ 810 с проблемами новой культуры вообще. При этом А. Гастев особенно выдвигает техническую тренировку человека.
      В полемике, происходившей зимой 1922 — 1923 гг., коммунистическая группа работников НОТ ставила А. Гастеву в особенный минус перенесение центра тяжести работы на изучение простейших мускульных операций, что «извращает правильную перспективу в относительном значении их в производстве и отводит внимание НОТ от рационализации техники и механизации производства» (формулировка первых тезисов группы в январе 1923 г.).
      Группа считала неправильным перенесение центра внимания на индивидуальный тренаж и трудовую выдержку отдельного рабочего, видя в этом также искажение перспективы и отвлечение интереса от проблем машинизации производства, от всестороннего развития пролетария, как активного участника производства в целом, от задач общеорганизационных.
      Оценивая наметившиеся в то время разногласия, приходится сказать, что они свидетельствовали о чрезвычайно элементарной ступени развития проблем НОТ на русской почве. У нас намечался лишь первичный подход к вопросу, поэтому так часто он был узким и односторонним. Как мы видели, всякое из учреждений НОТ в Советской России ставит перед собой лишь одну из проблем НОТ, подходит к ним со своего, более ему известного угла. В этом сказывается новизна дела, отсутствие людей, неисследованность вопроса.
      С другой стороны, подчеркивая всю важность машинизации и усовершенствования техники, нельзя закрывать глаза на то„ что в течение десятилетий элементарный мускульный труд (особенно при наличии 85% крестьянства с примитивной техникой) будет иметь исключительное значение, й научное изучение и усовершенствование его также стоят в порядке дня. Да, и при машинном производстве и усовершенствовании техники элементарные движения человека останутся в качестве необходимого объекта для изучения.
      Принцип «на узкой базе» является зато более рискованным. Он правилен, поскольку мы его дешифруем как лозунг «не разбрасываться», «лучше немного, но тщательно, чем много и кое-как», но он будет совершенно ложен, если ведет к отсутствию общего всеобъемлющего плана, отчетливой перспективы, широкой постановки вопроса. Тут с Гастевым произошла такая ошибка. Он исходит из принципа научно-изыскательской работы в лаборатории и попытался сделать его универсальным. Конечно, принцип «узкой базы » является азбукой лабораторных изысканий. Только работая двадцать лет над изучением слюнных желез собаки, Павлов сделал свои открытия. Все это так.
      Но как скоро этот принцип провозглашается универсальным организационным принципом, — мы# впадаем в грубый фетишизм. Если бы мы совершили Октябрьскую революцию «на узкой базе» (дескать, победим лишь в Питере, но основательно — или социализируем лишь одну отрасль промышленности, но по всем правилам), — мы были бы разбиты наголову. Если мы в нашей культурной работе станем исходить из этого же положения — мы впадем точно так же в грубейшие ошибки. Ведь это значило бы: не надо борьбы с безграмотностью, не надо школ первой ступени, а лучше немного учебных заведений, но — университетов. Мы научим не миллионы, а сотни, но зато как следует!
      К такому абсурду неизбежно приведет принцип «узкой базы», если мы вздумаем его (как делает Гастев) провозглашать универсальным, всеобъемлющим, всеспасающим.
      Разногласия с новой остротой выявились в полемике перед Второй конференцией по НОТ (состоявшейся в марте 1924 г.). За несколько недель до конференции были опубликованы две платформы. Одна — «группа семнадцати» (Керженцев, Радус-Зенькович, Шпильрейн, Бурдянский и другие). Другая — исходившая от ЦИТа (Гастев, Гольцман и другие). В ряде статей и выступлений обе платформы были подвергнуты обстоятельному обсуждению. В чем состояли главнейшие различия обеих платформ?
      Платформа «семнадцати» центр внимания переносила на вовлечение масс в работу по НОТ. Она указывала, что движение по НОТ начало становиться массовым и проблемы НОТ вызывают широкий интерес, что видно хотя бы из быстрого роста кружков по НОТ, ячеек «Лига Время» и т. д. Платформа отмечала все значение этих ячеек.
      «Одной из форм вовлечения рабочих в дело НОТ должны явиться различные ячейки, организуемые непосредственно в предприятиях (ячейки НОТ, «Лиг!а Время» содействия РКИ, производственные кружки и пр.). Эти ячейки независимо от своего названия и органа, по инициативе которого они созданы, должны находиться в тесном контакте с фабзавкомом, комячейкой и администрацией и объединять на добровольных началах всех желающих работников данного предприятия».
      Основной пункт о массовой работе был сформулирован так: «Работа по НОТ, как и всякая другая хозяйственная работа, может быть успешна лишь на основе организованного вовлечения в нее пролетарских масс. Путем поддержки и укрепления низовых ячеек 313
      создается прочный фундамент для всей работы по НОТ в СССР. В связи с этим перед РКИ стоит задача организационного оформления и укрепления низовых ячеек и содействия их работе. Только согласуя централизующую роль РКИ и широкое массовое движение, мы можем найти правильное решение практических и организационных проблем НОТ».
      Совсем иную позицию заняли «цитовцы». Они решительно отрицали какое-либо значение таких низо-ных кружков. Работа по НОТ, по их плану, идет не через Ъизовые ячейки, а через институты по НОТ и администрацию. Рабочая масса оставалась в стороне. О ней говорилось лишь, что «завкомы могут (это совсем не обязательно!) выделить специальные комиссии по ознакомлению рабочей массы предприятия с проводимыми мероприятиями».
      Таким образом, рабочих лишь осведомляют, а к активной работе не привлекают.
      Выдвигая затем правильную мысль о важности инструктажа и повышения квалификации мастеров и среднего технического персонала вообще, платформа «цитовцев» и здесь впадала в грубые преувеличения. Предлагалось, например, готовить этих инструкторов в семинариях («с нарочито созданной обстановкой», т. е. в искусственных условиях лабораторий). Предлагалось создавать таких инструкторов в институтах труда и обучать затем путем заграничных командировок. Почему-то таким именно путем должно было создаться «классовое образованное поколение». Так создавался чисто лабораторный подход к вопросам НОТ. НОТ якобы, можно было осуществить не через массу, а только через лаборантов, через сотрудников институтов 814 труда
      Второе разногласие касалось характеристики различных течений по НОТ. Группа «семнадцати», учитывая пестроту наших хозяйственных отношений и считаясь с наличием среди работников по ЙОТ представителей различных социально-политических группировок, давала характеристику течений в НОТ. Она отмечала важность правильной теоретической разработки начал НОТ и необходимость борьбы против ошибочных взглядов и уклонов. Платформа давала также характеристику основных группировок по НОТ в СССР.
      Платформа ЦИТ вообще обходила молчанием этот вопрос. «Цитовцы» считали совершенно излишним касаться разногласий, существующих в области теоретической разработки проблем ЙОТ.
      В то время как «семнадцать» подчеркивали, что проблема НОТ есть проблема классовая и поэтому различные уклонения особенно опасны, цитовцы говорили о вреде теории и уклонялись от определения своего отношения к создавшимся группировкам.
      Третий пункт касался общего подхода к осуществлению НОТ. Цитовцы находили, что НОТ необходимо целиком связать с проблемой зарплаты. «Семнадцать» рассматривали работу НОТ как часть общехозяйственной работы вообще...
      Был и целый ряд других разногласий. Так, например, «семнадцать» подчеркивали необходимость увязать всю работу вокруг РКИ, цитовцы об этом говорили весьма неопределенно; «семнадцать» стояли за привлечение к работе по НОТ различных организаций и учреждений, цитовцы хотели главным образом опереться на лаборатории, институты и т. д.
      Ожесточенная полемика между обоими течениями закончилась созданием центральной платформы, принятой по докладу т. Куйбышева второй конференцией. 319
      Эта платформа довольно удачно сочетала положительные элементы обеих дискутировавших платформ, причем в центральном пункте — о роли вовлечения масс — она приняла целиком формулировку «семнадцати».
      Теперь эта платформа является, так сказать, официальной программой в области НОТ (см. приложение).
     
      Глава IV
      ОСНОВНЫЕ ЛИНИИ РАБОТЫ НОТ И ЗАДАЧИ ПАРТИИ
     
      XII съезд нашей партии, коснувшись проблемы реорганизации Госаппарата, впервые в истории нашей партии выдвинул вопрос о научной организации труда и поставил его в порядок очередных партийных работ.
      Как же подошла резолюция съезда к этому новому вопросу?
      Прежде всего она возложила работу по научной организации труда преимущественно на РКИ и ЦКК. Оба эти органа должны уделять вопросам научной организации труда свое особое внимание.
      Учитывая новизну вопроса и естественную малую осведомленность большей части членов партии в сфере научной организации, резолюция в первую голову отметила необходимость «длительной работы по подготовке самих работников новой реорганизованной РКИ». При подборе работников для РКИ резолюция предложила особо учитывать их готовность «взяться за длительную и кропотливую работу по изучению дела научной организации труда и управления». Таким обра-316 зом, перед самими работниками ЦКК и РКИ постав-
      лена была задача тщательного изучения вопросов НОТ и превращения РКИ в образцово действующий аппарат.
      Резолюция отметила необходимость организовать аналогичную «практическую подготовку рабочих и крестьян на ответственные руководящие должности путем участия их в работе РКИ и ЦКК в целях усвоения ими практических методов и техники управления». Иными словами, проектировалось создание своего рода практических курсов администраторов и организаторов.
      В области научной работы резолюция наметила две основные линии. С одной стороны, она предложила РКИ поддержать учреждения и институты, работающие в области НОТ, и координировать их дальнейшую работу; с другой стороны, она поставила вопрос о марксистском изучении принципов научной организации. Резолюция говорила по этому поводу «о систематизации и суммировании достижений современной науки применительно к условиям аппарата Советской власти и к потребностям и нуждам рабоче-крестьянского государства в отличие от заданий науки, приспособлений к нуждам буржуазно-капиталистических государств».
      В качестве ближайших задач РКИ и РКК намечалось «практическое и теоретическое изучение дела управления», а также проверка теоретических Иоложений на практике.
      Касаясь методов работы по научной организации труда и управления, резолюция указала на недостаточность чисто академических и лабораторных приемов: «Необходимо теснейшее слияние деловой практической проверки и научного обобщающего вывода» и «постановки опыта с заранее намеченными определенными целями». В одном из следующих параграфов резолюция 817
      снова подчеркивала важность непосредственной практической работы и постановки опытов по рационализации техники управления, делопроизводства, счетоводства и отчетности. Таким образом, определенно отмечалось, что только путем постоянной проверки научных данных, путем опыта в непосредственной реальной обстановке возможно правильное проведение в жизнь принципов научной организации труда.
      Другим характерным моментом рекомендовавшегося метода работы являлось привлечение к делу реорганизации административно-хозяйственных органов, как профсоюзов, так и рабочих и служащих, работающих в данных учреждениях. И в другом месте резолюция отмечала необходимость «наряду с настойчивыми усилиями партии и рабочего класса к поставленной задаче» привлечь внимание руководителей госаппарата. Иными словами, работа по реорганизации должна была опираться на массовое сочувствие и поддержку пролетариата и крестьянства.
      Характерно одно место резолюции, которое говорило о привлечении к ответственности руководителей государственных органов и предприятий, которые «уклоняются от работ по улучшению и чистке своих аппаратов». Развивая дальше это положение, мы могли бы сказать о необходимости преследовать за «организационные преступления» (этот новый термин небесполезно ввести), т. е. за систематическое нарушение основных азбучных принципов организационной работы.
      Очень правильно резолюция в двух-трех местах отмечала, что реорганизация госаппарата йа новых началах потребует целый ряд лет упорного труда, подчеркивая этим неизбежную длительность начатой ра-318 боты и невозможность ожидать от нее слишком быст-
      рых результатов. Таковы основные задания в области научной организации труда, которые поставила перед партией резолюция съезда.
      Так как резолюция эта была принята по специальному вопросу о реорганизации госаппарата и так как именно эта проблема выдвигалась как особенно ударная, то вполне понятно, что в резолюции говорилось лишь о применении принципов научной организации к аппаратам управления и хозяйствования и совсем не упоминалось о применении этих начал непосредственно к производству. Совершенно ясно, однако, что эта область также должна была привлечь сугубое внимание партии.
      Работа по научной организации труда постановлением съезда была возложена в первую очередь на плечи РКИ и ЦКК, но чтобы работа их шла успешно, необходимо, чтобы вся партия в целом в лице своих организаций и своей прессы проявила не только интерес к вопросам НОТ, но и приняла бы непосредственное участие в применении принципов научной организации как к работе по усовершенствованию нашего госаппарата, так и к своей организационной работе вообще.
      Нашей партии довелось выполнить совершенно исключительную в мировой истории организационную работу при организации российского пролетариата Советской республики, III Интернационала. Пора научно осознать нашу организационную работу. Так же, как мы воспитываем в членах партии коммунистическое сознание, мы должны постепенно воспитать и правильное «организационное сознани е», которое помогло бы выделять организационно правильное от ошибочного. Надо, чтобы сама партия в своей работе исходила из начал научной организации.
      Только привлечение внимания и активности партии в область научной организации труда производства и управления даст необходимую твердую базу для работы.
     
      НОТ и госаппарат
      Ленин указывал, что наш госаппарат должен быть реорганизован на основе принципов научной организации труда. Резолюция XII съезда дала основные указания, в каком направлении следует провести работу над госаппаратом.
      Црежде всего, что разумел съезд под словом госаппарат? Резолюция в ряде мест указывала на необходимость реорганизации «органов управления и хозяйствования». Речь шла, стало быть, с одной стороны, о государственном аппарате в узком смысле этого слова (начиная с наших центральных учреждений и кончая волостными исполкомами), с другой стороны — о наших хозяйственных учреждениях и наркоматах (СТО, Госплан, НКПС, ВСНХ и т. д., кончая трестами). Иными словами, пересмотру и реорганизации подлежала наша государственная система со всеми ее ответвлениями почти что целиком.
      Характерно, что резолюция специально подчеркивала необходимость «особо тщательного усовершенствования госаппарата и хозорганов в части непосредственного соприкосновения их с населением». Это значило, например, что особенное внимание нужно будет обратить на реорганизацию волисполкомов и всех тех мельчайших щупальцев государственного аппарата, которые имеются в деревне и по работе которых крестьянство в сущности и судит о достоинствах и недостатках Советской власти.
      Что именно требовалось реорганизовать в госаппарате и как надо было произвести эту работу? Резолюция выдвинула три задачи. Прежде всего необходим подбор людей, действительно понимающих задачи, которые ставит себе пролетарская власть, и честно, со знанием дела их выполняющих...
      Затем резолюция требовала «новой структуры органов управления хозяйствами и новой техники ведения в них дел», т. е. пересмотра наших учреждений с точки зрения их организационного типа, а также методов их работы, причем и в том и в другом случае съезд совершенно правильно добивался упрощения.
      Этими краткими положениями с достаточной отчетливостью намечались основные задачи по реорганизации.
      Резолюция подробно касалась того, каким именно образом нужно провести реорганизацию. Основным инструментом в этой работе должен быть обновленный аппарат РКИ. Он должен был быть создан почти что заново и в качестве образцового аппарата, безукоризненного в смысле постановки дела «и абсолютно авторитетного для остальных наркоматов, как орган, действительно знающий и способный поставить на научную высоту дело усовершенствования госаппарата».
      В качестве методов работы по реорганизации аппарата съезд рекомендовал прежде всего тщательное изучение достоинств и недостатков госаппарата во всех его частях и проверку работы руководителей и сотрудников государственных и хозяйственных органов.
      Следующей задачей являлось применение научных методов организации, практически проверяемых на опыте (об этом было сказано выше).
      Затем РКИ и ЦКК вменялось в обязанность всемерно побуждать самих руководителей госорганов к реорганизации их аппарата с привлечением к этому делу как профсоюза, так и работников учреждений.
      Организационная работа по реформированию госаппарата должна проводиться через РКИ и ЦКК. Съезд наметил в основных- чертах взаимоотношения обоих этих учреждений в общей работе.
      Все основные вопросы, касающиеся улучшения госаппарата, подлежат обсуждению на постоянных совместных совещаниях Президиума ЦКК и коллегии РКИ. Предложения относительно необходимых изменений и мероприятий по усовершенствованию госаппарата, а также относительно замены руководящих работников на местах и в центре через Президиум ЦКК вносятся в Центральный Комитет партии. Фактическая работа по реорганизации госаппарата проводится РКИ (члены ЦКК, делегируемые для работы в РКИ, работают там под руководством коллегии РКИ). Между ЦКК и РКИ существует все время тесный контакт.
      Таковы в главнейших чертах постановления XII съезда о реорганизации госаппарата. Этой резолюцией было привлечено внимание партии к одной из существенных сторон нашего советского строительства.
      Работа ЦКК и РКИ проходила по линиям, которые наметило это решение съезда.
     
      НОТ и наше хозяйство
      НОТ входит как одна из частей в работу по восстановлению нашего хозяйства.
      Работа по НОТ в производстве (как и в других отраслях) чаще всего пройдет несколько этапов в зависимости от характера предприятия, качества его техни-322 ческого оборудования и т. д.
      Чаще всего приходится начинать с некоторых весьма элементарных мероприятий. Сперва приходится выполнить предварительную чистку, без которой, может быть, нельзя ступить шагу. В большинстве наших организаций — будь то фабрики, учреждения и т. д. — даже при предварительном беглом обследовании можно найти основные ошибки, нелепости, пережитки, неуклюжести. Не нужно бывает никаких специальных научных и детальных обследований, чтобы обнаружить эти дефекты, бросающиеся в глаза. Их, конечно, приходится устранять в первую очередь. Это будет даже не рационализация, а лишь такое же элементарное улучшение, как, скажем, удаление пыли со стола, за которым собираешься заниматься. К таким мероприятиям мы отнесем, например, проведение некоторых основных мер для поддержания чистоты помещения.
      Вторая ступень работы будет несколько более сложной, особенно потому, что самое проведение мероприятий к улучшению отнимет больше времени и энергии. Эту вторую ступень я называю борьбой с организационной безграмотностью. В этом случае мы опять будем иметь дело не с такими объектами, которые требуют длительного первоначального изучения. В этом случае мы будем лишь добиваться введения тех первоначальных предпосылок, которые необходимы, чтобы вести подлинную работу по рационализации дела. Сюда можно, например, отнести установление правильного использования рабочего дня (своевременный приход и уход с работы), устранение элементарных ошибок в расположении станков или столов, в освещении и отоплении, установление некоторых элементарных норм работы или правил учета и т. д. Большую часть таких мероприятий можно осуществить опять-таки без какого-либо специального и длительного обследования.
      Наконец, третий этап будет уже касаться специально работы по НОТ. В этом случае мы можем подойти с более детальным обследованием и получить более точные результаты.
      Первые два этапа работы в сущности не имеют никаких специальных методов. Мы можем руководствоваться в этом случае лишь обычными вещами обследований и обычными оперативными распоряжениями для проведения нужных мероприятий. Конечно, для того чтобы правильнее подметить слабые стороны и указать нужные меры, потребуются некоторые специальные навыки. Но такие навыки нужны в сущности всякому администратору и организатору.
      Третья область работы, где научная организация труда выступает в полной мере, требует своего специального метода (о котором говорилось раньше), т. е. обследование на месте, точное измерение и установление норм (стандартов), рационализаторская работа в наших предприятиях должны исходить из наличного характера и качества оборудования. Всякие проекты о сугубой машинизации производства, введения усовершенствованных станков и т. п. будут лишь пустой болтовней. При нашей теперешней бедности задача состоит именно в том, чтобы путем организационных мероприятий добиться наилучшего использования существующих машин.
      Поэтому ближайшими мероприятиями будут, например, установление правильной системы хранения и выдачи материалов, улучшение внутреннего транспорта (здесь возможна при небольших затратах и механизация, скоро окупающаяся), улучшение некоторых ходовых инструментов, нормализация и стандар-824 тизация выпускаемого продукта, установление правильного соотношения цехов между собой, выработка норм времени для различных операций и т. д.
      Вполне своевременно приступить к работе по НОТ в сельском хозяйстве. Кое-что в этой области уже сделано. Например, устанавливая известные стандарты для качества льна, наши органы торговли уже заставляют крестьянина добиваться определенных норм для производимого продукта. Устанавливая стандарты для вывозной пшеницы, яиц, масла, мы постепенно стандартизируем наше сырье и заставляем крестьянство подтягиваться по известным нормам...
      Вполне возможно приступить к работам по НОТ в областях технической переработки продуктов сельского хозяйства и лесоводства (сахарном производстве, обработке льна, лесопромышленном деле, мукомольном, элеваторном и т. д.). В нашем сельском хозяйстве мы имеем большие возможности и для работы по борьбе против всякой организационной безграмотности.
     
      Научная работа
      Научная работа по НОТ находится сейчас в самой зачаточной стадии и страдает от крайней разбросанности и несогласованности. Научные силы, работающие по НОТ, недостаточно объединены. Поэтому объединение и координация работы всех научных учреждений, работающих в этой сфере, продолжает оставаться основной задачей. Сейчас уже выявились индивидуальные особенности и симпатии отдельных учреждений и их тяготение к тем или иным проблемам и вопросам НОТ. Учитывая это тяготение, возможно будет распределить среди научных учреждений специальные задания таким образом, что одно из учреждений будет преимущественно работать в области 829
      психотехники и по вопросам психофизиологии труда, другое — по проблемам общеорганизованного порядка, третье — над изучением трудовых движений...
      До настоящего момента русские научные учреждения по НОТ обращали преимущественное внимание на вопросы изучения рабочих движений, на психофизиологию, на психотехнику. Теперь им предстоит поставить в порядок дня изучение ряда других проблем, преимущественно общеорганизационного порядка. Для Советской России именно эта область имеет особенное значение.
      Среди многочисленных проблем такого рода можно отметить, например, вопрос о плановой работе (ограничивающей деятельность человека определенными временными и пространственными нормами). О плане, плановом хозяйстве, плановой работе мы говорили за эти годы чрезвычайно много, а между тем у нас не выработаны даже основные требования к плановой работе: каковы основные элементы плана; как сделать план не теоретически кабинетным, а практическим, тесно связанным со всеми особенностями реальной жизни? Как проверять выполнение плана и его соответствие действительности?
      Другим важным вопросом, нуждающимся в разработке, будет вопрос об учете и контроле: как поставить действительный, а не бумажный, унифицированный, а не хаотически пестрый учет всякой работы и как наладить правильно действующий и автоматический контроль?
      Много иных организационных проблем нуждается в научной разработке: надо установить систему правильного распределения обязанностей и ответственности среди отдельных лиц и частей организации; надо добиться четкости, ясности и унификации структуры 326 всех организационных объединений и т. д.
      Новые проблемы требуют и новых научных методов. Приемы лабораторных изысканий не могут быть признаны единственным методом для изучения вопросов научной организации труда и производства. Наряду с ними следует широко использовать и эксперимент, т. е. опытное проведение в жизнь тех или иных организационных задач. Столь же важно наладить научный учет того организационного опыта, который сейчас накапливается в различных областях нашего нового строительства. До сих пор мы в сущности даже не знаем его, правильно не регистрируем его, а между тем и в области нашей промышленности, и в других сферах общественно-организационной работы делалось и делается много такого, что должно быть зафиксировано и широко использовано. В разных частях Советской России создаются своеобразные учетно-плановые карточки работы, специальные аппараты для наглядного хозяйственного учета, вырабатываются интересные организационные приемы. Этим нельзя пренебрегать. Все это надо учесть, осознать, подытожить.
      Научная работа по НОТ должна быть тесно связана с практикой и исходить из жизненных потребностей нашего хозяйства. С другой стороны, мы все-таки еще мало внимания уделяем изучению на месте достижений европейских и американских практиков и теоретиков.
      Чтобы поставить работу по НОТ на твердые рельсы, мы должны пропитать обучение во всей нашей школе принципами НОТ и само школьное дело ноти-зировать. Только руками новых пополнений мы широко применим научную организацию труда во всей нашей работе.
     
      Борьба о организационной безграмотностью
      В области практической работы... нам нужно (как и в области техники) переносить к себе высшие достижения западной организационной практики и научно, по-марксистски, разрабатывать принципы и методы организации, но в то же самое время нам приходится учить всех и каждого (включая руководителей наших учреждений) органивацион-нойазбуке, ибо у нас в этом отношении и по складам не научились читать.
      Для каждой отрасли работы, для каждого отдельного учреждения может быть выставлен собственный организационный минимум (одни уже кое-как читают, другие и до складов не дошли). Однако три основные линии организационной работы будут для всех общие. Разница будет лишь в том, что по каждой из этих линий одни учреждения будут осуществлять совершенно элементарную программу, а другие смогут продвинуться несколько подальше. Такими тремя линиями являются организационная четкость, экономия, учет-контроль.
      Что такое организационная четкость? Это, значит, такое организационное построение, при котором всякому ясно, кто, что и где делает. Это кажется совершенно элементарным, а между тем у нас нигде организационная работа не проведена так, чтобы на этот вопрос давался ясный и точный ответ. Не только сотрудники наших учреждений, но сплошь и рядом сами заведующие отделами или руководители не знают со всей отчетливостью, какую работу выполняет тот или иной отдел и подотдел, в каком организационном 828 отношении находится он к другим отделам, кто несет за него ответственность и т. д. Нечего говорить, что лица, соприкасающиеся с учреждением, еще менее ориентируются в этих вопросах.
      Ясное распределение функций между отделами означает правильное распределение труда и, конечно, отчетливое распределение ответственности за работу. Здесь может быть много градаций. Можно начать с составления письменной карточки, характеризующей работу отдела, и дойти (что и следует сделать) до личной карточки всякого работника, ясно формулирующей его обязанности и его ответственность.
      Уточнение аппарата непосредственно связано с его структурным упрощением. Но упрощение должно касаться не только самой структуры, но и методов работы. Таким путем мы переходим ко второму азбучному принципу организационной работы — к экономии.
      Разгильдяйство, небрежность, неаккуратность — характерные черты нашей работы. Принцип экономики прежде всего направлен против этих качеств. Экономия, как организационный принцип, означает точное выполнение плановой работы с минимумом усилий, затрат. Прежде всего надо научиться экономить время. Это опять сугубо элементарно, но этой азбуки мы никак не можем усвоить. В этом случае особенно сказывается, до какой степени мы еще не дошли до осуществления тех элементарных организационных истин, которые уже много десятков лет как вошли в плоть и кровь всякого американца и европейца...
      Наконец, азбучной истиной будет также экономия человеческих сил, т. е. максимальное их использование при полной гарантии максимального сохранения человеческого организма.
      И, наконец, третье: у чет-контроль, т. е., иными словами, систематическая проверка, выполнен ли намеченный план работы и как выполнен. Это, пожалуй, наше самое больное место. От учета мы должны требовать единообразия, простоты и наглядности. Результаты работы, выраженные всем доступным графиком, должны быть перед глазами не только руководителей учреждения, но и всех работающих лиц. Контроль должен быть прежде всего организован внутри самого учреждения (не так существенно — при помощи специального аппарата или без него). В чем суть всякого контроля? Она заключается в двух моментах. Каждый факт, каждый элемент работы фиксируется по крайней мере с двух различных точек зрения (аналогия с двойной бухгалтерской записью), например с точки зрения отпускающего материалы и получающего их. Во-вторых, контроль включает в себя момент подытоживания, сверки этих различных фиксаций, сверки осуществленного с намеченным (аналогия — баланс бухгалтерии). Наша повседневность дает нам ежечасные примеры нашей организационной безграмотности. По указанным трем линиям должна пойти всякая элементарная организационйая работа, прежде чем мы сможем действительно вплотную подойти к проведению начал научной организации труда в целом.
      Ввиду того что проблемы НОТ являются во многом совершенно новыми и мало разработанными, будет полезно проведение научных принципов организации на специальных показательных опытных участках — будь то отдельная мастерская, учреждение, фабрика и т. д.
      Нам придется еще много экспериментировать, пре-380 жде чем мы найдем правильный подход к вопросу.
      Эксперимент, поставленный в довольно большом масштабе, будет лучшим методом научной проверки и широкой популяризации НОТ. Наша организационная работа в областях, особенно привлекающих внимание, и доступных для наблюдения широких масс населения из разных частей республики, должна по общему правилу широко использовать принципы научной организации...
     
      Организационные проблемы НОТ
      Последний вопрос — вопрос организационного объединения работ по НОТ. Здесь вды должны исходить из следующего принципа. Осуществление НОТ в нашей обстановке возможно не путем указаний и предписаний из центра, а лишь при энергичном и массовом почине самого пролетариата. Только путем правильного взаимодействия регулирующих толчков из центра и инициативной работы мест мы можем содействовать успехам НОТ. Всякое добровольное объединение в этой области мы должны приветствовать, поскольку оно, конечно, идет нога в ногу с основными задачами нашей государственной и хозяйственной работы. Все достижения мест, все успехи отдельных институтов, кружков и лабораторий мы должны выявлять и в случае их бесспорности распространять во всех областях...
      Всякая инициатива в области работы по НОТ должна встречать со стороны НК РКИ внимание и дружескую поддержку. Всякие возникающие кружки НОТ, ячейки «Лиги НОТ» и т. п. организации будут помогать, а отнюдь не препятствовать работе РКИ. Если бы РКИ вздумала подавлять инициативу работников по НОТ и пыталась бы все мероприятия целиком проводить сверху, мы бы встали перед лицом не только закостенелого бюрократизма, но и полной неудачи такой политики.
      Резолюция XII съезда очень правильно отмечала, что реорганизация наших аппаратов должна идти при непосредственном содействии самих рабочих и служащих. Этот принцип нужно неуклонно проводить. Успехи НОТ в России будут обеспечены, если найдем правильную линию координации работы наших центральных аппаратов и творческой работы мест, инициативы нотовских организаций пролетариата.
      В заключение одна существенная оговорка: надо всячески предостерегать как от вульгаризации идей НОТ, так и от неосновательных надежд на какое-то исключительно чудодейственное влияние принципов научноц организации на нашу работу. Всякая организационная и особенно реорганизационная работа требует длительного и упорного напряжения сил и дает результаты очень не скоро. Это должно быть всеми отчетливо усвоено, иначе вся начинающаяся работа в области НОТ будет заранее обречена на полную неудачу.
      НОТ — это проблемы не пары ближайших лет, а ряда десятилетий. Если мы нетерпеливо вздумаем получить скоропалительные результаты от работы по НОТ, мы совершим глубочайшую ошибку. НОТ есть лозунг всего переходного периода.
     
     
     
      БОРЬБА ЗА ВРЕМЯ
     
     
      Вместо предисловия — статья из «Правды» от 18/VII — 1923 г. «Время строит аэропланы», которая положила начало агитации в пользу борьбы за время и дала инициативный толчок для создания «Лиги Время».
      ВРЕМЯ СТРОИТ АЭРОПЛАНЫ
      На одном съезде Советов я сидел рядом с американским журналистом. Заседание, назначенное в 11 час., до часу еще не начиналось, как это у нас часто бывает. Журналист меня спросил:
      — Сколько человек в зале?
      — Тысячи три с половиной.
      — Среди них много слесарей, токарей, модельщиков?
      — Да, вероятно, в зале преобладают рабочие разных специальностей.
      Тогда мой американец, что-то черкнув в книжечке, сказал:
      — Мы сегодня потеряли 7 тыс. рабочих часов в ожидании начала заседания. При такой затрате рабочей силы можно было построить один, а то и два аэроплана.
      Мы прождали еще «с пол-аэроплана», и только тогда заседание началось,
      В самом деле, нам пора выражать наши бесконечные запаздывания в каких-то реальных величинах, например в аэропланах нашего воздушного флота. Тогда мы скорее осознаем экономическую гибельность нашей расхлябанности. Тогда мы научимся ценить время и работать с точностью.
      Сберегая время, мы усиливаем нашу промышленность, укрепляем наш воздушный флот.
      Пусть ОДВФ выпустит жетоны «Время» на постройку аэропланов такого наименования. Но всякий, имеющий на груди этот жетон, принимает на себя известные обязательства. Он должен вовремя приходить на заседания, в назначенный час начинать свою работу, экономить время, бороться с разгильдяйством и безалаберностью. Жетон «Время» должен организовывать человека.
     
      Глава I
      ВРЕМЯ — МАТЕРИАЛЬНАЯ ЦЕННОСТЬ
     
      Как восстановить наше хозяйство?
      Наша основная задача — восстановление хозяйства СССР. На это обращено главное внимание партии, профсоюзов, государственных органов. .
      При каких условиях совершается эта работа по восстановлению?
      Мы обладаем необъятными природными ресурсами. Сельскохозяйственная выставка с особенной яркостью показала, как мы богаты зерновыми хлебами и различными продуктами сельского хозяйства, как разнообразны и могучи наши лесные породы, какое обилие минералов кроется под поверхностью наших республик, как изумительны наши природные водные пути 336 сообщения и как редкостны наши рыбные богатства.
      Выставка, можно сказать, заново открыла все щедрое изобилие природы Туркестана и Дальнего Востока, Закавказских республик и Сибири.
      Даже Соединенные Штаты, имеющие на одной территории и тундру, и тропики, олений мох и хлопок, могут позавидовать нашим географическим условиям и разнообразию природных богатств.
      Итак, потенциальные возможности нашего хозяйства исключительны. Но каковы реальные средства, чтобы их использовать?
      Мы обладаем большим запасом рабочей силы, но эта рабочая сила не грамотна, не обучена, не квалифицирована. Слой квалифицированных рабочих и слой квалифицированной технической интеллигенции (инженеров) совершенно ничтожен.
      Наше заводское оборудование бедно и недостаточно. Мы не обладаем совершенными машинами Америки, мы не в силах использовать успехи технического прогресса.
      Наконец, наши материальные, наши финансовые ресурсы ничтожны. Из-за отсутствия средств план электрификации мы вынуждены выполнять крайне замедленным темпом. Машинизация сельского хозяйства, которая могла бы произвести полный переворот в нашем народном хозяйстве вообще, может совершаться лишь очень постепенно.
      Мало того, наша работа по хозяйственному восстановлению страны происходит среди революционных бурь, когда каждую минуту мы можем оказаться в рядах сражающихся. Германская революция и обострение европейского кризиса могут снова превратить наши республики в вооруженный лагерь, и наша хозяйственная работа будет идти под звуки артиллерийского и пулеметного обстрела.
      Работая при таких условиях, мы вынуждены проявить максимум экономии в расходовании материальных ресурсов и максимум учета и расчета в организации нашего хозяйства. Поэтому именно для нас (а вовсе не для американцев и англичан) особенно важно применить в данном случае принципы научной организации труда.
      НОТ (научная организация труда) учит тому, как добиваться максимального эффекта при минимальной затрате сил и средств. НОТ дает нам принципы, как организовывать работу даже при наличии слабых ресурсов.
      НОТ заставляет нас внимательно изучать особенности материала и орудий, с которыми мы имеем дело, тщательно отнестись к работе человека и обдуманно применить те организационные начала, которые максимально облегчат ведение работы.
      Мы как бедуин, очутившийся в пустыне с одной бутылкой воды. Бедуину предстоит еще долгий семидневный путь, и чтобы дойти до цели, он должен тратить воду из драгоценной бутылки с точным педантичным расчетом, вымеренными порциями, которых должно хватить на все дни пути. В нашей бутылке — наши слабые материальные ресурсы, незначительный запас квалифицированных сил, слабое количество нашего технического умения и культурной подготовленности, и, чтобы пройти через пустыню разрухи до оазиса полного расцвета нашего хозяйства, мы обязаны тратить живительные запасы знаний и материалов с точным учетом.
      Иначе говоря, только используя точные научные методы и приемы, т. е. принципы НОТ, мы сможем наибыстрейшим образом построить наше хозяйство на 338 новых твердых началах,
      Мы должны понять, что время является для нас материальной ценностью и притом ценностью совершенно особого рода. Другие ценности мы можем скапливать и сберегать, время беспрерывно течет и ежесекундно ускользает из нашего опыта.
      Время неиспользованное — время погибшее безвозвратно. Поэтому, чтобы правильно использовать время, мы должны с особой тщательностью и бережливостью к нему относиться.
      Время — экономическая ценность, оно определяет каждый процесс в капиталистическом хозяйстве. Скорость работы машин, быстрота оборота капитала, ускорение всего производственного процесса являются главнейшими определяющими факторами.
      В нашу переходную эпоху это значение времени в большой мере остается в силе. Мы, конечно, должны избавить человека от власти машин. Быстрота работы фабричного станка не должна чрезмерно интенсифицировать труд и вызывать истощение организма.
      В работе по восстановлению хозяйства момент времени играет исключительную роль.
      Ускорение процесса электрификации нашей страны может значительно облегчить процесс хозяйственного возрождения.
      Еще более ценно время в работе по научной организации труда. В сущности самый тейлоризм (предтеча НОТ) зародился из той работы по изучению времени, которой занимались Тейлор и его школа. Педантические, хронометражные записи движений, циклограммы, киноленты, которые отмечают сотые и тысячные доли секунд в работе человека, инструкционные карточки, которые указывали не только минуты, но и 339
      секунды, потребные для выполнения той или иной операции, — вот типичные элементы работы тейлористов за границей. Этот исходный пункт был, несомненно, правилен. Без тщательного изучения времени никакая работа по НОТ невозможна.
      В военном деле время, — даже самые короткие его отрезки, — часто определяет исход сражения. Когда командующий армией намечает пути движения для атаки или отступления для своих частей, он в диспозиции должен точно указать, на какие географические пункты и к какому часу должны прибыть те или иные части.
      В течение самого боя опоздание в маневрах по обхвату или задержка с присылкой резерва часто решают исход сражения.
      То же самое в эпоху революции. Для революции дороги часы и минуты. Опоздать — значит потерять все. Вовремя начать бой — значит победить.
      К сожалению, мы еще не осознали всю важность и ценность проблемы времени, Как это ни странно, нам еще приходится убеждать и агитировать в пользу того, что время надо ценить, учитывать, планировать и распределять.
      Пора произвести переоценку времени.
      Три основных вопроса связаны с борьбой за время: учет времени, распределение и планирование его, экономия времени.
      Конечно, эти вопросы не охватывают всей проблемы времени, но их мы можем выдвинуть сейчас как первоочередные.
      Распределение и планирование времени касаются, с одной стороны, методов правильной работы, использования сна, отдыха, с другой стороны, систематичности в организации работы.
      Экономия времени соприкасается теснее всего с общими организационными вопросами, так как растрата времени обычно вызывается недостатками системы. Но вместе с тем разработка принципов экономии времени приводит нас к специальным методам уплотнения времени, дающим значительную экономию работы.
      Каждый из этих вопросов требует специального рассмотрения.
     
      Глава II
      УЧЕТ ВРЕМЕНИ
     
      Задачи учета
      Раз время является для нас материальной ценностью, мы должны обращаться с ним так же, как и с другими ценностями: мы должны вести ему правильный и точный учет, надо установить своеобразную бухгалтерскую книгу для учета времени.
      Задачи учета будут различны в зависимости от того, с чем будет связана работа по экономии времени. Возможен личный учет времени, который даст возможность отчетливо представить, как протекает день и как распределяется работа отдельного человека в течение дня. Ценен учет времени общественных организаций, который особенно ярко выявляет недостатки сйстемы. Необходим хозяйственный учет времени, например в производстве для выявления того, сколько часов занимает та или иная операция. Интересен социологический учет времени целой социальной группы, например бюджет городского рабочего, крестьянина, советского служащего и т. д. Такого рода материал дает ценные данные относительно всего хозяйственного и бытового уклада страны.
      Всякий учет времени оперирует с двумя группами элементов: 1) с элементами времени и 2) с элементами, подлежащими нашему учету. При точном научном изучении работы мы, как известно, прибегаем к секундомеру и отмечаем отдельные операции с точностью до доли секунд. При составлении хронокарты, т. е. записи своего дня, мы редко можем быть точными даже в минутах и будем вести записи скорее с отклонениями в 5, 10, 15 и более мин.
      Элементы, подлежащие учету, можно грубо разделить на две группы: работа и отдых. В этом случае под работой мы подразумеваем затрату энергии с общественно полезной целью, под отдыхом — состояние, когда организм тем или иным образом восстанавливает свои силы.
      Само собой понятно, что и та и другая группа будут подразделяться на отдельные категории, например работу на фабрике мы выделим от домашней работы или от выполнения общественных функций; с другой стороны, в отдых войдут и сон, и моменты принятия пищи, и развлечения. Конечно, это деление является лишь условным и подлежит изменениям в зависимости от характера самого учета времени, его непосредственных задач и объекта, который перед нами находится.
      Учет индивидуального времени
      Чтобы научиться ценить время, надо давать себе ясный отчет, как именно время расходуется, когда что происходит. Конечно, иностранцам, выросшим в обстановке индустриализма, об этом заботиться\ 342 не приходится. Они и так точно представляют себе, как
      распределяется их сегодняшний или вчерашний день, что они делали вчера в 2 часа 15 мин. и что будут делать завтра в 3 часа пополудни. Нам же еще предстоит пройти такую школу. Одним из средств к этому как раз и будет ведение систематической записи израсходованного времени, т. е. составление хронокарт.
      Хронокарта может иметь самый различный вид. Может быть, например, последовательная цифровая запись дня, в которую заносятся одна за другой всякая работа и всякое времяпрепровождение за сутки. Например:
      Статья расхода Время окончания (час., мин.) Сумма расхода времени (час., мин.)
      Сон 8.00 8.20
      Самообслуживание 8.35 - 0.35
      Завтрак 9.00 0.25
      Работа 13.00 4.00
      И т. д. ...
      Неудобство этой записи в том, что она не дает сразу наглядного представления о том, как время расходуется в течение дня. Более удобна запись на разлинованной карточке. При этом можно все последовательные операции заносить каждый раз в новую строчку, и тогда мы получим график в виде нисходящей лестницы (хронокарта Гастева). Либо можно записи однородного расходования времени заносить в одну и ту же строчку, что дает большую наглядность. Но более рационально заранее распределять время работы и отдыха. Карточка такого рода дает нам сразу ясное графическое представление обо всех элементах дня и об их связи между собой (рис. 14).
      Рис. 14. Хронокарта П. Керженцева
      Всем, кто хочет пройти полный тренаж учета своего времени, «Лига Время» говорит: «Каждые полчаса отмечай на карточке, что ты сделал за это время. Отдых — отметь, работу — отметь, безделье, зря истраченное время — тоже отметь. Так в конце недели, в конце месяца ты будешь иметь в руках точные статистические данные и сможешь подсчитать, сколько времени истрачено продуктивно, сколько бесполезно. Ты сможешь точно себе ответить, в чем ошибки твоего распределения времени, достаточно ли ты спишь, вовремя ли
      ложишься, правильно ли распределяешь свой отдых» и т. д.
      Опыт показывает, что ведение хронокарты отнимает не больше нескольких минут в течение дня, между тем эта система является весьма полезной педагогической мерой, особенно для молодежи. Само собой понятно, ведение таких хронокарт и должно быть рассматриваемо преимущественно именно с этой педагогической стороны. Вероятно, для многих будет достаточно вести такую хронокарту несколько недель, так как в течение этого времени уже можно будет достигнуть большого успеха в смысле самого контроля над временем и правильного распределения времени.
      Быть может, время от времени придется снова прибегать к хронокартам, чтобы не давать налаженной работе разлаживаться. Установление же хронокарты в качестве постоянной меры я считаю излишним. Равным образом нельзя делать ведение хронокарт обязательным для всех членов «Лиги Время» и придавать им какое-то центральное место во всей борьбе за время.
      Правильно от записи израсходованного времени перейти к карточке планирования своего времени и на такой карточке отмечать выполненные или невыполненные задания.
      С другой стороны, мы должны рассматривать хронокарточки как одно из средств выработки «чувства времени». Нужно научиться не только отчетливо представлять себе, как идет своя работа во времени, но и уметь безошибочно определять различные временные промежутки, например: уметь сказать, сколько времени прошло с начала лекции, на которой ты присутствуешь; точно знать, сколько минут ты пройдешь от такого-то до такого-то пункта; уметь сразу отгадывать, какова длительность того или другого происходящего явления и т. д.
      Чувство времени достигается лишь систематическим и упорным тренажем. Нужно пытаться отгадывать, сколько времени было затрачено на то или другое, а затем проверять себя.
      Работа над чувством времени должна войти как необходимый элемент во все наши школы. Так же, как мы должны приучать к развитию глазомера, быстроты сообразительности, мы должны приучать и к чувству времени.
      Хронокарта является, конечно, одним из таких средств, но ее одной недостаточно, так как она отмечает преимущественно довольно крупные промежутки времени, а чувство времени может быть более всего воспитано как раз при определении минут и даже секунд.
      Учет общественного времени
      Учет времени является очень существенным при изучении различного рода производственных и хозяйственных операций. Производительность завода мы оцениваем, принимая во внимание продукцию в какой-то определенный период. Чтобы уточнить работу предприятия, нам приходится точно изучать отдельные операции, из которых складывается производство: время, которое отнимают чертежи и предварительные расчеты, время на заготовку материалов, на их обработку, сборку, доставку к месту сбыта и т. д. Расчленяя еще дальше эти операции, мы доходим до тщательного изучения времени работы отдельного станка и отдельного рабочего. Здесь широко применяется хронометраж.
      Методы изучения трудовых операций являются довольно разработанной отраслью научной организации труда, и в наши задачи не входит касаться этого вопроса.
      Кроме такого изучения производственного времени, чрезвычайно ценно наблюдение и подсчет времени, требуемого на выполнение различных общественных функций. Например, если бы мы задались целью нормализировать работу наших заседаний и совещаний, нам пришлось бы в первую очередь прохронометрировать несколько десятков и сотен таких заседаний. Таким путем мы могли бы получить и точный материал, указывающий, на что уходит значительная часть времени на заседаниях, сколько отнимают ожидание, доклады, прения, голосование и другие моменты. Мы могли бы установить определенные нормали и заранее сказать, что подсчет голосов в собрании 300 человек потребует при двух счетчиках 3 мин., при наличии 800 человек и при четырех счетчиках — 5 мин. и т. д. (беру цифры условно).
      Конечно, и целый ряд других общественных функций надлежит изучить с той же хронометрической педантичностью, чтобы тем самым иметь возможность точно и правильно распределять время.
      Интересна также работа по учету времени целых общественных коллективов. Некоторые ячейки «Лиги Время» в высших учебных заведениях уже начали проделывать эту работу. Они ведут на специальных таблицах запись распределения времени того или иного курса, факультета, класса. Они отмечают, сколько времени тратится на лекции, на ожидание лекций, на перерывы, на пустые часы и т. д.
      Конечно, такого рода учет времени общественных организаций будет более правильным, если мы расчленим составные элементы организации и будем вести учет в отдельности по каждому из них. Это становится особенно необходимым, если общественный коллектив выполняет сложные и многообразные функции. В этом случае жизнь и работа одного отдела или подотдела резко разнятся от характера работы другого отдела.
      Такой же глубокий интерес и крупное значение имеет и учет времени целых социальных группировок. За последнее время С. Струмилин опубликовал несколько интересных своих работ о бюджете времени русского рабочего и крестьянина (см. брошюру его «Бюджет русского рабочего» и статьи в № 1 и 2 журнала «Время» — «О бюджете времени русского крестьянина»). Эти работы почти что впервые дают нам точный учет распределения времени рабочего и крестьянина.
      Работы С. Струмилина были основаны на записи, которая производилась наблюдателями со стороны. В настоящий момент благодаря ячейкам «Лиги Время» накопился интересный материал: автозаписи, характеризующие работу целого ряда социальных группировок — учащихся в вузах, красноармейцев, советских служащих, партийных работников и т. д. Хронокарточки эльвистов дадут неизмеримо больший материал, чем те анкеты, которыми располагал С. Струмилин в своих работах (бюджет времени крестьянина разработан С. Струмилиным на основании 71 бюджета времени, бюджет времени рабочего — на основании материала о 76 семействах)...
     
      Глава III
      РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ВРЕМЕНИ
     
      Вопрос об отдыхе среди рабочего дня и вообще о правильном распределении работы и степени ее интенсивности в течение суток чрезвычайно мало научно разработан. Однако у нас имеются некоторые твердые данные, которыми мы можем оперировать.
      Работа, человека в течение дня протекает приблизительно таким порядком. Если мы имеем 8-часовой рабочий день (от 8 до 5 час. вечера) с часовым перерывом среди дня (от 12 до 1 часа), то производительность труда в течение дня выражается двумя кривыми. Первый час работы мало продуктивен, во второй и третий час работа достигает максимальной производительности, в четвертый час человек утомляется — кривая опускается книзу. Затем наступает перерыв — отдых. После отдыха видим вторую кривую. В первый час после отдыха работа не в полную нагрузку, во второй и третий производительность работы повышается и в четвертый час снова падает.
      Эти психофизиологические наблюдения говорят: когда ты распределяешь работу, имей в виду, что первый час твоего дня и последний перед перерывом являются наименее производительными, а второй и третий час твоей утренней работы — равно второй и третий час после отдыха — наиболее продуктивными.
      Эти наблюдения нам также указывают на то, как нужно использовать время. В Америке (где до известной степени инстинктивно установился правильный распорядок времени) в учреждении или в банке работу распределяют так, чтобы наиболее продуктивные часы уделить наиболее интенсивной работе. Там учитывают, что в первый час по приходе на службу служащие не работают как следует — только приспособляются, и потому им дают легкую работу, разборку почты, приведение в порядок бумаг и т. п. Зато во второй и третий час им говорят: «Никаких телефонных разговоров, никакого приема посетителей, интенсивная работа над теми бумагами, которые у тебя лежат на столе», А в четвертый час, когда человек уже утомился, пожалуйста: разговоры по телефону, прием посетителей и т. д. То же самое и во второй половине дня.
      Само собой понятно, что у нас об этом никогда и мысли не было. Разве у нас когда-нибудь, в каком-нибудь учреждении, на фабрике или заводе кто-нибудь думал о том, что первый час работы должен быть затрачен на то-то, а второй и третий на то-то. Никто не думал об этом, как не думал и о том, что в течение недели понедельник и суббота являются днями наименьшей производительности, а средние дни — среда и четверг — являются днями, когда человек работает с максимальной продуктивностью.
      По существу, если бы мы правильно распределяли время и работу, мы не должны были бы на среду и четверг назначать никаких заседаний и совещаний, вообще никаких разговоров, т. е. таких занятий, которые являются наименее продуктивными и наиболее бесполезными. Напротив, в эти дни должна бы идти какая-нибудь настоящая серьезная работа, а для заседаний останутся понедельники и субботы.
      Относительно перерывов для отдыха среди работы мы знаем уже, что короткие и частые отдыхи являются более полезными для восстановления нашего организма.
      Физиология учит нас, что система работать «запоем» несколько часов подряд, а затем сменять эту запойную работу таким же запойным отдыхом является наиболее нелепой и вредной привычкой, с которой нужно вести решительную борьбу. Если мы имеем 4 часа работы (например, от начала работы до обеденного перерыва), то в течение этих часов необходимо зафиксировать несколько коротких промежутков в 5 — 350 10 или 15 мин. в зависимости от характера работы. Мы
      сейчас не имеем еще вполне точных данных, которые позволяли бы нам сказать, какие именно перерывы должны быть в той или иной профессии. Но мы знаем все же, что такие периодические перерывы должны быть установлены. У нас рабочие сами вводят такие мелкие перерывы, отрываясь для курения, для чтения газет и т. д., но эти перерывы являются дезорганизующими, так как происходят неправильно, неорганизованно для всех рабочих. В большинстве случаев, вероятно, было бы наиболее подходящим установление в течение 4-часового рабочего периода одного промежутка отдыха в 15 мин. и двух по 10 мин. Этот вопрос, конечно, нуждается в дальнейшей научной и практической разработке. Важно уже теперь же его поставить ребром и привлечь к нему внимание рабочих организаций и научных сил.
     
      Планирование времени
      Всякая работа по распланировке своего времени или времени общественной организации сейчас наталкивается на существенное препятствие в виде общего хаоса в распорядке нашего рабочего дня. Когда мы победим этот хаос и установим точные промежутки времени, точные часы для работы и для отдыха, тогда будет гораздо проще и легче проводить планировку времени.
      Всякое планирование распадется на три основные части. Прежде всего мы определяем общую сумму работы, которую мы собираемся сделать, и выражаем ее в какой-нибудь отчетливой цифровой форме, например в числе часов, рабочих дней или какими-нибудь материальными измерителями. Во-вторых, общее количество работы мы должны разбить на составные части и группы, и, в-третьих, мы должны расположить эти части в известной системе, наметить для каждой из них определенный временной промежуток.
      Если речь идет о планировании работ одного дня, то, конечно, это можно сделать гораздо проще. Американец пользуется для этого специальным листком, где у него размечены каждые 15 мин. На этом листке он разносит свою работу следующего дня и в течение работы отмечает крестиком выполненное, а каким-нибудь другим знаком — то, что приходится переложить на один из следующих дней.
      Гораздо сложнее, конечно, работа по планированию работы, захватывающей несколько дней или недель, а также планирование работы целой организации или учреждения.
      Всякого рода планирующие карточки имеют значение и смысл лишь в том случае, если установлен регулярный контроль над тем, как выполняется план, нет ли где задержек и перебоев, чем они вызваны, чем они могут быть устранены. Очень часто обнаруживается, что план уже через одну-две недели начинает хромать, работы вовремя не выполняются. Нужно спешить своевременно принять необходимые меры и внести поправки, чтобы план остался жизненным.
      Искусство планирования работы во времени является чрезвычайно сложным и требует большого опыта и организационной изобретательности.
      Очень часто слышится такое возражение: мелочный учет времени и педантичное планирование дня превращают человека в автомат, в машину.
      Прежде всего нужно устранить недоразумение, согласно которому автоматические действия человека являются чем-то нежелательным. Как нам показывает 352 психофизиология, автоматизм в работе является для
      человека значительным плюсом, так как он сберегает энергию высших нервных центров. Автоматическим действием, по учению физиологии, является такое, которое выполняется человеком рефлекторно...
      Благодаря упрощению рефлекторных аппаратов центральная нервная система постепенно разгружается от необходимости анализировать и разбираться в обычных рядовых рефлекторных процессах, и ей приходится сочетать только наиболее сложные запросы отдельных частей тела с их разнообразными и противоположными требованиями.
      Таким образом, автоматизм в работе как раз содействует тому, что высшие мозговые центры, не загружаясь мелочами, имеют больше возможности для выполнения ответственной работы человека.
      Машинизация человека, которой так опасаются, в сущности есть лишь выражение большой ритмичности всей работы и жизни человека. Введение работы в строгие временные нормы значительно облегчает самую работу и дает человеку гораздо больше свободы для распределения своей работы и досуга.
      Упрек в машинизации, к которой якобы ведет научная организация труда, является полной аналогией с теми обвинениями, которые испокон веку выставлялись против научного социализма. Сколько раз мы слышали о том, что социализм превратит людей в автоматы, в безличные манекены, в бездушные машины.
      Мы знаем на самом деле, что социализм в своем развернутом виде (коммунизм) благодаря правильной организации общественного производства даст каждому человеку гораздо больше возможностей для выявления своей индивидуальности и отнюдь не поведет к какому-то всеобщему умственному уравнению
      То же самое и применение принципов НОТ к нашей работе лишь облегчит ее и даст возможность более ярко выявиться отдельной инициативе и способностям отдельных людей.
     
      Глава IV
      ЭНОНОМИЯ ВРЕМЕНИ
     
      Причины растраты времени
      Растрату общественного времени мы наблюдаем на каждом шагу. Газетная кампания осени 1923 г. свои главные удары направила именно в эту сторону. Принцип экономии времени является наиболее понятным и убедительным.
      Растраты времени выражаются в самой разнообразной форме.
      Работа систематически не начинается вовремя. Учреждения едва раскачиваются через час после официального начала занятий. Рабочие уходят со службы до гудка. Назначенные собрания и совещания открываются на час-полтора позже срока. Мы наблюдаем бесконечные ожидания — бездейственные, раздражающие...
      Часть этих растрат времени объясняется тем, что все происходит не вовремя — опоздал служащий, не пришел к сроку докладчик, задержался кассир. Когда мы начнем точно работать — значительная доля растрат общественного времени исчезнет. Но далеко не вся.
      Чаще всего растрата времени в очередях и ожиданиях зависит от неправильности самой системы. Здесь борьба за время сталкивается с основными организационными проблемами.
      Докладчик опоздал, потому что на него возложено множество различных заданий — беда в совместительстве.
      Очереди в финотделе объясняются неправильной системой распределения работы.
      Невозможность скоро добиться справки связана с доисторическим хаосом нашего делопроизводства, ценящего не суть дела, а лишь исходящий номер.
      И так далее.
      Экономии времени мы достигаем главным образом путем изменений организационного характера. Поэтому каждый раз нам приходится рассмотреть все особенности обстановки, вызывающие растрату времени.
      Коснемся нескольких типичных случаев.
      Одно из наших зол — бесконечное количество заседаний. Недавно в «Правде» один товарищ писал о нашей любви к совещаниям. По его данным, в одном из комиссариатов свыше 65% рабочего времени всех наличных ответственных сотрудников тратится на совещания: так, в течение первых пяти месяцев 1923 г. затрачено на совещания 36 000 рабочих часов, или 6000 рабочих дней. У каждого ответственного работника заседания и совещания отнимают 13,5 рабочего дня в месяц, т. е. почти половину времени. Всего совещаний проведено 2300 при 13 000 человек участников. Из этого числа половина заседаний падает на управление самого комиссариата, половина приходится на междуведомственные совещания, совещания комиссий и т. д.
      Вот вам типичная иллюстрация. Понятйо, что когда приходят к ответственному работнику на прием, его нет. Почему его нет? Он на совещании, на важном совещании в Госплане, СТО и т. д.
      Совещания (особенно так, как они у нас ведутся) являются совершенно неэкономной тратой энергии и времени. Обычно совещания бывают недостаточно подготовлены, повестка дня вовремя неизвестна, пришедшим на заседание приходится думать вслух (ибо они не подготовлены), и так получается дискуссия. Время тратится без достаточной продуктивности.
      В заседаниях — известный пережиток нашей коллегиальности со всеми ее слабыми пунктами. Каждый не решает сам за себя, решает коллегия, решают совместно на совещании. А нужно, чтобы каждый чаще решал сам за себя и затем отвечал бы, если сделал ошибку.
      Какие средства борьбы в этом случае?
      Уменьшить до минимума число заседаний, предоставив право отдельным товарищам решать дело самостоятельно.
      Сами заседания назначать или во внеслужебное время, или во всяком случае не раньше 2 час., с тем чтобы все ответственные работники имели между 12-ю и 2-мя часами посетителей.
      Заседания должны тщательно подготовляться. Материалы, проекты резолюции и прочее не следует оглашать в заседаниях, они должны быть отпечатаны и разосланы заранее. Тогда каждый будет говорить лишь о конкретных .предложениях и поправках.
      Для решения деловых текущих вопросов можно созывать совещания ответственых работников учреждения на 10 — 15 мин.
      Нужно назначать (и соблюдать) не только начало заседания, но и его конец.
      Регламент должен быть сделан жесткий. В 5 — 10 мин. можно сделать дельный доклад даже на большом собрании и в 1 — 2 мин. высказать суть своих возражений.
      Вообще надо вести борьбу за лаконичность в речах, газетных статьях.
      Конечно, разные заседания будут иметь различный характер по длительности, особенностям регламента и пр. Но это не меняет существа приведенных замечаний.
      В нашем госаппарате вкоренившаяся система заседаний является одной из наибольших язв.
      Другой бедой, до сих пор неизлечимой, является полнейшее неумение поставить делопроизводство. Здесь мы остаемся рабами бумаг. Надо научиться исходить не из бумаги, а из сути дела, которого бумага касается.
      Как скоро мы (и наш персонал) станем на эту точку зрения, мы сразу поймем вред входящих и исходящих книг, несущественность номера бумаги (ее помнить и находить надо по содержанию, по сути, а не по номеру) и т. д. Но делопроизводство — лишь отражение нашей неорганизованности. Мы не умеем еще разделять ответственности, планировать работу во времени, маневрировать и пр., и пр.
      Экономия времени здесь связана с общей работой по НОТ.
     
      Уплотнение времени
      Организационная работа дает нам специальный метод для достижения максимальной экономии времени. Этот метод мы назовем методом «уплотнения времени». При помощи его в определенный промежуток времени мы, так сказать, втискиваем больше рабочих операций. Это достигается обычно путем параллельности в работе.
      В чем сущность этого метода? Вся работа обычно распадается на некоторые составные элементы, довольно отчетливо отделяющиеся друг от друга, например печатание книги состоит из моментов: набора руко- 357
      писи, правки корректуры, верстки, печатания, брошюровки. Обычно каждая из этих операций совершается одна после другой. Опыт нам показывает, что в этих случаях редко вторая операция непосредственно по времени следует за первой, а третья за второй. Обычно
      Методы уплотнения времени проходит некоторый промежуток времени, когда никакая работа по указанной линии не производится.
      Иными словами, отдельные операции работы имеют, так сказать, тенденцию расползаться во времени (рис. 15, схема 1). Для того чтобы избежать этих перерывов между отдельными операциями, полезно всюду, 358 где это возможно, всякую последующую операцию начинать прежде, чем предыдущая закончена, например верстку книги можно начинать, когда еще не вся рукопись набрана, печатание первых листов не следует задерживать до окончания верстки всей книги и т. д. При помощи такого приема мы уже достигаем известной экономии времени (рис. 15, схема 2).
      Однако еще большую экономию времени мы получим, если проведем полную параллельность операций во времени, т. е. если мы, например, как указано в схеме 3 (рис. 15), операции первую и третью будем производить одновременно со второй и четвертой. Таким образом, мы можем достигнуть максимального ускорения работы. В некоторых случаях одновременно можно будет совершать не две операции, а три, четыре и больше.
      Приемы уплотнения времени особенно хорошо разработаны в деле транспорта. Работа по формированию и расформированию поездов составляется из ряда операций: разборка и проверка документов, заготовка нарядов, разметка вагонов, списывание поездов с натуры, коммерческий осмотр, их технический осмотр и т. д. По установившейся практике все эти операции производятся одна за другою, хотя ведутся они сплошь и рядом совершенно различными лицами. Вследствие того что операции совершаются одна за другой, между ними согласно общему закону, о котором было указано выше, происходят определенные пустые промежутки времени. Благодаря этому работа по формированию и расформированию поезда затягивается на 8 и 10 час. Как скоро мы введем параллельность операций, например технический осмотр ведем одновременно с коммерческим и в то же самое время производим списывание поездов и разметку их, то мы достигаем ускорения операций в 2 и более раза.
      Если мы хотим уплотнить какую-нибудь производимую работу, мы должны задаться вопросом, нельзя ли одновременно с совершаемой операцией выполнять и какую-либо из других операций, входящих в круг этой работы.
      Значение уплотнения времени особенно ясно при сопоставлении ремесленного труда и работы массового машинного производства. Когда деревенский кузнец мастерит бричку, он выполняет одну операцию по изготовлению экипажа вслед за другой: сперва сколотит остов, сварит оси, обтянет колеса, сделает кузов и т. д. При фабричном массовом производстве все части будущего экипажа изготовляются одновременно, например на автомобильном заводе Форда автомобиль рождается, так сказать, сразу во всех многочисленных мастерских завода.
      Уплотнение времени легче всего достигается в работе, которая состоит из многочисленных операций и выполняется рядом лиц. Однако даже работа одного лица может подлежать уплотнению, и ряд выполняемых им работ может совершаться параллельно. Уплотнение времени индивидуального работника становится возможным чаще всего при том условии, если одна из выполняемых работ требует лишь начального толчка (пуск машины в ход) и последующего контроля.
     
      Глава V
      БОРЬБА ЗА ВРЕМЯ И НОТ
     
      НОТ в СССР
      Работа по научной организации труда в СССР должна идти по трем линиям: в области науч-360 ной, практической и пропагандистской.
      Принципы научной организации труда были заложены в Америке и Европе при совершенно иных хозяйственных и политических условиях, чем те, в которых развивается НОТ в СССР. Даже виднейшие деятели в этой области (Тейлор, Джильбрет, Гант, Файоль и другие) в своих работах ярко отразили капиталистическое влияние. Ахиллесовой пятой тейлоризма является то, что повышение производительности он базирует в значительной степени на интенсификации труда рабочего. Психотехника страдает худосочием именно из-за того, что она научные проблемы свела по большей части к задачам непосредственного обслуживания капиталистического хозяина пригодной ему рабочей силой.
      Научная организация труда принадлежит к общей системе общественных наук и, как таковая, неизбежно была искажена в капиталистической обстановке. Перед Советской республикой, перед ее марксистскими учеными стоит задача — в сущности вновь перестроить эту науку и частями ее заново создать. Перед институтами, изучающими труд, перед нашими лабораториями и отдельными исследователями стоят заманчивые проблемы. Вполне возможно, что именно в Советской России будут заложены истинные научные основы НОТ.
      Но уже теперь, покуда еще наши научные достижения в этой области невелики, нам приходится практически применять то, что есть, то, что мы знаем. Ряд учреждений и организаций в СССР сейчас работает над практическим разрешением проблем НОТ в предприятиях, учреждениях и в общественной жизни. Эта практическая работа является и проверкой научных изысканий, и средством для накопления новых материалов для обработки. Однако эта практическая работа яв- 861
      ляется, пожалуй, наиболее трудной. Сторонникам НОТ приходится работать в обстановке, когда на каждом шагу нарушаются самые элементарные принципы организованности. Мы находимся в стране, страдающей от организационной безграмотности. Всякое начинание в области НОТ будет парализовано, поскольку мы не расчистим предварительно дороги для принципов научной организации.
      Поэтому борьба с организационной безграмотностью, агитация и пропаганда идей НОТ, практическое осуществление элементов НОТ являются одной из самых существенных задач сегодняшнего дня.
      Тейлористы совершали свои работы при резко враждебном отношении к ним со стороны рабочих и служащих. Пролетариат инстинктивно чувствовал, что линия, которую избирают тейлористы, является неправильной и пагубной для рабочего класса. Наша работа будет успешна только в том случае, если мы сможем создать сочувствующую атмосферу для НОТ, если рабочие дадут себе отчет в положительных сторонах НОТ и в его крупном значении для них самих. Реорганизуя учреждение, мы должны привлечь к нашей работе симпатии и интерес со стороны служащих. Больше того, только при инициативе и поддержке со стороны трудовых масс осуществление НОТ возможно.
      Ввиду этого проблема агитации и пропаганды НОТ приобретает у нас особое значение. Но пропаганда будет мало действенна, если она ограничится лишь разъяснением начал НОТ. Важно вовлечь трудовые массы в непосредственное осуществление хотя бы элементарных начал НОТ.
      Одним из таких положений будет лозунг «Время». Борьба за учет и экономию времени есть борьба за один 862 из элементов научной организации труда. Лозунг «Время» является всем доступным, понятным, точным и ясным. Всякий может в той или иной мере осуществить принцип экономии времени — иначе говоря, перед всяким открывается практическая возможность в известной мере содействовать борьбе с организационной безграмотностью и подготовке почвы для НОТ.
      Таким образом, лозунг этот наглядно привлекает к НОТ внимание широких масс и является, так сказать, тем окном, через которое всякий может увидать начало научной организации труда.
      «Лига Время», выдвигая лозунг борьбы за время, ведет, таким образом, широкую агитацию за один из принципов НОТ. Но она не предполагает ограничиться этим лозунгом. Напротив, уже сейчас она подходит к другому, также чисто практическому и конкретному лозунгу, к вопросу «Системы» (в работе, в организации и т. д.). Она выдвигает дальше лозунг «Энергия», разумея под ним настойчивость, упорство и т. д. Таким образом, «Лига Время» выполняет не только широкую агитационную кампанию в пользу идей НОТ, но также стремится непосредственно осуществить некоторые из начал НОТ и положить конец организационной безграмотности.
      Методы борьбы
      Осуществление даже основ НОТ тесно связывается со всей нашей хозяйственной работой... Мы сможем экономить время и свести на нет опаздывания, если будут в порядке наши средства сообщения (трамваи, железные дороги и т. д.). Мы можем осуществлять принципы НОТ в производстве при известных, хотя бы элементарных, затратах и иногда известном улучшении оборудования. Но, разумеется, и независимо от этих хозяйственных предпосылок некоторая часть ра боты может быть осуществлена уже теперь.
      Существенно будет подготовить к восприятию начал НОТ широкое общественное мнение республик.
      В этом случае первое место прессе. Как показал опыт, лозунг «Борьба за время» без всякой специальной директивы из центра был подхвачен всей печатью республики, причем газеты по своей инициативе повели систематическую кампанию за экономию времени. Совершенно бесспорно, что и другие лозунги НОТ, поскольку они будут сформулированы во вполне конкретной и ясной форме, могут послужить объектами для печати.
      Если наша повседневная пресса станет, таким образом, изо дня в день уделять внимание вопросам НОТ, мы можем создать благоприятную обстановку для работы.
      Уже сейчас, за какие-нибудь полгода, термин «НОТ» стал широко популярен всюду, и целый ряд организационных положений и принципов начинает входить в общественное сознание.
      Но задача прессы — не только вести агитацию за НОТ; ее роль еще более существенна, поскольку она разоблачает всяческие расхищения времени, различные проявления организационной безграмотности, бессистемности, халатности, отсутствие контроля и т. д. В этом случае возможно провести специальную кампанию за наиболее организованные предприятия и учреждения и записать на черную доску наиболее хаотические.
      Наряду с прессой надо использовать и другие агитационные средства.
      Общественные суды над растратчиками времени и даже судебный процесс такого рода могут быть осуществлены. Систематические агитационные выступления во всех случаях, где явно растрачивается время, тоже будут иметь значительный эффект.
      Членам Лиги вменяется в обязанность не только самим точно начинать свою работу и выполнять свои общественные функции, но и всячески побуждать к этому сбои учреждения и предприятия; таким путем принципы экономии времени непосредственно внедряются в жизнь и становятся реальными.
      Конечно, в очень многих случаях это осуществление принципов Лиги возможно лишь в связи с известной общей реорганизацией предприятия или учреждения. В других случаях мы сталкиваемся с необходимостью установления законодательных норм.
      Практика и жизнь выдвинут еще много других средств общественного воздействия ради достижения принципов экономии времени. Журнал «Время» регистрирует всю работу в этом направлении, отмечая достигаемые результаты.
      Наряду с общественной борьбой за время нам приходится вести работу по самодисциплине.
      В этом случае «Лига Время» предлагает систематически вести плановые и учетные карточки времени, о которых говорилось выше, и, таким образом, тренируя себя, вырабатывать чувство времени.
      Вырабатывая чувство времени и одновременно чувство системы, мы заставляем отрешиться от наших исконных пошехонских качеств, которые являются для нас тяжелым наследием прошлого. Но, чтобы такого рода самодисциплина и реорганизация человека шла успешно, она не должна вырождаться в толстовство, а идти все время в качестве подчиненного элемента общественной борьбы.
     
      Глава VI
      «ЛИГА ВРЕМЯ»
     
      Первые шаги Лиги
      Как возникла Лига? В середине июля была напечатана в газете «Правда» первая агитационная статья, а через 10 дней после нее ввиду чрезвычайного количества статей, запросов, телефонных звонков, которые были в редакции «Правда», было решено создать инициативное собрание лиц, интересующихся вопросом. Предполагали собраться в одной из редакционных комнат, в которых происходят собрания редакционной кол-. легии. Однако за 15 — 20 мин. до начала заседания оказалось, что в редакцию «Правды» приходит так много народу (целыми группами), что не только в редакционной комнате, но и вообще в помещении «Правды» негде поместиться. Пришлось экстренным образом заарендовать соседний клуб печатников.
      На первое инициативное собрание собралось около 400 человек из различных районов Москвы. Тут были представители Красной Армии, заводов, профсоюзов, ВЦСПС, члены ЦКК, целый ряд старых партийных товарищей, большая группа молодежи. На этом инициативном собрании был выбран временный президиум из девяти человек и утвержден устав. Началась первая работа. Это было 30 июля.
      Задачи «Лиги Время» были сформулированы в ее уставе весьма кратко: «Борьба за правильное использование и экономию времени во всех проявлениях общественной и частной жизни, как основное условие для 866 осуществления принципов НОТ в СССР».
      Но эта формулировка давала в